Book: Искусство быть напарником




Искусство быть напарником

Анастасия Левковская

Искусство быть напарником

Купить книгу "Искусство быть напарником" Левковская Анастасия

Глава 1

Машина остановилась перед входом в общагу, и добродушный таксист, чем-то похожий на моего отца, помог мне вытащить из багажника тяжелый чемодан. Утреннее солнце немилосердно жгло макушку, но, честно говоря, совершенно не омрачало моего настроения. Я приложила ладонь ко лбу и уставилась на окна нашей комнаты. И почувствовала, что улыбаюсь. Окно открыто, значит, девчонки на месте. Как же я по ним соскучилась!..

Я, конечно, созванивалась с соседками, а потому знала, что Машка уже неделю торчит в общаге, а Аня – приехала только вчера. Надеюсь, они не станут мне сейчас допрос с пристрастием устраивать? Разумеется, я придумала, что соврать, но очень не хотелось этого делать.

В любом случае, я все равно в общагу на один день. Обещала Мышке, что хотя бы денька три проведу в клане. И дело даже не в том, что она дико соскучилась, хотя это тоже. Моя и так не особо сдержанная подруга просто пылала от негодования, упоминая о своем няне, коим заделался Вереск. И ей срочно требовалась хотя бы жилетка, потому что родня ее неудовольствие не понимала и понимать не хотела. Более того, Дан даже прозрачно намекал на то, что не отказался бы от такого зятя, как этот снежный барс. Чем закономерно бесил сестру еще больше.

Я поправила футболку, привычно проверяя, на месте ли пистолет. После неприятного происшествия летом я с ним больше не расставалась. Меня пытались изнасиловать, когда я слишком поздно возвращалась домой, и помог только опыт экстремальных ситуаций. Я ударила насильника коленом в пах и задала стрекача, только пятки засверкали. Но с тех пор почти всегда носила с собой оружие. Жизнь показала, что лучше быть вооруженной, чем беспомощной. Правда, пришлось отказаться от узеньких джинсов и слишком облегающих кофточек и всегда контролировать, не выглядывает ли из-за пояса рукоять пистолета. Но я считала это малой платой за безопасность и была очень благодарна Ристу за подарок.

Кстати… Рист был единственным, кому я хотела позвонить, но так и не смогла. Не знаю почему… Тупо смотрела на мобильный, у которого на экране высветился наконец-то записанный номер, и не могла. Ну что я ему скажу? «Привет»? Очень смешно! Да и вдруг он не в стране… Он же собирался уезжать, и надолго… Лучше уж совсем не звонить, чем понадеяться и услышать в трубке, что его телефон вне сети.

Я вздохнула, поправила лямки рюкзака и, подхватив чемодан, решительно пошла в общагу.

Новый курс – велкам!

Общага была скорее необитаемой, чем населенной. Основная масса студиозусов должна съехаться ближе к сентябрю, а пока по непривычно тихим коридорам слонялись те, кто не уезжал, и те, кто по каким-то причинам вернулся раньше. Как мы с соседками, например.

Приоткрывала дверь, почему-то затаив дыхание. Девчонки последний раз видели совсем другую Иру… Как они отреагируют на новую меня?

– Ирка!!! – На меня вихрем бросилась Аня. – Как я соскучилась!

– Я тоже, – улыбнулась в ответ, стараясь сделать так, чтобы подруга не прижалась очень тесно и не засекла оружие. – Ты как? И где Машка?

– Ой, эта Машка, – отмахнулась Аня. – С кавалером новым гуляет. Ну ты же знаешь… – И многозначительно мне подмигнула.

Я тихо рассмеялась. О да, я знала. Маша при каждом нашем разговоре не умолкая рассказывала о некоем Саше, который любовь всей ее жизни. Они познакомились на морях, и оказалось, что парень из нашего города. Так что их роман продолжился, и теперь подруга грозилась познакомить нас с ним, как только мы съедемся. Ну-ну, посмотрим, что за кавалер.

– Но она просила позвонить, когда ты вернешься. – Аня отошла от меня и взяла со стола телефон. – Сейчас…

Я пожала плечами и решила распаковать вещи. Пока еще можно. А то сейчас припрется Машка с ухажером, и мои сумки так и останутся стоять, зуб даю. Хм, надо придумать, как незаметно вытащить пистолет… Чтобы у соседок вопросов не возникло. Таскать с собой оружие на пары в мои планы не входило.

– Они на подходе! – возбужденно прокричала Аня и заметалась по комнате. – Черт, а у нас бардак… Стыдно!

– Сейчас помогу, – усмехнулась я, решив, что сумки все-таки могут подождать.

Когда в дверь постучали, мы были малость запыхавшиеся, но в комнате было более или менее убрано.

Машка вплыла в комнату как королева. Тряхнула своими темными, как ночь, волосами и томно проговорила:

– А это и есть мои девочки.

Говорила она это… ну, по мне, так довольно непримечательному мужчине лет тридцати, который держал подругу за локоть. М-да, даже странно, что она в нем нашла.

– Наслышан, – сдержанно улыбнулся он и слегка кивнул. – Я Александр.

– Аня, – кокетливо стрельнула глазами вторая соседка и пожала протянутую руку.

– Ира, – тихо отозвалась я и тоже пожала руку.

А потом события закрутились, словно в калейдоскопе.

Торжествующая ухмылка исказила губы этого Александра. И вдруг его облик поплыл. Мелкая светло-зеленая чешуя на скулах, желтые глаза с вертикальным зрачком. Где-то на периферии сознания я услышала вскрик Ани. Но мне было не до того. И мне не надо было опускать глаза, чтобы увидеть хвост.

Наг.

Они меня нашли.

– Вот ты и попалась, – прошипел он, подавшись вперед. – Попалась!

Если бы я задумалась… испугалась… попыталась выстроить цепочку действий… заговорила… мне был бы конец. Но я уже была не той Иркой, которая жила здесь весной. Далеко не той. И на вызов ответила на инстинктах.

Едва скривив губы в усмешке, я резко выдернула руку из его лап, молниеносно вытащила пистолет и, прежде чем наглый наг понял, что творится, хладнокровно выстрелила ему прямо меж глаз. И несколько секунд отстраненно наблюдала, как он сползал на пол с навеки застывшим удивленным выражением лица. Бай-бай, змей. Несчастливого тебе перерождения.

А затем точно так же хладнокровно навела пушку на Машу.

Аня до сих пор надрывалась от крика, а эта… Просто молча стояла. Ни расширенных глаз, ни потрясения на лице… Она не удивилась внезапному превращению своего кавалера. А значит, именно она меня сдала нагам. Интересно, что ей пообещали? Впрочем, это неважно. Надо убираться отсюда, и побыстрее.

– Аня, – ровным голосом произнесла я, не сводя взгляда с побледневшей предательницы, – быстро свалила отсюда на фиг. Желательно – вообще из города.

– Он… он… он… – пискнула она.

– Да, он змей! – рявкнула я, не оборачиваясь. – И если не хочешь стать закуской других таких, как он, свалила, и быстро!

Больше Аню не надо было уговаривать. Она вылетела из комнаты со скоростью, близкой к звуковой.

Ну а я недобро улыбнулась Маше.

– А тебя, гадина, я сейчас тоже пристрелю как бешеную собаку. Но сначала ты мне расскажешь кому, когда и за сколько меня сдала.

Предательница побледнела и сделала полшага назад.

– Стой на месте, – рыкнула я и презрительно усмехнулась.

– Я не собираюсь сбегать. – Она покачала головой и вдруг печально улыбнулась. – И… я понимаю твою злость. Но если бы не безвыходное положение, я бы в жизни так не поступила!

Ага, ага. Сейчас, судя по всему, мне будут вешать лапшу на уши. Активно и с завываниями. Не выйдет.

– Интересно, что у тебя за безвыходное положение, – ехидно процедила я и медленно двинулась к двери, не сводя с Маши пистолет, – что ты вот так запросто подставила свою подругу? Неужели оно у тебя настолько безвыходное, что твоя совесть позволит тебе без лишних волнений пережить мою смерть?

Потрясение на ее лице было настолько искренним, что я замерла. Не поняла… Либо Маша хорошо играет, либо она малость не в курсе всей темы. Предполагаю первое.

– На какую смерть? – шокированно прошептала она и замотала головой. – Нет, Ир! Тебя никто убивать не хотел! Просто подземным очень нужен нейтрализатор, для работы!

Я расхохоталась. Зло, колюче. А затем словно выплюнула ядовитые слова:

– Для работы трупом на кладбище. И не делай такую незнающую моську – я не верю, что ты не в курсе, почему меня ищут.

– Ира, послушай! – взмолилась Маша и шагнула ко мне.

– Стой! – выкрикнула я, сжимая пистолет крепче. – А то пущу пулю! И я не шучу, мне уже нечего терять!

– Да выслушай же ты меня! – вдруг взорвалась соседка, а потом с размаху села на пол и обхватила голову руками. – Ведьмин круг, что же я такая невезучая…

– Ты – ведьма? – Я вычленила главное в этой фразе.

И подумала, что надо все же не разговоры разговаривать, а убираться отсюда. Не факт, что вскоре сюда не заявятся чернохвостые. Так что надо брать ноги в руки и драпать. К кошкам. Кажется, универ я все-таки не окончу.

Убивать Машку я не собиралась. Уже. Хотя еще минуту назад была четко настроена пристрелить ее за предательство. Теперь же… Мне хотелось просто знать – почему?! Не могла я поверить, что все эти годы рядом со мной жила двуличная тварь, которая ударила при первой же возможности. Должно быть объяснение!

– Да, – нервно кивнула она. – А еще мне тридцать два года, и я с первого твоего курса знаю, что ты – нейтрализатор.

Оп-па. Я ощутила, как изумленно распахнулись мои глаза. Это еще что за новости?!

– Откуда? – сухо проговорила я вслух.

– Зеркало помнишь?

О да. Еще бы не помнить. Когда я вселилась в эту комнату, на двери висело старинное круглое зеркало в выцветшей от времени позолоченной раме. Я еще не могла на него налюбоваться, настолько оно было красивое. А на следующий день я засекла Машку, когда она выбрасывала его на помойку. Едва уговорила отдать такую красоту мне. Так что сейчас зеркало висит в моей комнате в квартире родителей. Соседка тогда так и не объяснила мне внятно, почему она вдруг невзлюбила это зеркало. Теперь же… Я наконец-то поняла.

– Артефакт? – полуутвердительно сказала я.

– Именно. – Она резко поднялась на ноги. – Ир, тебе нельзя здесь оставаться. Если подземные реально угрожают твоей жизни, тебе надо уходить! Немедленно!

– Спасибо, кэп[1], – иронично отсалютовала я свободной рукой. – А то я не понимаю. Вот только что с тобой делать – ума не приложу. Уж прости… Я тебе не доверяю.

– Я… понимаю. – Машка поникла и закрыла лицо руками. – Ир, у них моя дочь. Мне пообещали отдать ее, если я представлю доказательства, что ты – нейтрализатор.

– Какая дочь, Маш? – рассмеялась я, разочарованная этим наспех придуманным бредом. – Такой факт, как беременность и роды, не утаишь…

– Ира, – она вдруг взглянула на меня так устало, что я заткнулась, – еще раз тебе повторяю: мне тридцать два года. А моей Ксюше – девять. И последние четыре года она живет у подземных. Как залог того, что я у них на крючке. Не веришь, сама посмотри. – Она бросила мне свою сумочку. – В моем телефоне. Та папка, о которой вы с Аней столько гадали.

Я изумленно вскинула брови. Да, была у Маши на телефоне папка под паролем, и мы с Аней изнывали от любопытства, что там. Анька даже предположила, что там порнуха. Как говорится, когда толком не знаешь, в голову лезет всякая глупость.

– Пароль – Ксюша латинскими буквами, – тихо сказала Маша, когда я достала ее мобильный.

Ввести пароль, но при этом не сводить глаз с соседки – это была та еще задача. Но я с ней справилась. И на первом же фото дрогнула и опустила пистолет.

С небольшого дисплея на меня смотрела сама Маша, прижимающая к себе серьезную темноволосую девочку. А на заднем фоне виднелась часть хвоста, покрытого черной чешуей. Но не это заставило меня опустить оружие. Глаза. И Маши, и ребенка. Такое же отчаяние я видела в глазах Флоры. И такое же опустошение. Это невозможно сыграть. Только пережить.

– Вот скоты, – процедила я, едва сдержавшись, чтобы не запустить мобильником в стенку – он-то тут при чем? – И что ты теперь будешь делать?

– Не знаю. – Она зябко повела плечами. – Может, действительно, пристрели меня? Тогда Ксюша будет им не нужна, и они отдадут ее моей матери. В этом плане дочке повезло, она для них никакого интереса не представляет…

– А ты? – тихо спросила я. – Ты какой интерес для них представляешь?

Маша молчала, не сводя взгляда с какой-то точки на полу. А потом вскинула на меня глаза:

– Ир, надо уходить. Я тебе все расскажу, но не здесь. Решай сама, куда мы пойдем.

– Хорошо, – нервно кивнула я и запихнула пистолет на его законное место на поясе.

Теперь он мне точно пригодится.

Кстати, удивительно, почему никто не примчался на звук выстрела. Неужели, кроме нас, на этаже никого нет?!

Я приоткрыла дверь и осторожно выглянула в коридор. Пусто. Совсем пусто… Или… не совсем?

Из соседней секции показалась голова Игоря. Еще несколько месяцев назад я бы застонала и побилась головой об косяк, предчувствуя сплетни. Но теперь… Я знала, что он на моей стороне. Игорь улыбнулся и тихо произнес:

– Никого нет. Беги спокойно. Если что – ты помнишь, где тебе помогут.

Памятная пещера. Потомки атлантов. Да, помню. Я прошептала слова благодарности, но не знаю, услышал ли Игорь. Его уже не было видно.

Я вернулась в комнату и окинула Машу тяжелым взглядом.

– Все артефакты оставь здесь. Ты заронила в мою душу сомнения, но я все равно тебе не доверяю.

– Понимаю, – едва слышно отозвалась соседка и принялась торопливо снимать украшения. – Все, я готова.

Я недоверчиво хмыкнула, а затем решила, что пора пообниматься со старой подругой. Тогда точно все, что на ней есть, превратится в хлам. Если она соврала, конечно.

– А теперь пойдем. – Я отошла от нее и подняла с пола рюкзак, в котором помимо документов и денег была кое-какая одежда и патроны. Пригодится.

– Сейчас, подожди. – Маша бросилась к своей заветной шкатулке с безделушками и выудила с самого ее дна невзрачный камешек. – Этого, – она кивнула на мертвого нага, – так оставлять нельзя. – И бросила камень на труп.

Миг – и змей заполыхал, словно его бензином облили. Правда, этот жар не обжигал, хоть я стояла совсем недалеко. Магия. Главное сейчас – не испортить, поэтому я отступила на два шага.

– Идем, – твердо проговорила Маша. – У нас не так много времени.

– Сейчас… – пробормотала я, доставая мобильный.

Надо предупредить кошек, что я к ним… Стоп! Я бросила взгляд на Машу. Нет, на всякий случай сделаю по-другому. Я уверенно набрала не тот номер, который собиралась. И непроизвольно затаила дыхание. А что, если его по-прежнему нет в стране? Он же собирался осесть в Тибете…

– Привет, Ромашка. – Хриплый насмешливый голос заставил меня расплыться в улыбке. – Соскучилась?

– Не совсем, – нейтральным голосом ответила я. – Проблемы. У меня в комнате, в общаге, догорает мертвый наг.

Молчание. Долгое, тягучее…

– Дуй на северный выезд из города, – отрывисто скомандовал Рист. – Я отправляюсь тебе навстречу. Доеду до знака[2] – наберу.

– Хорошо. – Я нажала отбой и вдохнула полной грудью.

Я знаю, что клиническая идиотка… Но теперь была твердо уверена, что выкручусь. Вернее, выкрутимся.

– Это кто был? – тихо спросила Маша.

Я смерила ее красноречивым взглядом и, покачав головой, произнесла:

– Пошли. По дороге расскажешь, что за фигня происходит. И с чего ты так с этими чернохвостыми завязана.

– Хорошо, – покорно кивнула она.

Мы покинули нашу комнату.

Даже не знаю, вернусь ли я еще сюда.

– Маш, а почему ты мне не сказала, что я нейтрализатор? – Я пропустила ее вперед.

– Зачем? – сухо отозвалась она, и плечи ее поникли. – Чтобы втравить тебя во все это? Чтобы и ты выживала в мире, где всем заправляют змеи, а твое слово ничего не значит? – И горько рассмеялась. – Я ведь и учиться пошла… с надеждой, что потом как-то получится забрать Ксюшу и свалить из города, а может, и из страны. Начать жить обычной жизнью, не вспоминая об этом кошмаре…

Я прикусила губу. Отлично ее понимаю… На ее месте я бы тоже хотела удрать от этого всего подальше.

– Выходит, с тех пор как вы с Аней собирали меня на свидание, ты в курсе, что я знакома с Охотником, – озвучила я промелькнувшие в голове мысли.

– Что? – Маша затормозила и в шоке на меня посмотрела. – Тот красавчик на черной машине – Охотник?!

Упс, кажется, я немного спалила контору.

– Ну да. – Я не видела смысла больше скрывать. – А ты что, его в лицо не знаешь?

– Откуда? – изумилась она. – Да, я о нем слышала, и не раз. Но наши пути ни разу не пересекались… По крайней мере, я всегда так считала.

Я сосредоточенно кивнула. Это хорошо. Это значит, что связать Охотского и Охотника она не сможет. Ну, я очень надеюсь.

Так, срочно меняем тему!

– Маш, подземные, – напомнила я ей еще один нюанс, который она обещала раскрыть.

– А… Ну да… Зачем я им… – Маша на минутку умолкла, пока мы проходили мимо вахтерши, и уже на улице тихо продолжила: – Я в каком-то смысле такая же, как ты. Обладаю специфическим даром, который малополезен в быту, зато может потребоваться сильным мира сего. Я прорицательница. Видения и предчувствия приходят спонтанно и неконтролируемо. Впрочем, я тебе и без видений могу сказать, что минут через двадцать сюда примчатся представители подземных, – она мрачно посмотрела по сторонам, – а потому сваливать надо в темпе вальса.



– Свалю, – спокойно отозвалась я, прикинув, что двадцати минут мне достаточно, чтобы убраться на безопасное расстояние. А если повезет и будет транспорт – и до вожделенного выезда из города добраться.

– Ир, – Маша бросила на меня взгляд через плечо, – а ты уверена, что тебя убьют? Подземные, конечно, отморозки, но не разбрасываются ценными людьми.

Я криво усмехнулась, вспомнив братьев-гномов, прекрасных специалистов, уникальных, которых это совершенно не спасло. Впрочем, в моем случае все было еще более прозаично.

– Ты просто не в курсе, как они поступают с нейтрализаторами, – зло скривилась я. – Юзают до тех пор, пока те не отбросят копыта от недостатка сил. В моем случае это максимум неделя. – Я дословно повторила прогноз Дария.

– Ужас какой… – пробормотала Маша и передернула плечами. – Я и не знала…

– Мало кто знает, – хмыкнула я. – А теперь расскажи мне, каким образом ты оказалась в курсе, что чернохвостые меня ищут?

– Все знают, – огорошила меня она. – Все, кто связан с подземными какими-либо обязательствами – а таких очень-очень много! – знают, что наги будут более чем благодарны, если найдутся доказательства того, что ты нейтрализатор. Так что тебе в какой-то степени повезло… Я просто первой попалась на твоем пути. Но, уж поверь, желающих сцапать тебя, как ценный приз, хватает.

А вот это фигово. Потому что фактически на меня объявили охоту.

Мне захотелось выругаться и пнуть кого-то… черно-чешуйчатого. Больно-пребольно. Вот же гады, а?! И отсутствие магии им не мешает весь город на уши поставить!

Ладно, нечего раскисать, прорвемся… Главное, к своим добраться, а там… Что-нибудь да придумаем…

Дождавшись зеленого на светофоре, мы перешли дорогу. Молча. В принципе я узнала все, что надо было. Волочить Машу с собой дальше я не видела смысла. Пусть идет куда хочет.

– Так, сейчас подъедет транспорт, и мы прощаемся. – Я осмотрела бывшую подругу острым взглядом.

Как ни крути… что бы ею ни двигало… и чем бы это все ни закончилось, друзьями нам больше не быть. Я понимаю ее мотивы, но… Простить не смогу.

Словно по заказу, на горизонте нарисовалась моя маршрутка.

Прекрасно, должно было мне хоть в чем-то повезти!

– Ира, подожди! – Маша схватила меня за руку.

– Чего тебе? – нахмурилась я.

– Я вижу… тебя в лесу.

Только теперь я заметила, что ее глаза словно остекленели. Черт, она что, в трансе?! Пророчить мне сейчас будет?! Надеюсь, хоть не скорую смерть?!

– Ты… рядом с храмом… – Она начала раскачиваться из стороны в сторону, и окружающие нас люди понемногу обращали внимание на странное поведение моей бывшей подруги. – Перед тобой нага… с оружием… неживая… Не ходи туда без белого! Погибнешь!

И, закатив глаза, начала оседать на асфальт.

Зашибись! Какой шикарный выбор – броситься к Маше, пропустить маршрутку и остаться в своих глазах хорошим человеком… или забить.

Колебалась я недолго. Бросила последний взгляд на соседку, тоже уже бывшую – вокруг нее понемногу собиралась толпа, помогут и без меня, – и шустро в последний момент вскочила в маршрутку.

На кону стоит слишком многое, чтобы позволять себе моральные метания.

Нет ничего хуже, чем ждать. Просто ждать и понимать, что от тебя ничего не зависит.

Я ерзала на переднем сиденье и пыталась силой мысли подогнать медлительный бусик. А может, это мне он казался медлительным? Ведь дорога была каждая минута… Я попыталась хоть немного расслабиться и отвлечься. Нервы мне сейчас никак не помогут. А вот силы потом еще понадобятся…

Упершись лбом в стекло, я отстраненно наблюдала за живущим своей жизнью городом. Мимо меня в окне проносились многоэтажки и спешащие по своим делам люди. Счастливые! Не знают, сколько вокруг них опасных созданий. А вот я в этом всем крепко увязла, к сожалению. Каков бы ни был исход всех догонялок с подземными, прежней спокойной и размеренной жизни мне не видать. Все же я правильно сделала, что на каникулах походила в местный тир, подучилась. Природная меткость и твердость руки это прекрасно, но без мастерства они мало стоят. Зато теперь я легко выбивала десятку на мишени, даже умела стрелять из двух пистолетов и при этом не сильно мазала. Кто бы мог подумать, что мне эти умения ой как пригодятся?! Я же рассчитывала, что это все уже закончилось!

Я встрепенулась и, проморгавшись, поняла, что почти приехала. Еще две остановки, и конечная. Торопливо выудив из кармана мобильный, я замерла в нерешительности. Звонить – не звонить? Он же сказал, что сам наберет, когда въедет в город… А если он задержится? Черт, не хочу я там слоняться! Еще заметит кто-то… глазастый. Тут-то мне и крышка.

Словно в ответ на мои панические мысли, мобильный завибрировал.

Слава всем… не знаю кому, но всем! Я облегченно выдохнула и приняла вызов:

– Да!

– Ты где?

Сакраментальный вопрос, но, черт возьми, как он вовремя!

– Две остановки, и я на месте.

– Чудно, я сейчас туда подъеду. – Голос Риста был настолько спокойным, что это спокойствие передалось и мне. – Тратить время не будем – запрыгиваешь, и валим.

В этот раз он отрубился первым.

Я расслабленно выдохнула и откинулась на спинку кресла.

Все будет хорошо. Обязательно все будет хорошо. Иначе просто быть не может. Мы один раз подземным хвосты накрутили, накрутим и во второй.

Из маршрутки я вылетела еще до того, как она полностью остановилась. Водитель кричал что-то гневное мне в спину, но, скажу честно… плевать я хотела на эти крики. Гораздо больше меня интересовало – где Рист?!

Мотоцикл появился рядом со мной словно из ниоткуда.

– Быстро! – рявкнул напарник, откинув забрало шлема, и напряженно осмотрелся. – У меня отвратные предчувствия! – Он протянул мне второй шлем.

Я не стала спорить, а только шустро натянула защиту, залезла позади Риста и обхватила сильное тело. М-да, а помнится, совсем недавно клялась, что в жизни не сяду с Аристархом на один мотоцикл. Как говорят, не стоит зарекаться!

– К кошкам не едем, не стоит их подставлять. – Его голос раздался прямо над моим ухом – кажется, шлемики не простые, а с гарнитурой. – Поедем к моим родителям. В данных обстоятельствах туда сунуться не посмеют, да и потом – ничего не сделают. А оттуда… Есть варианты, решим на месте. Готова?

– Как никогда, – хрипло отозвалась я, прижимаясь к нему крепче.

Уж лучше разбиться на мотоцикле, чем попасться чернохвостым. Впрочем, о чем это я?! Ни то, ни то меня категорически не устраивает!

Ветер расплескался об стекло шлема и приглушенно зашумел. Впервые в жизни я не боялась скорости, а была ей безумно рада. Чувствую, если бы мне сейчас сообщили, что наш транспорт попрал все законы физики и летит со скоростью света, – я бы только поаплодировала.

Надеюсь, мы успеем. И подземные останутся с носом, в очередной раз!

Вот мы промчались мимо поворота в поселок кошек. Несмотря на то что Рист был прав – нам не стоит подвергать друзей опасности, на душе было тяжко. Там, в клане, я чувствовала себя защищенной. А мне сейчас очень не хватало этого ощущения.

– Смотри по сторонам.

От неожиданности я едва не свалилась с мотоцикла – черт, зачем так делать?!

– Мне надо следить за дорогой, я не могу охватить все. А ты внимательно все подмечай. Увидишь что-то подозрительное – сразу говори.

– Хорошо, – прошептала я и принялась вертеть головой.

Теперь главное не довертеться до слета на асфальт. На такой скорости это будет не просто больно. Смертельно.

Что-то подозрительное я заметила довольно быстро. Да и сложно было не заметить низкий черный автомобиль, который на приличной скорости обгонял всех на своем пути и постепенно сокращал расстояние между нами. Конечно, это могло быть совпадение… Но это как раз тот случай, когда лучше перебдеть, чем недобдеть!

– Рист! – нервно крикнула я. – Кажется, за нами «хвост»!

Он бросил быстрый взгляд через плечо и грязно выругался.

– Мне не показалось, – утвердительно протянула я, как ни странно вместо испуга почувствовав азарт.

– Ага, на машине несколько заклинаний, – процедил напарник и скомандовал: – Держись крепче! Придется… полихачить.

Как полихачить?! А до этого что тогда было?!

А в следующий момент байк заревел диким зверем, и началось такое!..

Я вцепилась в Риста так, что на его животе, наверное, приличные синяки остались. Мы выехали на разделительную линию, и мотоцикл реально полетел! Ничем другим я такую скорость объяснить не могу! Кажется, водители встречных машин орали что-то из окон, но, честно говоря, плевать мне на них хотелось. Только бы ни в кого не вписаться!

– Глянь, что там! – раздался нетерпеливый голос напарника.

Я быстро обернулась и нервно икнула.

– Рист, ни черта! Они еще ближе!

Он крепко выругался и напряженно произнес:

– А теперь, Ромашка, молись. У нас только один выход… И в нем… Мы либо разобьемся к чертовой матери, либо уйдем.

И прежде, чем я сообразила, к чему он ведет, Аристарх развернул байк.

Я завизжала, когда осознала, что мы на всех парах несемся прямо навстречу преследовавшему автомобилю.

– Ира, замри! – рыкнул Рист, а затем…

Руль мотоцикла, несущегося на бешеной скорости, был отпущен. Два пистолета в руках напарника возникли словно из ниоткуда. Короткий двойной выстрел – и два пулевых отверстия в лобовом стекле. И два трупа – на водительском и переднем пассажирском сиденьях. Я видела навеки застывшее безмерное удивление на мужских лицах, когда мотоцикл словно взмыл на капот. Меня тряхнуло, и я чуть не слетела. Спасло только то, что я крепко обнимала Риста. Руки просто физически не разжимались. Боюсь, когда байк остановится, напарнику придется отдирать меня от себя…

Мы, словно в голливудском блокбастере, картинно проехались по всему автомобилю и благополучно приземлились на асфальт. Затем Рист неторопливо развернул своего зверя, и мы опять помчались в направлении особняка Охотских.

Я отрешенно смотрела, как обезглавленный автомобиль противников начал съезжать в сторону леса, а потом вообще поехал зигзагами. Кажется, на заднем сиденье тоже кто-то был, не замеченный нами. И сейчас отчаянно пытается исправить ситуацию.

Ну-ну, успехов.

Блин, вот мой напарничек обезбашенный… А если бы мотоцикл без управления потерял равновесие? Да мы бы уже лежали – два трупа!.. Так, Ирка, спокойно. Если Рист так поступил, значит, знал, что делал. Да и хорошо же все закончилось… пока что.

Мы умчались вперед, объезжая останавливающиеся машины. Думаю, скоро здесь будет толпа ментов. Ну и плевать.

Некоторое время мы ехали спокойно. Я даже успела расслабиться и потихоньку разжать словно приросшие к Ристу пальцы. Размяла сначала одну, а затем другую кисть. М-да, вот это меня заклинило тогда…

Серебристый седан резко вырулил перед нами со встречной полосы. Рист чертыхнулся и едва успел уйти от столкновения. А я, не ожидавшая такого поворота, сильно клацнула зубами, прикусив язык. Больно! Но могла и слететь на асфальт при таких виражах, так что особо обидно не было.

– Недолго музыка играла, недолго негр танцевал, – процедил напарник, опять наращивая скорость.

Я оглянулась и ощутила легкое неправильное дежавю. За нами опять ехал автомобиль, только теперь серебристого цвета. А еще он был намного ближе к нам, чем тот черный. Да что же такое сегодня с нашим везением? Отпуск оно взяло, что ли?

– Рист, может, повторишь? – дрожа, спросила я.

– Бессмысленно, – немедленно отозвался он. – Такое срабатывает, если есть элемент неожиданности. Уверен, эти… уже в курсе, как я разделался с их предшественниками. А потому, дорогая моя, теперь ошарашивающим элементом придется поработать тебе.

– Чего?! – изумленно вытаращила я глаза.

– Мой подарок при тебе? – проигнорировал мой глупый вопрос напарник.

– Ну да…

– Доставай и стреляй, – безапелляционно скомандовал он. – Идеально было бы зашибить водителя, но если прострелишь колеса – будет прекрасно. Только не свались с байка.

– Мм, я слабо представляю… – промямлила я, ощущая острое нежелание отпускать Риста, даже только одной рукой.

– Ухватись за мой ремень. И сожми руку так крепко, чтобы вылететь ты могла только в комплекте со мной.

– А если таки вылечу? – нервно хихикнула я, ощущая легкое поташнивание – мне было дико страшно!

– Не вылетишь. – Тихий смешок обжег мои нервы. – Меня отсюда снести можно только очень сильным заклинанием. Но ты же не позволишь, не так ли?

– Скованные одной цепью, – отозвалась я, как ни странно моментально успокоившись. – О’кей, напарник. Я все сделаю.

Я быстро достала свою любимую игрушку и едва слышно шепнула:

– И опять привет, малышка. Ну что, еще постреляем?

– Темные покровители, Ромашка, – раздался сдержанный смех Риста. – Ты что, с револьвером разговариваешь?!

– Иди ты, – беззлобно огрызнулась я, хватаясь левой рукой за его ремень. – У каждого свои причуды.

Он благоразумно промолчал. Хотя мне почему-то казалось, что его красивый фейс сейчас посетило на редкость ехидное выражение. Ну и пусть.

Крепко сжав в руке неподатливую кожу пояса, я повернулась всем корпусом и, выцепив взглядом наших преследователей, хладнокровно прицелилась.

Первый выстрел ушел в… никуда. Я чертыхнулась и выстрелила еще раз. Опять мимо. М-да, это тебе не по неподвижным мишеням стрелять, дорогая. Не твой уровень, совсем. Такие финты, как тот, что недавно выдал Рист, тебе еще не скоро будут по зубам.

– Ира, успокойся. – Ровный голос напарника разогнал мои уничижительные думы. – У тебя все получится. Ты сможешь. Запомни свою цель и сосредоточься на ней. Не думай о том, что и мы, и они в движении.

Тихие слова словно встряхнули меня. И действительно, чего это ты, Ир? Как минимум не тот момент, чтобы быть несобранной и заниматься самокритикой.

Итак, у меня осталось три патрона. Вот в чем недостаток револьверов… Ладно, еще раз пробую снять водителя.

Расстояние между нами все так же сокращалось. Еще несколько минут – и нас догонят. Я уже даже видела напряженное мужское лицо – мою цель на данный момент.

Поднять пистолет. Вдох, медленный выдох. Замереть на миг. Плавно нажать на спусковой крючок.

Черт!

Нет, я попала. Но не совсем туда! Всего лишь в плечо – я заметила, как дернулся водитель, а затем – как вильнула в сторону машина, чудом не вылетев на встречку. А жаль! Там ее как раз ждал просто замечательный большой дальнобойщик. И был бы из серебристого седана красивый серебристый блин…

– Ира, бей по колесам, – прозвучал уставший голос Риста.

И все он видит! Ладно, по живым мишеням у меня сегодня непруха, пойдем по неодушевленным. Два патрона осталось…

Как ни странно, в этот раз все прошло как по маслу. Пуля прошила колесо, и машина противников, к моей большой радости, все-таки провернула этот феерический маневр. В смысле, вылетела на встречку и встретилась с дальнобойщиком, хоть и не тем.

– Пиф-паф, сукины дети, – усмехнулась я.

– Умница, – довольно похвалил меня напарник. – Надеюсь, мы разобрались с этой проблемкой.

Как говорил один из героев Макса Фрая, надежда – глупое чувство.

Две машины вылетели нам наперерез, будто из ниоткуда. Дорога оказалась почти перегороженной.

Рист резко затормозил и, чертыхнувшись, развернул байк.

– Сейчас попробуем… – пробормотал он.

Но что именно он решил попробовать, я так и не узнала. Перед нами, визжа тормозами, остановились еще два автомобиля.

Окружили, скоты!

– Ладно, я не хотел этого делать, – процедил напарник и рыкнул: – Ира, держись крепче!

– Только этим и занимаюсь! – прошипела я, уже порядком взвинченная.

Из одного из автомобилей вылез какой-то мужик и крикнул:

– Охотский, сдавайся! И тогда никто не пострадает!

Напарник отвлекся, чтобы известным жестом указать говорившему направление, куда тому следует пойти. А затем… Резко газанул и ломанулся в лес.

Я завизжала и, буквально втиснувшись в широкую спину, изо всех сил зажмурила глаза.

– Рист, ты с ума сошел! – пропищала я. – Мы же сейчас в дерево впечатаемся!

– А ты меня не отвлекай, и не впечатаемся! – процедил тот.

Ну и иди к черту! Надеюсь, ты туда отправишься без меня!

Так, я спокойна, спокойна… Все будет хорошо… Рист опытный, у него все получится… И он не угробит нас на радость подземным!

А в следующий момент я услышала приглушенное ругательство. Почувствовала толчок. И вылетела с сиденья.

Глава 2

Сознание возвращалось ко мне медленно. Первая мысль – неужели я жива? Мы же во что-то врезались… Правда, я не видела во что. Болело все тело, а еще почему-то дико затекли руки. Я пыталась понять, что со мной, но… организм начал подключать к реальности органы чувств, и первое, что включилось полностью, был слух.



– …Заставьте его рассказать все. Меня интересует, где, когда и как он с ней встречался, что говорил и как подталкивал.

Я чудом не заорала, потому что голос, увы, был мне знаком. Недоброй памяти лорд Кэсс собственной чернохвостатой персоной! Кажется, несмотря на все наши супергеройские кульбиты, подземные нас все же сцапали!

Так, Ирка, спокойно! Ты у нас в отрубе, так? Вот и пребывай там как можно дольше! И думай, думай, думай! Эх, информации бы побольше…

– Я вас понял. – Этот безразличный голос я слышала впервые. – Если Охотский имел какие-то неучтенные контакты с вашей покойной женой, мы узнаем.

– Не если. Я же говорил, она сама бы до такого не додумалась. Слишком изощренно для женского ума.

Мозг заработал с такой скоростью, что того и гляди дым из ушей пойдет.

Значит, эта змеиная морда Кэсс в своей гипертрофированной шовинистской манере решил, что это Рист подговорил Флору на то… что та сделала. Это же как надо недооценивать женский пол!.. Хм… А это мысль. Надо ее подумать. Я ведь тоже женщина, и такое пренебрежение может сыграть мне на руку. Посмотрим, можно ли что-то из этого выкрутить.

– А с девчонкой что?

Я насторожилась. Так, это обо мне. Слушай, Ирка, внимательно слушай.

– Да ничего. – Пренебрежение в голосе ненавистного нага было почти осязаемым. – Придет в себя – пугните. Посмотрите, как будет себя вести. Если запоет – оставьте в покое. Основной разговор с ней будет, когда приедет наш глава. Ему самому не терпится узнать, где прячутся недобитки этого проклятого народа.

Мне как-то резко стало нехорошо-о-о. Воображение у меня развито, даже чересчур, подлую змеиную натуру я уже знаю… Черт, мне нельзя здесь оставаться! И руки связаны… И где Рист не понятно…

– Когда они очнутся? – ворвался в мои сумбурные мысли голос Кэсса.

– Девчонка, скорее всего, еще минут десять валяться будет, – спокойно отозвался тот, второй. – Охотский – с минуты на минуту, мужик все же. Если, конечно, он сейчас не притворяется.

Затем послышался глухой удар и злобно-удовлетворенное:

– Притворяется.

Вот же скотина этот Кэсс!

– Он ваш. – Наг прошуршал хвостом недалеко от меня. – Через несколько минут придет Шэхх, без него не начинайте.

Послышался скрип открывшейся двери, а потом – хлопок закрывшейся.

И тишина…

Я напряженно размышляла, стараясь при этом выглядеть по-прежнему бессознательной. Кстати, как это нас так?! Магия бы не сработала, а по-другому мы бы просто расшиблись… Ладно, нет смысла об этом переживать.

Итак, что мы имеем? А имеем мы… круглую и всеобъемлющую пятую точку. Нас поймали. Риста сейчас будут пытать, потом, скорее всего, убьют. Я… с меня вытрясут все, что я знаю об атлантах, а затем до смерти заюзают по нейтрализирующему профилю. М-да, как-то совсем нерадостно…

Хорошо, зайдем с другой стороны. Что я могу? А без малейшего понятия! Для того чтобы это узнать, надо оценить обстановку, ресурсы и выяснить, в каком состоянии напарник. Я, например, в сносном. Голова немного гудит, в остальном – порядок.

– Охотник, на кой тебе это сдалось? – Тихий голос едва не заставил меня распахнуть глаза.

– Иди к черту, Виктор.

А вот голос напарника мне категорически не понравился. Хриплый, сорванный, будто Рист орал благим матом несколько часов кряду. Черт, почему у меня такое ощущение, будто я что-то пропустила?!

– Заказ есть заказ, ничего личного, – ровным голосом отозвался тот, кого звали Виктором. – Да ты и сам знаешь.

– Нет, не знаю. – Голос Аристарха сочился ядом. – Потому что в отличие от некоторых отморозков я не веду охоту на своих. Что, совсем опустился?

Но отвечать ему никто не собирался. Вместо этого Виктор скучающим тоном произнес:

– Твоя подружка? Странно. Раньше ты предпочитал более… интересных.

Надеюсь, я не залилась краской негодования. Хотя прилив жара к щекам ощутила – еще как!

Ну, держись, сукин сын. Надеюсь, я тебе еще отплачу за такие слова!

– Она не подружка, – сказал Рист очень тихо. – Просто человек, который оказался не в том месте не в то время.

Я даже дышать забыла. Это что?! Он от меня пытается отмазаться?! Да я… Стоп, Ира, не разводи истерику. Кажется, тебя хотят оградить от всего этого. Мол, ничего не знала, действовала по указке.

Слушайте, а это может быть неплохим планом! Только все равно надо осмотреться…

Я чуть-чуть приоткрыла глаза, чтобы оценить обстановку.

Ага… Кажется, мы в подземелье. По крайней мере, окон я не наблюдаю. Помещение, в котором мы находились, было похоже на бункер – ну, знаете, как в фильмах показывают. Обшитые металлом стены, одинокая лампочка под потолком, тяжелая дверь с небольшим зарешеченным окном. Из мебели я увидела только стол и стул, тоже, кажется, из металла. На уголке стола сейчас сидел худощавый, темноволосый мужчина лет сорока, обладатель весьма невыразительной внешности. А на стуле… Рист. Избитый и злобный, судя по физиономии. А еще крепко-накрепко привязанный к этому самому стулу. Я такой чести не удостоилась. По ощущениям, мне просто связали руки и швырнули в угол, как старую тряпку. Значит, из нас двоих Аристарха считают самым опасным, а меня ни во что не ставят. Я даже обиделась на такое пренебрежение. Придурки! Я только сегодня одного из ваших прямым попаданием в лоб пристрелила! А еще машину из строя вывела, после чего образовалось еще минимум два трупа на моем счету! Впрочем, не кипятись, Ира. То, что тебя недооценивают, – это хорошо. Непростительно беспечно с их стороны, но для меня – превосходно. Сколько мужиков уже поплатилось, посчитав женщину слабым противником? Имя им – легион.

Посмотрим, как я могу реализовать свои преимущества… О! Я едва не распахнула глаза полностью. Чтоб мне из этой передряги не выбраться, если на столе не мой любимый револьвер валяется! И Ристовых два пистолета… Прелесть какая! Как бы теперь еще до них добраться… И устроить тут всем веселую жизнь.

Дверь широко открылась, и пришлось торопливо закрыть глаза, сдерживая ругательства, жаждущие вырваться из моего рта. А вот и душка Шэхх появился, чтоб ему богиня тыщу лет переродиться не давала. И, насколько я успела заметить, морда у него довольная до не могу.

– Какое радующее душу зрелище, – прошипел он настолько удовлетворенно, что я едва себе язык не прикусила, чтобы что-то не ляпнуть.

Затем я услышала знакомый шорох, означающий, что наг пополз. Шорох медленно приближался, и я постаралась дышать ровно и ничем себя не выдавать. Спокойно, Ирка, спокойно… Ты же знаешь, что этот недобитый Шэхх – твой первый враг. Он ни за что не простит тебе того выстрела. Так что…

Я почувствовала, как меня приподняли, а затем резкая пощечина обожгла лицо. Моя голова мотнулась, и я прилично приложилась затылком об стенку. Вот скотина, а?! Я вскрикнула от боли и резко распахнула глаза – сдержаться было невозможно, да и не стоило. А вот дальше… Несмотря на гудящую голову, я уставилась на возвышающегося надо мной нага и громко, срывая горло, завизжала. И попыталась вырваться, не сводя со змея затравленного взгляда. Мозг отстраненно фиксировал все мои действия, и я искренне надеялась, что мой маленький спектакль сработает так, как надо. Шэхх должен быть уверен, что я до чертиков его боюсь.

– Я так и знал, что это ты, – самодовольно прошипел он и поднял на уровень своего лица.

На самом деле мне не было страшно. Я понемногу опять сползала в то самое состояние, доставшееся мне от предков-атлантов. Сознание было ясным, мысли – четкими, план действий – словно сам выстраивался в голове. Поэтому то, что я вяло затрепыхалась и опять завопила в голос, не имело ничего общего с тем, что ощущала на самом деле.

Шэхх довольно улыбнулся – моя реакция его порадовала. Ошарашенное лицо Риста подсказало мне, что и напарник обманулся.

Значит, продолжаем.

– П-п-пустите! – взмолилась я, и, неожиданно даже для меня, слезы брызнули из глаз. – Я сделаю все, что хотите! Только не трогайте!

– Все? – высокомерно уточнил наг. – Даже расскажешь, где прячутся такие, как ты?

Шиш тебе на постном масле, нелюбезный ты мой. Перебьешься. Но… пока играем. Авось получится выкрутиться.

– Д-д-да, конечно, только не убивайте… – пробормотала я и беспомощно обвисла в его руках.

Брезгливо-удивленное выражение лица Риста меня неприятно поразило. Вот придурок, а? Неужели, достаточно зная меня, он всерьез поверил, что я вот так расклеюсь? Кто-то, помнится, в начале нашего тесного знакомства очень рекомендовал мне использовать мозги по назначению… Если все пройдет хорошо и мы выберемся, я непременно верну ему эту рекомендацию!

– Бабы, – презрительно процедил Шэхх и, бросив меня обратно на пол – я больно отбила пятую точку и мысленно пожелала этому нагу длительную диарею, – посмотрел через плечо на Риста. – Охотский, на будущее… если у тебя оно вообще будет. Никогда не связывайся с женщинами. Эти глупые и тупые создания тебе точно все испортят. Как сейчас, например.

Выражение лица Охотского подсказало мне, что он со змеем полностью солидарен. Ну-ну… Я тебе это еще припомню, напар-р-рнич-ч-чек!

Так, релакс, Ирка. С этим Фомой неверующим разберемся позже. Пока сосредотачиваемся на задаче и не забываем изображать из себя дико перепуганную и на все согласную.

Я тихо сжалась в комок и периодически всхлипывала, не отрывая взгляд от пола.

Шэхх, словно забыв обо мне, повернулся к Ристу и предвкушающе проговорил:

– А теперь, Аристарх, ответь на мои несколько вопросов… Как тебе пришла в голову идея подговорить Флору на такое самоубийство? Или тебе кто-то нас заказал? Где ты с ней встречался и как передавал указания?

– Чего?! – опешил тот и хрипло расхохотался. – Шэхх, вы совсем там в своих подземельях с ума посходили?! Как я мог встречаться с Флорой, если она все время была под присмотром?!

– Вот и нам это интересно, – клыкасто улыбнулся тот. – Рассказывай.

Рист выразительно посмотрел на нага и покачал головой:

– Нечего.

– Жаль… – Шэхх поджал губы и отрывисто скомандовал: – Виктор… Позови Тэххрана, он за дверью.

Брюнет легко соскочил со стола, вышел из помещения, но скоро вернулся с еще одним чернохвостым.

– Тэххран, он твой, – повелительно махнул рукой Шэхх.

Незнакомый наг медленно склонил голову, а затем… подполз к Ристу и с размаху врезал ему. Я даже всхлипывать перестала, с ужасом глядя на разбитое лицо Охотника. Так, надо срочно думать! А то мне сейчас напарника так изобьют, что придется его отсюда на своем горбу тащить!

– Вот… скоты, – прошипел Рист и сплюнул кровью. – Если бы еще за дело били… А так – сами девочку довели, а теперь на мне срываетесь.

– Тэххран! – нетерпеливо рявкнул Шэхх, и Аристарх огреб по печени.

У меня начало подергиваться веко. Спокойно – да и не спокойно – смотреть на то, как измываются над близким мне человеком, я не могла. Так, Ирка, отводим глазки и пытаемся отрешиться. От твоих жалостливых слез Ристу толку не будет никакого. Твоя цель… А собственно, какая?

Давай подумаем… У меня связаны руки. Но в принципе можно попробовать расшатать узел и вытащить их. Затем… Я из-под прикрытых ресниц еще раз осмотрела помещение, стараясь не глазеть на то, как черный змей бьет Риста. Ага… Расположение всех элементов и действующих лиц вполне хорошее. Виктор и оба нага от меня далеко, считай, в другом конце комнаты. А вот пистолеты, наоборот, близко. По сути – рукой подать. Наверняка подальше от Охотника положили, на тот случай, если он освободится. Ай, как же вам, шовинисты недоделанные, не стыдно так недооценивать женщин! Только диву даюсь… Как вас, змеи чернохвостые, еще не выбил какой-нибудь женский отряд?

Значит, так… Примерный план такой – попытаться высвободить руки. Если получится – резко хватаю пистолеты, а там… как попрет. В идеале эту всю кодлу надо перестрелять, но посмотрим, как будут развиваться события. Благо обо мне все забыли, сосредоточившись на Аристархе.

Я продолжала тихонько раскачиваться, всхлипывать и бормотать какую-то ерунду себе под нос. Любой, кто посмотрел бы в мою сторону, подтвердил – я в отчаянии и в шоке. А на самом деле я вовсю пробовала на прочность свои путы. И через несколько минут с облегчением поняла – поддаются!

А теперь надо глянуть, как там мой напарник поживает… Косой взгляд из-под ресниц, и я едва сдержала не совсем приличное слово. Лицо Риста уже было залито кровью, а он сам практически не разгибался. Только матерился вполголоса, что вселяло надежду – продержится. Главное сейчас мне сработать так, как надо.

Связали меня, скажем прямо, халтурно. То ли посчитали, что для слабой девушки этого достаточно, то ли не учли вероятность того, что я буду дергаться, – не знаю. Какая разница, почему мне повезло? Основное в этой ситуации в том, что узел прекрасно расшатался и тихонько упал на пол. Теперь главное не спалить всю контору раньше времени.

Итак, дислокация не изменилась? Нет, все на местах. И люди с нагами, и пистолеты.

Чу-у-удно!

А теперь, Ириша, твой бенефис. Покажи этим… чудакам, почем в Одессе рубероид.

Я окончательно нырнула в то самое состояние, которое уже не раз мне помогало. Надеюсь, и в этот раз не подкачает.

Резкий рывок с места. И пока мужчины не поняли, что случилось, два пистолета Риста удобно уместились в моих руках. Тратить время на пафосные речи и прочую ерунду я не стала. Элемент неожиданности на моей стороне, надо действовать. Двойной хладнокровный выстрел, и Виктора с Тэххраном можно исключить из списка живых. Надо же, попала. И с первого раза. Фортуна, кажется, решила все-таки для разнообразия повернуться ко мне фасадом.

А затем я перевела оба пистолета на стоявшего немного в стороне Шэхха.

– Двинешься, и у тебя во лбу будет две дырки.

– Ира… Ну ты… У меня слов нет.

Восхищенный голос Риста чуть не запорол все дело. В смысле я чуть не вынырнула из своего состояния и не растаяла, как мороженое на солнце. Что, конечно, очень порадовало бы нага.

Я с трудом отгородилась от своих эмоций и сосредоточилась на враге.

Шэхх смотрел на меня не отрываясь, и только нервно дергающийся кончик хвоста подсказывал, насколько змей разъярен.

– И в этот раз я не промажу, – усмехнулась я и громко спросила, не сводя с нага напряженного взгляда: – Рист, ты как?

– Жить буду, – со смешком отозвался тот.

– Помощь нужна?

– Не-а, сейчас буду свободен…

Я заметила тень движения и, резко опустив один из пистолетов, выстрелила в паховую зону. Упс, теперь нашему змею папой уже не быть. Ранение обидное, но не смертельное.

Наг сложился пополам и со злым шипением уперся руками в пол.

– Ир, он пытался помощь позвать, – тихо просветил Рист. – У него на запястье браслет – надо нейтрализовать. Два нажатия на центральный камень, и через пять минут тут будет не продохнуть от нагов.

– Поняла.

Я решительно подошла вплотную и, приставив к голове пытающегося совладать с собой Шэхха пистолет, бесцеремонно сжала артефакт на его руке. Затем, подумав, рывком порвала браслет из покрытых резьбой деревянных пластин.

– Еще что-то? – Я бросила косой взгляд на напарника, который с успехом освобождался от пут.

М-да, не зря его так связали. Я бы из такого точно не выпуталась.

– Не вижу, – покачал головой он.

– Прекрасно.

Я на всякий случай отошла немного назад. А то наг в любом случае сильнее, даже раненый. Сейчас придет в себя, и будет почти так же опасен, как раньше.

– Надо было… убить тебя, – прохрипел Шэхх, по-прежнему упираясь руками в пол.

– Надо было, – безразлично согласилась я и зло усмехнулась. – Вот только в твои куриные мозги так и не пришла светлая мысль, что женщина может быть опасной. Честно говоря, мне странно, как это остальные кланы до сих пор не выявили эту вашу слабость и не заслали к вам женский отряд зачистки.

Змей зашипел, но ничего не ответил. Только смотрел с такой ненавистью!.. Мне даже польстило.

– Кстати, интересная идея, – хмыкнул Рист и, склонившись над упавшим со стола Виктором, оторвал кусок от его рубашки. Затем тщательно вытер лицо и, немного прихрамывая и держась за бок, подошел ко мне и забрал у меня один из пистолетов. – Обязательно подкину ее северному клану, когда мы отсюда выберемся.

Наг дернулся и явно собирался что-то сделать. Но не успел.

Мой напарник, даром что ему знатно досталось, в два шага оказался рядом и свободной рукой сжал горло противника. Судя по шоку, явственно проступающему на лице змея, в действиях Аристарха был какой-то другой смысл, чем просто задушить гада.

– Да, и это я тоже знаю, – якобы рассеянно пробормотал мой напарник и сильнее сжал пальцы. – А теперь ты отвечай на мой вопрос. Иначе останешься овощем до конца жизни. Сам знаешь, заветы вашей богини запрещают убивать того, кто жаждет умереть. А так… Прогуляешься с нами до выхода и иди куда хочешь.

Шэхх сдавленно зашипел, а затем глухо проговорил:

– Спрашивай.

– Где мы?

– Недалеко от того места, где вас поймали.

– Система коридоров?

– Ее нет, это бункер времен Второй мировой.

– Прекрасно… Много народу наверху?

– Нет, почти все, кто был задействован в вашей поимке, почти сразу уехали.

– Точно все? – недоверчиво хмыкнул Рист. – И даже никого на входе в бункер не оставили? Вре-е-ешь! – И сильнее сдавил пальцы.

– Двое! – прохрипел Шэхх, и напарник ослабил хватку. – На выходе. За дверью – никого.

– Это я и сам понял. – Аристарх не сводил взгляда с поверженного нага. – Иначе сюда бы вломились сразу после выстрелов.

– У тебя ничего не получится, – прошипел змей. – Скоро вернутся лорд Кэсс с главой, и тогда…

– Да-да-да, – оборвал его мой напарник и посмотрел на меня. – Ира, держи его на мушке. Если вдруг он со мной справится – стреляй, не раздумывай. Ну, ты и сама знаешь. – Он тепло улыбнулся. – Ну ты… Я даже сам поверил.

– Я заметила, – сухо отозвалась я, намекая, что такое недоверие меня обидело.

Судя по прищуренным серым глазам, намек был понят.

Ладно, все разборки оставим на потом. Когда выберемся отсюда и доберемся в безопасное место.

– Пошел. – Рист толкнул нага в сторону двери.

Шэхх с ненавистью зыркнул на моего напарника, но все же подчинился.

Ах, как он криво ползет! Любо-дорого посмотреть! А шипит от боли как! Ну просто музыка для моих ушей.

Да, я злая. Я бы этих чертовых чернохвостых змей с удовольствием перестреляла. Всех до одного.

Я торопливо цапнула со стола свой любимый револьверчик и, привычно заткнув его за пояс джинсов, поспешила следом.

Когда мы дошли до лестницы наверх, Аристарх остановился и, не сводя с врага пистолета, отодвинулся немного в сторону.

– Ромашка, покарауль его. Я разберусь с верхними.

Я отрывисто кивнула и, кровожадно улыбнувшись, тщательно прицелилась.

– Я найду тебя и выпотрошу, – зло прошипел наг. – Ты будешь еще живой, когда я буду медленно вынимать из тебя кишки!

– Да-да, – фыркнула я, зорко смотря на него. – Мужскую гордость задела, как же…

Раздались два приглушенных выстрела, а затем в светлом окне люка показалась голова напарника.

– Все, путь свободен.

– А с этим что? – Я кивнула на замершего в напряжении Шэхха.

– Он нам уже не нужен, – пожал плечами Аристарх и хотел что-то добавить, но просто не успел.

«Не нужен так не нужен», – мысленно сказала я и хладнокровно нажала на спусковой крючок.

Шока на лице нага не было. Он, видимо, подозревал, что мы, скорее всего, его убьем. Но надежда, как известно, умирает последней.

– Несчастливого тебе перерождения, – прошипела я и мстительно пнула чернохвостый труп.

– Ромашка на тропе войны, – тихо хмыкнул Рист. – А я хотел попросить тебя немного отойти, чтобы при выстреле не зацепило. – И махнул рукой. – Вылезай. Нам надо убираться отсюда.

– Да уж понятно… – проворчала я и торопливо выбралась на поверхность.

Лес. Опять лес. Чувствую, скоро у меня будет аллергия и нервный тик, если вокруг меня будет больше трех деревьев.

Я скользнула взглядом по двум изломанным телам и тихо вздохнула. А еще вокруг меня куча трупов…

– Надеюсь, мотоциклу не крышка, – тихо говорил напарник, пока мы осторожно подходили к валяющемуся недалеко от бункера байку. – Иначе надо будет срочно добывать транспортное средство.

– А как нас поймали? – так же тихо спросила я. – Последнее, что я помню, – это твой мат и свой вылет с сиденья.

– Не поверишь, – хмыкнул Аристарх, поднимая своего зверя, – обыкновенной сетью. Кажется, нас с тобой просто загнали, как зверей. Прямо в загодя приготовленную ловушку. Ну или оцепили часть леса, подозревая, что я могу через него ломануться.

– Хм, а почему я сознание потеряла? – непонимающе протянула я.

Мотоцикл низко зарычал, отзываясь на прикосновения хозяина.

– Прекрасно, пашет, – удовлетворенно кивнул Рист и только после этого ответил: – Сетка была пропитана чем-то. Потому что меня тоже отрубило, хоть и немного позже, чем тебя.

– Что делаем дальше? – деловито спросила я, усаживаясь позади Риста.

Я, конечно, собиралась устроить ему выволочку. Но не сейчас. Плюс надо побыстрее добраться в спокойное место – я не знаю, сколько еще смогу находиться на грани своего странного состояния.

– Жаль, шлемов нет, – посокрушался напарник, и байк плавно двинулся. – План все тот же. Сейчас выедем на трассу, поймем, где мы…

– Хорошо, – прошептала я, ощущая, как наваливается усталость.

Эй, стоп, дорогая моя! Не время раскисать! Вот сейчас доберемся к родителям Аристарха, и можно начинать чудить. Только не сильно!

Мотоцикл постепенно набирал скорость.

Глава 3

Всю дорогу я ждала подвоха. Что вот-вот из-за ближайшего поворота вырулит машина, и все начнется по новой. Я вертела головой, провожала подозрительным взглядом каждое проезжавшее мимо авто и все сетовала про себя, что в моем любимом револьвере остался только один патрон. Мало! Чертовски мало!

Но дорога лентой ложилась под колеса мотоцикла, ветер свистел в ушах и заставлял глаза немного слезиться, а неприятности все не начинались. И только когда перед нами открылись ворота в имение Охотских, я вдруг осознала – оторвались. Приехали. А вместе с этим меня начало отпускать. Черт, да меня же сейчас накроет! Как бы с байка не свалиться!

Но мой организм был умнее меня. Моих сил хватило, но ровно до порога дома. Я еще успела слезть с мотоцикла и увидеть спешащего к нам Захара Охотского. Отметила хмурое лицо отца Риста и… провалилась в странное оцепенение.

– Ира, пойдем. – Напарник тронул меня за плечо, но я не отреагировала.

Происходящее воспринималось словно в тумане. Двигаться не то чтобы не хотелось, я не видела в этом смысла. Меня охватило равнодушие ко всему на свете, поэтому я продолжала расслабленно стоять на одном месте и пялиться в одну точку.

– Ира!

Передо мной, словно картинка на экране, появилось обеспокоенное лицо Риста.

– Что с ней? – Тихий мужской голос, принадлежащий, кажется, Захару Охотскому.

– Откат. У нее такое бывает после серьезных передряг, где нервная система работает на износ. Ну ты знаешь… Как у прадеда было.

– Понял. Отведи… Или отнеси ее в гостевую комнату, а потом быстро ко мне в кабинет!

Кажется, отец моего напарника был очень зол.

– Хорошо…

Меня подхватили на руки и понесли, едва слышно ругаясь. Я понемногу окончательно погружалась в свое состояние. Последнее, что зафиксировал мой мозг, как меня принесли в комнату и осторожно положили на кровать. Ну и слова:

– Я скоро вернусь.

И пустота…


Первым ко мне вернулся слух. В голову ворвались звуки, все сразу. Даже такие тихие, как стрекот сверчка где-то за окном. Что уж говорить о разговоре. Вернее – о монологе.

– Да, Мышка. Да, мы вляпались. Круче не придумаешь… Передай Вереску… Большой привет, он поймет. Нет, я тебе ничего не скажу, не доросла еще. Она в порядке. Да. В полном. Дану?.. Не знаю, решай сама. С этого придурка станется сорваться к нам, а мне бы не хотелось потерять друга. Вот умница, я тоже так думаю. Все, давай, судя по хлопанью ресниц, наша спящая красавица очнулась. Обязательно, мелкая, обязательно.

А потом я увидела Риста. Он стоял у окна, опершись пятой точкой на подоконник, вертел в руках мобилку и с улыбкой смотрел на меня.

– Чего пялишься? – прохрипела я, ощущая, что голову сдавило словно железными тисками.

– Да так. – Он неопределенно пожал плечами, а затем склонил голову и сощурил темно-серые глаза. – А скажи-ка мне, Ромашка… Знаешь ли ты, почему тебя вот так срубает? Уж слишком нетипичная у тебя реакция.

– Знаю. – Я рывком села на кровати и, сжав запульсировавшие виски, простонала: – Ой, черт… Но тебе не скажу!

– Скрытная какая, – усмехнулся он и пятерней взъерошил свою светло-русую шевелюру – за то время, что мы не виделись, она отросла еще сильнее. – Просто то, что с тобой происходит, очень похоже на аналогичное состояние моего прадеда. Он, кстати, тоже нейтрализатором был.

Я изумленно приоткрыла рот. Ничего себе новости! Это что… получается, мы с Ристом как бы родственники?! Черт знает в каком колене, конечно, но все же. Вот уж точно – как тесен мир!

– И как среди темных магов затесался нейтрализатор? – ехидно спросила я, массируя все еще болевшие виски.

– Всякое бывает. – Напарник неопределенно пожал плечами. – Я же вот среди них тоже затесался… Кстати, отец думает, что именно этот странный нейтрализаторский ген и дал мой частичный иммунитет к магии.

Вот в чем в чем, а в генетике я не сильна. Поэтому лишь хмыкнула и перевела разговор на более животрепещущую тему:

– Что мы дальше делать будем?

– Пока отдыхать. – Рист оттолкнулся от подоконника и, в два шага оказавшись рядом со мной, присел на краешек кровати. – У нас есть еще часа четыре. Ровно столько надо, чтобы отец договорился о самолете и его подогнали сюда, на наш частный аэродром. А потом, Ромашка, мы с тобой улетаем.

– В теплые страны? – хихикнула я взволнованно – такая близость Аристарха, да еще и на постели, знатно нервировала.

– О нет, – медленно улыбнулся он. – Скорее наоборот. В холодные. На неопределенный срок нас приютит Исландия.

– Брр! – Меня аж передернуло. – Я не люблю холод.

– Не ты одна. – Рист бесцеремонно улегся рядом со мной и, заложив руки за голову, скрестил длинные ноги. – Наги, знаешь ли, как и положено змеям, его тоже не жалуют. Поэтому там мы будем в относительной безопасности.

Логично. Но тогда возникает еще один вопрос…

– Как долго мы там пробудем?

Молчание.

– Рист?

Молчание.

– Охотник, твою налево, отвечай! – разъярилась я и со всей дури стукнула кулаком по его груди.

Вернее, собиралась. Этот… гад не глядя перехватил мою руку, дернул на себя, и я, офигевая от происходящего, приземлилась на него.

– Ты чего творишь?! – завопила я, пытаясь подорваться.

Ага, щас. Так меня и отпустили.

– Лежи, – лениво посоветовали мне. – Я же к тебе не пристаю, в конце концов. – В его голосе явно слышалась насмешка.

Я злобно запыхтела, как заправский ежик. Связалась на свою голову…

– Так что со сроком нашей добровольной ссылки? – как можно непринужденнее спросила я, зеркально скопировав позу этого мерзавца.

Ну, почти скопировала… Мою руку Рист так и не отпустил, рассеянно поглаживая большим пальцем основание ладони. И приятно, и стремно. Как-то я вообще не догнала, в какие степи его занесло!

– Без срока, – тихо сказал он наконец. – Вернее… Пока северные подземным хвосты не накрутят.

– А они накрутят? – так же тихо отозвалась я, ощущая, как страшное слово «неизбежность» нависло надо мной и давит на грудь всей своей тяжестью.

Уехать. Надолго, если не навсегда. Всю жизнь прожить вдалеке от близких людей, боясь даже появиться там, где немного теплее. Кошмар какой…

– Постараются, – вздохнул Рист и вдруг переплел наши пальцы.

Я замерла и посмотрела на него ошалевшим взглядом. Что он делает?! Только не говорите, что он меня соблазнить решил! Это ни разу не смешно, да! Я же не в его вкусе!

– По крайней мере, твою идею про женский отряд я уже им передал, – негромко хохотнул он.

Мои нервы не выдержали. С воплем «Да какого же фига ты делаешь, маньячелло?!» я выдрала руку из мужского захвата и скатилась с кровати. Упала на пол и больно ударилась пятой точкой, хоть ковер персикового цвета и смягчил удар.

– Ир, ты чего? – Рист посмотрел на меня сверху и удивленно приподнял светлую бровь. – Нервы?

– Ты!.. – Я, задыхаясь от гнева, подскочила и удрала от греха подальше к окну. – Какого… ты меня лапаешь?!

И какого мне это понравилось! Но конечно же последнее я озвучивать не собиралась…

На лице напарника на миг отразилось удивление, а затем он хитро улыбнулся:

– Вообще-то я тебя просто за руку держал. Если бы я начал тебя лапать, даю гарантию, ты бы это ни с чем не спутала.

– Слушай, ты, – я не собиралась сдаваться, у этого истинного темного явно что-то было на уме, и это что-то мне заранее не нравилось, – я не знаю, что ты задумал, но прекращай! Ты и так сегодня накосячил, – это с намеком на то, что он тоже повелся на мой маленький спектакль в бункере, – не усугубляй!

– Накосячил, – спокойно признал он и, подойдя ко мне, благоразумно остановился буквально в двух шагах. – Но, поверь, любой бы на моем месте так накосячил. Ты, оказывается, классная актриса, Ромашка. Да и вообще, – задумчивый и оценивающий взгляд прогулялся по мне, и я залилась краской по самые уши, – чем больше я узнаю, тем больше граней в тебе открываю. И как только я решаю, что видел все, ты опять меня удивляешь.

Я смотрела на него словно зачарованная. Черт, не говори так… Совсем не обязательно, чтобы ты мне нравился как мужик!

В серых глазах заплясали смешинки, а Рист сократил дистанцию и наклонился ко мне, так что наши лица теперь были друг против друга.

– Мне пришла в голову прекрасная мысль, что после того, как мы разберемся с этими подземными, нам надо пожениться.

Чего?!

Я глупо хлопнула ресницами. Затем тихо хихикнула. Потом громче. И наконец, расхохоталась в голос, немного нервно, но от души.

– Вот шутни-и-ик, – провыла я, вытирая выступившие слезы. – Это же надо было сказануть! Пожениться! А-ха-ха-ха! Зачетная шутка, Рист, я оценила. – И показала большой палец.

– Вообще-то я не шутил. – Он смотрел на меня с интересом и… словно изучающе.

Мой смех будто отрезали. Я заткнулась и ответила ему взглядом психиатра. Добрым-добрым.

– Сдурел, напарничек? – ласково проговорила я, все еще отказываясь верить своим ушам. – Какая, к чертовой матери, женитьба? Я, между прочим, не в твоем вкусе, сам говорил. И ты, скажу честно, тоже не в моем. То, что нам шикарно работать вместе, еще не повод для «и в горе, и в радости».

Но этому… нет слов, чтобы описать кому, явно понравилась собственная безумная затея. Черт, ему там, в бункере, часом, мозги не отбили с концами? Потому что я не понимаю, что с ним происходит!

– Сама посуди. Как напарники, мы идеальны – ты сама это признаешь. Ты прикроешь, поможешь и не предашь. Я доверяю тебе, теперь уж точно на все сто. Надеюсь, твое доверие ко мне настолько же полное. Вопрос вкуса вообще смешной. Ты мне нравишься и как девушка, и как человек. Мое тело на тебя реагирует. С твоей стороны ситуация та же – и не отпирайся, по тебе все видно!

Я тихонько фыркнула, с досадой подумав, что кое-кто у нас слишком проницателен. Не в меру, даже сказала бы!

– После сегодняшнего мы с тобой вообще повязаны крепче не придумаешь, – продолжил излагать свои аргументы Аристарх. – Тебе отсидеться больше не получится, да и мне тоже. А вместе мы сильнее и опаснее. Короче, как ни крути – идеальная парочка.

Абзац, товарищи. Более романтичное предложение сложно придумать. Просто шедевр!

Я смерила этого придурка выразительным взглядом и красноречиво покрутила пальцем у виска.

– Почему? – Он с интересом склонил голову набок.

– Потому что ты кретин! – рявкнула я и ломанулась мимо него в другой конец комнаты – его близкое присутствие смущало. – Как тебе вообще в голову этот бред пришел?! Рист, очнись! Всего того, что ты назвал, достаточно, чтобы я признала: да, быть нам напарниками до конца наших дней. Но отнюдь недостаточно, чтобы выйти за тебя замуж! – С трудом сдержалась, чтобы не постучаться головой об стенку. А лучше – постучать об нее этого… блаженного! – Рист, тебе что, этот Тэхх-как-его-там сотрясение мозга организовал? Я тебя не узнаю!

– Ладно, зайдем с другой стороны. – Мой сегодня малость невменяемый напарничек присел на подоконник. – Чего тебе не хватает для того, чтобы признать возможность таких отношений?

Нет, все-таки стукнули головой. Иного объяснения быть не может!

– А ты как думаешь? – мрачно отозвалась я и без сил по стенке спустилась на пол.

Дайте мне сил, а?

– Значит, любви.

Ехидная усмешка и то, как этот… Охотник выделил последнее слово, подсказали, что дальнейшее мне не понравится.

– Какая же ты еще маленькая, Ромашка.

Я же говорила… Уже не нравится. И желания слушать дальше нет ну вот вообще! Злобно зыркнула в сторону этого великовозрастного.

– Любовь, Ира, это явление химическое.

О, давно не виделись. Преподаватель Аристарх Захарович собственной персоной. Вот только я уже не та запуганная студентка, которой была еще несколько месяцев назад!

– Рист, давай без лекций! – оборвала я его и твердо взглянула ему в глаза. – Мне по барабану твое мнение по этому поводу. Моя четкая позиция: без сильных чувств брак – это редкая пародия. И закроем тему.

– В такой, как ты выразилась, пародии, родился я, – совершенно спокойно отозвался он. – И мой отец. И его отец. И родители деда. И еще многие поколения предков, которые взаимное уважение и совпадение по многим параметрам ставили выше буйства гормонов.

Желание побиться головой об стенку стало практически непреодолимым.

– Я за вас очень рада, – язвительно процедила я. – А я-то тут при чем? У меня в отличие от твоего древнего семейства родители поженились по любви. И я тоже так хочу. Считай, что это моя семейная традиция! И все! Закроем тему! – добавила с нажимом.

Но, как говорится, есть такие мужики, с которыми проще согласиться, чем доказать, что они не правы.

– Давай я тебе кое-что объясню, – медленно проговорил он и улыбнулся, глядя куда-то над моей головой. – Специфика темного дара, Ромашка, такова, что для самых сильных заклинаний нужна полярная энергия. Которую, закономерно, могут дать два мага разных полов. И логично, что если двое находили такое сотрудничество комфортным – а ведь мы о темных говорим, это та еще задачка, – то и впредь они предпочитали работать только вместе. А потом в большинстве случаев следует свадьба, как закономерный итог такого взаимодействия. Именно так становятся партнерами не только в магии, но и в жизни. И уж поверь мне, я знаю, о чем говорю, такие браки – крепкие и счастливые. Пусть я не маг, но считаю такой подход идеальным. Я никогда не задумывался о женитьбе, но раз мне повезло встретить тебя, почему бы и нет?

Я не знала, плакать мне или смеяться. Вот честно. Спасибо тебе, милостивый государь, облагодетельствовал сиротку своим высоким вниманием! А ты, несчастная, радуйся, что до тебя снизошли, можешь от полноты чувств в обморок грохнуться.

Но, как оказалось, это был еще не опупей апофеоза.

– Впрочем, если ты настолько романтична, я это учту, – огорошил меня Рист.

