Book: Ирнийские наваждения




Сергей Николаевич Раткевич

Ирнийские наваждения

Книга 4

Название: Ирнийские наваждения

Автор: Сергей Раткевич

Год издания: 2012

Издательство: Самиздат

Страниц: 750

Формат: fb2

Серия: Ирния и Вирдис -4

Аннотация

Это четвертая книга из цикла "Ирния и Вирдис". Поскольку профиль серии изменился, а потом серия и вовсе закрылась, четвертая книга так и осталась неопубликованной. Наверняка кому-то из тех, кто прочитал первые три книги, хотелось бы узнать, чем закончилась эта история.

Когда три армии и три короля исчезли в трех разных порталах, ведущих на три разные войны, а королева Грэйн осталась одна, задумчиво глядя на свои руки, только что сотворившие небывалое, Верген переглянулся со своими спутниками.

-- Сейчас или никогда! -- шепнул он, выхватывая шпагу. -- Вперед, господа!

-- Да-да, выходите! Сейчас действительно самое время, -- не оборачиваясь, произнесла магичка.

-- Вылезайте, я давно знаю, что вы там, -- добавила она, и все трое с ужасом убедились, что их тела им больше не подчиняются.

Руки вбросили шпаги в ножны, а ноги сами понесли их туда, куда позвали. Сопротивляться не было никакой возможности .

***

Тело отказывалось повиноваться. Внезапно ставшее тяжелым и словно бы чужим, оно двигалось и застывало, повинуясь навязанной извне воле. Воле врага.

"Да что же это такое... помогите же мне, кто-нибудь... остановите меня... я не хочу... не хочу я..." -- в панике думал Карвен, внезапно ощутив себя внутри собственного тела, словно в тюрьме.

Как же страшно осознавать, что твое собственное тело больше тебе не подчиняется. Что оно вроде как и вовсе не твое. И в особенности страшно тому, кого это самое тело раньше никогда не подводило, кто даже понятия не имел, что тело может выйти из повиновения, отказаться работать, кто всегда был здоровым парнем и не очень-то задумывался о том, что бывает и по другому.

"Мое тело стало предателем!" -- с ужасом подумал Карвен.

А потом напрягся и все же совладал с собой.

"Паника еще никому не помогла. Я просто-напросто заколдован. Если как следует постараться, наверняка можно сбросить эти чары усилием воли".

"Нужно достать пистолет и выстрелить... просто достать пистолет и выстрелить... выхватить шпагу и нанести удар... как Верген учил... как сержант Йанор... -- упрямо повторял Карвен, силясь стряхнуть овладевшие им чары. -- Это же так просто, всего лишь достать шпагу... и одним движением... и цель -- вот она. Идет. Не прячется. Не боится. Чего ей бояться? Троих заколдованных? Тех, кого она, словно кукол, за ниточки дергает... дернула -- пошли... дернула еще раз -- остановились. Стоят. Ничего сделать не могут. Пока она не прикажет -- ничего".

" Она так убеждена в своем всемогуществе...Она не то, что сказать, подумать ничего не успеет... если б я только смог... или Верген... или Эрдан... один бы, крохотный шанс -- его бы хватило!" -- взмолился Карвен, обращаясь ко всем на свете божествам сразу.

Но какие шансы у тех, кто больше не владеет собственным телом? И что тут могут сделать даже самые великие Боги? Слишком могущественные, чтоб вмешиваться напрямую, они вынуждены надеяться, что люди с эльфами справятся сами. А как тут справишься, когда отвратительная магия оплела тебя по рукам и ногам?

"А солнышко-то какое красивое... и травка..." -- в отчаянье думал Карвен, стараясь не смотреть на магичку. Не видеть ее. Или хоть не думать о ней, раз уж закрыть глаза или отвернуться не получается.

И умирать так не хотелось... но разве смел он надеяться выжить? И разве быть чьим-то бессловесным орудием -- это жизнь?

"Так что ж это выходит? Буду я, словно те разбойники заколдованные? Стану Богов молить, чтоб меня убил кто поскорее? А пока Боги медлят -- творить то, что эта гадина прикажет? А ведь она прикажет, можно не сомневаться".

"И ведь всего-то чуть-чуть не хватило... еще б немного, и..."

Что ж, именно такое "чуть-чуть" порой отделяет победителя от побежденного, вот уж это Карвену хорошо известно. А еще лучше это известно Вергену с Эрданом. Да только и они ничего не могут поделать. Видно, Боги и без того сверх меры подкидывали всем троим удачи и везения. А теперь... "кошелек пуст", как любят выражаться торговцы.

Карвен судорожно напрягся, в очередной раз пытаясь порвать колдовские путы. И вновь у него ничего не вышло.

"Я даже не напрягся на самом-то деле! -- сообразил он. -- Только подумал о том, чтоб напрячься -- в голове мое напряжение и осталось, а тело... тело мне больше не принадлежит".

Словно бы заметив его усилия, магичка посмотрела на него и улыбнулась. По-хозяйски эдак посмотрела. Как на нечто ей уже принадлежащее.

"Заперт в собственной голове! У тела теперь другая хозяйка. Бедные... бедные те разбойники! Должно быть, они счастливы были, когда я их прикончил. И какая жалость, что я не знал способа сохранить им жизнь. Теперь-то я понимаю, каково это!"

"Не иметь возможности шевельнуться..."

Карвен и представить себе не мог, что это будет так ужасно. Так пугающе.

"И ведь ее теперь никто не остановит!" -- подумал он, глядя на довольную собой магичку.

Магичка подошла ближе и с интересом осмотрела всех троих.

-- Хороши, красавчики, -- насмешливо протянула она. -- Вы что, всерьез надеялись со мной сладить?

Она насмешливо покачала головой.

-- Да уж... вояки... То есть, прошу прощения, -- доблестные воины... маршал Эрдан, капитан Лэрис, он же сержант Верген, и сержант Карвен...

Королева Грэйн обошла недвижно замерших воинов, осматривая их, словно товар на рынке.

-- Кажется, вы -- это все, что смогли выставить против меня Ирния и Вирдис? -- произнесла она. -- Остается выяснить, что там с Теарном... или у них и вовсе никого не нашлось?

Она усмехнулась.

-- Я почуяла вас сразу же, как только вы вошли в мою столицу. И решила не препятствовать. Дать возможность до меня добраться. В конце концов, три верных раба мне не помешают. Я надеюсь, что вам понравится резать ваших бывших соратников. Что? Не понравится? Какая жалость. А вот мне весьма понравится на это смотреть, я почти убеждена в этом.

"Какая же ты мелкая мстительная дрянь, королева Грэйн! -- подумал Карвен. -- А еще -- маг... и королева, к тому же! Нет бы, просто-напросто прикончить. Ну, кто мы такие против твоей силы? Против твоего королевского достоинства?"

А потом началось такое...

Если б Карвен мог открыть рот от изумления, он бы так и сделал. Если бы он мог восхищенно вздохнуть... или принять участие... Ничего он не мог. Только смотреть.

Позади магички вдруг открылся портал.

А из портала...

Словно чудовищный дракон из диковинного сна, из портала вынырнула летящая на полном скаку повозка. Вздыбившийся конь грудью отбросил обернувшуюся на шум и растерянно застывшую магичку. Смертоносное заклятье, которым она попыталась встретить опасность, соскочило с ее дрогнувших пальцев и безвредно унеслось куда-то прочь. А больше она ничего не успела сделать. Разве что завопить. От ярости, от потрясения... кто знает, какие чувства ею завладели? Впрочем, она все равно полетела кувырком.

-- Кто?! Кто посмел?!! -- взвизгнула она, пытаясь подняться.

Но не так легко вскочить на ноги, если вас сбивает грудью несущийся во весь опор конь! Для большинства обычных людей такой удар, несомненно, обернулся бы увечьем или смертью. Магичка отделалась растерянностью и потрясением. Возница рванул поводья, заставляя вздыбившегося коня остановиться. Повозку занесло, мотнуло в сторону, она заскрипела, накренилась и замерла.

Из накренившейся повозки выпрыгнул профессор Шарнай, совершенно безумный, в развевающемся плаще.

"Это сон, -- потрясенно сообразил Карвен, созерцая важного вирдисского дипломата, припоминая, где он его видел, и кто это, собственно, такой. -- Профессор Шарнай! Полномочный вирдисский посол! Его же не может здесь быть! Да и повозки этой... и коня... и... и... и вообще..."

-- Получи! -- азартно воскликнул означенный профессор и дипломат, лихо швыряя в пытающуюся подняться магичку какой-то склянкой.

Склянка с треском лопнула. Успевшую вскочить на ноги магичку окутало легким, почти незаметным облачком, после чего она вдруг раздумала яриться и колдовать и принялась с диким визгом кататься по земле.

"Тоже ничего себе занятие!" -- насмешливо подумал Карвен, почти забывая о собственном плачевном состоянии.

-- Вот так! -- торжественно проговорил профессор Шарнай и картинно отряхнул руки.

Что ж, Карвен мог только смотреть. И потрясаться. И надеяться, что ошалело бьющаяся на земле магичка не сумеет сохранить власть сразу над тремя рвущимися на свободу воинами. Что хоть кому-то из них удастся освободиться. Хоть на миг. Хоть на самый крошечный. И этого будет довольно.

А чтобы это случилось, нужно не стоять столбом, невесть на что рассчитывая, а сражаться. Рваться на волю изо всех сил. Кто знает, когда он наступит, этот миг? Может, и никогда -- но воин не смеет думать о безысходности. О невозможности. Как он вообще посмел предаваться отчаянью? За одно это не меньше десяти нарядов вне очереди положено!

"Сражайся! И пусть смерть доложит тебе о твоем поражении! Потому что пока ты дышишь, ты не побежден!" -- кажется, сержант Йанор сказал это лишь однажды, а вот запомнилось навсегда. Потому что -- правда. Так как он посмел забыть об этом сейчас?!

И Карвен рвался из своей неподвижности, зная, что точно так же пробуют свои путы на прочность его боевые товарищи. Раз за разом. Не приходя в отчаянье и не оставляя попыток.

"Как хорошо, что я не ошибся! -- с торжеством разглядывая поверженного противника, подумал профессор Шарнай. -- Какой бы силой ни обладала проклятая тварь, должной дисциплиной тут и не пахнет!"

Магичка каталась по земле, воя от ужаса, и пытаясь стряхнуть с себя что-то невидимое.

"Любой ученик мага уже догадался бы, что он стал жертвой простенькой иллюзии. Что все эти черви, змеи и насекомые, облепившие тело -- ненастоящие. Любой ученик мага... Да, чтоб догадаться, магии нужно учиться. Учиться, а не получить ее невесть каким способом!"

Профессор отвернулся от своей жертвы и поглядел на троих застывших в неподвижности воинов.

Они шевельнулись. Они... было заметно, как полная неподвижность, вызванная колдовством, постепенно ослабевает под напором ярости воинов.

"Ага! Магичка утратила власть над своими чарами. И немудрено! Так орать и кататься!"

-- Лови! Лови! Лови! -- рука профессора с математической точностью швырнула три пистолета "Этре".

-- Профессор! -- удивленно воскликнул Эрдан, обретая подвижность и ловко хватая из воздуха свой пистолет.

-- "Этре"! -- восхищенно выдохнул Карвен, подхватывая свой.

-- Огонь! -- скомандовал Верген, едва в его руках оказалось оружие, и он убедился, что оно заряжено.

Три воина мигом развернулись ко все еще барахтающейся на земле магичке. Ее извивающееся тело вдруг стало чем-то совершенно иным. Клочья лопнувшей одежды разлетелись во все стороны, ибо не могли сдержать то, что рванулось наружу. То, что не было более человеком.

Впрочем, зверем оно тоже не было. Невероятное существо, казалось, полностью состояло из лап, вооруженных кривыми острыми когтями, оскаленных зубастых пастей и россыпи маленьких злобных глазок.

Тварь яростно завизжала и метнулась навстречу воинам.

Три пули из пистолета "Этре" нашли свою цель.

Их оказалось достаточно.

Тварь замерла в своем стремительном броске, словно вдруг уткнулась в невидимую стену, а потом медленно осела на землю.

-- У королевы Грэйн был немного другой голос, -- задумчиво промолвил маршал Эрдан.

Профессор Шарнай облегченно вздохнул.

"Сделано".

"Успел".

И почувствовал чудовищную боль во всем теле. Что-то неимоверно тяжелое сдавило сердце. Мир начал медленно гаснуть.

-- Стимулятор закончил свою работу... а я, соответственно... свою, -- задыхаясь, промолвил профессор. -- Должен заметить... что последний... эксперимент... доставил мне истинное... наслаждение.

"Я это сделал!!!"

Профессор Шарнай успел еще увидеть, как жуткая тварь, рухнувшая под ноги воинам, вновь превращается в магичку. Мертвую магичку. Успел увидеть, как с убитой магички спадает личина лероннской королевы, как к ней возвращается собственное, не слишком интересное лицо... "так вот какой ты была когда-то, бедная девочка!"... а потом на мир стремительно надвинулась темнота, словно чья-то огромная рука заслонила солнечный свет...

-- Да как же так! -- вскричал возчик, подскакивая к оседающему наземь профессору. -- Да он же только что... в порядке был...

-- Ты кто такой? -- спросил Верген, -- поглядывая то на возчика, то на труп магички.

-- Друг его, -- возчик бережно встряхивал профессора. -- Того, кто вам пистолеты вез. То ж ведьма была? -- он кивнул в сторону убитой магички.

-- Ведьма, -- сказал Верген. -- Еще какая. Эрдан, проверь, мертва ли? Да осторожней, смотри...

Эльф кивнул и стремительно скользнул к убитой магичке.

-- Мертвей некуда.

Он так же стремительно оказался возле тела профессора. Принюхался -- и вытаращил глаза.

-- О Боги!

-- Что? Что с ним такое?! -- всполошился возчик.

-- Его к лекарю надо. Срочно.

-- А что? -- испуганно спросил возчик. -- Ранен?

-- Да рана -- пустяки. В мякоть, кость не задета... сущая ерунда. Но тот стимулятор, что он выпил, убьет его, если ничего не предпринять. Если, конечно, еще не поздно. Когда он его выпил?

-- С полчаса назад где-то... -- растерянно ответил возчик. -- Он вообще-то много чего выпил... и сотворил...

-- Тогда не медли, -- промолвил Эрдан. -- Еще час у него есть. Может, чуть больше. Или меньше... Вот по той дороге -- село, дальше какой-то городок, кажется... Дуй туда и ищи лекаря. Деньги есть?

-- Есть, -- кивнул возчик, бережно приподымая бесчувственного профессора.

-- Да не трясись ты над ним, он сейчас вообще ничего не чувствует! -- рявкнул эльф. -- Сейчас для него главное -- скорость! Гони, как следует!

-- То-то и оно, что не чувствует, -- возразил возчик, устраивая профессора рядом с собой. -- Скорость скоростью, а все ж таки посажу его здесь и придержу малость, а то, неровен час, на ухабе головой ударится? Тогда ему лекарь уж и вовсе не понадобится.

На коня он рявкнул так, что Карвену показалось, будто именно этот рык и придал повозке начальное ускорение. Ни одному коню так резко с места не взять!

-- Да-а-а... если б не профессор со своими пистолетами и магией... -- протянул Эрдан.

-- А я уж думал, что все... конец, -- потрясенно промолвил Карвен, разглядывая пистолет.

-- Он думал, -- проворчал Верген, начиная перезаряжать свой. - Вот, например, я знал , что -- все... можешь мне поверить, это было одно из самых неприятных откровений в моей жизни. Враги, знаешь ли, врагами, но умереть, зная, что в мире остается такое ...

Верген покосился на труп.

-- Нужно ее сжечь, -- сказал Эрдан.

-- Да. Верно. А пепел развеять, -- кивнул Верген. -- Карвен, ты должен помнить, как это правильно делается. Вы, кузнецы, все знаете про такие вещи.

-- Я и в самом деле знаю, -- сказал Карвен, припоминая наставления покойного отца.

Но поделиться своими знаниями ему так и не удалось.

-- Смотрите! Что это? -- выдохнул Эрдан.

Рядом с телом магички вдруг вспыхнул огромный багровый портал. Косматые языки черного огня плясали по его краю.

-- Ах, демон ее раздери! -- воскликнул Верген.

Тело магички медленно заскользило по земле в сторону портала.

-- Мы дураки! -- с отчаяньем прошептал Карвен, внезапно припоминая свой сон с графом Крэтторном. -- Мы ее убили... дураки!

-- А что надо было с ней делать? -- прошелестел голос Вергена.

-- Мы ее убили, а нужно было уничтожить! -- откликнулся Карвен. -- Так, чтоб и следа не осталось. А мертвый маг куда хуже живого, его уже не убьешь!

-- Ну, это мы еще посмотрим! -- Верген переложил "Этре" в левую руку и выхватил шпагу. -- А ну, за мной!

В руках Эрдана шпага возникла словно бы сама собой. Беззвучно и мгновенно, словно внезапная смерть. Незаряженный "Этре" бывший маршал небрежно заткнул за пояс.

"Я тоже не зарядил! Один Верген..." -- с досадой сообразил Карвен, выхватывая шпагу. Драгоценный "Этре" он торопливо сунул за пазуху. Наверное, бывший маршал и нынешний вирдисский граф вполне мог себе позволить потерять такой пистолет, а вот о гвардии сержанте Карвене такого сказать нельзя. Такой пистолет -- удача не менее невероятная, чем его шпага.

Они уже почти добежали до медленно скользящего к порталу тела, когда мощный толчок силы отбросил их назад и сбил с ног. В портале показалась огромная фигура. Невероятная, чудовищная тварь, лишь отдаленно напоминающая человека или эльфа, вся состоящая из сполохов багрового и черного пламени...

Верген приподнялся на локте, прицелился и выстрелил.

-- Такое... даже из "Этре" не застрелишь, -- выдохнул лежащий рядом Эрдан. -- Это же... один из тех... истинный облик...

-- А я не в него стрелял. В нее, -- ответил Верген, перезаряжая пистолет. -- Говорят, в сильно изуродованное тело даже Боги не могут вернуть душу! Будем надеяться, что и Запретные -- не смогут...

Чудовище наклонилось над магичкой, подняло ее на руки...

Верген выстрелил еще раз.

Карвен с отчаяньем смотрел, как чудовище с трупом на руках направляется обратно в портал.

"Мы не выполнили задания... не выполнили..."

Голова мертвой магички болталась из стороны в сторону, внезапно открылся белый, мертвый глаз. Карвен почувствовал, как земля уходит у него из под ног, глаз стремительно вырос в размерах и заслонил собой мир. И не осталось никаких мыслей... кроме одной... простой и ясной...



"Мне нужно туда... за ней... мне нужно... туда..."

Он вскочил и не помня себя побежал к порталу.

-- Стой! Куда?! -- отчаянно взревел Верген, бросаясь следом.

-- Эй, вы что это?! -- вскричал Эрдан, подхватываясь, и пытаясь нагнать товарищей.

Чудовище с мертвой магичкой на руках обернулось, и его лицо пересекла трещина улыбки. Перекинув труп через плечо, оно вытянуло руку навстречу Карвену.

-- Стой, чтоб тебя! -- Верген мертвой хваткой вцепился в плечи своего ученика.

-- Да куда ж вас несет?! -- Эрдан с тою же силой вцепился в Вергена.

Чудовище издало утробный смешок и одной огненной лапой сгребло всех троих.

Портал закрылся.

...***...

Лероннская армия во главе с королем Тагинаром перестраивалась в боевые ряды.

-- Посмотри, сколько их, -- угрюмо бросил король Ренарт принцу Феррену. -- Они сомнут нас и даже не заметят.

Принц Феррен молчал.

-- Пойми, твои истуканы -- единственная наша надежда! Если ты, конечно, не хочешь отдать страну на разграбление наемникам... -- голос короля Ренарта дрогнул.

-- Я же поклялся, что никогда... не использую этих тварей... против людей! -- почти прошептал Феррен.

-- И я тебя поддержал, если помнишь, -- откликнулся король. -- Но... кто ж знал, что Леронна соберет такое войско?!

-- Никто, -- кивнул Феррен.

-- А наши войска и без того устали, потрепаны в битвах... -- продолжал король. -- Феррен, пойми, нет выхода! Стал бы я просить тебя нарушить слово, если б знал, как сделать по-другому?

-- Если мы это сделаем -- это будет страшно, -- тусклым голосом сказал Феррен. -- А потом это войдет в норму. Станет привычным. Каменные твари будут топтать людей и разрушать города... Люди живучие. Они будут вновь плодиться. Отстраивать старые города, возводить новые... и опять посылать друг на друга каменных истуканов. Топтать. Рвать на клочки. Не останется воинов. Совсем не останется. Зачем воины, если чудовища все равно сильнее? Они будут становиться все больше, все разнообразнее, все страшнее. Ведь тот, чьи чудовища выйдут более сильными и более быстрыми -- выиграет. И так из раза в раз. И чудовища будут становиться все сильнее, все быстрее. Им -- чудовищам, -- потребуется принимать самостоятельные решения. и кто-нибудь из магов придумает, как им отрастить настоящие мозги. И чудовища будут умнеть, потому что битвы потребуют все более умных и хитрых тварей. А потом, в один прекрасный момент, они вдруг поймут, что могут великолепно обходиться без своих хозяев. Что им незачем выполнять чужие желания, раз у них свои есть. И тогда людей не станет. Это случится быстро, ведь к тому моменту люди полностью разучатся сражаться. Им нечего будет противопоставить собственным созданиям.

-- Ты хоть понимаешь, сколько времени пройдет, прежде чем все эти ужасы, что ты мне расписываешь, станут реальностью? -- сердито поинтересовался Ренарт.

-- Вполне, -- кивнул Феррен. -- Но я бы не хотел оказаться тем, кто обрушит первый камень этой лавины.

-- А тем, кто отдаст свою страну на погибель и разграбление? -- тихим опасным голосом поинтересовался Ренарт. -- И это произойдет не через сто, не через тысячу лет -- сейчас. То, что случится через тысячу лет, можно как-то исправлять, влиять на ход событий, искать какие-то другие решения, думать, советоваться... то, что произойдет сейчас -- произойдет сейчас. И не будет никакого способа это исправить. Выбирай, принц Феррен. Выбирай, пока есть время. Пока жизнь не выбрала за тебя.

-- Но это же не выбор! -- в отчаянье вскрикнул Феррен. -- Как выбирать из двух неправильных вариантов?!

-- Выбрать менее неправильный! -- отрезал король Ренарт. -- Время, Феррен! Ты забыл о времени и слишком печешься о своем добром имени! Думаешь, если ты этого не сделаешь сейчас, не найдется другого дурака и мерзавца, который сделает это же, в самом ближайшем будущем? И даже не ради спасения, а ради выгоды или удовольствия! Можешь мне поверить, он с охотой проделает все то, что тебя так ужасает!

-- Это если он догадается. И если у него будет такая возможность, -- возразил Феррен.

-- Если такая возможность вообще появилась, раньше или позже ее кто-нибудь использует, -- сказал Ренарт. -- Нам и нашим потомкам все равно придется решать эту задачу, раз уж она возникла. И лучше уж не прятать ее в темном подвале, делая вид, что ее не существует. Ведь потом, может так случится, что она вылезет наружу в такой момент, когда окажется некому ее решать. Когда не окажется никого, кто бы понял всю ее опасность. Так что? Все дело только в твоем добром имени? Так про тебя и без того массу всего интересного рассказывают. Ну, хочешь я возьму этот грех на себя?

-- У тебя своих достаточно, отец, -- Феррен упрямо глядел в пустоту. -- У меня есть еще немного времени. Пока они готовятся к бою. Я попробую найти какой-нибудь другой путь. Точней -- третий. Поскольку эти мне не нравятся оба.

-- Что ж, ищи... не буду тебе мешать, -- пробурчал Ренарт. -- Но только до начала атаки. А там... а там ты получишь приказ, твое высочество. И выполнишь его.

Король Ренарт отвернулся и пошел прочь, глядя на выстраивающиеся вражеские полки. Их было много. Слишком много.

"Где-то теперь маршал Эрдан", -- с тоской подумал король Ренарт, даже не замечая, что вновь именует опального эльфа маршалом.

...***...

-- Ваше высочество, а вы... с принцем Ферреном тогда... помирились? -- робко спросила баронесса Вэллис.

Принцесса Лорна вздрогнула и подняла глаза на гостью.

Ну да, говорили они о Вирдисе. О войне. Обеим было за кого переживать, и имя принца Феррена уже не раз всплывало в ходе беседы. Вот только...

"Я знаю, каким принц Феррен мне казался в самом начале, и знаю, каким он оказался тогда ... а Феррен, который боялся за тебя, боялся, забывая думать о себе... это какой-то совсем другой Феррен, -- подумала принцесса Лорна, глядя на баронессу Вэллис. -- И это с ним сделала ты. Каким-то образом ты совершила чудо. Помогла ему стать тем, на кого он лишь пытался походить. Ты потрясающая женщина, баронесса Вэллис! Тебе я могу рассказать многое, потому что ты поймешь..."

-- А... что вы об этом слышали, баронесса? -- осторожно спросила Лорна.

-- Слухи, -- вздохнула баронесса. -- Самые разные... я собиралась спросить его самого, но... тут началась война, и...

-- Слухи, -- кивнула принцесса Лорна. -- Ясно.

"Как все-таки странно, баронесса... ты ведь на пару лет меня моложе, так почему мне кажется, что ты гораздо старше? И тебе просто необходимо знать правду, раз уж Феррен не успел тебе рассказать... ты, как и я, предпочитаешь все знать, чтобы потом сообразить, что с этим делать..."

-- Что ж, я всегда терпеть не могла слухи, -- промолвила принцесса Лорна. -- Поэтому расскажу всю историю от начала и до конца, насколько я ее знаю, конечно. Пусть принц Феррен потом расскажет свою версию.

Баронесса Вэллис молча кивнула.

-- Все началось, насколько мне известно, с плана его величества Ренарта. Он хотел союза между Теарном и Вирдисом... -- начала принцесса Лорна, вновь припоминая, как впервые предстал перед ней принц Феррен, весь такой трепетный, охваченный пламенем научного знания, как он очаровал ее... она ведь почти влюбилась в него, еще бы чуть-чуть, и... то, что произошло потом... то, во что он внезапно превратился... отчаянное бегство из башни, с помощью колдовского амулета забытого, принцем Ферреном, и безумный бег по ночному лесу, жуткий вой преследующих волков, разлетевшиеся башмачки... и внезапное появление Ильтара... меткие выстрелы, спасение, жизнь... ночь, костер, печеная картошка, неторопливая беседа. Принц Ильтар рассказывает о звездах -- ей рассказывает! -- а она слушает, понимая, как много о них не знала! Вот совершенно не знала! А Ильтар тем временем мастерит ей башмачки. И надевает на ноги, которые она изранила, убегая от волков, а он промыл и перевязал. Тогда она не рассказала ему о том, что с ней произошло. Что ж, она и отцу не стала рассказывать. Побоялась, что отец тотчас пойдет на Вирдис войной. Матери рассказала, и то не сразу. А потом -- Ильтару, когда он приехал и... и она поняла, наконец, что он самый-самый. А Феррен...

-- Принц Феррен попросил у меня прощения, баронесса, -- закончила она свой рассказ. -- И я простила его, разумеется. Собственно, не так уж он был и виноват. То, что он сделал... вытекало из его старых привычек и попыток выполнить волю короля Ренарта, так, как он ее понял тогда. Мне кажется, ему хотелось даже внутри послушания хоть в чем-то перещеголять своего отца. Вот он и решил ускорить процесс. Задним числом я ему даже благодарна, наверное. Королю Ренарту, быть может, и удалось бы меня обхитрить. Кто знает, я ведь могла искренне во все это поверить, и сдуру в самом деле выйти замуж за принца Феррена. Вот только... никого нельзя обманывать всю жизнь. Да и принц Феррен устал бы притворяться. Он вновь стал бы тем, кем был раньше, а я... я не сумела бы с этим бороться так, как это удалось вам, баронесса. И мы были бы несчастны. Все четверо. Принц Феррен, вы, принц Ильтар и я.

-- Кто-нибудь другой... возненавидел бы его... -- прошептала баронесса Вэллис.

-- Но ведь он стал совсем другим, -- откликнулась принцесса Лорна. -- Я на самом деле потрясена тем, что вам удалось...

-- Это не я, ваше высочество, -- покачала головой баронесса Вэллис. -- Ну, может быть, самую чуточку -- я, точней, из-за меня... а все остальное -- он сам. И астрономию он по-настоящему любит. Правда. Это не потому, что я его выгородить хочу. Я и так знаю, что он виноват. Но... я всегда знала, что он -- хороший, а когда о ком-то знаешь, что он хороший, когда веришь в это... у него просто не остается другого выхода, он именно таким и становится. Только нужно верить изо всех сил!

Принцесса Лорна ошарашено кивнула. Она предпочитала знать, а вера... впрочем, в ее отношениях с принцем Ильтаром так ли много места строгому научному знанию? Можно ли рассчитать любовь в сколь угодно сложных формулах?

-- Ваше высочество... -- взволнованно выдохнула баронесса Вэллис. -- Все... так и было, как вы рассказываете? Было... только это?

-- Ну... да, -- удивленно откликнулась принцесса Лорна. -- Только это.

А баронесса Вэллис вдруг упала перед ней на колени и горько расплакалась.

-- Да что вы, баронесса?! -- растерянно воскликнула принцесса Лорна, пытаясь вскочить.

-- Мне рассказали... перед самым отъездом я услышала... гораздо более страшную историю... а я даже не успела повидаться с ним! А потом... война, и...

-- Ну-ну... тише... ничего. кроме того, что я рассказала не было, -- утешительно промолвила принцесса Лорна, обнимая плачущую баронессу Вэллис.

-- А кое-кто скоро узнает, как распространять клевету, -- помолчав, добавила она. -- Вот сейчас мы с вами соберемся и напишем письмо генералу Гламмеру. Война войной, но человек, сообщивший вам подобное, по моему скромному мнению не может быть никем, кроме предателя. Так что, если он еще жив, необходимо срочно вывести его на чистую воду. Вы согласны?

Баронесса всхлипнула и кивнула.

...***...

Был только огонь. Ничего не было, кроме огня. Ничего не могло быть. Казалось, огонь спалил само время и теперь будет гореть вечно, просто потому что времени больше нет, и он не может догореть и погаснуть.

Была только боль. Неизбывная и страшная. И ничего не было, кроме боли. Ничего не могло быть. Боль затопила сознание и превратилась в вечность.

Карвен обнаружил себя посреди огромного зала, изо всех сил сжимающим в руках свою шпагу. Эрдан и Верген вцепились в него с двух сторон.

-- Я в порядке, -- словно бы со стороны услышал он свой голос. -- Меня можно больше не держать.

-- Прости, но это нам необходимо за тебя держаться, -- ответил Верген. - Похоже, это единственный способ выжить в данном месте.

-- Держаться за меня? -- удивился Карвен. Собственный голос отдавался в ушах странным щекочущим эхом.

-- Думаю, все дело в твоей шпаге, -- сказал Эрдан. -- Если бы не она, нас бы давно уже не было. Здесь ведь нельзя выжить смертным. Только Богам, да еще некоторым магам... может быть, гномы тоже смогли бы, но...

-- А у меня как раз гномская шпага...

-- Именно поэтому я и подумал о гномах, -- сказал Эрдан.

-- А... где мы вообще? -- пробормотал Карвен.

-- Ты разве не узнаешь свой сон? -- спросил Верген

-- Та самая библиотека? -- хрипло прошептал Карвен.

-- Вряд ли это место может быть чем-то иным, -- согласно откликнулся Эрдан.

Карвен бросил быстрый взгляд вокруг. Да. Это было то самое место. Жуткое место из сна. Огромный зал... огромные книжные полки... и все пылает жутким багровым пламенем... нет, не так -- все состоит из жуткого багрового пламени.

-- Но если магичку унесли сюда... -- начал Карвен.

-- То нам все равно нужно выполнить свой долг, -- закончил Верген. -- Она должна быть уничтожена.

-- Ничего вам выполнить не удастся. Вы не проживете достаточно долго, чтобы попытаться что-то сделать, -- послышался голос откуда-то сбоку. -- Неужто вы думаете, что какая-то шпага в состоянии мне помешать?

Все трое мгновенно обернулись в сторону, откуда звучал голос, но сполохи пламени, густого как кисель, заслоняли говорившего. Говорившую? Голос звучал до того странно, что невозможно было понять, мужской он или женский, низкий или высокий, хриплый или звонкий...

-- Вообще-то мы все делаем быстро, -- обаятельно улыбнулся Эрдан. -- Карвен, будь добр, дай мне свой пистолет и подержи меня немного. Я заряжу наше с тобой оружие, пока ты охраняешь меня от исчезновения, а граф Лэрис...

-- Меня зовут Верген, -- тотчас откликнулся Верген.

"Этре" он уже держал наизготовку.

-- Извини, капитан, но в таких местах, как это, должны звучать только настоящие имена и звания, -- ответил эльф. -- Карвен, не за руку... как я заряжать буду? И не за одежду, это не работает, нужно кожи касаться.

-- А... за что? -- растерялся Карвен.

-- Да хоть за ухо! -- фыркнул Эрдан. -- Даром я, что ли, эльфом уродился?! Кажется, уши вполне удобные, чтоб за них держаться...

-- Таким местам, как это, безразлично, как именно вас звали. Ведь больше вас никогда не позовут, -- насмешливо промолвил голос из-за пламени.

"Звали... зовут... позовут... -- шелестело в голове у Карвена. -- Зовут... не зовут... когда-то эти шпаги принадлежали "зовущим"... зовущим... позвать...кого позвать?"

-- Лэрис, -- с наслаждением именуя наставника его настоящим именем прошептал Карвен, -- я хоть и не эльф, но возьми и ты меня за ухо!

А когда наставник повиновался, не задавая вопросов и не возражая... Карвен весь отдался пришедшему невесть откуда велению.

Его рука сама собой выхватила шпагу и он позвал . Не словами, коих он не знал, не мыслями, коих у него сейчас толком и не было, а всем своим существом. Он не знал, кого именно зовет, но это и не имело значения.

Он позвал и получил ответ.

Ослепительное сияние дохнуло в клинок, стекло по клинку, наполнило Карвена собой и рванулось во все стороны.

А в следующий миг горящая библиотека исчезла из его сознания. Исчезла вместе с его товарищами. Никого из них не было рядом. Он был совершенно один и стоял, утопая в искристом снегу, у подножия мрачных фиолетовых гор. Гор, уносящихся высоко к черному беззвездному небу, увенчанных там, на недостижимой высоте, сверкающими снежными шапками. Карвен почти физически ощущал, как эти безмолвные и мрачные вершины стремятся вверх... вверх... А потом он почувствовал чей-то пронзительный взгляд, взгляд такой сокрушительной силы, что дышать невмоготу было. И содрогнулся, сообразив, что это горы на него смотрят.

Ты получишь помощь. Хоть это и против правил. Ведь ты -- не настоящий. Ты просто чей-то смутный сон. Но в том разрушенном мире, откуда ты пришел, не осталось никого настоящего. Никого, кто бы мог правильно позвать. Ты один вспомнил ...

Это не было звучащим голосом. Это даже голосом в голове не было. Слова ощущались кожей. Нет, не кожей... чем-то глубже кожи... или наоборот?

Карвен не мог бы ответить с точностью. Он и вообще не смог бы ответить. Иссиня-черная незримая молния ударила в шпагу. Она была именно такой -- иссиня-черной и в то же время невидимой. Карвен закричал от страшной боли во всем теле и вывалился обратно. В багровое пламя, которое испуганно шарахнулось от него во все стороны.

И точно так же отлетели от него Верген с Эрданом. Стон внезапной боли и ошеломление от того, что не держишься за единственное, что здесь дает как-то выживать -- и тем не менее все еще жив.

Изумленно посмотрев на Карвена, Эрдан швырнул ему заряженный пистолет. И Карвен его поймал.

-- Ага, -- кивнул Верген, делая шаг в сторону и вперед. Туда, откуда доносился голос их невидимого собеседника. -- Что бы ты ни сделал сейчас со своей шпагой -- это была отличная идея. Теперь мы можем действовать, не цепляясь за тебя.

-- Да, теперь вы можете умереть, не цепляясь друг за друга. Каждый -- сам по себе, -- насмешливо откликнулся голос. -- Если это именно то, чего вам не хватало для полного счастья, могли и меня попросить. Мне было бы приятно оказать вам эту предсмертную услугу.

-- Посмотрим, кто умрет первым, -- заметил Эрдан.

-- Это -- мое место. Здесь вам меня не победить, -- донесся ответ.

-- А мы и не намерены вас побеждать, -- очаровательно улыбнулся эльф. -- Только уничтожить. Побеждают врагов, а это почетное звание еще заслужить нужно.

Они шли вперед, и багровое пламя отступало перед ними, распахивалось в стороны, словно огненные страницы огромной книги. Они шли вперед, и что-то двигалось им навстречу с той стороны, из глубины багрового огня. Что-то...



Сизая тьма скользнула им навстречу из багрового пламени... сизая, бесформенная, страшная... в нее нельзя было выстрелить из пистолета, ее нельзя было проткнуть шпагой...

-- Карвен? -- одними губами шепнул Верген, судорожно сжимая оружие.

-- Я не знаю! Не знаю, что делать! -- в беспомощном отчаянье откликнулся Карвен, глядя, как сизая тьма берет их в кольцо. Как это кольцо начинает сжиматься. Сначала медленно, словно бы преодолевая некую силу, потом все быстрее и быстрее...

-- Стреляем? -- полуспросил, полупредложил Эрдан.

-- Стреляем, -- откликнулся Верген.

Три пули из пистолетов "Этре" канули в сизой мгле.

И... ничего не произошло.

-- Эх, мастер Орегар, мастер Орегар... -- пробурчал Карвен, взмахивая шпагой. -- Эти ваши пистолеты...

Внезапно внутри их тесного круга появился кто-то четвертый.

Карвен вздрогнул, дернулся... но так и не успел ничего предпринять.

-- Пива они, между прочим, тоже не варят, эти мои несчастные пистолеты, -- недовольно заметил этот самый четвертый -- сухонький невысокий маг. Из его ладоней во все стороны полыхнуло белое пламя, отбрасывая наползающую тьму. -- Юноша, вы же правильно активировали свой артефакт, так почему вы им не пользуетесь? Или вы отчего-то считаете, что мои пистолеты -- некая волшебная палочка? Так смею заметить, то, что у вас в руках гораздо больше соответствует этому определению... Я почти уверен, что меня вы призвали совершенно случайно, -- недовольно добавил маг. -- А если нарочно, то совести у вас нет!

Он обернулся непосредственно к Карвену и, видимо, ожидал от него некоего ответа.

-- А я вас призвал... уважаемый мастер? -- ошарашено поинтересовался Карвен.

-- Вы еще извинения попросите! -- раздраженно фыркнул маг, глядя на вновь наползающую тьму. -- Или вы считаете, что я могу сколь угодно долго противостоять этой мерзости и у нас есть время болтать о пустяках?! Ну, так вы ошибаетесь, молодой человек! Нас с вами вот-вот раздавят, а потом сожрут и даже косточек не оставят. Быстренько зовите сюда Святого Виона и всю его команду! Здесь работа для них, а не для нас!

-- Святого Виона? -- пробормотал Карвен.

-- И всю его команду! -- рявкнул маг, подпрыгивая от возмущения. -- У вас что, с ушами плохо, молодой человек?! Или вы думаете, что одного Святого Виона будет достаточно?

-- И всю его команду, -- послушно повторил Карвен.

И стало так.

Внезапно открывшийся портал был огромным. Он почти достигал потолка этого зала. А хлынувший из него солнечный свет стремительно растекся во все стороны, разгоняя сизую тьму и багровое пламя.

Вышагнувший из портала Святой Вион высоко поднял свой посох.

-- Орегар, ты-то как тут оказался? -- спросил он.

-- По ошибке, -- ответствовал великий маг, стоящий рядом с Карвеном. -- Случайно. Но должен отметить -- очень вовремя. Три доблестных героя намеревались доблестно же погибнуть, просто не сообразив использовать свой единственный шанс на спасение, а вы бы так и топтались снаружи, разблокируя ваши охранные заклятья. К тому моменту, как вы управились бы с собственными хитростями, здесь уже некого было бы ловить... да и спасать -- тоже.

-- Понятно, -- кивнул Святой Вион.

И воздел руку с посохом.

Словно бы тонкая, почти невесомая ткань окутала Карвена, Вергена, Эрдана и Орегара.

-- Отлично! -- благодарно кивнул мастер Орегар Святому Виону. -- Премного благодарен.

И обратившись к Карвену, Вергену и Эрдану добавил:

-- С этого благословенного момента мы -- зрители. Стоим, смотрим, ни во что не вмешиваемся. Понятно?

-- Понятно, -- единодушно ответили все трое.

Вслед за Святым Вионом из портала выступили еще три Архипастыря-мага, а за ними появилась и Архипастырская дружина. Те самые, несокрушимые, защищенные от любой магии непобедимые воины, о которых легенды слагали.

Архипастыри и их дружина прошествовали мимо. Туда, где продолжала свивать свои кольца сизая тьма, танцуя с языками багрового пламени. Карвен во все глаза глядел на трех могучих старцев и прекрасную эльфийку. Он знал, конечно, что среди Архипастырей есть женщина, но даже не подозревал, что она настолько хороша. Ни одно виденное им изображение не передавало ее невероятной, немыслимой красоты.

"Аж глазам больно!" -- со страхом подумал Карвен. Посмотрел на других Архипастырей и понял, что они не менее прекрасны. Просто по-другому.

"А я думал, что только женщины могут быть красивыми! Дурак я!"

А мимо него уже решительно шагали дружинники в переливающейся самоцветными камнями старинной броне, с тяжелыми древними мечами в руках, почти столь же грозные и прекрасные, как их вожди.

-- Вот этого я никогда не нарисую... просто не сумею... -- потрясенно прошептал замерший рядом Эрдан, глядя на шагающих воинов.

Сизая тьма вздрогнула и задвигалась быстрее... потом еще быстрее... и еще, превращаясь в настоящий смерч. Внезапно из этого смерча выхлестнуло нечто, напоминающее узкое копье. Сизое, сотканное из колдовской тьмы копье устремилось к Архипастырям и их воинству. Архипастыри вскинули свои жезлы, и навстречу тьме ринулся яростный свет.

-- Почему я не ослеп? -- в изумлении сам себя спросил Карвен, держась за опаленные столкновением этих невероятных сил глаза и соображая, что он все-таки что-то ими видит.

-- Святой Вион любезно защитил нас от применяемых Храмами сил, -- тотчас ответил мастер Орегар. -- От всего остального нас хранит ваш артефакт, юноша... ну, и мои скромные способности немного...

-- Э... понятно, -- ответил Карвен, которому и в самом деле было все понятно. Да и что тут может быть непонятного? Святой Вион на то и Святой Вион, чтоб всех защищать. Об этом уж сколько историй рассказывают!

Кое-как проморгавшись, Карвен сумел, наконец, разглядеть, что же все-таки произошло. Разорванная в клочья сизая тьма оседала грязными лохмотьями, багровое пламя тускнело и угасало, то тут, то там вместо сотканных из огня стеллажей с книгами виднелись эти же стеллажи, но вполне себе целые, настоящие... точно и не сжигал их Святой Вион много-много лет назад.

-- Вот это да! -- выдохнул Эрдан. -- Библиотека восстанавливается!

-- Обратное действие, -- проворчал мастер Орегар. -- А что поделать? Им пришлось на это пойти. Беззаконная чародейка научилась черпать силу из этого огня. Придется потом сжигать эту дрянь еще раз, -- он с отвращением покосился на стеллажи.

Сизая тьма окончательно распалась. Перед четырьмя Архипастырями стояла женщина. Столь же ослепительно красивая, как и эльфийка. Прекрасная, нежная, трогательно-беззащитная, в каких-то полупрозрачных одеждах, не столько скрывающих, сколько подчеркивающих ее ослепительную наготу...

-- Но Святая Гаэрми -- женщина, -- с надеждой прошептал Эрдан. -- У нее-то рука не дрогнет...

-- Даже я вижу, что там на самом деле стоит, -- проворчал мастер Орегар. -- А эти господа видят побольше моего. Так что не извольте беспокоится, ни один из них и на волос не очарован. Было бы чем!

-- А тот... черный портал они видят? -- вдруг быстро спросил Верген. И тотчас заорал во всю глотку: -- Справа! Святой Вион, справа!

Краем глаза заметивший странную сероватую дымку, Карвен дернулся и повернулся в ту сторону, на которую указывал учитель. Повернулся и увидел стремительно раздающийся во все стороны черный портал. Портал сиял, словно покрытое черным лаком округлое зеркало.

Четыре Архипастыря и все их воинство даже не шевельнулись, словно вовсе не слышали отчаянный крик.

-- Справа! -- заорал Карвен, присоединяясь к наставнику. -- Да оглянитесь же!

-- Справа! -- присоединился к ним Эрдан. -- Вы что, оглохли, господа Архипастыри?! Великий Орегар, сделайте же что-нибудь! -- обернулся эльф к стоящему рядом с ними магу.

Стоящая перед четырьмя Архипастырями безумно красивая женщина яростно расхохоталась, протягивая к черному порталу свои сказочно красивые руки.

-- А что тут сделаешь? -- безнадежно откликнулся маг, таращась на все расширяющийся портал. -- Неужто вы думаете, что я в состоянии справиться с Запретными?

-- Но Архипастыри?! -- возопил Карвен.

-- Пойманы, -- мрачно уронил мастер Орегар.

-- Как пойманы?! -- неверяще выдохнул Карвен.

-- А вот так, -- маг посмотрел на Карвена отсутствующим взглядом. -- Я попытаюсь сломать хоть часть этого заклятья, а вы... попробуйте лечь на пол. Может уцелеете.

Из непомерно раздувшегося черного портала кто-то грузно шагнул наружу. Магичка радостно хохотала. Еще одна грузная фигура последовала за первой. Мастер Орегар вздохнул и, откинув в сторону защищавшую их ткань, шагнул наружу, воздевая свой магический посох, который на фоне разыгравшихся сил выглядел жалкой соломинкой.

И тут из посоха Святого Виона внезапно ударил белоснежный луч.

В одно мгновение этот луч очертил кусок пространства... а потом этого очерченного пространства просто не стало!

-- О, Боги! -- в изумлении выдохнул Карвен глядя на...

-- Глаза! -- заорал мастер Орегар. -- Глаза закрыть, придурки! Лечь на пол! Немедленно!

Привычные повиноваться приказам гвардейцы выполнили команду без промедления. И успели. Последним, выставив перед собой самый мощный щит, на какой был способен, рухнул сам мастер Орегар.

-- Вот именно, что Боги! -- пробормотал он, натягивая мантию себе на голову.

Из сияющего ослепительно-белым светом портала наружу хлынули такие же белые всадники на белых скакунах.

Боги-правители мира: Солнечный -- Бог Дня, Отец Людей, Бог Войны и Труда, и три эльфийские Богини-воительницы: Вечерняя. Ночная, и Утренняя.

Завизжав от ужаса, магичка бросилась бежать, пытаясь спрятаться за стеллажами. Архипастыри во главе своей дружины преследовали ее.

Боги и Запретные, замерев на миг, ринулись навстречу друг другу.

Белое и черное столкнулись.

Мир заскрежетал. Какая-то невероятная, немыслимая сила тяжко сдавила Карвена со всех сторон. Он попытался вздохнуть, понял что не сможет, попытался вскочить... и перестал быть.

Мастер Орегар, охая и бранясь как теарнский портовый грузчик, не отрываясь от пола, вскинул руку с посохом и выставил еще один щит. Головы из под мантии он так и не высунул, щит выставил, как попало, но тот все же несколько ослабил и отклонил давление тех невероятных сил, что возникли из столкновения Богов.

Бог Дня и Богини Утра, Вечера, и Ночи бились с Запретными, и горе тем, кто ненароком оказался поблизости. Карвен, Верген и Эрдан распростерлись совершенно неподвижно, и мастер Орегар не был уверен, что ему удастся вернуть их к жизни. Он сам еще кое-как держался, благодаря своей магии, но...

"Вот так и познается разница между великим магом Святым Вионом и великим магом Орегаром", -- думалось старому волшебнику, а немыслимые силы, коим он ничего не мог противопоставить, бушевали над его головой.

"Нет, но какую все-таки изумительную ловушку состряпали Архипастыри для Запретных! Так ловко притвориться пойманными, связанными! А ведь иначе Запретные бы нипочем не вылезли наружу. Так и сражались бы чужими руками! Ну, теперь-то им достанется! Надолго запомнят они свое нынешнее поражение и нескоро примутся за новые козни!"

Боги-Правители смяли своих противников, и те бесформенными сгустками черного пламени устремились к своему порталу. Беззвучные вопли ужаса и боли в клочья раздирали сознание.

Перейдя с ругательств на откровенные богохульства, мастер Орегар выставил еще один щит.

"Парнишка этот... со шпагой... наверняка погибнет..." -- с горечью подумал он.

И потерял сознание.

То, что осталось от Запретных, слепившись в невероятный ком ужаса и боли, всосалось в черный портал, который стремительно схлопнулся.

Боги-Правители остановились. Замерла и божественная Свита.

Сияющие скакуны, сияющие всадники... если бы кто-то из поэтов, художников и музыкантов мог увидеть их в этот момент! Но кто из поэтов, художников и музыкантов мог бы попасть сюда и выжить?

Архипастыри со своей дружиной меж тем как раз покончили с магичкой. Когда от призвавшей Запретных не осталось даже пепла, они обернулись и низко склонились перед своими Богами.

Боги соскочили с коней.

-- Я пойду, займусь смертными, -- промолвила Богиня Утра.

-- Стоит ли беспокоиться, госпожа? -- промолвил Святой Вион. -- Мы бы и сами...

-- Ну... это ведь мое дело -- будить, -- улыбнулась Богиня Утра.

Щекотный солнечный зайчик пробежал по глазам и уселся на нос. Карвен зевнул и открыл глаза.

-- Ты кто такая? -- спросил он у склонившейся к нему девчонки.

-- Я? -- улыбнулась та. -- А ты меня не узнал? Я та, что всегда будит тебя по утрам!

-- Не может быть, -- усмехнулся Карвен. -- Ни на одного из дневальных ты не похожа. А уж на сержанта Йанора...

Он попытался поймать ее за руку и притянуть к себе, но она со смехом отскочила и погрозила ему пальцем.

От ее смеха весь мир наполнился солнечными зайчиками. Карвен замер и несколько секунд старательно моргал. За это время от все вспомнил и даже сообразил, кто перед ним. А еще он заметил потрясенно уставившихся на него Вергена, Эрдана и мастера Орегара.

-- Великая Богиня... Утренняя... -- язык все еще плохо повиновался Вергену, но он все же пытался как-то защитить своего идиота-ученика. Именно так расшифровал Карвен бессвязное бормотание учителя, равно как и его более чем красноречивый взгляд.

"Ты кого лапать пытался, недоумок?!" -- во весь голос вопил его возмущенный взгляд.

-- Соратники не должны склоняться друг перед другом, -- мягко остановила Богиня попытки Вергена. -- Если б не ваши мужество и стойкость, нам бы ничего не удалось сделать.

-- Мы лишь... выполняли свой долг... -- выдавил Верген.

-- Мы -- тоже, -- кивнула Богиня. -- Давайте просто считать, что вы -- разведка, а мы -- ударный отряд. Какие меж нами счеты?

А потом присела рядом с Карвеном и провела ладонью по рукояти его шпаги.

Карвен сидел, не зная, что ему делать дальше, сбитый с толку, ошарашенный, испуганный и счастливый, как в первый раз, когда ему ребенком пряничного зайца подарили.

"Вскочить?"

"Но ведь Богиня-то присела рядом? Не будет ли это грубостью? Непочтением?"

"Остаться сидеть?"

"Но разве в присутствии Богов сидят?"

"А кланяться она только что запретила. Так что же делать?!"

-- Очень интересная... штука... -- промолвила Богиня Утра, еще раз провела ладонью по рукояти шпаги и поднялась.

И перевела взгляд на Вергена.

-- Ты никогда не просил моей помощи, командир первой гвардейской, -- сказала она.

-- Но ты все равно всегда помогала, -- Верген вдруг стал очень серьезным и невероятно молодым, аж дыхание захватило, как он помолодел.

"Мой наставник прекрасен! -- не смея дышать, думал Карвен. -- Боги, да я б и в жизни не подумал, что он так красив! Почти так же красив. как... как она!"

Богиня перевела взгляд на Эрдана.

-- А я, напротив, пользовался твоим благоволением слишком часто, -- со странной улыбкой промолвил эльф.

Нет, он не стал моложе, он ведь и так на свои годы не выглядел, но стал каким-то неуловимо другим. Карвен не знал, как это описать, у него просто не нашлось подходящих слов.

"Если бы он сейчас оттолкнулся от пола и взлетел, это... это было бы -- нормально!"

-- Ну, если тебе было в самый раз, почему ты считаешь, что для меня это было слишком? -- улыбнулась Богиня Утра.

-- Ох... -- растерянно воскликнул Эрдан, прикрывая лицо рукой.

Богиня Утра перевела свой взгляд на мастера Орегара.

-- Заговоренные тобой шпаги станут славиться не меньше, чем твои пистолеты, -- промолвила она. -- Только шпаги своего спутника не касайся. Ее нельзя сделать лучше. Только испортить.

Окинула взглядом всех четверых.

-- Мы еще встретимся, -- негромко проговорила она. -- В бою. А может. и не только...

Она отвернулась и направилась к своему коню, а они так и остались стоять, все четверо, не зная, как попрощаться с Богиней, запретившей склоняться перед собой.

-- Удачи! -- наконец выдохнул Карвен.

Она вновь рассмеялась на ходу, качнула головой.

-- Это вам удачи!

Она вскочила в седло. Другие боги, сопровождаемые божественной свитой и Архипастырями, двинулись в сторону своего портала.

-- Это... гвардейский юмор такой? -- негромко поинтересовался у Карвена мастер Орегар.

-- Э... не понял... -- не отрывая глаз от Богини Утра переспросил Карвен. -- Какой юмор?

-- Ну... вот... пожелать удачи самой Богине Удачи? Это шутка? Или особенная гвардейская лихость?

-- Нет! Это не шутка... и не лихость... это я -- идиот! Полный! -- прошептал Карвен, закрывая глаза и мечтая срочно куда-нибудь провалиться.

Когда он открыл глаза, Боги вместе со своей свитой уже входили в портал, а четыре Архипастыря застыли недвижно, приняв предписанные ритуалом положения.

Уже скрываясь в портале, Богиня Утра обернулась. Карвену показалось, что она посмотрела прямо на него.

"Еще никто не желал удачи мне самой. Ты -- первый!" -- внезапно прозвучал голос у него в голове. Он вздрогнул. Потянулся следом... попытался что-то сказать...

-- Не сходи с ума! -- тяжелая рука наставника внезапно хлопнула его по плечу. -- Куда ты собрался? Воспарить? Ну, так несмотря на все происшедшее, я все же сумею ухватить тебя за ногу! А нет, так влет собью!

Карвен выдохнул. Портал закрылся.

-- Больше всего меня настораживает это ее обещание... насчет того, что мы все встретимся... да еще и в битве, -- пробурчал мастер Орегар ни к кому конкретно не обращаясь. -- Стар я для подобного. Сам не знаю, как жив остался-то?

-- А я готов умереть на месте ради одной ее улыбки! -- обернувшись к магу, ответствовал Карвен.

-- Ну, вы, положим, готовы умереть на месте ради улыбки любой хорошенькой девушки, -- ответил мастер Орегар. -- Ничего удивительного в этом не вижу. Впрочем, желание дурацкое. Вы слишком молоды, чтоб умирать. Задумайтесь лучше, что останется хорошеньким девушкам, если все хорошенькие юноши умрут ради их улыбок? Неужто им придется утешаться со старыми дураками вроде меня? -- мастер Орегар насмешливо покачал головой. -- Думаю, вы вряд ли представляете себе, с какой невероятной сущностью, с каким безграничным могуществом только что соприкоснулись... От души надеюсь, что обещание Богини касалось лишь вас троих, -- ворчливо добавил он.

-- Поверить не могу, что все закончилось! -- довольно проговорил Карвен.

-- Ну, на наше счастье закончилось не все, а только самое неприятное, -- отозвался Верген. -- А я вот теперь и размышляю, то ли мне забрать тебя из гвардии немедленно, то ли дать еще послужить. С одной стороны, за такой подвиг тебе повышение положено, спору нет -- заслужил, с другой -- ты ж меня тогда в звании обгонишь, еще нос задирать начнешь...

-- Прошу прощения за то, что вынужденно прерываю вашу беседу, господа. -- Приблизившийся к ним человек был одет так же как прочие дружинники Архипастырей, только ни меча, ни старинного копья при нем не было.

-- Да, господин? -- уважительно откликнулся Верген.

-- Принимая во внимание тот факт, что шпага вашего доблестного ученика является артефактом немыслимой редкости, а также отмечена печатью благоволения самой Богини Утра, настоятельно прошу сдать ее в Архипастырскую сокровищницу, где и положено храниться подобным артефактам.

-- И что бы было с нами, да и со всеми остальными, если бы она там хранилась? -- возразил Верген. -- Очень бы нам всем это помогло?!

А Карвен испуганно вцепился в свою шпагу.

"Отдать ее?!"

"После того, как она столько раз его выручала?!"

"Да еще и теперь, когда ее коснулась Богиня Удачи?!"

"Отдать?!"

"Но... ведь наверняка это ее служитель!" -- тотчас подумалось ему.

"И разве не ее волю он сейчас выражает?!"

"И вообще, как можно противиться Архипастырям и их слугам?! Ведь это и значит -- противиться Богам! Стать прислужником Запретных!"

-- Находись этот артефакт в наших руках с самого начала, ничего этого просто не произошло бы, -- возразил храмовый служитель. -- Архипастырям не пришлось бы ждать, пока ваш ученик сообразит, как же использовать возможности своей шпаги.

-- Если я правильно понял, кто-то все равно должен был оказаться внутри, чтоб позвать тех, кто снаружи, -- возразил Верген. -- Много вам толку было бы от этой шпаги, если б она была у вас там, где вы были до того, как Карвен не призвал вас сюда?

-- Вы неправильно поняли, уважаемый, -- терпеливо ответил храмовый служитель. -- И вообще здесь не время и не место для подобной дискуссии. Так что я просто попрошу сдать мне сей артефакт без дальнейших споров. Вас, вне всяких сомнений, достойно вознаградят.

Верген бросил быстрый гневный взгляд на служителя, потом -- весьма растерянный -- на Карвена.

-- Кажется нам все-таки придется покупать тебе новую... -- пробормотал он.

Карвен замер, раздираемый противоречивыми чувствами.

"Это моя шпага! Моя!"

"Но ведь она касалась ее... быть может, теперь это -- ее шпага?"

"Она касалась ее! Вот именно! Сама Удача касалась моего клинка! Это моя удача! Моя!"

"А не слишком ли много для тебя? Столько удачи -- тебе одному?!"

"Быть может, служителю видней, как распорядиться благопожеланием Богини?"

"Наверняка видней!"

"И... ведь это получается... как бы подарок... Ей! От меня!"

Карвен вздохнул. Снял вместе с перевязью свою шпагу, на миг коснулся кончиками пальцев рукояти, закрыв глаза и представляя себе, как ее в этом же самом месте касалась Богиня -- и ведь дело не в удаче, вернее, не только в ней... это же все равно что ее руки коснуться! -- а потом протянул шпагу храмовому служителю.

-- Это еще что такое? -- сердито поинтересовался кто-то за его спиной.

-- Да вот... у солдата боевое оружие отбирают! -- мигом обернувшись, наябедничал Эрдан.

-- Очень интересно, -- ехидно продолжил Святой Вион, подходя поближе. -- И как же солдат станет защищать своих Богов и тех, кто в его защите еще больше нуждается, мирных жителей, к примеру, если у него оружие отобрать?

-- Но Ваша Святость... -- возмущенно запротестовал служитель. -- Это же не просто шпага, это...

-- Отдайте! -- оборвал его Святой Вион. -- И больше никогда не пытайтесь отобрать оружие у солдата. По крайней мере -- у своего. У противника -- святое дело!

Ошарашено глядя на Святого Виона -- самого Святого Виона! -- Карвен припомнил, что тот когда-то тоже был солдатом.

А Святой Вион подмигнул ему и усмехнулся в густую бороду.

-- Хорошенько отметь свою победу, солдат! Молодость -- восхитительная штука, грех впустую растрачивать этот дар Богов! Повеселись от души!

-- Это -- архипастырское наставление? -- негромко поинтересовался Эрдан.

И -- о, Боги! -- неужто в его голосе проскальзывают ехидные нотки?! Карвен испуганно покосился на Эрдана.

Неужто бывший маршал своим военным гением чувствует, что здесь и сейчас можно разговаривать в подобном тоне с самим Святым Вионом? Ведь тот и разгневаться может! Говорят же, что он горяч, гневен и на расправу скор!

-- Ну, разумеется, наставление, а как же иначе? -- широко улыбнулся Святой Вион. -- Можно даже сказать -- архипастырский приказ. Ему -- повеселиться, а вам -- как опытным наставникам, проследить, чтоб увеселение прошло должным образом! Чтоб было, что вспомнить потом!

-- Что касается меня, то я, пожалуй, откланяюсь, -- со вздохом промолвил мастер Орегар. -- На ногах не держусь. Сказал бы мне кто-нибудь, что мне придется принять участие в подобном, он бы у меня неделю чихал без передышки!

-- Неделю чихал без передышки? Оригинальное заклятие, уважаемый коллега! -- восхитился Святой Вион. -- Не слыхал о таком. Ваше?

Мастер Орегар кивнул.

-- Я к вам обязательно загляну на днях, уважаемый коллега, дабы выразить подобающую случаю благодарность от имени Храмов. Ну, и просто поболтать, -- пообещал Святой Вион. -- Вот только разберемся с этим... -- он обвел рукой окружавшую их библиотеку, ставшую вполне реальным, обычным местом. -- Нельзя эту заразу просто так оставлять. Даже под охраной -- нельзя. Эти книги сами по себе имеют силу, кто знает, что может оттуда вырваться?

Мастер Орегар кивнул.

-- Да. С этим лучше не тянуть. Жаль, я не могу предложить свою помощь, но... и в самом деле не могу.

-- Раз вы так утомлены... для вас не будет обидным, если я помогу вам построить портал, уважаемый коллега? -- спросил Святой Вион.

-- Напротив, я буду вам безмерно благодарен, уважаемый коллега, -- откликнулся мастер Орегар.

-- В лабораторию? Библиотеку? Спальню? -- спросил Святой Вион.

-- Лучше всего в заднюю комнату, за лабораторией... там такой маленький диванчик. А комната заколдована... там меня никто не найдет и не помешает отдохнуть, -- ответил мастер Орегар.

Святой Вион на миг замер и его глаза уставились в пустоту, потом кивнул и одним движением руки начертил портал.

-- Прошу вас, уважаемый коллега. Как заказывали!

-- Благодарю, уважаемый коллега, -- откликнулся мастер Орегар. Потом обвел глазами троих воинов: -- Побольше обычных битв, поменьше подобных приключений, молодые люди! -- пожелал он им на прощание и шагнул в портал.

Портал закрылся.

-- Ну, а вас куда отправить? -- обратился к воинам Святой Вион. -- Это место не слишком подходит для празднования. По правде говоря, на мой взгляд, сейчас в библиотеке еще опаснее, чем тогда, когда она горела. Все эти книги -- хитрые притаившиеся твари, они куда опаснее, чем та несчастная дурочка, что их разбудила... даже я не в состоянии сказать, что из них может выползти и когда. Так что сейчас я отправлю вас в любое место по вашему выбору, и мы тут вновь все уничтожим.

-- А в тот раз вы их... неправильно уничтожили? -- вырвалось у Карвена.

Он тотчас испугался, что Святой Вион осерчает. Но тот лишь покачал головой.

-- Не то чтобы неправильно... мы их уничтожили настолько, насколько их вообще возможно уничтожить. И дело даже не в их невероятной мощи, хотя некоторые из этих книг могущественней меня, к примеру. Дело в том, что создавший их некогда маг был в состоянии творить настоящие чудеса. Даже Боги пока не знают, как окончательно разобраться с этим страшным прощальным подарочком безумного чародея. Так что выбирайте, куда вас отправить, и... у нас и впрямь мало времени.

-- Когда мы отыскали королеву Грэйн, она как раз отправила в битву свою основную армию, -- сказал Эрдан. -- Своим колдовством она создала из одной армии три. И отправила в три места сразу. В Вирдис, Ирнию, и Теарн. Своего мужа, короля Тагинара, она тоже превратила в троих. Так что у Леронны теперь три короля. А нас... я думаю, есть смысл переправить туда, где сейчас тяжелей всего.

-- Вообще-то после смерти королевы Грэйн -- кстати, никакая она не королева -- армия вместе с королем Тагинаром должна была вернуться в исходную точку, -- ответил Святой Вион. -- Сейчас посмотрю, так ли это...

Он замер. Глаза вновь уставились в пустоту, созерцая нечто незримое для всех, кроме магов. Потом нахмурился.

-- Странно, -- пробормотал он. - Похоже, это ее заклятие не имеет обратного действия. Очень странно. Армия в исходную точку не вернулась. Их по-прежнему три. А хуже всего... хуже всего в Вирдисе. Да. В Вирдисе -- действительно плохо. А мы сейчас будем заняты здесь. По уши заняты, -- Святой Вион окинул троих воинов быстрым взглядом. -- Отменяется ваш праздник, господа воины. Потом красоток потискаете. То, что может произойти в Вирдисе... то, на что собирается пойти король Ренарт... то, на что он толкает своего сына... лучше бы, чтоб этого не случилось. Хоть сто лет бы еще без этого продержаться...

-- Значит, я правильно чувствовал, -- кивнул Эрдан.

-- Родина зовет вас, маршал, -- сказал ему Святой Вион. - Вас и ваших друзей.

И начертил портал.

-- Вперед! -- коротко скомандовал Верген. -- Зарядить пистолеты!

-- На ходу? -- возмутился Карвен.

-- А ты еще этому не научился? -- ответно возмутился Верген. -- Я этому Йанору уши надеру! Похоже, вы с ним только по кабакам и шатались!

-- Нет, еще красоток тискали, -- огрызнулся Карвен, вытаскивая свой "Этре" и торопливо соображая, как же его на ходу зарядить.

Один за другим три воина шагнули в портал, ведущий к войне.

...***...

-- Да уж... у этого противника в карты не выиграть, -- мрачно пробурчал Феррен, глядя на вражескую армию.

Ильтар сочувственно кивнул.

-- Ну почему же? -- раздался звонкий голос у них за спиной. -- Говорят, король Тагинар вовсе не прочь перекинуться в картишки...

-- Маршал Эрдан! - оборачиваясь, воскликнул Феррен.

-- Принц Феррен, -- наклонил голову Эрдан. -- Принц Ильтар.

-- Маршал Эрдан, -- ответно поклонился Ильтар. -- Карвен! -- тотчас удивленно воскликнул он. -- Мастер Верген!

-- Коротко, самое главное, -- промолвил Эрдан, обращаясь к Феррену. -- Что такое неправильное собирается совершить его величество? Чего он от вас требует, ваше высочество?

-- Использовать каменных истуканов против людей, -- Феррен кивнул на вражескую армию. -- А откуда вам известно, что...

-- А у вас есть свои каменные истуканы, ваше высочество? -- если маршал Эрдан и удивился, то ничем не показал этого.

-- Да, маршал, -- ответил Феррен. -- У меня есть свои истуканы. Уж лучше бы их не было.

-- И только вы можете ими управлять? -- продолжил Эрдан.

-- Насколько я знаю -- да.

-- Понятно, ваше высочество, -- кивнул эльф. -- Святой Вион это запретил.

-- Значит, это от него вам стало известно про истуканов? -- уточнил Феррен.

-- Да. Так что можно не опасаться нежелательного распространения сведений, -- ответил маршал Эрдан. -- Но Архипастыри однозначно против использования каменных истуканов в обычной битве. Учитывая, что у нашего противника не осталось никакой магической поддержки, я не могу с ними не согласиться. Это было бы бесчестным убийством. Бойней.

-- Но что же тогда делать? -- вопросил Феррен. -- Я и сам против того, чтоб их использовать. Но его величество намеревается приказать... как я могу ослушаться?

-- С его величеством я поговорю сам, ваше высочество, -- ответил маршал Эрдан. -- Где он, кстати?

-- На правом фланге, -- ответил Феррен и улыбнулся. -- Маршал Эрдан, так вы явились...

-- Чтобы принять командование, разумеется, -- спокойно кивнул Эрдан. -- В такие моменты как этот, командовать должен тот, у кого это лучше всего получается. Даже покойный король Эттон это понимал... иногда.

Маршал Эрдан быстрым шагом направился в указанную сторону. Остальные последовали за ним.

-- Ильтар, ты откуда здесь взялся? -- удивленно выдохнул Карвен.

-- В рамках оказания союзной помощи, -- ответил тот. -- А ты?

-- Это примерно так, как ты пробрался на гвардейскую кухню, чтоб помочь мне котлы чистить? -- ухмыльнулся Карвен.

-- Ну что ты, -- ответно ухмыльнулся Ильтар. -- Какие котлы! Здесь все куда серьезнее!

-- Вот именно! -- Карвен в упор посмотрел на Ильтара. -- Их величества хоть знают, где ты?

-- Обижаешь. Конечно, знают! Да я здесь и не один. Со мной придворный маг, телохранители, и даже несколько дипломатов, хоть на войне от них не много толку. Слушай, Карвен! -- вдруг загорелся он. -- Раз ты здесь, это же значит, что мы будем сражаться с тобой плечом к плечу! Вместе! Кстати, я тебе такое сейчас расскажу!

-- Мне тоже есть о чем рассказать, -- усмехнулся Карвен, чувствуя себя много старше своего приятеля. Этаким опытным, все на свете повидавшим воином. Что ж, после последнего своего приключения он вполне имел на это право!

-- Могу себе представить! -- горячо воскликнул Ильтар.

-- Нет, -- покачал головой Карвен. -- Не можешь. Я ценю твою фантазию, твой яркий ум, я даже думаю, что ты способен себе представить почти все на свете, но только не это!

-- Что же с тобой такое случилось? -- заинтриговано поинтересовался Ильтар.

-- Ты первый рассказываешь, -- поддразнил его Карвен. -- Ты первый начал, тебе и рассказывать.

-- Ты это нарочно! -- пробурчал Ильтар.

-- Само собой, -- откликнулся Карвен. -- Меня наставник только что воспитывал. Должен же я хоть на ком-то отыграться?

-- Ну, да... а никого, кроме меня, просто не попалось под руку, -- скорбно вздохнул Ильтар.

-- Есть еще враги, но они пока далеко, -- пожал плечами Карвен. -- Да и не вываливать же все это на простых смертных?

-- А я какой? -- возмутился Ильтар.

-- А ты живучий, -- оскалился Карвен.

-- Сам такой! -- фыркнул Ильтар.

-- Еще бы! -- усмехнулся Карвен. -- У меня, знаешь ли, просто выхода не было! Я уж было совсем собрался погибнуть, а потом вдруг сообразил: кто ж тебе хамить-то будет, ежели меня не станет?! Только ради тебя и выжил!

-- Ага! -- подхватил Ильтар. -- А твой наставник, небось, выжил, только ради того, чтоб тебя воспитывать! А маршал Эрдан?

-- А ты на него посмотри! -- ответил Карвен, кивая на эльфа, который не шел, а почти плыл над землей, навстречу битве. -- Видишь?

-- Угу, -- кивнул Ильтар. -- У него сейчас крылья вырастут. А потом с небес спустятся Боги, и...

-- Вот для этого он и выжил, -- сказал Карвен. -- Чтоб вновь обрести крылья. А Боги... с Богами он встречался вот только что.

-- Как это? -- удивился Ильтар.

-- Расскажу чуть позже, -- посулил Карвен. -- Это вирдисский король там?

-- Да, -- присмотревшись кивнул Ильтар. -- Его величество Ренарт.

Принц Феррен тихонько вздохнул и отстал на пару шагов от Ильтара с Карвеном.

"Нехорошо ведь завидовать".

"Да, у Ильтара есть друг. Не такой, как те, кого считал друзьями ты сам. Настоящий. Они аж засветились оба, когда друг друга увидели. Они по-настоящему друг другу рады, а не потому, что вместе сподручнее сотворить какую-нибудь гадость другим и позабавиться".

"Вот так и выглядит настоящая дружба. Смотри, принц Феррен, и запоминай. Может, и тебе повезет когда-нибудь. Особенно если сам человеком сделаешься. Потому что друзья бывают только у хороших людей. Ведь хорошие люди вместе -- просто потому, что вместе им хорошо. А у плохих... -- Феррен поискал нужное слово и когда нашел, оно потрясло его безжалостной математической точностью. -- У плохих людей друзей быть не может, у них могут быть только сообщники, чтоб совместно всякие мерзости творить. Вот так-то вот".

"И стоит, верно, еще на шаг отстать. Потому что подслушивать так же нехорошо, как завидовать. И глупо к тому же. А лучше немного подумать и порадоваться, что у тебя хотя бы любимая девушка есть. И если Ильтар свою любовь честно заслужил, то тебе, дураку, просто повезло, что такая потрясающая девушка вообще обратила внимание на такое ничтожество, как ты. И все-все терпела. Ждала, когда ты в себя придешь. Верила, что ты не окончательная сволочь. Вот так вот. И это -- твой единственный друг, Феррен. Единственный, кроме родителей, и быть может, Шенкита... единственный, кто предан тебе не потому, что ты принц. Или... как раз потому, что ты принц?"

На какой-то крохотный миг Феррен усомнился в любимой, и тотчас с ужасом и негодованием отверг пришедшую в голову мысль.

"Нет! Не может такого быть!"

"И не потому даже, что она мне жизнь спасла... а просто... не может такого быть, и все тут!"

"Да? Вот как? А как ты это докажешь?!" -- ехидно оскалила зубы математическая логика.

"А это аксиома! -- яростно оскалился в ответ Феррен. -- То, во что я верю, я не обязан доказывать!"

Он вновь посмотрел на Ильтара с Карвеном.

"Да. Хорошие люди это... это как звезды, как математика... они на самом деле есть! Они реальны, и их существование не нуждается в доказательствах".

Феррен потряс головой, последняя мысль не показалась слишком убедительной. Она даже умной не выглядела. Но почему-то была правильной.

"Что ж, выходит, что только хорошие люди реальны? А мерзавцы -- фикция? Вот еще! А я сам? А мои бывшие приятели-сообщники? Мы еще как существовали и уж мерзостей разных причиняли..."

-- Вот оно! -- внезапно прошептал Феррен, ухватив за хвост последнюю мысль. -- Нам нужно было что-то причинять другим, чтоб доказать свое существование! Свою реальность! Мы были вынуждены заниматься постоянным самоподтверждением. Потому что без наших мерзостей нас как бы и вовсе не было. А хорошим людям этого не надо. Они просто есть... сами по себе есть.

Принц и его приятель чему-то засмеялись.

"Я обязательно научусь быть хорошим человеком! -- сам себе пообещал Феррен. -- Потому что другого способа быть просто не существует! А я хочу быть! Для себя и Вэллис. Для отца с матерью. Для Вирдиса, в конце концов".

...***....

-- Маршал Эрдан? -- радостно воскликнул король Ренарт, завидев опального эльфа.

-- Да, ваше величество, -- коротко поклонился эльф.

-- Вы... вы пришли, чтобы... -- мгновенная радость в глазах короля сменилась мгновенным же испугом, подозрением.

-- Исполнить свой долг, ваше величество, -- ответил эльф, глядя в глаза короля. -- Решить вставшую перед вашим величеством задачу единственно правильным образом. И только за этим.

-- Правильным образом? -- король Ренарт невольно бросил взгляд на вражеские позиции. -- Мне интересно, как можно решить все это -- правильно? Есть ли вообще такой способ? Что можно сделать при таком перевесе сил?

-- Отступать, разумеется, -- ответил маршал Эрдан.

-- Отступать? -- возмущенно воскликнул король Ренарт. -- И пусть эти... все захватят?

-- Пусть захватят, -- равнодушно промолвил маршал.

-- Да вы в уме ли?! -- рявкнул король Ренарт.

-- В отличие от вас -- да, ваше величество, -- холодно кивнул маршал Эрдан. -- Я четко оцениваю ситуацию и нахожу приемлемые решения. А вот вы... если принц Феррен совершит то, что вы от него требуете, мне и впрямь придется надеть корону. Потому что с вас ее снимут.

