Book: Тайна петушиного гребешка




Тайна петушиного гребешка

Вера Ольховская

Тайна петушиного гребешка

И в земле не хороните, то нам грех великий.

Владимир Мономах

В тишине южной летней ночи весело потрескивали цикады да едва слышался шорох сочной листвы, волнуемой теплым ветерком. Туристы, уставшие за день от пеших прогулок в горы, давно уснули. Яркие звезды весело перемигивались друг с другом, наслаждаясь своей игрой. Через несколько часов они растают в утреннем тумане. Такие живописные днем, лесистые горы выглядели мрачными, угрюмыми. Величественные раскидистые деревья казались живыми существами, способными слышать и понимать окружающих их мир. Сколько же тайн хранят эти многовековые великаны, немало повидавшие на своем веку! Не удивительно, что этот сказочный уголок притягивал множество людей со всех концов страны. Красота нетронутой цивилизацией природы, чистейший горный воздух, прозрачные озера быстро приводили в норму расшатанные нервишки горожан. Умиротворение и покой царили в этом по истине райском месте. Внезапно благостную тишину ночи взорвал дикий визг.

Раскаты эха тут же разнесли его по горам, от чего стало невыносимо жутко. В деревянных домиках базы отдыха начал вспыхивать свет, в окнах появились встревоженные лица. Кто-то из отдыхающих, не до конца проснувшись, решил, что это просто почудилось спросонья, другие подумали, что это крик ночной птицы или лесного зверя, по ошибке забредшего на территорию базы отдыха, и лишь некоторые оказались близки к истине сообразив, что кричал человек.

Чуть поодаль от деревянных домиков отдыхающих располагалось трехэтажное кирпичное здание административного корпуса, из него выскочили два вооруженных охранника. Включив мощные фонари, они прошли по территории лагеря, затем направились по тропе, ведущей к небольшому горному озеру. Шедший впереди осторожно раздвинул ветки густого кустарника и тут же на него кто-то набросился, издав страшный, но уже не такой громкий крик. Охранник попятился, наткнулся на своего напарника, и оба они свалились с ног. В следующую секунду вопивший набросился на них. От неожиданности охранники выронили фонари и оказались в полной темноте. Нападавший был не один.

К их жутким воплям присоединились крики охранников, которые катались по влажной от росы траве в надежде сбросить с себя кричащие существа. Один из них выхватил оружие и выстрелил в воздух, чтобы отпугнуть нападавших, но от внезапного громкого выстрела те завопили еще громче и крепче вцепились в охранников.

Несколько отдыхающих, вооружившись дубинками, ножами и чем бог послал, поспешили на выручку попавшим в беду охранникам. Прихватить фонарик никто не додумался. В полной темноте они выбежали на тропу, ведущую к озеру, но не смогли ничего разглядеть, кроме неестественно колыхающегося большого кустарника, из которого доносились звуки возни и крики, щедро сдобренные крепкими русскими словами, не переводимыми ни на один язык. Самый храбрый из прибежавших на помощь, молодой здоровенный парень с простым русским именем Федя бросился в куст, размахивая дубинкой, но огрел, видно, охранника, а не тех, кто на него напал. Охранник виртуозно выругался и довольно грубо спросил, кто там еще свалился ему на голову.

– Это я, Федор, – пробасил парень, стараясь выбраться из кустов.

– Спасибо, Федя, уж помог так помог! Шишка с головы теперь месяц не сойдет, знатно ты меня огрел! – проговорил охранник и к своему удивлению наконец смог без труда принять вертикальное положение. Сообразив, что за него больше никто не цепляется острыми когтями и не пищит в ухо, удивленно воскликнул:

– А где пришельцы?

– Вон они, уползают гады! – крикнул его напарник, заметив, как из кустов что-то попятилось к озеру.

– Пришельцы! – пронеслось в толпе.

В том, что это были именно они, пришельцы, никто не усомнился. И не удивительно. Испокон веков людей тянет ко всему загадочному, таинственному. В самых обычных вещах мы готовы увидеть что-то потустороннее, вот и убеждаем себя, что промелькнувшая за окном тень птицы – это чей-то призрак, а пролетающий в небе геодезический зонд – неопознанный летающий объект, прибывший как минимум из созвездия Гончих псов. Нам так хочется верить в существование снежного человека, что мы принимаем за него подвыпившего соседа, который, перебрав «огненной воды», случайно напялил на себя посреди лета шубу и зашел на наш дачный участок попросить консервный нож! А тут представилась реальная возможность поймать инопланетное существо собственными руками! В ожидании небывалого чуда даже страх куда-то исчез.

– Держи их!

Бравый Федор бросился к уползающим существам, схватил одно из них за шиворот. Существо испуганно запищало и задергало стройными ножками.

– Федька, дурак, поставь меня на место, – разъяренно прошипело существо человеческим голосом.

Федор, уже решивший, что спас земную цивилизацию от инопланетного вторжения, выронил пойманного и обиженно спросил:

– А где пришельцы?

Неудачно шмякнувшись на землю, говорящее человеческим голосом существо набросилось на него с кулаками.

– Вы что, с ума посходили? Какие пришельцы? Вы зачем переполох устроили?

– Ритка, ты, что ли? – удивился Федор.

– Да она это, она! – отряхиваясь от травы и листьев, ответила за Риту другая девушка, которую звали Алла.

– Ничего мы не устраивали! – обиделся один из охранников. – Тут такое творится! Чьи-то вопли разбудили всю базу. Мы пошли посмотреть, что произошло, а на нас кто-то набросился!

– Хороша охрана! – нервно рассмеялась Рита. – Мы вообще-то к вам спешили, но в темноте приняли вас за убийц, – взволнованно сказала Алла.

– Так это вы голосили, как пришельцы, и устроили переполох на базе? – возмутился Федор.

– Погоди! – насторожился один из охранников. – За каких это убийц вы нас приняли? Здесь еще кто-то есть? От кого вы убегали?

– Наконец соизволили поинтересоваться, в чем дело! – язвительно заметила Рита. – Вы что же, думаете, мы шутки ради голосили, как пришельцы, в три часа ночи?!

Она сделала ударение на слово «пришельцы» и гневно посмотрела на Федора. Собравшиеся возбужденно загалдели. Охранник громко рявкнул, посоветовал им заткнуться и дать девушкам возможность объяснить, по какой причине они разорались среди ночи, при чем здесь какой-то убийца и вообще, почему они ночью покинули территорию базы отдыха.

Две подруги, двадцати пяти лет от роду, довольно сбивчиво рассказали, что же произошло на самом деле.

Туристическая база располагалась в живописнейшем месте одного из южных регионов страны и пользовалась популярностью не только у местного населения, но и массы россиян, приезжавших сюда на отдых со всех концов нашей необъятной родины. В связи с этим туристов в летний период было как грибов в лесу после дождя.

Красивое горное озеро с небольшим водопадом и чистой лазурной водой, точь-в точь как в рекламном ролике про шоколад «Баунти», днем напоминало лягушатник. Было это озеро главной достопримечательностью базы отдыха «Петушиный гребешок», названной в честь одноименной горы, у которой она располагалась. От бесконечных прыжков многочисленных отдыхающих с горы в воду чуть ли ни на голову друг другу со дна поднималась муть, которая едва успевала осесть за ночь. По этой простой причине Алла и Рита решили насладиться купанием под утро, да к тому же в натуральном виде. Обилие звезд на южном небе создавало особую романтическую обстановку.

– То есть как в «натуральном виде»? – перебил девушек удивленный Федор.

– Федь, ты на самом деле такой тупой или просто прикидываешься? – разозлилась Рита.

– Это без купальников, что ли? – задал очередной вопрос Федор и почему-то засмущался.

Девушки утвердительно кивнули и продолжили свой рассказ.

Дождавшись, пока на базе отдыха воцарится долгожданная тишина и все отдыхающие наконец угомонятся, они отправились на озеро, прихватив с собой полотенца и бутылочку вина, чтобы согреться после ночного купания в прохладном озере. Подруги облюбовали большой валун и хотели расположиться на нем, но, подойдя поближе, заметили, что из-за камня видны мужские ноги. Они подумали, что кто-то из туристов напился и не смог самостоятельно добраться домой. Решили посмотреть, кто из соседей так «наклюкался» – девушки уже несколько дней находились на базе и более менее знали отдыхающих по именам или в лицо. Включив предусмотрительно прихваченный с собой карманный фонарик, подруги обошли камень и тут же дико завизжали: на влажной траве лежал мертвый человек, весь залитый кровью, его остекленевший взгляд был устремлен в звездное небо, конечности неестественно вывернуты. Оставив свои вещи и выронив с перепугу фонарь, девушки поспешили на базу, чтобы сообщить о страшной находке охранникам. Наткнувшись на них в кустах, приняли их за убийц и набросились, чтобы защититься. Тут и Федор подоспел со своей дубинкой.

В толпе зевак пробежал тихий шепот. От былого ажиотажа не осталось и следа, смелость у большинства туристов куда-то улетучилась. Оно и понятно. Поймать пришельцев – тут тебе и приключение, и всемирная слава, а вот ловить убийцу – это опасное занятие. Отдыхающие искоса поглядывали друг на друга. Убийца мог стоять рядом, дышать в затылок и делать вид, что сокрушается вместе со всеми. Что можно узнать о своих соседях на отдыхе? Да ровным счетом ничего! Ведь некоторые даже придумывают про себя истории, ничего общего не имеющие с правдой, и с упоением рассказывают их надеясь, что скорее всего никогда больше не встретятся со своими случайными слушателями. В тайге каждый из разбуженных диким ночным воплем надеялся, что все обойдется и никакого трупа на берегу озера не окажется. Девушки могли ошибиться. Ночь, опять же бутылка вина, которую как они сами сказали, прихватили с собой… Приняли сонного человека за мертвого.

– Может, мы зря так разволновались? – тихо заметила одна из туристок, довольно крупная женщина с шикарными формами. Оглядевшись по сторонам и заметив безмолвную поддержку, уже смелее продолжила:

– В самом деле! Чего ради мы так испугались? Девочки молодые, впечатлительные, со страху им бог знает что могло привидеться. Даже если там у озера на самом деле мертвый человек, то наверняка с ним произошел несчастный случай. Поскользнулся на мокрых камнях и сломал себе шею! Ну откуда здесь может взяться убийца? За что убивать простых туристов?

– А может, этот человек еще жив и ему требуется помощь… – неуверенно проговорил кто-то.

– Я, между прочим, закончила медицинский институт и могу отличить мертвого от живого, – обиженно заявила Рита.

Тут охранник, которого звали Валера, сообразил, что необходимо вызвать милицию, и побежал к телефону, а его напарник по имени Сергей вместе с Ритой, Аллой, неугомонным Федором и еще несколькими мужчинами отправились к озеру.

Как выяснилось, девушки не зря подняли переполох, труп действительно имелся в наличии. Зрелище было поистине жутким. Никто из собравшихся в предрассветный час у озера не знал погибшего в лицо, из чего был сделан вывод, что убитый не был постояльцем «Петушиного гребешка», по крайней мере официально. Решив ничего не трогать до приезда милиции, все стали выдвигать свои версии произошедшего, порой самый невообразимые. Первым, впрочем, как и всегда, выступил Федор:

– Девчонки, а может, это вы его замочили, а потом концерт устроили? – тоном умудренного опытом сыщика спросил он.

– Ты что, Федь, совсем сбрендил?! – опешила Алла.

– Если ляпнешь еще что-нибудь в таком роде, я тебя замочу! – прошипела Рита и для убедительности грозно потрясла в воздухе маленьким кулачком.

К тому моменту, когда правоохранительные органы добрались до туристической базы, небо начало бледнеть, звезды одна за другой гасли, словно догоревшие свечные огарки, а проснувшиеся птицы подняли веселую трель. Солнце залило лес и горы нежным бледно-розовым светом. С рассветом ночные кошмары стали потихоньку уходить и ощущение животного страха покинуло даже наиболее впечатлительных людей. Однако на наличие трупа у горного озера наступление утра никак не сказалось, факт оставался фактом.

К приезду милиции подоспел и директор «Петушиного гребешка» Николай Трофимович Водочкин, человек преклонных лет и с неплохой репутацией. Свою фамилию и полученное от нее прозвище «Пол-литра» он не оправдывал, так как был совершенно равнодушен к алкоголю и фамилию эту считал трагедией всей своей жизни. Услышав ее впервые, все обычно посмеивались и поначалу не принимали Николая Трофимовича всерьез. Этому способствовал и его не слишком внушительный вид. Он был плюгавенький, круглолицый, с неизменным румянцем на лице в любое время года. Однако этот человек обладал прекрасными организаторскими способностями, можно сказать был директором по призванию, по сути, а не по должности. Свое хозяйство «Петушиный гребешок» Николай Трофимович держал в полном порядке, в строгом соответствии со всеми нормами, от вышестоящего руководства никогда нареканий не получал, да и туристы были довольны им. И вот теперь такой удар в спину! Впервые на вверенном Водочкину участке произошло ЧП, да еще какое!

«Это может сказаться не только на репутации базы отдыха, но и на моей личной. И почему это случилось именно здесь! Теперь по допросам затаскают», – рассуждал директор, понуро следуя за милиционерами. У них происшествие тоже не вызвало энтузиазма. «Бытовухой» тут и не пахло, неизвестный был убит двумя выстрелами из пистолета, а значит, дебош на почве алкогольного опьянения не прокатит. В таких случаях или поножовщина, или топориком по головушке, в общем, что спьяну под руку попадет, а здесь налицо умышленное убийство.

Старший следователь, который всего-то пару часов не дотянул до окончания своей смены и влип в «мокруху», оцепив место происшествия, начал допрос свидетелей. Его коллеги тем временем прочесывали все вокруг в поисках улик. Кроме отстреленных гильз найти ничего не удалось. Приехавший с милиционерами служебный пес с грозным прозвищем «Прокурор», которое получил за то, что потрепал множество преступников, сосредоточенно обнюхал место преступления и труп, долго плутал по лесу и вышел на трассу. Усевшись на обочине, поднял переднюю лапу, всем своим видом показывая, что след утерян. Доблестные милиционеры сделали вывод, что убийца или убийцы уехали на машине.

Первыми под горячую руку недовольного следователя попали, естественно, Алла и Рита, так как это они обнаружили труп. К удивлению подруг, следователя посетила та же мысль, что и Федора – об их причастности к преступлению. Правда, он это сделал в более вежливой форме, предположив, что ночью на двух молодых привлекательных девушек мог напасть мужчина и они были вынуждены его застрелить, в целях самообороны, конечно.

– За комплимент спасибо, но знаете, гражданин начальник, этот номер у вас не пройдет, не надо нас брать на понт и шить чужое дело! – хамовато заявила Рита и нервно закурила.

«И откуда у нее такие выражения берутся?» – подумала Алла, выпускница исторического факультета университета, отличавшаяся интеллигентностью. Она всегда делала замечания окружающим, если они неграмотно выражались и ругала свою лучшую подругу Риту за сленг, который та частенько использовала.

Алла справедливо считала, что хамить никогда не стоит, даже в такой экстремальной ситуации. Но вспыльчивая подруга была иного мнения и, закусив удила, продолжала «наезжать» на следователя, чем окончательно испортила его и без того не лучшее настроение.

Ничего не добившись от девушек, следователь отпустил их, предупредив, что это отнюдь не последняя встреча, и отправился к директору «Петушиного гребешка». Но и тот его не порадовал – тут же начал красочно расписывать, что на его базе всегда все было в полном порядке, что эта база лучшая во всем регионе, а произошедшее этой ночью просто вопиющее недоразумение, к которому сам пан директор не имеет ровным счетом никакого отношения. К счастью, следователь не слышал и половины того, что наговорил директор. Ему не давала покоя необычная фамилия Николая Трофимовича. В воображении нарисовалась маленькая запотевшая рюмочка холодной водки и хрустящий соленый огурчик домашнего засола. Только нервно сглотнув, следователь очнулся от манящего наваждения, опомнился и предложил директору присесть.

«Везет же людям с фамилиями», – мечтательно думал он. Двух мужчин, сидящих в кабинете, роднило одно и то же чувство – ненависть к собственной фамилии. Директор, услышав фамилию следователя, тоже мечтательно подумал: «Везет же людям с фамилиями».

Приехавшего на базу отдыха следователя звали Павел Андреевич Кошечкин. С самого детства он терпеть не мог своей фамилии и мечтал сменить ее на Котова или Котищева, по крайней мере грозно звучит, но все как-то не удавалось. Если бы Павел был обычным служащим в каком-либо учреждении, то худо-бедно можно было бы терпеть, но для работника милиции фамилия Кошечкин никак не годилась, искренне считал Павел Андреевич. Заклятые «друзья» частенько называли его, только за спиной, «котишкой». Павел Андреевич об этом знал и был очень не доволен, хотя поделать ничего не мог – прозвище прилипает к человеку. Те, кто хорошо знал Павла Андреевича, прекрасно понимали, что по характеру он скорее умный и осторожный тигр, никак не котишка. Да и начальство ценило и уважало ценного работника, коим считало Павла Андреевича. Хотя случались казусы и с начальством. Несколько лет назад Павел вел одно непростое дело. Чтобы поймать преступника с поличным, он разработал план, для реализации которого ему нужны были документы, хранящиеся за семью печатями в сейфе у полковника. Кошечкин выпросил эти документы, клятвенно пообещав, что с ними ничего не случится. Закинув «живца», Павел Андреевич стал ждать результата. Рассчитанное им время вышло, и Кошечкин, сгорая от нетерпения, решил не дожидаться вызова полковника, узнать, не пришел ли отчет по проведенному делу. Да так и застыл у приоткрытой двери. Павел понимал, что подслушивать неприлично, тем более под дверью начальника, но поделать ничего не мог. Ноги просто приросли к полу. Полковник был в гневе!



– Это не котишка, просто драный кот какой-то! Пропали документы! Совсем пропали! Что я теперь скажу своему начальству? И ведь такие важные вещдоки. На дух больше к своему кабинету не подпущу, никакие его мяуканья не помогут! По-моему, его уже давно пора гнать, совсем мышей не ловит!

– Ну почему же совсем? – робко вступилась секретарь полковника Ксюша.

– Нашлась заступница! За что же его держать, за красивые глазки? Надо прежде всего обращать внимание на профессиональные навыки! Здесь милиция, а не…

– Да как же, его профессиональные навыки, это же… – снова попыталась заступиться Ксюша.

Павел Андреевич, решив, что его затея с документами провалилась в пух и прах, молча развернулся и ушел в свой кабинет. Он никак не мог понять, почему провалилась его замечательная затея. Он все продумал, просчитал все ходы противника. Почему же потерпел поражение? Снести профессиональный провал он никак не мог и тут же написал заявление об увольнении по собственному желанию.

– О, легок на помине! Я как раз за тобой собрался посылать! – добродушно проговорил полковник, поднимаясь ему навстречу. Павел сухо поздоровался и положил на стол заявление.

– Так, что тут у нас? – Полковник взял листок, начал читать. Лицо его становилось похоже на огурец: сначала вытянулось до невозможности, а потом позеленело.

– Ты что, Андреич, совсем с ума сошел? Какое, к чертям собачьим, увольнение? Если я начну ценными сотрудниками разбрасываться, то кто работать будет?

– Ну, насчет ценного сотрудника… В общем, я очень сожалею… Чтобы в очередной раз вас не подводить, лучше уволюсь, понимаю, как вам теперь со мной будет тяжело общаться.

– Что значит «не подводить»? Ничего не понимаю. Ты о чем? – опешил полковник. – Я тебя хотел вызвать, чтобы сообщить хорошую новость. Твоя затея оказалась очень удачной. Нам удалось взять всю банду! Только что сообщили.

Павел Андреевич до крайности удивился. Если в действительности все прошло именно так, как задумал Кошечкин, почему полковник собирался собственноручно вышвырнуть его из участка? Об этом он напрямую и спросил начальника. Полковник долго смотрел на Кошечкина, а потом громко расхохотался и позвал Ксюшу. Она-то и объяснила, что произошло. Когда полковник крыл последними словами «котишку», то вовсе не имел в виду своего подчиненного, а настоящего кота, жившего уже не один год на территории милицейского отделения. Кот сам прибился к участку, доблестные работники милиции пожалели и пригрели его. Поначалу котяра был тише воды, ниже травы, но, почувствовав, что он всеобщий любимец, совершенно обнаглел. Шлялся, где ему угодно, особенно облюбовал кабинет полковника. Тот был не против и даже сам зазывал к себе кота, чтобы погладить его и снять нервное напряжение. Хитрец так ласково мурлыкал и забавно играл, что нервная система сама собой приходила в порядок. Кот любил поспать в кабинете и в отсутствие его хозяина. В этот день полковник тоже милостиво оставил любимца участка в своем кабинете. Пока хозяин отсутствовал, кота что-то встревожило, он стал ураганом носиться по кабинету, снес все, что мог, с письменного стола полковника, а вдобавок ко всему сгреб в кучу и разодрал в клочья бумаги. Когда полковник увидел разгром в кабинете, то, естественно, пришел в ярость. Ксюша вступилась за животное. Мышей он действительно ловил мастерски – это и были его профессиональные навыки, о которых пыталась сказать секретарша.

Кошечкин с тоской поглядывал на директора базы отдыха и от всей души завидовал его фамилии.

Пропев дифирамбы базе отдыха и себе лично, директор выжидающе смотрел на Павла Андреевича, ожидая, что его отпустят с миром, но не тут-то было. Следователь сурово сдвинул брови и начал допрос по всей форме. А потом даже пригрозил, что прикроет «Петушиный гребешок», пока все не прояснится.

– Голубчик, вы же меня режете без ножа, – пролепетал Водочкин и залпом осушил граненый стакан воды. – Сейчас ведь самый разгар сезона, отдыхающих пруд пруди, кроме того, люди заплатили деньги и несправедливо будет выгнать их отсюда до окончания срока путевки.

Следователь что-то невнятно пробурчал и, задав еще несколько вопросов, отпустил директора.


Собрав показания, во второй половине дня Павел Андреевич уехал, чтобы в полной тишине пораскинуть мозгами. Для размышлений материала было не так уж и много. Погибшего никто не знал. В этом пункте Павел Андреевич поставил вопрос, ведь кто-то мог солгать, что не знал погибшего, а сам и убил. Это предстоит проверить. Что же касается алиби отдыхающих, то и с этим не все гладко. Конечно, у значительного большинства оно имелось, но ведь убийца мог действовать не один. А когда работает группа, преступники покрывают друг друга, создавая липовое алиби. Над этим тоже предстоит работать. Не менее важный пункт – оружие, из которого был убит человек. Сыщики буквально перевернули вверх дном все домики отдыхающих, административный корпус и прилегающую к базе территорию, но ничего не нашли.

Пока все говорило за то, что убийца не являлся отдыхающим «Петушиного гребешка», был, так сказать, залетный. Тогда возникал вопрос – зачем совершать убийство так близко от турбазы, где его, убийцу, могли увидеть или услышать. Не проще ли было сделать это в лесу, подальше от любопытных туристов и охраны?

Ответа на этот вопрос Кошечкин пока не знал, но надеялся как можно быстрее во всем разобраться. Дело в том, что Павел Андреевич впервые за много лет собирался взять долгожданный отпуск, а тут как снег на голову это убийство. Полковник ясно дал понять, что Кошечкин может забыть об отпуске, пока не найдет преступника. Павел Андреевич, конечно, был раздосадован сим фактом, но духом не падал, ведь его считали лучшим следователем района, на его счету было уже много удачно раскрытых дел посложнее этого. «Бог не выдаст, свинья не съест! Придется потрудиться, но победа будет за нами!» – подбадривал себя старший следователь, чертя на бумаге одному ему понятную схему преступления.

Кошечкин всегда конспектировал наиболее важные факты, чтобы потом ни одна мелочь не вылетела из головы, а практика показывала, что мелочи зачастую играют главную роль.


На базе отдыха тем временем только и разговоров было, что об убийстве. Некоторые, особо впечатлительные, клялись не покидать свои домики по вечерам, чтобы не стать очередной жертвой. Кто-то пустил слух, будто в горах появился маньяк.

Более уравновешенные отдыхающие решили, что лично для них никакой опасности нет. Они никого не трогают, никуда свой нос не суют, следовательно, никому не нужны. Были и любопытствующие. Они исследовали укромные уголки базы отдыха в поисках неизвестно чего и расспрашивали всех о роковой ночи, чем у многих вызывали негодование.

Директор же «Петушиного гребешка» пребывал в печали. В его работе имелся небольшой нюанс, о котором, правда, под нажимом, пришлось рассказать следователю с такой милой фамилией. Как и любому нормальному человеку, Водочкину случалось иногда «нарушать».

Как уже говорилось раньше, туристическая база пользовалась большой популярностью благодаря необычайной красоте местности. Но не все люди по тем или иным причинам могли позволить себе отдых, предусмотренный путевкой. Для одних это было слишком дорого, другие, в силу своей занятости, не имели возможности пробыть там хотя бы две недели. Третьи вообще не предполагали тут задерживаться надолго, просто проезжали мимо горы «Петушиный гребешок» и, залюбовавшись ее красотой, решали познакомиться с окрестностями. В таких случаях Николай Трофимович шел вразрез с правилами. По не им установленным правилам заселять туристов он должен был только согласно путевке, но отнюдь не у всех она имелась. И вот тогда добросердечный директор за божескую плату предоставлял людям отдых по их карману и на время, которым они располагали. Заселял желающих в пустующие домики или даже в административный корпус, а любителям экстремального отдыха разрешал оставить машину на охраняемой стоянке, получить в прокат палатки и спальные мешки. Они на несколько дней уходили в горы.

– А что в этом предосудительного? Ну приехала компания молодежи отдохнуть, взяли провизии, палатки – и в горы за романтикой. В пятницу поднялись, в воскресенье спустились, а в понедельник, счастливые и отдохнувшие, обратно на работу. Не всем ведь удается взять отпуск в самый разгар лета! – объяснял свои поступки директор суровому следователю с милой фамилией. – Для людей ведь стараюсь, не для себя, к тому же лишние деньги бюджету базы не помешают. Средства нам выдаются небольшие, а посмотрите, какая у нас красота! – соловьем заливался Николай Трофимович, но в глубине души понимал, что следователя не проведешь, он уже догадался, что денежки оседали в кармане директора.

Но и в этом Водочкин не видел ничего предосудительного. А ну попробуй с такой семьей, как у него, протяни от зарплаты до зарплаты, особенно когда основной заработок только в разгар сезона, а всю зиму приходится сидеть на бобах, да на том, что удалось зашабашить летом. Сейчас ему не давали покоя мысли о том, что вдруг совершил преступление кто-то из людей, не имевших путевки. Он методично прокручивал в голове все события предыдущих дней, но ничего подозрительного вспомнить не мог. А насчет убитого был на девяносто девять процентов уверен, что видел его впервые и тот никогда не обращался по поводу заселения на базу.

Опечалены были и Алла с Ритой. Молодые, привлекательные, образованные девушки имели свои виды на этот отпуск. Их не только манила живописная природа, чистый горный воздух, лазурная вода озера и все прочее, у них была четкая цель. Подруги пришли к выводу, что их возраст приближается к критическому, значит, пора обзаводиться если не семьей, то хотя бы постоянным бойфрендом, как модно сейчас говорить. Они долго решали, куда поехать в отпуск, чтобы можно было «поохотиться» на мужчин, и выбрали туристическую базу. По мнению подруг там должно было быть много холостых молодых, крепких парней, которые, увидев таких красавиц, как Алла и Рита, не смогут устоять. Но достойной «дичи» они не встретили, попросту говоря, ни один из отдыхающих в «Петушином гребешке» парней не тронул их сердце. А в довершение всего их теперь подозревают в убийстве. Можно считать, что отдых пошел насмарку.

– Как нам убедить этого следователя, что мы непричастны к убийству? – с тоской спрашивала Алла.

– Нужно доказать, что мы этого не делали! – твердо отвечала Рита. – Надо найти настоящего убийцу, этим мы снимем с себя все подозрения, а кроме того, «умоем» наглого следователя. Представляешь себе его физиономию, когда мы ему настоящего убийцу предоставим! – Рита весело расхохоталась.

– Ты совсем с ума сошла?! – возмутилась Алла. – Во-первых, не забывай, зачем мы сюда приехали, а во-вторых, искать убийцу – дело милиции. Представь, что будет, если вместо врачей лечить начнут дворники или в парикмахерских прически делать – например, строители! Бардак получится!

Ее подруга, как обычно после нравоучений, скривила напудренный носик и продолжала настаивать на своем.

– Мы с тобой еще в день приезда поняли, что ловить здесь нечего, в смысле мужчин, а потом, я не удивлюсь, если этот вредный следователь засудит невиновных, то есть нас с тобой, чтобы поскорее закрыть дело. Тебе хочется мотать срок за чужое преступление?

– Рита, ну опять у тебя этот жаргон! Когда ты научишься контролировать свою речь! А что касается мужчин, то мне кажется, ты нравишься Феде, он вроде ничего, симпатичный, по крайней мере не противный.

Рита манерно закатила глаза и театрально вздохнула:

– Нравлюсь я ему, как же! Забыла? Он первый обвинил нас в убийстве. Мне этот двухметровый чурбан с деревянными мозгами совершенно неинтересен! Давай лучше подумаем, с чего начнем наше расследование!

Алла хотела было возразить, но смолчала и приложила палец к губам. Ей показалось, что шевельнулись кусты, растущие за скамейкой, на которой подруги сидели.

Девушки прислушались, но было уже тихо.

Рита прошептала подруге:

– Здесь кто-то был!

Они тихонечко обошли куст и увидели на асфальтовой дорожке, хотя нечеткие, но все же явные следы обуви, к подошве которой прилипла сухая грязь и песок.

– Нас кто-то подслушивал! Надеюсь, это не убийца, – прошептала Алла, крепко вцепившись в руку подруги.

– Это еще почему? Я вот, наоборот, надеюсь, что это был именно убийца… Или была. Ведь это могла быть и женщина, – храбро заявила Рита.

– Ты что, не понимаешь? Если это действительно убийца, то теперь он наверняка захочет от нас избавиться, ты ведь плела всякую чушь о том, что собираешься сама раскрыть преступление! – испуганно сказала Алла.

– Это ты ничего не понимаешь! – парировала ее подруга. – Если это был действительно убийца, то значит, он, ну или она, находится здесь, на нашей турбазе, следовательно, мы с тобой сможем его вычислить.

– Ты неисправима, – простонала Алла, поняв, что дальнейшие споры ни к чему не приведут. Уж если ее слишком активная подруга что-то вбила себе в голову, то переубедить ее не удастся. Возможны лишь два варианта – или ей быстро надоест изображать из себя частного детектива и они продолжат отдых, или же она наломает таких дров, что следующими жертвами таинственного убийцы станут именно они, Алла и Рита. Второй вариант Аллу совсем не устраивал, и она надеялась, что здравый смысл все же победит и подруга перестанет совать нос не в свое дело. Рита же незамедлительно принялась за работу сыщика. Она опустилась на колени и стала пристально разглядывать оставленные незнакомцем следы.

– Итак, что мы имеем?! – с пафосом спросила она. Подруга рассеянно пожала плечами. – Мы имеем отпечатки обуви, довольно большой, скорее всего, это мужские ботинки.

– По-моему, мисс всезнайка, ты заблуждаешься. Отдыхающий, скорее всего, наденет кроссовки. Сама посуди, какой нормальный человек будет носить в горах туфли или ботинки?

Поползав еще, Рита согласилась с доводами подруги и сделала заключение, что следы оставлены мужскими кроссовками.

– С твоего позволения, опять не соглашусь, – спокойно заявила Алла. – Почему ты решила, что мужскими, разве не бывает женщин, у которых большой размер ноги, сороковой например, или даже сорок первый, я таких встречала.

– А ты права, – задумчиво проговорила Рита. И вдруг оживилась: – Ну вот, видишь, ты мне уже помогаешь в расследовании, а ведь была против моей затеи!

– Я и сейчас против, но раз переубедить тебя невозможно, то я буду хотя бы контролировать твое «следствие», чтобы ты не оказалась следующей жертвой преступника.

Рита возмущенно фыркнула и гордо заявила, что теперь сам преступник станет жертвой, так как за дело взялась она, Рита Звягинцева!

– Ну конечно, и ее помощница Алла Рябинина, – снисходительно добавила мисс сыщица.

«Когда нечего сказать, лучше помолчать», – подумала Алла и пошла к домику, в котором они с подругой остановились. Девушка действительно больше не находила слов. Рита не в первый раз втягивает ее в сомнительное предприятие. Из-за своего чрезмерного любопытства и жажды справедливости она постоянно сует нос куда не следовало бы, и почти всегда это заканчивается плачевно, видно, подруга так и не начнет учиться на своих ошибках.

Эти заморочки у Риты были с самого детства. Помнится, в школьные годы в одном классе с ней училась дочь директора школы. Девчонка была вредная, понимала, что она на особом счету у учителей. Не у всех, конечно, были и принципиальные преподаватели. Но большинство учителей, чтобы не навести на себя гнев начальства, директорскую дочурку баловали, как могли, завышали оценки, в школьных спектаклях давали главные роли. В общем, все в таком духе. А девочка была не подарок, часто пропускала занятия, устраивала дебоши. Ей это сходило с рук. Пальчиком погрозят, сквозь улыбку, и даже замечание в дневник не запишут. С таким положением дел давно смирились, одна Ритка Звягинцева возмущалась. Она и сама была не подарок в школьные годы, но ей за проказы попадало по полной программе. Как-то раз эта девчушка подбила Риту промотать контрольную, уже не важно по какому предмету. Ритке только предложи! Она с удовольствием отправилась с директорской дочкой в ближайший кафетерий потрескать свежих пирожных, вместо того чтобы писать контрольную по нелюбимому предмету. Перед следующим занятием по этому предмету Рита узнала, что за контрольную получила двойку, так как не присутствовала на ней. Это ее не огорчило, к оценкам она с детства относилась философски, но задело совсем другое. Она прогуляла контрольную не одна, а вместе с директорской дочкой, а у той в школьном журнале двойки не появилось. Не долго думая, Рита подошла к преподавательнице и на глазах у всего класса заявила о несправедливости. Учительница вскипела, как раскаленный чайник. Чтобы не упасть в грязь лицом перед классом, ей пришлось поставить двойку и директорской дочке, но с этого момента она жутко невзлюбила Риту. Но не это главное. На Риту обозлились те, кто дружил с директорской дочуркой, а их было большинство в классе. Они считали, что Рита подставила директорскую дочку, а могла бы и промолчать. Поди докажи им, что справедливость для маленькой Риты была дороже всего. В школьные годы было множество таких историй, но недипломатичную Риту они ничему не научили. В студенческое время все продолжилось. На первом курсе Рита подружилась с одной девочкой. Все бы ничего, но эту девицу угораздило познакомить Риту со своим парнем, за которого она собиралась замуж. Хотя новая подруга была довольно симпатичной, но рядом с Ритой выглядела довольно бледно. Тихая, замкнутая, а Ритка – просто ураган, скучно с ней быть не могло. Парнишка, естественно, стал ухлестывать за Ритой. Ее подруга об этом не знала, возможно и не узнала бы никогда, если бы нечрезмерная тяга Ритки к справедливости. Поняв, что парень от нее не отвяжется, она прямиком направилась к его невесте и ее родителям – попридержите, мол, своего будущего зятька, пока он рога невесте перед свадьбой не наставил.



– Я-то его послала, а вот другая примет с распростертыми объятиями. Ты извини, но женишок твой – кобель еще тот! – заявила она подруге.

Не трудно догадаться, что Риту с позором выставили, горшочек дружбы разбился. Подружка обвинила искательницу справедливости в том, что она хотела увести у нее жениха, крутила хвостом, а бедный мальчик-колокольчик ни при чем. Рита долго силилась понять, как можно было променять подругу на гулящего мужика. Да разве настоящая подруга позволит себе увести чужого парня?