– Как? – Я нервно рассмеялась. – Запишешь нас к гипнотизеру, чтобы срочно влюбиться?

– Зачем? – насмешливо улыбнулся он. – Мне влюбляться не надо, я и без этого прекрасно живу. Достаточно будет, если влюбишься ты.

Каюсь, смысл его слов до меня доходил долго. А уж когда дошел…

Я шумно выдохнула, резко встала и быстро подошла к этому… очень нехорошему мужчине. Он смотрел на меня чуть прищурившись, с легкой полуулыбкой на губах. Словно спрашивал: «Ну и что ты будешь делать?»

А вот что!

Резкий удар кулаком в солнечное сплетение – и мой дражайший напарничек от неожиданности сложился пополам.

– А теперь послушай меня! – рыкнула я, с трудом сдерживаясь, чтобы не начать орать. – Чтобы я этот бред слышала первый и последний раз. Я согласна быть твоей напарницей, но замуж за тебя не пойду! Точка! Обсуждению и пересмотру не подлежит!

И гордо развернулась, чтобы свалить от этого блаженного подальше.

Рывок за локоть, и я влетела в крепкие объятия. И замерла, словно мышь под веником, вперившись взглядом в широкую грудь. Почему-то мне казалось, что стоит поднять глаза и меня поцелуют. И наглядно докажут, что и без любви прекрасно можно обойтись. Сознаюсь честно, эта мысль меня взволновала настолько, что вспотели ладони. Бли-и-ин, кажется, после того поцелуя в убежище во мне что-то изменилось!

Но Рист не спешил меня целовать. Только склонился к моему уху и выдохнул:

– Подлежит, и еще как. Но пока – не время и не место.

Миг – и меня отпустили. Теперь уже я боялась поднять голову, чтобы этот гад не заметил разочарования на моем лице.

Вот откуда он взялся на мою голову, а?

Стук в дверь стал моим спасением. Я встрепенулась и поспешно сделала моську кирпичом.

Я в порядке, я в порядке, я в полном порядке!

– Рист, – в комнату вошел Захар Охотский, – все готово, самолет будет через час. Собирай пока, что вам надо. Ирина, здравствуй, – кивнул он мне.

Я промямлила ответное приветствие, пытаясь вернуть мыслительный процесс в нормальное русло. Вот же этот Рист! Совсем мне голову заморочил!

– Хорошо, пойдем. – Напарничек как ни в чем не бывало направился к двери.

На пороге он на миг замешкался, а потом бросил на кровать мобильный со словами:

– Ир, позвони Мышке, она просила.

Я вздохнула и печально посмотрела на закрывшуюся дверь. Вот так всегда… Пришел, смутил, вынес мозг, довел до белого каления и как ни в чем не бывало ушел. Му-у-ужи-и-ики!

Впрочем, позвонить Мышке это хорошая идея. Как раз отвлекусь. Интересно, как она отреагирует, если я ей сообщу о дико «романтичном» предложении Аристарха? Ржать сильно будет? Я хихикнула в трубку, вслушиваясь в длинные гудки.

– Да, Рист? – Деловитый голос подруги пролился бальзамом на сердце.

– Мышка, как я рада тебя слышать! – выдохнула я, улегшись на кровать.

– О, привет, героиня дня! – бодро поприветствовала волчица. – Ну вы и… всколыхнули это болото. Весь город на ушах… Но подземные каковы! – с негодованием воскликнула подруга. – Ведь это все готовилось явно не два дня, а никто ничего не знал! Недооценили мы их, – грустно закончила она.

– Да уж, – скривилась я и решительно сменила тему – мне хотелось расслабиться, а не напрягаться. – Давай об этом не будем. Расскажи мне лучше, как там ваши с Вереском отношения?

И замерла, предчувствуя поток возмущенных слов. Конечно же Мышка меня не разочаровала.

– Да этот!.. – рявкнула она и выдала несколько непечатных слов. – И откуда он взялся на мою голову?!

– Что на этот раз? – Я едва сдерживала смех, кажется, «Откуда он взялся на мою голову?!» стало девизом сегодняшнего дня.

И все же, как ни крути, подружка моя еще не до конца вышла из тинейджерского возраста. А потому ее бесило само наличие «няньки». Ситуация усугублялась тем, что эта «нянька» волчице очень нравилась. Я ведь помню, какими глазами она смотрела на ирбиса, когда был банкет в клане кошек. Восхи-и-и-ще-е-енными! А тут мало того, что Вереска приставили к ней, словно к дитяти неразумному, так еще и этот эльфоподобный снежный барс ведет себя с ней… ну как с неразумным дитятей, да. Я бы тоже взбесилась на ее месте.

– Да он… Я… Короче! – возмущенно выкрикнула Мышка, и мне показалось, что она смущена. – Поцеловал он меня!

Если бы я не лежала, моя челюсть точно была бы на полу. А так ничего, только глаза вытаращила и закашлялась.

– Чего?! – просипела я, подумав, что уж расслабилась так расслабилась. – Как поцеловал?! Последний раз, когда мы с тобой говорили, он тебе вообще заявил, что ты еще совсем ребенок! С чего такие перемены в поведении?!

– Ну… – Она замялась.

Кажется, там не все так просто!

– В общем… Но он меня сам довел! – вдруг завелась подруга. – Со своей долбанной правильностью! Взялся же эльф на мою голову… Короче! Он меня достал, я ему в чай снотворное подсыпала. Ну и побрила ночью. Налысо.

– Ты что?!

Я захохотала. Дико, от души, до выступивших слез и начавшейся икоты. И стоило мне представить обритого Вереска, начинала хохотать еще сильнее. А-а-а! Мы-ы-ышка! Ты сделала мой день! Блин, даже мысли об опасности на задний план отодвинула!

– Чего ты ржешь?! – возмутилась она.

– Да потому что он с тобой еще мягко обошелся, – просипела я, вытирая слезы. – Кажись, наш ирбис влюбился. Потому что на его месте я бы тебя ремнем выдрала.

– Спасибо тебе, дорогая моя подруга, – обиженно прошипела волчица. – Я всегда знала, что ты на моей стороне!

– Мари-и-ин, – примирительно протянула я, кое-как успокоившись, – перестань! Это реально детский сад, штаны на лямках. Ну кто же так пакостит? Позвонила бы мне, что ли, мы бы с тобой что-то поинтереснее придумали.

– У меня уже желания нет что-либо придумывать, – буркнула она, а затем тихо вздохнула. – Представь себе мою реакцию… Этот гад меня целует. Причем целует так, что мой мозг чуть не покинул голову на веки вечные. Это было что-то!.. Впрочем, отвлеклась… А потом начинает читать мне лекцию!

– Лекцию? – удивленно переспросила я, окончательно перестав что-либо понимать в отношениях этой безумной парочки.

– Ага… – недовольно отозвалась Мышка. – На тему того, что мне пора определиться, как я хочу, чтобы ко мне относились. И если я и дальше буду вести себя как ребенок, то его поступки по отношению ко мне будут соответствующими. Козел!

Я мудро промолчала. Потому что, если бы сказала, что Вереск прав, боюсь, подруга бы обиделась. Так что я лишь осторожно спросила:

– И что делать будешь? Прислушаешься или забьешь?

– Пошлю его и буду жить дальше, – почему-то ушла от ответа волчица и бодро спросила: – Я слышала, вы с Ристом в Исландию сваливаете. Надолго?

Я не успела ответить. Дверь открылась, и напарник, не входя, отрывисто скомандовал:

– Ромашка, на выход. Нам пора.

– Мышь, я тебе потом позвоню, как смогу, – сказала я в трубку и нажала отбой.

Кажется, мое путешествие в неизвестность начинается прямо сейчас.

Глава 4

Я шла на два шага позади Риста и его отца и рассеянно размышляла о туманном будущем. В плечи врезались лямки тяжеленного рюкзака, в котором, по словам напарника, лежало все необходимое, а в память – этот путь, возможно, последний в моей родной стране.

Словно навеки сохранялись в сознании мельчайшие детали. Мелкий гравий под кроссовками. Набежавшие тучи на небосводе. Прохладный ветерок, треплющий волосы, которые выбились из высокого хвоста.

На душе было муторно и тревожно. Разговор с родителями оставил неприятный осадок… Я решила все же сказать им, что улетаю. Обставила, конечно, совсем по-другому… Мол, появилась шикарная возможность бесплатно поучиться за границей и грех ею не воспользоваться. А им не говорила, потому что боялась сглазить. На выходе получила истерику мамы (еще бы, дочь ни с того ни с сего улетает в далекую страну, и фиг его знает, когда вернется) и обещание ремня от папы (без комментариев…). Но лучше пусть думают, что я неблагодарная девчонка, чем узнают, во что на самом деле вляпалась их непутевая дочь. Когда я еще им позвоню – не ясно. Рист строго-настрого запретил брать с собой мобильный, уж не знаю почему.

Впереди показалась взлетная полоса с небольшим самолетом, и я вздрогнула. Черт, никак не могу поверить в то, что улетаю! И возможно, навсегда.

– Ир, ты готова? – пристально посмотрел на меня Рист, когда мы подошли вплотную к самолету.

Его рюкзак был раза в три больше моего, и я даже боялась представить, что он там таскает.

– Нет, но что это меняет? – тяжело вздохнула я и поправила челку, упавшую на глаза.

Он медленно покачал головой, но ничего не сказал. Зато заговорил его отец:

– Ирина, не расстраивайтесь заранее. Жизнь непредсказуема, никогда не знаешь, где тебя ждут приятные сюрпризы.

Если Захар Охотский хотел меня приободрить, то у него ничего не получилось. Но я же не свинья, поэтому, опустив глаза, прошептала слова благодарности.

– Ладно, отец, нам пора.

Они крепко пожали друг другу руки.

– Берегите себя. – Захар нервно огладил аккуратную бороду. – Когда сумеешь – дай знать, как ты.

– Обязательно. – Рист резко кивнул и бросил на меня косой взгляд. – Ира, пошли.

– До свидания, – пробормотала я и последовала за напарником в самолет.

Я вошла в салон и, сбросив с плеч рюкзак, с интересом огляделась. Никогда до этого не бывала на частных самолетах, интересно же! Любопытно, а чей он вообще? Охотских? Или отцу Риста кто-то одолжил?

А ничего так… уютненько. Четыре кресла, расположенные друг против друга, между ними – небольшие столики. Затем что-то вроде раздвижных дверей, за которыми я обнаружила двуспальную кровать. Короче, тут вполне можно было жить.

– Здравствуйте! – Когда самолет взлетел и мы отстегнули ремни, пред наши очи, сияя профессиональной улыбкой, явилась стюардесса – красивая, словно сошедшая с картинки, блондинка в фирменном синем костюме. – Чай? Кофе? Или чего покрепче?

– Не сейчас. – Рист неожиданно обнял меня и властно притянул к себе. – Мы с моей невестой хотим немного побыть наедине.

Я, честно говоря, ничего не ответила по банальной причине полного выпадения в осадок. Но, подозреваю, глаза мои были по пять рублей, не меньше!

– Вернитесь через полчасика, думаю, мы проголодаемся.

А вот это было сказано с таким то-о-о-олстым намеком, что я моментально пришла в себя и уже открыла было рот, чтобы возмутиться… Но сильные пальцы напарника крепко сжались на моих плечах, словно намекая, чтобы я держала рот на замке. Ну я и промолчала… В конце концов, если этот гад ко мне полезет, получит коленом в пах, честное слово!

– О, я понимаю, – сверкнула еще одной белозубой улыбкой стюардесса. – В таком случае, я через полчаса принесу вам легкие закуски.

– Вы очень любезны, – благодарно отозвался Рист и, не дожидаясь, пока она уйдет, утащил меня в направлении спальни. А когда мы оказались там, заявил: – Ну вот мы и одни, моя дорогая.

И быть бы моему напарнику битым по самому дорогому… если бы не его серьезное, даже сосредоточенное лицо. Я замерла, напряженно размышляя, чудится мне или все не так просто?

Рист вдруг притянул меня к себе и, крепко обняв, прошептал на ухо:

– А теперь делай вид, что ты несильно сопротивляешься, а потом – сдаешься. Звуков будет достаточно, потому что картинку им не передают. Мы в полной жопе, дорогая напарница. И от того, как сейчас сыграем, зависит, выкрутимся ли.

Каюсь, первое, что я ощутила, это дикую радость. Слава всему на свете, мой дорогой Охотник не сбрендил! Всему этому демаршу с женитьбой есть логическое объяснение! Ура-ура-ура! И только потом до меня дошел смысл его слов. Черт! А я губу раскатала, что уже все, оторвались… Ладно, не время паниковать, надо хорошо сыграть свою роль.

– Рист, что ты делаешь! – натурально возмутилась я и взглядом спросила, мол, что за фигня происходит.

– Сама знаешь, – промурлыкал он и на грани слышимости прошептал: – Все расскажу, когда выберемся. У нас есть полчаса, чтобы убраться отсюда.

Задавать глупый вопрос «Как?» я не стала. А вот другой озвучила, совсем-совсем тихо:

– Парашюты откуда?

– Мой рюкзак, – последовал такой же едва слышный ответ, а затем громкое: – Мм, какая же ты сладкая…

Я с готовностью простонала его имя и чуть не сложилась от хохота. Было бы очень смешно, если бы не было так страшно.

Затем происходящее в спальне окончательно стало напоминать пародию на шпионский фильм. Мы с Ристом вслух изображали бурную страсть, а на деле – торопливо облачались для прыжка. Как шепотом объяснил мне напарник, прыгнуть можно было прямо из этой спальни – под кроватью, которая сдвигалась, был для этого люк. М-да, владелец этих летающих апартаментов – знатный параноик… Впрочем, нам это на руку.

Честно говоря, я даже не подумала о том, что никогда не прыгала с парашютом. В конце концов, жить захочешь – еще не то сделаешь. Главное, не запаниковать и все сделать по инструкции, которую, я надеялась, Рист мне предоставит. Но оказалось, что все еще проще. Напарник решил, что прыгать мы будем тандемом. Не рискнул выпустить меня одну в небо. Ну и ладно, мне же меньше геморроя… Да и чего греха таить, такая забота была очень приятной.

Скрип отодвигаемой кровати вполне можно было принять за бурный акт любви на оной. Мы с Аристархом переглянулись и синхронно кивнули. С момента, как откроется люк, до того, как кто-то из пилотов взломает тонкую перегородку в спальню, пройдут считаные минуты. И за это время нам надо успеть сцепиться и выпрыгнуть.

Я поправила рюкзак, который прицепила на грудь, и сосредоточилась на действиях напарника, открывавшего люк. Время словно замедлилось, превратилось в патоку и тянулось, тянулось, тянулось…

Миг – и мы с Ристом оказались крепко сцеплены хитрой конструкцией. А затем, ровно в тот момент, как раздался треск ломаемой перегородки, мы прыгнули. Но я еще успела услышать насмешливый голос Охотника:

– Но, кстати, с женитьбой не такая уж плохая идея.

Думаю, мой возмущенный вопль этот гад уже не услыхал.

Небо приняло нас в свои объятия и понесло к земле, подальше от такого комфортного самолета, оказавшегося ловушкой. Ветер свистел в ушах, сердце билось где-то в горле, не то от страха, не то от восторга. А потом над нами раскрылся купол парашюта. И только тогда я решилась посмотреть вниз.

Лес, который раскинулся под нами, был мне не знаком. Как и городок неподалеку от него. Правда, я никогда не смотрела на эти места сверху. Но, если мыслить логически, мы вряд ли успели далеко улететь.

Чем больше мы снижались, тем очевиднее было – приземляться нам в лесу. Оставалось уповать на то, что Рист умеет управлять этой штукой и мы не застрянем позорно в кроне какого-нибудь дерева.

Напарник оправдал мои ожидания. Посадка прошла как по маслу, да и полянка посреди леса оказалась весьма кстати.

– Так, снимаем все это и в лес, – быстро проговорил Аристарх, торопливо отцепляя нас друг от друга. – Поможешь мне. Оставлять парашют тут – словно размахивать красной тряпкой с надписью «Мы тут были». Надо будет спрятать его среди деревьев. В идеале, конечно, закопать, но чего-чего, а лопаты у меня с собой нет.

– Поняла. – Я стащила с головы шлем. – Но потом я жду от тебя объяснений.

– Договорились.

Больше мы не разговаривали. Шустро кое-как свернули парашют и почти побежали в лес. Подальше от открытого пространства. Когда над нашими головами сомкнулись кроны деревьев, Рист остановился и принялся заталкивать наше летательное средство обратно в рюкзак. А когда все получилось, напарник просто зашвырнул его в ближайшие кусты.

– Не идеально, но и так сойдет. – Он закинул на плечи другой рюкзак – полегче и с вещами, и махнул мне. – Идем, надо срочно разжиться транспортом и свалить отсюда чем дальше, тем лучше.

– Угу, – отозвалась я и тоже проверила, как там моя поклажа. – Ты обещал рассказ, – напомнила, когда мы двинулись в глубь леса.

– Да… – Аристарх на миг умолк, словно собираясь с мыслями, а затем тихо заговорил: – Когда мы приехали в дом к моей семье, я переговорил с отцом в его кабинете – единственном, как оказалось, помещении, где не было камер и микрофонов чернохвостых. В городе, Ира, подземные обложили нас по всем статьям.

– Хм, а откуда все эти шпионские штучки в особняке твоих родителей? – негромко спросила я, осторожно перелезая через поваленное дерево.

– Отец вынужден был разрешить их установку.

– Ч-ч-черт, – ругнулась я, споткнувшись на ровном месте. – Но почему?!

– Неделю назад пропал Влад, – ответил Рист, пригнувшись, чтобы не зацепить головой ветку. – Родители не особо переживали – брат в своих экспериментах, бывало, пропадал и на месяц, решили, что это как раз тот случай. А позавчера к ним пришли какие-то люди от подземных и заявили, что Влад у них. И предъявили доказательства. А потом представители чернохвостых сделали предложение, от которого невозможно отказаться: либо отец делает все, что они скажут, либо Влад умрет.

– Вот скоты! – процедила я.

Однако у меня на этих отмороженных подземных уже аллергия. Они ко всякой бочке затычка! Забрали у вас магию – так сидите в своих норах и не лезьте никуда. Нет же! Не могут они успокоиться! Впрочем, их так по носу щелкнули – мама не горюй… А самолюбие у Черного клана – выше самых высоких небоскребов.

– Почему тогда отец тебя не предупредил? – задала я резонный вопрос.

– Как? – коротко отозвался напарник. – Все телефоны в доме, включая мобильные, прослушиваются. Если бы он сорвался ко мне или попытался отправить кого-то другого – подземные сразу же просекли бы все. А так… отец решил действовать по-хитрому. В его кабинете невозможно поставить никакие прослушивающие устройства – ни магические, ни немагические – энергетический фон там таков, что от них нет никакого толку. Все же помещение, в котором веками творилась темная магия, в каком-то смысле само становится артефактом. И там мы с ним и переговорили.

– И что, хочешь сказать, что это не показалось подозрительным чернохвостым мерзавцам? – скептически протянула я, с облегчением выруливая на узкую лесную тропку – задолбалась я бродить по буеракам!

– Думаю, показалось, – кивнул напарник и притормозил, чтобы я успела с ним поравняться. – Но мы разговаривали буквально три минуты. Нам этого хватило, но вряд ли подземные высокого мнения о быстроте мышления людей. К тому же они привычно делают ошибку – судят всех по себе. С их точки зрения, я – бесполезен. А Влад – наследник, поэтому более ценен. Если бы перед кем-то из нагов стоял вопрос «или-или», выбор был бы очевидным.

– Поняла. – Я вздохнула. – И до чего вы договорились?

– Отец сказал мне буквально несколько слов, – отозвался Аристарх, напряженно осматриваясь. – Обрисовал ситуацию с Владом, сказал, что брата отпустят, как только мы с тобой сядем в наш семейный самолет. Только экипаж был от подземных. По идее, нас должны были усыпить и вернуть в город. Чернохвостые взяли бы нас тепленькими и совсем беспомощными.

Я представила себе эту картину и содрогнулась. Блин, а я даже и не догадывалась! Впрочем, напарничек мне голову напрочь задурил своими баснями о женитьбе.

– Еще три вопроса, Рист. Даже четыре, – мысленно прикинула я, что еще хочу знать.

– Валяй.

– Почему подземные так заморочились? – Я озадаченно пожала плечами. – Ведь намного проще было бы устроить засаду в доме и не закручивать черт-те что с этим самолетом.

– О нет, не проще, – тихо рассмеялся Рист. – Наш особняк под охраной северных. Если бы на нашем пороге показался хоть один черный хвост, его бы в капусту нашинковали. Отца, кстати, предупредили, что, если он северным хоть слово скажет, Владу конец.

– И как долго они это все продумывали? – пробормотала я, ощущая, как начинает понемногу болеть голова. – Такое впечатление, что они все эти месяцы тщательно готовились, а потом ждали, когда я вернусь в город. Потому что стоило мне переступить порог своей комнаты в общаге, как все и закрутилось.

– Думаю, ты недалека от истины, – хмыкнул Аристарх и, помолчав, тихо добавил: – Больше всего меня потрясает то, что эта паутина плелась практически у нас всех под носом, и мы так и ничего не поняли. Ладно еще мы с тобой, нас не было почти все лето. А кошки!.. Мои родители!.. Северные, в конце концов! Уму непостижимо, как подземные это провернули…

– Вот я тоже хотела бы знать, – тяжело вздохнула я и вспомнила, что еще не обо всем спросила. – Слушай, если в доме везде камеры, откуда парашют? Или ты уезжал в город?

– Да нет, что ты, – тихо рассмеялся он. – Я ведь тебе говорил, что люблю быть готовым ко всему, что может подкинуть судьба?

Я кивнула. Угу, помню такое дело. Например, то убежище, в котором мы отсиживались после того, как виртуозно своровали у подземных часть клановой хроники, было обустроено именно на случай «а вдруг пригодится». И пригодилось, не подкопаешься.

– Ты хочешь сказать, что в доме твоих родителей давно лежал этот рюкзачок, на случай если когда-то придется прыгнуть с парашютом? – уточнила я.

– Именно, – отрывисто кивнул он. – Отец, кстати, об этом знал, потому был уверен, что я правильно распоряжусь его скупыми сведениями. Что еще ты хотела узнать? Давай быстро, потому что мы скоро выйдем из леса.

– Женитьба, напарничек, – насмешливо пропела я. – Конечно, я подозреваю, что это была часть плана по вождению чернохвостых за нос, но хотелось бы знать точно. Так что я жажду знать, что за чушь ты мне молол в доме своих родителей и что значит твое «Не такая уж плохая идея» перед нашим прыжком.

– Выводы в принципе верные. – Этот обормот даже бровью не повел. – Действительно, я решил дать подземным немного ложной информации. Чтобы они поверили – я расслабился, и мои мысли крутятся исключительно вокруг тебя. Плюс это стало прекрасным предлогом, чтобы не дать стюардессе принести какой-то напиток с убойной дозой снотворного. Но поверь мне, – он одарил меня насмешливым взглядом, – все, что я тебе там говорил, чистая правда. Это традиция моей семьи – выходить замуж и жениться на напарниках. И я вполне допускаю, что у нас с тобой тоже так получится. Конечно же не сейчас, но потом, когда мы выпутаемся из этого всего и узнаем друг друга получше… Почему бы и нет?

Я выразительно на него посмотрела и не менее выразительно покрутила пальцем у виска.

– Ты точно сдурел. Впрочем, если до тебя не дошло еще тогда, в доме твоих родителей, – мой ответ по-прежнему «нет». И все то, что я там говорила, тоже остается в силе. Если я когда-нибудь решу выйти замуж, это будет только по любви.

– Ромашка, – ленивая усмешка на миг обнажила его белые зубы, – то, что говорил я, тоже остается в силе. Когда я решу, что нам стоит быть вместе, я сделаю все, чтобы этого добиться.

Вы когда-нибудь ощущали себя закипающим чайником? Я вот ощущала. Прямо в этот момент. То самое состояние, когда ты сначала теряешь дар речи, затем у тебя перехватывает горло от негодования, а потом ты устраиваешь дикий скандал.

Я была готова дать волю своему возмущению, но Аристарх обломал меня на старте:

– Не поднимай кипиш на ровном месте. Держи себя в руках, пока мы не окажемся в безопасности.

Он так внимательно и серьезно на меня посмотрел, что я немедленно закрыла рот и прикусила язык. Действительно, скандал мог подождать. Я несколько раз глубоко вдохнула, чтобы успокоиться, а затем довольно-таки спокойно задала последний из приготовленных вопросов:

– Ладно, а что мы делать-то будем? У тебя есть какой-то план, как заставить подземных отвалить от нас навсегда?

– О да!

Хищная улыбка напарника мне понравилась. Если Рист так улыбается, значит, он задумал нечто такое, что чернохвостых ждет ба-а-альшой-преба-а-альшой сюрприз. И весьма неприятный.

– Делись, – потребовала я, мне не терпелось узнать подробности.

– Помнишь наш разговор с Оксаной после похорон Флоры?

Я напряглась, пытаясь вспомнить подробности тогдашнего вечера, и уверенно кивнула.

– Конечно.

– И ту часть, когда она рассказывала про компромат на кланы?

– Разумеется. – Я удивленно приподняла бровь, а затем подозрительно сощурилась. – Ты что, хочешь потребовать у северных, чтобы они припугнули подземных украденной нами шкатулкой?

– Нет, Ир, все намного интереснее. – Мрачная улыбка осветила бледное лицо напарника. – Через несколько дней в городе только ленивый не будет знать, что за нами охотятся. И о том, что мы собой представляем, – тоже. А значит, нас никогда не оставят в покое. Придется идти на поклон к северным и соглашаться на все условия, чтобы они гарантировали нашу защиту. Причем мне это нужно постольку-поскольку, а тебе просто необходимо. Догадываешься почему?

Мое сердце на миг замерло, когда я осознала масштабы подставы. Еще бы я не догадывалась… Чай, не дура.

– Конечно. – Я нервно облизала губы. – Все кланы будут знать, что я – нейтрализатор. На меня устроят охоту. А если учесть то, что я умею сдерживать способность, а значит, знаю тех… – Запнулась и решительно закончила: – Кто этому учит, охота предстоит азартная. Ч-ч-черт, – потерянно прошептала я. – Я же нигде не буду в безопасности!

Напарник одарил меня странным взглядом и едва слышно прошептал:

– Надеюсь, ты когда-нибудь мне расскажешь об этом вашем неизвестном народе.

Я проигнорировала эту фразу. Ну в самом деле, что я должна на такое отвечать?

– Ладно, я понял, – улыбнулся Рист и вернулся к нашим баранам. – Учитывая все вышесказанное… я хочу сделать так, чтобы от нас отстали все кланы.

– Хм, дерзко. – Я остановилась и, склонив голову, прищурилась. – Но как ты собираешься провернуть такое?

– Да все так же. – Он тоже остановился и теперь смотрел мне прямо в глаза. – Компромат наше все.

У меня в голове будто что-то щелкнуло. Я припомнила еще одну фразу, которую сказала Оксана в библиотеке, и потрясенно выдохнула:

– Рист, ты псих! – Подозреваю, что мой взгляд был восхищенным. – Неужели ты собрался стырить позорные хроники кланов из храма богини?!

– Я уже говорил, что ты умница. – Его губы разъехались в довольной улыбке. – Все именно так. Если у нас будет компромат на все пять кланов, причем не та мелочь, которую они хранят в свои сокровищницах, а что-то весомое, способное испортить отношения между самими змеями, у них не будет выбора. От нас отстанут. Навсегда.

Цокнув языком, я протянула руку:

– Я с тобой, напарник.

– И не сомневался, напарница.

Мы обменялись крепким рукопожатием.

А я, оказывается, редкая авантюристка. Задачка нам предстояла… Не дай боже. Все же непросто сокровищницу самого сильного клана грабануть. Храм, причем… нет, ее имени я называть не буду, а то с этой богини станется опять заскочить на огонек. Но если у нас все получится… Каков будет щелчок по носу этим змеям!

– Так каков план? – Я поправила лямки рюкзака, стараясь не улыбаться как последняя дура.

– Предельно прост. – В голосе Аристарха плескалась насмешка. – Вломиться в храм и утащить компромат.

– Не насмешничай, – буркнула я и неодобрительно покачала головой. – Подробности!

– Подробности… – Он сделал вид, что задумался. – Сначала немного замаскироваться, потом разжиться транспортом, по дороге прихватить Вереска, и уже такой дружной компанией вломиться в храм и утащить компромат.

– Хм, а Вереск тут при чем? – нахмурилась я, не понимая, зачем нам эльфообразный оборотень.

– Ну, во-первых, мы с ним действительно, как ты когда-то выразилась, скорешились, – усмехнулся Рист. – Во-вторых, Вереска тоже достали змеиные кланы. Ментальный маг – лакомый кусочек, знаешь ли. Да и я не сунусь в храм без менталиста, – качнул головой он. – Там столько всего понаверчено – сгинем, без вариантов.

– Понятно, – кивнула я. – А ты знаешь, где находится этот храм?

– Знаю, – уверенно кивнул он. – Флора когда-то на карте показала.

– О’кей, принято, – улыбнулась я и спросила: – Ну что, маскироваться сейчас будем или еще немного пройдемся?

Глава 5

– А нас точно менты не сцапают? – в сотый раз спросила я.

– Не сцапают, – в очередной раз ответил напарник.

Как я его еще не достала, ума не приложу. На его месте меня бы уже нервы взяли от столь продолжительного капанья на мозги. Но меня можно было понять! Я впервые ездила на ворованной тачке, и моя паранойя разыгралась вовсю. Это при том, что я знала – мы скоро пересядем на другой транспорт, уже законный.

– Сейчас я позвоню…

Рист достал из кармана мобильный, и мне ничего не оставалось, как со вздохом отвернуться к окну.

С точки зрения непосвященных, мы сейчас выглядели забавной парочкой. Рист походил не то на автослесаря из американской комедии, не то на гламурного байкера – в ходе наших переодеваний он облачился в мешковатый джинсовый комбез, красную майку и такого же цвета бандану с рисунком в виде черного черепа прямо на лбу. Образ дополняли белые кроссовки, темные очки и неизменные атрибуты всех байкеров – гловелетты[3] и кожаная куртка. В общем, на себя обычного он похож не был, но оставался все тем же плохим мальчиком. Я же… ну чисто девочка-припевочка. Волосы этот гад заставил распустить, а потом презентовал светлый кожаный шнурок, который надо было повязать вокруг головы. Из одежды мне достались легкие бежевые бриджи, цветастая туника почти до колен, а еще невесомые балетки. Ну и аксессуары… Деревянные бусы, вязаный поясок, чьи концы чуть-чуть не доставали подола туники, и множество разноцветных браслетов. Короче, в общине хиппи меня явно приняли бы с распростертыми объятиями. Единственное, что выбивалось из этого образа, – кожаная куртка. Все же ехать на мотоцикле – не самое теплое занятие.

Мой драгоценный напарник был верен себе – считал, что, если хочешь хорошо замаскироваться, образ должен быть ярким.

– Да, я сейчас подъеду. – Рист тем временем договаривался о покупке мотоцикла. – Цена как условились? А шлемы? Да, два. Хорошо, меня устраивает. – Он положил трубку в карман и посмотрел на меня. – Мы почти подъехали к городу. Надо загнать эту рухлядь в кювет. Доберемся уже на автобусе.

Я безразлично пожала плечами. На автобусе так на автобусе. Главное, что нервотрепка по поводу езды на ворованной «Ладе» закончится. Единственное, что меня беспокоило, – этого самого автобуса можно было и не дождаться. Городок, к которому мы ехали почти час, был довольно маленьким. Кто знает, как там с пригородным транспортом?

Я задумчиво покрутила в руках выданный напарником мобильный, в память которого был забит только один номер – новый Риста. Свой телефон я оставила у Охотских, как и было сказано. Тогда я долго возмущалась и только теперь поняла – Рист беспокоился, чтобы нас по ним не отследили.

Вопреки моим опасениям все прошло как по маслу – «Лада» была оставлена в лесу, а автобус пришел довольно быстро. И даже почти пустой, поэтому я торопливо заняла место с теневой стороны, пока Аристарх платил за проезд.

– Позвони еще раз Вереску, – тихо напомнила я, когда он сел рядом со мной. – Может, он уже в сети.

– Хорошая идея, – отрывисто кивнул Рист и буквально через минуту довольно проговорил в трубку: – Наконец-то! Что с твоим телефоном? Я тебе уже час не могу дозвониться! Да? Даже так? И?.. Слушай, ты что, больной?! – вдруг прошипел напарник, заставив меня с любопытством на него покоситься. – На фиг ты… Ладно, я слушаю твои аргументы. – Пауза на несколько минут, а затем он тяжело вздохнул: – Тогда понятно. Вот же оторва… Хорошо, следи там за ней. Встречаемся, как договаривались, лады? И… будьте внимательны, за вами могут следить.

Когда Аристарх наконец-то оторвался от мобильного, я уже помирала от любопытства. Чутье подсказывало мне, что в разговоре с ирбисом фигурировала моя разлюбезная подружка Мышка – кого еще Рист мог приласкать оторвой? Но хотелось бы услышать из первых уст.

– Что там? – Я тронула напарника за плечо.

– Ему пришлось взять с собой Мышку, – подтвердил он мои подозрения. – Говорит, она ему такую истерику закатила – он не ожидал. И просто ничего не смог сделать, хотя даже пытался воздействовать ментально. Но эта мелкая зараза уперлась рогом, и все тут. Мол, ее друзья в опасности, она не может сидеть на месте.

– На нее это очень похоже, – усмехнулась я и покачала головой. – Но, честно говоря, лучше бы она осталась дома.

– Однозначно, – резко кивнул Рист.

Впрочем, та часть меня, которая плевать хотела на рациональность и правильность, была рада. Мышка, на самом деле, отнюдь не балласт, а мне будет компания. Потому что Рист, конечно, замечательный со всех сторон, но мужчина.

На следующей остановке почти все сиденья в автобусе заняли, потому мы больше ничего серьезного не обсуждали. Мало ли?

В городке мы пробыли недолго. Встретились с тем мужиком, который продавал мотоцикл, затем заехали купить продуктов и с ветерком умчались туда, где нас должны были ждать Вереск и Мышка.

В город мы въехали ровно в полночь.

Я буквально сползла с мотоцикла и приглушенно застонала, ощущая себя натуральным бревном. Казалось, за часы езды все тело окоченело и больше никогда не будет слушаться бестолковую хозяйку.

– Не ной, – заявил мне чурбан, который по какому-то недоразумению являлся моим разлюбезным напарником. – Сейчас снимем номер, залезешь под душ – и все пройдет.

– До номера, а тем более до душа еще дойти надо, – сварливо отозвалась я, даже не пытаясь встать с прогретого за день асфальта.

– Предлагаешь мне тебя понести? – В свете уличных фонарей я заметила, как взлетела одна бровь. – Тогда, придерживаясь нашей легенды, боюсь, придется всем сказать, что мы не просто пара, а молодожены. И провести полночи за тем самым занятием, которое докажет окружающим, что это так.

Я молча показала этому нахалу средний палец. Честное слово, достал издеваться! Он и раньше-то душкой не был, но, по крайней мере, непристойными намеками не сыпал. А теперь словно с цепи сорвался! Из-за продолжительного воздержания, что ли? Бедненький… Это был сарказм, если что.

Да и вообще, не нравилась мне идея, что мы везде будем представляться парой. Не нравилась, и хоть ты тресни! Нет, умом я понимала – двое на одном мотоцикле уж явно не друзья детства, отправившиеся в путешествие по стране. Никто не поверит, что между нами ничего нет. Но при чем тут мозг, когда моя интуиция вопила, что я кретинка и что обязательно об этом пожалею. Потому что спать на одной кровати с тем, кто отпускает такие пошлые шуточки… чревато переведением этих шуточек во вполне нешуточную плоскость!

– Вот только попробуй ко мне пристать! – прошипела я, когда Рист придержал передо мной дверь какой-то средней руки гостиницы. – Я тебе… не знаю, что сделаю!

И, независимо вскинув голову, прошествовала внутрь. Впрочем, напарник быстро меня догнал.

– Хм… – Он прошелся по мне нарочито оценивающим взглядом. – А что, если ты начнешь приставать ко мне? Что тогда мне делать?

– Ущипнуть себя! – фыркнула я и отмахнулась. – Потому что это будет значить, что ты спишь!

– Ага-а-а!

Эй, чего это его голос такой торжествующий?!

– Значит, тогда, в убежище, когда ты внаглую пыталась меня соблазнить, надо было себя ущипнуть? – вкрадчиво промурлыкал этот гад мне на ухо, обвив рукой талию.

– Рист! – пискнула я и уже хотела ему врезать, но увы, увы… Пришлось сдержать свой темперамент, так как мы подошли к ресепшену, из-за которого, сонно зевая, выглядывала растрепанная девушка примерно моего возраста.

Ну ничего, ничего… Сейчас мы останемся наедине, и я тебе, мерзавец темный, все выскажу!

Заселение в номер прошло без сучка без задоринки. Администратор мило нам поулыбалась, поохала, как это романтично – проехаться с любимым по стране, крепко прижимаясь к его спине, ну и все такое.

Ага, романтично. Аж два раза. Попробовала бы она сама, какая это «прелесть», небось поменяла бы свое мнение.

– Злюка, – усмехнулся Рист, постукивая по перилам ребром банковской карты, когда мы поднимались на второй этаж, где находился выделенный нам номер. – Могла бы состроить мордочку попроще. А то глянешь на тебя и запросто поверишь, что такую маленькую миленькую девочку злобный темный утащил из отчего дома и явно собирается надругаться.

– Слушай, отстань, а? – скорбно пробормотала я и передернула плечами. – Ты меня сегодня так достал своими намеками и пошлостями, что просто голова кругом. И вообще! Это совсем не по-джентльменски – напоминать девушке о ее непристойном поведении! – упрекнула я его. Причем вполне заслуженно упрекнула.

– Во-первых, ты сама подставляешься, – спокойно отозвался Аристарх и, подойдя к двери нашего номера, принялся возиться с ключом. – Невозможно перестать тебя подначивать, когда ты так ярко реагируешь. Все, входи. – Он посторонился, пропуская меня, но при этом не переставал… отчитывать, что ли? По крайней мере, было на то очень похоже. – Во-вторых, было бы проще, если бы ты не дергалась каждый раз, когда я к тебе прикасаюсь. Потому что завалишь нам всю конспирацию, моя дорогая. И наконец, о последнем пункте в твоем обвинении. – Напарник так усмехнулся… так… словом, как ну о-о-очень плохой мальчик. – Где ты здесь, позволь поинтересоваться, видела джентльменов? К тому же и ты – совсем не леди.

– Вот спасибо, – с досадой проворчала я и устало потерла лоб. – Все, Рист, иди в баню. Сил моих нет с тобой спорить…

Честно говоря, я хотела сказать ему еще пару ласковых, но слова застряли в моем горле, а глаза полезли на лоб.

– Господи, что это? – выдохнула я и с трудом сдержалась, чтобы не ущипнуть себя. – Что это такое?!

Аристарх расхохотался, а затем с веселым изумлением протянул:

– Судя по всему – кровать.

– Я вижу, что кровать! – взвыла я, хватаясь за голову. – Но почему одна?! Я думала, нам дадут один, но двухместный номер!

– Не поверишь, Ромашка, я тоже так думал, – опять захохотал этот несносный темный. – Вот засада! Видимо, администраторша решила помочь бедным влюбленным провести ночь в объятиях.

– Инициативная, – прошипела я, не сомневаясь, что так и было. – Не в меру!

Вместо стандартного номера на две постели, любезная, чтоб ей, девушка выделила нам с двуспальной кроватью. Сей эпохальный предмет мебели гордо высился в центре небольшой комнаты, занимая почти все свободное пространство. Стол, несколько стульев и шкаф сиротливо жались по стенкам как бедные родственники. Какой идиот занимался этим феерическим дизайном? Руки выдернуть и обратным концом вставить! Туда, на чем этот самый дизайнер сидит!

– Руки из задницы у того, кто придумал такую расстановку мебели, – словно считал мои мысли напарник, озираясь. – Такое ощущение, что не в гостиницу приехали, а в бордель зарулили.

– Хорошее сравнение. – Я склонила голову набок и преувеличенно бодро объявила: – Так, в душ девушки вперед!

– Вали, – царственно махнул рукой Рист, а сам стянул с головы бандану и с наслаждением выдохнул. – Ну наконец-то!

Я насмешливо фыркнула и, вытащив из своего рюкзака футболку и шорты, убежала в душ.

Потоки воды, смывавшие с меня грязь этого длинного дня, казались подарком небес. Я мурлыкала, нежась под теплыми прикосновениями струй, довольно жмурилась и в принципе ощущала себя до неприличия счастливой.

Казалось, да чему тут радоваться?! Реальность, в которую я верила, рухнула, словно карточный домик, и я уже не питала никаких иллюзий: чем бы ни закончилась наша авантюра, прежней жизнью мне уже не жить никогда. А если еще вспомнить чернохвостых козлов, которые явно вышли на тропу войны и не успокоятся до тех пор, пока один маленький нейтрализатор и один совсем не маленький потомок темных магов не окажутся в их норах… Короче, есть от чего впасть в депрессию. А вместо этого я ощущала только прилив сил и четкое ощущение, что наконец-то моя жизнь такая, какой должна быть. Совсем с ума сошла, честное слово. Может, это не Рист во время погони головой грохнулся, а я? По крайней мере, это многое объяснило бы.

– Эй, девушка-амфибия! – В мои ленивые размышления ворвался резкий стук и нетерпеливый голос напарника. – Ты что, решила там прописаться?

– Да иду я! – крикнула в ответ, закрутив воду, и проворчала себе под нос: – Кайфоломщик фигов…

Сам Аристарх с душем покончил намного быстрее. Впрочем, я все равно успела немного подсушить волосы полотенцем и юркнуть под одеяло.

Черт, а мне с ним спать-то не просто на одной кровати, а под одним одеялом! Вот же… лучи добра этой чуткой администраторше! Удружила так удружила!

– Если мы попросим еще одно одеяло, нас не поймут, – задумчиво проговорила я полуутвердительно.

Как говорится, покажите мне романтическую парочку, которая не собирается согреться в объятиях друг друга.

– Однозначно не поймут. – Рист не страдал такой ерундой, как я, потому что непринужденно улегся с другой стороны и даже повернулся ко мне спиной.

Я смущенно отвела взгляд, поймав себя на том, что пялюсь туда, где под одеялом скрылась пятая точка в темно-серых боксерах.

Нет, ну феерическая дурында!

– Ромашка, спи, – повелительно произнес напарник. – Нам завтра рано вставать, я планирую уже вечером быть там, где нас будут ждать Вереск с Мышкой.

– Ага. – Я зевнула, ощутив, как тяжесть прошедшего дня наваливается на меня, заставляя сомкнуть веки. – Вереск с Мышкой – это хорошо… При них ты не будешь себя вести как скотина. Озабоченная, ехидная скотина…

Произнесла ли я последние слова вслух или уснула до того – сложно сказать.

Снилась мне какая-то очаровательная чепуха, вроде розовых облаков, по которым прыгали сиреневые единороги. Поэтому я очень возмутилась, когда проснулась. И еще больше возмутилась, когда осознала, что именно меня разбудило.

Этот… темный гад! Он… да как он посмел!

Он оставил меня без одеяла, и я замерзла!

Я привстала на локтях и злобно посмотрела туда, где в лунном свете виднелась макушка Риста, сладко обнимающего часть одеяла. Нет, вы посмотрите на него! Такое ощущение, что он девушку прижимает, даже ногу заложил! Это в то время, когда я мерзну!

Ну уж нет, я такое не стерплю! И мстя моя будет страшна!

Выдернуть одеяло из-под крепко уснувшего напарника было той еще задачкой. Но я – умница! – справилась с ней на «отлично». И с чувством выполненного долга замоталась в свою добычу, как в кокон.

Спокойной ночи, Аристарх Захарович! Надеюсь, вы, мой дорогой преподаватель, не замерзнете!

В этот раз я уснула не так крепко, а потом моментально открыла глаза, когда почувствовала, что мою законную добычу осторожно отбирают! Я вцепилась в одеяло обеими руками и прошипела:

– Не дам!

– Ира, имей совесть! – возмутился напарник, по-прежнему пытаясь отвоевать сданные позиции. – В номере, между прочим, холодно! Это нечестно с твоей стороны – загрести все! Поделись!

– Ага, щас! – зло рыкнула я, еще крепче сжав одеяло. – Именно об этом ты думал, когда подгреб его под себя, оставив меня мерзнуть, да?!

Аристарх на миг замер, а затем, тяжело вздохнув, задумчиво сознался:

– Это я мог. Знаешь ли, не привык делить с кем-то постель.

– А как же твои многочисленные подружки? – не удержалась я от ехидной подколки.

– А я с ними сексом занимался, а не спал, – ласково отозвался он и едва слышно сказал: – Ладно… Сделаем по-другому.

Я опомниться не успела, как меня извлекли из-под одеяла. И буквально через секунду я опять была укрыта, только теперь меня крепко прижимали к груди.

– Слушай, отпусти, а?!

Отбиваться я начала скорее от шока, чем от опасений за свою честь.

– Спи! – шикнул на меня напарник. – И так понятно, что воевать за одеяло мы можем до утра. Потому спать будем так. И тепло, и без драки.

Речи были разумными. Очень. На самом деле Рист был полностью прав. Вот только как тут уснуть, когда его пальцы жгут даже через футболку?! И что мне будет сниться, когда волосы на затылке шевелит теплое дыхание? А-а-а, мама, роди меня обратно…

Но вопреки опасениям я быстро уснула. И никакое непотребство мне не снилось. Так что, проснувшись, от души потянулась и, резко сев в кровати, громко поздоровалась:

– Доброе утро!

А уже потом поняла, что поздоровалась с пустым номером.

Я озадаченно нахмурилась и торопливо слезла с кровати. Босые ступни тут же закололо словно сотней иголок – несмотря на то что на улице еще было вполне тепло, здесь, в номере, ощущался холод.

– Рист? – неуверенно позвала я, замирая от непонятного предчувствия.

Тишина.

– Эй, напарничек, вылезай! – Я зашла в ванную комнату.

Молчок.

– Слушай, это не смешно! – возмутилась я, встав на четвереньки, и заглянула под кровать.

М-да, совсем ты сбрендила, мать. С чего Аристарху прятаться от тебя, да еще и под кроватью? Чай, не детский сад.

Нет, определенно, моего напарника в номере не было.

Но, черт возьми, куда он делся?!

Я опять залезла с ногами на кровать, прикрылась одеялом и, нахмурившись, задумалась.

Чего-то я явно не понимаю в этой жизни… Я достала из-под подушки мобильный и задумчиво посмотрела на часы. М-да, восемь утра, начало девятого. И этого гада уже нет в номере. Да не мог же он просто за сигаретами свалить, еще и в семь утра?! Куда, куда же его понесло?!

Я не задумываясь быстро нажала вызов напротив единственного контакта и едва не швырнула телефон в стенку, когда услышала ненавистное: «Аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети».

А-а-а! Черт!

Меня захлестнула паника. Мысли прыгали в голове теннисными мячиками, и мне казалось, что я даже слышала, как они отскакивают от моего черепа.

Господи, он что, меня бросил?! Вот так просто?! Мол, я тебя из основной передряги вытащил, дальше, милая, каждый сам по себе?!

Я отчаянно замотала головой. Нет, бред, он не мог так поступить! Не мог! Не верю! За все то время, что мы с ним провели вместе, он ни разу меня не предал! Должно быть другое объяснение!

Не особо соображая, что делаю, я соскочила с кровати и заметалась по комнате. Распущенные волосы лезли мне в глаза, но, честно говоря, это было последнее, что сейчас меня волновало.

Наконец мой перепуганный взгляд зацепился за рюкзаки, валяющиеся у шкафа. И от сердца сразу же отлегло. Нет, меня не бросили.

А потом паника захлестнула меня с новой силой.

Что, если Рист вышел из гостиницы, чтобы что-то купить, и его сцапали?! Нет, бред, тогда и за мной давно бы пришли. А что, если… он каким-то образом почуял погоню и решил отвести ее от меня, приняв удар на себя?

Я нервно рассмеялась. Бред, бред, бред! Во-первых, потому, что все преследователи в курсе, что нас двое, а значит, одна цель их не удовлетворит. А во-вторых, напарник вероятнее всего схватил бы меня, еще сонную, в охапку и свалил бы быстрее, чем я успела проснуться.

Но… где же он?!

И в этот момент… из меня поперла настоящая женщина. Нерациональная. Паникующая на ровном месте. Способная накрутить себя до состояния взведенной пружины за считаные минуты.

В мыслительных образах, подстегнутых живым воображением, проносились сцены, одна хуже другой. Но во всех было общее – мертвое тело Риста в финале. И когда я уже была готова бежать искать местный морг, дверь в номер открылась и удивленный до не могу напарник спросил:

– Ромашка, что у тебя с лицом?

– Ты! – тяжело дыша, словно после хорошего забега, взвыла я и в два шага оказалась рядом. – Ты где, черт тебя побери, был?! – И уперла указательный палец в его грудь. – Да ты хоть знаешь, что я уже себе надумала?

– Дорогой, где ты был? Бегал! – иронично процитировал он известную рекламу, а затем, опустив на пол пакет, который держал в руках, насмешливо сощурился. – Ира, ты меня поражаешь. Мы с тобой еще даже пожениться не успели, а ты уже меня контролировать пытаешься.

Эти слова меня остудили. Я резко отошла от него и опустила голову так, что спутанные после сна волосы полностью занавесили лицо. И, зябко обхватив себя за плечи, едва слышно проговорила:

– Я перепугалась. Проснулась – тебя нигде нет. Мобильный не отвечает.

– И ты подумала, что я свалил, – медленно протянул напарник.

Мне не надо было на него смотреть, чтобы знать, что он недоволен.

– Нет. Я решила, что ты ненадолго вышел и с тобой что-то случилось…

Мученический вздох, а затем меня обняли и осторожно погладили по растрепанным волосам.

– Не бойся, я живучий, – тихо шепнул он.

Невесомый поцелуй в макушку, который я сначала приняла за игру воображения, и Рист как ни в чем не бывало отошел.

– А мобильный разрядился, я его на зарядку поставил. – Он взял с тумбы так и не замеченный мной телефон и выразительно помахал им.

– Ладно, усекла, дура дурой, – проворчала я, ощущая себя на диво счастливой.

– Нервная система не справляется, – откликнулся напарник, включая мобильный. – У женщин она в принципе слабее и нестабильнее.

– Слышь, ты, шовинист!.. – немедленно возмутилась феминистка во мне, но на меня грозно шикнули и приложили трубку к своему уху.

Ладно-ладно. Я тебе это еще припомню. Му-у-ужи-и-ик!

– Привет, Вереск, – тихо заговорил Рист. – Мы с Ирой сегодня… Что? Плохо… Нет, разумеется, все отменяется. Да… Нет. А ты сможешь до второй точки оторваться? Или все же лучше встретимся в лесу? Ладно, будем на связи.

Мой запал моментально иссяк. Я почуяла неприятности.

– Рист, у них проблемы? – спросила я, обмирая от страха за Мышку.

Впрочем, с ней же Вереск. Этот странный ирбис не даст ее в обиду.

– Не то чтобы… – Он покачал головой, задумчиво вертя мобильный в руках. – За ними слежка. Идет от самого города. Так что сегодня мы с ними не встретимся. Все переносится предварительно в другое место, там мы будем через пару дней. Вереск сказал, что они изображают пылко влюбленных, чтобы «хвост» решил, что они развлекаются, а не мчатся, чтобы присоединиться к нам. А там посмотрим по ситуации.

– Хорошо, – кивнула я и нервно облизала губы. – Так мы, получается, пока действуем по прежнему плану?

– Нет, – отрицательно мотнул головой напарник. – В тот городок, куда мы собирались изначально, нам нельзя, раз туда мчатся наши друзья с «хвостом». Мы поедем немного другим путем. Но сначала, – он подошел к двери и поднял пакет, с которым вернулся, – надо поесть. Смотри, что у меня есть. – И, подмигнув, достал из пакета… пирожок!

Глава 6

Нам пришлось сделать крюк.

Ристом овладела паранойя, и он наотрез отказался ехать прямой дорогой, на которой был шанс нарваться на «хвост» друзей. Впрочем, я за последние месяцы тоже стала тем еще параноиком, поэтому полностью его поддержала.

Лучше потерять сутки, чем вляпаться со всего размаху.

– Так, – напарник оторвался от карты и бросил на меня косой взгляд, – думаю, сегодня заночуем в лесу.

– А что, до ближайшего населенного пункта далеко? – лениво зевнула я, рассеянно посматривая на окрасившееся багровым цветом заходящее солнце.

– Не так чтобы, но приедем в полной темноте, а мне вчерашнего хватило, – со вздохом отозвался он и, сложив карту, смачно потянулся. – Да и затекло все.

– Скажи уж сразу, решил опробовать свежекупленную палатку, – насмешливо фыркнула я, торопливо застегивая кожаную куртку.

– Скорее – удочку, – мечтательно пробормотал он и решительно взялся за мотоцикл. – Как раз недалеко отсюда течет речка.

– С ума сойти, ты еще и рыбак! – прыснула я и торопливо пошла за напарником, который уже свернул на лесную тропку.

– Я еще и охотник, – довольно усмехнулся он, глянув на меня свысока.

– Во всех смыслах, – не преминула подколоть, намекая на фамилию и кличку.

– А как же!

В этот раз ехать по лесу Рист не решился. Объяснил, что это не его байк, который он чует до последнего винтика. А уйти от подземных только ради того, чтобы впечататься в какое-нибудь дерево, – это даже не смешно. Вот уж да… Согласна полностью.

Идти оказалось не так далеко. Я даже устать не успела, как из-за заметно поредевших деревьев показалась темная лента реки.

Напарник остановился и прокурорским взглядом окинул местность.

– Палатку поставим вон там. – Он махнул рукой, указывая, как я поняла, на здоровенный дуб. – Нечего светиться на всю округу.

– Как скажешь, – безразлично пожала плечами я.

Когда наш маленький лагерь был разбит, а еда – съедена, на лес уже опустились сумерки. По мне, самое интересное время суток. Еще не ночь, но уже и не день.

– Ты ложись, – Рист зарылся в свой прилично распухший после посещения последнего города рюкзак, – а я пойду попробую поймать нам завтрак.

Я с интересом смотрела, как он достает складную удочку. Даже и не подозревала, что есть такие – места много не занимала, а в разложенном состоянии была немного короче стандартной.

– Она у тебя одна? – Я подошла вплотную, чтобы понять, как это работает.

– А ты что, присоединиться хочешь? – удивленно хмыкнул Рист, проверяя снасти.

– Почему бы и нет, – пожала плечами я. – В детстве папа часто брал меня на рыбалку. Правда, этот период продлился недолго.

– Хм… и почему? – Он бросил на меня косой взгляд.

– Да потому, что я не мальчик, – вздохнула я, осознав, что впервые это воспоминание не приносит мне боли. – Дети, знаешь ли, до определенного возраста почти бесполы. Особенно если их коротко стричь и одевать в джинсы. Но только до определенного возраста.

Рист посмотрел, чуть прищурившись, и кивнул, мол, все понял.

– Держи. – Порывшись, он протянул мне еще одну удочку. – Разберешься?

– Попробую, – усмехнулась я, взвесив в руке неожиданно тяжелый предмет. – Инженер я, или где?

Напарник тихо рассмеялся.

Сама рыбалка… была умиротворенной. Мы сидели на берегу, не отрываясь глядели на темную тень поплавков и даже не разговаривали. Но было хорошо… Словно все наши проблемы… А нет их. Растворились в темных водах этой речки.

– Знаешь… – тихо заговорила я, зябко кутаясь в тонкий плед, – скажи мне кто полгода назад, что я буду вот так сидеть с тобой и ловить рыбу… Честное слово, посчитала бы, что человек с ума сошел. Немыслимо, как все поменялось за это время…

– Ну да, – хмыкнул Рист. – Ты же меня боялась до потери пульса.

– Это было так заметно? – спросила я весело.

– Конечно. – Мне показалось, что напарник улыбается. – Ты так старательно жалась от меня по углам – только слепой бы не увидел. Честно говоря, одно время это дико раздражало. А потом… Я решил, что у тебя интуиция так работает. И махнул рукой.

– Хм, какие откровения… – Я на миг умолкла, потому что показалось, что клюет. Но только показалось. – А я думала, что тебе вообще нет до меня дела.

– Да и не было в принципе, – пожал плечами он. – Но о тебе много говорили. Ах, наша Ира то, наша Ира се. Ты ведь действительно на хорошем счету у преподавателей. Но, справедливости ради, я видел, что ты стараешься. И что все лабы тянул не только Олег – тоже. Кстати, – Рист тихо рассмеялся, – помнится, я долго веселился, когда ты бродила под дверью преподавательской, чтобы сдать первую лабу, но так и не смогла постучать.

Упс. Было дело, да. Но откуда он?..

– Мне сказали. – Он словно прочитал мои мысли. – Кто-то из коллег проходил мимо и заметил, как ты нервно листаешь конспект.

– Не универ, а деревня какая-то, – проворчала я.

– Кстати, ты меня сейчас убьешь, – заявил напарник и умолк.

– Почему?

Ноль реакции.

– Рист!

– Цыц! – нетерпеливо рыкнул он. – Клюет!

На некоторое время разговор был забыт, я жадно смотрела, как Рист подсекает, а потом вытягивает… сома! Не особо большого, до полуметра, но тем не менее!

– Ого, – присвистнула я. – Кажется, у нас будет королевская уха!

– Или запечем, – довольно согласился напарник, после чего невинно добавил: – Кстати, у тебя тоже клюет.

Где?! Я с этим Аристархом совсем забыла о своей удочке.

Конечно же поклевку я проворонила.

– Это все ты! – недовольно буркнула я и заявила: – Теперь ты просто обязан рассказать мне, за что я тебя буду убивать!

Некоторое время Рист молчал, а затем я услышала странное.

– Так за лабы же.

– В смысле? – нахмурилась я, не догнав ход его мыслей.

– Когда в тот роковой день ты пришла ко мне защищать лабы, они у тебя уже стояли. Все.

– Чего?! – Я от неожиданности чуть не упустила удочку в воду. – То есть как?!

– Я понял, что сама ты ко мне придешь только под дулом пистолета, – пожал плечами он, – и решил, фиг с ним, поставлю я тебе защиту, ты же все делала и учила. Так что законные четверки на тот момент уже стояли. А уже после этого я узнал, что ты – нейтрализатор.

Я замерла с открытым ртом, а затем тихо захихикала. Потом громче. Еще громче. Ну а после расхохоталась в голос, от всей души.

– А-а-а, Рист, ты неподражаем, – пропищала я, вытирая выступившие слезы. – Только я думаю, что уже более-менее тебя узнала, ты делаешь финт ушами, и Ира опять глупо хлопает ресницами.

– Могу тебе вернуть этот сомнительный комплимент, – подколол меня он. – Хотя… Мы с тобой друг друга и не знаем толком. Последние два дня по сути первые, когда мы провели столько времени вместе и начали узнавать не только то, что полезно в наемничестве. Конечно, если не считать того периода, когда мы отсиживались в подземелье. Но там сначала ты была в неадеквате, а оставшееся время мы по большей части в третьих «Героев» лупились.

– Ну да…

Смех словно оборвало. Я задумчиво смотрела на темную гладь, понимая, что мне не хочется продолжать этот разговор. Опасно, слишком опасно. Одно дело восхищаться Охотником, другое – узнавать Аристарха. И вовсе третье – соединить этих двоих в одном человеке и втрескаться по самые уши. Нет уж, такого счастья мне не надо.

– Что-то мне расхотелось ловить рыбу. – Я неторопливо поднялась и начала методично скручивать леску.

– Трусиха, – поддел меня Рист, словно прочитал мои мысли.

Я проигнорировала этот выпад. Тем более что скажешь, если он прав…

– Что-то не идет… – пробормотала я, подергав удочку.

Казалось, леска за что-то зацепилась.

– Дай сюда. – Рист бесцеремонно выдернул орудие труда из моих рук. – Видимо, водоросли налипли. Ничего, сейчас…

Изумленный возглас вырвался у нас вполне синхронно – на крючке, лениво помахивая хвостом, висел здоровый карп.

– Ничего себе! – выдохнула я. – Но у меня же не клевало! Откуда он?..

– Хитрый, – хмыкнул напарник, отцепляя добычу и бросая ее к уже пойманному сому. – Решил, что если тихо отсидится, то никаких проблем у него не будет. Совсем как некоторые. – И так выразительно на меня посмотрел, что я почувствовала, как краснею.

Я молча показала ему кулак и гордо ушла к палатке.

Мне не нравятся твои намеки, Рист, и я не собираюсь на них реагировать.

Честно говоря, я боялась, что утром он опять будет меня изводить, но при свете дня все воспринимается по-другому. Хотя бы потому, что темнота создает интим на ровном месте, а еще ощущение того, словно вы одни на целом свете. День развеивает эту иллюзию. И это прекрасно. Последнее, что мне сейчас было надо, это осложнение отношений с человеком, с которым мы очень прочно повязаны.

– Какие у нас планы? – Я сонно зевнула, лениво попивая чай.

Уха из карпа была прекрасна, как и запеченный на углях сом. Впрочем, на природе любая еда становится в сто раз вкуснее.

– Смотри. – Рист достал карту и, сев рядом со мной, развернул ее. – Сейчас мы заедем сюда. – Его палец ткнул в довольно крупный город, не уступавший в размерах нашему родному. – Скорее всего, там и заночуем. Потому что завтра нас ждет настоящий марафон до этой точки, где нас будут ждать Вереск с Мышкой.

Увидев, куда показывает напарник, я присвистнула. Кажется, мне предстоит то еще испытание. И мотоциклы я возненавижу навсегда.

– Слушай, может, машину возьмем? – неуверенно спросила я. – Или денег не хватит…

– Денег хватит, но смысла не вижу, – покачал головой этот вредный мужчина. – На машине, если что, не смоешься.

– У меня отвалятся руки и попа, – горестно вздохнула я, хоть и понимала, что он прав.

– Я их потом обратно приделаю, – со смехом пообещал мне этот гад.

– Да иди ты!.. – обиделась я. – Между прочим, я серьезно!

– Я тоже, – тоном опытного соблазнителя заявил напарник.

Вот!.. Я решила, что общаться с таким мерзавцем ниже моего достоинства, поэтому гордо задрала голову и пошла собирать вещи.

До самого приезда в город мы почти не разговаривали. Во-первых, было не до того – мы почти все время провели в дороге, во-вторых… и не о чем. Я была настороженна и ожидала не понятно какого подвоха, а Рист… кажется, о чем-то серьезно раздумывал. И это меня дико нервировало, поскольку, судя по взглядам в мою сторону, предметом его дум была я. А значит – жди беды. Если уж этот мужчина взялся за кого-то всерьез, есть смысл испугаться. Понять бы еще, что у него на уме… Но я не потомок эльфов, чтобы обладать ментальной магией. Поэтому просто была на стреме. На всякий случай.

День едва перевалил за полдень, когда мы въехали в пригород. Это радовало, потому что мне надо было настроиться перед завтрашним марафоном. Я до сих пор не представляла, чего мне будет стоить провести весь день на мотоцикле. Брр!

– Хочу в «Макдоналдс», – прошептала я, зачарованно рассматривая указатель над дорогой, когда мы остановились на светофоре.

– Не вопрос, – откликнулся напарник. – Все равно поесть надо. Макдак ничем не хуже любого другого варианта. А потом поедем искать жилье, согласна?

– Конечно! – Я счастливо заулыбалась.

Он высадил меня у входа и сурово наказал:

– Возьми мне два бигмака. Я пока позвоню Вереску, узнаю, как там у них обстановка.

– Есть, сэр! – шутливо козырнула я и, схватив протянутую мне кредитку, умчалась навстречу желанной еде.

Не полезно, зато как вкусно!

Мне повезло – несмотря на переполненный зал, к кассе я пробилась довольно быстро. И пин-код карточки тоже вспомнила, не затупила. А ведь могла, м-да…

Карточка эта была частью того самого набора Риста «На всякий случай», в который входил парашют. Когда я выразила опасение, что нас отследят по ней, напарник снисходительно заявил, что никогда. Мол, она открыта на левого человека, которого связать не только с Аристархом, но и с фэнтезийной частью нашего города, невозможно.

Я, довольно улыбаясь, выпорхнула из «Макдоналдса» и… улыбка моментально сползла с моих губ. Как я еще пакет не выронила, не понимаю…

Риста крепко обнимала какая-то брюнетка. И не только обнимала… Они довольно страстно целовались.

Я смяла бумажный пакет с такой силой, что судорожно сжатые пальцы прошили его насквозь. А затем резко спряталась за широкую колонну крыльца, чтобы меня, не приведи боже, не увидели. Достаточно было того, что видела я. Более чем достаточно. И я… смотрела. Не отрываясь. С неведомым доселе мазохизмом, словно запечатлевая каждый момент этого страстного поцелуя.

Сердце стучало так громко, будто находилось не в грудной клетке, а где-то в голове. Во рту пересохло, я даже толком не могла сглотнуть. Да что там… Я даже дышать толком не могла. Только не мигая смотреть туда, где эта гадина целует моего Риста!

Я что, ревную?! Черт… До чего же мы, женщины, глупые создания. Помани заветным кольцом, и даже самые стойкие из нас превращаются в клинических идиоток. Так и я… Не хотела я за него замуж. Совсем не хотела. Но, видимо, где-то очень глубоко в душе считала своим. Потому что смотреть, как мужчина, ставший таким близким, целует другую… было больно. Невероятно. До темных кругов перед глазами и противоречивых желаний не то подойти и дать ему по морде, не то от души оттаскать эту гадину за волосы.

Но, как оказалось, в тот день я еще не познала, что такое боль. Потому что поцелуй… это были ягодки.

– Аристарх, – промурлыкала брюнетка, кокетливо взявшись за воротник его куртки, – какой приятный сюрприз! Сознайся, милый, ты ради меня приехал?

– Конечно, Катрина. – Ленивый голос напарника и его довольное лицо заставили меня прикусить до боли губу, чтобы не вскрикнуть. – Я тут решил покататься по стране, думаю, заеду к тебе, давно не виделись. Сознавайся и ты, скучала?

Как хорошо, что я сейчас толком не видела его глаз. Боюсь, это был бы последний гвоздь, вбитый в крышку моего гроба. А так… я стояла, крепко прижимая к себе пакет. Заказанные этим мерзавцем бигмаки наверняка превратились в блины от таких объятий… Ну и черт с ними!

– О, я наслышана! – Низкий грудной смех этой стервы резанул по ушам, словно звук заработавшей бензопилы. – Говорят, ты убил лучшего боевого мага подземных, а потом пустился в бега…

– Так и есть, – небрежно согласился Рист, и я с трудом сдержалась, чтобы не выйти и не надавать этому скоту по морде!

Это я пришила того придурка, не примазывайся!

– Мм… это та-а-ак возбуждает! – с придыханием проворковала брюнетка и прильнула к нему всем телом. – Ты же ко мне сегодня заедешь? – Она интимно понизила голос, но я все же расслышала эту фразу.

– Ради этого я здесь. – И мой чертов напарник властно поцеловал эту потаскуху.

А-а-а! Я сейчас кого-то убью, и плевать на последствия! Вот скотина… Как ты мог, Рист?! Как?!

Ядовитая, обжигающая волна ревности словно окатила меня всю, и мне с трудом удалось сдержаться и не ринуться туда с пистолетом наперевес.

– Тогда я пойду подготовлюсь, – мурлыкнула брюнетка и провела пальцем с острым ноготком по его щеке. – Жду тебя после заката, мой сладкий…

И медленно пошла прочь, призывно виляя бедрами в короткой облегающей юбке. Дойдя до низкого серебристого седана, она повернулась, послала Ристу многозначительную улыбку и только после этого села за руль.

Машина с любовницей Аристарха уже скрылась с глаз, а я все так же стояла за чертовой колонной. Стояла, словно раненная, не зная, что мне делать дальше и как себя вести. Умом я понимала, что не имею на напарника никаких прав. Мало ли что он мне говорил! Мы даже не встречаемся… Но поди объясни это глупому сердцу, которое вопит, что меня предали!

Рист некоторое время постоял у мотоцикла, а потом направился в мою сторону. Я замерла и, кажется, даже дышать перестала. Но он остановился перед колонной и принялся скользить рассеянным взглядом по прохожим. А затем достал мобильный, и, когда заговорил… я испытала шок.

– Сейчас зайди за угол «Макдоналдса», – будничным негромким голосом произнес он. – Там жди меня. Все наши планы отменяются, ночевать будем в другом месте.

И только после этой фразы до меня дошло, что говорил он со мной!

Но пока я изображала самого высокого жирафа в саванне, напарник уже неспешно подошел к мотоциклу и принялся его заводить.

В этот момент я словно очнулась и быстро, но так, чтобы это не походило на бегство, ломанулась в заданном направлении. Попутно дала себе зарок вытрясти из этого темного все-все-все и даже больше! Потому что устала я ощущать себя дурой! Все у него шиворот-навыворот, ни одного слова нельзя в прямом смысле понимать! То он меня с этой женитьбой наколол, теперь вот это…

Когда я, немного запыхавшись, пришла на условленное место, напарник уже ждал меня, нервно постукивая по рулю пальцами, затянутыми в гловеллеты.

– Быстро, – процедил он, острым взглядом стреляя направо-налево. – Нам надо в рекордные сроки уйти на максимальное расстояние от города.

Я не стала спорить. Торопливо затолкала пакет с макдаковскими вкусняшками в один из рюкзаков, не особо задумываясь, что с ними будет, а потом, надев шлем, шустро заняла свое место позади напарника.

– Держись, Ромашка, – глухо выдохнул он, крепко сжимая руль. – Сейчас попробуем побить тот рекорд, который мы установили, когда уматывали от приспешников подземных.

Вы когда-нибудь летели на мотоцикле по городу? А на предельной скорости? И не советую. За то время, когда напарник, петляя, как заправский заяц, только двухколесный, ехал по улицам, я успела проститься с жизнью раз двадцать, не меньше. Мы чудом не врезались ни в машины, ни в людей, ни в деревья и столбы и даже в здания. Хотя один раз я уже твердо уверилась в том, что лететь мне ласточкой прямо в витрину, которая была щедро украшена висящими палками колбасы. Получился бы эдакий символизм…

Но Рист оказался не просто умелым байкером. Феноменальным. Он каждый раз уходил от смертельной опасности. В последний момент, но уходил!

Время от времени нас пытались остановить гаишники, но, ясное дело, Рист и не думал сбавлять скорость.

Я предчувствовала, что это закончится очень плохо, и оказалась права – когда мы почти выехали из города, послышался вой полицейской сирены. А вскоре сзади появилось несколько характерных машин. Оставалось лишь молиться, чтобы напарник сумел от них уйти.

Но расстояние неумолимо сокращалось. За нами летели три полицейских автомобиля, оглушая воем всю округу. Я время от времени оглядывалась и лишь нервно икала. Черт, где-то я уже это видела! Как говорится, дежавю! И тогда, помнится, все закончилось фигово. Очень фигово. Впрочем, есть надежда, что это – обычные люди и никаких фокусов в запасе не имеют, а мой опытный и хитрый напарник обведет их вокруг пальца. И мы уйдем. Главное, потом как-то посты обойти…

И тут меня осенило. Ведь как все просто! Дано: три машины. Имеется: пистолет под рукой, а если хитро выкрутиться и дотянуться до оружия напарника, так даже три, если моих несчастных шести патронов не хватит. Что, Ирочка, еще постреляем по колесам? Однозначно, это у тебя получается лучше, чем по водителям. Да и стрелять в ментов, которые всего лишь выполняют свою работу, категорически не хотелось.

Не тратя времени на раздумья, я быстро вытащила сначала свой револьвер. Крепко ухватилась за ремень Риста и, повернувшись к нашим преследователям, подняла пушку. Ноль эмоций, когда целилась. Ноль эмоций, когда попала. Странное удовлетворение, когда полицейская машина вписалась в фонарный столб, но сидевшие в ней люди явно остались живы.

Так, еще две.

Со второй так просто не получилось. Я расстреляла весь барабан, но так и не попала. Более того – они начали отстреливаться. Пока, конечно, не попали, но долго такое везение не могло продлиться…

Черт! Ладно, я еще только учусь. Сейчас позаимствую оружие у напарника и дальше буду учиться. На практике, так сказать. Главное, чтобы за это время ни меня, ни Риста не подстрелили.