-- Пусть попробуют! -- яростно оскалился Ренарт.

-- Архипастыри не пробуют. Они делают, -- поморщился Эрдан.

-- Архипастыри?! -- воскликнул Ренарт.

-- Вот именно, -- промолвил Эрдан. -- Архипастыри. Я виделся с ними. Только что. И они выразили свою волю достаточно ясно. Того, чего вы требуете от принца Феррена, произойти не должно. Ни сейчас, ни в ближайшем будущем. Святой Вион говорил что-то насчет ста лет, но думаю сроки лучше всего уточнить отдельно.

-- Но... что же тогда делать? -- растерянно поинтересовался король Ренарт. -- Быть может, Архипастыри указали вам и какое-либо приемлемое решение?

-- Что-то делать предоставьте мне, ваше величество, -- ответил маршал Эрдан. -- А вы -- остыньте. Я выиграл для Вирдиса достаточно войн. Выиграю и эту. Просто... доверьтесь мне. И... отдохните, что ли... когда вы в последний раз спали?

-- Не помню, -- пробормотал король Ренарт. -- Но... вы ручаетесь?

-- Головой, -- усмехнулся Эрдан. -- Только не мешайте мне, ладно?

-- А... как?

-- Что -- как?

-- Как вы намерены это сделать? -- с несчастным видом спросил король Ренарт. -- Их же так много... -- почти жалобно добавил он, покосившись на вражескую армию.

-- Это же наемники, -- пожал плечами Эрдан. -- Потому я и говорю -- отступаем. Нужно дать им возможность что-нибудь захватить. Захватив, они начнут грабить. А мы будем дразнить их с разных сторон и тотчас отступать. И сдавать без боя один лакомый кусочек за другим. Пусть они разойдутся в разные стороны. Как следует разойдутся. А тогда я без помех разобью их по частям.

-- Это если они не пришлют новую армию, -- сказал король Ренарт.

-- Эта была последняя. Других не будет, -- ответил Эрдан. -- А еще -- они остались, можно сказать, без магии. Во всяком случае -- почти без магии, тогда как мы вновь можем пользоваться порталами.

-- Вот как? -- прищурился король Ренарт. -- Почему?

-- Потому что вражеская магичка убита, -- ответил маршал Эрдан.

-- Убита? Уничтожена? Шенкит!!! -- во всю мочь заорал король Ренарт. -- Ко мне, немедля!

-- Да, ваше величество? -- выпалил главный вирдисский маг, торопливо подбегая к своему государю.

-- Говорят, беззаконная чародейка, королева Грэйн -- мертва, -- сказал ему король Ренарт. -- Твоя задача -- немедля все проверить, и если правда...

-- То мы все равно отступаем, ваше величество, -- сказал Эрдан. -- Я не намерен терять людей, сражаясь с теми, кого можно просто вырезать. С теми, кто не достоин честного боя.

-- Действуйте, маршал, -- вздохнул король Ренарт. -- И вы, Шенкит, -- тоже.

-- А вам бы отдохнуть хоть немного, ваше величество, -- сказал Эрдан. -- На вас же смотреть страшно.

-- Даже такому бесстрашному эльфу, как вы, маршал? -- ухмыльнулся король Ренарт. -- Тогда действительно надо.

-- Ну, а теперь рассказывай, -- подтолкнул Карвен принца Ильтара. -- Пока время есть. А то ведь сейчас, я чувствую, начнется...

-- А потом ты!

-- Само собой, а как же иначе?

Повинуясь приказам маршала Эрдана, вирдисские войска пришли в движение. Гвардия встретила своего кумира дружными криками восторга. Король Тагинар так растерялся, что на полчаса отложил начало атаки.

Когда он понял, что ничего особенного в вирдисском стане не произошло, и все-таки приказал наступать, вирдисская армия уже успела уйти. Последними отступили гвардейские заслоны. Лихие кони унесли прочь вирдисскую гвардию. Воевать было не с кем. Поразмыслив, его величество Тагинар приказал трубить победу. И направился к Ирлассену, дабы принять под свою руку засевший там гарнизон.

...***...

Возчик яростно нахлестывал коня, умудряясь левой рукой придерживать рядом с собой бесчувственного профессора Шарная.

"Успеть. Только бы успеть..."

Деревеньку он проскочил, не останавливаясь.

"Есть ли еще тут толковый лекарь? Город рядом, так может, и вовсе нет".

С грохотом проскочив речной мост, повозка устремилась в распахнутые городские ворота. Молоденький стражник, лениво зевавший на лавочке возле ворот, вскочил, разинув рот, а потом схватил прислоненную рядом пику и попытался захлопнуть ворота перед бешено мчащейся повозкой.

Он не успел.

В последний момент он отскочил с испуганным писком, и тотчас могучая рука возчика рывком оторвала его от земли и вздернула вверх.

-- Стой! Куда?! -- жалобно выкрикнул он, болтаясь в этой руке и роняя наземь пику. -- Нельзя так!

-- Лекаря! -- страшным голосом проревел возчик прямо ему в ухо. -- Самого лучшего! У меня господин помирает!

-- Документы! -- жалобно верещал, болтающийся в воздухе стражник. -- Вы... должны... предъявить...

-- Я те дам, предъявить! -- зверски ревел возчик, а повозка уже неслась по улицам города. -- Лекаря предъявляй! Живо!

-- Там! -- дрожащей рукой указал стражник. -- Там живет лекарь!

-- Самый лучший?

-- Самый... да отпустите же! Мне город охранять надо! На посту стоять!

-- Потом постоишь! -- возчик швырнул его рядом с собой, и повозка рванула еще быстрей.

Стражник крепко зажмурился, вцепился во что пришлось и вручил свою душу Богам. Он только сейчас заметил, что возчик вообще ни за что не держится, одной рукой все еще ухватив его, а другой поддерживая кого-то другого, быть может, того самого больного господина, о котором кричал. Вожжи возчик намотал на ту же руку, в которой держал его самого.

"Стоит этой проклятой колымаге резко свернуть или неожиданно затормозить -- и мы все окажемся под колесами! -- с ужасом думал стражник. -- Великие Боги, сохраните меня! Ну, пожалуйста! Не дайте погибнуть вместе с этими психами!"

Повозка резко остановилась. Стражник жалобно заскулил, предвидя, как сейчас полетит на мостовую, под ноги бешеному коню и под колеса повозки, но возчик каким-то образом умудрился и сам остаться на месте, и всех остальных удержать.

-- Ну? Где лекарь? -- громыхнул он. -- А... впрочем, вижу! Сиди тут! Повозку охраняй!

И подхватив бесчувственное тело, возчик ринулся в дверь, украшенную скромной табличкой: "Лекарь Ильнес".

-- Даже если вы очень больны, все-таки не стоит пинать мою дверь ногами, -- донеслось откуда-то изнутри, когда возчик, решительно распахнув дверь, почти вбежал внутрь.

-- Так у меня руки... того... -- растерялся возчик. -- Я же ничего такого... а только... помирает он... спасите, сделайте милость!

-- Простите, -- тотчас откликнулся лекарь, на первый взгляд больше всего похожий на ярмарочного борца, такой он был здоровенный. Возчик даже на миг засомневался, лекарь ли это. Впрочем, лекарь быстро развеял его сомнения на свой счет.

-- Так. Кладите его сюда. Что с ним? -- Он быстро наклонился над профессором, потянул носом и испуганно охнул. -- Давно он выпил эту дрянь?!

-- Да уж больше получаса... -- ответил возчик.

-- Да где ж вы раньше-то были?! -- отчаянно вскричал лекарь. -- Пустоголовые идиоты! Кладите его на кушетку!

Он схватил какой-то сундучок и принялся лихорадочно в нем рыться.

-- Ага. Вот оно...

Глядя как ловко мелькают склянки в руках этого здоровяка, возчик с облегчением убедился -- попали по адресу. Лекарь -- самый настоящий. И все он делает правильно. А что кричит и ругается, так на то он и лекарь. С лекарями даже высокородные господа не спорят. Такое уж оно лекарское ремесло -- бесспорное. Хочешь жить -- молчи и лечись!

-- Если б наш маг по делам не уехал, -- бормотал меж тем лекарь. -- Вдвоем бы мы точно справились, а так...

Он уже умудрился что-то влить в профессора Шарная, разжав тому зубы, и вдуть через нос какую-то смесь, и теперь тыкал своими здоровенными пальцами в разные места на профессорском теле.

Возчик на эти манипуляции смотрел с ужасом и благоговением.

"Да, мага не помешало бы... -- подумалось ему. -- Но ведь лекарь... он же и так справится? Не может же быть, чтоб не справился? Ведь он же -- лекарь!"

-- Легкие слабые, сердце изношено... стимулятор магический ему подавай, придурку старому! -- бормотал меж тем лекарь. -- Ага! Вот оно! Кажется...

В далекой Ирнии мастер Нарлимар закончил сложнейшее заклинание, требующее полной концентрации, вздохнул с облегчением и тотчас вздрогнул от мгновенного осознания и ужаса -- его знаменитый пациент, профессор Шарнай, глава вирдисского посольства в Ирнии, умирал.

Вот прямо сейчас умирал. В какой-то глуши, далеко от посольства, где должен был находиться. Очень далеко. Вообще не в Ирнии. Рядом с ним суетился какой-то лекарь, вроде бы даже хороший лекарь, вот только ничего он без мага не сделает...

"А мага нет... нет мага... вот сейчас... вот прямо сейчас остановится сердце... и все".

"Хорошо, что я не на дежурстве!"

Портал соскочил с пальцев, и мастер Нарлимар прыгнул в него, не теряя ни мгновения на раздумья. Не было у него ни одного лишнего мгновения.

-- Что вы за идиот, профессор? -- вскричал мастер Нарлимар, вываливаясь из портала и падая на колени рядом с лежащим профессором.

-- Маг? -- ничему не удивляясь и не прекращая свои манипуляции, промолвил лекарь.

-- Маг, -- откликнулся мастер Нарлимар, простирая руки над лежащим профессором.

-- Отлично. Помогайте, -- кивнул лекарь.

-- Я не идиот, я спаситель мира, -- не открывая глаз, слабым голосом откликнулся профессор Шарнай.

И вновь потерял сознание.

-- Живой! -- прошептал возчик и заплакал.

-- И будет жить, -- кивнул лекарь. -- Вовремя вы, господин маг. Еще миг... и я бы ничего не смог поделать.

Мастер Нарлимар кивнул, продолжая исцеление.

-- Но было бы лучше, когда б вы пришли за полчаса до того, -- ворчливо добавил лекарь. -- А если б кое-кто не потреблял разную дрянь... В таком пожилом возрасте, с ума сойти можно! И ведь сколько уж об этом писали, разъясняли, что это не способ обрести силу, а дорога на тот свет! А все дурням неймется... И ведь не кто попало писал -- светила науки: профессор Риантар, профессор Фанден, опять же профессор Шарнай, не лекарь, конечно, но весьма сведущий в нашем деле человек... а дурней все равно хватает. И ведь запретили отраву эту проклятую везде, где только можно... все равно откуда-то берут.

Он неодобрительно покачал головой.

Мастер Нарлимар посмотрел на профессора Шарная, "не лекаря, конечно, но весьма в сведущего в нашем деле человека"... и ничего не сказал.

-- Так, что у нас тут еще? Ранение мягких тканей? -- продолжал меж тем лекарь. -- По сравнению с тем, от чего мы уже избавили этого престарелого идиота, оно и вовсе ерунда. Давайте-ка, коллега, обезболим этот участок, и я...

Спустя еще полчаса лекарь выпрямился и удовлетворенно кивнул.

-- Состояние пациента больше не вызывает опасений, -- промолвил он. -- Вы согласны, коллега?

Мастер Нарлимар кивнул.

-- Я знаю... этого пациента, -- промолвил он. -- Я... думаю будет правильно, если я заберу его с собой. Там, откуда он пропал, о нем наверняка уже беспокоятся. И там будет, кому присмотреть за ним, обеспечить уход, покой... сколько нужно заплатить за лечение, мастер? Я заплачу.

Мастер Нарлимар выудил из кармана горсть золотых.

-- Э, нет! -- возмутился возчик. -- Спасибо вам, конечно, за помощь, уважаемый маг, но за своего хозяина я заплачу сам. Деньги, хвала Богам, имеются.

-- Так вы -- его слуга? -- спросил мастер Нарлимар.

-- Ну... вроде того, -- ответил возчик.

-- Да мне, в общем, все равно, кто заплатит, -- пожал плечами лекарь и назвал сумму. -- Проследите только, чтоб он больше ничего подобного не употреблял, -- лекарь с недоумением посмотрел на своего пациента. -- Не то в следующий раз его никакая магия не вытянет. Сердце...

Возчик отсчитал положенное количество монеток и посмотрел на мага.

-- А куда это вы моего хозяина забрать хотите?

-- Туда, откуда он прибыл, конечно, -- откликнулся мастер Нарлимар. -- Заодно и вас заберу, раз уж вы его слуга. Не бросать же вас здесь.

-- Не бросать, -- кивнул возчик. -- Правильно. А только у меня тут повозка... как бы ее тоже забрать, а?

-- Повозка так повозка, -- пожал плечами мастер Нарлимар. -- Пойдемте, что ли?

Возчик легко подхватил профессора. Попрощавшись с лекарем они с Нарлимаром двинулись к выходу.

-- Кстати, а как вы с профессором вообще здесь оказались? -- спросил маг, когда они вышли на крыльцо.

-- Так он -- профессор? -- удивился возчик, воззрившись на Шарная, как на некое чудо.

-- А вы не в курсе? -- вопросом на вопрос ответил мастер Нарлимар.

-- Ну... я не так давно с ним знаком, -- ответил возчик. -- Профессор... подумать только -- профессор! А я-то, дурак, думал, что профессора книжки умные читают.

-- Читают, -- кивнул мастер Нарлимар. -- И пишут. Конкретно этот профессор много чего написал...

-- А вот и нет! -- восхищенно воскликнул возчик, перебивая господина мага. -- Конкретно этот профессор вытворяет такое...

-- Заинтригован. Вы мне расскажете? -- мастер Нарлимар изо всех сил притворялся взрослым серьезным магом. Собственно, он таковым и был. Вот ведь у него даже и ученики есть. Если б не проклятое любопытство, вновь превращающее его в мальчишку, мешающее выглядеть степенным и солидным, многое повидавшим магом! Увы, никакого заклятья от любопытства мастер Нарлимар не знал. А посему уставился на возчика с тем самым юношеским любопытством. И тот вроде бы даже это заметил. Нет, не вроде бы... точно, заметил!

-- А я и не обратил внимания, как вы молоды, господин маг, -- улыбнулся возчик. -- Тогда точно расскажу. Только сначала скажите мне, кто вы такой будете?

-- Мастер Нарлимар. Ирнийская королевская охрана, -- ответил мастер Нарлимар.

-- Ага, -- удовлетворенно кивнул возчик. -- Свой, значит. И про профессора моего наверняка побольше меня знаете. Я ведь и впрямь недавно с ним столкнулся. Но, думается мне, ничего худого мой хозяин не сотворил. Одно доброе, если так можно выразиться.

Он подвел мага к своей повозке.

-- Вот она, господин Нарлимар, жалко будет бросать... совсем ведь хорошая еще... а если подновить малость, так и хоть короля в нее сажай!

Городской стражник все еще топтался у повозки. Он взглянул на возчика умоляющими глазами, заметил рядом с ним кого-то в одеянии мага и вовсе перепугался.

-- Беги на пост, -- милостиво кивнул возчик.

Беднягу как ветром сдуло.

-- Однако вы -- решительный человек, -- заметил мастер Нарлимар. -- Это ведь городская стража? Как вы умудрились заставить его охранять вашу повозку?

-- А что было делать? -- пожал плечами возчик. -- Он не хотел пропускать меня в город. А профессор умирал. А этот уперся... не пущу, мол. Пришлось его это... с собой прихватить... а раз уж все равно прихватил, так и чего? Я и подумал -- пусть присмотрит, а то ведь мало ли... город-то -- совсем чужой, а он все-таки -- стража.

-- Понятно, -- кивнул маг. -- Давайте заберемся в вашу повозку, я открою портал и отправимся домой.

-- Давайте, -- кивнул возчик. -- Чего нам тут еще? Все вроде сделано, чего моему хозяину было надобно.

-- Я перенесу нас к городским воротам Феранны. Вам же хватит времени все рассказать, пока мы доедем до вирдисского посольства? -- спросил маг.

-- Хватит, конечно, -- ответил возчик. -- А почему до вирдисского?

-- А потому что человек, которого вы держите на руках и называете своим хозяином -- полномочный вирдисский посол, профессор Шарнай.

-- Ох! -- выпалил возчик, тревожно вытаращившись на профессора. -- Но он же не преступник, нет? -- испуганно спросил он у мага. -- И.. это ничего, что он -- вирдиссец? Я, конечно, бывало, помогал жуликам... но только своим... а вирдиссцам... но он же хороший? -- возчик жалобно посмотрел на мага. -- Он только разнес склад подпольных торговцев оружием, отобрал у них три каких-то хитрых пистолета, а потом доставил их сюда и помог воинам убить ведьму. Вот и все.

-- Разнес склад торговцев оружием? Профессор Шарнай? -- изумленно переспросил мастер Нарлимар. -- Да, это действительно не совсем то же самое, что книжки читать... или даже писать... Давайте, однако, уберемся отсюда, и вы расскажете мне все по порядку.

-- Ваша правда, господин маг, -- кивнул возчик, забираясь на свое место и стараясь поудобнее пристроить бесчувственного профессора.

Мастер Нарлимар уселся рядом и начертил перед мордой коня портал.

-- Трогай, -- распорядился он.

Лероннский лекарь мастер Ильнес проследил, как повозка исчезает в портале и, удивленно покачав головой, отошел от окна.

-- Бывает же, -- пробормотал он себе под нос. -- Ну и пациенты пошли...

...***...

В глубине магического кристалла ярко горел закат. Но ярче заката вспыхнула шпага маршала Эрдана, и громче грома прозвучал восторженный клич вирдисских воинов, приветствующих своего любимого командира. После краткой, прочувствованной речи, произнесенной маршалом, вирдисские войска снялись со своих позиций и последовали за маршалом. Это было отступлением, но отступающие воины не чувствовали себя разбитыми, потерпевшими поражение. Разве можно потерпеть поражение, если армию возглавляет такой полководец?! И если он говорит, что сейчас необходимо отступить, значит, так тому и быть. Все знают, что наступление не за горами. В самом деле, почему это лероннцы должны навязывать место и время сражения? Вирдис всегда выбирал сам. Выберет и сейчас. И горе врагам!

-- Ну? Как обстоят дела? -- спросил вошедший король Илген у дежурного мага-наблюдателя.

-- Вирдисские войска возглавил маршал Эрдан, после чего они тотчас отступили, ваше величество, -- отрываясь от магического кристалла, доложил тот. -- Король Тагинар приказал трубить победу и направился к Ирлассену, чтоб соединиться с засевшими там лероннскими войсками. Похоже, он считает себя победителем. Ну, а король Ренарт и маршал Эрдан думают по-другому. Принц Ильтар в безопасности. Рядом с ним по-прежнему мастер Лигран, кроме того, с маршалом Эрданом прибыли сержант Верген и сержант Карвен, также занявшие свои места подле принца. А еще в вирдисском войске по-прежнему находится король Эркет со своею свитой. Войска сейчас на марше. Мастер Лигран обещал связаться с нами, как только получится.

-- Отлично, -- кивнул король Илген. -- С Ильтаром -- порядок, а Эрдан, Верген и Карвен выбрались из Леронны живыми, что уже немало.

-- Глупо было посылать воинов против мага, -- вздохнула королева Кериан. -- Даже таких воинов, как эти трое.

-- Мы посылали их на разведку, -- возразил король Илген. -- Не наша вина, что тайна перестала быть тайной раньше, чем они сумели хоть что-то выяснить. По крайней мере, они живы и оказались там, где действительно могут пригодиться.

-- Прошу прощения, что вмешиваюсь, ваши величества, но я должен дополнить сообщение, -- промолвил вошедший чуть ранее маркиз Фальт. -- Согласно тщательно проверенным сведеньям, точно такое же войско, как то, что оказалось в Вирдисе, движется на нас. И возглавляет его, -- обратите внимание! -- король Тагинар.

-- Двойник? -- удивленно поинтересовался король Илген.

-- Согласно отзывам моих магов -- настоящий, ваше величество, -- ответил маркиз Фальт.

-- Который настоящий? -- спросил король Илген. -- Тот, что идет к нам, или тот, что в Вирдисе?

-- Оба, ваше величество, -- ответил маркиз Фальт.

Король недовольно нахмурился.

-- Маркиз, если это шутка, то она не кажется мне особенно остроумной... а также -- своевременной, -- заметила королева Кериан.

-- Ваше величество, я никогда бы не посмел шутить во время доклада... да еще и столь серьезными вещами, -- Маркиз Фальт поклонился королеве. -- Более того, согласно докладам моих наблюдателей, третье подобное войско объявилось в Теарне...

-- И его также возглавляет король Тагинар? -- прищурилась королева.

-- Да, ваше величество, -- развел руками маркиз Фальт.

-- И тоже настоящий? -- фыркнул король.

-- Согласно оценкам моих наблюдателей -- да, ваше величество, -- ответил маркиз Фальт.

-- Послушайте, маркиз, а вашим наблюдателям можно доверять? -- Ее величество, кажется, готова была рассердиться.

-- Вы доверяете им уже много лет, ваше величество, -- пожал плечами маркиз Фальт. -- Все мои доклады основываются на их работе.

-- Отлично! -- насмешливо проговорила королева Кериан. -- И как понимать такие результаты этой самой работы? Три короля Тагинара! Три!

-- Более того, имена командиров, возглавляющих эти армии, тоже совпадают, ваши величества, -- сообщил маркиз Фальт. -- Равно как и приблизительное количество воинов, и названия подразделений, и количество имеющихся при каждой армии коней и пушек... Напрашивается вывод о магическом воздействии невероятного масштаба.

-- То есть, вы хотите сказать, что противостоящая нам всем чародейка из одной армии и одного короля сотворила три армии и трех королей? -- осторожно уточнил король Илген.

-- Что-то в этом роде, ваше величество, -- ответил маркиз Фальт. -- Для более точного ответа необходим более детальный анализ, который сейчас как раз и проводится. Я сообщаю, так сказать, предварительные данные.

Королева Кериан скептически хмыкнула.

-- Впрочем, неудивительно... -- задумчиво пробормотал король Илген, мгновение спустя. -- Где еще Леронне взять три армии? Она и одной-то была собрать не в состоянии. А после того, как мы с Теарном решили вмешаться в это дело, у них просто не осталось выхода. То есть, это мне казалось, что у них нет выхода. Значит, они его все-таки нашли. Значит -- три армии и три короля?

-- Так точно, ваше величество.

-- А власть они как потом делить будут? -- усмехнулся король Илген. -- Впрочем, о чем это я? Зачем чародейке делиться властью с кем бы то ни было?

-- Прошу прощения, ваше величество, -- вмешался дежурный маг. -- Мастер Лигран только что связался со мной и передал следующее: "Беззаконная чародейка, действовавшая под именем и личиной лероннской королевы Грэйн -- мертва. Уничтожена Архипастырями, при немалой помощи маршала Эрдана, сержанта Вергена и сержанта Карвена. Но до того, как ее удалось уничтожить, согласно свидетельству маршала Эрдана, сержанта Вергена и сержанта Карвена, ей удалось сотворить из одной лероннской армии три. Его величество Тагинар также подвергся растроению. Одна из этих армий сейчас направляется к Феранне".

-- Свяжите-ка меня с мастером Лиграном напрямую, -- приказал король Илген.

-- Невозможно, ваше величество, -- качнул головой дежурный маг. -- Войско на марше. Мастер Лигран передал только короткое сообщение. Придется подождать.

-- Понятно, -- кивнул король Илген. - Значит, чародейка мертва. Причем это не сама королева Грэйн, а некая особа, действовавшая под ее личиной. Очень интересно. Что ж, без колдовской помощи Тагинар нам не страшен, остается приготовить ему теплый прием. Генерала Кландена ко мне!

...***...

-- Вы мне поможете, баронесса? -- с надеждой спросила принцесса Лорна.

Баронесса Вэллис с легким испугом покосилась на окружавшие принцессу стопки книг.

"Да-а-а... Феррену еще учиться и учиться... а уж мне ни в жизнь столь книг не осилить..."

-- Я... попытаюсь, ваше высочество, но... я так мало знаю... -- огорченно промолвила она. -- Боюсь оказаться не помощью, а обузой...

-- Мне нужно, чтобы кто-то записывал то, что я стану диктовать, -- пояснила принцесса Лорна. -- А если что-то будет неясно, я объясню.

-- Это другое дело, ваше высочество, -- обрадовалась баронесса Вэллис. -- У меня хороший почерк! И я могу долго что-нибудь записывать, не уставая.

Она еще раз окинула взглядом груды книг.

-- Вы так много всего изучаете, ваше высочество... здесь же не только астрономия с математикой... -- потрясенно промолвила баронесса, оглядывая книги.

"Вот как раз астрономии с математикой что-то не видно".

-- А я раньше ничем таким и не занималась, -- ответила принцесса Лорна. -- Это... сама идея пришла мне в голову только сейчас. По правде говоря, ради этой идеи я почти готова пожертвовать всеми своими прежними увлечениями.

-- Астрономией и математикой -- ради торговли, налогов и географии? -- удивилась баронесса Вэллис, оглядывая книги. -- Но, ваше высочество...

-- Не ради торговли, налогов и географии, но ради того, чего я смогу достичь, используя эти знания, -- ответила принцесса Лорна. -- И я все-таки надеюсь, что мне удастся как-то совместить все это с моими прежними увлечениями.

-- И что же это за цель? -- заинтересованно спросила баронесса Вэллис.

-- Я не хочу, чтобы Ирния и Вирдис воевали между собой, -- ответила принцесса Лорна. -- Сейчас принц Ильтар и принц Феррен сражаются руку об руку, как союзники, но потом... Я не хочу, чтобы наши с вами дети убивали друг друга! Через каких-то двадцать лет... я почти вижу это проклятое поле... и кровь... -- она замолчала на миг, глубоко вздохнула и продолжила. -- Наши мужчины сейчас сражаются... убивают врагов... а я... мне хочется убить саму войну... ну, хоть между нашими странами, если нельзя всю!

Баронесса в ошеломлении посмотрела на принцессу.

-- Но ваше высочество... разве торговля, налоги и география... могут победить войну? -- с недоумением вопросила она, слегка смущаясь оттого, что так по-дурацки сформулировала свой вопрос. Хотя как его сформулируешь по-другому? После того, что сказала ее высочество... или она ее как-то не так поняла?

-- Если правильно их применить -- могут, -- кивнула принцесса. -- По крайней мере, мне кажется, что должны. Вот я и хочу разобраться, как этого достичь.

-- Я внимательно слушаю, ваше высочество, -- промолвила баронесса Вэллис.

-- Сейчас объясню основную идею. Ну, для начала... войны почти никогда не являются прихотью королей. Короли, начинающие войны из прихоти, на троне, как правило, не засиживаются. Войны начинаются из жестокой необходимости. Когда накопившихся противоречий становится настолько много, что война представляется не бедствием, но удачным выходом из положения. Между Ирнией и Вирдисом такие противоречия были всегда.

-- Ну да, -- кивнула баронесса Вэллис. -- Мы часто воевали с Ирнией. Верно.

-- По моему предположению, это происходит из-за сильного сходства обеих стран, -- заметила принцесса Лорна. -- То есть, одно государство могло бы с легкостью заменить другое. Во всех областях. Им тесно в торговле, производстве, во всем... Отсюда и войны. Поэтому тот, кому удается путем военных действий ослабить или разрушить экономику, торговлю, пути сообщения, города и рынки своего соседа -- выигрывает. Чисто теоретически, он может даже проиграть саму войну, но если причиненные им разрушения будут значительнее -- он победил.

-- Чисто теоретически, ваше высочество, -- сказала баронесса Вэллис. -- А на практике?

-- А на практике у победителя куда больше возможностей все разрушить, -- ответила принцесса Лорна.

-- И что мы со всем этим можем поделать, ваше высочество? -- спросила баронесса Вэллис.

-- Найти такие возможности для Ирнии и Вирдиса, чтоб они перестали соперничать, а вместо этого дополняли друг друга, -- ответила принцесса Лорна. -- Найти для каждой страны свой путь, чтоб они перестали сталкиваться лбами. Чтоб мир стал выгодней войны. Тогда войну может начать лишь очень глупый и жадный король, которому захочется иметь все. Но мы же постараемся, чтоб таких королей не было?

-- Устроим маленький заговор женщин, ваше высочество? -- пошутила баронесса Вэллис.

-- Что-то вроде того, -- кивнула принцесса Лорна.

-- Ну да, нельзя же мужчинам в открытую сообщать, что мы намереваемся отнять у них их самые любимые игрушки, -- хихикнула баронесса Вэллис.

-- Самым лучшим из них, наверное, все-таки можно, -- улыбнулась принцесса Лорна. -- Если они будут хорошо себя вести, конечно.

Продолжая улыбаться, принцесса открыла толстенный фолиант.

-- Приступим?

...***...

-- Ваш посыльный опередил меня, ваше величество, -- входя и кланяясь королю с королевой, промолвил генерал Кланден. -- Я как раз намеревался сообщить вашему величеству, что у нас лероннские гости. Только что прибыл гонец... Они не переходили границу. Должно быть, воспользовались порталом. Возникли прямо посреди земель барона Данли. Загнали барона с его людьми в замок и быстрым маршем двинулись на Феранну. Вроде бы ведет их сам лероннский король. Барон тотчас послал гонца в столицу.

-- У меня более полные сведенья, генерал, -- откликнулся его величество Илген.

И коротко пересказал генералу Кландену известные факты.

-- Дурак он, этот Тагинар, -- с солдатской прямотой объявил генерал Кланден. -- Связался с какой-то нечистью. А теперь, раз ее убили, с ним мы быстро разделаемся. Даже если его теперь трое...

-- Всецело полагаюсь в этом на вас, генерал, -- сказал король Илген.

-- Так что порталы в Вирдис вновь безопасны? -- вопросил генерал Кланден. - Возможно, есть смысл как-то это использовать? Высадить в тылу той лероннской армии, что в Вирдисе, наши войска... эльфийских стрелков, к примеру?

-- И испортить маршалу Эрдану все удовольствие? -- возразил король Илген. -- Нет уж! Если Эрдану понадобится, он сам попросит о помощи. А влезать непрошеными... подождем. Думаю, наше вмешательство не понадобится.

-- Ну, тогда, быть может, стоило хотя бы забрать принца Ильтара из зоны боевых действий? -- предложил генерал.

-- Когда с ним там Верген, Эрдан и Карвен? -- возразила королева Кериан. -- Нет уж, пусть учится.

-- Да, верно, -- кивнул король Илген.

-- А это правда, что Феррен раздобыл себе войско этих... каменных чудовищ? -- спросила королева Кериан у своего мужа.

-- Да, -- ответил король Илген.

-- И отказался использовать его против людей и эльфов? -- продолжила она.

-- Да. Правда, -- кивнул король.

-- Мне нравится, что Ильтар с ним подружился, -- промолвила королева Кериан.

...***...

-- Богиня Удачи касалась твоей шпаги? -- потрясенно переспросил Ильтар.

Карвен кивнул.

-- А мне... можно? -- робко поинтересовался его высочество.

Карвен еще раз кивнул и протянул свою шпагу рукоятью вперед.

Ильтар коснулся ее бережно, лишь кончиками пальцев провел, словно бы погладил.

-- Спасибо тебе... -- прошептал он и посмотрел на свои пальцы, как на что-то диковинное, с чем он ни разу еще не сталкивался.

Медленно гас закат, надвигались сумерки, подымался от земли туман, в котором все виделось таинственно и неотчетливо, -- и собственные пальцы и рукоять шпаги Карвена, -- всхрапывали и переступали с ноги на ногу гвардейские кони, и где-то далеко слышался топот надвигающейся вражеской конницы.

-- Мне даже неудобно перед тобой, -- промолвил принц. -- Хвастался тут перед тобой, как мальчишка... а всего подвига -- ядра таскать. Вот у вас и впрямь приключения! Эх...

Он хотел еще что-то добавить, а Карвен думал, что ему на это ответить, когда раздалась команда: -- По коням! -- короткая и резкая, как свист хлыста.

-- Да что мы все отступаем, да еще какими-то зигзагами? -- недовольно пробурчал Ильтар, вскакивая в седло. -- Остановились бы уж и дали бой, что ли. Кажется, нас не так мало!

Карвен, уже сидя в седле, еще раз проверил свои пистолеты, шпагу, после чего перевел взгляд на отдающего распоряжения Эрдана.

-- Ильтар, ты помнишь, как он в шашки играл?

-- Ну... помню, -- откликнулся принц, тоже посмотрев на вирдисского маршала.

-- Мы с тобой до самого конца не могли понять, что к чему, верно? -- негромко напомнил Карвен.

-- Хочешь сказать -- тут то же самое? -- спросил принц.

-- Спорю на что угодно, лероннцы, как и мы, ничего не поймут. До самого конца, -- усмешка Карвена не была видна в сгущающихся сумерках и тумане, но звучала в голосе вполне отчетливо. -- А ты... чем подвергать сомнению слова вышестоящего начальника... проверь лучше шпагу и пистолеты.

-- Я проверял, -- удивился Ильтар. -- Неужто ты думаешь, что я мог бы забыть?

-- Еще раз проверь, -- откликнулся Карвен, точно его и не слышал.

-- Эй, я проверял! -- возмутился Ильтар.

-- Я тебя слышал, -- донесся ответ. -- Молодец, что не забыл об этом. А теперь проверь еще раз.

-- Карвен, ты зануда! -- пробурчал Ильтар.

-- Я же сержант, забыл? Мне положено быть занудой, -- невозмутимо сообщил Карвен. -- Это даже в уставах прописано. "Сержант есть первейшая на всю армию зануда, и так оно должно быть, пока стоит мир".

-- Я так и понял, -- буркнул Ильтар, нащупывая перевязь со шпагой и пояс с пистолетами.

-- Хорошо, что понял, но все-таки проверь, -- не отставал Карвен.

-- Кошмар! Бедные твои подчиненные! -- с чувством воскликнул принц.

-- Можешь мне поверить, я и сам глубоко им сочувствую. Пистолеты, Ильтар. Шпага.

-- Проверяю уже, проверяю, -- пробурчал принц, и впрямь принимаясь за проверку своей амуниции. -- Ты доволен?

-- Счастлив и благодарю всех Богов! -- вновь усмехнулся Карвен.

-- По команде... вперед-марш! -- донеслось до них. -- Не ускоряться! Не растягиваться!

Со стороны приближающегося неприятеля донеслись первые выстрелы.

Карвен с Ильтаром одновременно пришпорили своих коней.

-- Интересно... где твой наставник? -- промолвил Ильтар.

-- Позади нас, с мастером Лиграном и твоими телохранителями, -- ответил Карвен.

-- Ты что, сквозь туман видишь? -- оглядываясь по сторонам, удивился принц. -- Как ты их вообще разглядел в этой каше? Да и темнеет уже вовсю.

-- Смотреть нужно внимательней, -- ответил Карвен. -- Да и слушать -- тоже. Уши тебе на что? Буквально вот только что мастер Лигран жаловался моему наставнику на то, что ему в его возрасте наравне с гвардейцами скакать приходится, и грозил лероннцам за это страшными магическими карами!

-- Тогда их песенка точно спета! -- фыркнул Ильтар. -- Уж если мастер Лигран всерьез рассердится... нам с тобой просто некого побеждать будет!

-- А что -- в лягушек всех превратит? -- развеселился Карвен.

-- Точно! И комарами накормит! -- откликнулся принц.

Всадники впереди пошли чуть быстрее, принцу с сержантом пришлось прекратить болтовню и поторопить своих коней. Где-то далеко затрещали и смолкли выстрелы, оборвался чей-то надсадный крик...

Маршал Эрдан играл в странные игры с лероннской армией, переправляясь порталами от одной части своих войск к другой, дабы задать им верное направление, продолжая дразнить и заманивать противника. Густой туман и темная ночь играли на его стороне. Маршал Эрдан не имел привычки проигрывать в подобные игры.

...***...

-- Смотри! -- прошептал Карвен, указывая вниз. -- Опять...

Ночь. Вершина холма. И тишина вокруг. Все слышимые звуки раздаются снизу. Там, у подножия, разрывая тьму пятнами факелов, сходится лероннская конная гвардия с лероннскими наемниками.

-- Второй раз за ночь, -- пробормотал Ильтар. -- Они что -- полные идиоты?

-- Нет, -- усмехнулся Карвен. -- Просто маршал -- гений. И те и другие только что получили весомый щелчок по носу, и просто убеждены, что перед ними никого, кроме нас, быть не может. Интересно, сколько из этих наемников вообще доживет до утра? Похоже, Эрдан твердо решил, что эта ночь должна стать им всем общей могилой.

-- Неужто лероннские гвардейцы не догадаются?

-- Не должны. Он ведь против них посылал не нас с тобой, а своих лучших -- разведку. И предварительно они спешились. И шли, как и эти, с факелами. А потом рванули обратно. Так что лероннская гвардия готова рвать и терзать... ну, а пока разберутся... тут уж и мы подоспеем. Не знаю, каким полководцем раньше был этот король Тагинар, но растроение явно не пошло ему на пользу. Гоняться за маршалом Эрданом! Ночью! По тем местам, что нашему эльфу вдоль и поперек известны!

Ночь прорезали выстрелы и крики.

-- Сошлись! -- выдохнул Карвен.

-- А что бы ты сделал на его месте? -- спросил Ильтар.

-- На чьем? -- не понял Карвен, весь увлеченный битвой.

-- На месте короля Тагинара?

-- Разбил бы лагерь и дождался утра, -- ответил Карвен. -- Впрочем, нет. Я бы вообще не стал сражаться с маршалом Эрданом. То есть, стал бы, но... только за Ирнию. Ну, если бы он нас вдруг завоевать решил. И предпочел бы личный поединок. Шпага на шпагу. Я и он. Чтоб из-за моих неправильных решений не пострадали ни в чем не повинные люди и эльфы.

-- И я бы одолел тебя в подобном поединке, а потом разбил и уничтожил всех, кем тебе пришлось бы командовать. Погибли бы все те, о ком ты столь трогательно заботишься, -- промолвил неслышно подкравшийся маршал Эрдан.

Карвен с Ильтаром аж подскочили.

-- Балбес ты эдакий, чему ты принца учишь? -- ехидно поинтересовался маршал Эрдан. -- Пускать полководца впереди армии?

-- А что еще делать с такими гениями, как ты? -- фыркнул Карвен.

-- Таких как я уничтожают, открывая у них над головой портал с камнепадом, наводнением или снежной лавиной, -- усмехнулся маршал. -- Впрочем, я не намерен воевать с теми, кто мне симпатичен. Думаю, партией в шашки мы как-нибудь обойдемся, верно?

-- Э... да, маршал, -- растерянно ответил Ильтар, поглядывая на разгорающееся сражение.

-- А теперь попрошу вас обоих проследовать вниз, -- добавил Эрдан. -- Скоро выступаем.

-- Выступаем? -- переспросил Карвен.

-- Как только они как следует вцепятся друг другу в глотки. Я не намерен дожидаться, когда они разберутся, что режут своих. Мы ударим раньше. С двух сторон. В обход холма. И отойдем обратно. Сюда поспешает еще одна рота лероннских наемников, как только они приблизятся -- мы отойдем, дабы не мешать их нежной встрече. Достаточно будет просто немного пострелять в одну и другую сторону...

-- Идем, Ильтар, -- Карвен подтолкнул друга, и они принялись торопливо спускаться с холма. Нужно было найти своих коней до того, как прозвучит приказ. Одно дело - по-дружески предупредить, а дожидаться их маршал Эрдан, конечно же, не станет.

-- Да вот же наши кони, -- первым заметил Ильтар.

-- Идем скорей, -- откликнулся Карвен.

Они успели еще слегка поволноваться, молча сидя в седлах и вслушиваясь в звуки ночи: ржанье и топот коней, выстрелы и звон шпаг, яростные выкрики сражающихся и стоны раненых... ночь полнилась музыкой боя, проклятой, страшной, восхитительной и мерзкой. Они успели еще слегка поволноваться, пока откуда-то сзади не пришел негромкий приказ:

-- Маршал велел начинать, передайте дальше...

Ильтар, чувствуя, как внезапно дрогнул голос, передал эти слова тем, кто точно так же ждал приказа впереди них.

Еще миг, и все пришло в движение.

Бой. Где-то там впереди, в темноте этой ночи... манящий и страшный, словно желанная возлюбленная и отвратительная язва вдруг слились в одно. Бой. Притягательный и мерзкий, пляшущая улыбка на губах Богини Удачи, и трупы, устилающие поле боя, словно ковер в доме свихнувшегося мага, подлежащего немедленному развоплощению. Бой.

-- Ильтар. Еще раз. Пистолеты и шпага. Быстренько, -- прервал его размышления голос Карвена. И, кажется, он даже проверил, насколько это вообще было возможно в такой темноте. А потом всадники впереди них тронулись с места, и время неудержимо покатилось куда-то назад. В том, что ждало их впереди, для времени места не было.

...***...

Ильтар эффектным жестом отбил вражескую шпагу и тотчас заколол своего противника. Вздыбил коня, обрушивая его передние копыта на голову выбитого из седла лероннца, который вскинул ружье и уже прицелился в принца. Лероннец упал.

Карвен и Верген разрядили свои пистолеты, и, выхватив шпаги, обрушились на врагов.

Над ухом Ильтара прожужжала пуля. Кто-то истошно заорал.

"Мне совсем не страшно, -- подумалось ему. -- Странно. Я всегда боялся, что испугаюсь... а ведь это настоящий бой. Не такой, как тот, где я просто подносил ядра".

-- Ильтар, сзади! -- рявкнул кто-то, принц так и не понял, кто именно, Карвен или сам Верген, но успел главное -- резко повернувшись в седле и откинувшись на холку коня, принял вражескую сталь собственной. Над головой прогудела пуля и враг упал.

-- Нельзя во время боя задумываться, ваше высочество, -- заметил Верген, между делом сражая еще одного лероннского гвардейца.

-- Я идиот! -- покаянно вымолвил Ильтар. -- Стал размышлять о том, что мне совсем не страшно...

-- Ну да, -- проворчал Верген, протыкая своего очередного противника. -- Работу бояться за вас вы предоставили мне, ваше высочество.

-- Я виноват... сержант, -- вымолвил принц. -- Мне стыдно.

-- Стыдно? -- ехидно прищурился Верген. -- Ну так убейте кого-нибудь, их тут еще достаточно. Сами увидите, как вам полегчает.

Шпага принца со звоном столкнулась с неприятельской, слушать вредного сержанта сразу стало недосуг. А прикончив одного за другим трех противников, Ильтар и впрямь почувствовал, что ему стало легче. Сержант Верген оказался прав.

"Страшноватая у него правота. Нельзя к ней привыкать", -- подумал Ильтар, выхватывая пистолет и целясь в четвертого.

За спиной что-то бодро выкрикивал Карвен.

-- Отходим! -- раздалось протяжно-певуче.

"Это маршал Эрдан!" -- сообразил Ильтар.

-- Шевелись, засранцы! -- тотчас присоединился к его голосу другой, размашистый и грубый.

"А это кто-то из его офицеров".

-- Отходим! Отходим!

-- Ильтар, ты цел? -- выпалил Карвен, в единый миг оказываясь рядом.

-- Да, -- кивнул принц. -- И кажется даже успел чему-то научиться.

-- Да ну, -- отмахнулся Карвен. -- Ты ж давно все умел. Просто не представлялось случая попробовать на практике.

-- Вот и представилось, -- сказал Ильтар.

А про себя подумал, что приложит все силы, чтоб участвовать в подобном как можно реже.

"Нет, убивать каменных истуканов было куда более захватывающим занятием. Быть может, потому, что они не были людьми и эльфами? Быть может, потому, что они не кричали от ужаса и боли?"

"Вот и сразился я плечом к плечу с Карвеном. И даже выдержал экзамен. Вот только... отчего ж мне так невесело?"

"Нет. Все-таки весело, наверное... но... это какое-то хищное веселье. Оно мне не нравится".

-- Ваше высочество, вы забыли зарядить пистолеты и привести в порядок свою шпагу, -- почтительно доложил Верген.

-- На коне? Ночью? В движении? -- удивился Карвен. -- Наставник, думаешь, он сумеет?

-- А вот и сумею, -- развеселился Ильтар. И с благодарностью подумал о третьей гвардейской. Чему они его только ни научили!

Ильтар быстро перезарядил пистолеты и показал Карвену язык. Тот только вздохнул и молча взялся за свои.

-- Так у тебя тоже "Этре"? -- обрадовался Ильтар.

-- Я ж тебе уже рассказывал, -- откликнулся Карвен.

-- Ты столько всего рассказал, что это событие как-то потонуло среди прочих удивительных и потрясающих вещей, что с вами произошли, -- заметил принц.

-- Ну да, -- усмехнулся Карвен. -- В придачу к шпаге, которую сами Архипастыри сочли чем-то вроде артефакта, а один хмырь из их свиты даже хотел отобрать, -- хорошо хоть Святой Вион заступился! -- у меня еще и такой же пистолет, как у тебя. Если, конечно, профессор Шарнай обратно не отберет...

-- Да ну... не думаю, что отберет, -- промолвил Ильтар. -- Зачем ему эти пистолеты? Он же вам их и привез. И назад вряд ли потребует. Ну, а если потребует, я тебе сам такой подарю, как только домой доберемся.

-- Хоть бы он жив остался, -- вздохнул Карвен. -- Совсем помирал, когда его тот тип с повозкой к лекарю повез.

-- Если он так за него переживал -- довезет, не бросит, -- утешил его Ильтар. -- Ну, хочешь я мастера Лиграна попрошу узнать о профессоре? Вот только остановимся где-нибудь...

-- Кстати, а где твой второй "Этре"? -- спросил Карвен. -- У тебя ж два было. Неужто посеял?

-- Подарил, -- ответил Ильтар.

-- Подарил? -- изумился Карвен. -- Кому?!

-- Принцессе Лорне, -- сказал Ильтар.

-- Принцессе... -- ошарашено повторил Карвен. -- И... ее высочество... приняла подарок? Она... стрелять-то вообще умеет?

-- Еще как! -- фыркнул Ильтар. -- Она...

И до самого утра, до момента, когда маршал Эрдан велел остановиться и ждать, Карвен выслушивал вдохновенную песнь в прозе. Принц Ильтар говорил о своей любви так, что даже ехавшие за ними эльфы из гвардии Эрдана, до чуткого слуха которых донеслись обрывки его взволнованного монолога, заслушались.

-- Такое изящество и такая искренность! Одни только гномы были способны совместить это, -- негромко заметил один другому.

-- Мы должны гордиться, ибо в столь выдающемся воине есть и наша кровь, -- ответил ему другой.

...***...

-- Вот что совершил мой хозяин! -- с гордостью закончил свое повествование возчик, бережно поддерживающий профессора Шарная и умудряющийся при этом править повозкой. Повозка мерно тарахтела по одной из улочек Феранны.

-- Да уж, -- потрясено качнул головой мастер Нарлимар, поддерживающий профессора с другой стороны.

-- А вот и вирдисское посольство, -- заметил возчик. -- Как вы думаете, мастер, пустят нас внутрь?

-- С ним? -- откликнулся маг. -- Пусть только попробуют не пустить!

Узрев бесчувственного профессора Шарная, потрясенные стражники торопливо открыли ворота. Один из них тотчас куда-то бросился с докладом.

-- Нашелся! Нашелся! Господин полномочный посол нашелся! Наш профессор! -- разносилось по всем посольству.

Суета, беготня...

Возчик гордо шел с профессором на руках вслед за посольским стражником прямиком в покои самого профессора. Мастер Нарлимар шагал следом.

-- Боги! -- вдруг воскликнула маленькая старушка, появившаяся невесть откуда и бросившаяся прямиком к ним.

По тому, как почтительно и быстро посторонился стражник, уступая ей дорогу, было ясно, что это весьма важная особа.

-- Профессор! -- вскричала она. -- Что с вами?

-- Жив я, Эртика... жив... -- слабым голосом ответил профессор Шарнай. -- Не шуми так... не создавай... панику...

Старушка сердито посмотрела на возчика, потом на мага.

-- Что вы сделали с господином профессором? -- требовательно поинтересовалась она.

-- Спасли, -- вновь откликнулся профессор Шарнай. -- Спасли. Привезли обратно. Все хорошо... Эртика. Все уже хорошо.

Взгляд старой служанки профессора мигом потеплел.

-- Несите его скорей! -- распорядилась она, решив, видимо, что те, кого профессор назвал спасителями, все ж таки заслуживают доверия. -- Сюда! -- добавила она, указывая дорогу.

Она распахнула двери в покои профессора и прошла вперед, разгоняя прочую прислугу и охрану.

-- Вот так! Прямо в постель! Господин заместитель посла, вам придется подождать. Да. Я сказала -- подождать, и вы подождете! -- решительно объявила она попытавшемся проскользнуть следом дипломату.

-- Но госпожа Эртика... -- несчастным голосом попытался возразить он.

-- Профессору необходимо отдохнуть, -- она решительно отстранила в сторону слегка ошалевшего от такого обращения дипломата. -- Прошу вас, проходите... несите его сюда... -- обратилась она к возчику.

Не менее дипломата ошалевший возчик проследовал за ней, потрясенно соображая, что эту строгую госпожу он и сам слегка побаивается. Вон, каких блестящих господ она гоняет. Даром, что одета словно служанка какая...

-- И вы, господин маг, тоже идите с нами. Сейчас все расскажете...

-- Эртика, раз я остался жив, мне все-таки нужен мой заместитель, -- попытался возражать профессор. -- Стоило бы разрешить ему...

-- Вот еще! -- возмущенно фыркнула Эртика. -- Он непременно задаст вам миллион вопросов. А вы не похожи на человека, готового немедленно на них отвечать. Сначала мы покажем вас лекарю, потом вы примете ванну, покушаете, выспитесь, отдохнете как следует... тогда и за дела приниматься можно.

-- Но если там что-то срочное? -- жалобно воззвал профессор. -- Мастер Нарлимар, ну хоть вы скажите...

-- Насколько я понял из рассказа вашего доблестного слуги, все самое ужасное вы уже предотвратили, профессор, -- ответил маг. -- А все остальное вполне может подождать.

...***...

Карвен спал и видел во сне свою шпагу. Нет, госпожа Айнир ему тоже снилась. И фераннские красотки, и лероннская "лошадка", и недавнее сражение, и граф Крэтторн, как всегда, неуничтожимый во сне, и магичка, мертвая, и оттого неуязвимая... чего ему только не снилось. А еще шпага. Она каким-то образом смотрела на него, и ему было невыразимо тревожно от ее взгляда. Казалось, она вот-вот что-то ему скажет.

Он проснулся и сел. Эрдан с Вергеном еще не спали, негромко беседуя о чем-то у догорающего костра.

-- Приснилось что? -- сочувственно спросил эльф.

Карвен мотнул головой.

Ну да, приснилось. Но дело не в этом.

Он положил ладонь на рукоять своей шпаги.

"Что ж такое ты хотела мне сообщить? От чего пыталась предостеречь?"

Чье-то лицо смутно наплывало из ночного сумрака, поверх ночной темноты, поверх костра и лиц друзей... миг -- и оно смигнулось ресницами, исчезло. Но Карвен все-таки успел понять, кто посмотрел на него из темноты белесыми глазами призрака...

Королева Грэйн. Мертвая королева .

-- Что тебя беспокоит? -- внимательно посмотрев на Карвена, спросил Верген.

-- Я не видел ее... окончательно мертвой, -- ответил Карвен.

-- Магичку? -- уточнил Эрдан.

-- Угу, -- отозвался Карвен. -- Мы ее убили... а она ожила и стала... еще сильней... а потом... я не видел, как Архипастыри ее уничтожили. Вот я и...

-- Ну, ты даешь, -- качнул головой Верген. -- Думаешь, после Святого Виона с его чарами, после остальных Архипастырей там осталось, что рассматривать?

-- Да и библиотеку вновь сожгли, -- с легкой грустью промолвил Эрдан. -- Впрочем, я ее запомнил. Быть может, нарисую когда-нибудь.

-- Так что рассматривать там попросту нечего было, -- подытожил Верген. -- Забудь, или, как говорят у вас в деревне, выброси из головы.

-- Я понимаю, но... -- Карвен виновато посмотрел на своего наставника. -- А что если она снова...

-- Если бы у Архипастырей были хоть малейшие сомнения... -- начал Эрдан.

-- То они бы все равно этими сомнениями не поделились, -- печально закончил Карвен.

-- Поделились бы, если б мы могли что-то сделать, -- возразил Верген. -- Ведь на самом-то деле, Карвен, лишь от одного тебя была какая-то польза... да и то, не от самого тебя, а от твоей шпаги... а если б профессор Шарнай не передал нам так вовремя пистолеты... вообще не берусь судить, чем бы все кончилось. Нет, Святые Престолы вмешались бы, конечно, раньше или позже... вот только когда? Магичка могла годами шляться в запретную библиотеку, а внешне все обставлять так, что у них и мысли не возникло бы вмешаться. Это просто невероятное стечение обстоятельств -- то, что все вышло именно таким образом.

-- То есть -- удача? -- улыбнулся Карвен.

-- Ну, да... -- усмехнулся наставник. -- Та самая, которую ты попытался за задницу ущипнуть, балбес.

-- И все равно мне неспокойно, -- пробурчал Карвен. -- Как... как соринка в глазу... когда она есть, от нее легко можно избавиться. Куда хуже, когда ее нет, а кажется -- что есть.

-- Ну, раз тебе так кажется -- будь настороже, -- очень серьезно сказал Эрдан. -- И мы -- тоже поостережемся.

...***...

Это не было страхом... это не было болью... это было куда старше боли и страха... оно брело и брело навстречу, сквозь несчетные века и пустоту. Приближалось, надвигалось, окутывало со всех сторон, грубо пропихивалось внутрь и нежным ядом сочилось сквозь кожу. Улыбалось изнутри твоей собственной души и ледяными пальцами щекотало сердце.

Нет. Ни болью, ни страхом это не было.

Боль и страх... до чего же все-таки смешные существа все эти люди... боятся боли, страха, еще каких-то глупостей... они и представить себе не могут, каково это -- висеть среди абсолютной пустоты, внутри запредельного мрака, чувствуя, как крошечные лапки ощупывают тебя со всех сторон... много-много крошечных лапок ощупывают тебя со всех сторон... а ты знаешь, наверняка знаешь, что здесь никого нет... нет, и быть не может... и лапок этих тоже нет... а они все щупают и щупают...

И запах мяты, запах мяты, змеиной кожей скользящий по телу, навевающий отчего-то беспредельную тоску, словно какая-то тоска может выжить там, где нет ничего, совсем ничего... и тебя нет, ведь не можешь же ты быть, если совсем ничего нет... запах мяты, пронзительный запах мяты, даже не тело, но самую душу выворачивающий наизнанку ...

А потом ты просто понимаешь, что тебя едят. Точней -- уже съели. Тебя нет, есть лишь отпечаток на пустоте, по странной прихоти этого места сохранивший твои сумбурные мысли .

Запредельный мрак внезапно пронзает ослепительная белизна. Все вокруг вспыхивает нестерпимо белым, и ты понимаешь, что есть такая боль, которую не в силах вынести даже ты. Даже при том, что тебя уже нет и эту чудовищную нестерпимую боль ощущать просто некому. Белизна возвращает тебе тело и душу, возвращает, чтоб вновь сполна насладиться пыткой. Ты пытаешься кричать, и белизна набивается тебе в рот. Хрипишь, задыхаешься, содрогаешься от неимоверной боли и вновь оказываешься внутри мрака, который начинает тебя пожирать. Так продолжается вечность. Безумно белая боль и плотоядный мрак .

Ты не веришь, что этому может быть конец, ведь в месте, где ты находишься, нет никакого времени. Однако наступает момент, когда все заканчивается, и ты оказываешься в реальном мире. Ты лежишь на мягком широком ложе, и от тебя чего-то хотят.

С большим трудом ты припоминаешь, что ты -- девушка, а тот смешной тип, что тяжело наваливается на тебя -- мужчина. Мгновением позже ты соображаешь и то, чего он от тебя хочет. И даже его имя вспоминаешь.

Неккор. Кажется, так его зовут? Мастер Неккор.

"Мерзкий ты тип, мастер Неккор".

Свое имя вспомнить гораздо сложнее... кажется... Грэйн?

"Нет, это случится позже".

А пока... да, тебя зовут Ланти, бедная маленькая торговка рыбой, которую купил у родителей этот гнусный тип, считающий себя магом.

"Ах, у девочки талант! Ах, девочка станет магом! Не извольте беспокоиться, я обо всем позабочусь!"

И деньги.

Много денег.

Столько и за год не заработать.

-- Ты должна покоряться мне всякий раз, как я этого потребую, -- пропыхтел нелепый толстяк, пытаясь раздвинуть ей ноги. -- Я властелин тех невероятных сил, что сегодня обрушились на тебя! Я всемогущ! Я...

Ланти едва не расхохоталась.

"Властелин, как же!" -- едва не вырвалось у нее.

У тех сил, с которыми ей довелось сегодня столкнуться, нет и не могло быть никакого хозяина. Просто этому типу довелось где-то спереть ключи от дверей, что приводят в страну кошмаров. Если б он хоть раз осмелился побывать там, куда втолкнул ее, он никогда бы не посмел так говорить. А значит -- он там не был. Смелости не хватило. Ну да, это же проще -- купить несчастную ничего не подозревающую дурочку, втолкнуть ее внутрь и посмотреть, что будет. Ну, а раз дурочка жива осталась, почему бы не попользоваться, верно? Наверняка ведь она до смерти напугана и сопротивляться не посмеет?

"Все верно. Напугана. Вот только не тобой".

"Если б ты мог хотя бы представить..."

Ланти прикрыла веки, удержала рвущийся наружу кошмар, навсегда поселившийся в глубине ее глаз. Удержать смех оказалось труднее. Впрочем, она и с этим справилась.

Ей достаточно было бы просто посмотреть ему в глаза. Всего лишь посмотреть, но... зачем? Пусть пока живет. Он ведь наверняка знает много такого, что окажется для нее небесполезным. Он открыл для нее всего лишь одну дверь... кто знает, вдруг у него есть и другие ключи? В существовании других дверей Ланти отныне не сомневалась. О, их много! Как же их много! Как они страшны! Как манящи и сладостны!

Да и вообще, если его убить, куда потом деваться?

Обратно в лавку?

Рыбой торговать?

Нет уж!

Если только эти невероятные твари и запредельные ужасы и впрямь дают силу, если есть возможность кем-то стать и чему-то научиться... и в итоге самой овладеть ключами от этих дверей...

-- Да, господин, -- прошептала Ланти.

А потом раздвинула ноги и позволила этому нелепому человеку делать с ней все, что ему заблагорассудится. В конце концов, после всего, что с ней уже случилось, это было не больно, не страшно и где-то даже мило. Он так смешно пыхтел, так старался произвести на нее впечатление...

Понимание того, что ее всего лишь насилуют, оказалось весьма уютным пониманием. Не было в нем ни страха, ни унижения... какое еще унижение, о чем вы? Тут так тихо и спокойно...

"Так что ж это выходит? Я теперь что, вообще ничего бояться больше не буду?" -- удивилась она.

"А чего мне бояться?! Разве что смерти. Ну, так вряд ли она страшнее того, что живет за той дверью!" -- ответила она сама себе.

Смешной толстяк скатился с нее, задыхаясь.

-- Вот так! -- торжествующе пропыхтел он. -- Ты теперь все поняла? Слушаться меня! Всегда и во всем! Ни шагу из моей воли!

-- Да, господин, -- прошептала она.

Черные вихри медленно тонули в глубине ее глаз, которые она так и не открыла.

-- Посмотри на меня! -- вдруг потребовал он.

"Вот же идиот!"

-- Не сейчас, господин, -- жалобным шепотом ответила она. -- Я все еще трепещу... все еще не смею...

Черная бездна в глубине ее души расхохоталась, обнажая огромные острые зубы.

"Нет, нет... подожди... не стоит есть его прямо сейчас! Давай немного подождем, пока... пока он созреет!"

-- Так сильно меня боишься? -- довольно поинтересовался он.

-- Чуть жива, господин, -- ответила она, успокаивая оскалившийся кошмар.

"Ну-ну... тихонько, ладно? Ты же не хочешь мне все испортить? Мы же в одну игру с тобой играем, правда?"

-- Что ж... это правильно. Чтобы выжить, ты должна быть покорна... абсолютно во всем покорна.

"Ш-ш-ш... потом его съедим, ладно? Пусть он сначала поделится всеми своими секретами".

-- Я покорна, господин. Я во всем покорна.

-- А смотреть на меня отказываешься?

"Ну иди же... иди... спрячься, а то он догадается и сбежит".

-- Это от благоговения, господин мой.

-- Благоговение, благоговением, а приказ приказом. Я сказал, открой глаза и посмотри на меня!

Кое-как утихомирив черную бездну, она открыла глаза и попыталась выказать страх, тот самый страх, которого больше не испытывала. Кажется, у нее получилось. Во всяком случае, этот нелепый болван, считающий себя властелином ее души и тела, поверил. И так ни разу потом и не усомнился. До самого конца.

Впрочем, она была милосердна к своему первому учителю и первому мужчине. Умер он быстро и без мучений. Она просто отправила его туда же, куда он в самый первый раз втолкнул ее.

Он не вернулся. Не вырвался обратно. Для того, чтоб вернуться, нужно было быть хотя бы таким, как она тогда... Жалкого самовлюбленного мерзавца черная бездна прожевала и, небось, даже не заметила.

Та, что была когда-то торговкой Ланти, та, что стала потом королевой Грэйн, тонкой струйкой дыма текла внутри небытия.

"Это им кажется, что они со мной покончили... вот и пусть кажется... я не стану их разочаровывать... пусть считают, что меня нет... что они победили... тот, первый, тоже так считал... долго считал... вот и эти... сильные... что с того, что вы сильнее... я опять раздвину ноги... и не стану открывать глаз... и дождусь своего..."

Внутри небытия струилась тонкая струйка дыма. Почти незаметная струйка. Внутри небытия хохотала и скалила клыки черная бездна. Такая же голодная и безжалостная, как и всегда. Она искала, за что бы ей ухватиться. Любую зацепку за реальный мир. Хоть самую крохотную. Искала -- и нашла.

"Вот же он! Вот!"

Этот человек тоже когда-то носил перстень Запретных. Теперь перстня при нем нет, но тень силы Запретных, эхо некогда бывшей дороги все еще тянется от него. Эхо бывшей дороги, дороги, которой нет... но ведь и Ланти тоже нет, и королевы Грэйн... а тонкая струйка дыма вполне способна пройти эхом дороги. Проскользнуть в чужое тело и затаиться.

Ее новое тело было удручающе старым, а еще оно было плененным при помощи сильной магии. Что ж, могло быть и хуже. Могло быть куда хуже. А так... надо же с чего-то начинать?

"Вот, -- подумала та, что еще так недавно притворялась королевой Грэйн, та, что когда-то была Ланти. -- Главное сделано. Теперь нужно просто подождать, пока все уляжется".

Ждать... ждать... ждать...

И вспоминать. Чем же еще заняться существу, которого уже, строго говоря, нет и вовсе? Существу, почти целиком состоящему из воли, ярости, жажды мести и оскаленной бездны, чуждой всему живому? Стоит, наверное, вспомнить все, что привело к подобному исходу, вспомнить и попытаться понять свои ошибки, чтоб не ошибиться вновь.

Родиться в семье мелкого торговца рыбой, худого, вечно озлобленного человека -- невелика радость. Кому-то игрушки и книжки, конфеты и пряники, а ей за прилавок. Работать. С утра до ночи работать. Только работать -- и все. Пропахнуть рыбой так, что никаким мылом не отмоешь, никакими духами запах этот проклятый не отобьешь. И для чего? Выйти замуж за такого же, как отец, угрюмого, озлобленного на весь свет мелкого торговца? Никогда ничего хорошего в жизни не знать, не видеть? Ланти яростно надеялась изменить судьбу. Всем Богам молилась. Даже Запретным. Боги не откликались. Даже Запретные, казалось, брезговали вонючей торговкой. А потом явился он. Мастер Неккор. Маг. И просто выкупил ее у родителей. Якобы талант магический у нее приметил. Обещал всему выучить, полноценным магом сделать. Ланти не знала, каких Богов благодарить, ведь мечта ее сбылась в одночасье. Ну, а то, что уважаемый наставник попытался уложить ее в постель на первом же постоялом дворе -- такие мелочи. Ланти привыкла справляться с подобными ситуациями. Это чистенькие красивые мальчики на торговок рыбой не засматриваются, а портовые грузчики, возчики, горшечники и прочая публика того же рода... тут если сразу отпор давать не научишься -- совсем пропадешь. "Уважаемый наставник" отделался расцарапанным носом. "Научишь чему магическому -- дам!" -- посулила ему Ланти. Что ж, мастер Неккор сумел отомстить. Он не стал обучать ее магии, как это делают другие мастера. Может, он и вообще не умел учить. Он просто скормил ее какой-то магической сущности. "Я -- это то, что она выплюнула! Или даже не выплюнула, а..." Ланти усмехнулась. Ей больше не было никакого дела до того, что бы она сама почувствовала по этому поводу раньше, когда была человеком. Она была другая. Совсем другая. А тому немногому, что осталось от прежней Ланти -- иссушающей белой ярости -- очень нравилась тьма, поселившаяся где-то в глубине ее существа. И какая разница, как именно она этого достигла? А мастер Неккор... смешной... думает, получил свою награду... спит... храпит... думает, это он тут командует...

Да. Все началось именно так. И было правильным. Ошибка, в чем бы она ни заключалась, совершена позже.

Воспоминания накладывались одно на другое, скользили серой шелковой нитью, пока...

"А ты, собственно, кто такая?" -- чей-то пристальный взгляд нашарил ее в темноте.

"А ты?" -- откликнулась она, не понимая, как это вышло, что ее заметили.

"Это мое тело, я здесь хозяин, значит, мне и спрашивать".

"Как ты вообще меня обнаружил?" -- ошарашено подумала она.

"А я привык обращать внимание на разные интересные вещи, вот и заметил".

"Ты маг?" -- спросила она.

"Нет", -- ответил он.

"У тебя был перстень Запретных", -- подумала она.

"Ты можешь это доказать?" -- насмешливо откликнулся он.

"У меня у самой был", -- сообщила она, пытаясь дать понять собеседнику, что у них есть кое-что общее, что она не пытается нападать, а напротив, ищет союзника.

"Кто ты вообще такая? Убирайся из моей головы!" -- в ответ потребовал он.

"Бездомная тварь, -- откликнулась она. -- Куда ж я пойду? Мне некуда идти".

"Найди себе кого-нибудь другого, а меня оставь в покое!" -- последовал ответ.

"Я не могу войти в кого попало".

"Интересно, чем это я так отличаюсь от остальных?"

"Ты носил перстень Запретных, как и я".

"Ну так найди себе кого-нибудь другого, кто его носит".

"Разве ты не хочешь освободиться? -- Ланти попыталась заинтересовать собеседника. -- Отомстить?"

"Освободиться? Отомстить? И это мне говорит существо, лишенное тела? - насмешка, прозвучавшая в его голосе, жгла словно крепкая кислота. -- Тебя-то, похоже, освободили вообще от всего".

"Я не повторю прежних ошибок. Свяжешься со мной -- не пожалеешь".

"Потому что не успею? -- ядовито поинтересовался он. -- Нас уничтожат раньше?"

"Потому что мы победим. Мне всего-то и надо -- добраться с твоей помощью в одно тайное место".

"Ты разве не заметила, что я скован магией по рукам и по ногам?"

"Вместе мы справимся. Обещаю".

"А что я получу в награду?"

"Молодость. Здоровье. Богатство. Власть. Что захочешь..."

"Что-то ты много сулишь..."

"А еще... если все получится... я верну нам перстни Запретных".

"Врешь. Они же даются лишь раз".

Ей показалось, или он и в самом деле дрогнул? Встрепенулся в тайной надежде? О, едва-едва... никто бы не сумел заметить, но когда ты сама находишься в этом теле... Да. Перстень Запретных -- то, что может соблазнить даже такого, как он. Ей ли не знать, сколько неизъяснимого блаженства дарит эта маленькая игрушка, бесценный дар отверженных богов. Обычному человеку хуже смерти от нее отказаться. Что ж, к тому моменту, когда ей самой потребовался перстень обычным человеком она давно не была. А потому и сумела устоять. Перстень не поработил ее. Сила Запретных Богов стала лишь дополнением к ее собственному могуществу. А для такого, как этот...

"Перстни Запретных и впрямь даются лишь раз, -- промолвила она. -- Обычным людям. Вот только я к обычным людям отношения не имею. А значит, сумею потребовать своего. Запретные... Они у меня в долгу, знаешь ли... но чтоб заставить их заплатить, я вновь должна стать тою, что была".

"Ты-то уж наверняка к обычным людям отношения не имеешь, -- насмешливо откликнулся собеседник. -- Вот только я-то -- обычный человек. И даже если тебе чего-то удастся достигнуть с моей помощью... где у меня гарантии, что я с этого что-то получу?"

"Я подумаю над гарантиями", -- пообещала она.

"Вот-вот, подумай. А пока убирайся!" -- приказал он.

"Вот еще! Ты все равно не сможешь меня выгнать!" -- насмешливо откликнулась она, забираясь как можно глубже, становясь очень-очень тихой и совершенно невидимой. А то ведь кто его знает, этого секретного агента, вдруг и впрямь сумеет выставить, даже и без магии? Эти секретные агенты иногда на такое способны...

Наскоро прощупав память своего носителя, она почти не сомневалась в его профессии, хотя, надо отдать ему должное, большинство ведомых ему тайн он хранил в секрете даже от самого себя, вспоминая о них лишь в момент, когда они требовали применения, и забывая тотчас после оного. И никакой магии! Оставалось лишь подивиться совершенству и изворотливости человеческой психики старого мастера. Она даже не очень-то поняла, на кого же он в конечном итоге работал на самом-то деле. Складывалось такое впечатление, что он и сам не был в этом уверен. Единственное, что стало ясно -- они в Ирнии, в Феранне, в застенках ирнийской секретной службы.

А после того, как она порадовалась хоть этой маленькой победе, -- кусочку достоверной информации из реального мира, -- ей пришлось и впрямь растечься бесплотной тенью, потому что плененный секретный агент приступил к мощному и безжалостному самоотчету, внимательно прощупывая каждую клеточку души и тела.

И разумеется, он ее нашел.

Погоня... погоня... ночную тьму в клочья рвет ослепительный свет факелов, раскаленные капли масла хлещут с них во все стороны, прожигая кожу, поджигая траву и деревья... нестерпимый жар от вспыхнувшего ночного леса, превращающегося в багровую преисподнюю... погоня... погоня... яростно хрипящие псы идут по следу... жадные, безжалостные псы... с их блестящих клыков каплет яд... псы бегут вровень с пожаром, освещаемые сполохами пламени... кажется, огонь их не жжет и не страшит... кажется, они и есть демоны этого пламени... погоня... погоня... громкие голоса загонщиков, топот и ржанье коней... неумолимый грохот надвигающейся смерти...

Бежать... вначале поскуливая от ужаса, затем подвывая в голос, а потом уж и просто хрипя, задыхаясь... призвать на помощь магию и сообразить, что здесь и сейчас никакая магия не спасет, нет и не может быть здесь и сейчас никакой магии... пламя, псы и конский топот за спиной -- все, что есть в этой реальности... а значит, нужно искать какой-то выход.

И выход нашелся.

Со всего маху врезаться в ледяную глыбу, влипнуть, вмерзнуть в нее, проплавляя ее своим телом, втискиваясь в нее как можно глубже -- бывает так, что это становится выходом.

Пламя резко сбавило силу, наткнувшись на лед, псы пронеслись мимо, грохот подков свернул за ними и вскоре стих.

"Спасена!" -- ошеломленно подумала магичка.

И тотчас сообразила, что ее спасло и где она оказалась.

"Этот ледник... лед этот... это же чары, что его держат!" -- сообразила она.

И попробовала чужие чары на вкус.

"Совсем неплохо. Да. Очень даже ничего. Вот так, питаясь чужими чарами, пусть даже и просто наколдованными оковами, можно потихоньку восстановить хоть какую-то силу. И заодно развязать руки этому типу. Он, конечно, спасибо не скажет. Слишком умен, чтоб не понимать, что к чему, но... свободным он представляется полезнее".

Бывшая лероннская королева грызла лед и улыбалась так, будто это было самым восхитительным занятием на свете.

"Ничего, если я когда-нибудь выберусь и обрету силу... вы у меня все лед грызть будете!"

...***...

Старый секретный агент быстро догадался, с кем имеет дело. А когда магичка копалась в его памяти, сумел заглянуть в ее собственную. Он-то, конечно, магом не был, но когда дело происходит в твоих собственных мозгах, некоторые невероятные вещи становятся вполне возможными. Особенно если самоконтроль и самоотчет стали плотью и кровью твоего существования.

Так что он неплохо представлял себе и что творится в мире, и кем является его незваная гостья. И бросил на нее все доступные ему силы не из желания куда-то ее вышвырнуть или уничтожить -- он просто не знал такого способа, -- а чтобы спокойно обдумать ситуацию и принять решение о дальнейших действиях.

Можно ли считать бывшую торговку рыбой, при помощи магии и хитрости ставшую королевой Грэйн, своим временным союзником -- или же нужно при любой возможности сообщить о ней ирнийским магам, даже наплевав на возможность освободиться с ее помощью?

"Такие, как она, убивают не задумываясь. Она не станет оставлять свидетеля".

"Перстень".

О да! Это была бы сильная приманка даже для него, но...

"Перстни даются лишь раз, а приманка на то и приманка, чтоб содержать внутри острый крючок".

Старый мастер вздохнул.

Нет. Свой перстень он потерял. Да и зачем ему теперь перстень? Брал-то он его не для себя, а для Вирдиса. Секретный вирдисский агент в самом сердце Ирнии, с самыми широкими полномочиями и самыми большими возможностями. К чему все это теперь? У Вирдиса теперь совсем другой враг. И не только у Вирдиса. Если эта бестелесная тварь своего добьется...

Нет уж! Ирния в союзе с Теарном -- куда более умиротворяющее зрелище, чем эта бешеная тварь, вцепившаяся в глотку всему миру. И вообще самой большой проблемой для Вирдиса будет усиление Архипастырского присутствия. Но лучше уж Архипастыри, чем эта...

Старый агент посмотрел на свой палец, с которого так, в сущности, недавно осыпался мелким крошевом колдовской перстень...

Ей кажется, что она поймала его. Поймала его на этом. На желании вновь... хоть на миг почувствовать... обрести утраченное. Когда она сама обрела перстень, у нее были силы с ним справиться, а он... одно лишь ей неведомо... то, что он брал перстень не для себя . И это делает его свободным. Таким же свободным, как она. И даже еще свободнее. Его не сжигают ярость и месть, он свободен от обиды и гнева и может спокойно выбирать.

В сущности, тут и выбирать-то нечего...

Покончив с раздумьями, старый мастер преспокойно забыл до времени все, о чем думал, после чего отозвал погоню, накормил псов, отправил на отдых всадников и погасил факелы.

В его сознании наступила ночь.

Лучшее время для засады.

...***...

Когда в камере открылась дверь, агент Тень ни единой мыслью не подал знак своей незваной гостье, что в окружающем их пространстве наступили хоть какие-то изменения. Он знал, что дверь откроется, знал, когда, и ждал этого. Он был готов. А потому его раздумья ни на миг не изменили своего вялого течения, и скрип открывающейся двери скользнул по ним, словно тень птицы по глади лесного озера -- быстро и незаметно.

Каждый день в это время к нему заходил дежурный маг ирнийской секретной службы. Один из тех, в чьем ведении находились пленники, считающиеся особо опасными. Те, кого предпочитали содержать не только в обычных, но еще и в магических оковах.

Надо же скованным по рукам и по ногам при помощи магии пленникам как-то есть, пить, отправлять естественные надобности, да просто мышцы размять, в конце концов. Вот и приходит время от времени специальный такой маг. Снимает магические оковы, проверяет состояние пленника и, если это необходимо -- подлечивает.