В те времена Рита, хотя и была довольно самостоятельной, но слишком плохо знала жизнь и людей. Со временем она стала не такой наивной, но жажда справедливости у нее не иссякла. Из-за этого один раз ее даже уволили с работы. После окончания медицинского института Рита устроилась на работу в поликлинику, медсестрой. Несколько месяцев все шло гладко, начальство было довольно работящей девушкой. Через некоторое время ее пригласила к себе заведующая и предложила списывать бесплатные дорогостоящие лекарства на так называемые «мертвые души», то есть несуществующих пациентов, а на самом деле продавать их. За услуги девушке предлагался процент от прибыли. Рита до такой степени опешила от «заманчивого» предложения, что не сразу нашлась с ответом. А когда высказала свое мнение по этому поводу, назвав предложенную сделку воровством, сразу потеряла работу. Несмотря на довольно богатый опыт такого рода побед, Рита и по сей день ведет неравный бой с несправедливостью. Как всегда себе в убыток.

– Знаешь, я подумала, может, мы с тобой погорячились и человек, который нас подслушал, вовсе не преступник. Шел себе обыкновенный турист, услышал шорох в кустах и решил посмотреть, кто там, а потом ретировался, чтобы не попасть в неловкое положение, ведь подслушивать неприлично, – сказала Алла.

– Для тебя все неприлично, слишком уж ты воспитанная. Так нельзя. С волками жить – по-волчьи выть! Теперь мы сами будем подслушивать и даже подглядывать за всеми, глядишь, что и обнаружим! – вспылила Рита. Алла тяжело вздохнула.

Свернув с глухой аллеи, подруги увидели Федора, который сидел на резной скамейке, слишком маленькой для его внушительных габаритов, и с тоской пялился на свой мобильный телефон.

– А вот и Федя! – воскликнула Рита, быстро соображая, что бы такое язвительное сказать, так хотелось зацепить парня! И тут ее взгляд упал на его ноги.

– Так, Феденька, ты в кроссовках, – заявила она, как прокурор в суде.

Парень изумленно уставился на девушку.

– А ты что, предлагаешь мне ходить в комнатных тапочках?!

– Вот ехидна, – чуть слышно прошипела Рита, а потом приказала: – А ну покажи ступню!

Парень совсем опешил и решил, что девица просто перегрелась на солнце. Не обращая внимания на ее приказ, он продолжал сидеть и пялиться на свой телефон. Интеллигентная Алла в очередной раз вздохнула по поводу грубости подруги и вежливо поинтересовалась, не он ли совершенно случайно подслушал их разговор в кустах шиповника.

– Девчонки, у вас что, коллективный солнечный удар? Шли бы вы в домик, отдохнули.

Алла заверила парня, что ни в чем его не обвиняет. Если он и оказался около кустов, то наверняка совершенно случайно слышал их разговор. Хотя в нем и не было ничего важного, но им необходимо знать, Федор это был или нет. Федя так же вежливо ответил, что понятия не имеет, кто там был, но точно не он.

– Я сидел тут, у меня важное дело.

– И чем же ты так занят? Никак не налюбуешься на свой телефон? – игнорируя елейно масляный тон беседы, перешла в атаку Рита.

– Жду важный звонок, – спокойно ответил Федор, понимая, что своим спокойствием только злит Риту.

– Что, мамочка должна поинтересоваться, не обгорел ли ее двухметровый сынулька на солнце? – все еще мечтая вывести Федю из равновесия, язвила Рита.

Федор посмотрел на девушку таким взглядом, в котором она смогла прочитать одно, но очень обидное слово – «дура». Затем он рассказал, что несколько добровольцев решили еще раз прочесать окрестности в надежде найти что-либо, что упустили милиционеры. Несколько человек, которым, видимо, скучно сидеть без дела, отправились, как в сказке говорится «пойди туда – не знаю куда, найти то, не знаю что!» Федор этой идеи не поддержал, но согласился играть роль связного. Группа энтузиастов договорилась, что в случае чего ему позвонят, и он должен прийти с подмогой. Греясь под ласковыми лучами солнышка, он просто сидел и ждал, в глубине души не очень веря, что телефон зазвонит.

Но он все же зазвонил да так внезапно, что напугал и девушек, и самого Федора. Парень резво вскочил с лавочки и вытянулся, как на плацу перед генералом. Выкрикнув только два слова: «Да, понял», Федор побежал в сторону гор. Любопытная Рита тут же бросилась за ним, да и Алла не удержалась.

– Федь, постой, что случилось! – крикнула она.

Федор остановился и сказал, что один из добровольцев сообщил, будто бы нашел кое-что важное.

– Тоже мне, сыщики-любители! – проворчала Рита.

– Кто бы говорил! Сама пять минут назад играла роль Шерлока Холмса, – усмехнулась Алла, а затем поинтересовалась, кто именно звонил.

– Олег. Помните такого?

Подруги отрицательно замотали головами.

– Ну мужичок лет сорока, долговязый, угрюмый такой. Ученый, что ли, я так и не понял. Все время сторонился всех. Как убийство произошло, оживился и даже в группу добровольцев записался.

Федя снова припустился бегом, но Алла остановила его:

– Ты хоть знаешь, в какую сторону он пошел? И вообще, мне кажется, разумно было бы сообщить охранникам и взять одного из них с собой, так, на всякий случай.

– А действительно, лучше подстраховаться, – согласился Федор и рванул в сторону административного корпуса.

Молодой охранник не стал терять времени на расспросы и поспешил вместе с Федором. Алла и Рита тоже решили быть в числе первых.

– Не факт, что его находка связана с преступлением, – ворчливо заметила Рита, а Федя тут же заявил, что, если этот ученый тип поднял шум из-за ерунды, он с удовольствием намылит ему шею.

Охваченные азартом девушки не замечали усталости, карабкаясь в гору. Спотыкаясь о камни, покрытые скользким мхом, они продолжали подъем. Наконец компания добралась до того места, где, по словам Федора, угрюмый ученый должен был исследовать территорию. Оглядевшись по сторонам, ни Федор с охранником, ни девушки никого не обнаружили.

– Может, это не то место? – предположила Алла.

– Я же не дурак, я все правильно понял, Олег должен был искать где-то здесь. Может, он просто дальше отошел?

– Очень сомневаюсь, – проворчала Рита.

– В чем? В том, что я не дурак? – начал терять терпение Федор.

– В том, что ты все правильно понял, – не без иронии ответила девушка.

– Мальчики, девочки, давайте не будем ссориться! Лучше осмотрим все как следует, может, он действительно где-то рядом, – остановила разгоравшуюся ссору Алла.

– Мы договорились, что если кто-то выйдет из заданного квадрата, то вернется на оговоренное место. Где ж нам теперь его искать? – растерянно спросил Федор.

– А его и не надо искать, он тут, – каким-то странным голосом ответил охранник. Таким голосом хорошие новости не сообщают.

Охранник поманил спутников рукой и почему-то снял кепку.

– Ой, – прошептала Алла, подойдя к охраннику. А Рита собиралась было повторить звук сирены, какую они с подругой выдали в ночь убийства, но Федор предусмотрительно зажал ей рот рукой, за что и поплатился. Девушка вцепилась зубами в его ладонь не хуже бойцовского пса.

– Не надо снова пугать остальных, держи себя в руках, – как-то уж слишком ласково произнес Федор, не обращая внимания на острую боль в ладони.

Картина, представшая глазам пришедших, не оставляла сомнений в том, что угрюмый ученый по имени Олег мертв. Он лежал на траве лицом вниз, голова его была превращена в кровавое месиво. Опомнившись, Рита подскочила к лежащему на земле телу и стала нащупывать пульс.

– Пульса нет, – мрачно констатировала она.

Охранник связался по рации со своим напарником и попросил его снова вызвать милицию, так как на территории базы опять обнаружен труп. Директор «Петушиного гребешка», случайно оказавшийся в тот момент возле охранника, чуть не упал в обморок. Он отказывался верить в такую несправедливость злодейки судьбы. За двое суток два убийства! Теперь следователь точно прикроет его турбазу. Николай Трофимович молился, как умел, чтобы известие о втором убийстве оказалось ошибочным.

До приезда милиции Федор, охранник и Рита с Аллой оставались на месте преступления.

– А как вы думаете, из-за чего он вызвал Федора? Ведь он сообщил по телефону, что нашел что-то важное, но, на мой взгляд, тут нет ничего интересного, – размышляла Алла.

– Может, нашел что-то интересное с точки зрения ученого, а вовсе не то, о чем мы подумали, – вздохнула Рита. – Для него какой-нибудь камешек или дерево могли представлять невероятную ценность. Мы теперь, к сожалению, ничего не узнаем.

– Вы обе не правы, – вступил в разговор охранник. – Ведь его убили не из-за камушка или дерева. Он действительно что-то нашел и от него избавились как от свидетеля.

– Может, его не убили, – робко предположил Федя. – Может, он сам решил покончить с собой. Кто знает, что у него на уме было. А позвонил затем, чтобы мы обнаружили его тело. Ведь, если бы мы не пришли, его нашли бы не скоро.

– Ты, Федор, тоже не прав, – возразил охранник. – Где ты видел, чтобы самоубийца стрелял себе в затылок? Это как минимум неудобно, а как максимум просто невозможно. И потом, откуда у него пистолет? Когда милиционеры делали обыск, никакого оружия не нашли, к тому же если это было самоубийство, то пистолет лежал бы здесь, рядом с телом. Вы сами видите, что его нет, следовательно, его унес убийца. Он мог унести и то, что нашел Олег, и это было что-то важное, потому убийца от него избавился.

– Но как убийца мог узнать о том, что Олег нашел какие-то улики? – спросила Алла.

– В ночь преступления убийца мог в спешке или по неосторожности что-то потерять, а сегодня вернулся забрать это и случайно встретился с Олегом, который это что-то обнаружил. И вот финал – преступник убрал свидетеля и забрал улику, – сказал охранник.

– Ох, не нравится мне все это! Совершенно не за что зацепиться! – пригорюнилась Рита.

Федор с любопытством посмотрел на девушку и спросил, с чего бы это ей понадобилось за что-то цепляться.

– Видишь ли, Федя, наша Ритуля вообразила себя великой сыщицей и намерена самостоятельно найти убийцу! – с усмешкой ответила Алла за подругу.

От удивления Федор даже не нашелся что сказать, зато охранник грозно рявкнул:

– Никакой самостоятельности! Вы что, не понимаете, что это не игры?! Впервые на базе произошло убийство, да не одно, а сразу два и очень может быть, что за ними последуют еще. Не затей вы эти поиски неизвестно чего, Олег был бы сейчас жив. Так что имейте в виду, если кто-то из вас вновь сунется в это дело, от него тоже могут избавиться! Для поиска преступника существуют соответствующие органы, милиция называется, если кто не знает!

– Я вовсе ничего не затевал, просто согласился поддерживать связь, – оправдываясь, пробубнил Федор.

– Ну вот, а я что тебе говорила? Милиция сама во всем разберется! – обернулась Алла к подруге.

Та ничего не сказала в ответ, но Алла слишком хорошо ее знала. По выражению лица Риты она поняла, что на нее не подействовали никакие доводы, скорее наоборот, подругу охватил еще больший азарт. «Ничего, я с ней дома побеседую», – подумала Алла.

Однако Рита вовсе не собиралась возвращаться на базу. Важным тоном она заявила, что пока они тут болтают, преступник спокойно покидает очередное место преступления, ведь он находится где-то рядом, и если поторопиться, вполне можно его поймать.

– Он не мог далеко уйти! Ведь Олег позвонил Федьке несколько минут назад, а значит, был жив. Его убили в тот момент, когда мы спешили сюда. Мы разминулись с преступником всего на каких-то несколько минут! – горячилась Рита.

– Без тебя бы не догадались, – язвительно буркнул охранник и вызвал по рации напарника.

Когда тот пришел, они вместе с Федором отправились прочесывать прилегающую к базе территорию. Девушки заявили, что боятся в одиночестве возвращаться домой, кто знает, может, по дороге они случайно наткнутся на убийцу и тот решит избавиться от очередных свидетелей. Согласившись с тем, что такой поворот событий вполне возможен, старший охранник позволил девушкам отправиться с ними, в целях безопасности.

– Посмотрите! Здесь вроде бы чьи-то следы, – сказала внимательная Рита. – Трава сильно примята да и ветки поломаны, словно кто-то в спешке пробирался через кусты!

– Совсем свежие, – осмотрев обломки ветвей, констатировал Федор.

– Вероятней всего преступник именно здесь и шел, – озадаченно пробурчал один из охранников.

Импровизированная поисковая группа двинулась дальше по следу предполагаемого преступника. Однако ко всеобщему разочарованию поиски продлились недолго и ни к чему не привели. Следы вывели к трассе, ведущей к черноморскому побережью, по которой с шумом несся нескончаемый поток машин.

Рита всплеснула руками:

– Вот досада! Опять ушел! Компании ничего не оставалось, как вернуться на базу и дожидаться приезда милиции. Тело несчастного Олега они не стали трогать, так как по телефону следователь строго-настрого приказал ни к чему на месте происшествия не прикасаться.

Старший следователь Павел Андреевич Кошечкин метал громы и молнии.

Проклятый убийца подложил ему такую жирную свинью, что теперь точно придется забыть про отпуск. Усаживаясь в патрульную машину, он был полон решимости засадить в участок всех отдыхающих вместе с персоналом базы до выяснения обстоятельств. Однако здравый рассудок подсказывал, что этого удовольствия он себе позволить не может. Погруженный в мрачные раздумья, Кошечкин молча трясся по горной дороге в стареньком милицейском уазике.

Как ни старалось начальство в лице господина Водочкина скрыть очередное убийство, новость быстро разлетелась по турбазе, сарафанное радио осечки не давало. Особо любопытные граждане желали лично осмотреть место очередного преступления, но приехавшие милиционеры мгновенно всех «поставили на место». Дальше все происходило по тому же сценарию, что и в прошлый раз. Оцепив место происшествия, следователь с криминалистами осмотрели труп и долго ползали вокруг него в поисках улик, делали слепки следов, оставшихся на земле, брали пробы из-под ногтей погибшего, подбирали различный мусор. Потом был опрос свидетелей, среди которых снова первыми на очереди оказались две подруги, Рита и Алла, но уже в компании с Федором.

Услышав о самодеятельной экспедиции по поиску улик, следователь пришел в ярость. На головы группы энтузиастов обрушился справедливый гнев.

– Если подобное повторится, я всех вас привлеку к уголовной ответственности за ваши действия, повлекшие смерть по неосторожности! – взревел Кошечкин, который в этот момент скорее походил на разъяренного тигра.

Тем временем сотрудники ГИБДД тормозили машины, двигавшиеся как со стороны побережья, так и к нему, чем создали небывалую в этих местах автомобильную пробку – на посты был отправлен приказ искать оружие. Судя по всему, оба убийства были совершены из одного и того же оружия.

Следователю Кошечкину со вторым убийством, по его мнению, повезло больше, если можно так выразиться. В первом случае труп оказался невостребованным и неопознанным, а во втором личность была установлена. Это уже кое-что. Но Павел Андреевич не торопился делать какие-либо выводы. Хотя все население базы «Петушиный гребешок» считало, что оба убийства связаны между собой и угрюмого ученого Олега убили как свидетеля, следователь не спешил с этим соглашаться. Ему необходимо было убедиться, что это единственный мотив преступления. Могло ведь случиться так, что Олега убили вовсе не из-за каких-то улик, в существование которых Кошечкин верил с трудом. Для начала он решил узнать как можно больше об этом человеке и выяснить, не было ли у его знакомых причин так жестоко с ним расправиться. Версию о том, что таинственный убийца может жить в «Петушином гребешке», Павел Андреевич тоже не отвергал. Опасаясь, как бы вновь не случилось несчастья, он оставил в помощь тамошним охранникам двух молодых людей, недавно окончивших милицейское училище.

Получив взбучку и строгое предостережение от следователя, подруги и Федор не спеша прогуливались по территории базы отдыха. Настроение было хуже некуда, предстоящий отдых под «конвоем» ни у кого не вызывал энтузиазма.

– Мало того что наши охранники следят за всеми, так еще и менты своих церберов приставили! Прогулки в горы теперь наверняка запретят, самостоятельно покидать территорию базы тоже, так что можно считать отдых пошел насмарку, – возмущалась Рита.

– Хорошо еще, что базу совсем не закрыли. Свежим воздухом подышим, в городе сейчас духотища, асфальт плавится, а здесь хоть чистого кислорода поглотаем, – рассудительно заметила Алла.

– Вряд ли позволят закрыть базу. Сегодня утром новые постояльцы заехали, люди деньги уплатили, немалые причем. Если бы их не пустили, наверняка шумиху бы подняли, – вступил в разговор Федор.

– А кто эти новенькие? – мигом оживилась Рита, все еще надеясь, что им с подругой удастся познакомиться с приятными во всех отношениях мужчинами.

– Я точно не знаю. Видел только двух мужиков, на крутой тачке прикатили. Имея такое авто, впору на средиземноморском побережье отдыхать. Еще кто-то мелькал, семья – вроде муж с женой и взрослые дети, но я не особо интересовался.

Рита весело подмигнула подруге, та лишь вздохнула в ответ, понимая, как всегда без слов, на что та намекает. У самой Аллы в связи с неприятными происшествиями начисто пропало желание обзаводиться новыми знакомствами.

Рите не терпелось остаться с подругой наедине, чтобы обсудить план «случайного» знакомства с мужчинами, прибывшими, по словам Феди, на шикарном авто, однако сам Федор не спешил расставаться с девушками. Ему было тоскливо, душа требовала общения, а подруги подходили для этого как нельзя лучше. Поняв, что от Феди легко не отделаешься, Рита решила извлечь из этого хоть какую-то пользу – получить так необходимую ей информацию.

– Скажи-ка, Федя, с чего ты решил, что Олег был ученым?

– Вовсе я ничего не решал, – равнодушно ответил он.

В глазах Риты вспыхнула искорка раздражения.

– Тогда почему ты всем растрепал, в особенности милиционерам, что он был ученым?

– Ничего я не трепал, сказал как было!

– Так… У тебя явно что-то с головой! Начнем с простого вопроса, ты помнишь как тебя зовут?! – с издевкой продолжала Рита.

– Не остроумно, – обиженно пробурчал Федор. – Я действительно сказал, что Олег был ученым, но это вовсе не я так решил или придумал, он сам мне говорил. Сюда все в основном компаниями или семьями приезжают, или как вы, вдвоем, а мы с Олегом одиночки были, вот и беседовали иногда.

– Сошлись два одиночества, – продолжала язвить Рита.

– Не перебивай! – толкнула ее подруга. – Дай человеку высказаться, раз уж вопрос задала.

С благодарностью взглянув на Аллу, парень начал рассказывать сначала о себе.

Он, Федя Архипов, человек молодой, сильный, любит спорт и экстремальные виды отдыха, но при этом обожает природу – такая вот романтическая натура скрывается за его каменными мускулами. Он решил провести свой отдых с пользой и удовольствием, поэтому и отправился в эти места, славившиеся небывалой красотой. Разумно рассудив, что молодых людей, увлекающихся горами, на базе будет достаточно, Федя искренне надеялся завести новых друзей и не скучать в одиночестве. Однако уже сложившиеся компании принимать чужака не хотели и лишь изредка перебрасывались парой фраз «ни о чем». Затосковавший парень обратил внимание на такого же одиночку, зрелого мужчину, который, казалось, сам всех сторонится и выглядит почти всегда угрюмым. Федя первым подошел познакомиться, и мужчина представился Олегом. С этого дня новые знакомые были неразлучны. Молчаливый и скучный на вид Олег оказался приятным собеседником, он много знал из истории этого края и вообще любил поболтать на любые темы. Федя был благодарным слушателем, чего его новому знакомому явно не доставало – в повседневной жизни не с кем было поговорить на любимые темы.

Федор, естественно, поинтересовался у нового знакомого, откуда тот знает столько всего любопытного, ведь ему были действительно интересны рассказы Олега. Тот ответил, что является ученым, историком, кандидатом то ли исторических наук, то ли еще чего связанного с историей, Федя толком не понял, потому как в науках не очень разбирается, но одно уяснил: Олег – «ученый муж». Федя в этом нисколько не сомневался.

– Не мужик, а ходячая энциклопедия! – восхищался он.

Несмотря на всю свою начитанность и частые беседы с Федором, который, кстати, ему тоже очень понравился, Олег все же оставался печальным, и слишком сдержанным на эмоции, угрюмым, что ли. Единственный всплеск настоящих, живых эмоций у Олега Федор заметил в ту ночь, когда произошло убийство. Да и на утро ученый-историк был слишком активен, его поведение разительно отличалось от того, к которому Федя уже привык. Надо сказать, спокойный собеседник Федора вполне устраивал, так как он сам был довольно уравновешенным. В том, что Олег оживился, конечно, не было ничего предосудительного, но перемена произошла слишком резко, и что самое удивительное, причина столь бурной смены настроения стало убийство, которое многих отдыхающих, можно сказать, вогнало в депрессию и отбило охоту оставаться на турбазе.

Не лишним будет сказать, что это именно Олег организовал поисковую группу под предлогом помощи следствию.

– Вообще-то я до сих пор удивляюсь, – продолжил Федя, – почему он приехал в отпуск именно сюда, в горы?! Даже по внешнему виду можно определить, что это не его стихия. Ему бы в санаторий, или деревеньку глухую, просвещать местное население и дышать свежим воздухом, но никак не в горы. Он ведь ни разу на горный хребет не поднимался и с водопада не прыгал, вообще от базы далеко не уходил, правда, мы с ним по лесу гуляли, но тут неподалеку. Странно все это! – Федя вопросительно посмотрел на девушек.

– Чего тут странного, – пожала плечами Алла, – может, человек решил сменить обстановку, мало ли у кого что на уме, мы ведь его не знали и не можем делать выводы.

– Не скажи, – задумчиво проговорила Рита. – Все это очень даже странно.

Она взяла Федора под руку, и парень тут же начал кивать головой, соглашаясь с тем, что это все действительно странно. После минутного раздумья Рита обратилась к подруге:

– Алла, ты ведь тоже историк, скажи, в этих местах есть что-либо интересное, я имею в виду с исторической точки зрения?

– Я, конечно, в отличие от некоторых, не ходячая энциклопедия и не могу утверждать точно, но насколько мне известно – нет. Эти места привлекательны лишь с природной точки зрения, я имею в виду местные красоты. Я писала курсовую работу об истории этого края, но не припомню, чтобы мне попалось что-то особенное.

– Интересно, интересно, – задумчиво пробурчала Рита.

Ничего не понимающие Федя и Алла стали выпытывать у нее, что именно интересно, она ответила, что лично у нее никакого интереса нет, но, возможно, он был у Олега.

– Посудите сами, зачем он сюда приехал, если не собирался отрываться по полной программе, как это обычно делается в горах. Да и дружбу ни с кем не заводил, Федька сам к нему пристал. Интеллигентному мужчине ничего не оставалось делать, как согласиться на это общение. У него были какие-то свои цели, но вот какие?

Слова о том, что Федор навязал свое общение угрюмому ученому, задели парня, и он уже собрался сказать что-нибудь резкое, но тут из кустов, мимо которых они проходили, раздался громкий женский голос:

– Как ты не понимаешь? Мне страшно, я не могу здесь больше оставаться! Охранники, как церберы, глаз не спускают, да и менты рыщут!

В голосе женщины слышались истерические нотки.

Рита замерла, словно охотничий пес, почуявший дичь. Приложив указательный палец к губам, давая этим понять, чтобы Федор и Алла не раскрывали рта, Рита тихонечко пробралась к кустам и осторожно раздвинула ветки. За раскидистым кустарником спиной к дорожке стояла девушка и разговаривала по мобильному телефону, Рита ее сразу узнала и так же тихо ретировалась, оставшись незамеченной.

– Вот еще одна странная особа, – возбужденно заявила она, когда троица отошла на безопасное расстояние.

– У тебя такой вид, будто ты увидела пришельцев из космоса, за которых нас с тобой не так давно приняли, – шутливо сказала Алла. – Так кто там, в кустах, на самом деле?

– Светлана, – почему-то шепотом ответила Рита.

Подруга от души расхохоталась:

– Ритуля, у тебя развивается мания преследования! Чем Светлана-то тебе не угодила, что в ней такого подозрительного? Самая обычная девушка, такая, как мы с тобой, приехавшая на отдых в красивое, экологически чистое место!

Остановившись посреди дороги, Рита уперла руки в бока и заявила, что Алла очень невнимательная и не видит дальше своего носа.

– Ну, во-первых, сам разговор. Охранники и милиционеры нас охраняют и, по-моему, очень милые ребята. Во-вторых, почему она не может здесь больше оставаться? В-третьих, ее нервный тон и то, что она спряталась от посторонних глаз и беседует в кустах?! Но и это еще не все! Мы с тобой сюда приехали затем… – Рита замолчала и покосилась на Федора. – Ну сама знаешь, по какой причине, и в этом нет ничего удивительного. Но Светлана – совсем другое дело! Ты помнишь, что она нам рассказала в день приезда?

– Естественно, – спокойно ответила Алла. – И я не вижу в этом ничего особенного.

Федор переводил удивленный взгляд с одной девушки на другую, силясь понять, о чем они спорят. Заметив его растерянность, Рита поспешила объяснить, что ее так насторожило в Светлане – девушка приехала в один день с Аллой и Ритой и была их ровесницей. Но приехала одна.

– Ну и что? Я тоже один приехал, – сказал Федор.

– Не перебивай, а то ничего не расскажу! – рассердилась Рита, но все же продолжила.

Когда девушки познакомились и разговорились, Алла и Рита признались, какая причина привела их сюда, и Светлана пожелала им удачи. О себе же она сообщила, что уже поймала птицу счастья и через месяц выходит замуж за мужчину своей мечты. На вопрос удивленной Риты, почему же она приехала отдыхать без своего жениха, ответила просто – он очень занят перед предстоящей свадьбой. Любопытную Ритулю этот вопрос не удовлетворил. По словам самой Светы, она впервые выходит замуж, да еще и за мужчину своей мечты, естественно, возникал вопрос: отчего она не готовится к свадьбе вместе со своим женихом, а приехала сюда кормить комаров. Если так хотелось отдохнуть, можно было сделать это после свадьбы и вместе с мужем, ведь свадьба совсем скоро, а лето еще не заканчивается. Света же, стараясь сохранять беззаботный вид, ответила, что перед очередным походом в ЗАГС (для жениха это не первый брак), ее суженому необходимо уладить кое-какие формальности личного характера. Своей избраннице он посоветовал отдохнуть перед свадьбой, подышать свежим воздухом и как следует загореть под лучами горного солнца, чтобы еще лучше смотреться в белоснежном платье.

Однако Рите и этого ответа оказалось недостаточно, она продолжала недоумевать, почему будущий супруг отправил Светлану именно сюда, на турбазу, а не куда-нибудь на побережье. Здесь полно кровожадных комаров, их укусы вряд ли добавят шарма девушке в подвенечном платье. А загар можно и в солярии приобрести, если нет возможности сгонять на море за золотистым цветом кожи.

– Так вы что, девчонки, сюда за женихами приехали? – переварив услышанное, спросил Федя.

Большие выразительные глаза Риты в мгновение ока превратились в маленькие узкие щелочки, словно у большой хищной кошки, загнавшей в угол беззащитную мышь.

– Федька, ты неправильно фильтруешь получаемую информацию!

– Ну как же, ты ведь сама только что сказала… – развел руками Федор, но Рита не позволила ему договорить. Она изо всех сил стукнула его кулаком в живот. Этот удар произвел на Федора такой же эффект, как удар мышиным хвостом по роботу, тем не менее парень замолчал. Грозно шикнув на парня, Рита заявила, что вовсе не эту мысль хотела донести до его чугунной головы.

– Либо она врет, что скоро выходит замуж, но для чего это делать совершенно посторонним людям, либо приехала с какой-то определенной целью, о которой не хочет распространяться. Может, она как-то связана с убийствами, ну или хотя бы с одним. Очень подозрительная особа! – торжественно закончила свою речь новоявленная сыщица.

– Не обращай внимания, Федя, – обратилась Алла к изумленному парню. – У моей подруги слишком развитое воображение, ей бы с такой фантазией книги писать или сценарии для фильмов.

– Точно, для фильмов ужасов! – пробасил Федор и громко рассмеялся.

Обидевшись на весь мир в лице его самых вредных представителей, Аллы и Федора, девушка с буйной фантазией резко развернулась и пошла прочь, не сказав ни слова обидчикам. Риту просто разрывало от злости и досады, что ее доводы не воспринимают всерьез. Она могла бы согласиться с тем, что убийство, произошедшее у озера, было случайным, если бы практически сразу не последовало второе. Странный разговор «невесты» не давал Рите покоя. Зачем ей понадобилось перед замужеством скакать по горам? «Тоже мне, „Огневушка-поскакушка“», – подумала Рита.

Ей захотелось поделиться своими соображениями со следователем, попросить его разузнать об этой Светлане, но слишком велика была ее обида на Кошечкина за то, что он заподозрил ее, честную, добропорядочную гражданку, в таком страшном преступлении, поэтому она практически сразу отогнала эту мысль.

Несмотря на скептическое отношение Аллы и Федора, Рита вовсе не собиралась сдаваться, решила докопаться до сути дела. Об убитом человеке, найденном у озера, она ничего не знала, но о погибшем Олеге рассказал Федя. Девушка была уверена, что сможет во всем разобраться, ведь не зря она обожает читать детективы и смотреть их по телевизору. Алла, конечно, не одобряла затею Риты, но, зная ее ранимую душу, зачастую соглашалась с доводами подруги, просто чтобы не обидеть ее.

Попрощавшись с Федором, Алла отправилась на базу. Ритуля оказалась в домике. Она лежала на кровати с самым суровым выражением лица и никак не отреагировала на появление подруги.

– Ну чего ты сердишься, мы же просто пошутили?! – вкрадчиво начала примирение Алла.

– Конечно, ранимого человека обидеть легко, все равно что конфетку у ребенка отобрать, давай, продолжай глумиться! – пробурчала Рита и отвернулась к стене, старательно делая вид, что смертельно обижена, хотя на самом деле обиды уже и след простыл, в этом смысле она напоминала спичку, быстро вспыхивала, порой просто на пустом месте, но так же быстро «отходила», освобождая в душе место для новых эмоций.

Вот и на этот раз Рита уже перестала сердиться, но решила схитрить, помучив подругу с одной маленькой целью. К великой радости хитрюги, Алла проглотила наживку и поинтересовалась, что она может сделать, чтобы загладить свою вину. Рите только это и надо было, она проворно вскочила с кровати и бодрым голосом заявила:

– От тебя потребуется сущая ерунда! Заметив искорки в глазах подруги, Алла поняла, что попалась в ловушку, ее в очередной раз перехитрили, но обещанное придется выполнить: назвался груздем – полезай в кузов! С трепетом в душе Алла ожидала просьбы, предполагая, что неугомонная Рита опять отчебучит что-нибудь невероятное, выходящее за грани простой человеческой фантазии. И можно сказать, почти не ошиблась. Нет, сама по себе просьба оказалась совершенно нормальной, выполнить ее для Аллы не составляло никакого труда, но вот то, для чего Рите потребовалась эта услуга, очень насторожило.

– Возьми телефончик, – сюсюкала Ритуля, – позвони Ленке Чумаковой, вот уж настоящая чума, иголку в стоге сена запросто найти может! А учитывая специфику ее деятельности и место работы, она ведь тоже историк, к тому же со стажем, выполнить твою просьбу для нее не составит никакого труда. Или ты хочешь, чтобы я опять обиделась? – посуровела сыщица, заметив, что лицо подруги приобрело «кислое» выражение.

– Опять ты пользуешься запрещенными приемами! Ну говори быстро, что тебе понадобилось от Чумаковой, пока я не передумала.

Рита весело хлопнула в ладоши и обняла Аллу.

– Ты самая лучшая подруга в мире! Знаешь как вывести меня из глубокой депрессии, хотя, положа лапу на сердце, вы с Федькой очень постарались меня огорчить!

– Видимо, плохо старались! Твоя глубокая депрессия продлилась минут десять от силы! – справедливо заметила Алла.

– Все! Забудем обиды, перейдем к делу! Сначала нам надо еще раз с Федькой потолковать, пошли, найдем его.

Сникнув оттого, что вновь пошла на поводу, Алла поплелась вслед за своей неугомонной подругой. Искать долго не пришлось, Федя околачивался неподалеку от их домика. Издали заметив, что строптивая Рита вновь в прекрасном расположении духа, Федор засиял точно новогодняя иллюминация.

– Что, девчонки, тоже скучаете? – скалясь во все тридцать два белоснежных зуба, спросил он.

– Кто занят делом, тому скучать некогда! – важно заявила Рита.

– И чем же вы заняты?

– Тебя вот искали, – сказала Алла. Парень от этих слов потерял всякую бдительность, ведь он сам искал благовидный предлог, чтобы встретиться с девушками.

– Феденька, ты ведь сдружился с Олегом, знаешь о нем больше, чем все остальные, расскажи еще что-нибудь, – заворковала Рита.

– Вот лиса! Недавно же говорила, что я навязал свое общение Олегу и он вынужден был со мной сдружиться! – улыбнулся Федор.

– Кто прошлое помянет, тому глаз вон! – весело откликнулась Рита.

Алла диву давалась – вот уж действительно лиса! Когда приспичит, может быть белой и пушистой. Попал бедный Федор как кур в ощип!

Любой другой мигом бы насторожился, с чего это произошла такая смена настроения и для чего понадобилась информация об убитом Олеге, но наивный, романтически настроенный парень решил не упустить возможности оказать услугу Рите, раз уж он ей понадобился. Дело в том, что Федя Архипов начал испытывать к ней нежные чувства, хотя боялся сам себе в этом признаться. Он понимал, что задорная Рита вряд ли обратит на него внимание, к тому же он и сам не знал, что нашел в этой девчонке. Спору нет, она симпатичная, обаятельная, с отличной фигурой, но девушек с такими параметрами пруд пруди, да и характер оставляет желать лучшего. «Ну на что она мне сдалась? Шумная, язвительная, заводная, словно у нее за спиной батарейки, как у зайчика из рекламы, может быть даже грубой и наглой?!» – размышлял Федор, но ничего не мог с собой поделать – спокойного и рассудительного парня тянуло к этой взбалмошной девчонке.

– Я в общем-то ничего особенного и не знаю… – начал было он.

– Но фамилию хоть назвать можешь? – перебила нетерпеливая Рита.

Федя неуклюже почесал затылок.

– Гу… Гуд… Точно, Гудович, вспомнил! Олег Прохорович Гудович!

От радости Рита вспорхнула, как птичка, и чмокнула Федора в щеку. Обалдевший парень не мог взять в толк, чему она так обрадовалась.

– Где он живет, вернее жил, знаешь?

– Знаю.

– Ну говори же! – начала выходить из себя девушка. – Каждое слово клещами вытягивать приходится!

– Так в столице, – спокойно ответил спортсмен-любитель.

– В Москве, что ли? – погрустнела Рита.

– Почему в Москве?

– Вот болван! Сам же только что сказал, что в столице!

– Ты не правильно поняла, в другой столице, в маленьком Париже.

– Кошмар! Это что же получается, он из Франции к нам в «Петушиный гребешок» пришкандыбал?

– Почему из Франции? – удивился Федор.

– Ты же сам сказал, в Париже живет! – вконец рассердилась Рита!

– Вовсе я не говорил, что в Париже! От этой абсурдной беседы даже у уравновешенной Аллы голова пошла кругом.

– Феденька. Ты сам только что сказал, цитирую: «Не в Москве, а в маленьком Париже». Уж не знаю, насколько он маленький по сравнению с Москвой, не была ни там, ни там, – тихо проговорила она.

– Вот! – Федор торжественно поднял указательный палец. – Я сказал не в Париже, а в маленьком Париже.

– Однофигственно! – прорычала Рита.

– Да что вы, девчонки, совсем серые? Книгу Лихоносова не читали «Наш маленький Париж»? Это наш город так называют, Краснодар, он ведь тоже столица, столица Кубани, а Кубань и житница, и здравница страны, и до Черного моря рукой подать! – с гордостью за свою малую родину заявил Федор.

– Ну вообще! – Рита бросилась на Федора с кулаками.

– Действительно, Федя, неужели нельзя было просто ответить, мол, в Краснодаре жил Гудович. Нет, чуть не довел нас до обморока, голова кругом пошла! – старалась смягчить выпад подруги Алла.