Я торопливо засунула револьвер в карман куртки, благо размеры и того и другого позволяли это сделать, а затем потянулась за пистолетами Аристарха. Тот, несмотря на то что явно слышал мою стрельбу, видимо, не понял, с чего это я принялась его лапать. Потому что вздрогнул и только в последний момент выровнял мотоцикл, который радостно понесся навстречу ближайшему дереву. Но мозг напарника все же включился, потому что мне в руки любезно сунули один из пистолетов. Видимо, чтобы не щупала этого конкретного мужчину зазря.

Хорошо, еще постреляем.

В этот раз все прошло без сучка без задоринки. Обе машины оказались с пробитыми колесами и сошли с дистанции.

Честно говоря, мы не пострадали только благодаря Ристу. У него воистину звериная чуйка, потому что ни одна пуля не попала. Даже близко не пролетала, что безумно радовало.

Когда машины с отчаянно воющими сиренами остались позади, Аристарх свернул на какую-то проселочную дорогу. А потом… Я говорила, что мы петляли по городу как зайцы? Я ошиблась. Тогда были цветочки. А то, как напарник путал следы сейчас… Не просто ягодки. Полноценные арбузы!

Мы проезжали какие-то села, довольно оживленные, но попадались и заброшенные. На бешеной скорости проносились мимо ошарашенных людей, обгоняя лошадей, лениво тащащих телеги.

Я была уверена, что нас запомнят. Что проследить наш путь – раз плюнуть. Потому что мы были яркой кометой, пролетавшей по этим размеренно живущим местам. И не было ни малейшего сомнения, что о нас будут говорить. И как только сюда приедут менты – люди не преминут поделиться увиденным. Как при этом нам скрыться так, чтобы не нашли… Я не понимала. Но очень надеялась на напарника. Как всегда, впрочем.

У меня затекли руки и ноги. Противно ныла пятая точка, а позвоночник ощущался до последнего позвонка. Но я терпела, стиснув зубы, прекрасно понимая, что на кону. Передохнуть удавалось только тогда, когда останавливались, чтобы заправить мотоцикл.

Когда солнце почти соприкоснулось с горизонтом, мы приехали в очередную заброшенную деревню, максимум на два десятка дворов. Какие-то дома совсем развалились, какие-то – частично уцелели. В некоторых даже можно было жить, видимо, жильцы съехали отсюда не так давно.

Рист остановил мотоцикл. Стащил с головы шлем, вдохнул полной грудью и хрипло проговорил:

– Дальше ехать нет никакого смысла. Заночуем здесь.

– Уверен? – тихо спросила я, медленно сползая с байка, к которому за часы бешеной гонки почти приросла. – А если сюда придут?

– Спрячемся, – уверенно отозвался он. – И мотоцикл спрячем.

– А если собаки? – пробормотала я.

– Не найдут, – так же уверенно сказал напарник. – Меня в принципе невозможно найти по запаху, уж не знаю, с чем это связано. Но я перестраховался, – он любовно погладил свой рюкзак-выручалочку, – есть средство и на этот случай.

– Хорошо, как скажешь, – пожала плечами я и, выпрямившись, застонала от боли.

– Обустроимся – сделаю тебе массаж, – сразу среагировал Рист и прежде, чем я успела возразить, размашистым шагом направился к первому дому. – Стой здесь. Сейчас я выберу нам место ночлега.

Стой так стой.

Я подняла голову к небу. Солнце постепенно садилось, окрашивая редкие облака в янтарный цвет. Красиво…

Любование закатом не мешало мне думать. Прикидывать, мысленно выстраивать вопросы. Потому что я хотела понять, что это было за представление с той брюнеткой. Как говорилось в одной сценке моей любимой команды КВН1, я, конечно, интуитивно догадываюсь, но хотелось бы уточнить.

Я села прямо в траву, которая без влияния человека колосилась мне по пояс, и лениво смотрела на то, как напарник обследует дома один за другим. Судя по его недовольному лицу, ничего приличного он пока не нашел. Впрочем, авось еще повезет. Необследованных домов пока достаточно.

Но когда Рист отошел так далеко, что его фигура стала едва различимой, я невольно напряглась. А если не будет тут нормального убежища? Что делать будем? В лес пойдем? Так не факт, что нас там не найдут… Впрочем, совсем не факт, что нас и тут не найдут. Релакс, Ирка, как-то все будет.

За своими нервными сумбурными мыслями я пропустила момент, когда напарник вернулся. Судя по его довольному лицу, поиски увенчались успехом. Я, кряхтя, поднялась с травы, с неудовольствием отмечая, что все тело ноет и болит, а затем спокойно посмотрела на Аристарха:

– Куда?

– Туда. – Он махнул рукой в сторону уходящей вдаль улицы.

– Объяснил, – иронично хмыкнула я.

Некоторое время мы шли молча, а потом я не выдержала.

– Рист, что это было? – тихо спросила я, и сердце почему-то замерло в предчувствии ответа.

– Ты о Катрине? – уточнил он, не глядя в мою сторону.

– Ага…

– Та еще ведьма, как в прямом, так и в переносном смысле, – сплюнул напарник и скривился. – В постели – огонь, с мозгами дружит, но душонка мелкая… За красивую тряпку с известным именем на лейбле удавить готова. Закон подлости не дремлет – чего я точно не ожидал, так это встретить ее в это время года в родном городе. А вот в чем точно был уверен – Катрина побежит стучать подземным, как только сможет. За наши головы назначена награда, а деньги – персональный кумир этой ведьмы.

– Тогда почему ты себя с ней так вел? – непонимающе прошептала я. – Почему нельзя было тихо-мирно от нее отделаться?

На меня посмотрели с веселым изумлением и снисходительно пояснили:

– Надо было запудрить ей мозги. Она должна была увериться, что я расслаблен и спокоен и никуда из города не денусь. А ей нужно было время, чтобы связаться с подземными, а еще – чтобы я не смылся до того, как чернохвостые договорятся со своими сородичами в этом городе.

Так, вот этот момент я вообще не поняла. Кажется, мое недоуменное лицо многое сказало напарнику, потому что он вздохнул и терпеливо пояснил:

– Я имел в виду таких же нагов с черной чешуей, которые там живут.

– Э-э-э… – Я растерянно заморгала. – А зачем договариваться? Просто позвонить и сказать, мол, такие-то у вас на территории – берите, нельзя?

Еще один вздох, а затем Рист покачал головой:

– С ума сойти, сколько всего ты не знаешь. Так, Ир, подробную лекцию о нагах перенесем на попозже.

М-да. Интересно, чем еще собрался меня озадачить дражайший напарник?

Тем временем мы уже подошли к облюбованному Аристархом дому. Он сохранился серединка на половинку – крыша и стены были на месте, но отсутствовали окна и дверь. А еще между кирпичами, которыми перед домом выложили что-то вроде дорожки, пробивалась трава.

Рист, не сбавляя шага, покатил мотоцикл внутрь дома. Ну а я за ним.

Он привел меня в большую комнату. Кажется, раньше это была гостиная. По крайней мере, большой круглый стол, потрескавшийся от времени, и несколько стульев разной степени поломанности на это намекали. Ну и конечно же ковер! Как это – без ковра?! Тот гордо занимал почти всю центральную часть комнаты, хоть сейчас трудно было даже сказать, какого он цвета. Впрочем, подозреваю, что классического – красного.

Напарник откинул ковер, взметнув облако пыли. А когда я прокашлялась и вытерла выступившие слезы, увидела уже открытый люк.

– Так, отойди в сторону. – Он опять взялся за мотоцикл.

– Хм, как ты собрался его спустить один? – недоуменно пробормотала я, но послушно переместилась подальше.

– Я не собираюсь его спускать. Просто сброшу, – спокойно отозвался Рист.

– Сбросишь? – удивилась я. – Так ему же крышка будет! А нам на нем еще ехать… ну, желательно было бы. У нас же нет другого транспортного средства.

– Я позвонил Вереску, пока дом искал, – последовал невозмутимый ответ. – Они оторвались от «хвоста», так что заберут нас по пути. Главное, по карте выяснить, где мы. Байк останется в этом подвале. Нам все равно надо будет изменить внешность. А он слишком яркая улика.

Я отстраненно наблюдала, как напарник спихивает мотоцикл. Какой при этом стоял шум, лучше умолчать. Впрочем… Я так дико устала и сильно хотела спать, что даже не вздрогнула, когда байк встретился с полом убежища.

– А теперь лезь. – Рист размял пальцы и сосредоточенно огляделся. – Я подам тебе рюкзаки.

Я включила фонарик и, осторожно спустившись, задумчиво уставилась на покореженный мотоцикл. М-да, жаль его… Но напарник прав. Мы засветились, надо срочно менять все, что можно поменять.

Забрав у Риста рюкзаки, я решила осмотреться, пока тот еще не спустился. И чем больше деталей выхватывал фонарик, тем смешнее мне становилось. Однако как нам с напарником подфартило! Несказанно!

Ведь мы нашли подпольный самогонный цех!

Помещение оказалось довольно большое и, что удивительно, сухое. Слева от меня в стену были вделаны несколько полок, на которых важно стояли трехлитровые банки с чем-то прозрачным. Ну, думаю, известно с чем. Под ними лежало что-то, накрытое кучей фуфаек. Я ради интереса заглянула под них и, понимающе хмыкнув, осмотрела бидоны, залепленные потрескавшимся тестом. Брага. Интересно, сколько она тут стоит и что с ней стало? Небось в уксус превратилась. Рядом с бидонами также нашелся сам самогонный аппарат. Очень похожий на тот, что папа сварил для бабушки, только старый-престарый. У другой стены была поленница, а перед ней стояла самая настоящая буржуйка с функцией плиты. Ее труба уходила вверх и терялась в потолке. Хм, умельцы и вывод из дома сделали? Оригинально!

Еще нашлись несколько сложенных одно в одно ведер и что-то скрученное в рулон грязно-зеленого цвета. Хм, похоже на советский спальный мешок, но не уверена.

Короче, веселенькое место. Но, откровенно говоря, для укрытия гениальное.

Интересно, что случилось с хозяином всего этого? Как-то не верится, что самогонщик мог просто так бросить это богатство.

Рист возился наверху довольно долго. Слышался шум передвигаемой мебели, шуршание и прочее. Я успела достать спальный мешок, плед и теперь сидела у стены и мужественно старалась не уснуть.

Наконец крышка люка захлопнулась, и абсолютную темноту разрезал только луч моего фонарика.

– Ковер нормально натянуть не сумел, – недовольно проговорил напарник, оттаскивая останки мотоцикла к стене. – Но хоть немного вход прикрыл. Будем надеяться, что этого достаточно.

– Ага. – Я зевнула, прикрыв рот ладошкой.

Он бросил на меня косой взгляд, но ничего не сказал. Вместо этого порылся у себя в рюкзаке и достал оттуда несколько свечей. Я только диву давалась, какой он запасливый. И все-то у него есть!

В неярком свете мелких огоньков Рист потер руки и скомандовал:

– Расстилай спальник и раздевайся.

– Что, вот так прям сразу? – вяло удивилась я и, не подумав послушаться, с иронией проговорила: – А где же «Милая, я тебя так люблю» или, на худой конец, «Я тебя безумно хочу»?

– Дурында, – изумленно покачал головой напарник. – Я массаж тебе сделаю. Потому что иначе завтра ты будешь полной развалиной, и мы точно никуда не пойдем.

Мне даже хватило сил на то, чтобы покраснеть.

– Прости, – буркнула я, поднимаясь. – Какие-то у меня сегодня мысли левые.

– Твои мысли обсудим завтра, – усмехнулся он. – А пока – массаж.

О! Дальше для меня наступил период абсолютного блаженства. Не сразу, потому что изначально я орала от боли и обзывала Риста последними словами, но потом… Сильные, умелые руки, разминавшие каждую мышцу… Не сильно, не слабо – в самый раз. И совершенно без эротического подтекста. Неудивительно, что я, не дождавшись, когда напарник закончит, уснула как младенец. И спалось мне, стоит признаться, исключительно хорошо.

Проснулась я сама, с ясной головой и улыбкой на устах. Тело немного ломило после вчерашнего заезда, но могло быть и хуже.

В подвале, к моей радости, не было абсолютной темноты – Рист сидел недалеко от меня с фонариком в руках и задумчиво изучал атлас дорог.

– Доброе утро! – Я зевнула и смачно потянулась.

– И тебе не хворать, – хмыкнул Аристарх, не отрываясь от карты. Он водил по ней лучом и время от времени хмурился.

– Нас не искали?

– По крайней мере, я ничего не слышал.

– Хорошо… – Кутаясь в плед, я встала со спального мешка и потопала к нему. – Каков план?

– Сейчас я пойму, где мы, а там решим, – рассеянно пробормотал он, весь сосредоточенный на деле.

Я пожала плечами и поплелась посмотреть, не слопал ли напарник все вкусняшки из «Макдоналдса». Конечно, почти через сутки вкусняшками их можно назвать весьма условно, но голод не тетка.

– Ну что, выяснил, где мы? – спросила я, кое-как прожевав совершенно задубевшие гамбургеры – свои бигмаки Аристарх уже приговорил.

– Примерно, – медленно кивнул Рист и искоса на меня посмотрел. – Выйдем наверх, я позвоню Вереску.

– Ага. – Я присосалась к бутылке с водой, пытаясь хотя бы таким образом протолкнуть сухие куски через горло. – Чего ты на меня так смотришь?

– Да так…

Хм, это так тень на его лицо легла, или этот гад реально ухмыляется? Я насторожилась, предчувствуя… нечто.

И все равно вздрогнула, когда Аристарх тихо сказал:

– Никогда бы не подумал, что мне будет приятна чья-то ревность.

Вода попала не в то горло, я выплюнула ее и закашлялась. А потом, прижав бутылку к себе, пробормотала:

– Какая ревность, ты о чем вообще?

– Ну да, ну да. – Хохот напарника заставил меня напрячься. – Ромашка… Катрине тебя не было видно, зато мне – очень даже хорошо. Посмотрела бы ты на свое лицо!

Настроение, бывшее таким хорошим, немного подумало и потопало по шкале в отрицательном направлении. Глазастый, блин!

– А что с моим лицом? – буркнула я и отвела взгляд. – Ну да, я остолбенела… Не ожидала, что ты за пять минут моего отсутствия пассией обзаведешься. Так что никакой ревности. Чистый шок.

Говорила и сама себе не верила. М-да, все же гениальная актриса во мне включается, только когда жизни грозит опасность. В другие моменты – фиг мне, большой и красивый.

Вот и Рист тоже… не проникся.

– Да, конечно, – хмыкнул он и лукаво протянул: – Ну совсем никакой ревности.

– Слушай! – вспылила я и резко повернулась к нему. – Ты чего ко мне пристал?! Даже если вдруг и так – тебе-то какая разница?!

Упс… Не надо было это говорить! Кто меня за язык тянул?!

– Попалась! – Довольный смех резанул по моим натянутым нервам. – Ромашка, Ромашка, какая же ты еще наивная.

– Охотник, Охотник, какой же ты доставучий, – в тон ему отозвалась я и попыталась сменить тему разговора. – Может, наконец объяснишь, что там такое запутанное между чернохвостыми, что наги из другого города могут не захотеть помочь?

– Обязательно, – покладисто согласился он, и я уже было расслабилась, как это гад бросил «добивочку»: – Как только мы проясним все с твоей ревностью.

А-а-а! Чего он ко мне пристал?! Все, призналась я уже! Неужели ему этого мало?

– Несмотря на то что мне действительно приятно, на будущее я бы хотел от тебя больше доверия, Ира. – Рист стал серьезным. – Неужели ты еще не поняла, что далеко не всему можно верить, даже если слышишь своими ушами и видишь своими глазами? Как ты вообще могла подумать, что я пущусь во все тяжкие, забив на то, что за нами идет охота? Я что, похож на юнца, у которого при виде короткой юбки отключается верхняя голова и включается нижняя?

Я пристыженно покачала головой. М-да, вообще-то он прав. Сосредоточенность Риста на цели всегда поражала. Он не стал бы так отвлекаться. И если бы я позволила себе задуматься, а не страдать, то конечно же догадалась бы, что происходит что-то необычное. Но я… женщина. В данный момент – в худшем смысле этого слова. Если перефразировать последние слова напарника: когда у меня включаются сильные эмоции, то напрочь отключается мозг. Я настолько закопалась в боль и негодование, что совершенно не осознала… странности увиденного эпизода.

– Нет, я понимаю, что под ревностью человек плохо соображает, – меж тем продолжал добивать меня напарник, – но, пожалуйста… доверяй мне.

– Я поняла, – едва слышно прошептала я, опустив глаза. – Я… не знаю, что на меня нашло.

– Да тут как раз все просто, – проговорил Рист. – Мы с тобой сейчас много времени проводим вместе. Да что там много… все время. Причем в ситуациях, которые в разной степени близки к экстремальным. Хочешь или нет – возникает чувство собственности по отношению друг к другу. Я тебе даже больше скажу… Если бы в том эпизоде мы с тобой поменялись ролями, твоему кавалеру не поздоровилось бы, – неожиданно закончил он.

– Здрасте пожалуйста, какой психолог выискался, – чтобы хоть как-то скрыть замешательство, пробормотала я, окидывая его неверящим взглядом.

Это меня глючит, или наш драгоценный Охотник только что признался, что в аналогичной ситуации до жути ревновал бы и набил бы морду сопернику?! Бре-е-ед!

– Есть немного. – Ленивая усмешка скользнула по его губам. – Но в нашем случае для ревности есть еще один мотив. Мы с тобой друг другу нравимся.

Он что, опять?!

– Я не в твоем вкусе, – ошарашенно выдохнула я, на всякий случай отодвигаясь подальше.

– Этот вопрос мы уже обсуждали, – хмыкнул Рист. – Да и о себе ты промолчала… Что, я уже в твоем вкусе, Ромашка?

Так, стоп. Куда-то это все… не туда собралось. Надо возвращать этого… женихающегося в нормальное русло. А то занесло его, ой как занесло!

– Карта, поверхность, Вереск, – сухо перечислила я и поднялась, плотно замотавшись в плед. – А еще – новая маскировка.

Веселый взгляд напарника показал мне, что прыжок в сторону от темы был слишком явным. Но, слава всему сущему, упорствовать он не стал. А о том, что какая-то часть меня с ним соглашалась, я не буду думать! Не буду, я сказала!

– Маскировка… – Он задумчиво потер подбородок. – Все упрощает то, что мы были в шлемах, значит, наших лиц не видели. Я сменю комбез на обычные джинсы, надену футболку, сниму бандану – и нормально. Надеюсь, ты не потеряла то платьице, что мы купили?

– Не-а. И, предвосхищая вопрос, туфли и кофточку тоже не потеряла.

– Вот только волосы… – Он окинул меня взглядом художника. – Ты все это время ходила с распущенными, могут сопоставить… Может, подстрижем тебя?

– Дурная затея, – ровным тоном отвергла я предложение. – Подстричь меня ровно у тебя вряд ли получится, а девушка с прической а-ля «меня стригли племянники лет пяти» никогда не выйдет на улицу. С волосами я поступлю проще – уберу в свободный пучок, пусть попробуют понять, какая там длина.

– О’кей, пойдет, – одобрительно кивнул Рист и поднялся на ноги. – А теперь давай выбираться отсюда.

Глава 7

Мы торопливо переоделись, ни капли не стесняясь друг друга. М-да… Да до меня дошло, что я спокойно снимаю бриджи при мужчине, только, так сказать, по факту.

Засветившиеся вещи было решено оставить в этом заброшенном самогонном цеху, вместе с безвинно пострадавшим мотоциклом. И, кстати, Рист отобрал мой рюкзак. С трудом, но запихал его в свой. Мол, в таком образе мне нельзя таскать что-то громоздкое и настолько несоответствующее облику. Вместо этого щедро выдал сумочку, купленную вместе с платьем. Туда кое-как поместились заново заряженный револьвер, документы и пачка наличных на всякий случай. Ну, как говорится, и на том спасибо.

Потом напарник пошел на поверхность разведать обстановку, а я осталась ждать внизу. Честно говоря, было немного стремно. А вдруг там засада?.. Но Рист скоро вернулся и сообщил, что никаких левых следов не обнаружил. То ли нас не особо серьезно искали, то ли сюда просто не доехали. В любом случае, это прекрасно!

Аристарх опять прикрыл люк ковром и даже поставил сверху стол, а затем мы чуть ли не бегом направились прочь. Попутно был вызвонен Вереск, которому Рист передал наши примерные координаты. Оборотень обрадовал, что они находятся буквально в двадцати минутах езды от нас. Было решено, что мы пойдем навстречу.

Мне, честно говоря, идея не очень понравилась. Моя паранойя прогрессировала, и все казалось, что глупо вот так, не таясь, идти вдоль дороги. Что нас обязательно засекут и поймают. Но Рист сказал, чтобы я себя не накручивала на пустом месте. Мол, вряд ли менты до сих пор прочесывают окрестности. Пришлось скрепя сердце подчиниться. И не говорите потом, что я вас не предупреждала!

Соответственно брела я злая, настороженная, постоянно оглядываясь и вздрагивая от любого резкого звука. На прекрасное осеннее утро я не обращала никакого внимания, занятая выискиванием опасности. Рист поглядел на это безобразие и вроде как невзначай проговорил:

– Я так понимаю, о нагах тебе больше не интересно узнать.

– Как это! – Я встрепенулась и вперила в него любопытный взгляд. – Очень даже!

Напарник довольно усмехнулся, видимо, поставил себе плюсиков за такое ловкое отвлечение меня от параноидальных мыслей, и начал рассказ:

– Вообще, все наше деление на кланы – это полная ерунда. Потому что хоть кланов и на самом деле пять, но они намного глобальнее и к сторонам света не имеют никакого отношения. Почти в каждом мало-мальски большом городе есть представители всех кланов – Зеленого, к которому относятся и наши северные, Синего – его у нас представляют западные, Красного – южные, Желтые – соответственно восточные. Ну и Черные. Без комментариев.

– Значит, тот наг, которого я пристрелила в общаге, был северным, – прошептала я, вспомнив начало этого всего бедлама.

Аристарх на миг умолк и наградил меня долгим взглядом – мол, ты мне все расскажешь. Я лишь плечами пожала – да пожалуйста. То, что я до сих пор этого не сделала, не моя вина. Столько всего произошло, что кажется: те события дела настолько далеких дней, что и вспоминать о них нет смысла. Быльем поросло уже.

– Ну, собственно, и все. – Рист быстренько подвел итог своей лекции: – Ячейки кланов из разных городов не объединены никакими структурами, между собой почти не общаются и в дела друг друга не вмешиваются. И часто две ветви одного и того же клана в разных городах могут отличаться, как небо и земля. Яркий пример – северные. Они из Зеленых самые прогрессивные, насколько я знаю. И лучше всего ассимилированы. Слышал, что их сородичи из Праги считают приверженность традициям – основой выживания вида. А вот подземные даже среди чернохвостых считаются редкими отморозками.

– Кто бы сомневался, – хмыкнула я, а потом решила уточнить один момент: – Слушай, а проклятие Флоры… оно действует на всех черных или все же лишь на подземных?

– Насколько я знаю, только на подземных, – откликнулся напарник. – У нее это звучало в формулировке. Та-а-ак! – Он хищно посмотрел на меня. – А теперь наконец-то расскажи мне, что случилось у тебя в общаге. А то с нашими непрекращающимися приключениями я все забываю тебя расспросить.

Я тяжело вздохнула и честно поведала от начала до конца ту историю, которая, считай, окончательно разрушила мою привычную жизнь.

– Почему ты ее не убила? – Первый вопрос, который задал Рист, когда я умолкла. – Тебе надо было ее пристрелить!

– Машка не виновата, – пожала плечами я. – Не больше, чем Флора, которая столько лет терпела этого ублюдка Кэсса. Разве она хотела, чтобы ее ребенка утащили в подземелья как заложницу лояльности ведьмы-предсказательницы? Ты бы как поступил на ее месте? К тому же, не забывай, она все мне рассказала, когда узнала, что именно мне грозит. Не тянула время, пока приедут наги, не пыталась меня остановить, а, считай, сама выперла из комнаты.

Напарник молчал. Шагал вдоль дороги и не отрываясь смотрел вдаль. И только когда я подумала, что, кажется, ответа не дождусь, он тихо заговорил:

– Нет, с монополией кланов в нашем городе надо что-то делать. А уж с привычкой чернохвостых держать у себя в подземельях заложников верности – подавно.

– А что ты сделаешь? – тихо спросила я. – Они сильнее. Их много. Какой безумец рискнет выступить против них и поставить на место?

Опять молчание. Ну да, вопрос риторический… Нам бы в идеале сделать так, чтобы от нас отстали. На большее глупо было бы рассчитывать. Потому что кланы могут отстать от наглых наемников, которые знают их секреты и могут их раскрыть. Но эти самые секреты не остановят их, если кто-то покусится на место змей под этим солнцем.

– Я подумаю, – сказал он. – Есть одна мысль… Но пока не буду говорить, пусть она оформится.

Воззрилась я на него с неподдельным изумлением. Нет, я, естественно, в курсе, что он авантюрист. Но не до такой же степени! Хотя, конечно, если бы Рист сумел придумать… Да я первая встану рядом, чтобы помочь воплотить задумку в жизнь!

На этом разговор скис окончательно. Напарник полностью ушел в себя, и, судя по напряженному лицу, процесс размышления шел вовсю. Я куталась в тоненькую кофточку и только и могла изумляться тому, что Ристу не холодно в футболке. Да, скоро солнце взойдет достаточно высоко, и опять станет тепло, но сейчас ощущалось, что на улице вовсе не лето.

Мы почти дошли до трассы, когда мимо промчалась темно-синяя машина, а затем, развернувшись, нагнала нас.

– Подвезти? – С места водителя нам улыбался Вереск.

– Привет! – помахала Мышка с заднего сиденья.

– Ну наконец-то! – обрадовался Рист и скомандовал: – Ира, лезь назад.

Я с удовольствием забралась к подруге.

Мы, как и полагается девочкам, попищали от радости, что наконец-то встретились, затем, перебивая друг друга, принялись рассказывать о своих приключениях. Оказалось, Вереску с Мышкой тоже было весело, даже очень! Мужчины помалкивали, только время от времени смотрели на нас со снисходительными улыбками.

Кстати, я наконец-то увидела результат психа Маринки, когда она побрила Вереска налысо! Не знаю, может, у оборотней волосы растут быстрее, но лысины я не увидела. Ирбис щеголял коротким ежиком, который на удивление ему шел. Вот только с такой прической он больше походил на своих соклановцев, чем на эльфов. Видимо, именно потому предпочитал не стричься…

– Так, куда мы едем? – Вереск рулил уверенно, внимательно глядя на дорогу.

– Сейчас покажу. – Рист достал из рюкзака карту и продемонстрировал оборотню конечную точку.

– Долго, – ответила я на вопросительный взгляд Мышки. – На словах я тебе не объясню, где это. Но мы, петляя, далеко ушли. Дня полтора-два точно понадобится.

– А-а-а, – разочарованно протянула волчица и потребовала: – Рист, покажи карту!

– Сейчас, – лениво отозвался напарник, повернулся к нам и принялся рассматривать Мышку с непонятным прищуром.

– Эй! – не выдержала волчица такой беспардонности. – Ты чего на меня так смотришь?! Соскучился?

– И это тоже, – кивнул он, а затем развернулся к Вереску и задал такой неожиданный вопрос, что если бы я стояла – точно упала бы: – Ну и как давно ты с ней спишь?

– Чего-о-о?! – завопила я и в шоке глянула на подругу.

Та моментально покраснела и отвела глаза, без слов подтверждая, что Аристарх попал в яблочко.

Ну, други! Ну, оборотни! И когда успели-то?! Я же еще недавно с этой оторвой говорила, она ни слова на эту тему не сказала! Или… у них уже тогда было, а она промолчала?!

– Морду бить будешь? – Снежный барс слегка улыбнулся, не отрываясь от дороги.

– Ну, вообще положено. – Рист выглядел заинтригованным. – Она мне как сестра. Младшая. Сильно младшая. Или лучше у тебя о намерениях расспросить?

– Рист, заткнись! – рявкнула Мышка, цвет лица которой медленно переходил из красного в бордовый.

– А ты вообще сиди и не отсвечивай, – сурово одернул ее тот. – Тебе еще повезло, что здесь Дана нет. И матери твоей. Вообще не понимаю, как они тебя отпустили. И не представляю, что будет, когда они узнают… обо всем.

– Брат не в курсе, а мать меня не просто отпустила – благословила, – отчеканила обиженная волчица, выпрямившись. – И, чтоб ты знал, она мне сама рекомендовала соблазнить… ой! – Вся бравада с нее слетела в момент, и подруга, испуганно прикрыв рот ладошкой, круглыми глазами посмотрела на ирбиса.

Но тот только расхохотался. Весело и от души. Я даже заслушалась, потому что, кажется, впервые слышала его смех.

– Надо же, какая ты послушная дочь, оказывается, – давился смешками Рист.

– Не-а, не послушная, – наконец заговорил ирбис. – Светлана была послана этой несносной девчонкой куда подальше с пожеланием не сводничать, особенно там, где не просят. Что еще? Ах да… – Он бросил на насупившуюся Мышку быстрый насмешливый взгляд. – Еще ты сказала, что если тебе и стукнет в голову кого-то соблазнить, то это точно будет не один конкретный снежный барс. Я правильно повторил, малышка?

– Иди ты! – обиженно насупилась моя подруга. – Ментал чертов… Все, я с тобой не разговариваю.

– Не разговаривай, – покладисто согласился Вереск, по-прежнему слегка улыбаясь. – Вечером я тебя… разговорю.

Рист смотрел на приятеля весьма одобрительно, а у меня от неприкрытого намека в голосе ирбиса запылали уши.

– Слушайте, а можно без всяких пошлостей? – проворчала я, сползая по сиденью ниже. – Это, знаете ли, перебор для маленькой и невинной меня!

– А ты невинна? – в один голос спросили весьма заинтересованные мужчины.

– Нет! – рявкнула я, ощущая, как к щекам прилил жар.

Разговаривать с этими гадами расхотелось совершенно. Вот уж нашли друг друга, воистину! Бедные, бедные мы с Мышкой… Я сжала руку надувшейся подруги и тихонько спросила:

– Потом поговорим? Без этих…

– Ага. – Она шмыгнула носом и, подвинувшись ближе, шепнула на ухо: – Ирка, я та-а-акая дура… Втрескалась в него по уши, а он, кажется, только забавляется…

Я опешила. Нет, я догадывалась, что у Мышки к этому идет, но все равно… Не ожидала, что все случится так быстро.

– Тише! – шикнула я на нее и взглядом показала на макушку с коротким ежиком белых волос. – А то…

– Да знает он все, – безнадежно махнула рукой она. – Говорю ж, ментал чертов…

Я заметила, что улыбка ирбиса на миг стала шире, и поняла – да, знает. Вот скотина! Во мне взыграла женская солидарность. Девчонка тут мучается, а он… Да ей же даже восемнадцати нет! Как он посмел!..

Честное слово, я уже хотела высказать все вслух, но натолкнулась на внимательный взгляд Риста. Он покачал головой, а затем едва слышно проговорил:

– Помнишь, Ира? Далеко не всему можно верить, даже если слышишь своими ушами и видишь своими глазами.

И я прикусила язык. Действительно, я уже столько раз попадала впросак… Может, хоть на этот раз не стану делать преждевременных выводов. В конце концов, если бы Аристарх заподозрил Вереска в несерьезном отношении, первый бы по морде врезал.

– Мышь, как там наши? – Я решила перевести разговор на более безопасную тему. – Марго еще не родила? Ей же вроде в августе срок ставили. Дан с Ярой как? Так же ругаются?

И подруга, шмыгнув носом, послушно приняла такую смену.

Так мы проехали несколько часов. Мужчины лениво переговаривались впереди, мы тихонько шушукались сзади. Несколько раз останавливались, чтобы поесть в придорожных кафешках, ну и в одном городе задержались. Вереску что-то надо было купить, ну и мы с Мышкой попросились в магазин. Потому что подруга была при гардеробе, а я уже четко понимала, что вечером в своем легкомысленном платьице с тоненькой кофточкой, накинутой поверх, просто задубею. И плед не поможет. Надо было купить джинсы, носки, какой-нибудь свитерок, а в идеале – куртку. Ну или пуховое одеяло – тоже подойдет.

Я расслабилась и уже поверила, что до храма мы доберемся без приключений. Дура, в курсе…

Так что для меня стало полнейшей неожиданностью, когда Вереск вдруг сказал:

– Чую родичей. Кажется, Артемий все же решился поучаствовать в охоте.

Я рвано выдохнула и подалась вперед, чтобы увидеть не только профиль ирбиса.

– Ты уверен, что они по нашу душу?

– Конечно, – резко кивнул он и, судя по твердо сжатым губам, был очень недоволен. – Запах я ощущаю последние полчаса, а уж я вилял по этим дорогам от души. Они у нас на хвосте.

– Рист… – Я беспомощно посмотрела на напарника.

– А давайте им наваляем! – кровожадно предложила Мышка. – Вот честное слово, руки чешутся!

– Не думаю, что это хорошая идея, – медленно проговорил Аристарх и посмотрел на Вереска. – Как думаешь… их там много?

– Сложно сказать, – слегка пожал плечами тот. – Минимум десяток, а максимум… Артемий мог и полсотни отправить.

Ох… ни фига себе! Пятьдесят оборотней?! Я себе это количество даже представить боюсь.

– М-да, мне не улыбается вступать в бой с настолько превосходящим противником, – качнул головой напарник. – Может, попробуем оторваться? У меня есть порошок, который отбивает нюх.

Ирбис тяжело вздохнул и крепче сжал руль.

– У меня для вас две новости, – ровным тоном сообщил он. – Как водится, плохая и хорошая. Начинать с плохой?

– Ну давай, – недовольно отозвался Рист и откинулся на спинку кресла.

– Порошок нам не поможет, – разбил Вереск мои слабые надежды. – Они знают, что здесь я, и идут именно по моему следу. И ведет их не только запах, но и то, что называется зовом крови. Поэтому единственный вариант смыться – это если я сейчас выйду из машины и рвану в другую сторону.

– Нет! – выкрикнула Мышка, но Аристарх шикнул на нее, и подруга моментально сдулась.

– Если по зову – они тебя рано или поздно настигнут, ведь так? – уточнил напарник и, получив уверенный кивок, задал еще один вопрос: – А после этого ведь явно не пожурят и отпустят?

Еще один кивок.

– Ну тогда даже смысла нет это обсуждать. Разделяться не станем. Что у нас с хорошими новостями?

Волчица облегченно выдохнула и расслабленно прислонилась лбом к стеклу.

– То, что я знаю этих ушлепков. – Кривая ухмылка скользнула по губам оборотня. – Если бы за нами мчались не ирбисы, я мог бы гарантированно сказать, что подземные уже в курсе, где мы. А так… они не знают. Артемий слишком тщеславен, чтобы позволить кому-то испортить миг его триумфа.

– Хм… Тогда попробуем гнать, сколько сможем, и доехать к храму быстрее, чем они догонят? – предложил Рист.

– Не получится, – мотнул головой Вереск. – Они приедут за нами туда. А теперь угадай, что будет, если снежные барсы поймут, что мы влезли в змеиный храм?

Мы с Мышкой испуганно переглянулись.

Да уж, что тут думать! Любой дурак поймет… Не важно, как закончится наш поход по этому святилищу, но на выходе нас будет ждать торжественная делегация. Чтобы прибить на месте. И далеко не факт, что в этой делегации будут одни только подземные наги!

– Ладно, я понял, – недовольно вздохнул напарник. – У тебя, кажется, есть идея, если я правильно понял твои подводки. Делись.

– Собственно, то, что я хотел предложить, уже озвучила малышка, – хищно улыбнулся ирбис. – Навалять им.

– Кхе! – изумленно кашлянул Рист. – Ты как себе это представляешь, безумец? Нас только четверо против огромной стаи оборотней. Даже если мы выложимся по полной, то и половину не перебьем.

– У меня есть бонусы. – Хищная улыбка стала еще шире. – Внушительные. Особенно если учесть, что эти ублюдки их не ожидают.

– Хм, что за бонусы? – заинтересовался напарник.

Мне тоже было интересно, потому я придвинулась ближе и с любопытством смотрела на оборотня. А вот Мышка, судя по хитрому прищуру, была в курсе. И уже предвкушала нашу реакцию.

– Малышка? – Вереск, как истинный джентльмен, уступил право огорошить товарищей девушке.

Рист повернулся и приподнял бровь. Мол, колись, дорогая подруга.

И та раскололась. Да так, что моя челюсть, наверное, пробила дно машины и так и осталась лежать на асфальте.

– У нас, народ, полный багажник оружия, – любезно сообщила она. – Есть все, что душе угодно. И в том числе несколько таких милых и прелестных штучек, как штурмовая винтовка с подствольным гранатометом.

Я нервно икнула, когда до меня с запозданием, но дошло, о чем речь.

Да, пусть о том, что может штурмовая винтовка, я имела весьма смутное представление, но… Гранатомет! Феерически опасная фиговина, которая на расстоянии делает из танка куски разбросанного металла! Но… А если нас менты тормознут?!

– Слушайте, а если бы нас остановили гаишники? – выдохнула я.

– Ничего не увидели бы, – раздался ровный голос ирбиса, а затем оборотень ехидно добавил: – Главное, ты к багажнику не подходи.

А-а-а! Магия! Фух, прямо от сердца отлегло.

– Винтовка, говоришь, да еще и с гранатометом. – Предвкушение в голосе Риста явно сигнализировало о том, что надо готовиться к бою. – А снаряды к этому богатству есть? И ручные гранаты для поддержки?

– Есть все и даже больше, – хмыкнул Вереск. – Сейчас выйдем – сам увидишь.

Я ощутила, как сердце начинает биться чаще, как по венам, разгоняя кровь, помчались волны адреналина и азарта.

Ну что ж, думаю, в прошлый раз снежные барсы получили мало. Очень мало. Ничего, сегодня добавим!

– Так… тогда поступим следующим образом. – Напарник выглядел расслабленным и довольным. – Надо заехать в какие-то леса, чтобы наш бой не стал достоянием местных зевак. В идеале – так оторваться, чтобы у нас было хотя бы полчаса форы для подготовки. Сумеешь?

– Запросто, – лениво усмехнулся Вереск и на миг разжал пальцы на руле.

– Винтовки возьмем мы с тобой, все же это не женское оружие, да и наши девушки не умеют с ним управляться, – меж тем продолжал Рист. – Думаю, при двух таких винтовках, четырех пистолетах и некотором количестве ручных гранат мы их уделаем.

– При двух пистолетах, – поправил снежный барс. – И винтовок тоже будет две только до определенного периода.

– Почему? – нахмурился напарник.

– Малышка перекинется, а я присоединюсь к ней немного позже – когда ирбисы подойдут достаточно близко, – спокойно пояснил тот и повысил голос, когда Аристарх начал спорить: – Нет, послушай! Оборотни в звериной ипостаси обладают многими качествами, которые напрочь пропадают в человеческой. В этот перечень входят также интуиция и удвоенная физическая сила. Потому пистолеты это хорошо, но на близкой дистанции в звериной ипостаси мы будем полезнее. Ты будешь лупить из винтовки, Ира – прикрывать тебя пистолетами и гранатами, а мы будем группой поддержки.

Некоторое время Рист молчал. Сверлил Вереска тяжелым взглядом, словно взвешивая все «за» и «против». Наконец выдохнул и уперся затылком в спинку кресла.

– Твоя взяла. Я в оборотничестве мало шарю, несмотря на тесное общение. А что насчет твоей личной магии?

– Мне без разницы, в каком облике ее использовать, – пожал плечами тот.

– Тогда гони, я покажу тебе, где свернуть. – Напарник торопливо развернул карту.

Волнения не было. Страха тоже. Я ощущала предстоящий бой как данность. Сколько у меня уже их было? Особенно в последние дни… А сколько еще будет! В то, что когда-нибудь сумею вырваться из всего этого и зажить обычной жизнью, я больше не верила.

Вереск ехал так быстро, что, если бы мы встретили хоть один патруль гаишников, за нами опять бы гнались, уверена. Я осторожно высказала свои опасения, ирбис хмыкнул и спокойно пояснил, что он, конечно, не настолько сильный ментал, как его предки, но вправить мозги нескольким людям сможет запросто.

Рист уверенно занимался навигацией, Вереск ехал так, как ему говорили, и вскоре широкая трасса сменилась очередной проселочной дорогой, а затем мы вкатились в лес. Скорость упала прилично, так вместо дороги тут было только две глубокие колеи, оставленные не то телегой, не то трактором. Впрочем, и они вскоре исчезли, а потому пришлось остановиться. Благо мы отъехали на приличное расстояние от мест проживания людей, так что засечь то, что здесь должно было произойти, мог только кто-то совершенно случайно забредший в эту глушь.

Ирбис вышел первым и, закрыв глаза, шумно втянул воздух.

– Фора у нас есть. Когда они поймут, что мы остановились, перекинутся. Так что учитывайте, что стрелять вам не по людям.

– Понятно, – кивнула я и вылезла из машины.

– Штурмовой винтовке по барабану, кто перед ней – снежный барс или человек, – проворчал Аристарх.

Немного подумав, я сняла кофточку и оставила ее на заднем сиденье. Все же она немного стесняла движения, а мне нужна была полная свобода действий. Я настолько была сосредоточена на предстоящем бое, что даже и не вспомнила, что могу переодеться в джинсы.

Мышка сбросила легкие босоножки и, одернув короткую юбку, направилась к ирбису, который уже открывал багажник. Я поспешила следом, потому что мне было дико любопытно посмотреть на наш арсенал.

– Ничего себе, – присвистнул Рист, когда Вереск продемонстрировал свое богатство. – Слушай, тут оружия на небольшую армию. – Он достал короткоствольный автомат и, взвесив его в руке, положил обратно.

– Я не знал, что подойдет, – пожал плечами оборотень и склонился над багажником. – А вот это, Аристарх, твое. – Он передал напарнику офигенно стильное оружие, которое я до этого видела только в фильмах.

– Да зови меня Ристом. – Тот придирчиво осмотрел полученную винтовку.

Возмущение прорвалось само собой. Ну надо же! Как быстро Вереск перешел в разряд близких! Меня такой чести далеко не сразу удостоили!

Осознав, что пыхчу словно злобный ежик, а напарник смотрит на меня с насмешливой улыбкой, будто понимает, что за мысли вертятся у меня в голове, я постаралась взять себя в руки. Спокойно, Ирка, ерундой не занимайся. Какая разница, кого из вас Рист быстрее включил в разряд своих? Главное, что мы там, остальное вторично. А вообще, если уж поехидничать, по крайней мере мысленно, можно убедить себя в кое-чем интересном. В том, что я настолько понравилась дражайшему Охотнику, что мой переход в близкий круг для него ассоциировался со свадебными колоколами, поэтому он и сопротивлялся. Я тихо хихикнула, поняв, что в таком бреде убедить себя не смогу, и, проигнорировав вопросительные взгляды, громко сказала:

– Мне нужны два пистолета. С как можно большим количеством патронов в магазине.

Ибо от моего маленького револьверчика в предстоящем сражении нет никакого толку. Как это ни печально, потому что я к нему привыкла, приноровилась и практически срослась с ним.

– Без проблем. – Вереск порылся в арсенале и вытащил две одинаковых черных пушки. – Держи. – Я осторожно приняла из его рук оружие. – Это «глоки». В каждом по девятнадцать патронов. Дать еще парочку магазинов?

– Тогда мне надо что-то, во что я могла бы их положить, – пробормотала я, приноравливаясь к пушкам. – И, кстати, гранаты не забудь.

Пользоваться ими я умела только в теории. Но авось справлюсь.

Эти пистолеты были намного тяжелее, чем мой скромный револьвер, но ничего критического. Жаль, пристрелять их сейчас не получится, тогда я была бы более уверена в результате.

– Не вопрос. – Ирбис достал из багажника сначала широкий кожаный пояс с открытыми кармашками, а затем еще три магазина с патронами. Потом, еще порывшись, достал две кобуры, которые крепились к этому поясу.

– О, спасибо! – обрадованно поблагодарила я и, положив пистолеты, принялась экипироваться.

Вереск вытащил еще какой-то ящик и поставил его на землю.

– Здесь гранаты. – Он погладил деревянную крышку. – Сейчас разберем оружие и боеприпасы, я поставлю его на багажник. Вы, главное, стойте поближе, чтобы можно было легко выхватить гранату.

– Рист, а это тебе. – Оборотень достал еще один ящик, но поменьше и из пластика. – Здесь запасные гранаты для твоего гранатомета. Сейчас еще снаряды для винтовки достану…

Короче, через несколько минут мы были вооружены до зубов, а позади нас, на крышке багажника, высилась гора разнообразных боеприпасов. Честно говоря, я невольно посочувствовала снежным барсам. Они просто не понимают, с кем связались!

– Так, мы тогда раздеваемся, чтобы потом не тратить на это время. – Вереск начал снимать футболку.

– Угу, – отозвался Рист, не поднимая глаз, он тщательно исследовал винтовку.

Никакого стеснения – когда я закончила со своей экипировкой и подняла глаза, оборотни как раз снимали нижнее белье.

Ой!

Я резко развернулась, ощущая, как полыхают уши.

– Хоть бы за машину спрятались, что ли, – недовольно проворчал Рист.

Но его проигнорировали.

– Малышка…

– Да?

Я не удержалась и все же бросила косой взгляд на этих бесстыжих оборотней. И затаила дыхание, с восторгом наблюдая картинку: Вереск бережно сжимал плечи Мышки и смотрел на нее с такой нежностью… А она глядела на него снизу вверх так доверчиво, что… Ай, черт! Если выпутаемся из всего этого без потерь, я их лично в ЗАГС потащу! Такая пара! Черт возьми, какая пара! Просто нет слов!

– Возьми. – Ирбис снял с шеи длинную серебристую цепочку с подвеской в виде капли. Надел ее на волчицу и ласково провел пальцем по металлу до самого… ой, туда я смотреть не буду! – Будь осторожна. И не подходи близко к Ире, – тихо хмыкнул он, – а то от ценного защитного артефакта останутся рожки да ножки.

– Хорошо, Вереск, я все сделаю, – словно зачарованная, прошептала Мышка, не сводя с него восторженного взгляда.

– С ума сойти, какая романтика, – фыркнул Рист. – Эй, голубки! Кончайте ворковать! Тем более в таком виде… у некоторых даже в приподнятом!

Я залилась краской по самые корни волос и прошипела:

– Рист!

– Не завидуй, – одновременно со мной рассмеялся Вереск.

– Нет, серьезно, – дернул плечом напарник. – Все это может подождать хотя бы до того момента, как раскиданные по лесу ошметки твоих сородичей будут романтично догорать в лучах заходящего солнца.

– Рист, ну ты!.. – возмутилась было Мышка, но ирбис ее остановил:

– Не надо. Давай превращайся. Барсы уже близко, я их чую.

Она умолкла и серьезно кивнула.

А затем… Честно говоря, совсем позабыла о том, что они голые и что я вроде как должна смущаться и стесняться. Ну сами посудите, кто в здравом уме пропустит момент, когда человек превращается в зверя? Да ни за что! А вдруг потом больше не будет шанса увидеть?

Но, как оказалось, ничего особо интересного в этом не было. Фигуру Мышки на миг словно заволокло туманом, а через миг перед нами встряхивалась волчица, на шее которой сквозь мех виднелась серебристая цепочка.

– Ну что, смертнички, – усмехнулся Рист и поднял винтовку, – на позиции?

Я встала слева от него и, засунув пистолеты в кобуру, взяла в руку гранату.

Волчица коротко рыкнула и замерла в нескольких шагах от меня. Вереск, забрав с багажника машины свою винтовку, остановился рядом с Ристом.

Смертники или не смертники, это мы еще поглядим… А вот в том, что барсов здесь поляжет немало, я не сомневалась.

Глава 8

Белых ирбисов в темном лесу было видно издалека.

Они не спешили, не бежали, а вальяжно направлялись к нам, демонстрируя все свое презрение к любым попыткам оказать сопротивление.

Я сильно сжала пальцами гранату, напряженно всматриваясь в приближающихся противников.

– Начали! – тихо выдохнул Рист.

Первыми в бой вступили подствольные гранатометы. Я лишь молилась, чтобы мужчины не промазали и не попали в деревья. Чем меньше снежных барсов дойдет до нас, тем лучше.

Громкий вой оповестил о том, что в нашей локальной войне появились первые жертвы. Потом еще и еще… Яркие вспышки расцветали то тут, то там, грохот закладывал уши, но мне было плевать. Я ждала сигнала.

– Все, от меня больше толку нет! – крикнул Вереск, отбрасывая винтовку. – Рист, я оборачиваюсь. Ира, готовься, они сейчас приблизятся на расстояние выстрела.

Не глядя на него, я резко кивнула и, облизав губы, сжала пальцы на чеке гранаты.

– Вереск, нас окружают. – А этот приглушенный голос – Мышкин. – Я чую.

А вот и хваленая интуиция оборотней сработала.

– Сейчас…

Миг – и я краем глаза замечаю, что вместо высокого обнаженного блондина рядом с Ристом потягивается здоровый белый кот.

– Задние наши, – прорычал он, в кошачьей ипостаси его голос был резким и низким. – Даже не смотрите туда. Разберитесь с этими.

– Сделаем, – отрывисто отозвался Аристарх, не глядя в его сторону. – Удачи. Ира! – рявкнул он, и я, вздрогнув, выдернула чеку.

Теперь без паники. Главное – не попасть в дерево, а то граната прилетит обратно, прямо в лоб.

Четкий замах, и мой снаряд летит в выделенную взглядом кучку барсов. Ой, ребята, кто же ходит по трое, когда тут гранатами швыряются? Ка-а-ак глупо…

С мстительным удовольствием смотрю, как разлетаются в стороны бравые оборотни. Минус три. Интересно, сколько их осталось?

Не важно. Не время. Не поворачиваясь, нащупываю сзади еще одну гранату. Так-с, где там еще мои цели?

Справа от меня раздалась серия выстрелов. Время гранатомета ушло – слишком близкое расстояние, насколько я помню, – вступила в игру винтовка. Скоро и мне надо будет доставать пистолеты. Но сначала еще несколько ручных гранат…

Теперь оборотни, видимо оценив нашу подготовленность, не сбивались в группы. Рассредоточившись, они пытались взять нас в кольцо.

Ничего, ничего… Выкрутимся. Не стоит загонять нас в угол, мы больно кусаемся.

Еще одна граната. И еще… Потом еще две. Одна мимо – в последнюю секунду ирбис рванул в сторону. Но следующая все же его настигла.

Сзади раздался режущий уши визг, а затем вой и явные звуки драки. Я не удержалась, обернулась. И замерла с открытым ртом – Вереск с Мышкой по-прежнему стояли у машины, а два ирбиса-противника напали на своих. Как там подружка говорила? Чертов ментал? Воистину!

– Ира!

Рык напарника моментально привел меня в чувство, я резко повернулась и, оценив ситуацию, достала пистолеты.

Быстро сосчитав противников, удовлетворенно хмыкнула. Не знаю, сколько полегло и сколько сейчас пытаются прорваться через Вереска и Мышку, но на нашу долю досталось чуть меньше десятка. Нормально. Справимся.

Я прицелилась и выстрелила в барса, который подошел слишком близко. Краем глаза заметила смазанное движение, но не успела среагировать – Рист оказался быстрее, и я проводила зачарованным взглядом сраженную в прыжке тушу, падающую на землю.

Выстрел.

Выстрел.

Двойной выстрел – один ирбис оказался на расстоянии прыжка от нас, его надо было остановить.

Еще двое пали от пуль напарника.

Вой за спиной стал почти нестерпимым, но пока не позвали на помощь – они справляются. Я знаю.

Я не успела испугаться, когда меня сильно толкнула серая тень, отбрасывая в сторону. На том месте, где я стояла, нервно рычал ирбис. Недолго рычал – Рист среагировал быстро.

– По сторонам смотри! – рявкнула Мышка и сорвалась обратно, к Вереску.

Я тихо прошептала слова благодарности, смутно осознавая, что чуть не погибла. И, опять вернувшись на место, стреляла, стреляла, стреляла, пока не закончились патроны. Выбросив пустые магазины, я зарядила новые. Еще тридцать восемь выстрелов.

Раненые звери опаснее. Я настороженно смотрела на обезумевшего снежного барса, по боку которого стекала струйка крови. Он хотел меня убить – я видела это по его глазам. Выстрел сразу из двух пистолетов навсегда успокоил зверя.

Вскинув голову, я поняла – больше никого. Переглянулась с напарником и синхронно с ним удовлетворенно кивнула. Мы со своей задачей справились. Теперь надо помочь нашим.

Быстрым шагом я обошла машину, перед которой трое оборотней наседали на нашу парочку.

Бай-бай, мальчики. Вот тут-то вам и конец.

– Мышка! – крикнула я, чтобы подруга отпустила свою добычу и дала мне прицелиться.

Она понятливо убрала зубы от ирбиса и одновременно отпрыгнула в сторону. Шанса сориентироваться я ему не дала.

Повернувшись, я с удивлением поняла: все. Мы победили.

– Ничего себе, – выдохнула я, ошарашенно осматривая поле боя – то тут, то там валялись тела снежных барсов, уже превратившихся в людей. – Сколько же их было?!

– Около тридцати, – хрипло ответил Вереск. – Но не расслабляйся. Это еще не конец.

– В смысле? – опешила я.

– Артемий, – коротко отозвался оборотень. – В бой он не вступал, но я чую – он здесь.

И в следующее мгновение мы услышали низкий голос:

– Вереск! Если не хочешь, чтобы вскоре здесь были подземные… Иди сюда, разберемся по-родственному.

– Нас так настоятельно зовут, – ухмыльнулся Рист. – Ну что, товарищи, пошли, уважим просьбу. Тем более главного трупа на этом банкете смерти явно не хватает. – И выразительно погладил прекрасно поработавшее сегодня оружие.

– Эй, Вереск! – Голос Артемия раздался уже ближе, но я по-прежнему никого не видела – не то хорошо прячется, не то под действием какого-то заклинания. – Я вызываю тебя на бой! По закону чести, да будут свидетелями предки! Слышишь, братец, по законам чести!

Мм, братцем он его для красного словца обозвал, или все же?..

– Братец? – выдохнула волчица и окинула ирбиса выразительным взглядом.

– Я потом объясню. – Он нервно хлестнул себя по боку хвостом.

– По закону чести, – Аристарх нахмурился и опустил винтовку дулом в землю, – ты же не имеешь права отказаться, я правильно помню? И мы не сможем вмешаться…

– Совершенно верно. – Вереск медленно пошел вперед. – Но и его прихвостни не смогут. Бой один на один… Что ж, меня это устраивает.

– Вереск, нет! – попыталась заступить ему дорогу Мышка.

Большой кот вдруг лизнул волчицу в нос.

– Тихо, малышка. Мне надо с этим разобраться, – мурлыкнул он. – Есть долги, которые надо отдавать.

И так кровожадно это прозвучало… Просто ух!

Надеюсь, этот ирбис знает, что делает.

– Иди сюда, Артемий! – насмешливо рыкнул он. – По-родственному так по-родственному. Я принимаю твой вызов. Пусть предки рассудят, кто из нас прав.

И в тот же момент, словно из ниоткуда, появились шесть снежных барсов. Они шли медленно, даже лениво, словно то, что мы положили столько их собратьев, не имело никакого значения. Впрочем, они были больше, чем любой из убитых нами ирбисов. Элита. Во главе с вожаком. И плевать им было на погибших.

Артемий шел на острие клина. Здоровый, как полтора обычных снежных барса. Мощные мышцы перекатывались под лоснящейся шкурой с каждым шагом этого сильного зверя. Он подошел вплотную к Вереску и зарычал, нервно хлеща себя по бокам длинным хвостом:

– Предатель! Хорошо, что наш отец не дожил до этого дня!

– Нашему отцу место в аду, – рявкнул в ответ Вереск. – Как и тебе, братец!

Они все-таки братья! Вот это новости…

– А я думал, что это все же имеет другое объяснение, – тихо присвистнул Рист.

– И я на это надеялась, – мрачно согласилась волчица, встав рядом с моим напарником.

– Я тебя спас! – Артемий мягко пошел по кругу, не сводя настороженных глаз с Вереска.

– Я бы даже сказал тебе спасибо, если бы ты не потребовал долга крови.

Теперь два ирбиса ходили кругами.

Свита Артемия, недовольно ворча, расположилась немного поодаль, готовая в любой момент броситься. Впрочем, кто же им позволит? Уж точно не мы! Как котят перестреляем! М-да, какая я борзая, сама в шоке…

– Тогда выясним это прямо сейчас! – Артемий зашипел и вздыбил шерсть на позвоночнике. – Раз и навсегда!

И бросился на Вереска.

Спустя мгновение по земле, рыча, катался бело-черный клубок, и понять, кто есть кто, удавалось далеко не всегда. Как и вычислить лидера этого боя.

Я напряженно всматривалась в дерущихся ирбисов, пока в глазах не зарябило. Бесполезно. Все равно не разобрать, где наш, а где враг! Я покосилась на Риста – тот, нахмурившись, внимательно следил за схваткой. Кажется, проблем, схожих с моими, он не испытывал. Как и Мышка, но она оборотень, да еще и в звериной ипостаси! Стыдно было бы, если бы не распознала своего мужчину.

Ладно, тогда я займусь более полезным делом. Прослежу за свитой этого грохнутого на всю кошачью голову вожака.

Остальные снежные барсы тоже внимательно следили за ходом боя. Они ловили каждое движение поединщиков и едва слышно ворчали.

Интересно, а что будет, когда Вереск надерет зад Артемию? Именно когда, а не если – о победе этого придурочного главы клана ирбисов даже думать не хотелось… Я еще раз внимательно осмотрела прихлебателей Артемия. М-да, что-то мне подсказывает, ни поздравлять Вереска, ни убегать, поджав хвост, они не станут. Значит, надо быть настороже.

Меж тем за своими наблюдениями я пропустила все на свете – битва двух братьев подошла к финалу. Ирбисы на миг отскочили друг от друга, затем одновременно прыгнули и… Один из них умудрился вцепиться второму в горло. И, судя по тому, что на губах моего напарника мелькнула довольная улыбка, наши побеждали!

Артемий захрипел и попытался сбросить с себя Вереска. Но тот крепко сжимал челюсти, не давая противнику ни единого шанса на спасение.

Свита вожака зарычала в голос, и я судорожно сжала пистолеты – чую, как только их лидер испустит дух, на нас бросятся.

Наконец Вереск мотнул головой и отошел от поверженного врага. Через мгновение тело ирбиса начало преображаться, перетекая в здоровенного блондина с навеки перекошенным злобой лицом.

Не особо задумываясь, что делаю, я направила пистолеты на вздыбивших шерсть оборотней. Тело работало на инстинктах, рефлексы включились раньше мозга – первая цель получила две пули в живот, только оторвавшись от земли. Вторую прошили пули, выпущенные из винтовки Риста. Третий рухнул, не допрыгнув до нас, и с воем начал кататься по земле – кажется, это работа Вереска. Я неспешно прицелилась и добила обезумевшего кота. Короткая автоматная очередь недалеко от меня – это Мышка, перекинувшись, схватила оставленный на багажнике короткий автомат.

Пятый, оценив перевес, развернулся на сто восемьдесят градусов и бросился наутек. Далеко не ушел – мой напарник очень меткий.

И вот стоим мы в лучах заката… Два человека и два оборотня. А вокруг нас – трупы, трупы, трупы.

Романтика!

– И что мы теперь со всем этим будем делать? – спросила я, ошалевшим взглядом окидывая поле боя.

Ни фига себе мы врезали! Почти сорок ирбисов – и всего четверо нас. Только вдуматься – десять на одного! С ума сойти! Воистину, судьба благоволит безумцам.

– Так оставлять нельзя.

Я не заметила, как Вереск перекинулся. Он сидел на земле и, скажем честно, выглядел неважно. Бой дался ему тяжело, это было заметно по тому, как он дышал, каким измученным выглядело лицо. Ну и кровавые следы когтей на боку и спине тоже намекали на состояние оборотня.

– Сейчас… – Ирбис медленно поднялся, но пошатнулся.

Мышка ринулась было к нему, но оборотень покачал головой:

– Я в норме. Сейчас буду…

Доковылял до машины и достал мобильный.

– Рита! – хрипло выдохнул он в трубку. – Да… В общем, мы немного побузили в вашем районе. Ну-у-у… Штук сорок. Ирбисов. Да, знаю. Нет, не жаль. Сама знаешь, как я к этим придуркам отношусь… Поможешь? Конечно, я маячок оставлю. Что сказать? А вот так и скажешь – почуяли сигнал, пришли – куча трупов. Подробностей не знаете. Спасибо, милая. Что с меня? Что? – Быстрый взгляд на медленно закипающую Мышку. – Нет, я занят. Серьезно. Совершенно серьезно. Да, прочно. Да, надолго. Рит… На сколько вы поспорили? Половину мне! А вот как-нибудь заберу. Все, спасибо. Пока.

– Что за Рита? – Обнаженная волчица с упертыми в боки руками смотрелась забавно.

– Бывшая любовница, – сбил ее на подлете Вереск спокойным ответом и как ни в чем не бывало добавил: – Оденься. Холодает, еще простудишься.

И, вытащив из машины свои вещи, невозмутимо принялся одеваться. Мышка, все еще пыхтя как злобный ежик, все же последовала совету.

Одевшись, снежный барс вытащил из бардачка какую-то штуку, пошаманил над ней и бросил в сторону тела Артемия. Надо понимать, это и был маячок.

– Рист, ты поведешь, – тихо сказал ирбис и полез на заднее сиденье. – Я не в состоянии.

– Не вопрос. – Напарник как раз закончил запихивать арсенал в багажник. – Заклинание на багажнике активировать сможешь?

– Ну его, – вяло махнул рукой оборотень. – В крайнем случае полицейским глаза отведу, чтобы не обратили на нас внимания. Малышка, иди ко мне, – поманил он Мышку.

– А если не пойду? – упрямо продолжала дуться та.

– Малышка…

И в этом одном слове было столько грусти, усталости и смирения, что подруга вдруг покраснела и, опустив глаза, шустро полезла к снежному барсу.

Я лишь изумленно выгнула бровь и покачала головой. Однако! Такая покладистость с волчицей у меня вообще никак не ассоциируется.

– И как у него это получается? – пробормотал себе под нос Рист, подходя к водительской дверце. – Сколько ее знаю – никогда не видел, чтобы она после всего одного сказанного слова затыкалась и делала, что велят.

– Покусаю, – мрачно пообещала Мышка и прожгла моего напарника злым взглядом.

– На. – Тот недолго думая сунул ей под нос руку.

Ну а она… молча ее цапнула.

– Ай! – Рист отдернул пострадавшую конечность и возмущенно посмотрел на Мышку. – Какого?!.

– В следующий раз думай перед тем, как говорить и делать, – невозмутимо отозвалась она.

– Поехали уже отсюда. – Я страдальчески закатила глаза, усевшись на переднем сиденье. – Скоро ночь, а мне не улыбается ночевать… так близко от поля боя.

– Здравая мысль, – вздохнул напарник.

Через минуту мы уже ехали обратно к трассе, не особо обращая внимание на останки оборотней.

– Ир, взгляни, – Рист, внимательно смотря на дорогу, выдал мне карту, – где ближайший город для ночевки.

– Не надо город, – страдальчески выдохнул Вереск, который до этого шушукался с присмиревшей Мышкой. – Мне сейчас в город… противопоказано. С этим боем… Сил нет ментальные щиты держать. А без них меня эмоции окружающих попросту погребут. Давайте в лесу переночуем. Только желательно за несколько десятков километров отсюда.

– Несколько десятков не обещаю, – отозвался Рист, – но что-нибудь придумаем.

Я так поняла, карта уже не понадобится.

– Вереск, – тихо позвала я, когда мы выехали на нормальную асфальтовую дорогу.

– Мм?

– Ты обещал рассказать о вашем с Артемием… братстве, – напомнила я и повернулась, чтобы лучше его видеть.

– Кстати да! – оживилась Мышка. – Почему ты не рассказывал?!

– Потому что это не тот факт, который я люблю вспоминать, – поморщился он и, откинувшись на мягкую спинку, закрыл глаза. – Впрочем… Хотите неприятные факты из моей жизни? Будет вам. Только, уж простите, подробности опущу – слишком много в этой истории грязи.

Честно говоря, у меня возникло желание остановить его. Кажется, в прошлом Вереска реально было до фига не особо приятного. Но любопытство победило.

– Собственно говоря, эта мерзкая история началась, когда предыдущему главе ирбисов, Шендору, взбрело в голову осчастливить свой клан менталами, – тихо начал свой рассказ оборотень. – И этот ублюдок не придумал ничего лучшего, чем найти нескольких девушек с эльфийской кровью и сделать им по ребенку.

Я охнула и прикрыла рот рукой. Вот уж точно, грязная и мерзкая история!

– Да только вот незадача! – скривил тонкие губы он. – Этот кретин не знал, что даже сильно разбавленная эльфийская кровь категорически не приемлет насилия. А потому вместо того, чтобы понести, четверо девушек стали бесплодными. А вот моей матери не повезло… она забеременела. Мне она так никогда и не призналась, но подозреваю, что они с Шендором были знакомы до… всего этого и глава ирбисов ей очень нравился. Поэтому получилось то, что получилось. Я.

Округлившиеся глаза Мышки, думаю, повторяли аналогичную форму моих. Мы обе уже были не рады своему женскому любопытству.

– Вереск, может… – робко начала волчица, но тот качнул головой.

– Если история начата – ее надо закончить.

– Я так понимаю, этот ушлепок мертв? – деловито поинтересовался Рист.

– Уже, наверное, даже сгнил.

– Туда ему и дорога, – кивнул напарник и опять умолк.

– Так что ненависть к ирбисам я впитал с молоком матери. – Голос Вереска стал бесцветным. – Шендор пытался добиться от мамы еще ребенка, но… Былая симпатия уже не сработала. Он, скорее всего, выгнал бы ее из клана, как других бесплодных девушек, но не знал, что со мной делать. Воспитывать менталов он не умел и как с ними обращаться не знал. А мама… Не только искренне меня любила, хоть я был, мягко скажем, нежеланным ребенком, не только научила меня всему… она вырастила меня на тех моральных ценностях, которые всегда презирались ирбисами. Как она смеялась – воспитывала настоящего эльфа. Даже имя дала мне эльфийское… А когда мне исполнилось пятнадцать, ее не стало… Вот такая история. Так что мы с Артемием действительно единокровные братья, хоть ни он, ни я никогда не любили об этом вспоминать. Поэтому и на банкете у кошек Артемий подчеркнул, что я ему не брат.

Что-то такое припоминаю… Да, этот мертвый ирбис тогда прямым текстом говорил о младшем брате, кажется, его звали Корней. Мол, после того как я застрелила еще одного из них, Корней теперь единственный из его братьев.

– Ничего себе, – выдохнула я, с сочувствием на него взглянув. – Печально все это…

– Ага, – тихо согласилась Мышка. – Только… почему ты тогда Артемию оказался должен? И не что-нибудь, а долг крови?

– Он помог мне сбежать из клана, – отозвался оборотень. – Я подозреваю, что Артемий просто боялся. Все же я старше его и запросто мог захватить власть. К тому же ментал… Он ничего не смог бы мне противопоставить. Поэтому, когда мне было двадцать, он предложил мне помощь. Мол, в его силах устроить мой побег и сделать так, чтобы меня потом не искали. За это я должен был навсегда забыть дорогу в поселок снежных барсов. Меня это устраивало полностью.

– Дай угадаю, – мрачно процедил Рист, сильно сжимая руль. – А через несколько лет Артемий, будучи уже главой клана, решил, что ментал под боком – это очень круто. И пришел у тебя требовать долг крови.

– Прямо в точку, – саркастически скривил губы Вереск. – Более того… Нагородил чуши. Что Шендор меня хотел найти и убить, что он отца едва отвлек, и все такое… Короче, он знал, куда бить, чтобы я согласился. Единственное, что я все-таки сумел вытребовать, – это ограниченный срок действия этого долга. Я сказал, что буду служить ровно столько, сколько он мне подарил свободы. Пять лет, и ни днем больше.

– Мразь. – Я покачала головой. – Туда ему и дорога. Судя по милым привычкам этого семейства, папеньку тоже он грохнул.

– Разумеется. – На лице оборотня появилась тень улыбки. – Всё узнали, что хотели?

Молчание.

– Ну и ладно. Я устал, подремлю. Разбудите меня, когда найдете место для ночевки.

Глава 9

Несмотря на бурное окончание дня, вечер выдался спокойным и расслабленным. Словно и не покромсали мы полклана ирбисов, не прибили наглого Артемия, не… в общем, словно ничего и не было.

Место под стоянку нашли неподалеку от лесного озера. Весело переговариваясь, поставили палатки. Потом мужчины развели костер, а мы с Мышкой, хохоча и подкалывая друг друга, типа кашеварили. Почему типа? Потому что лапша быстрого приготовления наше все! Всем хотелось чего-то горячего, а не сухих бутербродов, а ничего на кашу или суп не было.

Весело трещал костер, бросая причудливые отблески на наши лица, жил своей жизнью ночной лес.

Я опять замоталась в свой любимый плед и грела руки о чашку с травяным чаем. Хм, этот плед надо сохранить. Как талисман… Сколько всего он со мной прошел буквально за пару дней, и сколько еще предстоит…

Мышка, переодевшись в теплый спортивный костюм, жалась к Вереску, время от времени искоса посматривая на его лицо. И ее собственное при этом казалось настолько беспомощным, что очень хотелось не то врезать снежному барсу по морде, так сказать в превентивных целях, не то отозвать для серьезного разговора. И тоже – в превентивных целях. Особенно если учесть, что сам Вереск, казалось, покинул нас, грешных, и витал черт его знает где. И только то, что он одной рукой обнимал волчицу за плечи, а другой – ласково гладил ее по волосам, подсказывало, что все не так уж плохо. Просто по этой безмятежной эльфийской моське фиг что поймешь.

Я едва сдержала завистливый вздох. Блин, а я тоже так хочу… Чтобы меня обнимали и гладили по голове. И чтобы смотреть вот таким беззащитным взглядом. Ощущать, что ты не боевая машина при двух пистолетах, а обычная девушка, слабая и нуждающаяся в поддержке. Вон как Мышку проняло. Я ее не так чтоб очень хорошо знаю, но настолько милой и женственной не помню. Впрочем, судя по задумчивым взглядам Риста, не одна я.

– Так, меня это задолбало. – Напарник взвился на ноги и направил указательный палец на заинтересованно склонившего голову ирбиса. – А ну-ка, пошли поговорим.

– Куда? – напряглась Мышка и хотела было встать, но Вереск мягко придержал ее за плечи.

– Не стоит, малышка. – Его губы на миг прижались к виску подруги. – Мне с ним тоже очень надо поговорить. Пообещай, что не будешь подслушивать.

– Обещаю, – неохотно отозвалась она и яростно посмотрела на Аристарха. – Рист, твою налево… Только попробуй что-то испортить!

Тот лишь весело усмехнулся и закатил глаза – мол, посмотрите, какая грозная. Вереск мелодично рассмеялся, и мужчины, тихо переговариваясь, пошли прочь от нашего костра.

– Ира-а-а, – задумчиво протянула Мышка, – ты мне друг или сосиска?

– Друг, друг, – хихикнула я и, состроив скорбную мордочку, замогильным голосом вопросила: – И чего же ты хочешь от меня, дражайшая подруженька?

– Ну-у-у… – Волчица скромненько так потупилась, а затем вскинула на меня горящие азартом карие глаза. – Мне подслушивать запретили. А узнать, как там Рист будет моего Вереска песочить, жуть как хочется. Но о том, чтобы ты тихонько сидела рядом со мной, речи не было! И-и-ир! – умоляюще протянула она и даже ладошки сложила в молитвенном жесте. – Пойди за ними, а?

– Бу-га-га. – Я мрачно сделала вид, что смеюсь, и выразительно покрутила пальцем у виска. – Мышь, ты что, с дуба рухнула? Как ты себе это представляешь? Чтобы я, обычная городская жительница, не приобщенная к тайнам тихохождения, подобралась незамеченной к наемнику высочайшего класса и оборотню? Да они меня за несколько метров учуют!

– Ира, у меня есть план! – провозгласила эта мелкая зараза, и я обреченно поняла, что шпионские игры только начинаются.

План этой оторвы был прост, как пять копеек, и нагл, как зажравшийся домашний кошак. И наверное, только поэтому я согласилась. Так как если что и могло сработать, то лишь вот такое безумие.