Будет маг его обследовать -- непременно на эту приблудную тварь наткнется. И разумеется, не оставит ее там, где она есть. Если повезет -- тут же и уничтожит, ну, а нет, так хоть доложит кому следует. Главное, чтоб эта гадина раньше времени ничего не пронюхала. Не то ведь зароется так, что и не сыщешь ее. А это плохо для Вирдиса. Для Вирдиса лучше, чтоб она была мертвой. Окончательно и бесповоротно мертвой. Даже если вместе с ней придется умереть одному усталому старику.

Вирдисский агент не хотел дать времени для подготовки поселившейся в нем твари, и ему это удалось.

Почувствовав магическую силу вошедшего, чародейка в панике заметалась. Она не знала, кто вошел и для чего, не могла рассмотреть это из своего ледяного убежища, она просто чувствовала чужую силу, и ей было страшно.

Когда же пришедший маг в одно движение снял с пленного агента магические оковы, и беззаконная чародейка лишилась единственной своей защиты, она пришла в настоящий ужас.

И будь она обыкновенной ведьмой, тут бы ей и конец. Маг бы учуял ее, изловил и прикончил. Но та, что хранила в самой глубине души оскаленную черную бездну, та, чья почти неощутимая плоть почти полностью состояла из белой ярости, обыкновенной ведьмой не была. Старый агент успел понять, что просчитался, что даже лишенная тела и почти всех своих сил магичка все равно сильней того мага секретной службы, который каждый день в отведенные для этого часы приходил освободить его от магических пут, дабы пленный агент мог размять занемевшие мышцы, оправиться и поесть.

"Маг не успеет ничего понять. И сделать ничего не успеет. А часовой, возле двери... тот и вовсе ничего не поймет", -- с отчаяньем понял секретный агент. И это было все, что он успел.

Черная бездна и белая ярость мгновенно сплелись в плотный мерцающий кокон. А потом из этого кокона во все стороны выхлестнули тонкие стремительные щупальца, почти погасившие сознание агента.

Вошедший маг с изумлением посмотрел на пленника. Он все еще продолжал удивленно таращиться на него, когда освобожденная от магических пут рука агента слегка коснулась его собственной. Потом глаза мага остекленели на миг и тотчас приобрели новое выражение.

"Вот так! -- с яростной радостью подумала магичка, выпрямляясь в новом теле. - Оказывается, простого касания мне теперь вполне достаточно, чтобы сменить тело!"

"И какое тело! Обученное, обладающее собственным магическим ресурсом! И молодое!"

Путь до сгоревшей библиотеки уже не казался таким нескончаемо длинным.

Сознание мага вяло барахталось где-то внизу, подавленное неожиданной атакой. Магичка усмехнулась.

Он всегда был сильным человеком, этот маг. Сильным, хорошо подготовленным, уверенным в себе. Все, чем он занимался, было ему по плечу, его никогда не унижали, он не терпел сокрушительных поражений, не возрождался из пепла, меньше, чем из пепла... ничто в этой жизни не представляло для него затруднений... сильные люди часто проигрывают поединки воли, потому что им недостает ярости, стоит им столкнуться с чем-то превышающим их возможности, как они тут же сдаются.

Она перевела взгляд на секретного агента. Слишком много знающего и абсолютно ненужного теперь секретного агента. Этот был совсем другой. Этот вызывал невольное уважение, но...

"Хотел меня переиграть? Подставить решил?"

"Испепелить бы его прямо сейчас! -- подумалось ей. -- Один огненный шар, и..."

Пришлось напомнить себе, что за спиной стоит охранник, который будет очень удивлен, если штатный маг казематов ирнийской безопасности вдруг ни с того ни с сего, безо всякого повода, испепелит ценного пленника. И, чего доброго, пальнет в спину сошедшего с ума коллеги.

"Начинать нужно с охранника!"

Она резко развернулась и швырнула в охранника самый мощный огненный шар, на который оказалось способно занимаемое ею тело.

И промахнулась.

От резкого движения ее повело в сторону, огненный шар с шипением пронесся над ухом охранника и, вылетев в коридор, оплавил стену.

"Проклятье! Какой же он неуклюжий, этот маг!" -- в ярости подумала чародейка, созерцая изумленное лицо охранника.

В следующий миг она метнула еще один огненный шар, на сей раз --тщательно прицелившись. И вновь промахнулась.

Охранник не был бы охранником, да еще и сотрудником секретной службы впридачу, если бы так и остался стоять. Людей и эльфов, неспособных быстро соображать и еще быстрее реагировать, маркиз Фальт на службе не держал.

Охранник мгновенно метнулся вниз и в сторону, уходя от огненной смерти. И почти тотчас же выхватил пистолет и выстрелил.

Теперь уже магичке пришлось потрудиться, чтоб выставить шит, хотя мерзавец даже не прицеливался. Просто вскинул руку с возникшим в ней словно по волшебству пистолетом и выстрелил, но если бы не щит -- пришлось бы искать другое тело. С дырой между глаз, наверное, очень неудобно колдовать.

Что ж, выставить щит она все-таки успела, хоть и в последний миг, и не столько благодаря собственному мастерству, сколько тренированным рефлексам пленного мага. Такого же сотрудника секретной службы, как и охранник.

-- Тревога! -- заорал меж тем охранник. -- Тревога!

-- Чтоб ты сдох! -- прошипела магичка.

"Оставить два трупа и, построив портал, шагнуть прямиком в библиотеку... такая красивая идея... никто бы никогда не догадался, что здесь на самом деле произошло... а теперь?"

"Впрочем, можно сменить тело еще раз. И даже не один. Демоны с ним, с этим охранником, не гоняться же за ним? С минуты на минуту сюда сбегутся ирнийские маги... нет уж... этот охранник все равно ни о чем не сможет поведать, кроме того, что его напарник-маг внезапно рехнулся и набросился на него. И ладно. Пора уходить. Уничтожить единственного, кто знает о ней хоть что-то, и уходить. А там -- пусть гадают, что тут произошло!"

Она обернулась, чтобы увидеть, как вирдисский секретный агент, схватившись за сердце, медленно сползает на пол. Его сознание дрогнуло и погасло, рассыпавшись снопом блестящих искр.

"Надо же! Сам умер! -- потрясенно отметила она. -- Или притворился? От этой хитрой бестии всего можно ждать".

"На всякий случай надо его все-таки испепелить".

Она приготовила еще один огненный шар.

И он пригодился. Вот только достался не трупу вирдисского секретного агента.

Портал за ее спиной открылся почти мгновенно. И вышагнувший из него маг времени на угрозы и предупреждения не тратил. Чужие чары навалились на нее чудовищной слабостью и головокружением. Она едва сумела повернуться и выпустить заготовленный огненный шар, радуясь, что он не достался трупу. Огненный шар размазался о выставленный противником магический щит, а она, с трудом успев побороть чужую магию, вынуждена была отбиваться от дюжины магических тварей, которых совсем еще юный маг стряхнул с пальцев, словно хлебные крошки после завтрака. Его взгляд был холодным, уверенным и очень неприятным.

"Уходить нужно! -- решила она, оценивая силу своего противника как нечто, во много раз превосходящее ее нынешние возможности. -- Это тело просто не потянет то, на что я способна!"

"А оставшись без тела, я стану ни на что не способна вообще!"

Доставшееся тело нужно было подвергнуть тем же процедурам, что и предыдущее, а на это требовалось время.

Построив собственный портал и увернувшись от вражеского заклятия, магичка шагнула прочь из этого места. Уже исчезая, она швырнула огненный шар в тело вирдисского секретного агента.

Увидеть, как неподвижный и бездыханный труп вдруг пришел в движение и шустро откатился в сторону, она уже не успела.

-- Да что тут к демонам происходит? -- потрясенно выдохнул мастер Нарлимар, обводя ошеломленным взглядом камеру.

-- Я тебе расскажу, малыш... а ты попробуй мне поверить, -- насмешливо откликнулся "труп" секретного агента. -- Впрочем, если ты все-таки не поверишь, я не обижусь. Я бы и сам в такое верить не стал.

...***...

"Да ведь мне и нельзя сейчас в библиотеку! -- вышагивая из портала, потрясенно сообразила магичка. -- Не в моем нынешнем теле туда соваться! Оно там и мгновения не протянет! Да и Архипастыри наверняка еще оттуда не убрались. Выждать нужно. Выждать, воспитать это тело. Закалить его болью, страхом, яростью... и только тогда..."

Она внимательно огляделась. Спеша убраться из казематов ирнийской секретной службы, она построила портал без каких либо ориентиров, а значит, могла оказаться где угодно. Что ж, теперь предстояло выяснить -- где именно. Если это и впрямь безопасное место, лучше пока в нем и оставаться. Выждать. Затаиться. Обезопасить себя. Продумать дальнейшие планы. И только потом -- действовать. Она не так уж мало отыграла у разгромившего ее врага. Глупо вновь потерять все.

Полумрак огромного, просто невероятно огромного зала, витые колонны, возносящиеся куда-то ввысь и, казалось, подпирающие готовую обрушиться сверху тьму, витые изукрашенные прихотливой резьбой ступени бесчисленных лестниц, ведущих вниз, вниз... в мерцающую россыпью ярких огней причудливую сказку: дворцы, замки, крепостные башни из драгоценных камней и сверкающей стали.

-- Ну, и где это я? -- негромко спросила она сама у себя.

-- ... это я... это я... это я... -- насмешливо откликнулось эхо.

Вздохнув о невозможности применить свою былую силу, магичка воспользовалась тем, что было в ее распоряжении, и довольно быстро получила ответ.

-- Вот как... я под землей, -- пробормотала она.

-- ... землей... землей... -- согласилось эхо.

-- И довольно глубоко...

-- ... глубоко... глубоко... -- горделиво подтвердило эхо.

-- Этому... амулету зла... такое и не снилось...

-- ... снилось... снилось... -- возразило эхо.

Она вновь посмотрела на город, сверкающий где-то там, внизу... волшебный, небывалый, феерический город, построенный невесть когда в подземных глубинах... неведомые и странные ощущения возникали при одном только взгляде на него.

-- Наверняка гномы строили... давным-давно, -- благоговейно прошептала магичка.

-- ... давно... давно... -- пело эхо на разные голоса.

Голоса переплетались, складывались в какой-то дивный узор, их было много, этих голосов, они далеко не сразу замолкали...

"Если здесь кто-то есть -- я же обнаруживаю себя!" -- смекнула магичка, решив покамест держать язык за зубами, а то мало ли... гномы давным-давно ушли, но кто знает, вдруг здесь без них какие-то подземные твари завелись? Лучше помолчать, а то ведь услышат. В подобных местах такое порой заводится, что лучше остеречься, особенно помня о своих ныне весьма ограниченных возможностях.

"Не нужен мне пока этот город, -- решила про себя магичка. -- Потом подумаю, обследовать его... или не стоит. А пока займемся главным. Тем, что нужно сделать немедля".

Для начала она изучила вероятность ее отыскания тем ирнийским магом, что на нее напал.

"Будь у меня мои прежние возможности, я б его в лепешку раскатала, в блин размазала и даже не вспотела бы!" -- с досадой подумала она, сознавая, что теперь как раз у него все шансы проделать это с нею.

"Отвратительное ощущение!"

"Вот для того, чтоб этого не случилось, и нужно обо всем позаботиться".

Задействовав магические способности похищенного тела, она попыталась обследовать окружающее при помощи колдовского зрения.

-- О, Боги! -- выдохнула она, испуганно отшатываясь от своего видения, полыхнувшего ей в глаза нестерпимым жаром могучей и чуждой силы.

-- Боги? Боги? -- насмешливо поинтересовалось эхо. -- ... оги... оги... ги... ги... -- продолжило оно уже совершенно издевательским тоном. -- И... и... -- пропищало оно напоследок на разные голоса и смолкло так резко, словно его удавили.

Тяжело дыша от потрясения, магичка опустилась на покрытые резьбой каменные плиты пола.

Что ж, утешительным было то, что ее не только этот ирниец, ее здесь и сам Святой Вион не обнаружит. А вот причина, по которой это было так, заслуживала отдельных раздумий. Гномий город, переливающийся и сверкающий в полумраке невероятного зала, был под завязку набит магией. Настолько мощной и необычной, что даже страшновато делалось. Кто сможет на фоне столь яркого пламени заметить крохотную отдельную искорку? Слабую крупицу силы?

"Никто и никогда меня здесь не разглядит!"

"Но что ж это выходит? Гномы ушли, а колдовские игрушки свои оставили? Что это, если не хранилище сил, амулетов, магических жезлов и прочих тайн?"

"Когда я верну себе свое могущество -- обязательно наведаюсь туда, --решила магичка. -- Лишняя сила еще никому не вредила".

"Пока же лучше туда не соваться... или все-таки?"

"Вдруг там найдется нечто, способное помочь? Дать доступ к дополнительному могуществу без трансформации тела?"

"Быть может, я смогу посетить запретную библиотеку, не прибегая к боли, страху и ярости?"

Всегда соблазнительно избежать трудного пути. Магичка с трудом поднялась на ноги и бросила жадный взгляд на сверкающий город. Он был словно восхитительное пирожное в лавке для богачей, куда бедную торговку рыбой и на порог не пустят.

"Ну, это мы еще посмотрим, пустят или не пустят!"

Магичка решительно отвернулась от полыхающего у ее ног соблазна.

"Не сейчас. Сперва -- другое".

"Последние заклятья".

"Если я уничтожена -- мои заклятья должны потерять свою силу, если же я уцелела -- значит должны были уцелеть и они. По крайней мере -- некоторые. То, сложное... с порталами... скорей всего, распалось на составные... а вот три армии вместо одной и три короля вместо одного -- это могло и уцелеть. На совесть было сделано. На мучениях, на страхе, на крови... Опять же -- амулет зла и его слуги. Тоже, небось, устояло. И ведь раньше или позже кто-то сообразит. Те же Архипастыри наверняка заподозрят, что раз заклятия устояли, то и личность создавшего их мага тоже уцелела. И станут искать. А станут искать -- найдут в конце концов. Или просто подкараулят у запретной библиотеки..."

"У них теперь свой вход есть... благодаря этому мерзавцу Карвену... теперь им не нужно снимать собственные заклятья, чтоб войти... тому же Святому Виону наверняка хватит одного лишь воспоминания , чтоб вновь построить портал сквозь все препоны, сквозь уничтожающее пламя и судороги небытия".

"Итак, если какие-то заклятья еще действуют... их необходимо отменить", -- решила магичка.

Решить оказалось проще всего. А вот сделать...

Почти все силы ушли на то, чтоб хоть как-то закрыться от полыхающего магического факела, которым была сила гномского города. Того, что оставалось, на серьезный магический поиск просто-напросто не хватало. А ведь нельзя отменить то, чего не видишь, не ощущаешь...

"Уйти отсюда? Найти другое безопасное место?"

"А есть ли для меня сейчас такое место?"

"Кто знает, не ищут ли меня Архипастыри уже сейчас? И повсюду. Им, если что, и Боги помогут. С божественной помощью они меня в два счета найдут. А вот мне Запретных не дозваться. Кому я нужна такая... почти лишенная сил... в чужом теле... нескоро ответят они на мои призывы. Не раньше, чем я вновь стану что-то из себя представлять. Сволочи".

"Нет уж. Будем пытаться отсюда!"

Задействовав все силы плененного мага на то, чтоб гномский город перестал полыхать огненным факелом в голове, магичка осторожно приоткрыла темницу своей души, выпуская оскаленную бездну. Совсем чуть-чуть... капельку... ровно столько, сколько способно выдержать это никчемное тело...

Плененный маг взвыл от ужаса, его сознание забилось в судорогах, а тело вновь мешком рухнуло на каменные плиты пола.

"Ничего. Потерпишь. Мне в свое время куда хуже пришлось", -- равнодушно подумала магичка.

Щепоти собственной силы вполне хватило на то, чтоб отыскать уцелевшие заклятья. Да. Три армии остались тремя армиями и на данный момент терпели сокрушительное поражение от своих противников.

"В следующий раз выберу короля поприличнее!" -- подумала магичка, отменяя свое заклятие.

Амулет зла все еще наслаждался пивом и жарким, играя в карты с... другим амулетом.

"Вот это да! Лихо обошелся принц Феррен с тем, что я ему подсунула! Ну, ладно же... мы еще посчитаемся. Ты ведь не оплатил мои магические услуги, твое высочество, верно? Ну, так оплатишь еще... с процентами! И... да, генералом каменной армии тебе отныне не бывать, ты уж извини... ничего личного, просто я снимаю свои старые заклятья..."

Заклятье растаяло, исчезли оба амулета -- большой и малый, все без исключения каменные истуканы рассыпались в пыль.

"Вот так вот".

"Дальше. Заклятье всеобщего довольства над Леронной -- убрать. Порадовались жизни, и хватит с вас. Всякая полезная мелочь -- долой. Не разглядывая, просто -- долой. Вот так. А заклятье, уродующее порталы и впрямь само распалось".

"Правду, видать, говорят, что чересчур громоздкие заклятья даже у могущественного мага иногда сами собой разваливаются".

Усилием воли магичка вновь спрятала в самые глубины своей сути, ту ничтожную каплю оскаленной черной бездны, которую осмелилась выпустить.

Сознание плененного мага перестало трепетать от ужаса, а тело смогло вновь подняться на ноги, повинуясь приказам своей новой хозяйки.

"Какое же у этих мужиков все неудобное, -- мельком подумала магичка. -- Как они вообще живут во всем этом?"

"Не исключено, что именно поэтому они такие тупые", -- решила она.

Впрочем, долго размышлять об этом ей было недосуг. Хватало более насущных дел.

...***...

Принц Феррен заряжал пистолет, когда вдруг почувствовал, будто разваливается на части. Точней, даже не разваливается -- рассыпается. Тело перестало быть прочным, исчезли какие-то невидимые связи и... плоть утекала песком!

"Песок может попасть в замок пистолета!" -- мелькнула испуганная мысль.

Феррен аккуратно положил пистолет на камень, на котором устроился, и только тогда полностью осознал весь ужас происходящего, равно как и его невозможность.

"Да что же это? Да разве такое бывает? Я заколдован? Но когда же это случилось? Куда смотрели маги-телохранители? И разве есть вообще такая магия?" -- в панике подумал он.

"А говорили, что проклятую ведьму убили!"

Он попытался вскочить на ноги... и ноги рассыпались в пыль!

Тающее тело медленно оседало в кучу песка.

Короткая вспышка ужаса -- и чернота. Сознание рассыпалось вслед за телом. Быстро, безболезненно и окончательно.

-- Принц Феррен!

Жуткая судорога скрутила тело.

"Тело? У меня нет больше никакого тела".

-- Принц Феррен!

Кто-то бил его по щекам.

"Я же рассыпался... разве можно песок бить по щекам?" -- вяло подумал Феррен. -- Надо сказать этому... сказать, что у меня нет щек... вот только как я могу что-то ему сказать, если у меня и рта нет... и языка... а если ему не сказать, он так и будет меня бить. Он что, не видит, что я рассыпался?"

-- Принц Феррен!

Еще одна чудовищно болезненная судорога прошлась по телу. И вновь пощечины.

-- Принц Феррен! Очнитесь!

"Если он знает, что я принц, как он смеет бить меня по щекам? Только отец может... но он бы попроще обозвал... не принцем, а мерзавцем или оболтусом..."

-- Принц Феррен!

"Да как он смеет? Кто это вообще такой?!" -- возмущенно подумал Феррен. И открыл глаза.

Над ним склонилось перепуганное лицо мастера Шенкита.

-- Шенкит... это ты меня... -- слабым голос поинтересовался Феррен, внезапно соображая, что снова каким-то чудом жив.

Маг кивнул.

-- А что вообще случилось? -- тихо спросил Феррен, понимая, что вопрос: "как ты посмел?", глуп и бестактен.

"Шенкит никогда бы не посмел бить по лицу вышестоящего. А это значит... не вышестоящего он бил, а меня ... меня, что бы это для него ни значило!"

-- Вы упали... ваше... высочество... -- выдохнул взволнованный маг. -- И... на какой-то миг мне показалось, что вы умерли. Просто так. Без каких-то внешних причин. А потом... я понял, что жизнь еще теплится в вас. Боюсь, мне пришлось прибегнуть к экстренным мерам. Я не самый лучший целитель, да и с подобным никогда не сталкивался. Это было очень больно?

-- Ты о пощечинах? -- усмехнулся Феррен, вновь начиная ощущать свое тело.

-- Нет, -- отмахнулся маг. - Пощечины -- это ерунда. Мне пришлось применить кое-что из области пыток. Я слышал, что при помощи этого заклятья иногда удавалось вернуть умирающего... рискнул попробовать...

-- Те жуткие судороги? -- догадался Феррен.

Маг виновато кивнул.

-- Ничего другого мне просто не пришло в голову, а время уходило. Я не имел права просто так стоять, и даже не попытаться...

-- Не знаю даже, больно это было или нет, -- сказал Феррен, с трудом сдерживаясь, чтоб не расплыться в самой что ни на есть идиотской улыбке. -- Я почти ничего в то время не чувствовал... впрочем, нет... даже тогда это было очень мучительно... вот только мучился как бы не я, то есть не совсем я... не могу объяснить точнее... Боги, как же это хорошо -- вновь быть! Шенкит! Спасибо тебе!

-- Ваше высочество!

-- К демонам высочества! Высочество ты бы не посмел по морде лупить! Для тебя я -- Феррен!

Маг посмотрел на него как-то странно. И кивнул.

-- Феррен, -- негромко промолвил он, соглашаясь с новым порядком вещей.

-- Шенкит! -- горячо и благодарно откликнулся Феррен.

-- Так на что же это все-таки было похоже? -- спросил маг как ни в чем ни бывало. -- Чем быстрей мы в этом разберемся, тем лучше. Почти уверен, что никакого магического воздействия... никакой атаки с применением магии на тебя не проводилось.

-- А как это выглядело снаружи? -- спросил Феррен. -- Я просто упал и умер?

-- Примерно, -- ответил Шенкит. -- Очень осторожно и медленно упал, если можно так выразиться.

-- Понятно, -- промолвил Феррен. -- А мне вот показалось, что я рассыпаюсь. Что мое тело превратилось в песок. И течет себе... во все стороны. Я помню, что успел положить пистолет, еще испугался, что песок в замок попадет... а потом на самом деле сообразил, что рассыпаюсь, испугался, вскочил... и рассыпался окончательно.

Он испуганно посмотрел на мага.

-- Шенкит... но если это не магия... то что?

-- Хороший вопрос, -- озадаченно откликнулся тот. -- Вот был бы у меня на него еще и ответ... Не знаю, Феррен. Никогда о таком не слышал. И ведь теперь, после смерти колдуньи, с вражеской стороны просто некому ворочать такими заклятьями... это ведь какая сила нужна! Да плюс к тому -- заклятье неведомое, такое, что ни один из дежурных магов, включая меня, как магию опознать не может. Это, знаешь ли, что-то вовсе невероятное... Хотя...

Маг на мгновение задумался, а потом стремительно начертил портал.

-- Идем! -- промолвил он, протягивая руку.

-- Куда? -- хватаясь за руку и с трудом подымаясь, поинтересовался Феррен.

-- Навестим твою каменную армию, -- ответил Шенкит.

-- Думаешь -- это они меня? -- непонимающе спросил Феррен. -- Или -- амулет?

-- Есть у меня одно подозрение, -- ответил Шенкит. -- Сейчас проверим.

Вышагнув из портала вслед за Шенкитом, Феррен глазам своим не поверил. Там где недавно горделиво высились его каменные воины, молчаливая и грозная армия, способная сокрушить любого врага, не было ничего. Только кучи песка. Здоровенные кучи песка.

-- Вот так вот, -- промолвил Шенкит.

-- Но... как же это? -- пробормотал Феррен, не в силах поверить, что от его собственной армии ничего не осталось. -- Может это... какое-то другое место? Или они просто ушли? Ведь не может же быть, чтобы вот это вот -- были они?

-- Без твоего приказа они никуда бы не делись, -- промолвил Шенкит. -- Нет. Все сходится. Эти кучи песка -- то, что от них осталось. Увы.

-- Но... почему?

-- Из того, что нам сообщил маркиз Фальт, получивший сведения от своего агента, а также из того, что поведала баронесса Вэллис... Феррен, ты помнишь, как колдунья называла истуканов?

-- "Мои мальчики", -- припомнил Феррен. -- И что?

-- Она считала истуканов своими, -- сказал Шенкит. -- Не потому ли, что пробудила их к жизни?

-- А как же амулет? -- возразил Феррен.

-- Так ведь и он говорил, что спал, а потом его разбудила какая-то женщина, которую он не может запомнить, когда она к нему приходит, -- напомнил Шенкит. -- Кто знает, какое древнее проклятие она разбудила, но в Ирлассене подобного не было с момента его основания. Уж что-что, а магическую историю я знаю.

-- А теперь она убита, и ее заклятья начинают терять силу! -- сообразил Феррен.

-- Вообще-то заклятья умирают одновременно с магом, -- заметил Шенкит. -- Но в данном случае... кто знает? Она была самым необычным существом, с которым нам довелось столкнуться.

-- Так выходит, то, что я ощутил, когда мне показалось, что рассыпаюсь... это была их смерть? -- Феррен глазами указал на кучи песка. -- Это они рассыпались? Умирали?

-- В какой-то мере, -- кивнул маг. -- Их смерть чуть было не стала твоей собственной.

-- Как полководец, который уходит вслед за своей армией, -- пробормотал Феррен.

Он посмотрел на кучи песка.

-- Знаешь, Шенкит... они, конечно, были всего лишь камнями, но... мне будет их не хватать, -- промолвил он.

И почувствовал, как рука мага опустилась на его плечо.

-- Я понимаю, Феррен.

Они молча стояли, глядя на кучи песка.

-- Где бы вы ни были, во что бы не превратились... пусть вам будет хорошо, -- промолвил Феррен. -- Вы были хорошими солдатами, слышите?

Было удивительно тихо в мире. Полководец и его соратник прощались со своей армией.

Наконец Феррен вздохнул, и они посмотрели друг на друга.

Шенкит думал о том, как вырос Феррен за это короткое время, а также о том, что магичка наверняка мертва, и это очень утешительно.

А Феррен думал о том, что у него все-таки есть друг. Настоящий.

-- Шенкит... -- неловко промолвил он. -- Ты это... если я буду когда-нибудь не прав, или там еще чего... ты же дашь мне по морде? Как тогда?

Маг очаровательно улыбнулся и подмигнул.

-- Если ты сделаешь что-нибудь не то... или там еще чего... я просто опять назову тебя "ваше высочество"... думаю, этого будет вполне достаточно?

Феррен содрогнулся.

-- Злой ты, Шенкит... жестокий... -- радостно ухмыльнулся он мгновением спустя.

-- Ну, так я же маг, злость и жестокость у нас в крови! -- усмехнулся Шенкит и принялся строить портал. -- Нам пора, Феррен.

-- Да, -- кивнул вирдисский принц. -- Нужно немедля доложить отцу!

...***...

Среди прочих мелких заклятий, отмененных уцелевшей после схватки с Архипастырями магичкой, было одно, которое она, возможно, и не стала бы снимать. Или, сняв, тотчас поторопилась бы убить расколдованную. Если бы вспомнила о ней.

-- Боги! -- потрясенно выдохнула пожилая служанка, старательно протиравшая зеркало. На какой-то миг ей показалось, что тряпица в ее руке вместе с пылью стерла и ее собственное лицо -- старое, морщинистое, некрасивое... а на его месте... она потрясла головой, закрыла глаза, шепча молитву, а потом вновь их открыла, с опаской уставясь в зеркало. То, что посмотрело на нее оттуда... молодая, все еще прекрасная, очень усталая и печальная женщина...

-- Нет! Этого не может быть! -- прошептала служанка.

Из зеркала на нее смотрела королева Грэйн.

Вздрогнув, служанка обернулась посмотреть не стоит ли та за ее спиной. Но позади никого не было. Совсем-совсем никого. И тишина вокруг. Тихая такая, спокойная тишина... не страшная совсем. В ней не было того, что окружало несчастную женщину последние годы.

Набравшись храбрости, служанка вновь посмотрела в зеркало. Да. Так все и было. Из зеркала на нее смотрела королева Грэйн.

-- Да это же я... -- прошептала она. -- Это же я -- королева Грэйн...

И слезы потекли у нее по щекам.

-- Да неужели же... эта тварь... мертва? Ведь если ее заклятье рассеялось... и я все вспомнила... наяву вспомнила... -- бормотала она, а руки сами собой взялись за ставшую привычной работу. Королева Грэйн -- настоящая королева Грэйн -- старательно протирала зеркало и видела себя в нем все лучше и лучше.

-- Но если она погибла... -- прошептала она внезапно. -- Значит, все их планы расстроились. И мой муж, его величество Тагинар... погиб или в плену... а Вирдис... Вирдис явится, чтоб отомстить. И мы ничего не сможем им противопоставить. Итак, что я должна сделать для государства, как законная королева? У кого мне просить помощи и заступничества? Кто не запросит слишком дорого? Чье заступничество не принесет нам больше вреда, чем пользы?

Зеркало молчало. Что ж, королева Грэйн и не надеялась на ответ.

-- К кому я могу обратиться? -- продолжила она. -- Кто поверит в мою историю? Кто не уничтожит меня из страха, ярости или мести, просто приняв за нее ?

Зеркало вновь промолчало, но королеве Грэйн и не требовался ответ. Истинные королевы всегда сами отвечают на собственные вопросы.

-- Маршал Эрдан, вот кто! -- решительно промолвила она. И красавец эльф, разгромивший ее мужа в предыдущей войне, веселый, обаятельный, остроумный, не пожелавший обдирать побежденных, честный, добрый, порядочный, предстал перед ней словно бы воочию.

-- Я должна с ним поговорить! -- прошептала она. -- Он поможет... посоветует... он...

Она быстро оглядела себя с головы до ног.

-- Привести себя в порядок, переодеться... и к нему! Найти мага и приказать...

Она на миг замерла, задумалась, потом решительно тряхнула головой.

-- Вряд ли кто-то попытается мне возражать после того, что эта змея натворила, пользуясь моей личиной, -- с мрачной иронией промолвила она. -- Другое дело, что мага найти будет затруднительно. Эта мерзавка же всех разогнала, кроме рядовых магов охраны. А смогут ли те отыскать маршала Эрдана, чтоб построить портал прямо к нему, а не просто в Ирлассен или еще куда -- большой вопрос. Который придется решить. Мне. Потому что больше некому. Потому что именно я все решаю сейчас.

...***...

-- Ваше величество, -- промолвил король Эркет, обращаясь к королю Ренарту. -- Ввиду переменившихся обстоятельств я нахожу для себя возможным и правильным отбыть в Теарн. Думаю, что наша идея ответного нападения на Леронну потеряла свой смысл.

-- Верно, ваше величество, -- наклонил голову король Ренарт. -- Нет нужды нападать на Леронну. Все их войска, которые хоть чего-то стоят, находятся на наших, ваших и ирнийских землях. Победа над ними -- вопрос времени. А разбив эти три армии, мы покончим и с Леронной. Там просто не с кем будет воевать.

-- Лишившись чародейской мощи, Леронна лишилась всего, -- сказал король Эркет.

-- Мы тоже лишились многого, -- вздохнул король Ренарт. -- А я-то все собирался как-нибудь выкроить денег да дворец перестроить. Вот уж не думал, что столицу заново возводить придется!

-- Теарн непременно придет на помощь своим союзникам, ваше величество, -- добродушно улыбнулся король Эркет.

-- И во что нам эта ваша помощь обойдется, ваше величество? -- печально поинтересовался король Ренарт.

-- Случись это раньше -- и вы бы у меня вовек не расплатились, ваше величество, -- отозвался король Эркет. -- А теперь... хватит уж с Вирдиса. С разоренными войной соседями торговать невыгодно. Так что -- по карману вам наша помощь встанет, не беспокойтесь.

-- Ваши величества! -- Маршал Эрдан был ослепительно прекрасен. То есть, выглядел как обычно. А вот перемазанное грязью, трясущееся от страха существо рядом с ним...

"Почему мне кажется, что я уже где-то видел этого типа?" -- с изумлением подумал король Ренарт.

Король Эркет уставился на незнакомца с точно таким же выражением лица.

-- Ваши величества, -- продолжил маршал Эрдан, выталкивая перед собой незнакомца. -- Я взял на себя смелость пригласить его величество Тагинара в наш скромный лагерь. Их величество Тагинар изволили заблудиться в лесу, остаться без телохранителей, вымокнуть, проголодаться, перепачкать платье... одним словом, они срочно нуждаются в нашем гостеприимстве и помощи...

-- Тагинар? -- изумленно прошептал король Эркет.

-- И это все?! -- помимо воли вырвалось у короля Ренарта. -- Вот это трясущееся, чумазое недоразумение -- все? Больше нам нечего опасаться?!

-- Я протестую! -- усилием воли король Тагинар выпрямился и гневно посмотрел на Ренарта. -- Это -- оскорбление, ваше величество! И вы ответите за него со шпагой в руках!

-- Да хоть сейчас! -- злорадно ухмыльнулся король Ренарт. И помедлив, прибавил, как выплюнул: -- Ваше... величество!

-- Ни в коем случае, ваше величество! -- покачал головой маршал Эрдан, с осуждением глядя на своего монарха. -- Как вам не стыдно? Их величество Тагинар не готов для поединка! Ему необходим отдых, еда, сон, помощь лекаря... как можно принимать вызов от чуть живого человека?!

-- Да ну тебя, маршал! -- рассмеялся король Ренарт. -- Очень мне оно вообще надо!

-- Кроме того, подобный вызов вообще не является законным, ваши величества, -- примирительно заметил король Эркет. -- Ведь, насколько нам известно, его величество Тагинар на данный момент является всего лишь одной третью собственной личности. И не имеет возможности выяснить мнение двух других третей своей личности касательно этого поединка.

Король Тагинар побледнел и понурился. Вскинул голову, хотел что-то сказать... и внезапно исчез.

-- Однако... -- растерянно вымолвил король Ренарт.

-- Вот это да! -- высказался король Эркет. -- Он что же -- и сам маг?

-- Не может быть! -- ошеломленно откликнулся маршал Эрдан. -- Ваши величества, мои маги его тщательно проверили...

-- Выходит, недостаточно тщательно, -- проворчал король Ренарт.

Невдалеке открылся портал.

Мгновенно выхвативший пистолет маршал Эрдан, тотчас расслабился и убрал его обратно.

-- Отец! -- появившийся из портала принц Феррен был взволнован. -- Здравствуйте, ваше величество. Маршал, -- он поклонился Эркету с Эрданом и вновь обратился к отцу. -- Отец, я должен тебе сообщить, что все мои каменные истуканы исчезли. Их больше нет.

-- Удивил, -- фыркнул король Ренарт. -- У нас тут король исчез, не то, что какие-то истуканы!

-- Ка-какой еще король? -- испуганно поинтересовался Феррен.

-- Да вот, маршал Эрдан Тагинара поймал, -- объяснил Ренарт, к которому потихоньку возвращалось хорошее настроение. -- А тот вдруг -- раз! -- и исчез. Так говоришь, твоя каменная армия тоже пропала?

Феррен кивнул.

-- Так и должно быть, ваши величества, -- промолвил прибывший с принцем мастер Шенкит. -- Заклятья наших врагов теряют силу. Думаю, на территории Вирдиса на данный момент не осталось ни одного вражеского солдата, исключая засевший в Ирлассене гарнизон.

-- А почему исключая гарнизон? -- спросил король Ренарт.

-- Потому что его перемещали при помощи обычных порталов, ваше величество, -- ответил мастер Шенкит. -- И никакому заклятию растроения не подвергали. Если б со смертью мага умирали и все совершенные им при помощи порталов перемещения, -- Шенкит чуть улыбнулся. -- Никто бы не осмелился пользоваться услугами магов в этом вопросе. А эти несчастные, которые вынуждены были сражаться сразу в трех местах... думаю, они окажутся в том месте, где их когда-то подвергли этому отвратительному заклятью. А если учесть то, что некоторые из них погибли... я не берусь судить, что станет с теми, кто не сможет воссоединить все свои части. Или же живые части воссоединятся с мертвыми? И что станет с этими людьми и эльфами? Умрут ли они или будут жить, помня свои смерти? Или еще что-то?

-- Неплохо бы отправить наблюдателей, -- заметил король Эркет. -- Если эта армия сохранит боеспособность, а возглавлять ее по-прежнему будет король Тагинар...

-- Наблюдателей и впрямь необходимо отправить, ваше величество, -- наклонил голову мастер Шенкит. -- Но совсем по другой причине. Боеспособность эта армия не сохранит, об этом можно не беспокоиться. Я вот опасаюсь, сохранит ли эта армия разум. Если они примутся истреблять друг друга...

-- Отвратительно, -- кивнул король Эркет. -- Отвратительно и жестоко. Подумайте, мастер Шенкит, кого из ваших людей вы можете направить в Леронну, а я немедля посоветуюсь со своими магами и попрошу их о том же.

-- В таком случае не станем медлить, ваше величество, -- заметил мастер Шенкит. -- Маршал Эрдан, вы же присутствовали, когда лероннская магичка вершила свое колдовство?

-- Я действительно присутствовал при этом, -- сказал маршал Эрдан.

-- В таком случае, лучше всего будет, если вы позволите мне воспользоваться вашими воспоминаниями, маршал, -- заметил Шенкит. -- Я должен определить место, куда отправятся наши маги.

-- Извольте, мастер, -- кивнул Эрдан.

...***...

Королева Грэйн решительно покинула свои покои.

"Боги, какие перепуганные у всех глаза! -- ошеломленно подумала она, шествуя по дворцу и наблюдая за придворными и слугами. -- Кем же это нужно быть, чтоб заставлять других испытывать подобное и получать от этого удовольствие?!"

"Быть старой служанкой было куда приятнее!" -- подумала она мгновением позже. Казалось, даже стены шарахаются от страшной королевы, а пол так и стремится уползти из-под ног.

"Но ведь раньше так не было, -- вдруг сообразила она. -- Когда я была служанкой... я же помню это веселое, беззаботное чувство... и королеву никто не боялся... на самом деле -- не боялся. Ее все любили, потому и повиновались. Ей просто нельзя было не повиноваться. Повиновение наполняло таким восторгом... а ослушание, напротив, навевало такую скуку... даже тоску..."

"Это тоже было заклятием! -- сообразила она мгновением позже. -- Наверное, было... вся эта радость, и прочее... а теперь этой твари нет, все ее заклятья кончились, а страх -- тот страх, что она на самом деле внушала -- остался. Потому что он был настоящим. Подлинным. И мне с ним жить".

"Ничего. Я с этим еще разберусь, -- мысленно пообещала испуганному дворцу королева Грэйн. -- Меня должны бояться лишь те, кто и в самом деле виновен".

-- Старшего мага охраны -- ко мне! -- приказала королева первому же не успевшему убраться с дороги придворному.

Немолодой уже барон, чье имя королева запамятовала, подпрыгнул от ужаса и сломя голову бросился выполнять приказание, даже и не подумав препоручить его какому-нибудь слуге.

"Если б я могла, я б своими руками удушила эту дрянь! Как она могла так обращаться с подданными?! Да еще и превращать их страх -- в радость?!"

На глаза королевы навернулись злые слезы.

-- Ваше величество! -- старший маг охраны с испугом взирал на повелительницу. Слез ее он, разумеется, не заметил. Чудовищные злые колдуньи, как известно, не плачут. А если плачут, то лишь оттого, что еще не все зло в этом мире сотворить успели. Не всех обездолили, запытали и замучили.

-- Мне нужен маг, способный отыскать в Вирдисе конкретного человека и построить портал к нему, -- сказала королева.

-- Но... ваше величество... -- потрясенно пробормотал маг. -- Вы ведь всегда сами...

-- Мне угодно, чтоб это сделал кто-нибудь другой, -- как можно мягче промолвила королева.

-- О! -- с несчастным видом вымолвил маг. И чуть не лишился чувств от ужаса. -- Ваше величество, простите... я и сам могу... оказать эту услугу вашему величеству...

"Хороший у меня маг охраны, -- подумала королева Грэйн. -- И не подумал препоручить мой приказ кому из подчиненных. Ему ведь кажется, что он жизнью рискует..."

"Странно, неужто он не чувствует, что я и вовсе не маг?" -- удивилась королева.

-- Кого угодно отыскать вашему величеству? -- спросил маг.

-- Вирдисского маршала Эрдана, -- ответила королева Грэйн.

-- Сию минуту, ваше величество, -- поклонился маг и сосредоточился.

Королева вздохнула, с состраданием глядя на своего мага.

"Ничего. Я найду способ это прекратить!" -- поклялась она.

-- Готово, ваше величество, -- доложил маг.

-- Отлично. Стройте портал прямо туда! -- приказала она.

Ни слова не говоря, маг начертил портал.

И королева в него тотчас шагнула.

"Маршал Эрдан, поверь мне! Помоги!"

...***...

Ночь плеснула в лицо черной влагой.

Ночь. Костер. И эльф у костра. Тот самый эльф.

Сидящий у костра маршал Эрдан вскочил почти мгновенно. А еще быстрее появилась шпага в его руках.

-- Карвен все-таки оказался прав! -- прошипел он, с ненавистью глядя на королеву.

-- Маршал Эрдан! -- умоляюще промолвила та. -- Это не я... неужели вы не видите, что это не я?

-- А кто же вы? -- в другой руке эльфа появился пистолет.

-- Я, -- ответила королева Грэйн и расплакалась от невозможности что-то объяснить. -- Я это! Я, а не та гадина, что всю Леронну заколдовала!

Маршал Эрдан наклонил голову, словно бы прислушиваясь.

-- Скажите еще что-нибудь, -- отрывисто приказал он.

-- Что? Что еще я должна вам сказать?! -- выдохнула она сквозь слезы. -- Я-то думала вы мне поверите... посоветуете, что делать... а вы... вы!

И она зарыдала с новой силой.

-- Достаточно, -- прошептал эльф.

Убрал пистолет, шпагу и обнял плачущую королеву.

-- У эльфов очень чуткий слух, это все говорят, -- шепнул он ей. -- А ваши голоса различны, несмотря на всю магию, ваше величество. Та, что все это время представлялась королевой Грэйн, и вы -- это совершенно разные личности. Я хорошо помню оба голоса, ведь мне приходилось слышать обеих. Тогда я решил, что ее голос изменился за минувшие годы, а это просто был другой человек. Сейчас в вновь слышу настоящую королеву Грэйн.

-- Значит, есть способ доказать, что я -- не она! -- воскликнула королева Грэйн.

-- Есть, -- ответил маршал Эрдан, не разжимая объятий. -- Любой эльф

это подтвердит.

-- Не любой, -- прошептала она. -- А только такой, что слышал оба голоса.

-- Верно, ваше величество, -- откликнулся маршал Эрдан. -- Впрочем, думаю, таких окажется немало. Кроме того, любой маг подтвердит, что вы не обладаете ее силой.

-- Верно, -- прошептала королева. -- Главное, чтоб он не убил меня сразу же, как увидит.

-- Ну, этого я ни одному магу не позволю, ваше величество, -- пообещал маршал.

Еще мгновение королева Грэйн позволила себе оставаться в его объятиях.

"А как хотелось бы... чтоб вот так -- всегда... так надежно, так..."

"Я -- королева!" -- жестко напомнила она себе.

И очень осторожно, чтоб не оттолкнуть и не обидеть единственного союзника, освободилась из объятий маршала Эрдана.

-- Вы поможете мне, маршал? -- тихо спросила она.

-- Я постараюсь, ваше величество, -- так же тихо ответил эльф.

Королева Грэйн вдруг почувствовала, что вся дрожит. Ну, да, придворное платье не лучшая одежда в ночном лесу.

-- Мне холодно, -- жалобно вырвалось у нее.

Она тотчас испугалась того, что сказала.

"Ночь. Костер. Мужчина и женщина. Женщина жалуется, что ей холодно, -- испуганно подумала она. -- Если маршал меня неправильно поймет... да нет, вру... правильно он меня поймет, вот только... я -- королева, замужняя женщина... и... и... и после того, что было, я вообще всего на свете боюсь... я не готова... я ни к чему сейчас не готова..."

Но маршал Эрдан сделал лишь то, что должно.

-- Присядьте поближе к огню, ваше величество. Вам необходимо согреться, -- предложил он.

А когда королева так и сделала, набросил ей на плечи свой походный плащ.

Кажется, она пыталась еще что-то говорить. Нельзя же просто так -- молчать. Нужно обязательно вести светскую беседу. Она и вела. А маршал Эрдан отвечал ей. Его слова, не переставая быть светскими, легко вплетались в эту ночь, костер, и звезды над головой... в запах дыма и легкий ветер, уже не страшный тому, кто под теплым плащом.

От плаща так чудесно, так восхитительно пахло: пылью, полынью, порохом и конским потом... и наверное, самим маршалом Эрданом... от плаща пахло жизнью, и это было в сто раз прекраснее самых драгоценных духов.

Под теплым плащом ее величество вскоре задремала. Она даже не почувствовала, как маршал Эрдан бережно поднял ее на руки и уложил на приготовленную для самого себя постель из еловых ветвей и старой конской попоны. Уложил, накрыл поплотнее, аккуратно подоткнул плащ и задумался, глядя на высокие звонкие звезды.

Он чуть не прозевал чьи-то шаги в темноте. Чьи-то знакомые шаги.

-- Эрдан! А мы к тебе... -- начал Карвен, вышагивая из ночной темноты. Широкая ладонь Вергена тотчас захлопнула ему рот. Верген кивком головы указал на спящую.

-- Ш-ш-ш... -- еле слышно прошелестел он. -- Эрдан, мы не вовремя?

С точки зрения эльфа Карвен с Вергеном появились удивительно не вовремя. С внезапным ошеломлением маршал понял, что он не готов ответить ни на один из вопросов, которые ему могут задать друзья. Что он и вообще предпочел бы помолчать. Быть может, потому, что сам не знает ответов.

-- Прости... не знали... пошли, Карвен, -- прошептал Верген.

И вдруг замер.

Взгляд его сделался пронзительно-хищным.

Он не сделал ни единого движения, но если бы он схватился за пистолет или шпагу, Эрдану было бы спокойнее.

-- Эрдан...

Имя упало как камень... имя без всплеска ушло в глубокую воду...

-- Да, Верген...

-- Там, под твоим плащом... то, что я думаю?

Тихий, безличный шепот. Такой страшный в темноте. Лучше бы он выхватил пистолет. Или шпагу.

-- Нет, Верген. Там совсем не то, что ты думаешь, -- шепнул в ответ Эрдан.

-- Хочешь сказать, что я ошибаюсь? Неправильно запомнил?

-- Ты правильно запомнил, Верген, -- ответил Эрдан. -- Но ошибаешься.

-- Тогда ответь, кто там, под твоим плащом? Разве не та, чье тело рвали наши пули? Разве не в нее ты стрелял вместе с нами, Эрдан? Это ведь королева Грэйн, верно?

-- Это королева Грэйн. Верно, -- ответил Эрдан. -- Но ее тело не рвали наши пули, Верген. Я в нее не стрелял, да и вы оба тоже. Это -- настоящая королева Грэйн.

-- Ты не кажешься мне околдованным, -- промолвил Верген. -- Но... что скажешь, Карвен?

-- Обалдеть... -- восхищенным шепотом отозвался Карвен, коему Верген наконец перестал затыкать рот. -- Эрдан... это... ты ее -- того?

И тотчас получил подзатыльник от наставника.

-- Вам был задан вопрос по существу, господин сержант!

-- Не по чину командуете, уважаемый сержант! -- огрызнулся Карвен, продолжая с восхищением таращиться на эльфа. -- Нет, правда?

И получил еще один подзатыльник.

-- Да не околдован он, не околдован... ну, хочешь, я за магом сбегаю? Я тут Лиграна неподалеку видел! -- быстро проговорил Карвен.

-- Вперед! -- коротко уронил Верген.

-- Осторожнее, наставник, -- негромко пробормотал Карвен, окинув взглядом двух великих воинов, костер и спящую женщину, с ног до головы закутанную в маршальский плащ. -- Я мигом.

"Да нет, не может быть. Ошибся наставник. Не она это. Как вообще можно понять, кто там, под плащом? Это разве что маг может сквозь плащ увидеть... и то -- не каждый". -- думал Карвен, спеша сквозь ночной лес.

"Мастер Лигран, кажется, у того костра сидел!"

-- Спасибо за недоверие, Верген, -- негромко промолвил эльф.

-- От души надеюсь, что в сходной ситуации ты ответишь мне тем же, -- откликнулся Верген. -- Впрочем, я почти убежден в том, что ошибся. В конце концов, на меня до сих пор никто не напал, а ведь мастер Лигран обязательно выяснит истину.

-- Я бы только попросил, чтобы мастер Лигран не будил ее величество, -- сказал Эрдан. -- Бедняжке и без того досталось... все это время она пребывала во власти гнусного колдовства.

-- Могу себе представить, -- вздохнул Верген. -- Или... не могу? Впрочем, если это хоть чуть-чуть напоминало то, что довелось пережить нам... пожалуй, это самый гнусный опыт в моей жизни...

-- Нужно еще учесть, что для нее это продолжалось не несколько минут, а несколько лет, -- заметил эльф. -- И закончилось только сегодня. Мне едва удалось ее успокоить. Это при том, что когда она появилась, я ее едва не убил.

-- Могу тебя понять, -- кивнул Верген. -- Не знаю, сумел бы я сам сообразить, что к чему, или...

-- У тебя очень быстрая реакция, -- усмехнулся Эрдан. -- Ненормально быстрая для человека. Средний человек несколько медленней среднего эльфа, а ты... ты куда быстрей меня! Ты мог бы среагировать так быстро, что у тебя просто не осталось бы времени даже для самого коротенького сомнения.

-- Вот не думаю, что намного быстрей тебя, -- ответно ухмыльнулся Верген. -- На мой взгляд, дело в другом. Думаешь ты быстро. Ненормально быстро для эльфа. Вот у тебя и хватило времени на самое коротенькое сомнение. А эльфу только дай повод в чем-нибудь посомневаться...

-- Сомневаюсь, что все дело именно в этом, -- скорчил гримасу Эрдан.

И оба тихо рассмеялись.

-- А Карвен-то хорош! Решил, что ужасная колдунья явилась с того света, а героический маршал ее тут же на спину и уложил? Сразил, так сказать, в доблестном поединке? -- с мягкой насмешливостью в голосе промолвил Эрдан.

-- Ну, что ты хочешь от мальчишки, -- фыркнул Верген. -- Парню везде бабы мерещатся. Даже там, где их нет. Сам-то в его возрасте другим был?

-- Да нет, наверное... -- откликнулся эльф. -- Хотя не знаю. Как-то не задумывался об этом. Впрочем, если задуматься... я был куда глупее... и не только в его возрасте. Поумнел-то я вовсе недавно, если уж совсем честно.

-- Правда? -- ехидно прищурился Верген. А потом улыбнулся: -- Демона болотного ты поумнел, Эрдан, если у твоего костра королевы ночуют. Это ж политика, мой дорогой недалекий друг, а умные эльфы и люди в нее не суются. Зато я теперь окончательно верю, что все это не хитрая ловушка. Ты и впрямь не похож на околдованного.

-- "Умные эльфы и люди в нее не суются"? А как же наш спаситель, профессор Шарнай?

-- А он не умный, он мудрый, -- ответил Верген. -- Что же до ума... очень умный поступок -- нажраться смертельного в его возрасте стимулятора магии и отправиться на подвиги, коих почтенному профессору астрономии и математики и вовсе совершать не полагается?

-- "Осознанная необходимость", как сказал бы сам профессор, -- заметил Эрдан.

Мастер Лигран появился совершенно неожиданно.

Беззвучно открылся портал. Вышедший из него маг скользил над землей, не касаясь ее ногами. Словно клок ночного тумана подплыл он к спящей королеве Грэйн. Воздел руки и замер. Только бледные кисти чуть заметно трепетали в свете костра. Карвен, стараясь ступать как можно тише, присоединился к своему наставнику.

Мастер Лигран закончил свои манипуляции. Спящая королева тихонько вздохнула и перевернулась на другой бок. Старый маг бережно поправил чуть сползший плащ.

-- Верген, Карвен... свободны, -- негромко промолвил маг. -- Марш спать, господа сержанты. Маршал Эрдан, можно вас на пару слов?

-- Разумеется, мастер, -- кивнул эльф.

-- А тут... все в порядке? -- обеспокоено поинтересовался Карвен у мага. -- маршал Эрдан... он не...

Верген хлопнул его ладонью по лбу.

-- Идем, мыслитель!

-- Но...

-- Как может быть околдован маршал Эрдан, если мастер Лигран не опознал в спящей колдунью? -- прошептал Верген. -- Пошли уж, горе мое...

-- А что, если она и его...

-- И меня, и всю остальную армию, один ты не околдованный, -- пробурчал Верген. -- Пошли. Тут сейчас политика начнется, а простым сержантам в нее лучше не вмешиваться.

-- Как скажешь, наставник... -- пожал плечами Карвен.

...***...

-- Стоило мне их победить, как они просто-напросто исчезли, ваше величество! -- возмущенно промолвил генерал Кланден.

Король Илген кивнул.

-- В Вирдисе и Теарне произошло то же самое, -- промолвил его величество. --Мне уже доложили. Заклятья убитой магички прекратили свое действие. Наши маги вместе с теарнскими и вирдисскими коллегами уже отправились туда, где оказался король Тагинар и его войско.

-- Чтоб окончательно их разбить, ваше величество? -- полюбопытствовал генерал Кланден. - Но хватит ли одних магов? Быть может, стоило бы...

Его величество Илген качнул головой, и генерал замолк на полуслове.

-- Побеждать и разбивать там некого, -- промолвил король. -- Они отправились туда с целью спасти этих несчастных.

-- Спасти, ваше величество? -- удивился генерал.

-- Заклятья такого рода, как это растроение, не проходят даром для обычных людей, генерал, -- пояснил мастер Нарлимар, бывший при его величестве. -- Кроме того, некоторых из лероннских воинов убили в одних битвах, но при этом они же уцелели в каких-то других... Не знаю, как магичка собиралась исправлять последствия своего заклятия. Допускаю, впрочем, что ей было все равно, что станет с этими людьми и эльфами, но положение там и впрямь тяжелое. Отправленным туда специалистам удалось предотвратить кровавую резню всех со всеми и кое-как объяснить, что произошло. В остальном же ситуация остается крайне тяжелой.

-- А король Тагинар? -- проворчал генерал Кланден.

-- Пережил происшедшее с ним гораздо легче других, -- ответил маг.

-- Арестован и заключен под стражу, -- добавил маркиз Фальт.

-- Нашими хоть? -- с надеждой поинтересовался генерал Кланден.

-- Святыми престолами, -- ответил маркиз Фальт.

Генерал досадливо вздохнул.

-- С престолами не поспоришь, -- пробурчал он.

-- Вот именно, генерал, -- заметил король Илген.

-- Что ж, в таком разе... разрешите идти, ваше величество? -- промолвил генерал Кланден.

-- Идите, генерал. Отдыхайте, -- кивнул король Илген.

...***...

-- Ты меня, не иначе, с ума свести решил, маршал, -- промолвил король Ренарт. -- Или мне короля Тагинара было мало?

-- Так ведь он был не настоящий, ваше величество, -- ухмыльнулся Эрдан. -- А это -- настоящая королева Грэйн. Законная властительница Леронны, обратившаяся к нам за помощью .

-- Э, -- мигом оценил нюанс король Ренарт. -- Что ж, прошу, так сказать, к нашему походному шалашу, ваше величество. С дворцом у меня сейчас некоторые проблемы, так что уж не обессудьте...

Он любезно поклонился, но при этом бросил на королеву Грэйн столь хищный взгляд, что та аж вздрогнула.

Маршал Эрдан незаметно коснулся ее руки, успокаивая.

"Пусть он только посмеет!"

-- А меня пригласите? -- вопрос прозвучал раньше, чем возник портал. А посему прозвучал он, можно сказать, из ниоткуда.

Король Ренарт вздрогнул. Маршал Эрдан выхватил шпагу. Но из портала уже вышагнул Святой Вион.

-- Ваша святость... вы? -- изумленно пробормотал король Ренарт.

-- Должен же кто-то защитить эту бедную девочку, на которую ты косишься с видом людоеда, Ренарт, -- усмехнулся Святой Вион.

-- Вообще-то защиту ее величеству пообещал я, ваша святость, -- негромко, но твердо заметил маршал Эрдан.

Святой Вион лукаво посмотрел на него и улыбнулся.

-- Так я ведь не для того явился, чтоб у тебя под ногами путаться, Эрдан, -- чуть насмешливо промолвил он. -- Мешать тебе Утренняя строго-настрого запретила. Все, что ты скажешь и сделаешь, заранее имеет божественное одобрение.

-- Все, что я скажу и сделаю? -- оторопело переспросил Эрдан и жалобно уставился на Святого Виона.

-- Это было шутка? Ведь правда же, шутка? -- умоляюще спросил он.

-- Стал бы я такими вещами шутить, -- усмехнулся Святой Вион.

-- Но ведь это же... это...

-- Вот и поразмысли над тем, что это такое, маршал, -- подмигнул Святой Вион. -- Не такая уж это легкая ноша, между нами говоря... -- после чего Архипастырь обнял одной рукой королеву Грэйн, а другой короля Ренарта: -- Пойдемте, дети мои, погуляем, поговорим немного. Сейчас я помирю вас, улажу все имеющиеся между вами разногласия и приведу мир к счастью и процветанию... чем только не приходится заниматься перед обедом! Да, неплохо бы еще пригласить в нашу милую компанию короля Эркета с королем Илгеном, вы не находите?

...***...

-- Ваше величество!

Король Ренарт, все еще пребывавший в легком ошеломлении после столь близкого общения со Святым Вионом, вздрогнул и обернулся.

Эльф-ростовщик отвесил ему глубокий поклон.

-- Так ты жив! -- вырвалось у Ренарта. -- Я признаться, боялся, что ты погиб, когда Ирлассен наводнили эти каменные твари.

-- Благодарю ваше величество за заботу о моей скромной персоне, -- еще раз поклонился эльф. -- Но у меня просто не было времени погибать. Эти каменные твари, конечно, здорово мешали работать, но... дело есть дело...

-- Какое в том безумии могло быть дело? -- удивился король Ренарт.

-- Дело -- всегда дело, ваше величество, -- возразил эльф. -- Какие бы беды и несчастья ни обрушивались на наш маленький мир, но выжившие эльфы и люди будут стараться заработать как можно больше денег. Так уж устроен этот грешный мир...

-- Но что можно было заработать там, откуда все уносили ноги?! -- воскликнул король Ренарт.

А потом с подозрением посмотрел на эльфа.

"Уж не грабил ли ты со своими подручными опустевший город?"

"Да нет. Не может быть! Не стоял бы ты тут передо мной такой гордый... ты и вовсе постарался бы мне на глаза не показываться!"

-- Ну что вы, ваше величество, -- укоризненно промолвил эльф-ростовщик, словно бы подслушавший королевские мысли. -- Зачем подозревать меня в столь мелких и отвратительных прегрешениях? Я достаточно богат, чтоб совершать гораздо более крупные преступления.

-- Преступления? -- король Ренарт чувствовал, что эльф над ним подшучивает.

Никто ведь не станет вот так вот в собственных преступлениях признаваться. Да еще королю. Да еще когда у короля и войска, и палачи -- прямо тут, под рукой. И настроение этому самому королю без того подпортили. Святой Вион достаточно ясно дал понять, что Святые Престолы не допустят присоединения к Вирдису части лероннских земель. Стоит утешаться лишь тем, что ни Ирния, ни Теарн тоже ни кусочка не получат. Ни одному королю такое настроения не улучшает, это же понятно. И гневить его... не стоит. Уж кто-кто, но этот эльф должен бы понимать подобное лучше многих прочих. Так и к чему он ведет со всеми своими шуточками?

-- Все это время я торговал с вашими врагами, ваше величество, -- промолвил эльф-ростовщик. -- Они нуждались в деньгах, и я охотно давал им денег -- в обмен на соответствующие товары, разумеется.

-- Ты... давал им денег... -- Ренарт поверить не мог, что собеседник и в самом деле это сказал. -- Ты... давал денег... этим ?! -- горло перехватило от ярости. Ренарт словно бы вновь провалился в прошлое... туда... туда, где... вот он, стоит на земляном валу, скверно насыпанном земляном валу, насыпанном неумелыми руками горожан... вот вражеские ядра в клочья рвут мирных жителей... вот генерал Гламмер посылает лучших своих людей -- отчаянный, смертоубийственный рывок... вот гвардия танцует с каменными чудовищами гибельный танец... собственный сын отправляется в пасть чудовищному амулету в надежде хоть что-то сделать...

-- Ты давал денег... этим? -- хрипло прошептал его величество. -- Да кто же ты... после этого?!

-- Герой войны, я полагаю, -- очаровательно улыбнулся эльф.

-- Да ты... да я тебя... -- Ренарту не хватало воздуха. -- Как ты вообще дышать смеешь?!

-- Ваше величество, людям так волноваться вредно для здоровья, -- заботливо промолвил эльф. -- И не спешите запрещать мне дышать посредством петли. Вы ведь еще не видели, что я за это купил.

-- Да что ты мог купить такого, чтобы... чтобы оправдать... -- прохрипел Ренарт.

-- Я как раз намеревался пригласить вас взглянуть, ваше величество, -- промолвил эльф. -- Это недалеко. Прогулка освежит вас, а мои покупки и в самом деле стоит посмотреть.

-- Ну, хорошо, -- прорычал Ренарт. И, кликнув охрану, отправился вслед за эльфом.

Что ж, идти и впрямь оказалось недалеко.

-- Как ты все это сюда переправил? -- ошеломленно поинтересовался король Ренарт.

-- Ну, так порталы ведь уже работают, ваше величество, -- пожал плечами эльф. -- Нет проблем. Вот пока их не было, и впрямь имелись трудности. Но никакие трудности не остановят делового человека, задавшегося целью спасти свою родину.

Король Ренарт в ошеломлении разглядывал бесчисленные ряды ружей и пушек, горы ядер, бочки пороха, пистолеты, шпаги, сапоги...

Подойдя к ядрам, он осторожно коснулся одного из них.

-- Все это... -- промолвил он.

-- Я у них просто купил, ваше величество, -- сказал эльф.

-- И оно не обрушилось нам на голову, -- кивнул Ренарт.

-- Я даже намеревался наладить доставку всего этого нашим войскам, но не успел, -- сказал эльф. -- К тому моменту, когда явился маршал Эрдан, это уже потеряло свою актуальность.

-- Я... я потрясен... -- честно признался Ренарт. -- Мне все время казалось, что их пушки палят слишком часто, что у них вообще слишком много пушек... я и представить себе не мог, что нас ожидало на самом деле... если бы не ты.

-- Кроме того, у меня есть нечто, что доставит удовольствие лично вам, ваше величество, -- продолжил эльф-ростовщик.

-- Ну? -- поинтересовался король Ренарт, не зная, чего еще ждать. За эту недолгую встречу эльф умудрился ошарашить его столько раз, что дальше вроде бы и некуда. Что еще в рукаве у этого хитрого, умного игрока?

-- Вам же хотелось отхватить хоть кусочек Леронны, ваше величество? -- спросил эльф. -- Знаю, что хотелось. А Святой Вион -- не дал. Пожадничал. Святые престолы наложили на все свою могучую лапу, верно?

-- Сам же знаешь, что верно, -- буркнул Ренарт.

-- Ну, так вот... я тут, под шумок, купил часть земель у одного лероннского барона, -- с усмешкой промолвил эльф. -- И поскольку меня самого земля не слишком интересует...

-- Хочешь сказать, что ты даришь ее мне? -- нахмурился Ренарт, прикидывая, в каком долгу он у этого эльфа и без дареной земли.

-- Разумеется, нет, ваше величество, -- ухмыльнулся эльф. -- Деловые люди так не поступают, а деловые эльфы - тем более. Не дарю, а сдаю в аренду. Но факт остается фактом -- вы будете единственным из королей, сделавшим в этой войне какое-то земельное приобретение. Пусть и посредством аренды.

Ренарт усмехнулся.

-- Хорошо, -- сказал он. -- Пусть так. Святым престолам придется с этим смириться. Или выкупать у меня право аренды, а у тебя -- землю. И может, мне хватит этих денег перестроить дворец так, чтоб соседи не пугались.

-- Очень может быть, ваше величество, -- согласился эльф.

-- Все равно я у тебя в долгу по уши, -- вздохнул Ренарт. -- И когда расплачусь, даже не представляю...

-- Я достаточно богат, могу и подождать, -- пожал плечами эльф.

-- Ну, а за твой подвиг мне тебя как наградить? -- спросил король. -- Ты ведь сделал не меньше, чем геройские агенты генерала Гламмера, не меньше, чем те маги, что удерживали колдовской полог над гибнущими людьми. Что ты попросишь у своего короля?

Эльф на миг задумался, потом его лицо озарилось яркой мальчишеской улыбкой.

-- А дайте мне титул герцога, ваше величество, -- предложил он. -- Мне земли, власти и прочего даром не надо, просто титул.

-- Но... зачем оно тебе? -- удивленно поинтересовался король, глядя на существо, имеющее куда больше власти в Вирдисе и за его пределами, чем он сам, даже если объединить его с генералом Гламмером и маршалом Эрданом.

-- А так, -- ответил эльф-ростовщик. -- Просто подобным образом я еще не развлекался. Надо же попробовать, как это бывает, когда ты герцог!

...***...

-- Итак, с вашим мужем и прочими государственными делами мы разобрались, -- промолвил Святой Вион. -- Святые Престолы проследят, чтоб все свершилось согласно только что достигнутым договоренностям. Что вас еще тревожит, дитя мое?

Королева Грэйн глубоко вздохнула.

Ей нужно хоть кому-то рассказать обо всем об этом. Хоть одному живому существу.

Нет, не о красавчике-эльфе, что и сейчас прогуливается неподалеку, бросая на нее встревоженные взгляды.

"Подумать только, он что, от самого Святого Виона в случае чего ее защищать намерен?!"

"А быть может, он просто нахал?"

Но нет. Не об этом ей нужно рассказать Святому Виону. Можно подумать, он и сам этого эльфа не замечает. А то, о чем следует рассказать... о нем и вспоминать-то не хочется.

Какое счастье, что проклятая тварь мертва! Что вот эти самые руки, руки великого святого чародея, умертвили ее! Положили конец ее отвратительной жизни, уничтожили ее мелкую злобную душонку, наполненную отвратительными мыслями, грязными желаниями и неутолимой злобой. Потому что если бы этого не произошло...

В одночасье превратиться из молодой, здоровой, красивой женщины в немощную старуху, из королевы -- в служанку, узреть на своем месте, в своем собственном теле, рядом со своим законным, хоть и не любимым, супругом какую-то проходимку, выяснить, что заклятье, на тебя наложенное, ни один маг не видит, а ты даже рта открыть не можешь, чтоб защитить себя -- все это было далеко не самым страшным. А добавившиеся впоследствии чары, навевающие беззаботное довольство, и вообще притупили все эти переживания. Согбенное старческое тело находило немалое для себя удовольствие, протирая зеркала. Госпожа почти не обращала внимания, а значит, и не гневалась. Она и вообще не часто бывала во дворце, занятая своей ворожбой. Да и бывший муж, его величество Тагинар, все чаще отсутствовал, собирая свою великую армию для великого благородного похода. Никто не интересовался вчерашней королевой, и она сама никем не интересовалась. Отупляющее чувство покоя и уюта было слишком сильным.

Да. Снаружи все было именно так. И только ночью... только во сне...

Во сне к бывшей королеве приходили все мысли и чувства той, что украла ее облик, ее имя, ее жизнь, той, что теперь вместо нее была королевой Грэйн. Эта ненависть, этот страх, эти отвратительные замыслы, скользкие, словно щупальца подводных тварей...

Страшней всего были сны. В этих снах королева Грэйн задыхалась, словно в зловонном болоте. А хуже всего было, что она знала всех тех, кто снился проклятой твари. Всех, погибающих самыми жуткими и отвратительными способами, королева Грэйн знала лично. И ничем не могла им помочь. Просыпаясь, она тотчас переставала тревожиться обо всем увиденном ночью. Радовалась новому дню и принималась за свою всегдашнюю работу. Довольная, беспечная, почти счастливая. Что-то смутно тревожило ее в этом уютном коконе счастья, что-то мешало полностью погрузиться в навеваемый заклятьями покой, но это что-то было слишком далеко. Оно не могло пробиться. Что ж, служанка, протирающая зеркала не особенно беспокоилась по этому поводу. Скорей уж ее тревожил тот факт, что нечто пытается нарушить ее умиротворенную и счастливую старость.

"От таких вестей одни неприятности, -- бурчала она, принимаясь за очередное зеркало. -- Вот еще! Я и думать о них не стану! Очень надо!"

Уют, довольство и покой вновь окружали ее со всех сторон.

А потом приходила ночь. Приходила и приносила страшные сны, полные ненависти и боли, ярости и кошмаров. Они сдирали ложные воспоминания, словно присохший бинт с раны, и обнаженная память выхлестывалась потоком свежей крови. Королева Грэйн вспоминала себя. И видела сны. Чужие, страшные, полные ненависти к людям, которых она знала... и другим, с которыми не была даже знакома, но эти люди где-то жили, на что-то надеялись... они не знали, какая мука им уготована, а королева Грэйн никак не могла предупредить их. Ведь просыпаясь и становясь вновь служанкой, она забывала весь этот ужас, а если даже что-то и удерживалось в ее памяти, то оно мигом становилось неважным, не имеющим никакого значения. Королева Грэйн мучилась от невозможности предупредить хоть кого-то из этих несчастных, а ее дневная оболочка преспокойно протирала зеркала и столики в своих бывших покоях.

Так бы она ничего, наверное, и не придумала, если бы не одно обстоятельство. Обреченная во сне не только переживать все мысли и чувства проклятой магички, но и всюду ее сопровождать, королева Грэйн не раз оказывалась в месте, целиком состоящем из пламени. В той самой пылающей библиотеке, давно уничтоженной Святыми Престолами, где заживо горела в огне, пока ее мучительница постигала какую-нибудь новую тайну. А если смотреть глазами мага... если чувствовать его чувствами...

Нет, королева Грэйн никогда не была магичкой, но позаимствовавшая ее облик магичка ненароком передала ей некую крохотную искру своего таланта. Искру... или отблеск? Какая разница, что это было такое. Этого хватило, чтобы, прочитав чужими глазами пылающие огненные строки, научиться насылать сны. Не свои, разумеется. Своих снов у королевы Грэйн теперь, можно сказать, и вовсе не было. Вместо них -- странная сумеречная явь, разделенная с осатаневшей от ярости гадиной. Нет. Королева Грэйн научилась насылать чужие сны. Сны той мерзкой твари, что безжалостно разрушила сначала ее жизнь, а теперь уничтожала чужие жизни, не считая их.

"Хоть кто-нибудь да задумается. Обратит внимание. Не отмахнется, проснувшись!" -- надеялась королева.

Сны насылались далеко не всегда. И не все, просыпаясь, припоминали приснившийся кошмар. А однажды принц Ильтар едва не застрелил ее из своего зачарованного пистолета. Хорошо, что пуля попала не в нее, а в видевшую сон магичку, а та не сумела понять, из-за чего так вышло.

Королева Грэйн рассказала Святому Виону все.

-- О чем-то подобном я и догадывался, -- промолвил Святой Вион. -- Вы необычайно храбрый и очень стойкий человек, ваше величество. У меня нет никаких сомнений в том, что именно вы окажетесь наилучшим правителем для Леронны.

-- Я так боюсь... увидеть эти сны еще раз! -- невольно вырвалось у королевы. -- Так боюсь, что снова...

-- Этого не случится, дитя мое, -- ладонь Святого Виона успокоительно легла на плечо. -- Я совершенно уверен, что этого никогда не случится. До скорой встречи. Да пребудет с тобой охраняющая сила Утренней!

Святой Вион начертил портал, дружески кивнул склонившейся перед ним королеве и исчез.

Ее величество осталась одна. Что ж, оно и к лучшему. Ей было о чем подумать.

...***...

Королева Грэйн глубоко вздохнула и прикрыла глаза. И перед ее закрытыми глазами тотчас предстал... маршал Эрдан, разумеется.

Королева открыла глаза и строго напомнила себе, что она замужем. И видеть вот так посторонних эльфов ей не полагается. Однако...

"Только ты, дитя мое, можешь и имеешь право решать, кто будет следующим королем Леронны", -- вновь прозвучал у нее в голове голос Святого Виона.

По ее просьбе Святые Престолы могут и отпустить ее супруга. Ну, или хоть заключить его на какой-нибудь небольшой срок. Он ведь был околдован, а значит, не так уж и виноват. По ее просьбе... Наверное, она даже обязана так поступить. Жена не должна предавать мужа.

"А королева может предавать свое королевство? -- мелькнула внезапная мысль. -- Чем займется его величество Тагинар, оказавшись на свободе и вновь при власти? Попробует собрать еще одно войско? Или побоится? Попытается отомстить победителям как-то иначе?"

"И... как он станет относиться ко мне? -- испуганно подумала она. -- Будет видеть во мне -- ее? Возненавидит? Или все-таки простит?"

-- Не то, королева. Не о том думаешь, -- пробормотала ее величество Грэйн. -- Главный вопрос, как он станет относиться к Леронне. К Леронне, которая его подвела. Проиграла. Сможет ли король Тагинар простить не меня, а свою страну? Маленькую страну, не сумевшую справиться с тремя большими? И что он станет делать, если не сможет? А нам всем что тогда делать? Мятеж устраивать? А мне лично -- яду ему поднести?

"Пусть сидит там, куда его посадили. Этого требуют государственные интересы!" -- подумала королева Грэйн.

И обрадовалась. Когда государственные интересы не ущемляют, а даже наоборот... когда они позволяют и дальше не видеть человека, видеть которого не хочется никогда... да здравствуют государственные интересы, приносящие счастье, уют и покой!

Королева Грэйн усмехнулась.

И ей даже не потребовалось закрывать глаза, чтоб вновь представить себе маршала Эрдана. На сей раз ее совесть почему-то совершенно не возражала против этого видения. Даже наоборот. Нужно же слабой женщине опереться на сильную мужскую руку? Ну, хоть иногда? Когда никто не видит?

"Могу ведь я как-нибудь пригласить его в гости? -- подумала она. -- Не прямо сейчас, конечно, а позже... когда вся эта суета закончится и жизнь войдет в привычное русло".

-- Ваше величество, -- появившийся во плоти маршал Эрдан склонился к ее руке. -- Я слышал, что завтра вы уезжаете.

-- Да, маршал, -- кивнула она, думая как бы половчее высказать свое приглашение. -- Так, чтоб не слишком-то обнадеживать его, но в то же время тонко намекнуть...

Однако эльф опередил ее. Недаром же говорят, что эльфы очень шустрые, людям за ними нипочем не угнаться.

-- Ваше величество, -- промолвил маршал Эрдан. -- Когда все это закончится, и у меня появиться свободное время, я бы нижайше просил вашего позволения... -- маршал словно бы в волнении запнулся.

"После всего, что вы для меня сделали, вы можете просить о чем угодно, маршал", -- чуть было не выскочило у нее.

-- Да, маршал? -- поощрительным тоном подбодрила его она.

-- Ваше величество, я бы нижайше просил вашего позволения... написать ваш портрет, -- промолвил маршал Эрдан.

-- Так вы не только великий воин, но еще и живописец? -- удивилась королева.

-- Ну, я еще и баллады иногда слагаю, -- скромно потупил взгляд вирдисский маршал.

И беседа тотчас приняла приятный и светский характер.

...***...

-- Так что там с этими загадочными кошмарами? -- спросил мастер Нарлимар у своего старшего коллеги. -- Теперь, когда магичка мертва, мы могли бы заняться расследованием и все-таки выяснить, кто же их насылал.

-- Не могли бы, -- покачал головой мастер Тегримар. -- Еще вчера пришел официальный запрет на любые расследования.

-- Официальный запрет? -- удивленно переспросил мастер Нарлимар. -- От его величества? Или от маркиза Фальта? Но почему?

-- От Святых Престолов, -- ответил мастер Тегримар. -- Составленный и подписанный Святым Вионом лично.

-- Ох... -- ошарашено выдохнул мастер Нарлимар. -- Ничего себе! Интересно, что бы это значило.