– Я понятно сказал. Кто ж знал, что вы такие неграмотные, – ответил Федор и вытянул вперед руку, обороняясь от нападок рассвирепевшей Риты.

– Ты не прав, Федор, мы грамотные, с высшим образованием, и так как живем в этом крае, конечно, читали книгу Виктора Лихоносова, – сказала интеллигентная Алла.

– Просто мы никак не могли предположить, что ты, зануда, такой грамотный окажешься! Вместо того чтобы нормально ответить на простой вопрос, начнешь разглагольствовать! – изловчившись, Рита все же нанесла пару ударов Федору и скомандовала: – А теперь, мистер всезнайка, скажи, где работал Олег!

– Не скажу, – так же грубо ответил Федя.

– Это еще почему? – Рита вновь пошла в наступление.

Парень больше не стал морочить девушкам головы и ответил, что просто не знает. Рита долго возмущалась тем, что он в свое время не поинтересовался местом работы Олега, а Федя, вяло отбивался – мол, не мог предположить, что это понадобится одной назойливой особе, иначе обязательно выведал бы.

В другой момент Рита обязательно принялась бы скандалить из-за того, что ее назвали назойливой особой, но сейчас ее мысли были заняты другим. Она потянула подругу обратно в домик.

– Спасибо, Федя, ты нам очень помог, – сказала вежливая Алла, и девушки оставили парня недоумевать, чем же он им помог.

– Эй, девчонки! – выйдя из ступора, крикнул он. – Может, погуляем вечером, искупаемся, бояться нечего, ведь я с вами буду!

– Спасибо, мы подумаем, – как всегда вежливо ответила Алла.

– Ну уж нет, меня туда калачом не заманишь даже с такой охраной, как Федор, – проворчала Рита, но он ее не услышал, так как девушки уже успели войти в дом.

– А теперь объясни толком, что ты задумала. Сначала тебе понадобилась Чумакова, затем ты пытала Федю. Почему ты так интересуешься Олегом? – спросила Алла, закрывая за собой дверь.

– Ну кто кого пытал – это вопрос спорный! – с жаром воскликнула Рита. И в этом подруга с ней согласилась, Федя действительно помотал им нервы.

– Ну так что ты хотела от Ленки? – напомнила Алла.

– Неужели до сих пор не догадалась? Может, заразилась от Феди и начинаешь «тормозить»? – веселилась Рита.

Алла, как всегда, сделала ей замечание:

– Этот сленг используют малограмотные подростки, а не…

– А не образованные девушки, ты это хотела сказать?! – перебила ее подруга. – Ну ладно, не злись! Я хочу, чтобы Ленка нарыла как можно больше информации об Олеге. Он жил в нашем городе, имя, фамилия, отчество, примерный возраст и род деятельности известен. Я думаю, она сможет кое-что узнать по своим каналам.

Алла не спорила, она прекрасно знала, что Лена Чумакова может легко справиться с этой задачей, но вот так и не поняла, зачем Рите понадобилась информация о погибшем Олеге. Подруга немного поартачилась, но все же изложила ход своих мыслей и свой план. У рассудительной Аллы этот план не вызвал энтузиазма. Но спорить она все же не стала – бесполезно. Еще раз спросив подругу, хорошо ли она подумала, прежде чем затевать все это и, получив утвердительный ответ, Алла взяла свой мобильный телефон и набрала номер Лены Чумаковой.

– Привет, Ленчик! Извини, если отрываю от работы, но дело срочное! Мне нужна любая информация об Олеге Прохоровиче Гудович, ему чуть за сорок, живет в нашем городе, историк. Скорее всего, кандидат наук. Дело в том, что здесь произошла неприятная история и одному человеку требуется информация настолько полная, насколько ты сможешь получить.

Алла еще поболтала с подругой, пообещала все рассказать по приезде и попрощалась.

– С тебя торт Чумаковой, большой. Чутье у нее – любой зверь позавидует! Сразу смекнула, что сведения об Олеге нужны именно тебе, – сказала Алла.

– Будет ей большой торт, если нароет что-нибудь стоящее. Когда ей звонить?

– Завтра с утра, – ответила Алла и открыла холодильник.

– Не хочешь перекусить? Девушка достала копченую колбасу, сыр, овощи и баночку домашних маринованных грибочков.

– Как ты можешь думать о еде? Тут неизвестно что происходит, кругом подозрительные особы, звонка от Ленки ждать аж до завтрашнего утра, а ты предлагаешь набить живот! – ворчала Рита, жуя приготовленные подругой бутерброды. – Ну что ты там возишься? Открывай скорей грибы!

– Ты неисправима! – засмеялась Алла, накрывая на стол.

Вечер девушки все же провели в компании Федора, хотя к озеру не пошли. Слишком живы были воспоминания о страшной находке, и Алла, и Рита побаивались покидать территорию базы после заката солнца, даже несмотря на то что с ними был такой парень.

Романтический вечер, на который рассчитывал Федор, ограничился недолгой прогулкой по территории «Петушиного гребешка» и распитием бутылки шампанского, которую предусмотрительно прихватил Федя, на маленькой веранде деревянного домика, в котором жили подруги. Мирно беседуя на отвлеченные темы, компания просидела до полуночи, после чего Феде пришлось откланяться. Он мог бы просидеть в гостях у девушек всю ночь, но заметив, как те потихоньку начали зевать, решил не затягивать свой визит.

Утром Рита вскочила ни свет ни заря и не дала выспаться подруге. Через каждые пять минут она совала сонной Алле телефон с неизменной фразой: «Звони Чумаковой, пора!» И каждые пять минут получала один и тот же ответ: «Еще рано!» Наконец час икс настал, и Рита превратилась в одно большое ухо – она с нетерпением ждала, когда подруга закончит беседу и сообщит ей новости.

– Ну что там, есть что-нибудь интересное? – набросилась она на Аллу, стоило той положить телефон на тумбочку.

– Это смотря, что тебя интересует. На мой взгляд, ничего особенного. Ленке даже не пришлось особо усердствовать, так как Олег преподавал в университете, где она работает. Сама Чумакова с ним не сталкивалась, зато побеседовала с его коллегами. Надо сказать, они были не слишком осведомлены о личной жизни Гудовича, он был человеком замкнутым, но свое дело знал хорошо, даже слишком, был на нем помешан. Увлекался историей своего рода и даже выстроил генеалогическое древо. Потратив несколько лет на поиски и изучение необходимых ему документов, выяснил, что его прямым предком является сам Захарий Алексеевич Чепига, кошевой атаман, тот самый, который когда-то, больше двухсот лет назад, выбрал место для нового войскового града Екатеринодара, названного так в честь жизнедательницы Екатерины Алексеевны.

Хотя коллеги Олега Прохоровича и не очень верили в историю о знаменитом предке, но сам ученый историк ею очень гордился и нисколько не сомневался в ее правдивости. В его роду все, включая отца, деда, прадеда и так далее, были настоящие кубанские казаки, и он был яростным сторонником возрождения казачества на Руси, хотя сам и не вступал в организацию, которая этим занималась. Он агитировал молодежь идти в казачьи войска, считал, что там можно почувствовать свою принадлежность к народу, снискавшему воинскую славу на полях Первой и Второй мировых войн.

Его огорчало, что в городе плохо хранят традиции. В память о тех, кто глумился над казачьей историей и славой, называют улицы, ставят бюсты, а о том, кто основал город, практически ничего не напоминает. В общем, по мнению коллег, он был помешан на истории кубанского казачьего войска.

О том, куда он поехал отдыхать и зачем, Гудович ничего в университете не сообщил, просто взял отпуск, и все. Семьи у него не было, несмотря на то что ему было уже за сорок, он оставался холостяком, родители давно умерли, и он жил один. Правда, у него есть племянник, но он в другом городе.

По мнению женской половины коллектива, Олег Прохорович был настоящим занудой. Несколько раз его пытались охмурить незамужние преподавательницы, но он даже не понял этого. Всегда был занят. Если не читал лекции, то сидел в кабинете или в библиотеке, изучал какие-то бумаги и ничего не замечал вокруг, тихо бурча себе под нос и нервно грызя кончик авторучки. Сотрудники относились к Гудовичу неплохо. Он никогда не отказывал своим коллегам в просьбе подменить их на лекциях или еще что-то сделать, но сам никогда ни у кого не просил помощи. Был отзывчивым и совершенно не конфликтным человеком. Он никогда не устраивал скандалы, не ввязывался в разборки, часто случавшиеся между коллегами. Даже когда обиженные его невниманием перезревшие «невесты» пытались спровоцировать его на конфликт, Гудович не обращал на это внимания, игнорируя колкие замечания в свой адрес. По словам его коллег, у такого человека просто не могло быть врагов, хотя и друзей вроде как не было. У начальства он был на хорошем счету из-за спокойного характера, невероятной трудоспособности и преданности делу. Даже студенты, хотя и считали его занудой, относились к Гудовичу с уважением, считали его умным, начитанным человеком, увлеченным своим занятием, настолько, что ничего вокруг не замечал. Жил не богато. Все, что ему было необходимо, так это книги, на которые он тратил весь свой заработок. Остальное его не беспокоило. Он никогда не брал денег в долг, да и сам никому не одалживал – нечего было одалживать. За глаза коллеги называли Гудовича книжным червем, отнюдь не желая оскорбить его этим прозвищем. Просто для большинства такой образ жизни был слишком скучным и пресным. Он же сам был вполне всем доволен.

– Да, не густо, – загрустила Рита. – Получается, у него есть наследник, тот самый племянник, ему должно отойти имущество убитого дяди. Милиция наверняка уже занимается его поисками, а значит, этот зловредный следователь не сегодня завтра может появиться здесь снова. Надо спешить!

Рита встала из-за стола и посоветовала подруге надеть одежду поудобнее – шорты, кроссовки…

– Что ты еще надумала, неугомонная? – нахмурилась Алла.

Подруга ответила, что ей необходимо осмотреть жилище Олега, пока снова не нагрянули менты.

– Ты с ума сошла! Домик опечатан, двери на замке, и потом, что ты там собираешься искать? – возмутилась Алла, решив, что на этот раз ее любопытная подруга слишком далеко зашла.

– Пока еще не знаю, но уверена – посмотреть все же стоит. А что касается закрытой двери… Посмотри на нас, мы же просто стройные и звонкие нимфы!

С этим замечанием Алла согласилась, у девушек действительно были изящные формы, тут не поспоришь.

– А теперь посмотри на окно в домике! – скомандовала Рита.

– Оно глухое, не открывается, – пожав хрупкими плечами, сказала Алла.

– Да, но в верхней части окна есть форточка на всю ширину рамы. Правда, она открывается снизу вверх и наружу, но как мы с тобой выходим из положения, проветривая комнату? – прищурила хитрые глаза Рита.

– Подпираем раму палкой, чтобы форточка не закрылась, – все еще не понимая, к чему клонит подруга, ответила Алла.

– Вот именно так мы и поступим, подопрем форточку палкой и проберемся в домик, где жил Олег, благо с нашими замечательно стройными фигурами это не проблема!

– Ты точно чокнутая! – возмутилась Алла. – Это ведь преступление, незаконное проникновение в жилище, к тому же опечатанное сотрудниками правоохранительных органов.

– Говоришь прямо как судья в зале заседания! – фыркнула подруга. – Ничего ужасного в нашем поступке нет, мы ведь не собираемся красть, а совсем даже наоборот, стараемся помочь следствию! Вдруг обнаружим то, на что милиционеры не обратили внимания. Женщины гораздо внимательнее мужиков. Представь, как обрадуется этот злюка Кошечкин, когда мы ему расскажем что-нибудь интересное!

– Ага, так обрадуется, что немедленно упечет нас за решетку, как обещал, если вновь проявим самодеятельность! – парировала Алла.

– А мы схитрим, скажем, что Олег, ну когда еще был жив, сам нам это рассказал или показал. Мы поначалу не придали этому значения, а вот теперь решили помочь следствию. Здорово придумано?

– Надо бы хуже, да некуда! Хотя хитрить тебе не привыкать! – махнула рукой Алла.

Злясь на себя за то, что позволила подруге в очередной раз втянуть себя в неприятную историю, она сбросила шелковый халатик, натянула шорты, футболку, собрала длинные волосы в хвост и принялась зашнуровывать кроссовки. Рита решила держать рот на замке, не язвить и не умничать, опасаясь, что подруга передумает и откажется составить ей компанию. Лишь выйдя на улицу, она заговорила:

– Надо пробраться к домику незамеченными. Хорошо еще, что он жил один, не успели никого подселить. Если кого увидим, проходим мимо домика и откладываем свою миссию до вечера.

– Сомневаюсь, что мы сейчас кого-то встретим, почти все пошли в горы, сегодня ведь восхождение на самый высокий хребет. Я, между прочим, тоже собиралась, а из-за твоих глупых затей пришлось отказаться! – укоризненно сказала Алла.

Подруга стала ее убеждать, что совсем неинтересно идти туда целым стадом, лучше попросить Федю и охранника и пойти тесной компанией.

Алла оказалась права – они никого не встретили, однако не все туристы отправились покорять самый высокий хребет Петушиного гребешка, некоторые остались дома, но девушки знать этого не могли.

Домик Олега стоял на отшибе. Украдкой пробравшись к окну, девушки почувствовали себя увереннее, они не знали, что за ними из-за занавески соседнего дома внимательно следят две пары глаз.

– Что эти две биксы задумали? – тихо прошептал мужчина.

– Не знаю, – так же тихо ответил другой, – но если так пойдет дальше, придется укоротить любопытные носы.

Дотянуться до форточки и открыть ее оказалось проще простого. Рядом с окном росло деревце, молодое и довольно тонкое, но каждая из девушек весила меньше мешка с сахаром, поэтому, не опасаясь, что ветки треснут, они стали на небольшие сучья сантиметрах в пятидесяти от земли. Подперев прихваченной палкой форточку и уцепившись руками за верхние ветки, по очереди просочились на опечатанную территорию.

– А он был аккуратист, – сделала вывод Рита, оглядевшись.

В комнате действительно царил идеальный порядок. Кровать была аккуратно заправлена, на столе, застланном чистенькой клеенкой, ровно выстроилась вымытая посуда. В тумбочке ровной стопкой лежало небольшое количество одежды и чистое постельное белье. Начищенная обувь стояла в углу, а у зеркала, на декоративном крючке, вбитом в стену, висел походный рюкзак, с него и решили начать, по словам Риты, шмон.

Документов там не оказалось, что и не удивительно, их забрал следователь. В рюкзаке была всякая ерунда – носовые платки, опять же чистые и выглаженные, карманный фонарик, перочинный нож, авторучка и блокнот, совершенно чистый. Записную книжку наверняка забрали работники милиции.

С осторожностью порывшись в тумбочках и в шкафу, девушки не обнаружили ничего, что могло бы привлечь их внимание.

– Ну вот, я же говорила, что это пустая затея! – подвела итог поисков Алла и села на кровать.

– Вставай! – громко скомандовала Рита, и подруга от неожиданности резко вскочила. – Сразу видно, что ты не любишь детективные сериалы! Мы произвели только поверхностный обыск, если здесь было что-то ценное, то это хранилось не на виду, а было надежно спрятано.

– И что ты предлагаешь? Вскрыть полы или отодрать обои со стен? – Алла начала терять терпение.

– Надеюсь, это не понадобится, – серьезным тоном сказала Рита и подняла матрас. Однако ни под ним, ни на нем, под простыней, ничего не оказалось.

Алла схватила упавшую на пол подушку и швырнула ею в Риту.

– Сейчас же застели все как было, я чувствую себя вандалом! Человек, живший в этой комнате, умер, а мы тут все вверх дном переворачиваем.

– Да не шипи ты! Умершему уже все равно, к тому же, сама знаешь, менты все до нас обшмонали, с их стороны это, значит, не вандализм! Застелю сейчас, не нервничай, от этого морщины раньше времени появляются!

Рита аккуратно положила матрас, застелила его простыней, стала взбивать подушку, стараясь придать ей прежний вид и вдруг замерла.

– Тише! Слышишь? – настороженно прошептала она.

– Что, кто-то идет? Надо сматываться отсюда! – испугалась Алла, даже не заметив, что использует словечки подруги, за которые ее зачастую ругает.

– Нет, шуршит что-то, – Рита еще раз потрясла подушку в руках.

– Может, мыши, я их вообще-то не очень уважаю, давай пойдем отсюда по добру-поздорову, – настаивала Алла.

– Да при чем здесь мыши?! Вот послушай, это в подушке шуршит! – И Рита снова встряхнула ее. Пуховая подушка действительно странно зашуршала.

– Лучше не подходи ко мне! Я понимаю, что ты никаких тварей не боишься, после того как в институте препарировала всяких пресмыкающихся, но если на меня из этой подушки что-нибудь прыгнет, я могу и в обморок упасть! – прошептала Алла и попятилась к двери.

Рита вовремя напомнила подруге, что дверь на замке и если она хочет срочно покинуть помещение, то путь один – через форточку, но посоветовала с этим не спешить, так как в подушке вовсе нет никаких тварей, а шуршат, скорее всего, бумаги.

Все еще опасаясь приблизиться, Алла подождала, пока храбрая подруга не выяснит, что издает шуршащий звук. Рита без страха запустила руку под наволочку, за которой оказалась еще одна, а уже под ней обнаружилась тетрадь.

– Точно, бумаги, – сообщила Рита, извлекая на свет находку.

Убедившись, что это вовсе не мышь, а безобидная тетрадка, Алла подошла поближе. В руках у подруги была обычная тетрадь, вернее, не совсем обычная, может, даже не тетрадь, а большой блокнот, но одно совершенно ясно – находка была очень старая. Обложка и страницы пожелтели от времени, записи сделаны чернилами. Алле как историку хватило беглого взгляда, чтобы понять, что находка относилась к досоветским временам, страницы пестрили твердыми знаками.

– Я же говорила, что мы обязательно что-нибудь найдем! – обрадовалась Рита.

– Очень сомневаюсь, чтобы в этом был толк, – проворчала подруга. – Какое отношение столетняя тетрадь может иметь к только что совершенному преступлению?

– Вот именно столетняя, это же раритет! Удивительно, как это вездесущий следователь ее не нашел? – вдохновленная маленькой победой, щебетала Рита. А вот подруга, не углядев ничего интересного в находке, посоветовала положить ее на место и поскорее отправиться домой, пока их никто не застукал за неприличным, а точнее, за незаконным занятием.

– Да ты что! – возмутилась Рита. – Вот так взять и положить на место?! Неужели тебе, человеку, закончившему исторический факультет, неинтересно хоть одним глазком взглянуть на эти записи?

– Одним глазком я уже взглянула, пошли домой! – отрезала Алла.

Рита подняла футболку, засунула себе за пояс тетрадь и как ни в чем не бывало направилась к окну.

– Ты что, собираешься утащить это? – Алла ткнула пальцем в живот подруги.

– Хочу почитать на досуге, – спокойно заявила Рита и ловко проскользнула в форточку.

Напрасно Алла всю дорогу пыталась доказать, что они поступили нехорошо, утащив тетрадь, упрямая Рита продолжала настаивать на своем. Конечно, Алле и самой было любопытно взглянуть на старинный документ, однако муки совести не давали покоя.

Внимательный настороженный взгляд провожал девушек до самого их дома.

– Ну что там?

– Вроде бы ничего, с пустыми руками идут.

– Все равно, не следовало им туда соваться, не к добру это! – злобно процедил один из наблюдавших.

Войдя в домик, Рита на всякий случай закрыла дверь на замок и быстро выудила из-за пояса добычу. Девушки сели на кровать и стали осторожно перелистывать страницы, от старости напоминавшие пергамент. Листы были убористо исписаны довольно разборчивым почерком.

– На, читай вслух, у тебя это лучше получится, я в этом алфавите сбиваться буду, – сказала Рита.

Тетрадь оказалась чьим-то дневником.


1917 год, октябрь.

Сегодня был сход, войсковой с есаулами собрали станичных с ближайших поселений. На совет прибыли посланцы и «линейцев», прямых потомков первых поселенцев на Кубани, и «черноморцев», потомков запорожцев, заселивших наши земли от устья реки Кубань, до самой реки Лабы позже.

Решили сосчитать отряды, способные противостоять восстанию, сосчитали имеющиеся у нашей рады войска. Сорок девять сотен, шесть полусотен, двенадцать команд. Вышло около девяносто тысяч человек в двух главных частях. Не густо, но продержаться должны.

Несмотря на протесты временного правительства, Краевая казачья рада приняла решение об образовании самостоятельной Кубанской республики. Николай говорит, что негоже казакам жить под советским игом. К тому же никто из нашего правительства не предполагает, что большевики – это надолго. Председатель рады настаивает на своем, хотя и поддерживает белую гвардию, но у него свои виды на будущее Кубани.

1918 год, февраль.

И до нашей Кубани доползло адское пламя гражданской войны. Красноармейские отряды подступают к Екатеринодару со всех сторон. Кубанское правительство понимает, что рано или поздно город будет захвачен красными, однако атаман нашего войска решил сопротивляться красным.

Красноармейцам все же удалось взять город почти без боя, 18 марта отряд ворвался в Екатеринодар. Правительство отдало город и ускользнуло, чтобы не только спастись самим, но и сохранить реликвии. В городе идет погром, громят магазины, расхищают склады с продовольствием, на улицах валяются ящики, шинели, домашний скарб, местная беднота старается утащить домой все, что только можно.

После сдачи города он представляет гнусное зрелище, сомневаюсь, что мы устоим за Кубанью. Теперь внимание военного командования направлено на то, чтобы искать пути дальнейшего отступления. Некоторые предлагают идти в Грузию и переждать там, другие предлагают отступать к Тамани, а оттуда в Крым, третьи настаивают на отступлении к Черному морю, а оттуда на пароходе в Константинополь. На днях Архип предположил, что пароходов может не быть, а если и будут, то попасть на них будет очень сложно, желающих тысячи. Можно, конечно, попробовать прорваться через горы, но там засели «зеленые», а вступать с ними в переговоры, все равно что вести переговоры с большевиками. Хотя «зеленые» и твердят о том, что у них свое определенное политическое движение с чисто народным протестом против гражданской войны, но среди именующих себя зеленоармейцами встречаются по большей части шайки грабителей, наносящие вред своими грабежами.

Вопрос о том, куда отступать, еще не закрыт, но одно совершенно ясно, отступление неизбежно, красноармейцы не пощадят тех, кто оказывал им сопротивление. Атаман все же надеется, что белогвардейцы вытеснят красных и власти советов не бывать.

Контрреволюционеры во главе с Кубанской радой продолжают войну против социалистов, а казачья беднота становится на сторону советской власти. Не могу дать голову на отсечение, что белая гвардия победит, но искренне надеюсь на такой исход.

Из-за этой проклятой революции стала слишком видна рознь между жителями западных и восточных районов Кубани. Оно и понятно, на западе более зажиточные казаки. Наверное, будет второе восстание в некоторых батальонах, какое произошло в революцию девятьсот пятого года. Тогда удалось подавить бунт, но теперь кроме борьбы с иногородними, которые заселили наши земли, идет борьба внутри Кубанского казачества.

Больно глядеть, как русский идет на русского, брат на брата! Непредсказуем конец этой страшной войны, одно знаю точно, уходить надо, даст бог, все наладится. За границу уезжать не могу, я казак, сердце не выдержит разлуки с родиной, но и больно глядеть, как она залита кровью своих сынов. Поддержу тех, кто хочет отправиться в Крым, там переждать.

С Дона на Кубань двинулась армия под командованием генерала Корнилова, планируют присоединиться к отрядам нашего кубанского правительства. Глядишь, общими усилиями и погонят большевиков с Кубани. А вот политика Деникина вызвала недовольство, казаки массами дезертируют из деникинской армии.

Несмотря ни на что, кубанские корпуса генерала Шкуро и Улагая продолжают сражаться против красной армии, но на это у них свои причины. Атамана не покидает надежда создать свою независимую Кубанскую республику, каков бы ни был итог гражданской войны. Бог ему в помощь.

Лично я о Деникине не могу сказать ничего плохого, он тоже сражается за свое отечество и за свои принципы. Во многих добровольческих формированиях белого движения уже существует железный принцип, касаемый наград, и Антон Иванович занимает в этом вопросе твердую позицию. Оно и правильно, награждать старыми царскими орденами за отличия в боях русских против русских, когда брат идет на брата, а сын на отца, невозможно, не по-божески это. Но с другой стороны, как и во всякой войне, в гражданской тоже случаются подвиги и уже есть свои герои, а ордена Святого Георгия и Георгиевские кресты упразднили. Говорят, появились какие-то новые знаки отличия и ордена, сделанные из разных металлов и отличающиеся по форме и размерам, но я не думаю, что они долго продержаться.

Свои боевые награды я надежно схоронил, грех от них отказываться, красным на поругание отдавать. Я их в боях получил, за родину воевал, отчаянно бил вражеского супостата! А со своими воевать не хочу!

Сегодня собирают подводы, штук восемьдесят получится, надеюсь, удастся без особых проблем выполнить задуманное. Своей жене Степаниде я тоже велел собираться, скарб собрать да детишек снарядить, однако со всем обозом ее не возьму, отдельно отправлю. Чует сердце неладное, случись что по пути, лишних свидетелей уничтожат, озлобила война народ наш. Но и в родной станице семье оставаться опасно, доберутся красные бесы, не дай бог. Им ведь как – есть в хозяйстве корова или порося, уже буржуй недорезанный, а то, что сам на свое хозяйство всю жизнь горбатился, чтоб семью, детишек прокормить да на ноги поставить, то им неведомо! Думают, нам все с неба упало, добрались до власти и начали дележку. Беднота казачья на их стороне, нет чтоб работать, как мы, от зари до зари, мозгой шевелить, на дармовщинку захотели, поделить все и дело с концом!

Жалко со скотиной расставаться, считай, за гроши отдал, но лучше так, даст бог, новой обзаведемся. Со Степанидой уже обо всем договорились, где встречаться и как ей туда добраться. Она баба смышленая, бойкая, ни детишек, ни себя в обиду не даст! Кубышку надежно спрятали в телеге, но револьвер на всякий случай ей дам, мало ли что, время неспокойное. Провизии должно хватить, так что мошну раскрывать приказал только в крайнем случае.

Всей душой хотел бы отправиться сразу со своей семьей, но не могу, последний долг перед казачеством, перед нашей радой и правительством исполнить надо. Ведь это все нам может пригодиться, если удастся провозгласить Вольную Кубань и тогда, несмотря на наше теперешнее позорное дезертирство, мы с братьями казаками будем гордиться, что тоже приложили усилия для процветания нашего края…


Дальше рассказывалось, как тяжело казачьи полки пробирались через горы, как люди болели и голодали, с какими трудностями им пришлось столкнуться, куда кто подался и как автор дневника встретился со своей бойкой Степанидой и детьми.

Потратив немало времени, девушки дочитали дневник неизвестного им казака до последней страницы.

– Ты представляешь, что мы с тобой нашли?! – ликовала Рита.

– Спору нет, очень интересно взглянуть на гражданскую войну глазами очевидца, но в твоем расследовании этот исторический документ помочь никак не может, – вернула Алла свою подругу на землю.

– Ты так ничего не поняла? – удивилась та и внимательно посмотрела на подругу. – Ну встретился этот казак со своей семьей, а вот после чего?

– Как это «после чего»? – не поняла Алла.

– Я тоже хотела бы это знать. Здесь пропущена очень большая часть повествования.

– Но тетрадь совершенно целая, по-моему из нее не вырывали листы, – сказала Алла.

– А я на этом и не настаиваю, мне кажется, недостающая часть рассказа была записана в другой тетради, отдельно от истории семьи. Получается, там было что-то очень важное!

– Да с чего ты взяла? – удивилась подруга.

– А вот с чего!

Рита быстро пролистала тетрадь и, найдя нужную страницу, велела внимательно ее прочитать.

Алла пробежала пожелтевшую от времени страницу.

– Получается…

Рита не дала подруге договорить?

– Получается, что Олег приехал сюда именно по этой причине и убить его могли тоже из-за этого!

– Но тогда нам просто необходимо позвонить Павлу Андреевичу и все рассказать. Конечно, он нам настучит по шапке за то, что пробрались в домик к Олегу и не сразу отдали тетрадь, но…

– Угомонись ты со своим следователем, у меня складывается такое впечатление, что ты к нему не равнодушна, – заявила Рита. – Хочешь выставить нас на посмешище перед этим следователем? Вдруг я ошиблась. Сначала надо проверить мою догадку, а уж потом звонить твоему Кошечкину!

– Вовсе он не мой! – Щеки Аллы залил нежный румянец.

– Ну, ну, то-то я смотрю! В любом случае нам надо сначала во всем разобраться, а уж потом предоставить информацию следователю. Мол, смотрите, гражданин начальник, вы проворонили, а ваши главные подозреваемые смогли кое-что раскопать. Делайте выводы, гражданин Кошечкин!

– Хорошо, – сдалась наконец Алла. – Попробуем разобраться, мне тоже стало интересно, но как только до чегонибудь докопаемся, тут же сообщим куда следует!

– Кому следует, ты хотела сказать! – уточнила Рита, намекая на симпатию подруги к следователю.

Алла решила не обращать на это внимания.

– С чего ты предлагаешь начать? Ведь мы не знаем, была ли на самом деле вторая часть записей и если была, то хранилась ли она у Олега, – начала рассуждать она.

Рита сказала, что над этим вопросом еще подумает, а для начала предложила еще раз как следует осмотреть место, где был убит Олег.

– Как ты собираешься это сделать? – спросила подруга. – Нам строго-настрого запрещено одним покидать территорию.

Но у Риты уже имелся ответ на этот вопрос.

– А Федька на что? Раз уж вертится вокруг нас целыми днями, пусть хоть пользу приносит!

– Не вокруг нас, а вокруг тебя. – Алла не упустила возможности вернуть колкость подруге.

Презрительно хмыкнув, Рита все же изложила свой план. Ее вовсе не мучила совесть из-за того, что она решила использовать Федю в своих корыстных целях.

Девушки вышли и стали прогуливаться по главной аллее в ожидании возвращения с гор туристов.

– Сомневаюсь, что Федя захочет сегодня еще куда-то идти, наверняка устанет после такого похода, – предположила Алла.

– Предоставь это мне! – важно заявила Рита, нисколько не сомневавшаяся в своих возможностях.


Когда девушки уже устали наматывать круги по территории «Петушиного гребешка», у ворот турбазы появились туристы. В первых рядах бодро шагал Федор. Весь его вид говорил о том, что парень вполне доволен и нисколько не утомлен трудным подъемом в горы.

– Эту груду мышц раз десять надо гонять туда-обратно, чтобы он устал, так что не переживай! – довольно заявила Рита и приветливо помахала Феде рукой.

Увидев это, парень засиял аки красно солнышко и поспешил к девушкам.

– Ну как, понравилась прогулка? – зашла издалека хитрая Рита.

– Было здорово, там такая красотища, вы себе не представляете! Кстати, а почему вы не пошли?

– Ох, Федя, это просто кошмар какой-то! Мы так хотели пойти, но позорно проспали! Представляешь, дрыхли как сурки до самого обеда! – начала сочинять Рита, а ее подруга прикусила от обиды нижнюю губу, вспомнив, как ее подняли ни свет ни заря.

– Я так расстроилась! – продолжала причитать хитрюга.

– Не переживай, Ритуль. – Федя нежно обнял девушку за плечи. – Можем сходить туда завтра, я дорогу знаю!

– Зачем откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня! Ты немного отдохни, поешь, а потом покажешь нам это чудесное место! – ворковала Рита. – Мы бы и сами сходили, но одним покидать территорию запрещается, да к тому же придется идти через то место, где был убит Олег. Или нет?

Алла прекрасно понимала, что Риту интересуют вовсе не красоты самого высокого хребта, а именно то место, где было совершено убийство.

«Интересно, как она выкрутится, если путь к подъему проходит вовсе не там, где она предполагает», – подумала она.

Однако Рите повезло, путь лежал именно через то место, где произошло убийство, Федор это подтвердил. Затем он сообщил, что не голоден, так как на привале хорошо перекусил.

– Я хоть сейчас готов пойти с вами, но сомневаюсь, что охранник, который нас сопровождал, согласится еще раз туда идти, я сбегаю позову другого, Валеру.

Федор быстро пошел к административному корпусу.

– Ловко у тебя с ним получается! Даже уговаривать не пришлось, сам предложил! – восхитилась Алла.

Не прошло и десяти минут, как к девушкам вновь присоединился Федор вместе с охранником Валерой, который согласился проводить «проспавших» девушек в горы.

Приняв беззаботный вид, Алла и Рита двинулись по извилистой тропинке вслед за парнями. Погода стояла жаркая, солнце пробиралось даже сквозь густые кроны деревьев. Весело щебетали птицы, журчала горная речушка. Все располагало к романтике, и прогулка могла быть очень приятной, если бы у подруг не было другой цели.

Рита то и дело оглядывалась по сторонам, постоянно наклонялась к земле, делая вид, что зашнуровывает кроссовки. Но и не слишком любопытная Алла тоже не отставала от своей подруги, она бросалась ко всему, что хоть как-то привлекало внимание, поднимала с земли ветки и камни, делала вид, что очарована их красотой, а затем отшвыривала, поняв, что никакого интереса для расследования они не представляют.

Через некоторое время Валера остановился.

– Сейчас мы около того места, где убили Олега. Федя сказал, что вы боитесь, так что, если хотите, можем обойти стороной, времени это займет немного больше, зато вам спокойней будет.

– Ни в коем случае! – заявили подруги, но сообразив, что охранник может в чем-то заподозрить их, мигом нацепили дежурные улыбки.

– Зачем терять время, – защебетала Рита. – Нам совершенно нечего бояться, с нами ведь двое сильных мужчин! И потом, если честно, я немного устала, может, передохнем здесь?

Она плюхнулась на большой камень аккурат у того места, где нашли убитого Олега.

– Ну раз вам с нами ничего не страшно, давайте передохнем, – согласился Федор, даже не подозревая, что подруги отнюдь не робкого десятка и если бы не запрет покидать базу самостоятельно, без сопровождения охранников, Алла и Рита даже бы и не вспомнили о существовании Федора.

Ребята что-то рассказывали девушкам, задавали какие-то вопросы, но подруги слушали их вполуха. Они озадаченно оглядывались по сторонам, силясь понять, почему Олега заинтересовало именно это место, что в нем такого особенного. Ведь, как выяснилось, именно он организовал дурацкую экспедицию по поиску улик и сам выбрал для себя место, предложив остальным идти по их усмотрению.

К огорчению девушек, ничто не привлекало их внимания – самое обычное место, с не густо растущими деревьями, пушистой травой и большими камнями, покрытыми мхом. Делая вид, что разминает уставшие ноги, Рита прошлась по опушке, внимательно огляделась и в сердцах воскликнула:

– Ничего!

– Ты о чем? – насторожился Федя. Поняв, что дала маху, Рита начала выкручиваться:

– Я говорю, надо же, ничего не напоминает об этой страшной трагедии.

Но подруга прекрасно поняла, что Рита имеет в виду. В этом месте действительно не было ничего, что могло привлечь хоть какое-то внимание. Алла уже была уверена, что они ошиблись и погибшего Олега это место интересовало не больше, чем какое-либо другое, а то, что его убили именно здесь, просто роковая случайность. Облокотившись на довольно толстое дерево, она достала сигареты и позвала подругу.

– Посмотрите! – воскликнула Рита, подходя к дереву. – Здесь большое дупло, наверное, в нем кто-то живет!

– Где? – Алла резво отскочила в сторону.

– Да не бойся ты, там наверняка белка живет или птица какая-нибудь! – успокоила Рита подругу, зная, как та реагирует на всякую живность.

Заявив, что сейчас разведает, кто-кто в теремочке живет, Рита шустро вскарабкалась на дерево.

– Она еще и по деревьям лазает, как мартышка! – вздохнул Федор, – и ему очень повезло, что увлеченная находкой Рита не слышала его, иначе не избежать бы парню тумаков.

– Не вздумай совать туда руки! – предостерегла Алла. – Кто знает, какая тварь там сидит, вдруг змея?!