Мы с Мышкой с тихим хихиканьем ломанулись в кусты. Нюх безошибочно вел оборотницу по следу, который оставил ее мужчина. Мы не скрывались, не крались, не старались вести себя тихо. Наоборот, шумели так, чтобы нас точно засекли.

– Мышка! – Рык Риста раздался откуда-то с северо-востока. – Тебя же просили не подслушивать!

– Да сдались вы нам сто лет! – бодро отозвалась подруга. – Мы вообще… э-э-э… на кустики… полюбоваться пришли.

Меня едва не согнуло пополам от хохота, но я торопливо зажала рот рукой.

– Угу, как сейчас вижу, – вздохнул напарник и едва слышно проговорил: – Пошли немного дальше. Надеюсь, у них не хватит наглости провернуть этот финт еще раз.

Нет, милый, не хватит. Потому что этой самой наглости нам хватит на кое-что другое.

– Дерзай! – шепнула Мышка мне на ухо и помчалась вперед.

Мне оставалось лишь побежать следом и потом залечь так, чтобы меня не засекли.

– Мышка! – Вопль Риста был злым, а вот голос Вереска – насмешливым и таким понимающим:

– Малышка, я же просил…

– Я сейчас уйду, а то там Ирка без меня заблудится, – невозмутимо проговорила волчица. – Вот только тебе пару слов скажу, дорогой названый братец.

Я как раз нашла неплохие кусты неподалеку от места разговора и под ними притаилась. Осталось лишь молиться, чтобы подействовал отбивающий запахи порошок, которым щедро посыпала меня подруга. Ну и чтобы эти двое ничего не заподозрили и не ушли еще дальше.

– Он ни в чем не виноват, слышишь? – Голос Мышки был тихим, но твердым. – Я сама напросилась с ним. Сама его спровоцировала, пусть и неосознанно. И три раза проигнорировала предложение остановиться. Я сама, понял?!

Хохот Риста подсказал, что подруга его позабавила.

– Малышка, я, конечно, тронут, – в мягком голосе Вереска плескался смех, – но я уже взрослый мальчик и вполне могу за себя постоять. Так что иди к костру, не мерзни.

– Смотрите мне, – проворчала подруга и свалила с театральных подмостков.

А я даже затаила дыхание, гадая, услышу что-то интересное или все обломается?

– Как думаешь, они успокоились? – тихо спросил Рист.

– Не знаю. – Едва слышный вздох. – Вроде бы да… Так что ты хотел спросить? Ну, после того как поведал мне о том, что малышка тебе как сестра, ты ее еще на руках носил, и все такое. Решил поинтересоваться, когда свадьба? – В последней фразе оборотня сквозила явная насмешка.

– Нет, – невозмутимо отозвался Рист. – Ты вот так запросто говоришь, что Мышка тебя любит. Но, судя по ней, ответного признания она не слышала. Вот я и хочу знать, бить ли тебе морду за совращение совсем еще девчонки или пока повода нет? Иными словами… Вереск, ты ее любишь или совмещаешь приятное с полезным?

Я нервно кусала нижнюю губу, стараясь не шевелиться. Ай, какой разговор интересный! Ну же, Вереск, ответь правильно, а! Пожа-а-алуйста! Хоть будет чем подружку порадовать…

– Если вопрос стоит вот так, – голос ирбиса был каким-то странным, – то я не знаю, люблю ее или нет.

То есть как он не знает?!

– То есть как это ты не знаешь? – почти слово в слово повторил мой вопрос напарник обманчиво спокойным голосом.

М-да, вот уж точно, у дураков мысли сходятся.

– Рист, я долбаный эльф, хоть и только на четверть, – устало сказал Вереск. – А это значит, что я не только могу работать с сознанием и памятью живых. Я словно варюсь в котле из смеси эмоций, обрывков мыслей и подсознательных желаний, которые выплескивают на меня окружающие.

– Ты хочешь сказать… – Напарник закашлялся, и мне показалось, что он изумлен. – Что читаешь мысли?!

– Нет… Но иногда, сам того не желая, я их улавливаю. Если они текущие.

– Ладно, я потом об этом подумаю… – сдавленно пробормотал Рист, для которого, кажется, это признание стало откровением. – А при чем тут Мышка и неопределенность твоего отношения к ней?

– Нет никакой неопределенности, – хмыкнул оборотень. – Я ее не отпущу. Таких, как малышка, почти нет. Она не похожа на тех женщин, которые хотят одного, думают о другом, а говорят вообще о третьем. Никакого притворства, никакой наигранности. А потому, когда я на банкете у кошек впервые встретился с ее восхищенным взглядом… Мне действительно захотелось быть тем, кем она будет восхищаться.

А вот теперь пришлось закрыть рот ладонью. Потому что… да потому что это жесть какая-то! И я лежу на довольно прохладной земле и чуть не попискиваю не то от восторга, не то от желания придушить этого долбаного эльфа. Да уж, точнее, чем он сам, Вереска трудно охарактеризовать!

– Значит, ты согласился на роль няньки не просто так.

– Да. Я хотел быть к ней ближе. Более того, именно я внушил Артемию мысль, что это прекрасная идея, отправить мозолящего глаза непокорного брата подальше.

– Темные покровители, я сейчас с ума сойду! – Тяжелый, мученический вздох напарника вызвал у меня понимающую улыбку.

Ну еще бы, я сама тут в полном шоке.

– А почему тогда ты не знаешь, что именно чувствуешь? – твердо спросил Рист, видимо справившись с замешательством.

– Потому что чувства малышки такие яркие, что я не уверен в том, свечусь ли своим светом или отражением ее света. Для того чтобы разобраться, мне надо хотя бы на несколько дней побыть от нее вдали. Думал, что, пока буду вам с Ирой помогать, разберусь, и тогда станет точно понятно, есть ли смысл сделать малышку своей или лучше свалить подальше… Так эта вредина не захотела меня отпускать. – В его голосе звучало искреннее восхищение. – А сейчас… Я уже не смогу от нее отказаться.

Не знаю, как там с этим у всяких мифических эльфов, но я, простой человек, сказала бы, что Вереск втрескался. Потому что… да не верю я, что можно вот так относиться к девушке, если не испытываешь подобного на самом деле! Тот его жест с защитным амулетом перед боем… Как они смотрят друг на друга… Не-э-эт, ирбис несчастный, любишь ты ее! Лю-ю-юбишь! Просто, видимо, испугался такого поворота и теперь пытаешься остановить несущийся на всех парах поезд.

– А ты, случайно, сам себя не обманываешь? – ровным тоном поинтересовался Рист, а затем опять повторил мои мысли: – Может, ты в нее давно влюбился, а теперь испугался того, как быстро развиваются события? Как частенько говорит моя мать: «С вами, мужиками, такое бывает».

Черт, как он это делает?!

Тихий серебристый смех Вереска словно прокатился по воздуху, оставив после себя… странное ощущение. Я никак не могла сосредоточиться, чтобы описать то, что почувствовала.

– Рист, я же говорю, я долбаный эльф, хоть и умею отращивать хвост и когти, – саркастично протянул оборотень. – Если и есть у меня какой-то дар, так это препарировать ментальное содержимое черепушки и раскладывать по полочкам эмоциональные реакции. И потому всякое «мне показалось» меня не устраивает. Мне надо знать точно, что происходит. Чтобы я мог строить отношения дальше, четко зная, что делать.

– Нет, ну я тебя понимаю, – хмыкнул напарник. – Большинство людей так хотят. Я, например, точно такой же.

– Да неужели? – ехидно фыркнул Вереск. – Хочешь, докажу обратное?

– Э-э-э… В смысле?!

– Все думающие жаждут, чтобы реальность совпадала с их желаниями, – отчеканил снежный барс. – Возьмем, например, тебя. Скажи мне, дорогой друг, знает ли Ира, что нравится тебе?

Я не удержалась, икнула и остро пожалела, что не могу вот прям сейчас телепортироваться отсюда на фиг. Ибо пятая точка, ответственная за женскую интуицию, нестерпимо зачесалась, как бы намекая, что я услышу то, что мне может не понравиться. Но деться мне было некуда, поэтому я сидела как мышь под веником, и только острое любопытство не давало закрыть уши.

– Знает, – уверенно отозвался Рист.

– А вот и не знает! – отбрил его Вереск. – Конечно, я не могу считывать нейтрализатора. Но это не отменяет того, что я ловлю обрывки мыслей и эмоций. Поэтому говорю тебе прямо: я понятия не имею, как у тебя это получилось, но, когда она на тебя смотрит, вокруг нее просто сфера из нескольких мыслеобразов. И эти мыслеобразы – «Он не верит в чувства. Я для него слишком серая. Я не смогу его удержать».

Первым порывом было возмущение. Да ничего подобного! Вовсе не об этом я думаю! Да и вообще… Но с недавних пор я училась не врать самой себе, а потому после вспышки негодования пришлось с неудовольствием согласиться с услышанным.

Что в свою очередь подводило нас к очередной проблеме…

А-а-а, бли-и-ин! На кой я поддалась на уговоры этой авантюристки?! Как я теперь этим двоим в глаза смотреть буду?!

– Вот как… – Зловещий голос напарника был для меня четким сигналом под кодовым названием «Нам песец». – Я даже знаю, откуда у нее в голове этот бред… Интересно-интересно… И что еще такого ты можешь рассказать мне о ней?

– А вот сам спроси, – со смешком предложил Вереск. – Вот прямо сейчас и спроси.

А потом он сделал… нечто.

– Выходи, – сказал оборотень.

Я затаила дыхание и попыталась мимикрировать под кустик. Это же не ко мне обращаются, не так ли?..

– Ира, вылезай.

Надежда сдохла на подлете.

Кляня Мышку на чем свет стоит, я начала медленно пятиться, стараясь не очень шуметь.

– Ира, давай по-хорошему, – не сдавался ирбис.

– Угу, а то сейчас я тебя как найду… – Рист оставил фразу не завершенной, но я не обольщалась.

Песец предполагался большим, белоснежным и ехидно скалящимся.

Выставлять себя идиоткой, попытавшись рвануть отсюда подальше, я не стала. Тяжело вздохнула и поднялась с холодной земли. Затем обстоятельно почистила джинсы и куртку, и только после этого смело вышла пред испытующие мужские очи.

– Мышку не бить, это была моя идея, – попыталась я выгородить подругу.

– Врешь, – безэмоционально отозвался наш долбаный эльф – блин, чтоб я еще раз его по-другому назвала! – Но с малышкой я сам разберусь. А вы… общайтесь.

И, тихо хмыкнув, ушел в лагерь.

Я осталась один на один с Ристом, который не сводил с меня тяжелого и задумчивого взгляда. Нервно дернув плечом, я не выдержала и пробурчала:

– Нечего на меня так смотреть. И вообще… Предлагаю забыть все, что тут было сказано, и пойти к костру.

Факир был пьян и фокус не удался.

Рист небрежно отмахнулся и в следующее мгновение оказался в шаге от меня.

Черт, дело пахнет керосином!

Я сглотнула слюну, ощущая, что в горле пересохло.

– Слушай, это все бред собачий, – решила я зайти с другой стороны. – В конце концов, какая разница, мы с тобой всего лишь напарники…

– Ш-ш-ш! – зло прошипел он, как заправский змей, а на моих плечах сжались сильные пальцы.

А-а-а! Я перепуганно смотрела в едва видимые в этой тьме глаза и физически ощущала на себе тяжелый взгляд. Нервно облизав губы, я… разозлилась. Говорите, лучшая защита нападение? О’кей! Сделаем!

– И вообще, это ты виноват! – Я гордо вскинула голову и выставила вперед ладони, стараясь увеличить расстояние между нами. – То, что Вереск вытащил из моего подсознания, целиком и полностью твоя заслуга! Все, что ты мне говорил…

– Заткнись! – рыкнул Аристарх и… впился в мои губы яростным поцелуем.

В другой ситуации я наверняка попыталась бы его оттолкнуть. Убежать, сказать что-нибудь едкое… да мало ли, что я могла учудить! А теперь… Сначала я опешила, а потом… просто было поздно.

Слишком много времени мы были рядом. Слишком я им восхищалась. Слишком… старалась держаться подальше, потому что смутно ощущала угрозу. Слишком долго выстраивала стену, в которой фундаментом было «Я его не стою». И сейчас, когда Рист целовал меня, напористо сминая мои губы, я словно наяву видела, как эта стена разваливается. И меня погребает под собственными эмоциями, которые я до сегодня считала запретными и даже боялась признать их существование.

На тот поцелуй в убежище этот был похож… ну как круги на воде и высокие волны океана. В нем невозможно было не раствориться. Не покориться этому мужчине. Не позволить прижимать к себе так тесно, что ощущается, как бешено стучит его сердце.

Сильные ладони сжали мое лицо, а хриплый голос выдохнул прямо в губы:

– Темные покровители… Откуда же ты взялась на мою голову… такая…

И прежде чем я сумела ответить… Да что там ответить – я и в себя прийти не успела! А Рист опять поцеловал меня. Но на этот раз не завоевывал, не показывал свою власть и свою ярость, а побуждал и подталкивал ответить. И я просто не смогла не откликнуться. Прильнула к нему всем телом, обняла за плечи и смело ответила на поцелуй, с ума сходя от необычных и не до конца понятных ощущений.

И весь мир потерялся, отошел на задний план. Какая разница, что нас там ждут? Какая разница, что за нами охотятся? Какая вообще разница, что с этим миром, пока его теплые губы ласкают мои?

Все закончилось так же внезапно, как и началось.

Сначала мои губы обжег холод, а в следующий момент я услышала сдавленный рык. Еще не до конца придя в себя, я повернула голову и недоуменно вскинула брови, глядя на отошедшего на несколько шагов Риста.

– Не время. – Он тяжело дышал, а его руки были сжаты в кулаки. – И не место. Но разговор еще не закончен. Потом…

И, ухватив меня за руку, целенаправленно потащил к нашему маленькому лагерю.

Я встрепенулась и осознала. Все. От А до Я. Покраснела до корней волос, вспоминая, как бесстыдно прижималась к телу напарника… Как опьянела только от одного поцелуя… И в принципе, если быть честной с самой собой, вряд ли сумела бы остановиться… Черт, вот только этого мне не хватало! Уж не втюрилась ли я, часом? Прислушалась к себе и поняла, что ничего не понимаю. Поцелуй должен был все изменить, но я не ощущала этих изменений. Словно происходящее… было правильным. Бли-и-ин! А ведь это плохо… Потому что это значит… если Рист захочет повторения или продолжения, уговорить меня будет нетрудно. Но ведь это осложнит наши партнерские отношения!

Чертов напарник, не мог со своим соблазнением до окончания наших неприятностей подождать?!

А ведь многозначительные намеки на «потом поговорим» могут иметь ну до фига вариантов! И как мне подсказывает моя пятая точка, интуитивно-предчувствующая, – этот гад запросто может все эти «до фига» воплотить в жизнь! И самое скверное, что я, кажется, не так уж против!

Мы, как два медведя, ломились через кусты. Ой, что-то мне кажется, Рист опасается слететь с катушек и… кхм. В общем – кхм. Точнее и не скажешь… Когда мы подошли к нашему костру, я даже уже успела прийти в себя. Насколько это вообще возможно после такого… шока. Я была спокойна и не думала, что еще что-то может выбить меня из колеи. Но когда испытующий взгляд Вереска прогулялся сначала по Аристарху, потом по мне, ну а после этот долбаный эльф расплылся в понимающей усмешке, я поняла, что мне хочется взвизгнуть и спрятаться за спину напарника.

– А я смотрю, вы пого-о-ово-о-ори-и-или! – протянул проклятый ирбис, окидывая нас веселым взглядом.

– Вереск, закройся, – устало рыкнул Рист, и я почувствовала, как на моих плечах сжимаются его пальцы. – Иначе, клянусь темными богами, получишь в табло.

– Нервный какой, посмотрите на него, – лениво отозвался ни разу не напуганный оборотень, мягко поглаживая по голове прижавшуюся к нему Мышку.

Подруга, кстати, расстроенной не выглядела, значит, если и получила бамбулей, то не сильных. На нас она смотрела непонимающе, время от времени бросая подозрительные взгляды на своего мужчину.

– А вообще, для успокоения ваших нервов есть шикарный способ. – Вереск выразительно кивнул на нашу с напарником палатку. – А мы с малышкой даже пойдем прогуляемся по лесу.

Все мое смущение пропало, словно его и не было. Я со свистом выдохнула и с большим трудом сдержалась, чтобы не врезать по одной блондинистой морде.

Да как этот кот драный смеет?! А казался таким приличным!

– Слушай, ты, – Рист в два шага оказался рядом с оборотнями и злобной горой навис над ними, – эльф долбаный!..

О-о-о! Я же говорила – теперь это будет подпольной кличкой этого снежного барса!

– …Вот тебя забыл спросить, что мне делать! Иди со своими советами знаешь куда?!

Судя по лицу Вереска, тот даже на грамм не испугался. Мышка – та немного дернулась, а этому все по барабану. Сидит, весь такой прекрасно-отрешенный, и смотрит на Аристарха с явным поощрением. Мол, ну выдай еще что-нибудь.

Ой, что-то мне подсказывает, что драке все-таки быть!

– Ты вообще соображаешь, как все сложно? – продолжал рычать Рист, и я позавидовала его выдержке – вот точно, если бы была на его месте, под глазом оборотня уже бы фингал наливался. – Нам надо добраться до храма и пройти его, а не отвлекаться на всякое…

– Сказал? – жестко перебил его Вереск, а когда напарник, нахмурившись, посмотрел на него, еще более жестко продолжил: – А теперь запомни и время от времени повторяй. Особенно когда тебе захочется… чего-нибудь не совсем приличного.

Три совершенно непонимающих взгляда скрестились на одном странном ирбисе.

– Я тебе скажу только несколько слов, дальше сам поймешь, не дурак. – Оборотень отпустил Мышку, встал и посмотрел Аристарху в глаза. – Как думаешь, что будет с девушкой, у которой ни разу нормального секса не было, если ты с ней переспишь?

Чего?! Да как он!..

– Эй! – возмущенно крикнула я. – Вереск, ты что, совсем страх потерял?!

На меня никто не обратил внимания. Мужчины сверлили друг друга взглядами, словно вели безмолвный диалог. Моя подруга все так же непонимающе переводила взгляд с одного на другого.

Но я не намерена была терпеть этот произвол. Вот только ничего не успела сделать.

– Спасибо, – выдохнул Рист и взлохматил свои волосы. – Мышка, – он посмотрел на волчицу, – сегодня спишь в палатке с Ирой.

И, резко повернувшись, свалил в лес с такой скоростью, что я даже «а» сказать не успела.

– Будьте хорошими девочками, в этот раз сидите здесь, – обронил Вереск и направился следом.

Мне ничего не оставалось, как сесть на землю, обхватить голову руками и простонать:

– Мышка-а-а, я, кажется, с ума сошла!

– Тогда ты в прекрасной компании, – меланхолично отозвалась подруга, подсаживаясь ко мне поближе. – Ибо моя крыша упорхнула в том же направлении еще три дня назад. Или все же почти три месяца? – Она вопросительно заглянула мне в глаза. – Ир, что это было-то?

И я, не выдержав нервного напряжения, истерически расхохоталась.


Спать я убралась очень быстро. Вот как представила, что сейчас вернутся эти два гада и мне придется смотреть в глаза Ристу, так сразу и убралась. Ну их к чертовой матери!

Мышка пыталась меня растормошить и расспросить, но собеседником я была отвратным. Потому что все мои мысли крутились вокруг поцелуя, а еще немного задевали тот разговор между напарником и оборотнем, после которого меня и отправили спать с Мышкой.

Нет, как раз с заявочкой Вереска все более-менее понятно. Ибо если у девушки вдруг начинается личная жизнь, то мозги собирают чемоданы и сваливают в неведомые дали на весь срок конфетно-букетного периода. А значит, есть большой шанс, что в храме по моей вине погибнут все. Опустим тот факт, что мне эта личная жизнь на фиг не сдалась, особенно если учитывать, какие принципы у Риста насчет близких отношений с противоположным полом. Нет уж! Пусть валит… на хутор бабочек ловить! Его циничные слова о любви до сих пор у меня в ушах звенят! Правда, это не отменяет того факта, что этот гад мне нравится, и очень. А еще я очень боюсь, что, если он решит меня соблазнить, моя крепость позорно сдастся при первых признаках штурма. Черт, надо было раньше поисками нормального любовника озаботиться…

Собственно, все эти размышления в конце концов привели меня к печальному выводу: Вереск, конечно, прав в том, что Риста одернул, вот только поздно. Судя по тому, как я зациклилась, ближайшие сутки точно буду выбита из колеи. А значит, завтра надо ставить вопрос ребром. В смысле, чтобы обождать с заходом в этот храм. Я должна хоть немного прийти в себя, чтобы не только не быть балластом, но и приносить пользу.

А что до поползновений Риста… Фигу ему с постным маслом. Перебьется. В конце концов, я не безголовая девица, «плывущая» от одних поцелуев!

М-да, теперь главное себе об этом напоминать почаще…

Я слышала, как мужчины вернулись в лагерь. Как к нам в палатку заглянул Вереск. Слышала, как они с Мышкой целовались и тихо перешептывались. Я же лежала лицом к стенке и делала вид, что сплю без задних ног.

Наконец все стихло. Но сон не шел, в голове был полный сумбур, а мысли упрямо возвращались к тому проклятому поцелую. И если бы просто возвращались! Каждый раз я находила в нем что-то новое, открывала другие грани ощущений и восприятия. И черт знает до чего бы додумалась, но меня спасла Мышка.

– Ира! – громким шепотом позвала она. – Ты спишь?

– Угу, типа того, – тоже шепотом отозвалась я.

– А что между вами происходит?

Я чуть не взвыла. Вот спасибо, дорогая подруженька! Вместо того чтобы отвлечь меня от этих мыслей, решила в них попросту утопить! Я крепко сжала губы и решила не отвечать. Может, подумает, что меня отрубило, и отстанет?!

Угу, размечталась.

– Ну, И-и-ир! – умоляюще протянула волчица и потрясла меня за плечо. – Я же спать не могу! – жалобно проговорила она. – Помру в расцвете лет, сама же виновата будешь! Ну, И-и-ир! Расскажи, а! Мы же подруги!

Нет, не отстанет.

Пришлось повернуться к ней.

– Мышь, а если бы я знала, – хмуро сказала я, включая фонарик. – Если честно, вообще уже ничего не понимаю. Сначала он меня позвал замуж, но потом оказалось, что это было сделано специально для прослушки. А еще немного позже – что он все равно считает шикарной идею нашего брака. Ну а вот сегодня поцеловал… Причем так, что моя крыша чуть не покинула меня вместе с мозгами в тот самый момент, когда наши губы соприкоснулись.

– Вот сейчас я вообще ничего не поняла, – растерянно помотала головой подруга. – Ты можешь толком объяснить, что между вами произошло за эти несколько дней?!

Я закатила глаза, но все-таки принялась за подробный рассказ.

Маринка слушала меня не перебивая, да и вообще казалось – даже не мигала. И лишь когда я закончила свой монолог на том моменте, как нас с Ристом подобрали они с Вереском, с возмущением выдохнула:

– Не, ну козел!

Я с интересом приподняла бровь, поглядывая на волчицу, чье хмурое лицо в тусклом свете фонарика казалось старше.

– Я его сто лет знаю, но такого свинства за ним не помню! – откровенно сказала она. – И вроде не дурак… Но если уж решил девушку на серьезные отношения раскрутить, то, может, стоит начать с романтики? А не как в том фильме: «Вы привлекательны, я чертовски привлекателен – чего зря время терять»![4]

– Да какая романтика, – вяло отмахнулась я. – Он к этому относится исключительно как к деловому соглашению. Я вообще сомневаюсь, что действительно ему нравлюсь.

– Пфф! – фыркнула Мышка. – А целовал тебя он тогда зачем?

Вопрос был интересный, потому что выбивался из выстроенной картины мира. Но… скажу честно, думать на эту тему я не хотела. Поэтому смерила подругу выразительным взглядом и отрезала:

– За шкафом! Хватит уже! – И кровожадно улыбнулась. – Лучше расскажи мне, как тебя так с Вереском угораздило.

– Ой… – Она отвела взгляд.

Мне почему-то подумалось, что волчица покраснела.

– Вот именно что «ой», – весело отозвалась я. – Помнится, кое-кто, не будем тыкать пальцем, божился, что у нее всю симпатию к этому типу отшибло, когда тот нянькой заделался.

– Как видишь, не отшибло, – вздохнула она, а потом мечтательно протянула: – Он такой… такой…

– Долбаный эльф, – со смешком подсказала я.

– Вот да, – неожиданно согласилась подруга. – Точнее не скажешь.

Я недоуменно подняла брови.

– Короче, таких не бывает, – вдруг выдала она. – Если все эльфы были такими, как он, очень жаль, что их больше нет.

Честно говоря, я ни черта не поняла. Но то, что подруга моя настолько втрескалась в Вереска, что идеализирует, – было видно невооруженным взглядом.

– В общем, я почти сразу осознала, что он мне очень нравится, – тихо созналась Мышка. – И это меня бесило. И чем больше нравился – тем больше бесило… Все мои выходки, они же именно из-за этого были… А этот гад еще смотрел так понимающе, видимо, раньше меня понял, что я влюбилась… Ну а потом он собрался к вам и без меня! – обиженно выдохнула она. – Ты бы слышала, что я устроила! Со мной даже мама спорить не решилась. Или рассудила, что это неплохой опыт, кто ее знает? А Дана, чтобы просто запереть меня, дома не оказалось…

Вот это да, я еще думала, как это наш драгоценный Данила, который вечно трясется, чтобы дорогие ему женщины ни во что не вляпались, это допустил. Представляю, как он рвал и метал, когда все выяснилось…

– А потом была ночь в отеле. – Голос Мышки упал до шепота. – Мы же парочку изображали… Ну и я перестаралась… Или подсознательно того хотела?

– Так, Мышь, честно говоря, я ничего не поняла!

– Слушай, ты, – обиделась подруга, – думаешь, мне легко все это рассказывать? Как получается, уж прости! Я не каждый день взрослого мужика поцелуями довожу до того, что он от меня чуть не сбежал!

– О! – обрадовалась я. – Теперь понятнее! А да-а-альше? – предвкушающее промурлыкала.

– А что дальше… – Тихий вздох. – Обиделась. Девушка я, или где? Сказала, что я к нему со всем чувством, а он дурак. И что, если я ему не нравлюсь, лучше пусть сразу скажет, а не снисходительно улыбается, как он любит.

– А он? – Я ерзала на месте от нетерпения, а внутри что-то сладко замирало, словно все это не с Мышкой было, а со мной.

Сопереживание – страшная штука.

– Сказал, что нравлюсь, и даже очень. Только мелкая еще и не понимаю, что творю, – буркнула подруга, а затем возмущенно прошипела: – Мелкая! Не понимаю, что творю! Короче, не виноватая я, он сам меня спровоцировал!

– Дай угадаю, – медленно проговорила я, давясь смешками, – ты решила ему доказать, что не мелкая ни разу. И соблазнила.

– Ага, – шмыгнула носом волчица. – Только я не думала, что все получится… Думала, он опешит, признает, что не прав, и все такое… А этот гад взял и соблазнился! А потом и меня…

Я не выдержала и все-таки рассмеялась.

– А как же три раза предлагал остановиться? – подколола я ее, напомнив ту пламенную речь перед Ристом.

– Ты предлагаешь пойти сказать правду? – иронично поинтересовалась она и покачала головой. – Нет, для всех пойдет официальная версия. Поэтому очень тебя прошу – не распространяйся.

– Заметано, – отрывисто кивнула я и, понизив голос, спросила: – И как тебе?

– О-о-о! – с придыханием протянула Мышка. – Ир, он такой…

– Долбаный эльф, – со смешком подсказала я.

– Ну да. – Она ответила тоже смешком. – Короче, восхитительно все. Вот только не знаю, надолго ли.

– Надолго, – авторитетно заявила я, вспомнив, что так и не поделилась с подругой информацией.

Зря я, что ли, разведчиком работала и спалилась по-глупому?

В общем, после того как я поведала весь разговор Мышке, та просто стала недоступна. Блаженная, на грани идиотской улыбка подсказывала мне, что только моей информации ей и не хватало для счастья. И даже то, что Вереск до сих пор не понял, любит ли, ее не смущало.

Я сделала несколько попыток ее растормошить, но, быстро поняв, что это бесполезно, махнула рукой. Влюбленная, что с нее взять? Так что я плюнула и решила, что пора спать. Завтра предстоял тяжелый день.

– Ир… – Голос Мышки раздался, когда я почти уснула.

– А? – хрипло откликнулась я.

– Вы с Ристом классная парочка, мне очень хочется, чтобы у вас все получилось. Нет так, как задумал Рист, а по-настоящему.

По-настоящему… Эх, если бы это было возможно…

– А мне хочется, чтобы все получилось у вас с Вереском, – честно сказала я. – Но все-таки давай спать.

Глава 10

Ночью мне снилась такая ерунда с участием Риста, что проснулась я совсем не в настроении. Плюс жутко нервировало то, что я не понимала, как себя вести после вчерашнего поцелуя. Раздрай полный. Поэтому, как только ко мне подходил напарник, замыкалась в себе и испуганно смотрела на него. Отчего портилось настроение уже у него.

Проблему решил Вереск. Оказалось, что мозги он хорошо вправляет не только магией. Несколько минут откровенного разговора, в котором мне популярно объяснили, что разводить истерику из-за поцелуя не стоит, как и усложнять ситуацию в целом, и я была в порядке. Вот потрясающий че… оборотень! Если бы мне кто-то другой такое сказал, послала бы далеко и надолго. А тут… прониклась и действительно успокоилась.

Потом еще был небольшой спор, когда я заявила, что в храм в ближайшие сутки не сунусь. Но я привела весомые аргументы, так что было решено, что мы приедем к храму и осмотримся. А внутрь пойдем на следующий день, когда я окончательно приду в себя. Правда, Вереск заявил, что поможет мне, и это меня малость напугало. Потому что я никак не могла понять, в чем будет заключаться эта помощь – влиять на меня он же не может! Впрочем, все оказалось банально – успокаивающие отвары наше все.

В целом поездка до довольно крупного города, который был последним населенным пунктом в нашем маршруте, была спокойной и расслабленной. Никто за нами не гнался, не выслеживал, можно было в кои-то веки просто отдохнуть. Мужчины негромко обсуждали возможные ловушки храма, а я лениво трепалась с Мышкой.

Гром грянул, когда мы приехали в город.

– Так, сейчас закупим все, что нам может понадобиться, заскочим к моим знакомым, оставим у них малышку и поедем дальше, – словно между прочим заявил ирбис. – Только надо составить список и…

– Что?! – предсказуемо взвилась волчица. – Что значит оставите меня у каких-то непонятных знакомых?! Вереск, мы же с тобой договаривались!

– Мы с тобой договаривались, что я беру тебя с собой, – отозвался он, даже не повернувшись к нам. – Но в договоре не было ни слова, что я тебя потащу непосредственно в храм, из которого мы можем не вернуться. Это Иру мы оставить не можем. Во-первых, она замазана в этом всем настолько, что храм – ее последняя надежда. А во-вторых, она нейтрализатор, и эта ее способность нам очень поможет при прохождении ловушек. Но вот тебе там делать совершенно нечего. Я не прощу себе, если с тобой что-нибудь случится.

– Ага, а я, значит, буду себя прекрасно чувствовать, не зная, что с вами, – ядовито прошипела подруга и безапелляционно заявила: – Я еду с вами, и это не обсуждается. Рискнешь оставить в этом городе – сбегу и отправлюсь за вами. Зачаруешь – очнусь и все равно сбегу. А уж если меня что-нибудь сожрет, пока я буду искать вас в змеином храме, это будет полностью на твоей совести!

И гордо отвернулась.

– Та-а-ак, – выдохнул Вереск и в два счета припарковал машину. – Вылезай, поговорим.

Мне на миг показалось, что волчица его пошлет, но она все же вышла. Я тоже выбралась на свежий воздух и с интересом смотрела, как ирбис взял подругу за руку, отвел подальше от нас, под толстое дерево. Там, судя по жестам и мимике, они принялись друг на друга орать. Таким злым я нашего личного снежного барса еще не видела! М-да, и не боятся, что их скандал станет достоянием общественности? Впрочем, сами разберутся, не маленькие.

– Ромашка…

Услышав голос Риста, я вздрогнула и нервно посмотрела в его сторону. Ну чего еще?

Он стоял, небрежно опершись на машину, а его глаза были скрыты темными очками. Красив, зар-р-раза, я даже залюбовалась. Вот что ему стоило начать нормально? Без всех этих заявочек насчет любви – не любви и наилучшей пары для женитьбы. И, черт, я бы сдалась – признаю честно и откровенно. Нет, надо было ему все испортить! Му-у-ужчины-ы-ы!

– Чего тебе? – Я подошла ближе и засунула руки в карманы джинсов в неосознанном защитном жесте.

– Поговорить, – усмехнулся он и поднял очки на макушку.

Так стало еще хуже. Потому что серые глаза смотрели испытующе и нервировали меня невероятно.

– Говори, я тебя слушаю…

– Перестань дергаться.

Неожиданно.

– Тебя глючит.

– Да, конечно, – иронично хмыкнул он. – Тебе покажется странным, но я тебя хорошо изучил за эти дни. И вот что-что, а твое состояние отслеживаю на раз.

– И что там с моим состоянием? – как можно беззаботнее спросила я.

– Ты от меня отгораживаешься, пытаешься выстроить стенку.

М-да, и в самом деле отслеживает… Вот только до того, как он озвучил, я и не осознавала, что действительно стала как-то дистанцироваться.

– Неужели поцелуй тебя так напугал?

В его голосе не было ни капли насмешки, ехидства – ничего того, на что я могла вспылить. Он был серьезен, и даже его глаза потемнели.

Ладно, хочешь честно… будет тебе честно.

– Меня напугал не поцелуй, – бесцветно произнесла я. – Меня пугают твои планы на меня.

– И что там с моими планами? – заинтересованно склонил голову Рист.

– А это ты мне скажи. – Я мимолетно улыбнулась. – Здесь камер и микрофонов нет, Мышка с Вереском заняты. Скажи наконец-то прямо и честно: чего ты от меня хочешь?

Он молчал. Молчал и смотрел на меня в упор, даже не мигая. Откровенно говоря, мне было не по себе. Запоздало настигла умная мысль: а уверена ли я в том, что хочу услышать ответ на свой вопрос? И что я буду потом с этим делать?

– Чего я хочу… – Рист усмехнулся. – Вот так с наскоку не объяснишь… Скажем так: я точно хочу, чтобы мы были напарниками.

– Пфф! – фыркнула я и махнула рукой. – Это, как мне кажется, уже без вариантов. Мы с тобой так повязаны – эти узлы не разрубить и мечом. Но ведь тебе этого недостаточно, не так ли? – Я внимательно посмотрела на него из-под челки.

– Так. – Легкая улыбка скользнула по его губам. – И если еще раз ответить на вопрос «Чего я хочу?» – тебя.

Я закашлялась и опустила глаза.

– В каком смысле?

– В самом прямом, – добил меня напарничек.

М-да, вот и он, тот ответ, с которым я теперь не знаю, что делать.

– И давно это у тебя? – выдохнула я, упрямо пялясь в асфальт.

– Ну-у-у… – В его голосе появились насмешливые нотки. – Сознательно – с того момента, как мы были в бункере и ты держала на мушке Шэхха. Ты себе представить не можешь, как сексуально смотрелась.

Я почувствовала, как жар опаляет щеки. Че-о-орт! Вот зачем он так, зачем?! Я же сейчас сгорю попросту! И смотрит еще… Я этот взгляд физически ощущаю, он словно ожоги на коже оставляет. Бли-и-ин…

– А несознательно, – меж тем продолжил добивать меня этот гад, – еще с того поцелуя в убежище.

И вот тут я не сдержалась. Вскинула голову и уставилась на напарника круглыми от шока глазами.

Чего-о-о?!

– От одного поцелуя, еще и не особо умелого? – выдохнула я и едва сдержалась, чтобы не постучать по своей голове кулаком. – Да ну, бред, быть того не может!

– Как выяснилось, неопытность тоже может завести, – пожал плечами Рист и как ни в чем не бывало продолжил: – Насчет темных семей я говорил чистую правду. Как и насчет того, что считаю такой вариант союза идеальным. Но, ясное дело, в ЗАГС тащить я тебя не буду. По крайней мере, пока мы с тобой не выясним, сможем ли нормально уживаться помимо напарничества. Такой ответ тебя устроит?

– Нет! – воскликнула я и с силой потерла немилосердно ломящие виски. – Последнее я вообще не поняла. Что значит – выясним, нормально ли сможем уживаться?

– Недогадливая какая, – закатил глаза он. – Ладно, скажу прямым текстом. Как только мы покончим с нашими проблемами, я буду за тобой ухаживать. А там… как попрет.

Не знаю почему, но я моментально успокоилась. И обрадовалась. Во-первых, тому, что пропало ощущение, что напарник прет как танк, а я ничего не могу сделать. А во-вторых… Кажется, я ему действительно нравлюсь. И это… неожиданно окрыляло. Ну и бонус в виде отсрочки тоже радовал. Все же, думаю, за то время, что мы будем разбираться с подземными, я сумею понять, чего хочу и что делать. Ну или мы помрем, чего конечно же не хотелось.

– Поехали! – недовольно рыкнул Вереск, и я, проморгавшись, поняла, что так глубоко ушла в свои размышления, что пропустила, когда вернулась наша парочка.

Причем, судя по злому ирбису и спокойной волчице, в споре победила последняя.

– Надрать бы тебе задницу ремнем, – покачал головой Рист, неодобрительно посмотрев на Мышку.

Та только гордо голову вскинула.

– Ладно, надеюсь, ты понимаешь, что делаешь, – поморщился он и перевел взгляд на меня. – Мы договорились?

– Договорились, – откликнулась я и полезла на свое место.

– Ира, сядь рядом с Ристом, – остановил меня Вереск. – Я попробую… уговорить эту сумасшедшую.

– Как скажешь, – пожала плечами я и послушно села на переднее сиденье.


Машину пришлось оставить.

Храм змеиной богини был скрыт в таком глухом лесу, что дороги туда, ясен перец, не было.

Пришлось выгружаться из авто, взваливать на плечи тяжеленные рюкзаки со всем необходимым и топать ножками.

Вереск прикрыл машину каким-то заклинанием, и она пропала из виду. Затем Рист достал из кармана старую, потертую карту и, сверяясь с ней, повел нас в глубь леса.

Шли молча. Напарник был занят. Вереск злился на Мышку. Мышка злилась на Вереска. Они по дороге сюда успели крупно поскандалить… Ну а я не решалась и слова вякнуть в такой ни разу не напряженной атмосфере. Еще сработаю детонатором… Оно мне надо?!

Ну а через час пути я устала настолько, что на разговоры сил не осталось. Только на то, чтобы передвигать ноги и не свалиться под тяжестью рюкзака.

– Стоп, – вдруг тихо сказал Рист.

Мы послушно замерли.

– Привал, мне надо кое-что найти.

И я со стоном свалилась прямо на землю, успев все-таки сбросить с себя ношу. Ах, как же хорошо!

Рядом растянулась с блаженной моськой Мышка. Ей, видимо, тоже такой экстрим был внове. Только Вереску хоть бы что! Осторожно положил рюкзак – он у него был доверху набит оружием – и присоединился к Ристу. Вдвоем они увлеченно облазили все деревья в округе, а через добрых полчаса вернулись и сообщили, что у нас есть немного времени, чтобы перекусить.

Конечно, мне бы хотелось, чтобы мы сегодня вообще больше никуда не двигались, но это конечно же было нереально. Нам надо было дойти до храма, кровь из носу! Потому после часового отдыха я послушно взвалила на плечи уже ненавистный мне рюкзак и приготовилась продолжить изнурительный путь.

К моему большому удивлению, минут через тридцать Рист объявил, что все. Путь окончен.

Я недоуменно моргнула и завертела головой.

Так, либо я чего-то не понимаю, либо одно из двух. А где храм-то? На всю округу только лес и больше ничего!

– Ри-и-ист, – позвала я тихо.

– Он под заклинанием, – немедленно отозвался напарник. – Сейчас разобьем лагерь и пойдем его искать. Он где-то совсем рядом.

Ага, «пойдем искать». Сказал бы уж прямо, что сейчас наша Ромашка будет бегать между деревьями и пытаться расшибить лоб об каменную стену. Или какая она там у этого храма…

Вереск с Мышкой по-прежнему не разговаривали, поэтому установка палаток прошла в молчании. Потом мы собрали сучьев для костра, неторопливо доели остаток бутербродов, и… в общем, как я и говорила.

– Ир, иди осторожно, – напутствовал меня напарник. – А то еще лоб расшибешь.

Я хмыкнула. Кажется, я уже привыкаю к тому, насколько совпадают наши мысли.

Ну что ж… С богом?

Наверное, со стороны я смотрелась забавно – выверяющая каждый шаг, с вытянутыми вперед руками. По крайней мере, мои спутники давились смешками. Но уж простите, не хотелось бы пострадать!

Бродила я долго. До самых сумерек. И уже мало что соображала, когда моя рука вдруг наткнулась… на что-то. А потом перед глазами начала медленно проявляться темно-серая каменная кладка, убегая вверх и в стороны. Я зачарованно подняла голову, наблюдая за тем, как передо мной постепенно вырисовывается мрачный старинный храм.

Неужели дошли? Нашли… Даже не верится!

– Умница, – выдохнул Рист. Кажется, его тоже потрясло зрелище. – А теперь отойди.

Я послушно отступила назад, не сводя взгляда с храма.

Больше всего он напоминал готический собор. Такой же здоровый, мрачный, строгих линий и с острыми шпилями. В арочных окнах, забранных витражами, не виднелось ни грамма света. Но все равно… Красиво.

– Так, пошли искать вход, – разрушил все очарование момента напарник. – Потом приготовим нормальный ужин, и спать. Завтра надо выйти с самого утра.

Спорить с ним никто не стал.

Мы медленно пошли вдоль стены храма, и не знаю, как остальные, а я любовалась. Все же насколько прекрасное строение… Дух захватывает. И, честно говоря, очень подходит самой змеиной богине. С недавних пор я не называла ее по имени, даже в мыслях. Как показала практика, эта дамочка может откликнуться. И в теперешних обстоятельствах… боюсь, ее внимание выйдет нам боком. Сильно боком.

Вход мы нашли довольно скоро – высокую арочную дверь с коваными петлями. И ни одного замка.

– М-да… – Я скептически оглядела преграду. – И как мы сюда попадем?

– Хороший вопрос, – задумчиво откликнулся Рист. – И это вроде не магия… Но, может, попробовать… Ир, рискнешь прикоснуться?

– Э-э-э… – промямлила я, как-то не горя желанием.

Напарник явно решил меня уговорить, но просто не успел ничего сказать.

– Смертные, – вдруг ниоткуда раздался голос, – вы посмели явиться к храму величайшей из богинь! Отступите, иначе я уничтожу вас!

И прямо перед злосчастной дверью медленно проявился… призрак.

Высокая полупрозрачная нага гордо парила в воздухе, сжимая в руке странное оружие – меч, похожий на катану, но рукоятка была длинная, как у алебарды. Одежды на змее не было – только широкое тяжелое металлическое колье и литые браслеты, закрывавшие полруки. Ее волосы были заплетены в мелкие косички и забраны в высокий хвост. Но это все было не настолько важно, как то, что я ее узнала.

– Флора?! – выдохнула я одновременно с Ристом и Мышкой.

Нага нахмурилась, прикусила губу, ее встревоженный взгляд метнулся по нам… и она опять стала безмятежной.

– Меня зовут Флэйшши, – холодно отозвалась она. – И я последний раз повторяю: уходите от храма, иначе я вас уничтожу.

Мы растерянно переглянулись и осторожно отошли подальше. Нага стояла словно прозрачное изваяние, но исчезать не собиралась.

Если я правильно понимаю, только что наша идея красиво накрылась медным тазом.

– М-да, я, конечно, рад, что с ней все хорошо, – нервно выдохнул Рист, не сводя глаз с духа сестры, – но как-то не ожидал, что все повернется вот так…

– Угу, – поддакнула Мышка, вцепившись в руку Вереска. – И, главное, не понятно, что делать.

А у меня в голове вертелось смутное воспоминание. Что-то где-то я уже слышала про призрачную нагу. Вернее, не призрачную, а неживую… Машка и ее предсказание!

– «Не ходи туда без белого – погибнешь», – едва слышно процитировала я и задумчиво посмотрела на невозмутимого ирбиса.

Это она о нем, что ли, говорила?

– А ну повтори! – рыкнул Рист, и я поежилась под тяжелым пристальным взглядом серых глаз.

– Не ходи туда без белого – погибнешь, – послушно произнесла я.

– А теперь объясни, – потребовал напарник.

– Ну я же тебе говорила, что Машка – ведьма-предсказательница, – пожала плечами я. – Вот перед тем, как мы с ней расстались, она меня облагодетельствовала предсказанием. Только я в такое не верю, поэтому напрочь о нем забыла.

– Дословно! – отрывисто потребовал он.

Ничего себе, как его пробрало!

– Дословно не вспомню… – Я напрягла память. – Она говорила о том, что видит меня в лесу у храма. И что передо мной нага с оружием, неживая. И что без белого я здесь погибну. Видимо, имелся в виду Вереск и…

– Нет, не Вереск. – Рист отвернулся и нервно взъерошил отросшие волосы. – Но я знаю, о ком речь.

– И я знаю, – сказала Мышка и, подойдя к напарнику, заглянула ему в глаза. – Айшшен, да?

– Да, – тихо отозвался он.

Я напрягла память и вспомнила, что Айшшеном звали возлюбленного Флоры.

– Хм, а что, Айшшен – белый? – уточнила я и, получив два синхронных кивка, задумчиво протянула: – Расчет на то, что его-то Флора вспомнит и пропустит нас?

– Ну да.

– Не совсем.

Мышка и Рист выдали это одновременно, а затем подруга удивленно посмотрела на названого брата.

– Не поняла?

– Сказать не могу, – качнул головой напарник. – Но… В общем, я надеялся, что мы разберемся и без него, но, кажется, не получится. Поэтому переночуем и едем к нему.

– Скрытник! – прошипела недовольная волчица. – Он тебя слушать не станет! О вашем последнем скандале уже легенды ходят!

– Вот и будет повод извиниться, – тяжело вздохнул он. – Я… виноват перед ним. Если бы я тогда его не послал, мы бы сегодня здесь не стояли.

И, резко развернувшись, широким шагом направился в сторону нашего лагеря. Следом за ним потопала недовольная Мышка, что-то бурча себе под нос. Вереск, покачав головой, пристроился рядом с ней. А я… Повернулась и еще раз глянула на призрачную Флору. Та пристально смотрела на нас, и мне показалось, что на ее едва видимом лице написано сомнение. Впрочем, мне действительно могло просто показаться. Я тряхнула головой, убирая с глаз челку, и быстро догнала своих.

Когда подошли к палаткам, настроение было ниже плинтуса.

Рист был злой, рычал в ответ на любые попытки к нему обратиться и даже наорал на Мышку, которая попыталась опять выяснить что-то об этом Айшшене, чего она не знала. У меня тоже был один вопрос, но, честно говоря, после той отповеди, которую устроил подруге мой напарник, боялась даже заговорить с ним. И только один Вереск радовал безмятежностью, словно его и не коснулась наша неудача.

Ничего удивительного, что было решено лечь спать пораньше – настроения общаться не было вообще. Мы расползлись по палатками, как только поужинали.

Вот только любопытство не давало мне уснуть. Вопрос, который я так и не решилась задать напарнику, обжигал язык и просился быть произнесенным вслух. И я подумала, что, раз не могу расспросить Риста, могу попробовать пристать к Мышке. В конце концов, наш Охотник сам всегда говорил, что волчица знает о нем очень многое.

– Мари-и-ин! – громким шепотом позвала я. – Ты спишь?

– Уснешь тут, – немедленно отозвалась подруга и включила фонарик. – Чего тебе?

– Скажи… А этот Айшшен и есть тот самый друг, с которым Рист много лет не общается, причем по своей же вине? – выпалила я.

– Угу, он самый, – грустно хмыкнула она. – Они вчетвером – Рист, Дан, Флора и Айшшен – были той еще компашкой… Закадычной. От того, как чудил этот квартет, временами на ушах стояло полгорода. Меня с собой, ясное дело, не брали, я ведь была совсем еще малявкой. И я дико им завидовала… Их дружбе и сплоченности. – И тихонько вздохнула. – Но сначала Рист с Айшшеном разругались в хлам, и последний просто исчез. А потом… подземные забрали Флору.

– А что случилось-то? – Я села и жадно подалась в сторону подруги. – Что они не поделили?

– Думаешь, я знаю? – хмуро спросила волчица. – Вот таким со мной точно не делились. Я же ребенком совсем была… Но знаю, что Айшшен задумал что-то такое, что могло до основания потрясти наш городок. Уж очень ему хотелось расплеваться с родным кланом, чтобы они от него отстали.

– Э-э-э, а какой клан был его? – озадачилась я, припоминая, что у змей не было Белого клана.

– Не поверишь, – тихо хихикнула Мышка. – Подземный.

У меня пропал дар речи. Ка-а-ак подземный?! В моем сознании этот клан настолько прочно ассоциировался со словами «высокомерный», «гадкий», «плохой», «злой» и так далее и тому подобное, что от такой заявочки мой шаблон порвало к чертовой матери.

– Но он всегда был странным, – хмыкнула подруга. – Я подозреваю, что его альбинизм что-то значит, но таких секретов мне никто не доверял. А вот Рист явно в курсе.

– Только фиг скажет, – мрачно поддержала я. – А любопытно ж!..

– Вот да, – согласилась Мышка. – Но больше с таким вопросом я подходить не буду. Хватило сегодняшнего позора.

Мы повздыхали над неудовлетворенным любопытством нас обеих, еще некоторое время потрепались ни о чем, а затем наконец уснули.

Утром мы отправились в обратный путь.

Как ни странно, к храму добираться было тяжелее и по ощущениям дольше, чем к тому месту, где мы оставили машину. Может быть, из-за того, что теперь я примерно представляла себе дорогу.

Разговорчивостью никто не страдал, потому опять шли молча. Рист все еще был не в духе, и мы с Мышкой старались его лишний раз не дергать. Ну а Вереск вообще был погружен в себя и, если к нему обращались, отвечал невпопад.

Короче, мужики нас сегодня отнюдь не радовали. Нам с подругой только и оставалось, что обмениваться недоуменными взглядами.

А когда мы уже выехали на трассу, у ирбиса зазвонил телефон. Он вздрогнул и, мельком взглянув на экран мобильного, резко затормозил.

– Рист, меняемся, – отрывисто бросил он, сжимая в руке трубку.

Тот недоуменно приподнял брови, но спорить не стал. Когда машина плавно тронулась, Вереск нажал кнопку вызова.

– Да. – Примерно минуту он сосредоточенно молчал, словно выслушивал длинный монолог. – С чего бы? Это не я открыл на него охоту. Мне плевать. И на наследие предков в том числе. Передайте Корнею, пусть не шипит так громко, все равно ему это не поможет.

– Ирбисы, – одними губами сказала Мышка, и мы с ней понимающе переглянулись.

Кто бы сомневался, что они прицепятся к Вереску! Интересно, мстить будут? Или все же обойдется?

– Да, в принципе не вопрос, – лениво говорил оборотень, рассеянно глядя куда-то вдаль. – Но есть несколько условий. И вот первое: на встречу приедете туда, куда я укажу. – Его голос вдруг стал жестким. – Если попытаетесь напасть – выжгу мозги. Да, хватит, и не сомневайтесь. Меня на всех вас хватит. Договорились? Тогда выезжайте в тот район, где был бой. Более точное место я вам назову потом. Все, отбой. – И небрежно бросил мобильный на приборную доску.

– Проблемы? – тихо спросил Рист, не отрывая взгляд от дороги.

– Скорее мелкие неудобства, – медленно отозвался Вереск. – Нам придется на некоторое время разделиться.

Оп-па! Это что еще за новости?!

– Так уж получилось, что, убив Артемия, я стал главой клана, – огорошил нас ирбис. – И теперь они хотят поговорить.

– Офонареть! – одновременно воскликнули мы с Мышкой.

– Хм, интересно. – Мой напарник искоса посмотрел на него. – И что в связи с этим ты будешь делать?

– Передам бразды правления Корнею, – немедленно ответил Вереск. – В обмен на несколько клятв, разумеется. Не хочу иметь ничего общего с этим кланом.

– О’кей, – кивнул Рист. – Каков план?

– Мы с малышкой подкинем вас до ближайшего города. Транспорт найдете?

– Конечно.

– Вот и прекрасно, – удовлетворенно сощурился Вереск. – Тогда вы едете за этим Айшшеном, а мы разберемся с ирбисами и будем ждать вас где-то в этом районе. Или нужна наша помощь?

– Нет, – покачал головой напарник. – Думаю, вдвоем нам будет даже проще.

– Я так и подумал. – Тихий вздох, и оборотень отвернулся к окну. – Надеюсь, теперь-то я наконец освобожусь от этого проклятого клана. Осточертел – сил нет…

Я сидела малость оглушенная. Растерянно моргала и переводила взгляд с одного своего спутника на другого. Как-то неожиданно все… Только недавно встретились, и вот опять расставание…

Глава 11

Стоя на обочине, я не мигая смотрела вслед отъезжающей от нас машине. Вот и все, опять расстались. Надеюсь, не надолго. Вот найдем с Ристом этого таинственного Айшшена, и опять встретимся с друзьями.

– Ир, – тронул меня за руку напарник, – пойдем, надо поискать отель. Не знаю, как ты, но мне сегодня не хочется никуда мчаться. Небольшую передышку, думаю, мы можем себе позволить.

– Ага. – Я наконец оторвалась от дороги, на которой уже не был виден темно-синий седан. – По-моему, прекрасная идея.

– Знал, что тебе понравится. – Впервые с тех пор, как мы столкнулись с призрачной Флорой, я увидела, что Рист улыбается.

Заселение в отель прошло без эксцессов. Правда, номер нам опять попался с двуспальной кроватью, но зато одеял здесь было два. Как-нибудь да поместимся.

После того как мы приняли душ – надо же было смыть с себя грязь, – вдруг выяснилось, что всего час дня и торчать в номере нет никакого смысла.

– Что делать будем? – Я сидела на кровати и болтала босыми ногами.

Мои походные джинсы вместе с прошедшим дикую перестрелку платьем было решено выбросить к чертовой матери, поэтому в данный момент я щеголяла в легкомысленном, желтеньком в крупный черный горох сарафане длиной чуть ниже колена. В общем, была девочкой-припевочкой.

– Ну есть варианты. – Напарник развалился в кресле напротив и выглядел абсолютно расслабленным и растрепанным.

Честно говоря, я старалась на него не смотреть лишний раз. Потому что… я скромная девочка, мне такое видеть не положено! Ибо этот гад сейчас представлял собой ну просто квинтэссенцию соблазна!

Первый шок у меня был, когда Рист вышел из душа в одних джинсах. Я еще так на него вытаращилась, что вызвала у напарника закономерный вопрос: «У меня что, рога выросли?» Сам он от своей полунаготы никакого дискомфорта не испытывал, видимо, ходить вот так для него норма. Я тогда вовремя язык прикусила. Представляю себе, как бы его повеселило, если бы я завопила: «Оденься!» Проехался бы если не по моей стеснительности, так по реакции на него – точно. В общем, пришлось срочно делать моську кирпичом, словно полуобнаженные мужики перед моими глазами зрелище вполне привычное. И стараться при этом не заработать косоглазие, потому что взгляд мой так и норовил вернуться к широкой груди, к плоскому животу, по которому под ремень джинсов убегала тонкая полоска светлых волос… Так, стоп! Куда-то мои мысли совсем не туда усвистели!

Впрочем, словно мне было мало, этот однозначно темный немаг развалился в кресле, будто позировал для обложки женского журнала. Подогнул одну ногу под себя, откинул голову, да еще и руки за нее заложил, видимо, чтобы я могла лучше рассмотреть.

Он что, нарочно?! Соблазнить меня решил?! Но мы же договаривались!

Смерила его напряженным взглядом… И ведь если я сейчас к нему с обвинениями пристану, точно свалит все на мои пошлые мысли! Ладно, Ирка, делаем покер фейс. Все хорошо, все просто замечательно, меня вообще никак не трогает этот шикарный полуобнаженный мужик напротив. Чьи влажные светло-русые волосы так восхитительно растрепаны, что хочется…

Та-а-ак! Стоп! Это уже совсем не весело! Меня вообще куда-то не туда несет! Не-не-не, я не готова еще! Ни к чему!

– Ты чего ерзаешь? – спросил мой соблазн, даже не представляя, какие мысли крутятся в моей голове.

Как хорошо, что он не потомок эльфов! Стыда было бы…

– Да пытаюсь понять, куда бы можно сходить, – как можно беззаботнее отозвалась я, подумав, что как-то надо взять себя в руки до возвращения Вереска. А то спалюсь с треском. – Помимо магазина, а то у меня, кроме этого сарафана, ничего не осталось.

– Ну в принципе времени у нас полно. – И словно нарочно, чтобы добить меня, этот гад от души потянулся!

Я так и зависла, зачарованно наблюдая, как играют мышцы на его груди и прессе. Ва-а-ау, дайте потрогать!

– Сначала действительно пойдем докупать нужное, в том числе надо позаботиться о машине, – меж тем неспешно перечислял мой вредный напарничек, словно и не замечая моих восхищенных взглядов. – Потом можно посидеть в какой-то кафешке, перекусить нормально. Затем… мм… даже не знаю, должны быть в городе какие-то развлечения.

– Тогда по магазинам? – бодро спросила я, спрыгивая с кровати.

В ванную, срочно! Умыться! А то чувствую, что лицо гори-и-ит! Интересно, Рист реально не замечает, как на меня действует, или все же просто делает вид? Ой, что-то мне подсказывает, что второе… Вот ведь вляпалась. И кто бы мог подумать, что еще несколько месяцев назад он мне даже не нравился! Как и я ему…

– Ты куда? – удивился Рист, когда я рванула в сторону ванной.

– Прическу поправить! – бодро соврала я и торопливо закрыла за собой дверь.

Что я творю, мамочка моя дорогая.

Я уперлась руками в раковину и пристально взглянула в зеркало. Оттуда на меня смотрела сильно взволнованная девушка с огромными карими глазами и лихорадочным румянцем во всю щеку.

М-да, и хотите сказать, что он ничего не заметил? Да ни в жисть не поверю!

Я торопливо умылась холодной водой, затем, для очистки совести, перевязала высокий хвост и тщательно расчесала челку. А потом еще раз пристально рассмотрела свое отражение.

Ну… Пойдет. По крайней мере, уже не выгляжу девочкой, которая много лет грезила о мужском теле, а теперь его ей показали!

Когда я вышла из ванной комнаты, едва сдержала облегченный вздох – Рист надел темно-серую рубашку, так что уже не представлял для меня большой опасности.

Поход по магазинам окончательно меня успокоил.

Я быстро выбрала себе несколько пар джинсов, кофточек, футболок, на всякий случай купила теплую флиску и две пары кед. На этом хотела закруглиться, но напарник уперся рогом, и пришлось взять еще два платья, которые он без разговоров сунул мне в руки, и классические туфли. Я так и не поняла зачем. Может, для маскировки? Мало ли…

Себе Рист купил джинсы, рубашку и три футболки. Ну и кроссовки, куда же без них.

Потом мы решили проблему транспорта, и напарник стал обладателем джипа. Наверное, никогда не привыкну, что можно вот так просто прийти и купить машину. Не собирать много лет деньги, не залезать в кредит… Впрочем, если вспомнить, сколько Рист отвалил мне за заказ, то даже страшно подумать, сколько досталось ему.

– Почему джип? – Я наслаждалась удобством машины на переднем сиденье.

– Я той местности не знаю, – пожал плечами напарник, уверенно сжимая руль. – Вдруг обычный седан там не проедет? Не хотелось бы потом черт-те сколько шуровать на своих двоих.

– Я-я-ясно, – протянула я и, опустив на глаза темные очки, задумчиво посмотрела в окно. – Сейчас куда?

– Обедать, – коротко отозвался он.

Я хмыкнула, но промолчала. Скорее полдничать, потому что время уже перевалило за четыре. Но так как мы не обедали, то это не существенно.

– А потом? – решила все же спросить я.

– В местный парк? – предложил Рист. – Сегодня суббота, по идее все должно работать.

– А, ты на тир намекаешь? – улыбнулась я, рассеянно любуясь пейзажем.

– Ну можно и в тир.

– Прекрасно, и развлечение, и потренируемся. – Я повернулась и наткнулась на странный взгляд. Чего это он?

– Ты невозможна, – закатил глаза напарник, а затем ехидно добавил: – Я тут, понимаешь ли, лелею коварные планы выиграть тебе какого-то плюшевого медведя и поразить этим в самое сердце, а ты мне все планы на подлете обломала! И как не стыдно?

– Ой, да ладно! – рассмеялась я и махнула рукой. – Благодаря твоим урокам я теперь сама могу себе этого медведя выиграть! В конце концов, это же не свидание… – И под его взглядом осеклась на полуслове. – Это же не свидание? – спросила робко.

– А ты как думаешь? – Он иронично приподнял бровь.

У меня пропал дар речи. Вот целиком и полностью. Я сидела с открытым ртом и не отрываясь смотрела на профиль Риста. Мамочки, он же обещал до конца этой передряги подождать…

– Темные покровители, Ира, успокойся, – поморщился он, глядя на дорогу. – А то у тебя на лице огромными буквами написаны твои перепуганные мысли о том, как подлый Охотник будет сегодня к тебе приставать.

– А он не будет?

Знаю, глупый был вопрос… Язык мой – враг мой.

– Ира, – Рист закатил глаза, – когда двое, которые нравятся друг другу, идут куда-то вместе, при этом не выполняют заказ, не убегают от погони, а просто гуляют – это уже свидание. К тому же мне совсем не хочется сидеть полночи под дверью ванной и уговаривать тебя открыть. – На его губах мелькнула ехидная улыбка.

Да что он себе позволяет!

– Я бы так не сделала! – моментально вспыхнула я.

– Еще как сделала бы, – не согласился со мной напарник. – Хотя бы потому, что своих желаний ты боишься даже больше, чем моих действий. Все, довольно об этом! Мы просто погуляем, потом просто вернемся в номер и просто ляжем спать. Под разными одеялами.

Я хотела было еще повозмущаться, но сдулась, как воздушный шарик. Буду честной хотя бы с собой – он полностью прав. Своих желаний я боюсь на-а-амно-о-ого больше! Поэтому я лишь молча кивнула, уверенная, что Рист увидит, и уставилась в окно.

Побуду для разнообразия хорошей девочкой. У нас выходной? Вот и не буду портить его выносом мозга и себе, и ему.

Ну что же… Могу сказать, что решение я приняла очень умное, потому что остаток дня удался. Я отдохнула, повеселела, мне даже начало казаться, что все наши проблемы не серьезны и скоро решатся.

Сначала мы поужинали в кафе на набережной, затем отправились в парк. И что вы думаете? Рист все-таки выиграл мне в тире этого медведя! Большого, нежно-голубого цвета!

– Спаси-и-ибо! – Я вдруг почувствовала себя маленькой девочкой и с восторгом обняла плюшевое животное.

– Тебе идет, – усмехнулся напарник, засовывая руки в карманы джинсов. – Как говорят, наконец-то внешнее совпало с внутренним, – добавил он, едва сдерживая смех.

Нет, ну вы посмотрите на него! Я возмущенно насупилась. И не упустил же случая подколоть меня… Впрочем, сейчас мы ему отомстим!

– А ну держи. – Я решительно сунула ему в руки подарок и подошла к парню, который выдавал оружие и пульки. – Дайте мне десяток.

Меня окинули недоверчивым взглядом. Небось думает сейчас, что такая девочка, как я, вряд ли умеет держать в руках что-то опаснее кухонного ножа. Ну-ну, мальчик, сейчас я тебя удивлю.

В общем, надо было видеть его физиономию, когда я четко и без промаха выбила все банки.

– Поздравляю… – в полном замешательстве промямлил он.

Я усмехнулась. А вот теперь, скорее всего, парниша решил, что к нему на огонек забрели чемпионы по спортивной стрельбе. И клянет себя, что так лоханулся и лишился двух игрушек подряд. И поделом ему! Меньше будет по внешности судить!

– Дайте мне во-о-он ту игрушку. – Я ткнула пальцем в примеченного еще раньше плюшевого зверя.

Парень тяжело вздохнул, но мой выигрыш все-таки отдал.

– А это, Рист, тебе. – Я торжественно вручила ему плюшевого осла. – По-моему, вылитый ты, – подразнила его, ощущая, как веселое настроение словно хмельными пузырьками ударяет в голову.

Хорошо же как!

– Спасибо тебе, милая моя, – иронично откликнулся напарник, скептически рассматривая мой выигрыш. – Вот только я уже большой мальчик, в игрушки не играю.

– Ничего-ничего. – Я забрала у него своего медведя и насильно ткнула в руки осла. – Поставишь его на видное место, будешь регулярно смотреть… авось и характер исправится.

– Скорее у тебя испортится, – ухмыльнулся он, а затем рассеянно осмотрелся. – О! Я сейчас. – И целеустремленно куда-то зашагал.

Что он задумал? Впрочем, я сразу получила ответ на этот вопрос.

Неподалеку от нас надрывалась девочка лет пяти. Кажется, мама не купила ей мороженого, и у девчушки по этому поводу случилась вселенская печаль. И мой рыцарь темного образа придумал, как изящно выкрутиться из моей подставы. Сказал ребенку несколько ласковых слов и отдал осла. А потом что-то шепнул напрягшейся мамаше, и та моментально расслабилась и заулыбалась. Девочка так вообще светилась от счастья, прижимая к себе игрушку.

– Злюка ты. – Я сделала скорбное лицо. – Я так старалась, чтобы выиграть тебе подарок, а ты взял и отдал его первым встречным!

– Ну вот если ты в следующий раз выиграешь комплект эротического белья, так и быть, его отдавать не буду, – подколол меня он.

Кажется, не у одной меня такое потрясающее настроение! Ладно, напарничек, повеселимся!

– Эротического? – невинно уточнила я и сделала вид, что задумалась. Радостно улыбнулась. – Так и быть! Следующим, что я выиграю, будут либо кожаные мужские трусы, либо трусы со слоником!

Он расхохотался, запрокинув голову, а потом окинул меня лукавым взглядом.

– Знаешь, мелкая, если ты мне подаришь трусы со слониками, клянусь своими темными предками, я лично их на тебя надену!

– Не догонишь. – Я показала ему язык и ловко увернулась, когда меня попытались шлепнуть по заднице. Погрозила напарнику пальцем. – Но-но! Только без рук! А то я барышня нежная, нервная… могу и в морду дать! – нарочито грозно закончила я.

А Рист… опять рассмеялся. Затем широко улыбнулся и покачал головой:

– Такой я тебя еще не видел.

– Так поводов не было, – беззаботно пожала плечами я. – Не сомневаюсь, что и ты полон сюрпризов.

– Все может быть. – Он вдруг поймал мою руку и переплел наши пальцы. – Ладно, чудо в перьях, пошли прокатимся на аттракционе моего детства.

И выразительно помахал в воздухе билетами на «Орбиту».

Я прижала к себе плюшевого медведя и счастливо улыбнулась.

Оказывается, свидание с Аристархом Охотским это не так уж и страшно.


Мышка напряженно всматривалась в свое отражение, осторожно нанося последние мазки теней на веки. Затем придирчиво изучила полученный результат и отошла подальше, чтобы понять, все ли в порядке с образом в целом.

В зеркале отражалась невысокая худенькая девушка с серьезным, даже тяжелым взглядом карих глаз. Умело подобранный черный костюм подчеркивал плавные изгибы и визуально увеличивал грудь. Стильная стрижка, которую ей сделали полчаса назад в салоне красоты, сглаживала острые черты лица, добавляя ему мягкости и женственности. А макияж, который Марина делать умела, но не любила, выгодно подчеркивал все достоинства мордашки волчицы. В общем, признать в этой стильной, женственной и серьезной девушке взрывную неформалку и бунтарку Мышку можно было только по пирсингу в ушах. Да и то хаотическое нагромождение разнообразных сережек заменили одинаковые золотые гвоздики с горным хрусталем.

– Ну как я тебе? – Мышка вышла в гостиную и с замиранием сердца остановилась перед мужчиной. Перед своим мужчиной.

Вереск задумчиво поднял глаза от стола, на котором были разложены разнообразные артефакты, и скользнул по девушке оценивающим взглядом. Волчица едва сдержала желание поежиться и обхватить себя руками.

– Мм… – Ирбис слегка улыбнулся и сощурил льдисто-голубые глаза. – Как жаль, что у нас не принято носить паранджу.

Сердце Мышки подскочило и забилось с удвоенной силой. Но все равно ей хотелось услышать то, что она прочитала между строк.

– Что, все так плохо? – небрежно поинтересовалась она, не в силах отвести взгляд от вставшего ирбиса.

До чего хорош! Все же есть мужчины, которым безумно идут деловые костюмы.

– Все прекрасно настолько, что, боюсь, мне придется разбить не одно лицо, чтобы на тебя не пялились, – медленно усмехнулся Вереск, подходя к ней. – Ты изумительна, малышка. – Он ласково провел ладонью по ее щеке.

– Я сама кому угодно могу разбить за такое лицо, – довольно улыбнулась волчица. – Потому как категорически протестую, чтобы на меня пялился кто-то, кроме тебя.

Ирбис запрокинул голову и расхохотался.

– Повторюсь, ты изумительна! Ни грамма кокетства и другой женской игры. А как же набить себе цену? – лукаво спросил он.

– Мне это не нужно, – дернула плечом Мышка и ехидно ухмыльнулась. – Но ты и так ведь это знаешь, не так ли?

Вереск не ответил, лишь его улыбка стала шире.

– Мы с тобой потом это обсудим. – Он крепко взял ее за руку. – А пока… надо закончить с этой историей.

Ирбис подвел волчицу к столу и уверенно пододвинул кучку артефактов.

– Надень, – коротко скомандовал он.

– Я буду похожа на новогоднюю елку, – недовольно проворчала Мышка, рассматривая цепочки, колечки и браслеты. – Неужели недостаточно моих сережек? – Она провела пальцем по краю уха, очерчивая целый ряд гвоздиков.

– Скажем так, лучше считать, что недостаточно, чем потом пострадать. – Вереск покачал головой. – Снежные барсы подлые. До момента передачи полномочий главы они ничего не смогут сделать, а вот после… Я хочу быть уверен, что магией они не причинят тебе вреда.

Мышка тихонько вздохнула, но спорить не стала. И подивилась такому поведению – гиперопека брата и Риста всегда приводила ее в бешенство, а сейчас она тихо млела от того, что ее берегут. Впрочем, этому было объяснение – Вереск при всей своей заботе не стремился запереть ее в обвешанной артефактами комнате. Ну, помимо того, что опека любимого воспринималась ею совсем по-другому.

– Что-то придумаю, – пробормотала волчица, мысленно прикидывая, как спрятать эту прорву украшений, чтобы их не было видно.

– Ты помнишь, что надо делать? – Ирбис окинул ее непроницаемым взглядом, медленно застегивая ремешок не совсем обычных часов.

– Естественно, – отрывисто кивнула Мышка, наматывая на запястье одну из цепочек – спрятать артефакты под рукавами пиджака показалось ей прекрасной идеей. – Держаться рядом с тобой и быть настороже. До момента передачи – внимательно наблюдать за снежными барсами. После – быть в любой момент готовой сначала сорвать кулон с шеи, чтобы активировать защитный купол, а затем – достать пистолеты.

– Умница. – Вереск провел ладонью по отросшим волосам.

Как всегда в такие моменты, Мышка ощутила жгучий стыд. Вот уж точно, повела себя как ребенок… Впрочем, чего ей жаловаться? По сути, именно благодаря этому их отношения сдвинулись с мертвой точки.

Вереск подождал, пока Мышка наденет все выданные им артефакты, обнял ее и, прикоснувшись губами к макушке, замер. И она тоже замерла, с обреченностью понимая, что сердце опять бухнулось куда-то в живот. Когда-то она считала, что влюблена в Риста. Сколько глупостей наделала, сколько слез пролила… Сказал бы ей кто тогда, что эта влюбленность всего лишь круги на воде по сравнению с бушующими волнами настоящей любви, ни за что не поверила бы. А теперь… она настолько нуждалась в этом спокойном потомке эльфов, что становилось страшно. А вдруг у них ничего не получится? А вдруг… он уйдет? Как ей тогда жить, зная, каково это – когда тебя вот так обнимают, словно ты самое драгоценное, что может быть в этом мире?