-- Не интересно, коллега, -- покачал головой мастер Тегримар. -- Совершенно неинтересно. Такими вещами лучше вовсе не интересоваться. А значит это, что Святые Престолы держат эту историю под своим контролем, и по какой-то им одним ведомой причине не желают делиться сведениями.

-- Но... в конце концов, один из этих кошмаров был наслан на принца Ильтара! И ему же было адресовано невесть как появившееся письмо! -- возмутился мастер Нарлимар. -- А за безопасность королевских особ отвечаем мы! Что ж нам теперь, делать вид, что ничего не произошло?

-- Письмо-то как раз написано почерком, схожим с почерком королевы Грэйн, но не абсолютно идентичным, так что скорей всего и впрямь принадлежит беззаконной чародейке, а кошмар принца Ильтара... Святой Вион убежден, что подобного не повторится.

-- А если все-таки повторится? -- упрямо поинтересовался молодой маг.

-- Тогда у нас будут развязаны руки для самостоятельных действий, коллега, -- пожал плечами старый мастер.

-- То есть мы должны сидеть и ждать, пока кто-то опять нападет на наследника ирнийского престола, и только потом действовать?! -- продолжал возмущаться мастер Нарлимар.

-- Примерно так, коллега, -- пожал плечами мастер Тегримар. -- Кошмары сами по себе убивать не способны, так что...

-- Так что придется ждать, -- с отвращением протянул мастер Нарлимар.

-- Вот именно, коллега. Ждать и надеяться...

-- Надеяться на что? -- скривился молодой маг.

-- На то, что подобного больше не повторится. А то ведь ссориться со Святыми Престолами -- похуже любого кошмара встанет. И нам, и принцу Ильтару, и его величеству, если уж на то пошло.

Мастер Нарлимар сердито фыркнул, но больше ничего не сказал.

...***...

-- Господин профессор ждет вас. Прошу следовать за мной, -- строго промолвила Эртика, старая служанка профессора Шарная, по совместительству -- полномочного вирдисского посла в Ирнии.

Не понаслышке зная, что Эртика с легкостью командует любыми подвернувшимися ей под руку высокопоставленными персонами, мастер Нарлимар даже и не подумал напоминать ей, что отлично помнит дорогу до посольских апартаментов, где изволит выздоравливать профессор Шарнай, и вполне может добраться сам. Угодно Эртике самой его вести -- и пусть. Спорить с ней -- себе дороже. Спорить с ней просто бессмысленно, если честно. Колдуй, не колдуй, она все равно права окажется.

С этим даже генерал Кланден в конце концов смирился. Что у него за дело было к профессору, про то мастер Нарлимар не знал, зато отлично видел, как генерала вытолкали из комнаты, не слушая никаких возражений. "Профессор устал" и все тут! Генерал растерялся как мальчишка, не нашелся, что возразить... и потерпел поражение. Развел руками, извинился и ушел.

Так что мастер Нарлимар ни с чем не спорил. Пускают его к профессору -- и хорошо. Ведут другой какой-то дорогой -- и ладно. Какая разница?

-- Прошу, -- промолвила Эртика, указывая на дверь.

-- Но... разве это спальня господина профессора? -- удивленно поинтересовался мастер Нарлимар, запоздало соображая, что его не только вели каким-то не тем путем, но и привели куда-то не туда.

-- Нет, господин маг, -- ответила Эртика. -- Это не спальня. Это кабинет.

-- Кабинет? -- изумился мастер Нарлимар, начиная сердиться. -- Разве лекарь разрешил ему вставать?

-- Лекарь не разрешал, господин маг, -- как ни в чем ни бывало отозвалась Эртика.

-- Тогда почему он в кабинете? -- строгим тоном вопросил мастер Нарлимар.

-- Потому что я разрешила, господин маг, -- спокойно ответила Эртика.

И мастер Нарлимар вновь почувствовал себя мальчишкой. А эту худенькую старую женщину -- каменной глыбищей, которую никакой магией с места не сдвинешь. Где ему ее переспорить? А уж призвать к порядку и вовсе не выйдет. Разве что воззвать к здравому смыслу...

-- Но ведь ему же еще нельзя... -- сказал мастер Нарлимар. -- Раз лекарь не разрешил, значит...

-- Я своего профессора знаю лучше любого лекаря, -- ответила Эртика и улыбнулась. -- Да я б ни в жизнь ему вставать не позволила, если б не обстоятельства.

-- Обстоятельства? -- насторожился мастер Нарлимар.

Последнее приключение профессора заставляло молодого мага весьма серьезно относиться к разного рода "обстоятельствам", окружающим господина Шарная, этого степенного пожилого человека, профессора математики и астрономии, полномочного вирдисского посла в Ирнии. Уж если его один раз хватило, наглотавшись стимуляторов, разгромить подпольный оружейный склад, а потом отправиться на охоту за колдуньей, сотрясающей государства и приводящей в ужас куда более сильных магов, чем господин профессор, то кто может знать, что еще взбредет в эту почтенную, убеленную сединами и наполненную невероятными познаниями голову?

-- Что еще за обстоятельства? -- спросил мастер Нарлимар, третий маг ирнийской королевской охраны.

-- Посылка ему пришла, -- сообщила Эртика. -- От ученика бывшего. Теперь-то господин Ферслер и сам -- профессор, а когда-то у моего в учениках бегал. Так вот, этот господин Ферслер прислал ему новый инструмент научный. А уж в таких обстоятельствах лучше моему профессору позволить встать и этот самый инструмент как следует изучить. А то ведь пока он все винтики не покрутит -- нипочем не успокоится. Будет с боку на бок крутиться, ныть, ворчать, протестовать, ночью, чего доброго, вовсе не заснет, а чуть недосмотришь -- все равно постарается прошмыгнуть в свой кабинет, к этому самому инструменту. Пусть уж налюбуется, а тогда и ложится спокойно.

-- А что за инструмент? -- полюбопытствовал мастер Нарлимар.

-- А вы заходите, сами и посмотрите, господин маг, -- ответила Эртика. -- Я в них не разбираюсь, в этих самых научных инструментах. Профессор сказал, что это "телескоп наоборот", а дальше я и спрашивать не стала. Не моего ума это дело, да и мешать ему не хочется. Ну, идите!

Маг кивнул и взялся за ручку двери.

-- Постельный режим, значит, нарушаем, господин профессор? -- строго спросил он, входя в кабинет.

-- Нарушаем, мастер Нарлимар, -- виновато откликнулся профессор Шарнай, подымая голову от странного приспособления, установленного на столе. -- А только не могу я иначе. Лучше я умру от изнеможения, чем от любопытства. Смерть от любопытства сопровождается такими мучениями, что я предпочитаю любые другие ее разновидности.

-- Что ж это у вас тут за "телескоп наоборот"? -- спросил мастер Нарлимар. -- Ваша служанка меня просто-таки заинтриговала.

-- А вы присаживайтесь, мастер, -- профессор сделал приглашающий жест. -- Сейчас я вам все объясню, а потом и покажу. Это что-то совершенно невероятное! Более того, это изобретение перевернет всю современную науку и, может быть, даже не один раз перевернет.

-- Серьезное заявление, -- заметил молодой маг. -- Слушаю.

-- Начнем с известного. То есть -- с телескопа, -- промолвил профессор Шарнай. -- Итак, как нам известно, телескоп применяется для наблюдения и изучения очень больших и весьма отдаленных от нас объектов, коими являются все без исключения небесные тела. Это общеизвестный факт.

Мастер Нарлимар кивнул, продолжая рассматривать штуковину на столе.

-- Если это -- "телескоп наоборот", то выходит, что при помощи этой штуковины можно наблюдать и изучать "очень маленькие и весьма приближенные к нам" объекты?" -- спросил он. -- Но золотых дел мастера давным-давно пользуются увеличительными стеклами...

-- Так ведь и телескоп когда-то родился из обыкновенной подзорной трубы, -- ответил профессор Шарнай. -- А микроскоп, -- эта штука называется "микроскоп", ее недавно придумал мой старый знакомый, профессор Ферслер, так вот микроскоп...

-- А для чего он нужен? - поинтересовался, наконец, мастер Нарлимар, прослушав подробную лекцию по устройству и работе микроскопа. -- Что может быть настолько маленьким, чтобы...

-- А вы загляните, коллега, -- предложил профессор Шарнай, подвигаясь в сторону. -- Возьмите и загляните!

Мастер Нарлимар придвинулся к профессору и, склонившись над микроскопом, заглянул.

В происходящем не было никакой магии, это он обнаружил сразу. Странные, никогда не виданные существа резвились у него под самым носом. Или это какое-то вещество? Какая-то новая, необычная алхимическая реакция?

-- Какая странная субстанция... -- ошеломленно промолвил он. -- Эти... они живые? Что это вообще такое?

-- Если вы о крошечных существах, коих наблюдаете, то у них пока лишь общее название. Мой уважаемый коллега, профессор Ферслер, назвал их "микробы". Они, несомненно, живые. А субстанция... обыкновенная человеческая слюна.

-- Что?! -- потрясенно выдохнул мастер Нарлимар, отшатываясь от микроскопа. -- Слюна? Вы хотите сказать, что в слюне любого человека живут эти... микробы? Или это слюна кого-то, кто тяжело болен?

-- Я же говорил, что это открытие все перевернет и не один раз, -- вздохнул профессор Шарнай. -- И хотелось бы вас успокоить, но увы... в слюне любого человека... и не только в слюне, не только человека... в воде, которую мы пьем, воздухе, которым дышим, буквально во всем содержатся крошечные живые организмы. Вы ведь умеете при помощи магии обеззараживать раны?

-- Умею, конечно, -- ответил мастер Нарлимар.

-- А вы знаете, почему они воспаляются? -- спросил профессор Шарнай.

-- Вы хотите сказать из-за того, что в рану попадают эти...

-- Пока это только гипотеза, -- заметил профессор Шарнай. -- Но она кажется мне многообещающей.

-- Потрясающе! -- мастер Нарлимар вновь приник к микроскопу. -- Наверно можно придумать какое-нибудь заклятие, чтоб постепенно очистить мир от этой гадости.

-- Мы еще толком не знаем, что они из себя представляют, -- возразил профессор Шарнай. -- Среди них могут оказаться и полезные. Могут, вероятно, быть и такие, без которых мы просто не сможем существовать. Так что не стоит торопиться с заклятиями.

-- Что ж, по крайней мере, при помощи такого микроскопа теперь можно проверить, насколько качественно обработана рана, -- сказал мастер Нарлимар.

-- Думаю, пока мы даже представить себе не можем, на что он еще окажется способен, -- промолвил профессор Шарнай.

...***...

-- Ваше высочество, -- отбывавший король Эркет старался соблюсти по возможности все церемонии прощания. -- Нахожу возможным, желательным и полезным для обеих наших держав узреть вас у себя в гостях в самое ближайшее время.

"Ильтар, сынок, приезжай поскорей, мы все будем очень тебя ждать. Особенно Лорна", -- шепнул он ему на ухо получасом раньше. Теперь же пришло время этикета и придворных манер.

-- Ваше величество, -- столь же церемонно откликнулся Ильтар, совершая должный случаю поклон. -- Благодарю вас за это приглашение, и надеюсь, что никакие превратности судьбы не помешают мне оказаться вашим гостем для блага, пользы и процветания наших держав.

Король Эркет столь же церемонно попрощался с королем Ренартом, вновь пообещав ему помощь в восстановлении столицы, с королевой Ингерен, все такой же элегантной и яркой, несмотря на походные условия жизни, а сегодня еще и торжествующе-радостной, с принцем Ферреном, которого тоже пригласил в гости... когда-нибудь.

Феррен отлично уловил намек, и рассыпался в извинениях, сообщая, что вряд ли сможет в ближайшее время навестить Теарн. Заботы о восстановлении столицы и наведении порядка в государстве наверняка займут все его время на несколько ближайших лет. Вот когда он сможет с честью сказать, что все от него зависящее сделано, он тотчас поспешит воспользоваться любезным приглашением его теарнского величества. Еще Феррен просил позволения послать со свитой короля Эркета кого-либо из вирдисских магов, дабы тот доставил в Вирдис баронессу Вэллис, или же распорядиться, чтоб ее доставили теарнские маги.

Мгновение подумав, король Эркет согласился на то, чтобы с ними отправился один из вирдисских королевских магов. Шенкит тотчас отрядил одного из своих помощников, который и присоединился к теарнской королевской свите.

Когда король Эркет со всею своей свитой скрылся в портале, королева Ингерен приблизилась к своему супругу.

-- Ваше величество, я должна сообщить вам нечто весьма важное для блага государства, -- промолвила она.

-- Слушаю вас, ваше величество, -- откликнулся король Ренарт.

Королева едва заметно повела глазами.

-- Оставьте нас, -- тотчас приказал король Ренарт своей свите.

-- Феррен может остаться. Его это тоже касается, -- заметила королева Ингерен.

Уже собравшийся отойти в сторону вслед за остальными принц Феррен замер.

-- Да, дорогая? -- промолвил король Ренарт.

-- У нас с тобой получилось, -- гордо откликнулась королева Ингерен. -- Я беременна.

-- Это точно? -- осторожно спросил король Ренарт.

-- Уже да, -- ответила королева Ингерен.

-- А... мальчик или девочка? -- еще осторожнее спросил король.

-- Ну, ты же заказывал мальчика, -- ослепительно улыбнулась королева. -- Как королева и верноподданная я просто не могла ослушаться твоего приказа!

-- Отлично! -- торжествующе выдохнул король Ренарт. -- Когда ты узнала? Насколько точно известно, что это именно мальчик?

-- Узнала два дня назад, -- ответила королева Ингерен. -- Все маги, обследовавшие меня в один голос клянутся, что мальчик. Вероятность ошибки ничтожно мала.

-- Так почему же ты мне раньше не сказала? -- чуть возмущенно поинтересовался король.

-- Ты был занят, я была занята, -- ответила королева. -- Как только выпало свободное время, я тотчас сообщила, точней, сообщаю.

-- Значит, у меня будет младший брат, -- сказал Феррен.

-- Которого ты поклянешься беречь, любить и защищать. Которому станешь надеждой и опорой, -- наставительно заметила королева Ингерен.

-- Который станет королем вместо тебя, -- добавил король Ренарт.

-- Который станет королем вместо себя , -- поправил его принц Феррен. -- Который станет королем по праву. А я помогу ему, чем смогу, как старший брат младшему. И стану помогать до тех пор, пока он будет нуждаться в моей помощи.

Король Ренарт одобрительно посмотрел на сына и молча кивнул.

-- Когда оглашать будем? -- спросил он у королевы.

-- Я подумаю, -- ответила Ингерен. -- Но не сегодня, это точно.

...***...

-- Не хватает данных... элементарной статистики! -- огорченно промолвила принцесса Лорна, подымая глаза от кипы бумаг, устрашающе громоздящейся на столе.

-- Особенно по Леронне, -- согласно кивнула баронесса Вэллис.

-- Ну да, у нас в Теарне не особенно этим интересовались, -- с досадой добавила принцесса. -- Когда я приказала разыскать такую информацию, все, с кого я могла спросить, поголовно вытаращили глаза, будто я у них дракона на завтрак потребовала!

-- Они, наверное, просто не поняли, ваше высочество, -- предположила баронесса Вэллис.

-- Не поняли они, -- пробурчала принцесса Лорна. -- Департамент разведки вообще отказался со мной сотрудничать. Они, видите ли, учреждение государственное, занятое важными делами, и существуют не для того, чтоб развлекать скучающих наследниц престола. Только с разрешения его величества, видите ли. Письменного.

-- Секретная служба -- она секретная служба и есть, -- сочувственно вздохнула баронесса Вэллис.

-- Ну да, -- мрачно пробормотала принцесса Лорна. -- А у меня нет статистики, и я не знаю, где ее взять.

-- Ну, наверное, приблизительные выводы можно и по неполным данным сделать? -- предложила баронесса Вэллис.

-- Можно, конечно, -- ответила принцесса Лорна. -- Иногда так и приходится. В астрономии, например. Там некоторые данные никаким способом получить нельзя. Но в данном случае мне хотелось бы максимальной точности. Ведь если мы чего-нибудь, не доведи Боги, напутаем, а нам поверят... Вывести Ирнию и Вирдис из привычного равновесия и не дать им нового... такой кровью может обернуться, что все прежние войны детскими играми покажутся.

Принцесса Лорна и баронесса Вэллис озабоченно смотрели на свою неоконченную работу, когда в большом зале королевского дворца открылся портал, и королева Айлин бросилась на шею своему мужу, королю Эркету.

-- К демонам этикет! -- прошептала она ему.

-- К демонам! -- согласно откликнулся король, обнимая и целуя свою жену. А потом, обернувшись к сопровождающим его магам, строго вопросил: -- Вы слышали? Этикет -- к демонам! И будьте любезны проследить, чтоб он именно туда и отправился, господа!

-- Будет исполнено, ваше величество! -- с улыбкой откликнулись маги.

-- А Лорна-то где? -- тотчас спросил король Эркет.

-- У себя. С гостьей, -- ответила королева Айлин.

-- С баронессой Вэллис?

-- Да. Они там какой-то научной работой занимаются.

-- Понятно, -- улыбнулся король Эркет. -- Принц Феррен за своей баронессой мага прислал, так что придется им, видимо, прерваться. Да и мне надо же с дочерью поздороваться!

-- Идем, скорей, -- кивнула королева Айлин.

...***...

-- Отец! -- воскликнула принцесса Лорна, вскакивая из-за стола.

Груда бумаг угрожающе накренилась, но баронесса Вэллис как-то ухитрилась их всех поймать и вернуть на должное место. А потом вскочить и приветствовать его величество. Король Эркет дружелюбно кивнул ей в ответ.

-- Ну, как ты тут? Не слишком скучаешь? -- спросил король Эркет у своей дочери, а потом разжал объятия и с любопытством уставился на заваленный бумагами стол. -- Да-а-а... тут и впрямь скучать некогда. Полное землеописание Вирдиса... земельный реестр южной части Ирнии... речные пути... торговля... ирнийские торговые дома... вирдисские... ярмарки Леронны... ирнийское лесное хозяйство...вирдисские ремесла и промыслы... а как же астрономия с математикой?

Король замер на миг, углядев на столе среди прочих бумаг небольшую папку с надписью "Вирдис. Выводы".

-- Разрешишь посмотреть? -- спросил он у принцессы.

-- Это еще не законченно, -- ответила принцесса, чуть нахмурившись.

А потом, подумав, добавила:

-- Разрешу, если ты прикажешь своему департаменту разведки доставить мне необходимые документы. А то они без твоего письменного приказа нипочем не соглашаются.

-- Смотря какая информация тебе нужна, -- заметил король Эркет.

-- Самого мирного характера. Ни на какие военные и политические тайны я не зарюсь, -- ответила принцесса. -- Просто в нашей библиотеке этих сведений почему-то нет, в монастырских тоже негусто, а разведка просто отказывается иметь со мной дело. В принципе отказывается.

-- Хорошо, -- кивнул король Эркет. -- Я напишу такое распоряжение.

Принцесса взяла со стола папку и протянула ее отцу.

-- Смотри.

Бегло пролистав папку, король уставился на принцессу в некотором ошеломлении.

-- Ты сама до всего до этого додумалась?

-- Да, отец.

-- Ты хоть понимаешь, что это дает Вирдису?

-- Разумеется.

Король Эркет вновь уставился на дочь, на сей раз в глубоком недоумении.

-- А мне казалось, тебе Ильтар нравится... -- наконец пробормотал он, после продолжительного молчания.

-- Я люблю его, -- ответила принцесса.

-- И из любви к нему ты сидишь и придумываешь это ? -- грозно нахмурился король Эркет. -- Да ты понимаешь хоть, до какой степени может усилиться Вирдис если последует этим твоим рекомендациям?! Да еще и в союзе с Леронной!

-- Отец, это не все, -- промолвила принцесса Лорна. -- Там еще одна папка на столе.

Король Эркет резко повернулся и его взгляд уперся в папку, которую он ранее не заметил, потому что она лежала под первой.

"Ирния. Выводы", -- прочитал он.

-- Я посмотрю?

-- Смотри, конечно, -- ответила принцесса Лорна. -- Это вторая часть общего замысла.

-- Так, -- быстро просмотрев страницу за страницей, промолвил он. -- Ирния, значит, с Теарном... Вирдис с Леронной... интересно... тонкое равновесие сил и слабостей... мир без необходимости воевать, да?

Он поднял глаза от текста и посмотрел на свою дочь с таким уважением, словно перед ним был сам Святой Вион или кто другой из Архипастырей.

-- Будь моя воля, я бы все это оставил себе, -- честно признался он ей. -- И пусть бы соседи у меня эти советы выпрашивали. А я бы не торопился с ними расставаться. Они бы у меня, как следует, заплатили за науку.

-- Так было бы нечестно, -- возразила принцесса Лорна.

-- Честность не слишком совместима с политикой, -- ответил король Эркет. -- Но... в данном случае... пусть будет так, как ты хочешь. В конце концов, сам я бы в жизни до такого не додумался. Смотри только, чтоб соседи нас не перегнали!

-- Я же еще не закончила, -- возразила принцесса. -- Мне страшно не хватает статистики. Это даже удивительно, насколько простых вещей нет в нашей библиотеке! Ладно еще Ирния, Вирдис, Леронна... но почему у нас нет никакой информации по нашим собственным малым речным судам? А ведь совершенно нет!

-- Потому что ни один еще король или принц, не говоря уж о королевах или принцессах Теарна, не интересовался, сколько в государстве лодок, -- рассмеялся его величество. -- Ты первая! Я вот думаю, надо мне пару-тройку министров выгнать будет. Посмотрю, какие хуже работают -- и выгоню. Сдается мне, что ты одна их с успехом заменишь!

-- Скажешь тоже, -- откликнулась принцесса Лорна. Но ей и в самом деле было приятно. "Ильтар был прав, -- подумала она, припоминая, как он рассказывал ей о звездах. -- Чистая наука - это, конечно, здорово, но гораздо важнее и приятнее что-то делать для людей и эльфов".

-- Наша гостья тебе помогала? -- продолжал тем временем король Эркет.

-- Да. Баронесса Вэллис очень меня выручила, -- кивнула принцесса Лорна.

-- Что ж, увы, но придется лишить тебя ее помощи, -- сказал король Эркет. -- Баронесса Вэллис, примите мое искреннее восхищение и благодарность, -- теперь его величество обращался уже непосредственно к баронессе. -- Но поскольку принц Феррен счел необходимым прислать за вами мага...

Лицо баронессы Вэллис вспыхнуло радостью.

Король Эркет посмотрел на дочь извиняющимся взглядом.

-- Я прикажу выделить тебе секретаря, -- промолвил он. -- Раз уж ты так рвешься налаживать контакты с секретной службой, прикажу, чтоб твой секретарь был оттуда. У них очень толковые специалисты.

-- Баронесса, -- добавил он тотчас. -- Я думаю мне не обязательно говорить о том, что все, чем вы тут занимались с моей дочерью является строжайшей тайной и недопустимо для обсуждения ни с кем, кроме первых лиц вирдисского королевства?

-- Да, ваше величество, -- ответила баронесса Вэллис. Посмотрела на принцессу. На груду бумаг на столе. Вновь на принцессу и вновь на бумаги.

-- Ваше величество, -- с поклоном обратилась она к королю. -- Я должна просить вашего разрешения остаться. Вы там уже победили, а мы с ее высочеством -- еще нет. Наша работа не закончена. И негоже мне покидать поле боя до окончательной победы. Пока я нужна ее высочеству, я буду помогать ей.

Король Эркет с новым интересом посмотрел на баронессу и кивнул.

-- Хорошо, -- сказал он. -- Но вы сами сообщите о своем решении принцу Феррену.

-- Да, ваше величество, -- поклонилась баронесса Вэллис. -- Он поймет.

-- Тогда пойдемте, баронесса, -- промолвил король Эркет. -- Маг ждет в соседнем зале. Чем быстрей он свяжет вас с принцем Ферреном, тем быстрей вы сможете вернуться к вашей с принцессой работе.

-- Да, ваше величество.

...***...

-- Ваше высочество, -- промолвила баронесса Вэллис, едва лицо Феррена появилось в магическом кристалле. -- Ваше высочество, я вынуждена пока остаться в Теарне.

-- Вэллис? -- испуганно воскликнул Феррен. -- Что случилось? Ты больна? Или...

-- Нет, ваше высочество, -- ответила баронесса Вэллис, ненавидя в этот момент и мага и всех прочих, кто присутствовал при разговоре. Всех, кто не давал ей поговорить с Ферреном нормально. А пуще того ненавидя расстояние, их разделяющее. Но долг есть долг. Именно ее воля сейчас не дает им, наконец, обняться. Так нужно. Так правильно. Но Боги, как же это тяжело! -- Со мной все нормально, просто.... я тут помогаю принцессе Лорне с одной научной работой... было бы нечестно оставить ее высочество без ассистента. Я закончу и тотчас к вам, ваше высочество.

-- Помогаешь ее высочеству Лорне в научной работе?! -- удивился Феррен. И вдруг широко улыбнулся. -- Потрясающе! Разумеется, я подожду! Какие могут быть вопросы?! Ни в коем случае не бросай на полдороге!

И баронесса Вэллис поняла вдруг, что сумела сделать своего принца по-настоящему счастливым.

"Попрошу ее высочество, пусть позанимается со мной хоть немного астрономией и математикой", -- подумала она. И улыбнулась в ответ.

Вирдисский маг секретной службы ошарашено таращился то на принца, то на баронессу. Кажется, он так ничего и не понял. Впрочем, никто ему ничего объяснять и не собирался.

...***...

-- ... то, что вы совершили, ваше высочество, несомненно, послужит делу преодоления застарелой розни и укреплению политических и экономических союзов между нашими королевствами, -- закончил свою речь король Ренарт.

-- Я рад, что сообща нам удалось одолеть нашего врага, и ни один из тех жутких снов так и не стал явью, ваше величество, -- ответно поклонился принц Ильтар.

А мастер Лигран уже строил портал, способный вместить всю свиту принца.

-- Ну что ж, Эрдан, до встречи! -- промолвил Верген.

-- Так и не погуляли вместе, -- вздохнул эльф.

-- Ничего, маршал, погуляем еще, вина, пива и "лошадок" на наш век хватит, -- откликнулся Верген. -- Зато повоевали славно.

-- И то, -- усмехнулся эльф.

А Карвен только вздохнул. Ему отчего-то стало очень грустно. И ведь ясно же было, что они скоро расстанутся. Эрдан -- вирдисский маршал гвардии, а теперь, наверное, уже и не только гвардии, да к тому же, как намекнул наставник, у эльфа сейчас начнется бурная политическая жизнь, связанная со столь тонкими материями, что простым сержантам в подобное лучше и вовсе не соваться.

Да и ему самому пора на службу, если уж на то пошло. Доложить генералу Кландену о выполнении задания, принять, наконец, заждавшийся его взвод рядовых гвардейцев и хоть недельку чувствовать себя настоящим сержантом. Это если, конечно, наставник его раньше из гвардии не заберет.

Вергену тоже, небось, есть чем заняться.

Так что нет ничего удивительного в том, что их дороги расходятся. Так и должно быть. А вот грустно отчего-то.

Строго напомнив себе, что он сержант ирнийской королевской гвардии, а не сопляк малолетний, Карвен чинно попрощался с маршалом.

-- Ты осторожнее там гуляй, сержант, -- подмигнул ему маршал Эрдан. -- Не разнеси все ирнийские кабаки, оставь что-нибудь и на мою долю, когда в гости приеду!

-- Ради такого дела я буду очень осторожен, маршал, -- в тон ему ответил Карвен. -- Разнесу только самые некрасивые кабаки, в которых тебе твоя эльфийская утонченная натура все равно сидеть не позволит.

-- Ну, столь отвратительные заведения так или иначе следует уничтожить, ибо они портят облик города и оскорбляют здравый смысл, -- наставительно заметил Верген. -- Карвен, нам пора, -- добавил он. -- Остальные ждут только нас.

...***...

Магичка облегченно выдохнула и прикрыла незримую дверь, за которой остались невероятные страдания. Тело несчастного мага сотрясалось, словно с ним случился приступ падучей. Его сознание, разорванное на тысячи клочков и неспособное больше кричать, вяло трепетало.

"Ничего. Сейчас ты умрешь, -- ободрила его магичка. -- А потом воскреснешь. Было бы из-за чего так переживать. И ведь я даже не пытаюсь раздвинуть тебе ноги. Цени, дурень".

Он усмехнулась, припоминая прошлое.

"Даже странно, что все эти мужики такие слабые. Или это мне только такие и попадались? Я, помнится, оклемалась гораздо быстрей".

Она повела плечами, заново осваивая тело. Проверила магические способности. Вновь чуть прираскрыла душу, выпуская наружу капельку собственной силы. Оскаленная черная бездна облизнулась. Да. Ей определенно нравились произошедшие с этим телом перемены. В этом доме уже можно было... ну, еще не жить, но изредка бывать, а это куда лучше, чем постоянно сидеть взаперти, опасаясь немедленного разрушения прежнего вялого безобразия, готового порваться в клочья от малейшего дуновения силы.

"Неплох-х-хо!" -- прошипела оскаленная бездна, древняя бессмертная тварь, сотканная из ярости, безумия и пустоты.

А магичка вновь смотрела на гномий город. Огненный цветок чужой силы, зажженный в незапамятные времена. Такой притягательный, манящий... казалось, он сам просится в руки.

"Всего-то спуститься вниз по этим лестницам... просто спуститься и посмотреть..."

"Гномы старше людей и эльфов... их Боги старше нынешних Богов... что, если удастся отыскать какие-то такие тайны и силы, что даже Богам нечего будет мне противопоставить?"

Магичка глубоко вздохнула, вновь отворачиваясь.

"Не сейчас. Я должна хоть немного воспитать это тело. Сделанного недостаточно. Вовсе даже недостаточно. У таких городов, как этот, бывают бессмертные стражи. Что, если подобный страж окажется сильнее меня? Что, если я не сумею вовремя ускользнуть? Гномы, говорят, все делали на совесть, так почему же их страж должен оказаться слабым и неповоротливым? А сильного стража мне пока не одолеть. Не в этом теле".

Подумав, магичка решила все-таки отложить обследование гномского города, а вместо этого позаботиться о доставшемся ей теле, давно уже в голос вопившем о своих нуждах.

Даже очень великий маг не может бесконечно игнорировать эти вопли.

Освободив некоторые функции сознания пленного мага, она позволила ему самому понять, чего же он хочет больше: пить или помочиться. С остальными желаниями можно было разобраться и потом, но эти два были самыми острыми.

"Я же хочу воспитать и подготовить это тело, а не уничтожить его!"

Процесс отправления естественных надобностей особью противоположного пола вызвал у нее приступ истерического хохота. Она и сама не знала, что же во всем этом было такого смешного, но удержаться от громкого хохота не смогла. И даже причудливое здешнее эхо ее не остановило. Нет, ну правда же смешно, когда самой приходится...

Что ж, никакие хищные твари на ее дурацкий смех не явились, а это позволяло предположить, что они здесь все-таки не водятся. И впрямь ведь чересчур глубоко для чего-то живого. Даже для гномов -- слишком глубокое подземелье, обычно их города располагались куда выше.

"Это ведь не просто гномский город, это -- город их магов и властителей, священный город -- хранилище силы", -- думала она, вновь глядя на сияющий костер города.

"Пить", -- напомнило тело.

"Сейчас", -- поморщилась магичка, которой помешали созерцать нечто столь вожделенно прекрасное ради каких-то низменных желаний.

Имевшихся в распоряжении сил было вполне достаточно для одного короткого поиска на поверхности. Их также хватило, чтоб построить портал и переправить найденное вниз.

"Вода".

"Еда".

"Ах, вода из лужи? Какие мелочи, право!"

"Из еды -- одна змея и две жабы? Нормально. Мясо. Пища есть пища".

Несчастное тело не сопротивлялось. Разум же мага... "как-то слишком быстро и окончательно он его утратил," -- недовольно подумала магичка о своем пленнике. - "Впрочем, чего еще ожидать от человека, которому приходится оправляться столь диким способом?"

"Ничего. Немного отдохну -- и за дело. Чем быстрей это тело привыкнет к моей силе, тем лучше".

...***...

-- Представляешь, они сказали, что у них этого нет! -- возмущенно поведала принцесса Лорна королю Эркету.

-- Ну, может и впрямь нет, -- пожал плечами король Эркет. -- Они все-таки секретная служба, у них только те сведения, которые представляются им важными. Кстати, тебе не кажется, что ты чересчур дотошна? Баронессу свою вконец загоняла. Предлагал же я тебе секретаря, так нет!

-- Ему все с самого начала объяснять придется, -- заметила принцесса. -- А Вэллис... она просто замечательная! И так быстро все схватывает. Иногда мне кажется, что она даже лучше меня разбирается в том, над чем мы сейчас работаем. Она просто потрясающая! Вот же повезло Феррену.

-- А ей с ним? -- вздохнул король Эркет.

-- Ну... она сама выбирала, -- задумчиво промолвила принцесса Лорна. -- И как следует потрудилась над своим выбором. Сумела разглядеть в нем то, что никто другой не смог. А как разглядела, так и разбудила. А Феррен... он не просто ее любит, мне кажется, он понимает, чем ей обязан.

-- А это ты когда разглядела? -- удивился король Эркет.

-- А когда ее из портала ко мне в повозку забросило, -- ответила принцесса Лорна. -- Она с ним при мне говорила через магический кристалл... так вот, я видела, как он на нее смотрит, и как с ней говорит... это был совсем другой Феррен!

-- Верно. Я тоже заметил, что он изменился, но думал, что дело в войне, -- задумчиво проговорил король Эркет. -- Война заставляет мальчишек быстрей взрослеть, они наконец-то понимают, что все всерьез, на самом деле, что игры кончились. Я думал, дело в этом.

-- Может и в этом тоже, -- промолвила принцесса Лорна. -- Но не только в этом. И лучше уж Вэллис, чем война.

-- Лучше, чтобы мальчик становился мужчиной в объятиях женщины, чем перерезая глотку врага, к этому ты клонишь? -- усмехнулся король Эркет. -- Ну да! Ведь и твоя работа об этом же. Мир, в котором воевать невыгодно. Послушай, но ведь так тоже нельзя!

-- Почему? -- тут же встопорщилась принцесса, готовясь защищать свои идеи.

-- Да потому что раньше или позже явится какая-нибудь беда, -- промолвил король Эркет печально и веско. -- Демоны ее знают откуда, но явится. А мы, твоими трудами, позабудем, что такое сражаться! Да нас же просто-напросто сожрут!

-- Есть всякие турниры, дуэли, воинские учения, наконец, -- не согласилась принцесса. -- Зачем обязательно воевать? Неужто лучше резать друг другу глотки просто так, на всякий случай, чтоб не разучиться?

-- Ты утрируешь, -- проворчал король Эркет.

-- Ты тоже, -- парировала принцесса. -- И ведь тебе понравилось все, что я придумала.

-- Ну да, понравилось, -- проворчал король Эркет. -- Еще бы не понравиться! Чтоб мои министры хоть вполовину так могли...

-- И потом, ты же отлично знаешь, что на практике все равно не выйдет так, как на бумаге. Никуда твои любимые войны не денутся. Просто они перестанут быть столь обреченными. Когда сражаются не оттого, что силу девать некуда, а оттого, что выхода никакого нет. Когда не доблестью похваляются, а глотки грызут.

-- И откуда ты таких слов нахваталась? -- подозрительно поинтересовался король Эркет. -- "Глотки грызут" это надо же!

-- А это, папа, высокий ученый стиль, -- подмигнула принцесса Лорна. -- Читаю я много, вот и нахваталась.

Дверь комнаты отворилась.

-- Ваше величество! -- донеслось из-за открывшейся двери.

Король Эркет чуть поморщился и обернулся к своему секретарю.

-- Ну что там еще?

-- Некий господин Теллинар, вирдисский герцог, испрашивает аудиенции, доложил секретарь.

-- Я же сказал не тревожить меня еще около часа, -- раздраженно проворчал король Эркет. -- Могу я с дочерью спокойно поболтать? И что-то я не упомню в Вирдисе герцога с таким...

Он вдруг замер не договорив.

-- Господин Теллинар? Герцог? -- пробормотал он удивленно. -- А впрочем... с него станется! Зови!

-- Кто это? -- тотчас спросила принцесса Лорна.

-- О! Это один из самых невероятных эльфов в истории! -- ответил король Эркет. -- И, кстати, в твоей работе, помимо всего прочего, не хватает также и его. Он наверняка куда важней дорог, мостов и ярмарок, которые ты пытаешься учитывать чуть ли не поштучно.

-- Чем же он так важен? -- поинтересовалась принцесса Лорна. -- Его что, можно сравнить с ярмаркой? Или хотя бы мостом?

-- Я бы сравнил его со всеми без исключения ярмарками и мостами, -- промолвил король Эркет. -- Чем он важен? Да хотя бы тем, что любой государь примет его хоть днем, хоть ночью. Тем, что ни один из королей не рискнет что-либо делать вопреки его воле. Счастье, что он не вмешивается в политику, что он всего лишь тихий мирный эстет... но если бы этот самый герцог -- интересно, когда это он стал герцогом и зачем? -- вдруг вздумал стать императором... не думаю, что кто-нибудь из королей смог бы ему противостоять. Лично я и пытаться бы не стал. Так что если ему не понравится твоя идея, можешь забыть о ней, все равно ничего не выйдет.

-- Здравствуйте, ваше величество... и ваше высочество... -- вошедший эльф низко поклонился королю и принцессе. -- Я случайно услышал конец вашей фразы, ваше величество, и спешу заметить, что мне очень нравится идея ее высочества. Именно ради идеи ее высочества я и прибыл. Более того, именно ради нее я и попросил его величество Ренарта о титуле герцога. Ведь простой эльф не может рассчитывать на аудиенцию у ее высочества. Это было бы оскорблением нравственности и нарушением государственных установлений.

Эльф ростовщик опустился на одно колено и невероятно изящным жестом протянул принцессе свиток.

-- Здесь те бумаги, которых вам недоставало, ваше высочество, -- промолвил он. -- Кроме того, я обещаю вам свое всемерное содействие.

-- Но... откуда вы узнали? -- потрясенно поинтересовалась принцесса Лорна.

-- Ну, у нас, мерзких ростовщиков, есть свои маленькие секреты, -- усмехнулся герцог Теллинар. -- Действуйте, ваше высочество, и посмотрим, что из всего этого выйдет!

-- А... могу я поинтересоваться, почему вы столь решительно поддержали этот проект, герцог? -- спросил король Эркет. -- Обычно люди вашей профессии скорее склонны вкладывать деньги в войну. Ведь те, кто обеспечивает армию, зарабатывают подчас несметные состояния. Почему вы стоите за мир?

-- У меня есть свой интерес, ваше величество, -- откликнулся эльф-ростовщик. -- Видите ли, в отличие от большинства моих собратьев, я не считаю войну выгодным вложением. Принято считать, что война хотя бы кому-то приносит выгоду. Однако это чудовищная ошибка. Простейший расчет показывает, что ни одна война не приносит выгоды даже победителям. Они всего лишь лучше выглядят на фоне побежденных. Но это обман зрения. Никакие контрибуции, никакие репарации, никакие территории и новые сферы влияния не покрывают и половины затрат. К тому же победителям все равно потом приходится торговать с побежденными -- а это торговля обескровленного с полутрупом. Я не романтик и не идеалист, просто я живу долго, а за это время можно было хоть чему-то научиться. И поэтому я лучше своих собратьев по ремеслу знаю свое дело.

-- Однако, -- только и смог пробормотать король Эркет.

И посмотрел на свою дочь. А потом на эльфа. И снова на свою дочь.

-- Я тоже очень удивился, ваше величество, -- негромко, для одного короля, промолвил эльф. -- Ну, я-то уже стар, за мои годы и не такое можно понять, но ее высочество... это просто сказка какая-то!

-- Герцог, вы нахально читаете мои мысли? -- усмехнулся король Эркет.

-- Ни в коем случае, ваше величество! Просто это так очевидно...

-- Кстати, еще один вопрос: говорят, вы никогда не покидаете свой дом. И тем не менее...

-- Чего только не болтают, ваше величество, -- усмехнулся герцог Теллинар. -- Вот я сейчас попрощаюсь, откланяюсь... и ведь назавтра же все будут уверены, что я к вам никогда не приезжал... и даже вы сами не сможете с уверенностью сказать, было ли это на самом деле...

-- Однако... -- покачал головой король Эркет.

А эльф-ростовщик внезапно достал из поясного кошеля две плоские коробочки.

-- Как герцог я бы не осмелился что-то дарить вашему высочеству, -- с легким поклоном обратился он к принцессе Лорне. -- Но как старший товарищ в древнем и благородном ремесле преумножения богатств... ваше высочество, это не подарок, это скорей знак отличия... вам и вашей помощнице, баронессе Вэллис...

-- Спасибо, герцог, -- промолвила принцесса, принимая коробочки. -- А что это?

-- Считается, что это просто украшения, а на самом деле они помогут вам сохранить ясность мышления в любых обстоятельствах. В нашем нелегком деле вещь немаловажная, -- ответил эльф-ростовщик, по совместительству вирдисский герцог.

Принцесса открыла обе коробочки и несколько мгновений любовалась причудливыми резными кулончиками.

-- Благодарю вас... коллега, -- очаровательно улыбнулась принцесса, отрываясь от разглядывания и закрывая коробочки. -- Для меня это огромная честь!

-- И для меня, ваше высочество, -- проговорил герцог Теллинар. -- А то ведь живешь-живешь на свете и начинаешь иногда думать, неужто ты последний, кто понимает, как устроен этот мир? И так радостно видеть, что за тобой есть еще кто-то... пусть даже кто-то один.

Когда герцог Теллинар откланялся, король Эркет с улыбкой посмотрел на свою дочь.

-- Мне кажется, это первое украшение, которому ты обрадовалась, -- заметил он.

-- Так ведь оно не просто так, -- ответила принцесса Лорна. -- Оно -- за дело! Я его заслужила, вот!

-- Интересно, они одинаковые? -- полюбопытствовал король.

-- Да, -- кивнула принцесса.

-- А тебя не смущает, что и у тебя, и у баронессы Вэллис будет нечто совершенно одинаковое среди украшений? -- спросил король Эркет. -- Слухи ведь моментально поползут.

-- Это ты насчет того, что у двух придворных дам вдруг оказались перчатки одного и того же цвета? -- ухмыльнулась принцесса Лорна.

-- Вроде того, -- сказал король.

-- А твоих генералов не смущает тот факт, что у них ордена одинаковые? -- откликнулась принцесса.

Король Эркет рассмеялся.

-- Так и думал, что ты что-нибудь такое скажешь! А не боишься, что Ильтар приревнует?

-- Нет, -- качнула головой принцесса. -- Не боюсь. Ильтар умный. И хороший.

-- Что ж, -- вставая, промолвил король Эркет. -- Позови свою баронессу, пусть тоже порадуется. Только прикажи сперва, пусть эти подарки маги на всякий случай проверят. Теллинар, конечно, слишком велик, чтоб попытаться как-то заколдовать или отравить свои дары, ему такая мерзость и в голову не придет, но... долго и с удовольствием живут лишь осторожные короли...

-- Обязательно, папа, -- кивнула принцесса Лорна. -- Этот урок я, кажется, усвоила.

...***...

В очередной раз открыв незримую дверь, за которой находились привычные мучения, магичка внезапно натолкнулась на Святого Виона.

-- Что ты здесь делаешь?! -- яростно выдохнула она.

-- Да вот, поговорить пришел, -- ответил Святой Вион, небрежно опираясь о запредельный ужас и легонько отпихивая оскаленную бездну. -- Кыш!

-- Ты... ты меня выследил?

-- Нет, -- ответил Святой Вион. -- Даже Боги не знают, где ты. Кстати, что это вокруг нас такое? -- он прищурился, словно бы пытаясь разглядеть кипящий вокруг него кошмар.

-- Это -- мое! -- сквозь стиснутые зубы прошипела магичка. -- Убирайся прочь! Гнусный трусливый шпион! Мало тебе того, что я с тобой в прошлый раз сделала? Так ведь я и повторить могу!

-- Бедная девочка... -- тихо промолвил старик, уже не обращая внимания на окружающее, глядя ей прямо в глаза. -- Вернись домой, бедная девочка... тебя очень ждут дома...

-- Дома?! -- взъярилась магичка, потрясенная, испуганная его взглядом. -- Нет у меня дома! Нет и никогда не было! Кто меня ждет?! Ты и твои соратники, чтоб еще раз испепелить?!

-- Разве тебя мы испепеляли? -- на глазах Святого Виона показались слезы. -- Разве это была ты? Вернись домой, Ланти... вернись домой...

-- Ах, Ланти?! -- окончательно выйдя из себя, провизжала магичка. -- Да как ты посмел назвать меня этим именем, старый лжец?! Вернись, значит?! Куда?! Куда должна вернуться бедная Ланти?! В отвратительную, пропахшую рыбой лавку?! К тычкам и подзатыльникам?! К вечным попрекам?! К жизни, что поперек горла?! Что ж никто из вас, добрых и хороших, всех спасающих, раньше меня не заметил?!

-- Это моя вина, -- прошептал Святой Вион, и слезы вновь побежали по его лицу.

-- Вот и подавись своей виной! -- рявкнула магичка. -- Будь ты проклят! Прочь отсюда! Это мое место! Поганому святоше нечего здесь делать! Все, чего ты здесь касаешься -- боль! Все на что смотришь -- грех! Все, чем дышишь -- ярость! Твои Боги отшатнутся от тебя, если ты провоняешь этим !

-- Это и твои Боги, Ланти, -- промолвил Святой Вион.

-- Во-о-он!!!

Оскаленная бездна, наконец, вскипела яростной волной, сметая Святого Виона, раздирая на части его призрачное тело.

"Ну, конечно... как бы он мог оказаться тут во плоти! -- сообразила магичка. -- Интересно, смог ли он разглядеть мой нынешний облик? Ведь если смог -- тело придется менять".

"Пока же нужно сменить одну комнату боли и страха на другую", -- решила она.

Заполучив в свое распоряжение оскаленную бездну, магичка отыскала множество ключей от мест, подобных этому. "Мастер Неккор удивился бы, узнав, как же мало ему было известно", -- с усмешкой подумала она.

"Раз пронырливый святой отыскал меня здесь, придется сменить это место на другое..."

Где-то в глубине ее души тихо скулил умирающий маг.

"Слабак", -- пренебрежительно подумала магичка, подкрепляя его существование коротким тычком силы.

"Вдруг еще зачем-то понадобится?"

"Святой Вион! -- помечтала она. -- Вот бы чье тело заполучить! А еще лучше -- тело Богини, которой он служит".

"Кстати... а это мысль!"

"Правильная мысль".

"К чему ограничивать себя рамками какой-то жалкой империи?"

Черная бездна радостно захохотала, скаля свои огромные зубы. Ей не могла не понравиться эта идея.

-- Да, -- сказала магичка. -- Намечается большая охота. Очень большая. Ты же меня не подведешь?!

Мучительная и сладостная судорога прошлась по всему телу, когда оскаленная бездна обвилась вокруг нее, словно огромная цирковая змея.

...***....

Три Архипастыря с немым изумлением взирали на четвертого.

-- Вион, но как это может быть?! -- наконец воскликнула Святая Гаэрми.

-- Не знаю, -- развел руками Святой Вион. -- А только так все и есть, как я сказал. Она жива .

-- Она не может быть жива, после всего, что мы на нее обрушили, -- промолвил Святой Ожен. -- Это просто-напросто невозможно. Никто из нас не уцелел бы, не то что...

Он замолчал, с возмущением уставясь в пустоту, словно она была ответственна за нарушение законов природы.

-- Верно, -- кивнул Святой Вион. -- Невозможно. И тем не менее -- это факт. Она жива, где-то раздобыла тело и сейчас закаляет его болью и яростью, вновь готовясь впустить в него свою странную силу. Я не сумел разглядеть подробности, но мне показалось, что тело мужское, более того, я где-то не то видел его прежнего владельца, не то просто ощущал его силу.

-- То есть она раздобыла тело мага? -- поинтересовался Святой Локстер.

-- Положим, это вполне логично, Локстер, -- заметила Святая Гаэрми. -- Что ей делать с телом неприспособленным к магии? Если она и впрямь жива... а, кстати, где она?

-- Я и этого не смог выяснить, -- поморщился Святой Вион. -- Рядом с ней находится нечто, исключающее направленный поиск. Я искал -- и нашел -- ее душу, а вот где находится ее тело... Боюсь, нам всем придется немало потрудиться, пока мы выясним это.

-- Что ж, в таком случае, с божеской помощью и за дело, -- промолвил Святой Ожен.

-- Да, помощь Богов нам не помешает, -- кивнул Святой Вион. -- Равно как и людей с эльфами. Я бы и у гномов помощи попросил, если бы знал, как их дозваться. Она очень умная, эта Ланти. Умная, талантливая, хитрая, коварная и беспредельно яростная. Боюсь, она не повторит прежних ошибок. Остается уповать, что она наделает новых.

-- В любом случае нужно пристально следить за запретной библиотекой, -- сказал Святой Локстер. -- Глаз с нее не спускать. Чародейка наверняка захочет посетить ее еще раз.

-- Все это время она черпала свои знания лишь оттуда, -- согласно кивнул Святой Ожен.

-- Нельзя рассчитывать только на это, -- заметила Святая Гаэрми. -- Кто знает, что она предпримет на сей раз?

-- Будем искать, -- проговорил Святой Вион. -- И пусть Боги помогут нам успеть вовремя.

...***...

Некоторое время магичка прождала в напряжении и страхе, но Святой Вион и другие Архипастыри так и не явились по ее душу.

"Все-таки не нашли! -- обрадовано думала магичка. - Верно, даже Боги не знают, как этот старый пройдоха Святой Вион пролез в мое заповедное место, но большего и ему не удалось... а ведь Богиня Удачи на его стороне!"

"А на моей стороне никогда никого не было!" -- мелькнула горькая, гадкая мыслишка.

Магичка гордо выпятила подбородок.

"А мне никто и не нужен! Разве возможно, чтоб я поставила кого-то рядом с собой?"

"Вот погодите, когда я завладею телом его Богини..."

Почему-то очень хотелось завладеть телом именно той Богини, чьим служителем является Святой Вион. Быть может, потому, что она -- Утренняя? Богиня Удачи? Ведь так хочется, чтоб все удалось... или же потому, что было бы очень приятно увидеть этого отвратительного святошу, склонившегося к ее ногам?

"Если бы мне только удалось коснуться тела Богини, проскользнуть в нее... уж я бы с ней управилась. Вся ее сила ничто против моей ярости! А уж в теле Богини..."

Магичка довольно осмотрелась по сторонам.

...***...

Карвен подъехал к дому госпожи Айнир и соскочил с коня. Небрежно бросил поводья выскочившему на встречу слуге.

-- Госпожа дома?

-- Да, господин, -- ответила красавица-служанка. -- Она ждет вас.

И Карвен вошел в дом.

Через дверь, как и положено. Он ведь теперь господин, как и она, а значит, им не нужно прятаться, ему незачем лезть в окошко. Карвен, скосив глаза, посмотрел на служанку и вновь, как и тогда, в самом начале, подумал, что с такой красоткой он бы не прочь провести ночку, если бы выпало время и возможность. И вновь, как и тогда, девица ответила ему жарким, пронизывающим взглядом. И опять он напрочь забыл о служанке, едва завидел ее госпожу.

Она.

Айнир.

Она рада. Счастлива. Она смеется, глаза блестят... он может просто подойти и поцеловать ее. Вот так. При всех. Обнять за плечи, и...

Едва их губы соприкоснулись, как с небес грянул гром.

-- Сержант, как вы смеете спать, когда ваш взвод находиться на занятиях?! -- прогремело с небес.

Карвен припомнил грозного Бога Дня. Могучего воина на могучем скакуне.

"Неужто он лично проверяет гвардейские части?" -- испуганно подумал Карвен.

"Но я же не в расположении части, я в увольнении... у Айнир..." -- растерянно думал он, а мир вокруг уже таял, выцветал... плечи Айнир выскользнули из его рук, и только губы какое-то время еще прикасались к его губам.

Открыв глаза Карвен с бессильной горечью убедился, что все хорошее и замечательное было, увы, сном... а реальность -- вот она.

Молоденький лейтенант в еще не обмятой гвардейской форме грозно пялился на него. Ноги широко расставлены, руки за спиной, взгляд мечет громы и молнии. Нет уж, после магов, Богов и Запретных, это совершенно не страшно. Это даже не смешно, господа. Это просто досадно и скучно, если хотите. Но ведь придется вставать. И оправдываться перед этим идиотом. И, чего доброго, тащиться на проклятые учения. Или отрабатывать какой-нибудь дурацкий наряд. А так хочется послать этого урода куда подальше. Но нельзя. Сержант не смеет куда-либо посылать лейтенанта.

В полной ошибочности последнего утверждения Карвен убедился за мгновение до того, как окончательно собрался вскочить.

-- Вы что оглохли, сержант? -- грозно вращая глазами, прогремел лейтенантик. -- Я к вам , между прочим, обращаюсь!

-- Ты что орешь, сопляк? -- раздался вдруг тихий, но страшный голос сержанта Йанора. -- Не видишь что ли, господин сержант почивать изволят? А ну-ка испарись отсюда без шума и пыли, да так, чтоб мне показалось, что ты не тот молодой необстрелянный идиот, которым являешься, а дух святой, плоти не имеющий! Бегом!

-- Я... да как вы... сержант... я... -- у лейтенантика аж язык заплелся от изумления и с перепугу. Он обернулся и уставился на неслышно подошедшего сержанта Йанора. -- Я... генералу Кландену... -- при имени генерала он несколько ободрился и закончил почти нормальным тоном. -- Я генералу Кландену буду жаловаться! Как вы вообще посмели...

-- Вот-вот, -- тем же тихим и страшным шепотом откликнулся Йанор, обрывая монолог лейтенанта. -- Именно. Генералу Кландену. Только не жаловаться, а сообщать о своем проступке. Честно. Искренне. Без утайки. Поведать господину генералу о том, что попытались разбудить -- и в конечном итоге разбудили! -- воина, отдыхающего после выполнения тяжелейшего боевого задания. А ведь подобное пробуждение может сказаться на его боеспособности. Ослабить его. Ослабить любого из воинов значит ослабить и всю гвардию в целом. А подрыв боеспособности гвардии... Ваше счастье, лейтенант, что обстановка уже не считается боевой, а то ведь по законам военного времени...

Пауза повисшая вслед за этими словами была тяжелой и нехорошей. Лейтенант нервно сглотнул, повернулся и вышел на негнущихся ногах.

-- Бывают же такие уроды, -- сам себе под нос пробормотал сержант Йанор. -- Спи, Карвен. Отдыхай.

-- Мне такой сон хороший снился, -- жалобно пробормотал Карвен. -- Будто я получил увольнение... большое... и поехал к госпоже Айнир... и только я начал ее целовать...

-- Устрою я тебе увольнение, -- пообещал сержант Йанор. -- Поедешь к своей госпоже...

-- Не выйдет, -- покачал головой Карвен. -- Мне завтра... на дежурство заступать. Во дворце.

-- Я тебя подменю, -- пообещал Йанор. -- Договорюсь с господином генералом и подменю.

-- Спасибо, Йанор, -- удивленно проговорил Карвен, с недоумением глядя на сержанта. "Что это случилось с грозным служакой, что он так размяк?!"

-- А в помощники к себе попрошу этого идиота... -- губы сержанта растянула зловещая ухмылка. -- Он у меня узнает, как орать где ни попадя! Да ты спи, Карвен. Спи...

-- Э... сержант... а с чего это ты ко мне такой добрый?! -- с ухмылкой поинтересовался Карвен.

-- А я полумертвыми не питаюсь, -- вернул ухмылку сержант Йанор. -- Вот съездишь к своей госпоже... совершишь несколько ночных прогулок верхом... отдохнешь... вернешься обратно... узнаешь тогда, какой я добрый.

-- Эй, сержант... -- продолжал ухмыляться Карвен. -- А ведь мы теперь равны в звании, и ты мне больше не командир!

-- Даже когда ты дослужишься до генерала, я сумею взять тебя за шкирку, нахал! -- очаровательно улыбнулся сержант Йанор.

-- А почему нахал, а не сопляк? -- зевнул Карвен. -- Ты ж того лейтенанта сопляком обозвал, а меня только нахалом... почему?

-- Потому что настоящий гвардеец должен быть точен в своих определениях, как завзятый математик или астроном! Спи, зануда, -- ответил сержант Йанор и вышел.

...***...

"Теперь можно и город обследовать", -- решила, наконец, магичка, когда после очередного путешествия по местам запредельных страданий впервые ощутила тело мага, словно свое собственное.

Оскаленная бездна покинула потаенный уголок души, вольготно распрямившись внутри этого тела, и тело не закричало от боли и ужаса, не погибло мгновенной и мучительной смертью. Тело глубоко и с наслаждением вздохнуло. Ему было хорошо.

"Ну, ты... дурачок... -- насмешливо обратилась магичка к пленному магу. -- Ты еще жив там? Нравится тебе, что я сделала? У тебя самого в жизни бы духу не хватило, верно? Впрочем, теперь-то уж все равно... отступать некуда. Изменения необратимы. Ты мой вечный раб, спутник и любовник... пока мне это не надоест, конечно".

Проверив свои возможности и убедившись, что они даже несколько выше, чем раньше, магичка осталась довольна. Резные ступени гномской лестницы, наконец, легли под ее ноги.

И после первых же трех шагов, магичка с изумлением убедилась, что есть нечто, не подчиняющееся ее могуществу. И это -- полностью подчиненное, пропитанное магией, абсолютно покорное тело.

А все дело в том, что до сих пор она в этом теле только колдовать и пробовала. Как выяснилось, колдовать и ходить -- вещи несколько разные. Что с того, что она при помощи магии вернула мышцам тонус, а суставам -- подвижность?

"Это мужское тело. Мужское!"

-- Да как же мужики вообще ходят?! -- невольно вырвалось у нее.

После первых же трех шагов она всей душой поняла, что мешает плохому танцору, а также хорошему танцору... и вообще любому экземпляру мужского пола. Причем не только танцевать.

"Они им вообще мешают!"

"Так вот почему все мужики такие тупые и ни на что не способные! Все силы их ума и воли уходят на то, чтоб сию досадную помеху не замечать!"

"Конечно это не мое тело, и если что -- не жалко, но пока не найдется другого, лучше его не травмировать".

"Придется учиться ходить! Этого еще не хватало, конечно, но не соваться же в магический город, кое-как ковыляя на широко расставленных ногах, оберегая окаянное мужское достоинство!"

"Определенно, Силы, сотворившие людей и эльфов, могли бы найти этому самому достоинству какое-нибудь более удачное место!"

"Уж гномы-то наверняка были более удачно устроены! -- подумала она, вновь поглядев на гномский город. -- А иначе нипочем не достигли бы они подобного могущества!"

...***...

Уроки ходьбы потребовали гораздо большего времени, чем рассчитывала магичка. А тело, которым, наконец, заинтересовались, потребовало куда большей заботы. Змеи и жабы в качестве постоянного питания его не устраивали, равно как и вода из случайной лужи в качестве питья.

"Ну, скушай жабочку, -- пыталась уговаривать его магичка. -- Смотри, какая симпатичная... зелененькая..."

"Дря-я-янь! -- содрогалось в ответ тело. -- Ме-е-ерзость!"

"А змейка? Вкусненькая змейка... смотри, как хвостиком вертит! -- продолжала магичка. -- Ну, хочешь, я ее магией приправлю?!"

"Сама жри хвостатую гадость, да еще и с магией, а в меня пихать не смей! -- откликалось тело. -- И воды добудь нормальной, а не эту вонючую бурду, не то я так и буду спотыкаться! Все твои планы -- коту под хвост!"

Пришлось приложить усилия и добыть нормальной еды и питья. Это оказалось не так сложно, как представлялось, ведь теперь в ее распоряжении была прежняя сила.

Ирнийский пекарь навряд ли узнает, куда время от времени исчезают его булки и пирожки, румяные, с хрустящей корочкой... так же, как ничего не узнают вирдисский винодел, из чьих погребов бесследно исчезло несколько бочонков вина, и теарнский торговец копченостями, недосчитавшийся своих окороков.

Тело блаженствовало, а уроки ходьбы, наконец, привели к желаемым результатам. Удовлетворенно вздохнув, магичка опустилась на похищенное из какого-то богатого дома широкое мягкое ложе и уснула.

"Проснусь -- отправлюсь в гномий город!" -- решила она.

...***...

Магичка смотрела на гномский город. Оскаленная бездна выглядывала из ее глаз, выползала чудовищной змеей, свивалась могучими кольцами силы, раздвоенным языком пробуя древнюю магию города. Медленно, очень осторожно, плелись прощупывающие заклятья. Наконец магичка кивнула и сделала первый шаг вниз, по украшенным искусной резьбой ступеням.

Шаг... еще шаг...

С каждым следующим шагом костер невероятной силы, принадлежащей строителям города, все ярче разгорался у нее в голове. Трудно думать... трудно дышать... трудно сосредоточиться на чем бы то ни было. И эхо. Эхо шагов, казалось, обретает собственную жизнь, шепчется, пересмеивается за спиной, перекликается странными голосами... это о ней... о ней говорят странные шепотки, легкими ветерками скользящие туда и сюда на уровне коленей. Эхо, проклятое гномское эхо. Эхо из древних преданий, сводящее с ума грабителей заброшенных гномских городищ.

Шаг, еще шаг... и эхо начинает петь. Протяжно и странно, гулко и нездешне. Голоса словно бы уговаривают, манят куда-то и одновременно сулят что-то нехорошее, жуткое.

Шаг, еще шаг.

Магичка вдруг остановилась.

Что-то произошло. Что-то, чего она не успела отметить. Какое-то быстрое движение у лица, чуть коснувшееся кожи. Странно закружилась голова.

Голова и все?

В самом деле -- все?

Голоса что-то пели монотонно и глухо, а по телу растекалось странное замешательство. И... главное: она не помнила, зачем она здесь, откуда пришла и куда собиралась идти.

Вперед?

А зачем? Что это там такое странное?

Ей это определенно не нужно.

Нет. Ни в коем случае. Это место не для нее. Лучше пойти -- ну хоть туда, что ли? Там такой уютный обрыв. И пропасть. Глубокая, наверное. В нее так уютно падать. А потом спать. Разве не этого ей хочется? Ведь именно этого, не может быть никаких сомнений. Вот сейчас она...

Черная оскаленная бездна яростно взревела, терзая жалкое человеческое тело и плененное сознание чародейки.

-- С-с-с-стоять! -- шипела черная тварь, больное порождение мрака. -- Куда?! Проснис-с-сь!

И голос твари пробудил уснувший под чуждые шепоты разум.

-- Первый отвращающий барьер, -- прошептала магичка, испуганно таращась в пропасть, куда чуть было не прыгнула по собственной воле.

Быть может, она и успела бы спастись. Быть может... если бы смогла вовремя вспомнить о том, что нужно спасаться, и как это вообще делается. А нет -- пришлось бы искать новое тело. Начинать все сначала.

"А я ведь случайно сюда попала и до сих пор не определила, в какой части мира находится этот город, что расположено над ним. Я бы не нашла его снаружи еще раз", -- подумала она, отодвигаясь от пропасти и поворачиваясь к гномьему городу.

"Да и есть ли в него вход с поверхности? Здесь же не просто гномы жили, а маги гномские. Может, им порталов достаточно было. А может, у них и вовсе свое что-то было для выхода наружу".

"Достаточно потерять тело, и я сюда уже не вернусь".

-- Но если у города самый первый отвращающий барьер столь мощен, то каков же его Хранитель? -- прошептала магичка.

Еще миг она с ужасом смотрела на город, а потом бездна в ее душе яростно оскалилась. Она сделала шаг, потом еще, а потом, не останавливаясь, направилась к городу.

Черная ядовитая тьма выхлестнула из ее рук и смела отвращающий барьер.

-- Вот так, -- прошипела магичка, любуясь, как остатки чужой магии корчатся на изукрашенном гномьими рунами камне.

Еще одно мановение рук -- и в стене гномьего города, стене, сложенной из драгоценных камней, образовалась неаккуратная дыра.

-- Вход должен быть там, где мне угодно, чтоб он был, -- промолвила чародейка, с мрачной ухмылкой прислушиваясь к шепотам гномского эха.

Черная бездна выплеснулась из ее глаз и ринулась в образовавшийся проход. И вернулась обратно с довольным рычанием. Сила в городе была, она начиналась прямо за городской стеной, и ее было много, очень много, а вот защитников и хранителей в городе не было. Никаких. Никем не охраняемая кладовая силы!

-- Какой роскошный подарок! -- восхищенно прошептала магичка. -- Что ж, та защита, что вначале, была хороша, но ее недостаточно, чтоб остановить меня. Совершенно недостаточно! А значит... все это... вот это вот все -- принадлежит мне! Мне!

И не прислушиваясь более к шепотам гномского эха, магичка решительно полезла в образованную ее магией дыру. В мыслях своих она уже видела себя в теле Богини Утра и Святого Виона, стоящего перед ней на коленях.

-- Все это будет моим... моим... никто не сможет мне противостоять! -- бормотала она. -- Мелкие, жалкие людишки... отвратительные эльфы... ничтожные боги... ну, погодите вы мне! Дайте только до вас добраться!

Внутри города был туман. Вязкий, тяжелый, серебристого цвета, он медленно тек по улицам, подобно реке.

Магичка посмотрела по сторонам и невольно поежилась, никого не было, но, казалось, самые стены смотрят на нее пронзительным бесконечным взглядом.

-- Смотрите, смотрите, -- прошептала она тотчас, нехорошо ухмыляясь, -- а я все равно свое возьму!

Стены не ответили.

"Не могли? Или просто не снизошли до ответа?"

Магичка огляделась по сторонам, недовольно поморщилась и, наугад выбрав направление, пошла вдоль по улице, по тому, что казалось улицей, тянущейся вдоль внешней городской стены.

Струи густого тяжелого тумана не позволяли увидеть дальше вытянутой руки, что раздражало и настораживало: мало ли, что могло оказаться там, в темноте?

Попытка рассеять туман при помощи магии ничего не дала, он лишь уплотнился и стал куда более тяжелым и темным.

"Да ведь это и есть -- сила! -- вдруг подумала магичка. -- Зачем мне куда-то идти, что-то искать? Я ведь могу начать прямо здесь!"

Черная оскаленная бездна облизнулась, высунув язык, она коснулась им серебристого тумана, и он явно пришелся ей по вкусу.

"Давай, ешь!" -- скомандовала магичка.

Черной бездне ее приказы и не требовались, она радостно оскалилась и распахнула свою огромную пасть. Серебристый туман медленно потек внутрь.

"Сила. Могучая. Чужая. Странная. Много!"

Через какое-то время она вынуждена была остановиться. Даже черная бездна не могла вместить в себя всю серебристую бесконечность, пребывающую в этом городе. Что ж, зато туман несколько рассеялся, а сил неизмеримо прибавилось. Магичка с наслаждением вздохнула, расправила плечи и отправилась дальше. Можно было, конечно. и вернуться, все равно больше силы ей пока не вместить, но...

"Наверняка ведь здесь есть какие-нибудь амулеты, артефакты, предметы, содержащие концентрированную силу", -- думала магичка, продолжая шагать по драгоценным камням, из которых была сделана гномская мостовая.

Свернув за угол, она оглянулась через плечо.

"Надо бы запоминать дорогу, а то сила силой, но как бы здесь не заблудиться!" -- мелькнула тревожная мысль.

А в следующий миг она испуганно охнула.

Да. Вот здесь она проходила всего мгновение назад. Она еще помнит этот узор из камней... вот только теперь это не мостовая, а стена... мостовая превратилась в стену, а стена... да, теперь это потолок... как-то незаметно он появился... потолок... такой низкий потолок, в самый раз для гномов... а для нее...

"Если понадобится, я все здесь разнесу!"

"Верно. Вот только чем это все закончится?"

Магичка повернула назад.

Коридор вновь превратился в улицу, потолок исчез. Она уж было обрадовалась, когда внезапно поняла, что это совсем другая улица. Не та, что раньше. И городской стены нигде не видно. Она прикинула, где приблизительно должна находиться городская стена и решила направиться туда.

"Хватит с меня на первый раз, успею еще город обследовать".

Но стоило улице хоть раз куда-нибудь свернуть, как она тотчас превращалась в стену, а стена становилась мостовой, дома то тонули в камне, то вновь вырастали из него.

"Неужели вторая линия защиты? И какая хитрая!" -- испуганно думала магичка, прислонившись спиной к холодному камню какого-то дома и судорожно размышляя, куда бы теперь пойти и как вообще отсюда выбраться. Она не сделала ни одного движения, но в следующий миг оказалось, что она лежит на мостовой, а грозные каменные своды нависают над ней. И вообще, это тот самый коридор, в который она побоялась входить в самом начале.

"Да что же это такое?"

"Или это все-таки не тот коридор, а просто похожий?"

"А серебристый туман -- это и впрямь была сила, или меня просто провели и чем-то таким отравили?"

"Что если я умираю?"

"Умираю и сама не осознаю этого?!"

Магичка яростно зарычала, вскакивая с холодного камня, и в следующий миг с воплем упала вниз. Пол, на котором она пребывала всего мгновение назад, после того как вскочила, успел за это время превратиться в потолок. Высокий сводчатый потолок огромного зала.

Умудрившись при помощи магии кое-как смягчить свое падение, магичка вскочила, яростно выругавшись, при помощи черной бездны выжгла дыру в стене зала и выбралась наружу.

-- Вот так я и пройду весь этот дрянной городишко! -- гневно промолвила она. -- Да что они о себе возомнили, эти проклятые гномы?!

-- Гномы? Гномы? Гномы? -- сладенько поинтересовалось противное эхо.

-- А кто такие "гномы"? -- внезапно поинтересовался кто-то за ее спиной.

"Хранитель!" -- тяжко ухнуло сердце.

"Попалась!"

-- Те... кто здесь жили когда-то... -- медленно оборачиваясь, собираясь для битвы, ответила она. Обернулась и посмотрела.

Он был прекрасен. Высокий, стройный, светловолосый... у него была такая хорошая, такая открытая улыбка... его ничуть не портило то, что он каменный. Его каменные волосы слегка колыхались от ветра, которого не было. Или это был какой-то недоступный чужакам ветер.

"Хранитель! Хранитель! Хранитель!"

"Да, но почему гномы сделали Хранителя своего города похожим на эльфа?"

-- Видимо им хотелось пошутить, -- ответил Хранитель. -- Здешние жители были великие мастера находить красоту во всем. Даже в эльфах. Впрочем, мне мой внешний облик кажется достаточно нелепым. Эльфы и вообще нелепые существа. Другие Хранители выглядят не в пример лучше.

-- Другие Хранители? -- придушенно прохрипела магичка.

"Вот это влипла!"

-- Нас здесь больше сотни, -- любезно улыбаясь, откликнулся Хранитель. -- Все, кто когда-то позарился на здешнюю силу и отведал серебристого тумана. Рад вас приветствовать, новый Хранитель...

-- Новый Хранитель?! -- взвизгнула магичка.

Черная бездна внутри нее в панике заметалась, пытаясь избавиться от поглощенной силы. Увы... та растворилась бесследно.

"Но вроде бы мне это ничем не угрожает?! Я ведь не превращаюсь в камень?! Быть может, Хранитель попросту лжет?!"

-- В камень превращаются не сразу, -- сообщил Хранитель. -- Впрочем, это не больно. Вы и сами не заметите... Впрочем, вам понравится. Вы только представьте себе бесконечные дни и ночи, наполненные изысканными беседами! У нас здесь самое что ни на есть достойное общество!

"Ну да, бывшие маги, охотники за силой и расхитители гномских сокровищ... не исключено, что я вообще первая женщина за все эти века, что они тут просидели! Впрочем, ему-то неведомо, что я женщина. А через пару-тройку веков я и сама об этом забуду. Ой... он же мысли читает..."

Представив, как ее рвет на части сотня каменных мужиков, чародейка пришла в ужас.

-- Читать мысли совсем нетрудно. Вы быстро научитесь, -- промолвил Хранитель. -- И не пугайтесь, ничего дурного здесь с вами не случиться. Уж хотя бы потому, что вы здесь не единственная женщина. Хотя, конечно, вы единственная женщина в мужском теле. Но мы же каменные. Желания плоти не имеют для нас никакого значения. Вы и сами быстро оцените преимущества нового состояния, когда жалкие капризы слабой и несовершенной плоти сменятся могучим покоем камня, наделенного совершенным разумом.

-- Вряд ли я стану этого дожидаться! -- яростно прохрипела оскаленная черная бездна.

Из ладоней и глаз магички выхлестнули тугие черные струи, готовые оставить от Хранителя каменное крошево... вот только его не оказалось там, куда они были направлены.

-- О! Вы огорчены... понимаю, -- печально промолвил каменный эльф откуда-то сбоку. -- Я приду позже. Когда вы осознаете не только свои утраты, но и свои выгоды.

Он прислонился к стене дома и она всосала его в себя.

"Он даже не пытается меня остановить! Неужто он прав?! Неужто я навсегда останусь тут?!" -- в панике подумала магичка.

И почувствовала, как медленно и неуклонно надвигается холод. Холод и спокойствие. Это не было спокойствием могилы, оно было старше всех могил, вместе взятых, исключая разве что гномские, впрочем, магичка сомневалась, что у гномов были могилы. Столь совершенные существа должны были покидать этот мир как-то иначе, не оставляя за собой груду неприбранного тряпья. А что останется от нее? Каменное подобие, вяло слоняющееся по этому странному месту в компании таких же статуй? Скучно повествующее последующим неудачникам, что они попали не по адресу, и здесь никто задарма силу не раздает? Или просто жалкая кучка тряпья, которая постепенно истлеет на одной из тихих улочек, по которым никто никогда не пройдет? Или черная бездна разнесет ее в клочья, в тщетной попытке пробиться на волю?

-- Нет. Я не согласна... я... я не хочу... должен же быть какой-то выход? Ну, хоть какой-то?!

Поймав себя на жалком бормотании, она грубо велела себе заткнуться и искать тот самый выход, вместо того, чтоб просить о помощи неизвестно кого.

Выход должен быть .

Он есть .

Что с того, что этот несчастный эльф его не нашел? Что с того, что еще сотня жалких неудачников разделила его судьбу? Они начинали с того, что были сильными и могущественными, вот и ломались, встретив превышающую их силу и мудрость. Быть может, им даже со временем начинало нравиться их новое положение.

Она... она всегда была слабой. Ею то и дело ноги вытирали. Что с того, что нечто вновь оказалось сильней? Это постоянно происходит, главное -- не сдаваться! Сжать зубы и искать выход. И быть яростной.

Нет.

Быть яростью.

Вот так. Это именно то, что нужно.

Черная бездна таранила переливающиеся драгоценными камнями стены гномского города-ловушки, черная бездна рылась сама в себе, силясь определить насколько опасен поглощенный серебристый туман и как его обезвредить.

-- Холодно... холодно... холодно... -- шептали губы, сознание туманилось, рассеивалось как дым на сильном ветру.

-- Так нет же! -- тотчас яростно шептала магичка, усилием воли возвращая себе сознание.

Черные щупальца силы дырявили гномский город - и, наконец, отыскали...

То, что было его основой. Основой всего города, всего, что в нем было, то, ради чего он когда-то был построен.

Печать .

-- Это город-печать! -- радостно прошептала магичка. -- То, что он сдерживает, должно ненавидеть его и все его порождения! А значит... где-то там, в глубине... скрывается мой возможный союзник!

-- Остановись! -- Хранитель появился снова. На сей раз он был не на шутку обеспокоен. -- Не делай этого, ты даже представить себе не можешь, что из этого получится!

-- Так я для того и намерена это сделать, чтоб увидеть, что получится, -- очаровательно улыбнулась магичка. -- А ты как-то побледнел, красавчик, даром, что каменный. Неужто все так страшно?

-- Еще страшнее... -- с трудом выдавил каменный эльф. -- Остановись... ну, пожалуйста... я попробую дать тебе уйти отсюда, если остановишься... только не...

Магичка издевательски ухмыльнулась в перепуганное каменное лицо. И черная бездна, радостно рыча, потянула на себя печать. Раздался ужасающий треск и весь мир подернулся сеткой мелких трещин.

Страшно закричав, Хранитель бросился на магичку. И уткнулся лицом в чью-то спину. Уткнулся всего на миг, после чего отлетел прочь. А магичка потрясенно смотрела на... она никогда еще не видела ничего столь же прекрасного. Восхитительной красоты мужчина смотрел на нее глубоким пронизывающим взглядом. Юность и мудрость образовывали совершенно невероятное сочетание.