Валера поспешил успокоить ее, сказал, что много лет здесь работает и ни разу не встречал змей.

– Лишняя осторожность не помешает, – продолжала настаивать Алла.

– Дайте фонарик, я посвечу и посмотрю, что там! – крикнула Рита.

– Откуда ж у нас фонарь, сейчас день, мы его не захватили, – растерянно ответил Федя.

Рита вспомнила, что у Аллы на зажигалке есть небольшой фонарик, проку от него немного, но все же лучше, чем ничего.

– И далось тебе это дупло! – ворчал Федор, вскарабкиваясь на дерево, чтобы подать зажигалку.

Не обращая внимания на его ворчание, Рита нажала на кнопку, и тусклый свет осветил дупло.

– Там точно что-то есть! – радостно воскликнула она.

– Не суй туда руки! – еще раз напомнила подруга. – Ты, конечно, бываешь невыносима, но я не хочу, чтобы тебя угробила какая-то тварь!

Рита с трудом отломала довольно большую ветку и поковыряла ею в дупле. К великой радости Аллы, после этой процедуры из дупла никто не выскочил и не поранил любопытную подругу. Рита же, убедившись, что никого там нет, смело запустила руку в дупло. Нащупав на самом дне холодный железный предмет, испуганно повернулась к остальным.

– Ну что ты смотришь, как сова, говори, что нашла, или тебя все-таки кто-то цапнул? – торопила подругу Алла.

Не произнеся ни слова, Рита достала страшную находку.

– Ничего себе! – воскликнул Валера и быстро вскарабкался на дерево.

– Давай сюда, а то еще убьешь кого-нибудь! – взволнованно сказал он и осторожно забрал пистолет из оцепеневших рук девушки.

– Ну надо же, сходили в горы! – воскликнул Федор, рассматривая оружие в руках Валеры.

– Я думаю, на этом наша экскурсия закончена, – подала голос Алла.

Пока молодые люди возвращались на базу, Валера успел связаться по рации со своим напарником и сообщил тому о находке, попросив созвониться со следователем, который ведет дела об убийствах на Петушином гребешке.


Следователь Павел Андреевич Кошечкин был в ярости.

– Если там произошло еще одно убийство, то я лично разберу эту чертову базу по частям! – кипятился Кошечкин, однако услышав, что, похоже, нашлось орудие преступлений, немного воспрял духом. Быстро собравшись, он вместе со следственной группой снова отправился на базу отдыха.

Кошечкин даже не удивился, столкнувшись с Аллой и Ритой.

– Опять вы? Что на этот раз учудили? Заметив ироничный тон следователя, Рита собралась перейти в наступление, но подруга ее опередила.

– Мы вовсе ничего не делали! – как можно вежливее сказала она. – Пошли погулять и нашли в дупле пистолет.

– Кто именно нашел? – сухо спросил Павел Андреевич.

– Я! – с вызовом ответила Рита.

– Позвольте полюбопытствовать, зачем вы вообще полезли в это дупло?

– Понимаете, мы приехали сюда отдыхать, так сказать, слиться с природой, пошли на прогулку, увидели дупло, я решила, что там живет белка или сова и из чистого любопытства залезла посмотреть, – немного раздраженно ответила Рита.

– Значит, отдыхать приехали? А вам не кажется странным, что до вас никому не пришло в голову лезть в дупло и что до вас работники милиции тщательно осмотрели место преступления и не нашли оружие? – спросил следователь ледяным тоном.

– Опять начинается! – пробурчала Рита. – Я прекрасно понимаю, к чему вы клоните. Меня действительно удивляет, почему это ваши работники не потрудились заглянуть во все щели. А если бы они это все-таки сделали, то нашли бы пистолет раньше меня, хотя вы и намекаете, что его там не было. Я вижу ваши мысли насквозь, думаете, я сама подложила туда пистолет, а затем, прихватив свидетелей, разыграла спектакль с его находкой?! Могу вас уверить, вы не правы! Пистолет я действительно нашла совершенно случайно, и учтите это, когда будете снимать с него отпечатки пальцев. Я ведь не знала, что именно находится в дупле, поэтому спокойно взяла в руки и оставила свои отпечатки, к тому же там еще и отпечатки охранника Валеры, он сразу забрал у меня пистолет, ведь я совершенно не умею обращаться с оружием и могла кого-то поранить! – С каждой секундой Рита говорила все громче и громче и к концу своей речи совсем сорвалась на крик.


Собственно говоря, следователь почти не сомневался в словах Звягинцевой. По дороге на базу он спросил у своего напарника, заглядывали ли они в дупло в день убийства и, получив отрицательный ответ, решил, что пистолет действительно мог там находиться и девушки его обнаружили совершенно случайно, но все же хотел попугать наглую отдыхающую, а заодно и ее подругу.

«Сомнений нет, – думал Павел Андреевич, – из этого пистолета были совершены оба убийства. Похоже, Гудович убит потому, что обнаружил пистолет. Судя по всему, убийца вернулся, чтобы забрать оружие из тайника, но его опередил любопытный турист. Преступник избавился от неожиданного свидетеля и снова положил оружие в тайник, боясь быть пойманным с ним. Ведь второе убийство произошло среди бела дня, в любой момент убийца мог столкнуться с кем-то из отдыхающих. Если все было именно так, преступник должен вернуться за своим оружием. Если он не дурак, то захочет от него избавиться, ведь если тайник обнаружил Гудович, то нет гарантии, что до него еще кто-нибудь не доберется. Собственно говоря, уже добрались две любопытные девицы, но преступник вероятнее всего еще не знает об этом. Сдается мне, там надо устроить засаду, пусть наши парни посидят пару деньков в кустах, глядишь, и явится кто. Если повезет, раскроем сразу два убийства, ну а если не повезет, тогда плакал мой отпуск!»

За раздумьями следователь даже не заметил, как милицейская машина подкатила к воротам милиции.

– Ну что там опять стряслось? – спросил друг Павла Андреевича, Миша Потапов.

Кошечкин вкратце обрисовал сложившуюся ситуацию. Выслушав его, Миша сочувственно покачал головой, открыл бутылку с минеральной водой и залпом осушил полный стакан.

– А у нас тут, пока тебя не было, такая хохма приключилась! Представляешь, ребята обход на вокзале делали, как всегда, бомжей, попрошаек погонять, ну и наткнулись на одного. Лежит себе на лавке, грязный, зачуханый, перегаром за версту несет, вроде как спит. Ребята сначала к нему по всей форме обратились, мол, вставайте, гражданин, не положено здесь пьяным на лавке валяться, а он молчит. Дубинкой его легонько так ткнули, тот и в ус не дует. Они не на шутку обозлились, подумали, вхлам бомжара напился, сейчас ему покажем кузькину мать, и давай его дубинкой обхаживать, а тот с лавки кулем свалился и лежит на полу, не шевелится, глаза закрыты, рот разинул. На обходе как раз Гришка с Ванькой были, ребята брезгливые, все боятся от бомжей паразитов нахвататься. Мужик как на грех в ветровке оказался, представляешь, на улице жарища, а он в куртку обрядился. Понятное дело, Гришунька с Ваней под куртку лезть не стали, через рукав пощупали – пульса нет, дыхания тоже нет, дубинкой еще раз пощекотали – не шевелится, ну они труповозку вызвали и в морг клиента направили.

Вернулись сюда, только кофеек разлили да бутерброды достали, звонят из морга. Забирайте, говорят, своего клиента, хотите к себе, хотите в психушку, живые шизики не наш профиль, мы только с трупами работаем!

Оказалось, бомжара в морге очухался, мало того что медбратьев чуть до инфаркта не довел – встал со стола, простынею замотался, орет, где моя одежда, верните, бесы окаянные, так еще и сам «крышей» двинулся. Оно и не удивительно – проснулся среди трупов! Все про нечистого твердит, вроде тот с ним разговаривал, сам в морг угодил и его с собой прихватил. Санитары матерятся, думали, у них труп ожил, а он психом оказался, еще и буйным, неизвестно, что лучше. А бомж этот их в холодильник тянет, нечистого показать хочет!

Миша от души расхохотался.

– Ну и что вы с этим бомжем сделали? – полюбопытствовал Кошечкин.

– Начальство Гришке с Ванькой приказало везти его сюда, в обезьянник, до выяснения обстоятельств. Сами эту кашу заварили, теперь сами и расхлебывать будут! – продолжал веселиться Потапов.

С улицы послышался визг тормозов и громкий мат.

– Во, Ванька с Гришкой прикатили, пойдем на эту спящую красавицу посмотрим! – предложил Миша и вышел из кабинета. Павел Андреевич направился следом.

В участок действительно зашли раскрасневшиеся от злости Ваня с Гришей, впереди себя они толкали бомжеватого вида мужичка, который всячески сопротивлялся.

– Да за что же меня, гражданин начальник, в кутузку? Я честный бомж, денег не ворую, не попрошайничаю, если и выпил трохи, так на честно заработанные! – возмущался мужик.

– Поговори мне еще! – кипятился Гриша, подталкивая его дубинкой.

– Что ж ты так пьешь, что в чувство только в морге приходишь? – вмешался в разговор Павел Андреевич.

– Пью не больше остальных, видать, в этот раз водка паленая попалась, у меня ведь денег на благородные напитки нет! – ответил мужичок.

– А совсем пить не пробовал?! – спросил Миша Потапов.

– Пробовал, – признался бомж, – когда жизнь нормальная была, а теперь одна радость и осталась – чарку после трудового дня опрокинуть.

– Да ты садись, расскажи о себе, где трудился, отчего спился и зачем в морге переполох устроил, – беззлобно сказал Кошечкин.

Бомж присел на край стула и рассказал о своей жизни.

Звали его Борей, и было у него все как у людей: отучился, устроился на работу, женился. Жизнь текла размеренно, детишки появились, но звезд с неба Боря не хватал. Множество семей такая жизнь устраивает, а вот его Раиске манну небесную подавай, не разглядел Боря по молодости ее корыстную натуру.

Пока жили нормально и от зарплаты до зарплаты денег хватало, она не слишком кипятилась, ну огреет мужа скалкой раз в неделю для профилактики, порычит, что денег мало в дом приносит, и опять все по-прежнему. Со временем Боря привык, что жена его постоянно пилит, и старался не обращать на это особого внимания. Но как только произошел переворот в стране, у Бори все пошло наперекосяк.

Советский Союз канул в Лету, прихватив с собой размеренную семейную жизнь Бориса. На работе его сократили, устроиться на новую не получалось, на поверхность повсплывали те, кто успел урвать кусок при развале страны. Боря, к сожалению, не успел или не смог.

Раиса с каждым днем все больше и больше пилила мужа, что умным людям развал Союза пошел на пользу, только ее бестолковый муженек остался не у дел, а у ее подруг мужья поголовно в олигархов превратились. Потом и вовсе роман закрутила, с новым русским, обвешанным золотыми цепями таких размеров, что впору собаку на привязи держать. Незамедлительно последовал развод, неверная жена забрала детишек и укатила в неизвестном направлении. Но это еще полбеды.

Как-то раз после очередных безуспешных поисков работы Боря пришел домой и обомлел. По двору ходили чужие люди, они увлеченно таскали мебель из грузовика, стоявшего у ворот. Поинтересовавшись, что происходит, Борис получил невероятный ответ: дом теперь не его, а этих самых людей. Оказалось, что жадная до денег Раиса продала дом, умудрившись выписать своего мужа без его ведома.

Вот так Боря остался без семьи, без работы и без дома. Идти ему было некуда, не было ни денег, ни ценных вещей, чтобы их продать и хоть какое-то время продержаться наплаву. Собрав свои личные вещи, коих было не слишком много, он отправился куда глаза глядят. Послонявшись по маленькому городку, понял, что никому не нужен и никто его не приютит, отправился на вокзал. Сначала ночевал там, но и оттуда его выгнали бдительные работники милиции. Недалеко начинался лес, а за ним горы, туда и отправился несчастный Боря. В лесу он наткнулся на заброшенную землянку, сохранившуюся еще с военных времен и, немного подлатав ее, стал в ней жить. Зимой палил костер, благо бесплатных дров в лесу хоть отбавляй, в особо холодные ночи возвращался на вокзал. С весны начиналась пора заработков. Боря никакой работы не боялся. Ходил по дворам, предлагал свою помощь в хозяйстве – кому огород перекопать, кому двор вычистить.

Слухи о нем распространились быстро, так как работу свою он выполнял хорошо, ему все чаще предлагали подработать и хорошо платили – кто деньгами отмерит, кто мешок картошки или продуктов даст, ненужные в хозяйстве вещи, так необходимые Борису.

Боря крутился у ларьков на вокзале, подметал, чистил снег, разгружал машины с продуктами, продавщицы пакетами отдавали ему продукты, у которых прошел срок годности, но они были еще вполне съедобны. Боря никогда не маялся животом и не голодал. Случалось, что и бутылочку поставят. Вот так и началось – выпьет чекушку перед сном, и дурные мысли в голову не лезут, зимой еще и хорошо согревает.

– Ты, Боря, вроде мужик нормальный, все складно рассказал, чего ж ты в морге скандал устроил? – спросил Павел Андреевич.

– Да вот не подфартило, купил бутылку, а она паленой оказалась, выпил половину, чую, плохо мне сделалось, колотит всего, даже куртку нацепил, ну и пошел на вокзал, думаю, там люди помогут в случае чего или хоть похоронят, если помру, я ведь тоже человек, неохота в землянке сгнивать. Еле добрел, на лавку повалился, больше не помню ничего. Очнулся, е-мое, в морге! И одежу забрали, хорошо хоть спалить не успели. Я санитарам окаянным говорю, верните одежу, а они давай орать – покойник ожил! Полчаса за ними гонялся, чтоб пощупали пульс, убедились, что живой я. Замерз в одной простынке по холодильнику бегать, еле вернул тряпье свое, а тут гляжу, нечистый, елки-палки, так и знал, что дело добром не закончится! Сам в морг угодил и меня, видать, за собой потянул. Сколько раз я водку дешевую пил, ни разу в морге не просыпался.

– Значит, говоришь, нечистого в морге встретил? – гоготал Миша.

– Истинный крест!

– Значит так, Боря, собирайся, поедем в дом скорби, лечиться тебе надо, допился, как говорится, до чертиков! – подал голос Гриша.

– Да вы что, гражданин начальник, отродясь чертей не видал, не поеду в дурку, они из меня там растение сделают! Где это видано, нормального человека в психбольнице лечить!

– Сам только что сказал, нечистого в морге встретил! – начиная терять терпение, сказал Миша Потапов.

– Так нечистый ведь не черт! – удивленно пробубнил Боря.

– По мне так никакой разницы! – рявкнул Миша.

– Ну, может, он конечно и черт по натуре, кто его знает, зря я с ним связался, да выпить очень хотелось, вот и продал! А ведь знал, грешно это, не зря люди говорят – не тронь схорон, худо будет!

– Что продал, нечистому, душу? – загоготал Миша.

– Зачем душу? – удивился бомж. – Книгу!

– Вот уж не знал, что черти книги читают! – подал голос Кошечкин.

– Черти, может, и не читают, а вот нечистому нужна была, только ему теперь тоже не почитать, лежит себе мертвый в морге! – вздохнул Боря.

– Как мертвый? – удивился Павел Андреевич. – Нечистый разве не бессмертный?

– Да разве он кощей какой? – настала Борина очередь удивляться.

– А ты уверен, что нечистый умер?! – Миша уже вовсю потешался над бомжом, нисколько не сомневаясь в его ненормальности.

– Ек макарек, конечно уверен! Лежит себе под простынкой, дырочка на лбу аккурат промеж глаз!

– Да что вы его слушаете, ребята? Сажайте в воронок и повезем в психушку со всеми почестями, – рассердился Гриша.

– Постой, Гриша, – насторожился Кошечкин. – Получается, твой «нечистый» – человек, что ли?

– Ну не зверь же!

– Так что ж ты его нечистым обзываешь? – рассвирепел Миша.

– А я что? Это с родителей спрос, что под такой фамилией на свет его произвели! Я тоже по первости удивился, отчего его дружки нечистым кличут, говорю, мол, зачем человека нечистой силой обзывать, а они мне: «Никто его не обзывает, это у него фамилия такая, Нечистый», и давай ржать как лошади.

– Вставай, Боря, поехали! Кошечкин направился к двери и попросил Гришу завести машину.

– Да за что в психушку, гражданин начальник, я ведь все как на духу рассказал! – испугался бомж.

Следователь поспешил успокоить его, сообщив, что они едут вовсе не в психушку, а в морг, посмотреть на этого Нечистого, затем Павел Андреевич пообещал лично заняться устройством жизни Бори.


– Ну что за несправедливость такая. Этот следователь просто спит и видит, как засадить нас за чужие преступления! – возмущалась Рита.

– Я так не думаю, просто ты слишком грубо с ним разговариваешь, вот он и отвечает тебе соответственно. Если бы он действительно нас подозревал, то давно бы уже определил за решетку, – не согласилась с подругой Алла.

– Уж если на то пошло, то он первый начал хамить и это я ему отвечаю «соответственно»! – огрызнулась Рита.

– Да оставь ты его в покое, лучше расскажи, что собираешься делать, или мне несказанно повезло и ты отказалась от дурацкой идеи вести дальше расследование?! – спросила Алла.

– Ни в коем случае! Думается мне, мы на верном пути, сейчас самое время выяснить, находится ли убийца на базе.

– И как ты собираешься это сделать?

– Очень просто, мы всего лишь должны проявлять бдительность. Если убийца здесь, то он уже знает, что мы нашли его оружие, следовательно, постарается от нас избавиться, как сделал это с Олегом!

– Вдохновляющая перспектива, ничего не скажешь? – загрустила Алла.

Не слишком веселую беседу прервал Федя, неожиданно вынырнувший из кустов.

– О чем спорим? – спросил он, заметив, что обе девушки выглядят огорченными.

– Да вот Рита очень надеется, что следующими жертвами убийцы будем мы, а я с таким поворотом событий категорически не согласна! – ответила Алла.

От такой новости Федор замер с открытым ртом.

– Я тоже не согласен, – только и смог вымолвить парень, когда к нему вернулся дар речи.

Рита сердито пробурчала, что его вообще никто не спрашивает, и продолжила излагать ход своих мыслей:

– Мы, конечно, будем очень осторожны…

– Коне-ечно, – нараспев сказала Алла, передразнивая подругу.

– Нет, в самом деле, если кто-то попытается совершить на нас покушение, значит, он и есть настоящий убийца! Разве я не гений? – весело сказала Рита, не обращая внимания на иронию подруги.

– Я бы сказала, злой гений! – уточнила Алла.

– Не спорьте, девочки, давайте лучше сходим на речку искупаться, погода классная! – предложил Федя.

– Хорошая идея, я не против немного освежиться, от нашей великой сыщицы у меня совсем голова кругом пошла. – Взяв Федю под руку, Алла направилась к речке, «великая сыщица» поспешила следом.

Несмотря на довольно плохое начало, день все же хорошо закончился. Девушки и Федор от всей души порезвились. До самого заката они плескались в прохладной воде и загорали на мягкой зеленой траве. Федя, словно верный рыцарь, ни на минуту не покидал подруг, веселил их, рассказывая истории из своей жизни. Даже Рита стала с симпатией смотреть на парня.

На самом деле он оказался вовсе не таким занудой, каким сначала показался. Просто не смотря на свой довольно внушительный вид, на самом деле, Федор был очень робким и даже стеснительным парнем. Такое несоответствие внешнего вида и внутреннего мира человека всегда вводит в заблуждение.

Крупная, внушительная фигура досталась Федору по наследству от отца, деда и прадеда, все мужчины рода Архиповых походили на богатырей из русских сказок. Федя время от времени посещал спортивный зал, но делал это скорее для удовольствия, нежели для того, чтобы прибавить себе мышц, коих и без того была гора. Очень удивило Риту, что Федор оказался образованным человеком. Наверное, застенчивость и немногословие молодого человека сбивали ее с толку. Открытием для девушек стало и то, что их новый знакомый атлет – неисправимый романтик, по-детски наивный и доверчивый. Он очень любил природу, знал множество песен, которые поют под гитару у ночного костра, невероятно талантливо умел рассказывать смешные или страшные истории и трудно было понять, случались они на самом деле или были придуманы им только что. На подруг Федя обратил внимание в первый же день приезда. Спокойная рассудительная Алла ему понравилась, но исключительно как друг, а вот Ритка запала в самое сердце. Он не особо рассчитывал на взаимность, сразу поняв характер своей пассии, но все же старался, как мог, произвести наилучшее впечатление. Даже поборол свою застенчивость, много шутил, бурно жестикулировал, дело дошло даже до пантомимы, когда он рассказывал очередную забавную историю. Сама по себе она ничего забавного не содержала, но то, как Федя рассказал ее, как представил действующих лиц, превратило бытовой случай в эстрадный номер, аттракцион. Как-то вечером они с приятелем возвращались из кинотеатра. Оба абсолютно трезвые, что Федор подчеркнул особо. Было не слишком поздно, но уже темно. Шли не спеша, беседовали. На минуту Федя отвлекся, заметив на небе падающую звезду, а когда снова обернулся к приятелю, то не нашел его. Удивительно то, что деться ему было совершенно некуда. Шли они по довольно широкой аллее, с обеих сторон которой шли полосы шоссе. «Странные шутки», – подумал Федор, внимательно оглядевшись по сторонам и окликнув пару раз товарища. Что за игры в прятки? Ничего подобного за ним он раньше не замечал. Человек точно сквозь землю провалился. Как выяснилось, Федор был недалек от истины. Продолжая оглядываться, он услышал свое имя, произнесенное тихим, сдавленным голосом, раздававшимся ниоткуда. Он громко окликнул приятеля и бросился в темноту. Его остановил глухо прозвучавший окрик: «Стой!» А потом жалобное: «Достань меня…» Оторопевший Федор застыл на месте и тут увидел, что стоит он на самом краю открытого люка, и именно оттуда звучит голос. Как шла «операция спасения» – отдельная история. Дело было не простое, так как провалившийся ничуть не уступал по габаритам Федору. Испуг слушательниц сменился удивлением, восторгом по поводу изобретательности Федора, а так как он умело обыгрывал смешные стороны своих действий, то Рита и Алла отвлеклись от грустных мыслей и даже смогли на время забыть о происшествии на базе отдыха.

Жаль только, что все хорошее имеет плохую особенность скоро заканчиваться.

Когда последний розовый лучик жаркого летнего солнца спрятался за горный хребет, компания решила вернуться на базу. Счастливый Федор предложил завтра все же совершить подъем на Петушиный гребешок и пообещал зайти утром.

Раскрасневшиеся от водных забав и загара девушки возвращались в свой домик под любопытными взглядами соседей.

– Ну и что ты скажешь по этому поводу? – тихо прошептал мужчина.

– Скажу, что это становится слишком опасно, – ответил второй.

– Предлагаешь принять решительные меры, пока не поздно?

– Да, только чтоб комар носа не подточил.

Недалеко от своего домика Алла и Рита заметили девушку, одиноко сидевшую на скамейке. Это была та самая Света, разговор которой по телефону показался любопытной Рите слишком подозрительным.

– Привет, девчонки, на речке были? – спросила она.

– Да, здорово время провели, а ты почему одна сидишь скучаешь? – поинтересовалась Алла.

– Не знала, что вы купаться пойдете, а то бы с вами пошла, – ответила девушка, и подруги пообещали, что в следующий раз обязательно пригласят ее с собой.

– Вы, говорят, оружие нашли, – неожиданно сказала Света.

– Да… Но совершенно случайно, – на всякий случай уточнила Рита.

– Вы теперь настоящие герои, менты не смогли ничего найти, а вы нашли! Вообще все это ужасно, два убийства подряд в таком милом местечке. – Света вздохнула.

– А ты не боишься оставаться здесь одна после всего, что произошло? – вдруг спросила Рита. – Мы всегда вдвоем, да и Федя с нами везде ходит, а ты и днем, и ночью одна. Это не совсем безопасно, ведь неизвестно, где находится преступник.

– Я ничего не боюсь, такая уж у меня натура, я ведь чистокровная казачка, с детства приучена быть храброй! – с наигранной бесшабашностью ответила Света.

Девушки еще немного поболтали и пригласили Свету с утра пойти с ними в горы. Та с радостью согласилась.

– Еще одна на казачестве помешанная, – пробурчала Рита, когда они отошли на приличное расстояние.

Алла не поняла, о чем это подруга.

– Ну Олег ведь тоже был помешан на своих казачьих корнях и, заметь, плохо кончил!

– Типун тебе на язык! – возмутилась Алла. – Очень надеюсь, что убийства прекратились и в списке погибших явно не будет Светы, по-моему, очень милая девушка.

– А по-моему, очень странная. Говорит, что ничего не боится, а сама кричала по телефону, что не может здесь больше оставаться. Либо она врет, что не боится, либо уверена, что лично ей ничего не грозит, тогда по всему выходит, что она замешана в этих преступлениях!

Алла в очередной раз сделала замечание подруге, что та слишком подозрительна и если так пойдет дальше, скоро начнет подозревать собственную тень!

Дома девушки поужинали, еще немного поболтали и легли спать. Рите показалось, что она уже заснула и видит сон, в этом сне кто-то громко топал. Она открыла глаза, села и только тогда осознала, что еще не спит, а звук шагов не замолкал, даже наоборот, становился все отчетливее.

– Проснись, сурок, – тихо прошептала Рита и толкнула подругу в бок.

– Что тебе еще, неугомонная? – недовольно проворчала Алла и открыла глаза.

– У нашего домика кто-то ходит!

Алла предположила, что подруге померещилось спросонья, но, прислушавшись, убедилась, что шаги действительно слышны. Однако рассудительная девушка не спешила впадать в панику.

– Не делай из этого трагедию, может быть, просто кто-то гуляет, еще не совсем поздно, не спится кому-то, – прошептала она и собралась было опять лечь, но в этот момент очень отчетливо заскрипели деревянные ступеньки, которые вели к двери домика.

– На веранду поднимается, – прошептала Рита. – Все-таки я была права, это убийца!

В дверь тихонько постучали.

– Проверяет, спим мы или нет. Давай сделаем вид, что нас нет дома, – испуганно шепнула Рита, забыв, что еще несколько часов назад сама мечтала, чтобы на них попытались совершить покушение.

– Ты что же, серьезно думаешь, если нас пришли убивать, то, не услышав ответа на стук в дверь, развернутся и уйдут?! – удивилась Алла.

– Убийца поймет, что раз нас нет дома, то и убивать некого, и уйдет, а мы осторожно посмотрим в окно и узнаем, кто это был, – шептала Рита.

– А тебе не приходило в голову, что он следил за нами и уверен, что мы дома, и если не отзываемся, значит, спим и от нас можно запросто избавиться. Лучше ответить и дать понять, что мы готовы к обороне и в случае чего поднимем крик!

Рита обхватила шею подруги и зажала ей рот.

– Не вздумай ничего говорить. Начнет ломать дверь, тогда и устроим скандал! – шипела Рита прямо в ухо подруге.

– Убери руки, иначе я никогда уже ничего не скажу, ты меня просто задушишь!

Алла вырвалась и, расхрабрившись, грубо спросила:

– Ну кто там еще?

Секунда молчания за дверью показалась девушкам целой вечностью, в полной тишине они слышали стук собственных сердец. Рита осторожно встала и подошла к столу, на котором лежал кухонный нож. Схватив его, она яростно прошипела:

– Без боя не сдамся!

И тут из-за двери послышался тихий знакомый голос:

– Девчонки, это я, Федя, откройте, пожалуйста.

– Отдай мне ножик, Ритуль, я его сама убью, – облегченно вздохнув, прошептала Алла.

Направляясь к двери, Рита уже начала отчитывать Федора, а справившись дрожащими руками с замком, первым делом отвесила ничего не понимающему парню подзатыльник, потом затащила его в дом и вновь заперла дверь.

– Ты что, с ума сошел? – набросилась она на него. – До смерти напугал!

– Да, Феденька, не самое удачное время ты выбрал для визита, – сказала Алла, набрасывая на плечи халат.

– Простите, я не хотел вас пугать, просто ваши слова никак не давали мне покоя. Вдруг вы действительно в опасности? Я подумал, что пока все не прояснится с этими убийствами, мне лучше пожить с вами. Поставим третью кровать, я вам не помешаю, зато, если что, за вас будет, кому заступиться.

Алла с Ритой переглянулись. Они были крайне удивлены предложением Феди, сами бы до этого никогда не додумались. Девушки некоторое время молчали, они раздумывали, как бы отказать Федору, чтобы не обидеть его. Конечно, такое внимание и забота были им очень приятны, но перспектива жить с ним под одной крышей в маленьком домике не слишком вдохновляла.

– Дело не в том, что ты нам помешаешь, дело в том, что ты сам будешь чувствовать себя некомфортно. Мы тебе очень признательны за заботу и с удовольствием примем любую помощь в случае чего, но лучше будет, если ты останешься жить у себя, – как можно вежливей начала Алла.

– Да, Федя, мы тебе позвоним по телефону, если потребуется твоя помощь, а за заботу спасибо, – с непривычной для нее приветливостью добавила Рита.

Федор топтался у двери и продолжал настаивать:

– Вы слишком легкомысленные, случись что, и глазом моргнуть не успеете, не то что позвонить.

– Мне кажется, ты слишком сгущаешь краски. Ну нашли мы пистолет и что с того, мы ведь не знаем имя убийцы, стало быть, не опасны для него, – пыталась убедить его Рита.

– А вдруг он знает, что вы затеяли собственное расследование? Помните, вы сами говорили, что кто-то подслушивал вашу беседу в кустах, когда вы обсуждали первое убийство?

– Феденька, посмотри на нас, какие из нас сыщики? – подключилась к разговору Алла. – Смех да и только, мы ведь толком ничего не узнали и не нашли, кроме…

– …Кроме пистолета и то совершенно случайно, ты ведь нам веришь?

Рита вовремя остановила подругу, почувствовав, что она собирается проболтаться про тетрадь, найденную в домике Олега.

Поняв, что убедить девушек в необходимости совместного проживания не удастся, Федя еще раз извинился, что разбудил их, и клятвенно заверив, что придет на помощь по первому же зову в любое время суток, отправился восвояси.

Спровадив молодого человека и тщательно закрыв дверь на замок, подруги наконец улеглись. Испуг, вызванный столь неожиданным появлением Федора, прошел, и девушки даже от души посмеялись, что так струсили. Стараясь быть храбрыми в глазах друг друга, они пришли к общему мнению, что на данный момент им нечего бояться, серьезная опасность вряд ли маячит на горизонте. Однако в душе каждой из них все же остался неприятный осадок. Нет гарантии, что как-нибудь ночью к ним не проберется очередной незваный гость и вовсе не с благими намерениями, как у Феди. Девушки боялись сами себе признаться в этом. Они повертелись в кровати добрую половину ночи, внимательно прислушиваясь к различным шорохам и ночным звукам, и уснули только под утро. Но поваляться в кровати до обеда, как им мечталось, не удалось. Причиной стал все тот же верный страж Федор. Туристы еще мирно спали, а неугомонный парень уже стоял на крыльце дома подруг. Чтобы не напугать их в очередной раз, он сначала громко пробасил, что пришел именно он, a не кто другой, затем уже постучал.

– Он нас решил добить, – сказала Рита, даже не думая подниматься с кровати.

Алла же, поняв, что заснуть больше не удастся, встала и открыла дверь. На пороге действительно стоял Федор, выглядел он очень бодрым, на лице сияла искренняя улыбка, а за плечами висел походный рюкзак, набитый до отвала.

– Вот решил зайти за вами пораньше, пока не очень жарко. Мы ведь собирались сегодня сходить в горы, или вы забыли?!


Девушки, конечно, не забыли, что Федя предложил совершить восхождение, но не предполагали, что он явится в такую рань. В общем-то проснуться рано для Аллы и Риты не составляло проблемы, если бы не бессонная ночь.

Федор дал им десять минут на сборы, сказав, что будет ждать на скамейке у домика.

– За десять минут мы даже кофе выпить не успеем, – проворчала сонная Рита.

– Не волнуйтесь, с голоду не умрем! Федя повернулся спиной, демонстрируя свой рюкзак:

– Я взял кое-что из еды, сможем устроить пикник!

– Кое-что? Да в твой рюкзак поместился бы целый продовольственный магазин, зачем так много? – удивилась Алла.

Смущаясь, Федя сказал, что пока не знает вкусы девушек, поэтому прихватил всего понемногу. Затем вышел из домика, дав им возможность одеться.

– Я бы на твоем месте не задиралась, – обратилась Алла к подруге. – Ты видишь, какой он заботливый, внимательный и очень даже симпатичный. Ты, дуреха, ему явно небезразлична, чего тебе еще надо?!

Рита не удостоила ее ответом, лишь фыркнула, как дикая кошка, и нехотя поднялась с кровати. Наскоро умывшись и переодевшись, подруги заперли дверь и отправились в путь.

День только начинался, но по всему было видно, что он будет жарким. На ярко-голубом небе не было ни облачка, летний ветерок, видимо, где-то задремал, не волнуя своим дуновением ни траву, ни сочную листву деревьев. Как говорят моряки, стоял полный штиль. Земля, не успевшая остыть за ночь, стала вновь нагреваться, чтобы к полудню раскалиться до предела.

Обитатели туристической базы еще спали, лишь три человека спешили покинуть территорию, не оповестив об этом охрану. Путь был неблизкий, поэтому они решили не тратить времени на объяснения. Федор считал, что он ни чем не хуже охранников и сможет постоять за девушек, так зачем же беспокоить Валеру с Сережей и будить их в такую рань.

– Может, все же обойдем административное здание? Вдруг кто-то увидит, настучит директору, он и так на нас зуб точит, хотя мы и не виноваты, – сказала Рита.

– Тогда придется идти мимо озера, – напомнил Федя.

– Ну и что, времени это займет минут на десять больше, но мы ведь никуда не торопимся, – ответила Рита и свернула на тропинку, ведущую к озеру.

Федя с Аллой, не став спорить, пошли за ней. У озера компания останавливаться не планировала, так как Федя рассказал, что выше в горах тоже есть река, где они и окунутся, чтобы не так жарко было возвращаться обратно.

– Смотри-ка, не одни мы такие ранние пташки, кто-то решил охладиться в озере прямо с утра, – сказала Алла, заметив на берегу чьи-то вещи.

– Может, взглянем одним глазком, что это за жаворонок такой? – предложила Рита.

Они направились к озеру, на берегу которого лежали женские вещи, пустая бутылка из-под вина, пластиковый стаканчик, коробка конфет и аккуратно расстеленное большое полотенце, но поблизости никого не было.

– Странно, – настороженно сказала Рита.

– А вон тетка какая-то лежит прямо на камнях! – Федор указал рукой в ту сторону.

– Это же Света! – воскликнула Алла.

– Надо же, спит прямо на голых камнях, так и простудиться недолго!

– Ну простуда ей вряд ли грозит, – весело сказал Федор, кивнув головой на опустошенную бутылку, – дамочка как следует погрелась!

Девушки окликнули Свету, но она никак не отреагировала.

– Напилась и спит, – сделал заключение Федя.

Подойдя поближе, Алла наклонилась и осторожно потрясла Свету за плечо, но та продолжала молчать, зато Алла громко взвизгнула и отскочила.

– Она совсем холодная, – прошептала девушка дрожащими губами.

– То есть как? – заикаясь, спросила Рита.

– Кто из нас врач? Пойди и посмотри! – вспылила Алла, отказываясь верить тому, что увидела.

Забыв про испуг, Рита подскочила к лежащей на камнях девушке и стала нащупывать пульс. Результат был неутешительный.

– Она мертва и судя по всему уже давно, – тихо сказала Рита. – Как знала, что она следующей будет.

– Накаркала, – тоненьким голоском едва выговорила Алла.

– А вы уверены, что она того? – не менее испуганно спросил Федор.

– У нее сломана шея, такой перелом мгновенно приводит к летальному исходу, – ответила Рита.

– Ну хоть не мучилась, – с горечью заметил Федор и достал телефон, чтобы сообщить охране об очередной страшной находке.

– Какой ужас! Всего через месяц она должна была выйти замуж, а вместо этого умерла. Надо сообщить ее жениху, теперь будет кусать локти, что отправил невесту в горы, да только поздно, – Алла всхлипнула.