– Малышка, – укоризненно прошептал Вереск ей в волосы, – не занимайся ерундой.

– Не читай мои мысли, – буркнула Мышка, но отстраняться не торопилась.

Ведь было так хорошо и надежно в теплых объятиях… А завтра будет завтра. Пока же она никому не отдаст свое сегодня.

– А ты так громко не думай. – Ирбис поднял ее голову за подбородок и запечатлел легкий поцелуй на едва тронутых розовым блеском губах. – Идем, покончим с этим быстрее.

В кафе, в котором Вереск назначил встречу, их уже ждали.

Мышка сразу выделила взглядом младшего брата Артемия, Корнея. Потенциальный глава клана даже не стремился скрывать свою ненависть – когда увидел их с Вереском, Корнея перекосило от злости. Остальные трое снежных барсов вели себя сдержаннее. Впрочем, старейшинам нельзя допускать, чтобы чувства взяли власть над разумом. Пожилые ирбисы молча поднялись и с непроницаемыми лицами кивнули. Вереск ответил им тоже кивком, но слегка небрежным, а Мышка так вовсе решила сделать вид, что ее все это не касается.

Стоило им усесться за столик, как у Корнея не выдержали нервы.

– Вы! – прошипел он и, яростно ухватившись руками за край стола – того и гляди поломает, подался вперед. – Вам не жить! Я выпотрошу тебя, Вереск, а потом позабавлюсь с твоей подружкой!.. Или лучше сначала отрежу тебе член, а потом заставлю смотреть, как я с твоей подружкой… мм!..

Едва заметное движение рукой, и изо рта вспыльчивого снежного барса доносится лишь сдавленное мычание.

– Я сейчас его отпущу, – на лице Вереска не дрогнул ни один мускул, – а вы популярно объясните этому придурку, чтобы вел себя прилично. Иначе я все-таки выжгу ему мозги, и разбирайтесь со своим чертовым кланом, как хотите.

Один из старейшин схватил Корнея за руку и поволок за собой. Они остановились в нескольких шагах от столика, и Мышка краем уха даже слышала, как пожилой ирбис песочит молодого. К ее большому сожалению, ни о каких планах а-ля «дожидаемся передачи полномочий и делаем то-то и то-то» она не услышала. Впрочем, глупо было бы надеяться, что ирбисы вот так просто себя выдадут. Не-е-ет! Если они задумали отомстить Вереску, они будут молчать до последнего.

– Не приношу извинений, но признаю, что надо было держать свои мысли при себе, – сухо проговорил Корней, вернувшись за стол после воспитательной беседы.

Вереск его проигнорировал.

– На каких условиях ты согласен добровольно передать главенство Корнею? – взял быка за рога один из старейшин.

– Если вы на ирбисовом камне от имени всего клана дадите несколько клятв рода, – медленно проговорил Вереск. – Во-первых, что вы даже думать не будете причинить вред мне или моим друзьям. Во-вторых, что ваши отморозки больше не будут резвиться в нашем городе. И наконец, третье… Ни одна душа, а особенно наги, не должна узнать, что мы направлялись в храм змеиной богини. Ты меня понял? – Он окинул непроницаемым взглядом Корнея.

Тот лишь зубами заскрежетал. Кажется, только что накрылся медным тазом еще один его план мести.

– Чертов эльф… – процедил младший брат мертвого главы клана.

– А ты хорошо подготовился, – негромко сказал один из старейшин, самый пожилой. – Вообще, жаль, что ты нас так ненавидишь… Из тебя вышел бы прекрасный глава. Намного лучше, чем этот. – Он небрежно кивнул на Корнея.

– Да что ты!.. – моментально взвился на ноги тот, но старейшина небрежно его осадил:

– Сядь и закрой рот.

Молодому ирбису пришлось подчиниться. Как бы ни был силен глава, без старейшин его власть – мыльный пузырь. Так было, так есть и так будет во веки веков.

– Мне претят ваши моральные принципы, – сухо отозвался Вереск, постукивая пальцами по столу. – Вернее, их полное отсутствие. Довольно трепа, – резко проговорил он и внимательно осмотрел снежных барсов. – Доставайте камень, я хочу побыстрее с этим покончить.

Мышка сидела рядом с Вереском, и ее взгляд то и дело к нему возвращался. Ее восхищало то, как он себя ведет, с каким достоинством держится и как спокойно на все реагирует. Волчица мысленно согласилась со старейшиной – из ее любимого получился бы прекрасный глава. Причем для любого клана.

– А что, если я тебя вызову на бой, Вереск? – вдруг опять заговорил Корней. – Я ведь больше тебя и наверняка сильнее. Так что…

Вереск расхохотался. Громко, издевательски. Ирбис заткнулся и обиженно нахохлился. Мышка почему-то подумала, что на самом деле Корней еще совсем пацан, потому что его поведение… Ну никак не походило на поведение взрослого мужчины, даже с поправкой на то, что он – снежный барс. Интересно, сколько же ему лет?

– Сопляк, – выдохнул Вереск, отсмеявшись. – Даже Артемий не сумел со мной справиться, а уж он был больше тебя и тренировался под началом Шендора, который так и не успел тобой заняться. Тебя я одной левой порву.

Вот теперь Корней окончательно стал похож на обиженного подростка. И, судя по тому, как усмехались старейшины, таковым и был.

– У тебя нет никакого уважения к родителям, – пробурчал молодой ирбис, чтобы хотя бы оставить последнее слово за собой. – Ты даже отца отцом никогда не называешь!

– Потому что я не считаю отцом того, кто изнасиловал мою мать, – прошипел Вереск, резко подавшись вперед. – Пусть даже это изнасилование привело к моему рождению. Так что будь добр, закрой наконец-то рот. Я устал выслушивать твои подростковые истерики.

– Кхе-кхе, – прокашлялся один из старейшин и положил на стол… обычный камень. Неровный, с острыми краями.

Вот только обычным он был лишь на первый взгляд.

Мышка прищурилась и внимательно посмотрела на реликвию снежных барсов. Линзы, которые помогали ей видеть магические кружева, показывали девушке плотные светлые нити, словно коконом оплетающие камень. Волчица цокнула языком и покачала головой. Сколько же в этом обломке силы…

Сначала старейшины, положив руки на камень, произнесли родовые клятвы, которые требовал от них Вереск. Когда прозвучали последние слова, Мышка едва слышно выдохнула. Неужели одной проблемой меньше? Ах, как хотелось бы…

Затем пришла очередь самого Вереска.

Сжав родовой артефакт снежных барсов длинными тонкими пальцами, потомок эльфов спокойно произнес слова отречения и передал камень Корнею. Тот уже взял себя в руки, а потому смог нормально проговорить текст принятия полномочий главы клана.

– Все? – Вереск поднялся, и вместе с ним подскочила Мышка.

– Пожалуй, – медленно кивнул самый старый из ирбисов.

– Тогда прощайте.

И прежде, чем его бывшие соклановцы что-то ответили, крепко ухватил настороженную волчицу за руку и почти что бегом покинул кафе.

Когда они оказались в машине, Вереск нервно сжал руль и отрывисто произнес:

– А теперь валим отсюда. Я, конечно, подстраховался, как мог, но лучше не искушать судьбу.

Глава 12

Два дня пути пролетели, словно один.

Мы с Ристом не говорили о делах, проблемах, подземных и прочих «прелестях» жизни. Вместо этого рассказывали о себе и просто дурачились. И было так легко поверить в то, что мы – обычная парочка, которой взбрело на ум покататься по стране, пока не наступили холода.

Больше напарник не смущал меня голым торсом и толстыми намеками. И это помогло мне расслабиться окончательно и принять ситуацию. В конце концов, чего я так испугалась? Того, что мной заинтересовался такой привлекательный мужчина? Или, что ближе к истине, меня раздосадовало то, что Рист не влюбился в меня с первого взгляда и не упал к моим ногам? Ну так такого и быть-то не могло! Поэтому расслабляемся и получаем удовольствие. Даст бог, разберемся с подземными и… там видно будет. Не хочу загадывать и строить планы. Ведь я даже не знаю, встречу ли следующий рассвет! Так какой смысл накручивать себя по поводу того, чего может никогда и не случиться?

На третий день, после обеда, напарник ошарашил меня тем, что мы почти добрались.

– М-да, а мне уже казалось, что мы будем так ехать вечно, – хмыкнула я, рассеянно посматривая в окно, за которым проносились деревья.

– Любая дорога рано или поздно заканчивается, – с усмешкой сказал напарник. – Как в прямом, так и в переносном смысле. Так-с… Ты говорила, скоро должен быть городок?

– Ага. – Я потянулась за картой. – Небольшой, правда.

– Неважно, – отмахнулся Рист. – Главное, чтобы там можно было купить воды и продуктов. А если получится на всякий случай запастись дровами – цены этому городку не будет.

– Что же мы навигатор не додумались купить, – пробурчала я, пытаясь понять, где мы в данный момент находимся.

– По нему нас можно отследить, – немедленно отозвался напарник.

– А почему мы тогда при мобильных? – скептически приподняла я брови.

– Потому что невозможно узнать, что они наши, – объяснил Рист. – А вот если нас запомнит продавец навигатора, вычислить потом – раз плюнуть.

– Как страшно жить. О, почти приехали! – воскликнула я, заметив дорожный указатель.

В городке мы пробыли недолго. Купили необходимое и сразу же поехали дальше – скоро нам предстояло свернуть с основной трассы, а через пару часов добраться до этого загадочного Айшшена.

Но оказалось, что лесную дорогу, которая максимально близко подводила нас к убежищу нага-альбиноса, размыло так, что даже джип там не проехал бы. Мы добрый час потратили на поиск объездного пути, чтобы не идти пешком. Нам повезло, но попасть в нужное нам место в этот день мы не успевали. Поэтому заночевали. Неудачно – неподалеку от болота. Так что не знаю, как там Рист спал, а меня сгрызли комары! Вот все мы с ним купили, а о репелленте забыли!

В общем, утром я была не выспавшаяся и злая. И даже кофе, любезно сваренный напарником на костре, не особо улучшил ситуацию. Я ворчала, когда мы тряслись по едва заметной дороге, предрекая, что вот-вот встретим дерево и будем идти пешком не три километра, как посчитал Рист, а минимум десять. Когда прогноз не оправдался, я переключилась на другую тему – что сейчас мы придем, а Айшшена дома не окажется. Или он нас пошлет… Короче, комары меня покусали, и я сама превратилась в комара. Потому что с чего бы еще мне так зудеть! Я успела так достать Риста, что он на меня в конце концов рявкнул. Я обиделась, и остаток пути мы проделали в молчании.

Отпустило меня только тогда, когда мы дошли до огромной дыры в земле.

– На месте, – устало выдохнул напарник и с облегчением сбросил на землю рюкзак.

Я ошалело осмотрела вход, надо понимать, в жилище нага-отшельника.

Ничего себе! Впрочем… Какая змея – такая и нора.

Интересно, хозяин все-таки дома, или я накаркала?

– Так, подожди минутку, я проверю…

Рист уверенно направился к большому круглому входу в пристанище Айшшена. Впрочем, буквально через минуту вернулся.

– Дверь заперта, его нет, – коротко отчитался напарник.

– Замечательно, – меланхолично отозвалась я. – Только зря приперлись.

– Ну почему зря, – задумчиво пробормотал он и завертел головой. – Сейчас пойдем искать хозяина…

– Сдурел? – иронично спросила я. – Еще я только галопом по лесу не бегала за всякими неуловимыми нагами. Да и потом… А вдруг он вообще на несколько дней свалил? По каким-то своим змеиным делам. Предлагаешь бродить меж деревьями до скончания века?

– Нет, твое настроение мне сегодня не нравится, – неодобрительно покачал головой Рист. – Злая, язвишь… А ведь это совсем не свойственно твоему характеру.

– Спец выискался, – хмыкнула я, ибо меня уже несло. – Психолог! Ты же меня толком не знаешь, откуда такие сведения по поводу моего характера?

Он молчал. Только смотрел на меня пристально, да еще и без малейшей тени улыбки… Мне стало не по себе. Запоздало пришло осознание, что веду я себя некрасиво, и такого фырканья с моей стороны напарник уж точно не заслужил. Особенно если учесть, как мне хорошо было эти несколько дней…

– Рист, прости. – Я не выдержала и опустила глаза. – Меня почему-то несет, я не особо контролирую, что говорю.

– ПМС? – коротко спросил он, и я вспыхнула от смущения.

– Нет! – замотала головой. – Видимо, просто нервы сдают. После всего этого.

– М-да, зря я успокоительный сбор не взял, – покачал головой напарник. – Впрочем, это решаемо…

– Рист, – тихо позвала я, – так что там с Айшшеном? Ну реально, а если его несколько дней не будет?! – торопливо выпалила, желая быстренько сменить тему.

– Если бы его не было, нора, – он кивнул в сторону дыры, – была бы укрыта маскирующим заклинанием. А так как его нет – значит, хозяин неподалеку.

– И откуда ты это знаешь? – удивилась я. – Вы же не общаетесь много лет!

– Зато с ним прекрасно общается Дан, – пожал плечами Рист. – Он даже несколько раз в год ездит сюда, к Айшшену.

– И какие тогда идеи? – бодро спросила я, заталкивая свое дурное настроение поглубже.

– Оставим рюкзаки в норе и немного побродим по округе, – немедленно отозвался он. – Если не найдем – значит, подождем рядом с его домом. Думаю, до ночи он все равно вернется.

– О’кей, напарник, как скажешь, – шутливо козырнула я.

– Приятно видеть, что твое настроение уже лучше, – улыбнулся он и подхватил меня под руку. – Ну что, прекрасная дама, прогуляемся?

– А почему бы и нет. – Я вернула ему улыбку. – Посмотрим, где тут белые наги водятся…

Поиски Айшшена в итоге вылились в этакое лесное свидание. Ну, правда, с геймерским уклоном. Мы неспешно прохаживались меж деревьями, оживленно разговаривая. Причем разговор почти сразу сам собой перескочил на World of Warcraft. И, как говорится, понеслось. Мы обсудили последние дополнения, изменения в игровом процессе, посетовали на то, что опять «кастрировали» почти всех персонажей… В общем, да, мы грохнутые, но как же это было классно!

– Знаешь, мне бы хотелось вернуть те времена, – улыбнулась я, глядя на то, как закат окрашивал верхушки деревьев в багровые цвета. – Чтобы опять жрица и воин в одной связке…

– А мы и так в одной связке, – усмехнулся Рист. – Только уже не в игре, а в реале. Ирония судьбы, не так ли?

– О да, – расхохоталась я и хотела было добавить, что проблема в том, что я не жрица, но осеклась на полуслове.

Потому что впереди, между двух здоровенных сосен, я заметила… нага. И пусть мы были еще далековато, но сомнений нет – молочно-белый хвост так контрастировал с бурыми опавшими листьями, что никому другому, кроме этого легендарного Айшшена, принадлежать не мог!

– Рист! – громко шепнула я и показала рукой туда, где заметила нага.

– Он, – моментально подобрался напарник. – Так, Ира, иди у меня за спиной.

– Почему? – изумилась я.

– Потому что я не удивлюсь, если Айшшен решит в меня чем-то швырнуть, – тихо пояснил напарник. – И мне бы не хотелось, чтобы ты пострадала.

Мы осторожно подходили к нагу. Я словно зачарованная смотрела на него и подмечала все новые подробности. Айшшен стоял к нам вполоборота, с закрытыми глазами. Белая кожа, на животе постепенно переходящая в молочного цвета чешую. Длинный гибкий хвост, расслабленно замерший на земле эдакой спиралью. Белоснежные волосы зачесаны назад и свободно падают на спину, закрывая лопатки. Альбинос… Интересно, а глаза у него красные? Впрочем, думаю, скоро узнаю.

А красивый, стоит признать. Наверное, первый красивый наг, которого я встретила, хоть и альбинос. Кроме Флоры, конечно, но она девушка, а потому не в счет. В принципе, Айшшен и Флора были чем-то похожи. Может, тем, что на их лицах почти не было чешуи? Они выглядели… человечными, наверное, будет самым правильным словом. Интересно, такая особенность случайно не делала их некрасивыми в мире змеев? Или я не в ту сторону соображаю?

Когда расстояние между нами сократилось до нескольких метров, хвост нага вдруг дернулся.

– Пошел прочь, Аристарх. – Он даже не открыл глаза, не посмотрел в нашу сторону, а имя моего напарника произнес так издевательски, что мне показалось – таким образом змей показывает, что когда-то называл его совсем по-другому. Так, как называют только близкие.

– Айшшен, я понимаю, что козел, – негромко вздохнул Рист, – и ты имеешь полное право послать меня куда угодно – хоть на три буквы, хоть в чертоги богини. Но… я все же прошу меня выслушать.

– Нет.

И такой же ноль эмоций на морде лица.

– Айшшен! – повысил голос Рист. – Мне нужна твоя помощь, чтобы поставить кланы на место!

Некоторое время наг молчал. Мне даже показалось, что он решил нас игнорировать и больше не ответит. Но через несколько минут альбинос напряженно произнес, по-прежнему не открывая глаз и не меняя позы:

– Давай уточним… Ты приперся сюда через столько лет… только для того, чтобы попросить меня помочь в том, в чем ты мне тогда отказал?! – Наг повысил голос, а затем резко повернулся и уставился на Охотского немигающим взглядом. – А не офигел ли ты, часом, дорогой мой бывший друг?!

А глаза-то у него все-таки красные…

Я поежилась и порадовалась тому, что стою за спиной Риста, лишь немного выглядывая, и этот уничижительный взгляд предназначен не мне. Однако сильна в нем обида… Столько лет прошло, а Айшшен все так же не простил.

– Я понимаю твой гнев, – тихо сказал мой напарник. – Понимаю, что после всего… я не имел никакого права сюда приходить. Но у меня просто нет выбора. Либо я прищучу кланы, либо меня убьют. И не только меня.

– Флора? – Вот теперь Айшшен не был бесстрастным. – Что ей угрожает?

Рист удивленно поднял брови, видимо, недоумевая, почему наг не в курсе последних событий, а затем опустил глаза.

– Она мертва, Айшшен. – Его голос был едва слышным и очень виноватым. – Подземные ее довели до того, что она ушла. На глазах у кучи народу оскорбила Кэсса и произнесла слова посмертного проклятия, отказываясь от перерождения. Я думал, ты знаешь. Вы же с Даном общаетесь…

Наг словно опал. Только что стоял напряженный, раздраженно дергая кончиком хвоста, и вот…

Черт, кажется, он до сих пор в нее влюблен. Вон как его подкосило.

– Рист, уйди, – глухо прошептал Айшшен, отвернувшись. – Я… мне… Иди к черту, короче. Мне не до тебя сейчас и в ближайшие лет пять. А что до твоей проблемы… Большой мальчик, выкрутишься.

– Да я бы ушел, – тихо вздохнул тот и твердой рукой вывел меня перед собой. – Вот только проблема задевает близкого мне человека. И она, в отличие от меня, очень уязвима.

Айшшен бросил на меня мимолетный взгляд, резко повернулся и принялся пристально рассматривать, словно неведомую зверушку.

– Нейтрализатор! – выдохнул он потрясенно. – Что же, теперь понятно…

Я икнула и попыталась заныкаться обратно за спину напарника. С каких пор у меня на моське написано, кто я такая?!

Мое состояние не укрылось от змея, и он перевел внимательный взгляд на Аристарха.

– Ты ей не сказал, – утвердительно произнес он и целеустремленно направился в нашу сторону.

Я оцепенела. Только и могла смотреть, как длинный хвост, покрытый молочного цвета чешуей, шелестя, скользит по опавшей листве.

– Нет, Айшшен, не сказал.

– Значит, она просто попалась тебе под руку, ничто серьезное вас не связывает?

Признаюсь, этот вопрос меня сильно задел.

Даже так, да? Судя по словам нага, я для Риста мало значу… А зачем тогда все это было? Слова, поступки…

– Нас связывает много всего, – словно почуяв мои сомнения, Рист собственнически обнял меня. – Ира мне очень дорога. Мне несказанно повезло, что я ее встретил. Но… Я обещал тебе, что никому и никогда не скажу, кто ты. А я держу слово.

Взгляд Айшшена был цепким и… словом, как рентген.

– Да, ты всегда держишь слово, – кивнул он наконец, соглашаясь. – Приятно знать, что в этом мире хоть что-то не изменилось. – Его лицо исказила мука, и мне подумалось, что Айшшен вспомнил Флору.

– Так ты поможешь? – с нажимом спросил Рист. – Не мне, так хотя бы Ире. Подземные всерьез на нее нацелились, я боюсь, что рано или поздно они до нее доберутся. Меня так просто убьют, а ее…

Наг смотрел на меня с такой жалостью, что я… взбесилась. Какого черта?! Я вам что, тургеневская барышня, падающая в обморок по малейшему поводу?! И хоть умом я понимала, что Рист изо всех сил старается склонить бывшего друга на свою сторону, новая я не могла с этим смириться.

– Может, хватит делать из меня аленький цветочек? – процедила я, скидывая руки напарника со своих плеч. – Хоть я и правда мало что могу против подземных, но не до такой же степени! По крайней мере, те три трупа это могут подтвердить! – Это было сказано с большим намеком на то, как мы выбрались из застенок чернохвостых.

Айшшен совершенно по-человечески вытаращил глаза, а затем, запрокинув голову, от души расхохотался.

Я озадаченно посмотрела на него. До чего странный змей, должна я вам сказать.

– Слушай, Рист, а она мне нравится. – Айшшен перестал смеяться и оценивающе оглядел меня. – Боевая такая, с характером… Самое то, что тебе надо. Ира, мне приятно с тобой познакомиться. – Он протянул мне руку и усмехнулся, когда заметил, с какой опаской я ее пожала. – Тебе не стоит меня бояться. То, что я здесь, – помимо прочего, последствие моего отказа выдавать таких, как ты. Я – рожденный быть жрецом богини. А потому просто вижу нейтрализатора, лишь посмотрев.

Я ощутила, что у меня дергается левый глаз. Однако… Стоит мне только самоуверенно решить, что я все знаю об этом фэнтези, как оно показывает мне свою очередную грань. Интересно, а Дарий и К° в курсе о такой милой особенности этих жрецов? Но вслух я спросила другое:

– И не страшно, что она тебя накажет? Как я поняла, у нее довольно крутой нрав…

– Страшно, – неожиданно согласился Айшшен, ни капли не стесняясь этого совсем не мужского заявления. – Если бы не это, я бы, наверное, пошел и подставился под первый же нож. Флора мертва, мне нечего тут больше делать. Но… – Он усмехнулся. – Там, в чертогах, меня будет ждать «теплый» прием. Богиня ведь оказала мне честь, а я ее проигнорировал. А наша богиня настоящая женщина. Она терпеть не может, когда ее игнорируют. Поэтому я планирую жить очень долго. Ну о-о-очень долго.

Я пристально посмотрела на этого странного нага и поняла, что он мне нравится! Даже не верится, что он из подземных, – совсем ничего общего.

– Что ты задумал? – Теперь Айшшен глядел только на Риста. – Я же вижу, что ты приперся с готовым планом. Делись давай. А я подумаю, стоит ли мне идти с вами.

– Я хочу ограбить храм богини, – спокойно сообщил тот.

Немая сцена секунд на тридцать, а затем наг медленно, явно не веря, произнес:

– Прости… Ты что?..

– Я хочу спереть из храма позорные хроники кланов. – Мой напарник был просто глыбой уверенности в себе.

– Ира, – Айшшен перевел взгляд на меня, – ты с моим бывшим другом, я так понимаю, тесно общалась в последнее время… Скажи, как давно он крышей поехал?

Нет, определенно этот змей мне нравится! Совсем на нагов не похож, ну ни капельки.

– Он не поехал, – мотнула головой я. – Просто это реально единственный шанс заставить их отстать от нас.

– Это же верная смерть…

– Айш, наша ситуация – это верная смерть, с какой стороны ни посмотри, – сухо сказал Рист. – Без хроник – это смерть без вариантов. А если мы пойдем в храм… есть шанс.

– Не называй меня Айшем, ты же знаешь, я этого терпеть не могу, – качнул головой наг. – Но я все равно не понимаю… Что же такого случилось, что только позорные хроники могут вам помочь?

– Это длинная история, – тяжело вздохнул Рист.

О да… Которая началась в тот день, когда я, сама того не ведая, нейтрализовала приворот на чае… Впрочем, нет. Раньше. Когда подземным нагам взбрело в голову забрать Флору. Да, именно так.

– Пошли тогда, чаем вас угощу. – Змей целеустремленно прополз мимо нас.

Я услышала, как облегченно выдохнул мой напарник. Кажется, лед тронулся. И есть шанс, что этот более чем странный подземный нам поможет.

Нора Айшшена меня потрясла. До основания. Потому что мое воображение не настолько безгранично, чтобы представить, что в обычной, хоть и большой норе в лесу скрываются четырехкомнатные хоромы! Высокие потолки, современная обстановка, только адаптированная под то, что хозяин не человек. У него даже посудомойка на кухне стояла, честное слово! Я уже не говорю о двухдверном холодильнике, здоровенной плазме на стене и современном компьютере! Короче, неплохо нонче живут лесные отшельники.

– Дальняя комната ваша, – небрежно махнул рукой Айшшен, быстро скользя мимо нас на кухню. На пороге он обернулся и лукаво блеснул алыми глазами. – Надеюсь, вы мне кровать не поломаете?

Я покраснела до корней волос и уперлась взглядом в пол. Вот ехидный змей…

– Пошляк, – спокойно сказал Рист. – Не смущай мою напарницу.

– Напарницу?! – изумленно воскликнул наг, а затем решительно махнул рукой. – Так, я сейчас организую стол, и вы мне все расскажете. Черт, давно я уже не испытывал такого жгучего любопытства. Вот так всегда, – с напускным возмущением прошипел он, – только мне начинает казаться, что я приблизился к тому равнодушию, которое является чуть ли не базовой чертой жрецов, как приходит Рист и ставит все с ног на голову!

– Обращайся, – со смешком отозвался тот. – Всегда рад помочь другу.

Улыбка сползла с лица Айшшена, и он, покачав головой, скрылся в кухне.

Мой напарник тоже нахмурился, и мне подумалось, что до нормализации отношений этим двоим еще очень долго… А хотелось бы. Айшшен мне нравился чем дальше, тем больше. В нашем мире слишком мало хороших нагов, чтобы ими разбрасываться. Одну вон уже потеряли, к сожалению… Правда, как выяснилось, не совсем.

Интересно, какова будет реакция альбиноса, когда мы ему сообщим, кто охраняет вход в храм? И не придется ли нам после этого хватать его за хвост, чтобы не сорвался туда, к ней?

– Идите сюда! – позвали нас с кухни.

На небольшом столике уже стояли чашки, а наг доставал из холодильника шоколад.

– Это для дамы. – Он положил плитку на стол. – Садитесь и, пока я делаю чай и кофе, рассказывайте мне все. Напоминаю, с самого начала.

Мы расположились на мягком диванчике. До того удобном, что меня моментально начало клонить в сон. День был длинным и утомительным. Поэтому еще до того, как Айшшен сделал чай, я… просто отрубилась. Положила голову на плечо Ристу и уснула. И так мне хорошо спалось – словами не передать.

Я не проснулась, даже когда меня перенесли в кровать. И когда стягивали кеды и джинсы – тоже. Глаза я открыла лишь тогда, когда захотела в туалет. И не сразу поняла, где нахожусь. Зато моментально осознала – с кем.

Мягкий приглушенный свет настольной лампы заливал комнату, не раздражая глаза, но разгоняя тьму. И в таком интимном освещении самое то – зачарованно рассматривать мужчину, который спит рядом с тобой.

Рист дрых на животе, укрытый до пояса одеялом. Честно говоря, было очень соблазнительно провести рукой по его растрепанным волосам, пока он спит. Вот только что-то мне подсказывало, что напарник точно проснется… В общем, даже думать не хочу, какие дальше возможны варианты.

Пойду-ка я лучше туалет поищу. Все полезнее, чем всякой ерундой загружать себе голову.

Я вышла из комнаты и озадаченно остановилась. Хм, а вот куда идти-то? Мне же не показывали… Вдруг я заметила, что из-под двери кухни пробивается полоска света. Интересно, это Айшшен не спит, или все же забыли выключить? Сейчас проверим…

И я целеустремленно зашагала туда. Причем меня ни капли не смущало, что я в футболке и трусиках, видимо, наг не воспринимался мной как мужчина. Впрочем, ничего удивительного. Другой биологический вид, и все такое.

Заглянув в кухню, я увидела занимательную картинку. Наг развалился на диванчике, умостив часть хвоста под столом, и одной рукой обнимал бутылку, причем явно с чем-то алкогольным, а во второй держал портрет. И всматривался в него так, словно тот мог поведать змею какую-то тайну.

– Вот скажи мне, Ира, – глухо заговорил Айшшен, и я вздрогнула от неожиданности – он же даже не повернулся! – Ты ведь видела ее последней… Почему она так поступила? Ладно, почему поступила, я еще понять могу. Но почему Ристу она передала весточку, а обо мне… даже не вспомнила? Неужели не смогла простить за то, что я не сумел ее вытащить? Или разлюбила, забыла, словно между нами ничего не было…

Он отхлебнул из бутылки, и я заметила надпись на этикетке – это был виски. А на портрете улыбалась Флора…

– Я не знаю, – виновато прошептала я, останавливаясь напротив него. – Пойдешь с нами – сам спросишь.

– О да, теперь я точно пойду, – горько рассмеялся наг. – Расспросить, а потом отомстить. За нее, за себя, за вас с Ристом. Жаль, что я не в полной силе, но время не выбирают.

Ничего не поняла, но расспрашивать постеснялась.

– Иди спать. – Он наконец повернулся ко мне и вымученно улыбнулся. – Завтра будет суматошный день, тебе надо выспаться.

– Ага, только скажи, где у тебя… уборная, – пробормотала я.

– А-а-а, а я думаю, чего ты вскочила… – Айшшен махнул рукой. – Дверь в вашей спальне. Я же эту комнату специально под людей делал, там есть все для вашего удобства.

– Спасибо, – кивнула я, наблюдая, как наг опять присосался к бутылке. И задумчиво спросила: – Помогает?

– Нет, – криво ухмыльнулся он. – Я даже не пьянею толком. Слишком много, понимаешь, общался с людьми, вот и нахватался всякого… – Он с отвращением отставил бутылку. – Пойду-ка и я спать. Доброй ночи, Ира.

И прошелестел мимо меня на выход.

Глава 13

Когда я открыла глаза в следующий раз, Риста рядом со мной не было, а из-за неплотно прикрытой двери доносились голоса спорящих.

Я ощущала себя на диво отдохнувшей, но все равно не отказалась немного понежиться в постели. Благо сейчас редкий момент, когда я могу себе это позволить. Потом, не торопясь прочапала в ванную и с наслаждением залезла в ванну.

А-а-а! Ванна! Как же давно я в тебе не валялась… Теплая вода, ароматная пена… Рай на земле, не иначе.

Но, как это часто бывает, мое удовольствие опять обломали.

Раздался стук в дверь, а затем – голос Риста:

– Ира! Ты здесь?

– Угу, – откликнулась я, уже понимая, что релакс накрылся медным тазом.

– Закругляйся, нам через час уже надо вырулить.

Ну вот. Я так и знала!

Делать нечего, пришлось торопливо домываться, одеваться и идти на кухню.

А там я застала просто потрясающее зрелище – Рист до хрипоты спорил с какой-то изумительно эффектной блондинкой. Я вот вроде в тяге к своему полу замечена не была, но и то зависла. Конкретно. И запоздало приревновала. Так, это еще кто такая?!

– Нет, Рист, это никуда не годится! – раздраженно вещала блондинка красивым грудным голосом. – Лучше сыграть на том, что кланы друг друга на дух не выносят!

– Угу, только это бесполезно, – мотнул головой мой напарник. – Зная, что есть опасность разоблачения, кланы и по отдельности постараются нас прибить. Это не сработает. Более того, я хочу, чтобы наги перестали быть царями и богами нашего города. Чтобы начали считаться с остальными. Поэтому надо что-то глобальное. И дерзкое. Такое, как я предложил.

– И смертельное для всех участвующих, – в тон ему отозвалась блондинка, а затем выразительно покрутила пальцем у виска. – Ты больной!

Чем дальше, тем больше мне не нравилась эта ситуация. Что это за дама?! И почему она ведет себя с Ристом так, будто они… они… близки! В самом пошлом смысле этого слова!

Так, пора обратить на себя внимание. А то эти… голубки настолько увлеклись, что даже не заметили моего появления.

– Кхе-кхе, – громко прокашлялась я, а когда присутствующие дружно повернулись ко мне, иронично спросила: – Не мешаю?

– Ира! – Блондинка обрадовалась мне, как родной, и, подхватив меня под руку, потащила к Ристу. – Ну хоть ты ему скажи, что он сбрендил!

– Э-э-э… – Я, честно говоря, была малость в шоке, поэтому тупила немилосердно. – А вы, простите, кто?

Напарник с блондинкой переглянулись и расхохотались. Дружно и от души.

– Прошу прощения, – пропела девушка, и в следующее мгновение… рядом со мной оказался Айшшен.

И вот тут я не сдержалась и шарахнулась в сторону. Какого черта?! Меня что, глючит?! Ведь если бы на наге была обычная личина, она бы слетела, стоило ему лишь прикоснуться ко мне!

– Тихо, тихо, – меня перехватил Рист и прижал к себе. – Ты не сошла с ума, просто Айшшен у нас особенный. Его смена облика – это не магия, а божественная сила. Ты с ней сделать ничего не можешь.

– Могли бы и раньше рассказать, – пробормотала я, во все глаза глядя на нага, который опять стал шикарной блондинкой. – Однако ваше фэнтези… любит ошарашивать меня сюрпризами… Рист, ты подумай, если есть еще что-то… вот такое, лучше сообщи сразу. Если тебе, конечно, нужна не седая и не заикающаяся напарница.

– Договорились, – раздался над моим ухом тихий смешок.

– А почему именно такой вид? – Я недоуменно осмотрела Айшшена. – Как-то нелогично…

– Все просто, – небрежно отмахнулся тот. – Если ветви одного и того же клана в дела друг друга не вмешиваются, то жрец – фигура международная. Я в розыске по всему миру. Поэтому мне нужна идеальная маскировка. – Он жестко усмехнулся, и на таком красивом лице это смотрелось дико. – Сама понимаешь, ни один наг даже в страшном сне не представит, что я могу носить женский облик. Особенно мои соклановцы.

А ведь да! Учитывая то, насколько змеи патриархальны и не особо уважают женский пол, идеальная маскировка. О-о-о, знали бы подземные! Их бы кондратий хватил! Такой позор, один из них, более того – жрец их обожаемой богини, а расхаживает в виде шикарной и сексапильной блондинки. Не-э-э! В таком виде его искать точно не будут!

Кстати, как-то на досуге надо будет задать Айшшену давно интересовавший меня вопрос, раз уж появился в моем окружении вменяемый наг, с которым можно поговорить по душам… Потому что чем больше я узнавала о змеях, тем больше недоумевала. Почему наги, слепо поклоняясь богине, не смея ее ослушаться ни в чем, так презирают женщин и считают их существами второго сорта? Это же не логично!

– Так-с… – Блондинка нахмурилась и постучала пальцем по подбородку. – Мы ничего не забыли?

– Да нет, собрано все, – пожал плечами Рист и отпустил меня. – Осталось только придумать легенду. Потому что в свете появления в нашей компании еще одной дамы имеющаяся не сработает.

Хм, это он о том, что мы с ним – пара? Ну в принципе да… Никто не поверит, что мы вместе, когда рядом такая шикарная женщина. Подумала, и самой неприятно стало…

– А что тут думать! – ехидно отозвался наг. – Можно представить, будто я – девушка Риста. – Блондинка, которую я никак не могла соотнести с нагом-альбиносом, призывно стрельнула в друга лукавым взглядом.

– Я не собираюсь обжиматься с мужиком! – зло процедил тот. – Даже если он под женской личиной и выглядит как секс-символ!

Меня почему-то задело, что Рист находит облик Айшшена привлекательным. А потом я медленно осознала… Ба, деточка! Да ты ревнуешь! Даже зная, что эта шикарная женщина – на самом деле змей, который до сих пор любит погибшую Флору. А почему ревную? Будем честны хоть с собой… Потому что, даже если я из кожи вон вылезу, мне никогда не выглядеть так же! Да что там… И на десятую долю не приближусь…

– Ир, что-то случилось? – чутко среагировал на мою резко покислевшую рожу наг.

– Не-э-эт! – замотала я головой и, стараясь быть убедительной, соврала: – Просто как представлю, что нас ждет… так в дрожь бросает.

– Ничего, прорвемся, – ободряюще потрепал меня по голове Рист. – Не имеем права не прорваться. А теперь насчет легенды… – Он перешел на деловой тон. – Айшшен, ты будешь изображать мою сестру. Что касается Иры – тут все по-прежнему, мы будем представляться парой. Всех устраивает?

– Да, – кивнула я.

– Конечно, – дернул плечом змей и бодро проговорил: – Раз с этим решили, давайте завтракать и выдвигаться. Мне еще защиту на жилище накладывать… Не знаю, вернусь ли я еще сюда, но стоит перестраховаться.

Когда передо мной поставили тарелку какого-то рагу, я решилась на допрос.

– Айшшен, а можно тебе задать несколько вопросов? – несмело спросила я.

– Валяй. – Сейчас наг опять перешел к своему хвостатому виду, и мне было даже легче с ним общаться.

– А почему ваш народ так презирает женский пол? – выпалила я. – Вы же поклоняетесь богине…

Он на миг замер, а затем пожал плечами.

– Вопрос хороший, но я не знаю. Как говорится, так уж сложилось.

М-да, облом-с обломовый… А я-то надеялась, что он меня просветит…

– Но, если хочешь, могу поделиться слабой догадкой. – Айшшен внимательно на меня посмотрел.

– Хочу! – тут же отозвалась я.

– Как ты знаешь, наги, по сути, игрушки в руках своей богини. Все аспекты нашей жизни, смерти и посмертия четко ею контролируются. А значит, и этот нюанс на ее совести, я в этом уверен. И из этого лично у меня есть только один вывод – богиня считает других женщин конкурентками в вопросе восхищения. Она хочет, чтобы ее народ восхищался только ею, и никем другим. Поэтому сделала вот так… Но, – он криво усмехнулся, – как там все обстоит на самом деле, знает только сама богиня. Еще вопросы?

М-да, облом-с полный… Нет, я о чем-то таком подозревала, но… Черт, это же только догадки! А хотелось бы знать точно…

– Один, – немного рассеянно отозвалась я и встрепенулась. – Вот ты – жрец богини… Что это значит? И что ты можешь?

– Это значит, что Айшшен у нас суперкрутой чувак, – со смешком объяснил мой напарник. – Может воскрешать, ходить по воде и чревовещать голосом богини.

– Что, серьезно?! – изумилась я.

– Рист, – укоризненно покачал головой змей, – эта шутка уже даже не бородатая. Она пылью покрылась и ушла в исторические слои. Нет, Ир, не серьезно.

– А как тогда? – растерялась я, впрочем не забыв бросить возмущенный взгляд на веселящегося напарника.

– Во-первых, я еще не жрец, – спокойно сказал наг. – Я не прошел посвящения в храме. Да и не дорос еще… Посвящение проводят в тридцать пять, а мне всего тридцать три. До этого момента девяносто процентов того, что могут жрецы, мне не доступно. А если учесть, что богиня на меня зла, то посвящения мне и не видать.

– Впрочем, ты и без этого крут, – пожал плечами Рист. – Не так ли?

– Так, – улыбнулся Айшшен. – По крайней мере, мне хватает и того, что я могу. Но на самом деле это не так много. Я умею идеально маскироваться. Никто не раскусит, что я под личиной, пока я этого не захочу. Еще я невосприимчив к вредящей магии, потому в этом мы с вами коллеги. Меня невозможно загипнотизировать или подчинить. И я физически сильнее, чем любой наг.

– Оружие, про оружие не забудь, – посоветовал напарник.

– Ну да, – пожал плечами тот. – Умею призывать оружие жрецов – два огненных хлыста. Вообще, я идеален для нашей задачи. Потому что могу открыть дверь в храм, противостоять служанкам богини, благополучно обойти многие ловушки и, собственно, открыть хранилище летописей.

Последние пункты я оценила. Действительно, идеален. Почему мы раньше за ним не пошли?..

– А с нейтрализаторами что? – вспомнила про немаловажный факт.

– Это скорее бонус, – тяжело вздохнул Айшшен и провел рукой по волосам. – Как выяснилось, не особо приятный… Потому что объяснить своим соклановцам, что не желаю работать ищейкой для остатков вашего народа, оказалось делом невозможным.

– Опять этот «ваш народ»! – с досадой воскликнул Рист и хлопнул раскрытой ладонью по столу. – Айшшен, может, хоть ты мне скажешь, о каком народе речь?!

Немая сцена.

Наг внимательно посмотрел на меня и спросил:

– Ты знаешь?

– Да. – Я не видела смысла скрывать этот факт.

– И не сказала.

– Не имею права, – качнула головой я. – Когда мне… передавали этот секрет, настоятельно попросили, чтобы никто, включая самых близких, не знал. Вопрос выживания.

– Тогда прости, Рист, я тоже не скажу, – развел руками Айшшен. – Чужие тайны надо уважать.

Напарник прошипел что-то неразборчивое и, нахмурившись, отвернулся.

Я ощущала себя виноватой. Нет, я была права, с этим вряд ли кто-то решится спорить. Но… Это так трудно, скрывать что-то от того, кто стал тебе настолько родным.

– Впрочем… – Наг опять взглянул в мою сторону. – Думаю, скоро Рист сам все выяснит.

– Как? – изумилась я и вперила в напарника подозрительный взгляд.

– Потому что для его дерзкого плана нужен контакт с твоими сородичами, – добил меня Айшшен.

У меня отвалилась челюсть. До самого пола.

– Та-а-ак, теперь, кажется, я ничего не знаю, – протянула я. – Рист, что за обновленный план? И почему я не в курсе изменений?

– Не было смысла что-то говорить, пока я не продумал его от А до Я. Плюс я его немного подкорректировал, когда понял, что нам нужен Айшшен, – спокойно объяснил он и проворчал: – Давайте сначала поедим? Ир, я все расскажу, обещаю. Мы же напарники, я не собираюсь ничего от тебя утаивать.

Я неохотно кивнула. Знать все хотелось вот прямо сейчас, но я смирила любопытство.

Надо же, какая я наивная! Думала, что одного наличия позорных хроник в наших руках будет достаточно, чтобы от нас отцепились. А оказалось – это лишь начало какого-то неизвестного мне плана.

Завтрак прошел в молчании. И как только Рист доел и отложил ложку, я нетерпеливо выпалила:

– Слушаю!

– Торопыжка, – усмехнулся напарник. – Для начала подтверди мои догадки… Ты имеешь контакт с теми нейтрализаторами, которых наги дружно называют «остатками этого народа»?

А это-то тут к чему, я не поняла?

– Допустим, – уклончиво отозвалась я. – А зачем тебе они?

– Думаю, им тоже будет интересно поучаствовать в нашем мероприятии, – огорошил меня он. – Видишь ли… У меня есть подозрения, что они… давно уже организованы в качестве тайного ордена а-ля монашеский. Я помню своего прадеда, знаю хорошо прадеда Дана и Мышки – у них очень много общего.

Я нервно икнула и метнулась взглядом к Айшшену. Нет, я все понимаю, этот наг вроде как свой, но ведь все равно наг! А Рист тут… не просто спалил контору, а облил ее предварительно бензином!

– Ир, не делай страшные глаза, я в курсе, – меланхолично произнес Айшшен. – И склонен согласиться с Ристом. Сознаюсь, у меня данных еще больше. Мало того что… – Он запнулся и с усмешкой закончил: – Нейтрализаторы сильно сплоченны и действуют по мушкетерскому принципу, они еще и влиятельны. Поверь, ты будешь удивлена, если узнаешь, что могут твои сородичи. Вот скажи… догадываешься, почему подземные вас ненавидят?

А они ненавидят? Впрочем… судя по поведению – даже очень.

– Откуда? – вздохнула я.

– Ну да… – хмыкнул наг, но все-таки пояснил: – Около десяти лет назад впервые за черт знает сколько времени мои соклановцы сцапали нейтрализатора. Ну и поступили так… как обычно в таких случаях поступают. Так вот, через две недели после этого человеческая полиция по какому-то совсем абсурдному поводу схватила десятерых средней руки нагов из нашего клана. А потом в СИЗО они все вдруг умерли. В течение суток. В том, что это дело рук нейтрализаторов, сомнений быть не может, главе подземных потом письмо принесли от них, он рвал и метал. Вот только до сих пор не понятно, как они все это провернули. Потому что, уж прости, но схватить, а потом убить десяток нагов – это надо уметь!

Сказать, что у меня челюсть отпала, значит, ничего не сказать!

Интересно, я сильно ошибусь, если предположу, что своим приглашением в те пещеры Игорь передал мне волю этого тайного ордена стать одной из них? Мама дорогая, если бы я знала…

– Тем более они нам нужны, – кивнул Рист, не особо впечатлившись рассказом. – Из того, что лично ты, Айшшен, не знаешь, могу сказать, что они владеют каким-то гибридным единоборством, я такого никогда не видел. А еще в совершенстве знают ваши слабые места. Мне прадед несколько даже показал. Например, как, сделав два движения пальцами, оставить нага овощем на всю жизнь.

Так вот что это было тогда в бункере, когда напарник схватил Шэхха за шею! А я еще подумала, что какие-то змеи хиленькие, если их вот так просто можно почти убить.

– Хм, ну тогда все сходится. – Альбинос нахмурился, словно раздумывая над чем-то. – Обязательно надо их привлечь к нашему делу.

– Ир, поможешь? – Рист посмотрел на меня.

– Я не уверена, что они согласятся. – Я медленно покачала головой. – Для них конспирация – на первом месте.

– Думаю, если им пообещать, что наги больше в жизни в их сторону не глянут, они даже колебаться не станут, – сказал Айшшен.

Я затрясла головой:

– Так, я уже ничего не понимаю! План в студию! Подробно и с самого начала, пожалуйста!

– Первая часть того, что мы обсуждали, осталась без изменений. – Напарник все же смилостивился надо мной. – Мы проникаем в храм и забираем оттуда часть позорных хроник кланов. А потом нам надо украсть еще камень клятвы, и именно для этого нам нужны нейтрализаторы.

– С этого места детальнее. – Я положила локти на стол и оперлась подбородком на переплетенные пальцы.

– Недалеко от нашего города есть… ну что-то вроде часовни богини, – пояснил Айшшен. – Там находится небольшой камень, зачарованный самой создательницей. На нем скрепляются все договора, на нем клянутся будущие супруги, и все такое. Клятву, которая произнесена в его поле действия, невозможно нарушить. Более того… Если эту клятву принесут главы кланов, она будет распространяться на весь наш город. То есть в его пределах ни наши, ни пришлые наги не смогут ее нарушить.

– А вне города? – немедленно заинтересовалась я лазейкой.

– Тут сложно, – со вздохом сознался змей. – Что касается наших ветвей кланов – клятва будет действовать в любой точке мира. А что до остальных… она не будет действовать только на тех нагов, кто сильнее магически наших глав.

– То есть мало кто сможет реально причинить нам вред, – резюмировала я.

– Именно.

– Тогда я не понимаю, зачем нам нейтрализаторы.

– А ты что думаешь, камень не охраняется? – усмехнулся Рист моей наивности. – Еще как! Айшшен говорит, что часовню стерегут минимум по трое нагов от каждого клана. Правда, не знаю, выставляют ли сейчас своих подземные… Более того, в самой часовне стоит защита. Магическая защита. Такого уровня… что лично ты, если попытаешься пройти к камню, умрешь от истощения сил, едва сделав два шага.

Я представила. Впечатлилась. Ой как впечатлилась!

– И нейтрализаторы нужны для того, чтобы десять умерло, но одиннадцатый забрал камень? – скептически протянула я.

– Нет, – покачал головой напарник. – Ты этого наверняка не знаешь, но дед как-то обмолвился, что два нейтрализатора в одном месте создают единое нейтрализующее поле. То есть, если в часовню войдет десяток таких, как ты, от защиты останутся рожки да ножки.

Как многого я еще не знаю об этом мире…

– Если подытожить, – сказал Рист, – нам надо сделать следующее: украсть хроники, потом стырить камень и под угрозой раскрытия тайн всем, кому будет интересно, заставить глав всех пяти кланов поклясться в том, что они от нас навсегда отстанут. А в идеале – заставить их перестать изображать из себя властителей города. Вот такой ни разу не сумасшедший план…

Вот да, точнее не скажешь. И в этом плане столько «если»… Столько возможностей погибнуть или попасться… Стремно! Но с другой стороны… Если все выгорит, можно будет спокойно жить дальше. Не оглядываясь и не боясь змеиных теней.

– Ладно, авантюристы, – тяжело вздохнула я. – Давайте сначала выполним первую часть плана. А то как загнемся дружно в храме – на том наша история и закончится.

– Оптимистка ты, Ромашка, – рассмеялся напарник и подмигнул. – Увидишь, все будет хорошо.

Очень этого хотелось бы.


Затягивать с выездом не стали. Тем более Рист созвонился с Вереском и выяснил, что они с Мышкой уже полностью свободны. Так что нас опять ждал храм, и, надеюсь, в этот раз все получится.

Мы с Айшшеном, который радовал глаз личиной шикарнейшей блондинки, сидели на летней террасе небольшого кафе, дожидаясь Риста, который умчался что-то докупать, как только мы въехали в город.

Я куталась в любезно принесенный официантом плед, потому что было уже довольно прохладно, и рассеянным взглядом скользила по отдыхающим в этот вечерний час людям.

– Айшшен, – тихо позвала я задумчивого нага.

– Мм? – Он посмотрел на меня и вопросительно приподнял бровь.

– А почему ты не был в курсе, что Флора… – Я не договорила.

– Я уже полгода не поддерживаю ни с кем контактов, – пожал плечами он, помешивая ложечкой чай. – Мне надо было решить, как жить дальше, ведь скрываться всю жизнь в лесу я не мог. И выйти не мог тоже… В общем, надо было подумать, чтобы никто не отвлекал. Я предупредил Дана, что буду недоступен и что сам выйду на связь. Поэтому ничего удивительного, что я не в курсе.

М-да, ну и удар мы с Ристом нанесли ему… Он-то наверняка был уверен, что еще есть шанс вырвать Флору из лап Кэсса, а тут мы… с обломом. Даже виноватой себя ощущаю.

– Айшшен, расскажи мне о вас с Флорой, – попросила я, глядя на задумчивого нага в образе блондинки.

– Это длинная и печальная история, – грустно улыбнулся он. – О любви и глупости.

– Если тебе до сих пор больно…

– Боль – штука относительная, – хмыкнул змей. – Она дает почувствовать себя живым… Знаешь, а ты на нее чем-то похожа. – Он окинул меня быстрым взглядом. – Такая же неукротимая, способная до конца стоять за свои идеалы… Вы бы обязательно подружились, если бы…

И умолк.

Впрочем, что тут говорить? Если бы Флора была жива. Если бы не подземные.

– С Флорой нас познакомил Рист. – К моему большому удивлению, Айшшен все же решил рассказать мне свою историю. – И это была любовь с первого взгляда. Нас словно швырнуло в объятия друг друга, и, казалось, весь мир замер, одобрительно взирая на наш бурный и совершенно безумный роман. Но это была только видимость. Жрецам богини прощают многие чудачества, но есть незыблемые правила. Жрец должен быть верен одной богине. А я не только плюнул на это, так еще и выбрал ту… которую в моем клане считали недостойной. Знаешь, я до сих пор уверен, что мои соклановцы забрали Флору в отместку за то, что она сбила меня с пути истинного. В наказание.

– Не удивлюсь, – едва слышно пробормотала я, опустив глаза.

– Ну так вот. – Блондинка тихонько вздохнула и рассеянно оглядела полупустую кафешку. – Меня пытались вразумить. Когда не получилось – принялись угрожать. Намекали, что могут пострадать и Флора, и Рист, и Дан… И только тогда я понял, что, пока не выберусь из этой системы, не выдеру зубами право самому распоряжаться своей жизнью, дела не будет. И я придумал безумный план, как заставить всех от меня отстать. Я решил, что, если создать ситуацию, когда разоблачение нагов перед людьми станет реальным, и шантажировать этим кланы, у меня все получится. Вот только один я с этим не справился бы.

– И ты попросил друзей, – полуутвердительно произнесла я.

– Я попросил Риста. – Наг задумчиво дернул прядь волос, закрывшую ему глаза. – Но тот покрутил пальцем у виска и сказал, что я сдурел. Что он не самоубийца и не собирается так глупо расставаться с жизнью. Мы тогда с ним крупно поругались.

– Ну еще бы… – пробормотала я, прекрасно понимая Айшшена.

Небось для него отказ Риста был словно удар под дых. От друзей меньше всего ожидаешь чего-либо неприятного.

– А потом я случайно узнал, что мой клан решил вернуть меня на верную дорогу кардинальным способом. – Наг побарабанил пальцами по столу. – Привезти, если надо – силой, меня в храм богини и попросить ее прочистить мне мозги. Мне такое не улыбалось никаким боком, и я сбежал. Хотел забрать с собой Флору… Но ее тогда не было в городе, а мне надо было срочно уходить. А потом… она не решилась поехать за мной. Отговаривалась учебой, тем, что не может бросить Риста и семью, и все такое прочее. Мне кажется, она боялась кардинально менять свою жизнь.

– И в результате нарвалась на подземных. – Я поежилась. – Кто бы знал…

– Да вот если бы я знал! – гневно прошипел Айшшен и сжал кулаки. – Я бы тайком вернулся в город и увез ее! Даже силой, если бы пришлось! Но потом на нее наложил лапу этот гад Кэсс, взяв ее младшей женой… А в подземелья мне ходу не было – второй раз я оттуда не выбрался бы. – Он сгорбился и закрыл лицо руками. – Никогда себе не прощу. А Ристу – не забуду. Если бы он тогда привел аргументы против моей затеи, объяснил мне, где я просчитался… Ничего этого не случилось бы!

– Мне кажется, он и так за это наказан, – мягко произнесла я, искренне сочувствуя нагу, но не совсем соглашаясь с виной Риста.

– Да… Поэтому я его простил. Но забыть не смогу. Боюсь, такой дружбы, как раньше, между нами больше быть не может.

Грустно…

И все же интересно, почему напарник, когда придумывал, как нам охладить пыл кланов, не вернулся к плану Айшшена. Кажется, это проще, чем то, во что ввязываемся мы…

– Почему сидите с постными лицами? – поинтересовался предмет моих дум, подсаживаясь к нам за столик. – Что уже случилось?

Наг промолчал, лишь продолжал хмуро помешивать ложечкой чай. А я не сдержалась:

– Слушай, Рист, а почему мы взялись за совершенно безумную авантюру, вместо того чтобы воспользоваться тем планом, который придумал Айшшен много лет назад?

– Потому что, когда чернохвостые забрали Флору, я думал над его реализацией, – спокойно ответил тот. – И обнаружил, что этот план… нереален. Сами кланы давно уже позаботились, чтобы разоблачить их было невозможно. Так, например, вся верхушка официальной власти в нашем городе прекрасно знает о нагах и покрывает их на каждом шагу.

– Если бы ты тогда согласился и мы вместе это проверили, сейчас все могло быть по-другому, – бесцветно отозвался Айшшен, упрямо глядя в свою чашку.

– Знаю, – вздохнул мой напарник. – Можешь дать мне в морду, если тебе полегчает.

Наг лишь покачал головой.

На лице Риста промелькнула досада.

Да уж… Он явно хочет вернуть дружбу Айшшена, но… Даже не берусь судить, насколько это реально. Змей не забудет, просто не сможет забыть, что по вине Риста потерял любимую. Более того, потерял навсегда… Ведь Айшшену хоть и грозит наказание от богини, перерождений он не лишился. В отличие от Флоры…

– Я заказал нам номер с двумя спальнями, – вдруг сказал Рист и поднялся. – Идемте, нам завтра рано выезжать.

Настроение у всех было испорчено, напряжение словно витало в воздухе.

Мы расплатились по счету и до самого отеля не проронили ни слова.

Глава 14

Было далеко за полночь, но Ристу не спалось.

Он сидел в гостиной и медленно потягивал виски.

Наемник был не в духе, и алкоголь, которым он пытался не злоупотреблять, только усугублял ситуацию.

Казалось, столько лет прошло… Но обида Айшшена, его слова всколыхнули собственные обиды на самого себя. Если бы он знал… Если бы он мог… Если бы он подумал, в конце концов! И не струсил тогда… Флора была бы жива, а ему не пришлось бы бегать по всей стране, чтобы найти способ поставить змеев на место.

Единственным светлым пятном в этой дурной истории была Ира. Его маленькая Ромашка, которая сегодня очень порадовала напарника тем, что даже не задумалась над тем, что он и Айшшен могут ночевать в одной комнате. Сонно спросила, какая комната их, и направилась туда.

Если бы он не отказал тогда Айшшену, а подземные не забрали бы Флору, то никогда не разглядел бы такое чудо под заурядной внешностью и безумным страхом.

Аристарх Охотский никогда не следовал страусовой политике. И если уж признавал какой-то факт, поколебать наемника было почти невозможно. А потому он, как только осознал свое влечение к Ире, симпатию, которую она вызывала, восхищение ее стремительным ростом, а также доверие… не раздумывал ни минуты. Раньше он мог представить рядом с собой только Флору. Но нага была его сестрой, пусть и не по крови, да еще и другого биологического вида. А вот Ира… Чем больше Рист узнавал ее, тем четче понимал, что богиня, чей храм они намеревались ограбить, обещала ему не напарницу, а намного больше. И это его совсем не пугало.

Вот разберутся они с кланами, и можно будет заняться маленькой Ромашкой всерьез.

– Не спишь? – В гостиную выполз Айшшен, уже в своем хвостатом облике.

– Не спится, – озвучил очевидное Рист и испытующе поглядел на друга. Даже то, что они не общались многие годы, не могло поколебать уверенности наемника – наг был ему другом, что бы тот ни думал на этот счет. – А ты почему еще не дрыхнешь?

– Потому же, – пожал плечами змей и, вытащив из бара стакан, плеснул и себе виски. – Ты ее любишь?

Охотский даже не стал уточнять, о ком речь.

– Если ты имеешь в виду, штормит ли меня так же, как тогда вас с Флорой, то нет, – усмехнулся он. – Но то, что я к ней более чем небезразличен, отрицать не буду.

– Как обтекаемо. – Айшшен вернул усмешку и сделал мелкий глоток янтарного напитка. – Хорошая девочка, мне понравилась.

Рист промолчал, не видя смысла подтверждать очевидное.

– Ты собираешься держать ее на расстоянии?

А вот этот вопрос был неожиданным, и наемник недоуменно поднял брови.

– С чего ты взял?

– Ну как же… – Легкая улыбка скользнула по тонким бледным губам змея. – Вы спите в одной постели, но только спите. Ты ее не обнимаешь, не целуешь, да и вообще не прикасаешься к ней больше, чем необходимо. Из этого можно сделать логичный вывод, что у тебя с ней ничего нет и, кажется, не будет.

– Ты передергиваешь, – отмахнулся Аристарх. – Просто… ну не время. Я, конечно, начал ее понемногу приручать, но… Сначала надо разобраться с этим дурдомом и поставить кланы на место.

– Время, – горько усмехнулся Айшшен. – Все мы всегда думаем, что у нас есть прорва времени. Вот я… был таким же дураком. Сначала считал, что у меня есть время быть с Флорой. Потом – что есть время вытащить ее. А его нет, Рист. Надо жить сегодня и брать от текущего момента все, что он может дать. Потому что завтра может и не наступить, особенно в нашем с тобой мире.

Охотский молча смотрел на друга, и по его лицу сложно было что-то понять.

– Я тебе дам совет, как тот, кто потерял все. – Наг со стуком поставил стакан на стол. – Если хочешь быть с ней – будь сегодня. А если судьба даст вам завтра – будь с ней и завтра. Все ограничения придумываем только мы сами. И сами же от этого страдаем. Доброй ночи.

И только шелест хвоста уползающего змея нарушил тишину в гостиной.


Пробуждение мое было странным. Я не подорвалась от резких звуков будильника. Не подпрыгнула в кровати от насмешливого голоса напарника. Меня разбудил божественный аромат натурального кофе.

Я, не открывая глаз, принюхалась, и только потом рискнула поднять веки.

Ничего экстраординарного – чашка с напитком, запах которого меня поднял, стояла на прикроватной тумбочке. Ну а тот, кого я подозревала в этой диверсии, спокойно разговаривал по телефону у окна.

Я решила, что можно себя немного побаловать. От души потянулась и, не вставая с кровати, взяла чашку. Мысль о том, что кофе мог предназначаться не мне, даже не пришла в мою голову.

Не торопясь, я смаковала слегка горький напиток и с интересом прислушивалась к разговору Риста. Похоже, он говорил с Вереском. Имен я не слышала, но кому еще мой напарник мог насмешливо рекомендовать хорошо отдохнуть до нашего приезда и ни в коем случае не забывать о предохранении. Я лишь изумленно головой покачала. Странный он…

– Доброе утро. – Рист положил мобильный на подоконник и внимательно на меня посмотрел. – Как спалось?

– Хорошо, спасибо, – искренне улыбнулась я и поставила чашку на тумбочку. – И за кофе тоже спасибо.

– Пожалуйста. – Он тоже улыбнулся, едва приподняв краешки губ.

И замолчал, продолжая пристально рассматривать меня. Так, словно видел впервые. Я, сбитая с толку этим взглядом, засмущалась и подтянула одеяло повыше.

– У меня что, рога выросли? – проворчала я, с трудом сдерживая желание накрыться с головой.

– Да нет, – тихо рассмеялся Рист. – Вовсе нет.

– Тогда с чего такое пристальное внимание скромной мне?

– Да так… Мысль думаю, – уклончиво отозвался он.

Надо же! Он и думать умеет!.. Но это я так… В порядке самозащиты от такого странного поведения напарника.

– И как она тебе, эта мысль? – иронично спросила я и решительно выбралась из-под одеяла.

В конце концов, моя стеснительность не имеет никакого смысла. Да и спала я в шортах и футболке, так что ничего напоказ выставлено не было. Этот мужчина видел меня и не в таком виде.

– Нравится… – протянул он, и я физически ощутила его заинтересованный взгляд, который скользнул по моей спине вниз. – И чем дольше я смотрю, тем больше она мне нравится.

Я едва сдержалась, чтобы не уточнить, о чем он – о мысли или обо мне.

М-да, что-то тебя, Ирочка, заносит совсем не туда. Как говорится, если боишься услышать ответ, лучше не задавай вопрос. Проверено на личном опыте, причем совсем недавно. Потому я проигнорировала и наглый взгляд, и двусмысленный ответ и отгородилась от проницательных серых глаз дверью ванной комнаты.

Взглянув на свое отражение в зеркале и отметив смущенный румянец во всю щеку, я тихо рассмеялась. М-да, веду себя… как девица, только-только выставленная из пансиона строгих правил. Ну посмотрел, и что тут такого? Я ведь и так в курсе, что нравлюсь ему, хоть и не до конца в это верится. А с чего тогда такая реакция?

Впрочем… я знала с чего. Настолько явного и ничем не прикрытого мужского интереса в глазах напарника я еще не видела. И это меня смущало и внушало опасения. Хотя бы потому, что я не понимала – какого фига?! Кажется, мы с ним договорились, что до окончания этого дурдома никаких попыток перевести наши… э-э-э… ну ладно, пусть будет – отношения в горизонтальную плоскость!

Соответственно вырисовывается закономерный вопрос… Какая муха ночью покусала Риста?! Вот сейчас приму душ и обязательно спрошу.

Но как только я опять встретилась с грозовыми серыми глазами, вся моя решимость испарилась. Не-э-эт! Язык себе откушу, но ни слова от меня не дождется! Потому что задавать такие вопросы… мужчине, который на тебя вот так смотрит… да еще и в непосредственной близости от кровати… Я же не сошла с ума на самом-то деле!

Так что я сделала невозмутимое лицо и вышла в гостиную.

Айшшен в обличье шикарной блондинки пил чай, рассеянно посматривая в окно.

– Доброе утро. – Наг повернулся и одарил нас доброжелательной улыбкой. – Как спалось?

– Хорошо, – вернула я улыбку.

– Твоими молитвами, – иронично отозвался напарник, который по-прежнему сверлил мою спину взглядом.

Черт, там скоро дырка образуется!

– О-о-о, – протянул змей и подозрительно сощурился. – Кажется, наш дорогой Охотник много думал!

– Много, – не стал спорить тот.

– И как? – заинтересованно подался вперед Айшшен.

Мне кажется, или наш недожрец в курсе, с какой радости меня пристально и оценивающе рассматривают?

– Мм… Догадайся, – раздался за моей спиной тихий смешок.

– Молодец, – сверкнула белозубой улыбкой блондинка.

Нет, точно в курсе. Руку даю на отсечение!

Я хмуро посмотрела сначала на ослепительно улыбающуюся маску нага, а затем – на Риста, на устах которого играла довольная усмешка. Скальтесь, скальтесь, я вам это припомню!

Впрочем…

Я резко опустила голову, чтобы распущенные волосы закрыли лицо и эти двое не увидели моей мрачной ухмылки.

Да, я не могу спросить Аристарха. Но зато прекрасно могу расспросить Айшшена. И пусть только попробует не сказать!..

Случай представился довольно скоро – мои спутники выяснили, что забыли купить что-то важное, а потому Рист умотал это важное искать. Мы с Айшшеном коротали время в кафе неподалеку от отеля, в котором ночевали.

– Ты на меня смотришь так, словно я совершил преступление. – Блондинка скривила в подобии улыбки идеально очерченные губы.

Я не собиралась отвлекаться на пустой треп, который только пожрет драгоценное время.

– Что ты наговорил Ристу, несчастный чешуйчатый? – процедила я, подавшись вперед.

– А, ты об этом. – Ни один мускул не дрогнул на его лице. – Ну да, перекинулись ночью несколькими фразами. А что, – он лукаво усмехнулся, – Рист уже действует?

Не зря мне это все не нравилось, ой как не зря!

– Айш-ш-шен! – прошипела я и грохнула кулаком по столу. – Что ты сказал Ристу?!

– Что он кретин и упускает время, – с убийственным спокойствием ответил наг.

И я растеряла весь свой боевой запал.

– В смысле?

– Хочешь напрямоту? – Он немигающе посмотрел в мои глаза.

Я уже не была так в этом уверена, но робко кивнула. В конце концов, не буду страусом. А то потом… могут быть проблемы.

– Тогда ответь сначала на один вопрос: что ты к нему чувствуешь?

Мне на миг показалось, что сквозь голубую радужку просматривается настоящий цвет его глаз – алый. Я вздрогнула и резко отвела взгляд.

– Ира, – голос Айшшена был холоднее арктических льдов, – посмотри на меня и ответь на вопрос.

Так, кажется, я уже ничего выяснять не хочу!

– Ира, я понимаю, что тебя сейчас очень тянет сделать глупость, но не стоит.

– Чего ты хочешь?! – сдавленно процедила я, с силой переводя взгляд на нага. – Услышать, что я его люблю?! А я не знаю! У меня, знаешь ли, столько проблем сейчас – совсем не до того, чтобы сесть и подумать!

– Успокойся, – мягко улыбнулся змей. – Я и не сомневался, что ты об этом не думала. Подумай сейчас. Вспомни, что вот на днях нас ждет храм, в котором мы все можем погибнуть, и хорошенько подумай.

Я опять отвернулась и покачала головой.

– Не знаю, просто не знаю…

– Сосредоточься. Ты на пороге вероятной смерти. Сконцентрируйся на этом и найди ответ.

О чем о чем, а о смерти мне думать не хотелось вообще… Я тряхнула головой и решила отвечать, как есть. Не закапываясь так глубоко.

– Знаешь, в него легко влюбиться. – Я печально улыбнулась и посмотрела Айшшена. – Правда, не думаю, что я успела. Но… Он мне нравится, и очень. Более того, я им восхищаюсь. И хоть несколько дней назад меня и пугала такая перспектива, сейчас я совершенно не против попробовать, когда мы выйдем из храма и…

– Р-р-ромашка! – взбешенно рявкнул Айшшен, и я испуганно замолчала, шокированно рассматривая полупрозрачную молочную чешую, которая медленно проявлялась на его руках.

Кажется, он в ярости!

– Я же ничего такого не сказала, – растерянно пробормотала я, не понимая, что могло вызвать такую бешеную реакцию.

– Конечно. – Чешуя на руках пропала, а чувственные губы блондинки исказила презрительная ухмылка. – Ты сказала ровно то же самое, что каждый день говорят себе тысячи идиотов. Что завтра все будет. Непременно. А оно, это гребаное завтра, может взять и не наступить!

Мне стало обидно. До выступивших слез. Его послушать, так я бегаю от жизни, малодушно надеясь, что оно как-то само все решится. Без моего участия! Еще и улыбается так… Презрение хуже ненависти, это еще моя бабушка говорила.

Мне очень хотелось сказать ему что-то едкое. Злое. Чтобы ударило больно-больно… Я даже начала перебирать в памяти все те скудные сведения, что знала об этом наге… И меня осенило.

– Ты ведь о себе говорил, да? – потрясенно прошептала я, смутно осознавая, что презрение было адресовано не мне, а себе. – О вас с Флорой?

– Умница, девочка, – очень грустно улыбнулся Айшшен и отсалютовал мне стаканом с соком. – Среди этих тысяч идиотов, я – король. Потому что за все эти годы так и не смог ничего делать. Из-за того что верил: у меня есть это… завтра.

– О-о-о… – выдохнула я, пребывая в глубоком шоке. – И Ристу ты… тоже сказал про то, что наша затея подождать, когда все закончится, дурость?

– Именно, – кивнул он.

– И это значит… – Я окончательно осознала, к чему были все эти взгляды, и ощутила, как сердце бухается в живот, замирая тревожным комком, а на его бывшем месте разливается неприятный холодок.

Я поняла, что вслух сказать это просто не смогу. Покраснела до корней волос и залпом допила свою минералку.

Черт, вот как реагировать, если мне сейчас практически прямым текстом говорят, что вечером меня ждет соблазнение по полной программе?!

– Сейчас кое-кто накрутит себя до состояния «тронь – и вспыхну», а потом это все скандалом прольется на голову Риста, – ехидно сказал Айшшен. – Боюсь, как бы мне потом по морде не прилетело за такую «помощь».

– Я не истеричка! – огрызнулась я, с унынием понимая – да, процесс накрутки пошел.

Вот как себя тормознуть, а?!

– Угу. – Наг резко подался вперед и, обхватив ладонями мое лицо, заставил смотреть ему в глаза. – А теперь подумай, девочка… Храм – это не место пикника. Реально, без всяких скидок – мы можем оттуда не вернуться. Или вернемся – но не все. Ты готова пойти на поводу у своих тараканов и никогда не узнать, каково это – быть с ним? Ведь есть шанс, что вы погибнете. Или, что еще хуже, погибнет один из вас. Ты готова всю жизнь потом жалеть о том, чего не сделала, девочка? Готова?

– Лучше сделать и жалеть, чем не сделать и жалеть, – прошептала я и дернула головой, чтобы освободиться от захвата.

– Именно. – Айшшен невозмутимо сел на место и подозвал официантку, чтобы заказать еще сок.

Я торопливо добавила к заказу еще стакан минералки и мрачно посмотрела на змея.

– Вообще, идея умирать мне категорически не нравится. Поэтому предпочитаю думать, что мы выживем и накрутим твоим соклановцам хвосты по самое основание.

– И это правильный настрой, – одобрил он. – Но ты должна понимать, что возможно всякое. Кстати, вот и Рист. – Наг усмехнулся и, понизив голос, произнес: – У тебя есть время до вечера. Думай, Ира, думай.

Змей растревожил мою душу. Всю дорогу до следующего места ночевки я действительно думала, периодически бросая взгляды на Риста. Тот, кстати, тоже время от времени отрывался от руля, чтобы искоса взглянуть в мою сторону. Так мы и играли в гляделки до самого вечера.