"Так и должен выглядеть настоящий Бог!" -- подумалось магичке.

-- Я и есть настоящий Бог, -- благосклонно ответил тот. -- Спасибо, что освободила.

Магичка поймала себя на том, что больше всего на свете ей хочется жалобно заскулить и ползти... ползти к его ногам. Медленно. Наслаждаясь каждым движением. Черная бездна была удивительно безмолвна. Кажется, она не возражала.

Отлепившийся от стены Хранитель с жалобным криком бросился на прекрасного незнакомца.

Стремительным и одновременно плавным движением Бог нагнулся и поднял с мостовой свою тень. Поднял и бросил ее через плечо, словно смятое одеяние швырнул. Тень столкнулась с Хранителем и остановила того в его яростном броске. Прилипла к нему. Магичка во все глаза смотрела на то, что осталось от каменного эльфа -- жалкий контур по краям, а все остальное... все то, чего коснулась и к чему прилипла тень... все остальное стало дырой в какое-то другое пространство. Сквозь дыру выглядывала темнота. Нет. Не просто темнота. Ночь. Ночное звездное небо. Потом звездное небо внезапно потрескалось и стало распадаться. И вместе с ним распался мелким крошевом каменный эльф, Хранитель древнего гномского города.

-- Вот так, -- небрежно промолвил Бог. -- Я не держу на него зла, но он мешал.

-- Никто не смеет мешать тебе, -- шевельнулись губы магички.

-- Верно, -- кивнул Бог.

Он не сделал ни одного движения, но внезапно оказался рядом. Его кожа коснулась ее кожи... он был одет, но каким-то образом казался обнаженным. У чародейки сладко закружилась голова.

-- Это оскаленная черная бездна в тебе -- она очаровательна, -- прошептал Бог, и его голос звучал, словно волшебная музыка. -- Все же тебе не стоит охотиться за силой этих маленьких гнусных созданий, что обманом пленили меня. Их сила ведет лишь ко злу, а зло бесцельно. Мы будем стремиться к созиданию, правда?

Его рука коснулась ее лица, он приподнял ее голову за подбородок и заглянул в глаза. От смеси вожделения, благоговения и ужаса она тихо застонала.

-- Не закрывай глаза, -- попросил Бог, и она не посмела ослушаться. Она смотрела в его глаза и черная бездна ничем не могла ей помочь, ибо трепетала вместе с ней.

"Да я же в мужском теле!" -- внезапно в панике сообразила она.

-- Верно, ты не совсем правильно одета, -- улыбнулся Бог. -- Сейчас мы это исправим.

Плавиться под его ладонями было так восхитительно. Ни боли, ни страха... солнечный свет и счастье.

-- Так гораздо лучше, -- промолвил он и, проведя ладонью по воздуху, создал зеркало.

"Королева Грэйн мне и в подметки не годиться! Разве что Утренняя..." -- в восторге подумала магичка, созерцая свой новый облик.

-- Может так случиться, что ты займешь ее место, -- посулил Бог.

-- Место... Утренней? -- вырвалось у потрясенной чародейки.

-- Ну, ты же хотела себе ее тело? Так почему бы тебе не оказаться на ее месте? Я полагаю, ты бы вполне справилась с ее обязанностями. А кое-что сделала бы куда лучше. Этот мир покрыт толстой коркой омертвевшего прошлого. Пора содрать ее и дать шанс чему-то новому. Ты ведь согласна со мной?

Магичка только кивнула. Говорить она была не в состоянии. Разве что восторженно повизгивать.

-- Я изменил твое тело и избавил его от магии маленьких отвратительных тварей, построивших этот город, -- продолжил Бог. -- Но все же тебе не стоит и дальше здесь оставаться. Ты ведь не станешь продолжать прежнюю охоту?

Магичка покачала головой.

-- Сила этих тварей тебе вовсе ни к чему, она ядовита для смертных, а ты, не прошла еще семи великих перемен, ты лишь в начале пути. Забудь об этом месте, я подарю тебе другую, куда большую силу. Вместе мы пройдем великий путь вселенского созидания. Мы пересотворим этот погрязший во зле мир, вдохнем в него новую жизнь, сделаем его счастливым и справедливым... ведь ты же всегда хотела именно этого, правда?

И вновь она могла лишь кивнуть. Она бы давно упала к его ногам, если бы он ее не поддерживал.

-- Тебе необходимо немного отдохнуть после всего случившегося, -- заботливо промолвил Бог. -- У нас столько всего впереди... тебе понадобятся все силы...

-- Отдохнуть... -- прошептала магичка.

-- Я выяснил, что твою тайную комнату, в которую нет никакого входа, твои враги не обнаружили, -- промолвил Бог. -- Я дополнительно защитил ее от обнаружения. Там ты и отдохнешь, пока я не призову тебя.

-- Одна?! Без тебя?! -- жалобно вырвалось у нее.

-- Ну что ты, -- ласково улыбнулся он. -- Я теперь всегда буду с тобой.

И поцеловал в лоб.

От его поцелуя она на миг потеряла сознание. А очнулась в своем зачарованном кабинете без входа и выхода. Обессилено рухнула в кресло и долго сидела совершенно неподвижно, глядя в никуда.

-- Итак, -- наконец промолвила она. -- Я выбралась из всего этого живой. Никто пока не знает, где я. У меня новое изумительное тело... -- она заглянула в зеркало и вновь пришла в восторг. -- Я выбралась из подземной ловушки, не превратилась в каменную статую. Мое тело до краев наполнено силой, я могу действовать. Я обрела нового, совершенно потрясающего союзника. Все это хорошо, вот только... -- она помолчала и мрачно добавила: -- Я совершенно не в состоянии его контролировать. И... я не хочу этого делать! Я даже себя не могу и не хочу контролировать!

Она покачала головой.

-- Наверное, это плохо... -- задумчиво сказала она.

А теплые ладони Бога обнимали ее со всех сторон. Его незримое присутствие переживалось как ни с чем не сравнимое блаженство.

...***...

-- Эй, гвардеец! -- яростный вопль точно плетью ожег.

Карвен вздрогнул и резко натянул поводья.

-- На этот раз я тебя точно убью! -- гневно промолвил он, оборачиваясь в ту сторону, откуда послышался голос.

-- Я как раз подумал, что сегодня отличный день для смерти, а тут как раз ты мимо едешь, -- промолвил граф Крэтторн. Бывший граф Крэтторн. -- Не окажешь ли мне небольшую услугу, презренный простолюдин, укравший у меня жизнь и судьбу?

В руках бывшего графа была шпага, сам он был грязен с ног до головы, а в глазах стояла такая безумная тоска, что Карвен содрогнулся.

-- Ты не в себе. И не сможешь драться, -- сказал он. -- Я не мясник, а ты не скотина на бойне.

-- Ты -- мясник, -- глумливо ухмыльнулся Крэтторн. -- А я -- скотина на бойне. И ты сделаешь то, что я сказал, вонючая скотина, понял?

-- Кто из нас вонючая скотина, мне кажется, даже не вопрос, -- поморщился Карвен. -- Той сточной канаве. в которой ты изволил провести ночь, это должно быть известно куда лучше меня.

Карвен подумал, что дуэль со столь грязным в самом прямом смысле этого слова типом вряд ли сделает его чище. А ведь у него свидание. Он так старался, начищая гвардейский мундир, так трудился, до неимоверного блеска надраивая сапоги... что от всего этого останется после схватки?

"Бросить его тут, и пусть дальше на жизнь обижается!"

-- Я раздумал драться с тобой, -- заявил он, и уже намеревался дать шпоры коню, когда Крэтторн остановил его одной-единственной фразой.

-- Тут рядом деревня, я пойду туда и стану убивать, -- сказал он. -- Всех. Без разбора.

И по тому, как он это сказал, стало ясно -- так и сделает.

"С ним, конечно, справятся. Скрутят. Повезут в город. К судье, или к кому там положено обращаться в подобных случаях? А тот решит сперва выяснить, кто это и что с ним такое? А бывший граф опять кого-нибудь убьет и вновь сбежит".

Карвен спрыгнул с коня и выхватил шпагу.

-- Вот... -- на лице бывшего графа заиграла довольная улыбка. -- А говорил -- не мясник. Сейчас ты меня, как миленький, прикончишь... а до того... до того мы с тобой славно повеселимся... могу я хоть умереть, как нормальный человек?

-- Как нормальный человек -- не получится, -- ответил Карвен. -- Для того, чтоб умереть нормальным человеком, нужно им быть. Но ты умрешь, как мастер клинка, умрешь, сражаясь.

-- Иди ко мне... я жду тебя... здесь... -- бывший граф отступал туда, откуда он вылез. В сторону от дороги, туда, где поверх земли блестели лужи, в ту самую грязь.

Карвен вздохнул и шагнул следом, попрощавшись с блестящими сапогами и щегольским мундиром.

-- Иди-иди... не бойся сапожки запачкать... -- издевательски проговорил бывший граф, продолжая пятиться. -- Найдешь потом симпатичную селяночку... она тебе и сапожки почистит... и мундирчик постирает... и все остальное сделает, что прикажешь... раз уж выбился в господа, учись этим пользоваться, щенок...

Карвен скрипнул зубами и шагнул следом.

-- Когда-то давно... я был таким же молодым, как и ты... -- продолжал Крэтторн. -- Да, было и такое, щенок... я был таким же юным и лопоухим...

Он остановился и посмотрел на Карвена до того странным взглядом, что аж дрожь пробрала.

-- Я к чему это говорю? А к тому, что в Богов я давно не верю. Нет их, по моему разумению.

-- Они есть, -- вздохнул Карвен. -- Я их даже видел.

Ему даже как-то жалко стало старого мерзавца.

"Надо ж такое придумать -- Богов нет. Неудивительно, что он такие мерзости творил. Если думать, что Богов нет, так от страха и тоски еще и не такое сотворить можно".

"А совесть на что? -- тотчас возразил себе Карвен. -- Даже если Богов нет, совесть все равно ведь остается!"

-- Есть, говоришь, Боги? Ну, и демоны с ними... -- ухмыльнулся Крэтторн. -- Мне приятнее думать, что их нет. Так вот... о чем это я? А... умирающий говорит с Богами, так уж водится... но раз их нет... с кем тогда говорить? Вот я и решил назначить тебя Богом... ненадолго... пока ты меня не убьешь...

-- А если мне понравится быть Богом, и я не стану тебя убивать? -- спросил Карвен.

-- Тогда я буду убивать других до тех пор, пока ты меня не прикончишь, -- ухмыльнулся граф. -- И не надейся! Тебе не удастся спасти свой чистенький мундирчик... что до сапог, то их ты уже испачкал...

Карвен бросил короткий взгляд на свои сапоги, и шпага графа тотчас метнулась к его горлу. Карвен с легкостью парировал этот удар, потому что знал, что Крэтторн его нанесет. Трудно было бы не догадаться.

-- Молодец, щеночек... -- скалился в усмешке бывший граф, вновь отступая назад. -- Когда шпаги вот так поют, я забываю свое горе, свое унижение, даже свой гнев... я забываю все... если б я мог выбирать вечность, я выбрал бы вот этот краткий миг звона...

Он еще отшагнул, и Карвен вынужденно последовал за ним.

-- Так вот... когда я был молод как ты... я, разумеется, не был грязным нищебродом, я был достойным юношей благородной крови... -- сказал Крэтторн.

-- Я из семьи кузнецов, -- ледяным тоном напомнил бывшему графу Карвен.

-- Ну, я же и говорю, грязных нищебродов... -- пакостно усмехнулся Крэтторн. -- Но я тоже был молод, как и ты... и у меня был учитель фехтования... как сейчас помню, он показал мне вот такую штуку...

Граф Крэтторн пригнулся и стремительно метнулся вперед. Брызги грязи полетели от него во все стороны. Карвен парировал один удар, второй, третий... а потом стремительным поворотом кисти выбил шпагу из рук Крэтторна.

-- Ты ведь не убьешь меня прямо сейчас? Я еще не закончил.

-- Надо бы, -- проворчал Карвен, сдерживаясь. И все же позволил Крэтторну подобрать шпагу.

-- Смотри-ка... ты отбил "двойную змейку", -- подбирая шпагу и обтирая от грязи рукоять, сказал Крэтторн. -- А мой тогдашний наставник говорил, что от нее нет и не может быть защиты... правильно я, значит. сделал, что отравил этого гнусного лжеца...

-- Ты отравил... наставника? -- ужаснулся Карвен. И шпаги вновь со звоном столкнулись.

-- Он посмел влюбиться в девушку, которая нравилась мне... она была высокородной аристократкой, как и я, а он... он не смел даже смотреть на нее, сволочь... и все же... смотрел... я отравил его... и ничуть не жалею об этом...

Вновь звон скрестившихся шпаг, вновь граф делает шаг назад.

-- Я собирался посвататься к моей избраннице... но тут она вышла замуж за другого... он не был мерзким простолюдином, но все равно... она не смела этого делать! Она должна была стать моей!

Карвен едва успел парировать, до того быстрый и тяжелый удар обрушился на него.

-- Я возненавидел и ее, и ее мужа... но вынужден был молчать и ждать удобного часа... когда мне представилась такая возможность, я отравил ее... предательниц благородной крови тоже нужно уничтожать, а то ведь они нарожают детей, и те вырастут такими же предателями...

-- Сколько же грязи у тебя в голове, -- с отвращением выдохнул Карвен.

-- Э, нет... вся грязь снаружи... -- ухмыльнулся бывший граф. И продолжил: -- Ее муж... он был тряпкой... он так горевал после ее смерти, что мне не стоило особых усилий провести одну блестящую интригу и оклеветать его перед королем Транертом... он был никчемным, безвольным, никуда не годным... когда его казнили, я получил его земли...

Вновь скрещиваются клинки, и вновь Крэтторн отступает.

"Он словно заманивает меня куда-то!" -- подумал Карвен и попытался оглядеться. Ничего подозрительного он заметить не успел, а вот шпага графа едва не выбила ему глаз. Карвен успел парировать в последнюю секунду.

-- Я надеялся, что хоть царапина останется... -- ухмылялся бывший граф. -- Ты научился как следует сражаться, мальчишка... но слушай дальше... мне повезло влюбиться еще раз... ты, конечно же, не знаешь, что такое любовь... потомку нищебродов и побирушек не может быть свойственно столь высокое чувство, так что придется тебе просто поверить мне на слово... я влюбился как безумец... она была хороша собой... она была вирдисской аристократкой, дальней родственницей короля Эттона... она ответила мне взаимностью... брачная ночь с молодой женой... даже такому низкородному ублюдку, как ты, должно быть понятно, что это было нечто... нечто такое, о чем ты даже подумать не смеешь, щенок...

На сей раз Карвен с легкостью парировал стремительный удар шпаги Крэтторна и мстительно хлестнул того клинком по лицу.

Да, он согласился выслушать предсмертную исповедь этого несчастного мерзавца, но покорно терпеть от него оскорбления не собирается.

-- Пощечина клинком! Изящно! -- Крэтторн оскалил зубы в отвратительной ухмылке. -- Я даже не стану считать это оскорблением. В конце концов, я сам назначил тебя Богом. Бывший ирнийский граф может получить по лицу от Бога, верно? Но слушай дальше...

Крэтторн вновь отшагнул назад.

-- Немного спустя я выяснил, что все документы моей красавицы-жены -- подделка! А сама она -- безродная авантюристка! -- Крэтторн посмотрел на Карвена с такой ненавистью, что тот невольно остановился. -- Я так не хотел в это верить... она так кричала, когда я убивал ее... я и сейчас все еще помню ее крики... я не смог с ней расстаться... слышишь ты, грязный щенок? Не смог. Я приказал воздвигнуть гробницу из розового камня... для нее... для безродной авантюристки... я каждую ночь ходил рыдать над ее телом... до тех пор, пока она не стала... меняться... разложение, юноша... процессы естественного разложения... я был в ужасе, что не приказал ее бальзамировать... а потом... я... я увидел ее... какой она стала... и подумал, что такой она была всегда... отвратительной, разложившейся мразью... я приказал обрушить гробницу и больше никогда никого не любил.

Крэтторн замолчал, а потом вдруг бросился на Карвена с необычайной яростью. Клинки со звоном столкнулись.

-- Вот так! Вот так! -- выдыхал бывший граф, нанося стремительные тяжелые удары. Шпага Карвена разорвала ему щеку, пронзила левое плечо, но он не обращал на это никакого внимания.

-- Давай, мальчишка, давай! -- хрипел он, сверкая глазами, а потом вдруг бросился вперед, на миг увел обе шпаги в сторону и оказался вплотную с Карвеном.

"Он что забыл, что я гораздо сильнее?" -- изумился Карвен, готовясь выдать бывшему графу все, что ему причитается.

"По уму его за все эти преступления судить и казнить бы надо, вот только... где у меня гарантия, что он вновь не сбежит?"

Он уже ухватил Крэтторна левой рукой за грязный камзол, когда тот, дико захохотав, вцепился в Карвена, словно стальными клещами, после чего изо всех сил потащил его в ту же сторону, что и раньше.

-- И после смерти у меня будет свой Бог... который станет мне служить! -- прохрипел граф.

-- Что ты несешь? -- выдохнул Карвен. И онемел. Они стояли на самом краю обрыва, а внизу... внизу простиралось бесконечное болото.

"Так вот, что он задумал!" -- мелькнуло у Карвена, а безумный бывший граф, дико захохотав, что есть силы рванул его за собой, и они рухнули в жадные объятия трясины.

Карвен оказался снизу. Ударившись головой обо что-то твердое, он успел обрадоваться, что они все-таки рухнули не в болото, и потерял сознание.

Когда он пришел в себя, солнце нахально светило ему в глаза.

"Значит, еще не слишком поздно", -- порадовался он.

А потом смекнул, в каком виде должна быть его одежда, и радость тотчас угасла.

"Что называется, съездил на свидание!"

Крэтторн сидел рядом с ним и что-то бормотал.

Карвен прислушался.

-- Как же так... должны были упасть в болото... должны... почему не упали? Перерезать ему глотку? А я как умру? Я должен умереть в битве! Должен! Как воин... как благородный воин... я хочу жить внутри звона клинка... а не в этой грязи... Если перерезать ему глотку, он не сможет перерезать ее мне... а если он перережет мне, тогда я не смогу ему... как же так? Неужто Боги все-таки есть... и это их насмешка? Тогда я ненавижу их за эту насмешку!

Карвен не вставая нащупал шпагу, валявшуюся рядом с ним и, наконец, понял, что произошло. Они упали не в самое болото, а на крошечный пятачок твердой суши рядом с ним.

"Богиня Удачи, благодарю тебя!"

-- Ну, хватит причитать! -- резко подымаясь и обрывая стенания Крэтторна, сказал он. -- Идем наверх, я убью тебя там!

Крэтторн попытался вскочить и даже нанес удар шпагой, стремительный, но неловкий. Карвен с легкостью выбил у него оружие, после чего наступил на вражеский клинок ногой, а когда Крэтторн попытался его из-под ноги выдернуть, как следует приложил противника другой ногой по зубам.

Бывший граф отлетел и свалился наземь.

-- Вставай, мерзавец! Вставай и пойдем наверх! Может, тебе и нравится грязь, что удивительно для такой высокородной дряни как ты, но лично я не испытываю от нее никакого восторга, -- Карвен ухватил Крэтторна за шкирку и поволок наверх.

Он так разозлился, что в единый миг втащил на крутой обрыв бывшего графа и две шпаги.

-- Отдышись, и приступим! -- шпага Крэтторна полетела к его ногам.

-- Чтобы я тебе кланялся, щенок? -- яростно прорычал Крэтторн.

-- Когда я воткну тебе шпагу в брюхо, тебя все равно согнет пополам, -- заметил Карвен. - И. кажется, ты что-то там говорил такое насчет звона скрещенных шпаг? Тебе вроде бы звук нравился?

-- Не дождешься от меня поклона! -- стоял на своем Крэтторн.

-- А зачем кланяться? Ты сделай так! -- Карвен сапогом подцепил шпагу Крэтторна, подбросил ее в воздух и ловко поймал. -- Лови! -- он бросил шпагу рукоятью вперед.

-- А я не знаю такого приема, -- искренне и с некоторой завистью проговорил Крэтторн. -- Мой учитель мне его не показал...

-- Да он, наверное, не успел. Ты его раньше того отравил, -- скривился Карвен.

В следующий миг их шпаги вновь скрестились. Удар. Еще удар. Карвен нарочно врезал по шпаге Крэтторна с такой силой, чтоб она как следует зазвенела. Бывший граф удержал клинок, но не успел парировать очередной удар. Шпага Карвена вошла ему прямо в сердце.

-- Вот так... все, как ты хотел... -- промолвил Карвен, стоя над неподвижным телом. -- С тем самым звоном...

Он смотрел на мертвого Крэтторна, перемазанного грязью, исхудавшего, с изжелта-темными кругами под глазами, и ему было грустно.

-- Сколько же грязи ты в себе носил... -- печально промолвил Карвен.

И лишь одно слово возникало у него при взгляде на этого несчастного мерзавца: "Отмучился".

-- Жить с такой грязью в голове, -- Карвен тихонько вздохнул и отправился к своему коню. Признаться, он здорово опасался, что за это время его коня могли просто-напросто украсть. К счастью, этого не произошло, и конь мирно пасся там, где его оставили. Неодобрительно покосившись на своего с ног до головы перемазанного хозяина, конь вернулся к прерванному занятию.

"Ты только садиться на меня не вздумай, пока не умоешься и одежду не постираешь", -- словно бы говорил его взгляд.

-- За кого ты меня принимаешь? -- фыркнул Карвен. Достал из седельной сумки короткий широкий нож и отправился обратно.

-- Лопата подошла бы лучше. И почему гвардейцы с собой лопат не возят? -- пробурчал он, начиная рыть могилу.

Когда тело бывшего ирнийского графа было предано земле, Карвен прочел над ним короткую молитву. Вернулся на дорогу, взял коня под уздцы и пешком отправился в ближайшее село.

-- С разбойником сражался, -- пояснил он седой старухе, испуганно вытаращившейся на него.

После чего честно купил у нее мыло и поинтересовался, где можно привести себе в порядок.

-- Да тут река недалеко, -- ответила старуха. И указала направление.

Почти до самого вечера Карвен мылся, стирал и чинил одежду, надраивал сапоги и вообще всячески приводил себя в порядок. Когда же его гвардейский конь перестал посматривать на него с горестным недоумением, вскочил в седло и продолжил путь.

"Тут уже недалеко, она наверняка еще спать не будет", -- утешал он себя.

...***...

Был уже поздний вечер, когда Карвен остановил с коня и посмотрел на заветный дом.

"Айнир! Айнир! Айнир!!!"

В дом медленно втягивалась свадебная процессия. Госпожу Айнир невозможно было не заметить, так она была хороша, а на месте жениха... что ж, господина Тованна, начальника городской стражи, тоже нельзя было не узнать. И по-своему он, наверное, тоже был очень хорош собой. Понравился же он чем-то госпоже Айнир? Быть может, когда он не на службе, он совсем другой? Наверное, ей видней, с кем она будет по-настоящему счастлива...

-- А я так хотел войти в твой дом через дверь, Айнир... -- пробормотал Карвен, пятясь в тень от соседнего дома. -- Что ж ты не подождала, пока я этого добьюсь?

Он попятился еще и смотрел на знакомый профиль, столь часто снившийся ему ночью, пока Айнир под ручку с капитаном Тованном не скрылась за дверью. Тогда Карвен повернулся и медленно пошел прочь, ведя коня в поводу. Ему не было грустно, он не умирал от ревности... ему было -- словно с разбегу лбом в стену врезаться... как-то так, наверное...

-- А Йанор, бедняга, вместо меня в карауле... -- сам себе говорил Карвен. -- Лучше б мы с ним в бордель отправились... или в кабак... и прихватили с собой того несчастного, который меня будить пытался... после того, как мы бы втроем залезли под стол... а Верген нас всех оттуда вытащил... по крайней мере, это хоть смешно было бы...

Он вздохнул, вскочил в седло и дал кою шпоры. За городские ворота его выпустили так же беспрепятственно, как и впустили. Кто ж станет препятствовать королевскому гвардейцу?

"Остается утешать себя тем, что я все-таки покончил с Крэтторном", -- подумал Карвен.

"И вообще, разве дорога, на которой мне встретился Крэтторн, могла привести к чему-то хорошему?"

...***...

Маршал Эрдан еще раз коснулся кистью полотна и замер, словно бы вглядываясь в зримое лишь ему одному. Бросил быстрый взгляд на сидящую в старинном кресле королеву Грэйн -- и вновь на полотно, где та же самая королева застыла, восхитительная во всем торжестве своей красоты и силы.

-- Я закончил, ваше величество, -- негромко промолвил он и аккуратно положил кисть на специальную подставочку.

Королева Грэйн вздохнула.

-- Уже можно смотреть? -- спросила она.

-- Да, ваше величество, -- улыбнулся маршал Эрдан. -- Можно.

И отошел в сторону, давая возможность ее величеству подойти и полюбоваться его работой. В кои-то веки он был доволен собой, как живописцем. Так и казалось, что королева, застывшая на портрете, сейчас улыбнется и что-нибудь скажет. Маршал Эрдан даже знал, какие слова сейчас сорвутся с ее губ. Оставалось надеяться, что ее величество не догадается об этом так уж сразу. А догадавшись -- не разгневается. В конце концов, королева остается королевой, даже если ей кто-то нравится. И тот, кто ей нравится, никогда не должен забывать об этом.

А картина и в самом деле удалась. И это несмотря на то, что в голове все время крутилось видение пылающей библиотеки. Заколдованная библиотека словно бы пыталась пролезть на картину, пробраться украдкой, хоть в качестве фона, хоть легкой дымкой где-нибудь в углу, рядом с подписью, чем-то незаметным, но живым и действенным. Маршал Эрдан взял себя в руки и подавил этот странный соблазн.

"Обойдешься! -- решительно объявил он колдовской библиотеке. -- Я тебя отдельно нарисую. А сейчас не твое время!"

И это была правда. Потому сейчас было время королевы Грэйн. Потому что весь мир был, словно одна большая песня, а королева Грэйн была ее мелодией. Потому что маршал Эрдан влюбился, как мальчишка, он даже не подозревал, что можно так влюбиться в его возрасте. Потому что не было никого прекраснее его королевы, весь мир был ее оправой, и любое место, на которое бы ни устремлял свой взор маршал Эрдан, существовало лишь для того, чтобы она могла в нем оказаться. Она была королевой вовсе не потому, что была королевой Леронны, для него она была бы королевой, будь она хоть простой крестьянкой...

Не будь она королевой, он бы уже давно заключил ее в объятия. Увы, она -- королева, королева не только для него. С этим приходится считаться. Терпеть. Ждать. Он ведь далеко не уверен в том, что правильно понял те слова, которых она ему не сказала. Он все еще надеется, что скажет. Раньше или позже.

Она -- лероннская королева. Он -- вирдисский маршал. Тот, кого большинство ее подданных до сих пор воспринимает, как врага. Им обоим потребуется время, чтобы все привыкли. Время, интриги, политика... им понадобятся все силы, одной лишь помощи Святых Престолов недостаточно, чтобы переубедить людей и эльфов, привыкших видеть мир сквозь паутину магии. Те же, кто и в самом деле поверил, что не Вирдис им всем был врагом, а собственные правители -- свихнувшийся король и беззаконная чародейка, -- эти зачастую не доверяют и настоящей королеве Грэйн, подозревая, что это и есть та самая магичка, хитростью обманувшая всех и теперь прибирающая к рукам вражеского маршала, чтоб уже с его помощью продолжать свои козни. В открытую этого, конечно, никто не выскажет, но... краем уха маршал Эрдан что-то подобное уже слышал.

Ее величество Грэйн молча стояла у картины.

Задумавшийся маршал спохватился и обеспокоился.

"Неужто ей не понравилось?"

"Или она с ходу угадала те самые слова?"

"И не знает, что теперь сказать?"

"Сдерживает гнев?"

"Смех?"

"Радость?"

Маршал Эрдан от души понадеялся, что королева сейчас борется с желанием броситься ему на шею.

"Нет. Не надо спешить, любимая... у нас хватит времени на все... разберись в себе, привыкни к этой мысли... я понимаю, как тебе страшно... непривычно... сложно... не спеши, я подожду... вот сколько понадобится, столько и подожду..."

-- Ваше величество? -- негромко позвал он. -- Вам понравилось?

Королева Грэйн медленно обернулась. В глазах у нее стояли слезы.

-- Маршал... -- прошептала она. -- Вы... настоящий волшебник, маршал... вы... вы вернули мне -- меня... молодую, красивую... такую, какой я была когда-то... когда-то очень давно... много лет назад... до того, когда начался весь этот ужас. Нет. Раньше. До того, как я вышла замуж.

Маршал Эрдан молча смотрел на королеву Грэйн. такую восхитительно-прекрасную...

"Ну же... подай только знак..." -- думал он.

-- Я казалась себе старой... никому не нужной... -- негромко добавила королева Грэйн.

-- Ваше величество... вы прекраснее той картины, что я написал, -- негромко промолвил маршал. -- Я сделал все, что мог, но моих скромных способностей недостаточно, чтобы выразить все то, что я вижу...

Королева Грэйн смахнула слезы и на губах ее появилась улыбка. Та, которая не была нарисована. Та, которая только предчувствовалась.

Маршал Эрдан замер в безумной надежде, что королева сейчас произнесет те самые слова, после чего перестанет быть для него королевой. Перестанет -- и все-таки останется ею.

Его надеждам не суждено было сбыться.

Чьи-то голоса за дверью, внезапный лязг стали, вскрик и глухой стон прервали чудесный миг.

-- Да что это там такое? -- встревожено обернулась на звук королева Грэйн.

Маршал Эрдан уже догадался -- что. И тотчас сообразил, что практически безоружен. При нем лишь один пистолет, а по тому, как быстро нападающие расправились с охраной, ясно, что безоружным с ними лучше не сталкиваться.

-- Какой-нибудь тайный выход отсюда есть? -- спросил он у королевы Грэйн.

Та лишь покачала головой.

-- Жаль, -- коротко бросил маршал Эрдан. -- Тогда так... открывайте окно, выбирайтесь наружу. Здесь первый этаж и, кажется, густые кусты сразу под окном. Спрячьтесь в них и сидите тихо. Когда будете вылезать, окно за собой постарайтесь прикрыть. Все. Действуйте!

-- А вы?! -- выдохнула королева.

-- Я их задержу, -- ответил маршал Эрдан, поворачиваясь к двери.

-- Они вас убьют! -- испуганно воскликнула королева Грэйн.

-- Меня?! -- победительно усмехнулся эльф. -- Ни в жизнь! Я же маршал Эрдан. В окно! Быстрее!

Ее величество поспешила к окну, а маршал Эрдан повернулся в сторону двери, выхватывая пистолет.

Дверь распахнулась.

-- Что чародейная тварь, законного короля в тюрьму засадила, а сама с врагом милуешься? -- с порога закричал некто.

Маршал Эрдан тотчас всадил пулю ему в голову, подскочил к двери, принял на плечо падающее тело, прикрывшись им, как щитом, подхватил выпавший из руки мертвеца пистолет и выстрелил в следующего мерзавца.

За его спиной заскрипела оконная рама.

"Ну давай же! Давай, любимая! Ты успеешь, я знаю! Ты должна успеть!"

-- Не давай ему схватить третий пистолет! -- проорал некто, кого не было видно. Мелькнула чья-то тень, и маршал Эрдан едва успел отскочить. Мертвое тело, которым он прикрывался, насквозь пронзила чья-то шпага. Маршал Эрдан отскочил и встал сбоку от двери, оглядываясь в поисках хоть какого-нибудь оружия. Ага, эта ваза выглядит достаточно внушительно. И подставка под ней очень даже ничего.

-- Ваше величество! -- торжественно прогремело из-за двери. -- Тайный комитет лероннской аристократии приговаривает вас к смертной казни! Имейте мужество принять приговор лучших представителей Леронны!

-- С каких это пор "лучшие представители" разговаривают со своей королевой из-за двери? -- насмешливо откликнулся маршал Эрдан. -- Входите, господа, не стесняйтесь! Если у вас наболело -- лучше высказать это в открытую... в глаза, так сказать.

"Я надеюсь, ее величество уже за окном".

В дверь стремительно вскочили двое, за ними -- еще один. Грохнули два выстрела, что-то обожгло щеку. Напавшие выхватили шпаги. Два человека и эльф. Маршал Эрдан с насмешкой посмотрел на сородича.

-- Впервые вижу эльфа, который способен с двух шагов промазать по такой крупной цели, -- очаровательно улыбаясь, сказал он.

-- Ну, если учесть, что это последнее, что вы видите в своей жизни, маршал -- наслаждайтесь, -- откликнулся тот. -- У вас есть еще несколько мгновений.

-- Увы, не могу вам ответить столь же любезным предложением, -- откликнулся маршал Эрдан.

Трое вооруженных шпагами мерзавцев надвигались на него. Маршал Эрдан как бы в нерешительности отступил на шаг, а потом швырнув в одного из нападавших вазу, а в другого подставку от нее, бросился к третьему. Третьим был эльф. Он изумленно вытаращил глаза, когда маршал безоружным бросился на него, а потом решительно ткнул в противника шпагой. Маршал Эрдан в последний миг стремительно крутанулся на носке сапога, пропуская вражеский клинок мимо себя, после чего изо всех сил пнул врага в колено и, перехватив руку со шпагой, скользнул ему за спину.

-- Проклятье! -- воскликнул ошеломленный болью эльф.

И это было последнее, что он успел сделать -- отпустив руку со шпагой, маршал Эрдан одним яростным рывком сломал ему шею.

Когда двое других заговорщиков с яростным воплем бросились к нему, маршал встретил их со шпагой в руке.

-- Да что же это такое?! -- возмущенно вскричал один из заговорщиков.

-- Это? Всего-навсего смерть, господа! -- откликнулся маршал Эрдан.

И бросился в атаку.

Мгновение спустя на полу стало двумя мертвыми телами больше.

-- Вот так! -- торжествующе промолвил маршал Эрдан.

"Я спас ее! Защитил!"

-- Молодец! -- услышал он холодный презрительный голос за своей спиной. -- А теперь брось шпагу!

Маршал Эрдан медленно повернулся к окну. Ко все еще открытому окну, возле которого стояла королева Грэйн. Рядом с ней находился еще один мерзавец. Одной рукой он держал ее величество за горло. В другой был пистолет, упиравшийся королеве в живот.

-- Брось шпагу! -- приказал заговорщик. -- Брось, или я выстрелю!

Маршал Эрдан разжал пальцы и шпага со звоном упала на пол.

-- Вот так, молодец! -- снисходительно похвалил заговорщик.

"Они слишком далеко... -- лихорадочно размышлял Эрдан. -- Не успеть... не добежать... не допрыгнуть... не выбить..."

Один за другим маршал составлял и отвергал планы. Все, что приходило ему в голову было слишком рискованным.

-- Я уж собирался разбить окно, когда ее величество сама мне любезно его открыла, -- продолжал меж тем заговорщик. - Разумеется, я воспользовался ее приглашением!

Маршал Эрдан вдруг с ужасом отметил, что этот заговорщик совсем еще сопляк, мальчишка...

"Да у него руки трясутся! Он же в любой миг выпалить может!"

-- Ты убил моих соратников, мерзкий вирдиссец, за это ты умрешь! -- продолжал говорить мальчишка. -- Лероннская аристократия сможет постоять за себя! Вирдисский ублюдок не ляжет на королевское ложе! Он ляжет в гроб!

-- Твои приятели тоже так думали, -- промолвил Эрдан, делая шаг в их сторону.

Медленный шаг, очень медленный, почти незаметный.

"Быть может, я успею..."

"Или сумею напугать его так, чтоб он выстрелил в меня. Тогда Грэйн сможет спастись".

-- Пистолет может выстрелить лишь раз! -- внезапно и резко промолвила королева Грэйн.

Заговорщик вздрогнул и перевел взгляд на нее.

"Что ж ты делаешь, дура?!!" -- мысленно простонал маршал Эрдан.

-- У тебя ведь нет другого, верно? -- с насмешкой добавила королева Грэйн, обращаясь к заговорщику. -- Если ты выстрелишь в него, меня убить уже не успеешь.

Взгляд заговорщика на миг стал растерянным.

-- А ведь правда... -- пробормотал он.

А потом, резким толчком швырнул королеву на пол и вскинул руку с пистолетом.

-- Нет!!! -- заорал маршал Эрдан, глядя как напрягся палец на спусковом крючке.

А потом прыгнул вперед, в падении накрывая королеву, заслоняя ее собой. Грохнул выстрел. Маршал Эрдан почувствовал, как пуля ударила его в плечо.

"Застряла, сволочь!" -- обрадовался он, сжимая зубы от боли.

"Застряла -- значит, только мне досталось!"

Скатился с ее величества, и, не вставая с пола, прыгнул на пытающегося выхватить кинжал заговорщика. Здоровой рукой ухватил его за ногу и рванул что есть силы.

-- Ой! - падая, вскрикнул тот.

Маршал Эрдан вскочил и тотчас наступил на руку с кинжалом.

-- Больно! -- взвыл заговорщик.

-- Что?! -- удивился маршал Эрдан.

-- Пустите! Больно! -- верещал заговорщик.

-- Ах ты щенок! -- изумился маршал и от души врезал сопляку сапогом по физиономии. -- Больно ему, видите ли!

Душераздирающий визг, который за этим последовал, не вызвал у маршала Эрдана ни малейшего сочувствия.

Заговорщик сидел на полу, пытаясь унять текущую у него из носа кровь.

Маршал Эрдан подобрал брошенный кинжал, сунул его за пояс, после чего склонился к королеве Грэйн.

-- Ваше величество, позвольте, я помогу вам подняться...

-- Я сама, -- прошептала та, проворно садясь. -- Вы... вы ранены, маршал?

-- Пустяки, -- бодро ответил Эрдан. -- Бывало и хуже...

По коридору в их сторону грохотали сапоги.

"Охрана... или к заговорщикам подкрепление прибыло?"

Маршал Эрдан подобрал чью-то шпагу и выпрямился. Плечо ощутимо давало о себе знать, но...

"Если понадобиться, я продержусь!"

-- Ваше величество! -- донеслось из коридора. -- Ваше величество!

-- Войдите! -- рявкнул маршал Эрдан.

И облегченно вздохнул, завидев перепуганные рожи лероннских стражников.

-- Этого урода -- в кандалы, и под замок! -- резко приказал он, указывая на все еще не пришедшего в себя последнего заговорщика. -- Трупы убрать!

И по тому, как стражи бросились выполнять его приказ, понял, что его все-таки признали своим... по крайней мере некоторые -- признали.

-- Вот и все, ваше величество, -- промолвил он, вновь поворачиваясь к королеве. -- Мы можем продолжить нашу беседу о живописи. А то ведь я так и не услышал...

Слабость накатила внезапной тяжелой волной. Маршал Эрдан с изумлением посмотрел на королеву Грэйн. Отчего-то она показалась ему очень маленькой... потом в глазах у него потемнело и он медленно осел на пол.

-- Простите... ваше... величество... -- прошептал он и потерял сознание.

...***...

Когда он очнулся, было темно. На крохотном столике горела одна-единственная свеча.

-- Где я? -- пересохшими губами прошептал маршал Эрдан.

-- Там, куда я хотела вас пригласить с самого начала, -- отозвался знакомый женский голос. -- В моей постели.

-- Ваше... величество? -- ошеломленно пробормотал маршал Эрдан.

-- Ни одной служанки рядом нет, я всех выгнала, -- послышался ответ. -- Поэтому зовите меня просто Грэйн, когда мы одни... Эрдан. Вы пить хотите?

-- Грэйн... -- прошептал Эрдан, чувствуя, что сейчас с ума сойдет от счастья.

-- Не поднимайтесь, Эрдан. Так и лежите. Я сама налью вам попить. И не говорите слишком много. Лекарь сказал, что вам вредно.

-- Грэйн, -- еще раз прошептал Эрдан.

Тогда королева нагнулась к нему близко-близко и прошептала те самые слова, которые он надеялся когда-нибудь услышать.

-- А теперь я все-таки налью вам попить. И спите дальше. Лекарь сказал, вам нужно спать, чтоб поправиться. Я надеюсь, вы не меньше меня этого хотите.

...***...

Принц Ильтар взял красивый многозвучный аккорд, завершающий композицию, и уставился на мастера Джарлина в ожидании похвалы.

Ему и в самом деле удалось сыграть эту сложную пьесу без единой ошибки. А ведь сколько шума было, когда он, вернувшись из Вирдиса, вновь приступил к занятиям. Как причитал знаменитый лютнист, заявляя, что битвы, конечно, дело достойное, что вдвоем со старым канониром выстоять против орды каменных чудовищ -- просто потрясающе, он даже балладу об этом подвиге его высочества непременно сложит, вот только руки принца теперь безнадежно испорчены! Без-на-деж-но! Как можно было догадаться таскать ядра голыми руками?!

"Безнадежно? Вот еще! -- подумал тогда Ильтар. -- Лорне наверняка нравится музыка. А значит, я буду играть. И буду играть хорошо!"

С этими мыслями он и засел за упражнения. И справился. Сам слышит, что справился. Да и по лицу мастера Джарлина...

Мастер Джарлин уже открыл было рот, чтоб наверняка произнести что-то приятное, как вдруг его лицо поменялось столь разительно, что Ильтар даже испугался.

А в следующий миг мастер Джарлин совершил две вещи, которых Ильтар никак не мог ожидать от придворного барда высшего ранга. Правой рукой мастер Джарлин грубо схватил лютню за гриф, а левой самого Ильтара за грудки. От неожиданности Ильтар выпустил лютню из рук.

-- Наставник... -- изумленно выдохнул он, не понимая, что же это такое стряслось с мастером Джарлином.

В следующий миг сильная рука эльфа отшвырнула его в сторону.

Уже вскакивая, Ильтар, наконец, сообразил, что смотрел мастер Джарлин вовсе не на него. Смотрел он куда-то выше его головы. А значит... Ильтар выхватил пистолет.

Мастер Джарлин стоял между ним и кем-то, кого не было и не могло оказаться здесь, в хорошо охраняемом дворце. Тем не менее он был, этот некто.

Продолжая держать лютню за гриф, мастер Джарлин сделал мягкий, обманчиво-короткий шаг, и, взмахнув лютней, обрушил ее на голову чужака. На миг вспыхнуло странное золотистое сияние. В руках эльфа остался обугленный гриф.

-- Вы почитали этот инструмент благородным и древним, -- промолвил незнакомый голос со странно завораживающими интонациями. -- Право же, не стоило относиться к нему столь небрежно.

-- Кто ты такой? -- прошипел мастер Джарлин. И прибавил несколько слов, которых принц от него ни разу не слышал. Эти слова когда-то употребил Карвен, рассказывая принцу о самых отвратительных кабаках, где ему доводилось побывать.

-- Я -- Бог, -- просто ответил незнакомец. -- И я не намеревался причинять зло кому бы то ни было. Мои принципы -- любовь и созидание. Я пришел, чтобы наставить этого прекрасного юношу на праведный путь, очистить его от заблуждений и скверны, отвратить от пороков и зла, которые его окружают стараниями таких негодных наставников, как ты и тебе подобные. Впрочем, я и тебя готов учить истине и справедливости. Мое знание принадлежит всем.

-- Ильтар, вон отсюда! -- повелительно бросил мастер Джарлин. -- Мы тут с господином Богом немного побеседуем. Куда бежать -- сам знаешь.

-- Наставник, в сторону! -- в ответ приказал принц. -- Вы мне прицел загораживаете!

-- Безмозглый сопливый идиот! Ты что, не видел, что этот гад сотворил с лютней?! -- откликнулся мастер Джарлин, продолжая загораживать принца собой. -- Прочь отсюда! Зови дежурных магов, телохранителей, Лиграна, Нарлимара, маркиза Фальта с его агентами!

-- А он вас тем временем убьет?

-- Нет. Всего лишь научит истине, любви и справедливости, -- фыркнул мастер Джарлин. -- Будем надеяться, что это лечится, и через пару дней я вновь стану таким же подонком, как был!

-- Как вы все-таки греховны, -- печально промолвил прекрасный, неземной голос.

-- А ты -- отвратительно фальшив, -- ответил мастер Джарлин. -- Ты переигрываешь. Такого, как ты, я бы даже в любительский спектакль не взял! От твоих слащавых интонаций уже тошнить начинает. Могу поспорить, ты просто не в состоянии как следует выругаться!

Ильтар вдруг почувствовал, что пистолет в его руке стал удивительно тяжелым.

"Да он мне сейчас кисть вывернет!" -- удивленно подумал Ильтар.

Еще миг, и "Этре" с мягким стуком упал на ковер. Принц просто-напросто не сумел его удержать.

-- Нет никакой необходимости в оружии, -- мягко промолвил чарующий голос. -- И звать никого не нужно. Нет смысла куда-то спешить. Все равно все те, кого вы называете магами, сейчас спят. И будут спать, пока я не позволю им проснуться. Я мог бы, разумеется, всех вас уничтожить, но не делаю этого. Ведь тогда некому будет меня любить. Некому будет вместе со мной заниматься созиданием. Творением нового мира.

Ильтар слушал этот голос, смотрел в спину мастера Джарлина и видел ее все хуже. Потому что сквозь спину эльфа все отчетливее и отчетливее начинала проступать совершенно другая фигура.

Бог был потрясающе красив. Он был самым настоящим Богом. В этом не могло быть никаких сомнений. Ильтар чувствовал это.

-- А вот я считаю... что если творец не в состоянии как следует выругаться... -- натужно скрипел сиплый голос эльфа. -- То никакой он не творец, а полное ничтожество... и ничего сотворить не сможет... Так докажи же, что ты что-то можешь, любовник-созидатель... обругай меня как следует, не то я ни в жизнь не поверю, что ты Бог! Что это за Бог, если он ругаться не умеет? Сопля, а не Бог!

И мастер Джарлин вновь прибавил те самые слова, которых принц от него никак не ожидал услышать.

"Да он же время мне дает!" -- вдруг мелькнула мысль.

"Время? А для чего мне время? Что я должен с ним делать... со временем?"

"А! Время мне дано для любви и созидания!"

Ильтар посмотрел на пол, где на ковре лежал его пистолет.

"Это непорядок, что он там лежит. Пистолеты не должны валяться на полу. Нужно поднять!"

-- Непорядок -- то, что творится в твоем сердце, принц, -- тотчас промолвил Бог, золотисто-сияющий сквозь тело придворного барда.

Но Ильтар все-таки нагнулся, поднимая пистолет.

-- Непорядок -- то, что ты любишь некую девицу вместо того, чтоб вместе с нею любить меня, -- продолжил Бог. -- Беспокоишься о своих родителях, вместо того, чтоб созидать новый мир. Служить добру, справедливости и милосердию, направляя других по этому пути, как то и положено принцу.

-- Нет, определенно я бы не доверил тебе даже чистку театральных сортиров, -- прохрипел мастер Джарлин. -- Ну же, презренный болтун! Обругай меня хоть разок, чтоб я поверил, что ты чего-то стоишь!

-- Гадкий старик! -- не выдержало божество.

-- Врешь! -- радостно каркнул мастер Джарлин. -- Разве так ругаются настоящие Боги?

-- Ушастый прохвост! -- последовала новая реплика.

-- Не верю! -- издевательски откликнулся придворный бард. -- Плохо стараешься, искренности не хватает! Так ты не заработаешь себе и на кусок хлеба, не то что на любовь и поклонение!

-- Замолчи! -- голос божества на миг утратил свою привлекательность.

-- Плохо! Еще раз! -- гаркнул эльф.

Дверь стремительно распахнулась.

-- Мама... -- прошептал принц Ильтар.

А что-то в нем во весь голос вопило: "Не входи! Беги отсюда! Беги!"

И это несмотря на то, что золотистый Бог нравился ему все больше и больше. В нем словно бы боролось два человека. Один сходил с ума от восхищения новым Божеством, другой вопил от ужаса, осознавая, что его мать оказалась в чудовищной опасности.

-- Что здесь собственно происходит? Что за крики? -- недовольно промолвила королева Кериан. -- Мастер Джарлин? Ильтар?

Пройдя мимо сына, она решительно отстранила барда и посмотрела на...

"Как он прекрасен! -- с восхищением подумал Ильтар, наконец увидев Бога воочию. -- Как я мог любить кого-то кроме него! Я обязательно должен познакомить с ним как можно больше людей и эльфов... и Лорну... и..."

Он перевел взгляд на свою мать и задохнулся от ужаса. Ее глаза теряли осмысленное выражение. Она...

"Этот гад заколдовал ее!"

"Он и меня заколдовал! Как только мастер Джарлин держится?"

"Как я мог подумать отдать ему Лорну?!"

Королева Кериан безумным влюбленным взглядом посмотрела на божество, а потом задрала подол роскошного платья, выхватила из набедренной кобуры "Этре" и выстрелила. Прямо в лицо околдовавшему ее Богу.

Божество дрогнуло. Ильтар почувствовал, как чары на миг потеряли силу. Впрочем, на внешнем виде божества пистолетный выстрел никак не отразился. Словно бы не вошла меж этих прекрасных глаз зачарованная пуля.

-- Ты так прекрасна и так зла, -- с легкой укоризной промолвил Бог обращаясь к королеве. -- Ты станешь еще прекраснее, когда я научу тебя быть немного добрее. Тебе понравятся мои уроки...

-- Посмотрим, -- влюбленным голосом откликнулась королева Кериан, проворно перезаряжая пистолет.

"Это же все чары, -- сказал себе принц Ильтар. -- Никакой он не бог, а маги спят... как-то он их усыпил... как же мы с ним справимся, если его даже пули из "Этре" не убивают?"

-- Ильтар, болван скудоумный, пошел вон, -- монотонным голосом промолвил мастер Джарлин. -- Принцу неприлично слышать те слова, которыми я собираюсь покрыть этого ублюдка!

-- Ильтар, болван скудоумный, пошел вон! -- в тон мастеру Джарлину промолвила королева Кериан. -- Принцу неприлично видеть то, что я намерена сделать с околдовавшей меня тварью!

Что ж, наверное именно этих слов и не хватало Ильтару, чтобы, на миг сбросив охватившие его чары, поднять собственный пистолет. И выстрелить. В горло.

-- Больно, -- промолвил Бог, коснувшись горла. -- Но меня это не убьет. Ваше зло опасно лишь для вас самих, люди и эльфы. Если понадобится, я приму его в себя все, без остатка. Когда в вас не останется ни капли зла, вы поймете, что любовь -- единственный стоящий выход. И придете ко мне. Вместе мы сорвем очерствевшую корку с этого ветхого мира, чтоб продолжить созидание, прерванное много веков назад, когда маленьким лживым тварям удалось пленить меня.

-- Вряд ли, -- с трудом проговорила королева Кериан. -- Думаю, мы позовем назад маленьких лживых тварей. И пленим тебя еще раз. И вот тогда повеселимся.

Королева Кериан выстрелила еще раз.

-- Ваше величество, это безобразие! -- монотонно возвестил мастер Джарлин. -- Мы с ним еще не доругались! И вообще -- это мой кабинет! Извольте немедля его покинуть! Ваше высочество, урок окончен! Вы слышите меня? Урок окончен! Вас же, ваше величество, здесь и вовсе не должно быть! Как вам не стыдно? Что про меня подумают?!

-- Я -- королева! -- величественно возразила королева Кериан. -- В своем дворце я могу находиться где угодно!

-- Сколько в вас зла, -- печально промолвило золотистое божество. -- Так печально созерцать это...

-- Прошу прощения, я немного задержался, -- из стены вышел наставник Дэрран. -- Ваше величество Кериан, вас зовет его величество Илген. Мастер Джарлин, вы пропустили обед, нехорошо заставлять слуг ждать.

С немым изумлением смотрел Ильтар, как и королева и мастер Джарлин, тотчас вышли из кабинета. И... как же это? Ведь только что он был полностью очарован! А теперь... Ильтар посмотрел на золотистое существо в углу кабинета. Оно больше не казалось прекрасным. Оно... Незнакомец, объявивший себя Богом, словно бы выцвел. Черты его лица постоянно менялись, переливались, скользя от облика к облику. Он не выглядел прекрасным. Он казался смутным, неясным... никаким.

-- Ты все-таки выбрался наружу, да? -- негромким враждебным тоном поинтересовался наставник Дэрран. -- И наверняка думал, что тебя некому здесь встретить? Что у места твоей силы ты встретишь лишь толпы восторженных приверженцев, готовых на все ради столь восхитительного Бога? Ну так ты ошибался, золотистый лжец! Потому что я все еще жив!

-- Это ненадолго... -- прошелестел голос из угла, и золотистое существо растаяло.

-- Вот это да, наставник... -- ошеломленно прошептал принц. -- Как вы его...

-- Это была всего лишь тень, -- вздохнул наставник Дэрран. -- Явись он сюда во плоти, и мне бы с ним так просто не справиться. Я и вообще не уверен, что справлюсь, но... на наше счастье, он труслив.

-- Ничего себе! -- воскликнул Ильтар. -- Всего лишь тень? Это? Да кто он вообще такой? Он правда усыпил всех магов? И мастера Лиграна?

-- Разве я не учил вас, ваше высочество, что вопросы следует задавать по очереди? И давать собеседнику возможность на них ответить? -- недовольно откликнулся старый эльф. -- Кажется, это было на одном из первых наших с вами занятий!

Ильтар облегченно вздохнул и улыбнулся. Раз наставник Дэрран его этак отчитывает, значит, ничего плохого не произошло, а если что и случилось -- он наверняка знает способ все поправить.

...***...

Разбуженный мастер Лигран вытаращил глаза вначале от ужаса, затем от изумления. Убедившись, что все в порядке и никто не пострадал, он уставился на наставника Дэррана:

-- Но как же так... -- спросил наконец он. -- Как же вышло, что я и все мои помощники проспали бедствие, а вы, наставник Дэрран, вовсе не являясь боевым магом, тем не менее всех как-то спасли?

-- Так вышло, что вам и вашим помощникам нечего оказалось противопоставить явившейся сюда силе, тогда как у меня кое-что имелось про запас, хоть я и не боевой маг, -- ответил наставник Дэрран.

-- Так не пойдет, -- запротестовал мастер Лигран. -- Это не ответ. А если с вами что-то случиться? Будьте добры уж ответить полностью. Что именно вы противопоставили этому чудовищу? И почему не уснули вместе с нами?

-- Не уснул, потому что оно не посчитало меня опасным, -- ответил наставник Дэрран. -- Думаю, оно меня и вовсе не заметило. Именно потому что в первую очередь опасалось боевых магов. А что я ему противопоставил... когда-то меня учили сражаться именно с такими, как он. Правда, это было давно.

-- Никогда не слышал о подобных сущностях, -- с интересом приглядываясь к собеседнику заметил мастер Лигран. -- А также о том, что вы с кем-то сражались, наставник Дэрран.

-- И это неудивительно, -- откликнулся тот. -- Вы так молоды, мастер Лигран.

-- Давненько не приходилось о себе такое слышать, -- хмыкнул мастер Лигран. -- Даже от эльфа.

-- Ну, если уж по правде, то я не совсем эльф. Точнее -- совсем не эльф, -- чуть насмешливо откликнулся наставник Дэрран. -- Просто в нынешнее время удобнее быть именно эльфом. Не нужно так уж часто умирать, устраивать себе пышные похороны, а потом менять имя и придумывать новую биографию.

-- Вот даже как... -- протянул мастер Лигран. -- Продолжайте, прошу вас!

-- Когда-то таких, как этот, было немало, -- продолжил наставник Дэрран. -- И, нужно сказать, гномы, бывшие тогда хозяевами мира, немало потрудились, чтоб их уничтожить. А этот... он был самым сильным. Справиться с ним окончательно так и не удалось. Гномы запечатали его убежище, но это и все, что они смогли тогда сделать. А уходя, они оставили Хранителей. Нескольких -- возле запечатанного убежища. И одного -- здесь. Вблизи от места, где этот мерзавец хранил свою силу.

-- И одного -- здесь, -- повторил мастер Лигран, глядя на наставника Дэррана.

-- Да. Это я, -- кивнул тот.

-- Так сколько же вам лет?! -- потрясенно воскликнул старый маг.

-- Сами считайте, -- улыбнулся наставник Дэрран. -- У вас, молодых, лучше память на цифры. Но Среднее гномье царство я помню очень хорошо, а в войне короля Лэгримора даже участвовал.

-- Так вот почему вы так хорошо знаете эту проклятую древнюю историю! -- не выдержав воскликнул принц Ильтар.

-- А вас, молодой человек, я бы попросил не вмешиваться в серьезную беседу! -- сурово осек его наставник Дэрран. -- Не то вы рискуете немедля засесть за повторение означенной истории.

-- Здесь у него не получилось... а в других местах? -- промолвил мастер Лигран. -- Если он так легко справляется с магами и вдобавок обладает столь сокрушительным обаянием... да он просто навербует сторонников где попало, а потом будет слать их сюда, армию за армией, пока мы не будем вынуждены отступить... что ему стоит навалить трупы выше здешних башен, вытеснить нас с вами и все-таки заполучить свою силу назад? Кстати, где она, его сила? Как это выглядит?

Наставник Дэрран улыбнулся и покачал головой.

-- Я и так сказал чересчур много, друг мой, -- ответил он. -- Многие века минули с тех пор, как я дал свою клятву, но...

-- Понимаю, -- кивнул мастер Лигран. -- Но все-таки... что делать с его странным обаянием? Как ему противостоять? Что можно посоветовать магам? И... обычным эльфам и людям?

-- Крепче держаться за самих себя. Не уступать лжи, даже если она столь легка и соблазнительна, -- ответил наставник Дэрран. -- Впрочем, это пустые слова. Мне нечего посоветовать даже магам. Более того, явись он сюда не тенью, а лично, во плоти... боюсь, я бы с ним тоже не справился. Он стал другим... более мощным... а я -- увы, остался прежним. Это его обаяние... это далеко не все, чем он располагает. У нас, по правде говоря, лишь одна надежда.

Наставник Дэрран печально вздохнул, словно бы показывая, что сам он не так уж на эту свою надежду и рассчитывает.

-- Какая же? -- вновь не выдержал принц Ильтар, когда молчание наставника затянулось.

Наставник Дэрран недовольно покосился на принца, но мастер Лигран смотрел на него точно так же.

-- Так какая же у нас надежда? -- вкрадчиво поинтересовался мастер Лигран, словно бы на цыпочках подходя к этому вопросу.

-- Что гномы вернутся, -- недовольно ответил наставник Дэрран.

И заметив разочарование, мелькнувшее на лице мага, и удивление, граничащее с недоверием, на лице принца, сердито добавил:

-- Они обещали. Клялись. Вот только... очень уж давно это было.

-- Э-э-э... да, -- осторожно кивнул мастер Лигран. -- Давно. Очень. Впрочем, вы, наставник, свою клятву держите.

-- Верно. Но ведь никто не знает, что с ними стало... там, куда они ушли. И кем они стали, если они все еще есть. Помнят ли они еще старые клятвы, а если помнят, считают ли, что эти клятвы все еще относятся к ним?

-- А они... получат какое-то сообщение? -- спросил мастер Лигран. -- О том, что здесь произошло?

-- Они его уже получили, -- ответил наставник Дэрран. -- Когда была сломана печать.

-- А мы можем как-то с ними связаться? -- спросил Ильтар.

-- Нет, -- Наставник Дэрран чуть приметно вздохнул.

-- И вы не можете? -- не отставал Ильтар.

-- Если б я мог, я бы уже сделал это, -- последовал ответ.

-- Что ж. Ясно, -- проговорил мастер Лигран. -- Еще какие-то варианты?

-- Еще мне припоминается шпага одного из моих учеников, -- задумчиво проговорил наставник Дэрран.

-- Шпага? -- переспросил мастер Лигран.

-- Шпага Карвена! -- воскликнул Ильтар. -- Да, наставник?

-- Карвена, -- кивнул наставник Дэрран. -- Гвардии сержанта Карвена. Я еще тогда ее приметил, когда занимался с юношей по просьбе его величества. Очень необычный юноша и очень необычная шпага.

-- Так что с этой шпагой? -- спросил мастер Лигран.

-- Когда-то такие шпаги носили мы, -- ответил наставник Дэрран. -- Охотники на этих тварей. Ковали их, разумеется, гномы, но не для себя, а для нас.

-- Как интересно, -- промолвил мастер Лигран. -- И чем же нам может помочь эта шпага? С ее помощью можно как-то расправиться с этим... как он, кстати, называется, этот монстр? Вы говорите, их было много?

-- Да. С помощью этой шпаги его можно убить, -- ответил наставник Дэрран. -- И гвардии сержант Карвен достаточно удачлив, чтобы с этим справиться. Особенно если он будет действовать не один, а при солидной поддержке. Из всех воинов, кто сейчас приходит мне на память, лишь он один обладает необходимыми задатками, и при соответствующем обучении из него вполне может выйти Охотник. Не даром же ему эта шпага досталась. А как называются эти твари... древнее имя вам ничего не скажет, да и не хочу я его произносить, не хватало еще накликать их мертвые тени, а сейчас... сейчас эта тварь никак не называется, и я бы предпочел, чтоб так оно и осталось.

-- Однако имена дают некоторую власть, -- заметил мастер Лигран.

-- В данном случае это неприменимо, -- возразил наставник Дэрран. -- Через свое имя тварь получит точно такую же власть над тем, кто ее так назовет. Пусть уж остается безымянной.

-- Иными словами, уповая на гномов, быстренько ищем гвардии сержанта Карвена, придаем ему роту самых отчаянных головорезов, трясем секретную службу по поводу лучших агентов, разрабатываем план -- и действуем, я правильно понял?

-- Еще нужно обратиться к Святым Престолам, пусть сообщат Богам, -- сказал наставник Дэрран. -- Да. Богов это напрямую касается. Я бы даже Запретным сообщил... но это уже не нашего ума дело. Пусть Боги сами решают. С одной стороны, при известной удаче эту сущность способен убить простой воин, с другой стороны, может случиться и так, что эта тварь получит власть над кем-то очень могущественным, что, несомненно. принесет беду. А может выйти и так, что этот гад будет преспокойно себе разгуливать у нас под носом, пользуясь тем, что его почти невозможно магически отследить, и выжидать удобного часа. Долго выжидать. Он столько времени просидел взаперти, что уж терпению-то наверняка научился.

-- Но... если наш противник выступает под знаменами Добра, прикрывается любовью и справедливостью, не значит ли это, что мы должны выступить под знаменами Необходимого Зла? По крайней мере, мне кажется, что так можно было бы отличить нормальных людей от околдованных, -- предположил Ильтар, вновь не утерпевший и вмешавшийся в разговор.

-- На самом деле именно этого он от нас и добивается, -- ответил наставник Дэрран, на сей раз отнюдь не рассердившийся и снизошедший до подробного ответа. -- Ему очень нужно, чтоб мы все встали под знамена Зла. Он никаких усилий для этого не пожалеет. Запятнает Добро так, что нормальным людям его и в руки-то взять будет стыдно. Вот только... умение и возможность творить необходимое зло есть реальная основа любой власти, кажется, мы с вами проходили это, ваше высочество?

-- Да, наставник.

-- А необходимое добро служит целям развития государства и средством поощрения наиболее отличившихся подданных, дабы укрепить их в полезных для блага государства начинаниях, верно?

-- Да, наставник.

-- Однако это не значит, что мы должны провозглашать зло или добро основами государственной политики. И добро и зло -- всего лишь инструменты в руках властителя. Государственная же политика по природе своей не может быть ни зла ни добра, она просто преследует государственные интересы. Они же, как вы должны помнить, для каждого государства -- свои. Задача короля -- находить правильный баланс между своими и чужими интересами и тонко оперировать открывающимися возможностями. Так причем же здесь добро или зло, ваше высочество?

-- Но... мне казалось, что в столь чрезвычайных обстоятельствах...

-- Стоит нам поднять знамена Зла, и наш противник обвинит нас в том, что мы -- злы. А быть добрее его у нас не получится. Мы не владеем его чарами. Так что... это две аккуратные ловушки, которые он нам расставил, принц. Или мы оказываемся его врагами, а значит -- мерзавцами, или -- его соратниками. Кроме того, это такой удобный и легкий путь склонить мир ко злу, а потом заниматься воздаянием за оное и отпущением грехов всем раскаявшимся.

-- Так какой же выход? -- ошарашено поинтересовался Ильтар.

-- Не играть в его игры, -- решительно ответил наставник Дэрран. -- Действовать строго прагматично. Провести войсковую операцию по уничтожению опасной твари. В интересах государства и общественного спокойствия. Никакого добра, никакого зла -- простое изъятие чужеродного элемента. Все. Мастер Лигран?

-- Уже иду, наставник, -- коротко поклонился первый маг ирнийской королевской охраны и поторопился к выходу.

-- Нужно же сообщить отцу! -- вскинулся Ильтар.

-- Вот и займитесь этим, ваше высочество, -- кивнул наставник Дэрран. -- Перескажите ему все, о чем здесь говорилось. Пусть подумает, как сообщить эту новость главам других государств так, чтоб не вызвать смятения и паники.

-- А вы, наставник?

-- Я, с вашего позволения, пересчитаю имеющееся у меня оружие, -- ответил наставник Дэрран. -- Если эта тварь все же явится во плоти... мне понадобятся все имеющиеся у меня силы и средства, чтобы ее сдержать.

-- То есть, с отцом лучше сразу же поговорить и об эвакуации дворца? -- спросил принц.

-- Вряд ли стоит об этом беспокоиться, ваше высочество, -- промолвил наставник Дэрран.

-- Но если этого не сделать... не выйдет ли, как в Вирдисе... -- прошептал Ильтар. -- Может лучше сразу и столицу эвакуировать?

-- Сохрани нас Боги, чтоб это вышло, как в Вирдисе, ваше высочество, -- откликнулся наставник Дэрран. -- А только... он ведь может явиться и через год... и через десять лет... и через сто... и как тогда быть с эвакуированной столицей? А с другими городами? И потом, он ведь может явиться в любое место, куда вы переведете жителей. Очень жаль, но весь мир мы не можем эвакуировать. Просто потому что некуда.

-- Так что же тогда делать?

-- Нужно попытаться уничтожить эту тварь как можно скорее.

-- Понятно, наставник. А... другие Хранители? Вы говорили, что есть еще... они не помогут нам?

-- Я постараюсь связаться с ними, как только смогу, ваше высочество, -- пообещал наставник Дэрран. -- А теперь поспешите!

-- Счастье, если он подымет "знамена добра", -- пробурчал наставник Дэрран, когда за принцем закрылась дверь. -- С него станется и вовсе не подымать знамен. "Знамена добра", по крайней мере, удержали бы его на первое время от массовых убийств. И дали нам возможность отследить его местонахождение. Вряд ли нам так повезет...

...***...

Королева Кериан шла по дворцовому коридору. Происшедшее несколько мгновений назад казалось смутным сном. Происшедшее несколько мгновений назад не укладывалось в голове. Боги, как могло выйти так, что вся предыдущая жизнь вдруг выцвела и поблекла? Любимый муж, любимый сын, родные, друзья... как могло случиться так, что все это вдруг стало бледной тенью и осенней трухой, стало походить на траченное молью одеяние, забытое нерадивыми слугами на дне пыльного сундука? Как могло случиться так, что какой-то проходимец, невесть откуда взявшийся и демоны знают каким чудом пробравшийся во дворец, вдруг стал милее и роднее всего, что было любимо и дорого?

Ведь ни любовь, ни дружба, ни привязанность не помогли выстоять. И когда королева Кериан уже готова была броситься в объятия незнакомца, забыв... обо всем забыв... обо всем на свете... единственное, что ее удержало -- долг. Это он вскинул руку с пистолетом и выстрелил без промаха. Это он приказал перезаряжать трепещущей от неземной любви и сгорающей от страсти женщине. А потом -- выстрелить снова.

Нет. Неправда. Она все время помнила, что любит мужа и сына. Все время помнила. Вот только... почему-то это не имело никакого значения. важно было только одно -- служить этому Богу. Этой мерзкой, лживой твари...

"Но мастер Джарлин как-то выстоял... а наставник Дэрран и вовсе...

Ее величество остановилась. Она забеспокоилась, что не помнит, чем закончилась беседа наставника принца с этим... этим...

"И ведь там остался Ильтар!"

Королева Кериан привычным жестом коснулась "Этре" в набедренной кобуре. "Кажется, я его зарядила!"

И приготовилась бежать обратно, но наскочила на куда-то торопливо спешащего мастера Лиграна.

-- Мастер Лигран! -- испуганно и возмущенно воскликнула она. -- Вы... вы хоть знаете, что происходит?

Мастер Лигран быстро кивнул. Кажется, он испытывал острое желание оттолкнуть свою повелительницу и бежать дальше.

-- В музыкальной комнате враг! -- гневно продолжила королева. -- Соберите своих магов и уничтожьте его! Действуйте аккуратно, там принц Ильтар и мастер Джарлин! Будьте очень осторожны! Ваш противник -- маг, очень сильный, насколько я могу судить! Он очаровывает свои жертвы!

-- Наставник Дэрран уже прогнал его! -- торопливо ответил мастер Лигран. -- Ситуация под контролем. Принц Ильтар и мастер Джарлин -- в безопасности, равно как и прочие обитатели дворца. А наставник Дэрран... он ведь сказал вам, что вы должны делать, ваше величество? Вот и выполняйте приказ!

-- С каких это пор наставник Дэрран может что-то приказывать мне?! -- возмутилась королева Кериан.

-- С настоящего момента, ваше величество, -- ответил мастер Лигран. -- В критических ситуациях приказывать должен тот, кто знает, что делать. А ситуация -- критическая, можете мне поверить. И никто лучше наставника Дэррана в ней на данный момент не разбирается. Простите меня, ваше величество, но я очень спешу!

С этими словами мастер Лигран ловко проскользнул мимо королевы и торопливо направился прочь.

Королева Кериан постояла мгновение. Покачала головой. И решила вначале все-таки убедиться, что с Ильтаром все в порядке.

"Ильтар... Илген... -- думала королева, шагая по коридору. -- Как могло так случиться, что я почти забыла о вас?"

Происшедшее казалось вспышкой безумия. Внушивший горячую любовь незнакомец представлялся мерзкой тварью, почти бесплотной, фальшивой, отвратительной. За этим золотистым сиянием скрывалась личинка, которая никогда не станет бабочкой. Потому что она не настоящая.

По мере того как гасло золотистое сияние, королева Кериан начинала все острее ощущать окружающее. Боги, какое это блаженство -- просто идти по коридору, чувствуя, как ноги утопают в мягком ворсе ковра, касаться рукой шершавой стены, вдыхать привычные дворцовые запахи, слышать привычные, ласкающие слух звуки...

Мир вновь казался уютным. Родным. И его было много, этого мира... так много, что голова кругом.

"И я чуть было не предала все это?" -- с ужасом подумала королева, припоминая недавнее наваждение.

"Я ведь и тогда знала, что это наваждение!"

-- Мам, ты куда? -- принц Ильтар уже шел ей навстречу.

"Хвала Богам -- все в порядке!"

-- С тобой... все хорошо? -- спросила она его.

-- Да. Наставник Дэрран прогнал этого... это чудовище, -- ответил принц. -- Мам! Но как ты этого! -- восторженно добавил он. -- Ведь он же тебя околдовал, как и меня! А ты все равно выстрелила! Два раза!

-- Да. Выстрелила, -- королеве стало на миг неловко, когда она сообразила, что сын являлся свидетелем ее краткого, но яркого помешательства.

-- А ты уже нашла отца? Ты от него? -- тотчас спросил Ильтар.

-- Я решила сначала проверить, как ты, -- ответила королева.

-- Но ведь наставник Дэрран сказал, чтоб ты шла к отцу!

-- Да что ж это такое? -- возмущенно фыркнула королева Кериан. -- Все сегодня мной от имени наставника Дэррана командуют! С твоим отцом всегда несколько телохранителей, а ты оставался с одним лишь наставником Дэрраном! Ясно же, кто в большей опасности, в случае чего! Вот я и решила сперва убедиться, что с тобой все в порядке! Понять не могу, как у меня вообще хватило мозгов уйти оттуда, где тебе опасность грозила?!

-- Ну, мам, на тот момент ни у кого из нас мозгов не было, -- заметил Ильтар. -- Ни у тебя, ни у меня... и у мастера Джарлина они, тоже судя по всему, заканчивались, хоть он и держался из последних сил. Если б не наставник Дэрран, я даже предположить не берусь, что бы было.

-- Этот мерзкий маг околдовал бы нас и использовал в своих целях, -- мрачно промолвила королева Кериан. -- Именно это и было бы. Что ж, раз с тобой все нормально, пойдем и в самом деле разыщем его величество. Он должен узнать о том, что произошло. Заодно расскажешь, как наставнику Дэррану удалось прогнать это чудовище. Кстати, сам-то он где?

-- Сказал, что ему нужно подготовиться к новой схватке с этим монстром, -- ответил Ильтар. -- И... ты помнишь, я тебе как-то рассказывал о шпаге Карвена?

-- Кажется, что-то припоминаю... ты говорил, что она древняя, и даже наставник Дэрран не взялся истолковать, что о ней написано в каких-то замшелых гномских летописях.

-- Наставник Дэрран в тот раз не сказал нам всей правды. На самом деле ему отлично было известно, для чего нужна такая шпага. Она против таких вот монстров и сделана.

-- То есть, Карвен может этого выродка убить?

-- Именно так и сказал наставник Дэрран. Может. При известной удаче.

-- А почему он раньше ничего об этой шпаге не сказал? Как это вообще возможно, что наставник не сказал ученику, воспитаннику, всей правды?

-- Ну, мам... тут все довольно сложно. Пойдем, по дороге я тебе расскажу... для начала, он вовсе не тот, за кого выдавал себя все эти годы...

...***...

Отныне и навсегда безымянный монстр, прикрыв глаза, чутко вслушивался в дыхание мира.

Мир оказался не таков, совсем не таков, каким он его помнил. Другие краски, звуки, запахи... совсем другие люди и эльфы.

Ни одного гнома.

Ни одного!

И только четверо Охотников. Всего четверо -- на весь мир!

Правда, один из них засел у истока силы, но в этом не было ничего удивительного, можно было догадаться, что гномы, уходя, так поступят. Они всегда были такими заботливыми, им было дело до всего, что их окружало, даже если они покидали этот мир навсегда. Маленькие заботливые мерзавцы!

Что ж, этот выродок гномьего племени раньше или позже допустит какой-нибудь промах. Не сидит же он безвылазно в этом дворце, а если даже сидит... всегда можно придумать какой-то способ выманить его оттуда. А пока... пока и той силы, что есть -- вполне достаточно.

Монстр отхлебнул пива и улыбнулся. Напротив него трое ирнийских магов горячо обсуждали происшествие во дворце, спорили о силе странного существа, напавшего на его высочество принца Ильтара и ее величество королеву, размышляли о способах борьбы с этим то ли магом, то ли демоном. Было забавно так вот сидеть и слушать о самом себе, зная, что никто из них не в состоянии его почувствовать.

"Они даже не подозревают, что я могу с ними сделать..."

Монстр отпил еще глоток. Идеи магов касательно его собственной природы, а также предполагаемые способы борьбы были забавны и сулили немало развлечений в будущем.

Он чуть нахмурился, припоминая поспешное бегство из убежища, ставшего местом его заточения.

А ведь начало было таким восхитительным!

Эта сумасшедшая девчонка, его освободившая, маленькая торговка рыбой, ставшая королевой, прошедшая через смерть, снедаемая яростью и страхом, гневом и страданием -- она была так очаровательна в этом нелепом, криво нацепленном мужском теле, и так легко попала в его сети! Так легко было прочитать всю ее маленькую забавную жизнь. Прочитать, взвесить на ладони... сделать своей. А эта изумительная черная бездна, живущая в ее душе -- это было превосходным началом! Просто превосходным!

И нелепый каменный Хранитель, который так легко дал себя убить -- порадовал сердце. Нелепый каменный Хранитель нелепого каменного города, что был построен гномами над местом его заточения, и еще почти сотня таких же Хранителей, нелепых и каменных, с которыми так легко было бы справиться... Они все никуда не годились, они были безнадежны, ни один из них не мог по настоящему защищать этот город, ибо и сам когда-то пришел что-то украсть, пришел и попался... Расправиться с ними было бы невероятным наслаждением. Первой победой после унизительного, бессрочного заточения.

Монстр уже предвкушал, как он продемонстрирует своей освободительнице героическую битву с Хранителями, как вдруг почувствовал среди них трех настоящих Охотников. Не каменные статуи расхитителей гномского добра и искателей магических артефактов -- живые Охотники ждали его в этом странном городе. Несчетные века ждали -- и дождались.

Монстр терпеть не мог сражаться не на жизнь, а на смерть.

Гораздо приятнее и интереснее было подкрасться со спины к кому-то заведомо более слабому. И ударить. Но не до смерти. А так, чтобы враг мог еще бежать. Дать ему такую возможность. Убежать, скрыться... Чтоб поверил, что спасся, что выжил... А самому незаметно следовать за ним. И лишь, когда тот, переведя дух, усядется перевязать раны -- напасть снова... и опять не до смерти. И так -- раз за разом. Пока противник сам не попросит его добить. Милостиво исполнить последнюю просьбу умирающего -- это так приятно...

Вот только для такой игры требуется кто-то заведомо более слабый, неспособный собраться с духом и умирая, вцепиться в глотку... такой, как эти маги, например. Сражаться же с настоящими Охотниками...

Монстр вновь нахмурился.

Все его торжество по поводу обретения свободы было испорчено необходимостью срочно бежать из гномьего города. Едва хватило времени красиво проститься со своей освободительницей, очистив ее от гномьих ловушек и убедив на время затаиться. Она еще может здорово пригодиться, эта восторженная и яростная девочка. Она вполне способна стать одной из самых сильных фигур в большой и захватывающей игре. И ею понапрасну лучше не жертвовать, такие подарки судьбы на дороге не валяются. Хорошо, что она не видела его поспешного бегства из гномьего города. Запомнила его невероятным и победительным. Именно таким она и должна его видеть. Всегда. Тогда он будет для нее тем Богом, за которого она охотно пойдет на смерть.

Монстр глубоко и с наслаждением вздохнул. Несчетные века заточения, когда мнилось, что кроме небытия, уже ничего не случится, когда даже смерть начинала казаться блаженным выходом, внезапно сменила свобода. Свобода и полная безнаказанность в этом непуганом мире, где никто ничего не знает о его силе, а значит, и противостоять ему никто не сможет.

Коротким усилием воли монстр усыпил всех троих обсуждающих его силу магов, после чего подошел к ним и кончиком пальца вывел в стоящей перед одним из них каше: "Полная чушь", расплатился с трактирщиком и вышел. Никто, разумеется ничего не заметил, силы на это ушло всего чуть, а удовольствия, почти счастья от этой беззлобной в общем-то проделки -- масса!

Монстр шел по Феранне и наслаждался всем, что попадалось на его пути. Поскольку магию своего обаяния он сейчас не использовал, никто на него и внимания не обращал. А он шел и пил глазами все, что видел. Свобода была столь прекрасной, столь восхитительной...

И всего четверо врагов на весь мир. Врагов, о которых пока можно забыть. Просто идти и наслаждаться тем, что живой. Тем, что свободен.

...***...

Магичка места себе не находила от беспокойства. Столь потрясающий союзник, Бог, которого она освободила из многовекового заточения, исчез и не подавал никаких знаков.

-- "Пока я не призову тебя", -- пробормотала магичка. -- И когда же это произойдет?

Она покачала головой и раздраженно фыркнула. Очарование, вызванное союзником, потихоньку таяло, растворялось в ожидании, словно кусок сахара в холодной воде. Медленно, но верно.

Очарование всегда тает, если его ничем не подкрепляют. И чем дольше не подкрепляют, тем верней тает.

Нет.

Она не может сидеть здесь и ждать неизвестно чего.

Тем более, если эдак сидеть и ничего не предпринимать, очень даже известно, чего можно дождаться: например, врагов, которые до нее доберутся. Они ведь знают, что она жива, они ее ищут -- а что новый союзник как-то там "дополнительно защитил" эту ее тайную комнату от обнаружения, так на то существуют Боги с их вездесущими Святыми Престолами, которые последний грош в кармане нищего углядят, не только ее с ее силой.

Действовать нужно. Действовать.

Хорошо сказать!

Действовать? А как?

Продолжать, как раньше, не рассчитывая ни на кого, кроме себя, или все-таки попытаться отыскать нового союзника? Можно ли ему вообще доверять, этому неведомому Богу? Ясно, что он был безумно благодарен за свое освобождение и в ответ сделал все, что мог -- избавил от чужеродной силы, медленно превращавшей тело в ходячий камень, а потом и вовсе наделил другим телом -- женским, да вдобавок потрясающе красивым.

Хотя если придется прятаться от врагов, это никак уж не плюс, а скорей, минус. Такая красотка всюду будет привлекать ненужное внимание.

И все-таки... можно ли ему доверять? Как-то чересчур быстро он ее спровадил из гномского города. А ведь наверняка был какой-то другой способ завладеть странной силой древних гномов! Не могло не быть.

Похоже, этот ушлый тип просто не захотел делиться. Очаровал наспех, пользуясь ее более чем беспомощным положением, кинул каких-то крошек от своей трапезы и спровадил. Сиди, жди невесть чего... А сам, небось, всю остальную силу захапал!

Там этого могущества было... на сотню Богов, не меньше... и ведь не лопнет, скотина такая, что самое обидное!

Пообещал из нее Утреннюю сделать... Как бы не так! Это тогда он обещал, пока слаб был, а теперь, как в силу вошел -- предложит место какой-нибудь наложницы, и радуйся, что вообще заметил! Заметить-то, скорей всего, заметит, тело он наверняка по своему вкусу творил, вот только... проделать все, что было проделано, лишь ради того, чтоб оказаться десятой наложницей какого-то самозванного Бога? Вот еще!

-- А ведь если ничего не предпринять, так оно, скорей всего, и будет! -- яростно прошептала магичка. -- Все против меня! Все -- сильные! И -- что с того?! Сдаваться?! Вот еще!

Черная бездна, наконец, очнулась от летаргии, в которую погрузил ее загадочный незнакомец, и оскалила свои ужасающие клыки.

С чего начать?

Да с того, чтобы вылезти наружу и просто-напросто осмотреться. Нельзя же что-то решать, не ведая, что вообще в мире происходит.

Опасно... а что поделаешь? Продолжать здесь сидеть, ожидая невесть чего -- плохая стратегия. Худшая из возможных.

...***...

-- В трактире... -- испуганно докладывал маг, вместе со своими товарищами стоя навытяжку перед мастером Лиграном. -- Мы это... обсуждали... ну... ту тварь, которая... а потом уснули... как... как во дворце тогда... а потом проснулись, а у меня в каше написано : "Чушь все". Трактирщик говорит, что не заметил, как мы уснули. Говорит, сидел один... совсем рядом с нами. Сидел, пиво пил. Потом встал. Подошел к нам, что-то спросил. Трактирщик, говорит, не расслышал, что мы ответили. Вот только мы ничего не могли ответить, потому что спали уже, все трое. А этот... расплатился и вышел. Неприметный такой, говорит. В плаще с капюшоном... Он же все время сидел рядом с нами ! -- с ужасом пробормотал маг последнюю фразу.

-- И слышал все, о чем вы треплетесь, -- скривился мастер Лигран. -- Я потом вас накажу. А пока... Все трое -- на проверку защиты дворца! Проверять все. Каждую щелочку. Проверив -- доложить.

Маги понурившись вышли.

Мастер Лигран покачал головой.

-- Неприметный, да? -- сам себе под нос пробурчал он. -- А я-то, дурак, надеялся, что своим обаянием он будет собирать вокруг себя толпы... что его хотя бы вычислить будет нетрудно. Но тот, кто может по своей воле став обаятельным, собрать вокруг себя толпу, а потом, вновь став незаметным, выскользнуть из этой толпы и пойти дальше... это воистину опасный противник!

Мастер Лигран посмотрел на стоящего рядом маркиза Фальта.

-- Соответствующие распоряжения уже отданы, -- сказал тот. -- Мои подчиненные сделают все, что в их силах.

-- Он все еще в Феранне, -- промолвил мастер Лигран. -- Быть может, где-то совсем рядом...

-- Мы найдем его, -- сказал маркиз Фальт. -- Найдем, кем бы он ни был.

-- Вы же понимаете, маркиз, что в данной ситуации и речи быть не может о том, чтобы пленить это существо? -- вопросил мастер Лигран.

-- Его величество и наставник Дэрран, возглавляющий эту операцию, отдали мне совершенно четкие распоряжения, которые я и передал всем своим агентам, -- ответил маркиз Фальт. -- Любое существо, отвечающее указанным параметрам, будет немедля уничтожено без суда и следствия. С применением всего имеющегося у моих агентов арсенала средств.

...***...

Карвен уныло смотрел вперед. Его конь одолел уже полдороги до Феранны. Спешить не хотелось. Ну, и что он будет делать, явившись раньше времени? Опять по кабакам шляться? Выпросил на свою голову увольнение на десять дней -- и на тебе...

Все эти десять дней он надеялся провести в объятиях госпожи Айнир. А потом торжественно привезти ее в Феранну и жениться на ней. Что ж, ничего теперь не поделаешь... опоздал. Она успела выйти замуж за другого. Эх, а ведь приедь он хоть на пару дней раньше...

"Но ведь она наверняка уже не первый день с капитаном Тованном встречается!" -- тотчас смекнул он.

"Не стала бы она эдак сгоряча за него замуж выходить! Наверняка это уже не один месяц продолжается".

"Все то время, пока я служил, подвиги совершал..." -- с горечью подумал он.

"По кабакам да борделям таскался", -- тотчас подсказала совесть.

"Все это время я думал только о ней!" -- заспорил сам с собой Карвен.

"Да? А как же "лошадки"? -- хихикнула совесть. -- Ты ведь даже раздумывал, куда тебе ехать, к госпоже Айнир или в тот маленький городок в Леронне? Тебе тогда казалось, что к госпоже Айнир ты всегда успеешь..."

-- Вот и опоздал, -- угрюмо пробормотал Карвен, глядя промеж ушей коня на уныло тянущуюся дорогу. -- А к тому же он -- капитан, а я всего лишь -- сержант. Так что в любом случае...

-- Кто капитана всуе помянет -- тому прикладом по лбу! -- серые тени пересекли тракт, метнулись к одинокому всаднику...

Карвен на миг замер, а потом шпага и "Этре" оказались у него в руках, готовые к бою. В следующий миг он уже улыбался, отправляя оружие на отведенное ему место.

-- Третья рота! -- радостно выдохнул он.

-- Поспеши, сержант! -- откликнулись призрачные воины. -- В Феранне острая нужда в твоей шпаге, и сам король ждет твоего возвращения!

-- Сам король? -- ошарашено переспросил Карвен.

-- Его величество послал за тобой гонцов, -- откликнулись призрачные воины. -- Наш командир едет с ними.

-- Да что случилось-то? -- испуганно поинтересовался Карвен, посылая коня в галоп.

-- Какая-то тварь вылезла из преисподней. Без тебя и твоей шпаги никак обратно загнать не могут. Поспеши! -- откликнулись призраки.

-- Ну, да... ее же Богиня Удачи касалась, -- на скаку выдохнул Карвен.

А призраки, развернув своих призрачных скакунов, пристроились рядом с Карвеном.

Быстрей... быстрей... быстрей...

-- О! Курьер, небось, скачет, -- вымолвил солидный пожилой трактирщик, выглядывая в окошко своего достопочтенного заведения и замечая торопливо скачущего одинокого королевского гвардейца.

-- Ничего себе -- курьер, -- ошеломленно пробормотал сельский знахарь-эльф, отставляя в сторону недопитое пиво и созерцая бешено несущуюся призрачную кавалькаду, сопровождающую единственного живого всадника. Знахарь покосился на трактирщика, подумал и решил не пугать ни в чем не повинного человека.

...***...

-- Если мне правильно помнится, вы говорили о каких-то других Охотниках, -- промолвил его величество Илген, обращаясь к наставнику принца.

-- Верно, ваше величество, -- кивнул наставник Дэрран. -- Говорил.

-- Вы уже связались с ними?

-- Да, ваше величество.

-- Я почему спрашиваю -- мне хотелось бы знать, могут ли они нам чем-то помочь? -- поинтересовался король.

-- Они уже делают это, -- ответил наставник Дэрран. -- Когда выяснилось, что за века заточения эта тварь научилась ускользать даже от нашего наблюдения, и старые методы Охотников не срабатывают, мои товарищи явились сюда. Они вместе со мной охраняют ту силу, которой не хватает этой твари, силу, которую это чудовище когда-то отложило про запас и теперь очень хотело бы вернуть. Раньше или позже монстр наверняка наведается сюда. Он просто не может не прийти.

-- А почему вы не представили мне своих товарищей? -- спросил король Илген.

-- Вообще-то не видел особой необходимости, -- пожал плечами наставник Дэрран. -- То, что знает один из нас, знают и все остальные. Но если вашему величеству угодно...

Наставник Дэрран сделал шаг в сторону от того места, где только что стоял, и...

Король Илген удивленно моргнул и задержал дыхание. Старый эльф шагнул в сторону и теперь стоял рядом с самим собой. Он как бы вышел из самого себя, и в то же время остался на прежнем месте. Наставников Дэрранов стало двое.

"Так вот, что на самом деле означает "выйти из себя", -- ошеломленно подумал его величество. -- А я-то всегда считал это фигурой речи!"

Один из наставников Дэрранов вновь шагнул в сторону и их стало трое. Еще шаг -- четверо.

Они были абсолютно похожи друг на друга.

"Нет, -- поправил себя король Илген. -- Это только кажется, что похожи. На самом деле они разные, сильно разные, и даже одеты не совсем одинаково. Они похожи друг на друга как человек похож на людей, а эльф на эльфов".

"Вот теперь и впрямь понятно, что он имел в виду, когда говорил, что он -- не эльф. Вот теперь я не просто допускаю это, верю в это, теперь я вижу это своими глазами -- и это более чем впечатляющее зрелище".

-- Приветствуем ваше величество, -- слитно и вместе с тем как-то очень даже раздельно поздоровались Охотники.

Их поклон не был изящным, но при этом весьма небрежным, как у людей или эльфов, знающих себе цену и умеющих держаться перед облеченными властью особами. А именно такого поклона король Илген и ожидал от этих бессмертных Охотников. Но нет. Охотники поклонились иначе. Это был исполненный достоинства поклон мастеров. Медленный, торжественный, исполненный истинного величия.

"Так бы склонялись Боги перед смертными, верша какой-то очень особенный ритуал", -- подумалось королю Илгену.

И ему стало как-то очень хорошо и спокойно на душе. Просто оттого, что эти могучие мудрецы на его стороне, оттого, что охраняя таинственную силу, припрятанную про запас неведомым чудовищем, они охраняют и его дворец тоже.

И король Илген поклонился в ответ. С благодарностью и облегчением.

-- Я рад и горд, что у меня столь могучие союзники, -- сказал он. -- Спасибо вам... за то, что вы есть.

Он помолчал, не зная как корректно спросить о том, что внезапно вызвало у него жгучий интерес.

-- Я... прошу прощения, если мой вопрос... покажется вам невежливым или обидным, но... -- спотыкаясь на каждом слове начал его величество.

-- Вам наверняка стало интересно, не находились ли мои коллеги все это время внутри меня, ваше величество, -- улыбнулся наставник Дэрран.

Король смущенно потупился. То, что его неуместное любопытство оказалось еще и столь легко предсказуемым, окончательно его смутило.

-- Уверяю вас, все это время они находились в совершенно другом месте, ваше величество, -- промолвил наставник Дэрран. -- Я ведь уже говорил о запечатанном убежище, из которого вырвалась эта тварь. Именно там и находились мои коллеги -- правда, не постоянно, а посменно. У всех у них есть места на земле, где они в свободное от дежурства время живут, как самые обычные эльфы. Теперь же, поскольку чудовище вырвалось на свободу, и отследить его пока не удается, мы сочли необходимым постоянно пребывать здесь. То, что вы видели -- всего лишь один из приемов Охотников, а не наше постоянное состояние. По правде говоря, я просто подумал, что так будет проще. Маркиз Фальт и без того по уши загружен работой. Присутствие на территории дворца трех посторонних, о которых он, при всем своем опыте и при всей имеющейся агентуре, совершенно ничего не сможет узнать, не сделает его нынешнюю ношу легче. У секретной службы и без того ныне хватает работы. Необходимой и неотменимой. Я просто не хотел добавлять ко всему еще и работу бессмысленную. А убедить маркиза в том, что мои коллеги проверке не подлежат и в ней не нуждаются, даже у меня не получилось бы.

-- Иногда он просто раздражает меня этим, -- пробурчал король. -- Похоже, он и на меня досье собирает. И всех на свете проверяет, даже если я и говорю, что в этом нет необходимости. На него даже прямой приказ не всегда действует.

-- Будь это не так, вам пришлось бы менять вашего начальника секретной службы, -- промолвил наставник Дэрран. -- Именно этим он и ценен, ваше величество.

...***...

Окинув взглядом гонцов, среди которых оказался не только Верген, но и сержант Йанор, Карвен оторопел.

"Да никакие это не гонцы, это же телохранители! Мои... телохранители! -- с некоторым испугом сообразил он. -- Неужто я вдруг стал так много значить, что меня нужно охранять, да еще и таким отборным воинством!"

Оглянулся, следует ли за ним третья рота -- но призрачные воины уже исчезли, растаяли, так и не встретившись со своим командиром.

"С другой стороны, откуда мне знать, может, они постоянно видятся? Это просто я не знаю, -- подумалось Карвену. -- А что сейчас исчезли, так посторонних вокруг много".

-- Хорошо, что ты поспешил! -- осадив коня выдохнул Верген. -- Я уж боялся, что придется за тобой переться аж до того дрянного городка, где мы когда-то за магом охотились!

-- А сейчас за кем охота? -- откликнулся Карвен.

-- Да так, Бог какой-то... ничего особенного, -- усмехнулся Верген. -- Я бы не подымал такой паники, но его величество беспокоится...

-- А! Всего лишь Бог! Понятно! -- ответно усмехнулся Карвен. А потом вдруг сообразил: -- Эй! Постой! Как это -- Бог?! Запретный, что ли?! Ничего себе...

-- Нет, -- утешил его Верген. -- Не Запретный. Какой-то пришлый. Не из нашего мира.

-- Ого! А откуда он взялся?

-- Говорю же -- пришлый. Пришел откуда-то.

-- Ничего себе! Ходят здесь всякие!

-- Вот и мы с его величеством о том же!

-- Так ты что, хочешь сказать, что это нам его придется...

-- Вообще-то речь шла о тебе, -- злокозненно ухмыльнулся Верген. -- По крайней мере так решили его величество и наставник Дэрран. А я постою в сторонке, посмотрю, чему ты за это время научился.

-- Эй, а при чем здесь наставник Дэрран? -- окончательно перестал понимать происходящее Карвен. -- Это что -- шутка?

-- Что-то мы с тобой долго болтаем, ты не находишь? Поехали, по дороге расскажу!

-- Ничего, прикончишь этого... пришлого, глядишь -- старшего сержанта дадут! -- подмигнул сержант Йанор.

-- Поехали! -- поторопил незнакомый капитан секретной службы.

Всадники повернули к столице.

-- Кстати, Верген... я тут Крэтторна убил, -- промолвил Карвен, пришпорив своего коня и оказавшись рядом с наставником.

-- Опять этот мерзавец откуда-то вылез? -- нахмурился Верген.

-- Больше уже не вылезет, -- заметил Карвен. -- Но знаешь, наставник... мне его даже жалко под конец стало. Он был весь грязный, худой, оборванный и несчастный... и на сей раз он не собирался меня убивать, он просто хотел умереть в бою. А пока мы сражались, он мне такого нарассказывал...

Карвен пересказал Вергену все, что услышал от Крэтторна.

-- Жаль, он имен не назвал, а я не догадался спросить, -- виновато промолвил Карвен. -- Этот... которого казнили ни за что... надо бы сообщить, кому следует, что он ни в чем не виноват...

-- Я и так понял, о ком идет речь, -- ответил Верген. -- А король поймет тем более. Вот явишься, заодно и об этом доложишь. А почему тебе этого гада жалко-то стало?

-- Думать такие грязные мысли... постоянно жить с этим... да худшей кары за грехи ни один Бог не измыслит! -- искренне воскликнул Карвен. -- Это ж такая пытка, наверное... всех презирать, всех ненавидеть...

-- Однако ты философ, -- удивленно промолвил Верген. -- Значит, он уже достаточно наказан тем, что злодей, и никакого другого наказания ему вроде и вовсе не надо?

-- За что ж ты его тогда убил? -- ехидно спросил ехавший с другой стороны сержант Йанор.

-- Так я ж его убил, а не наказывал, -- ответил Карвен. -- Убить его нужно было, потому что от него один вред был, а наказывать... если кто делает зло и счастлив от этого -- такого надо наказывать, чтоб ему хорошо не было. А Крэтторн страдал от самого себя. И он хотел умереть.

Они уже почти добрались до Феранны, когда Верген внезапно гаркнул: -- Стой!

Карвен осадил коня и кинул быстрый взгляд по сторонам в поисках противника. Но, кажется им ничего не угрожало.

-- Сколько нас было, когда мы отправились в путь? -- резко спросил Верген у капитана секретной службы.

-- Пятнадцать, -- ответил тот. -- А что?

-- А теперь сколько?

-- Пятнадцать, -- ответил капитан.

-- А должно быть шестнадцать, раз к нам присоединился Карвен, -- заметил Верген и капитан вздрогнул, словно бы очнувшись ото сна.

-- Кого не хватает? -- спросил Верген.

-- Все на месте, -- удивленно сказал капитан, окинув взглядом воинов. -- Но... как же так?

Верген вздохнул.

-- По крайней мере, одна новость для его величества и наставника Дэррана у меня есть, -- задумчиво промолвил он. -- Наш враг покинул Феранну... и сделал это с нашей помощью.

-- Наш враг? Тот, на кого мы охотимся? -- потрясенно пробормотал капитан. -- Но... не может быть, чтобы это был он! Я же всю группу перед выездом осматривал! -- почти жалобно добавил он.

-- Это по-другому быть не может, -- вздохнул Верген. -- Кого еще мы бы так упустили?

-- В нашей команде шесть опытных магов, -- сказал капитан.

-- Вот именно, -- кивнул Верген. -- Будь это кто другой... разве они не обратили бы внимания? Да и все остальные...

-- Он же не мог уйти далеко! -- воскликнул один из воинов.

-- Даже этого мы знать не можем, -- ответил Верген.

-- Это зависит от того, когда именно он ушел, -- пробурчал сержант Йанор. -- Если он все еще верхом -- а я что-то не наблюдаю коня без всадника -- и отделился от нас прямо у ворот Феранны, уйти он мог достаточно далеко, чтобы найти его представлялось серьезной проблемой для куда большего количества людей. Особенно если маги окажутся не способны его проследить, а в данном случае так оно, похоже, и будет.

-- Я не могу отыскать след того, что для меня как бы не существует, -- пожал плечами седой крепыш в мантии мага. -- Исходя из имеющихся фактов, я должен сделать вывод, что наш противник, кто бы он ни был, существует и активно действует, но... мои способности говорят мне, что его нет!

-- Что ж, искать имеет смысл, только если он отделился от нас прямо сейчас, когда наше внимание было отвлечено встречей с объектом сопровождения, -- промолвил капитан секретной службы, кивком головы указывая на Карвена. -- Нет смысла тратить время на длительные поиски. У нас совершенно другая задача.

-- Верно, -- согласился Верген.

-- Тогда я отдам приказ своим агентам, а господин Йанор пусть распорядится своими людьми, -- сказал капитан.

-- А ты, наставник, можешь что-нибудь приказать мне, -- добавил Карвен.

-- Что ты, -- в ответ ухмыльнулся тот. -- Ты у нас теперь "объект сопровождения". Как я могу что-то приказывать столь значительной персоне?

Агенты секретной службы и королевские гвардейцы, возглавляемые сержантом Йанором, разъехались в разные стороны, высматривая следы.

-- Капитан, заткните уши! -- коротко бросил Верген.

-- Что? -- удивленно переспросил тот.

-- Мне нужно сообщить нашему объекту нечто совершенно секретное, -- ответил Верген.

Капитан кивнул и зажал уши руками.

-- Третья рота! -- одними губами позвал Верген.

-- Мы здесь, господин капитан, -- откликнулась пустота.

"Они все время были здесь", -- сообразил Карвен.

-- Ищите чужого, -- приказал Верген.

-- Здесь нет чужих, господин капитан, -- последовал беззвучный ответ.

-- Ищите следы, -- шепнул Верген.

-- И следов нет, господин капитан, -- откликнулась пустота немного спустя. -- Тот, кто был с вами, отделился намного раньше.

-- Вы чувствуете какие-нибудь следы его присутствия? -- прошептал Верген.

-- Очень слабо, -- ответили призрачные воины. -- Его следы ускользают из памяти, словно сон на осеннем ветру.

-- А он... не может прятаться... среди вас?

-- Нет, господин капитан. Это совершенно невозможно. Мы -- единое целое.

-- Верно. Такими вы были, такими и остаетесь. Лучшие из лучших! -- прошептал Верген.

А потом коснулся плеча капитана секретной службы.

-- Все. Мы с Карвеном закончили. Благодарю вас.

Следопыты и маги возвращались назад, разводя руками.

-- Следов много -- нужного нет, -- подвел итог капитан секретной службы. -- Продолжаем выполнять прежнее задание. В Феранну.

Всадники поворотили коней в сторону столицы. Карвен оказался внутри кольца охраняющих его воинов и магов.

"Объект сопровождения -- надо же!" -- подумал он сам про себя.

...***...

Аккуратно прощупав пространство вокруг своего укрытия, магичка решилась, наконец, выбраться наружу. Свернув свою силу в крошечный комок, оставив лишь необходимый минимум для простейших заклятий, она построила портал -- совсем короткий, только чтоб покинуть заколдованное помещение и оказаться... на какой-то людной улице, в столице, что еще так недавно она легкомысленно называла своей.

Недаром, видать, говорят, что краденое впрок не идет и надолго у вора не задерживается. Так оно и есть. Королева Грэйн опять королева, а она... бывшая торговка рыбой Ланти спешит по вечерним улицам, радуясь, что может слиться с толпой, что на нее не обращают внимания, не бросаются ее задерживать.

Вот так. Быть незаметной, быть маленькой -- единственная ее защита сейчас.

А краденое и впрямь не идет впрок. Отбирать нужно. Открыто и нагло. Тогда никто не посмеет...

Что ж, когда она все это затевала, у нее еще не было сил отобрать, а потом... слишком на многое сразу она замахнулась. Чересчур резко поменялась ее жизнь тогда. Вот голова и закружилась. Показалось, что нет для нее пределов возможного.

Стать королевой, вознестись к самым вершинам, познать почитание и поклонение вместо унижения и попреков, повелевать, властвовать, уничтожить того единственного, кто знал о ней все и сдуру продолжал пытаться приказывать, несмотря на то, кем она стала, ощутить в полной мере всю силу своей власти, открывать все новые и новые магические тайны, подчинить себе короля, полностью подчинить, ощутить всю страну у себя в ладонях... Как было понять, что это не только не всемогущество, но даже не полная власть? Как было понять вчерашней торговке рыбой, что рано ей на соседние государства замахиваться?

В конце концов, и король хотел того же, а он-то должен знать, как правильно...

Нужно было ограничиться Леронной, накопить побольше силы, а уж потом...

Да и потом -- тоже. Что толку замахиваться на империю, если в любой момент могут явиться Святые Престолы и все испортить? Отобрать завоеванное.

Нет, замахиваться на империю можно, лишь если ты в состоянии справиться с этими служителями Богов, а лучше -- с самими Богами.

Или -- другой вариант -- поискать в Богах и Престолах союзников. Почему это не пришло в голову раньше? С самого начала можно было до этого додуматься! Мало ли кто из королей не угоден Их Святостям?! Выяснить нужно было, поискать как следует, все вызнать -- и лишь потом что-то предпринимать! Ей бы еще и помогли ее нынешние противники! Не пришлось бы тогда невесть откуда союзников выкапывать!

Магичка вздохнула и свернула в какой-то переулок. Здесь людей и эльфов было куда меньше, но и фонари на каждом углу не горели. Здесь вечер казался уже почти ночью. Темной, как и положено на бедных улицах. В густых тенях вполне можно было схорониться от чересчур любопытных глаз и продолжать сторожиться совсем других взоров. Тех, от которых в тенях не скроешься. От которых может спасти лишь очень аккуратное обращение с магической силой, чутье и... удача, наверное?

Подумав о Богине Утра, эту самую удачу дарующей, магичка недовольно сморщилась.

Что ж, бывшая торговка рыбой сумела как-то выкрутиться, выжила, приобрела новое тело, дополнительную силу и извлекла кое-какие уроки из прошлого. Никто пока не знает, где она, а если то Божество, что ей довелось освободить, примется действовать согласно своим идеям, то можно с уверенностью предположить, что этому миру еще какое-то время будет не до нее. И сильно.

Она опять куда-то свернула, занятая своими размышлениями, одновременно аккуратно прощупывая окружающее на предмет магического слежения. Переулок оказался совсем крохотным и темным. Фонарей в нем, казалось, совсем не было.

Внезапно кто-то схватил ее за руку.

...***...

-- Ваше величество! -- Карвен испуганно вытянулся при виде короля, самолично открывшего ему дверь.

-- Наконец-то! -- воскликнул тот, схватил Карвена за руку и втащил внутрь.

Верген вошел следом.

Капитан секретной службы отдал честь его величеству Илгену и остался снаружи. Верген закрыл дверь.

-- Итак, -- промолвил наставник Дэрран, легко вставая из уютного кресла. -- Счастлив вас видеть живым и невредимым, юноша!

-- Наставник Дэрран, -- пробормотал Карвен, не зная, куда глаза девать от растерянности -- король все еще держал его за руку. По рассеянности, наверное. И как в таком разе кланяться наставнику принца, если учесть, что он и королю-то не поклонился как следует, тот его слишком шустро схватил. И что теперь вообще делать согласно этикету? Карвен просто представления не имел обо всем этом!

-- Я должен просить прощения за нарушение этикета... -- наконец неловко пробормотал он.

-- Оставьте эти глупости, юноша, -- сказал наставник Дэрран. -- Ваше величество, отпустите его!

-- Ох, простите, сержант! -- воскликнул король отпуская руку Карвена. -- Что-то я сегодня совсем...

-- Не важно, ваше величество, -- оборвал короля наставник Дэрран. -- Итак, юноша, покажите мне вашу шпагу еще раз.

-- Обнажать шпагу в присутствии короля гвардеец может только ради защиты его величества, наставник, -- возразил Карвен.

-- Я разрешаю, -- тотчас сказал король Илген. -- В каком-то смысле именно ради защиты все и делается. Не только для моей, конечно, но и моей в том числе. Так что обнажай.

Карвен аккуратно вынул шпагу из ножен и на вытянутых руках протянул ее наставнику Дэррану.

-- Несомненно, это она, -- негромко, как бы для одного только себя промолвил тот и, подняв глаза от клинка, пристально посмотрел на Карвена. -- Вы любите ее?

-- Шпагу? -- вздрогнув, спросил Карвен.

-- Да, юноша. Любите ли вы вашу шпагу?

-- Да, наставник, -- ответил Карвен. -- Она... она меня никогда не подводила, она просто потрясающая и... ее же Утренняя касалась!

-- Кто ее только не касался, -- вновь словно бы для самого себя промолвил наставник Дэрран. - Так, значит, она потрясающая? Расскажите мне о ней, юноша.

-- Э... как солдат... или... как кузнец? -- спросил Карвен.

-- И как солдат, и как кузнец... и просто -- как человек, -- промолвил наставник Дэрран. -- И будьте очень тщательны, юноша. Это важно.

Под пристальным взглядом наставника Дэррана Карвен изложил все, что он мог сказать о своей замечательной, потрясающей, просто восхитительной шпаге.

-- Отлично, юноша! -- кивнул тот. -- А теперь одолжите мне ее ненадолго.

-- Да, наставник, -- кивнул Карвен, протягивая шпагу.

Наставник Дэрран принял ее осторожно, словно святыню, и бережно коснулся клинка кончиками пальцев. Тонкие алые знаки, будто бы нарисованные нездешним пламенем, проступили на клинке. Нет, даже не на самом клинке... они словно бы висели над клинком, на расстоянии чуть толще волоса, не касаясь его, но в то же время являясь его несомненной частью.

-- Ашшар! -- прошептал наставник Дэрран. -- Ноэрми ашшар!

И алые знаки запели.

Взвились вверх разноцветные знамена, пронзительно взвыли боевые трубы, и строй невысоких широкоплечих воинов, закованных в сияющую броню, шагнул навстречу другому точно такому же строю. С рычанием столкнулись в небе могучие и страшные драконы, где-то поодаль зазвенели, подобно струнам, эльфийские стрелы, а знаки все пели... пели.. .

-- Я пробудил ее душу, юноша. Познакомьтесь. Ее зовут Ноэрми. Она -- ашшар. Ашшар -- так называли это оружие те, кого вы зовете гномами.

Наставник Дэрран протягивал Карвену его собственную шпагу.

-- Э... Карвен... гвардии сержант, -- смущенно пробормотал Карвен, таращась на свою преображенную шпагу и соображая, должен ли он поклониться или это будет уже слишком.

-- Просто возьмите ее в руки, -- успокоительным тоном промолвил наставник Дэрран. -- Вам не будет сложней оттого, что я пробудил ее. Напротив, вам будет легче. Возможно, вдвоем вы даже сможете выполнить ту миссию, что мы с его величеством намерены на вас возложить.

Карвен чуть испуганно принял свою шпагу назад, коснулся клинка... и чужая память обрушилась на него.

Незнакомые лица, взгляды, жесты, стремительное верчение мира, хлесткие столкновение с другими клинками, касания живой плоти, странные места и еще более странные сны...

"В каких странных ракурсах можно видеть мир, если ты -- шпага!" -- подумал Карвен, не то купаясь в чужой памяти, не то слушая звонкий голос, повествующий о чем-то совершенно потрясающем.

-- Ашшар -- не просто тогдашнее название шпаги, ашшар -- еще и придворная должность, -- продолжал говорить наставник Дэрран.

-- Наставник, -- Карвен хотел объяснить, что он почти не в состоянии его слушать, что все его мысли заняты рухнувшей на него чужой памятью.

Не говори с ним , -- перебил его звонкий мелодичный голос, прозвучавший словно бы у него в голове. -- Не говори с ним, говори со мной !

-- Это невежливо! -- тотчас откликнулся Карвен, потрясенно соображая, да ведь это шпага с ним говорит! Его собственная шпага!

Ты хоть представляешь, сколько времени я была вынуждена молчать ? -- возмущенно поинтересовалась... ну, да -- шпага. Ашшар. Он это запомнил. -- Я -- молчала, а он -- говорил. Со всеми, с кем хотел? Может он теперь хоть ненадолго заткнуться, этот Охотник ?

-- Что -- невежливо? -- спросил наставник Дэрран.

-- Не говорить с вами, -- растерянно ответил ему Карвен, не зная как бы выразиться понятней. -- Она меня...

Меня зовут, Ноэрми, тебе же сказали ! -- решительно заявила шпага. -- Какой ты невнимательный, Карвен... и имя у тебя смешное !

-- Ну, какое есть... -- окончательно растерялся Карвен, не зная, как бы вежливо и внятно объяснить наставнику Дэррану, в чем, собственно, дело.

Но тот догадался сам.

-- О! Она попросила меня заткнуться? -- лукаво улыбнулся наставник Дэрран. -- Понимаю. Что ж, Карвен... поговори с ней. Мы с его величеством вполне можем подождать.

Схватив за одну руку его величество, а за другую -- Вергена, наставник Дэрран решительно повлек их прочь из комнаты.

Закрылась дверь. Карвен остался один. Точнее, один на один со своей ожившей шпагой. С Ноэрми.

-- Прости, Ноэрми... ты не могла бы говорить хоть немного помедленней? -- смущенно поинтересовался он некоторое время спустя. -- Да. Спасибо. Так будет вполне приемлемо.

Какой ты интересный , -- сказала Ноэрми. -- Такой необычный. Из тебя может получиться Охотник. И ты нравишься Древним .

-- А тебе? -- спросил Карвен. -- Тебе нравлюсь?

Любишь слышать о себе приятное ? -- услышал он в ответ. -- Не больно-то задирай нос. Как ты собираешься решать поставленную задачу ?

-- Не знаю... -- растерялся Карвен. -- Я думал, мне скажут...

А остальное -- по обстоятельствам, да ? -- насмешливо прозвенела шпага.

-- Ну... вроде того... а что?

Придется мне заняться твоим воспитанием, раз больше некому , -- объявила шпага.

-- Вот как, а мне казалось, что все только тем и занимаются, что меня воспитывают, -- пробурчал Карвен.

Тебе это только казалось , -- услышал он в ответ. -- На самом деле никто еще пока за тебя не брался всерьез .

-- Эй, а я выживу?

Возможно. Такое вполне может случиться. Должен же кто-то закончить Охоту .

-- Кстати, а кто такие Древние, которым я нравлюсь? И когда это я успел им понравиться?

Когда мы с тобой были в месте, где все состояло из колдовского пламени , -- ответила шпага. -- Ты воззвал... сам не зная, к кому, просто так воззвал... и получил ответ. Честно говоря, я тогда очень удивилась. Древние не всегда отзывались даже настоящим Охотникам. А ты им понравился чем-то. Тебя они впустили к себе, в свой мир .

-- Но разве я тогда перешел в другой мир? -- удивился Карвен. -- Как же тогда без меня выжили мои товарищи? И ведь они мне не говорили, чтобы я куда-то исчезал.

Вряд ли они вообще смогут толком вспомнить те события , -- ответила Ноэрми. -- Ведь это я приказала им держаться за тебя и ни в коем случае не отпускать. Будь они на тот момент в здравом уме, они просто не сумели бы меня услышать, а и услышали, так не поверили бы. Но в магическом пламени многое становится проще. Впрочем, ты и в самом деле никуда не исчезал тогда. Ты ведь не маг, чтоб ходить меж мирами. Древние открыли дверь для твоей души .

-- Значит, это мне тогда не прибредилось, -- пробормотал Карвен. -- А то ведь я уже почти убедил себя, что мне все это просто почудилось. От ужаса, от боли, от потрясения. Запретные, горящая библиотека, которую сожгли много веков назад, мертвая магичка, вдруг оказавшаяся живой, какие-то могущественные существа... снег... горы до небес... таинственные голоса... Я думал, что рехнулся на какое-то время, и почти поверил в то, что первым реальным событием в том месте стало появление мастера Орегара.

Тебе придется потрудиться куда основательней, чтобы рехнуться , -- развеселилась Ноэрми. -- У тебя на удивление прочно откованная голова !

-- Недаром же я из семьи кузнецов! -- ответно усмехнулся Карвен. -- Ковали на совесть!

Хвастун ! -- пробурчала шпага. -- Ничего, скоро я за тебя возьмусь, посмотрим тогда, хороша ли сталь, или только для виду блестит !

-- А... кто такие Охотники? -- спросил Карвен. -- И почему ты назвала этим словом наставника Дэррана? Ручаюсь, он в жизни ни на кого не охотился. Разве что на книжную премудрость.

Ты плохо знаешь жизнь, невнимателен и не разбираешься в тех, кто окружает тебя , -- ответила Ноэрми. -- Наставник Дэрран -- как он называет себя сейчас -- один из величайших Охотников. И раз уж тебе предстоит тоже стать Охотником, неплохо бы присмотреться к нему повнимательнее. Даже такой недотепа, как ты, мог бы многое рассмотреть, если бы приложил хоть чуточку больше стараний .

-- Ясно. Я опять виноват. Сколько нарядов вне очереди? -- усмехнулся Карвен.

Нисколько. У нас нет времени на такие глупости , -- ответила Ноэрми.

-- Так кто же такие Охотники, чтоб не терять то самое время? -- спросил Карвен.

Слушай, я расскажу тебе все об Охотниках и тварях, на которых они охотились в прежние времена , -- промолвила Ноэрми. -- Только постарайся слушать внимательно и все время смотри на меня. Смотри на меня, ни на что не отвлекаясь .

...***...

-- Вот это да! Вот это красотка! -- услышала магичка голос из темноты.

Веселый и злой голос еще не старого мужчины.

Попыталась вырваться и поняла, что не сможет. Держали крепко. Ее обычных сил было совершенно недостаточно, чтоб освободиться.

Черная бездна, упрятанная глубоко внутри, открыла один глаз и сладенько оскалилась.

"И думать не смей!" -- сердито цыкнула на нее магичка.

-- И впрямь -- красотка, -- послышался другой голос.

"Этот -- моложе. Голос звонкий", -- отметила про себя магичка.

"С которого начнешь?" -- ласково прошипела бездна.

"Увидишь. Только не вмешивайся", -- откликнулась магичка, прикидывая, как бы отвязаться от напавших без особого использования магии.

-- И одета богато, -- добавил третий, сильно старше двух первых, выступая из темноты. -- Чтоб я вовсе ослеп, если на эти тряпки нельзя неделю безбедно жить.

-- Тряпки -- продадим, с девчонкой -- развлечемся, -- подал голос еще один. -- Только по сторонам посмотреть надо, не ищут ли эту дуру? А то мало ли? К чему нам лишние проблемы?

"Мне лишние проблемы тоже не нужны! -- зло подумала магичка. -- И на кой я сюда свернула?"

Задействовав крохотную, тщательно отмерянную щепоть силы, магичка придала себе способность видеть в темноте. И тотчас проверила, не заинтересовался ли ею кто-то из магов или Архипастырей? Не заметил ли эту попытку колдовства?

Конечно, в городе полно магов, и каждый колдует в свое удовольствие, призывая куда более мощные силы, чем она сейчас, но ведь иные мастера и по крохотному отпечатку ауры порой могут определить работавшего мага. Определить, взять след, сообщить, куда положено, а там -- жди Святого Виона и остальных. И ведь недолго ждать придется.

Заметили? Отследили? Вычислили?

Кажется -- нет.

Вот и славно. Потому что она теперь может, наконец, видеть этих уродов. А то как вошла со света во тьму, так словно и вовсе ослепла. Им-то что, они с самого начала тут стояли, успели привыкнуть к темноте, это она будто курица слепая.

Так, значит, пятеро их, этих любителей богатых дамочек. Точней, богатых дурочек, потому что в роскошном платье шляться без сопровождения по всяческим трущобам способны лишь окончательные идиотки. Впрочем, если бы было хоть немного светлей, то, может, они и побоялись бы с ней связываться, как следует разглядев, во что она одета.

Получив новое тело и оказавшись в своем заколдованном кабинете, магичка, разумеется, поспешила переодеться. То, что к тому моменту осталось от одежды ирнийского мага секретной службы, одеждой могло называться лишь очень условно. Вот только кабинет свой магичка обустраивала еще будучи королевой, так что все одеяния, которые в нем были, в том числе и дорожные, оказались роскошны сверх всякой меры.

Что ж, она честно попыталась выбрать, что попроще.

-- Ты что оглохла? -- услышала она чей-то голос и сообразила, что уже довольно давно стоит, поглощенная своими мыслями, и не реагирует на задаваемые вопросы.

-- Откуда ты здесь взялась, я спрашиваю? -- вопрос задавал тип державший ее за руку, и ничего хорошего его тон не предвещал.

Еще один мерзавец шагнул поближе, и его рука ухватила ее за грудь.

-- А она и впрямь красотка! Что ж ты молчишь, красавица? Или -- немая?

-- Может, и впрямь -- немая, -- придвигаясь, промолвил третий.

-- Ничего, сладенько стонать ей это не помешает, -- послышался голос четвертого.

И тут в ее голове созрел план.

-- Да ладно! -- сказала она, подымая голову. -- Вот тут, прямо в этой грязи меня раздевать станете?

-- А нам наплевать где... -- откликнулся тот, что держал за руку. -- Мы люди бедные, у нас перин нету.

-- Зато я знаю место, где они есть. А охраны -- никакой. Как вам -- идея?

Еще одна щепотка магии скользнула по этим ее словам. В уши, в мозг, в душу...

"Я предлагаю вам нечто очень и очень привлекательное, ясно?"

-- Что ты можешь знать, красотка? -- презрительно фыркнул тот, что все еще держал ее за руку. -- Твое дело -- нас ублажить.

-- Погоди.

Это был голос самого старшего из них.

-- О чем ты говоришь, красавица?

-- Ну, я как раз искала достаточно ловких ребят, чтоб провернуть одно дельце... не самой же мне мешки таскать? А потом и развлечься можно. После работы.

-- Что за мешки? -- спросил старший.

-- Да там полно всякого добра! -- откликнулась магичка.

Теперь ее магия старательно раздувала жадность в этих мерзавцах. Впрочем, там и стараться-то особо не надо было.

-- Полно добра, говоришь? Где? -- это уже спрашивал тот, что держал ее за руку.

-- Так я вам и сказала! -- ехидно откликнулась она. -- Сначала поклянитесь, что в долю возьмете, а то знаю я вас таких!

-- В долю? Вот еще! -- возмутился тот, что был моложе всех. -- Если не врешь, мы тебя, так и быть, на радостях не помятой отпустим!

-- То есть вы мне ничего не дадите, да к тому ж еще и удовольствия не доставите?! -- презрительно фыркнула магичка. -- С какой стати мне вам тогда что-то говорить? Других найду.

-- Других? Да мы тебя прямо тут прирежем! -- прошипел тот, что держал ее.

-- А ну-ка всем молчать, -- негромко, но властно промолвил старший.

-- Болван, -- добавил он тому, кто держал ее. -- Ну, прирежешь... а толку? Много поживы с ее тряпок?

И, обернувшись к магичке, добавил:

-- Мы согласны. Как делиться будем?

-- По-честному, -- ответила магичка. -- Половину -- мне, половину -- вам.

-- Ничего себе - по-честному! -- возмутился самый молодой. -- А почему это -- половину тебе?

-- Заткнись, -- оборвал его старший. И снова обернулся к магичке. -- В самом деле -- почему?

-- Я знаю где -- это раз, -- ответила она. -- И, после всего, должна буду достаться сразу вам всем -- это два.

-- Так ты ж и удовольствия больше всех получишь, -- возразил старший.

-- Разумеется, -- усмехнулась она. -- Однако считается, что за удовольствия в этом мире платят мужчины. Разве нет?

-- Знаешь, а ты мне нравишься, -- ответно ухмыльнулся старший. -- Молодец. Получишь четверть. Попросишь больше -- получишь нож под лопатку.

-- Согласна, -- кивнула магичка, внутренне ухмыляясь.

"Вы даже представить себе не можете, что вас ждет, красавчики!"

-- А почему это ей четверть? Нас с ней шестеро! -- возмутился самый молодой.

-- Нас может стать пятеро, если не заткнешься, -- скучным голосом посулил старший.

-- Понял. Заткнулся, -- испуганно промолвил самый молодой.

-- Ну? Пойдем, что ли? -- чуть насмешливо произнесла магичка.

"Да уж, банду разбойников мне возглавлять еще не доводилось!"

-- Сначала скажи -- куда, -- возразил старший.

-- Да есть тут... один дом. Большой, богатый, пустой...

"В городе вообще навалом больших и богатых домов. Вот с пустыми -- несколько сложнее!"

-- Откуда известно, что он пустой? -- спросил старший.

-- Работала там, -- ответила магичка. -- Пока господа не уехали.

-- А тебя, значит, рассчитали, да выгнали?

-- Вроде того.

-- Понятно. Что ж, показывай. Будем смотреть.

...***...

-- Итак? -- входя проговорил наставник Дэрран. -- До чего вы договорились?

-- Ноэрми будет обучать меня, -- ответил Карвен, отрывая глаза от шпаги, только что закончившей свою повесть.

Наставник Дэрран очень удачно вошел. Появись он минутой раньше, и Карвен бы его попросту не заметил, Ноэрми каким-то образом удалось почти полностью привязать все его внимание. Хотя ее рассказ и в самом деле заслуживал подобного.

Впрочем, если учесть все то, что шпага рассказала о наставнике Дэрране, вполне возможно, что он не угадал, когда войти, а точно знал, когда они закончат беседу. Тогда и вошел. Охотник.

Карвен смотрел на невысокого хрупкого старенького эльфа и не понимал, что же в нем такого необычного. Не просто Охотник, но "один из величайших".

-- Отлично, -- кивнул наставник Дэрран. -- Лучшего учителя и быть не может. Я сам не смог бы преподать свое ремесло в такой тонкости, как это сделает опытный ашшар.

"Он знает, что Ноэрми мне о нем рассказывала?" -- потрясенно подумал Карвен.

-- Наставник Дэрран? -- набравшись смелости, полюбопытствовал он.

-- Да, юноша? -- откликнулся тот, кто недавно мыслился всего лишь стареньким эльфом, воспитателем и наставником приятеля. Тот, кто теперь, стараниями собственной шпаги, вырос чуть ли не в героическую фигуру. Да и сама шпага... ашшар, нужно говорить ! -- поди еще привыкни! -- обрела имя, а если еще чуть-чуть подумать, то и не только имя. Надо будет у наставника Дэррана как-нибудь о ней самой расспросить, не исключено, что он что-нибудь не менее героическое расскажет. Недаром ведь он ее сразу же по имени назвал, наверняка еще в те времена сталкивались.

-- А у вас есть... свой ашшар? -- спросил Карвен.

-- Разумеется, юноша, -- ответил наставник Дэрран. -- Охотника без него не бывает. Когда ты пройдешь обучение, я даже немного разомнусь с тобой. Посмотрим, чья рука крепче, чей глаз точнее.

Карвен в немом удивлении уставился на наставника Дэррана. Он-то ни секунды не сомневался в том, чья рука крепче и чей глаз точнее. Да сможет ли вообще старый эльф поднять что-либо тяжелее книжки? Нет, когда-то он, верно, и впрямь был этим самым "величайшим", но теперь... неужто и теперь?

Наткнувшись на пристальный взгляд наставника Дэррана, Карвен с внезапным изумлением понял -- этот сможет! Не только книжку. И не только поднять.

В самом деле, это еще большой вопрос, чья рука крепче и чей глаз точнее.

Учишься думать. Хорошо. Подсказываю: на данный момент ты ему и в подметки не годишься , -- безжалостно припечатала шпага. -- Он с тобой голыми руками справится, несмотря на всю твою гвардейскую выучку .

-- Остается понять, почему же в таком разе он сам не совершит тот великий подвиг, ради которого вызвали меня? -- пробурчал Карвен, не замечая, что говорит вслух. И осекся.

-- Ох, наставник Дэрран, я не...

Наставник Дэрран рассмеялся и покачал головой.

-- Привыкайте общаться со своим ашшаром мысленно, юноша, -- промолвил он. -- И простите мне этот смех, я не над вами смеюсь. Просто припомнил самого себя и своих друзей в вашем возрасте. Молодые Охотники часто производят впечатление помешанных, потому что никто не может понять, отчего это они постоянно говорят, ругаются и спорят сами с собой. Далеко не все сразу привыкают мысленно отвечать своему ашшару.

-- Ну да, а не ответить ей -- себе дороже, -- пробурчал Карвен.

-- Вот именно, -- кивнул наставник Дэрран. -- Что ж, отвечу на ваш вопрос, и отвечу честно. Вас посылают в бой по нескольким причинам. Во-первых, у вас есть шанс, мне это говорит мое чутье Охотника. Во-вторых, вас посылают первым, как наименее ценного и опытного. Кроме вас, есть еще четыре Охотника, включая меня, так что вы не единственный будете решать эту задачу. Просто вы -- первый. И даже не самый первый, ведь сейчас тысячи агентов ищут это существо, а ни у одного из них нет ни вашего ашшара, ни вашей удачи, того самого шанса, о котором я говорил. И сопровождать вас будет большая группа гвардейцев, у которых тоже нет ни вашего оружия, ни вашего шанса. Чем вы недовольны, гвардии сержант?

-- Да ничем... простите, наставник... сдуру выскочило, -- Карвен виновато потупился.

-- Ладно. Забыли.

Наставник Дэрран как-то особенно нежно и насмешливо посмотрел на Карвена.

-- Когда она возьмется за вас всерьез, у вас перестанет что-либо выскакивать сдуру, -- промолвил он.

-- А... так это еще не всерьез... -- пробормотал Карвен.

-- Разумеется, нет, -- ехидно улыбнулся наставник Дэрран. -- Вы все еще выглядите вполне вменяемым человеком.

-- Э... а как я буду выглядеть потом? -- ошарашено поинтересовался Карвен.

-- Долг Охотников -- помогать своим, -- ласково промолвил наставник Дэрран. -- Когда это случится, я принесу вам зеркало, дабы вы смогли уделить внимание своему внешнему виду.

-- Э... понятно, -- вздохнул Карвен, глядя на старенького эльфа, который вдруг в одночасье перестал быть стареньким эльфом, а стал кем-то совсем другим, незнакомым и даже слегка пугающим. Впрочем, это произошло не только с наставником Дэрраном. Нужно быть честным, это произошло со всем окружающим миром.

"Сначала госпожа Айнир вышла замуж, потом я в печали отправился обратно и завертелась вся эта ерунда, а до того мы убивали магичку и почтенный профессор Шарнай швырялся в нас пистолетами, а теперь выясняется, что наставник Дэрран вовсе не наставник Дэрран, а Охотник, один из тех, кого гномы величали Зовущими, моя шпага вовсе не шпага, а самый настоящий ашшар, и у нее имеется не только имя, но и собственное мнение, а на закуску я должен пройти обучение, чтоб в итоге сразиться с тем, с кем ни один маг справиться не в состоянии... интересно, когда и за какие грехи моя жизнь превратилась в подобный бред?" -- Карвен отчаянно потряс головой, понимая, что концов в этой неразберихе все равно не найти.

"И ведь даже не объяснишь никому, что же тебя не устраивает!"

-- Ну, что так смотрите, юноша? Что-то спросить хотите? -- с усмешкой поинтересовался наставник Дэрран.

Карвен замялся, не зная, как сформулировать тот сумбур, что болтался у него в голове.

-- Спросить -- нет, -- наконец откликнулся он. -- На мой взгляд, я и так получил ответов несколько больше, чем у меня за всю жизнь вопросов наберется. Ноэрми... она не слишком-то молчалива... Просто... ну... я привык к одному наставнику Дэррану, а он оказался совсем другим.

-- Что поделать, -- вздохнул старик. -- А представьте, какое это потрясение для его высочества... но я и в самом деле не мог раньше ничего сказать. Лишь катастрофическое стечение обстоятельств заставило меня открыться.

-- Понимаю, -- кивнул Карвен. -- Если б не этот монстр...

-- Если б не этот монстр, через каких-нибудь двадцать лет король Ильтар похоронил бы своего горячо любимого наставника, а через недельку-другую в столицу бы явился юный красавчик-эльф с самыми лучшими рекомендациями Эльфийской Академии Изящных Наук, -- ответил наставник Дэрран. -- Что ж, говорят, даже вечность когда-нибудь заканчивается.

-- Понятно, -- промолвил Карвен.

Он даже не знал, как ему отнестись к подобному, а удивляться уже устал. Нет, он вроде бы понял, что наставник Дэрран стар так, что даже страшно делается, но то, что ему ничего бы не стоило вновь стать молодым, и он опять бы ждал, нескончаемо ждал того, что могло ведь и вовсе никогда не случиться -- такое ошеломляло.

"А что, если бы этот монстр так и умер в своем убежище?"

-- Что ж, не смею мешать вашим занятиям. Закончите -- загляните к принцу Ильтару, ему хотелось бы с вами повидаться, юноша.

С этими словами наставник Дэрран вышел, плотно прикрыв дверь за собой.

"Его молодость, -- подумалось Карвену внезапно. -- Он когда-то точно так же держал в руках ашшар... и вокруг были такие же, как он... молодые, полные сил, бредящие подвигами... и он когда-то точно так же, как я, сморозил какую-то глупость, отвечая своему ашшару, вслух сказал что-то такое... и все это ему вспомнилось... то, что было и чего больше никогда не будет... он рассмеялся, а ведь на самом деле ему больно сделалось... и уходя, он так плотно прикрыл дверь, словно бы отделяя себя от всего этого, напоминая себе, что это ушло... чтоб не тосковать, чтоб сердце не ныло... это -- прошлое, а сейчас все другое... и есть принц -- мой воспитанник... я уже не тот Охотник, я -- наставник принца... и все равно, конечно, Охотник, но совсем-совсем другой... я здесь и сейчас, в этой жизни, которая ничуть не хуже той..."

Из тебя выйдет толк , -- негромко заметила Ноэрми.

И только тогда Карвен вспомнил, что он так и не доложил королю о том, что услышал от графа Крэтторна.

Это будет мешать занятиям. Доложи ему немедленно, чтоб тебя ничего не отвлекало , -- тотчас промолвила Ноэрми.

И Карвену пришлось отправляться на поиски короля.

Счастье еще, что его величество оказался неподалеку, вроде бы ничем особенным не занят, да еще и изволил выслушать.

-- Спасибо, Карвен. Это и в самом деле важные сведения, -- сказал его величество, выслушав всю историю. -- Я обязательно разберусь. Честь и достоинство неоправданно оклеветанного будут восстановлены.

-- А то, что я убил Крэтторна, ваше величество? -- спросил Карвен. -- Его ведь нужно было судить, наверное? Я просто побоялся, что он опять сбежит...

-- Я объявляю тебя рукой правосудия. Разумеется, только в этом конкретном случае, -- промолвил его величество Илген.

-- Благодарю вас, ваше величество, -- откликнулся Карвен.

...***...

-- Ну, здравствуй, принц! -- возгласил Карвен, входя в апартаменты Ильтара. -- Говорят, ты этого монстра видел?

-- Здравствуй, Карвен, -- откликнулся Ильтар. -- Видел.

Ильтар чуть приметно содрогнулся, припоминая свою встречу с самозванным богом.

-- А привет он мне не передавал? -- ухмыльнулся Карвен.

-- Нет, -- растерялся Ильтар. -- А должен был?

-- Экий он неучтивый, -- покачал головой Карвен. -- В самом деле, придется его убить за такое. Это ведь форменное оскорбление, не находишь?

-- Ты дурака валяешь, а мне за тебя страшно, -- проворчал Ильтар. -- Я вот думаю, может, как этого монстра отыщут, ты меня с собой возьмешь? Я тебя прикрою. Ты же знаешь, я хорошо стреляю, и на шпагах тоже не так плох.

-- Интересно, кто из нас дурака валяет? -- в момент делаясь серьезным, проворчал Карвен. -- Это чтоб я вместо охоты на монстра спасал от опасности наследника ирнийской королевской династии? Ты вообще соображаешь, что мелешь? А пока я буду тебя спасать, этот гад опять удерет куда-нибудь и спрячется.

-- Можешь мне поверить, я совершенно не нуждаюсь в том, чтоб меня спасали, -- фыркнул Ильтар. -- Я, конечно, не так крут как ты, но уж о себе самом вполне в состоянии позаботиться.

-- А нужно, чтоб ты заботился не о себе, а о других, твое высочество, -- наставительно заметил Карвен. -- Не валял дурака, разыскивая приключения на свою голову, а сидел тут и готовился со временем стать правящим монархом.

-- А ты тем временем будешь рисковать своей головой, -- мрачно пробормотал Ильтар.

-- Кто тебе такое сказал? -- ответил Карвен. -- Думаешь, я там один буду? Со мной, если хочешь знать, куча народа пойдет. Агенты маркиза Фальта -- раз, лучшие бойцы из гвардии -- два, Верген собственной персоной -- три. Как по мне, так могли бы и меня дома оставить, но все почему-то уверены, что только моя шпага способна проткнуть этого невесть откуда взявшегося "бога". Что ты там будешь делать, скажи на милость? Это и вообще выглядит не как приключение, о котором ты, небось, мечтаешь, а как скучнейшая войсковая операция. Причем небольшая. Агенты -- выследят, гвардейцы -- поймают и свяжут, и я -- в роли палача. Подведут его ко мне, я его проткну, обезглавлю, тело потом сожжем и пепел развеем. маги наверняка поколдуют для надежности, и все...

-- Ты сам-то веришь во все, что говоришь? -- поморщился Ильтар. -- Он меня околдовал в несколько мгновений. А ведь у меня "Этре" был. И всех магов во дворце усыпил. Даже мастера Лиграна. А ты говоришь -- "небольшая войсковая операция". Да если он захочет, все друг друга резать начнут. А что касается меня... попроси он, и я б ему все отдал... даже тебя... даже Лорну... даже отца с матерью... я ничего в тот момент не соображал и не помнил.

-- На этот счет можешь не беспокоиться, -- ухмыльнулся Карвен. -- Я что угодно могу забыть. Я и так многого не помню. Но я все ж таки гвардеец, и уж присягу как-нибудь не забуду.

-- Это тебе сейчас так кажется, -- вздохнул Ильтар. -- Потому что ты с этой тварью не сталкивался.

-- Думаешь, я рассчитываю присягу не забыть, потому что считаю себя очень хорошим и верным? -- фыркнул Карвен. -- Как бы не так! Я точно знаю, что ее не забуду, и по совершенно другой причине. Знаешь, как сержант Йанор ее в нас вколачивал? Кем бы там ни был этот самозванный божок, ему этого не выколотить. Я вообще думаю, что он от страха окочурится, когда Йанора увидит. Я тебе говорил, что он с нами идет, нет? Ну так вот. Я почти уверен, что его одного хватит, а все остальные -- так, для подстраховки.

-- Вот я и хотел тебя подстраховать, -- пробормотал Ильтар. -- Я-то его уже видел.

-- Слушай, не начинай по новой! -- возмутился Карвен. -- Сказал же -- не возьму! Да и как бы я, интересно, это сделал, если я не один иду? Верген с Йанором тебя моментом назад завернут, да еще и королю доложат!

-- Везет же некоторым, -- проворчал принц, с завистью глядя на Карвена. -- А я, выходит, могу совершать подвиги только случайно. Когда никого вокруг не оказывается, чтоб меня заслонить и уберечь от мужества и доблести.

-- Тебе просто не по себе, что ты ему поддался, -- понимающе промолвил Карвен.

-- Не по себе?! Да мне стыдно, если хочешь знать! -- вскипел Ильтар. -- Я места себе не нахожу с того самого момента, как это произошло! Подумать только... я... собственными руками... готов был отдать этому чудовищу все, что оно попросит!

-- Да ты и сейчас готов, -- очень тихо промолвил Карвен.

Ильтар гневно вскинулся.

-- Что ты сказал?!

-- Явно не то, что бы тебе хотелось услышать, но правду. Крепко же он тебя околдовал... ты думаешь, что рвешься доказать свою силу и мужество? Рвешься выстоять в той схватке, которую уже проиграл? Вот еще! Ты идешь, потому что он тебя зацепил, задел твое самолюбие. Ты думаешь, ты просто так идешь? Ты несешь ему ключи от его силы, ты отдаешь ему не только себя -- всю Ирнию. Как думаешь, что станут делать их величества, если этому монстру удастся тебя захватить? Как они поступят, если он в обмен на твою жизнь потребует у них недостающую силу? Устоит ли даже наставник Дэрран, если тебе будет грозить смерть?!

-- Злой, ты Карвен... -- ошарашено выдохнул принц дослушав отповедь. -- Это даже не в под дых, это просто ниже пояса...

-- Ну так ведь я служу Ирнии и ее государям, -- очаровательно улыбнулся Карвен. -- Тебе в том числе, самолюбивый засранец.

-- По шее дам за засранца, -- слабо усмехнулся Ильтар.

-- Не посмеешь, -- ответно усмехаясь, откликнулся Карвен. -- Я - воин, идущий в битву. Меня можно холить и лелеять, а бить по шее строго воспрещается.

-- Понятно, -- усмехнулся принц. -- Учту. Но... знаешь, ты ведь прав. Это он меня зацепил как-то... и ведь мне казалось, что я свободен уже от его чар, да и наставник Дэрран так посчитал. Мне казалось, что я просто хочу доказать себе, что у меня есть воля, что я мужчина... все такое... но я почему-то совсем не подумал обо всем остальном... а ведь должен был! Пойдем-ка, расскажем об этом наставнику Дэррану! -- неожиданно промолвил Ильтар, вставая. -- Он должен знать об этом. Ведь я и вправду хотел пойти с тобой, придумать что-нибудь, переодеться, чтоб не узнали, и пойти... я даже готов был тайком сбежать из дворца! Так хотелось посмотреть в эти лживые золотистые глаза и понять, что они больше не имеют надо мной власти!

-- Что ж, о таком и впрямь лучше не молчать, -- кивнул Карвен, вставая. -- Пойдем, поищем твоего наставника. Так говоришь, у этой твари золотистые моргалки?

...***...

Ночь. Луна. Звезды.

Огромный, богатый, тщательно охраняемый особняк.

Еще пять минут назад был тщательно охраняемый.

Магичка свернула к первому же богатому дому, хозяин которого поскупился нанять в охрану мага. Решил, небось, что купленной магической защиты будет достаточно. И здорово ошибся. Чтоб проделать дыру в такой защите, много времени не надо. А потом -- наслать магический сон на собак и на одного-единственного охранника по эту сторону дома.

Все. Можно лезть через стену.

-- Ну, полезайте! -- скомандовала она.

-- Ты -- первая, -- покачал головой старший.

-- Не доверяешь?

-- Зачем глупости спрашиваешь? Лезь, -- приказал он.

-- Подсадите хоть кто-нибудь, -- попросила она.

-- Давай я тебя подсажу, -- ухмыльнулся тот, что первым поймал ее за руку. -- Заодно пощупаю, какова!

-- Успеешь еще нащупаться, -- хихикнула она. -- Подсаживай давай!

И вмиг оказалась на стене.

И протянула руку тем, кто внизу.

-- Давайте следом. Я же говорила, что все уехали. Дом пуст.

Один за другим ее спутники взобрались на стену.

-- А теперь протяните мне кто-нибудь руку -- я спущусь, -- распорядилась она.

Руку протянул старший. Ухватившись за его жесткую ладонь, она стала осторожно спускаться, а потом спрыгнула. Вновь совсем немного магии -- и приземление прошло успешно.

-- Так. Мы тебя здесь подождем. С тобой Эйгдалл сходит. Посмотрит, как там и чего, -- распорядился старший. -- Слышишь, Эйгдалл? Пойдешь с ней!

"Проклятье! Это никуда не годиться! Вы нужны мне всем скопом, чтоб вас!" -- сердито подумала магичка. Но вслух, разумеется, ничего не сказала.

-- Эй, а почему я? -- заныл тот, что был моложе остальных.

-- Могу пойти я, -- пожал плечами старший. -- А ты остаешься здесь. Навсегда. Вопросы?

-- Вопросов нет.

Эйгдалл спрыгнул со стены, тревожно оглядываясь по сторонам.

"Чтоб убедить этого придурка, что здесь никого нет, мне придется заколдовать всех в этом огромном доме. Многовато магии получается. Не проще ли добавить этим идиотам побольше жадности?"

-- Ну, пошли, что ли? -- предложила магичка изрядно перетрусившему парню. И одним коротким магическим толчком добавила жадности всем остававшимся на стене.

-- Э... ага, -- вздрогнув, кивнул юнец.

Направляясь вместе с Эйгдаллом через огромный парк, магичка услышала за спиной тревожную перебранку.

-- А что, если они... того? Сговорятся? Стен-то -- четыре. Сами все добро захапают, перелезут через какую-другую, и поминай, как звали?! -- донеслось до нее.

Она улыбнулась и прибавила шагу.

За спиной кто-то выругался и спрыгнул со стены. Еще один и еще.

-- Чего это они? -- жалобно пробормотал ее спутник.

-- По нам соскучились, -- весело откликнулась она и пошла еще быстрей. -- Не отставай!

-- А куда ты так... -- выдохнул парень.

-- Эй, вы что это? Сбежать от нас думали? -- сердитым шепотом поинтересовался старший.

В руке он держал нож.

-- А ты разве не сам нас вперед послал? -- откликнулась магичка. -- Передумал? Можешь сам вперед идти. Только без меня ты вряд ли что найдешь. Хозяева, когда уезжали, позаботились о том, чтоб все было как следует припрятано. И парочку магических ловушек оставили, можешь не сомневаться. Я-то знаю, как они обезвреживаются, а вот ты и твои ребята...

-- Понял, -- коротко проворчал старший. Нож исчез так же быстро, как и появился. -- Веди. Только без фокусов. А то знаю я таких...

-- Таких, как я? Вряд ли, -- фыркнула магичка. -- Впрочем, посмотрим. Пошли пока...

Повинуясь еще одной щепотке магии, бесшумно открылась дверь черного хода.

-- За мной, мальчики!

Магические ловушки и в самом деле были. В каком богатом доме их нет? Держать мага в охране -- это накладно, а вот поставить такую защиту, чтоб чужаков опознавала, отлавливала и обычным охранникам сообщала -- на это у любого не бедного человека или эльфа обычно денег и мозгов хватает.

Эффектно обезвредив три такие ловушки, магичка завоевала небывалое уважение от своих спутников. На какой-то миг ей даже захотелось переменить свой план и сделаться королевой грабителей. Впрочем, она тотчас отбросила эту идею.

Ей ведь затаиться нужно. А серия успешных ограблений с применением магии не может не вызвать соответствующего интереса. Конечно, те маги, которые станут ловить грабителей -- это совсем не те маги, что сейчас, несомненно, разыскивают ее по заданию Святых Престолов, но мало ли... Маги меж собой наверняка общаются. И служебные дела обсуждают, даже если запрещено. Кто-то кому-то что-то расскажет, кто-то заметит совпадение оттенков ауры... его, конечно, на смех подымут -- чтоб такая грозная колдунья какой-то там шайкой командовала! -- но ведь кто-нибудь просто ради смеха может проверить...

Нет уж. Нужно отсидеться и оглядеться. Нужно решить, что делать дальше. А грабителей этих... запомнить. Может, и пригодятся еще. В будущем. Если уцелеют, конечно.

Отыскав и открыв вход в маленькую потайную комнату, где содержались фамильные ценности, магичка добавила своим спутникам еще жадности, после чего преспокойно оставила их и отправилась наверх. В спальню хозяина дома.

Когда люди спят, о них довольно многое можно узнать. Когда люди спят, хорошему магу сделать это легче легкого. Открывая дверь в спальню хозяина, магичка уже знала, как зовут его и его жену. Открывая дверь в спальню, она сняла чары со всех усыпленных. Проснулись собаки, проснулись охранники.

-- Морнон! Кейд! -- возгласила она решительно и громко, называя хозяина и хозяйку по именам. -- Мне кажется, там, внизу -- кто-то чужой!

-- Что? -- послышался хриплый со сна сдавленный мужской голос. -- Ты кто такая?

-- Как?! -- взвизгнул женский голос, отстав совсем ненамного. -- Внизу? Чужие?!

Еще один толчок силы, и оба проснувшихся уже помнили, что она -- двоюродная тетушка со стороны матери мужа, приехавшая погостить. Оба ее обожали и были готовы терпеть сколько угодно. И раз уж она говорит, что там внизу кто-то есть...

-- Охрана! -- рявкнул Морнон и дернул шнурок звонка.

Магичка помедлила еще мгновение и позволила включиться магической защите дома, предварительно перенастроив так, чтоб ее отныне эта защита воспринимала как свою. Это потребовало значительного всплеска магии, но на фоне сработавшей защиты, внезапно обнаружившей внутри охраняемой зоны аж пять чуждых объектов, прошло совершенно незамеченным.

Перепуганную тетушку вежливо проводили до ее комнаты и сдали с рук на руки заспанным служанкам, которые тотчас "вспомнили", что уже неделю за ней ухаживают. Успокоили, напоили вином и уложили на удобное ложе. Попавшихся грабителей передали вызванной городской страже. Магичка даже не отказала себе в удовольствии аккуратно за всем этим понаблюдать. Безо всякой магии, просто подойдя к окну.

Несчастные несли какую-то чушь насчет пустого дома и неизвестной ведьмы, но их никто особо не слушал.

-- А что, если дом пустой, значит, грабить можно? -- донесся до нее голос кого-то из стражей, после чего тот коротко взмахнул дубинкой, опуская ее на чью-то спину. -- Иди и не болтай! Вот сдадим тебя куда следует, там с тобой и разберутся...

Осталось лишь немного потрудиться, чтоб никого не удивляла не сработавшая вовремя магическая защита, чтоб никто не задумался, как вышло, что охрана и даже собаки пропустили грабителей в дом. Чтоб даже охранники об этом не задумались. А собаки... с собаками, конечно, ничего не поделаешь, зато они никому и не скажут. Впрочем, всем в доме известно, что тетушка Эйран боится собак.

...***...

Ильтар отложил перо и перечел написанное. Вот так. Обидно -- сил нет, как обидно, а что поделаешь? Письмо его высочества принца Ильтара к ее высочеству принцессе Лорне уйдет в сопровождении другого письма. Это другое письмо адресовано теарнской секретной службе. В нем честно изложено все, в том числе и сомнения Ильтара относительно самого себя. Он не может знать, не сидит ли в нем золотистая зараза, мешающая мысли, заставляющая забывать обо всем и обо всех, кроме странного чужака, чьи мысли и чувства становятся вдруг важней всего на свете. Вдруг ему всего лишь кажется, что он уже свободен от всего этого? Вдруг странная чуждая магия все еще в нем? И -- самое главное! -- вдруг это передается через текст?

Вот и пусть это письмо сперва специалисты прочтут. Прочтут и решат, можно ли его вообще передавать кому бы то ни было. А если нет... пусть просто скажут ей, что он ее любит... что как только сможет опять считать себя человеком, тотчас окажется у ее ног.

Больше всего ему хотелось броситься к любимой прямо сейчас. Обнять, защитить... он ведь и туда может явиться, этот проклятый самозванный бог! И как-то надежнее кажется защищать самому, принять удар на себя, не передоверяя это дело телохранителям. Вот только... не от самого ли себя прежде всего стоит защитить любимую? Не принесет ли он ей ту золотистую отраву, от которой хочет уберечь?

И даже письмо... не написать -- немыслимо. Написать -- чудовищно опасно. Пусть уж так... пусть проверят как следует.

Принц Ильтар заклеил второй конверт и твердой рукой надписал его.

Вот так. Глава теарнской секретной службы прочтет его сразу же вслед за маркизом Фальтом, который, разумеется, сунет нос первым. Но сейчас это даже к лучшему. Если он, сам того не замечая, написал что-то такое... собственная секретная служба обнаружит это мигом.

...***...

Принцесса Лорна задумчиво потеребила подаренный герцогом Теллинаром кулончик и еще раз внимательно перечитала аккуратные строки, выведенные рукой баронессы Вэллис.

Да. На сегодня достаточно.

Скоро они и вообще все закончат. Неизвестно, что больше помогло -- любезно предоставленная герцогом-ростовщиком информация, которую просто неоткуда иначе было достать, или им же подаренные кулончики, которые, по словам магов и впрямь немного обостряли сознание, -- но работа успешно подвигалась к концу, причем гораздо быстрее, чем можно было надеяться. Скоро, очень скоро Вэллис отправится со своим экземпляром в Вирдис.

Принцесса Лорна вздохнула. Она-то в Ирнию в ближайшее время не попадет. И принца Ильтара ей теперь неизвестно сколько ждать. Пока не закончится эта странная история с невесть откуда выбравшимся чудовищем, никто ее в Ирнию не отпустит. А Ильтар... он нужен там не меньше, чем она здесь. А то, что они нужны друг другу... то, что ей без него темно, даже когда она смотрит в телескоп и видит звезды... она -- наследница престола, он -- тоже, долг есть долг, а твои личные чувства приветствуются лишь тогда, когда они не мешают исполнению этого самого долга. Вот так вот.

Меры безопасности, принятые из-за появления этого чудовища показались ей настолько идиотскими, что она, не утерпев, сказала об этом отцу, а тот вздохнул и показал секретное послание ирнийского монарха, подкрепленное выводами аналитиков теарнской секретной службы. Тогда все встало на свои места. Если эта неведомая тварь может явиться. куда угодно, и заставить любого сделать, что угодно, ясно, почему тогда все сидят по углам и бояться высунуться. И почему от телохранителей и магов во дворце не продохнуть, тоже ясно.

-- Что же, Ильтар мне даже письма напишет? -- спросила она у отца.

-- Он написал, -- ответил король Эркет. -- Письмо сейчас проверяется нашими специалистами.

-- Они смеют проверять его письмо ко мне?! -- возмутилась она тогда.

-- Ильтар сам их просил, -- со вздохом ответил король Эркет. -- Он, видишь ли, боится, что все еще до какой-то степени находится во власти чар этого существа. И если это так, он не может знать, не перейдет ли это от него к тебе через его послание. Группа виднейших экспертов сейчас это послание изучает.

-- Эта твоя группа экспертов точно так же может попасть под власть ужасных чар, -- печально усмехнулась принцесса Лорна. -- Чем они лучше меня, в конце концов? А находясь под воздействием чар, они уже не смогут объективно ничего оценивать.

-- Такая возможность была учтена. Их самих оценивает еще одна группа специалистов, -- сказал король Эркет. -- Если их поведение или высказывания внезапно изменятся... впрочем, похоже, что этого не происходит, так что можно сделать предварительный вывод о безопасности этого письма. Впрочем, мои специалисты предлагают, дабы не затягивать это дело, просто-напросто пересказать тебе содержание письма.

-- А поцеловать меня вместо Ильтара они не предлагали?! -- возмущенно фыркнула Лорна. -- Нет уж, пусть заканчивают поскорей и отдают мне мое письмо!

Припомнив все это еще раз, принцесса вздохнула. Да. На сегодня и в самом деле достаточно. Она закрыла тетрадь и улыбнулась баронессе Вэллис.

-- Мы сегодня отлично поработали, -- сказала она ей.

"А завтра мне, может быть, отдадут письмо Ильтара".

А баронесса Вэллис вдруг встала и, ни слова не говоря, обняла ее.

"Мы не сдадимся, все выдержим и будем счастливы!" -- почему-то вдруг вспомнилась принцессе строчка из старой песни.

-- Спасибо тебе, Вэллис, -- прошептала она. -- Ты такая хорошая... и все понимаешь.

-- Мы все делаем медленно, -- тихо промолвила Вэллис. -- Очень медленно и очень надежно. А чудовища появляются быстро... выскакивают из под земли, падают с неба, вылезают из воды... Они появляются там, где мы еще не успели, потому что мы все делаем медленно. Мы будем все делать еще медленней и еще тщательней, потому что там, где мы закончили, чудовищам делать уже нечего. Пусть выпрыгивают, пусть скачут... когда-нибудь мы закончим нашу медленную работу, и для них просто не останется места.

-- Это ты о чем? -- удивленно выдохнула принцесса.

-- Обо всем, -- ответила Вэллис. -- Вам непонятно, ваше высочество?

-- Да нет, понятно... наверное... просто я никогда раньше не думала... так обширно... -- растерянно ответила Лорна. -- А надо было, наверное. Потому что ты права. Когда мы закончим нашу работу... не эту, конечно... эту мы уже почти закончили... а ту, о которой ты говоришь... чудовищам просто не останется места. Им неоткуда будет выпрыгивать!

-- И тогда не нужно будет никого бояться, и мы все будем счастливы, -- сказала баронесса Вэллис.

"Мы не сдадимся, все выдержим и будем счастливы!" -- вновь припомнилось принцессе.

-- Нашей жизни не хватит такую работу закончить, -- промолвила принцесса.

-- Но ведь у нас будут дети, -- сказала баронесса Вэллис. -- А у наших детей -- их дети. Все равно, в каком-то смысле это будем и мы тоже. Когда-нибудь мы ухмыльнемся их губами, глядя на чудовищ, которым неоткуда будет выпрыгивать и некуда падать!

...***...

-- Меня учили, что рука сама должна отбивать удар, учили не думать о том, какой именно прием я проделываю, -- задумчиво промолвил Карвен. -- А ты заставляешь обдумывать каждое движение. Созерцать его. Но тренированная рука куда быстрей мысли. Если я начну обдумывать удар, я стану медленным. Ты уверена, что правильно учишь?

А ты уверен, что правильно понял ? -- откликнулась шпага. -- Ты вновь оказался недостаточно внимателен ко мне. Если бы ты слушал, как следует, весь отдаваясь слушанию, ты бы уже знал, о чем я .

-- Ну, хорошо, я опять виноват. Повтори, пожалуйста еще раз, -- вздохнул Карвен, понимая, что спорить бесполезно.

Повторяю , -- терпеливо промолвила Ноэрми. -- Ты не должен обдумывать каждое свое движение. Когда обдумываешь, твой ум как бы находится снаружи и пристально следит за тем, что ты делаешь, отдавая тебе свои распоряжения. Разумеется, это долго. Пока он посмотрит, что ты делаешь, пока обдумает, пока поймет и отдаст тебе очередное распоряжение... Такая тактика и впрямь никуда не годится в бою. Но бездумное следование заученным приемам тоже никуда не годится. В твоем сознании полно дыр, оно вовсе не участвует в деле. Чудовищу, за которым ты будешь охотиться, ничего не стоит проскользнуть в эти дыры и подчинить себе твой разум. Тогда все твои знания воина станут бесполезны и даже опасны. Ведь тогда ты уже будешь сражаться не против этой твари, а на ее стороне против всего остального мира. Тактика Охотника состоит не в том, чтобы наблюдать все свои действия со стороны при помощи ума, но она и не в том, чтобы погасить сознание и остаться при одних рефлексах. Твое сознание не должно располагаться снаружи, оно должно быть внутри! В каждом твоем движении должен присутствовать ты весь, без остатка: тело, душа, сознание, воля .

-- Кажется, я понимаю, что ты имеешь в виду, -- промолвил Карвен, припоминая некоторые свои особо удачные удары. -- Но такое состояние невозможно удержать надолго.

На самом деле Охотник должен удерживать его постоянно , -- сообщила Ноэрми. -- К этому быстро привыкаешь, главное -- правильно начать и не останавливаться .

-- Я даже представить себе не могу подобное, -- качнул головой Карвен. -- И как тут начать? Да еще и правильно?

Ну, вот сейчас и начнем , -- откликнулась шпага. -- И не бойся, у тебя все получиться. Просто делай, как я скажу .

Что ж, никаких особенно новых фехтовальных приемов Карвен так и не узнал. У королевских гвардейцев их было даже несколько побольше, чем у Охотников. Правда, о части приемов, столь старательно преподаваемых Вергеном и Йанором шпага пренебрежительно отозвалась как о "никуда не годных финтифлюшках", но другие оценила вполне положительно и даже похвалила. Кое-что просто-напросто совпало один в один. Нет, ничего нового по этой части Карвен так и не узнал. Вместо этого старое знание наполнилось новым смыслом. Он никогда еще не тренировался так. До такой степени всего себя вливая в каждое движение.

Ты опять думаешь о кружке пива , -- прерывала его Ноэрми посреди сложнейшего каскада движений. -- Иди и выпей ее. Немедленно .

-- Что ж, если я захочу пива или просто-напросто случайно о нем подумаю посреди сражения, мне тоже остановиться и пойти в пивную? -- возмутился Карвен. -- Да меня убьют тут же!

Лучше быть убитым, чем ослабить волю, допустить дыры в своем сознании и попасть под контроль со стороны врага , -- ответила Ноэрми. -- Немедленно отправляйся пить свое дурацкое пиво .

-- И продолжать занятия пьяным? -- поразился Карвен.

Лучше пьяным, чем не в своем уме , -- отрезала шпага.

-- Тогда нам лучше сразу перенести занятия в бордель, -- злорадно заявил Карвен. -- Потому что следующее, о чем я подумаю, будет хорошенькая девица! Представляешь, как будет смотреться фехтование в борделе? Над нами вся Феранна хохотать будет!

Над человеком, который до такой степени не способен справляться со своими желаниями, и должны смеяться , -- парировала Ноэрми. -- Он это вполне заслужил. Прикажи королю, пусть приведет тебе блудницу!

-- Приказать королю? -- ошарашено переспросил Карвен. -- Да как у тебя язык повернулся сказать такое?

У меня нет языка , -- ответила шпага. -- Охотник, готовящийся к битве, должен получать все необходимое, таковы правила. Я еще долго буду с тобой препираться? Разберись со своим пивом и девушками, будь любезен !

...***...

Агент Нэллен бесцельно слонялся по полупустым помещениям секретной службы и тихо зверел. Нет, ясно, что первыми на поиск неведомого монстра отправились самые доверенные и опытные подчиненные маркиза Фальта, и лишь потом пришел черед всех остальных. Попасть в число первых Нэллен, разумеется, не рассчитывал, он и служит-то всего ничего, и, если не считать тех истуканов, никаких серьезных дел за ним вовсе не числится, но в том, что он несомненно окажется в числе вторых, Нэллен как-то даже не сомневался. Когда все действующие агенты получили свои задания и скрылись в телепортах, а он так и остался слоняться без дела, Нэллен несколько обеспокоился. Когда из-за границы такими же порталами прибыли снятые с других заданий специалисты -- прибыли, получили новое задание, и тотчас отправились искать монстра, а Нэллен продолжил свое бесцельное существование -- он обеспокоился куда серьезнее. Когда же маркиз Фальт оторвал от работы и бросил в поиск большую часть отдела аналитики, а на него посмотрел, словно на пустое место, и, даже кивка не удостоив, прошел мимо, Нэллен не выдержал.

"Если он мне не доверяет, пусть скажет прямо! Пусть скажет -- и я сам уйду!"

"Это не я к нему в службу напросился, он сам меня пригласил!"

"Как он вообще смеет так со мной обращаться?!"

"Я что, дал повод усомниться в моей верности?!"

"Провалил хоть одно задание?!"

"Подумаешь -- на столе у него оказался, когда из портала выпал! Попробовал бы сам выбраться из того места -- еще неизвестно, где бы он оказался!"

"Если он только посмеет мне отказать, я тотчас уйду! Попрощаюсь с Ильтаром, Карвеном -- и уйду!"

"Очень мне надо из милости тут штаны протирать!"

"Возьму, сам найду этого монстра и прикончу!"

"Посмотрю я тогда, что он мне скажет!"

Нэллен шел тяжело и зло печатая шаг, и каждый удар ноги в пол взрывался в голове очередной возмущенной мыслью.

Подойдя к двери кабинета маркиза Фальта, он решительно толкнул ее и вошел.

-- Агент Нэллен, -- очаровательно улыбнулся маркиз Фальт, поворачиваясь от письменного стола и глядя на вошедшего ласковым взглядом. -- Входя в кабинет старшего по званию, младший обязан докладывать о прибытии, это раз. Я вас вообще не вызывал, какого демона вы приперлись, это два. Счет за ремонт полов в этом коридоре я вручу лично вам, это три. И, самое главное, даже если отбросить все эти наши милые глупости вроде устава и прочего, любой культурный человек в состоянии переставлять свои ноги достаточно аккуратно, не производя при своем перемещении отвратительного грохота, и собираясь войти куда-нибудь, вполне в состоянии постучать, прежде чем это сделать, это, наконец, четыре. Мне кажется, ваше низкое происхождение не должно служить препятствием для усвоения этих элементарных истин.

-- Да пошли вы знаете куда, господин маркиз?! -- выпалил в ответ Нэллен, окончательно выведенный из себя. -- Я пришел спросить, сколько вы еще надо мной издеваться будете?! Если я вам не нужен, какого демона вы меня вообще на службе держите?!

-- Да, -- сказал маркиз Фальт. -- Отлично, Нэллен. Именно этого я и ждал от вас. Именно этих вот слов. Должен сказать, вы не особенно торопились. Я надеялся, что вы дозреете где-то после обеда. А вы провозились до вечера. Определенно, мне нужно будет с вами еще позаниматься, ваша подготовка оставляет желать лучшего.

-- Что? -- потрясенно спросил Нэллен, переставая понимать хоть что-нибудь.

"О чем это он? Чего такого он "ждал"? Ждал -- и дождался? Этого всплеска возмущения? Но зачем? И разве сейчас время для каких-то сомнительных экспериментов? Сейчас, когда опасный монстр бродит где-то там, на свободе, и даже маги не могут предсказать, чем он займется? Ни предсказать, ни отследить, ни задержать, ни уничтожить -- ничего они не могут, маги-то... А маркиз... пойми его!"

-- Сделайте что-нибудь с лицом, Нэллен, -- насмешливо промолвил маркиз Фальт. -- Секретный агент не должен выглядеть идиотом. Разве что в рамках полученного задания. А я вам такого задания пока не давал.

-- А если я работаю на вероятного противника? -- с досады пробурчал Нэллен. - Может, именно он мне это и поручил.

-- Вряд ли, -- ухмыльнулся маркиз Фальт. -- Логичнее предположить, что вы идиот, Нэллен. Впрочем, мне сейчас идиот и нужен, раз уж профессионалы не справляются.

-- Что вы хотите этим сказать? -- удивился Нэллен.

-- Да то, что вы нарушили все инструкции, выполняя ваше предыдущее задание. Вы абсолютно неправильно действовали, защищая принцессу Лорну, еще хуже -- оказавшись в этом подземном лабиринте с каменными чудовищами, и абсолютно неверно -- столкнувшись в магичкой. Вы все сделали не так и должны были неминуемо погибнуть хоть в одном из этих случаев, однако вы прибыли живым прямо в мой кабинет и принесли весьма ценную информацию. Я это запомнил. Я всегда запоминаю вещи, имеющие ценность. Так вот, вы и есть та самая вещь, имеющая ценность, агент Нэллен. Вы -- и ваша странная удача, чем бы она ни была. И поскольку все разумные меры были приняты и себя исчерпали, осталось принять неразумные. Вы и есть моя неразумная мера, агент Нэллен.

-- Так вы рассчитываете, что я... -- обрадовано начал Нэллен.

-- Я посылаю вас не потому, что непременно надеюсь на ваш успех, агент Нэллен, -- резко прервал его маркиз Фальт. -- А потому, что вы все равно тут без дела болтаетесь, а хотите доказать свою полезность -- доказывайте! Найдите этот кусочек инородной дряни и сообщите!

Нэллен бросил на свое начальство сердитый взгляд.

-- Когда я должен отправляться?

-- Немедленно, агент Нэллен.

-- Куда?

-- Куда угодно, -- усмехнулся маркиз Фальт и даже не дрогнул под новым, куда более тяжелым взглядом своего подчиненного.

-- Поскольку в качестве профессионала вы почти бесполезны, остается рассчитывать на ваше везение, на вашу удачу, -- преспокойно продолжал маркиз. -- Собственно, это все, что у вас есть, Нэллен. Ваша задача -- притвориться мелким воришкой -- думаю, это не составит для вас труда, ведь в сущности, вы им и остаетесь -- выследить этого монстра и послать сигнал, используя ваш агентский амулет. Вы ведь еще не разучились им пользоваться?

-- Нет! -- яростно выдохнул Нэллен, чувствуя, как у него горят уши. -- Не разучился, -- добавил он немного тише.

-- Если вы так же рявкнете на этого монстра, он, возможно, испугается, -- задумчиво промолвил маркиз, глядя куда-то в потолок. -- Но вряд ли это его уничтожит. А вы себя выдадите. Провалите все дело. Собственно, вы и так его, скорей всего, провалите, но все же какой-то шанс...

-- Разрешите идти, господин маркиз? -- промолвил Нэллен, чувствуя, что ему просто необходимо как можно скорее найти этого монстра -- просто для того, чтоб удавить его, а не маркиза.

-- Идите, Нэллен. Переоденьтесь для работы и подойдите к дежурному магу. Я его предупредил. Он переправит вас куда попало, посмотрим, что из этого выйдет.

Когда кипящий от возмущения Нэллен вывалился из кабинета и его шаги затихли, маркиз Фальт, ставший смертельно серьезным, вдруг опустился на колени посреди своего кабинета и почтительно промолвил:

-- Богиня Утра, даруй мальчишке хоть немного удачи! Очень тебя прошу!

После чего он встал, преспокойно вернулся за свой стол и продолжил работать с бумагами.

Одним из умений, которые маркиз Фальт высоко ценил в себе сам, было умение правильно настраивать агентов перед выходом на задание. Если была необходимость, чтоб агент уходил на задание умиротворенным и спокойным, он таким и отправлялся, ну, а когда возникала необходимость, чтоб агент землю грызть был готов...

"Агент Нэллен, конечно, потрясающий актер, вот только... он давно уже не тот маленький озлобленный хорек, которым был когда-то... он стал увереннее в себе, спокойнее... у него стало меньше ежовых иголок, исчез этот бегающий и одновременно острый взгляд, пропала постоянная готовность дать яростный отпор кому бы то ни было... любому ведь можно сунуть под нос агентский амулет службы..."

"Кажется, я неплохо его накрутил, -- подумал маркиз, садясь обратно за стол и придвигая к себе последние донесения. -- Он, конечно, успокоится, пока доберется, но кое-какие ежовые иголки все-таки останутся. Будем надеяться, что этого хватит".

Маркиз Фальт подумал о мастере Джарлине, придворном барде, о его потрясающей способности сопротивляться существу, одним своим присутствием усыпившему всех придворных магов и очаровавшему королеву и принца, несмотря на то, что у тех в руках были пистолеты "Этре", защищающие от колдовства подобного рода. Мастер Джарлин сумел сопротивляться там, где спасовали могучие чародеи.

"Может, и Нэллен так сумеет? -- понадеялся маркиз Фальт. -- Он ведь тоже бард и потомственный актер".

"Если нам не удастся быстро покончить с этим монстром, придется подумать о подготовке некоторого количества агентов из бывших бардов", -- со вздохом заключил он.

...***...

-- Нет, юноша, -- покачал головой наставник Дэрран. -- Отправляться куда-то искать эту тварь для вас совершенно исключено. Для этого есть другие. Вы будете сидеть здесь и ждать, пока мы со всей возможной точностью не узнаем, где находится этот монстр.

-- С тем же успехом я могу сидеть в любом другом месте, -- возразил Карвен. -- Или не сидеть, а, к примеру, ходить. Или не просто ходить, а искать. Приносить хоть какую-то пользу.

-- Искать вы будете не монстра, а приключений на одно место, -- вдруг усмехнулся наставник Дэрран. -- Обойдетесь. Вам непонятно, почему вы должны сидеть и ждать именно здесь? Извольте, я объясню: именно здесь, в этом самом месте, совсем недалеко от нас, находится хранилище силы этого монстра. И если он сумеет завладеть своею отложенной про запас силой, у нас вовсе не останется шансов с ним совладать. Так что... сами понимаете. А кроме того, можно наверное сказать, что это -- единственное место в мире, где он раньше или позже непременно появится.

...***...

-- Я, разумеется, согласен, что положение серьезное, -- хмуро промолвил Святой Ожен, -- Но... оставить все дело на людей и эльфов... не вмешиваться?

-- Боюсь, невмешательства на сей раз будет совершенно недостаточно, -- вздохнул Святой Вион. -- То, что он проделывает с магами, он сможет проделать и с нами, а следовательно...

-- Быть того не может! -- возмутился Святой Ожен. -- Наших сил вполне достаточно, чтобы...

-- Наши силы той же природы, что и у обычных магов, а этот... это существо побеждает их всех, вне зависимости от их могущества, -- перебила его Святая Гаэрми.

-- Так что вы предлагаете, коллега? -- спросил у Святого Виона Святой Локстер.

-- Нам придется отказаться от наших сил, -- сказал Святой Вион. -- Отказаться от магии, от того, что даруют нам наши Боги, и какое-то время побыть простыми смертными.

-- Отказаться от магии?! -- ошеломленно воскликнул Святой Локстер.

Святой Вион кивнул.

-- В отличие от обычных магов, мы можем обратиться к Богам, -- промолвил он. -- Они возьмут у нас нашу Силу. На время, пока обычные воины не прикончат эту тварь.

-- Мне это кажется трусливым поступком, коллеги, -- проворчал Святой Локстер. -- Отказаться от сражения лишь потому, что враг силен? Послать в битву тех, кто заведомо слабее нас, лишь потому, что в кои-то веки враг и в самом деле нас достоин? Но разве не обычных эльфов и людей мы клялись защищать когда-то?

-- И защищали все это время по мере сил, -- промолвил Святой Вион.

-- Да, потому что этих сил хватало! -- воскликнул Святой Локстер. -- А теперь, когда мы боимся, что их может не хватить, мы пошлем вместо себя тех, у кого их и вовсе нет?! Завалить их трупами это чудовище - может, само сдохнет?! А если не сдохнет, тогда что?

-- Боюсь, вы не совсем понимаете проблему, коллега, -- печально промолвил Святой Вион. -- Мы совершенно не обязаны прятаться за чужие спины и вполне можем сразиться с этим чудовищем, если сумеем его отыскать. Хотя, как мне доложили, магический поиск пока, увы, ничего не дает. Но сражаться мы будем, как самые обычные люди и эльфы. То есть, не раньше того, как откажемся от силы.

-- Наша сила напрямую связана с Богами, -- задумчиво промолвила Святая Гаэрми. -- Ты это имеешь в виду, Вион?

-- Это, -- кивнул Святой Вион. -- Захватив и подчинив кого-то из нас, это чудовище вполне способно добраться и до одного из Богов. А может, и не до одного. Только представьте себе последствия подобного...

Архипастыри потрясенно молчали.

-- Святой Вион прав, -- наконец промолвил Святой Ожен. -- Странно, что я сразу этого не понял. Необходимо сделать это как можно скорее.

-- Почему скорее? -- пробурчал Святой Локстер.

-- Потому что я до сих пор не понимал, а ты недопонимаешь и сейчас, -- ответил Святой Ожен. -- И мы не можем знать, является ли это следствием того, что у нас было мало времени на отдых из-за поисков этой беззаконной чародейки, или это он на нас уже действует!

Архипастыри переглянулись. Ни у кого не возникло вопроса, кто такой "он", уточнения не требовались.

-- Приступаем немедленно! -- сказала Святая Гаэрми.

...***...

Нэллен вышагнул из портала на какой-то помойке. Хорошего настроения это ему, разумеется, не добавило. Нет, понятно, что магу требовалось такое место, где бы не было совершенно никаких свидетелей, -- мелкие воришки порталами не пользуются, не по карману им такая роскошь, -- но почему этим местом непременно должна оказаться помойка?

"Он это нарочно!" -- с раздражением подумал Нэллен не то о маге, не то о маркизе Фальте, который вполне мог отдать магу соответствующее распоряжение.

"Откройте портал в любой точке этого мира, но непременно на помойке!" -- Нэллен почти услышал голос своего горячо любимого начальника.

Ароматы, о которых давно и с облегчением забыл, ударили в нос. Нэллен поморщился и привычным жестом засунул руки в карманы бесформенных широких штанов.

Прошлое вернулось.

Он вернулся.

Нет, это не Феранна, конечно, это какой-то задрипанный городишко рангом куда как пониже, достаточно присмотреться к отбросам, и это сразу становится ясно. Однако он и в самом деле вернулся. Сюда. В этот мир. К этому ремеслу. Так надо, вот и вернулся. А раз так надо... Нэллен пнул ногой треснутый кувшин, перепрыгнул через обломки пивного бочонка и отправился на охоту.

В этом мире полно карманов. Богатых, неосторожных карманов, шагающих по жизни широко и уверенно, они не замечают шныряющих по улицам оборванных мальчишек так же, как не обращают внимания на сточные канавы и крыс. Каждый из них заранее готов вложить свой кошелек в твои руки, только не зевай! На улице зевать не положено. Зазеваешься -- таких плюх добрые люди навешают, хорошо, если к вечеру встанешь. А то ведь и городской страже сдадут. Стражники люди не злые, выдерут и отпустят, все бы ничего, вот только сидеть потом трудновато, да и ходить -- не очень, голодным наверняка останешься. Так что будь начеку, не попадайся, и все у тебя как надо будет, бродяга!

Нэллен уже почти покинул помойку, когда тревожное чувство заставило его остановиться. То самое чувство из прошлых времен, когда точно чувствуешь, в чей карман стоит влезать, а в чей лучше не надо.

Он быстро юркнул обратно, пытаясь понять, что же его насторожило.

Что-то было не так. Что-то было лишним в той картине мира, которая вернулась из прошлого. Ну да, он-то ведь был не совсем карманником. То есть карманником тоже, когда вовсе плохо приходилось, но по большому счету он был певцом. Он пел, развлекал людей, а на те медяки, что ему подавали, как-то кормился. У него даже каморка имелась своя собственная, что было большим шиком по меркам охочих до чужих карманов бродяг. И все же... это была его жизнь. И его тоже. Не раз ведь ему случалось пополнять свои скудные сбережения удачно срезанным или вытащенным из щедрого купеческого кармана кошелем.

Было. Это его. Его жизнь.

Почему же ему так тревожно сейчас?

Что сделано неправильно?

Он замер на миг, задумался, а потом тихо рассмеялся.

"Ну да! Конечно! Он просто безупречно одет и обут, и все остальное, кроме..."

Агент Нэллен снял с шеи цепочку со стандартным амулетом агента секретной службы, осмотрелся по сторонам, аккуратно отрыл яму в самом дальнем углу помойки, до которого явно ни у кого руки уже много лет не доходили, и зарыл там его.

"У воришки просто не может быть такой штуки!"

Воришка Нэллен ухмыльнулся и вышел на улицу. Чужие кошельки ждали его, раззявив рты, полные монет.

...***...

-- Кажется мы предприняли все мыслимое и немыслимое, -- со вздохом заметил король Илген, устало опускаясь в кресло.

Королева Кериан устроилась в соседнем кресле. Третье кресло занял наставник Дэрран, четвертое -- мастер Джарлин. Принц Ильтар и маркиз Фальт остались стоять.

-- Сейчас, когда все, что могло быть сделано, уже сделано, я могу несколько подробнее рассказать вам об этом существе, -- промолвил наставник Дэрран. -- По вашему счету возникло оно очень давно. Эльфы и люди, да простят меня все здесь собравшиеся, пребывали в то время в относительной дикости, у тех же, кого вы называете гномами, древнейшая история сменялась просто-напросто древней, Тридцать четыре тысячи двести шестьдесят седьмой год от основания Первого Царства, распад Союза Четырех, смерть Великого Шаллира, Ночь Черных Молотов, -- наставник Дэрран посмотрел на принца Ильтара -- помнит ли?

Принц припомнил уроки и кивнул.

"Помню".

-- Шли ожесточенные войны, возникали и рушились царства, -- продолжал наставник Дэрран. -- Это было время расцвета алхимической науки, и алхимики были тогда гораздо могущественнее магов. Впрочем, самые могущественные из тогдашних мастеров сочетали оба эти искусства. Однако могущество и мастерство, если они не украшены мудростью, часто ведут к бедам. Один из величайших алхимиков того времени, мастер Ошшери, к несчастью, не отличался осторожностью. Все отходы своих экспериментов он просто-напросто выливал в располагавшуюся неподалеку пропасть. И вот однажды, а если верить хроникам Эллорна, это случилось на десятый день после смерти Великого Шаллира, из той самой пропасти, куда так бездумно выливались и выбрасывались самые невероятные вещества, внезапно вылезло странное существо, прихотью судьбы создавшееся из тех самых алхимических отходов.

-- Так он что, вообще не живой?! -- выдохнул Ильтар.

Наставник Дэрран поморщился.

-- Ну, раз его не Боги создали, значит -- не живой? -- настаивал принц. -- Ведь только Боги могут вдохнуть жизнь.

-- И когда вы уже научитесь не перебивать старших, ваше высочество? -- с усмешкой вздохнул наставник Дэрран. -- Во-первых, речь идет не об этом существе, а о его далеком предке, а во-вторых, гномы долго спорили, есть ли у этих существ не только душа, но и разум.

-- И... что? -- удивленно спросил принц.

-- И пришли к выводу, что нет, -- ответил наставник Дэрран.

-- То есть, чего нет?

-- Разума, -- коротко и веско промолвил старик.

-- То есть? Но оно же производит впечатление вполне вменяемого... -- растерянно пробормотал мастер Джарлин. -- Когда я с ним общался... я бы мог поклясться, что общаюсь со вполне меняемым мерзавцем!

-- Вот именно. Производит впечатление, -- сказал наставник Дэрран. -- Оно вроде бы вполне способно мыслить и чувствовать. Подготовленный особым образом маг без труда может прочитать его мысли и чувства. Вот только суть в том, что они не настоящие. Очень искусная имитация сознания. Чем уж там этот горе-алхимик ни баловался, но то, что у него вышло, было совершенно чудовищно. Он, кстати, и сам попался. Ему очень понравилось то, что у него получилось. Ему стало интересно, что из этого еще можно сделать. А кроме того, его грела мысль, что он, быть может, первый из алхимиков, кто сумел сотворить живое из неживого. В свое время они немало сил потратили на этот антинаучный вздор, но так ничего и не достигли. И вот мастер Ошшери вспомнил эти неудачные попытки и решил, что, верно, способ все-таки есть, нужно только понять, что же именно и с чем смешалось и вступило в реакцию. И он исследовал. Изучал. До тех пор, пока эта тварь не поработила его разум и волю. Он был убит собственными коллегами после серии невероятных преступлений, внушенных ему этим чудовищем. К тому моменту он уже ни на мгновение не сомневался в безупречности и правильности любых желаний своего подопечного. Чудовище, меж тем, исчезло, и выловить его не удавалось довольно долго. А потом выловили. В Малом Шерне, в Алмазных Горах, и у гробницы Великого Шаллира. Стало ясно, что существо каким-то образом размножилось. К этому времени относится появление первых Охотников. Тех, кто делом своей жизни почитал преследование и уничтожение этих тварей.

-- Жаль, что гномам не удалось тогда уничтожить их полностью, -- промолвил король Илген.

-- Гномы сделали, что смогли, ваше величество, -- ответил наставник Дэрран. -- Большинство тогдашних войн в той или иной степени было вызвано этими существами. Когда им удавалось захватить и подчинить себе короля или военачальника... сами понимаете, что из этого происходило. Достоверно известно что Эншаль, Воллар и Тренгери -- древнейшие царства гномьего мира -- пришли в упадок, разрушились и погибли во многом по вине этих существ. У гномов тогда было нечто вроде Святых Престолов, это был Совет Мудрецов и Алхимиков, куда допускались лишь величайшие умы тех времен. Именно они и решили создать в противовес этим чудовищам таких, как я.

-- То есть... наставник... вас тоже... -- принц Ильтар в волнении запнулся и не смог продолжать.

Наставник Дэрран насмешливо посмотрел на юношу.

-- Ну я же все равно рассказываю, ваше высочество, неужто так трудно потерпеть, не перебивая? Вы всерьез считаете, что так получается быстрее? Ну, так вы ошибаетесь, ваше высочество. Вот смотрите, если бы вы не перебили меня, я бы уже давно вам все рассказал, а вместо этого, я читаю вам нотацию о недопустимости подобного поведения для особы королевской крови, а вы так и не знаете ответа на ваш вопрос.

-- Наставник! -- жалобно простонал принц.

-- Ладно уж, ваше высочество, -- сжалившись, промолвил тот. -- Отвечаю. Нет, меня не создали при помощи алхимии и магии; как я уже упоминал, создать таким образом живое разумное существо не представляется возможным, а создавать нечто подобное уже созданному ненароком чудовищу... гномы даже помыслить об этом не могли! Нет, все было совершенно иначе. Были отобраны группы добровольцев, которых посредством алхимии и магии довольно основательно видоизменили, после чего был длительный период обучения под руководством тех, первых Охотников, о которых я уже рассказывал. Те из них, кому удалось убить подобную тварь и при этом уцелеть, те, кто устоял под чарами обаяния и прочими пакостями, коих у этой твари предостаточно, обладали совершенно бесценным опытом. Его они нам и передали.

Наставник Дэрран замолчал.

Королева Кериан вздохнула.

-- А про ашшары расскажете? -- попросил принц.

-- Ну, раз уж вам так хочется, ваше высочество... -- промолвил наставник Дэрран. -- Если, конечно, его величество не возражает.

-- Мне самому интересно, -- ответил король Илген. -- Почему я должен возражать?

-- И мне, -- добавила королева Кериан. - Думаю, нам всем следует узнать об этом побольше, раз уж так вышло, что это чудовище свалилось на наши головы.

-- Ашшары были откованы для нас особым кланом кузнецов, которые владели тайными магическими знаниями, -- промолвил наставник Дэрран. -- К сожалению, ныне их знания утрачены. Хочу заметить, что я не пытаюсь сейчас скрыть какую-либо гномскую тайну, я и в самом деле не знаю. Уходящие гномы уже не владели секретом своих древних сородичей. Где-то в многочисленных битвах Среднего Царства погибли последние хранители этого знания. Так что, увы... разве что люди с эльфами смогут когда-нибудь открыть эти тайны еще раз. Мне ведомо лишь, что они каким-то образом умудрялись пробуждать душу в своих творениях. Не создать, не вдохнуть, а именно пробудить спящее. Они говорили, что в любом куске металла спит живая душа, что нужно лишь правильно "позвать" ее. Ашшары были живыми клинками, способными общаться со своими владельцами. Правда, если клинок попадал в неумные руки или надолго оказывался заброшен, его душа как бы "засыпала", такой клинок видел происходящее вокруг него, как сон, и не мог говорить со своим воином. Так случилось и с клинком Карвена. С Ноэрми. К счастью, нас учили пробуждать "уснувшие" клинки, так что теперь у Карвена есть наилучший из возможных учителей. Меня самого когда-то учил мой ашшар, и эта наука стоит любой другой.

-- Наставник... а вы мне когда-нибудь его покажете? -- робко поинтересовался принц.

-- Как-нибудь покажу, ваше высочество, -- пообещал старик. -- Когда случай выпадет.

-- А "пробудить душу" "уснувшего" клинка и "пробудить душу" в любом куске металла -- это не один и тот же прием? -- спросила королева Кериан.

-- Любой Охотник раньше или позже задается таким вопросом, -- усмехнулся наставник Дэрран. -- И пробует. Увы... я в состоянии разбудить клинок, уже имеющий душу, но не любой другой.

-- А почему среди нас нет мастера Лиграна? -- спросила королева Кериан.

-- Во-первых, он все еще занят, ваше величество, -- ответил наставник Дэрран. -- А во-вторых, он соберет на совещание всех придворных магов, и я с ними побеседую отдельно. К несчастью, выходит так, что маги оказываются куда более уязвимыми, чем большинство прочих, а поскольку, одновременно с этим они же представляют для чудовища куда большую опасность, то просто необходимо продумать меры, которые помогут магам хоть как-то защищаться и продолжать нести свою службу.

...***...

Верген шел по дворцу в сторону королевских апартаментов. Чужой шепот он услышал внезапно. Жаркий, страстный, задыхающийся от вожделения и ужаса, торопливый и жадный, ликующий, захлебывающийся от ликования, от предвкушения долгожданного и неизбежного.

-- ... и вот теперь... когда с этим монстром... можно же объявить, что король -- того... что его могут взять под управление... или -- что уже взяли... предложить собрать видных представителей королевства... цвет аристократии и власти... ну, всех наших, одним словом... и устроить временный государственный совет... который в трудную для государства минуту... ну, вы понимаете?

Верген, хоть этот вопрос предназначался и не ему, разумеется, понимал. Он дождался, когда второй собеседник ответит согласием и пониманием, что мол, конечно же, он всецело понимает и одобряет и даже хотел бы добавить... после чего очень тихо вошел в закуток, где изволили шептаться господа придворные, обсуждая свой заговор.

Вошел и негромко откашлялся, давая тем двоим возможность осознать свое присутствие. Когда же они, испуганно отпрыгнув друг от друга, подняли на него полные ужаса глаза, он вдруг одним махом вырвал шпагу из ножен. Клинок с жутким свистом полоснул воздух над головами взвывших от страха придворных.

-- Сейчас я приведу сюда его величество, господа, -- медленно промолвил он. -- Извольте оставаться на своих местах и будьте готовы повторить то, что только что здесь обсуждали -- в его присутствии. Лгать не советую, я все равно запомнил ваши речи слово в слово.

После чего он нарочито медленно отстегнул ножны и протянув их господам придворным велел: -- Держите. Один за правый конец, другой за левый. Да смотрите, не уроните! Кишки выпущу!

Он бросил на господ придворных такой взгляд, что они сами чуть со страху не попадали, после чего преспокойно отправился к королю с обнаженной шпагой в руке. Что ж, его совесть была чиста, шпагу он обнажил для защиты своего государя. И никак иначе!

...***...

Король Илген как раз распустил всех собравшихся и собирался в одиночестве подумать над сложившейся ситуацией, когда в королевский кабинет вошел Верген с обнаженной шпагой в руке.

Король Илген приметно вздрогнул и встал.

-- Ваше величество... -- начал Верген и удивленно замолчал.

-- Верген, -- промолвил король дрогнувшим голосом и тоже замолк.

Глаза Вергена удивленно расширились.

-- Я помню наш договор, -- справившись с собой, продолжил король через мгновение. -- Но, кажется речь шла о том, чтобы сказать мне в лицо, что я где-то ошибаюсь, остановить меня... а не убивать сразу. Неужто какое-то из моих действий настолько вопиюще неправильно, что ты решил прибегнуть к стали, как к последнему средству? Или ты боишься, что монстр сможет захватить власть надо мной, и я...

Короткая тень мрачноватого удовлетворения мелькнула в глазах Вергена, когда он смотрел на своего перепуганного короля. Мелькнула и тотчас исчезла. Кто знает, не вспомнился ли ему в эту минуту давным-давно отгремевший Феанкарн? Не углядел ли он за спиной короля Илгена тень его погибшего брата, короля Транерта? Или же перед глазами старого воина промелькнула его собственная жизнь, одинокая и неустроенная по вине этого самого монарха? Кто знает? Это мгновение минуло слишком быстро. Слишком многое оказалось сплавлено в этом коротком миге.

-- Ну, что вы, ваше величество, -- откликнулся Верген. -- Как вы могли такое подумать? Никаких неправильных решений вы не принимали. И того, что монстр захватил над вами власть, я не боюсь. Я бы сразу это заметил и уж нашел бы какой-нибудь способ предотвратить, не прибегая к столь чудовищной мере. А шпагу я обнажил исключительно ради защиты вашего величества, как то и предписано гвардейцу, пусть и бывшему.

-- Что-то угрожает мне до такой степени? Прямо сейчас? -- нахмурился король Илген. -- А Ильтар? Кериан?

-- Нет, ваше величество, -- покачал головой Верген. -- Именно вам и прямо сейчас. Видите ли, идея, что монстр может взять над вами контроль, как видно, пришла в голову не только вам. И если вас она испугала до такой степени, что вы даже не удивились моему явлению с обнаженной шпагой, то эти господа, напротив, обрадовались, решив, что это происшествие с монстром -- законный повод малость подвинуть своего короля и урвать себе кусочек власти. Должен отметить, что в одном они правы -- сейчас очень удобное время для заговора. Напугать всех монстром, устроить шум вокруг подконтрольного короля, быстренько подкупить всех, кого можно, устранить тех, кого подкупить не получится, громогласно возглашая при этом, что неподкупные перешли на сторону монстра -- и путь свободен!

-- Ты их убил? -- спросил король Илген.

-- Ну что вы, ваше величество? -- ухмыльнулся Верген. -- Как бы я мог? Да и зачем убивать тех, кого можно осудить и казнить? Я ж законопослушный отставной сержант, а не разбойник какой... я им дал подержать мои ножны. Думаю, они до сих пор их держат.

-- Идем скорей! -- решительно приказал король. -- А то ведь сбегут, ищи их потом.

-- На мой взгляд, я достаточно их напугал, чтоб не сбежали, ваше величество, -- заметил Верген. -- Но поторопиться и в самом деле следует.

...***...

-- Вот так обстоят дела, господа маги, -- закончил свою лекцию наставник Дэрран. -- Должен отметить, что у меня нет готового решения этой проблемы. Чудовище... очень сильно изменилось за то время, пока сидело взаперти в своем убежище. Признаться, я и сам слегка растерян. То, что я не в состоянии его отследить и совершенно не уверен, что справлюсь с ним в открытом бою -- неприятное открытие для меня. Что же касается вас, господа... все схемы охраны дворца и прочих важных государственных объектов, все действия армейских частей и сил поддержания порядка опираются на действия магов. А именно маги сейчас и оказываются наиболее слабым местом. Что, если в другой раз он не усыпит дежурную группу, а просто возьмет всех под контроль?

-- Маги превратятся в его послушные орудия, это же очевидно, -- промолвил мастер Тегримар.

-- Но оставить дворец вовсе без магической защиты значит дать шанс невероятному количеству прочих злоумышленников, среди которых может оказаться более чем достаточно других магов и чудовищ, -- заметил мастер Лигран.

-- А как вообще вышло, что этот монстр вырвался на свободу? Ведь он же был надежно запечатан, как я понял? -- поинтересовался мастер Нарлимар.

-- Печать была сорвана, -- ответил наставник Дэрран. -- Вполне возможно, что все эти века монстр продолжал ломиться наружу, и наконец печать не выдержала. Есть, правда, смутные следы, указывающие на то, что кто-то приходил снаружи, но похоже, этот кто-то погиб вместе с Хранителем. Вырвавшийся на свободу монстр уничтожил их и исчез оттуда.

Мастер Нарлимар кивнул и задал еще один вопрос.

-- Правда ли, что эта тварь неразумна?

-- Насчет именно этой твари ничего не могу сказать, -- ответил наставник Дэрран. -- Но в целом, подобные ему, несомненно, не обладают разумом -- при полной и заслуживающей восхищения его имитации.

-- Как странно... -- промолвил мастер Нарлимар. -- Недавно я был в гостях у всем известного профессора Шарная. И он мне показал новое изобретение... один его коллега придумал... эта штука называется микроскоп... и если всем известный телескоп позволяет нам рассмотреть бесконечно удаленные и очень большие объекты, то микроскоп позволяет рассмотреть буквально то, что находится у нас под носом, но при этом является бесконечно малым. Так вот, если воспользоваться услугами этого прибора, сразу начинаешь понимать, насколько несовершенным является наше зрение. Потому что буквально в каждой капле воды, на каждой пылинке, просто кишит некая совершенно нам неведомая жизнь. Некие мельчайшие живые существа... профессор Шарнай назвал их "микроскопическими"...

-- Простите, мастер Нарлимар, -- прервал наставник Дэрран молодого мага. -- Не кажется ли вам, что это, несомненно, весьма интересное и важное открытие не имеет никакого отношения к обсуждаемой нами проблеме?

-- Не кажется, -- ответил мастер Нарлимар. -- Потому что мы не знаем никого среди живых существ, у кого совсем не было бы разума. А эти крохотные микроскопические существа... профессор Шарнай еще называл их "простейшими" -- они едят, размножаются и стремятся уклоняться от опасности, но их мысли невозможно прочесть! Можно наверное сказать, что у них нет вовсе мыслей. Есть лишь стремление к пище, тяга к продолжению рода и страх гибели. Вот я и подумал -- а что, если это наше чудовище просто-напросто переразвитое простейшее?

-- Занятно, -- задумчиво промолвил наставник Дэрран. -- Переразвитое простейшее... В этом что-то есть... Мастер Ошшери, как я уже говорил, интересовался лишь собственными исследованиями, выливая отходы этих самых исследований куда попало. Если эти, как вы говорите, простейшие есть везде... вполне могло так выйти, что случайная комбинация алхимических реактивов, магии и каких-то "простейших" вдруг дала вот такой результат.

-- Значит, надо изучить этих "простейших" как можно скорее, -- сказал мастер Лигран. - Возможно, мы поймем, где же слабое место у нашего противника.

-- Однако это не отменяет основной задачи, господа маги, -- проговорил наставник Дэрран. -- Как защитить мага от насылаемого сна?

-- Кстати, если этот монстр в первую очередь стремится вывести из строя именно магов, значит, любой из нас должен быть для него опасен, -- заметил один из дежурных магов королевской охраны.

-- Вот как? Почему? -- спросил наставник Дэрран.

-- Ну, раз он этот... "простейший", то есть лишенный разума... значит, он просто интуитивно руководствуется чувством опасности и старается устранить все, что ее вызывает. А раз он нас усыпляет, значит, мы для него чем-то опасны.

-- Ценное соображение, -- кивнул мастер Тегримар. -- Осталось понять, чем именно.

-- И научиться этим пользоваться во сне, -- добавил мастер Нарлимар.

Наставник Дэрран посмотрел на него и молча кивнул.

-- Весьма интересная идея, -- промолвил мастер Лигран. -- Нужно попробовать.

-- А что, если... -- высунулся кто-то из молодых магов и, тотчас стушевавшись под взглядами своих грозных коллег, замолк.

-- Говорите, не стесняйтесь, сейчас нам любая идея может оказаться полезной, -- поощрительно улыбнулся наставник Дэрран.

...***...

Нэллен шел по Улице Семи Фонтанов. В Канери, небольшом городке в южной Ирнии, она считалась главной. Нэллен прошел уже почти целый квартал, но пока ни одного фонтана не заметил. Зато народу в это время дня было предостаточно, что не могло не радовать человека, которому просто необходимо срочно раздобыть чей-нибудь чужой кошелек, чтобы потом можно было с пользой провести время за обеденным столом в каком-нибудь городском трактире - разумеется, из тех, куда пускают таких оборванцев.

Нэллен шел, и толпа обнимала его, словно большие теплые ладони, он слышал ее размеренный рокот, дышал с ней одним дыханием, он выбирал... нет, не так... это толпа выбирала, чей именно кошелек ему подарить... этот? или тот? нет, не тот... вот этот. Карман распахнул свою беззубую пасть, толпа качнулась, прикрывая своего названного сына, рука Нэллена легким ветерком скользнула в тишину и темноту, словно опытный ныряльщик в глубокую воду, без шума и плеска, скользнула -- и вынырнула с добычей. Вот так. Теперь немного отстать. Шаг в сторону, и...

Именно в этот момент он и наткнулся на проклятый фонтан - хоть один все-таки нашелся на этой улице! А кто-то бдительный, углядев, как он прячет в собственный карман только что честным трудом украденный кошелек, во все горло заорал:

-- Вор! Держи вора!

Нэллен не особо обеспокоился самим крикуном, по опыту зная, что тот, кто кричит, сам его хватать не станет. Зачем ему? Он свое дело сделал, сознательность проявил, теперь пусть-ка другие потрудятся. А другим еще сообразить нужно, кого именно держать следует. Сначала они на крикуна обернутся, а потом и друг на друга как следует налюбуются, соображая, кто из них тот самый вор, о котором их столь своевременно предупредили.

Кроме того, есть ведь еще и те, кому никакого интереса до всего этого нет, не было и не будет. Кто просто торопится по своим делам и ловить каких-то там воришек совершенно не намерен.

У него самого ничего не пропало?

Вот и ладно.

Пропустите, господа! Что вы толпитесь? Не видите, что ли, что я спешу?!

Услышав негодующий возглас, главное -- сохранять спокойствие и не бросаться, очертя голову, прочь. Так далеко не убежишь. Бегущий вызывает желание догонять и хватать. А не хватать, так хоть подножку поставить. А толпа -- штука длинная. Можно сказать, бесконечная. Так что кто-то все равно окажется рядом, как ты убежать ни старайся. Пустое дело -- сквозь толпу бежать. Да и завязнуть проще простого. Толпа для дурного бегуна вроде болота. Раз рванулся, два... а дальше -- засосало. Только булькнуть разок-другой и успеешь. А потом тебя отловят, всласть попинают и страже честь по чести сдадут. А те сверху еще и плетей добавят на сладкое. И что самое обидное -- кошелек обязательно отберут.

Нэллен делать глупости не собирался. Пинки и плети в число его любимых развлечений не входили. Поэтому он, не торопясь, бочком выскользнул из толпы, разглядел, где находится ближайшая подворотня и лишь тогда бросился бежать.

-- Стой! Держи его! Да вот же он! Держи! Сейчас уйдет! -- неслось ему вслед.

Ныряя в подворотню, Нэллен краем глаза заметил, что кто-то и впрямь припустил следом.

"Делать кому-то нечего!" -- подумал он, с невероятным сожалением отвергая мысль встретить погоню чем-нибудь из того, чему обучили его в секретной службе.

Увы, воришка Нэллен не мог себе позволить сбить с ног и немножко попинать парочку мордоворотов, что сейчас гнались за ним -- наверняка в расчете поживиться содержимым украденного кошелька.

Грубо расправившись с собственными мечтами и надеждами, он пробежал насквозь какой-то двор и выскочил на параллельную улицу.

-- Стой, не уйдешь! - задыхаясь, прохрипел кто-то совсем рядом.

Нэллен быстро оценил обстановку и уже наметил, куда бежать, когда вдруг из-за угла выскочила бешено мчащаяся повозка, мгновенно поменявшая все его дальнейшие планы.

Совершив отчаянный прыжок, Нэллен вскочил на запятки, вцепившись в первое, что попалось под руку, лишь бы удержаться. Повозка накренилась, качнулась в сторону и понеслась дальше, унося его прочь от преследователей.

-- Стой! Стой, гад! -- донеслось до него.

Нэллен тихо засмеялся от удовольствия, ощупал кошелек и улыбнулся своим мыслям. Начало было удачным -- может, и дальше повезет?

Через пару кварталов он спрыгнул с повозки, едва она на мгновение замедлила ход, и тотчас юркнул в очередную подворотню.

Вот так. Теперь немного отсидеться -- и можно посмотреть, что за добыча ему досталась.

Осмотрев содержимое кошелька, Нэллен остался весьма доволен.

"Тут не только на пожрать и пивком залить, тут и на временный взнос в местную гильдию воров достанет, -- довольно подумал он. -- Ну, и новых приятелей угостить, само собой, а как же без этого?"

Постоянный взнос в местную воровскую гильдию ему не нужен, он же не собирается здесь селиться, а временный лучше заплатить как можно скорей. А то мало ли, подумают, что он порядков не знает, обидятся еще. А серьезных людей и эльфов лучше не обижать. Себе дороже.

Нэллен не сомневался, что его новые приятели не замедлят объявиться. Кошелек он взял красиво, но нашумел при этом, и может, даже помешал кому-то из уважаемых коллег освободить какого-нибудь почтенного горожанина от излишнего количества денег. И случилось это не где-нибудь на окраине, а почти в самом центре города.

Очень скоро его приметят и подойдут поздороваться.

Однако заслышав легкую небрежную походку, Нэллен вытаращил глаза. Так быстро он появления коллег по ремеслу все-таки не ожидал.

"Ай, да провинция!"

-- Ну, ты лихой парень! -- худой остролицый эльфеныш рассматривал его острым цепким взглядом. - Видел, как ты сиганул на таратайке!

Он помолчал и добавил:

-- С тебя пиво на всех. Ты нам работать помешал.

-- А сколько вас? -- спросил Нэллен.

-- Четверо вместе с мной, -- откликнулся эльф. -- Мы за тебя старшему потом словечко замолвим, чтоб три шкуры не драл.

-- Пойдет, -- кивнул Нэллен. -- Зови своих.

-- Чего их звать-то? -- насмешливо поинтересовался эльф. -- Или ты лучше нас знаешь, где тут пиво нормальное водится, да так, чтоб таких, как мы посидеть пустили и вопросов лишних не задавали? Пойдем со мной, я тебя отведу. Ребята уже там, небось. Только нас с тобой и ждут.

-- Ну, раз так -- пойдем, -- пожал плечами Нэллен. -- Я -- гость, вы -- хозяева. Как скажете, так и будет.

-- Порядок знаешь, -- одобрительно кивнул эльф. -- Идем тогда.

...***...

Трактирчик был грязный, он не выступал горделиво, как это обычно делают его богатые и удачливые сородичи, красуясь своей выправкой и статью перед прочими домами на улице, а стыдливо жался к городской стене, стараясь выглядеть как можно более незаметным.

На вывеске, которая, похоже, была старше этого славного заведения лет эдак на сто, было выведено нечто совершенно неразборчивое, не то ругательство, не то храмовое благопожелание, но уж точно, что не название.

Внутри было дымно, чадно, шумно и весело. Словом, так, как и должно быть в подобного рода заведении. В угаре всеобщего веселья под пьяный гомон и смех дешевеньких красоток никто не заметит внезапного удара ножом, а кто заметит, тот сделает вид, что не заметил, поважней дела есть. Мертвое тело тихо вынесут через черный ход и тотчас забудут. Черноглазая бойкая красотка как бы ненароком заденет тебя бедром, проходя мимо, а седовласый пьяница-бард возьмет неожиданно громкий пронзительный аккорд, на своей дребезжащей лютне, привлекая всеобщее внимание.

С внезапным сожалением Нэллен вдруг понял, что этот мир навсегда для него утрачен.

Это тогда он по молодости слабости занимал самую низкую ступеньку. Он был добычей для любого, кто был хоть чуточку сильней, и лишь случайность уберегла его от гибели. Но это было тогда, раньше... Теперь же он и сам хищник, и эта красотка, что прошла мимо, смотрела на него, как на взрослого, сильного, мужчину с которым стоит иметь дело. А он... помимо внезапного острого и опьяняющего восторга от встречи со своим прошлым, в которое он, если бы захотел, мог теперь войти по праву, он отмечал и запоминал лица посетителей, их возможные профессии и занятия, расстановку сил в случае внезапной драки, пути отхода... разумеется, он тотчас понял, к какой именно компании сейчас подведет его новый приятель, что ему скажут, что он ответит, и даже то, какая именно девчонка ему достанется, если он правильно себя поведет. Нет-нет, совсем не та, что на него посмотрела... за ту ему глотку мигом перережут, если он только посмеет... наверняка дочь или любовница местного главы гильдии.

Нэллен запоминал, анализировал, просчитывал варианты. Школа маркиза Фальта не прошла даром. Сведенья, которые он раздобыл, просто бегло осмотрев посетителей, несказанно обрадовали бы городскую стражу, если бы она могла их заполучить. Впрочем, Нэллен не собирался закладывать местным стражам порядка собственное прошлое. В конце концов, он охотится на куда более крупную дичь. А эти... пусть живут. За исправление местных нравов ему не платят.

"Да, в штаны из которых вылез, больше не влезешь", -- печально думал Нэллен, приветствуя воровской молодняк, отвечая на шутки, улыбаясь, заказывая всем пива и прочего, что к пиву полагается.

"Вор не должен быть жадным, ведь у него нет ничего своего, он имеет лишь то, что даруют ему Боги. Грешно не поделиться божьими дарами с ближними", -- так гласит старинная воровская поговорка. В жизни все, конечно, немного иначе, но тех, кто время от времени все-таки руководствуется этой поговоркой -- уважают. А как не уважать того, кто тебе наливает? Вот до тех пор, пока наливает, до тех пор и уважают, а дальше -- как кости лягут...

"Когда-то я сбежал из этого мира, потому что он был слишком велик для меня, а я был маленький и слабый... теперь же, когда я стал сильным, вполне мог бы занять в нем надлежащее место, пользоваться уважением и даже ту черноглазую со временем завоевать... теперь я слишком велик для него. Я не помещусь в этот мирок, даже если сложить меня вчетверо, а потом еще и в трубочку скатать".

Нэллен весело откликнулся на очередную шутку, поднял кружку с пивом и прижал к себе пьяно хихикающую девицу. Ему было грустно, но на работоспособности это не сказывалось.

Появление чужака Нэллен не отметил совершенно. Тот словно бы вдруг возник из ниоткуда. Прямо посреди зала. Нет. Никто не входил. Ни с кого не спадала невидимость. Просто один из посетителей внезапно стал кем-то совершенно другим. Исчез хихикающий налетчик, что-то втолковывающий домушнику. Теперь это был некто совершенно другой, и домушник стоял, ошалело пялясь на своего недавнего собеседника. Нэллен с ошеломлением понял, что вся его агентская подготовка дает сбой. Он ничего не может сказать об этом чужаке. Он даже не может понять, человек перед ним или эльф.

Незнакомец что-то говорил, обращаясь теперь уже не только к своему собеседнику. Лица людей и эльфов, одно за другим, поворачивались к нему. Еще мгновение -- и его слушали уже все. Даже пьяно хихикающая девчонка на коленях Нэллена внезапно заткнулась и уставилась на чужака с приоткрытым от изумления ртом. Тихо пискнув, она стекла с коленей Нэллена, уселась на пол и осталась там сидеть, негромко поскуливая. Впрочем, на нее никто не обратил внимания. Все слушали чужака.

"Ай да маркиз Фальт! -- с восторгом и ужасом подумал Нэллен. -- И ведь он был прав, посылая меня на задание именно таким образом! Наверняка прав! Я, конечно, могу ошибаться, принимать желаемое за действительное и все такое, но кто же это, если не моя цель?"

"Впрочем, нужно как следует все проверить. Маркиз Фальт с грязью меня смешает, если я ошибусь. Одна эта его змеиная улыбка чего стоит: "от вас, агент Нэллен я ничего другого, в сущности, и не ожидал". Нет уж, пока я не буду совершенно уверен, что это тот, кого мы ищем..."

Незнакомец говорил, говорил...

Краем глаза Нэллен заметил, как старенький бард, которого речь чужака прервала на половине песни, вдруг подхватил свою лютню и опрометью кинулся бежать. Трактирная дверь с грохотом захлопнулась за ним, но никто, кроме Нэллена, даже головы не повернул в ту сторону.

Все внимательно слушали чужака.

"Если вы по долгу службы вынуждены вслушиваться в речи мага, колдовства коего опасаетесь, и при вас нет защитного амулета, слушайте одну его фразу из трех. Этот наипростейший способ почти с гарантией убережет вас от магии, которая может быть незаметно вложена в произносимые им слова, содержание же его речей вполне можно восстановить по тому, что вам удастся услышать и запомнить", -- именно так говорил маг секретной службы, наставляющий юного агента.

Чужак говорил. Нэллен слушал.

И вместе с Нэлленом слушал весь трактир, включая хозяина и парочку его слуг. Впрочем, они-то слушали не одну фразу из трех, а все, сказанное чужаком. Слушали и верили. Чем дальше, тем больше.

Воры и грабители вообще никогда и никому не верят. Даже своим красивым клятвам, даже собственным весьма суровым законам. Секретный агент Нэллен смотрел, как необратимо и страшно ломаются те, в ком отродясь не было ни веры, ни верности. Те, кто не доверял никому и не верил ни во что, готовы были довериться пришлому чужаку и поверить, во что попало. Им не за что было уцепиться, не было у них ни одной годной соломинки, чтобы выплыть, чужая речь накатывалась как неумолимые волны, захватывая берег, и они тонули... тонули... тонули...

А то, что он говорил, этот чужак...

"В соседнем трактире нас не уважают, -- говорил чужак. -- Они хотят нас обидеть... они собираются всех нас убить... и сжечь наш замечательный трактир... и выпить наше пиво... и отобрать у нас наших красоток..."

Он говорил эту откровенную чушь, и не было никого, кто бы усомнился. Нэллен самого себя поймал на том, что начинает верить. Голос чужака завораживал, околдовывал, несмотря на излишне доверительные интонации, фальшиво-слащавые обороты речи и прочие несообразности, несмотря на общую бредовость того, что говорилось. Пришлось пропустить куда больше трех фраз, пока наваждение немного спало, и от фигуры чужака перестало исходить золотистое сияние.

"Отвратительная, жалкая халтура, -- промолвил в голове Нэллена его покойный отец -- актер, бард и скупщик краденного. -- Пародия на настоящее ремесло".

Нэллену стало немного легче, когда он вспомнил отца. Что ж, теперь он и сам видит, насколько бездарно притворяется этот незнакомец. Как он лжет каждой фразой, каждым жестом.

Впрочем, какой он незнакомец? Очень даже знакомец. Именно за ним Нэллена и послали. Его и кучу других агентов.

"Еще и это золотистое сияние, -- подумал Нэллен. -- Принц Ильтар и мастер Джарлин рассказывали о сияющей теплым золотистым светом фигуре и завораживающем голосе... это, несомненно, он. Или их таких несколько".

"Потому он и убежал, тот бард. Почуял, что дело нечисто!"

Предостерегающие речи чужака тем временем сменились призывами. Он призывал завсегдатаев трактира пойти и отомстить обидчикам. Показать, кто в городе хозяин.

"Трактир на трактир... ничего себе драка выйдет! -- подумал Нэллен. -- Драка, поножовщина... девчонок тоже порежут, не этих, так тех, какая разница... они ж не в себе все..."

Он посмотрел на девицу, что еще так недавно сидела на полу у его ног. Теперь она стояла, сжимая в руке нож. Ноздри ее гневно раздувались.

"Да. Это еще вопрос, кто кого порежет".

"Интересно, зачем существу подобной силы, магу, за которым вся Ирния охотится, развлекаться подобными глупостями? Стравить две пьяные толпы, погром в трактире устроить? Что это ему дает?!"

Цепкий взгляд чужака внезапно остановился на нем. Давление на сознание усилилось. Нэллен почти физически ощутил исходящее от чужака обаяние.

-- Правильно! Порезать их всех к демонам! -- заорал он, присоединяя свой голос к прочим выкрикам.

Давление тотчас ослабло, скользнуло дальше.

"Чуть не попался!" -- испуганно подумал Нэллен.

"Интересно, смог бы я так, как мастер Джарлин?"

"Хотя со мной он бы вряд ли стал церемониться. Зачем? Это там, во дворце, перед принцем ему хотелось быть красивым. А здесь... ему достаточно просто сказать остальным, что я -- из соседнего трактира, и меня тут же на ножи подымут!"

Нэллен с тоской подумал о припрятанном на помойке агентском амулете.

"Вот прямо сейчас бы и доложить!"

"Тотчас бы на эту собравшуюся бить и резать толпу обрушились бравые королевские гвардейцы, а Карвен, Йанор и Верген нарезали бы этого монстра тонкими ломтиками раньше, чем он успел бы их зачаровать..."

Но нет. Будь у него этот амулет, его раскусили бы раньше. Эльфеныш бы первым почуял. Недаром ведь именно он и явился знакомиться с заезжим коллегой. Наверняка мальчишка не без зачатков магических способностей, как и многие прочие эльфы. Да и потом тоже... все эти дружеские похлопывания по спине, по плечам... прости, приятель, промахнулся! Девчонка, которая его якобы обнимала-ласкала, а сама всего обшарила, и если бы он хоть немного расслабился, увела бы у него тот самый, украденный кошелек. Нет уж, с агентским амулетом его бы вмиг вычислили. Может, он и сумел бы вырваться или даже с боем проложить себе дорогу, но задание провалил бы точно. И этого монстра просто-напросто не увидел бы.

Так. И что выходит? Монстр -- вот он, а амулет-то далеко... пока за ним сбегаешь, пока обратно -- станет тебя ждать эта тварь, как же... Да и заметят, если он сейчас побежит.

В самом деле, как же это, все пылают праведным гневом и набираются сил перед предстоящей местью злобным и коварным врагам, заседающим в соседнем трактире, а он вдруг куда-то себе собрался. Непорядок. Может, он струсил и не собирается кровь пролить за святое дело? Может, он тех, соседних, предупредить хочет? Может, он и вообще предатель? А может, ему самому кровь пустить?

"И что теперь делать?" -- мелькнула тревожная мысль.

"Ждать, -- ответили служба и выучка. -- Смотреть. Слушать. Запоминать".

-- Так вперед же! -- возгласил чужак. - Вперед, мое доблестное воинство!

Толпа радостно взревела.

"Ого! Он их уже настолько очаровал, что они вообще ничего не соображают!" -- потрясенно отметил Нэллен.

Попробовал бы кто-нибудь вменяемого вора или грабителя причислить к какому бы то ни было "доблестному воинству"! Да над ним бы те самые воры с грабителями ржали, пока под столы не попадали бы. А эти...

Дружная толпа повалила вон из трактира вослед за своим вдохновенным предводителем. Хозяин трактира и вся его прислуга шли в первых рядах, вооружившись ухватами и топорами.

"Это чтоб трактирщик свое добро бросил! Да еще в таком месте, где сопрут и поздороваться забудут!"

Выходя вслед за всеми из трактира, размахивая прихваченным со стола ножом и выкрикивая вместе со всеми угрозы врагам, Нэллен внезапно наткнулся взглядом сначала на мальчишку эльфа, а потом на ту, черноглазую...

И понял, что ему их жаль. Нет, ему и остальных жалко, но не так. А этих двоих... с мальчишкой он вроде как приятельство свел какое-никакое, а девчонка... девчонка просто красивая...

"Нарушаем, агент Нэллен?" -- почти почудился ему вкрадчивый голос маркиза Фальта.

"Пошел ты! -- огрызнулся Нэллен. -- Знал же, кого на задание посылаешь?!"

Хорошо, что уже стемнело. Хорошо, что уличных фонарей в этой части города не так уж и много. Хорошо, что очарованная чужаком толпа почти ничего не замечает, а редкие прохожие спешат убраться с пути что-то орущих, вооруженных и явно невменяемых личностей. Темнота, шум, неразбериха... для мгновенно созревшего плана -- лучше не придумаешь. Это даже и не план, а так... импровизация на ходу. Маркиз Фальт убил бы за такой план, а потом воскресил и убил снова. Хорошо, что у него магических способностей нет.

Мальчишка-эльф успел обернуться. Видно. у него эти самые способности все-таки были, вот и успел. Вот только сделать он все равно ничего не мог. Нет в арсенале уличной драки защиты от подлых приемчиков, применяемых агентами секретной службы. Эльфеныш повис у Нэллена на руках, тот поднапрягся, закинул его себе на плечо и со всех ног бросился в тишину и мрак, подальше от шума и света, в сторону ближайшей подворотни.

-- Вот так, приятель, полежишь тут немного, -- промолвил он, сгружая мальчишку у какой-то стены. -- До утра очнешься, мне потом спасибо скажешь...

Разогнувшись и в очередной раз послав подальше свою приставучую совесть, вздумавшую говорить голосом маркиза и упрекать в небрежном отношении к службе, Нэллен бросился обратно.

С черноглазой так легко не получилось. Она не просто успела обернуться, с легкостью отразив попытку привести ее в бесчувственное состояние, она мгновенно перешла в нападение. Она была так потрясающе хороша собой, так восхитительно прекрасна в ярости, что Нэллен чуть не зазевался.

"Так. Ты намерен провалить задание? -- грозно поинтересовался несуществующий, но тем не менее неотвязный маркиз Фальт. -- Начал -- делай! Атакуй немедля!"

Нэллен подчинился.

"Вот за нее меня просто-напросто зарежут!" -- с восторгом подумал он, когда гибкое девичье тело оказалось у него на плече.

Он опять рванул во тьму, с сожалением понимая, что вот сейчас, вот прямо сейчас ему придется оставить ее, такую восхитительную, так нежно свисающую у него с плеча и даже почти невесомую... оставить в какой-нибудь подворотне, на голой земле... а он бы готов всю жизнь на руках ее носить... или на плече, это без разницы... на самом деле с ней даже как-то легче бежать... но не станешь же выполнять задание секретной службы с девушкой на плече? Маркиз Фальт не поймет. Да и заметно очень. Увидят кого с девушкой на плече, сразу скажут: "А, это агент секретной службы пошел!"

Нэллену пришлось основательно потрясти головой, чтоб напрочь вытряхнуть из нее всю внезапно пришедшую чушь, но вот поделать со своим ртом он так ничего и не смог, помимо его воли тот то и дело растягивался в самой идиотской улыбке.

Добежав до той же подворотни, Нэллен огляделся в поисках, куда бы уложить свою восхитительную ношу. Не на землю же! Такие красавицы не должны валяться на сырой грязной земле! Не найдя ничего лучшего, он со вздохом сгрузил ее на мальчишку-эльфа.

-- Если б ты знал, парень, как я тебе завидую, -- сердито пробурчал он бессознательному эльфу. Тот не ответил. Впрочем, смотрелась парочка на зависть красиво. Прямо хоть песню слагай.

Поймав себя на том, что размышляет, чем бы их укрыть, Нэллен сердито плюнул, взял себя в руки и поспешил обратно. Туда, где уже слышались крики и звенели разбиваемые стекла.

"Интересно, этот мерзавец все еще там? Или я его упустил?"

"Маркиз Фальт мне голову оторвет голыми руками и безо всякой магии, если этот гад улизнул!"

Никуда он не улизнул. Но и в драке участия не принимал. Стоял чуть поодаль и... Нэллен далеко не сразу понял, что именно он делает. По его телу как бы прокатывались некие незримые волны, он свежел и молодел на глазах... он...

Вот чья-то рука с ножом обрушилась вниз и вновь взметнулась уже окровавленная... чужак глубоко и с наслаждением вздохнул, легкая улыбка пробежала по его лицу...

"Он наслаждается? Вот этой вот резней?"

Еще один удар и чей-то предсмертный стон.

Новая улыбка, чужак облизнулся, словно зверь, потом сытно рыгнул.

"Он... он этим питается?!" -- с ужасом сообразил Нэллен.

Чужак обернулся и в упор посмотрел на него.

-- Так ты это понял? -- спросил он.

Нэллен молчал.

"Амулет, -- в отчаянье думал он. -- Если бы у меня был амулет..."

-- Они все счастливы, -- чужак кивнул на дерущихся, убивающих друг друга людей. -- Почему ты не хочешь быть счастливым?

Нэллен ничего не ответил и на сей раз. Вместо этого он развернулся и побежал. Туда, где под мусорной кучей был спрятан его амулет агента секретной службы. Может быть. он успеет. Добежать... доложить... а там -- будь что будет.

Он бежал и бежал по ночным улицам, и тьма шарахалась от него во все стороны, переулки взмахивали пустыми рукавами, а мостовая норовила вывернуться из под ног. Он споткнулся, упал, перекатился в сторону и вскочил, ожидая, что на него кто-нибудь бросится. И замер, сообразив, что его никто не преследовал.

-- Это он меня так напугал, что я почти ума лишился, или я сам постарался? -- пробормотал Нэллен себе под нос.

И бросился бежать дальше. Помойка была совсем рядом.

Испуганный прохожий торопливо шарахнулся в сторону, залаяла из-за забора собака...

"Успел!" -- торжествующе подумал он, сворачивая за угол и тотчас обо что-то спотыкаясь.

"Все. Можно не торопиться! Даже напротив: нельзя торопиться. Помойка не мостовая, по ней и днем рысью не промчишься, а уж в потемках-то и вовсе пробовать не стоит. Нашумишь -- привлечешь внимание".

"Остановиться. Успокоиться. Прислушаться".

"Потом сориентироваться и найти нужное место".

"Раз он за мной не погнался сразу, значит, и не погонится. Да и чем я могу угрожать такому, как он? Зачем ему за мной гоняться? Не мог же он догадаться, кто я такой и что намерен предпринять!"

Отдышавшись и убедившись, что вокруг никого нет, Нэллен легко отыскал место, где припрятал свой амулет. Да. Вот здесь. Ящики, бочонок, груда каких-то тряпок, разбитый кувшин, тарелка, выглядящая таким образом, словно кто-то откусил от нее кусок... ага, крышка от кастрюли! Та самая, а под ней...

Внезапно его ухватившуюся за крышку руку что-то тяжело придавило сверху. Что-то невидимое. Нэллен вскрикнул, попытался выдернуть руку из под незримой тяжести и понял, что не может этого сделать.

-- Замри! -- приказал чей-то голос из пустоты.

Нэллен послушно замер.

Нет, перед ним и впрямь никого нет. Пустота. Пустота придавила его руку. Пустота приказала ему не двигаться. Пустота...

Пустота медленно наполнялась. Вначале это казалось размытым пятном, потом пятно обрело четкие контуры, и, наконец. Нэллен отчетливо увидел на своей руке чужой сапог. От сапога исходило слабое золотистое сияние.

"Он меня все-таки догнал!"

-- Догнал? -- насмешливо переспросил голос. -- Мне пришлось тебя ждать довольно долго. Но ты меня заинтересовал. Я решил подождать.

"Еще и мысли читает..." -- обреченно подумал Нэллен.

"Если бы я успел добраться до амулета..."

Темное пятно быстро росло вверх, преобразуясь во все более отчетливую фигуру. Золотистое сияние усилилось.

"Очаровывает, -- думал Нэллен. -- Как же я так неловко... если бы я успел хотя бы схватить амулет... ох! Он же и эти мысли сейчас читает..."

Монстр снял ногу в сапоге с руки Нэллена и сам приподнял крышку от кастрюли.

-- Амулет? -- переспросил он, ловко выхватывая из руки метнувшегося Нэллена его агентский амулет.

-- Замри! -- вновь приказал монстр, и Нэллен почувствовал, как его охватила чудовищная слабость. Он едва стоял и уж точно не был способен сражаться за право обладания амулетом.

"Он сказал: замри, а я вместо того, чтоб замереть, ослабел!" -- отметил про себя Нэллен.

-- Ну, и зачем он, этот амулет? -- негромко поинтересовался монстр, вертя в руках амулет Нэллена. -- Ты думал, что он тебя защитит? От меня? От меня нет никакой защиты. Да и зачем кому-то хотеть защищаться от меня? Разве я несу зло? Напротив, я несу добро в этот несовершенный мир. Я намереваюсь сделать его лучше. Почему ты так испугался меня? Разве ты не хочешь, чтоб мир стал лучше?

-- Ничего себе добро! -- фыркнул Нэллен. -- А та резня, что ты устроил?

-- Разве там были эльфы или люди. достойные сожаления? -- откликнулся монстр. - Такие, как они. не нужны.

-- Поэтому ты их сожрал! -- выдохнул Нэллен, чувствуя, как слабость отступает под напором гнева. -- Из боль, их страдания, их кровь и смерть!

-- Я Бог, мне не хватает обыкновенной человеческой пищи, -- ответил монстр. -- Время от времени я должен подпитываться от людей, чтобы быть сильным.

Он все еще вертел амулет.

-- Вторая кнопка слева, -- подсказал Нэллен, стараясь заглушить в своей голове даже крохотный намек на какие бы то ни было мысли. Вот так. Дыхание ровней. И думать... о прелестях черноглазой красотки, к примеру... да. Вот так.

Палец монстра придавил указанную кнопку.

-- Что у вас, Нэллен? -- амулет замерцал, в глубине кристалла появилось крошечное лицо маркиза Фальта. -- Нэллен?!!

-- Такой маленький... ты его запер там? -- удивился монстр, разглядывая маркиза Фальта.

-- Точно! -- подтвердил маркиз Фальт из амулета, во все глаза глядя на монстра. -- Запер! И не выпускает! А я, между прочим, ни в чем не виноват!

-- Врет он все! -- тотчас откликнулся Нэллен, замечая, как маркиз делает знаки кому-то, кого Нэллен не мог разглядеть. -- Это не я запер его там, а он запер меня здесь! Там внутри, между прочим, места гораздо больше, чем снаружи! И он меня, гад, оттуда выгнал, а теперь обратно не пускает! А там так здорово! И так многое нуждается в исправлении! Может, есть смысл построить лучший мир не здесь, а там? Вот еще бы этот мерзавец не мешал! -- Нэллен ткнул пальцем в крошечного маркиза Фальта.

Монстр посмотрел на Нэллена, на амулет с крошечным маркизом и вновь на Нэллена.

-- Да ты посмотри на него! Просто глянь на эту бандитскую рожу! Это ж самый настоящий грабитель! Мерзавец без капли совести! Вот раз ты несешь добро и все такое прочее, раз ты Бог -- накажи его! Дай ему как следует по носу! Или по уху... А еще лучше пенделя! Знаешь, как делается правильный пендель? Неужто не знаешь? Если ты настоящий Бог, ты должен знать, как делается пендель! -- тараторил Нэллен, тыкая пальцем в маркиза Фальта.

Монстр тревожно нахмурился, оглянулся через плечо, бросил взгляд в другую сторону. Он явно что-то почувствовал, необходимо было срочно отвлечь его.

-- Да ты просто посмотри на этого мерзавца! -- патетически завопил Нэллен, тыча пальцем в амулет, давая любимой организации несколько лишних мгновений на развертывание боевых позиций.

Ветер, поднятый одновременным открытием множества порталов, толкнул его в спину.

-- Да ты только посмотри на этого урода! -- взвыл Нэллен в последний раз, головой вперед ныряя в кучу каких-то отходов.

И ночь стала ослепительно белой.

Боевые маги секретной службы нанесли одновременный удар.

Монстр заверещал. Или это был не монстр, а сам Нэллен? Он не мог знать этого. Ничего он больше не мог. Куча отходов, в которые он нырнул, спасаясь от примененных магами заклятий, частично кипела, частично горела. Нэллен выл от боли, и пытался зарыться глубже.

"Зароешься тут, как же! Проклятый мусор!"

Белизна сменилась внезапной чернотой.

-- Ну, вот и все, -- послышался голос монстра. -- Я их успокоил. Они спят. Ты где?

Нэллен сжал зубы, чтобы не завыть от отчаянья. Ему-то казалось, что уже все. Они победили. А что ж это выходит? Маги спят или вообще убиты, а победил -- монстр?

-- Вылезай, -- послышался голос монстра. -- Я забираю тебя с собой.

Нэллен принялся торопливо выбираться. Быть рядом с этим чудовищем, знать, где именно оно находится -- это сейчас главное. А уж свои найдут способ с ним связаться, даже если монстр и не отдаст ему амулет.

И тут ночь стала белой еще раз.

На смену усыпленным или уничтоженным магам пришли новые.

-- Я потом приду за тобой! -- проскрежетал полный боли голос монстра.

"Ага! Проняло тебя все-таки!"

-- Постой, не оставляй меня! -- Нэллен рванулся наверх из своего укрытия. "Прилепиться к нему, не отставать!"

Что-то очень-очень белое ударило его в спину, и мир вспыхнул грохочущей ослепительной бездной, разваливаясь на искрящиеся куски.

И наступила невероятная тишина. Такая большая, что мир. словно игрушка, лежал у нее на ладони. Такая глубокая, что могла бесконечно низвергаться сама в себя, но так и не достичь дна. Такая невероятная, что ей самой в себя не слишком-то верилось.

-- А где наш агент? -- услышал он словно бы голос бога из другого мира.

И удивился, что кто-то может еще говорить посреди такой тишины. Наверно это и впрямь был бог. Впрочем, его голос был отдельно от тишины. Он не затрагивал и не нарушал ее. Он был мимо, промахивался, проскальзывал...

-- Этот монстр... кажется, он захватил его с собой, -- ответил другой бог и Нэллен далеко не сразу понял, что речь идет о нем.

-- Захватил его с собой? Ты уверен в этом?

-- Смотри, куда потянулись следы от его амулета.

-- Верно. Ты можешь и дальше это отслеживать?

-- Да. Пока держу.

-- Тогда вызываем Охотников. Что мы могли, то сделали. Пусть теперь они покажут, на что способны.

-- Надо собрать всех уснувших.

-- Да. Сейчас прикажу.

Нэллен подумал, что так и умрет в этой куче мусора. Потому что его не найдут. Сейчас маги соберут всех своих и уйдут обеспечивать переправку Охотников и магическую слежку. Пока монстр не выбросил амулет, это вполне возможно. А его, Нэллена, не заметят. Все ведь считают, что монстр прихватил его с собой. Никто так и не понял, что монстр прихватил только амулет, а несчастный агент здесь, среди все еще дымящегося мусора.

Голоса богов отдалились, превратились в птичий щебет и улетели. Нэллен еще успел удивиться, думая, как же это птичьи голоса летают сами по себе, без птиц...

...***...

Сейчас мы с тобой попробуем еще одно упражнение , -- безжалостно промолвила Ноэрми.

-- Еще одно? -- вслух простонал Карвен, вновь забывая правило общаться с ашшарами только мысленно, и тоскливо подумал, что сержант Йанор был просто отличным парнем. Да, он гонял своих подопечных до седьмого пота, издевался, насмехался, не задумываясь, бил морды, но он никогда не был таким мучителем.

"Надо будет ему пива выставить... если жив останусь", -- преисполняясь к сержанту самыми теплыми чувствами, подумал Карвен.

Не отвлекайся , -- тотчас одернула его шпага, шарящая у него в голове, как у себя дома.

Ашшар , -- тотчас поправила его Ноэрми.

"Ашшар", -- покорно подумал Карвен.

"А ведь я ее чищу, полирую, забочусь о ней..." -- Карвену представилось бредовое видение, в котором он попытался пристать к сержанту Йанору с полировочной пастой и промасленной тряпицей.

Если ты немедля не сосредоточишься, я потребую сюда этого сержанта, и тебе придется проделать с ним все эти глупости под присмотром вашего короля ! -- пригрозила Ноэрми.

Карвен содрогнулся от ужаса, представив, что ему будет от Йанора и как к этому отнесется его величество. Нет, видят Боги, хватит и того, что король позволил привести во дворец блудницу по требованию мерзавки Ноэрми... святой он все-таки человек, его величество Илген, пусть будут к нему милостивы Боги!

"Ноэрми, -- попробовал он как-то объясниться со своею не в меру старательной наставницей. -- Видишь ли... я человек... людям, знаешь ли, свойственно отдыхать... иногда..."

Ты -- Охотник , -- безжалостно откликнулась шпага. -- Охотникам свойственно неустанно трудиться ...

Карвен вздохнул. Что ж, ноги еще держат... выхода все равно нет...

Итак... следующее упражнение... расслабься и приготовься... сейчас явятся наставник Дэрран и мастер Лигран... тебя перебросят в особое место, где у тебя будет противник... посмотрим, справишься ли ты с ним ... -- промолвила Ноэрми.

"Наставник Дэрран решил проверить, на что я способен?" -- обреченно поинтересовался Карвен.

Да. Но не лично , -- ответила Ноэрми. -- Противника необходимо уничтожить. Он не человек, и вообще он не живой. Просто искусственно созданная тварь, придуманная исключительно для тренировки Охотников. Добавлю лишь, что чем быстрей ты справишься с поставленной задачей, тем больше времени я позволю тебе отдохнуть ...

"Понял", -- подумал Карвен.

Дверь открылась.

-- Готов? -- с порога спросил наставник Дэрран.

-- Готов, -- ответил Карвен, чувствуя вдруг необычайную легкость во всем теле.

И это он? Усталый, не выспавшийся, истерзанный неустанными упражнениями...

Ашшар в его руке со свистом рассек воздух, и пьянящее чувство свободы, радости, физического довольства и даже некоторого всемогущества еще усилилось. Даже странно, как это он так недавно, да что там -- недавно, вот только что... не мог усвоить такие простые приемы? И при этом чувствовал себя таким усталым... Карвен вдруг очутился внутри бесконечного океана возможностей, из которых он мог выбрать любую. Вот он сейчас и выберет. Скажут ему, что делать надо, а он тотчас и выберет: как именно. И сделает.

-- Хорош, -- посмотрев на него усмехнулся наставник Дэрран. -- Ноэрми молодец!

-- Еще бы, -- ответил Карвен, не слишком понимая, что имеет в виду наставник Дэрран. Но раз Ноэрми его ашшар, значит, она молодец -- а как же иначе?

Вслед за наставником Дэрраном вошел мастер Лигран. В руке у него был мерцающий магический кристалл.

-- Ну, как там? -- коротко спросил его наставник Дэрран. -- Ваши все еще держатся?

-- Вторая линия пошла, -- непонятно ответил мастер Лигран.

-- Что ж, открывайте портал для Карвена, а маги пусть прекращают, когда он появится, -- скомандовал наставник Дэрран.

Мастер Лигран кивнул. Портал открылся.

-- Вперед, Охотник! -- выдохнул наставник Дэрран, и Карвен нырнул в портал решительно и не раздумывая.

...***...

Темнота плеснула ему в лицо щедрой волной и тотчас пропала. Хотя ночь еще не миновала, в том месте, где он оказался, было светло, как днем. Гроздь магических осветительных шаров висела в воздухе, ярким светом заливая все вокруг.

Посреди всего этого яростного света стоял некто, чье тело светилось само по себе. Светилось сквозь весь окружающий свет мягким золотым сиянием.

Это он , -- промолвила Ноэрми. -- Уничтожить !

Карвен с места прыгнул на врага, ашшар с шипением рассек воздух, и отрубленная голова покатилась по земле. Безголовое тело пошатнулось и упало.

"Всего-то!"

-- Отлично, юноша! Кажется, вас можно поздравить! -- рядом, шагах в двух, возник наставник Дэрран.

"Откуда он взялся? Я не заметил портала", -- слегка удивился Карвен.

Уничтожить ! -- яростно прозвенела Ноэрми.

"Кого?" -- удивленно откликнулся Карвен.

Мгновением позже -- догадался, точней, почувствовал каким-то из тех чувств, что так старательно развивала в нем Ноэрми. Скосил глаза -- и не обнаружил рядом с собой обезглавленного тела. Тотчас шатнулся в сторону, и здоровенные когти, внезапно выросшие на руках "наставника Дэррана", цапнули пустоту.

Не зевай! Убей его ! -- в голосе ашшара прозвучала нешуточная ненависть.

Карвен ударил трижды, убивая, а потом калеча уже мертвое тело, превращая его в нечто отвратительное. На сей раз он не отводил взгляда, а потому увидел, как из разваленных ран вместо крови плеснулась странная золотисто мерцающая жижа. Тело конвульсивно дернулось и вновь на миг исчезло из вида.

-- Я все-таки пришел... не выдержал и пришел... ты прости, Карвен...

Карвен вновь отскочил в сторону и застонал от ярости и муки. Перед ним стоял Ильтар.

"И его я... тоже... должен?"

Это не он , -- откликнулась Ноэрми.

Карвен и сам чувствовал, что это существо не может быть Ильтаром, но все равно невольно сделал шаг назад. Он растерялся и вовсе не был готов нападать. Чудовище само совершило ошибку, бросившись к нему, на ходу отращивая когти.

-- Ах, ты сволочь, -- выдохнул Карвен, кроша на куски ненавистную тварь. Теперь он и в самом деле ее ненавидел. А заодно и наставника Дэррана, устроившего весь этот спектакль. Ну, ничего... вот все закончится, тогда он ему и выскажет!

Карвен, не останавливаясь, рубил и колол, пока от тела не осталось нечто вовсе невообразимое. А потом останки исчезли и вокруг Карвена... внезапно он оказался окружен десятком таких же Карвенов. И даже шпаги были у них в руках.

Дерись ! -- воскликнула Ноэрми.

Карвен страшно ухмыльнулся, превращаясь в небольшой вихрь со стальными краями. Нет уж, можно, конечно, скопировать внешность и даже речь, но фехтованию нужно учиться. Можно, если ты чудовище, даже отрастить себе шпагу, но школу сержанта Йанора и ашшара Ноэрми этим не заменишь.

"Хорошо бы, и настоящий монстр оказался таким же... может, он такой и есть? Вряд ли наставник Дэрран стал бы мне подсовывать намного более слабого противника", -- понадеялся Карвен.

Изрубленных тел было много, но сами они были какими-то неплотными.

Это из-за массы тела , -- пояснила Ноэрми. -- Чем больше фантомов он создает, тем менее плотными они оказываются .

"Так может. хватит уже? -- подумал в ответ Карвен. -- Договаривались на одно чудовище. Тебе не кажется, что наставник Дэрран малость заигрался?"

Ты так и не понял ? -- в голосе клинка прозвенел откровенный смех. -- Все на самом деле. Это и есть твой противник. Так что не расслабляйся, он далеко еще не мертв, и неизвестно, что может выкинуть !

-- То есть как... на самом деле?! -- испуганно выдохнул Карвен. -- Но ты же сказала...

Мне не хотелось, чтоб ты разволновался и наделал ошибок в самом начале , -- ответила Ноэрми. -- Как видишь, я оказалась права. Ты отлично справляешься. Продолжай в том же духе .

Вокруг Карвена материализовался сержант Йанор в семи лицах.

-- Ну... это даже не смешно... -- ухмыльнулся Карвен. -- Этому типу я с радостью кишки выпущу за все, что мне от него довелось пережить!

Ашшар вновь рассек воздух, вовлекая Карвена в боевой танец, легкий и яростный, словно пожар на сильном ветру.

-- Отвратительно, -- промолвил Карвен несколькими минутами спустя, разглядывая останки у себя под ногами. -- Чтоб сержанта Йанора можно было так легко убить... да еще и семерых сразу... отвратительно!

-- Меня так просто не убьешь! -- теперь его окружало множество графов Крэтторнов.

-- Посмотрим! -- оскалился Карвен.

Ашшар вновь с шипением вспорол воздух. Повторно убить Крэтторна -- в этом было некое мрачное удовлетворение. Никто из людей и эльфов, включая сержанта Йанора, не заставлял Карвена испытать столько отвратительных переживаний, как бывший ирнийский граф -- изменник, предатель и убийца.

-- Он просто тащит у меня из памяти все яркие впечатления, -- выдохнул Карвен, думая о монстре. -- Следующим, вероятно, будет Верген. Или король... или...

Карвен вздрогнул и замолчал.

На него смотрел отец.

Мгновение старый кузнец с недоумением смотрел на сына, затем осмотрел себя, провел ладонью по лицу.

-- Что за мерзость, -- с отвращением промолвил он, брезгливо стряхивая с себя монстра, словно грязную тряпку. -- Карвен, а ну-ка выдай этому, как следует, чтоб встать не мог!

Монстр вновь стал похож на себя, он испуганно отступил на шаг, бросив недоуменный взгляд вслед тому полупризрачному, с чем не смог совладать, отшагнул еще раз и... на Карвена смотрела его мать. Такая, какую он помнил... совсем еще молодая.

-- Фу! -- тотчас сказала она, ощупывая себя. -- Вот же дрянь! Карвен, делай, как папа сказал!

И монстр вновь оказался сброшен, словно ношенное тряпье.

Мертвые оказались сильнее живых. Мертвые не позволили чудовищу владеть своими личинами.

Но отец... мать... то, что всегда было для Карвена источником света, то, что он берег в глубине своего сердца...

-- Ну, это ты зря сделал... -- тихо прошептал Карвен. -- Тряпка ты грязная... как ты вообще посмел?

Ни исчезнуть, ни превратиться в кого-то еще монстр так и не успел. От него только клочья полетели. Карвен выдохнул и остановился лишь тогда, когда монстр был измельчен, словно еда для молочных поросят.

-- Я тебя, тварь такую, мельче песка накрошу! -- посулил Карвен отвратительному крошеву.

-- Просьба на нас не нападать, мы -- настоящие! -- несколько магов подбежали к Карвену.

Только тут он заметил, что кроме него и монстра вокруг еще кто-то есть. И даже довольно много кто. Некоторых Карвен даже узнал. Маги дворцовой охраны, с которыми он сталкивался, приходя во дворец, маги секретной службы, еще какие-то маги...

Подбежавшие маги торопливо сыпали на останки монстра какие-то порошки. Останки шипели и содрогались, словно каждый клочок был живым сам по себе. А потом вокруг останков склубился желтоватый дымок, и маги начали падать, роняя наземь склянки с порошками.

-- Эй, вы чего это? -- вопросил Карвен.

И тут останки монстра вновь исчезли.

Карвен оглянулся по сторонам, но ничего не заметил. Никто не пытался его атаковать. Никто от него не убегал.

-- Да где же он? -- пробормотал Карвен. -- Куда делась эта мерзкая тварь?!

И тут лежавшие без чувств маги поднялись разом, словно они были куклами, и их кто-то внезапно и одновременно дернул за веревочки.

Карвен едва успел увернуться от града огненных шаров, запущенных в него с самого близкого расстояния. Упал, перекатился, преследуемый непрекращающимися магическими атаками, еще перекатился и замер. Шквал огня прервался, маги вновь попадали без чувств, их коллеги спешили к ним на помощь... или к нему?

Карвен встал и растерянно оглянулся по сторонам. Монстра нигде не было видно. Среди магов мелькал наставник Дэрран и. кажется, мастер Лигран...

Карвен вздохнул и направился к ним. Только теперь он почувствовал, насколько устал. Вот прямо ноги заплетаются.

Начиналось робкое серенькое утро. Осветительные магические шары уже не выглядели столь впечатляюще. Вокруг было какое-то редколесье, под ногами мешались дурацкие кочки, которые приходилось то и дело переступать -- самое приятное занятие, когда эти самые ноги едва волочишь. Трава была примята, во многих местах зияли обугленные пятна -- следы магических ударов, в воздухе воняло какой-то дрянью, и от примешивающегося к ней свежего ветерка было еще неприятнее.

-- Он ушел? -- устало спросил Карвен у наставника Дэррана.

-- Это не твоя вина, Охотник, -- ответил наставник Дэрран.

"Да он ко мне на "ты", -- внезапно сообразил Карвен. -- И в прошлый раз -- тоже, это я, болван, не заметил!"

-- Охотники обращаются друг к другу исключительно на "ты", -- ответил наставник Дэрран. -- А шарить в головах других людей и эльфов ты еще научишься, -- добавил он, заметив смущение Карвена. -- Что касается этого монстра, его упустил, наверное, все-таки я... до последнего момента мне казалось, что он теперь внутри этих несчастных магов. А он оставил им приказ и скрылся. Что касается тебя -- ты действовал просто безупречно! Я рад, что не ошибся в своем выборе.

-- И все-таки он ушел... -- пробурчал Карвен.

-- Ну, ты же не рассчитывал, что все будет так просто, коллега? -- мягко поинтересовался наставник Дэрран. -- Эта тварь довольно сильно изменилась за те века, что просидела в своем убежище. То, что она может заставить тебя видеть на своем месте кого-то другого, было известно и раньше, но я и представить себе не мог, что она в состоянии разделить свое тело на множество тел. Потому я и поверил в эту его уловку с магами -- решил, что раз оно может создавать из одного тела множество, то почему бы ему не поглощать другие тела, делая их своими? Однако этого все же не произошло. Монстр использовал магов, как отвлекающий маневр, и сбежал, пока мы занимались ими.

-- Что теперь? -- устало спросил Карвен.

-- Тебе -- отдыхать, -- отозвался наставник Дэрран. -- Мне -- думать над тем новым, что мы успели узнать сегодня. Искать какие-то другие способы справиться с этой тварью.

-- Мне, значит, отдыхать? Вы это ашшару моему скажите, -- пробурчал Карвен.

-- Ноэрми, дай этому несчастному отдохнуть. как следует, -- промолвил наставник Дэрран. -- Он заслужил.

Ябеда , -- с любовью сообщила Ноэрми Карвену.

"Наставник Дэрран? -- дурачась поинтересовался Карвен. -- Не может быть!"

"Может, может, коллега... -- насмешливо прозвучал еще один голос у него в голове. -- В этой жизни чего только не случается".

-- Пожалуй, я прямо сейчас отправлю вас обратно во дворец, сержант, -- промолвил мастер Лигран, подходя к Карвену. -- Постарайтесь пока отдохнуть, мы пробуем взять след, так что вы можете нам понадобиться в любое время. Абсолютно в любое. Так что... все как на войне... учитесь использовать для отдыха каждую минуту, что у вас есть.

...***...

Нэллен очнулся от боли в спине. Было почти темно, лишь откуда-то сбоку лился неяркий свет, словно там горела свеча. Он лежал на чем-то мягком, на чем-то, что не напоминало мусор с помойки, было почти хорошо... вот если бы еще не спина...

-- Потерпи, -- услышал он голос мальчишки--эльфа. -- Сейчас пройдет.

-- Терплю, -- выдохнул он. -- А где я?

-- Где надо, -- ворчливо отозвался эльф. -- Помолчи немного. Я сейчас закончу, тогда и поговорим.

-- А... что ты делаешь?

-- Колдую в меру сил. Лечу тебя. Говорю же, помолчи. Я не такой мастер, чтоб колдовать и трепаться одновременно. Заткнись, одним словом.

Нэллен послушно замолчал.

Спину словно когтями драло.

"Выходит, я жив!" -- внезапно дошло до него.

"А значит, обязан доложить обстановку!" -- прошептала тень маркиза Фальта, змеей выползая из глубин сознания.

"А не пошел бы ты... -- в ответ подумал Нэллен. -- Для начала мне нужно хотя бы встать".

И внезапно провалился в нечто среднее между обмороком и сном.

В этот сне люди и эльфы убивали друг друга ножами, кровь толчками выплескивалась из ран, а монстр стоял и смеялся, стоял и смеялся, облизывая окровавленные пальцы. Он смотрел на убивающих друг друга людей и эльфов, и под его взглядом те убивали друг друга еще усерднее. Он стоял и смеялся, стоял и смотрел, и Нэллену стало ясно -- это взгляд у него такой, у этого монстра, это из-за его взгляда все с ума сходят. Он подобрал чей-то нож, липкий от чужой крови, и бросился на монстра. Тот и не думал защищаться, он просто стоял и смеялся, стоял и смеялся, пока Нэллен выкалывал ему глаза. На месте выколотых глаз тотчас вырастали новые, а монстр просто стоял и смеялся, и Нэллен спиной чувствовал, что люди и эльфы по-прежнему убивают друг друга. Наконец у Нэллена онемели пальцы, и нож выпал из руки.

-- Теперь ты пойдешь со мной, -- сказал монстр. -- Пойдешь со мной, я научу тебя стоять и смеяться, стоять и смеяться, пока они умирают, это так забавно -- смеяться и умирать, этому стоит научиться...

Нэллен закричал от ужаса, и в этот миг появились маги. Они подожгли мир, и Нэллен закричал от боли. Гореть -- это ужасно больно. Нэллен кричал от боли и смотрел, как монстр превращается в пепел. Нэллен изо всех сил держался, стараясь остаться целым, не испепелиться раньше времени. Ему нужно было дотерпеть до конца, убедиться в гибели твари, доложить начальству и лишь потом испепеляться. Он дотерпел до самого конца и лишь тогда рассыпался сам.

-- Ну вот, -- вновь услышал он голос мальчишки-эльфа. -- Теперь ты снова похож на живого.

-- Правда? -- хриплым голосом поинтересовался он.

-- Правда-правда, -- засмеялся эльф. -- Я не так много умею, но уж что могу, то могу.

-- Понятно, -- прошептал Нэллен.

-- А что тебе чудилось, пока я тебя лечил? -- спросил эльф.

-- Монстр, -- прошептал Нэллен и содрогнулся. -- Я ему глаза выкалываю, а он все равно не умирает. И все продолжают друг друга убивать. А потом маги... огонь... и пепел... я превратился в пепел.

-- Ну еще бы, -- кивнул эльф. -- Ты под такой магический удар попал, как только цел остался. Но... ты, выходит, знал, кто он такой, этот...

Нэллен тотчас проклял свой длинный язык. Ну да, мальчишка не дурак. Два и два сложить вполне способен. И что теперь говорить?

-- А... где ты меня нашел? -- решил уйти от ответа он.

-- В куче дымящегося мусора, -- ответил эльф. -- Я вообще туда соваться не хотел -- надо мне с магами связываться! -- но Тамми настояла. Сказала, мы тебе должны по самую крышу. И ведь это правда. Знал бы ты, сколько хороших ребят друг друга порезали... этот гад околдовал всех и друг на друга бросил.

-- А Тамми -- это кто? -- спросил Нэллен, уже догадываясь, что услышит в ответ.

-- А то ты сам не знаешь? -- ухмыльнулся эльф. -- Раз ты ее спасал, как и меня, значит, должен знать, кто она такая. Или ты ее выбрал просто потому, что она тебе приглянулась?

-- Потому, -- ответил Нэллен.

-- Ну ты даешь! -- восхитился мальчишка. -- Вот уж кому везет, так везет! Наугад выбрать из всех целителя, который тебя потом на ноги поставит, и красотку, которая крышу над головой обеспечит. И не только крышу -- если я правильно понял, сегодня вечером она намерена нанести тебе визит. Правда, я не уверен, что ты окажешься в форме, чтоб оправдать ее ожидания, но это уж ваше дело. Разберетесь. Так как все-таки вышло, что ты был в курсе и не свихнулся, как остальные?

-- А кто из вас двоих первым очнулся? -- спросил Нэллен, не в силах поверить услышанному и все еще надеясь отвертеться от ответа, почему это он остался в своем уме и при этом все знал заранее.

-- Ты просто не хочешь отвечать на мой вопрос? -- усмехнулся целитель. -- Ну, я первым очнулся.

Он улыбнулся и продолжил.

-- Удружил ты мне, нечего сказать. Прихожу в себя, а на мне этакая красотка лежит! Все бы хорошо, но ведь я-то знаю, кто она такая. Вот лежу и думаю, то ли мне сходить с ума от счастья, то ли от ужаса, но сходить с ума нужно срочно, потому что психа, посмевшего оказаться в такой близости от ее восхитительных прелестей, она, может, и простит, а вот нормального вменяемого эльфа...

Мальчишка мечтательно вздохнул.

-- Тут Тамми открывает свои дивные очи, -- продолжил он. -- И про тебя спрашивает. Где, дескать тот мерзавец, который ее вырубил, и что это я под ней делаю? И не хочу ли я без ушей остаться? Ну, я ей, само собой, честно все и поведал, а то она уж и нож свой нашарила. Сказал, что ты и меня вырубил и что, наверное, ты нас зачем-то сюда и приволок обоих. А потом мы пошли выяснять... и поняли, что ты нас спас. Тамми, может, и уцелела бы, а меня точно... Вот она и сказала, что мы тебе должны и что надо тебя разыскать. Ну, а у меня способности есть, небольшие, правда... С другой стороны, та помойка просто светилась от магии, что твой костер. Там особых способностей и не нужно было, чтоб найти. Я как сказал об этом, Тамми и говорит, мол, идем туда. Чутье у нее, значит, срабатывает. А как пришли, я и тебя учуял. И что ты думаешь, приятель? Тамми сама тебя из под этого мусора откапывала! У меня просто челюсть отвисла, если честно. Чтоб эта мерзавка хоть о ком-то заботилась? Да еще и черной работой себя утрудила? Ты ее что, приворожил перед тем, как вырубить?

-- Времени не было, -- усмехнулся Нэллен. -- Да и не умею я этого.

-- Врешь, небось, -- откликнулся мальчишка-эльф. -- Не умеет он... Я - колдун! -- как и все, потерялся в голосе этого гада, а ты -- обычный вор -- выстоял? Не смеши. Скажи хоть, кто он такой, если про себя не хочешь?

-- Он -- чудовище. Монстр, -- ответил Нэллен. -- А я... ну, скажем так, ученик охотника на таких вот чудовищ. А колдуны и маги в этом случае слабей обычных людей и эльфов оказываются. С ними он еще быстрей справляется. А держатся каким-то чудом одни только барды. Вот из бывших бардов таких, как я, и обучают. Ты говоришь, никто кроме меня не устоял? Все потерялись? А тот старик-бард, что пел тогда? Не знаю, может, ты не заметил, но он сбежал, едва этот гад говорить начал. Потому что почуял, что дело плохо, и сумел устоять. Можешь даже проверить мои слова, наверняка ты знаешь, где его найти.

-- Не знаю, но узнать нетрудно, -- удивленно откликнулся эльф. Помолчал и добавил: -- Никогда не слышал про таких вот "охотников".

-- Ты и про таких чудовищ, верно, не слышал? -- вопросом на вопрос ответил Нэллен.

Эльф кивнул.

-- А зачем ты вора из себя корчил? -- спросил он. -- И ведь так талантливо показался...

-- Мне нужно было разведать, что к чему, -- честно ответил Нэллен. -- А вором я когда-то тоже был. И ведь я не ошибся, согласен? Прикинься я, к примеру, аристократом, много ли пользы было бы? Таскался бы по их дурацким балам и до сих пор не знал бы ничего, а этот так бы и ушел!

-- А... зачем он такое делает? -- спросил эльф.

-- Он так ест, -- ответил Нэллен и подумал, что его собственная служба этих сведений еще не имеет. Впрочем, может, они его уже уничтожили, этого монстра, и все его сведения уже устарели. -- Он забирает энергию страха, боли и смерти.

-- Гадость какая, -- скривился эльф. -- Ты... на короля работаешь?

-- Я работаю на учителя, -- ответил Нэллен. -- А он -- на того, кто больше платит.

-- А маги эти откуда? Ну, те, что помойку подпалили?

-- Их тоже наняли, -- ответил Нэллен, зная, что вопрос об имени нанимателя эльф не задаст ни за что. Задавать подобные вопросы только стражники горазды, а воровской кодекс это запрещает строго-настрого.

-- Так тебя, выходит, свои зацепили?

-- Выходит, так.

-- А этого... убили хоть?

-- Надеюсь, -- вздохнул Нэллен. -- Я не успел досмотреть до конца.

-- Понятно. И как ты со своими теперь свяжешься?

-- Найду, как. Мне бы только встать.

-- Ну, полежи еще. И... дождись все-таки вечера. Может. ты Тамми и не привораживал, но тогда, значит, она сама в тебя втюрилась. И когда успела? В общем, пожалей мои уши, раз уж меня спас. Дождись вечера, ладно? А то Тамми -- девочка с характером, не поглядит, что я еще юн и слаб, в момент без ушей оставит, доказывай потом сородичам, что я тоже эльф...

-- Кстати, ты на один мой вопрос тоже не ответил, -- припомнил Нэллен.

-- На какой это? -- удивился эльф.

-- На самый первый, -- сказал Нэллен. -- Я тебя спросил, где мы, а ты ответил -- где надо. И предложил помолчать. Тебе не кажется, что твой ответ, как бы это сказать... несколько неполон?

-- Так же, как и все твои ответы, -- усмехнулся эльф. -- Но уж ладно. Чего не сделаешь ради своего спасителя? Только не пугайся, ладно? Ты -- в городской магистратуре.

-- Что? -- потрясенно выдохнул Нэллен.

Та его часть, что все еще сознавала себя воришкой, испуганно дернулась.

-- Ну-ну, тихо! -- усмехнулся эльф. -- Вот теперь и впрямь видно, что ты работаешь не на короля, и со стражей, соответственно, никаких дел не имеешь.

-- Еще не хватало! -- оскорбленно откликнулся Нэллен.

Секретная служба и впрямь ничего общего не имела со стражей, даже со столичной, Нэллену даже притворяться не пришлось.

-- Красавец! -- ухмыльнулся эльф. -- То-то Тамми на тебя запала! Но ты можешь не опасаться, ни бургомистр, ни члены городского совета сюда носа не сунут. Они даже не знают о существовании этих комнат. Собственно, и я не знал до сегодняшнего дня. Тамми тебя сюда притащила, а уж откуда про это место узнала она -- у нее и спрашивай. Кстати, под нами сейчас заседание городского совета проходит. Забавно, правда?

-- Тайные замурованные комнаты с секретным ходом? -- спросил Нэллен.

-- Вроде того, -- ответил эльф. А потом встал. -- Ладно. Ты поспи пока. Приди в себя. А то ведь если до вечера не оклемаешься, и Тамми, не доведи Боги, разочаруешь, она может и обидеться. На тебя -- вряд ли, а мне точно уши отрежет, скажет, что плохо лечил.

-- Посплю, -- согласно прошептал Нэллен.

Он вдруг понял, как ему хочется пить, а потом и в самом деле -- спать.

-- Только попить дай, -- попросил он.

-- Сейчас, -- кивнул эльф, присаживаясь рядом и доставая большой зеленый кувшин с треснувшей ручкой.

Вода была чистой, свежей, прохладной...

"Маркиз Фальт ни за что не поверит, что ночь с прекрасной воровкой была необходима для выполнения задания, -- подумал Нэллен, закрывая глаза. -- Но чтоб я провалился, если я откажусь!"

...***...

Когда Нэллен вновь открыл глаза, на столике радом с его постелью горела масляная лампа.

-- А свечка где? -- зачем-то спросил Нэллен, припоминая, что вроде бы была именно свечка.

-- Мне лампа больше нравится, -- донесся ответ, и Нэллен проснулся сразу и полностью. Потому что откликнулся ему не мальчишка-эльф.

-- Я уж стала бояться, что ты до утра проспишь, -- промолвила Тамми.

-- У тебя красивый голос, Тамми, -- сказал он первое, что пришло ему в голову. И повернулся так, чтоб ее видеть. Хвала Богам, спина уже не болела.

-- От бывшего барда я могла бы услышать и более цветистый комплимент, -- откликнулась она тотчас.

"Ну да, эльф ей наверняка пересказал наш разговор, а я упоминал, кажется, из кого делают охотников на монстров!"

-- От бывшего барда это как раз самый лучший комплимент, -- сказал он. -- Потому что искренний. Сама подумай, бард работает со звуком. Звук -- это его работа. Его мало чем можно удивить в этом плане, и ему далеко не все нравится.

-- Хорошо. Принято, -- рассмеялась она.

-- Так почему все-таки лампа? -- спросил Нэллен; собственно, ему было все равно, о чем спрашивать, но надо же было о чем-то говорить еще некоторое время.

-- Она не гаснет в самый неподходящий момент, и ее куда труднее перевернуть, -- ответила Тамми.

Она присела на край его ложа. Красивый плащ распахнулся, а то, что находилось под ним, трудно было назвать одеждой. У Нэллена аж дыхание перехватило.

Так трудно было удержаться и не сгрести ее в объятья тотчас, но... игра есть игра, а выигрывает только терпеливый. Схвати ее прямо сейчас -- и неизвестно, чем дело кончится. Он, конечно, с ней справится, даже если она достанет тот самый нож, которого так опасался мальчишка-эльф, но... зачем ему с чем-то справляться? Пусть девушка сама с собой справляется.

-- Мне нравится видеть глаза того, с кем я занимаюсь любовью, -- сказала Тамми. -- А бегать и тушить постель посреди ночи мне совершенно не нравится.

-- А почему ты вообще решила, что должна мне что-то? -- спросил Нэллен.

-- Раз ты спас мою задницу, значит, имеешь полное право за нее подержаться, -- сказала Тамми. -- Все просто.

Нэллен ухмыльнулся и положил ладонь ей на бедро. Немного подержал и убрал.

-- Я подержался, -- промолвил он. -- Мы в расчете.

-- Мерзавец, ты что же, хочешь, чтоб девушка сама тебе призналась, что ты ей нравишься? -- фыркнула Тамми.

-- А как же иначе? -- весело откликнулся Нэллен. -- Я слушаю. Можешь начинать.

-- Вот нахал! Может, тебя зарезать? -- возмутилась Тамми.

-- Тогда я ничего не услышу, -- ответил Нэллен.

-- Самовлюбленный болван! -- воскликнула девушка.

-- Это такого парня ты себе выбрала? -- иронически покачал головой Нэллен. -- Хорошо же ты себя ценишь... западаешь на всяких самовлюбленных болванов...

-- Да я тебя на клочки порву!

-- С клочками неудобно заниматься любовью...

-- Демоны бы тебя задрали!

-- Можешь начинать. Ужасней тебя демонов не бывает.

-- Это был комплимент?

-- Вот еще! Комплимент был куда раньше.

-- Это когда же? -- подозрительно поинтересовалась она.

-- Когда я тебя вырубил, само собой, -- ответил Нэллен.

Тамми еще раз фыркнула и скинула свой плащ.

Нэллен улыбнулся и притянул ее к себе, положив руки ей на бедра. На сей раз с полным на то правом. Масляная лампа горела ровно и ярко. Тамми и не думала закрывать глаза, когда ее целовали.

...***...

-- Агент Нэллен, я вас уже похоронил, -- негромко и с чувством промолвил маркиз Фальт. -- Как честный человек, вы просто обязаны из своего жалования возместить мне расходы на ваши похороны.

-- Если бы я был честным человеком, я бы так и сделал, -- в тон ему ответил Нэллен. -- Но, как вы сами изволили заметить, я -- вор... Так что -- обойдетесь. Я вам ничего не должен. А вот вы, как честный человек и мой начальник, должны мне выплатить жалование в двойном размере за выполненное задание.

-- Почему это?

-- Ну, раз я побывал и на этом свете и на том, значит, соответственно, и задание выполнял сразу в обеих мирах. Разве за двойную работу не предполагается двойное вознаграждение?

-- Предполагается, -- пробурчал маркиз Фальт. -- Но половину я с вас все равно вычту.

-- За что это?

-- За утрату казенного амулета.

-- Вот еще! Амулет был утрачен на службе Родине и Государю!

-- Служба Родине и Государю не является оправданием безалаберности и ротозейства, агент Нэллен, -- печально поведал маркиз Фальт.

-- Вы ж потом наверняка по моему амулету монстра и отслеживали, -- сказал Нэллен.

-- Еще скажите, что вы заранее все так и задумали, -- усмехнулся маркиз Фальт.

-- Скажу.

-- Врете.

-- Вру. Ну и что?

Маркиз Фальт рассмеялся.

-- Будет вам двойное жалование, агент Нэллен! Вот только зачем оно вам?

-- А я решил собирать коллекцию, -- отважно соврал Нэллен. Не сообщать же маркизу, что у него вдруг появилась такая потрясающая девчонка, в обществе которой можно неплохо эти самые денежки потратить! Да и портал туда-сюда, если его частным образом у мага покупать, вовсе не дешевая вещь получается. Тех денег, что он тогда украл, ему едва-едва хватило, чтоб обратно в столицу добраться. А ведь он еще местным ворам налог не выплатил. Такие долги лучше не копить, если не хочешь, чтоб тебе о них в один прекрасный момент ножом под ребро напомнили.

-- Коллекцию чего? -- оторопел маркиз Фальт.

-- Коллекцию денег, -- ухмыльнулся Нэллен.

-- Агент Нэллен... вы издеваетесь? -- немного помолчав, поинтересовался маркиз Фальт.

-- Разве что самую малость, -- ответил Нэллен. -- Должен же я вам как-то отомстить за то, как именно вы меня на задание отправляли и чего наговорили при этом?

-- А я, признаться, надеялся, что вы мне через амулет тогда все наболевшее высказали, -- чуть удивленно заметил маркиз Фальт.

-- Ну что вы, господин маркиз, это только вступление было, -- ответил Нэллен. -- А все наболевшее мне бы пришлось высказывать в течении нескольких лет, без отдыха и перерыва на обед.

-- Подумать только, какая у вас душа ранимая, -- пожал плечами маркиз Фальт. -- Ладно. Если учесть, что это дело еще не закончено, и у меня есть прекрасная возможность отправить вас на какое-нибудь совершенно невыполнимое задание, где вы с гарантией свернете себе шею, полагаю, вы имеете полное право на некоторую моральную компенсацию.

-- А это дело еще не закончено? -- ошеломленно спросил Нэллен. -- Этот монстр... он -- удрал?

-- Ушел, -- поморщился маркиз Фальт. -- Маги основательно подкоптили его, а твой друг Карвен испортил ему шкуру, но... да, ушел... выбросил твой амулет и скрылся... надо его еще раз искать, но как?

-- Да я же совсем забыл... треплюсь тут! -- выдохнул Нэллен, внезапно вспомнив один важный факт.

Глаза маркиза Фальта так и вцепились в него.

-- Прекрасно, что вы о чем-то вспомнили, агент Нэллен, -- ледяным тоном промолвил маркиз он. -- Мне вот тоже было интересно все это время, закрадется ли в вашу голову случайная мысль о некоем важном обстоятельстве... о некоем деянии, каковое вы должны были сделать немедля по прибытии сюда, но так и не удосужились, несмотря на то что я, ваш начальник, сижу здесь перед вами и с нетерпением оного деяния ожидаю.

"О чем это он? -- удивленно подумал Нэллен. -- А потом вдруг сообразил: Доклад! Я же не сделал доклад по всей форме! Демона болотного он меня теперь простит! Голову откусит, не иначе! А без головы -- какие девчонки?"

Все же стремление сообщить важную информацию пересилило.

-- К демонам доклад, господин маркиз! -- выпалил он. -- Слушайте главное! Этому монстру не хватает обычной человеческой еды, он сам так сказал! Время от времени он вынужден питаться от боли, крови, страданий и смерти! При мне он околдовал посетителей одного трактира и натравил их на посетителей другого!

-- То есть... ты хочешь сказать...

-- Мы можем искать его по этим следам, господин маркиз! -- с воодушевлением продолжал Нэллен. -- Если где одна толпа беспричинно бросается на другую, там он и побывал! Туда можно сразу засылать агентов! Не растягивать их редкой сетью на всю страну, а...

-- Собрать всех здесь, дождаться очередного сигнала -- и по сигналу забрасывать такую густую сеть, какую только получится, -- довольно кивнул маркиз Фальт. -- Соображаешь! Посиди пока тут, я сейчас!

Маркиз Фальт порывисто встал и вышел.

Нэллен улыбнулся и нахально развалился в кресле. Сегодня его точно не уволят, что бы он ни выкинул.

"Надо будет к Карвену зайти, пусть расскажет, как он с этим монстром сражался... да и у меня найдется, что рассказать..."

...***...

Получавшаяся магическая структура больше всего напоминала пляску снежинок в метель. Вот только, в отличие от снежинок, все точки приложения сил были аккуратно увязаны между собой. Их танец лишь на первый взгляд казался хаотическим. На самом деле все было строго рассчитано.

Недаром ведь говорят, что математика -- основа любой магии. Только сумасшедшие и профаны колдуют на собственный страх и риск. А если хочешь быть профессионалом -- берись за математику всерьез. Мастер Нарлимар всем своим ученикам это неустанно повторяет.

И все-таки... если на миг забыть, что это всего лишь точки приложения силы, можно и впрямь поверить, что это снег... метель... зимняя ночь, когда с людьми и эльфами происходят всякие чудеса... настоящие, не сотворенные при помощи магии.

Мастер Нарлимар закончил последний магический пасс, убедился, что все слои заклятья аккуратно сцеплены друг с другом, мгновение полюбовался получившейся структурой и аккуратно вложил ее в покачивающийся перед ним шар из горного хрусталя.

Довольно кивнул, а потом, на миг отвлекшись, покосился в сторону. Там, на его лабораторном столе, с недавних пор стояло нечто, до сих пор казавшееся молодому магу одним из чудес света.

Подарок профессора Шарная.

Микроскоп.

Что правда, то правда, в самом начале интерес к мельчайшим тварям у мастера Нарлимара был сугубо практический. Усмотрев сходство между микроскопическими существами и чудовищем, представляющим угрозу для Ирнии, а может, и для всего мира, мастер Нарлимар решил как следует изучить плавающие в капле воды существа в поисках борьбы с их гораздо более крупным сородичем. Однако по мере изучения мастера Нарлимара все больше и больше захватывал этот невиданный, совершенно фантастический мир.

-- Скорей бы покончить с этой тварью, -- часто бурчал он, отрываясь от микроскопа ради того, чтоб заняться поисками новых средств для уничтожения неведомого чудовища, которому наставник Дэрран строго настрого запретил давать имя.

Он надеялся, когда вся эта кутерьма закончится, и тварь будет уничтожена, испросить отпуск хотя бы на пару недель и немного побродить по миру, манящему его своей неизведанностью. Он продумывал новые заклятья для уменьшения объема и веса тела, потому что ему мало было смотреть на фантастические картины, разворачивающиеся под микроскопом, ему очень хотелось прикоснуться ко всему этому собственными руками.

Мастер Нарлимар со вздохом отвел глаза от стоящего на столе микроскопа и убедился, что висящий перед ним хрустальный шар принял заклятие как должно.

Да.

Все верно.

Это должно сработать.

Он взял шар за серебряную цепочку и повесил себе на шею.

Ощущение было настолько новым и необычным, что он на миг затаил дыхание. Ему казалось... нет, он был почти убежден, что мир сейчас выцветет вокруг него, в один миг поблекнут все краски, завянут все звуки, он думал, что должен будет очутиться в некоем сером пространстве. Правда, на очень короткий миг. А потом -- на другой такой же. И на третий. И так без конца. Мир будет то почти уходить от него, то вновь возвращаться, сияя всеми своими красками. Этого не произошло. Вместо этого мир стал другим. Совершенно не таким, как был, но от этого не менее прекрасным.

-- Так вот как видят мир обычные люди, -- промолвил мастер Нарлимар, с удивлением разглядывая свой лабораторный стол, пол, стены, потолок, цветок в горшке, вид из окна, собственные руки и башмаки... миг -- и магия вновь вернулась к нему, все стало прежним. Впрочем, теперь оно смотрелось так же необычно. Еще миг -- и магия вновь исчезла, возвращая мастера Нарлимара в состояние невероятного удивления.

Он так увлекся, что почти забыл, для чего все это затеял. Возможность то становиться обычным человеком, то вновь возвращать себе магию была потрясающей. Нет, это его последнее заклятие просто чудо как хорошо. Врали, когда говорили, что маг видит мир полнее и объемнее. Маг видит его по-другому! И только! Кое-чего он при этом напрочь не замечает. Нет уж, лучше не задирать нос перед теми, кто магии лишен, высокомерно отказывая им в умении видеть мир. Лучше иметь в своем распоряжении оба способа!

"Придумать бы еще, как подарить обычным людям с эльфами умение видеть мир, словно маги", -- подумал он. И только тогда вспомнил о том, ради чего все это затевалось.

-- Ах я, болван, -- проворчал он, приступая к последней проверке: как отразится такое "прерывистое" бытие мага на боевых заклятиях.

Мастер Нарлимар дождался, пока мир примет обычный для мага вид, и вмазал огненный шар в стену своей лаборатории.

-- Отлично! -- выдохнул он, созерцая оплавленный камень.

Дождался нового периода -- и швырнул в ту же точку молнию. Молния, слегка не долетев, погасла. Мир поменялся быстрее, чем он рассчитывал, обычные люди швыряться молниями все-таки не могут.

-- Так, -- кивнул он. -- Нужно быть чуточку быстрее. И привыкнуть к этим периодам.

Следующая молния выскочила из его руки тотчас, как он почувствовал возвращение магии. Она еще больше изуродовала стену и добавила мастеру Нарлимару хорошего настроения.

-- Вот так! -- возбужденно воскликнул он. -- До тех пор, пока маг остается магом, он может действовать, а становясь человеком, он перестает попадать под действие сонных чар этой твари! Он не уснет и при этом сможет работать заклинаниями! А если магов несколько, и у каждого будет такой шар с моим заклятием... если они будут становиться обычными людьми по очереди... тогда они смогут прикрывать друг друга, и никто из них не заснет!

Продолжая говорить все это, он построил портал прямо в кабинет мастера Лиграна и прыгнул в него, даже не переодевшись. На нем был старый, заляпанный чем попало лабораторный халат и домашние тапочки.

-- Да что вы говорите, коллега? -- мастер Лигран услышал последний обрывок фразы, после чего внешний вид младшего товарища его уже совершенно не интересовал. -- Вы совершенно в этом уверены? А ну-ка повторите мне все это еще раз!

...***...

-- Класс! -- выдохнул Нэллен. -- Говоришь, изрубил его в кашу? Нет, мой маркиз -- это нечто! Знаешь, как он об этом отозвался: "Твой друг Карвен немного попортил ему шкуру!" Я в результате подумал, что ты его разок-другой зацепил, и он сразу удрал...

-- Если бы зацепил, -- вздохнул Карвен. -- Я его изрубил так, как человека, к примеру, изрубить просто-напросто невозможно. Во всяком случае -- не ашшаром. А он вновь ожил. И оживал раз за разом. И удрал, гад такой. Околдовал магов, попытавшихся каким-то образом обработать его останки, не знаю, что за порошки они сыпали и чего этим хотели достичь, но только у них ничего не вышло, вместо этого монстр захватил власть над ними, а они, повинуясь его приказу, напали на меня все скопом. Не знаю, как мне удалось от всех этих заклятий увернуться. Тут уж без Богини Удачи точно не обошлось.

-- А ты вознес ей хвалу? -- поинтересовался Нэллен.

-- А как же! -- откликнулся Карвен. -- Я вообще всем Богам хвалу вознес, как только немного оклемался и смог нормально соображать, но ей -- в особенности.

-- Я тоже, -- кивнул Нэллен. -- Я теперь постоянно ее благодарить буду. Я видишь ли, нашел этого монстра, которого ты убивал. Найти его было моим заданием, но кроме него, я нашел еще и потрясающую девушку! Ты только маркизу моему не говори. Такой девушки у меня никогда не было, так что мне не просто повезло, а сказочно... как тут не благодарить Богиню?

-- Постой, так это ты отыскал монстра? -- удивился Карвен. -- Его же никто найти не мог! Как тебе это удалось?

-- Ну, видишь ли, -- усмехнулся Нэллен. -- У моего маркиза, кроме мерзкого характера и сволочных способов этот самый характер выказывать, есть еще и уникальное чутье, которое делает его просто незаменимым в нашем деле. Так вот, ему пришло в голову, что раз все разумные меры по отысканию этого самого монстра уже приняты и успеха не принесли, то необходимо применить нечто неразумное, просто положившись на удачу. И поскольку он относится ко мне с особым чувством любви и восхищения, то эту свою сумасшедшую идею он решил опробовать именно на мне. Если совсем просто, он приказал дежурному магу отправить меня "куда попало". И вот что из этого вышло...

-- Ну, ты даешь, Нэллен! -- восхитился Карвен, когда рассказ подошел к концу. -- Да уж... маркизу Фальту и впрямь лучше ничего не знать о твоих похождениях!

...***...

Карвен, просыпайся !

-- Попробуй тут не проснись, -- пробурчал Карвен, отрывая голову от подушки.

Голос у Ноэрми не хуже, чем у сержанта Йанора, и не захочешь, а проснешься. Аж звон в ушах стоит от ее голоса.

Карвен, одевайся !

-- Уже, -- проворчал Карвен, вскакивая и хватая форменные брюки.

Когда в дверь крохотной комнатки, что ему отвели во дворце, решительно постучали, он был уже обут, одет и готов ко всему.

-- Собирайся, -- скомандовал наставник Дэрран. -- Ты первый, мы -- за тобой.

-- Готов, -- откликнулся Карвен. -- Где на сей раз?

-- В Теарне, -- ответил наставник Дэрран. -- Дворец Собраний купеческой гильдии. Господа купцы вцепились друг другу в глотки прямо посреди белого дня.

-- Торговцы и без всякого монстра на это способны, -- высказал мнение Карвен, до сих пор помнивший того торговца, который подбил братьев продать отцовскую кузницу.

-- Он там, это достоверные сведения! -- отрезал наставник Дэрран.

-- Как скажете, наставник, -- послушно откликнулся Карвен. -- Идем?

В комнату вошел мастер Лигран.

-- Вы готовы, юноша?

-- Да, мастер, -- ответил Карвен, еще раз проверяя ашшар и пистолеты.

С пальцев мастера Лиграна соскочил портал. Соскочил, расплеснулся бледно-голубым мерцающим овалом, и Карвен немедленно в него шагнул.

Он оказался в большом зале.

"О! Не хуже королевского! По крайней мере, обряжен столь же богато", -- отметил про себя Карвен, глядя на затянутые золотой парчой стены, увешанные многочисленными картинами, на которых важные состоятельные господа пожимали друг другу руки.

Что ж, спокойная и солидная атмосфера стенами начиналась и на них же заканчивалась. Потому что в зале шел жестокий бой. Важные состоятельные господа убивали друг друга при помощи тяжелых дубовых кресел с резными спинками и просто кулаков. Несколько неподвижных тел уже валялось на полу, остальные продолжали битву. Некоторое отсутствие опыта и недостаток практики не позволяли господам расправиться друг с другом мгновенно. Впрочем, они старались. Напомнив себе, что он должен защищать всех граждан, вне зависимости от того, нравятся они ему или нет, Карвен быстренько отыскал взглядом монстра. Тот стоял чуть в стороне и, похоже, наслаждался происходящим.

-- Вот ты где, сволочь! -- выдохнул Карвен, выхватывая из ножен ашшар, перепрыгивая через опрокинутое кресло и бросаясь в бой.

-- Охотник! -- с ненавистью процедил монстр, увидев Карвена. -- Ты -- человек, ты не такой, как те выродки... ты не можешь быть Охотником!

-- Ну, извини... так вышло! -- усмехнулся Карвен, одним взмахом отрубая голову твари.

-- Ну, извини, так вышло! -- передразнил его монстр, подхватывая отрубленную голову и налепляя ее обратно.

Голова налепилась криво, но монстра это совершенно не обеспокоило.

Карвен ! -- отчаянно взвизгнула Ноэрми, но было поздно. Чудовищная когтистая лапа монстра, проскользнув под шпагой, пробила ему грудь.

Карвен судорожно вздрогнул, и волна черной крови хлынула на гвардейский мундир. Мир в единый миг стал ледяным и тусклым, а потом выцвел, съежился в крохотную точку и исчез. Последнее, что он ощутил -- собственные пальцы, судорожно цепляющиеся за ашшар, словно бы умирающее тело пыталось каким-то образом удержаться в мире, удержаться, ухватившись хоть за что-нибудь...

Когда Карвен пришел в себя, его голова покоилась на коленях наставника Дэррана.

-- Я жив? -- с недоумением поинтересовался он.

-- Ты и не умирал, -- ответил тот. -- Эта тварь каким-то образом сумела захватить твое сознание... не только твое... Ноэрми тоже на миг поверила... Похоже, наш враг не терял времени зря в своем заточении. Раньше ни одному из них не удавалось захватить разум Охотника, а уж о том, чтоб захватить сознание ашшара... в наше время считалось, что это невозможно.

Он не захватывал мое сознание ... -- проворчала Ноэрми. -- Просто на какой то миг ...

-- Ноэрми говорит, что он не захватил ее сознание, -- сказал Карвен наставнику Дэррану.

Наставник Дэрран провел кончиками пальцев по клинку.

-- Так я ж об этом и говорю, -- ответил он. -- Когда это раньше было, чтоб ашшар могло хоть что-то смутить в этой отвратительной магии? Нет, Ноэрми, это не ты состарилась, это монстр изменился за эти века.

Наставник Дэрран вздохнул.

-- Он опять ушел? -- огорчено спросил Карвен.

Наставник Дэрран покачал головой.

-- Вы его убили? -- удивился Карвен.

"Убили, и никто не рад?"

-- Мы его убили, -- с сомнением промолвил наставник Дэрран. -- Но...

-- Так убили, или все-таки "но"? -- Карвен сообразил, что не так уж плохо себя чувствует, чтобы почем зря валяться на коленях у высокопоставленного вельможи и самого прославленного из древних Охотников, поэтому он сел и требовательно уставился на наставника Дэррана.

-- Нам удалось его окружить и убить, -- ответил наставник Дэрран. -- Мы уничтожили его плоть так, как всегда уничтожали плоть таких тварей в прошлом. Вероятно, можно сказать, что его больше нет... вот только мне так не кажется. А чутье Охотника...

-- То есть, он наверняка уничтожен, а чутье Охотника все равно вам подсказывает, что он жив? -- удивленно поинтересовался Карвен.

-- Именно так, -- удрученно сказал наставник Дэрран. -- И если бы мне одному! Все остальные Охотники чувствуют тоже самое. Кстати, а ты?

-- Ну... я ж не такой мастер, как вы четверо, -- смутился Карвен. -- Вряд ли стоит придавать какое-то значение моим ощущениям...

-- А все же, -- не отставал наставник Дэрран.

-- Когда я очнулся... у меня было ощущение, что он ушел... а теперь -- я даже и не знаю, -- ответил Карвен.

-- Вот именно, -- вздохнул наставник Дэрран. -- У всех у нас подобное ощущение. Вот и выходит, что мы его убили, а он все равно ушел... сволочь!

Карвен рассеянно смотрел по сторонам. Ошалевших купцов выводили под руки. Вокруг раненых суетились лекари и маги. Там и сям сновала теарнская стража. Кто-то даже начал подымать разбросанные кресла, стремясь установить их на место. Карвен с изумлением отметил, что стены зала вовсе не обиты золотистой парчой, как ему показалось вначале. Это было светлое дерево, которое на расстоянии выглядело почти как парча, но было несравненно дешевле.

"Надо же, какой удачный цвет подобрали, -- подумал он, подымаясь на ноги. -- Хитры, господа купцы -- и дешево, и почти так же роскошно, как в королевском дворце. Опять же, если что -- к ним не придерешься, никто не скажет, что они роскошью с королем и знатью сравняться хотят".

Карвен смотрел на золотящиеся деревянные панели и думал, злиться ли ему на этих несчастных купцов, или восхищаться их хитроумием.

...***...

Охотники один за другим исчезли в портале. Ирнийские и теарнские маги секретной службы снимали свое оцепление. Пострадавших купцов уже отправили к целителям, теарнская городская стража разгоняла зевак.

Мастер Нарлимар вздохнул и попытался применить магию поиска. Еще один раз перед тем, как тоже отправиться назад.

Мимо него, оживленно переговариваясь, прошли двое стражников.

-- Хорошо еще, что купцы с собой на заседания охрану не берут! -- говорил один. -- Представляешь, что было бы?

-- Еще бы! -- поддакивал другой. -- А чудовище это, говорят, сбежало! Столько магов нагнали, наших и ирнийских, а оно все равно сбежало!

-- Я слышал, что его сначала убили, а уж потом оно удрало, -- фыркнул первый. -- Как это может быть? Ты что-нибудь понимаешь? Я -- нет!

"Я тоже", -- с досадой подумал мастер Нарлимар. Ему было очень обидно понимать не больше городского стражника.

"Да как же так, я ж сам видел, как его убили... а тело уничтожили с соблюдением всех предосторожностей, вряд ли есть способ уничтожить нечто еще более тщательно... и вот -- на тебе! Те, кто его уничтожал, вдруг заявляют, что монстр, видите ли, скорей всего сбежал! Кажется им это!"

Мастер Нарлимар досадливо скривился. Магия поиска, разумеется, ничего не давала. Впрочем, она в любом случае ничего не дала бы.

"А если все-таки нет?"

Мастер Нарлимар погладил висящий у него на шее хрустальный шар, позволяющий ему не засыпать в присутствии монстра.

"А что, если попробовать..." -- идея пришедшая ему в голову была несколько спорной, но...

Заклятие в хрустальном шаре то блокирует его магию, то выпускает ее на свободу. То есть, он то превращается в обычного человека, то вновь становится магом. Но ведь есть еще и некий переходный миг, когда он уже не совсем маг, но еще и не обычный человек. Он очень крохотный, этот миг, но все же он существует. И если применить заклятье поиска, находясь внутри этого мига... кто знает, что тогда будет?

Мастер Нарлимар окликнул четверых молодых магов, вместе с которыми осваивал свое изобретение, и быстро объяснил им суть идеи.

-- Давай, пробуй! -- воскликнул один.

-- Начинай, мы тебя подпитаем, -- согласно кивнул другой.

-- Приступаем, -- скомандовал третий.

Четвертый просто молча кивнул, давая понять, что готов к работе.

Мастер Нарлимар прикрыл глаза, сосредоточился и приступил.

-- Быть того не может! -- потрясенно прошептал он, обнаружив монстра, сытно обедающим в каком-то трактире. -- Смотрите! -- выдохнул он остальным, открывая им результаты поиска.

-- Ну ты даешь! -- прошептал один из магов. -- А ведь сработало!

-- Нужно срочно доложить об этом, -- сказал другой.

-- А может, прямо сейчас и напасть? -- предположил третий. -- Он должен быть очень ослаблен тем, что с ним проделали Охотники. Вдруг нам удастся вовсе с ним покончить?

-- А если он нас прикончит, и никто не узнает про новый способ поиска? -- предположил четвертый.

-- Сейчас я свяжусь с мастером Лиграном, доложу ему, а потом попробуем напасть, -- сказал мастер Нарлимар. -- Только подождем, пока эта тварь покинет трактир. Я бы предпочел уничтожать его в каком-нибудь безлюдном месте.

-- Это если он не устроит драку в том несчастном трактире, -- пробурчал третий.

-- Ну, если устроит, тогда у нас просто не останется выбора, -- откликнулся мастер Нарлимар.

А потом связался при помощи магического кристалла с мастером Лиграном.

-- Отлично, -- проговорил тот, выслушав мастера Нарлимара. -- Способ понял. Начинайте операцию. Сейчас вышлю вам подмогу.

...***...

Сумерки. Резкая чернота деревьев на серебристом фоне неба. Сверчки стрекочут таким серебристым звуком, словно пытаются передать всю красоту сумерек. И где-то рядом -- враг. Он знает, что за ним следят. Он таится от своих преследователей. Его чувства -- страх и скрытое торжество... наверняка придумал что-то новое...

-- Он там! -- прошептал мастер Нарлимар, еще раз определив местонахождение монстра.

Воспользовавшись общим для всех порталом, маги появились в трех шагах от монстра. И нанесли удар. Один, другой, третий... с пальцев мастера Нарлимара соскочили магические твари, так прославившие его в свое время. Соскочили -- и, хрипя от ярости, бросились на монстра. Их жуткие зубы и когти вмиг разорвали его тело в лохмотья.

На сей раз лохмотья исчезли почти мгновенно, даже не успев упасть наземь. А монстр вновь возник чуть в стороне от магов и магических тварей. Нагнулся и поднял с земли свою тень, отчетливо черневшую на земле. Поднял -- и швырнул в бросившихся на него тварей. Те вмиг замерли в полете, застыли, окаменели... а потом осыпались мелким крошевом, и там, где они только что были, на миг образовались прорехи в реальности, сквозь которые проглянуло другое небо. Оно было совершенно чужим, и чужое солнце насмешливо посветило оттуда насмешливым глазом, на миг озарив сумерки яркими красками чужого полдня.

Мастер Нарлимар коротко выругался и стряхнул с пальцев новых тварей, а монстр поднял с земли очередную тень. Еще раз... и еще...

Пока монстр внезапно не исчез окончательно.

-- Неужто все? -- выдохнул один из подручных магов мастера Нарлимара.

-- Ушел, сволочь, -- вздохнул тот. -- Я почувствовал, как он это делает... он... как бы распылается на некие почти незримые составляющие... каждая из них слишком мала, чтоб можно было толково на нее воздействовать при помощи магии. Ни одно заклятье на такие крошечные объекты не рассчитано. А потом вся эта мельчайшая пыль со страшной скоростью уносится прочь оттуда, где условия для нее неблагоприятны, и вновь собирается в единое тело там, где условия подходящие.

-- Что ж, зато ты узнал об этом монстре что-то новое, -- утешительно заметил маг.

Вокруг открывались порталы подоспевшей подмоги.

Мастер Нарлимар вздохнул и пошел докладывать мастеру Лиграну о том, что ему только что удалось выяснить.

-- Отлично, коллега, -- промолвил мастер Лигран с самым довольным видом, но в глазах его можно было прочесть совсем другое. В глазах его ясно читалось, что он был бы совершенно счастлив, если бы коллега сообщил не о новом открытии, а о том, что он прикончил этого проклятого, всех измотавшего монстра, и можно наконец хоть немного спокойно отдохнуть.

Серебристые сумерки плавно сменялись ночью. Из ближайшего леса тянуло сыростью.

Мастер Нарлимар попробовал определить местонахождение монстра и обнаружил, что ему это снова не удается.

-- Я тоже пробовал, коллега, -- проговорил мастер Лигран. -- Твой новый способ хорош... был.

-- Почему был? -- устало спросил мастер Нарлимар, уже зная, что сейчас услышит в ответ.

-- Потому что монстр нашел способ и от него закрыться, -- ответил мастер Лигран. -- Метод больше не работает.

Мастер Нарлимар вздохнул и подумал, что больше всего на свете ему хочется спать. Вот прямо сейчас.

-- Что будем делать? -- спросил он.

-- Домой, -- скомандовал мастер Лигран. -- Спать.

...***...

-- Что вы говорите, коллега! -- воскликнул профессор Шарнай. - Значит, он не совсем простейшее. А нечто более сложное. Некая магически обработанная колония микроорганизмов, раз он способен распадаться на крошечные живые комочки, а потом вновь собираться воедино. Оригинальная приспособительная функция...

-- Колония микроорганизмов? -- заинтересовался мастер Нарлимар. -- А что, бывает и так? Эти крошечные зверюшки способны создавать колонии?

-- Еще как! -- заверил его профессор Шарнай. -- Доклад в научное сообщество на эту тему мною еще не написан, но можно уже считать это несомненным фактом. Кстати, описанный вами случай, коллега, не вполне укладывается в особенности поведения такой колонии. Вероятно, магический компонент искажает... то, как они распадаются на отдельные организмы, чтобы ускользнуть от внешней агрессии, и вновь собираются в более благоприятных условиях -- с таким я пока не сталкивался.

-- Ну, поскольку нам никак не удается его уничтожить, быть может, вы успеете его изучить, профессор, -- вздохнул мастер Нарлимар. -- А мне его уже ни уничтожать, ни изучать его не хочется. Так он мне надоел, этот монстр!

-- Сочувствую, -- наклонил голову профессор Шарнай. -- Кстати, я тут пришел к выводу, что некоторые микроорганизмы вполне в состоянии вызывать разного рода заболевания.

-- То есть, вы хотите сказать, что этот монстр -- болезнь? -- удивился мастер Нарлимар.

-- Вообще-то это вы сказали, -- удивленно ответил профессор. -- Кстати, вы неправильно сформулировали. Я ведь не сказал, что микроорганизмы -- болезнь, я сказал, что некоторые из них могут, вероятно, вызывать заболевания. Так сказать, являться их причиной. Что же касается вашего монстра... то, что испытывают люди и эльфы, на которых он воздействует... наверное это можно назвать заболеванием. Впрочем, трудно сказать. Нужны серьезные клинические исследования, которые, скорей всего, невозможно будет организовать.

-- Невозможно?

-- Нам ведь абсолютно неизвестно, чем от подобного воздействия можно защитить исследователей. А пока мы это выясним... думаю, к тому моменту монстр уже будет уничтожен. Впрочем, я не особо переживаю по этому поводу. Как ученый, я, конечно, сознаю его несомненную уникальность и неповторимость, но как человек... тварь, представляющая такую опасность для общества, должна быть уничтожена любой ценой.

-- А наука? -- устало улыбнулся мастер Нарлимар.

-- А наука должна знать, где ей следует остановиться, -- сказал профессор. -- Любой исследователь должен помнить, что он живет не сам по себе, что все свои открытия и выводы он делает для других. И если предмет исследования настолько опасен для окружающих, лучше его уничтожить и заняться чем-то другим, коллега. И любой ученый, достойный этого имени, скажет вам тоже самое.

...***...

Принцесса Лорна торопливо перелистала уже переплетенный текст, отыскала нужную страницу, всмотрелась -- и облегченно вздохнула. Нет, ей только показалось, что в работу вкралась ошибка, что она неверно продиктовала! На самом деле все правильно. И никаких ошибок. Недаром отец, едва только они с Вэллис закончили, приказал сделать несколько копий с ее работы. И поручил это не кому-нибудь, а секретной службе.

Облегченно рассмеявшись, принцесса положила довольно приличную по объему книжку на другую такую же.

"Закончено!"

Подойдя к зеркалу, она быстро привела себя в порядок, коснулась пальцем крохотного кулончика, подаренного герцогом Теллинаром, и улыбнулась. Когда они встретятся с Ильтаром, она ему обязательно расскажет эту историю. Конечно же, он не будет ревновать, что за глупости! И то, что они с Вэллис написали, он прочитает обязательно, может, даже подскажет, в чем это все можно улучшить и дополнить. Ей почти представилось, как они сидят в обнимку, обсуждая то или иное место из ее работы.

"И точно так же Вэллис будет сидеть с Ферреном".

"А в результате Ирния и Вирдис перестанут таранить друг друга, словно два взбесившихся корабля!"

Она вздохнула.

Вэллис уезжает завтра. И завтра же встретится с Ферреном. Эх... ей с Ильтаром пока повидаться не удастся. А сегодня она даст Вэллис урок астрономии. Баронесса очень просила, а сегодня на редкость удачный вечер. Небо чистое, яркое. И ночь должна быть такая же, если ничего непредвиденного не стрясется с погодой.

Принцесса еще раз оглядела себя в зеркале, вздохнула, представив рядом с собой Ильтара, и направилась на астрономическую башню.

Войдя, она с изумлением уставилась на баронессу Вэллис, которая, по всей видимости, самостоятельно пыталась освоить телескоп и вертела все, что вертится, с упорством достойным лучшего применения.

"Она же вчерашняя служанка, отец мне как-то сказал, -- мелькнуло в голове у принцессы Лорны. -- Некоторые служанки обожают брать вещи своих господ, когда те не видят".

Принцессе стало чудовищно неудобно. Потом стыдно за баронессу Вэллис, такую замечательную, мужественную, верную, все понимающую...

"Но если ты всю жизнь сморкался в рукав, от этого очень трудно отвыкнуть, да?"

Принцесса с трудом подавила в себе первое желание: подойти и прикрикнуть на баронессу Вэллис, словно на зарвавшуюся служанку.

"Она наверняка испугается, просто по привычке... это ее унизит, напомнит ей о прошлом... а потом она вспомнит, что уже не служанка, и обидится еще сильнее... мы поссоримся... но ведь она -- мой товарищ, моя соратница! А кроме -- того просто сильный, умный, интересный человек!"

"Так что же делать? Незаметно уйти и подойти чуть позже?"

"Или все-таки объяснить ей как-то, что она поступает некрасиво?"

"А то она и сама не знает, что делает нехорошо!"

"И телескоп! Телескоп!!! Если она продолжит в том же духе, я его и до завтра не настрою! Какой уж там урок астрономии..."

Телескопа было жалко. А кроме того, принцессе Лорне было почему-то стыдно и за себя тоже, словно это она сделала что-то нехорошее. И продолжает делать.

"Так что же мне сделать? Как поступить?!"

Мысли принцессы Лорны судорожно метались в поисках правильного выхода.

"Да что ж это такое?! -- с раздражением подумала она наконец. -- Как помирить два государства, я смогла придумать, а что делать сейчас -- понятия не имею?!"

Пока она пыталась найти ответ на вопрос, что же ей делать в столь неловкой ситуации, та решилась сама собой.

Баронесса Вэллис оторвалась от телескопа, повернулась, заметила принцессу Лорну и жалобно попросила:

-- Этот винт... он больше не вертится... помоги, пожалуйста...

-- Разумеется, не вертится, -- пробурчала принцесса, чувствуя, что ситуация разрешается сама собой. -- Его вообще не надо было поворачивать.

"Не буду я с ней ругаться, -- подумала она, подходя ближе. -- Демоны с ним, с телескопом! Человек важней, чем телескоп!"

Она уже коснулась злополучного винта, намереваясь вернуть его в изначальное положение, мельком взглянула на баронессу Вэллис и, вздрогнув, замерла.

Потому что это была не баронесса Вэллис. Это существо вообще не принадлежало к людям и эльфам. Не могло принадлежать. Жуткая, отвратительная тварь, не похожая ни на что ранее виденное.

-- Стража! -- закричала принцесса Лорна, отскакивая от чудовища.

-- Ты испугана? Зовешь на помощь? Неужто я не нравлюсь тебе? -- проговорило чудовище. -- Ты не сгораешь от страсти? Не восхищена моей неземной красотой?

-- Да я чуть со страху не умерла! -- вырвалось у принцессы.

-- Странно, -- огорчилось чудовище. -- Я же всем нравлюсь. Я -- прекрасен! Я -- Бог, в конце концов! Может, ты просто сумасшедшая, что всего этого не замечаешь?

Принцесса Лорна отодвинулась от недоумевающего монстра еще на шаг.

-- В любом случае, тебе незачем меня бояться, -- промолвило чудовище. -- Я никому не причиняю зла. Я несу лишь свет и добро. Этот мир погряз во лжи, обмане и жестокости, он нуждается в исправлении. Да ты и сама это знаешь. Недаром ты предприняла такую работу, чтобы хоть что-то исправить. Но сделанного слишком мало. Нам необходимо объединить усилия, чтобы не только Ирния и Вирдис, но и весь остальной мир навсегда забыл о войнах и распрях, наслаждаясь моей любовью, добром и милосердием.

В голове принцессы Лорны вдруг послышался легкий мелодичный звон, а маленький кулончик, подаренный эльфом-ростовщиком, слегка потеплел. Еще миг -- и она услышала шелестящий шепот возле левого уха, который как бы "переводил" все сказанное чудовищем.

"Я хочу, чтобы ты мне поверила, потому что так будет проще с тобой справиться. Я не причиняю зла, потому что не знаю, что это такое, я просто делаю то, что мне нравится. Я не знаю, что такое свет и добро, это просто красивая фраза, которую я запомнил. Достаточно сказать дуракам, что они погрязли во зле, обмане и жестокости, как они тотчас начинают переваливать это обвинение один на другого и сами помогают мне справиться с ними. Я прочитал мысли в твоей голове и собираюсь использовать их, чтобы заполучить тебя. Мне действительно нужен весь мир, он такой аппетитный!"

"Это... это же должно быть то самое чудовище! -- с ужасом подумала Лорна. -- Но... Ильтар видел его красивым... и все остальные... неужто... неужто это подарок герцога Теллинара помогает мне бороться с наваждением и видеть вещи такими, как они есть?!"

"Он же прочтет эту мою мысль!" -- испугалась она, делая еще шаг назад.

-- Стража!!! -- вновь заорала она, недоумевая, почему это до сих пор никто не примчался. Кажется, меры безопасности были предприняты такие, что стражники и маги чуть ли не под подушкой у нее сидели. А уж по дворцу шагу нельзя было ступить, чтоб на мага или стражника не наткнуться.

-- Стража! Да где ж вы все?!

-- Они спят, -- ответил монстр, медленно надвигаясь на нее. -- На сей раз мне удалось усыпить всех. Стражу, магов, твоих родителей... а ты пойдешь со мной... даже если боишься меня... ты же не хочешь, чтоб твои родители так никогда и не проснулись?

"Мне удалось усыпить не всех , -- тотчас прозвучал шепот возле левого уха. -- Одна дурочка почему-то не заснула. Сейчас она идет сюда. Придется прихватить ее вместе с тобой! "

"Баронесса Вэллис!" -- подумала Лорна.

-- Ваше высочество, -- тотчас услышала она голос у себя за спиной. -- Ой... что это?! Кто это?!

-- Беги отсюда! -- не отводя глаз от монстра приказала принцесса Лорна. -- Беги из дворца! В город, к магам... скажи, что ирнийское чудовище здесь! Дворец захвачен!

-- Ваше высочество, а вы?

-- Да беги же! Чем ты мне поможешь, если останешься?! Скорей сообщи магам! В Ирнию! Там -- Охотники на эту тварь!

-- Ваше высочество...

-- Беги! Это приказ!!!

-- Ваше высочество, я не могу...

-- Почему это?

-- Ноги не двигаются... вообще ничего не двигается... я... в ловушке, наверное...

И баронесса Вэллис заплакала.

-- Не нужно так пугаться. И огорчаться не стоит, -- промолвил монстр, подходя к Вэллис. -- Ну же, посмотри на меня... разве я не прекрасен?

-- Ты?! -- взвыла Вэллис, тщетно пытаясь отстраниться. -- Да худшего урода я в жизни своей не видела!!!

Расхрабрившись, она плюнула монстру в то, что заменяло ему лицо.

-- Странно, -- огорченно констатировал монстр. -- Еще одна сумасшедшая девушка. Я забираю вас обеих. Надо же разобраться, что с вами такое произошло, и почему это вы меня не любите.

-- К вам, ваше высочество, -- промолвил он, обращаясь к принцессе Лорне и почему-то переходя на "вы", -- у меня будет еще и маленькая просьба, которую вы, разумеется, выполните. Вы ведь не хотите, чтобы с вашими родителями случилось что-нибудь печальное?

Расслышать, что прошепчет голос над левым ухом, принцесса Лорна уже не успела. Монстр сделал какой-то неуловимый жест, после чего в глазах стремительно потемнело.

"Я сейчас упаду", -- беспомощно подумала принцесса Лорна и лишилась чувств.

...***...

-- Ваше величество! Ваше величество, проснитесь! Ваше величество, проснитесь, произошло страшное несчастье!

Король Эркет открыл глаза, недоумевая, что же с ним случилось. С какой это стати он заснул в кресле и с книгой в руках. Собирался немного почитать на сон грядущий -- и на тебе... и о каком таком несчастье бубнит дежурный маг? Какое еще несчастье могло стрястись, на ночь глядя?

-- Ну? Что там еще случилось? -- тяжело ворочая языком, промолвил король Эркет.

-- Магическая атака, -- ответил мастер Бэнтар. -- Весь дворец усыплен магическим способом. Как в Ирнии.

-- Ирнийский монстр? -- Его величество мигом проснулся и с испугом уставился на мага.

-- Да, ваше величество, похоже, что так...

-- Ну так не тяни, докладывай! -- рявкнул король Эркет. -- Что-то с ее величеством?

-- Нет, государь. Ее величество спят... уснули за вышиванием... как вы за книгой, ваше величество... как я на своем посту... если бы меня не разбудил один мой коллега... он совершенно случайно ко мне зашел на пару слов... а тут... Ваше величество, проснувшись, я тотчас обследовал дворец... все на месте, все цело, хоть кто-то посторонний и побывал... но...

-- Что ты назвал несчастьем?! -- прорычал король Эркет.

-- Ваше величество... принцесса Лорна и баронесса Вэллис... они исчезли...

-- Что значит -- исчезли?! - вскакивая, взревел король Эркет.

-- Их нет. Нигде нет... -- жалобно пролепетал маг и упал на колени.

Чудовищным усилием воли король Эркет взял себя в руки. Мастер Бэнтар отчетливо слышал, как скрипнули королевские зубы.

"Ведь горло перегрызет. если что, -- подумалось перепуганному магу. -- И никакая магия не спасет, никакие щиты не помогут!"

-- Так, -- отрывисто бросил король, превозмогая желание взвыть от ужаса или удавить на месте несчастного мага. -- Королеву... не будите пока. Кто, кроме нас с вами. еще не спит?

-- Мой коллега отправился будить остальных, -- ответил мастер Бэнтар. -- Начиная с магов.

-- Гильдейская солидарность, да? -- пробурчал король. -- Что ж, оно и к лучшему. Старшего придворного мага и начальника секретной службы, как проснутся -- ко мне. Стражу разбудите. И разбудите кого из слуг, пусть принесут вина.

-- Слушаюсь, ваше величество, -- с облегчением откликнулся маг и, торопливо открыв портал, прыгнул в него чуть ли не головой вперед.

<