– Сдается мне, она действительно была в чем-то замешана, вот от нее и избавились, а насчет жениха мы сейчас выясним! – вновь приступила к работе «великая сыщица».

– Что ты собираешься делать? – удивилась подруга.

Рита подошла к вещам погибшей девушки и взяла ее сумочку. Аккуратно раскрыв ее, извлекла оттуда мобильный телефон и без зазрения совести открыла телефонный справочник.

– Ритка, сейчас же положи на место! – пробасил Федя. – Или ты хочешь, чтобы и это убийство на тебя повесили?

– Не выйдет, у меня стокилограммовое алиби! – ответила Рита, продолжая листать телефонный справочник.

– Не понял!

– Ты, Феденька! Ты был у нас ночью, потом поднял нас ни свет ни заря и все время был с нами, надеюсь, не откажешься это подтвердить? – не без ехидства спросила Рита.

– Не вопрос, – пробурчал Федор. – Но все же скажи, зачем тебе ее телефон?

– Неужели непонятно?! Если у нее действительно имелся жених, то его имя и номер должны быть в справочнике, позвоним ему, расскажем о случившемся, заодно проверим его наличие и реакцию на печальное известие.

– Может, пусть лучше милиционеры сообщат, – робко предложила Алла, но, увидев выражение лица подруги, поняла, что вмешиваться бесполезно.

– Пока ничего интересного, женские имена, видимо, подруги, мужские – только с отчеством, явно не женихи, парикмахер, стоматолог, коллеги по работе, а, вот, нашла. Мурзик! Не коту же она звонила по телефону, значит, так могла называть своего жениха! – обрадовалась Рита.

– Надеюсь, ты не собираешься ему звонить?.. – почти утвердительно сказал Федор.

– Еще как собираюсь! – отрезала Рита.

Она нажала кнопку вызова, и ее лицо приняло самое серьезное выражение.

– Алло, Мурзик, ой простите, не знаю как вас по имени. Вы, наверное, жених Светланы, даже не знаю, как вам сообщить о случившемся, в общем, Светы больше нет, она умерла. Думаю, вам следует приехать на базу, вы ведь сами ее сюда отправили и знаете, где она находится, вам надо забрать тело и пообщаться с милицией, ведь еще неясно, почему это произошло.

Рита не успела закончить очередную фразу, как услышала весьма непечатные слова и телефон отключился.

– Ну разве можно вот так в лоб говорить человеку, что его невеста умерла? – возмутилась Алла.

– А разве можно после такого известия нахамить неизвестному человеку и бросить трубку? – в свою очередь взорвалась Рита.

Неизвестный мужчина по имени Мурзик либо не понял объяснений Риты, либо принял это за глупый розыгрыш. Не поинтересовавшись даже, кто звонит с телефона его невесты, он послал Риту туда, куда порядочный мужчина не посмел бы отправить женщину.

– И голос у этого Мурзика, как у хорошего бычка! – сказала обиженная Рита. – Посмотрим, что он замычит, когда с ним будут разговаривать соответствующие органы!

– Кстати об органах, – Федя постучал Риту по плечу.

Девушка обернулась, да так и замерла с чужим телефоном в руках. Позади нее, плотоядно улыбаясь, стоял Павел Андреевич Кошечкин в компании двух своих коллег.

– Что-то вы сегодня слишком быстро прибыли, наверное, в милиции сапоги-скороходы выдавать стали, для скорости, – пролепетала Рита с лучезарной улыбкой во все лицо.

– Все острите, гражданка Звягинцева? Ну, ну. Что на этот раз придумаете? Снова решили слиться с природой, но без трупа не обошлось?

– А я первая задала вопрос! – решив, что лучшая защита – это нападение, выпалила Рита.

– В общем-то вопросы здесь задаю я, но меня не затруднит удовлетворить ваше безграничное любопытство. Несколько минут назад охранник с вашей базы позвонил мне, а мы мимо проезжали. Видите, как все удачно сложилось!

– Да уж, удачней не бывает, – пробурчала Рита.

– Телефончик-то на место положите, я так понимаю, он принадлежал погибшей? Докатились, гражданка Звягинцева, грабежом занимаетесь! – не без иронии сказал Павел Андреевич.

В этот момент Рита очень напоминала мыльный пузырь: лицо ее с невероятной быстротой стало менять цвет от белоснежного до пурпурно-красного, было видно, как ее раздувает от злости. Девушка собиралась с силами, чтобы сказать следователю что-нибудь очень обидное, но Алла вовремя остановила ее, решив, что лишние осложнения ни к чему.

– Вы все не правильно поняли, Павел Андреевич, – сказала она. – Мы действительно вышли на прогулку и совершенно случайно обнаружили тело Светланы. У нас, конечно, было шапочное знакомство, тем не менее мы знали, что Света собиралась через месяц выйти замуж, вот и решили позвонить ее жениху, сообщить страшное известие.

Если бы эту информацию выдала Рита, следователь бы заявил, что она сует нос не в свое дело, но приятной во всех отношениях Алле ему грубить совсем не хотелось. Он спокойно сказал, что сам этим займется.

– Но вы даже имени его не знаете, в телефонном справочнике он обозначен как Мурзик! – сказала Алла.

– Узнать имя и адрес абонента, имея его телефонный номер, для милиции не составляет труда, поверьте мне, – успокоил девушку Кошечкин. – Ну так что здесь у нас, опять огнестрельное? – перешел он к делу.

– Нет, у нее сломана шея. Я понимаю, что вы ко мне предвзято относитесь, но на этот раз поверьте на слово, у меня медицинское образование, – бесстрашно заговорила Рита.

Павел Андреевич осмотрел тело и место происшествия.

– Похоже на несчастный случай. Жаль молодую девушку, так нелепо погибшую, – сказал он.

– Вы полагаете, что ее не убили? – взбеленилась Рита.

– А у вас есть основания думать иначе? – ледяным тоном спросил Павел Андреевич.

У Риты были основания, но она не спешила раскрывать свои карты перед наглым, по ее мнению, следователем, поэтому промолчала, что случалось крайне редко.

– Посудите сами, – глядя на Аллу, стал рассуждать Кошечкин, – здесь находятся ее вещи и бутылка вина, пустая, стакан один. Мы, конечно, проведем экспертизу, но я не сомневаюсь в наличии алкоголя в крови погибшей. Если бы ее убили, то наверняка забрали бы ценные вещи, но, как вы уже заметили, все на месте, даже телефон довольно дорогой модели. – Следователь покосился на Риту. – На мой взгляд, картина ясна. Девушка пошла искупаться, скорее всего, вечером, прихватила алкоголь, но, видимо, не рассчитала свои силы. Стала подниматься на камни, чтобы прыгнуть в озеро и либо поскользнулась, либо потеряла равновесие, так как была не совсем трезва, упала и сломала себе шею. Очень печально, но все же это несчастный случай, а не убийство.

– А разве не мог кто-то подстроить убийство, чтобы походило на несчастный случай? – настаивала на своей версии Рита. – Допустим, второй стакан мог унести убийца, а вот чтобы такая стройная девушка в одиночку слопала целую коробку конфет, смотрите, она пустая, я лично сомневаюсь. По-моему, ее кто-то нарочно столкнул с этих камней!

– Свое мнение, гражданка Звягинцева, оставьте при себе! – грозно глянул на Риту следователь и, забрав для экспертизы вещи погибшей, отправился в участок, предупредив охранника, что пришлет машину, чтобы забрать тело.

– Ну и зануда этот Кошечкин! – бросила ему вслед Рита.

– Девчонки, я так и не понял, что насчет пикника в горах? – неожиданно спросил Федор.

– Какой там пикник! Сейчас Водочкин вам сам пикник устроит! Приказал всех туристов собрать, будет читать мораль о правилах безопасности. И лучше бы сейчас с ним не спорить, злой, как сто чертей! – сказал охранник.

Разъяренный директор действительно целых два часа орал на отдыхающих, упрекая их в том, что они сами, сознательно, подвергают свою жизнь опасности. И в конце концов разозлился так, что пообещал ввести комендантский час на турбазе.

После нравоучительной лекции директора «Петушиного гребешка» унылые туристы расходились, озадаченные вопросом, стоит ли продолжать здесь отдых.

– Такое впечатление, что мы не отдыхать приехали, а проходить исправительно-трудовые работы! – возмущалась Рита.

– Не переживай так, – сказал добродушный Федя, – директора тоже понять можно, на него столько неприятностей свалилось!

– Сегодня ведь суббота, – вроде бы невпопад заметила Алла.

– И что? – не понял Федор.

– На трассе работает рынок, мы с Ритой собирались купить грибов, пожарить с лучком, зеленью, а теперь придется идти в столовую обедать.

– Если б не эта история, можно было бы и самим сходить в лес насобирать грибов, – с сожалением вздохнул Федор.

– Ну это вряд ли, – возразила Рита. – Мы совершенно не разбираемся в грибах, доверяем людям, которые собирают их.

– Знаете что, сегодня Валера с Серегой не в настроении, им от директора тоже по шапке досталось, а вот завтра я постараюсь их уговорить отпустить меня на рынок, куплю грибов, – предложил добряк. – Завтра ведь тоже выходной день.

– Ты настоящий друг, Федька! – обрадовалась Рита и вновь одарила его поцелуем в щеку.


День обещал быть скучным, так как директор категорически запретил сегодня какие-либо прогулки. Большая часть отдыхающих слонялась по территории турбазы, кто-то устроил пикник прямо около своего домика, другие загорали у себя на веранде. Федя предложил распаковать рюкзак с провизией.

– Ой, грибочки! – послышался женский голос.

Алла и Рита тут же вскочили с травы. По центральной аллее шел мальчуган лет двенадцати с полным пакетом грибов. Около него крутилась дама далеко не юного возраста, ее чрезмерно пышная фигура нелепо смотрелась в коротеньких, обтягивающих полные бедра шортиках, а арбузного вида грудь еле умещалась в трикотажном топике.

– Это еще что за мадам-бегемот? – бесцеремонно спросила Рита.

– Она из нового заезда, приехала одна, хотя лично я не понимаю, что дама с такими внушительными габаритами забыла в горах! – ответил Федор.

– Ну чего вы придираетесь к тетке, может, она приехала сбросить пару килограмм, – спокойно сказала Алла, а затем обратилась к мальчику:

– Ты продаешь эти грибы?

– Да! – весело ответил он. – Купите, недорого возьму.

– Постойте, постойте! – Пышнотелая дама закрыла собой мальчика. – Я первая увидела его, значит, грибы мои!

– Да как же ваши, это мы у него грибы заказывали еще на прошлой неделе, правда, мальчик?! – бессовестно соврала Рита и показала мальчишке несколько купюр.

Увидев деньги, мальчик подыграл Рите, но настырная тетка все же не отставала, продолжая кричать, что она первая заметила мальчишку.

Алла попыталась мирным путем разрешить проблему:

– Простите, но вы вроде бы одна, зачем вам столько?

– Вот именно, вы разве не слышали, что грибы – очень тяжелая пища, столько слопав, можно и завороток кишок заработать! – разошлась было Рита, но подруга остановила ее, легонько дотронувшись до руки.

– Мне кажется, здесь на всех хватит, давайте поделим пакет пополам и все будут довольны, – предложила Алла соломоново решение.

Пышнотелая дама задумалась. Часть, конечно, меньше, чем целое, но лучше, чем ничего. Немного поразмыслив, она согласилась. Мальчик поделил грибы пополам и, с радостью спрятав полученные деньги, быстро покинул территорию базы отдыха.

Обрадованные девушки направились в свой домик, не забыв пригласить Федора. Алла занялась приготовлением желанных грибов, а Рита с Федей накрывали стол на веранде. Минут через двадцать Алла попросила парня отнести грибы на веранду, чтобы те остыли, а сама стала заваривать чай. Схватившись за ручку сковороды, Федя громко ойкнул, она оказалась раскаленной.

– Возьми прихватку, так не донесешь, горячо ведь! – предложила Алла, но самонадеянный парень, проигнорировав предложение, опрометью бросился из комнаты с горячей сковородой в руках.

– Ну вот, знал, что и так справлюсь, – гордо заявил он, ставя сковороду на маленький деревянный бордюр веранды.

– Ты руки не обжег? – заботливо поинтересовалась Рита.

– Что ты! – Федя развел руками, демонстрируя, что он в полном порядке и правой задел сковороду с грибами. Ароматно дымящееся блюдо свалилось с перил прямо на землю. Увидев это, Рита на минуту потеряла дар речи.

– Ну надо ж! Ручки ухватиком, ножки багорчиком! Рукодельница, к чему руки не приложишь, все прахом идет! – пошла в атаку разъяренная Рита, как только к ней вернулся дар речи.

– Опять ругаешься? Алла вышла из домика.

– Я ведь не нарочно, – расстроился Федя, – можно собрать и помыть под краном…

– Ну уж нет, это не гигиенично! – возмутилась Алла.

– Хотите, я прямо сейчас сбегаю на рынок и куплю новые?!

– А как же приказ директора не покидать базу? – ехидно спросила Рита.

– Да плевать я хотел на его приказ! – храбро заявил Федя.

– Ладно, сиди, увалень, завтра сходишь! – снисходительно позволила девушка. – Голодные не останемся, хотя грибов очень хотелось!

Не зная, как загладить свою вину, Федор пообещал скупить все грибы на рынке и лично их приготовить. После обеда, из тех же побуждений, парень помог подругам помыть посуду и навести порядок в домике.

– Надо же, какой хозяйственный! – продолжала ворчать Рита.

– Да ладно тебе, Ритка, он же не специально это сделал, перестань пилить парня! – вступилась за Федора Алла.

Наведя чистоту, Федя предложил девушкам сходить в административный корпус посмотреть телевизор. Так как делать все равно было нечего, те, не раздумывая, согласились. На полпути компания наткнулась на охранника Валеру, тот был не на шутку встревожен:

– Девчонки, как вы себя чувствуете, вы в порядке?

– Спасибо, хорошо, а с чего ты вдруг интересуешься нашим здоровьем? – в свою очередь поинтересовалась Алла.

– Я как раз к вам спешил! Тут такое дело, та тетка, у которой вы половину грибов оттяпали…

– Это кто у кого оттяпал?! – начала возмущаться Рита, но Валера ее перебил:

– Не важно, кто у кого, важно то, что она съела свои грибы и плохо себя почувствовала. Пришла к нам в медпункт и заявила, что у нее заворот кишок начинается, мол, две тощие девицы ее сглазили, грибов пожадничали, вот ей и поплохело. Не успела она договорить, как свалилась на пол!

– Замертво?! – испуганно спросила Рита.

– Пока нет, но медсестра говорит, что у нее серьезное отравление. Серега ее вместе с Водочкиным в районную больницу на директорской машине повез!

– А Водочкин-то зачем с ними поехал? – удивился Федя.

– А он не знает, что поехал. Он тоже свалился. Как узнал, что на базе еще и отравление произошло, сердечный приступ у него приключился!

– Ну дела! – только и вымолвил Федор.

– А вы-то съели свои грибы?

– Мы успели их только пожарить, а потом Федя случайно уронил сковороду с перил прямо на землю, – тихо сказала Алла.

– Ну слава богу, считайте, он вам жизнь спас, неизвестно, выживет та женщина или нет!

Валера предложил Федору сходить с ним на местный рынок, поискать мальчишку, торговавшего грибами.

– Так что, девчонки, купить вам на рынке грибов? – серьезно спросил Федя.

– Нет! – дружно ответили подруги. Федя с Валерой отправились на рынок, но их поиски ни к чему не привели. Продавцы небольшого рынка, расположенного прямо у трассы, в один голос заявляли, что пацанят у них в селении хватает, но они не торгуют, этим занимаются их матери и бабушки. И если кто-то продал несъедобные грибы, то это явно был чужак, в окрестных лесах грибов хватает, даже дети с малолетства приучены разбираться, где съедобный гриб, а где поганка.

Так и не выяснив, откуда взялся мальчуган с грибами и почему он пошел продавать их на турбазу, а не на рынок, Федя с Валерой вернулись восвояси.

Федя больше не чувствовал себя виноватым, скорее наоборот, был горд тем, что своей неуклюжестью спас жизнь не только себе, но и девушкам. Тем не менее, решив их порадовать, купил много вкусных вещей. Когда ребята появились на базе, уже вовсю шло обсуждение очередного ЧП.

– Ну что там, все трое насмерть? – спросил кто-то охранника.

– Почему трое? – удивился Валера.

– Так девчонки из пятого домика вроде тоже грибы покупали? – раздался голос из толпы.

– Покупать-то покупали, да только съесть не успели! Федька грибы случайно на землю вывалил и тем самым спас девушек! – радостно сообщил Валера.

– Тоже мне еще, спасатель нашелся! – пробурчал какой-то мужчина.

– Что теперь делать будем? – тихо спросил другой.

– Перейдем к плану «Б».

– Что за план, я не знаю такого?

– Я тоже пока не знаю, сейчас мы с тобой его придумаем.

Пока Валера с Федей общались с туристами, Алла и Рита усиленно их искали.

– Вы охранника не видели? – спросила Алла у двух мужчин, шедших навстречу.

– Только что здесь был, но ушел. А зачем вам охранник понадобился, неужели еще что-то произошло? – поинтересовался приятный на вид мужчина.

– Нет, все в порядке, просто приехал племянник погибшего Олега Гудовича, вы ведь слышали об убийстве? – вступила в беседу болтливая Рита.

– Мы приехали несколько позже, но наслышаны об этом печальном происшествии, – ответил один из мужчин.

– Ну так вот, приехал его племянник, Владимир Нечистый, а директора нет, он в больнице, его зам тоже поехал туда, охранника нет, прямо не знаем, что с парнем делать! – без умолку трещала Рита.

– Как вы сказали фамилия племянника? – насторожился один из мужчин.

– Я понимаю ваше удивление, фамилия действительно странная, – кокетливо взглянула на него Рита.

– А главное, редкая, – задумчиво произнес мужчина.

– Ну ладно, мы пойдем дальше искать.

Алла, заметив, как подруга начала строить глазки незнакомым мужчинам, потащила ее в сторону.

– Девушки, а что вы делаете сегодня вечером? – вдруг спросил один из мужчин.

– Все, – чуть было не ляпнула от радости Рита, но вовремя прикусила язык, скромно ответив, что определенных планов у них нет.

– Тогда, может, прогуляемся? – лучезарно улыбнулся мужчина.

– Извините, мы не гуляем с незнакомыми, – вмешалась Алла.

– Так в чем проблема, давайте познакомимся!

– Понимаете, мы сейчас заняты, может, в другой раз!

Алла взяла подругу за руку.

– Ты что такая нелюдимая? Почему бы и не прогуляться с симпатичными мужчинами? – возмутилась Рита.

– Потому, что коней на переправе не меняют!

– Ты о чем? – не поняла Рита.

– Не о чем, а о ком! Я говорю о Феде. Ты думаешь, ему будет приятно, если ты на его глазах будешь разгуливать с этими типами? Забыла, что он нам с тобой жизнь спас?

– Я, конечно, Феде очень признательна, но в верности ему не клялась! – возразила Рита, однако не стала настаивать. Тихо ворча себе под нос, что с такими принципами они точно останутся старыми девами, отправилась за подругой на поиски Феди и Валеры.

Девушки наткнулись на них у самого входа в административный корпус.

– Опять что-то стряслось? – спросил Валера, но девушки поспешили его успокоить и рассказали, что приехал племянник погибшего Олега Гудовича и уже около часа сидит в холле административного корпуса в ожидании неизвестно чего.

– У человека и так несчастье, а тут еще ждать приходится! Ни тебе директора, ни его зама, охранников и то нет, прямо день самоуправления какой-то, – начала свое вступление Рита, но вдруг резко замолчала, хитро прищурила глаза и прикусила нижнюю губу.

«Нет, только не это», – встревоженно подумала Алла. По выражению лица подруги она поняла, что Рита опять что-то задумала.

Валера же, не став дальше выслушивать ворчание вечно недовольной Риты, связался по телефону со следователем и рассказал, что приехал родственник погибшего Гудовича. Павел Андреевич дал добро открыть домик, в котором жил Олег, чтобы родственник смог забрать его вещи, и сказал, что пришлет машину, так как хочет побеседовать с ним.

– Может, отдать тетрадь племяннику Олега? – тихо спросила Алла подругу.

– Ни в коем случае! – ответила та. Девушки последовали за охранником, чтобы проводить племянника Гудовича в дом погибшего дяди.

– Вы, наверное, очень расстроены. Такое несчастье, ваш дядя приехал отдыхать и погиб, а ведь был еще совсем не стар, – первой заговорила Рита.

– Не буду кривить душой, мы с дядей были не слишком близки и виделись крайне редко, – сказал молодой человек. – Последний раз я его видел лет десять назад и разговор был не из приятных. Если бы у него имелись родственники, кроме меня, я сюда не приехал бы. Но положение кровного родственника обязывает достойно проводить человека в последний путь, хотя отношения у нас были не такие гладкие, как хотелось бы.

– А ты говоришь, тетрадь ему отдать! – тихо прошептала Рита на ухо подруге. – Он только что признался совершенно незнакомым людям, что плевать хотел на своего дядю.

– Скажите, а родство с Олегом у вас было по материнской линии? – спросила она.

– Нет, по отцовской, – ответил Владимир, племянник Гудовича.

– А почему же тогда у вас разные фамилии? – удивилась Рита.

Парень немного замялся и сухо сказал:

– Это давняя и печальная история нашей семьи, думаю, она вам будет неинтересна.

Если бы он знал, как ошибается! От его ответа любопытство девушки раскалилось до предела, и она решила во что бы то ни стало разобраться в семейных делах Гудовичей.

Сложив нехитрые пожитки Олега в походный рюкзак, Владимир вернулся в административный корпус и стал дожидаться обещанной машины. По дороге к красному кирпичному зданию Рита шутками да прибаутками выведывала у него интересующую ее информацию. Парень был не слишком разговорчив, но необходимый минимум Рите все же удалось получить.

Забрав у Феди пакет с гостинцами, купленными на рынке, девушки отправились к себе.

– Такое пекло, мы, пожалуй, вздремнем немного. Ты, Федя, не беспокой нас часа два, а лучше три. Как проснемся, сами тебе позвоним и сходим на речку искупаться! – сказала Рита.

– Что это тебе в голову взбрело? Я не хочу спать! – возмутилась Алла.

Совершенно сбив подругу с толку, Рита заявила, что вовсе и не собирается укладываться спать средь бела дня, особенно когда есть очень важные дела и возможность их завершить.

– Ну что ты еще задумала? – тяжело вздохнула Алла.

Рита сказала, что сейчас самое подходящее время еще раз как следует осмотреть место убийства Олега и зайти немного дальше в горы. Зловредного директора на базе нет, один охранник еще не вернулся из больницы, а второй развлекает неразговорчивого Владимира. Никто не может помешать незаметно покинуть территорию турбазы.

– Может, лучше прихватить с собой Федю, так, на всякий случай? – разумно предложила Алла.

– Ни в коем случае! Он будет только мешать, лезть со своими глупыми расспросами, на которые у меня пока ответа нет!

– Так, может, и не стоит ничего затевать, если ты сама не знаешь, зачем это делаешь? – вспылила Алла.

– Сердцем чую, здесь что-то не так! Если бы знать, что там дальше написано было и для чего? Но мы обязательно разберемся! Позвони-ка еще раз Ленке, скажи, что с меня два торта, больших, и бутылка ее любимого мартини, тоже большая, пусть постарается разузнать эту «печальную семейную историю» Владимира и его дяди, а главное, почему у них разные фамилии, если родство идет по отцовской линии. Не нравится мне этот племянник. Какая бы жилплощадь у Гудовича ни была, но денег стоит, а теперь перейдет его племяннику за то, что нелюбимого дядюшку в последний путь проводит!

Алла полагала, что Рита преувеличивает и на самом деле ничего таинственного не происходит, а племянник Гудовича вообще ни при чем, но проще было согласиться и выполнить просьбу, чем тратить время и нервы на переубеждение. Поэтому она все же позвонила Лене Чумаковой с очередной просьбой.

– Не вопрос! – ответила неунывающая Лена.

Не без сомнений, но Алла согласилась и на то, чтобы еще раз посмотреть место, где убили Олега Гудовича. Обойдя административное здание, чтобы не быть замеченными Федей или охранником, девушки поспешили к дереву, в дупле которого нашли пистолет. Они довольно быстро добрались до интересующего их места и застыли в растерянности, не зная, с чего начать поиски.

– Вот оно, это дупло, в какую сторону идти? – озадачилась Рита.

– Я думаю, здесь мы больше ничего не найдем, это не то место, помнишь, в дневнике говорилось о речке, но мы ее еще не перешли, – рассуждала Алла.

– Значит, надо дойти до реки и там поискать?

– Вот именно, пошли! – скомандовала Алла, и Рита послушно пошла вслед за подругой.

Поплутав по лесу четверть часа, девушки вышли к небольшой горной речушке. Шириной она была не более двух метров, а в некоторых местах так мелка, что можно было перейти ее в брод, что подруги и сделали.

– Посмотри, здесь чьи-то следы! – насторожилась Рита.

– Наверное именно этой дорогой туристы поднимались на Петушиный гребешок, – предположила Алла.

Рите показалось, что следы слишком свежие, но она не придала этому значения. Перейдя через реку, девушки углубились в лес и стали внимательно присматриваться к деревьям.

– Если бы мы знали, что именно искать, – мечтательно проговорила Рита.

– И тогда бы ничего не нашли, потому что здесь наверняка ничего нет. По крайней мере, ничего такого, из-за чего произошли убийства. И почему я всякий раз иду у тебя на поводу? – посетовала Алла.

– Потому что ты моя лучшая подруга! – весело ответила Рита и направилась еще глубже в лес. Алла поспешила за ней.

Они поднимались все выше и выше в горы, казалось, что до самого высокого хребта, очень походившего на гребень петуха, было уже рукой подать. От высокой горы на лес падала тень и небывалый зной здесь не так чувствовался. Густые кроны деревьев почти не пропускали палящие солнечные лучи, трава и мох, покрывавший камни, еще оставались влажными от утренней росы.

– Даже немного жутковато, – озираясь по сторонам, сказала Алла.

– Да перестань ты, кого нам бояться! – храбро заявила Рита. – В этом дремучем лесу, кроме нас, никого нет!

Рита внимательно присматривалась к деревьям, она старалась найти дерево с дуплом и желательно дуб.

– Ты не это деревце ищешь?

Алла подкралась к подруге и ущипнула ее за руку. От неожиданности Рита вздрогнула, хотя еще минуту назад храбро заявила, что, кроме них, в лесу никого нет.

– Решила меня сделать заикой?

– Ты не ответила на мой вопрос! – сказала Алла. – Только давай договоримся, если это не то дерево, мы прекращаем поиски и отправляемся домой.

Согласившись с подругой, Рита подошла к дереву, на которое указала Алла. Это оказался старый, довольно толстый дуб, ветви которого, казалось, упираются прямо в небеса, на необъятном стволе было большое дупло.

– Алла, ты гений, наверняка это именно то дерево!

Рита несколько раз прошлась вокруг лесного гиганта, прикидывая, как на него забраться, чтобы исследовать дупло. Уцепившись за маленький сучок, она попыталась вскарабкаться.

– Привет, девчонки, что ищем? – раздался позади мужской голос.

От неожиданности Рита шлепнулась на землю, а Алла испуганно вздрогнула.

Обернувшись, девушки увидели двух мужчин, накануне предлагавших познакомиться поближе.

– Ну, знаете! Так подкрадываться и пугать просто неприлично! – возмутилась Рита.

– Так что вы здесь забыли, красавицы? Одни, практически в дремучем лесу, – подал голос второй мужчина.

– Мы вовсе не одни! Федя с Валерой сейчас нас догонят, – бессовестно соврала Рита.

«С чего это она решила соврать?» – подумала Алла, хотя сама испытывала чувство дискомфорта в компании незнакомцев, ведь неизвестно, что у них на уме.

– Ну так что вы здесь потеряли? – настойчиво повторил свой вопрос один из мужчин.

– А вы что здесь потеряли? – не скрывая неприязни спросила Рита.

Продолжая слащаво улыбаться, незнакомцы ответили, что просто прогуливаются, но очень рады неожиданной встрече.

«А мы-то как рады», – со злостью подумала Рита.

– Мы тоже решили прогуляться, но слишком оторвались от наших спутников. Думаю, нам пора вернуться, иначе Федя с Валерой обидятся, – сказала Алла и многозначительно взглянула на подругу. «Пора удирать!» – явно читалось в ее взгляде.

Рита, взяв подругу за руку, вежливо попрощалась.

– Может, не стоит так торопиться, мы могли бы прогуляться вместе, – предложил один из мужчин.

– Спасибо, но как-нибудь в другой раз, сегодня мы уже ангажированы! – ответила Рита и, потащив за собой подругу, поспешила в направлении базы.

– Не нравятся мне что-то эти хмыри! – шепнула она.

– Быстро же ты поменяла мнение, еще вчера собиралась с ними поближе познакомиться! – усмехнулась Алла, хотя поведение Риты ее порадовало. Алле тоже не нравились эти новые постояльцы «Петушиного гребешка». На вид они были вполне приличны, но что-то в них все же отталкивало.

– У нас с тобой есть дела поважнее, чем охмурять этих проходимцев! И вообще, тебе не кажется странным, что они оказались именно в этом месте и в это время? – остановившись, спросила Рита.

Алла заметила, что не стоит тратить время на разговоры, а лучше поскорее добраться до своего домика и там все спокойно обсудить. Рита редко соглашалась со своей подругой, но это был именно тот редкий случай. Взявшись за руки, девушки опрометью бросились вниз. Вернулись они так же незаметно, как и покинули «Петушиный гребешок».

Только добравшись до своего домика, подруги смогли перевести дух, хотя и сами не знали, чего так испугались, почему почувствовали, что лучше вовремя унести ноги. Отдышавшись, перешли к спору о неожиданном появлении навязчивых мужчин. У Риты было два варианта, у Аллы их не было вообще, тем не менее спор разгорелся. Они вообще часто спорили по любому поводу и без него.

Несмотря на то что были очень разными, Алла с Ритой дружили не один год, хотя, может, именно поэтому и были неразлучны, ведь противоположности сходятся.

– Ты слишком преувеличиваешь! Я уверена, что это действительно была случайная встреча, хотя меня она не обрадовала, – спокойно говорила Алла.

– Я так не думаю! – слишком эмоционально возражала Рита. – Мне кажется, они следили за нами, в этом нет ничего плохого, если мы им просто понравились и они действительно решили поближе познакомиться, но они могли следить и по какой-то другой причине, и это уже хуже. А если они пришли туда не из-за нас, значит, у них была определенная цель, но какая?!

– Рита, у тебя не трещит голова от собственных выдумок? Они тоже были удивлены, встретив нас. Неужели эти двое не могли просто гулять по лесу и случайно с нами столкнуться?!

– Не могли! – отрезала Рита и в этом была вся она. Девушка была очень категорична, разделяла все на плохое и хорошее, на черное и белое, не признавая оттенков.

Устав спорить с настырной подругой, Алла предложила просто забыть об этой неприятной встрече, позвать Федю и пойти прогуляться. Она прекрасно понимала, что при Феде Рита будет помалкивать.

– Если не хочешь идти с нами, можешь остаться здесь и забивать себе голову нелепыми вопросами! – сказала Алла и вышла.

Рита любила забивать вопросами чужие головы, в этом она была специалистом, поэтому, не долго думая, направилась следом. Расчет Аллы оказался верен, в присутствии Феди Рита ни разу не упомянула о неожиданной встрече в лесу, но зато вечером отыгралась в полной мере.

– Если ты каждый раз будешь так ловко уходить от темы, то мы никогда не разберемся с этим запутанным делом! – возмущалась Рита.

– Мы с ним и так никогда не разберемся, а знаешь почему? Потому что никакого дела нет! Произошедшие убийства не обязательно связаны между собой. Это могло быть случайностью. Неужели ты всерьез думаешь, что в лесу, вдоль и поперек исхоженном туристами, есть нечто особенное?

– Я в этом уверена, – обиженно ответила Рита. – Это может быть все, что угодно. Например, подпольная база террористов! Эти подлые личности всегда в горах прячутся, – завелась Рита.

– Окстись! Какие террористы? Мы же не на Кавказе, не на границе с соседними государствами, и вообще находимся в нескольких метрах от федеральной трассы. Думаешь, они такие дураки, что устроят логово прямо у поста ГИБДД?

– Ну не знаю… Может, здесь где-то подпольный завод по производству контрабандного товара… А может, какая-нибудь запрещенная секта!

– Рита! Да вернись ты на землю! Совсем заигралась! Просто бродит какой-то преступник. Это очень опасно. Где гарантия, что на очередной «прогулке», разыскивая твоих сектантов, мы не наткнемся на убийцу, тебе что, жить надоело? – возмутилась Алла.

– Волков бояться – в лес не ходить! – раздраженно фыркнула Рита. – Твои сомнения всегда плачевно заканчивались! Вспомни, как в восьмом классе все наши идеи для стенгазеты утащили. Что я тебе тогда говорила? Давай выследим, наживку забросим, а ты? «Непорядочно следить за товарищами, подозревать их в неблаговидном поступке…» И что в итоге? Конкурс мы продули, а эти наглые крысы, называвшиеся нашими подругами, так прямо и сказали: «Спасибо, девочки, за хорошие идеи». Ты тогда даже не дала мне патлы им выдергать!

Алла заливисто расхохоталась:

– Ты бы еще вспомнила, как наши поклонники в детском саду горшки поделить не могли!

– Ой, ой! Зря смеешься. А припомни историю с моим поклонником, которого мы тогда с Нинкой поделить не могли. Помнишь, как он мне цепочку золотую подарил? Я-то сразу подумала, что золотишко «с чужого плеча», – ни тебе бирочки, ни пакетика. Меня это насторожило. А ты заявила, может, он ее за дешево купил у какого-то человека, которому срочно нужны были деньги. У него-то у самого на дорогую покупку денег нет, он по ночам на заводе мешки разгружал, чтобы сделать мне такой подарок. Я хотела последить, на каком это он заводе грузчиком по ночам работает, но именно ты меня отговорила. Сказала, что моя слежка унизит бедного парня. А вот если бы я тебя не послушала и узнала бы его личину раньше. Может, он не совершил бы столько преступлений, если бы я его вовремя остановила. Где он сейчас? Получил за «работу на заводе» несколько лет. Я сразу смекнула, что нигде он не работает, грабежом промышляет. И подарок его краденый. Слишком уж ты доверяешь людям! – пафосно закончила свою речь Рита.

– Зато ты им совершенно не доверяешь, – парировала Алла.

– Уж поверь, у меня есть на то веские причины. Из-за твоей нерешительности может произойти очередное преступление. Мы должны остановить преступника, а чтобы это сделать, надо разобраться со странностями, творящимися вокруг. Я и сама не уверена, что секрет кроется в лесу, но, судя по имеющимся у нас уликам, это единственная зацепка, так что придется начать именно с исследования леса. А если ты против, я сделаю это одна! Если со мной что-то случится, ты пожалеешь, что не оказалась рядом в минуту опасности! – Рита отвернулась к двери и с усилием стала выжимать из своих глаз слезы, чтобы растрогать подругу. Слез, как назло, не было, но это не помешало хитрюге пару раз всхлипнуть.

«Ну что с ней поделаешь…» – уныло подумала Алла и, обняв подругу, обещала помочь в расследовании, хотя особого смысла в этом не видит.


Утро следующего дня началось, как обычно, с суеты. Рита с раннего утра с нетерпением ждала звонка Лены Чумаковой в надежде, что она прольет немного света на это темное дело. Но, как выяснилось, племянник Гудовича оказался прав, семейная история была рядовой и скучной, какие нередко случаются в жизни.

Молодой человек, Владимир Николаевич Нечистый, действительно был племянником Олега Прохоровича по отцовской линии. Олег и Николай, отец Владимира – сводные братья. Возникал вопрос, отчего у мальчиков разные фамилии, если один отец, но ответ был прост. Старший сын Прохора, Олег, родился в законном браке и, естественно, унаследовал фамилию отца, а вот младший, Николай, был рожден от очередной любовницы, и мать дала ему свою фамилию.