Не знаю, какие мысли бродили в голове у моего напарника, но я… прошла несколько стадий. Первая, кстати, была: «Да что этот змей о себе возомнил, фиг ему, не буду я слушаться!» Но это во мне говорили эмоции. Даже скорее детское нежелание принимать реальные факты, которые пугают. Но я не была ребенком. И, как уже говорила, страусовой политики никогда не придерживалась. А потому, обдумав все хорошенько, пришла к закономерному выводу: Айшшен прав. Никто мне не даст бумажку с печатью, в которой будет гарантирован наш триумфальный выход из храма. Да к тому же… блин, двухтысячные на дворе! А я тут пытаюсь развести сопли аки барышня из любовного романа. Проще надо быть, Ира, проще! Это же не случайный секс… Сама понимаешь – все к нему идет. Да и… хочется, чего от самой себя скрывать? Даже очень. Так какая разница, будет он неделей раньше или неделей позже?

Я опять скосила глаза на Риста и улыбнулась. Решение принято, осталось понять, как себя вести. Нет, в напарнике я не сомневаюсь, он у меня мужик решительный. Но как-то… удивить его хочется, что ли. Женщина я, или где?

Я сложила губы в трубочку и прищурилась. А что, если мне его соблазнить? Вот шок будет! Представила выражение лица Риста и едва сдержала смешок. Да-а-а! Определенно, мне нравится эта идея. Главное, чтобы Айшшен меня не сдал, но его можно будет попросить… Думаю, он не откажется. А вечером, когда мы останемся с Ристом одни, я…

Блин! Тоже мне нашлась роковая женщина! Соблазнительница! С мизерным опытом и полной головой прочитанных книг. Боюсь, в результате напарник меня поднимет на смех – и будет полностью прав. Черт… Плюнуть и сделать вид, что я не в курсе, а он пусть сам меня соблазняет? Без всяких сомнений, это проще, но… Да не хочу я так! Словно девственница в первую брачную ночь…

Я осознала, что мысли сейчас пойдут по кругу, и решительно себя остановила. Нет, хватит. Развела тут гвалт в своей голове. Сделаю по-другому… Доверюсь интуиции, и будь что будет.


– Я в душ! – торопливо выпалила я, когда мы с Ристом вошли в комнату.

– Беги, – рассеянно отозвался напарник, бросая свой рюкзак у двери. – Я все равно сейчас хочу задать Айшшену парочку вопросов.

Я даже затормозила. Та-а-ак! Не поняла! Куда это он собрался?! И, честно говоря, уже хотела гневно спросить… Но передумала. Пусть идет. Я из душа не вылезу до тех пор, пока он в дверь не постучится. Надеюсь, это будет не в три часа ночи…

С деланым равнодушием махнула рукой, мол, катись, дорогой напарничек, и закрыла за собой дверь.

Я торопливо вымылась, а затем занялась волосами – промыть, высушить, тщательно расчесать, чтобы аж блестели. Придирчиво осмотрела свое изображение в зеркале и осталась довольна. Однако как предвкушение секса красит женщину! Не ожидала… Глаза горят, губы и без помады яркие, на щеках – легкий румянец. Ну просто прелесть! Сейчас только над образом поработаю, и можно будет ждать Риста. О том, что мой дражайший напарничек может засидеться у Айшшена, думать не хотелось. В крайнем случае, наг его выгонит. Он же в курсе…

Так-с… В каком же виде выйти? В обнаженном не интересно – прямое приглашение это не наш вариант. Как бы так хитро выкрутиться, чтобы и намек, и не совсем намек? А-а-а! Почему у меня опыта совсем нет?! Ладно, подумаем.

Хм… А что у меня есть интересного из одежды? Я присела перед своим рюкзаком, который предусмотрительно захватила в ванную комнату, и принялась его потрошить. Не то… Не то… Совсем не то… Вообще не то… А это что? Достала бежевую летнюю рубашку Риста, которая непонятно как оказалась у меня. Покрутила ее в руках, осторожно понюхала, чтобы определить степень свежести, и расплылась в предвкушающей ухмылке. Ну все, напарничек, держись!

Торопливо надела черный бюстгальтер, а потом накинула рубашку на плечи и, не застегивая, завязала плотным узлом под грудью. Подумав, достала шорты, в которых я все время спала. Коротенькие и не мешковатые – они идеально подходили для моей задумки, ибо вроде как намекали, что я ни на что такое не настроена. Еще раз осмотрела себя в зеркале и осталась вполне довольна.

Теперь осталось дождаться Риста.

Минута.

Вторая.

Пять минут.

Я достала мобильный и, нахмурившись, отсчитывала время.

Черт, он что, с концами застрял?! Я сейчас как психану, как пойду спать, и ни шиша ему не обломится!

Легкий стук в дверь раздался как раз в тот момент, когда я собиралась плюнуть на все.

– Ир? – позвал Рист. – Ты там уснула, что ли?

– Нет-нет, – весело отозвалась я, ощущая, как поднимается упавшее было настроение. – Сейчас выхожу!

И бросилась к зеркалу, чтобы добавить последние штрихи.

– Ну и горазда ты сидеть, – хмыкнул напарник. – Я уже и душ успел принять, и с Айшшеном несколькими фразами перекинуться, а ты…

И в этот момент я, затаив дыхание, рывком распахнула дверь.

Рист поперхнулся последними словами и, изумленно вскинув брови, окинул меня странным взглядом.

– Я твою рубашку позаимствовала, надеюсь, ты не против, – небрежно обронила я, проходя мимо него. – А то мне спать не в чем. – И мило ему улыбнулась.

– Ага, не в чем, – эхом отозвался напарник и схватил меня за руку. – Стоять!

– Что? – Я непонимающе похлопала ресничками. – Рист, спать пора! Нам просыпаться рано, и вообще…

Он меня не слушал совершенно. Повернул к себе и пристально рассматривал. Я даже поежилась под этим взглядом… Никогда еще ни один мужчина так откровенно на меня не пялился! И то, что я именно этого и добивалась, не отменяет факта!

– Ри-и-ист! – Я пощелкала пальцами свободной руки у него перед носом. – Ты чего?

Напарник посмотрел мне в глаза. На его губах медленно расцветала предвкушающая ухмылка. Я замерла, только сейчас вполне осознав, с кем надумала поиграть.

И еще до того, как он властно впился в мои губы в бешеном поцелуе, я успела подумать: «Ну и кретинка ты, Ирка. Нашла кого соблазнять!»

Это была последняя осознанная мысль, которая меня посетила. Потому что Рист… явно воспринял мой внешний вид как приглашение – а так оно, собственно, и было – и не дал мне ни секунды, чтобы прийти в себя.

Я отдалась во власть поцелуя целиком и полностью. Мне казалось, что то, как мы целовались в лесу, было вершиной страсти? О! Как я мало в этом понимала…

Рист… Он покорял меня. Он вел меня. Он побуждал меня. Я прильнула к нему и, привстав на цыпочки, зарылась пальцами в чуть влажные волосы. И с жаром ринулась в бой – дразняще кусала его губы, ловила его язык и еще умудрялась тихонько мурлыкать, как настоящая кошка. Мне было так легко… Зачем вообще создавать себе столько проблем и придумывать всякую ерунду? Есть я и он. Какая разница, что происходит вне нас?

Тихий рык мне словно почудился. Но в следующий момент Рист обхватил мое лицо ладонями и оторвался от меня. Я взглянула на него затуманенными от страсти глазами и растерянно заморгала. Чего он?..

– Ты меня решила совсем с катушек столкнуть, соблазнительница? – выдохнул он, и прежде, чем до моего малость неадекватного сейчас мозга дошло, о чем речь, длинные пальцы погладили мой голый живот.

Я охнула и выгнулась, стремясь не то продолжить ласку, не то прервать ее. Чего мне хотелось больше? А черт его знает. Ощущения были яркими, но как-то… слишком. А ведь Рист всего лишь живота коснулся! Как же дальше…

– Тебе безусловно идет моя рубашка, но без нее лучше…

Я почувствовала, как напарник осторожно развязывает узел, не забывая, словно нечаянно, задевать ставшую неимоверно чувствительной кожу.

Я кусала губы, вцепившись в его плечи, осознавая, что мы еще ничего делать не начали, а я уже с ума схожу от возбуждения и согласна на все и даже больше.

Запрокинув голову, я тихонько застонала и мстительно впилась ногтями в плечи напарника, прикрытые тканью футболки. Вот так тебе! Издевается…

– Даже так? – хмыкнул он и в следующий момент легонько прикусил мочку моего уха, одновременно с этим быстро стащив с меня рубашку.

Прохладный воздух обнял обнаженные руки, разгоряченное тело покрылось гусиной кожей.

Ах ты!..

– Мм, так нечестно, – искушающе улыбнулась я и скользнула пальцами под футболку, чтобы с восторгом прикоснуться к моментально напрягшемуся животу.

– Ир-р-ра! – зарычал Рист и перехватил мои руки. – Будь хорошей девочкой!

– Была, не понравилось, – беспечно пожала плечами я и, хитро сощурившись, прогнулась в спине, чтобы невесомым касанием дотронуться до его груди.

– Зараза мелкая… – выдохнул напарник. – Ты…

Я про себя хихикнула. Кажется, он не ожидал от меня такого поведения. Впрочем, я сама от себя не ожидала… Но так даже лучше. Никаких сомнений, никаких посторонних мыслей. Насколько же это пьяняще – быть рядом с небезразличным к тебе мужчиной и иметь полную свободу действий.

Могу делать что хочу!

Например… вот это.

Я развела руки, которые по-прежнему удерживал Рист, шире, резко подалась вперед и ме-е-едле-е-енно его поцеловала.

Секундное замешательство, но тормозом мой напарник никогда не был. Инициатива молниеносно перешла к нему, но мне, честно говоря, было все равно. Я настолько погрузилась в дивные, приводящие в восторг ощущения, что не сразу поняла, как меня подхватили, а затем осторожно опустили на кровать.

Я приподнялась на локтях и уставилась затуманенным взглядом на Риста, который отошел на два шага и теперь рассматривал меня с непонятным выражением лица.

– Что на этот раз? – Я удивилась, насколько хрипло и возбужденно звучит мой голос. – Если ты сейчас скажешь, что сваливаешь спать к Айшшену, обещаю – я тебя убью!

– И в мыслях не было. – Ленивая ухмылка на миг осветила его лицо, а затем мой напарник принялся медленно снимать футболку.

– Мм, стриптиз! – тихо рассмеялась я, не отрывая глаз от пикантного зрелища. – И все же… О чем ты только что думал?

– Что и не подозревал, сколько в тебе страсти.

Футболка отлетела в сторону, и Рист взялся за ремень джинсов.

– Стой! – Я рывком села и поманила его к себе. – Я хочу сама.

– Желание дамы – закон. – Едва слышный смешок, и Рист оказался совсем рядом.

Я не удержалась и опять провела пальцами по его животу, слегка царапая ногтями. Под моими прикосновениями он каменел, хотя казалось, что больше некуда. Мама дорогая, и это все мое? Съем! Как лучший десерт! Честное слово!

Так, надо как-то прийти в себя, еще не время давать мозгам команду на выход.

– А если бы подозревал? – Я решила вернуться к его предпоследней фразе, пока неторопливо расстегивала сначала ремень, а потом и сами джинсы.

– Переспал бы с тобой еще тогда, когда мы после задания отсиживались, – выдохнул он, погружая пальцы в мои волосы.

Я тихонько мурлыкнула – как же приятно! Но затем насмешливо сказала:

– Размечтался. Кто бы тебе позволил. – И осторожно стянула джинсы вниз, зачарованно рассматривая черные боксеры, через которые было видно красноречивое свидетельство того, что скоро все разговоры закончатся.

Мелькнула шальная мысль стащить еще и их, но на это уже меня не хватило.

– Ты даже представить себе не можешь, насколько я бываю убедительным. – Джинсы отлетели в другой конец комнаты, а меня легонько толкнули в грудь. – Моя очередь.

Я послушно улеглась на спину, а затем приподняла бедра, позволяя напарнику снять с меня шорты. Впрочем, только шортами он не ограничился. Таких заморочек, как у меня, у Риста явно не было. Я поежилась и с трудом сдержала желание скукожиться и прикрыться руками. Надо же, остатки стеснительности проснулись! А я думала, их безвозвратно инфаркт настиг…

Мне нравилось ощущать себя женщиной. Нравилось осознавать, что имею власть над этим мужчиной. И я не хотела портить себе эту ночь всякой ерундой. Даже если это наша первая и последняя ночь. Тем более если это наша первая и последняя ночь. Поэтому я лукаво улыбнулась и спросила у внимательно рассматривающего меня Риста:

– Нравлюсь?

– Очень, – живо откликнулся он и осторожно провел рукой вверх по моей ноге, до самой ягодицы. – Только, чтобы нормально наслаждаться видами, надо еще от кое-чего избавиться.

Ну да, бюстик. Я приподнялась, чтобы дотянуться до застежки сзади, но меня остановили.

– Даже не вздумай, – покачал головой напарник и резко скомандовал: – На живот.

– Да, мой господин, – с показным смирением пропела я, но послушно вытянулась, подставляя под его руки спину.

И замерла, ожидая прикосновения и желая его. Но Рист медлил, и на меня вдруг навалилась неуверенность. Черт, это я сейчас такая смелая… когда мы просто флиртуем и дразним друг друга. Природная женственность, спасибо ей, позволила провести этот раунд достойно. А дальше?! Я же ничего в этом не понимаю…

– Ты напряглась, – ворвался в мои мысли властный голос напарника. – Расслабься. Впрочем… я сейчас помогу.

И в следующий момент я ощутила ладони на своих щиколотках. Вздрогнула, не совсем понимая, что он собирается делать, и… выдохнула, когда чуткие пальцы начали постепенно продвигаться вверх, рисуя на моих ногах узоры. Когда путь был пройден наполовину, к пальцам присоединились губы, и желание, уже заполнившее меня до самой макушки, начало выплескиваться сначала тихими, а потом все более громкими стонами.

Господи, он ведь меня еще не коснулся толком… Что же дальше будет? Я, наверное, просто умру, не выдержав столько наслаждения!

Легкий, но ощутимый укус за ягодицу заставил меня зашипеть и дернуть ногой.

– Не брыкайся. – В голосе Риста слышалась усмешка.

Я хотела было возмутиться, но не успела. Как только его губы опять прижались к моей спине, из головы напрочь вылетели все слова.

Влажные поцелуи вдоль позвоночника снова заставили меня стонать и бессильно сжимать в руках тонкую ткань покрывала. Щелчок застежки донесся словно сквозь вату, и я не сразу поняла, что меня переворачивают.

– Вот так хорошо, – прошептал напарник, глядя мне в глаза, и отбросил в сторону последнюю деталь моей одежды.

– Да, – ответила я тоже шепотом, мучительно желая, чтобы он коснулся моей груди и…

Теплые, мягкие губы мазнули по моему соску, и я глухо застонала, выгибаясь им навстречу. Ну же!.. Но Рист словно дразнил меня – легко дотрагивался до тугой горошины, дул на нее, но не давал мне то, чего так хотелось. А когда я, окончательно потеряв стыд, попыталась сама поласкать свою грудь, небрежно перехватил обе руки и прижал их над моей головой.

– Охотник, мать твою! – наконец не выдержала я. – Перестань издеваться!

– Ромашка, не ругайся, – промурлыкал этот гад и осторожно провел языком по соску. – Зато мне все нравится. Ты кажешься такой беспомощной…

Ах, беспомощной. Я усмехнулась и подняла ногу, чтобы потереться об его пах. И замерла, когда осознала, что касаюсь отнюдь не трусов!

– У тебя непередаваемое выражение лица, – тихо рассмеялся напарник и, отпустив меня, положил ладони на мою грудь. – Когда что-то делаешь, будь готова к расплате.

Я хотела возмутиться. Честное слово, хотела! Но как это возможно, если твои губы так целуют, а тело – так ласкают? Чуткие пальцы играли с болезненно ноющими сосками, властные губы яростно целовали, подталкивая к полной капитуляции.

И я растворилась в своих ощущениях, потерялась в них полностью, и только время от времени жалобно всхлипывала, когда очередная ласка выводила меня на новый уровень возбуждения. О, сколько раз у меня мелькала мысль, что вот этого я точно не выдержу! Но за этим «не могу» открывались новые горизонты, и я плавилась, плавилась, и единственное, чего мне сейчас не хватало, это ощущения наполненности. Я ощущала себя пустой, и мне это не нравилось.

Я настолько погрузилась в свое возбуждение, что слияние наших тел просто пропустила. Осознала это лишь тогда, когда ощутила себя на диво цельной. Словно так… и было правильно.

– Держись, милая, – шепнул Рист мне на ухо, и я покорно ухватилась за его плечи.

Может, он не это имел в виду, но у меня четкое ощущение, что сейчас меня сметет словно ураганом.

С каждым толчком ощущение, что меня уносит, усиливалось. Я цеплялась за Риста, наверняка оставляя глубокие царапины на его спине. Кричала так, что сорвала голос. И в тот миг, когда соитие достигло своего пика, я, наверное, умерла. Потому что не может один человек вынести столько наслаждения, просто не может!


Айшшен сидел на широкой кровати и, поигрывая коньяком в бокале, задумчиво смотрел на свой хвост, который кольцами лежал на украшенном вышивкой покрывале. Впрочем, не собственная конечность заботила жреца богини – на самом деле он с интересом прислушивался к звукам, которые чуткий слух нага различал даже через толстую стенку. И постепенно его улыбка становилась все шире. А потом он отсалютовал бокалом стене и спокойно произнес:

– Хоть какой-то толк от моего идиотского опыта.

Глава 15

Проснулась я оттого, что мне было жарко. Попыталась спихнуть с себя одеяло, но оно пробурчало что-то и прижало меня сильнее. Честное слово, я не тормоз! Но все равно не сразу сообразила, что происходит.

В этот момент мне, конечно, полагалось осознать, что случилось ночью, вспомнить все в подробностях, залиться краской по уши, а потом с воплями «А-а-а! Как мы могли!» удрать в ванную биться головой об плитку на стене. Такой ерундой, ясное дело, я заниматься не стала. Ибо все было хорошо и правильно, а главное – мне понравилось! Мир был прекрасен, настроение – еще прекраснее, а заморачиваться и создавать проблемы на ровном месте мне не хотелось.

– Эй, я тебе плюшевый мишка, что ли? – Я шутливо толкнула Риста в плечо. – Пусти, медведь!

– Почему это я вдруг медведь? – Он сонно моргнул, а затем от души зевнул.

А я засмотрелась. Кажется, не первый раз рядом с ним просыпаюсь, но вот такое ощущение самого мимимишного умиления испытываю точно впервые. Заспанный напарник выглядел настолько мило и по-домашнему, что хотелось плюнуть на все и не вставать с кровати минимум до обеда. А лучше – до завтрашнего утра. Но увы, увы… Пока никак. Вот выберемся из храма, накрутим хвосты подземным – и я Риста в отпуск вытащу. Постельно-режимный! Во всех смыслах! Да, вот такая я испорченная. И – нет, мне ни капельки не стыдно!

– Потому что объятия у тебя медвежьи, – ласково пояснила я, сползая на пол. – Так придавил – дышать нечем.

– Вредина, – хмыкнул напарник, а потом вдруг звонко хлопнул меня по голой ягодице.

– Рист! – возмущенно вскрикнула я и, резко повернувшись, грозно на него уставилась, уперев руки в боки.

– Мм?.. – Этот нахал медленно меня оглядел и сощурился. – А шла бы ты… в ванную комнату, Ромашка. Потому что еще секунд тридцать, и ты точно никуда не пойдешь.

Намек был понят правильно, поэтому я поспешила смыться. Не то чтобы я испугалась… Нотки в голосе напарника были весьма соблазняющими, и я бы с удовольствием соблазнилась. Но не сейчас! И так… разошлись.

Из душа я выползла минут через пятнадцать, возлюбившая мир еще больше. Оделась и с удовольствием посмотрела в зеркало, подмечая, что выгляжу прекрасно. Однако как на меня насыщенная личная жизнь подействовала! Того и гляди ЧСВ[5] потолок задевать начнет.

В общем, так бы смотрелась и смотрелась! Но надо было пустить в душ напарника, а то, боюсь, с него станется выломать дверь. Ну… и потом точно никто никуда не поедет. Я не пошлая, я не пошлая…

Осознав, что настроение игривое даже с перебором, решила взять себя в руки. Несколько минут концентрации на проблемах, конечно, не загнали его под плинтус, но я хоть перестала казаться себе озабоченной сверх меры. Правда, все мои труды чуть не пошли насмарку, когда мимо меня в ванную комнату продефилировал обнаженный Рист, но я как-то сумела удержать себя в рамках.

Рассеянно оглядев комнату, словно пытаясь запомнить в деталях место, где мне было так хорошо – номер как номер, кстати, ничего примечательного, – я пошла к Айшшену. Сказать, что мы почти готовы.

Дверь номера нага открылась, словно он меня ждал.

– Привет! – радостно улыбнулась я шикарной блондинке, чья внешность меня уже не угнетала. – Мы почти готовы.

– А я готов без почти, – усмехнулся змей, запирая за собой номер.

Честно говоря, я ожидала от него какой-то реакции. Расспросов. Нескольких слов с тонким намеком. Еще чего-нибудь в таком роде. Но ничего подобного не было. Айшшен казался спокойным, даже безмятежным. Молча прошел в наш номер, уселся в кресло и завел со мной разговор на отвлеченную тему. Впрочем, я была ему даже благодарна. То, что случилось… это только наше с Ристом.

Напарник вышел из ванной полностью одетым. Лениво поприветствовал нага и предложил сваливать. Так и сказал: «Сваливаем отсюда». Протестовать никто не собирался, а потому уже через час, после того как позавтракали в кафешке напротив отеля, мы покинули этот город.

Я сидела на переднем сиденье и нетерпеливо ерзала. Скоро, скоро, скоро я увижу Мышку! Надеюсь, нам дадут хоть немного пообщаться наедине. Потому что с кем, как не с подругой, можно таким поделиться! А иначе меня просто разорвет на части, зуб даю!

– Рист, а где вообще мы пересечемся с Мышкой и Вереском? – наконец додумалась спросить я.

– В том городе, от которого к храму ближе всего.

– До-о-олго, – разочарованно протянула я и уставилась в окно.

– Ты такая смешная, – вдруг тихо рассмеялся Айшшен.

– Почему? – Я недоуменно взглянула через плечо на нага.

– Ведешь себя как восторженный подросток, – ухмыльнулся он.

– Есть немного, – со смешком поддакнул Рист.

Не знаю, чего они добивались, но мне не понравилось. Не конкретно их слова, а то, какой я выгляжу. В другой ситуации я бы лишь плечами пожала – мол, фиг с ним, мое счастье настолько полное, что плевать на всех. Но сейчас я на такое не имела права. Поэтому откинулась на спинку сиденья и, закрыв глаза, попыталась вернуться в более адекватное состояние.

Слаженный двойной вздох подсказал мне, что меня не одобряют. Вот только пояснить, что теперь их не устроило в моем поведении, никто не захотел. Я пожала плечами, но искусственно портить себе настроение не стала. Хотя, конечно, оно уже не было таким щенячье-счастливым. Впрочем, это было хорошо. Реально, перебор…

Я поджала губы и задумчиво побарабанила пальцами по дверной ручке. Чем бы заняться? Сначала думала позвонить Мышке, но сети не было. Трепаться… не хотелось. Айшшен ушел в себя, а отвлекать Риста от дороги было чревато. Потому я приняла самое мудрое решение. Поспать. Потому что вроде и выспалась, но… не совсем. А силы мне ой как нужны…

Когда открыла глаза, оказалось, что машина стоит. Более того, в ней, кроме меня, никого нет.

Остатки сна моментально слетели с меня, и я испуганно заозиралась. Не поняла, а где все?! Что я уже проспала?!

Я торопливо отстегнула ремень безопасности и выскочила из джипа. И облегченно выдохнула – Рист и Айшшен негромко спорили у дверей небольшого кафе.

– Почему меня не разбудили? – Я решительно подошла к ним.

– Зачем? – улыбнулся мне напарник. – Сейчас в этом смысла не было никакого. А вот подъедут наши…

– Скоро? – деловито перебила его я – после сна я уже не ощущала себя радостным щенком, который прыгает вокруг всех и каждого.

– Думаю… а вот и они.

Я резко повернулась и расплылась в радостной улыбке – рядом с нашим джипом парковался темно-синий седан. И, кажется, еще не успел остановиться, как из него вылетела Мышка и с писком повисла у меня на шее.

– И-и-ирка! – радостно воскликнула она. – Я соскучилась!

– Я тоже! – Я с удовольствием обняла подругу и кивнула вышедшему из машины Вереску. – Мне тебе надо столько рассказать! – шепнула ей на ухо, чтобы никто больше не услышал.

Волчица отстранилась и, окинув меня внимательным взглядом, кивнула.

– Где Айшшен? – деловито поинтересовалась Мышка и, нахмурившись, посмотрела на отстраненно улыбающуюся блондинку. – А это еще кто?

Мы с Ристом переглянулись и синхронно ухмыльнулись.

Не-э-эт! Не скажу! Хочу увидеть ее лицо, когда она осознает!

Но все испортил сам наг.

– Мышка, с ума сойти! – рассмеялся он низким грудным смехом. – А я тебя не сразу узнал! Ты же совсем малявкой была, когда мы последний раз виделись.

Но все же кайф я получила – лицо подруги вытянулось, а челюсть натурально отвалилась.

– А-а-айшше-э-эн?! – выдохнула она, немного заикаясь, и потерла глаза. – Меня не глючит?!

– Нет, не глючит, – давясь смехом, заверила я.

– А где тот шикарный блондин, которым ты был раньше? – несчастным голосом протянула волчица. – Или ты ориентацию вдруг сменил?

– Способ маскировки улучшил, – широко улыбнулся наг и протянул руку ирбису. – Айшшен.

– Вереск, – представился тот, крепко пожимая ладонь змея, и дипломатично добавил: – Оригинальная личина.

– Стараюсь. – Айшшен резко посерьезнел. – Нам надо найти уединенное место, чтобы поговорить.

– А мы едем сегодня дальше или заночуем тут? – встряла я.

– Заночуем, – отозвался Рист. – Не вижу смысла спешить.

– Ну тогда давайте найдем отель и там поговорим, – внесла я конструктивное предложение.

– Хм, а это идея, – согласно кивнул наг.

Остаток дня прошел в хлопотах. Отель, обсуждение обновленного плана действий, внесение конструктивных предложений и бурные споры. Ругань Мышки, которая тоже была не в курсе милой особенности белого змея. Меня потряс момент, когда Айшшен с серьезной миной рекомендовал запастись серебряными пулями. А Вереск, с не менее серьезной миной, ответил, что на дне багажника их в прямом смысле до фига.

– Зачем серебряные? – хихикнула я. – Мы же вроде на нагов охотиться будем, а не на оборотней.

– Серебро убивает нежить, – ошарашил меня напарник.

Что?! Какая еще нежить?!

– Мама дорогая, – я нервно рассмеялась, ощутив, как задергался левый глаз, – в нашем фэнтези еще и нежить водится!

– Не водится, – усмехнулся Айшшен. – Но в храме может быть. Во время последней войны, в которой участвовала наша богиня, она призвала очень много умерших нагов. И, поверь, их противники далеко не сразу поняли, как с ними справиться. Так что мы можем лишь поблагодарить их за опыт – по крайней мере, такой поворот дела не станет для нас сюрпризом.

Когда начало темнеть, Вереск с Ристом уехали докупать все, что внесли в список, а мы с Мышкой остались в одном из снятых номеров типа под присмотром Айшшена. Почему типа? Да потому, что наг, как гигантский питон, свил кольцами гнездо на полу и внаглую уснул.

Зато теперь можно было нормально поговорить с подругой. Мы с ногами залезли на кровать и, чуть ли не обнявшись, принялись перешептываться. Взахлеб делились бурной личной жизнью и радовались друг за друга. Как говорится, жизнь удалась!

А поздним вечером… Я собиралась спать, честное слово! Честное-пречестное! Впрочем, кого я обманываю, да… Короче, когда меня начали соблазнять, я и не упиралась. Ночь прошла бурно, страстно и без сожалений. И если бы не ранний подъем, думаю, мы с Ристом не уснули бы до самого утра.

Уплывая в сон, прижатая к большому теплому телу, я сама себе пообещала: все еще будет! Мы выживем, и все еще будет!


Туда, где примерно находился храм, мы добрались, когда уже стемнело. Устали как собаки. Даже говорить сил ни у кого не было. Ну кроме Айшшена, но что этому чешуйчатому жрецу будет?

– Разбиваем лагерь, и спать, – скомандовал Рист, сбрасывая на землю рюкзак.

– Стой! – вдруг поднял руку насторожившийся Вереск.

– Что такое? – забеспокоилась я.

– Тут кто-то есть, – подал голос наг. – Я чую.

– И я даже знаю кто, – мрачно сказала Мышка.

Она быстрым шагом вышла вперед, сделала строгое лицо и во все горло рявкнула:

– А ну, покажитесь!

Я только и могла, что ресницами хлопать. Ибо что происходит, совсем не понимала.

А потом… Я, честно говоря, даже глаза потерла, потому что подумала, что глючит, и конкретно. Но нет – к нам медленно, я бы даже сказала, расслабленно приближалась кошка. Самая обычная кошка.

– Яра! – потрясенно выдохнула я.

Из-за ее спины показался крупный черный кот.

– Дан… – прошептала я, ощущая, как расплываюсь в дебильной улыбке.

Кошмар, вся компания в сборе! Но как они нас нашли?!

Кот и кошка остановились в нескольких метрах от нас и сели, синхронно обернув хвостом лапы. Взгляды двух пар желтых глаз были одинаково укоризненными.

– Превращайтесь, – обреченно махнула рукой Мышка.

Кажется, подруга предчувствовала шикарную взбучку. Если вспомнить, как Данила относится к работе Ярины, – ничего удивительного. Все же волчица учудила так учудила.

Силуэты кошачьих размылись, и через несколько мгновений перед нами уже стояли невысокая худенькая девушка с распущенными волосами, которые покрывалом укрывали ее до ягодиц, и жилистый смуглый парень. Обнаженные, ясное дело. М-да, а в прошлый раз Дан еще меня стеснялся… Постаралась не отвлекаться на своеобразный стриптиз и смотреть только на лица. Потому и заметила, как лицо Данилы исказила ярость.

Опаньки, кто-то сейчас огребет бамбулей!

– Ты! – рыкнул он, посмотрев на спокойного Аристарха. – Всех позвал на свою вечернику, а лучшего друга забыл?!

– Слушай, Дан… – начал было Рист, но тот обжег товарища таким взглядом, что мой напарник замолчал и только изумленно вскинул брови.

Кажется, нашего кота он таким еще не видел.

– С тобой мы потом поговорим. – Данила шипел не хуже нага. Впрочем, он же кот… – А вот с тобой, с-с-сес-с-стренка, – о, это уже чисто змеиные звуки! – будем говорить прямо сейчас!

Мышка нервно икнула и, не придумав ничего лучшего, юркнула за спину Вереска. Палишься, мать, па-а-алишься… Словно этого было мало, ирбис выпрямился и, сжав дрожащую ладонь моей подруги, спокойно посмотрел Даниле в глаза.

Короче, картина Репина «Приплыли».

Челюсть Дана грохнулась вниз, и он, обескураженно моргая, кажется, никак не мог соединить в голове все кусочки пазла. Неужели так не верилось, что эти двое могут быть парой? М-да, как… недальновидно с его стороны.

– Я не понял, это что?! – свирепо осведомился он, подавшись вперед.

Кажется, наследнику кошачьего клана не хватало самой малости, чтобы броситься на снежного барса.

– О-о-о, сейчас будет драка, – тихо рассмеялась Ярина и похлопала Дана по плечу. – Милый, остынь. Ну стали они парой, в чем проблема? По-моему, прекрасный кандидат. – Она улыбнулась Вереску. – А насчет Мышки… ты же знаешь, что мать ее отпустила!

– Отец ее ни за что бы не отпустил! – огрызнулся кот, не сводя с невозмутимого ирбиса злого взгляда.

Кошка нахмурилась, и мне почему-то подумалось, что кто-то крупно нарвался.

– Ее отец, дорогуша, – прошипела она и с силой вонзила ногти в его плечо, – не глава клана. А мать, если тебе память отказала, дала свое «добро» на эту поездку! Поэтому спрятал свои волчьи инстинкты поглубже и закрыл рот!

О, сейчас у меня будет ностальжи! Кто-то кому-то закатит феерический шкандаль с мордобоем! Яра в гневе – это вам не хухры-мухры.

Но тут на сцену решил выйти еще один участник.

– Да вы задолбали, – усмехнулся Айшшен, выползая вперед. – У нас тут, понимаешь ли, чуть ли не встреча выпускников образовалась, а на меня ноль внимания. Дан, скотина ты пушистая, ты как понял, где нас искать?

Дан тяжело задышал, словно сейчас сорвется и бросится в бой. И по барабану на кого. Но вдруг он застыл и прикрыл глаза.

– Яра, объясни им, – глухо сказал он. – А я скоро…

Через считаные секунды на месте смуглого и темноволосого мужчины опять был черный кот. Он недовольно мяукнул и, задрав хвост, убежал в лес.

– Дурак, – закатила глаза кошка и махнула рукой в западном направлении. – Идемте, у нас там палатки стоят. Мы вас здесь уже два дня ждем.

Мечтательный голос Ярины как бы намекал на то, что эти два дня прошли совсем не впустую.

Она привела нас именно туда, где мы разбивали лагерь в прошлый раз. Пояснила, что нашли по запаху и сначала решили, что мы ушли в храм. Пробовали сунуться за нами – им тоже показалась Флора и гневно заявила, что разные смертные задолбали ломиться в святая святых нагов. Наша парочка быстро смекнула, что мы вряд ли пробрались мимо такого грозного стража. А потом Данила пришел к совершенно верному выводу, что мы, скорее всего, свалили, но вернемся с Айшшеном.

– Нет, ты мне скажи, как вы поняли, что мы именно в храм пошли? – не унимался альбинос, помогая Вереску ставить палатку.

– Да просто за столько лет общения Дан с Ристом практически близнецами стали, – объяснила уже одетая в свободные джинсы и толстовку Ярина. – Данила, когда узнал, что Мышка с Вереском пропали, быстро сложил два и два. Просчитал варианты, подумал, как поступил бы он, – и осознал, что только храм. Затем вломился к матери и устроил там такое… Как дом устоял – не понятно.

– И что Светлана? – тихо спросила я, добывая из рюкзака продукты.

Не дай небо кому-то поднять мою «сумочку» – руки отвалятся, гарантирую. Но ничего не поделаешь – мужчины несли в основном оружие, поэтому остальные вещи пришлось разделить нам с Мышкой. А вот сколько весит рюкзак того же Риста, я даже спросить боюсь. Ибо есть у меня подозрение, что я его и с места не сдвину. Я уже молчу о поклаже Айшшена, который по умолчанию сильнее нас всех.

– А что она? – тихонько фыркнула Яра, складывая сучья в месте для костра. – Возрадовалась и отпустила на все четыре стороны. Только сказала, что если они с Маринкой загнутся – чтобы домой не возвращались.

Я изумленно поцокала языком.

Нет, мне однозначно такого не понять. Как можно поставить весь город на уши, когда дочь пропала, угрожать уничтожением целому клану за единственный упавший волосок с ее головы, а потом вот так спокойно отпустить практически на верную смерть?! А потом еще и благословить на это самоубийство сына и наследника. Я покачала головой и подумала, что такое явно не для средних умов.

– Ну вот, – пожала плечами кошка, – а местонахождение храма он знал.

– Конечно, – вздохнул Айшшен. – Мы же здесь были в прошлом году. Пытались понять, есть ли возможность проскользнуть внутрь, чтобы завершить мою инициацию как жреца и не нарваться.

– И как? – немедленно заинтересовалась я.

– Нарвались на служанку и едва ноги унесли, – со смешком поведал наг.

Представив эту картинку, я звонко расхохоталась.

– Жуть, а Дан мне и не рассказывал, – недовольно процедил Рист и окинул Айшшена недовольным взглядом.

Змей выразительно вскинул бровь и продолжил копаться в своем рюкзаке.

– Чтобы ты распсиховался и выкинул какой-нибудь фортель? – насмешливо сощурилась кошка и покачала головой. – Сам подумал, какие вопросы задаешь?

Рист шумно вздохнул, но благоразумно промолчал.

И правда, что тут еще скажешь?

Дан вернулся как раз к ужину. Как говорится, стоило нам снять с костра котелок с кашей, а тут и Данилу принесло.

Черный кот молнией шмыгнул в их с Ярой палатку, а через пять минут оттуда вышел мужчина в джинсах и свитере. Ну и лицо теперь у него было попроще. Прогресс, кажется, драки сегодня не будет.

Дан молча сел рядом с Яриной и обнял ее так, что, я думала, ребра переломает. Через несколько минут он окончательно расслабился и с улыбкой осмотрел нас.

– С тобой мы потом поговорим, – погрозил он пальцем Мышке, затем показал кулак Ристу и наконец спокойно спросил: – Ну так каков наш план?

Как ни странно, план Дану понравился. Он даже мечтательно глаза прикрыл, представив, какой шухер начнется в нашем городе, если все получится. Короче, все с ним ясно. Несмотря на свою правильность, Данила такой же авантюрист, как и мы все.

А потом женскую половину отправили спать. Мы с Мышкой, конечно, протестовали, но только для вида. В конце концов, попробуйте сами пройти с тяжеленными рюкзаками такой отрезок пути. Яра возмущалась дольше, но ее все-таки уговорили, сказав, что намечаются чисто мужские разборки.

Главное, чтобы до драки не дошло. А так… Большие мальчики, и без нас разберутся.

Ночью меня никто не будил. Проснулась я сама, и место рядом со мной уже пустовало. Я, с одной стороны, почувствовала облегчение – все же выспаться надо было, а с другой – меня взяла такая досада! И даже не поприставал! Торопливо приведя себя в порядок, я вышла к костру.

– Всем доброе утро! – Я помахала рукой, отмечая, что встала последняя.

Ну и конечно же заметила, что синяков на лицах у мужчин нет, за бока никто не держится… Фу-у-ух! Значит, просто поговорили! Аллилуйя!

После завтрака приступили к сборам. Большую часть вещей пришлось оставить, что вполне логично. Ибо если на меня выпрыгнет та самая полумифическая нежить, то прежде, чем я сброшу рюкзак и достану оружие, маленькую нерасторопную Ромашку попросту сожрут.

Потому лично моя экипировка состояла из спальника, двухдневных запасов еды и воды, а также ору-у-ужия! Куда же без него… Два пистолета в кобуре – один с серебряными пулями, второй – с обычными, поясная сумка с ручными гранатами, два патронташа с обоймами, ну и плюс полрюкзака ими было забито. Не слишком тяжело, но и не слишком легко. В самый раз. Бегать не получится, но избавиться от ноши можно в считаные мгновения. Что касается одежды, то предусмотрительный Вереск захватил у кошек их хваленые комбинезоны на всех нас. Ну то есть на них с Мышкой и на нас с Ристом. Дан с Яркой, не будь дураками, приехали со своими. Ну а Айшшену одежда и не нужна была – он достал из своей сумки легкий доспех, который закрывал только стратегически важные места.

Оставшиеся вещи плюс палатки решили закопать, когда выясним, пропустит ли нас Флора. Айшшен сказал, что мы вряд ли вернемся этим путем – из храма есть другой способ вернуться, что-то вроде портала.

В общем, самоубийцы были готовы полезть к змеям в пасть. Но сначала надо было понять, среагирует ли Флора на присутствие Айшшена. Поэтому мы оставили рюкзаки в лагере и налегке отправились к цели.

К храму мы подходили с опаской. Айшшен, зар-р-раза, так вообще держался позади нас. Решил, видимо, не огорошивать любимую. Это если Флора его узнает, конечно…

В этот раз спрятанный храм мы нашли намного быстрее. И уже скоро увидели те самые тяжелые двери без ручек, где нам и встретилась призрачная нага.

Я даже дыхание затаила, словно предчувствуя что-то… не совсем обычное.

И опять перед нами медленно проявилась та, кого все здесь успели оплакать. Флора почему-то выглядела усталой.

– Смертные, зачем вы вернулись? Теперь я должна убить вас. – И, гордо вскинув голову, нага удобнее перехватила древко своего оружия, как меня просветил потом Рист, оно называлось нагината.

– Флора…

Из-за наших спин выполз Айшшен и бесстрашно подобрался вплотную к охраннице.

Та замерла на мгновение, а затем ее лицо исказилось, словно от боли. Она выпустила из рук оружие, и оно бесшумным призраком упало на землю. Змейка схватилась за голову и простонала:

– Больно!

– Тише, девочка, я помогу.

К моему большому изумлению, Айшшен уверенно обхватил руки Флоры, и… у него получилось! Словно девушка была живой, из плоти и крови.

Тонкие губы нага на миг прикоснулись к прозрачному лбу и едва слышно прошептали:

– Здравствуй, любимая. Я скучал.

– Айшше-э-эн! – Флора подняла голову, и ее лицо осветила робкая улыбка. – Я вспомнила!

А затем поцеловала нашего альбиноса.

Честно говоря, смотрелось это странно. Дико. Непонятно. Невероятно. Статный наг в доспехах и прозрачная, почти неразличимая змейка, которые целовались так, словно оба были более чем живыми.

– Тебе нельзя здесь находиться! – Флора отпрянула от Айшшена. – Если богиня узнает… Она не пожалеет сил на создание проекции, чтобы убить тебя лично!

– Я знаю, – спокойно отозвался он и перехватил призрачные руки. – Но выбора нет. Посмотри, кто пришел со мной.

И только теперь девушка обратила внимание на нас.

– Рист! – потрясенно выдохнула нага. – Мышка! Дан! Яра! Что вы здесь делаете? Я же чуть не убила вас!

– Привет, сестренка, – криво улыбнулся Рист, а остальные просто помахали ей рукой. – Жаль, что встречаемся вот так… У нас проблемы… большие. И нам надо в храм, кровь из носу.

– Нет-нет, вам туда нельзя! – замотала головой она. – Там безумно опасно даже для нагов, которые приходят без спроса! Что уж говорить про людей, а тем более немагов! Вы же погибнете!

– Не факт, – не согласился с ней Рист. – А вот если мы туда не пойдем – погибнем точно. Флора, на нас охотятся. Подземные. И единственный способ их остановить – позорные страницы клановой хроники.

Она некоторое время молчала, нервно кусая губы. А затем поникла и словно стала меньше ростом.

– Я ничем не могу вам помочь, – грустно сказала она. – Только пропустить на верную смерть.

– Поверь, если ты нас пропустишь, это будет огромная помощь, – тихо отозвался Айшшен, который по-прежнему держал ее за руки.

Интересно, как у него это получается?! Она же призрак! Или все дело в том, что он – жрец?

– Хорошо… Я пущу вас. – Она щелкнула пальцами, и деревянная дверь пропала, словно ее и не было. – Только умоляю вас, выживите!

– Мы постараемся, сестренка. – Рист подошел к ней вплотную и печально улыбнулся. – Грустно видеть тебя такой… Но, по крайней мере, тебя там явно не обижают.

– Флора, ты можешь отойти от храма? – спросил Айшшен, озабоченно нахмурившись.

– Конечно, – недоуменно вскинула та призрачные брови. – А что случилось?

– Идем. – Он решительно схватил ее за руку и потащил за собой.

Странная парочка остановилась в нескольких метрах от нас и принялась тихо переговариваться. Я следила за ними не отрываясь и… сожалела. Если в нашей с Ристом истории финал не определен, но есть надежда, но у них… ее нет. Какой может быть хеппи-энд у той, которая оказалась на службе у богини, и у того, который на эту богиню, по сути, плюнул? И мое сердце грустно сжалось… А ведь хочется. Они такие классные оба, замечательные. И так обидно, что из-за одного чернохвостого клана эти двое никогда не будут вместе.

– Не куксись. – Рист неслышно подошел ко мне вплотную и, обняв, положил подбородок мне на макушку. – Веселого, конечно, ничего нет… Но что поделать? Не нам с богиней тягаться…

– Да знаю. – Я прикусила губу и постаралась дышать глубже, чтобы слезы так и не пролились. – Но все равно это грустно…

Айшшен с Флорой вернулись, и последняя выглядела недовольно.

– У нас проблемы, – объявил наг. – Если мы вот так пройдем, у Флоры будут неприятности.

Я широко распахнула глаза. А вот да! Как-то мы об этом не подумали! Богиня нагу по голове не погладит, когда узнает, что та нас пропустила.

– Мою идею она забраковала, поэтому надо понять, что нам делать, – закончил альбинос.

– Что за идея? – немедленно поинтересовался Вереск.

– Я же жрец, – пожал плечами змей, – хоть еще не до конца в силе. Я могу справиться со служанкой богини. Вот и предложил сделать вид, что Флора меня вспомнила, а я, гад, этим воспользовался и ее сковал.

– Обмануть богиню нереально, – фыркнула Флора и махнула рукой. – Буду надеяться на ее снисхождение. Хорошо, что ее уже несколько дней вообще нет поблизости. У нее сейчас конфетно-букетный период, она вполне лояльна к глупостям, которые делают по любви.

– Конфетно-букетный период? – медленно повторила я, думая, что мне послышалось.

– Ну да, – пожала плечами нага и тихо прошелестела – иначе, чем шелестом, этот смех называть было сложно: – А, вы же не в курсе! У нее кавалер есть. Уже веков… десять? Или все же двадцать? Не помню… Ну не важно. Тоже бог, но не знаю какой. Они то ссорятся, то мирятся, то наново все начинают. Вот когда последнее – она даже добрая. И сейчас именно такой период. Так что… может, века на три накажет, если повезет. Переживу.

– Мне это все равно не нравится, – покачал головой Айшшен.

– И мне, – хмуро поддержал его Рист.

– Варианты? – иронично спросила Флора и, не дождавшись ответа, развела руками. – Нет его. Другим способом в храм не попасть, а без хроник вам конец. К тому же я сама заинтересована в том, чтобы подземные получили за все. Раз им мало того, что я сделала.

Мы молчали.

Думаю, никому из нас не нравилось, что змейка опять подставляется ради того, чтобы мы выкрутились. Но реально – какова альтернатива? Нет ее… И что хочешь, то и делай.

Мы сходили в лагерь за рюкзаками, еще раз проверили, не забыли ли чего. Затем закопали то, что не могли взять с собой, и вернулись туда, где маячила призрачная нага.

– Идите. – Флора кивнула в сторону темного входа в храм. – Я рассказала Айшшену, что вас может ждать. Желаю вам удачи. Пусть вас хранят светлые силы.

Но мы все равно пошли не сразу. Сначала Рист захотел поговорить с сестрой с глазу на глаз. Потом – мы долго прощались. А когда уже направились в храм, затормозил Айшшен.

– Флора, – прошептал он и, обняв змейку и прижавшись лбом к ее лбу, с болью в голосе сказал: – Я люблю тебя. И буду любить вечно.

– И я тебя люблю. – Мне показалось, что на ее прозрачных щеках блеснули дорожки слез. – А потому, заклинаю тебя, выйди из храма невредимым! И проживи долгую жизнь…

Он ничего не ответил. Только прижал ее сильнее и замер, словно пытаясь запомнить эти ощущения навсегда. Еще бы… скорее всего, они больше никогда не увидятся. А даже если как-то пересекутся в чертогах, не факт, что вспомнят друг друга… С их богини станется в принципе стереть им все воспоминания…

Флора растаяла, и Айшшен решительно выполз во главу нашей маленькой группы.

– Идемте. Сейчас увидим первый зал, исходя из этого попробуем понять, какие ловушки нас ждут.

Темный зев входа в храм меня пугал. До дрожи. Но выбора нет. Я обязана это пройти. Мы обязаны.

Я подняла голову и встретилась с напряженным взглядом напарника. Не сговариваясь, мы кивнули друг другу.

Отрывисто вдохнув, я поправила лямки рюкзака и направилась вперед.

Надеюсь, этот храм не сожрет нашу маленькую и совсем сумасшедшую компашку.

Глава 16

Я вздрогнула, когда за моей спиной что-то загрохотало и темнота стала полной.

– Приплыли, – вздохнул кто-то из девчонок, и, кажется, это была Мышка.

Мы достали фонарики, чтобы понять, чем нас встретил змеиный храм. Ну помимо того, что никакого проема позади нас уже не было – только гладкая каменная кладка без единой крупной щели. Эй, а как же мы обратно?..

– Ага, значит, так… – протянул Айшшен, и его голос показался мне довольным. – Явно стояло стандартное расположение залов, на нашу наглость не рассчитывали.

– Айш, хватит выпендриваться, – угрюмо пробурчал Рист, фонарик которого медленно высвечивал каменную кладку по всему периметру.

Его угрюмость я понимала. Мы находились в изолированном помещении. В нем не было ничего опасного. Да и вообще – ничего. Ни окон, ни дверей, ни воздуховодов.

Надеюсь, Айшшен реально в курсе происходящего, а то мне как-то не улыбалось умереть так банально – от нехватки воздуха.

– Рист, я же просил не называть меня так! – недовольно рыкнул наг, но быстро взял себя в руки. – Значит, слушайте… Вообще, богиня любит развлекаться с теми, кто без спросу вламывается в ее храм. Но была у нас с Флорой надежда, что в связи с ее отсутствием тут стоит стандартный набор залов. И нам действительно повезло.

Да-а-а?! Ну поверим на слово…

– Этот зал первый, он называется зал удушения, – продолжал змей. – Выйти отсюда можно, надо лишь найти три камня, которые при нажатии откроют дверь во второй зал. Такая ловушка не рассчитана на то, что вместе с незваными гостями припрется жрец, поэтому отсюда я нас вытащу без лишних проблем. Дальше, если все будет действительно по стандарту, нас ждет ядовитый лес и водный зал, которые я тоже помогу преодолеть. Даже того мизера божественных сил, которые я имею как рожденный быть жрецом, достаточно, чтобы утихомирить магию того места.

– Очень радует, – проворчал Дан, напряженно осматриваясь.

Кажется, ситуация малость нервировала наследника кошачьего клана. В отличие от него Вереск был эталоном спокойствия и выдержки, а также поддержкой и опорой для нервно кусающей губы Мышки. Яра с любопытством осматривалась, видимо, не сомневаясь, что мы отсюда выберемся. А Рист… Внимательно слушал Айшшена. Как и я.

– Хорошо, мы поняли, тут предстоит легкая прогулка, – насмешливо произнес ирбис, моментально переходя из состояния «я эльф» в состояние «я оборотень». – Дальше-то что?

– Дальше… – Наг поморщился. – Есть три варианта. Как водится, легкий, средний и жесть жесткая.

– Вот и подвох наконец-то, – хищно усмехнулся Вереск, подгребая Мышку поближе к себе. – Что в легком?

– Зал механических ловушек, – моментально отозвался Айшшен.

Ну да, это мы пройдем. По крайней мере, я на это надеюсь…

– В среднем? – задумчиво спросила Ярина.

– Пауки. Гигантские.

Я содрогнулась от омерзения. Ничего себе! А что же тогда в самом сложном?!

– Дай угадаю, – протянул мой напарник и подозрительно сощурился. – В самом фиговом для нас варианте в этом зале нас будет ждать… нежить?

– Бинго, Рист, – кивнул наг. – Именно она. Если так – дальше тоже будет весело.

– Что? – отрывисто потребовал мой напарник. – Мы должны быть готовы.

– Последний перед входом непосредственно в сам храм зал – зал чистоты помыслов, – со вздохом сказал Айшшен.

– Это еще что за фигня? – мрачно спросил Данила.

Впрочем, я его понимала. Мне этот вариант тоже совсем не нравился. А можно мы не будем по этому варианту идти?! Я даже на пауков согласна!

– А такая, что я Ристу в глотку вцеплюсь – гарантирую, – еще более мрачно, чем кот, произнес Айшшен. – Там богиня такого навертела, что из головы выплескивается наружу весь негатив. Обида, злость, темное вожделение… Активизируются все пороки.

– Короче, ментальное воздействие, – бесстрастно подытожил Вереск и склонил голову. – Ну что же… – Его рассеянный взгляд скользнул по всем нам. – Я постараюсь с этим справиться. Что в остальных двух вариантах пути?

– В первом ловушки – последние, – тряхнул головой наг. – Во втором – после пауков будут еще змеи. Тоже гигантские.

Ой… Ненавижу змей! Но, честное слово, лучше они, чем связка «нежить – божественная сила – вытаскивание из мозгов всякой мерзости».

– Не будем терять время, – подытожил Рист. – Айшшен, найди выход из этого каменного мешка. Следующие два зала тоже полностью на тебе. Заглянуть в четвертый по счету зал без захода можно будет?

– Я смогу, – криво ухмыльнулся тот, медленно продвигаясь вдоль стены.

Казалось, наг рассматривает каждый камешек в кладке. Некоторые даже ощупывал. Мы же не сводили с него взглядов. Как-никак, именно от этого альбиноса зависит, выберемся ли отсюда.

– Дан, иди сюда, – остановившись, позвал он, а когда кот подошел, четко указал на один из каменей на уровне своих глаз. – Положи на него руку и ни в коем случае не отпускай.

Данила был опытным наемником, поэтому глупых вопросов задавать не стал. Лишь сделал то, что от него требовали. А наг пополз дальше вдоль стенки, внимательно ее рассматривая.

– Яра, – позвал он кошку. – На тебе вот этот. – И постучал когтем по мелкому камешку почти у пола.

Третий камень Айшшен доверил Вереску, и, как только руки ирбиса коснулись огромного валуна, в стене напротив бывшего входа что-то заскрежетало, а через миг ее часть отъехала в сторону. Из соседнего зала пахнуло свежим воздухом, и я, заглянув, увидела, что там действительно лес. Густой, полыхающий всеми оттенками зеленого лес. Вот только неестественно тихий. До дрожи в коленках тихий… Надеюсь, мы не отравимся только потому, что сюда проникают его запахи. Это было бы… обидно.

– Мышка, Ира, вы стойте на месте, – отрывисто скомандовал наг, направляясь к входу во второй зал. – Рист, за мной. С той стороны надо будет нажать стабилизирующий элемент, а то, как только кто-нибудь отпустит свой камень, проход закроется.

– А я не отравлюсь? – иронично спросил мой напарник, догоняя своего хвостатого друга.

– Нет, я буду с тобой, – рассеянно отозвался тот. – Пока я рядом, чары этого места действовать не буду.

– Как скажешь, – пожал плечами Рист.

И оба скрылись в густой растительности, которая начиналась прямо у прохода.

Я затаила дыхание – и осознала это лишь тогда, когда услышала уверенный голос Айшшена:

– Заходите! Только дальше порога не уходите, а то моей силы на большие расстояния не хватает.

Мы торопливо подчинились.

Оказалось, что Айшшен с Ристом стоят слева от входа и обнимают с двух сторон толстое дерево. После того как последний из нас, которым был Дан, вошел в ядовитый лес, проход позади нас закрылся.

Наг отлепился от дерева и сосредоточенно осмотрелся, а затем решительно повернул налево.

– Теперь идите прямо за мной. И не цепочкой, а плотной кучкой. Ни в коем случае не отходите от меня дальше, чем на два метра. И ни на что не отвлекайтесь. В этом лесу водятся фантомы, они могут сбить с толку.

Не могу сказать, что это была легкая загородная прогулка, но зал мы прошли. Несмотря на то что нас пытались пугать и искушать. Фантомы… Они были до обидного реальны. Их образы словно выскакивали из головы, обвиняя, обещая, соблазняя… Один раз моя выдержка чуть не дала сбой, когда перед моим носом выскочил Шэхх, чтоб ему в чертогах богини икалось. Я шарахнулась в сторону, и только Рист, который крепко схватил меня за руку, не позволил мне кубарем слететь в овраг, мимо которого мы как раз проходили.

Дальше нас ждал водный зал. Айшшен уверенно опустил рычаг в стенке, и перед нами раскинулась водная гладь, уходящая за горизонт. Чистая-чистая. Прозрачная-прозрачная. Настолько, что я, с ужасом сглотнув, увидела больших уродливых чудовищ, которые медленно двигались в толще воды.

Мамочка! Я туда не пойду! Нас сожрут на фиг!

– Сейчас… – Наг сосредоточенно вытянул обе руки, и через миг я увидела то самое хваленое оружие жрецов – огненные хлысты.

Я присвистнула. Действительно, было ощущение, что Айшшен сжимает в руках два длинных языка пламени.

– Как только я ударю по воде – бежим, – скомандовал он. – Шаг в шаг, дорожка будет не очень широкая. Падать с нее нельзя – спасти просто не успею. Поэтому будьте предельно осторожны!

О’кей, шеф! Как скажешь, шеф! Становиться обедом я категорически не хочу!

Хлысты синхронно щелкнули по водной глади, и на ее поверхности проявилась… полоска льда. Шириной около метра. Но как?! Хлысты же огненные! Где логика?!

Впрочем, времени, чтобы подумать над этим, не было совершенно. Мы побежали. Впереди нас быстро скользил Айшшен, время от времени ударяя хлыстами по воде, чтобы продолжить дорожку. Не знаю, как себя чувствовали остальные, но я от страха даже вес рюкзака перестала ощущать. Не в последнюю очередь открытию второго дыхания способствовало то, что вокруг нас бесновались чудища. Дотянуться до нас они почему-то не могли, но мотивировали от души.

Когда впереди показалась каменная стена, к которой прилегал пятачок земли размером с мою комнату в общаге, я возблагодарила все возможные высшие силы. А уж когда я на этот клочок суши ступила, думала, целовать его буду!

– Прошли! – выдохнула Мышка, без сил опускаясь на землю. – Предки всемогущие… Так же рехнуться можно!

– Угу, – кивнула Яра, присев рядом с ней. – Айшшен, мы можем передохнуть? Нам здесь ничто не угрожает?

– Можем, – отозвался тот, сосредоточенно рассматривая свои хлысты, которые словно втягивались в ладони. – И даже обязаны. Потому что при входе в следующий зал нам понадобятся силы. Что бы там ни находилось.

Вот так и получилось, что мы сделали небольшой привал. Посидели, перекусили, попили водички. А примерно через час Айшшен выпрямился и красноречиво посмотрел на рычаг, который открывал проход в следующий зал.

– Готовьтесь, – тихо сказал он, касаясь его рукой. – Сначала заглянем, чтобы оценить степень опасности.

– И невезучести, – вздохнул Дан, поднимаясь на ноги.

– И это тоже, – согласно откликнулся наг.

А через пять минут он открыл проход. Мы настороженно замерли на пороге, высвечивая фонариками тьму следующего зала.

– Скажите мне, что меня глючит, – просипела я, ощущая, как постепенно округляются от шока мои глаза. – Скажите, что перед нами группа наглых нагов, которых просто прибили ловушки. Или пауки, я даже на них согласна.

– Нет, Ир, – мрачно сказал Рист. – Можешь не надеяться. Тут нежить, без вариантов.

Зал был громадный – с высокими, больше пяти метров, потолками, дальняя стена, наша цель, обнаружилась, но ее едва-едва было видно. А все пространство до нее занимали изломанные тела нагов, лежавшие сплошным ковром по всему полу. Сколько их тут было? Тридцать? Сто? Я не знала. И это было… страшно.

– И как только мы переступим порог, они поднимутся, – процедил недовольный Айшшен и стукнул кулаком по стене. – Темные силы, что же нам так не везет?!

Ответом ему было молчание.

Мы смотрели на трупы и не понимали, как группа из семи не совсем человек должна справиться с таким количеством нежити.

– Не раскисать! – отрывисто скомандовал Рист и присел рядом со своим рюкзаком. – Раз уж нам повезло хотя бы в том, что мы имеем фору, надо подготовиться. По максимуму запасайтесь серебром. – Он вытащил коробку с патронами. – Все обычные обоймы заменить на серебряные. Как только зайдем в зал, бросаем рюкзаки и начинаем пальбу. Айшшен, они такие же тормознутые, как голливудские зомби? – Напарник скосил глаза на нага.

– Не настолько, – покачал головой тот, опять вызывая свои хлысты. – Но определенно медленнее нагов. Может, немного медленнее и человека.

– Прекрасно, – хищно усмехнулся Дан, перезаряжая короткоствольный автомат. – А то мне так хочется пустить кровь, так хочется!.. И некому! – Он насмешливо зыркнул сначала на Риста, а потом на Вереска.

Эти двое взгляды заметили и не сговариваясь продемонстрировали другу неприличный жест. Впрочем, кот не обиделся. Лишь расхохотался и продолжил перевооружение.

Я рассеянно осмотрела нашу маленькую, но деловую компашку и восхитилась. Никакого кипиша, никаких лишних движений – все сосредоточенно готовились к бою. Ну и я… тоже. Перезарядила пистолеты, а затем сняла пояс с гранатами – Айшшен говорил, что из современных видов оружия нежить может остановить разве что атомная бомба. Да и то не факт. Проверила патронташи – обычные патроны мне сейчас вообще не пригодятся. Немного подумала… села и скрестила ноги в подобии позы лотоса.

Так-так-так… Где там мое особенное состояние? Оно мне сейчас ой как нужно.

Сидела я, сидела… Сидела я, сидела… Ничего не высидела. Состояние не желало проявляться, так что пришлось реагировать на оклик Риста и подниматься.

Ладно, может, во время боя накроет. Ну или и так справимся, меня любой вариант устроит.

– Готовы? – Айшшен нервно сжимал огненные хлысты. – Я иду первым, все же со мной будет божественная сила, она идеальна против нежити. Рист, Вереск, Дан, вы меня страхуете. Девушки, вы прикрываете тылы.

Удивительно! Никто из нас даже не возмутился такому распределению обязанностей. Просто молча покивали и подготовились к бою.

Сначала в зал были заброшены рюкзаки – мы не хотели отвлекаться. А потом… Айшшен словно стал выше, раздался в плечах, огненные хлысты в его руках засияли нестерпимым светом.

– Развлечемс-с-ся, – прошипел он как истинный змей и ворвался в помещение на такой скорости, что его скользящий по полу хвост казался почти невидимым.

Как только альбинос пересек невидимую черту, по залу словно пронесся едва уловимый ветер. И мертвые наги начали подниматься. О нет, они не были похожи на классических зомби, хоть тела некоторых пугали серьезным разложением. Эти бестии были сильными, ловкими и достаточно смышлеными. Оценив нас, часть мертвого воинства богини отделилась от основной массы, чтобы обойти помещение по периметру и зажать нас в тиски.

– Р-р-ромашка! – рыкнул Рист.

Не дура, сама знаю, что делать. Я оскалилась не хуже настоящего оборотня и, подняв пистолеты, предвкушающе втянула носом воздух.

Развлечемся!

Следующие несколько минут мы молча косили нежить, которой, кажется, становилось только больше. Но некогда было улучить минутку и запаниковать – любое промедление могло стоить жизни. А потому я отвлекалась только тогда, когда надо сменить обойму.

Вот расстреляна одна.

Вторая.

Я не всегда попадала, но не меньше десятка уложила – серебро действовало исправно. Но казалось – на место одного мертвого нага встают еще двое. Я постепенно начала уставать.

– Держитесь! – рыкнул Айшшен, в энный раз взмахнув хлыстами. – Их много, но не бесконечно! Треть мы уже положили!

Я чуть не промазала по идеальной мишени. Как, только треть?! Меня на весь этот кагал не хватит!!!

– Спасибо, утешил, – процедил Рист, которого, видимо, тоже не порадовала эта новость.

Я отвлеклась, засмотревшись на то, как напарник четко и без ошибок косит нежить, и потому только в последний момент заметила зомби со сквозной дырой в животе и без глазных яблок, который подобрался вплотную. Негромко вскрикнула от шока и нервно расстреляла всю обойму.

Мертвый змей разлетелся на куски, и я с отвращением поняла, что мои руки в темной, тягучей, словно смола, крови. Фу-у-у!!! Как теперь это отмыть?! Не воняет, и на том спасибо… Черт, они же мертвы, откуда кровь?! Или…

Мысль оборвалась на середине.

Я напряженно смотрела на свои ладони, которые слабо мерцали голубым светом. Словно искры пробегали по коже, поднимаясь выше и выше. Ладонь, запястье, предплечье…

– Ира!

Вопль я отметила отстраненно, все казалось правильным и четким. А потом… меня затопила ярость. Дикая, всепоглощающая, она словно сбила меня с ног и потянула туда, где они. Враги. Убить!

– Ира!

Мысли стали лаконичными. Перед глазами замелькали всполохи. И каждый всполох – это моя цель. Убить!

– Ира, что с тобой такое?!

Я хладнокровно перезарядила пистолеты, затем подняла их и прицельно расстреляла всю обойму. Удовлетворенно кивнула. Обойм больше нет, и мне это не понравилось. Еще патронов!

– Ира! – Меня дернули за плечо.

Кто позволил?!

Я резко повернулась и тяжелым взглядом впилась в лицо смертника. Крепко сжатые губы, потемневшие серые глаза, вертикальная морщинка на лбу. Нельзя! Свой!

– Рист, отойди. – Мой рот произнес странные слова, которые я не до конца понимаю. – Я почти не контролирую себя и могу попытаться причинить тебе вред.

– Ира!

– Рист, придурок, не лезь! Посмотри на ее глаза!

Я повернула голову и зашипела. Враг! Наг! Жрец! Убить!

Я плавно двинулась к нему. Патронов нет. Но они мне не нужны. Придуш-ш-шу!

Огненные плети пропали из рук альбиноса, и он вытянул вперед ладони в беззащитном жесте.

– Ира, – ровный спокойный голос почему-то заставил меня остановиться, – вспомни. Отдели чувства. Я – свой.

Откуда-то из глубин памяти пришло имя – Айшшен. Друг.

– У меня работают инстинкты, отойди, – вытолкнула я из себя и из последних сил сосредоточилась на истинных врагах.

Их много. Вполне достаточно, чтобы удовлетворить мою жажду крови.

– Обоймы. – Я не глядя протянула руку назад.

– Что происходит? – прошипел Рист.

– Дай ей, что она просит! – Это опять наг, и я с трудом сдержалась, чтобы не броситься на него. – Быстро! Я потом объясню.

Кто-то все же додумался протянуть мне обоймы с серебряными пулями. Я позволила себе улыбнуться. Это будет прекрасный бой!


Аристарх напряженно смотрел на свою Иру, которую в данный момент совсем не хотелось назвать Ромашкой. Скорее, Терминатором.

Ни единой эмоции на лице. Остановившийся взгляд странно светящихся голубым светом глаз. Точные, словно заученные движения. Без передышки, без сомнений.

– Айшшен, – рыкнул он, настороженно отслеживая, чтобы забывшая об инстинкте самосохранения девушка не пострадала, – какого черта происходит?!

– Глаза ее видел? – совсем тихо отозвался тот. – Она в трансе берсерка.

– Чего?! – Охотник на миг остолбенел. – Ты чего несешь?! – Он несколько раз выстрелил в мертвеца, который слишком близко подобрался к Ире.

– Рист, он прав. – Вереск неторопливо выбивал тех, кто пытался обойти их по дальней стене. – Сейчас я ловлю ее эмоции, словно она не нейтрализатор. Преобладает ярость и желание убивать. И полная уверенность в своих силах… Кстати, обоснованная.

Мужчины в шоке смотрели, как девушка, расстреляв обойму, голыми руками оторвала голову очередному зомби.

– Ничего себе, силушка богатырская, – присвистнул Дан и переглянулся с Ярой.

– Ну подружка… – проворчала Мышка и торопливо протянула нетерпеливо рычащей Ире очередную обойму.

– Она когда-нибудь закончит преподносить мне сюрпризы?! – обреченно простонал Аристарх, подозревая, что выбит из колеи надолго.

– Не знаю, – меланхолично отозвался Айшшен. – Зато могу точно сказать, что минуты через три она упадет – это состояние быстро пожирает ресурсы организма. А Ира еще и не чистокровная, даже близко.

– Ты о чем? – Рист, несмотря на то что жаждал узнать, что происходит, не забывал стрелять.

– Добьем жмуриков – расскажу, – со вздохом отозвался наг, рассекая вновь призванными плетями сразу троих. – В любом случае, она вырубится часов на двенадцать, если не на сутки. На поговорить время будет.

– Понял, – кивнул Аристарх и, повернувшись, посмотрел на Данилу. – Дан, будь на стреме. Начнет падать – лови, потому что я сразу пойду на передний фланг.

– Сделаю, не переживай, – процедил кот.

Рист четко подметил момент, когда движения Иры стали дергаными и она начала мазать.

– Дан! – повысил голос он и рванулся вперед, краем глаза замечая, как его друг подхватывает бессознательную Ромашку.

Охотник испытал облегчение. Конечно, это ее странное состояние берсерка очень им помогло – под ним Ромашка не выпустила в молоко ни одного патрона, в результате не намного отстав от Айшшена в уничтожении нежити. Наконец-то можно не беспокоиться, что эта форвардша пропустит удар и пострадает. Полежит под присмотром, отдохнет… А они добьют это мертвое стадо. Ну а потом он наконец вытрясет из Айшшена, что за хрень вообще происходит.

– Еще треть! – крикнул жрец, вскидывая плети. – Поднажмем!

Аристарх краем глаза проследил, как Дан оттащил Иру к рюкзакам и, подозвав сестру, указал на лежащую без чувств девушку. Мышка неуверенно кивнула и осталась на месте.

Совсем хорошо. Осталось лишь немного здесь прибраться…

Да, нежити стало меньше, но и они устали. Ярина чуть не лишилась головы, пропустив подкрадывающегося зомби. Хорошо, что Дан следил за своей девушкой и разнес мертвого нага раньше, чем тот успел дотянуться до своей добычи. Затем послал Яре бешеный взгляд, но скандалить не стал. Рист лишь головой покачал. И не надоело Даниле… Впрочем, сами разберутся, мудро решил он и поспешил на помощь Вереску. На ирбиса навалились сразу трое, и тот просто не успевал со всеми сладить.

Вдруг Айшшен громко выдохнул:

– Все!

Аристарх замер и острым взглядом окинул помещение. Изумленно приподнял бровь – ну надо же… Так увлекся, что не заметил, как мертвое стадо перебили. Наемник быстро осмотрел друзей и удовлетворенно кивнул. Их потрепали, но ничего серьезного. Даниле рассекли руку, Айшшен мог «похвастаться» широкой кровавой полосой на животе, Вереск выглядел на первый взгляд целым, но уж очень бледным. У самого Риста ныло плечо, в которое одна из тварей вцепилась зубами. Как хорошо, что нельзя заразиться этой гадостью через укус! Его друзьям такое не понравилось бы. Аристарх иронично усмехнулся и посмотрел на Ярину. Она тоже пострадала, но… смешно. Осталась без части косы. Кто-то из мертвых нагов ухватился за ее кончик, и девушка хладнокровно отрезала собственные волосы моментально добытым из потайного кармана ножом. Рист усмехнулся еще шире. А не будет теперь игнорировать умную мысль, что длинные волосы это хорошо, но в бою совершенно непрактично.

– Что делаем с этими? – спросил он у Айшшена, красноречиво обведя рукой поверженных врагов.

– Пять минут отдыха, и я ими займусь, – прохрипел тот, видимо, бой отнял много сил. – Теперь у них ни грамма божественной силы, я с ними справлюсь сам.

– А ты потом не свалишься? – озабоченно осведомился Аристарх.

– Свалюсь, – буркнул наг, сползая на пол. – Но какая разница? Ира все равно в отключке будет долго. Намного дольше, чем я, уж поверь.

– Как знаешь, – пожал плечами Рист, не желая спорить, и повернулся к остальным. – Привал. Давайте обустроим лагерь, раз мы здесь застряли.

– Ага, еще хорошо, что эти трупы не воняют, а то нас бы уморило без боя. – Дан, зажимая рану, подошел к своему рюкзаку и принялся в нем рыться. – Где же эта аптечка…

Кое-как приведя себя в порядок, они принялись расчищать место под временное пристанище. Только Мышка продолжала сидеть рядом с Ирой.

– Так, а теперь уборка, – сказал Айшшен, когда для ночевки все было готово. Он размял руки и встал на своем лежаке. – Это чтобы вы меня потом не тащили на своем горбу, – ехидно пояснил в ответ на недоуменные взгляды. – Все, не мешайте.

А затем… Наг поднял руки над головой и низким голосом запел. От этого пения содрогнулись стены, а трупы… начали медленно погружаться в камень. Через минуту зал был полностью свободен от мертвечины. Даже пятен крови не осталось.

– Офонареть! – выдохнула Ярина. – Ну ты силен!

– Это все храм, – прошептал недожрец, бледный еще больше обычного. – Он меня усиливает, намного. Такая сила… Представляю себе, что было бы, если…

Конец фразы услышать не удалось, потому что сознание покинуло белочешуйчатого нага.


Мне было хорошо.

Так хорошо, словно опять попала в детство и мама держит меня на руках, терпеливо ожидая, когда я проснусь. То же ощущение коленей под головой, легких поглаживаний по волосам и умиротворения. Вот лежала бы так всю жизнь…

А еще в такие моменты мама обычно пела. Тихим голосом, все, что придет на ум. Народные песни, из мультиков, из фильмов, эстрадные. Сейчас над моей головой тоже звучали голоса. Вот только они не пели. Разговаривали.

– Ну так что там с Иркой? – нетерпеливо спросил кто-то почти над моим ухом. – Айшшен, не уходи от ответа, гад хвостатый! Я задолбался слышать отговорки! Что за гребаный народ, к которому принадлежит моя девушка, и что с ней было во время боя?!

Рист!

Я моментально пришла в себя, и мысли испуганными птицами заметались в голове. Черт, ему нельзя знать! Надо просыпаться и остановить это!

Но тело не желало слушаться. Все, что у меня получилось, это уронить руку с коленей напарника – даже не сомневалась, что это был он, – и промычать что-то нечленораздельное.

– Ир? – позвал меня Рист. – Ты пришла в себя?

На этот раз даже мычания не получилось.

– Видимо, снится что-то, – решил он и опять насел на нага. – Колись давай, чешуйчатый!

Вот непруха… Ладно, если Айшшен расскажет, значит, время пришло. Все равно я уже смирилась с тем, что рано или поздно мой напарник все узнает.

– Колюсь, что с тобой, любопытным, делать, – вздохнул змей. – Что конкретно тебя интересует? Уверен, у тебя накопились вопросы.

– Да уж, накопились, – нервно хмыкнул тот и спросил именно то, что ему знать не надо было. – Что за народ имеют в виду все встречные наги, которые разговаривали с Иркой?

– Атлантов, – незамедлительно отозвался Айшшен, похоронив все мои надежды.

– Чего?!

Кажется, это был голос Мышки. А вот чьи были остальные вздохи – не разобрать.

– Давай уточним, – медленно проговорил Рист, – ты говоришь про обитателей Атлантиды? Или про кого-то другого?

– Именно про них, Рист, – бесстрастно произнес наг. – Все нейтрализаторы – потомки выживших атлантов. Да, века смешений с людьми сделали их слабее, но факта это не отменяет.

– С ума сойти, – выдохнул, кажется, Дан. – То есть и наш прадед…

– Ваш прадед вообще забавный, – вдруг рассмеялся Айшшен. – Именно он в свое время сыграл роль в том, что я наотрез отказался делать то, что мне говорят. Не знаю, кто он в иерархии потомков атлантов, но явно не мелкая сошка.

– Ты о чем вообще? – хмуро спросил Рист.

– Видишь ли, он проводил со мной очень много времени до того момента, когда я прошел первую часть инициации жреца в двадцать лет. Он точно знал, что я собой представляю – иначе не объяснишь, почему старый, умудренный опытом человек так много возится с ершистым змеенышем, который погряз в своих комплексах, как в зыбучих песках. Все, что сегодня составляет основу моей личности, – его заслуга. Как и то, кого именно я называю друзьями.

– Слушай, я совсем перестал понимать твои слова. – О, это точно Дан, только растерянный до чертиков. – Выходит, ты знал прадеда еще до того, как познакомился с нами? Но откуда?! И почему до сегодняшнего дня не говорил?!

Разумные вопросы задает кот. Я бы на его месте тоже их задала.

– А по-твоему, как я мог с вами встретиться? – Усмешка в голосе нага была осязаемой. – Дарий сам привел меня в клан. Твоя мать, кстати, в курсе. Он тогда сказал мне… что у меня появятся друзья и настоящая жизнь, а не тот суррогат, к которому меня готовит родной клан.

– Насколько я помню этого патриарха, амплуа Санта-Клауса – не его, никаким боком, – жестко произнес Рист. – А значит… Айшшен, он ведь знал, что ты жрец, так? Знал, что тебе предстоит? Знал, что он и все нейтрализаторы в опасности? И ему совсем не улыбалось, что в его городе появится тот, кто сможет поймать этих… атлантов? Ведь так?

– Так, – глубоко вздохнул змей. – И за что я Дарию отдельно благодарен, он никогда не скрывал, почему появился. Как и того, что ему проще меня убить, пока я еще зеленый, чем возиться.

– Кстати, хороший вопрос, – заговорил Вереск. – Почему не убил?

– Не знаю. Я спрашивал – он не сказал. Заявил, что в его интересах, чтобы я узнал, что такое быть счастливым. Мне, честно говоря, было тогда все равно, поэтому больше я к этой теме не возвращался.

– Может, он хотел, чтобы в случае чего хоть один жрец был на их стороне? – тихо произнес женский голос.

Не Мышка. Значит, Яра.

– Может быть, – согласился Айшшен. – Жрецов на данный момент только трое, я должен был стать четвертым. А на нашем материке их вообще нет.

– Как страшно жить, – пробормотал Рист и решительно сменил тему: – Хватит о Дарии. Давай лучше об атлантах. И о… Ире.

И Айшшен рассказал уже известную мне историю о том, как наги стерли с лица земли целый континент и уничтожили почти всех атлантов. Но мне все равно было интересно послушать, так как змей рассказывал ее с позиции нагов. Тем более что Айшшен знал об этом намного больше, чем было известно мне.

– В наших книгах пишут много пафосной ерунды, хорошо, что у меня был доступ к архивам, – неторопливо повествовал Айшшен. – И потому я точно знаю, с чего все это началось. С войны. С той самой войны, когда наги решили, что достаточно сильны для того, чтобы начать завоевание слабых людей. Вот только на поле боя мои предки встретились не с перепуганными людишками, которые ничего не могли им противопоставить, а с атлантами. Те не задумываясь пришли на зов и встали стеной на пути у нагов. Путь к легкой победе с помощью магии был закрыт, осталось лишь уповать на физическое превосходство. Вот только и в этом моих предков ждал неприятный сюрприз… – Он рассмеялся. – Знаете, однажды Дарий сказал мне, что не удивится, если наши народы создали как противовес друг другу. Когда я читал клановые хроники того периода, я был полностью согласен… Моих предков очень удивило, что в первых рядах противников наравне с мужчинами сражались женщины. Но это удивление продлилось ровно до того момента, когда на воинов в этих первых рядах попала кровь нагов.

– Дай угадаю, – медленно проговорил Рист, – твои предки отметили светящиеся голубым светом глаза противников и яростное желание убивать всех хвостатых, которые окажутся в пределах видимости?

– В точку, – подтвердил Айшшен.

– Ничего себе, – присвистнул напарник. – И что, это срабатывало только на кровь нагов?

– Только, – опять подтвердил змей.

– Ну тогда я с Дарием тоже согласен. – Мне казалось, что в этом месте Рист должен был покачать головой. – Действительно, похоже, что ваши народы создали противниками друг друга. Ибо совпадением это быть не может. Интересно только, кто творец атлантов?

– Вот этого я точно не знаю, – вздохнул Айшшен. – Собственно, наги об атлантах знают довольно мало. В основном сведения были получены после опытов над пойманными нейтрализаторами уже после затопления Атлантиды. Ну и часть информации дали сами атланты, когда разгромили нас в той битве.

– Что сказали? – немедленно заинтересовался напарник.

– Дословно не вспомню. Но в общем выдали краткую инфу о том, что они могут, пояснили, что против берсерков у нас нет шансов, а потом еще и обломали.

– Как? – тихо спросил Вереск.

– Любезно сообщили, что предчувствовали попытку захватить мировую власть. И приняли меры. Так что среди разных народов растут дети с геном берсерка, на который при помощи какого-то религиозного обряда навешена бомба замедленного действия. И как только змеи опять попробуют стать господствующим видом, этот ген проснется. Одновременно у всех. Вместе с родовой памятью. И тогда нагам ничто не поможет.

– Ничего себе, а я-то всегда думал, почему наги, будучи такими сильными, остаются в тени, – присвистнул Дан. – Теперь понятно, почему Атлантиду уничтожили, а за нейтрализаторами охотятся! Однако что же у них за божество такое было, раз получилось провернуть такой обряд?

– Этого я не знаю, – с сожалением отозвался Айшшен. – И, думаю, Дарий тоже не в курсе. Скорее всего, наша богиня в курсе, но у нее я точно спрашивать не буду.

Раздались тихие смешки остальных. Я бы тоже хихикнула, если бы могла. Вот уж точно, к кому к кому, а к богине хвостатых обращаться с вопросами как минимум глупо.

– Значит, Ира носитель этого гена, – сделал закономерный вывод Рист.

– Может, этого, а может, изначального, – не согласился с ним наг. – Это станет понятно только тогда, когда она очнется. Если она вдруг обзавелась знаниями, которые ей неоткуда взять, – значит, да. Ира одна из таких бомбочек.

Жаль, что мое тело по-прежнему меня не слушалось. Потому что я могла ответить – нет, я не из этих бомбочек. Никаких странных знаний мне не добавилось. Я была той же Ромашкой, что и до боя. Только офигевшей не в меру, но это простительно. Не каждый день выясняется, что ты еще больше не человек, чем думалось раньше.

– Слушай, Айшшен, – опять заговорил напарник, – а отрешенное состояние, в которое иногда впадает Ира, это тоже признак берсерка?

– Да, он самый. Кстати, до этого дня я был уверен, что потомки атлантов-берсерков сейчас способны максимум на вот такое полутрансовое состояние. Все же современных нейтрализаторов можно назвать атлантами лишь с большой натяжкой… Кровь разбавлена, слишком много веков смешанных браков с чистыми людьми.

Но, кажется, получив ответ на свой вопрос, Рист больше не слушал нага, потому что выдал совершенно невпопад:

– Получается, я тоже могу носить этот ген.

И тишина! Кажется, мой напарник умудрился всех шокировать.

– Твой прадед, – первым отмер Айшшен, – умел погружаться в этот транс?

– Да, – немедленно ответил Рист.

– Тогда может быть… – горячее начал было наг, но сам себя оборвал: – Нет, бред. Уж чего-чего, а крови моей на тебе побывало много. Если что-то и могло очнуться – давно бы очнулось.

– Ну так я и не нейтрализатор. – Голос напарника не был расстроенным. – И не думал, что этот факт как-то можно изменить. Просто забавно, что мой прадед был… настолько необычным.

– Везет тебе на необычных, – прыснула Мышка. – Прадед, сестра, один из лучших друзей. Теперь вот девушка пополнила список. Да ты коллекционер, должна тебе сказать!

Она явно пыталась заставить Риста вспылить, но ничего у нее не получилось. Тот лишь хмыкнул и ровным тоном произнес:

– Вереск, угомони ее.

– С удовольствием, – отозвался ирбис.

– Эй, не надо меня… мм…

Могу поспорить, что подругу заткнули поцелуем! Да что ж я глаза-то открыть не могу! Все самое интересное пропускаю!

– Алле, вы что?! – возмущенно заорал Дан. – При живом брате развратом заниматься! Вереск, я сейчас все-таки набью тебе морду!

А-а-а! Поднимите мне веки! Ну поднимите, пожалуйста!

Конечно, никто не услышал моего безмолвного призыва. Поэтому я лишь некоторое время слышала звуки борьбы. Затем мою голову переложили, кажется, на спальный мешок, и через некоторое время все стихло.

Скучно… Уснуть, что ли? Надеюсь, в следующее мое пробуждение я уже не буду такой медузой…

Глава 17

Не знаю, сколько я проспала, но проснулась в скверном настроении, зато при вполне рабочем теле.

В нашем импровизированном лагере почти все спали, только Дан с Ристом тихо шушукались в нескольких метрах от спальников.

– С добрым утром! – Напарник первым заметил, что я заспанно оглядываюсь, и направился ко мне. – Как ты себя чувствуешь?

Теплая ладонь ласкающе прошлась по моей щеке, и я поймала себя на том, что расплываюсь в улыбке.

– Теперь намного лучше, – совершенно честно ответила я и, мурлыкнув, потерлась носом о немного шершавую кожу. – Что я пропустила?

– Тебе с какого момента? – Рядом присел Данила, на диво довольный. – С того, как ты превратилась в берсерка, или с того, как свалилась без чувств?

– Со второго, – невозмутимо ответила я и, забравшись к севшему Ристу на колени, внаглую прижалась к нему всем телом. – Что до первого… несмотря на то что я была малость невменяема, все помню.

Легко мазнув поцелуем по моему виску, напарник коротко пересказал те события, что я пропустила. Ну в принципе ничего неожиданного. Вот только, кажется, мой драгоценный не собирается рассказывать о занимательной сказочке, которую моим друзьям поведал Айшшен. Ай-ай-ай, как нехорошо с его стороны!

– Дальше, – бесстрастно поторопила я его.

– А что дальше? – непонимающе спросил он. – Перекусили и легли спать.

– Ну да, ну да, – ехидно отозвалась я и, отодвинувшись, укоризненно взглянула ему в глаза. – И конечно же Айшшен вам тут моих секретов не выдавал, да?

– Он… – начал было Дан, но его перебил ласковый до зубовного скрежета голос Риста:

– Да нет, Ир, с чего ты взяла?

Вот гад!

– Вот чего я не люблю, это когда мне врут! – прошипела я и чуть ли не кубарем скатилась с коленей этого мерзавца.

Ну как… попыталась. Нежные руки превратились в тиски и так прижали меня к теплому телу, что я даже брыкаться не могла.

– С чего ты взяла, что я вру? – насмешливо поинтересовался Рист.

– Да потому что я все слышала! – торжествующе выпалила я.

– Так я и думал, что ты не зря там трепыхалась, – расхохотался этот гад, совершенно не усовестившись. – Зачем спрашиваешь, если сама в курсе?

Посмотрела я на довольное лицо этого темного… и поняла, что попалась в заранее подстроенную ловушку.

– Ну и зачем? – со вздохом спросила, передумав рвать и метать.

– Затем, что, судя по поведению, признаваться ты и не думала, – невозмутимо ответил Рист и щелкнул меня по носу. – Атлантша. Нет чтобы мне сразу сказать.

– Я обещала. – Я поджала губы и отвернулась. – Это вопрос выживания вида. Сам уже в курсе, – ехидно подколола и скосила глаза на улыбающегося Дана. – И не только ты. Дарий мне голову оторвет!

– Прадеда беру на себя, – ухмыльнулся кот. – Пусть своему воспитанничку бамбулей прописывает за словесное недержание.

Так-то оно так, я не виновата… Но совесть все равно грызть порывается. Парадоксально, но факт…

– Пока я спала, что-то еще обсуждали? – решительно направила я разговор в другое русло. – Например, как нам пройти зал чистоты помыслов, не поубивав друг друга.

– Вереск с Айшшеном что-то придумали, но не гарантируют, что получится, – со вздохом поделился Рист. – Только надо будет, чтобы ты на время прохода через зал постаралась сдержать нейтрализующую силу, а то шансы уменьшатся. Кажется, оборотень с нагом задумали на месте склепать какой-то хитрый артефакт, который усилит способности Вереска, но не уверен. Не шарю я специфику…

– Я сделаю все, что от меня будет зависеть, – пожала плечами я и теснее прижалась к напарнику. – Но сам понимаешь… Айшшен говорил, что даже на меня тот зал подействует. Поэтому не понятно… в каком я буду состоянии.

– Вот проснутся эти двое, – он зевнул и пристроил подбородок на мою макушку, – и объяснят, что они там такое задумали хитрое.

Затем меня уволокли в темный уголок… спать. А не то, что вы подумали. Каюсь, я тоже об этом подумала и уже приготовилась орать что-то на тему «Ты что, тут же люди!!!». Оказалось, они с Даном так заболтались, что и не спали еще. В ответ на мои протесты, мол, я же выспалась, Рист обезоруживающе улыбнулся и попросил:

– Тебе что, тяжело со мной поваляться? Чтобы мне лучше спалось…

А и действительно, мне что, тяжело с ним поваляться? Прислушиваться к тому, как он ровно дышит во сне… Смотреть, как смягчается его лицо… Какой он красивый… Поймала себя на том, что расплываюсь в глупейшей улыбке, а напарник, сощурившись, наблюдает за этим процессом.

Упс… Не краснеть, только не краснеть! Мысли он читать, конечно, не умеет, но проницателен не в меру!

– Так и быть, послужу тебе плюшевым мишкой! – преувеличенно бодро заявила я и сама потащила Риста к спальнику.

Тот хмыкнул, но комментировать такое рвение не стал. И большое спасибо ему! А то веду себя… как влюбленная дура. Последняя мысль как-то отрезвила, и я даже запнулась. Нет, ну я не дура… вроде бы. Хотя некоторые свои поступки и сама не одобряю. А вот насчет влюбленной… Так! Не буду я об этом думать! Не буду! А то слишком ярки в голове воспоминания о том, каким тоном наш дорогой Аристарх Охотский рассуждал о любви. Ну и, конечно, нельзя не вспомнить о той заявочке, что если он решит, что нам надо быть вместе, то влюбить в себя для него нет никакой проблемы.

Настроение перестало быть радужным. Я загрустила. Вцепилась в обнимающего меня Риста обеими руками и зажмурилась.

Фигней занимаешься, Ромашка. Какая сейчас разница, что между вами и кто что чувствует? Вот это точно может подождать до того момента, как мы разберемся с нашими проблемами. А там… как-то оно да будет. Лично мне и так более чем хорошо.

Некоторое время я лежала, прислушиваясь к спокойному дыханию напарника, а потом не заметила, как задремала. А ведь думала, что выспалась на неделю вперед.

Когда меня растолкала Мышка, оказалось, что весь наш небольшой лагерь усиленно собирает вещи.

– Что я опять пропустила? – хрипло поинтересовалась я, отчаянно зевая.

– Ничего, – махнула рукой подруга, присаживаясь рядом. – Сейчас уложим рюкзаки, и Вереск с Айшшеном пойдут какой-то артефакт мудрить. Просили, чтобы мы тебя к ним не пускали, – лукаво поддела она меня.

– Пфф! – фыркнула я и передернула плечами. – Я что, на дуру похожа? Сама не пойду.

Мышка хихикнула, а затем мы дружно рассмеялись.

Когда все вещи были собраны, Вереск с Айшшеном решили поделиться своей задумкой в подробностях. Оказалось, они действительно придумали, как усилить способности ирбиса. Технические нюансы я не поняла, но если без них – божественная сила жреца, усиленная храмом и помноженная на особенности потомка эльфов, могла дать очень интересный результат. Но могла и не дать, поэтому эти двое проявляли довольно сдержанный оптимизм.

Нас попросили не шуметь и не подходить близко. Меня так вообще слезно умоляли сидеть на месте и в их сторону даже не смотреть. Я лишь плечами пожала – да пожалуйста. Наг с оборотнем ушли к дальней стене зала и принялись шаманить. Ну а мы сидели и от нечего делать трепались обо всем на свете. В общем, отвлекались от предстоящего испытания, как могли.

Вернулись наши экспериментаторы довольные, как коты, обожравшиеся сметаны. Продемонстрировали нам два амулета, которые были собраны из тех артефактов, которые Вереск таскал за собой в глубокой шкатулке. На вид – жуткие клубки из цепочек и браслетов, в которых время от времени встречались вкрапления колец и сережек. Короче, смерть для человека с тонким чувством прекрасного. Видимо, я не из таких, потому что единственной моей реакцией было: «Работает? Вот и чудно».

– Так-с, пока я не забыл. – Вереск взлохматил короткие белые волосы и нервно оправил сборный артефакт, который был намотан на его запястье. – Мне в рюкзак сдать все оружие.

Это чтобы мы, если что, не перестреляли друг друга? Разумно! Как это раньше до такого не додумались?

После того как рюкзак оборотня распух до неприличия, он решил все-таки похвастаться их с нагом творениями.

– В общем, вот это, – он указал на второй артефакт, намотанный на руку жреца, – должно помочь Айшшену справиться с магией того места. А мой, – Вереск коснулся мешанины из цепочек на своем запястье, – усиливает до предела мои способности к ментальной магии. Будем надеяться, этого окажется достаточно, чтобы справиться с чарами богини.

– А почему тебе не сделать такие, как у Айшшена, всем нам? – недоуменно спросила Мышка. – Уж как-то с одной Иркой мы бы справились.

– Нереально, – покачал головой ирбис и пояснил: – Во-первых, Айшшен – жрец. А значит, его сопротивляемость божественным силам намного выше, чем у всех нас вместе взятых. То есть этот же артефакт на ком-либо другом просто не сработает. Но еще есть во-вторых…

– В храме я опаснее всех вас, – закончил за него наг. – А значит, если я подпаду под влияние зала чистоты помыслов, велика вероятность того, что поубиваю вас к чертовой матери.

М-да, а ведь правда. Особенно если учесть, что на Риста у него зуб… Меня можно косвенно обвинить в смерти Флоры. На остальных, думаю, можно тоже нарыть старую или не очень обиду. А ведь в храме Айшшен очень силен… Короче, такой артефакт – это чудо. Потому что стоило мне вспомнить нага с двумя огненными хлыстами в руках, как мне тут же сделалось дурно.

– Ира, – внимательный взгляд Вереск заставил меня вздрогнуть и прислушаться, – ты можешь сама войти в состояние транса?

– Не всегда, – с сожалением ответила я. – Вот перед залом с нежитью я пыталась… И ничего не получилось.

– Жаль, – нахмурился снежный барс и задумчиво постучал пальцем по подбородку. – А было бы очень кстати… У Айшшена есть предположение, что, если ты будешь в трансе, магия зала будет на тебя действовать очень слабо. Короче, постарайся, лады?

– Сделаю все, что от меня зависит, – со вздохом пообещала я. – Но сам понимаешь… – И развела руками.

– Все готовы? – Айшшен обвел нас внимательным взглядом.

– Не думаю, что к такому можно быть готовым, – криво усмехнулся Рист и крепко взял меня за руку. – Но выбора все равно нет. Пойдемте. Раньше начнем – раньше закончим.

Спокойствие и уверенность напарника передались и мне. Я ощутила, как расслабляюсь, как зреет во мне уверенность, что мы обязательно справимся. Обязательно. Без вариантов.

Я бросила косой взгляд на остальных и усмехнулась. Сосредоточенные, но вполне спокойные лица. Кажется, наша маленькая компания намерена преодолеть это препятствие с минимальным ущербом для себя.

– Вперед, – едва слышно произнес Айшшен, открывая нам проход.

За миг до того, как моя нога опустилась на белый камень зала чистоты помыслов, я задержала дыхание.

Не знаю, кто ты, таинственный бог атлантов, но можно нам сегодня повезет?

Новое помещение встретило нас ярким светом. Он исходил от стен, выложенных очень светлыми камнями. Казалось, воздух внезапно стал тяжелее и давил на меня всей своей массой.

Я сощурилась и сморгнула выступившие слезы. Черт, как же тяжело здесь находиться! Хорошо еще, что Рист держит меня за руку, это придает мне спокойствия.

Мы осторожно двинулись вперед, и не знаю, как остальные, но я шла практически вслепую. Слишком яркий свет. Невыносимо. Впрочем, скоро сияние камня словно приглушилось, и я наконец-то смогла нормально рассмотреть, что происходит.

Первое, что я заметила, это ругающихся Данилу и Ярину. Ну как обычно – каждый сел на своего конька. Дан орал, что запрет Яру дома, та в ответ крыла наследника котов на чем свет стоит. Кажется, они совсем забыли, для чего мы здесь. Потом я увидела Мышку, очень-очень злую Мышку, которая быстрым шагом направлялась в конец зала. Туда, где у стены стояли Вереск и Айшшен. Интересно, что они?..

– Ира…

Тихий голос Охотника прозвучал словно звон колокола прямо над ухом. Я вздрогнула и, отпрыгнув в сторону, спрятала руки за спину. И только после этого посмотрела на напарника.

Мамочка! Спаси меня! У этого темного лицо такое, словно меня сейчас убивать будут!

– Не подходи! – истерически выкрикнула я, заметив, что Охотник двинулся ко мне.

Я остро пожалела, что при мне нет пистолетов и нечем себя защитить. Черт, что же я так глупо повелась?! Разве от Охотника можно ждать чего-то хорошего?! Он ведь гад, темный гад, и плевать ему на всех, кроме себя любимого! Разве заботило его что-либо, когда он шантажом втянул меня в эту передрягу?! Да если бы не он, я сейчас спокойно бы грызла гранит науки, а не лазила по опасным древним храмам!

– Ты не представляешь, как меня бесит твой испуг, – шумно выдохнул Охотник и криво улыбнулся. – Не будь дурой, перестань от меня бегать. Все равно не убежишь.

– Не лезь ко мне! – завизжала я, пятясь.

– Буду. – Смазанное движение, и меня впечатало стенку. – Еще как буду. – Обжигающее дыхание медленно скользило по моему лицу вниз, к шее, заставляя меня замереть не то от страха, не то от возбуждения. – Ты – моя! – выдохнул он мне в губы. – Запомни это.

Я попыталась заехать ему коленом в пах, но Охотник заблокировал мои ноги. Попробовала ударить, оттолкнуть – да сделать хоть что-нибудь!.. Одно движение, и мои руки были прижаты к стене над моей головой. Страх накатывал волнами, я не мигая смотрела в потемневшие до черноты глаза и осознавала, что не могу даже двинуться. И от этого становилось еще страшнее. А Охотник… улыбался. Темной, порочной улыбкой.

– Моя! – От укуса в шею я вздрогнула, ощущая, как подгибаются ноги. – Только моя… – Жесткий поцелуй туда, где бешено бьется жилка. Наверняка останется засос. – Хочешь ты того или нет. – Сильные пальцы на миг впились в мои запястья, а губы ласкали мочку уха. – Не сбежишь и не укроешься. – Одна рука обхватила мою талию, принуждая прогнуться так, чтобы я явственно ощутила силу его желания. – Надо будет – на цепь посажу!

По идее я должна была испугаться. Да что там испугаться, ужаснуться! Но во мне словно взметнулись языки темного желания. А потому я резко дернула руками, высвобождаясь, и ухватилась за капюшон комбинезона напарника.

– А ты – мой! – прошипела я ему в губы. – Увижу с другой… Ей патлы пообрываю, а тебе – яйца. Усек?

Мой мужчина зарычал, как дикий зверь, и ответил на такую наглость яростным поцелуем.

У меня начисто снесло крышу. Какой страх? Какая злость? Вы о чем вообще?! Я хотела Риста. Хотела прямо сейчас. И плевать на все. Я нащупала молнию комбеза и резко рванула ее вниз. Мне нестерпимо хотелось ощутить его кожу под пальцами, но прежде, чем у меня это получилось, я почувствовала, как ладонь напарника резко сжалась на моей груди. На моей обнаженной груди. Я оторвалась от его губ и, запрокинув голову, низко и протяжно застонала. Да-а-а!

– Я тебя хочу прямо здесь и сейчас. – Яростный шепот Риста на миг оглушил. Но лишь на миг.

– Тогда чего ты ждешь? – Я посмотрела ему в глаза и провокационно облизала припухшие от дикого поцелуя губы.

– Ир-р-ра! – прорычал он, резко вжикнув молнией моего комбинезона до самого паха.

О да-а-а… Я предвкушающе прогнулась. Сейчас эти тряпки полетят на пол, и мы с Ристом…

– Кхе-кхе, а мы вам, случайно, не мешаем?

Мы с Ристом отшатнулись друг от друга.

Я, судорожно застегивая комбез, бросила быстрый взгляд в ту сторону, откуда раздался голос, и чуть не застонала. Там стояли все наши друзья и с нездоровым интересом взирали на нас.

Кажется, мы с напарником только что устроили для них эротическое шоу! Вот мне только интересно, с какого момента они его наблюдали?!

– Я так понимаю, с влиянием зала ты, Вереск, справился, – совершенно спокойно произнес Рист, словно и не было этого безумства несколько минут назад.

– Угу, – кивнул ирбис и невинным тоном добавил: – Кстати, у меня сложилось ощущение, что, если бы я вас не одернул, вы бы тут… кхм… – И пошло улыбнулся.

– В морду дам, – без тени эмоций проинформировал его мой напарник.

– Нет, ну надо же, какая несправедливость! – давясь смехом, воскликнула Мышка. – Почему Яра с Даном начали ругаться, я рвалась набить Вереску морду, и только Ирка с Ристом так воспылали желанием, что чуть не занялись сексом прямо здесь?!

Я хихикнула. Вообще да, интересно получилось. Из всех парочек только мы с Ристом бросились друг другу в объятия. Впрочем… надо быть справедливой. Я загорелась желанием в ответ на его желание. Изначально с моей стороны были только страх и злость. А вот напарник… Хоть и проявил довольно темные стороны натуры, но тем не менее никаких отрицательных эмоций не показал. А что до его жесткой властности… Ну так мне даже понравилось. Да что там понравилось! Еще как завело! Надо будет повторить… Но в постели, ясное дело.

– Братцы, – укоризненно покачал головой необычно озабоченный Айшшен, – давайте лучше подумаем о том, как нам отсюда выбраться. Вереск справился с влиянием зала на психику, но надолго его не хватит. А я не могу открыть дверь, которая выведет нас отсюда.

– То есть как не можешь? – моментально посерьезнела я.

– А вот так, – развел руками он. – Дверь есть, замок есть, но он не поддается. Мы с Вереском и так и сяк его крутили – не открывается.

– Конечно, не открывается, – вдруг раздался насмешливый женский голос. – Неужели вы думали, что в храм великой богини можно забраться вот так просто?

Я резко повернулась и почувствовала, как моя челюсть торжественно грохается на пол. У дальней стены, там, где Вереск с Айшшеном пытались открыть дверь, стояли трое. Полупрозрачные силуэты, сложные косы, нагинаты в руках… Плохая новость – нас посетили служанки богини. А новость похуже… Флоры среди них не было.

– Вот же непруха, – прошептала я, прижавшись к напарнику.

Черт, кажется, тут нам и крышка.

Жрец выполз вперед и, выпрямившись, насмешливо прошипел:

– Вот так встреча. Ну здравствуйте.

– Айш-ш-шен, – со свистом выдохнула нага, стоявшая в центре. – Теперь понятно, как вы сюда вошли… Впрочем, вам это не поможет. Не знаю, как этот недожрец справился с Флэйшши, но нас троих тебе, предатель, не одолеть.

– Богиня будет довольна, – проговорила служанка, стоявшая слева. – Мы не только накажем нарушителей, но и приведем к ней этого мерзавца.

Я растерянно посмотрела на Риста. Самое обидное, что мы сделать ничего не можем! Ведь служанки могут нас касаться, а мы их – нет. Исключение – Айшшен, но его одного на этих троих не хватит.

Впрочем, кажется, наг намеревался побороться. Призвал свои хлысты, а затем напряженно процедил:

– Это мы еще посмотрим.

Издевательский хохот служанок отразился от стен и словно набатом зазвучал в ушах.

– Намерение не сдаваться весьма похвально, Айшшен, – снисходительно произнесла центральная нага, отсмеявшись. – Но бесполезно. Ты даже не полноценный жрец. Повторяю, если с первого раза не дошло: один ты с нами не справишься!

– Я ему помогу.

Низкое рычание прозвучало громом среди ясного неба. А потом… рядом с Айшшеном появилась Флора. Очень злая Флора.

– Флэйшши! – изумленно выдохнули служанки.

Кажется, такого поворота они не ожидали.

– Я так понимаю, ты их просто пустила, – недовольно произнесла правая нага, придя в себя после шокирующего появления коллеги на стороне противника. – Не знаю, чем ты руководствовалась… Но, Флэйшши, ты ради этого изменника пошла против богини! Она не простит такого!

– Меня зовут Флора. – Тихий голос нашей змейки звучал твердо. – И мои друзья заберут из храма то, за чем пришли.

Немая сцена.

– Флэйшши, уйди с дороги, и мы не расскажем богине о твоем проступке, – сказала служанка, стоявшая слева. – Ты с нами все равно не справишься, нагината не то оружие, которым можно научиться владеть за несколько месяцев.

– Кажется, они не жаждут вступать в бой с Флорой, – едва слышно прошептал Рист, который напряженно наблюдал за развитием ситуации.

Впрочем… Этим сейчас занимались все. Помочь мы ничем не можем… Так что остается лишь молиться, чтобы у Айшшена и Флоры все получилось.

– Ты права, Каишша, – отозвалась наша змейка и с силой отбросила оружие в сторону.

Что она?..

– Зато я в совершенстве владею кое-чем другим. – В руках Флоры выросли хлысты, темные братья тех, которые сжимал Айшшен.

– Глупо, – раздраженно дернула плечом центральная нага. – Не ожидала от тебя такого идиотизма. На нас не действует магия!

– Но не тогда, когда она в моих руках. – В голосе сестры Риста послышалась насмешка. Флора повернула голову к Айшшену и кокетливо спросила: – Ну что, милый, потанцуем?

Тот ответил ей хулиганской усмешкой.

И прежде, чем я осознала, что происходит, эти двое сорвались с места.

Я забыла, как надо дышать. Да что там! Я забыла, что вообще-то мы в смертельной опасности! То, как двигались наги… было запредельно красиво. Действительно, больше всего это было похоже на танец – медленные раскачивания почти на кончике хвоста и стремительные выпады всем телом. Огненные и темные хлысты сплетались, словно любовники, и больно жалили немного сбитых с толку служанок. Те, конечно, быстро сориентировались и начали отбиваться, но… Айшшен и Флора были смертоносным дуэтом. Слаженным. Словно это далеко не первый бой, когда они вот так танцуют. Впрочем… скорее всего, так оно и было.

Я ощутила острый укол зависти, приправленный горьким осознанием собственной никчемности.

Вот так уверуешь в то, что ты крутой воин, а потом приходят два нага и мордой тебя в грязь. Да куда мне!.. Я так драться хорошо если через сто лет научусь…

– Как красиво! – выдохнула Мышка.

– Красиво… – эхом отозвалась я, не в силах отвести взгляд.

– И очень эффективно. – Риста, как настоящего мужчину, больше интересовал результат телодвижений, а не их грация. – Смотрите, какие прорехи остаются на телах служанок богини.

– Да, – поддакнул Вереск. – Похоже, удары хлыста просто рвут энергетические связи этих… призрачных силуэтов.

Я присмотрелась – действительно, складывалось ощущение, что оружие наших влюбленных отрывает кусочки от тел наг. Интересно, неужели возможно убить их насовсем?

– Флэйш-ш-ши! – прошипела одна из противниц, рывком отползая в сторону, чтобы увернуться от темного хлыста. – Когда я восстановлю энергетические связи, лично запру тебя в карцере!

– Меня зовут Флора! – рявкнула взбешенная нага и резко щелкнула обеими плетями.

Служанка вскрикнула и исчезла.

– Минус одна! – выдохнул Вереск. – Кажется, сегодня мы все-таки не умрем!

– Передать не могу, как это меня радует, – отозвался Данила, который так крепко прижимал к себе Яру, что, кажется, у кошки синяки на плечах останутся. Впрочем, она не протестовала.

– Всех радует, – пробормотал Рист, который тоже обнимал меня за плечи, но хоть не так яростно, как кот свою девушку. – О, минус еще одна.

– Айшшен, эта зараза пытается сбежать! – рявкнула Флора и вскинула руки над головой. Темные хлысты пропали, словно их и не было никогда. – Я пока держу проход, но надолго меня не хватит! Если она уйдет – через минуту тут будет толпа!

– Понял, – отрывисто кивнул жрец и рванул к последней служанке.

Вскоре все было кончено.

– Надо валить отсюда, – прошипел Вереск, широким шагом направляясь к двери. – Мои силы почти на исходе. Десять минут – потолок. И тогда этот зал опять обретет над вами власть.

Я тяжело сглотнула и в панике ухватилась за руку напарника. Вот чего мне не хотелось, так это потерять контроль! А то, боюсь, мы с Ристом точно займемся любовью. Прямо здесь и наплевав на окружающих!

– Сейчас открою. – Флора подползла вплотную к стене, рядом с которой присел снежный барс. – Отойди.

Он подчинился.

Нага пошаманила над дверью, и та открылась.

Я почувствовала, как меня отпускает напряжение. Прорвались! Мы все-таки прорвались!

– Надеюсь, испытания закончены, – проворчала Мышка. – Все это перебор для моей нежной психики…

– Нежной психики… – насмешливо фыркнула Флора. – Это у тебя, Мышь, нежная психика? С каких это пор?

– Ехидна, – беззлобно огрызнулась волчица.

Я лишь улыбалась. Разве это не прекрасно, что можно вот так, спокойно и без напряга, подтрунивать друг над другом? И плевать, что Мышка – живая, а Флора… не совсем.

– Добро пожаловать в храм, – посерьезнела нага, когда мы прошли через двери. – Раз уже я тут… идемте, провожу вас в хранилище.

И целеустремленно поползла вперед.

Храм… ну не впечатлил. Потому что вместо шикарного зала с высокими потолками, лепниной на стенах и мозаикой на полу я узрела… коридор. Обычный такой коридор. Голый совершенно. Даже банальных факелов не было, хотя на освещение жаловаться не приходилось. Словно на улице белым днем.

Коридор плавно изгибался, словно по кругу, и ни одна дверь не попалась нам, пока мы шли.

– Флор, а где какой-то торжественный зал? – наконец не выдержала я когнитивного диссонанса.

– За этой стеной. – Она похлопала по каменной кладке слева. – Туда мы не пойдем, нечего нам там делать. Чем быстрее вы отсюда уберетесь, тем лучше. Потому что до того момента, как эта троица опять воплотится в чертогах, не так уж много времени.

– Что тебе грозит? – напряженно спросил Айшшен, который полз рядом с нагой.

– Не знаю, – со вздохом призналась она и махнула рукой. – Не переживай. Прорвусь. Главное, чтобы вы уцелели. А с богиней… как-то оно будет.

– Мне это не нравится, – выдохнул Рист и на миг крепко сжал мою руку. – Мы тебя подставляем со всех сторон. – И тихо добавил: – Это я виноват. Если бы я не полез к подземным…

– То я бы до сих пор была под пятой у Кэсса, который продолжал бы практиковать на младшей жене воспитательные методы, – хмыкнула Флора и, повернувшись, посмотрела моему напарнику в глаза. – Запомни, братишка, я ни о чем не жалею.

Рист промолчал, но, судя по упрямо сжатым губам, все равно остался при своем мнении.

– Вот мы и пришли. – Нага резко тормознула и приложила растопыренную ладонь к правой стене. Рядом с ее рукой медленно проявился дверной проем. – Идите и постарайтесь не задерживаться. Айшшен, знаешь, как потом отсюда выйти?

– Ты про ту интересную дверь? – спросил жрец и, дождавшись кивка, уверенно ответил: – Да, в курсе.

– В таком случае, мне пора. – Она грустно улыбнулась. – Я должна перенестись в чертоги богини, чтобы контролировать ситуацию.

На этот раз Флора не стала тратить время на долгое прощание. Мимолетно коснулась губ Айшшена своими губами и исчезла.

– Я перед ней в неоплатном долгу, – пробормотал Айшшен, проходя через дверной проем.

– Не ты один, – вздохнул Рист, потянув меня за собой.

– Ага, – уныло согласилась я с этим тезисом и прошептала себе под нос: – И все равно я не понимаю, как можно целоваться с призраком…

– Флора не совсем призрак. – Оказывается, жрец услышал мои слова и, пока мы спускались по крутой лестнице куда-то в подземелье, решил меня просветить: – Она – существо божественного мира, которое имеет точки соприкосновения с нашим. А я – существо нашего мира, реального. Но имею точки соприкосновения с божественным. Именно поэтому я могу ее касаться.

– Понятно, – промямлила я, хотя на самом деле не совсем была в этом уверена.

– Кажется, пришли. – Айшшен остановился и толкнул дверь, которая ждала нас внизу лестницы. – Добро пожаловать в хранилище летописей кланов.

Глава 18

Не знаю, что я хотела увидеть… Ну… Сундуков со свитками, что ли. Или массивных старинных шкафов, в которых стройными рядами стоят древние фолианты. Короче, хоть чего-нибудь, соответствующего атмосфере фэнтезийного храма.

Реальность, как это зачастую бывает, мерзко хихикая, обманула мои ожидания.

– Да ладно! – не сдержала я возглас, недоверчиво рассматривая самые обычные картотечные шкафы, которых до фига в любом современном офисе.

Более того, само хранилище летописей кланов было больше похоже на… архив. Строгие ряды шкафчиков, каждый ящик аккуратно подписан, яркий электрический свет и стены, отделанные бежевыми пластиковыми панелями.

Как оказалось, эта картинка сразила наповал не только меня.

– А как же темное подземелье, горы пыли, паутины и свитки, которые рассыпаются под пальцами? – недоверчиво проговорила Мышка, вертя головой.

– Мы, конечно, консерваторы, но не идиоты же, – пожал плечами Айшшен и целеустремленно пополз к шкафам. – Почему бы не позаимствовать придумку людей, если она так удобна?

– Не обращай внимания, – нервно хихикнула я. – Нам шаблон порвало в клочья.

Он тихо рассмеялся, но ничего не ответил. Слишком был занят, рассматривая надписи на ящиках.

– Айш, что нам делать? – не выдержал Рист.

– Не называть меня этим дебильным дериватом, – немедленно отозвался змей, не прерывая своего занятия. – А вообще стоять на месте. Сейчас я все найду и свалим отсюда… Ага, понял.

Что он понял, лично для меня осталось тайной. Но, судя по тому, как наш наг быстро пополз вдоль этой своеобразной картотеки, он явно знал, что делает.

– Брать компромат на все пять? – уточнил Айшшен, затормозив.

– Да, – отозвался Рист.

Змей удовлетворенно кивнул и принялся выдвигать ящики и рыться в их содержимом. Мой напарник чмокнул меня в макушку и направился к другу. За ним последовали и Вереск с Данилой.

Кажется, нашим мальчикам, если их можно так назвать, очень любопытно покопаться в змеиных секретах.

– Не могу поверить, что это финал, – вздохнула Мышка, подходя ко мне. – Что сейчас мы отсюда выйдем и…

– И ничего не закончится, – сурово перебила ее Ярина. – Не расслабляйся раньше времени. Нам еще предстоит тяжелый разговор с потомками атлантов, а затем – не меньшая авантюра, чем этот поход в змеиный храм. Вот когда дело будет сделано, – она усмехнулась и обвела нас многозначительным взглядом, – я лично позову вас на девичник, и мы так упьемся, что этим, – небрежный кивок в сторону мужчин, – придется волочить нас домой на себе.

Я представила себе эту картину… Рист, поминая всех темных покровителей, тащит меня, перебросив через плечо. А я, пьяно хихикая, время от времени пытаюсь пощупать его пятую точку. Да-а-а!.. Извращенка я, но картинка мне понравилась. Надо воплотить!

Я прыснула со смеху.

– Чего ржем? – немедленно заинтересовалась Мышка и толкнула меня в бок. – Давай колись!

А я что… А мне не жалко!

Когда я закончила обрисовывать картинку, хихикали мы уже втроем.

– М-да-а-а, ну у тебя и фантазия, подружка, – покачала головой Яра, а потом расплылась в предвкушающей улыбке. – Но что-то в этом есть, что-то есть…

Задумчивый взгляд кошки подсказал, что не одна я тут знатная извращенка.

– Так-то оно так, но в моем случае бесполезно, – уныло вздохнула Мышка. – Потому что с долбаного эльфа станется прочистить мне мозги, а потом до утра читать нотации. Исключительно в силу природной вредности.

– Или, наоборот, просечь момент и подключиться к этой игре, – предложила я другой вариант.

– Запросто, – задорно ухмыльнулась Ярина. – А если бы мой придурок не был таким правильным, то использовал бы мое невменяемое состояние, чтобы выбить согласие на брак. Но я даже не надеюсь на такое счастье.

Мы с Мышкой одновременно потрясенно охнули.

Вот это новость! Неужели кошка не прочь согласиться, а упирается только по привычке? Интересно, она меня убьет, если я втихаря сдам ее Дану?

Я поймала задумчивый взгляд волчицы и поняла, что не только мне пришла в голову эта светлая мысль.

Так, надо продолжить разговор, а то с этой кошачьей станется вычислить по нашим физиономиям все и даже больше.

– Слушай, Яра… – начала было я, но меня спасли от необходимости придумывать, что сказать.

– Мы закончили. – Рист выглядел более чем довольным. – Набрали мало, но такого!.. Все наши кланы похоронить можно.

– Так быстро? – недоверчиво приподняла брови я.

– Спасибо Айшшену, – ухмыльнулся Данила. – Без него мы бы здесь до второго пришествия богини копались бы. А он, лишь коснувшись листов, уже знал, о чем там говорится. Вон, посмотрите, сам в шоке.

Я послушно перевела взгляд на нага и вынуждена была согласиться с Даном – физиономия у жреца была ошарашенная.

– И что же такого ты там увидел? – с любопытством спросила я.

Для меня стало полной неожиданностью то, что Айшшен метнулся взглядом к Даниле, а затем опустил глаза.

– Не важно, – глухо прошептал он.

Я недоуменно вскинула брови, но смолчала. Кажется, все так радовались нашей победе на таком сложном этапе, что не обратили внимания на странные взгляды нага. Ну, кроме Риста. Тот, прищурившись, посмотрел на Айшшена и слегка качнул головой. Но тоже ничего говорить не стал. Впрочем, оно и правильно. Что бы там ни было, это может подождать.

– Сваливаем отсюда, – решительно произнес наг и пополз к левой стене. – Сейчас только дверь найду…

Со стороны казалось, что он нежно поглаживает пластиковые панели – они казались ровными, без единого изъяна. Ну честное слово, как тут дверь спрячешь? Но, естественно, я ничего подобного вслух не сказала. Не первый раз с магической и божественной силами сталкиваюсь.

– Есть! – выдохнул Айшшен и провел обеими руками сверху вниз по стене.

Напротив него начала медленно вырисовываться дверь. Обычная, из темного дерева, с металлической позолоченной ручкой.

– Теперь надо понять, куда нам надо выйти, – нахмурился наг и посмотрел на меня. – Ир, ты ведь знаешь, где можно найти нейтрализаторов?

– Я-то знаю, – с тяжелым вздохом призналась я. – Но, во-первых, не уверена, что они вообще захотят с нами разговаривать, и, во-вторых, что главнее, кто сказал, что эта дверь меня послушается? Даже если на ней, если я правильно понимаю, божественная сила, а не магия.

– Не проверишь – не узнаешь, – пожал плечами он и приглашающе махнул рукой. – Иди сюда, рискнем.

Я вздохнула еще тяжелее, но послушно направилась к нему. Как говорится, риск благородное дело. И кто не рискует, тот не пьет шампанского.

– Что делать надо? – деловито поинтересовалась я, остановившись напротив двери.

Мысли о том, что мое атлантское наследие, несмотря ни на что, может повредить что-то в хрупком механизме телепорта, я постаралась убрать из головы подальше. Все будет хорошо, все будет хорошо… Хорошо будет, я сказала!

– Возьмись за ручку и представь место, где хочешь оказаться. А после этого – открывай дверь, – проинструктировал меня Айшшен.

Ладно, вроде бы все просто.

Я несколько раз глубоко вдохнула, чтобы унять панику, а затем решительно схватилась за изогнутую прохладную ручку. Закрыла глаза и представила плавный изгиб реки, перед которой высятся скалы. Густой лес вокруг. А потом скорректировала картинку так, что казалось – я стою перед скалами и смотрю на них. И, когда все получилось, я открыла дверь.

Прохладный ветерок овеял мое лицо, я жадно вдохнула свежий лесной воздух. Все же храм, будь он сто раз окутан божественной силой, имел большие проблемы с вентиляцией.

– Мм… Ир, взгляни, получилось ли.

Тихий голос Риста заставил меня вздрогнуть и послушно распахнуть глаза. Я радостно улыбнулась – нагромождение темных скал, за которыми плавно изгибалась речка. Сомнений быть не могло – мы там, где надо.

– Выходим, – скомандовала я и первая шагнула за порог, без всякого сожаления прощаясь с осточертевшим храмом.

Мы покинули негостеприимные стены, и, как только Айшшен прикрыл дверь, ничто больше не напоминало нам о святилище змеиной богини.

Мы его прошли. И вышли оттуда. Целыми и невредимыми и с добычей.

– Насколько я помню, эти скалы недалеко от нашего города, – проговорил Данила, осматриваясь.

– Да, километров двадцать, – кивнула я и указала на скалы. – Нам нужна сквозная пещера.

– О, а я знаю, где это, – оживилась Ярина. – Меня пару лет назад здесь гроза застала, и я в той пещере пережидала. Пойдемте. – И уверенно зашагала к скалам.

Вот и чудно, что среди нас есть тот, кто может провести. А то я переживала, что мы до ночи не управимся – начинало темнеть.

Собственно говоря, до нужного места – тупику в конце небольшого ответвления этой пещеры, мы добрались очень быстро. Но там совсем ничего не напоминало о том, что здесь могли появляться люди. Голые камни, ни пепелища от костра, ни любых других следов. Словно тут очень давно никто не появлялся.

– Ир, ты уверена, что мы там, где надо? – с сомнением спросил Рист.

– По крайней мере, именно это место мне указали как то, где можно связаться с нейтрализаторами, – вздохнула я. – И предупредили, что можно прождать несколько дней, прежде чем здесь кто-то появится.

– Тогда привал, – ровным голосом произнес Вереск и сбросил свой рюкзак на пол. – Все равно нам не остается ничего другого, как ждать. И надеяться, что потомки атлантов все же придут сюда.

Честно говоря, я была расстроена. Впрочем, никто же не обещал, что меня здесь будет ждать торжественная встреча с хлебом-солью? Но настроение все равно было испорчено. Я быстро поужинала и улеглась спать.

Сон долго не шел ко мне. Я прислушивалась к неторопливому разговору своих друзей, которые обсуждали то, через что мы прошли. Когда Вереск упомянул, что еды у нас осталось на полдня, я наконец-то отрубилась.

Проснулась я небанально. Еще как небанально!

– Подъем! – гаркнул кто-то так, что я подпрыгнула и начала шарить вокруг в поисках пистолета еще до того, как открыла глаза.

А когда наконец проморгалась… Уронила челюсть. Сильно.

Посреди коридора, прямо на земле сидел в позе лотоса Дарий. И лицо у патриарха клана кошек было до того ехидное, что хотелось сказать ему… да хоть что-нибудь. Так, чисто из вредности.

– Тайный перевалочный пункт, тоже мне, – сплюнул прадед Мышки и, взглянув на меня, неодобрительно покачал головой. – Ира, Ира, я же просил.

Ага, я взяла и усовестилась. Нет, если бы мой учитель выглядел сердитым, злым или удрученным – тогда, может, меня бы и загрызла совесть. Вот только он выглядел… довольным. Того и гляди расплывется в улыбке. Из чего я, даже спросонку, могла сделать закономерный вывод.

– Ну и с какого момента вы нас просчитали? – со вздохом поинтересовалась я.

– Я вот тоже хотел задать такой вопрос, – спокойно проговорил Рист, присаживаясь рядом со мной и опуская пистолет. – Кстати, здравствуйте, Дарий.

– И тебе не хворать, – иронично ответил тот, проигнорировав мой вопрос. – И вам, внучки. – Он окинул взглядом замерших Дана и Мышку. – И тебя, змей, тоже рад видеть, – кивнул Айшшену. – Так какого черта приперлись, дети?

– Я, конечно, совсем не в теме, – вдруг произнес Вереск, с интересом рассматривая Дария, – но то, что вы нас ждали, заметно невооруженным взглядом. И менталом быть не надо.

– Эльф, – ухмыльнулся дедок. – Хорошая компания подобралась. – А потом резко посерьезнел. – Ладно, отбросим игру. Раз вы здесь, значит, задумали нечто дерзкое. Например, как так хитро щелкнуть по носу нагов, чтобы они дружно от вас отстали. И нужна наша помощь. – Он посмотрел на Риста. – Не буду юлить, Аристарх, мы следили за вашей авантюрой с подземными с самого начала и надеялись, что банального «Пусть нас не трогают» вам станет мало. Но дадим ли мы свое согласие на участие в плане, я смогу сказать только после того, как ты мне расскажешь все подробности. Сам понимаешь, – Дарий пожал плечами, – риск нешуточный. А нас… не так уж и много. Мы должны заботиться о выживании вида.

– Я понимаю, – вздохнул Рист и быстро обрисовал все детали, не забыв упомянуть, на каком мы сейчас этапе.

– Дерзко, – восхищенно щелкнул языком Дарий, когда мой напарник умолк. – Я бы даже сказал, почти безрассудно. Но может сработать! И приз… – Он предвкушающе улыбнулся. – Стоит того, чтобы рискнуть. Если наш город станет зоной, где никто из змей не сможет причинить нам вред, ничто не помешает нам заняться возрождением атлантов. – Он поднялся и отрывисто кивнул. – Скажу сразу, мне ваш план по душе, но решение принимаю не я один. Так что отдыхайте. Думаю, завтра к вечеру мы дадим ответ.

И развернулся, чтобы уйти.

– Дед, – тихо позвал Дан.

– Да? – Тот посмотрел на внука.

– А быстрее никак? У нас еды осталось максимум на завтрак.

– Не проблема, – отмахнулся Дарий. – Через несколько часов выйдите ко входу, заберете продукты.

И, не говоря больше ни слова, ушел.

– Вот старый змей! – восхищенно выдохнул Айшшен, когда Дарий скрылся из виду. – Вы понимаете, что еще в тот момент, когда он узнал, как Рист с Иркой облапошили подземных, сразу же просчитал варианты!

– Угу, и именно потому ко мне подрулил… – Я замялась, но все же рассудила, что нет смысла скрывать. – Игорь и дал координаты этой точки.

– Игорь? – немедленно заинтересовалась Мышка. – Не тот ли Игорь, который донимал меня в тот день, когда мы с тобой познакомились? Ну болтливый такой и до сплетен жадный?

– Он самый, – со смешком подтвердила я. – Только, как оказалось, все его бабьи замашки – лишь маска.

– Погодите, – нахмурился Рист. – Игорь? Киреев, с четвертого курса?

– Угу, – кивнула я.

– Ну ничего себе! – потрясенно выдохнул напарник и резко провел рукой по растрепанным волосам. – Сколько нейтрализаторов вокруг развелось…

– И не говори, – хихикнула я. – А еще вымирающий вид!

Мы немного позубоскалили на тему глубокой конспирации потомков атлантов, а потом… вдруг выяснилось, что у нас прорва свободного времени. И как его убить – никто не понимал.

– Не знаю, как вы, а я не выспалась, – буркнула Мышка, беззастенчиво прижимаясь к Вереску. – Дед, вредина…

– Спи, – погладил ее по голове ирбис.

– Я, пожалуй, в кошачьем виде побегаю, – поднялась на ноги Ярина.

– Я с тобой! – тут же подорвался и Дан.

Тихонько хмыкнув, я решила не озвучивать свои мысли по поводу котов и сентябрьского марта. А то еще побьют, с них станется!

– Идем, погуляем? – предложил мне Рист.

– А пойдем! – радостно согласилась я.

Все же… Друзья-товарищи это хорошо, но романтики мне не хватало. Я часто с тоской вспоминала тот день, когда мы катались на аттракционах и вели себя как обычная влюбленная парочка.

Влюбленная… Нет, не буду я об этом думать! Не буду! Все вопросы любви – не любви переносятся на то время, когда мы выпутаемся из этой передряги. Если выпутаемся…

Я вздохнула и постаралась выбросить всю эту ерунду из головы. Просто позволила Ристу поднять меня со спального места и повести в сторону выхода из пещеры. И, наверное, даже не покраснела, когда он поднял с пола одеяло.

– Эй, влюбленные, – насмешливо произнес Вереск, – вы далеко от скал хоть не отходите.

– И без тебя знаем, – усмехнулся Рист, никак не прокомментировав первую часть фразы.

Пока мы шли по пещере к выходу, я растерянно молчала. Вот только не говорите мне, что этому… гаду захотелось, так сказать, тепла и ласки! Потому что… Ну, не место и не время! Вот совсем.

– А куда мы пойдем? – решила я зайти издалека.

– Да никуда, – пожал плечами Рист. – Отойдем немного от пещеры, расстелем одеяло и просто поваляемся.

Просто поваляемся?! Я чуть не расхохоталась. Это теперь так называется?

– Не пыхти как злобный ежик. – Он посмотрел на меня, и я увидела, что на дне его серых, сейчас на удивление светлых глаз сверкают смешинки. – Просто поваляемся. А то, знаешь ли, я секс на природе не жалую. Комары за пятую точку кусают.

Я представила себе картинку, как голый Рист злобно отмахивается от этих жужжащих тварей, которые все норовят испортить весь кайф от процесса, и звонко рассмеялась.

– Что, воображение хорошее? – спросил напарник.

– Ага, – отозвалась я, а затем возмутилась: – Слушай, ты же вроде не потомок эльфов! Как умудряешься мои мысли читать?!

Он притормозил, резко повернулся и с усмешкой проговорил:

– А ты не думала, что мы с тобой просто на одной волне?

– Э-э-э… – опешила я, не очень хорошо понимая, что он имеет в виду. – В смысле?..

– В смысле часто ход твоих мыслей вполне созвучен с моим, – терпеливо пояснили мне. – Ты что, сама не замечала?

Я прикусила губу. Вообще-то замечала. И не раз. Хотя бы то, что стоит мне подумать, как напарник уже озвучил.

Мы отыскали вполне уютное местечко прямо под скалами – там они нависали, создавая своеобразный козырек, и расстелили одеяло.

Я присела на него, не особо понимая, что делать дальше.

С ума сойти… До чего жизнь дошла… Как мужчину соблазнить – это мы завсегда, а когда вот так, просто посидеть – сразу и не поймешь, как себя вести!

А вот напарничек мой подобных проблем не испытывал вообще. Разлегся, внаглую положив голову мне на колени, и буднично поинтересовался:

– Вот скажи мне, Ромашка… Что будешь делать, когда наконец-то закончится эта история?

Здравствуйте! Только я решила, что подумаю обо всем этом потом…

– Не знаю, – пожала плечами я. – Считай меня суеверной, но мне почему-то боязно загадывать.

Напарник понимающе улыбнулся, а потом неожиданно сказал:

– А вот в этом мы с тобой отличаемся. Я всегда веду себя так, словно любая неприятность, независимо от ее размера и серьезности, яйца выеденного не стоит.

– Тоже своеобразный способ, – неохотно признала я. – Но, наверное, все же не по мне…

– А ты попробуй, – тоном опытного продавца-консультанта предложил он. – Если хочешь, могу начать с себя, чтобы тебе было проще, – расщедрился вдруг Рист.

– Конечно, хочу! – Я не упустила случая вцепиться в предложение обеими руками. – Мне очень интересно!

О том, что я малодушно надеялась – в ходе рассказа он забудет, что и с меня причитается перечень планов на будущее, тихонько умолчала, ясное дело.

Ага, размечталась.

– Трусиха, – сощурился напарник и погрозил мне пальцем. – И не надейся, не отвертишься.

Я лишь невыразительно дернула плечом. Что, собственно, можно было истолковать и как «Даже не собиралась», но в большей мере, конечно, «Не очень-то и хотелось».

– Значит, что я буду делать… – Этот паяц сделал вид, что задумался, хотя я была уверена – у него все уже давно продумано, распланировано и заначки разложены. – В первую очередь решу проблемы с универом. Все же без студентов будет скучновато… Да и должен же я тебя до магистерского диплома довести!

– Угу, – усмехнулась я, машинально пропуская между пальцами его светло-русые волосы. – Если меня оттуда еще не выгнали за прогулы.

– Не проблема, восстановим, – отмахнулся Рист.

Если вспомнить, как легко он решил вопрос с моей сессией, то да… Восстановить проще простого.

– Но к своему диплому я тебя не подпущу. – Я прищурилась и уперла указательный палец в кончик его носа.

Вернее, попыталась. Потому что этот гад среагировал быстрее, и вместо носа я попала прямо в рот. Где фалангу тут же взяли в плен зубы.

– Пусти, – с каменным лицом сказала я.

Иронично вскинутая бровь и язык, который прошелся по чувствительной подушечке, как бы намекали, что, как говорил Шарик из Простоквашино, фиг вам.

Короче, настроение у Риста было весьма игривое.

Ладно, подыграю, мне совсем не сложно.

– Давай мы вернемся к разговору, а потом я тебя поцелую? – сделала я то самое предложение, от которого сложно отказаться.

Теперь к первой брови присоединилась вторая. И взгляд у Риста был такой поощрительный-поощрительный! Мол, верной дорогой идете, товарищи!

– Сейчас? – решила уточнить я.

Напарник согласно прикрыл веки.

– Хорошо. – Я, собственно, совсем не была против.

Палец тут же был отпущен, а сам нахал невинно заявил:

– Целуй.

Ах, вот оно что! Я едва не расхохоталась. Ну да, от меня инициативу в этом вопросе можно было дождаться не так часто. Не то чтобы мне не хотелось, но я как-то не могла так быстро переключаться. А потому мой мозг работал в режиме «Мы в заднице, какая личная жизнь?!» и переключался только тогда, когда Рист шел на штурм.

Я улыбнулась, а потом медленно коснулась его губ…

В какой момент штурвал ушел из моих рук, сказать сложно – увлеклась я, м-да, еще как увлеклась. Но когда пришла в себя – с бешено колотящимся сердцем и сбитым дыханием, – картинка поменялась. Теперь Рист сидел на одеяле, а я лежала головой у него на коленях.

– Продолжим, – как ни в чем не бывало заявил этот гад.

– Продолжим, – эхом отозвалась я, отчаянно пытаясь забить неприличные мысли куда подальше.

Ибо не место и не время! Да и помыться не мешало бы… Все же поход по лесу, а потом блуждания по храму не сделали нас чище. А душа в округе как не было, так и ближайшие сутки не предвидится. А то и больше.

– Вторым пунктом в моем личном плане на будущее стоит… – Напарник сделал театральную паузу и так хитро на меня посмотрел, что я подобралась – чую, мне это не понравится! – Твой переезд ко мне.

– Чего-о-о?! – взвыла я и попыталась подняться, но мне не позволили.

Ладно, полежим, не будем трепыхаться… Пока что!

– Губу закатай, – буркнула я, расслабившись. – Я своего согласия на такое не давала.

– А будешь вредничать и упираться, милая, – нежно прошептал этот темный, наклонившись к моему лицу, – я вообще поеду и попрошу твоей руки у родителей. И потом сама будешь с ними объясняться.

Я прикинула масштабы подставы… и поняла, что это тот случай, когда проще согласиться. Последствий меньше.

– Рист, ты в курсе, что ты – настоящий темный? – недовольно буркнула я.

– Конечно. – На его губах расцвела иезуитская улыбка. – И страшно горд этим фактом.

Я фыркнула и тихонько пробормотала себе под нос:

– Мне уже страшно, что там дальше…

– Ничего такого.

Еще бы он не услышал!

– Слушаю, – скорбно вздохнула я.

– Защитить кандидатскую и хотя бы год пожить нормальной жизнью. А потом… – Рист задрал голову вверх. – Подбить всех жителей фэнтезийной части нашего города создать свою полицию.

– Зачем? – удивилась я. – Разве у вас нет ничего подобного?

– Откуда, Ир? – снисходительно спросил он. – До сих пор у нас была монополия змеиных кланов, и все проблемы решались через них. Если у нас все получится, с подобным порядком вещей будет покончено, а значит, возникнет нужда в такого рода органе.

Да уж, как-то я об этом совсем не подумала…

– И что, даже бросишь наемничество и пойдешь туда работать? – Я внимательно посмотрела на него.

– А почему бы и нет? – пожал плечами напарник. – Хотя бы на этапе становления… Это будет интересно. Пойдешь ко мне в замы? – предложил он.

– А ты на место начальника метишь? – усмехнулась я и отрицательно помотала головой. – Не-э-эт… Вот если бы оперативником… В напарники бы пошла. – И подмигнула.

– Заметано, – расплылся в довольной улыбке Рист. – Только сначала тебе все же надо подучиться. Но это в любом случае. Вернемся – согласуешь со Светланой этот вопрос, хорошо?

– Конечно, я и так собиралась.

– Значит, все же задумывалась о том, что будешь делать дальше? – тут же поймал меня он.

– Ну… – Я отвела взгляд. – В общих чертах.

– И? – поощрительно произнес напарник.

– Да ничего такого, на самом деле, – засмущалась я. – Не так глобально, как у тебя. По сути – только два пункта. Восстановиться в универе и пройти нормальный курс обучения наемническому ремеслу.

– Сойдет. – Рист прищурился. – А как насчет меня? Вот только не надо мне врать, что ты об этом совсем не думала.

Он так ухмыльнулся, что я в очередной раз недовольно подумала, что мой напарник читает меня, словно раскрытую книгу.

Ладно, хочешь правду? Будет тебе правда. Сам напросился.

– А я до сих пор не уверена, что это надолго, – заявила я, глядя ему в глаза. – Поэтому все мысли, которые у меня есть на эту тему, сводятся к единственному: я хочу, чтобы все это продолжалось. Доволен? – И гордо задрала подбородок, насколько, конечно, это позволяла поза.

– Не-а, совсем недоволен, – скучающим тоном проговорил Рист и несильно потянул меня за волосы. – Потому что я тебе могу гарантировать, что единственная причина, которая может не позволить этому продолжиться, – смерть одного из нас. В остальном… мне с тобой слишком хорошо, чтобы я тебя отпустил. Так что даже не рыпайся.

Я почувствовала, как медленно закипаю. Нет, ну вы посмотрите на него! Сейчас я ему…

– Пфф! – раздраженно зафырчала я. – Ты себя со стороны слышал?! «Мне с тобой слишком хорошо!» Я тебе что, домашнее животное или плед, чтобы со мной было хорошо?!

– Привет и вам, женские тараканы, – даже не смутился этот гад и ехидно спросил: – Что на этот раз я не учел в великой женской психологии?

Мне вдруг стало так обидно… Ну просто до слез. Нет, я знала, на что шла, но… Блин, я же девушка! Романтики хочу! А не фразы, которую можно истолковать так, что я как удобный свитер и из него не хочется вылезать!

– Так, судя по твоей мордашке, ты сейчас на меня надуешься, – опять на раз просек мое состояние Рист.

А мне стало еще обиднее. Вот такие вещи он сразу сечет, а банального – что мне хочется чувств, а не расчета – в упор не видит!

Ладно, Ирка, успокойся… Помнишь? Он мужи-и-ик! У них с пониманием вывертов женской психологии всегда было плохо. Сейчас мы ему все объясним… А уж если не поймет, можно будет и поорать от души!

– Рист, пойми… – Я страдальчески поморщилась. – Тебя послушать, то я тебе просто удобна. Поверь, это совсем не то, что хочется слышать девушке в свой адрес. Спроси любую, тебе в один голос ответят, что каждая женщина жаждет быть любимой. – Увидела, как он нахмурился, и торопливо зачастила: – Нет, я знаю, у тебя с этим проблемы! Но «очень симпатична» и «дико желанна» тоже подойдет!

«Для начала», – добавила я про себя. Все же надежда такая штука… неубиваемая. И все равно я верила, что, может быть, однажды, если мы все еще будем вместе, Рист меня полюбит. Потому что я… кажется, уже.

Стоп! Стоп! Стоп! Я не буду об этом думать…

– Слушай, Ир, – напарник продолжал хмуриться, – это не тот разговор…

Что именно он хотел сказать, я так и не узнала. Потому что прямо со скалы к нам спрыгнул… Игорь.

– Слушайте, а где вы все прохлаждаетесь? – недоуменно спросил он. – Нас старейшины отправили к вам, а в пещере только медитирующий наг. Хорошо, что нас предупредили! А то остались бы вы без друга!

Я посмотрела на Игорька и нервно рассмеялась.

Глава 19

– А если я сюда нажму?

– Ничего не будет.

– А сюда?

– Тоже.

– А если…

– Все равно не сработает.

Мы с Ристом сидели в обнимочку и со смехом наблюдали, как Игорь увлеченно пытается найти на теле Айшшена слабые места. Ибо – вот незадача! – оказалось, что жрецы совсем не обычные наги и на привычные приемчики не реагируют.

– Нет, ну а где тогда у тебя на теле слабые места?! – наконец не выдержал нейтрализатор.

– Не поверишь, – горестно прошептал змей и, наклонившись к его уху, гаркнул: – Нет их! Богиня что, дура, по-твоему, делать нас уязвимыми?

– Орать-то зачем? – отпрыгнул от Айшшена Игорь. – У меня проблем со слухом нет! Вернее, не было до этого момента!

Я не выдержала и все-таки расхохоталась. Рядом давился смешками напарник.

Весело!

Собственно, мы бездельничали по той причине, что наши друзья так качественно разбрелись по округе, что их не могли найти до сих пор. Как охотно поведал Айшшен, даже Мышка, которая жаловалась, что хочет спать, после нашего ухода вдруг подорвалась и утянула куда-то Вереска. Так что, когда я, Рист и Игорь вернулись пещеру, оказалось, что там по-прежнему находится невозмутимый, словно Чингачгук, змей. Впрочем, если вспомнить, что это имя переводится с делаварского как Большой Змей, Чингачгук он и есть.

– Ри-и-ист, – тихо позвала я напарника.

– Мм? – Он приподнял бровь, продолжая смотреть на спорящих человека и нага.

– А ты знаешь, что Айшшен – Чингачгук? – хихикнула я.

– Ага, только ему не говори, – усмехнулся он, скосив на меня взгляд. – Мы его на заре нашей дружбы так называли. Он так забавно бесился.

– Небось ты его и окрестил? – сощурилась я, припоминая рассказ Мышки о том, как Рист любит давать людям и нелюдям прозвища, которые потом цепляются намертво.

– Конечно. – Усмешка на его губах стала откровенно ехидной. – Кто же еще?

– Чего смеетесь? – подозрительно посмотрел на нас предмет обсуждения.

– Да так, Ира анекдоты рассказывает, – уклончиво ответил Рист и сосредоточился на Игоре. – Если ты уже выяснил все, что хотел, в анатомии жрецов, может, все же расскажешь, что происходит? Мы ждали вестей от вас не раньше, чем завтра.

– Почему? – изумился тот, присаживаясь напротив. – Решение было принято еще тогда, когда нам сообщили, что вы двигаетесь в сторону храма. Старейшины несколько дней совещались, кстати. Так что единственное, от чего зависело, будем ли мы вам помогать, – одобрит ли ваш план Дарий. А он одобрил. В тот же момент, когда услышал.

Я ошарашенно открыла рот, а затем возмутилась:

– Тогда какого черта он нам тут втирал, что ему надо посоветоваться, и все такое?!

– Из природной вредности, Ира, из природной вредности, – рассмеялся нейтрализатор.

– Да, это на него вполне похоже, – со вздохом признал Рист и задумчиво пробормотал: – С него еще потом станется отловить правнуков и всыпать обоим ремня.

– Ага, он может, – подтвердил Игорь и обратился к моему напарнику, но так официально, что меня даже передернуло: – Скажите, Аристарх Захарович, вы в универ возвращаться думаете?

Ой, а я отвыкла, что Рист вообще-то препод. И теперь меня от такого обращения к нему малость плющит.

– Ну, вообще подумываю, если эта передряга закончится удачно, – уверенно отозвался тот и прищурился. – А что такое?

– Да хотел у вас диплом писать, а меня озадачили тем, что вы ушли, цитирую, в длительный неоплачиваемый отпуск, – усмехнулся Игорь. – Вот и пытаюсь понять, есть ли еще шанс.

– Шанса в любом случае нет, – покачал головой Рист. – Дипломника мне не дадут, я же не кандидат технических наук.

– А, это решаемо, – отмахнулся нейтрализатор. – Официальным научным руководителем укажем декана, он согласится. Вот и вся задачка.

– В принципе, это идея, – немного подумав, высказался мой напарник. – Закончим это дельце, решим.

– Договорились, – довольно кивнул Игорь.

В пещере бесшумно появились Вереск с Мышкой.

– О, привет, – радостно улыбнулся подруга, моментально вспомнив нейтрализатора. – Хорошо маску держишь, кстати.

– Привет, – тоже улыбнулся Игорь и виновато развел руками. – Что поделать…

– Ну да, – понимающе кивнула та. – А что, дед с товарищами уже решил, помогать ли нам?

Пришлось вкратце вводить волчицу в суть дела. Но как только Рист закончил, вернулись еще и Дан с Ярой, и напарнику пришлось начинать сначала.

– Слушай, Игорь, а где ваши? – спросила я, когда Рист договорил. – Ты сказал, они пошли наших искать. Но наши уже вернулись, а твоих все нет.

– Разминулись, – пожал плечами он и достал мобильный. – Сейчас все будут.

Он сделал четыре звонка, из чего следовал закономерный вывод, что нам выделили всего пятерых нейтрализаторов. Что так мало-то?! Могли бы ради такого дела хотя бы несколько десятков прислать… Или больше просто некого?

– Слушай, Игорь, – нахмурился Рист, а затем выдал в эфир мои мысли: – Вас что, только пятеро? Честно говоря, этого мало для штурма змеиного святилища.

– Нет, конечно, – едва заметно усмехнулся Игорь. – Нас будет двадцать человек. Наша пятерка – это командир и координаторы. Мы должны довести вместе с вами план до идеала, утрясти все мелкие детали, а уж после этого передать всю схему остальным. Не переживай, Аристарх, – он по-взрослому улыбнулся, моментально выходя за рамки общения «преподаватель – студент», – старейшины отправили к вам лучших из лучших. Помимо прочего, это и в наших интересах.

Напарник удовлетворенно кивнул. Я тоже успокоилась. Ну, реально, они же не маленькие. Понимают, что на кону.

Через несколько минут наконец-то подтянулись и остальные нейтрализаторы. И при виде одного из них я почувствовала, как челюсть медленно падает на пол.

– Олег? – потрясенно выдохнула я, узнав нашего отличника, с которым делала все лабы. – И ты?!

– Привет, Романенко, – отсалютовал мне он. – Что, поражена, сколько вокруг тебя таких же, как ты?

– Не то слово. Как собак нерезаных!

Олег тихо рассмеялся, а затем учтиво поздоровался с ошеломленным Ристом. Помимо моего одногруппника нейтрализаторы были представлены еще тремя мужчинами, но постарше – одному, Ивану, было примерно столько же лет, как Аристарху, двое других, Кирилл и Андрей, навскидку приближались к сороковнику. Кстати, именно последний оказался командиром их отряда. Суровый мужик, должна сказать. В нем явно чувствовался отставной военный – было что-то в его движениях и речи.

После того как все перезнакомились, эти потомки атлантов сумели удивить нас во второй раз.

– Переместимся в более комфортные условия, – будничным тоном сказал Андрей и, подойдя к глухой стене, подергал какие-то выступы.

И что бы вы думали? Кусок ее таки отъехал в сторону!

Шок был таким сильным, что мы заходили внутрь в полной тишине.

За своеобразной дверью была абсолютная тьма. Но Андрей довольно быстро щелкнул включателем, и помещение залил неяркий электрический свет.

Ну что вам сказать… Обустроились тут нейтрализаторы на славу. Больше всего мне это убежище напомнило нору Айшшена – несколько комнат, оборудованных по последнему слову техники. Вот только никаких делений на гостиные, спальни и так далее – в каждой из трех жилых комнат располагалось по шесть односпальных кроватей.

– Убежище оборудовано на случай, если придется скрываться, – пожал плечами Олег, когда заметил мой вопросительный взгляд. – Ему уже лет триста, но мы его регулярно обновляем.

Я понятливо кивнула.

– Душ! – шепнула мне на ухо Мышка. – Ирка, здесь есть душ! Живем!

Я расплылась в улыбке, прекрасно понимая подругу. Вот что-что, а помыться сейчас было заветной мечтой.

– Располагайтесь. – Андрей обвел рукой комнату, в которой мы столпились. – И примемся за дело.

Собственно, обсуждение прошло довольно весело. Если не считать того, что чуть не закончилось мордобоем. Одному из нейтрализаторов, Ивану, показалось хорошей идеей со мной заигрывать. Не знаю, на самом ли деле я ему понравилась, или симпатичный брюнет в принципе любил отвешивать дамам комплименты, но… Я имела счастье наблюдать ревность Охотника во плоти. Получила массу впечатлений и, чего греха таить, наслаждения. Наверное, я клиническая дура, но для меня одним из ключевых моментов, которые доказывают наличие чувств мужчины, является как раз ревность.

О, что это было!

Сначала Рист тихо злился. Бросал на нежданного соперника гневные взгляды и, как мне казалось, едва сдерживался, чтобы не посадить меня к себе на колени и продемонстрировать, что территория занята. Уже на этом этапе я давилась смешками, но так, чтобы напарник не заметил.

Дальше было веселее. Иван сделал вид, что не понимает, к чему все эти пламенные взгляды, и Рист начал рычать. Честное слово! Но нейтрализатор даже бровью не повел. И быть драке… но вмешался Андрей.

– Иван, угомонись! – резко осадил он подчиненного. – Не видишь, девушка занята!

– Но она наша, – упрямо выпятил подбородок тот.

– И что? – насмешливо спросил Андрей. – Это отменяет то, что у нее уже есть мужчина?

Мне показалось, что Иван собирался еще поспорить, но Олег что-то шепнул ему на ухо, и он промолчал.

Впрочем, Рист продолжал сверлить нейтрализатора злым многообещающим взглядом. Пришлось брать дело в свои женские руки и мягким шепотом спросить, придет ли он потом ко мне в душ, чтобы потереть спинку. Рист расхохотался, так как сразу разгадал мою хитрость, но поймал на слове, да и вообще заметно подобрел. Как говорится, да здравствует великая сила секса!

Наш план нейтрализаторы в целом одобрили. Были кое-какие нюансы, но позитивные. Оказалось, что потомки атлантов умеют и знают намного больше, чем виделось нагам даже в самом страшном сне. Например, Олег и Игорь продемонстрировали нам, что собой представляет их боевое искусство. Я мало в этом разбираюсь, но впечатлилась. Словно ниндзя какие-то, честное слово! Даже Айшшен уважительно покивал и сказал, что непонятно как, но их скорость близка к скорости самих змеев. Помимо этого, нейтрализаторы действительно идеально знали анатомию нагов и на жреце показали, куда эффективнее всего бить и чем для змея это закончится. Хорошо, что Айшшену это по барабану!

Но самым ценным, чем обладал этот орден потомков атлантов, были… связи.

Ясное дело, имен нам никто не называл, но, судя по косвенным данным, наш город опутывала словно тонкая сеть тех, кто помогал нейтрализаторам. Причем о большей части этих людей и нелюдей наги были твердого мнения, что в их верности сомневаться не приходится. Так что стоило только Дарию и К° подергать за ниточки, и в городе мог начаться такой бедлам, что нагам будет не то что не до нас, но и не до всего вокруг вообще. Чем, собственно, старейшины и собирались заняться.

Единственное, что стопорило выход «вотпрямщас», это охрана святилища. Но нейтрализаторы отмахнулись от нас, сказав, что это они берут на себя.

И все было бы хорошо и прекрасно, если бы нас не попросили рассказать о своих подвигах. Нет, я понимаю, кому, как не этим ребятам, интересно послушать сказ о том, как кучка людей и оборотней нагов вокруг пальца обвели. Так что я и не протестовала. Ровно до того момента, пока Айшшен, которому доверили роль сказителя, не приступил к описанию нашей драки с нежитью и не упомянул о том, как я вошла в транс берсерка.

Меня сначала даже позабавили застывшие лица нейтрализаторов. Но лишь сначала. Потому что, придя в себя, Андрей прямо заявил, что в связи с вновь открывшимися обстоятельствами план надо переделывать, поскольку никуда я не пойду.

Я так разозлилась!.. Почему? Да потому, что я, может, и наивная в определенных вопросах, но дурой никогда не была. А потому витавшие в воздухе намеки на ценный генофонд уловила сразу.

В общем, я закатила шикарный скандал, причем, судя по лицам друзей, даже они от меня такого не ожидали. И плевать! Не позволю решать за меня!

Угомонил меня уже совершенно спокойный Рист. Как говорится, проверенным способом. Увел в соседнюю комнату и целовал до тех пор, пока я не забыла обо всем на свете и с трудом могла вспомнить, где нахожусь. А вернувшись, сказал мрачным потомкам атлантов:

– Ромашка права. До этого момента мы рисковали намного сильнее и выкрутились. Она прекрасный боец, хоть ей и не хватает опыта и базы, и на всех этапах нашего пути показала себя с прекрасной стороны. Я бы на ее месте тоже взбеленился, если бы перед самым финалом мне предложили пойти прогуляться в безопасное место.

– Он прав, – поддакнул Вереск.

За ирбисом слова Риста поддержали и остальные мои друзья.

– Черт, вы не понимаете!.. – Андрей нервно взъерошил волосы, а затем выхватил из кармана мобильный. – Я сейчас.

– Даю гарантию, пошел звонить деду, – меланхолично пробормотала Мышка.

– Да уж понятно, – недовольно фыркнула я и прижалась к Ристу теснее, намеренно игнорируя остальных нейтрализаторов.

Это надо же было так испортить настроение!

Дарий прибыл в пещеру в рекордно короткий срок. Уж не знаю, где эта таинственная база потомков атлантов, но не прошло и получаса, как он быстрым шагом вошел в убежище и хмуро поманил меня пальцем.

– А пошли-ка, дочка, на два слова выйдем.

И не хотелось мне идти… Но если я хочу решить эту ситуацию – придется.

– Я с ней. – Руки Риста на моих плечах сжались так сильно, что даже стало неприятно.

– Аристарх, это не тот вопрос, где ей понадобится помощь зала, – покачал головой Дарий.

– Но он пойдет со мной. – Я накрыла ладони напарника своими, словно закрываясь от старейшины.

Тот неодобрительно поджал губы, но махнул рукой – дескать, что с вами поделаешь.

Мы перешли в соседнюю комнату, и Дарий плотно закрыл дверь, а затем уселся на одну из кроватей.

– Садитесь, разговор будет непростым. – Он указал на место напротив себя.

Я ощущала себя очень неуверенно. Все происходящее напоминало какой-то не то чтобы страшный, но весьма неприятный сон. Из тех, после которого ты просыпаешься мокрый и словно вымазанный в чем-то липком.

– Ирина, я понимаю твое негодование… – Дарий тяжело вздохнул. – Но пойми и ты нас. Род берсерков – ключевой в нашем наследии. Без него возрождение нашей расы невозможно. Но до сих пор мы считали, что он выродился и надежды на его восстановление нет. Максимум, что могут все потомки этого рода, – это транс, который знаком тебе.

– Неужели?.. – недоверчиво протянула я.

– Именно так, – кивнул он. – Что мы только ни делали: и родителей отбирали по генетическому признаку, и стрессовые ситуации создавали, и с кровью нагов экспериментировали – безрезультатно. А тут появляешься ты, и словно мимоходом выясняется, что тебя просто кровью нежити обрызгало, и все.

Я содрогнулась от «гуманности» методов. Но… в принципе могла понять потомков атлантов. Выживание вида на первом месте.

– Ладно, я поняла, – вздохнула я и покачала головой. – Но все равно сидеть в тылу не собираюсь. Дарий, поймите, это моя война. А уж тем более если я происхожу из рода воинов… Представьте, каково мне будет, если финальная битва пройдет мимо меня?

– А представь, что будет, если ты погибнешь? – задал встречный вопрос он и скорбно поджал губы. – Могут пройти десятилетия, если не века, пока нужная комбинация генов не выпадет снова.

– Погибнуть можно, и глотком воды захлебнувшись, – фыркнула я.

– Тем более рядом будем мы, – поддержал меня Рист. – Я скорее погибну сам, чем позволю причинить ей вред.

Кажется, мы не убедили старейшину.

– Ч-ч-черт! – ругнулся он и с силой ударил кулаком по кровати. – Говорю тебе прямо, если бы не особенность ситуации, я бы даже спрашивать не стал! Проснулась бы уже на базе под охраной, и все!

Мне стало жутко неприятно. Я даже плечами передернула от омерзения. Кажется, я уже не такого хорошего мнения о прадеде Мышки и Дана!

– А я бы тогда есть перестала, – мстительно прошипела я. – И пришлось бы вам смотреть, как угасает ваша единственная надежда!

– Нет, я бы нашел и разнес эту базу быстрее, – мрачно процедил Рист.

Впрочем, Дарий не впечатлился. Только укоризненно покачал головой и буркнул:

– Дети…

Он немного помолчал, глядя куда-то в потолок над нами, а затем негромко проговорил:

– В любом случае, какая разница, что было бы, если… Имеем то, что имеем. Ира, это твое окончательное решение? – Его выцветшие глаза просветили меня словно рентген.

Я поежилась, но твердо кивнула и еще сильнее прижалась к напарнику.

– Ладно, будем надеяться на лучшее, – вздохнул Дарий и сурово добавил: – Но я тебе выделю телохранителя. Аристарх, конечно, хороший воин, но Роман – лучше.

Рист напрягся. Кажется, сейчас будет спор!

– Ты послушай! – Дарий выставил вперед ладони. – У него больше сотни боевых вылазок непосредственно против нагов, он банально опытнее. Я думал не отправлять его с вами, а оставить в городе, чтобы поднять бучу и отвлечь змеев. Но раз такая ситуация… И тебе не придется оглядываться и проверять, все ли с Ирой в порядке. За ней присмотрят, не мешая и не пытаясь задвинуть в угол.

Идея мне все равно не нравилась, но это определенно было меньшее из зол. Я встретилась с вопросительным взглядом напарника и неуверенно кивнула. В конце концов, помощь опытного бойца нам действительно не помешает.

– Вот и хорошо. – Дарий заметно расслабился и даже улыбнулся. Но уже через мгновение посерьезнел. – Вообще, я рассчитываю, что ты, Ира, пойдешь мне на уступку и в другом вопросе.

– В каком? – осторожно спросила я.

– Я бы очень хотел, чтобы Роман остался при тебе, как постоянный телохранитель. Так мы будем спокойны, что с тобой ничего не случится.

Я чуть не расхохоталась, честное слово! Ну чисто прЫнцесса! Возгордиться, что ли?

Я уже хотела было заявить, что мне одного Риста выше крыши хватает, как он сам заговорил.

– Скажите, Дарий, – вкрадчиво проговорил напарник, – а этот ваш Роман… часом, не потомок того же рода, что и моя Ира?

Старейшина промолчал. А я… потеряла дар речи.

Это что же получается… Меня тут пытаются правильной партией облагодетельствовать, словно мы в прошлое переместились?! Да ни за что! Отца своим детям я точно выберу сама!

– Дарий, а вас не смущает, что она вообще-то не свободна? – язвительно поинтересовался Рист. – Вы мне, конечно, тоже как дед… Но не кажется ли вам, что это чересчур? Или вы думаете, что я буду молча смотреть, как ваш засланец втихаря уводит мою девушку?!

Ему вообще надо памятник поставить за выдержку. Другой бы на его месте уже бы ругал Дария на чем свет стоит.

– Вот именно, что я тебе как дед, – сурово отрезал нейтрализатор. – И знаю тебя как облупленного еще с тех времен, когда ты пешком под стол ходил. Ты вырос на моих глазах. А потому у меня есть право судить. Ты – неисправимый бабник. Тебе всегда скучно с одной-единственной девушкой, если она, конечно, не друг, как моя правнучка или покойная Флора. Да, я верю, что ты увлекся. Сильно увлекся. Вы очень тесно взаимодействуете в течение последнего времени, да и действительно идеальные напарники. Но это только до той поры, пока все не вернется на круги своя. Пройдет месяц, полгода, возможно, год – и ты поймешь, что тебя тяготят эти отношения.

Я замерла и, кажется, даже не дышала. Дарий вот так легко выбросил на поверхность все мои страхи. Словно вытащил из самых темных глубин подсознания то, от чего я долгое время отмахивалась. И я боялась повернуть голову и взглянуть на Риста. Потому что я сразу пойму… если Дарий оказался прав. И тогда мне ничего не останется, как послушно уйти со старейшиной на их базу.

– Вы действительно хорошо меня знаете, – вдруг заявил напарник, и мое сердце пропустило удар и болезненно сжалось. – Но не учитываете, что я давно изменился. Да и не пацан я, чтобы не разбираться в своих чувствах и желаниях. Никакого расставания не будет. Точка.

Дарий пожал плечами, видимо оставшись при своем мнении. Почему-то мне подумалось, что старейшина мудро решил дождаться, пока мы с Ристом разбежимся. Но я очень надеюсь, что его ждет большой облом! Потому что Рист мой напарник и я ему верю.

– Но на эту битву Романа я все равно пришлю, – заявил Дарий и поднялся. – Идемте, надо в вашем плане кое-что скорректировать.

Вечером, когда потомки атлантов ушли к себе на базу инструктировать остальных, мы наконец-то получили шанс побыть наедине. Благо комнат хватало, чтобы расселить все парочки, и даже Айшшену отдельные хоромы достались.

Но сначала – душ.

Я с удовольствием разделась и, включив воду, залезла под теплые струи. Подняла голову, с наслаждением ловя очищающий дождь. Как же хорошо…

Дверь в душевую скрипнула, и я мимолетно улыбнулась. Пришел!

– Ты мне кое-что, помнится, обещала, – промурлыкал Рист, прижимаясь к моей обнаженной спине.

– Ага, – кивнула я и, резко повернувшись, вручила ему мочалку. – Я ее даже намылила!

И расхохоталась, глядя на обескураженное лицо напарника.

Глава 20

Мы провели в убежище несколько дней.

Между скалами и базой нейтрализаторов постоянно курсировали Олег с Игорем, доставляя последние новости.

Как говорят в Интернете – тот самый момент. В моем случае – когда я впечатлилась всей мощью сети потомков атлантов, которая опутала наш город.

За два дня наши новые друзья умудрились устроить ад. Судя по веселым рассказам Игоря и Олега, в городе творился форменный дурдом.

Во-первых, эти серые кардиналы натравили южный клан нагов на восточный. Да натравили так качественно, что втянуты оказались все кланы до единого. Даже подземным пришлось вылезти на свет божий. И, по слухам, скандал только набирал обороты. В городе даже заговорили о возврате в девяностые и разгуле мафии – выяснение отношений велось не только на уровне магии, но и на уровне огнестрела. Короче, жуть. Но змеям как минимум неделю было совсем не до нас. На мой закономерный вопрос, как у них это получилось, Олег с Игорем хитро переглянулись и хором заявили, что если в одном клане баба – шалава, а во втором – мужик слаб на нижний мозг, то это всегда можно зафиксировать. А уж если выясняется, что наследник, несмотря на цвет чешуи, тебе не сын, то это тем более повод для вендетты. На дальнейшие вопросы они не стали отвечать, и мне осталось только гадать, откуда у них такая важная информация.

Короче, нас проинформировали, что дают еще день, чтобы ситуация накалилась до предела, и идем брать банк.

В день икс я готовилась к выходу, словно собиралась как минимум на свидание.

Тщательно вымылась. Заплела отросшие волосы в тугую косу и, завернув ее пучком, скрупулезно закрепила шпильками. Помотала головой, проверяя, удобно ли. Потом, не торопясь, оделась в грязно-зеленый комбинезон наемника и натянула капюшон. Проверила свои ставшие уже родными «глоки». Нацепила пояс с дополнительными обоймами. Пошла в душевую, не обращая внимания на окрики друзей, чтобы посмотреться в зеркало.

Отражение встретило меня спокойным лицом, холодной улыбкой и огнем предвкушения в глазах. Я подмигнула ему и, оставшись полностью довольной увиденным, вернулась туда, где уже ждали друзья.

– Готова? – испытующе взглянул на меня Рист.

– Жду с нетерпением. – Кривая улыбка скользнула по моим губам.

Он одобрительно кивнул.

Я внимательно осмотрела всю нашу бешеную компанию. Оборотни щеголяли в таких же комбинезонах, какие были на мне и Ристе. Если бы не Айшшен, который был в своих странных браслетах, нас можно было бы принять за залетных ниндзя. Только с кучей огнестрельного оружия в руках. Мой напарник даже прихватил с собой ту винтовку, из которой были расстреляны сначала ирбисы, а затем – нежить в храме.

В убежище заглянул Игорь и, махнув нам рукой, сказал:

– Идемте, Олег с Ромой ждут снаружи. Остальные уже пошли на позиции.

Я с веселым изумлением осознала, что комбез Игоря был близнецом наших. Однако популярную у кошек делают одежку!

Перед входом в пещеру мы встретились с Олегом и высоким брюнетом лет тридцати, с добрым и открытым лицом. Это – Роман? И не скажешь, что такой крутой воин…

Он моментально выцепил меня взглядом и, подойдя, мальчишески улыбнулся и протянул руку для приветствия.

– Ира, очень приятно, я сегодня твоя тень.

Я расплылась в ответной улыбке и пожала широкую крепкую ладонь. Несмотря на планы Дария, я, конечно, не собиралась иметь с этим Романом ничего очень личного, но мужчина явно располагал к себе.

– Эй, тень, – недобро рыкнул Рист, обняв меня за талию. – Заруби на носу, я в гробу видал ваши евгенические планы. Ира моя, тебе ничего не светит.

Честно говоря, я напряглась, ожидая… Ну скандала это как минимум.

Но, к моему большому удивлению, нейтрализатор рассмеялся и протянул руку уже моему напарнику.

– Приятно познакомиться, Охотник. Успокойся, у меня на твою девушку планов нет. А старейшина… Ну ему на роду написано беспокоиться о всяком-разном.

Рист сразу же заметно расслабился, и мужчины обменялись крепким рукопожатием. Что-то мне подсказывало, что глаз с предполагаемого конкурента напарник все равно не спустит. Но об этом можно подумать потом.

Сначала – дело.

Добирались к месту мы до обидного банально – на машинах. Да, большую часть проехали проселочными и лесными дорогами, благо нейтрализаторы знали местность как свои пять пальцев. Да, до святилища от скал было всего около пятнадцати километров – ерунда, а не расстояние. Да, нагам было ну вообще не до нас – у них там скандал набирал обороты, и на сегодня кланы разругались в хлам. Все. Ни о каких союзах теперь даже речи быть не могло.

В общем…

Все равно я не понимала, как могут потомки атлантов вот так спокойно, на двух обычных машинах ехать недалеко от сакрального для нагов места и ничего не бояться.

Моя нервозность и глупые вопросы вызывали у Роман лишь смех.

– Ир, таких перестраховщиков, как мы, еще поискать надо. Неужели ты думала, мы бы так рискнули, если бы была опасность нарваться?

– Опасность есть всегда, – буркнул Рист, прижимая меня к себе.

– Да, но в нашем варианте она минимальна, – пожал плечами нейтрализатор. – Змеи не только заняты своими делами. Они не ожидают такой наглости.

Честно говоря, он меня успокоил. Я усмехнулась и подумала, что, если бы Айшшен ехал в нашей машине, он бы подтвердил слова Романа.

Если у нас все получится… Нет. Не так. Когда у нас все получится, нагам предстоит надолго выпасть в осадок.

Когда до нашей цели осталось всего километр-полтора, машины остановились.

– Дальше ножками. – Мой временный телохранитель первый вышел из авто. – И побыстрее. В идеале начать мы должны минут через двадцать.

И мы пошли…

Кому-то, наверное, показалось бы странным, что мы идем на такое важное задание при свете дня. Но наги… У них же зрение как у кошек. То есть ночью они видят немного хуже, чем днем, и уж явно лучше, чем люди. Оборотни не в счет. Поэтому тут тоже решили сделать упор на наглость и непредсказуемость.

Впрочем… Мне кажется, что, если бы не наглость, мы бы уже давно были мертвы.

Да уж, надо будет после окончания всего этого предложить Ристу девиз для нашей компашки: «Наглость – наше второе имя!»

Краем уха я услышала приглушенный звук виброзвонка, а затем тихий голос Олега:

– Да? Хорошо. – Он засунул телефон обратно в карман на поясе и сказал: – Прибавим шагу. Наши разобрались с охраной святилища.

Я даже споткнулась. Ничего себе! И вот таким будничным тоном он говорит о том, что уничтожен добрый десяток воинов-нагов?! Да я сама теперь этих нейтрализаторов боюсь… Нет, это, конечно, обсуждалось в планах, но я не ожидала, что все произойдет так быстро…

– А вот и наша цель, – едва слышно пробормотал Айшшен.

В отличие от храма святилище не было скрыто никакими заклинаниями. Да и вообще на первый взгляд было похоже на небольшую заброшенную православную церковь. Даже купола золотые с крестами… Вокруг него действительно рассредоточились мои сородичи, и то там, то тут среди опавшей листвы виднелись разноцветные чешуйки.

С ума сойти…

Чем ближе мы подходили, тем сильнее я нервничала.

Слишком просто. Слишком. С нагами так не бывает. Должен быть подвох. Черт, да я не верю, что наша разросшаяся компашка настолько крута, чтобы без напряга всех обвести вокруг пальца! Впрочем… Мы же еще не достигли цели. Поэтому… не расслабляюсь.

По предварительному плану внутрь должны идти только нейтрализаторы. Ибо магии там реально наверчено столько… Даже нам придется передвигаться внутри тесной кучкой, едва ли не под ручку. Рист останется на пороге, чтобы нас прикрыть и предупредить, если наги что-то просекут и используют телепортационные кольца. Айшшен вызвался побыть ангелом с огненным мечом, который охраняет врата рая. Ну в смысле стоять перед дверью в святилище с огненными хлыстами и не щадить никого. Оборотни оставались патрулировать территорию вместе с теми нейтрализаторами, которые не пойдут внутрь.

Как говорится, план был довольно стройный и учитывал все факторы.

Но…

Оказалось, что все-таки не все.

– Я иду первый, – заявил Андрей, когда мы подошли к святилищу. – Ира, ты…

Дверь со страшным скрежетом распахнулась, и нас сбило с ног сильным порывом ветра.

Я упала носом в листья и, пропахав приличную борозду, едва отплевалась. Вскочила и… замерла с отвисшей челюстью.

Там, где был вход в святилище, колыхалась серебристая вертикальная гладь. Словно кто-то разлил ртуть и отменил законы гравитации.

– Что это?! – потрясенно выдохнула я.

– Не знаю, но мне это не нравится, – мрачно отозвался Рист, в волосах которого запутались мелкие листья.

Он дернул меня к себе за руку, и я плотно прижалась к нему, перепуганная донельзя.

– Зато я знаю. – Кажется, единственный, кто устоял, это Айшшен. Он был мрачен, и это тоже пугало. – Нам кранты, дорогие товарищи.

Серебристая гладь заколыхалась, и оттуда плавно выступили три фигуры. Три хвостатые фигуры. Три долбаные белочешуйчатые хвостатые фигуры!

Сердце на миг замерло, а затем ухнуло куда-то в пятки, отказываясь работать в таких условиях.

– Жрецы! – выдохнула я, ощущая, как на лбу выступил холодный пот. – И наверняка прошедшие инициацию!

– Совершенно верно, – бесстрастно подтвердил Айшшен – только кончик его хвоста, который нервно метался по земле, расшвыривая сухую листву, показывал истинное состояние нага. – Все три ныне действующих жреца богини. Я должен был стать четвертым.

Жрецы образовали клин, и тот, который стал его острием, безошибочно найдя глазами Андрея, как самого главного, спокойно проговорил:

– Атланты, богине не интересно добивать остатки вашего народа. Вы можете уйти.

Тот мешкал. И я его понимала. С одной стороны, нас бросать они не хотели. С другой… Что они могут против белохвостых? Ничего. Любой жрец стоит десятка обычных нагов, еще и лупит не магией, а божественной силой. Нет им смысла здесь оставаться. Просто полягут, и все. Бесполезно и бессмысленно.

Рист посмотрел мне в глаза, и я нерешительно кивнула, едва сдерживая слезы. Черт, нам конец…

– Андрей! – крикнул напарник, еще теснее прижимая меня к себе. – Забирай своих и убирайтесь. От вас сейчас все равно никакого толку.

Тот нехотя кивнул, и потомки атлантов начали медленно отходить.

Я почувствовала, как взгляды алых глаз скрестились на нас с Ристом, и искренне пожалела, что не могу телепортироваться отсюда.

– Оборотни, – так же бесстрастно сказал центральный жрец, – вы вторглись в храм богини. Но богиня милостива. Она позволит вам уйти, если эти трое, – когтистая рука четко указала на нас с напарником и Айшшена, – добровольно примут свою участь.

Вереск внимательно посмотрел на Риста, но тот лишь покачал головой.

Ведь действительно виноваты мы. Нет, не виноваты, таковой я себя точно не ощущала. Но… Я могла понять, почему именно на нас богиня змеев собиралась обрушить свой гнев.

Мой взгляд почему-то замутился, а в следующий момент я осознала, что это пелена слез. Она медленно собиралась на поверхности глаз, чтобы вот-вот сорваться неудержимым плачем.

Я не хочу умирать! Не хочу! Да что мы сделали такого?! Ничего не осквернили, лишнего не брали. Просто хотели выжить и чтобы нас оставили в покое! Ну почему эти чертовы змеи вместе со своей эгоистичной богиней не оставят нас в покое?! Почему-у-у?!

– Айшшен, – кажется, нас решили оставить на десерт, – ты сам знаешь, в чем твоя вина. Чтобы ее искупить, ты отправишься в чертоги богини.

Наш наг ничего не ответил.

– Аристарх и Ирина… – Испытующий взгляд алых глаз центрального жреца словно выбил из меня весь воздух.

«Нет, нет, нет! Заткнись, исчезни, растворись! Не хочу тебя слушать!» – безмолвно кричала я, заливаясь слезами.

Мамочка моя, что же я у тебя такая невезучая…

– Ваша наглость непомерна по любым меркам, – ровным тоном проговорил жрец. – Однако богине импонируют смелые духом. Вы совершили серьезный проступок, но богиня милостива. Она оказывает вам неслыханную честь. Вы отправитесь в чертоги, чтобы в следующем воплощении стать ее детьми. Ваши души отныне пойдут по тому пути, которые проходят все наги.

Шок. Настолько острый и всепоглощающий, что я перестала плакать. И дышать.

Пальцы Риста крепко-крепко сжались на моей талии. До боли. До синяков на моей коже.

Честь… Да в гробу я видала такую честь! Не хочу я с этими иметь ничего общего! Я человек, потомок атлантов, а не какая-то облезлая змея! И совершенно не хочу в этом ничего менять!

– При такой чести милостей не надо, – едва слышно процедил Рист, полностью согласный со мной.

Но выход… Его же нет? Если мы сейчас начнем рыпаться, пострадают оборотни.

Если бы был шанс! Хоть один долбаный шанс! Но его нет… Что мы можем против жрецов в полной силе? Ни-че-го!

– У вас есть несколько минут, чтобы проникнуться оказанной честью и последовать в чертоги добровольно. – Центральный белохвостый вбил последний гвоздь в крышку гроба и немного посторонился, как бы показывая, куда надо идти.

– Рист, – я подняла на него заплаканные глаза, – это же… все, да? Конец? Черт, я не хочу…

– Я тоже не хочу, Иришка, – прошептал он, крепко меня обнимая. – Но я не вижу выхода. Даже тени его не вижу.

Жрецы нас не торопили. Просто замерли мраморными изваяниями у входа в… э-э-э… теперь уже чертоги их богини. А мы… никак не могли собраться с духом, чтобы…

Краем глаза я заметила, как напрягся Айшшен, глядя куда-то в сторону оборотней. Я непонимающе хлопнула ресницами, а затем проследила за его взглядом и… заметила такое же напряженное лицо Вереска. Наг вдруг кивнул.

– Айшшен, что он тебе сказал? – моментально отмер центральный наг и резко повернулся к оборотню. – Что ты ему сказал?!

– Попрощался. – Лицо долбаного эльфа было до противного безмятежным.

Рист резко повернулся к нашему змею, и мы успели увидеть, как тот полоснул огненными хлыстами по своим запястьям. На сухую листву тут же закапала темная, почти черная кровь.

Что он?..

– Ну, если у нас ничего не получится… По крайней мере, буду доволен, что трепыхался, – криво усмехнулся Айшшен, и в следующий момент вязкие теплые капли опалили мое лицо.

Он что, собрался толкнуть меня в состояние берсерка?! Но…

Я не успела додумать мысль.

Воздух стал словно прозрачнее. Деревья – четче. Время будто бы замедлило свой бег. В отдалении кто-то шокированно вскрикнул, но меня это не интересовало. Я зачарованно смотрела, как мои руки медленно окутывает голубое сияние. Плечи, предплечья, ладони… Одна искра, словно стесняясь, коснулась руки Риста, а потом сияние резво побежало и по его руке. Я медленно подняла голову и посмотрела в полыхающие голубым пламенем глаза. А затем так же медленно переплела наши пальцы.

Меня словно тряхнуло с ног до головы. Воздух пронзили тысячи разноцветных нитей, и я знала, что могу играть на них, как на музыкальном инструменте.

Но это сейчас не имело никакого значения.

Там, сзади, нас собирались атаковать враги.

Глупые змеи. Который раз они делают подобную ошибку?

Что же… Значит, и на этот раз они умрут.

Не сговариваясь, словно будучи одним целым, мы с моим мужчиной плавно повернулись лицом к давним неприятелям. Воздух будто вибрировал от напряжения нитей, но нас интересовали конкретные – те ртутные, что сплетались клубками в районе живота белохвостых жрецов.

Две руки – мужская и женская, взметнулись одновременно. И нити жалобно затрещали, поддаваясь под скрытыми голубыми искрами пальцами. Одна лопнула, вторая, третья… Хлыст звучно рассек воздух, но мой мужчина поднял вторую руку и поймал оружие жреца. Намотал на кулак и дернул, вынуждая белохвостого пролететь несколько метров прямо к нам под ноги. Сильные пальцы с неестественно голубыми ногтями ухватились за шею шокированного жреца и подняли того в воздух.

– Вы сами напросились. – Глухой голос того, кому я доверяла больше, чем себе, не выражал ничего.

Наг сдавленно закричал, и я, на миг отвлекшись от разрывания нитей, с интересом наблюдала, как мой мужчина легко превращает шейные позвонки змея в пыль. Безразлично отметила, как тускнеет его ртутный клубок нитей, пока жизненная сила покидает белохвостое тело.

Еще два.

Один из оставшихся метнулся в ту сторону, где были оборотни.

Оборотни. Свои. Друзья. Как и тот неправильный наг, который стоит у нас за спинами.

А своих надо оберегать.

Ну что же… От легкой смерти ты отказался сам.

Я прижалась к земле, а затем… отпустила свое тело. Прыжок получился легкий, словно гравитация не имела на меня никакого действия. Впрочем, почему «словно». Она и не имела.

Кончик белого хвоста оказался в моих руках до того, как наг сумел догнать невысокую девушку с коротко остриженными мшистыми волосами. «Мышка», – пришло откуда-то понимание. Ее перехватил другой оборотень, беловолосый. Помню. Вереск.

Я кивнула тем, кого надо защищать, и вскинула руку с зажатым в ней хвостом. Размах, толчок, и наг со всей дури впечатался в дерево. Смазанное движение к нему, рывок… Он обмяк на земле, с неестественно повернутой головой.

Последний.

Я повернулась и встретилась глазами с моим мужчиной. Синхронно кивнув, мы опять вытянули вперед руки. Жрец медленно пятился, не сводя с нас настороженного взгляда. Я явственно ощутила его страх и желание повернуться, а затем на максимальной скорости нырнуть в ртутное марево. Но он не дурак. Понимает, что не успеет.

Всего десять нитей, и его жизнь оборвется.

Так мало…

Девять…

Резкая волна слабости окатила меня с головы до ног, и я поморщилась. Не вовремя. Мое время истекает.

Восемь.

Краем глаза заметила, как пошатнулся мой мужчина.

Семь.

Силы уходят невероятно быстро, но я успела оборвать шестую нить до того, как рухнула на колени.

Пять.

Сдавленное шипение рядом, и я, с трудом повернув голову, заметила, как уходит голубое пламя из серых глаз.

Мы не успели. Наше время вышло.

За миг до того, как сознание покинуло меня, я услышала предвкушающий голос нашего личного жреца:

– Ну а на этого недобитка и меня будет достаточно.


Хлысты Айшшена метнулись ровно в тот момент, когда силы берсерка Аристарха и Иры исчерпали себя. Последний жрец уже почти нырнул в ртутное озеро, когда его руки оплели огненные полосы. Он сдавленно зашипел и резко повернулся – потомки атлантов хорошо его потрепали, и сейчас извечное оружие служителей богини причиняло боль.

В другой ситуации Айшшен не стал бы лезть к инициированному жрецу. Но этого… очень хорошо измочалили. Наг видел, что связь его противника с богиней висит на волоске и нужно приложить еще немного усилий. Он резко рванул хлысты на себя и начал наматывать тонкие огненные веревки на предплечья.

Подтянуть ближе, еще ближе… Свернуть шею, забрать бессознательных друзей и сваливать отсюда побыстрее.

– Айшшен, не тащи его! – Словно из ниоткуда появился Роман, и наг удивился – они же ушли! – Просто не дай ему двигаться, я с ним разберусь.

Нейтрализатор на ходу перезаряжал пистолет.

Айшшен удовлетворенно хмыкнул и силой мысли пустил по хлыстам божественную силу, обездвиживая врага. А затем с удовольствием смотрел, как Роман поднимает пистолет, прицеливается точно промеж светящихся бешенством алых глаз и…

Оружие вылетело из рук потомка атлантов, а сам он, схватившись за ладонь, со стоном оседал на землю.

Хлысты сами собой пропали из рук Айшшена.

Вскрикнула одна из девушек, и нагу не понадобилось ни секунды, чтобы понять, что происходит.

– Моя богиня… – прошептал он, почтительно склоняя голову.

Альбинос устало подумал, что на этом пути им категорически не везет. И если с жрецами хоть призрачный шанс, но был… Против богини может пойти только безумец.

– Айш-ш-шен… – прошипел низкий женский голос, и наг рискнул поднять голову.

Богиня Апрат-Ти стояла у входа в святилище и неодобрительно смотрела на своего беглого избранника. Сегодня она выглядела почти человеком. Красивой женщиной, чья красота вызывает ужас и желание упасть к ее ногам. Впрочем… у людей не бывало такого живого доспеха, в котором вместо одежды щеголяла богиня. Чешуйки шести цветов – белого, черного, зеленого, синего, красного и желтого – сплетались в геометрические узоры и укрывали тело Апрат-Ти от кончиков пальцев на ногах до середины горла. Плюс она была очень высокой – явно выше двух метров.

Алые глаза богини внимательно оглядели поле боя, а затем она, склонив голову, одарила долгим взглядом последнего из своих выживших жрецов и со свистом выдохнула. Он ослаб настолько, что теперь дышал словно загнанный зверь и не свалился только потому, что его руки упирались в землю.

– Моя богиня… – прохрипел он.

Она подошла ему и небрежно провела рукой по его белым волосам.

– С-с-сломали, – сожалеюще сказала богиня, и чешуя на ее ладони засверкала ртутными переливами.

На месте, где был жрец, осыпалась кучка пепла.

Тряхнув угольно-черными волосами, Апрат-Ти легко подошла к лежащим без сознания Аристарху и Ирине.

– Вс-с-се планы мне поломали.

Айшшену почудились в голосе богини нотки восхищения. Но он тут же отогнал от себя эту идиотскую мысль.

– Подъем! – гаркнула богиня и, подняв наемников за шкирки, сильно их тряхнула. Отпустив, отошла на несколько шагов и сложила руки на груди.

Охотник пришел в себя первым. Он со стоном сел и схватился за голову. И только потом заметил новое действующее лицо.

– Богиня… – выдохнул он потрясенно и резко притянул к себе Ромашку, которая только-только начала подавать признаки жизни.

– Где?! – Ира моментально открыла глаза и охнула, увидев Апрат-Ти.

Она тесно прижалась к Аристарху, словно в попытке найти убежище от гнева той, которой они столько раз перешли дорогу.

– Наемниш-ш-ки, – насмешливо прошипела Апрат-Ти и обвела зорким взглядом всех людей и нелюдей, которым не повезло быть сейчас в этом месте. – И ш-ш-што с-с-с вами делать, ума не прилош-ш-шу.


Я была в шоке.

Нет, в ужасе!

Как говорится, если вы думаете, что хуже быть не может, жизнь радостно докажет вам обратное!

Черт… Богиня. Лично пришла. А-а-а! Что же делать?.. Впрочем, о чем это я. Против личности такого масштаба мы ничего не можем! Никто не может! Она же – бо-ги-ня! А мы так… мелочь.

Я жалась к напряженному Ристу и даже не паниковала особо. Так, обреченно думала, что нам крышка. Какой смысл закатывать истерику, когда гибель неминуема.

– В храм с-с-салес-с-сли, – скучающе говорила богиня, насмешливо сверкая алыми, как у жрецов глазами, – хроники с-с-сперли. С-с-слуш-ш-шанку с-с-сас-с-ставили против меня пойти. Ш-ш-шрес-с-сов мне ис-с-спортили. Вс-с-се вверх дном перевернули! Да еш-ш-ше и так ко мне идти не хотели, ш-ш-што древнюю кровь пробудили. Нахалы.

– Моя богиня… – Айшшен решительно выполз вперед, видимо, решил принять удар на себя. – Они не ви…

– С-с-саткнис-с-сь, – повелительно махнула рукой Апрат-Ти, и наг умолк на полуслове. – С-с-с тобой пос-с-сле рас-с-сберус-с-сь, мальш-ш-шиш-ш-шка.

Тот тяжело вздохнул, но отполз в сторону.

– Хроники, – скучающе приказала богиня. – Немедленно.

– Их с нами нет, – прошептала я.

Она раздраженно дернула плечом и внимательно всех нас оглядела. Ее взгляд остановился на Вереске.

– Ты, оборотень. С-с-снаеш-ш-шь?

– Знаю, – глухо отозвался он.

– Эшштри, – обронила Апрат-Ти, и рядом с ней появилась призрачная фигура одной из служанок.

– Да, моя богиня, – почтительно поклонилась она.

– Вос-с-с-ми этого, – она махнула рукой в сторону ирбиса. – Пус-с-сть отдас-с-ст хроники. Вернеш-ш-шь на мес-с-сто.

– Да, моя богиня, – еще раз поклонилась служанка.

Меньше чем через минуту ни ее, ни Вереска не было.

На Мышку было больно смотреть. Она вцепилась в руку Дана и, кажется, была готова разреветься.

– Вам повес-с-сло. – Апрат-Ти вдруг улыбнулась, отчего мне стало жутко – набор зубов у нее был явно акулий, да еще между ними проскальзывал змеиный язык. – У меня хорош-ш-шее нас-с-строение.

Ага, это, видимо, значит, что мучить нас она не будет. Просто прибьет на месте, чтобы больше под ногами не путались.

– Вы дерс-с-ские дети, я ценю с-с-смелых, – продолжала богиня. – Я бы с-с-сабрала вас-с-с к с-с-себе, но… Обеш-ш-шала ваш-ш-шему богу, ш-ш-што ес-с-сли древняя кровь прос-с-снетс-с-ся, мои дети оставят его детей в покое. А я дерш-ш-шу с-с-слово.

Я, честно говоря, ничего не поняла. Ну, кроме того, что… кажется, нас убивать не будут. Но на всякий случай решила не радоваться. А то мало ли…

– Айш-ш-шен, ты… ош-ш-шень меня рас-с-сочаровал.

– Я знаю, моя богиня. – Он покаянно склонил голову.

– И ш-ш-што, не будеш-ш-шь оправдыватьс-с-я, пытатьс-с-ся меня рас-с-сш-ш-шалобить? – насмешливо спросила Апрат-Ти.

– Моя богиня лучше меня знает мои мотивы, – дипломатично отозвался Айшшен.

– Льс-с-стец! – фыркнула богиня, и мне показалось, что она… довольна таким ответом.

Она подошла к Айшшену и положила руки на его плечи.

– Как уш-ш-ше говорила, с-с-сегодня я добрая, – спокойно сказала она и посмотрела в глаза альбиносу. – Ты готов ис-с-скупить с-с-свою вину? И с-с-саодно вину Флэйшши.

Услышав имя Флоры в чертогах, Айшшен заметно вздрогнул и сжал кулаки.

– Я сделаю все, что ты скажешь, моя богиня, – выдохнул он с надеждой в голосе.

– Не с-с-сомневаюс-с-сь, – хмыкнула Апрат-Ти, а затем сухо произнесла: – Как я уш-ш-ше говорила, вы ис-с-спортили вс-с-сех моих ш-ш-шрецов. Выраш-ш-шивать новых… Это около двадс-с-сати лет. С-с-срок неприемлем, я не могу ос-с-ставить с-с-своих детей бес-с-с с-с-своего голос-с-са. А мои с-с-слуш-ш-шанки в пос-с-следнее время ис-с-счерпали вс-с-се вос-с-сможнос-с-сти для перемеш-ш-шений ис-с-с ш-ш-шертогов. Поэтому ты с-с-станешь верховным ш-ш-шрес-с-сом на двадс-с-сать лет. Когда новые ш-ш-шрес-с-сы пройдут инис-с-сиас-с-сию, ты уйдеш-ш-шь в ш-ш-шертоги. С-с-сам.

В принципе… Действительно, она не в меру добрая. Неужели личная жизнь, о которой вскользь упомянула Флора, так позитивно действует на змеиную богиню?

– Как скажет моя богиня, – даже и не думал спорить с таким счастьем Айшшен.

– У тебя не будет с-с-своей ш-ш-шизни, ты будеш-ш-шь ш-ш-шить для того, ш-ш-штобы донос-с-сить нагам мои повеления и укас-с-сания, – продолжала Апрат-Ти. – С-с-са это… Я не только прош-ш-шу твой откас-с-с с-с-слуш-ш-шить мне и бунт Флэйш-ш-ши, но и не буду с-с-стирать вам память. Так ш-ш-што, когда вы оба отбудете накас-с-сание в ш-ш-шертогах, так и быть, с-с-сможете быть вмес-с-сте.

Все! Нашего нага можно брать голыми руками!

– Благодарю, моя богиня! – потрясенно выдохнул Айшшен. – Я… все сделаю. Отныне моя жизнь принадлежит только тебе.

Мне кажется, если бы он был человеком, уже на колени бухнулся бы и руки ей целовал. Впрочем… Это же богиня. Вряд ли она одобрит такие вольности.

– Не с-с-сомневаюс-с-сь, – тонко усмехнулась Апрат-Ти, а в следующий момент…

Руки богини засверкали ртутью. Живой серебристый металл перелился на плечи Айшшена и в считаные секунды покрыл его тело. И пропал, словно не было.

– Ты инис-с-сиирован, – констатировала факт богиня. – Больш-ш-ше никаких прос-с-ступков.

– Да, моя богиня… – едва слышно прошептал Айшшен.

Ни говоря больше ни слова, она развернулась и зашагала к выходу из святилища. Проходя мимо нас с Ристом, по-прежнему сидящих на земле, остановилась и покачала головой.

– Такие с-с-смелые душ-ш-ши… Ош-ш-шень ш-ш-шаль, ош-ш-шень. Но с-с-слово ес-с-сть с-с-слово.

И пошла дальше.

Не оборачиваясь, шагнула в сверкающую серебристой ртутью поверхность и… Все пропало. Теперь вход в святилище был именно тем, чем должен быть, – обычным входом.

– Офигеть, – емко выразился Рист и, отпустив меня, упал на сухие листья, раскинув руки. – Интересно, это все было на самом деле, или меня приглючило?

– Я сам задаюсь этим вопросом, – задумчиво отозвался новоиспеченный верховный жрец.

– Куда эта… богиня дела моего Вереска?! – воскликнула Мышка со слезами в голосе. – Забрала…

– Да здесь я, – послышался глухой голос сверху.

Я подняла голову и увидела, что оборотень обнял руками и ногами толстую ветку сосны. Причем ветка эта была минимум в метрах пяти от земли.

– Ты как туда попал? – вытаращила я глаза.

– Хотел бы я знать, – проворчал оборотень. – Кажется, служанка надо мной подшутить решила…

Я тихо икнула и нервно рассмеялась.

Глава 21

Я сидела за массивным дубовым столом, потемневшим от времени, и мелкими глотками пила травяной чай. А еще – краем уха слушала, как Рист спорит с Дарием. Теперь, когда в моем напарнике полностью проснулись гены наших предков, предприимчивый старейшина пытался припрячь его, так сказать, на общественные работы. Пока Рист упирался, но прадед наших друзей использовал все приемы, которые ему были доступны. Впрочем, мой напарник тертый калач, авось Дарию ничего не обломится.

Так странно… Еще вчера мы прощались с жизнью, уверенные, что следующий рассвет не встретим. Сегодня… Жизнь идет своим чередом, и в кои-то веки можно не бояться, не прятаться и не вздрагивать при виде нагов.

Впрочем… По порядку.

Богиня, поднимая нас с Ристом на ноги, не пожалела сил, поэтому снова в обморок мы не свалились. Зато чуть не грохнулся Айшшен, на которого после инициации навалилось столько – чуть мозг не вскипел.

Нейтрализаторы, которые, как оказалось, не так уж и смылись, повылезали из лесу и смотрели на нас с напарником… Нет, не на как божеств. Как я, допустим, смотрела бы на бронтозавра, решившего прогуляться по городской улице. Со смесью опаски и потрясения.

Когда все более или менее пришли в себя, встал конкретный вопрос – что делать? План наш торжественно провалился, позорные хроники у нас отобрали, давить на нагов нечем.

Но этот животрепещущий вопрос быстро разрешился. Айшшен, который, как верховный жрец, был подключен к своеобразной информационной базе чертогов, выдал, что у него распоряжение донести до глав кланов волю богини – теперь охота на потомков атлантов была вне закона. А потом огорошил нас тем, что, оказывается, тот загадочный бог, с которым у богини нагов повторный лямур… Ну вы догадались, да? Я была в шоке. А уж в каком шоке были остальные нейтрализаторы!..

Собственно, на этом моменте Айшшена взяли в оборот. Все дружно. Он знал все, что было известно в чертогах, и все, что посчитала нужным открыть богиня. У нас появился шанс получить ответы на многие вопросы. Тем более что скоро нашему белочешуйчатому другу надо будет приступать к обязанностям, и кто знает, когда мы в следующий раз встретимся.

Наг предложил переместиться в более удобное место, благо среди его возможностей появился телепорт. Неплохо, я вам скажу, живут верховные жрецы!

После недолгого совещания мы по наводке Романа и Андрея переместились на тайную базу нейтрализаторов. Уж никогда бы не подумала, что таковой может быть самое обычное село в пригороде! Правда, дорога к нему была… Не было ее. Короче, если измерить по прямой, то от скал до этой деревни было километров пять. Но на машине надо было намотать добрую тридцатку, чтобы туда добраться.

Наше прибытие было встречено с фанфарами. В смысле нас чуть не расстреляли. Впрочем, моих сородичей можно понять. Когда к тебе в дом вваливается без стука твой старый враг, а Айшшен шел впереди всех, первое, за что ты схватишься, – ружье. Хорошо, что Роман успел вмешаться до того, как нага попытались нашпиговать пулями.

Потом был долгий разговор со старейшинами, которые узнали тоже много нового из прошлого нашего народа. Айшшен не знал, откуда в базе чертогов столько сведений об атлантах, но предположил, что их предоставил наш создатель.

Собственно, именно тогда мы наконец-то выяснили, что с нами случилось, почему Рист вдруг стал нейтрализатором и мы порвали жрецов голыми руками. Как говорится, все сошлось – то, что мы держались за руки, то, что на нас обоих попала кровь, причем кровь именно того, кто должен был стать жрецом, а также то, что мы с напарником успели заняться сексом. Нарочно не придумаешь. Поэтому наш дражайший Охотник теперь ругается как заправский сапожник, но с артефактами работать не умеет. Зато умеет вызывать частичное состояние берсерка, которое делает его раз в десять сильнее, но это я уже сильно забегаю в будущее. Я, кстати, такому не научилась.

Когда Дарий и К° вытрясли из Айшшена все подробности о нашем народе, включая то, как зовут нашего бога – оказалось, что Вэдх, – и какие мероприятия надо проводить, чтобы его уважить, мы решили нанести визиты главам местных кланов.

Наги, ясное дело, не обрадовались потере влияния. Атланты, как давние враги, всегда были противовесом, не дающим подмять под себя людей, и они возвращались. Более того, возвращались те, кто был для змеев реальными противниками. Ну это я на нас с Ристом так скромно намекаю.

Северные, как всегда, оказались самыми адекватными. Тут же предложили потомкам атлантов подписать несколько договоров о дружбе и сотрудничестве. Я подозреваю, таким образом они хотели сохранить лидирующее положение в городе, пусть и не на таком уровне, что раньше.

А самые большие проблемы были угадайте с кем? Бинго-о-о! С чернохвостыми, конечно! Впрочем, первая же попытка напасть на нас, даже не выслушав, с чем таким мы нагло появились прямо в сердце их логова, закончилась плачевно. Айшшен, у которого был здоровенный зуб на соклановцев, расшвырял нападающих настолько легко, что глава клана впечатлился. Но это не мешало ему скрипеть зубами, пока жрец объяснял новые правила.

Еще мы там встретили нашего с Ристом любимца. Да-да, лорда Кэсса, кого же еще. С каким наслаждением я рассказала ему о том, что Флора теперь – служанка богини, и как она его ждет в чертогах, чтобы поквитаться!.. Вы бы видели его рожу… То, что строптивая нага сейчас сама наказана, я конечно же опустила.

Потом Айшшен лично проверил все логово своих соклановцев и выпустил всех заложников. Среди них, кстати, я с удивлением увидела Машку. Она похудела и выглядела изможденной – оказалось, ей не простили моего побега и попросту заперли в своеобразном карцере, где моя соседка и провела все это время. Зато какой трогательной была ее встреча с дочерью… Я ревела, честное слово. И пусть подругами нам больше не быть, но зла на Машу я не держала.

Затем были встречи с оборотнями и родителями Риста. Мы с облегчением узнали, что никто не пострадал, и даже Влад был в целости и сохранности.

И только после этого я наконец-то додумалась позвонить своим родителям… Сколько я выслушала, кто бы знал!.. Пришлось на ходу сочинять историю о том, как у меня в Исландии, чуть ли не в аэропорту, сперли сумку со всем, включая мобильный. Заодно выставила Риста героем-спасителем, который меня выручил. Короче, заложила базу позитивного знакомства. Ну… Если мы с ним все еще будем вместе, как пара.

С универом все решилось еще проще. Меня отчислить не успели – декан не спешил подписывать документы. Правда, теперь надо было срочно выучить и сдать то, что я пропустила за эти несколько недель, но, честное слово, по сравнению с тем, что я пережила, это сущая мелочь. Риста обратно приняли с распростертыми объятиями – аспирант, который сейчас вел его пары, с радостью от них отказался. Заявление напарника, что он таки надумал писать кандидатскую, декан встретил чуть ли не бурными аплодисментами. Как мне кажется, он просто обрадовался возможности в будущем спихнуть на новоиспеченного кандидата технических наук один из своих предметов полностью.

Короче, эти три дня пролетели, словно один. В суматохе и полном дурдоме. Утром мы проводили Айшшена, которому пора было приступать к своим обязанностям, после чего Дарий настойчиво позвал нас в гости.

И вот теперь я пила чай и с интересом слушала, как старейшина спорит с Ристом.

– Значит, не будешь тренировать ребят? – выдохнул Дарий, сдаваясь.

– Не сейчас, – покачал головой напарник. – Я ближайший год буду недоступен. Даже наемничество отложу, потому что нам с Ирой надо отдохнуть после… всего этого.

– Тогда через год мы…

– Вот через год поговорим, и будет видно, – перебил его Рист.

– Упертый, – не то с негодованием, не то с одобрением протянул старейшина. – Тогда другой вопрос.

– Какой еще? – насторожился мой Охотник.

– Сколько детей вы с Ирой планируете?

Я поперхнулась чаем.

– Каких детей, вы чего?! – просипела я.

Рист, кажется, настолько устал, что даже не удивился, только хлопнул раскрытой ладонью по столу.

– Дарий, угомонитесь. Мы не будем ради величия расы изображать из себя кроликов. Это наша жизнь, и мы сами решим, сколько кого и чего в ней будет. А чего в ней не будет.

Тот неодобрительно покачал головой и поджал губы.

Кажется, прадеду Мышки и Дана ну очень хотелось нас с Ристом, таких редких, размножить. Причем чем больше – тем лучше.

– Я еще не замужем, какие дети… – проворчала я, спрятавшись за чашкой.

– Кстати о замужестве! – встрепенулся старейшина. – Среди тех ритуалов, что нам передал Айшшен…

Я застонала.

А ведь послезавтра мы едем к моим родителям! И, чую, без вопроса «Когда свадьба?» точно не обойдется.

Я не выдержу! Мне срочно надо расслабиться!


– Алло, Рист?

– Дан, ты видел, который час?!

– Видел, видел… Не переживай. Ты мне лучше скажи… Знаешь, где сейчас Ира?

– Та-а-ак… Дан, я же ее у вас оставил! Куда опять эта неугомонная вляпалась?!

– Не знаю, но я пошел к Ярине… кхм… пожелать спокойной ночи, и выяснил, что ее нет. А потом оказалось, что нет не только ее!

– Не ходи вокруг да около, кошак драный! Ты уже в курсе, куда эти три балбески усвистели?!

– Конечно, потому и звоню. В общем… Собирайся. Мы с Вереском уже выезжаем.


Клубный шум очень мешал общаться, но нам было по барабану. По два больших коктейля на моську, и нам все казалось очень милым и в тему.

– Такие симпатичные девочки и одни? – К нам подсели трое парней – явно люди, хотя мы в этот раз целенаправленно пошли в «Древний город», где обычных человеков не водилось. – Как вас зовут, красотки?

Мы захихикали и переглянулись. А что? При любом исходе развлечемся!

– Ярина, – кокетливо протянула кошка.

– Мышка, – отозвалась волчица, ехидно скалясь.

– Ромашка. – Я отсалютовала им бокалом.

Парни моментально перестали улыбаться, а затем, фальшиво посетовав, что им пора, бочком-бочком и умотали от нас подальше.

Мы дружно расхохотались.

Как ни старались наги, а вся эта история стала достоянием общественности. Наши имена разнеслись по городу, а приключения обросли подробностями, которых там и близко не было. Так, например, в последней редакции говорилось, что мы с Ристом – воспитанные в строжайшей тайне наследники древнего рода, которые всегда знали о своем предназначении и о том, что принадлежим друг другу. Собственно, эту версию поддерживало большинство девиц, которых, видимо, утешало такое объяснение того, почему мой напарник за столько лет клюнул не на одну из них, умниц и красавиц, а на серенькую Ромашку. Нас это просто смешило.

Оставалось непонятным, кто слил инфу. Из нашей компашки никто ничего не рассказывал, это точно. Мы дружно грешили на нейтрализаторов, которым было на руку, чтобы со мной и Ристом старались не связываться, но доказательств, ясен пень, у нас не было.

– Все-о-о. – Ярина решительно отодвинула от себя полупустой бокал с третьим коктейлем. – Са-а-атурну-у-у больше не на-а-аливать!

– Эй ты, Сатурн! – хихикнула Мышка, томно поглаживая гладкую столешницу. – Ты меня уважаешь?

Я расхохоталась и поперхнулась глотком «Голубой лагуны».

– Идемте потанцуем, пока наши мужики не обнаружили, что мы смылись, – выдохнула я, когда прокашлялась, и залпом допила свой коктейль.

Идея показалась девчонкам чертовски правильной, и мы целеустремленно порулили на танцпол.

Алкоголь весело бежал по сосудам, расслабляя и толкая на безрассудство. Я шало улыбнулась оборотню за диджейским пультом и, прикрыв глаза, задвигалась в такт зажигательной музыке.

Мне было так хо-о-оро-о-ошо-о-о…

Когда на талии сомкнулись чьи-то руки, я вздрогнула и резко повернулась, чтобы осадить наглеца.

– Ка-а-аки-и-ие люди в Голливу-у-уде! – промурлыкала я, бесстыдно повиснув на шее у Риста. – А я…

– Пьяная, я вижу, – со вздохом отозвался он.

– Пфф, ничего подобного, – оскорбилась я, шаловливо проводя ладонями по спрятанному под черной футболкой любимому телу. – Посидели, расслабились. Сам понимаешь, надо было как-то пережить стресс…

– Пришла бы ко мне, я бы предложил способ получше, – выдохнул напарник мне на ухо и крутанул меня, заставляя двигаться под музыку.

Воображение тут же подсунуло мне несколько вариантов развития, и я на миг подвисла. А потом с жаром заявила:

– Я согласна! Пошли!

И потащила его прочь с танцпола. Вернее, попыталась.

– Все, предложение недействительно. – Рист дернул меня обратно. – Танцуй, детка, танцуй. Ты свое счастье прошляпила.

– Бука ты, Аристарх Захарович, – капризным тоном протянула я, мстительно проводя ногтями по его животу. – Мы тут совмещаем приятное с полезным, а ты…

– В смысле – приятное с полезным? – насторожился напарник, вынуждая меня прогнуться. – Ира, я предупреждал, что очень ревнивый.

– Ага, я знаю, – фыркнула я и, повернувшись к нему спиной, медленно присела и опять встала. – Вот только почему ты у Дана не спросил, откуда он в курсе, что мы именно здесь?

– Ну просвети меня, – выдохнул он мне в губы, медленно лаская спину рукой.

– Видишь ли… – Я скромно потупилась, насколько это, конечно, было возможно в данных обстоятельствах. – В храме, пока вы хроники таскали, мы с девчонками обсудили одну интересную фантазию… И Ярка нам созналась, что давно бы уже ответила Дану «да», если бы он ее подловил.

– И вы решили им помочь. – Рист понимающе усмехнулся, а затем хитро сощурился. – Та-а-ак, что это была за фантазия, раз в ходе ее обсуждения вылезло такое?! А ну, сознавайся, Ромашка.

– А ты догадайся, – ехидно ухмыльнулась я и провела пальцем по его носу. – Могу лишь сказать, что фантазия была одна на нас троих, с вашим участием и начиналась с момента, что мы напиваемся в клубе.

Он ухмыльнулся не менее ехидно:

– Не собираюсь я ничего угадывать. У меня есть более заманчивая идея…

– Это еще какая? – настороженно спросила я.

– Воплотить одну из своих фантазий! – торжественно заявил этот и…

Нет, вы не поверите! Я сама в первый момент не поверила! Черт, да разве возможно, чтобы вот так мысли сходились?! А-а-а!..

Короче, меня перекинули через плечо и потащили на выход. Я сначала ничего не предпринимала, потому что меня разобрал хохот. Особенно когда я увидела изумленное лицо Дана, заинтересованное – Вереска и встретила два завистливых взгляда подруг. А пото-о-ом!.. Кто сказал, что я так просто дамся?

– Пусти, изверг! – забрыкалась я, когда мы вышли из здания клуба, провожаемые любопытными взглядами. – Пусти, кому говорю!

– Молчать, женщина, твой день Восьмое марта, – насмешливо отозвался он и, принимая правила игры, легонько шлепнул меня по попе. – И вообще, ты себя плохо вела, будешь наказана!

– Э-э-э, я на такое не подписывалась! – завопила я, отчего группа парней, куривших неподалеку, перестали трепаться и дружно повернулись в нашу сторону.

– А кто тебя спрашивать будет, – расхохотался этот гад.

– Ах ты!.. – Я прицелилась и мстительно шлепнула его по пятой точке.

Укусить бы!.. Но не дотянусь, увы.

– Не бузи! – строго проговорил Рист, тряхнув меня.

– Буду!

Кажется, та залпом допитая «Голубая лагуна» добралась до мозга, потому что… Ничем другим я свое дальнейшее поведение объяснить не могу. Ведь я вообще-то довольно здравомыслящая и даже близко не истеричка. А сейчас…

– Ты вообще гад! – распалялась я, пока меня тащили к машине, усаживали в нее, а затем заботливо пристегивали ремнем. – Гай Юлий Охотник! Пришел, увидел, схватил и победил! А я… А мне… Че-о-орт, как же это задрало!

– Что задрало? – невозмутимо уточнил Рист, выруливая на дорогу.

От алкоголя начала кружиться голова, кровь стучала в висках. Похоже, я наклюкалась всерьез, но… Мне было плевать. Потому что так стало жаль себя, что покатились слезы.

– Да то, что тебе со мной просто удобно, – всхлипнула я. – Ты… ты… Да ты вообще со мной только потому, что мы напарники! – неожиданно даже для себя выпалила я и быстро закрыла рот ладонью.

А-а-а! Язык мой – враг мой! Откуда этот бред вообще выплыл?! Я же так не думаю на самом деле! Или думаю?..

– Судя по мордашке, сама поняла, что ляпнула глупость, – заявил этот непробиваемый гад, мельком на меня взглянув.

– Не знаю! – Во мне взыграло упрямство, подстегиваемое алкоголем. – Может, ты со мной такой хороший и внимательный только потому, что я для тебя что-то новенькое!

Да уж, совсем бред пошел… Надо меньше пить, пить меньше надо…

– А может, я просто тебя люблю? – вдруг серьезно сказал он, и я на несколько минут выпала в астрал.

Чего-о-о?!

Сердце радостной птицей пыталось передислоцироваться в горло, но кто ж ему позволит. Я сурово нахмурилась, а затем недоверчиво спросила:

– Это с каких таких пор, а? Помнится, мы с тобой у скал об этом говорили, ты ни слова не сказал.

– Помнится, у скал нас перебили, – пожал плечами Рист, внимательно глядя на дорогу. – Если бы Игорь не появился так внезапно, я бы сказал.

Вместо того чтобы обрадоваться, я разозлилась.

– Слушай, ты нормальный вообще?! – взорвалась я криком и взмахнула руками.

Сделала я это очень зря – меня резко повело влево, и, если бы не ремень безопасности, прочно удерживающий меня на месте, грохнулась бы Ирка прямо на Риста. А уж какие «вертолеты» начались!.. Пришлось на минутку заткнуться, чтобы успокоить свой вестибулярный аппарат. И только после этого я продолжила изобличительную речь:

– Этот, между прочим, больной вопрос всегда был в наших отношениях после твоей пламенной речи в доме твоих родителей! А тут ты мне словно промежду прочим выдаешь!

– А чего ты от меня хотела, пьянь подзаборная? – ехидно усмехнулся он. – Дорожку из лепестков роз, фрак и признание в стихах на три страницы? Ну прости, мне это все кажется полным идиотизмом. Чувства такая штука, которую надо демонстрировать поступками, а не трепологией.

Я закатила глаза. Нет, повезло же мне в жизни! Достался… Му-у-ужи-и-ик! Вид настоящий, подвид – придурок… Но это я так… Бухтю.

– Значит, любишь, – пробормотала я, не в силах уложить это в картинку мира.

– Угу, – отозвался напарник.

– Офигеть, – выдохнула я и потрясла головой.

Ой зря-я-я… Меня опять завертолетило, и некоторое время мы ехали молча. Не только потому, что я горько раскаивалась в том последнем выпитом коктейле. Уж не знаю, о чем думал Рист, но я переварила такое своеобразное признание. И про себя вздыхала, что даже здесь у меня все через пень-колоду получилось. А потом… исключительно из вредности проворчала:

– Это все, конечно, мило, но вдруг твои чувства не взаимны?

Он бросил на меня веселый взгляд и слегка качнул головой. Все та же непрошибаемая уверенность, как же она меня бесила!

– Слушай, ты, индюк надутый, – упрямилась я, – не знаю, что творится у тебя в голове, но вообще-то я тебе не говорила, что люблю!

– А я это и так знаю, – рассмеялся Рист и щелкнул меня по носу.

Эпилог

Осеннее солнце ярко светило в большие окна коридора.

Я быстро шагала по своей альма-матер, улыбаясь своим мыслям.

Как же все изменилось…

Весной эти стены видели меня еще закомплексованной девчонкой, которая слово поперек боялась сказать. Почти любому.

Удивительно, как быстро слетела вся эта шелуха. Ведь во мне сегодняшней осталось очень мало от меня вчерашней.

Коридор свернул под прямым углом, и я чуть не врезалась в старосту.

– Привет, – слегка улыбнулся мне Димка. – Ты как? – многозначительно спросил он, подразумевая намного больше, чем могло бы прийти в голову непосвященному.

– Жить буду, – оскалилась я и, понизив голос, спросила: – Как твое обучение?

– Лучше, чем ожидалось, хуже, чем хотелось, – со вздохом признал он.

Я понимающе кивнула.

В наемники наш староста, конечно, не пошел – все же дело это неблагодарное, да и требует особого склада характера. Но Алина, с которой они уже несколько месяцев встречались, не успокоилась, пока не проверила парня на все что можно. В обычном мире такое зачастую означает анализы, но в нашем… В общем, у старосты обнаружились довольно слабенькие, практически спящие способности к стихийной магии, поэтому теперь ему приходится развивать их и учиться пользоваться. Не в пример его учебе в политехе, магия давалась ему трудно, очень. Но Дима сдаваться не привык, поэтому активно грыз гранит науки.

Староста заторопился – ему надо было зайти в деканат, мы договорились встретиться после занятий и поговорить за жизнь. Все же хорошо, что есть люди, с которыми такое можно обсудить. И благо скрывать мне уже нечего. Ну почти.

Возле преподавательской я столкнулась не только с Ристом, как и планировалось, но и с деканом. Тот что-то тихо говорил моему напарнику, на что мой персональный гад лишь сосредоточенно кивал.

– Здравствуйте, – поздоровалась я и, дождавшись сдержанного приветствия от обоих, отошла к стене.

Я краем уха прислушивалась к тому, как они обсуждали возможные темы для кандидатской Риста, и думала о том, как мне повезло, что меня все же не отчислили.

Когда декан ушел, я задумчиво пробормотала, глядя ему вслед:

– И все же… почему он такой добрый? Рист? – Я испытующе посмотрела на напарника. – Что ты с ним сделал?

– Ничего. – Он лениво улыбнулся и, открыв дверь преподавательской, приглашающе махнул рукой. – Ты не забыла, что я теперь вообще магией пользоваться не могу?

Я вздохнула. Да уж, кто бы мог подумать, что в финале нашего приключения Рист тоже станет нейтрализатором… Кажется, он сам до конца в это не верит. Что, впрочем, не мешает ему активно осваивать новые способности.

– Мало ли, – пожала плечами я, прикрывая за собой дверь. – Может, ты Дана попросил. Или еще кого.

– Нет, все намного проще, – негромко фыркнул он, присаживаясь на свой стул. – Я же говорил, что ты на кафедре на хорошем счету.

Я невольно улыбнулась. Все же приятно, когда тебя ценят.

– Ты знаешь, что Яра приняла предложение Дана? – Я остановилась рядом с его столом, терпеливо ожидая, пока он соберет вещи.

– Конечно, – кивнул напарник, складывая бумаги. – Я даже знаю, что ты будешь свидетельницей.

Я растерянно заморгала.

– Ничего себе… А почему я не в курсе?! И почему не Мышка?

– Потому что Мышка – сестра жениха, – пожал плечами Рист. – А вы с Яриной за время нашего похода успели спеться. Ну и… – Он подмигнул мне. – Я свидетель. Так что готовься.

Представила себе эту картинку и чуть не застонала. Ох, чую, свадебка будет тем еще испытанием…

– Кстати о Мышке… – Я нахмурилась. – Она жаловалась, что Вереск куда-то уехал и ее с собой не взял… Рист, скажи честно, он поехал разбираться в своих чувствах, да?

– А что в них разбираться? – рассмеялся напарник, застегивая сумку. – Поверь, этот долбаный эльф давно уже во всем разобрался.

Задавать глупый вопрос «И что?» – я не стала. Вместо этого спросила:

– А куда тогда он смылся?

– Не знаю, – сказал он так безмятежно, что я тут же заподозрила – врет как сивый мерин.

– Ри-и-ист, – угрожающе протянула я.

– Ир, расслабься, – усмехнулся он. – Не порть сюрприз.

– Кому? – не сдавалась я.

– Ну не тебе же, – уклонился от ответа Рист и хлопнул ладонью по столу.

Я поняла, что любопытство меня не просто замучает – загрызет диким зверем. Пришлось приложить массу усилий и даже пообещать… ну, не буду говорить, что именно… И только после этого напарник смилостивился.

– Узнаю, что ты Мышке выболтала, пеняй на себя, – погрозил он мне пальцем и ухмыльнулся. – Поехал в свой старый дом, где он жил до того, как Артемий потребовал долга крови, за кольцом матери.

– Ой! – Я зажала рот рукой. – Он ее замуж позовет?!

– Угу, – довольно покивал Рист. – Так что в следующем году у нас точно будет две свадьбы – одна весной, а вторая, скорее всего, либо летом, либо осенью.

– Кла-а-асс! – выдохнула я, прикидывая, как бы теперь держаться от подружки подальше, пока Вереск не вернется. А то меня порвет же!

Завидовала ли я им с Ярой? Ну… Честно говоря, нет. Мне с Ристом и так было хорошо. Зачем еще все эти условности?

– Все, я свободен. Идем.

И по закону п