Прохор Гудович, несмотря на серьезные казачьи корни, был человек ветреный, несерьезный.

Его отец, воевавший в казачьих войсках, погиб в самом конце Великой Отечественной войны, немного не дожив до долгожданной победы. Послевоенное детство Прохора было обычным – мать целыми днями вкалывала на заводе, чтобы прокормить семью, а мальчик был предоставлен сам себе. С юного возраста его не интересовало ничего, кроме развлечений, красивых девушек и посиделок ночью во дворе с гитарой и бутылкой портвейна в компании бесшабашных друзей. Несчастная мать только диву давалась, в кого сын уродился. Отец Прохора, да и она сама, были люди работящие, но и образованные, интересовались всем, что происходит в мире, любили читать, но сын не проявлял ни к чему интереса.

Осознав печальный факт, что он не собирается получать высшее образование, как ей того хотелось бы, мать пристроила его к себе на завод. Работал парень без энтузиазма, тем не менее норму выполнял и был душой компании. Благодаря задорному характеру и привлекательной внешности, вокруг Прохора всегда собиралась компания. Девушки сохли по веселому парню с белокурым завитым чубом, однако он был очень разборчив.

Как это нередко случается, мальчиш-плохиш влюбил в себя скромную порядочную девушку из интеллигентной семьи. Ее родители были против такого мезальянса, но все же сдались, узнав о беременности дочери. Мать Прохора была очень рада, надеялась, что, женившись и став отцом, сын образумится, но как известно, горбатого только могила исправит.

Устав от бесконечных стирок-пеленок, походов в молочную кухню и криков новорожденного, нареченного Олегом, молодого папеньку потянуло налево. Жена Прохора растила сына в одиночку, успевая справляться с хозяйством и приводить в чувство мужа после его очередных загулов.

В такие дни, попивая огуречный рассол, Прохор каялся перед женой, говорил, что отблагодарит ее за терпение и за все страдания, обещал осыпать золотом и подарить царскую жизнь. Несчастная женщина тихо плакала по ночам, понимая, что никогда не дождется от своего непутевого мужа не только царской жизни, но и простой благодарности. Она к нему давно охладела, но сына очень любила и воспитывала по-своему, прививая любовь к наукам, книгам и искусству. Олег рос тихим, послушным мальчиком, очень начитанным и воспитанным, видимо, он пошел в интеллигентную мать, а не в разбитного отца.

Прохор продолжал менять любовниц и через несколько лет очередная пассия, такая же разбитная и гулящая, как он сам, родила ему еще одного сына, которого назвали Николаем. Однако на тот момент Прохор еще был официально женат и, как мать-одиночка, женщина дала сыну свою фамилию.

Прохор метался между официальной женой и так называемой гражданской, хотя в те времена такое понятие было не принято. Обе женщины воспитывали его сыновей, но самому ему комфортней жилось с любовницей. Она была такая же заводная и веселая, с удовольствием собирала дома шумные компании, сама наливала Прохору рюмочку-другую и с упоением слушала его рассказы о том, что когда-нибудь он осыплет ее золотом.

Через некоторое время Прохор оформил развод и окончательно перебрался к матери Николая. Но одно дело, когда тайком от жены навещаешь любимую женщину, с нетерпением ждешь встреч, и совсем другое, когда постоянно живешь с ней под одной крышей. Прохор был слишком свободолюбивым, новая совместная жизнь с любимой ему быстро надоела. Он стал надолго пропадать из дома, порой не появлялся целыми неделями, по возвращении говорил, что зарабатывал деньги, но никогда не приносил их. После очередной такой «поездки» Прохор не вернулся совсем, позже выяснилось, что он был убит в пьяной драке. В соседнем городке очередной дружок-собутыльник что-то не поделил с ним и зарезал его.

Ни одна из вдов долго горевать не стала. Первая жена после неудачного брака решила больше не связывать свою жизнь с мужчинами, полностью посвятив себя ребенку, вторая же, так и не успевшая узаконить с Прохором отношения, быстро нашла ему замену.

Старший сын Гудовича, Олег, пошел в свою мать. Насмотревшись на ее семейную жизнь, он решил не обременять себя какими-либо обязательствами и полностью отдаться работе и любимому занятию. Младший, Николай, пошел в отца, любил покутить и долго не уживался ни с одной женщиной. Рано женившись и став отцом, отношения к жизни не поменял. Оставил сына Владимира на попечение своей жены, исчез из поля зрения. Появлялся крайне редко, раз в несколько лет, и мальчик практически не знал отца, но не огорчался, любовь и забота матери полностью компенсировали это.

Сыновья Прохора Гудовича знали о существовании друг друга. Подрастая, каждый мечтал познакомиться со своим братом, надеясь, что у них будут общие интересы и увлечения. Николай с детства был более бойким, поэтому первым отважился найти сводного брата. Дело не только в том, что проснулись родственные чувства, у него был особый интерес.

Человек предприимчивый, с юного возраста он научился зарабатывать, это давалось ему легко. У него была масса идей, планов, которые легко воплощались в жизнь, принося немалый доход, но, к сожалению, у молодого человека был еще один талант – он умел с потрясающей скоростью спустить все заработанные деньги и, не успев порадоваться удачной сделке, вновь оставался на мели. Коля мечтал организовать очередное прибыльное дело вместе со своим братом, надеясь на его помощь и поддержку, ведь кому доверять, если не кровному родственнику.

Олег Гудович был очень рад познакомиться с братом и тоже надеялся на взаимопонимание с обретенным родственником. Однако интересы Олега разительно отличались от интересов его сводного брата. Олега не интересовала материальная сторона жизни, он был поглощен своими увлечениями, любил историю, особенно историю родного края, мог днями напролет просиживать в библиотеке, изучать старинные документы, готовясь получить ученую степень.

Еще в юности он решил остаться холостяком. Теперь ему не надо было заботиться о семье, а сам он был неприхотлив. Мать умерла, когда он еще учился в университете, и парень остался один. Получив диплом, устроился на работу и продолжал скромную жизнь в доставшейся от матери квартире. Зарплаты ему вполне хватало, он не мечтал о молочных реках с кисельными берегами. У него были другие мечты, Олег мечтал совершить важное открытие, сделать что-либо полезное для истории. И, встретившись со своим братом, он искренне надеялся, что тот поймет его стремления и разделит увлечение историей. Однако у братьев были слишком разные взгляды на жизненные ценности, они не могли разделить интересы друг друга. Убедившись, что, кроме общего отца, их ничего не связывает, стали видеться крайне редко.

Николай продолжал затевать новые проекты, которые лопались как мыльные пузыри, а Олег постепенно превращался в книжного червя, которого, кроме истории, ничего не интересовало. Каждый остался при своих интересах, так и не получив поддержки и понимания от близкого человека.

Раздобыть эту информацию для Лены Чумаковой не составило особого труда, она заглянула в документы, поспрашивала у знакомых и соседей, которые зачастую знают больше, чем положено. Может быть, чего-то ей не досказали, а кое-где преувеличили, но в общем и целом картина выглядела примерно так.

– Ну и что это нам дает? – спросила Алла, пересказав подруге историю, услышанную от Лены.

– Да ровным счетом ничего! – расстроилась Рита.

– А ты что хотела, чтобы Ленка тебе все скелеты из семейного шкафа Гудовичей достала?!

Наверняка бы у девушек в очередной раз разгорелся спор, если бы не пришедший вовремя Федор, который спешил поделиться очередными новостями.

– Девчонки, не представляете, что я вам сейчас расскажу! – затараторил он, не поздоровавшись.

– Хорошо бы что-то стоящее, – Рита лениво потянулась.

– Не знаю, стоящая или нет, но новость интересная. Вчера, когда вы днем спать пошли, приехал Серега, охранник. После больницы он заехал к следователю, его наш директор попросил, а следователь в свою очередь попросил Сергея привезти к нему племянника Олега. У них с машинами проблемы были – одна на выезде, другая сломалась, а заставлять человека ждать до вечера вроде как неудобно. Сереге все равно делать нечего было, ну он и согласился – сначала к следователю отвезти, а потом в морг, для опознания. И представляете, что выяснилось?

– Что? – спросили обе подруги одновременно.

– Непонятно, как Павлу Андреевичу удалось опознать труп без документов, ну тот, который вы у озера нашли, но выяснилось, что этот убитый – родной отец племянника Олега Гудовича! Представляете, человек приехал за телом убитого дяди, а выяснилось, что у него и отца убили! Вот не повезло парню. Правда, Серега сказал, что парнишка не очень расстроился, его родители разошлись, когда тот был еще маленьким. С отцом он виделся редко, но тем не менее опознал его. Да, не повезло… Какие бы отношения ни были, но все же не чужие люди погибли в одно и то же время, – вздохнул Федя.

– Ты почему нам вчера не рассказал?! – набросилась на парня Рита.

– Так я сам только сегодня узнал, – оправдываясь, пробурчал Федя.

– Спасибо за новость, а теперь иди, Феденька, нам переодеться надо, встретимся позже! – бесцеремонно заявила Рита и вытолкала гостя за дверь.

Удивленный Федор отправился к себе, решив, что новость не заинтересовала девушек, он ожидал от них совершенно другой реакции. Но на самом деле новость о том, что убитые оказались братьями, окрылила Риту.

Ей, конечно, было жалко парня, который потерял сразу и отца, и дядю, но ведь он сам не очень огорчался по этому поводу, что же говорить о Рите. Теперь она была абсолютно уверена, что убийства неслучайны и тесно связаны друг с другом, но вот чем, это оставалось загадкой. Ей не терпелось поскорее во всем разобраться, ведь срок путевки подходил к концу, а если она не узнает, почему все это произошло, то просто состарится раньше времени, от любопытства.

Аллу же новость очень расстроила. Она понимала, что подруга теперь будет вести свое нелепое следствие с удвоенным рвением. А ей так хотелось хотя бы остаток отпуска провести спокойно, не рыскать по лесу в поисках неизвестно чего и не бояться, что ночью явится непрошеный гость, чтобы расправиться с ними за их любопытство. Она попыталась снова предостеречь подругу, но безуспешно.

– Как ты не понимаешь? Все связано с этим местом. Неужели неинтересно узнать, что в нем такого особенного, – убеждала ее Рита.

– И ты хочешь, чтобы благодаря твоему расследованию список смертей пополнился нашими именами?

– Не говори глупостей, я уверена, с нами ничего не случится! Давай лучше поговорим о другом. Получается, что у Олега с его братом было что-то общее, какая-то тайна. Ведь несмотря на то, что они крайне редко общались, почему-то приехали в одно и то же место в одно и то же время. И я не думаю, что этот приезд был случайным. Причину нам и предстоит выяснить!

– Мне кажется, здесь что-то не так. Ведь когда мы нашли тело у озера, то все постояльцы базы, включая Олега, сказали, что не знали этого человека. Почему Олег не опознал своего брата, ведь мы выяснили, что они были знакомы. Тебе не кажется это странным? – сдавшись, спросила Алла.

– Это действительно странно. Получается, либо он не узнал его, ведь они редко виделись, либо узнал, но по каким-то причинам солгал. Хотя, если честно, я не понимаю, какой был резон лгать милиции. Раз мы так просто смогли узнать, что они братья, то рано или поздно следователь узнал бы правду и спросил у Олега, почему тот ввел следствие в заблуждение. Вернее сказать, следователь уже узнал об этом, но немного поздновато. Олег погиб и не сможет ответить на его вопрос.

– Знаешь, Рита, это все действительно очень интересно, но, откровенно говоря, я сомневаюсь, что мы сможем докопаться до сути дела, слишком все запутано, к тому же небезопасно. Люди, которые могли об этой истории что-то знать, убиты и что их связывало, мы не знаем. Может, их вообще ничего не связывало, а все произошедшее просто роковая случайность, и никакой тайны нет.

– А вот тут ты не права! – возразила Рита. – Не все люди, связанные с этой историей, умерли, кое-кто мог бы нам рассказать, из-за чего совершены убийства.

– И кто бы это мог сделать? – удивилась Алла.

– Убийца! Если нам удастся его вычислить, все встанет на свои места. Из-за чего вообще в наше время убивают людей?

– Из-за денег, недвижимости, ревности, личной неприязни, да мало ли за что могут убить! В наше время и ни за что голову оторвут! – немного поразмыслив, ответила Алла.

– Если я права и все дело именно в этом месте у горы Петушиный гребешок, то деньги, недвижимость, ревность и личную неприязнь можно смело отбросить! Сама посуди, откуда в горном лесу деньги или недвижимость? Что касается ревности или неприязненных отношений, то это вообще абсурд. Никаких женщин у Олега не было и не думаю, что он мог кому-то мешать. Он не интересовался ничем, кроме истории, у такого замкнутого человека просто не могло быть врагов.

– У Олега, может, и не было, а вот у его брата, наверное, имелись. Олег, узнав в убитом сводного брата, решил найти его убийцу, вот и пошел на поиски улик, но тут его самого убили как свидетеля.

Однако Рита не спешила соглашаться с версией подруги.

– Если Олег так хотел найти убийцу своего брата, то почему не сказал следователю, что знает убитого? Я с тобой согласна в одном, Олег узнал Николая, но затеял всю эту историю с поисками улик вовсе не из желания помочь следствию. Он знал, для чего Николай приехал сюда, может, даже знал из-за чего произошло убийство, но не хотел делиться этой информацией со следователем. Получается, у него была своя выгода. Наверняка в этом месте они с братом искали одно и то же! – размышляла Рита.

– Но что можно искать в лесу? – недоумевала Алла.

– Я пока не знаю, может, у них была семейная тайна, о которой никто, кроме них, не знал. Я уверена, что Олега убили не случайно, и не забывай о Свете!

– А Света тут при чем? – Уравновешенная Алла начала терять терпение.

– Я убеждена, что это был не несчастный случай, ее тоже убили!

– Мне кажется, ты слишком заигралась в свое расследование, начинаешь искать преступления там, где их нет. Павел Андреевич – профессионал, и если он сказал, что это несчастный случай, значит, это был несчастный случай!

– Твоему следователю лишь бы дело закрыть! – рассердилась Рита, но у Аллы уже не было желания слушать подругу. Она твердо решила провести остаток отпуска спокойно и с пользой для здоровья, поэтому стала собирать вещи, чтобы сходить с Федей на речку, спокойно погреться на солнышке, не забивая себе голову вопросами, на которые нет ответа.

– Лучшую подругу на какого-то Федьку променяла! – обиделась Рита.

– Он, по крайней мере, не трещит каждые пять минут о том, что на самой обыкновенной турбазе, в самом обыкновенном лесу происходит что-то необыкновенное! – резко ответила Алла и вышла из домика, но настырная Рита поспешила за ней следом.

– Я всем докажу, что права, у меня нюх на такие вещи!

– У тебя нюх на неприятности, в которые ты все время попадаешь и меня втягиваешь! Если не угомонишься, эта история может для нас плачевно закончиться! – в который раз повторила Алла.

– Давай сходим в лес, последний разочек, вдруг то дерево именно то, которое мы ищем? – стала подлизываться хитрюга.

– Нет, это слишком опасно, вдруг мы опять там кого-то встретим?

– Не встретим, мы пойдем очень рано, все еще будут спать!

Алла не хотела соглашаться, прошлый раз они вышли в семь часов утра и тем не менее встретили в лесу тех мужчин.

– Мы отправимся в пять утра, все нормальные люди еще спать будут! – уговаривала ее Рита.

– Вот именно! Все нормальные люди будут спать, а мы с тобой, как ненормальные, будем шляться по лесу в поисках неизвестно чего!

У Риты имелась еще масса доводов, чтобы убедить подругу, но она заметила Федю, идущего навстречу с неизменной улыбкой на лице. Девушка не собиралась посвящать его в свои планы, поэтому замолчала и молчала всю дорогу, а потом и на берегу реки. Она лишь кивала головой или пожимала плечами в ответ на Федины вопросы.

– Что это с ней? – не вытерпев, спросил он у Аллы.

– Не обращай внимания, мисс сыщица сегодня не в духе. Скажи лучше, как чувствует себя наш директор?

– Уже нормально. У него был сердечный приступ, до инфаркта дело не дошло. Врачи посоветовали некоторое время отлежаться.

– Хорошо, что все обошлось. А что та женщина, которая грибами отравилась? – продолжала расспрашивать Алла.

– Она еще в себя не пришла. Говорят, состояние стабильно-тяжелое.

– А какой шанс, что все обойдется?

– Шансы равны, пятьдесят на пятьдесят. Слишком много грибов съела. Ей еще повезло, что организм крепкий и масса тела большая, если бы вы столько съели, мигом бы к праотцам отправились!

Алла поежилась, по спине пробежал озноб, несмотря на то что день был довольно жарким. А Рита, казалось, даже не слышала, о чем говорят ее друзья. Она была сосредоточена на своих мыслях и очень злилась, что Федя мешает поделиться ими с подругой. Зато Алла радовалась этому факту. Она не понимала, почему Риту тянет в лес, ведь она сама не знала, что именно надеялась найти, а это – как искать шапку-невидимку.

День неуклонно катился к вечеру, жара стала спадать, уступая место вечерней прохладе. В траве весело потрескивали кузнечики, проснувшийся ветерок ласково играл в ветвях деревьев. Большие камни на берегу быстро остыли, стали сырыми и холодными. Оставаться у реки не имело смысла, вместо загара можно было заработать простуду.

У Риты, заметившей, что Алла и Федя нехотя собирают вещи, заметно поднялось настроение. Она с нетерпением ждала возвращения домой, чтобы уговорить подругу последний раз сходить в лес. Настырная Рита была уверена, что в этот раз они точно что-то обнаружат. Ей даже пришла в голову нелепая идея пойти в лес ночью, чтобы точно ни на кого не наткнуться, но, поразмыслив, она отказалась от этой затеи. Во-первых, потому, что Алла ни за что не согласиться, а во-вторых, ночью в лесу слишком темно, а от их фонарика толку чуть. Решив непременно отправиться в поход до рассвета, Рита решила как следует подготовиться.

– Что ты делаешь? – удивленно спросила Алла, заметив, как ее подруга складывает в маленький рюкзак совершенно ненужные, на ее взгляд, вещи – маленький карманный фонарик, столовый нож, ножницы, кухонную деревянную лопатку, две ложки, лак для волос, бутылку минеральной воды и бутерброды.

– Все это может пригодиться! – ответила Рита.

– Ну, допустим, вода и бутерброды нам действительно пригодятся, уверена, ты будешь таскать меня по лесу до самого вечера, но ложки зачем, бутерброды есть?

– Ложки пригодятся, если сломается лопатка, она ведь деревянная, – вполне серьезно ответила Рита.

– А зачем нам лопатка?

– Вдруг придется делать подкоп!

– Ты серьезно? – растерялась Алла. – Ну хорошо, с ложками и лопаткой разобрались, с фонариком все понятно, а нож и ножницы для чего?

Рита сказала, что нож может пригодиться для самообороны, а так как он всего один, то ножницы тоже вполне сгодятся, ими запросто можно выколоть глаз обидчику.

– Откуда такая кровожадность? – улыбнулась Алла.

Подруга лишь пожала плечами в ответ.

– А лак для волос, чтобы поправить прическу, после того как выколешь глаз обидчику! – продолжала иронизировать Алла.

– Зря смеешься! Лак для волос – наипервейшее средство самообороны, не хуже газового баллончика. Ты что, ни разу случайно не попадала себе струей лака в глаза?

– Да, ощущение не из приятных, – согласилась Алла. – Но откровенно говоря, я очень надеюсь, что твои «боеприпасы» нам не понадобятся. Нормальному человеку не придет в голову шляться по лесу с утра пораньше.

– О нормальных я и не говорю, нормальный человек не подумает обидеть двух беззащитных девушек! Но мы можем наткнуться на преступника, тогда все средства хороши будут!

Рита собиралась еще кое-что рассказать о мерах безопасности на случай, если они с кем-то столкнуться в лесу, но замолчала, увидев серьезное лицо подруги. Она поняла, что перегнула палку и если продолжит запугивать Аллу, та может отказаться идти с ней. Быстро сменив тему разговора, хитрюга разделась и легла в кровать, пожелав подруге спокойной ночи.

«Да уж какое тут может быть спокойствие. Жить на вулкане и то спокойнее, чем иметь такую подругу, как Ритка!» – подумала Алла.


Ночь пролетела незаметно. Девушкам казалось, что они не проспали и десяти минут, как прозвенел будильник. Часы показывали половину пятого, небо только начинало светлеть.

Наскоро умывшись и выпив кофе, подруги оделись и, прихватив собранный Ритой рюкзак, вышли из дома.

Приветливое утреннее солнце лениво поднималось из-за гор, освещая своими лучами верхушки деревьев. Стало совсем светло, и лесная чаща не наводила такой ужас, какой бывает после заката. Воздух был пропитан утренней свежестью, придававшей бодрость и поднимавшей настроение.

Уверенной походкой подруги направились по уже знакомой тропинке, ведущей к самому высокому горному хребту, напоминавшему гребешок петуха.

– Знаешь, если забыть о цели нашего путешествия, то прогулка мне даже нравится! – глубоко вдохнув свежий воздух, сказала Алла. – Что ни говори, а природа здесь замечательная!

Это был один из тех редких случаев, когда Рита не стала спорить со своей подругой. На фоне лазурно-голубого неба четко вырисовывались высокие горные холмы, у подножия которых густо росли деревья и протекала звонкая речушка. Вода еле доставала до щиколоток, но кое-где чувствовалась довольно большая глубина. С одной из вершин каскадом спадал красивейший водопад, шум его был слышен издалека, идя по лесу, казалось, что вот-вот на него наткнешься.

Девушки шли на шум воды, озираясь по сторонам, чтобы не пропустить интересующее их место. Лес становился все гуще, пробираться сквозь колючие ветки кустарника было все сложнее.

– Ритуль, может мы здесь через реку перейдем, по большим камням перепрыгнем. На той стороне деревья реже растут, идти будет легче! – окликнула Алла подругу.

– Ни в коем случае! Мы должны перейти реку только в определенном месте, иначе попадем не туда.

Спорить было бесполезно, поэтому, тяжело вздохнув, Алла пошла дальше, пряча лицо от колючих веток. Спустя какое-то время девушки добрались до нужной им переправы – река там совсем обмелела, вода только покрывала гладкие камни, лежащие на дне.

– Ну вот, теперь можно смело переходить! – бодро заявила Рита.

– Очень вовремя, потому что я уже исцарапала все руки об эти ветки!

Осторожно наступая на скользкие камни, подруги перешли на другой берег. Деревья тут росли не так близко друг к другу, а колючего кустарника не было вовсе. Идти стало легче, хотя и приходилось подниматься в гору. Немного поплутав, девушки увидели довольно старое на вид необъятное дерево с дуплом.

– Подсадить меня сможешь? – деловито поинтересовалась Рита.

– Зачем?

– Надо залезть, чтобы осмотреть это дупло.

Алла крепко сцепила руки, подставила их подруге, та осторожно встала на них, крепко ухватилась за ветку и ловко вскарабкалась на толстый сук. Дупло, которое так интересовало ее, было большое и подгнившее, видимо, очень старое. Убедившись, что оно не является чьим-нибудь домом, Рита посветила фонариком и к своему огорчению ничего не обнаружила внутри.

– Пусто! – с досадой сказала она.

– А ты чего хотела, чтобы в каждом дупле по пистолету лежало?! – спросила Алла.

– Ну почему обязательно по пистолету? Я надеялась, что какая-то подсказка будет или знак!

Спрыгнув на землю, Рита серьезно задумалась, в какую сторону идти дальше, но предложение подруги отправиться обратно домой категорически отвергла.

– Ну хорошо, не хочешь домой, тогда пойдем прямо, – вынуждена была согласиться Алла. – Видишь, впереди скала видна, совсем рядом. Сомневаюсь, что мы там что-нибудь найдем, зато природой полюбуемся, там красиво и до водопада рукой подать, – сказала она и направилась к скале.

Девушки быстро добрались до скалы, у подножия которой начинался подъем на самый высокий хребет. Тень от горы подала на лес, и у подножия было сыро и прохладно. Шум водопада здесь был такой громкий, что подругам приходилось кричать, чтобы услышать друг друга.

– Куда дальше? – спросила Алла. – Может, обойдем гору и посмотрим, что с другой стороны?

– На мой взгляд, поговорка «умный в гору не пойдет, умный гору обойдет» как раз для дураков! Мы с тобой пойдем прямо через гору!

– Ты предлагаешь забраться на эту скалу?

Рита молча показала ей на щель в скале, которую слегка загораживало раскидистое дерево. Щель была высотой около двух метров, а шириной чуть больше полутора, для человека обычного роста и телосложения проникнуть туда не составляло никакого труда. Рита пошла впереди, освещая дорогу карманным фонариком, за ней осторожно двигалась Алла. Когда девушки вышли из этой сквозной пещеры, их глаза, успевшие привыкнуть к темноте, ослепил яркий солнечный свет.

Открывшаяся подругам картина была невероятно живописна. На линии горизонта виднелись горы, покрытые лесами, а прямо из-под ног уходил вдаль пушистый зеленый ковер. Трава на поляне росла густая, ярко-зеленая и довольно высокая. Вокруг не было ничего, кроме этой шелковистой травы, которая при дуновении ветра напоминала морские волны.

– Прямо альпийские луга, ни дать ни взять! – сказала Алла, любуясь открывшимся видом.

– Красотища! – подтвердила Рита. – Только вот что здесь искать, в этих альпийских лугах!

– Видишь, я была права, здесь действительно ничего нет. Я имею в виду, ничего такого, что могло бы заинтересовать погибшего Гудовича или его брата. Наверное, когда-то давно здесь тоже были горы.

– С чего ты взяла? – удивилась Рита.

– Да вот эти камни в прошлом вполне могли быть горами.

– Где ты видишь камни, по-моему, здесь нет ничего, кроме высоченной травы!

– Присмотрись повнимательней, при сильных порывах ветра трава наклоняется и тогда виднеются валуны.

Алла сделала несколько шагов вперед и, наклонившись, раздвинула руками густо растущую траву. Прямо у ее ног действительно лежал большой серый камень, гладко отшлифованный ветром и дождями.

– Какая причудливая форма! Будто специально вытесали. Постаралась матушка-природа, сотворила необыкновенное чудо!

– Что там еще за чудо? – ворчливо спросила Рита, направляясь к подруге. Она попыталась раздвинуть траву руками, но ветер, словно играя с девушкой, все время прикрывал ею камень.

– Ну, погоди! – неизвестно кому пригрозила рассерженная девушка и достала из рюкзака ножницы. Затем ловкими движениями обкромсала траву вокруг камня и внимательно уставилась на него.

– Действительно забавно! – воскликнула она, как следует разглядев камень.

Серый валун по форме напоминал большой старинный ключ, правда, немного неправильной формы, но тем не менее сходство было потрясающим.

– Жаль, фотоаппарат не захватили, – посетовала Алла. – Такое творение природы не часто встретишь.

– Да, редкая и запоминающаяся штука, – согласилась Рита. – Постой, а вдруг это именно то, что мы ищем?!

– Не говори глупостей, в этом камне нет ничего особенного, просто он затейливой формы, только и всего!

– Это можно проверить.

Рита быстро вывалила содержимое рюкзака на камень, нашла столовую ложку и вручила ее подруге, сама взяла деревянную лопатку и принялась увлеченно копать под камнем.

– Чего столбом стоишь, давай работай! – прикрикнула она, продолжая свое занятие.

– И не собираюсь! Под камнем могут быть черви, ты же знаешь, я их не переношу!

Алла демонстративно уселась на камень, показывая всем своим видом, что не собирается выполнять требование. Вспыльчивая Рита тут же подняла шум. Алла резво вскочила, чтобы сказать подруге все, что она думает о ее затеях, но слова застряли в горле. Совсем рядом со спорившими подругами словно из-под земли выросли двое мужчин, одетых во все черное и с черными масками, скрывавшими лицо. В руках у них были какие-то странные предметы. Ни произнеся ни звука, один из них достал из-за пояса нож и, перескочив через камень, поднес его к лицу Риты. Она не растерялась и ответила метким ударом в пах. Довольно крупный мужчина пискнул тоненьким голоском и, скрючившись, упал на колени, выронив при этом охотничий нож. Очнувшись от минутного оцепенения, Алла схватила лак для волос и брызнула в лицо второму, тот взвыл, как раненый зверь, и бросился на девушку. Заметив это, Рита подняла с камня ножницы и со всей силы воткнула их в руку мужчине, уже успевшему схватить девушку за волосы. Здоровенный детина взревел и ослабил хватку. Высвободившись, Алла крепко схватила за руку свою подругу, и девушки пустились наутек, все еще сжимая в руках импровизированные средства самообороны.

Они бежали, не разбирая дороги и не оглядываясь назад. Им казалось, что позади раздаются тяжелые шаги напавших, но они боялись остановиться хоть на секунду и обернуться. Колючие заросли кустарника больно царапали руки и лица, но подруги не чувствовали боли, бежали молча.

С перепугу они сбились с пути и сделали большой крюк по лесу, прежде чем оказались у базы отдыха. Не заметив, что замок на воротах уже открыт, с невероятной быстротой перелезли через кованую ограду и опрометью бросились к своему домику.

– Куда торопитесь, красавицы?! – раздался приятный мужской голос.

Девушки замерли и испуганно обернулись.

На асфальтированной дорожке стоял мужчина из нового заезда, который не раз предлагал им поближе познакомиться. На нем был белоснежный спортивный костюм, волосы аккуратно зачесаны, на лице сверкала улыбка.

– Вы что поднялись в такую рань, собрались куда?

– Не спится, – неприветливо ответила Рита, внимательно рассматривая мужчину.

– Вам тоже, я смотрю, не спится, – стараясь скрыть дрожь в голосе, сказала Алла.

– И не говорите, – вздохнул мужчина. – Мы с другом сегодня, считай, всю ночь не спали, заболел он. То ли на солнце перегрелся, то ли в холодной реке искупался, температура у него под сорок, а снять нечем. Вот хотел в медпункте взять лекарства, да медсестры на месте нет, прямо не знаю, что делать! Кстати, у вас не найдется таблеточки аспирина или еще чего жаропонижающего? – продолжал лучезарно улыбаться мужчина.

– Должно что-то быть, пойдемте с нами, – сказала Алла.

Открыв дверь домика, подруги пригласили соседа войти. Мужчина внимательно оглядел жилище и, присев на стул, стал ждать, пока Алла найдет лекарство.

– Я смотрю, вы обувь неподходящую для этой местности выбрали, – заметила Рита, придирчиво оглядев мужчину.

– Вы про туфли? Я кроссовки вчера на озере замочил, не высохли! – добродушно сказал он.

Пока Рита придиралась к улыбчивому соседу, Алла открыла свою дорожную сумку, чтобы найти там лекарство.

– Аспирина у нас, к сожалению, нет, зато есть парацетомол, возьмите, он тоже сбивает температуру. Есть еще анальгин…

– С вашего позволения, я возьму и анальгин, у товарища болит э… голова. – Мужчина поблагодарил за помощь и попрощался.

– Не стоит благодарности, – сердито буркнула Рита, закрывая за ним дверь.

– Надеюсь, теперь ты со мной согласишься, что здесь происходит что-то странное! – обернулась она к подруге. – Если нас попытались убить, значит, мы слишком близко к чему-то подобрались! Интересно, что эти двое верзил, которые на нас набросились, стали бы делать, если бы нас там не было. Эх, жаль мы их поздно заметили, а то могли бы затаиться где-нибудь и подсмотреть. Может, они собирались спрятать очередной труп. Видела, какие странные штуки у них в руках были?! Ну ничего, мы все равно выясним, что здесь за дела творятся!

Алла внимательно посмотрела на нее.

– Ты сейчас серьезно говоришь? – спросила она.

– А похоже, что я шучу? – вопросом на вопрос ответила Рита.

– Мне кажется, ты не совсем понимаешь всю серьезность сложившегося положения. Мы должны немедленно, слышишь, немедленно сообщить обо всем в милицию. И о том, что стащили тетрадь в домике Олега Гудовича, и о том, что несмотря на все запреты отправились в горы, и о том, что там на нас было совершено покушение. Нам просто повезло, что мы смогли унести ноги, иначе были бы сейчас уже на том свете, наши тела никто бы не нашел! Мне никогда не нравились твои шпионские игры, а сейчас и подавно это становится слишком опасно. Где гарантия, что сегодня ночью маньяки не явятся к нам, чтобы завершить начатое?! Я не хочу рисковать жизнью и тебе не позволю!

– Мы не можем сообщить о случившемся в милицию! Как ты не понимаешь? Мы ведь совсем близки к разгадке, можно сказать, в одном шаге от нее!

– В одном шаге от могилы! – отрезала Алла и взяла телефон, чтобы позвонить следователю, но подруга выхватила его.

– Ну прошу тебя, последний разочек! – молящим голосом сказала она.

– Мы договорились, что последний разочек был сегодня.

– Договор был, что мы больше не пойдем в горы, если сегодня ничего не найдем, но мы ведь нашли! Правда, еще не знаем, что именно, но ведь нашли, иначе нас бы не за что было убивать! – продолжала настаивать Рита.

Алла не знала, какие еще доводы привести, чтобы убедить подругу в грозящей им опасности. Она понимала, что они зашли слишком далеко. Ей и самой было интересно узнать, из-за чего от них кто-то решил избавиться, но в отличие от своей подруги она осознавала, насколько все серьезно. Рита же не унималась.

– Представляешь, как мы прославимся, если раскроем ужасные преступления, произошедшие на базе, о нас, может, даже в газете напишут!

– Я не тщеславна, – коротко ответила Алла.

– Да ладно тебе, ну что в нашей жизни интересного? А если мы закончим начатое расследование и обезвредим преступника, то будет, о чем детям и внукам рассказывать, они гордиться нами станут!

– Рассказывать некому будет. Если я соглашусь на твою авантюру, у нас никогда не будет ни детей, ни внуков, потому что нас убьют и мы навсегда останемся в этих горах!

– Знаешь, Алла, ты противоречишь сама себе. – Понимая, что подругу будет очень сложно уговорить, Рита пошла на хитрость. – Пять минут назад ты говорила, что нас могут убить в любую минуту, например, сегодня ночью, а сейчас говоришь, что нас убьют, если мы опять пойдем в горы. Получается, нам в любом случае не жить? Глупо погибать вот так, неизвестно за что.

– А если мы пойдем в горы, то хотя бы узнаем, за что нас хотят убить, ты это хотела сказать? – перебила ее Алла.

Рита лукаво улыбнулась, решив, что подруга опять попалась на крючок.

– Знаешь, а ты права, – задумчиво произнесла Алла. – Мы увязли в этом деле и самое время выбираться из него, желательно без потерь. Но надо все как следует обдумать. Ты не против, если я пройдусь на свежем воздухе и подумаю над твоим предложением, одна? Иначе ты будешь безостановочно трещать и не дашь мне сосредоточиться.

Рита задумалась, ей показалось, что Алла хочет ее перехитрить.

– Хорошо, пойди подумай, только оставь свой телефон здесь, – наконец сказала она.

– Это еще зачем?

– Так, на всякий случай. Вдруг ты просто сделала вид, что согласна с моими доводами, а сама позвонишь этому вредному следователю и сдашь нас ему со всеми потрохами?!

– Ладно, – быстро согласилась Алла, – если ты мне не веришь, я оставлю тебе свой телефон.

– Вот и отлично. Иди подумай, а я пока, на всякий случай, подготовлюсь к нашей экспедиции! – обрадовалась Рита.

Хотя подруга всего лишь сказала, что подумает, она была почти уверена, что Алла примет ее предложение. Если та не сказала категоричное нет, значит, в конце концов согласится.

Алла вышла из домика и не спеша пошла по центральной аллее «Петушиного гребешка». На базе все еще было тихо, туристы не спешили покидать свои уютные домики, хотя солнце уже успело высоко подняться над горами. Наслаждаясь непривычной тишиной, девушка серьезно обдумывала сложившуюся ситуацию. Она уже приняла решение, но хотела убедить себя, что правильно поступает. Конечно, проще всего было бы не рисковать лишний раз, а позвонить следователю и обо всем ему рассказать. Но какая гарантия, что он поймает напавших. Ведь человека, совершившего убийство, пока не нашли, а кто будет искать людей, которые еще не совершили преступление, а только собирались. С другой стороны, снова одним отправляться в то место было слишком опасно, ведь эти мужчины могли там оказаться неслучайно, а стало быть, обязательно туда вернутся. Алла предполагала, что у нападавших была веская причина избавиться от них с Ритой, значит, они обязательно закончат начатое дело, независимо от того, пойдут девушки снова в горы или нет. Тогда есть два варианта: либо не дожидаться окончания срока путевки и возвращаться домой, либо еще раз рискнуть.

Уехать было проще всего, и поначалу Алла хотела принять именно такое решение, но она тоже не лишена любопытства, и это сыграло свою роль. Алле было безумно интересно, во что же они с подругой ввязались. Она умело скрывала свою заинтересованность в этом деле, иначе Рита, видя поддержку, могла наломать еще больше дров. Если они уедут, то никогда не узнают правды и подруга до конца дней будет пилить ее за это.

Алла свернула с главной аллеи и направилась туда, где в тени раскидистых деревьев располагались домики отдыхающих. Тихонько подойдя к окну, осторожно заглянула в него.

Рита тем временем готовилась к очередному походу в горы. К ее великому сожалению, маленький рюкзачок остался лежать на лугу, у камня, напоминавшего ключ, поэтому собирать необходимые вещи пришлось в обыкновенный полиэтиленовый пакет, тащить его, конечно, будет неудобно, но ничего другого не придумаешь.

Закончив сборы, она вышла на веранду встречать подругу. Время тянулось медленно, Рита уже начала беспокоиться, нервно теребила огненно-рыжую прядь волос и не сводила глаз с главной аллеи.

Минут через тридцать томительного ожидания она увидела Аллу, которая выходила из административного корпуса. Заметив Риту, девушка помахала ей рукой и прибавила шаг, а подойдя к веранде, скомандовала:

– Собирайся!

– Куда? – растерянно спросила Рита.

– Как куда? Ты же тиранила меня, что хочешь еще раз сходить на тот луг, а теперь спрашиваешь «куда»!

– Я думала, что мы пойдем завтра на рассвете, скоро туристы начнут расползаться по базе, – сказала Рита, не ожидавшая такой смены настроения.

– Вот именно! Скоро здесь будет полно народу, так что надо поторопиться!

Рите все это показалось странным, и она спросила, откуда такая решимость и что Алла делала в административном корпусе.

– Завтра может быть уже поздно, – сказала Алла. – Либо мужчины вернуться на луг раньше нас и закончат там свои дела, и мы, естественно, не узнаем какие, либо мы просто не доживем до завтра, потому что они попросту убьют нас, и мы не узнаем за что. А что я делала в административном корпусе, могла бы сама догадаться. Я решила проверить, что делают охранники, чтобы мы могли беспрепятственно покинуть базу. Так вот, они собираются делать очередной обход, и если мы не поторопимся, то можем с ними столкнуться, так что шевелись!

– У меня уже все готово, – призналась Рита.

Алла заглянула в собранный подругой пакет и в очередной раз удивилась.

– Что ты набрала? Я думала взять с собой только воду и что-нибудь для самообороны!

– Я это и взяла!

– А зачем остальной хлам, совок, например, или ложка для обуви?

– Ну лопаты же у нас нет! – развела руками Рита.

Алла была уверена, что у них не будет времени осматривать окрестности на лугу, тем более делать раскопки совком для мусора и ложкой для обуви, но спорить с подругой не стала, чтобы не вызвать у нее подозрений. Где-то в глубине души ее грыз червячок из-за того, что она не может поделиться своим планом с подругой, но раскрывать вспыльчивой Рите все карты было нельзя. Из-за своего взрывного характера и неумения прислушиваться к мнению других она могла сорвать операцию. Именно операцию.

Опасаясь за свою жизнь и жизнь лучшей подруги, Алла всего лишь за час придумала настоящую операцию по поимке подозрительных типов, напавших на них в горах. Конечно, она не была на сто процентов уверена в ее удачном исходе, поэтому заметно нервничала, но надеялась на лучшее.

Перед выходом она все же еще раз предложила отказаться от затеи, на что получила довольно эмоциональный отказ. Что ж, если план сорвется и что-то пойдет не так, ее вины в этом не будет, подруга сама сделала свой выбор.

Ничего не подозревающая Рита была рада, что ей так быстро удалось убедить подругу продолжить расследование.

Девушкам снова удалось незаметно покинуть территорию базы отдыха, и они двинулись по уже знакомой дороге, в очередной раз играя с судьбой в рулетку.


Поднимаясь все выше в горы, к скале, за которой были просторные зеленые луга, девушки начали нервничать, хотя и старались скрыть это друг от друга. Каждая понимала степень опасности их предприятия.

Мысли Риты были заняты предстоящими поисками, и хотя она не знала, что можно найти на лугу, была уверена в успехе. Не зря ведь мужчины явились туда, они наверняка знали, что собираются там искать. Алле же было совершенно безразлично, что собирались делать мужчины на лугу, но у нее росла уверенность, что они как-то связаны с убийствами, хотела остановить их, пока список смертей не пополнился ее и Риты именами.

Достаточно быстро пройдя через лес, подруги вновь оказались у просторного луга. Осторожно выглянув из укрытия в скале и убедившись, что там никого нет, они смело подошли к большому камню, по форме напоминавшему ключ.

– Пока никого! – облегченно вздохнула Рита.

– Вот именно что «пока», – пробормотала Алла.

– Смотри, наши вещи лежат! – Рита подняла с земли свой рюкзачок. – Думаю надо приступать к работе. Даже не знаю, с чего начать. Наверное, надо все как следует здесь осмотреть.

Пройдя пару шагов, она громко вскрикнула.

– Что случилось? – испугалась Алла.

– Вот черт! Ногу сильно ушибла, из-за этой высокой травы совершенно не видно, что лежит под ногами! – Рита наклонилась и раздвинула густо растущую траву руками. – Посмотри, наши обидчики оставили нам подарок! – Она подняла с земли лопату и показала ее подруге. – Если у них была лопата, значит, собирались копать, а если собирались копать, следовательно, хотели что-то найти. Только вот где? – Рита внимательно осмотрелась по сторонам.

– Ну начни прямо у камня, – равнодушно сказала Алла, которой было безразлично, где начинать поиски, она была уверена, что это совершенно бесполезное занятие.

– Ты права, ничего умнее мне все равно в голову не приходит. Я вижу, у тебя нет желания помогать, но хотя бы сделай вид, возьми совок!

С этими словами Рита взяла лопату и стала копать.

«Неужели она действительно надеется здесь что-то найти?» – подумала Алла, но оставила свои мысли при себе, взяла совок, присела рядом с подругой и принялась вяло ковырять землю. При этом она все время поглядывала на свои маленькие часики и озиралась по сторонам. А Рита так увлеклась, что забыла все свои страхи.

– От тебя никакого толку, смотри, сколько я уже перелопатила! – проворчала она.

– Я тебе не экскаватор, – рассердилась Алла, – у меня всего лишь совок для мусора, не слишком удобный инструмент для раскопок!

С трудом приняв вертикальное положение, Рита вручила подруге лопату, предложив немного поработать, а сама стала разминать уставшую спину.

Легко вонзив лопату в рыхлую землю, Алла отбросила несколько больших комьев земли, а когда подсунула ее под камень, услышала глухой стук.

– Эй, полегче, лопату сломаешь! – предостерегла Рита, сурово сдвинув брови.

Алла попробовала вонзить лопату поглубже, но вновь послышался глухой звук, будто она наткнулась на препятствие.

– Что там такое? – оживилась Рита.

Подруга пожала плечами и снова попыталась копнуть, зайдя с другой стороны. Но лопата не шла вглубь. Девушка встала на колени и попробовала продолжить раскопки совком. Рита тоже встала на колени и начала выгребать землю из-под камня руками, не обращая внимания на то, что губит свои длинные ухоженные ногти. Алла тут же присоединилась к ней. Сейчас они напоминали маленьких лесных зверьков, которые заняты поисками сочных кореньев на обед. Наконец девушки наткнулись на твердый предмет. Стряхнув с него остатки земли, они увидели довольно большую старую деревянную доску.

– Какой кошмар! – воскликнула Рита.

– Вот именно кошмар, мы с тобой настоящие вандалы, – прошептала подруга.

– Ты действительно думаешь, это гроб?

– А по-твоему что? Большой деревянный ящик, закопанный в землю под камнем, что это еще может быть?!

– Ну, не знаю, – задумчиво произнесла Рита и громко постучала черенком лопаты по ящику.

– С ума сошла? Имей уважение к мертвому! – прошипела Алла.

– Не факт.

– Что не факт? – не поняла Алла.

– Я говорю, не факт, что в этом ящике лежит мертвый человек.

– По-твоему, здесь могли похоронить домашнее животное? – с иронией спросила Алла.

– При чем здесь животное? В ящике может лежать оружие, например. Ты разве не слышала, что террористы прячут контрабандное оружие в лесах, делают импровизированные склады там, где никому не придет в голову искать. Я думаю, есть только один способ узнать…

– Только не говори, что собираешься его открыть! – перебила ее Алла.

– Именно это я и собираюсь сделать! – Рита подмигнула своей подруге.

– Это еще большая глупость, чем твое расследование! Даже не представляю, что со мной будет, если я увижу разложившийся труп.

– Ты зациклилась на трупах! Будем надеяться, что там вовсе не труп! – сказала Рита, продолжая оглядывать ящик.

– Если и не труп, то все равно открывать его опасно. Вдруг там взрывчатка, откроем и взлетим, будут потом нас по кусочкам собирать!

Рита на минуту задумалась, видимо, представляя свое стройное загорелое тело, разорванное на кусочки, и даже передернула хрупкими плечиками.

– Картина впечатляющая! Но другого выхода у нас нет, ящик придется открыть!

– Самоубийца! – прошептала Алла. Рита достала из пакета ножницы и попыталась подковырнуть крышку, но трухлявое на вид дерево не поддавалось.

– Погибать, так с музыкой! – решила Алла и принялась помогать подруге.

Минут пятнадцать девушки всячески старались хоть на сантиметр сдвинуть крышку ящика, подсовывая в щели ножницы, найденный в траве нож и совок для мусора, но все попытки были тщетны.

– Так дело не пойдет! – решительно сказала Алла. – Надо побольше раскопать яму и постараться сорвать замок, вон, он уже виден.

Она вновь взялась за лопату, а Рита улыбнулась одними глазами, радуясь, что смогла убедить подругу в необходимости открыть странный ящик.

Подруги так увлеклись работой, что не обращали внимания ни на что вокруг, Алла даже перестала поглядывать на часы и вертеть головой. Обкопав ящик с нужной стороны, они освободили от земли ржавый амбарный замок.

– Это что за чудовище? Таких уже лет сто не выпускают! – озадаченно сказала Алла.

– Да, раритетная вещица! Интересно, сколько сей старинный предмет может стоить на блошином рынке?! – поддержала ее Рита.

– Знаешь, подруга, сейчас ты очень напоминаешь черного копателя, которому все равно, что разрывать, могильники, курганы или еще что, лишь бы сорвать куш! – возмутилась Алла.

– Да ладно тебе! Разве не понимаешь, что я шучу! – Рита присела на корточки и внимательно посмотрела на замок.

– Думаю, надо попытаться выдрать его вместе с петлями, – предложила Рита.

– Не получится! – покачала головой Алла. – Петли слишком прочно прибиты, хоть и заржавели.

Машинально поправив волосы, она вдруг резко обернулась к подруге, протянула руку и ловко выдернула шпильку из ее прически. Рыжая копна волос каскадом упала на Ритины плечи.

– Что ты делаешь? – отшатнулась Рита.

Не удостоив ее ответа, Алла согнула шпильку и склонилась над ржавым замком. Подруга внимательно следила за тем, как она с серьезным выражением лица осторожно ковыряла в замочной скважине. Через пару минут замок жалобно щелкнул, и тяжелая заржавевшая дужка со скрипом подалась.

– Ловко! У тебя в роду, случайно, медвежатников не было? – спросила Рита.

– Будешь язвить, снова запру! – пригрозила Алла.

– Я вовсе не хотела тебя обидеть! Ты так мастерски справилась, я даже не ожидала!

– Не хитрое это ремесло, с детства научилась. Как, думаешь, мне удавалось с тобой после школы во дворе гонять? Меня ведь заставляли музыкой заниматься! А какая может быть музыка, когда погулять хочется, тем более что бабушка, когда уходила по делам, запирала меня в комнате, искренне веря, что если я осталась в запертой наедине с музыкальным инструментом, то обязательно буду заниматься. Вот тогда мне и пришла в голову идея попробовать открыть замок. Единственным предметом, попавшимся под руку, оказалась бабушкина шпилька для волос. Несколько дней тренировки – и замки для меня больше не были проблемой. Бабушка так и не узнала, что я втихаря покидаю комнату и гуляю, а перед ее приходом снова закрываю замок, сажусь за пианино и играю минут пять. Кстати, я и после озорных школьных лет несколько раз применяла на практике свой навык. Однажды такая история приключилась… Ну прямо и смех и грех! Прибегает соседка и просит срочно звонить пожарным. Уже подъезжая к работе, она вдруг вспомнила, что забыла выключить утюг. Бросилась домой – ключей нет, потеряла, наверное. Я тогда тоже не на шутку испугалась, квартиры-то у нас на одной лестничной клетке – сгорит соседская, сгорит и моя. Схватила шпильку и быстренько управилась с замком, благо он хлипенький был, со времен постройки не меняли. Соседка поскакала в квартиру выключать утюг и обалдела – утюг был выключен и совершенно холодный стоял на гладильной доске, не представляя никакой опасности. Придя в себя, она как-то странно на меня покосилась. Когда я на следующий день вернулась с работы, то первое, что бросилось в глаза, так это новенькая железная дверь с невероятным количеством замков. Представляешь, сто лет жили с практически картонной дверью и не задумывались о том, чтобы ее поменять, а когда увидели, как ловко я справилась с замком, в миг поменяли! Решили, наверное, что я таким способом промышляю.

– Вот это да! – восхитилась Рита и тут же надулась: – Подруга называется! Ни разу мне не рассказала о своих способностях.

– Так ведь ты наверняка подбила бы меня вскрыть учительскую или того хуже, кабинет директора! Помнишь, как ты собиралась искать компромат на одного из наших преподавателей, чем-то он тебя обидел, уж не помню чем.

– Надо же, с детства хитрюга! – наигранно возмутилась Рита. И добавила: – Здорово все-таки, что тебя бабушка в комнате запирала, иначе мы с этим замком целый день провозились бы!

– Прекращай петь дифирамбы, лучше помоги поднять крышку, она слишком тяжелая.

Подруги ухватились за край крышки и попробовали ее поднять. Это оказалось непросто. После долгих усилий они решили предпринять последнюю попытку. Взяв лопату, просунули ее острие в щель под крышкой и вдвоем навалились на черенок. Щель заметно увеличилась, а затем крышка приподнялась и слетела со ржавых петель.

– Мы просто сила! – радостно подпрыгнула Рита.

– Погоди радоваться, давай сначала посмотрим, что там внутри, – охладила ее пыл Алла.

Ящик был заполнен доверху, но его содержимое скрывала грубая ткань, напоминавшая мешковину, наполовину сгнившая, издававшая неприятный запах сырости. Прикасаться к ней у девушек не было никакого желания, к тому же они опасались, что под истлевшей тканью может оказаться разложившейся труп.

Несколько минут они топтались в нерешительности, однако любопытство взяло верх над всеми остальными чувствами. Алла и Рита вместе взялись за край черенка лопаты, отойдя на его длину, осторожно отодвинули край сгнившей ткани, но разглядеть что-либо не удалось.

– Если мы будем по сантиметру сдвигать эту тряпку, мои нервы не выдержат! – призналась Рита и предложила: – Давай сорвем ее одним махом и будь что будет!

От волнения у Аллы пересохло во рту, она не могла вымолвить ни слова, лишь кивнула головой в знак согласия. Подруги снова подцепили ткань краем лопаты и резко сбросили ее на землю. Она рассыпалась в воздухе, образовав отвратительно пахнущее облако. Девушки закрыли ладонями лица и старались не дышать, ожидая, пока пыль осядет на землю. Истлевшие ниточки кружились в ярких солнечных лучах, казалось, этой бешеной пляске не будет конца. Когда пыль наконец рассеялась, с тревогой заглянули в ящик. То, что они увидели, привело их в состояние шока.

– Ужас! – прошептала Рита, прижимая вспотевшие от волнения ладони к щекам.

– Этого не может быть… – так же тихо едва выговорила Алла и шагнула назад.

Представшая взору картина была настолько нереальна, что девушки не могли поверить. Они не знали, сколько времени простояли, уставившись на содержимое ящика и совсем забыв о том, что их может подстерегать опасность.

– Ядрен батон, вот так встреча! Я смотрю, вы девчонки упертые! – вывел их из ступора громкий мужской голос.

От неожиданности они испуганно вздрогнули, а обернувшись, обомлели от ужаса. Перед ними, плотоядно улыбаясь, стояли незнакомцы, одетые во все черное и с масками на лице. Подруги начали пятиться, стараясь ногами нащупать какие-нибудь средства самообороны.

– И не жалко вам, молодым, красивым, так глупо умирать?! – продолжал незнакомец.

– Жалко, очень жалко, – закивала Рита, ногой подталкивая к себе лопату.

– Так какого лешего полезли в это дело? – вступил в разговор второй.

– В какое дело? – нарочито бодро спросила Алла.

– Ты дурочку из себя не корчи, а то я ведь могу и рассердиться, тогда ты будешь умирать долго и мучительно! – повысил голос первый.

– Не слушайте его, девочки, мы с вами быстро расправимся, чик и все. Как-никак помогли нам, всю черную работу выполнили, а мы люди благодарные! – веселился второй.

– Хороша благодарность, – прошептала Рита.

Оба незнакомца сделали несколько шагов вперед и вплотную подошли к испуганным подругам.

– Стоп! – крикнула Рита. – Не смейте к нам прикасаться, мы будем кричать!

– Начинай! – услышала она в ответ. – Интересно знать, кто вас здесь услышит?!

Понимая, что тянуть дальше нельзя, все равно итог будет один и довольно печальный, Рита решила первой перейти в наступление. Сумев дотянуться до лопаты, она быстро схватила ее и набросилась на стоявшего рядом человека в маске. От неожиданности тот не удержался на ногах и повалился на землю, потянув за собой Риту. Его напарник тут же набросился на нее. Аллу охватила настоящая паника, она хотела поднять крик, но горло сжал спазм, вместо крика вырвался слабый хрип, руки и ноги налились свинцовой тяжестью. Но несмотря на сковавший все тело страх, мозг продолжал трезво оценивать ситуацию, Алла понимала, надо срочно что-то предпринять, чтобы спасти подругу. Она набросилась на противника с голыми руками. Как ни удивительно, страх предал ей сил, она начала царапать лицо мужчины острыми ногтями так, что кровь просачивалась сквозь тонкую шерстяную маску.

Хотя противник был физически гораздо сильнее, под напором отчаянной девушки он ослабил хватку и выпустил Риту. Она тут же подняла такой крик, который мог бы и мертвого из могилы поднять. Второй мужчина подскочил к ней, схватил за ноги и снова повалил ее на землю, крепко зажав ей рот рукой. В тот момент, когда Рите стало катастрофически не хватать кислорода, чья-то сильная рука схватила ее и отшвырнула в сторону, словно тряпичную куклу. Даже не почувствовав боли от удара о камни, девушка вскочила, спеша на помощь своей подруге, но Алла сама на нее налетела – ее тоже кто-то сильно толкнул.

– Что происходит? – удивленно спросила Рита. – Их вроде больше стало, они что, дерутся между собой?

Откуда ни возьмись, на катавшихся по земле троих мужчин набросились еще двое, одетых в форму охранников. Растерянные девушки испуганно жались друг к другу, наблюдая за страшной дракой. Звуки ударов перемешивались с отборным матом. Неожиданно раздался громкий металлически голос: «Милиция, всем стоять, руки в гору!» – и раскатистым эхом повторился в горах.

Копошившаяся куча мужских тел замерла, но спустя мгновение драка возобновилась. И тут на лугу появились люди в камуфляже. Увидев их, Алла облегченно вздохнула и обняла подругу.

– Ну вот, теперь нам ничто не угрожает, – тихо сказала она.

Рита продолжала удивленно смотреть, все еще не понимая, что произошло.

Заметив, как человек в камуфляже пытается надеть наручники на одного из дравшихся, Алла крикнула:

– Это не он!

– Это не я, – растерянно сказал здоровенный парень, поднимаясь с земли.

– Только те двое, – Алла указала на мужчин, лица которых все еще скрывали маски.

– Федька! Он-то как здесь оказался? – изумилась Рита, глядя на верзилу.

Надев наручники незнакомцам в масках и подталкивая их в спину автоматами, люди в камуфляже направились в сторону базы отдыха. Остальные последовали за ними. Рите не терпелось задать подруге массу вопросов, но с этим она решила повременить, заметив так нелюбимого ею следователя Павла Андреевича Кошечкина.

– Ну-ну, барышни. Опять напортачили? – спросил он.

– Между прочим, мы преступников поймали и вот что нашли! – Рита указала на большой деревянный ящик.

– Что касается преступников, то это мы их поймали, – усмехнулся следователь. – Давайте посмотрим, что вы там нашли, надеюсь, не очередной труп, от вас ведь всего можно ожидать.

– Ну хорошо, мы помогли вам поймать, – решила на этот раз уступить Рита, представив себе физиономию следователя, когда тот увидит находку.

Павел Андреевич подозвал Мишу Потапова, и они подошли к ящику и заглянули в него. Павел Андреевич хмыкнул и, задумчиво потирая подбородок, с сомнением в голосе спросил:

– Вы что, сами это раскопали?

– Вот этими руками! – с гордостью заявила Рита, показывая некогда ухоженные руки со сломанными ногтями.

– Везет же дуракам! – присвистнул Миша.

– Но-но, полегче на поворотах! Тоже мне! Милиционер, а женщин обзывает, да еще каких! – возмутилась Рита.

– Каких? – уставился на нее Потапов.

– Героических!

– В свете последних событий не лишним будет заметить, что ваш героизм чуть не стоил вам жизни, – мрачно сказал Кошечкин.

Алла вжала голову в плечи и понурилась, словно нашкодивший котенок.

– Что со всем этим будем делать? – спросил Миша.

– Да ничего, выставим пока охрану, затем вызовем кого надо, пусть разбираются, – ответил следователь.

– А как же мы? – не удержалась Рита.

– А вам, гражданочки, придется проехать с нами! – не без удовольствия сообщил Павел Андреевич, давно мечтавший некоторое время подержать наглую девицу в участке.

Спорить со следователем Рита не стала, хотя и надулась как сыч.

– Павел Андреевич, а можно мне заскочить к себе, думаю, имеет смысл вам кое-что показать, – робко спросила Алла.

Ее подруга мигом сообразила, о чем идет речь, и еще сильнее надулась.

– Вы меня с ума сведете! Что там еще стряслось? – Кошечкин глубоко вздохнул.

Алла поспешила его успокоить, что на этот раз ничего особенного не произошло, просто она хочет показать одну вещицу, которая может пригодиться следствию.

Павел Андреевич подумал, что хуже уже не будет, разрешил, дав на все про все пятнадцать минут, и пригрозил:

– Если через пятнадцать минут вас не будет в патрульной машине, я задержу вас на полном серьезе!


Всю дорогу до базы отдыха девушки молчали, погруженные каждая в свои мысли. Попытки любопытного Феди и охранников разговорить их были тщетны, подруги лишь отмахивались, и парни в конце концов отстали, принялись активно обсуждать случившееся между собой.

– Время пошло! – взглянув на наручные часы, скомандовал следователь, когда они добрались до базы.

С завидной скоростью девушки ринулись к своему домику.


– А теперь колись, рыба золотая! С чего бы это на луг, точно саранча, налетели охранники с Федькой, да еще и менты в придачу? – отойдя на безопасное расстояние, поинтересовалась Рита, она и сама уже знала ответ, но все же хотела услышать это от подруги.

– Я не могла допустить, чтобы нас с тобой прибили те ненормальные в масках! – ответила Алла.

– Ну, это я уже поняла. Расскажи, как ты все это организовала в рекордно короткие сроки, и потом, у тебя же не было телефона, чтобы настучать следователю?!

– Да все очень просто! Сначала я пошла к домику Феди и, убедившись, что он еще спит, сунула под дверь записку. В ней я, немного слукавив, написала, что мы вычислили преступников и, заманив их в горы, собираемся задержать. Затем описала, как добраться до этого места, куда мы с тобой направились. Сделав ставку на Федино любопытство и чувство к тебе, я не проиграла. Во-первых, он забеспокоился, что нас могут убить, а во-вторых, ему, конечно, стало интересно, как мы вычислили убийц и смогли заманить их в ловушку. Как я и предполагала, Федя заскочил к охранникам, показал им записку, те, естественно, отправились с ним. Потом я зашла в административный корпус, но вовсе не с целью посмотреть, чем занята охрана, мне нужен был телефон, ты ведь мой забрала! Убедившись, что в холле еще никого нет, я позвонила в милицию, но Павла Андреевича не было на месте. Тогда я попросила дежурного записать для него очень важную информацию и как можно быстрее передать ее. Правда, вышла небольшая накладка. Я рассчитывала, что помощь подоспеет раньше и нам не придется самим вступать в схватку с противником. Но Федя проспал дольше, чем я предполагала, да и дежурный смог связаться со следователем позднее, чем того хотелось бы. Поэтому я не на шутку испугалась, когда появились эти подозрительные типы, защитить нас было некому.

– Теперь понятно, почему ты бесконечно крутила головой и пялилась на часы! Но почему ты меня не предупредила?! – с обидой спросила Рита.

– Ты ведь была категорически против вмешательства милиции!

– Это верно, – согласилась Рита. – Но почему ты все же согласилась пойти в горы? Ведь могла просто вызвать этого вредного следователя, чтобы он сам во всем разобрался?!

– Думаешь, ты одна такая любопытная?! Мне тоже было интересно разобраться в этом деле, – неохотно призналась Алла.

– Знаешь, а ты молодец! Здорово придумала! – похвалила подругу Рита. – А теперь, как я понимаю, ты собираешься отдать следователю тетрадь Олега Гудовича?

– Да, – просто ответила Алла. – Нам ведь она теперь не нужна, а милиции может пригодиться. Конечно, Павел Андреевич рассердится, что сразу не отдали ее, но лучше поздно, чем никогда!

– Точно! Если бы мы ее отдали сразу, то так и не узнали бы, из-за чего на этой базе весь сыр-бор разгорелся! – согласилась Рита, довольная тем, что они с подругой смогли распутать такое странное и запутанное дело.

Уложившись в отведенное им время, девушки успели не только достать хорошо спрятанную тетрадь Олега Гудовича, но и немного привести себя в порядок. Довольный их расторопностью, Павел Андреевич сел в патрульную машину с ними, а задержанных преступников определил в другую, вместе с Федей и охраной.

По дороге Алла рассказала, как придумала операцию, а Рита красочно описала, как они с подругой откапывали старинный ящик и как боролись с преступниками. Огорчало девушек лишь одно, то, что они до сих пор не видели лиц напавших на них мужчин и не знали, кто они такие. Следователь довольно сурово сказал, что подруги еще успеют познакомиться со своими обидчиками. Не оставшись в долгу Рита, в ответ заявила, что господин следователь тоже сможет познакомиться с имеющейся у них интересной вещицей позже. Уже успевший привыкнуть к грубостям Риты Звягинцевой, Павел Андреевич не стал ее расспрашивать, а тем более спорить со строптивой девицей, у него хватало проблем: не успел он разобраться с убийствами, как на его голову обрушилась еще и удивительная находка, опять с подачи неугомонных девиц. Всего за несколько дней они успели надоесть Павлу Андреевичу хуже горькой редьки, хотя, положа руку на сердце, стоит признаться, что если бы не его симпатия к Алле, ее подругу он бы с удовольствием засадил на пару суток, для профилактики, чтобы научилась не хамить властям.

Патрульные машины одна за другой, но с небольшим интервалом лихо притормозили у черных железных ворот. У входа в милицию праздно маячили несколько молодых милиционеров, изнывающих от жары, неподалеку от них крутился мальчуган лет двенадцати. Вид у него был довольно растерянный, парнишка то смело направлялся к двери, то, резко развернувшись, возвращался обратно к забору, начинал расхаживать вдоль него, словно тигренок в клетке.

– Смотрите, это же он! – пробасил Федор и бросился к мальчугану. – Попался! – прорычал он, поймав его за руку.

– Отпусти сейчас же ребенка! – вступилась за мальчика Алла.

– Ничего я не попался, я сам пришел все рассказать! – храбро сказал парнишка.

– Может, вы объясните, что здесь происходит? – сердито спросил следователь.

– Охотно! – ответил Федя. – Это тот самый пацан, который продал ядовитые грибы, по его вине чуть было не погибли Рита и Алла, а та толстушка до сих пор в реанимации.

– Я не виноват, я ничего не знал! – воскликнул мальчик.

Павел Андреевич приказал всем идти к нему в кабинет.

«Час от часу не легче», – уныло думал он, усаживаясь в свое кресло.

– Ну, молодой человек, что имеете сказать в свое оправдание? – выдержав паузу, спросил он.

Одарив Федора самым свирепым взглядом, на который только был способен, мальчик рассказал, как все было на самом деле, дав при этом клятву, что ничего не выдумывает и говорит чистую правду.

Он вырос в поселке, с одной стороны которого располагались горы, с другой – простирался лес. Жители поселка подрабатывали тем, что собирали грибы и ягоды, держали пчел, продавая проезжим туристам в курортный сезон домашние соленья, свежие грибы и мед. Естественно, что с самого раннего детства мальчик хорошо разбирался в грибах, но никогда не торговал ими, этим занимались мать и бабушка.

Однажды, возвращаясь из магазина, располагавшегося аккурат возле рынка, он встретил двух приезжих, которые предложили ему заработать. Он понимал, что такого рода предложения от посторонних людей принимать нельзя, но, выслушав, решил, что ничего криминального в их предложении нет. Мальчика не слишком баловали деньгами, поэтому он обрадовался возможности заработать. Вполне приличные на вид мужчины сказали, что приехали со своими невестами на базу отдыха, но, к сожалению, поссорились. Их девушки очень любят свежие грибы, но не примут их от своих женихов, так как очень обижены. Решив все же порадовать своих подруг, мужчины купили целый пакет и попросили мальчика отнести его девушкам, внешность которых подробно описали. А чтобы те ничего не заподозрили, велели мальчику взять у них деньги, да и сами дали некоторую сумму, чему парень очень обрадовался. Он хотел сделать как и было оговорено. Тут, как на грех, вмешалась толстая тетка, желавшая во что бы то ни стало заполучить грибы, а девушки сами решили с ней поделиться, поэтому мальчик не стал спорить. Он был рад такому заработку и быстро спустил деньги. Когда совершенно случайно узнал, что на базе одна женщина сильно занедужила от грибов, не на шутку испугался. Боясь получить взбучку, ничего не сказал своей матери, решил сам отправиться в милицию и обо всем рассказать.

Внимательно выслушав мальчика, Павел Андреевич попросил описать ему внешность мужчин, предложивших продать грибы девушкам.

– А чего их описывать? Они же здесь, у вас!

– То есть? – не понял следователь.

– Да их перед вашим приездом из машины в наручниках вывели!

– Ты уверен в этом? – переспросил Павел Андреевич.

– Абсолютно! – гордо ответил парнишка.

Кошечкин поблагодарил парнишку, сказал, что тот правильно поступил, придя в милицию, но должен сделать для себя серьезные выводы – нельзя вступать в сомнительные сделки с незнакомыми людьми, это, как он сам убедился, может привести к большой беде. Проводив парнишку и Федора, Павел Андреевич внимательно посмотрел на притихших девушек.

– Давайте договоримся так, больше никаких недомолвок, никаких тайн, все как на духу, – начал он неожиданно спокойным тоном. – Я понимаю ваши ощущения в связи с такой находкой, но об этом мы поговорим позже. А сейчас представьте на минутку, что могло случиться, если бы ваша глупая затея провалилась?

– Но ведь это был оправданный риск, – решила было отстаивать свою затею Рита, но примолкла, увидев, как глянул на нее следователь.

– Павел Андреевич, у нас есть одна вещь, которую мы не должны были брать, вообще-то мы ее нашли, я понимаю, что ее следовало отдать вам сразу, но понимаете, так получилось, – сбивчиво заговорила Алла, стараясь предотвратить очередную перепалку Риты и следователя.

Павел Андреевич ничего не понял из ее слов, но решил не перебивать, чтобы еще больше не запутаться. Преодолев волнение, Алла довольно внятно объяснила, что они с подругой попросту стащили тетрадь из домика Олега Гудовича, за что им невероятно стыдно.

Взяв тетрадь из влажных от волнения рук Аллы, Павел Андреевич пробежал страницу-другую. Решив, что разберется в этих письменах позднее, он уже собрался было отложить тетрадь в сторону, но его взгляд привлекло четверостишье. Несколько раз внимательно прочитав его, Павел Андреевич сверкнул глазами:

– Ну теперь все понятно!

– Что, что вам понятно? – вскочила Рита.

– То, что вы меня все время за нос водили, вот что! – рявкнул следователь и для убедительности стукнул кулаком по столу.

– В каком смысле? – испуганно спросила девушка.

– С природой они, видите ли, сливаться приехали, птичек-белочек по дуплам искать! – продолжал кипятиться Павел Андреевич. – Как ни сольются с природой, так труп!

– Что это с ним? – тихо спросила Алла у своей подруги.

– Налицо нервный срыв, – так же тихо ответила Рита.

Павел Андреевич Кошечкин не обратил внимания на перешептывание подруг.

– Вот, цитирую:

Где средь холмов есть кречета гребень,

И в знойный день там остается тень.

Ты через реку вброд ступай,

Упрешься в дуб с дуплом, шагов сто отсчитай.

Теперь мне понятно, зачем вы полезли в это дупло, да и Гудович, получается, не случайно туда заглянул! Как же Олег не понял, что это не то дерево, с вами понятно, но он ведь ученый!

– Ну то, что это не то дерево, мы поняли, когда нашли то. А как вы догадались, что это не то дерево? – удивилась Рита.

– Да очень просто. Это написано около века назад, а дерево, в котором лежал пистолет, не такое старое. Сто лет назад его могло не быть, а если и было, то совсем молоденькое, какое в нем дупло! Речь шла о совершенно другом дереве, в котором уже сто лет назад дупло имелось!

– Скажите пожалуйста, какой сообразительный! – вполголоса пробормотала Рита, но подруга толкнула ее под локоть, боясь, что в очередной раз разгорится спор.

– А как вы полагаете, те двое, что напали на нас в горах, как-то связаны с убийствами? – очень вежливо спросила Алла.

– Лично я думаю, что именно они убили того человека, которого мы с Аллой нашли у озера, и Олега Гудовича, и Свету, – не упустила возможности вставить свое слово Рита.

– Насчет Светы я вам сказал, что это был несчастный случай, а в остальном разберется следствие, – раздраженно сказал Кошечкин. – А теперь будет не лишним провести очную ставку.

Он позвонил по телефону и отдал распоряжение. Девушки внутренне напряглись, с волнением ожидая момента, когда увидят лица своих обидчиков.

Дверь тихонько скрипнула, и на пороге появился молоденький милиционер.

– Павел Андреевич, задержанные по вашему приказанию доставлены, – радостно заявил он, подталкивая в спину понурых мужчин. Да, при первой встрече этих вряд ли заподозришь в преступных намерениях. Правда, довольно дорогая одежда не выглядела так презентабельно, как должна бы, все изрядно перепачкалось во время драки.

– Можно мне подойти к ним поближе? – спросила Рита.

Следователь утвердительно кивнул головой.

Внимательно оглядев задержанных, девушка уверенно сказала, что это именно те типы, которые дважды напали на подруг.

– Вы в этом уверены? Ведь они были в масках, – поинтересовался следователь.

Рита объяснила, что у одного из них красные глаза и глубокая рана на руке, около ладони.

– Это мы его покалечили, в целях самообороны, конечно. В глаза брызнули лаком для волос, а в руку воткнули ножницы! – добавила Алла.

«Надо же! С виду такие безобидные девушки, а замашки, как у заправских бандитов», – подумал Павел Андреевич, но вслух спросил, встречались ли девушки с этими людьми раньше.

– Вообще-то все довольно странно, – задумчиво произнесла Алла.

– Что вас смущает? – оживился следователь.

– Эти люди тоже отдыхают в «Петушином гребешке», только они приехали позже, когда произошли убийства, их на базе еще не было. Да и когда мы убегали от напавших в первый раз, то слышали, как они за нами гонятся, а когда добрались до базы отдыха, один из этих был там. Я еще обратила внимание, что время довольно раннее, а кому-то кроме нас не спится, но у нас был для этого повод, а простому туристу зачем подниматься в такую рань? Он сказал, что у его товарища высокая температура, вот и пришлось ни свет ни заря идти в медпункт за лекарством. Еще меня удивило, что он был одет в спортивный костюм, а на ногах не кроссовки, а черные туфли классического стиля. На мой взгляд, это немного странно.

– На все-то вы, женщины, обращаете внимание! – произнес следователь таким тоном, что было непонятно, хотел он похвалить подруг и весь женский пол в их лице, или совсем наоборот. Затем вызвал дежурного, и задержанных увели.

В очередной раз подруги подписали свои свидетельские показания, это же проделали и Федор с охранниками, и все вместе они вернулись в «Петушиный гребешок».

Несколько томительно долгих дней подруги праздно слонялись по территории, с нетерпением ожидая звонка от следователя. Их уже не прельщали ни прогулки по живописной горной местности, ни купание в удивительно красивом озере, ни другие развлечения. За девушками, словно тень, повсюду следовал Федя. Хотя мужчины, напавшие на подруг, были задержаны, он все же очень беспокоился и не отходил от подруг ни на шаг. Риту больше не раздражало его присутствие, ведь тайны уже раскрыты и секретов от Феди не было.

Происшествие в горах бурно обсуждалось туристами. Некоторые поздравляли девушек, другие им откровенно завидовали – равнодушных не было. Директора базы, пришедшего в себя после сердечного приступа, эта история повергла в новый шок. Он даже представить себе не мог, что у него, практически под носом, столько лет лежало такое! Ах, если бы он мог знать об этом! Но судьбе было угодно распорядиться по-другому. Жизнь вообще странная штука, иной раз выкинет такой фортель, какого и не ожидаешь. Водочкина радовало одно – прослышав о случившемся, любопытные туристы потянуться сюда с удвоенной силой, a это сулит большую прибыль.

Наконец девушкам позвонил Павел Андреевич. Он все же решил выполнить их просьбу и поделиться новой информацией, ведь они приняли непосредственное участие в поимке преступников, хотя успели изрядно потрепать ему нервы.

Собравшись с молниеносной скоростью, подруги попросили охранника Сергея отвезти их в районный центр. Буквально ворвавшись в кабинет следователя, они с порога приступили к расспросам. Всегда угрюмый и сосредоточенный Павел Андреевич в этот раз был гораздо приветливее и веселее, он даже предложил подругам чаю.

– Какой там чай! – воскликнула Рита. – Не тяните, давайте сразу перейдем к делу!

– Ну раз вам так не терпится, слушайте, только уговор – не перебивать! – добродушно сказал Павел Андреевич и начал рассказ о том, что выяснилось за последние несколько дней в ходе следствия. – Чтобы вам было все понятно, я, пожалуй, начну издалека, с тех самых времен, когда в царской России произошел октябрьский переворот. Одни считали его началом светлого будущего, у других же он унес не только спокойствие и размеренный быт, но и жизни. Можно спорить до бесконечности, необходима была революция или нет и как бы сложилась история великой державы, если бы не кровавый октябрь, но изменить сей исторический момент уже нельзя, к радости, или, к сожалению, судить каждому по своему сугубо личному разумению.

События тогда развивались стремительно и ответственные решения нужно было принимать так же стремительно и верно. В феврале восемнадцатого года гражданская война разгорелась и на Кубани. Как известно, Кубанская казачья рада, мягко говоря, не симпатизировала советской власти и приняла решение об образовании самостоятельной Кубанской республики. Но вскоре к столице, городу Екатеринодару, подступили передовые красные части. Краевое правительство понимало, что рано или поздно город будет взят красными. Вставал вопрос, что делать с кубанской казной. В столице края для финансирования военных действий русской армии на турецком фронте Первой мировой войны хранилось много ценностей. Здесь были и старинные иконы в золотых окладах, и золотые чаши, кресты, кадильницы, ценные акции, украшения с драгоценными камнями и реликвии Кубанского казачьего войска, некоторые из них привезли на Кубань еще запорожцы. Казаки хранили свои раритеты, передававшиеся из поколения в поколение. Это были знамена, штандарты, царские грамоты, памятные чаши, императорские награды, именное оружие. Естественно, что перед правительством встал вопрос, что со всем этим делать. Настроение было весьма неопределенное, все осознавали безвыходность положения – не знали, куда отступать, но понимали, что отступление неизбежно.

В марте красноармейский отряд ворвался в Екатеринодар, но план кольцевого охвата города красным выполнить не удалось, и войска краевого правительства ускользнули, прихватив с собой правительственную казну и реликвии Кубанского казачьего войска. Чтобы погрузить все это добро, потребовалось восемьдесят подвод. Переправить казну в Новороссийск, а оттуда за границу не представлялось возможным. Красные отряды рыскали повсюду, да и кубанское правительство искренне надеялось, что большевики – временное явление, поэтому было решено припрятать золото где-нибудь в горах, схоронить до лучших времен, на которые так надеялись. В эту сверхсекретную операцию было посвящено ограниченное количество людей и руководил ею лично председатель рады. Многие участники после завершения операции были физически уничтожены, оставшиеся в живых и сами ценности как в воду канули, дальнейшая судьба казны неизвестна.

Историкам удалось выяснить, что двенадцать ящиков с драгоценностями казаки вывезли за границу в двадцатом году, остальные сокровища спрятали в нескольких местах. Поговаривают, что на территории нашего края до семидесяти таких мест. Хотя многие историки и кладоискатели относятся к этой версии скептически, однако она имеет право на существование хотя бы потому, что некоторую часть золотого запаса Кубанской казачьей рады нашли вы.

Закончив первую часть своего повествования, Павел Андреевич посмотрел на девушек, ожидая их реакции на ошеломляющую новость. Она не заставила себя ждать.

– Мама дорогая! – прошептала Рита побелевшими губами. – Ну ты и Солоха! – обернулась она к подруге. – Тоже мне, дама с высшим историческим образованием! Я же у тебя сто раз спрашивала, есть в этих местах исторические ценности или нет! Но ты упорно твердила, что это самое обыкновенное место и ничего здесь быть не может, а я как знала, что Олег Гудович не зря сюда приехал, вот он был настоящий историк! – кипятилась Рита.

– Но ни в одном известном мне источнике о золоте рады не упоминается это место! – вяло отбивалась Алла от нападок подруги. – Шла война, все потихоньку разворовывали, то там прятали, то тут. И в Средние века было спрятано немало сокровищ. В казачьих и горных семьях до сих пор хранятся предания о ценностях, спрятанных предками. А часть клада кубанской рады уже нашли, в основном это документы, архивы, золотые монеты.

Есть версия, что история золота рады связана с Новороссийском. Недалеко от Мыса Хако, на дне Черного моря, лежит миноносец «Громкий», затопленный экипажем в восемнадцатом году. Некоторые считают, что командир эсминца затопил миноносец из-за золота казачьей рады, которое было в трюме. Так же существует версия, что золото спрятано в пещерах горы Большой Тхач, неподалеку от Майкопа. Я читала об этом. Дело обстояло вроде бы так. Казачьи войска под напором Красной армии отступали в предгорье Кавказа. Части эскадрона удалось пробиться на Красную поляну и принять там последний бой, другая часть отправилась в горы Адыгеи, чтобы отойти к морю. Подъем был слишком сложный, золотой груз из тачанок можно было перегрузить во вьюки, чтобы следовать дальше на лошадях, но это было опасно, красные наступали на пятки. Тогда казаки приняли решение отыскать укромное место, какую-нибудь пещеру. Говорят, спрятанное ими и до настоящего времени находится там, однако пещер в горе много, как найти ту, единственную, не знает никто.

Есть и третья версия, что часть золотого запаса спрятана в полях и лесах близ некоторых станиц, но точные координаты, к сожалению, неизвестны. Удивительно, что нам удалось найти его часть.

– Это потому, что мы искали не корысти ради, а интереса для. Мы ведь вообще не знали, что именно ищем! – заметила Рита.

– Да, – согласился следователь, – вы, можно сказать, баловни судьбы, которым улыбнулась фортуна. Вам действительно повезло, в народе говорят, что сокровище открывается только тем, кто его достоин, золото умеет вовремя «отводить глаза» тех, кто хочет его потревожить.

А что касается клада, который вы нашли, то его координаты существуют, и довольно точные.

– Почему же до сих пор ими никто не воспользовался? – удивилась Алла.

– Потому, что эти сведения были разделены на несколько частей и хранились у разных людей. Некоторые из них даже не предполагали, что это путь к сокровищам. Погибший Олег Гудович обладал одной из таких частей и знал, что это ключ к кладу, но, не имея остальных, не мог его отыскать. Вот послушайте, что я вам сейчас прочту, и сразу все поймете.

Павел Андреевич осторожно развернул совершенно новый белоснежный лист, на который перед приездом Аллы и Риты выписал то, что могло их заинтересовать. Прокашлявшись и приняв самое серьезное выражение лица, следователь прочел, к изумлению девушек, стихотворение:

Ты хочешь счастья для Кубани, благ?

Ступай же в горные леса, казак.

Мы злато для потомков сберегли,

Чтоб лучшей жизнью жить они могли.

Где средь холмов есть кречета гребень,

И в знойный день там остается тень.

Ты через реку вброд ступай,

Упрешься в дуб с дуплом, шагов сто отсчитай.

Там, где Ярила свет с утра встает,

Ты повернись лицом, иди смелей вперед.

Пройдешь сквозь гору смело ты,

Найдешь там ключ, копай и не ропщи.

От ворогов мы злато сберегли,

Чтоб вольною Кубань смог сделать ты!

– Ну как вам стишок? – улыбаясь, спросил Кошечкин.

– Отпад! – всплеснула руками Рита. – Все было именно так, как здесь описано. Мы перешли реку вброд, нашли старый дуб с дуплом, прошли не больше ста шагов и уперлись в гору. В ней есть пещера, и по ней мы прошли сквозь скалу, а там, на лугу, нашли большой камень, по форме очень походивший на ключ, и стали копать! Только где вы взяли это произведение?

– У Гудовича была лишь одна часть плана, доставшаяся ему от отца, но в ней был основной ориентир – гора Петушиный гребешок, поэтому Олег и приехал именно сюда. Если вам действительно интересно, я могу рассказать, откуда у меня появилась остальная часть и почему на базе отдыха произошли убийства, – сказал Павел Андреевич.

– Шутите? Конечно, интересно, просто безумно интересно! – выпалила Рита и вся обратилась в слух.

Алла же, не произнося ни слова, не сводила внимательный взгляд со следователя. Довольный таким вниманием к своей персоне, Кошечкин приступил ко второй части рассказа, имеющей непосредственное отношение к убийствам в «Петушином гребешке».

– Как вам известно, личность человека, труп которого вы нашли у озера, до недавних пор не была установлена. Совершенно случайно нам удалось узнать, что погибшего звали Николай Нечистый, фамилия довольно странная и редкая. Поэтому когда к нам приехал племянник Гудовича и представился Владимиром Николаевичем Нечистым, я, естественно, насторожился.

– Ну, эту часть повествования можете опустить. Мы уже знаем, что Олег Гудович и человек, которого убили у озера – сводные братья по отцовской линии, – важно сказала Рита. – Лучше расскажите, кто убил этого Нечистого, его ведь тоже из-за клада укокошили?

– Вам с вашей проворностью впору частными детективами работать, – беззлобно заметил Павел Андреевич.

Рита загадочно улыбнулась:

– А что! Откроем свое детективное агентство, деньги, я понимаю, для нас теперь не проблема. Назовем его, к примеру, «Золото Кубани», в честь находки, на деньги которой мы его откроем, над входом напишем: «Раскроем любые тайны, даже вековые!»

– Рита, Рита! Ты слишком отвлеклась, потом помечтаешь, – постаралась Алла вернуть подругу с небес на землю. Ей было интересно узнать, что же произошло на самом деле, а о детективных агентствах она и слышать не хотела, искренне надеясь, что в «Петушином гребешке» была их последняя детективная история. Слишком это хлопотно и опасно, раскрывать убийства и чужие тайны.

Ее подруга уже и сама сообразила, что не к месту размечталась и, извинившись, попросила следователя продолжить рассказ.

– Так вот, – начал он, – про то, как Кубанская рада пыталась спрятать краевую казну во время гражданской войны, вы уже знаете, но, думаю, для вас будет новостью то, что одним из участников этой сверхсекретной экспедиции был дед Олега Гудовича, который занимал не последнее место в краевом правительстве. Он хотел бы отказаться от этой миссии, но не мог. Человек он был неглупый и понимал, что лишних свидетелей уничтожат свои же товарищи, однако ему повезло, после схорона сокровищ дед Олега остался жив. И другие оставшиеся в живых участники операции понимали, какая на них лежит ответственность. По большей части это были люди с благородной душой, ведь они могли просто растащить ценности в целях собственного обогащения, но не сделали этого. Их объединяла одна цель. Как вы уже знаете, казаки надеялись, что большевики долго у власти не продержаться и мечтали после окончания гражданской войны провозгласить Кубанскую республику, для этого и берегли немалое богатство.

Чтобы сохранить краевую казну, несколько человек разделили план с координатами клада на части, сговорившись собраться вместе после окончания войны и забрать золото, которое потребуется для возрождения вольной Кубани. Слишком велик был риск погибнуть во время военных действий, тогда план, будь он в руках одного человека, мог попасть противнику. А если ему попадет только одна часть, найти клад будет практически невозможно.

Нелишне напомнить, что в этих горах была спрятана лишь малая часть казны, вы уже знаете, что перевезти его через горы было слишком сложно – по пятам шли красные, нападали и зеленые, которые зачастую грабили обозы с добром. Но и после окончания гражданской войны время было сложное. Затем грянула Вторая мировая и оставшиеся в живых после гражданской войны казаки вновь с оружием в руках отправились на фронт, теперь уже на стороне советской власти. Они понимали, что должны объединиться независимо от того, чью сторону поддерживали во время гражданской войны, ведь теперь у них общий враг.

Дед Олега Гудовича не дожил несколько дней до окончания войны, погиб под Берлином, но тайну свою в могилу не унес, дома остались документы. Его сын Прохор, повзрослев, быстро смекнул, в чем дело. Преданностью отчизне и благородством души парень не отличался, поэтому решил использовать отцовский секрет в корыстных целях. Но вот незадача! План-то был не весь, поэтому он посвятил свою жизнь поискам недостающих частей в надежде, что справится с этой задачей и разбогатеет. Своим секретом он не делился ни с кем – ни с законной женой, ни с многочисленными любовницами, лишь в пьяном угаре обещал осыпать их золотом и драгоценностями. Женщины списывали все это на пьяный бред, но не даром гласит пословица – «что у трезвого на уме, то у пьяного на языке»!

Надо отдать должное Прохору, он проделал титанический труд и смог раздобыть вторую часть плана. Вдохновленный удачей, он не сомневался, что найдет и третью, но глупо погиб в пьяной драке, чрезмерное употребление алкоголя, как известно, еще никому на пользу не шло. Но я забежал немного вперед… Когда Прохор уходил от жены к любовнице, он оставил у нее свои документы, спрятав их в надежном месте. Вернувшись за ними спустя нескольких лет, он узнал, что его жена умерла. Бумаг в тайнике не было. Прохор попробовал расспросить сына, но тот сказал, что ничего не знает, что мать от обиды выбросила все, связанное с неверным мужем. Прохор не отчаивался, так как кое-что мог восстановить по памяти. Даже не поинтересовавшись у сына, как он жил все эти годы и отчего умерла его жена, ушел и в этот раз уже точно навсегда.

Скромный тихий парень Олег Гудович оказался не так прост. Он не держал обиды на своего отца за то, что тот бросил их с матерью. Олег понимал, останься Прохор с ними, ничего бы не изменилось. Обманул он отца вовсе не из мести, как это могло показаться. Парень давно нашел дневник своего деда. С самого детства Олег был сообразительным, умным мальчиком, а учеба на историческом факультете сыграла решающую роль – он сразу разобрался, в чем дело, и мечтал найти золото. Но вовсе не из тех побуждений, которые были у его отца. Молодой человек мечтал прославиться, мечтал, чтобы его имя навсегда вошло в историю родного края. Он хотел передать ценности в исторический музей, а на полагающееся вознаграждение создать что-то вроде фонда памяти славных предков и конечно поставить памятник основателю города.

Однако Олег здраво смотрел на вещи и понимал, что найти клад будет очень сложно, слишком мало у него информации. Парень не стал бежать впереди паровоза, не суетился. Получив высшее историческое образование, устроился на работу, которая давала возможность собирать необходимый ему материал. Все свободное время он посвящал поискам сведений о том времени, когда правительство Кубани вывезло из осажденного красноармейцами города золотую казну. На это ушло немало лет. Он сутками просиживал в библиотеках и архивах, разъезжал по станицам, собирал легенды и предания.

Понимая, что ему понадобится помощник, Олег собирался найти сводного брата и поделиться с ним своими соображениями по поводу клада, наивно полагая, что кровный родственник разделит его интересы. Он даже представить не мог, что те же мысли приходят в голову Николая. Сводный брат оказался расторопней и первым появился на пороге дома Олега Гудовича. Он выслушал Олега, который с радостью поделился своими планами найти клад, однако утаил факты, раздобытые за годы поисков.

Николай располагал информацией, полученной от отца, но не собирался делиться ею с братом и в душе посмеялся над наивными мечтами историка, ведь сам он хотел найти клад только с целю собственного обогащения. Не без иронии он сказал, что слишком занят, чтобы заниматься такими глупостями, как поиск клада, существование которого весьма сомнительно.

Кроме общих корней, мужчин ничего не связывало, они общались крайне редко, в основном по телефону, а встречались всего пару раз. В одну из встреч Николай познакомил брата со своим сыном, которого успел благополучно оставить на попечение бывшей жены.

Поняв, что Олег ему не помощник, Николай стал искать себе компаньонов. Два его приятеля Игорь Костюк и Дмитрий Резинов, были мошенниками экстракласса. Каждый имел за плечами срок за крупное мошенничество. Николай надеялся, что они ему помогут, и не ошибся. Приятели согласились на авантюру, с условием поделить находку на три равные части. И хотя у Николая было слишком мало информации о местонахождении клада, никто в успехе поисков не сомневался.

В старину на Руси говорили, что клад может найти только тот, кто знает «петушиное слово» или имеет разрыв-траву, правда, никому неизвестно, что это за травка такая, где растет и как выглядит. Но в наше время практичным, не склонным к мистицизму людям все эти сказки ни к чему. Есть металлоискатели, металлодетекторы и многое другое, не говоря уж о верном помощнике кладоискателей – обыкновенном щупе.

Приобретя необходимое снаряжение, компания решила сделать вылазку в горы, чтобы разведать обстановку. Когда они остановились у магазинчика, к ним подошел бомжеватого вида мужичок и предложил купить у него старинную книгу. Дмитрий и Игорь послали мужика куда подальше, а Николай решил взглянуть на то, что предложил бомж и, как выяснилось, ненапрасно. Жадный до денег Нечистый решил, что бомж украл старинную книгу, вид у нее был именно такой, а раритеты теперь в цене. Николай быстро сообразил – бомж много за нее не потребует, а вот продать любителю можно выгодно. Но, раскрыв ее, он сделал вывод, что она не такая уж старая, и хотел уже вернуть, не выбрасывать деньги на ветер, но в середине случайно обнаружил лист бумаги, исписанный чернилами. Это была действительно старинная вещица, бумага буквально дышала на ладан, текст написан с буквами, которые употреблялись до революции.

Заметив заинтересованный взгляд покупателя, бомж понял, что ему повезло, теперь главное – не продешевить.

Чтобы не вызывать подозрений, Николай решил купить совершенно ненужную книгу, а не только старинный лист бумаги, и предложил за нее бутылку водки. Но продавец был не промах и запросил пятьсот рублей. Не обращая внимания на смешки товарищей, Николай отдал бомжу деньги и поинтересовался, где тот нашел книжонку. Потрепанный мужичок, представившийся Борей, правдиво рассказал, что живет в лесу, в землянке, сохранившейся еще со времен войны, где и нашел книгу. Там было таких много, но почти все он спалил, греясь зимой и только потом сообразил, что старинные книги могут стоить денег, вот и решил продать последнюю.

Нечистый был вне себя от счастья, ведь на старом листке бумаги он обнаружил не что иное, как часть плана. Имея основной ориентир и современное оборудование, он не сомневался в удачном исходе операции.

Говорят, что богатства можно достичь, упорно работая, но далеко не всех это устраивает, есть и другие способы повысить благосостояние, чтя при этом Уголовный кодекс. И лучший способ озолотиться – это найти то, что спрятали другие. Желательно, конечно, не соседскую заначку, а клад, зарытый предусмотрительными предками.

Зная, что неподалеку от того места, где спрятан клад, располагается туристическая база, троица авантюристов решила пробраться к заветному месту под покровом темноты, когда вероятность столкновения с любопытными туристами будет равняться нулю. Сказано – сделано. Спрятав свою машину в лесу недалеко от трассы, приятели отправились в горы. Радуясь тому, что находятся всего в нескольких шагах от богатой, роскошной жизни, весело балагурили, говорили, как потратят огромные деньги. Николай всегда был острым на язык, и в эту ночь это стоило ему жизни. Услышав, что напарники собрались покупать бунгало на Лазурном берегу, он решил попугать их. Идя впереди, не оборачиваясь, как бы между прочим, заявил, что пятьдесят процентов находки принадлежат ему, а с них вполне хватит и по двадцать пять, ведь мозговым центром всей операции является он. Это он узнал тайну клада, а напарников взял только для того, чтобы те помогли сбыть драгоценности. Николай с удовольствием отметил, что приятели замолчали, решил – напугались и язвительно рассмеялся.

– Да ладно, я пошутил, хотел посмотреть на вашу реакцию. Я свое слово держу, раз договорились делить на троих, значит, так и будет, – оборачиваясь к приятелям, сказал Нечистый. Это были последние слова в его жизни. У Игоря и Дмитрия было кредо – не шутить с деньгами. Раздался еле слышный хлопок, и Николай стал медленно оседать на землю. Видимо, он так и не успел понять, что приятели не оценили его шутки. Зато они поняли, что сглупили и поспешили ретироваться с места преступления. Боясь быть пойманными с оружием, спрятали его в дупле дерева. И лишь утром вспомнили, что с перепугу не стерли свои отпечатки с пистолета, и решили его забрать. Не дожидаясь вечера, налегке, Дмитрий с Игорем отправились обратно в лес. И в этот самый момент злой рок направил в то место Олега Гудовича.

На самом деле он вовсе не искал улики, связанные с убийством его брата, кстати, мы так и не узнали, по какой причине он не опознал в убитом Николая Нечистого, он искал ключ к сокровищам и по ошибке принял молодое дерево с дуплом за то, которое указано в части плана, хранившемся у него. Обнаружив пистолет, Олег позвонил Федору и сообщил, что нашел кое-что важное. Дмитрий с Игорем слышали это. Времени на размышление не было. Выстрелив в Гудовича, преступники на этот раз тщательно протерли оружие и бросили обратно в дупло. Пистолет был приобретен незаконным путем, не зарегистрирован, без отпечатков пальцев поди найди, кому он мог принадлежать и кто совершил убийства.

Несмотря на совершенные преступления, убийцы все же не отказались от поисков клада. Чтобы быть в курсе всего, что происходит на базе отдыха и знать, какие разговоры идут об убийствах, Игорь с Дмитрием решили легализовать свое присутствие. Они остановились в «Петушином гребешке». У мужчин не было путевки, но директор заселил их, подумав, раз они приехали уже после убийств, то стало быть не имеют к ним отношения.

Теперь преступники были в курсе всех разговоров и сплетен. Поджидая удачный момент, чтобы отыскать клад, они играли роль отдыхающих и скоро заметили, что две молодые особы проявляют слишком большой интерес к убийствам. Из подслушанного разговора они узнали, что девицы собираются сами найти убийцу и для чего-то тайком пробрались в дом к Олегу Гудовичу, а затем стали самостоятельно покидать территорию базы отдыха, хотя это категорически запрещалось. Опасаясь, что они могут докопаться до истины, преступники решили от этих девиц избавиться, но представить все как несчастный случай. Купили съедобные грибы, подбросили туда несколько поганок, похожих на благородные грибы, и подговорили ничего не подозревающего мальчугана.

Но произошла осечка. Мало того что половину грибов оттяпала настырная тетка, так еще и неуклюжий Федор лишил девушек возможности откушать отравленного яства. Кстати, что касается той женщины, то с ней уже все в порядке, она пришла в себя и, можно сказать, даже довольна случившемся. Женщина действительно приехала на турбазу, чтобы сбросить лишний вес, и ей это удалось. Мадам похудела килограмм на двадцать всего лишь за несколько дней и теперь не налюбуется собой.

Судьба случайной жертвы мужчин не тревожила, они раздумывали, как поступить с любопытными девицами. Но чтобы не терять времени, решили рискнуть, надеясь отыскать клад и сразу покинуть туристическую базу. Еще затемно они отправились в горы. Однако две неугомонные особы их опередили и первыми прибыли именно на место. Выход был один – физически уничтожить соперниц, слишком много было поставлено на карту. Но проворные девицы не только оказали сопротивление, они еще и покалечили одного из кладоискателей. Так и не догнав беглянок в лесу, преступники все же успели вернуться на базу раньше их. Девушки ничего не заподозрили и даже дали одному из них лекарство.

Немного отдохнув, Дмитрий и Игорь решили, что слишком напугали пронырливых девиц и те больше не вернутся в горы, по крайней мере сегодня. Но ошиблись. Подруги оказались не робкого десятка. Вновь отправились в путь, да еще предупредили об этом охрану и милицию.

Вот вам и вся история.

Несколько минут Рита и Алла молчали, они, естественно, сообразили, о ком идет речь, но не могли в это поверить.

– Это что получается? Такие интеллигентные с виду мужчины, которые откровенно с нами заигрывали, совершили два убийства и пытались избавиться от нас? – спросила Алла.

– Как это два убийства? – возмутилась Рита. – А про Свету забыли? – Она посмотрела на следователя. – Или вы все же были правы и с ней действительно произошел несчастный случай?

– Нет, правы вы. Несчастного случая не было, Светлану действительно убили, – сказал Павел Андреевич.

– Если я права, выходит, Света тоже имела какое-то отношение к кладу?

– А вот в этом вы не правы. К истории с кладом она не имела никакого отношения.

– Вы меня совсем запутали, то мы правы, то нет, нельзя ли объяснить все попроще?! – вспылила Рита.

– Пожалуйста, – пожал плечами Павел Андреевич.

– Света приехала в «Петушиный гребешок» с подачи своего жениха, каковым считала человека, с которым встречалась.

Он был очень богат и… женат. Последний факт Свету категорически не устраивал. Щедрый Мурзик, как ласково называла его девушка, осыпал свою подругу подарками, ни на что не скупился, но этого ей было мало. Заветной мечтой Светы было узаконить отношения, стать супругой не последнего в городе человека. Но на все ее просьбы он неизменно отвечал: «Лапуля, у нас и так все хорошо, такая мелочь, как штамп в паспорте, не изменит наши отношения», но у Лапули на этот счет было свое мнение. Получив очередной отказ, Света решила действовать иначе.

В один прекрасный день она сообщила своему Мурзику, что расскажет об их отношениях его жене, если он не наберется смелости и не сделает это сам. Зная строптивый нрав своей любовницы, Мурзик нисколько не сомневался, что она именно так и поступит. Он сделал вид, что согласился жениться на Свете, пообещал, уладив вопрос с разводом, сыграть пышную свадьбу и укатить на медовый месяц куда-нибудь на Мальдивы. А пока предложил ей немного отдохнуть и купил путевку. Наивная девушка решила, что одержала победу и поехала на турбазу. Когда произошло убийство, ей, как и любому нормальному человеку, стало страшно, она позвонила любовнику, он сказал, чтобы она не беспокоилась, пообещал приехать навестить ее и свое обещание сдержал. На базе его никто не видел, так как он приехал поздно вечером. Прихватив с собой бутылку вина и коробку конфет, Мурзик предложил прогуляться у озера. Создав иллюзию романтического вечера, настоял на том, чтобы окунуться в озере. Пропустив, как и полагается, даму вперед, подождал, пока она встанет на край обрыва, чтобы спрыгнуть в воду, и столкнул ее на камни. Шансов выжить при таком падении не было.

Возникает вопрос, почему этот человек пошел на убийство. Ответ простой – все деньги и бизнес на самом деле принадлежали его жене, сам он ничего не имел. Если бы жена узнала о его похождениях, то вышвырнула бы обманщика вон, оставив без гроша. Он решил избавиться от препятствия, грозившего ему полным разорением. Предположив, что найдет еще кучу смазливых девиц, которых будут устраивать его условия, он убил Свету, представив все как несчастный случай. Надо заметить, ему это почти удалось, даже я поначалу поверил, но идеальных преступлений не бывает.

Узнав всю подноготную о любовнике Светы, я почуял неладное, к тому же на одном из постов неподалеку от «Петушиного гребешка» его автомобиль притормозили сотрудники ГИБДД и установили, что водитель употреблял алкоголь, прежде чем сесть за руль. Экспертиза показала маленькую дозу спиртного, тем не менее факт оставался фактом. Алиби у любвеобильного Мурзика на тот вечер не было, и под нажимом наших коллег он во всем сознался.

– Вот и верь после этого мужчинам! Обещал жениться, а сам хладнокровно убил! – возмутилась Рита.

– Хотя я совершенно не оправдываю поступок этого человека, но мораль в этой истории другая, – спокойно сказал Павел Андреевич. – Цель не всегда оправдывает средства. Света путем шантажа решила добиться от человека того, чего он, в силу определенных обстоятельств, дать не мог и не хотел. Причем он неоднократно предупреждал ее об этом, но жадной было мало того, что она имела. Она, как старуха из сказки о золотой рыбке, требовала все больше и больше, и вот вам печальный финал.

– Да, невеселая история. А мне все же жаль Свету, – тихо сказала Алла.

– Давайте больше не будем говорить о плохом, поговорим лучше о вас. Я думаю, вы в курсе того, что по закону вам полагается вознаграждение в размере двадцати пяти процентов от стоимости находки, – взглянув на нее, сменил тему Павел Андреевич.

– Ух, как я это богатство люблю и уважаю! – Рита радостно хлопнула в ладоши. – Стоп! Как это – двадцати пяти процентов?

Хотя она никогда не отличалась жадностью, клад вскружил ей голову.

– Таков закон, – ответил Павел Андреевич, не понимая, чем еще недовольна эта девица. – Даже если учесть, что двадцать пять процентов вы поделите пополам, получается сумма, превышающая ваши фантазии.

Павел Андреевич на листке бумаги написал сумму, которая причиталась подругам за их находку.

– А вы не ошиблись, может, вы случайно лишние нули приписали? – спросила Рита, завороженно разглядывая лист бумаги.

Следователь отрицательно покачал головой.

– Увлекательное это занятие, клад искать, – весело сказала Рита и обняла свою подругу. – Знай мы раньше, что здесь такое сокровище зарыто, мы бы его давным-давно нашли! Кстати, а ведь это не все золото, таких потайных местечек не сосчитать!

– Мне кажется, у нее началась золотая лихорадка, – тихо шепнула следователю Алла.

– Оно и неудивительно, – устало вздохнув, сказал Павел Андреевич, – со стародавних времен и по сей день по всему миру золото будоражит умы людей. Да и сама история России с ее бунтами, войнами, революциями располагала людей к тому, что в критические моменты своей жизни они норовили припрятать нажитое добро. И хотя почти девяносто процентов кладов находят случайно, тем не менее кладоискатели не покладают рук, извините за каламбур. Для многих это спортивный интерес. Ведь есть немало людей, которым интересней собирать грибы, нежели их есть, кто-то любит ловить рыбу, хотя не употребляет ее в пищу. Для многих поиски клада – это увлекательное приключение, встряска после ежедневной рутины. Да что говорить о нас, грешных, даже наши правители, люди не ущемленные в материальном плане, испытывали страсть к кладоискательству.

– Это точно, – подтвердила Алла. – Например, царь Иван Грозный был просто обуян жаждой найти клад, и говорят, даже обладал мистической способностью чуять места, где скрыты драгоценности. Серьезно к этому относился Петр Первый, а его сестра, Екатерина Алексеевна, пыталась отыскать клады с помощью «планетарных тетрадей», то есть астрологии. «Золотая лихорадка» свойственна не только нашей стране. В Америке, например, до сих пор ищут пропавшее золото инков, в Европе – сказочные богатства крестоносцев, в Азии не дают покоя пропавшие клады Чингисхана… Я уж не говорю о Египте, где, по преданию, в пирамидах спрятано золото фараонов. А еще есть копи царя Соломона, казна Александра Македонского, кладовые Арабского халифата, ушедшее в бездну достояние Атлантиды.

– Да! Работы непочатый край! – резюмировала Рита, и Алла поняла, что у неугомонной подруги обнаружилась новая страсть.

– Все это, конечно, очень заманчиво, но есть и другая сторона у этой медали. «Заветная поклажа», так на Руси в старину называли клад, не всегда приносит удачу. Было даже поверье, что хоронить в земле ценное добро – грех великий, поэтому земля не всегда и не каждому возвращает отданное ей. И ведь правда! Кому-то поиски клада приносят удачу, а кто-то лишается жизни. Лучше предоставить поиски профессионалам, людям, которые раскрывают тайны с научной целью, а не для личного обогащения. Может быть, через какое-то количество времени им удастся раскрыть тайну Атлантиды, найти казну Александра Македонского и еще много чего интересного, но это явно будем не мы.

Последнее заявление Аллы было обращено к подруге. Та в ответ лишь хитро прищурила выразительные глаза, едва слышно пробурчав:

– Будет день, будет пища…


Павел Андреевич объяснил девушкам, где и когда они смогут получить полагающееся вознаграждение, попрощался с ними, не забыв попросить у Аллы номер ее телефона.

После столь удачного раскрытия сразу нескольких преступлений Кошечкина не только отпустили в долгожданный отпуск, но и перевели в столицу края с повышением по службе. Что касается бомжа, который сыграл не последнюю роль в этой истории, то и его жизнь наладилась. Павел Андреевич, как и обещал, помог невезучему Борису. Хотя на предложение следователя устроиться в дом престарелых тот ответил решительным отказом, Кошечкину удалось втолковать ему, жить он будет не с брошенными стариками, а в отдельном домишке на территории санатория для престарелых, маленьком, но своем. Будет там работать, получать зарплату, бесплатный стол и лечение. Там на старости лет за ним будет кому ухаживать. На такое царское, по мнению бывшего бомжа, предложение он не мог не согласиться.

Рита к концу отпуска приняла ухаживания Федора. Она решила, что теперь станет довольно известным человеком в городе, средства массовой информации постараются, и опасалась нашествия потенциальных женихов, которым нужны будут полученные ею деньги, а не она сама. Федор же полюбил ее еще до истории с кладом, полюбил, несмотря на взрывной, даже скандальный характер.

Две недели невероятного отпуска пролетели как один день, и подруги с грустью собрали свои вещи в дорогу. Расположившись в комфортном автобусе, чему-то радуясь, чему-то печалясь, они отправились навстречу новой жизни, и кто знает, какие еще невероятные приключения встретятся им на жизненном пути.


home | Тайна петушиного гребешка | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу