Book: Рояль Ньютона




Неграш Сергей Вячеславович

"Рояль Ньютона"

Автор сердечно благодарит:


своих родителей,

писательницу и критика Марию Галину,

литератора Бориса Крылова,

фэна N1 Земли Русской - Бориса Завгороднего,

писателя и критика Романа Арбитмана,

писателя и художника Александра Лидина,

переводчика Николая Кудрявцева,

писателя и редактора Алексея Гравицкого,

художника Дмитрия Грачева,

редактора Светлану Бондаренко,

критика и редактора Петра Тюленева,

писательницу Анну Варенберг,

писателя и редактора Алексея Корепанова,

писателя Виктора Точинова,

аспиранта Николая Нестерова,

доктора философских наук В. Л. Обухова

и

отзывчивых Рыжего Кота, Видящего и Баламута.

А также:

музыканта Александра Серова,

писателя Павла Шумила,

критика Алексея Елсукова,

писателя Виктора Беньковского,

писателя Александра Прозорова,

писателя Константина Бояндина,

писателя Андрея Мартьянова,

писателя Сергея Соболева,

знатока фантастики Владимира Ларионова

и


мудрых Dimson'а, Goto и tevas'а.


* * *

Когда на Ньютона упало яблоко, он открыл силу притяжения.

Интересно, что бы он изобрел, если бы на него свалился рояль?

Одна из величайших загадок Вселенной.

Пролог


На космическом корабле "Тиданик" воцарился долгожданный хрупкий мир. Бои давным-давно завершились. Ныне победители - уродливые создания - устроили кровавое пиршество. Они пожирали тела павших людей.

Но вот им попался чудом выживший землянин - член экипажа. Страшилища набросились на него, но сдаваться просто так не входило в его планы. Зная, что вот-вот умрет, он вытащил из-за пояса бластер и нажал на спуск. Смертоносный луч уничтожил тварь, а затем еще одну, и еще...

Но погибли далеко не все.

- За ум, что ли, взяться? - прошептал человек. Но, если он надеялся, что происходящее всего лишь плод его больной фантазии, его ждало разочарование. Это была действительность. Жесткая. Кровавая. И отвратительная.

- Возьмись, - услышал он громоподобный голос. - Только держи его крепко, а то - убежит!

Мерзкие создания вновь атаковали бедолагу. Он не успел ничего предпринять. Недруги были быстрее и ловчее него. Они разорвали его на части, а потом, дерясь за лучшие куски, сожрали так же, как и всех его собратьев...


Часть первая


Гигантский космический корабль с не очень-то скромным названием "Оплот гениев" летел к своей далекой-далекой цели. Он должен был доставить три тысячи человек, находящихся в состояние анабиоза, на Вегу-8, дикую планету.

Бодрствовали лишь четыре представителя рода людского. И первый из них - капитан Игорь Лубец, талантливый тип. Единственный его недостаток - это периодические долгие и нудные рассуждения о долге перед отечеством.

Вторым значился техник Эрнест Гаолянский. Его невысокий рост позволял ему с легкостью забираться в нутро судна и чинить поломки.

Третий - врач Ван Туррик, о мастерстве коего ходили легенды. Вечная улыбочка, сияющая у него на устах, искажала его и так не особо красивые черты лица и могла вывести из себя кого угодно. Этим-то он и пользовался, когда хотел чего-либо добиться от собеседника.

Последним членом экипажа был я - Миха Лемоносов, занявший настолько незначительный пост, что о нем даже не упомянули в официальной документации. Поскольку я - сирота - незаконно проник на готовящееся к старту судно и отправился в удивительное путешествие.

Осознав, что домой никогда не вернусь, быстро нашел общий язык с Ваном Турриком. И он, проникнувшись уважением к моей смелости, настоял на том, чтобы меня не погрузили в анабиоз. Ибо, как он справедливо заметил, от меня им всем могла быть великая польза.

Отнесясь к его словам скептически, Игорь Лубец все-таки позволил мне остаться вместе с ними. Он даже предоставил в мое распоряжение небольшую каюту, которую изначально планировали использовать в качестве одного из подсобных помещений. Теперь там была установлена постель.

Вот так и началось мое странствие, которое должно было продлиться около года. Когда подойдет к концу этот срок, мы высадимся на Вегу-8 и колонизируем ее. В плане все это выглядело просто и красиво. Но, к сожалению, в реальности ничего никогда не происходит так, как было задумано.

В верности этого правила я убедился, когда на двенадцатый день полета Игорь Лубец собрал нас в капитанской рубке. В ее центре был расположен стол, вокруг которого стояло три мягких удобных кресла. А так же предназначавшийся мне жесткий табурет.

- Когда играешь с судьбой, ставка - жизнь. Не так ли, Миха? - глубокомысленно изрек Игорь. Не дожидаясь ответа, продолжил: - Пока все идет хорошо. Я бы даже сказал - замечательно. Но это временно. Вскоре корабль взорвется, и мы погибнем.

- С чего ты взял? - поинтересовался Ван Туррик. - Наверное, на твою психику столь отвратно подействовало космическое пространство? Но, если это так, как ты прошел тесты, обязательные для всех членов экипажа?

- Так же, как и Миха! Правительство, отправляя нас в путешествие, убило двух зайцев!

- Каких? - заинтересовался я. Я считал, что этот полет - величайшее достижение людей. Мы пустились в путь, дабы прославить в веках не только наши имена, но и Землю. Неужто я ошибся? И светлая идея в очередной раз была испоганена суровой действительностью?

- Наши пассажиры - преступники, за исключением нескольких сотен добровольцев, - заявил капитан. - Власть имущие позаботились о том, чтобы победить на ближайших выборах. Кто станет голосовать против тех, кто на деле доказал, что заботится о всеобщем благе?

- Воистину до самой последней минуты своей жизни всяк политик рассказывает народу о светлом будущем. И многие ему верят. А зря. Ибо он говорят исключительно о светлом будущем для себя и своих близких, - иронично заметил Эрнест Гаолянский. - Ван, тебе есть, что сказать?

- Нет.

Слушая их, осмотрелся. Первый раз в жизни я очутился в капитанской рубке. Но, увы, ничего героического или романтического тут не было. Хромированные стены, заляпанный грязью пол, рассыпанные по столу крошки и многое другое разрушали чудесный образ, порожденный моим воображением.

- Господа, - произнес Игорь Лубец, - вместе в замкнутом пространстве нам суждено провести долгих двенадцать месяцев. И я надеюсь, мы не потратим это время попусту. Мы займемся самообразованием, дабы, добравшись до Веги-8, стать правящей верхушкой колонии. Мы превратимся в тех самых политиканов, которых ты, Эрнест, так ненавидишь.

- Ура! - воскликнул Ван. Его карие глаза вспыхнули колдовским светом. Вероятно, в его голове только что родилась гениальная мысль. Родилась, быстро повзрослела и убежала, отправилась в большую жизнь, не оставив после себя ничего, кроме горечи.

- Поэтому я взял с собой много книг, - меж тем продолжил говорить капитан. - Но среди них нет работ по политологии, социологии и другим столь же важным областям знаний. Ибо "Оплот гениев" живет не прошлым и не настоящим, а грядущим! И ты, Миха, в свои двадцать лет должен это понимать лучше, чем мы, представители старшего поколения! Мы намного раньше тебя уйдем туда, откуда не возвращаются!

- Это куда? В космическое странствие? - едко поинтересовался доктор. Расхохотавшись, он встал, отвесил шутливый поклон и покинул капитанскую рубку.

- Ну вот, вы не дали мне изречь абсолютную истину, - обиженно произнес Игорь. С тоской оглядев пустой стол, он прислушался к собственному недовольно заурчавшему желудку и заявил: - Ладно, на этом собрание завершено. Что же касается моих пессимистических прогнозов, то будем надеяться, что они не сбудутся.

И Игорь Лубец, которому никогда не суждено было стать великим оптимистом, замахал руками. Он нетерпеливо дожидался, когда мы с Эрнестом Гаолянским оставим его одного. Но перед тем, как мы ушли, техник глубокомысленно изрек: "Наш путь усыпан розами, розами с очень большими ядовитыми шипами".

Оказавшись в коридоре, спросил у Эрнеста, что он под этим подразумевал. Покосившись на меня, он заявил, что я все пойму, когда повзрослею. А пока мне, юному максималисту, не следует забивать голову всякой чушью. И я, успокоившись, последовал его совету.

Пожелав Эрнесту спокойной ночи, направился в каюту. И подумал, что неплохо было бы перекусить перед сном. Но где в такой час найти еды? Пожалуй, только в столовой, где находится С-2, синтезатор пищи, у коей была одна общая черта - отвратительный вкус.

- Хм, на корабле еще есть склад! - жизнерадостно улыбнулся я.

Склад располагался на нижней палубе, неподалеку от гипердвигателя. Там, кроме запчастей, одежды, лекарств и прочего, были и продукты. В частности в гигантских баках хранилось замороженное мясо.

Облизываясь, я шел по коридору. Посматривая по сторонам и видя кругом хром, с грустью вспоминал о богатстве красок, которое можно было встретить на моей родной планете. Но о прошлом мне стоило забыть раз и навсегда. С ним я простился.

Помянув недобрым словом невнятные рассуждения Игоря Лубеца, ухмыльнулся. Я склонен был скептически относиться к его речам. Все закончится хорошо! Мы не погибнем в дороге. Да и планета, на которую мы высадимся, окажется ничуть не хуже Земли.

Спустившись по лестнице на нижнюю палубу, узрел две железных двери. Если верить висящим на них табличкам, то за одной из них находится машинный отсек и гипердвигатель, а за другой - склад. Что ж, все это было бы великолепно, если бы не одно "но": я не знал, как проникнуть в запертое помещение.

К счастью, дверь, ведущая на склад, оказалась открыта.

- Ням-ням, - пробормотал я, зайдя внутрь. Втянув носом воздух, почувствовал странный запах. Нахмурившись, попытался установить его источник. Не получилось. Как бы там ни было, заполучив сырое мясо, я обо всем позабыл.

Проклиная непозволительно громко ворчащий живот, покинул склад, отправился в обратный путь. Держа в руках добычу, поднялся по лестнице на верхнюю палубу. Здесь находилась не только капитанская рубка и каюты, но и столовая.

- Хорошо-то как, - довольно произнес я, изучая кнопочки на панели управления С-2. Надеясь, что все делаю правильно, нажал несколько из них. Волнуясь, с нетерпением ждал, что произойдет дальше. Вдруг я допустил ошибку? И с таким трудом раздобытому мной мясу предстоит сгореть?

- Так-так, и что это мы тут делаем? - услышал я строгий голос. Он принадлежал Вану Туррику, который должен был уже лечь спать.

Я растерянно уставился на доктора. Впервые за время нашего с ним знакомства улыбка покинула его уста. И я бы изрядно повеселился на этот счет, если бы мне не требовалось немедленно дать ответ на его вопрос. Хотя, зачем что-то говорить, когда и так все ясно?

- Ладно, все в порядке, - заявил доктор. Внимательно посмотрев на мясо, которое уже было разморожено и готово к употреблению, сглотнул. - Это очень большой кусок. Давай его поделим на две части. Одну половину заберу я, вторую - ты.

Я молчал, уразумев, что меня не накажут. Более того, мне мерещилась двойная выгода. Я не только вкусно поем, но и значительно улучшу отношения с Ваном!

- Я никому ни о чем не расскажу. Это будет наш небольшой секрет, - подмигнув мне правым глазом, сказал он. - Надеюсь, это не повторится! Договорились?

- Да.

Я запихнул в рот сочный кусок мяса и принялся его тщательно пережевывать. Поев, покосился на доктора, который смаковал кушанье. Ван насыщался медленно, наслаждаясь восхитительным блюдом, которое значительно отличалось от пресной синтезированной пищи.

- Благодать, - сказал он. - Теперь, когда все съедено, нам с тобой, Миха, здесь больше нечего делать! Так? Или ты еще что-нибудь утащил со склада?

- Нет.

Я повернулся к нему спиной и побрел по длинному коридору. Тянуло в сон. Едва оказавшись у себя в каюте, улегся на постель, закрыл глаза и забылся. И мне привиделись многочисленные чудовища...


* * *


Выкрикнув что-то патетическое, свалился с постели и проснулся. Пожалев, что в моей каюте нет иллюминатора, зевая, вышел в коридор. И столкнулся с Эрнестом Гаолянским, который, недовольно бурча что-то себе под нос, брел к капитану. Им было о чем поговорить.

Пожелав Эрнесту доброго утра и не услышав в ответ ни слова, насторожился. Подобное поведение было несвойственно всегда любезному технику.

- Интересно... - пробормотал я. Сочтя за благо не вмешиваться в их беседу, направился в столовую. Но не дошел до нее. Ибо неожиданно заметил длинную уродливую тень. Она принадлежала гигантской крысе. Тварь была не меньше метра в длину.

- Небо, - испуганно пробормотал я, отступая.

Она могла перегрызть мне глотку. Я не верил, что смогу ее победить. Это дикое создание гораздо сильнее и опаснее всего, с чем мне раньше приходилось иметь дело.

Жалея, что на "Оплоте гениев" нет оружия, пятился. В этой трудной и очень опасной ситуации я повел себя, как герой. Не запаниковал. А действовал решительно и рационально. Повернулся спиной к гигантской крысе и, зовя на помощь, побежал к капитанской рубке.

Тварь догнала меня и повалила на пол. Сопротивляясь, изловчился и постарался подмять ее под себя. Вырвавшись, она укусила меня за плечо и бросилась прочь. Она жаждала оказаться в безопасности, там, где никому до нее не добраться. И таким местом для нее, наверняка, должен был стать склад.

Не без труда поднявшись, посмотрел ей вслед. Ни о какой погоне не могло быть и речи. Да что там говорить! Я, вообще, был благодарен Богу за то, что крыса оставила меня в покое. Если бы она продолжила атаку, то одержала победу.

Пошатываясь, оперся левой рукой о стену. Чувствуя, как по спине течет кровь, собрался с мыслями. Не забывая о том, что жизнь имеет неприятную тенденцию быстро заканчиваться, поджал губы.

"А что, если на ее когтях было какое-нибудь смертельное для человека вещество? - подумал я. - Надо бы проконсультироваться на этот счет с Ваном Турриком. Вот только где набраться сил, чтобы доползти до медицинского отсека?"

Я покачал головой.

- Если на двенадцатый день космического странствия я столкнулся со столь ужасным противником, что будет дальше? - прошептал я. И с изрядной долей иронии добавил: - Вероятно, на нашем пути окажутся еще и белые слоники. Они очень маленькие и наглые. Они летают и едят серых мышек.

В таком состоянии меня и обнаружили Игорь Лубец и Эрнест Гаолянский. Испугавшись за мое самочувствие, они позвали доктора. Ван Туррик быстро прибыл, держа в руках небольшой чемоданчик, в котором лежали разнообразные лекарства.

- Все будет в порядке, - произнес доктор, осматривая мою рану. Воспользовавшись современными средствами медицины, сделал анализ крови. Получив результаты, сообщил: - Как я и предполагал, не о чем беспокоиться.

- У меня немало вопросов к Михе, - нахмурился Игорь. - Я хочу знать, не только что произошло здесь, но и посещал ли он вчера склад? Видишь ли, Ван, Эрнест обнаружил, что кто-то там побывал и похитил часть провианта.

- Время для ответов еще не пришло, - заметил Ван Туррик, помогая мне подняться. Также он попросил капитана и Эрнеста Гаолянского, чтобы те не беспокоили меня в ближайшие несколько часов.

- Все это очень странно, - произнес техник. - Эх, если бы мне не было известно, что на нашем корабле, за исключением Михи, более нет безбилетных пассажиров, я бы счел, что здесь произошла драка. Один из ее участников известен. Но кто второй?

- Тайна, - откликнулся капитан. Изучая оставшуюся на полу царапину от когтей гигантской крысы, произнес: - Наверное, зря мы не вернули Лемоносова на Землю. Вдруг у него только что произошел приступ?

- Что ты хочешь этим сказать?! - вспылил Ван Туррик. - Не станешь же ты доказывать, что Миха - сумасшедший? Я убежден, что он нормален. Но, если вы сомневаетесь, я предлагаю запросить о нем информацию с Земли!

- А почему ты сразу это не сделал? Неужели так трудно было навести справки? Я должен знать все о своих подчиненных! Ван, немедленно приступай к сбору данных!

- Позволь мне сначала позаботиться о Михе, - изрек доктор. Терпеливо дождавшись разрешения, он, поддерживая меня, пошел прочь от места недавней схватки. Нашей целью был небольшой медицинский отсек, расположенный поблизости от моей каюты.

С трудом передвигая ногами, я раздраженно подумал, что капитан несправедлив ко мне. Пускай называет меня воришкой! Это справедливо! Но не психом же! Хотя, если представить, что никакой крысы не было, то я, действительно, оказываюсь душевнобольным...

- Но она была, - прошептал я и тут же засомневался. Откуда ей взяться на космическом корабле, который только-только покинул Землю? Мутация? Но ведь на борту нет радиации! А в то, что крыса - пришелец из космоса, мне не верилось.

Запутавшись, покосился на доктора. Ван, таща меня, что-то недовольно бормотал себе под нос. Судя по всему, он проклинал не только нашего капитана, меня, самого себя, но и весь мир.

- Вот, - произнес он, когда мы, наконец, добрались до медицинского отсека. Уложив меня на операционный стол, Ван взял в руки какие-то приспособления с многочисленными щупальцами-датчиками. Попросив меня не шевелиться, приступил к осмотру. - Сейчас выясним, откуда взялись эти царапины.

Но его смелому утверждению не суждено было быть претворенным в жизнь. Полученные им сведенья были невероятными, фантастическими. Отложив в сторону приборы, Ван забегал по отсеку. Периодически останавливаясь, он качал головой.



- Оборудование неисправно! - наконец, воскликнул он. Обработав мои раны лечебной слюной Завгара, страшного зверя с планеты Сириус-16, вышел в коридор. Он направился в капитанскую рубку, туда, где был передатчик, обеспечивающий связь с родиной. - Я во всем разберусь!

Оставшись один, я лежал на животе и размышлял. Теперь, когда я, благодаря лекарству, чувствовал себя гораздо лучше, мне нужно решить, что поведать экипажу. Все или ничего?

- Слишком сложно! - проворчал я.

Мне было стыдно кому-либо рассказывать о своем проступке. Что же касается гигантской крысы, то, похоже, все считали ее плодом моего богатого воображения. Я бы сам скептически отнесся к этой истории, если бы не был ее участником.

- Что? - уточнил Игорь Лубец, переступая порог отсека. - Я брел по коридору и вдруг услышал твой голос. Уяснив, что твое состояние не так плохо, как говорил Ван, зашел. Я хочу побеседовать с тобой.

- Ясно.

- Итак, как ты получил травму? - спросил он, напомнив мне злобного средневекового инквизитора, поймавшего чернокнижника.

- Э... - пробормотал я. - Это была большая и злая крыса.

- Крыса? - брюзгливо поморщившись, переспросил он. - А как же белый слоник, о котором ты рассуждал, когда доктор тебя уводил? Думай, что говоришь. И говори то, что думаешь. Тебе, что, повстречался зеленый крокодил?

Он надо мной смеялся. Он мне не верил.

- Нет, крыса, - твердо произнес я. - Они не такая уж редкость. На морских судах их полно. Так что и на "Оплот гениев" они могли пробраться. Но есть одна закавыка.

- Какая?

- Я никогда не видел таких крупных экземпляров, - признался я. Набравшись смелости, предположил: - Что если она мутировала во время взлета, как в той истории про подопытную свинку? Она постоянно жаловалось. Дескать, каждый раз, когда кто-то произносит слово "эксперимент", ей почему-то становится больно.

- О чем ты, Миха? - холодно произнес Игорь. - То ты рассуждаешь о белых слониках, то о мышах и крысах, а теперь о свинках и крокодилах. Мы пока еще ферму или зоопарк открывать не собираемся! Хотя, когда прибудем на Вегу-8, твои познания в этой области понадобятся.

- Напрасно иронизируешь! Я не лгу!

- Вот так с шутками и прибаутками экипаж космического корабля "Оплот гениев" медленно сходил с ума, - прошептал он. - Хорошо, с этим мы потом разберемся. Давай лучше поговорим о пропаже продуктов со склада. Но только - молю! - не заявляй, что их съела крыса. Или слоник вместе с чокнутой свинкой.

- Это сделал я! - выпалил я. Более скрывать это не имело смысла. В конце концов, хуже не будет. Капитан, хоть и изрядно напоминает пыточных дел мастера, не садист. Естественно, он меня накажет, но не убьет!

- Наконец-то, ты перестал врать. Это хорошо. Если бы ты продолжил отпираться, я бы погрузил тебя в анабиоз. И в нем бы ты провел все оставшееся время полета. Но я все еще могу так поступить. И буду прав. Мне на борту не нужен паникер, распускающий слухи о гигантской твари, пожирающей запасы провизии!

- Но она есть! Я сражался с ней!

- О да! Я тебе верю! Конечно, она существует. Так же, как и снежные люди! Они живут рядом с нами. На нашем корабле, в коридорах и даже в каютах. Бывало, посмотришься в зеркало рано утром или поздно вечером, и видишь: вот он - снежный человек!

- Капитан, я же просил тебя не беспокоить пациента, - раздраженно произнес вернувшийся Ван Туррик. В руках он держал толстую папку с какими-то документами. - Кстати, у меня хорошие новости. Помнишь, ты потребовал, чтобы я навел справки о Михе? Ну так вот, пришли результаты.

- Любопытно...

Сердце у меня в груди забилось быстрее. От того, что скажет доктор, зависит мое будущее. И прошлое. Ведь мне до сих пор ничего не известно о родителях. А вдруг они окажутся известными преступниками или сумасшедшими? Или - что гораздо хуже! - политиканами?

- С Лемоносовым все в порядке. Вроде бы, - сказал Ван. - Сведений о его отце и матери не сохранилось. Возможно, у него дурная наследственность.

- Та-ак, - потянул он. - И в чем она заключается?

Перед тем, как ответить на этот вопрос, доктор сделал пару шагов, подошел к Игорю и что-то прошептал. К сожалению, я не расслышал, что именно. Не исключено, что Ван поведал капитану о том, как мы ели мясо.

Смутившись, я открыл рот, но...

В этот миг в медицинский отсек прокралась та самая крыса, с которой мне не так давно пришлось схватиться. Как видно, ей понравился вкус человечины.

Медленно и торжественно она приближалась ко мне. Но на ее пути встали Ван Туррик и Игорь Лубец. Наконец-то, уверовав в правдивость моих слов, они решили прикончить тварь. Но это было не так-то просто сделать: у них не было настоящего оружия.

- Я не позволю тебе прикоснуться к моему пациенту! - заявил доктор, достав шприц из кармана халата, в который был облачен. - Иди ко мне. У меня есть для тебя сюрприз - снотворное! Как только я тебя усыплю, ты окажешься на операционном столе! И я тебя препарирую. И когда твои кишки...

- Бр, - поморщился капитан. - Ван, а можно обойтись без подробностей?

- Конечно! - отозвался он. Немного помолчав, продолжил: - Я тщательно исследую внутренности крысы! Затем напишу работу, коя прославит меня! И тогда весь мир узнает о скромном докторе, который не побоялся сразиться со злом!

Закончив говорить, Ван вздрогнул и упал в обморок. Его эстетская душа не выдержала отвратительного зрелища - внешнего вида противника.

- Беда, - пробормотал Игорь.

Зашипев, крыса набросилась на него. Она вцепилась невероятно длинными, точно у киношного вампира, клыками ему в правую руку. Прокусив тонкую материю форменного костюма, она не остановилась на достигнутом. Теперь у нее появилась новая цель - вожделенное горло.

Если я не вмешаюсь, Игорь погибнет - тварь прикончит его. А потом доберется и до меня. Посему я поднялся с постели. Чувствуя боль, скрипнул зубами и огляделся, ища что-нибудь, что могло бы сойти за оружие.

Увидев шприц со снотворным, который все еще держал в левой руке доктор, обрадовался. Склонившись над бедолагой, попытался отобрать у него то, что мне было нужно. Но это было нелегко. Находящийся в забытьи Ван не желал расставаться со своим имуществом.

Немалого труда стоило мне разжать его цепкие пальцы. Когда у меня это получилось, я почувствовал себя настоящим космическим волком. Задорно что-то выкрикнув, приготовился к долгому изнурительному бою.

Покосившись на Игоря, поджал губы. Дела его были плохи. Тварь, многому научившаяся во время схватки со мной, не собиралась давать человеку ни малейшего шанса на спасение. Для достижения заветной цели она готова была пожертвовать собственной жизнью.

Однако, ее мужество не восхитило меня, а разъярило. Я остановлю ее! В моих руках не очень-то ярко горит в тусклом свете неоновых ламп грозное оружие - шприц со снотворным!

- Если тебе хочется кого-нибудь убить, убей себя! - изрек я, нанося удар ей в основание шеи. Казалось бы, она должна взвыть, смешно задергать лапками и потерять сознание. Но - нет! Оскалившись, тварь удвоила напор. Еще чуть-чуть и она бы прикончила умудрившегося увернуться в последнюю секунду Игоря.

Не растерявшись, я отпрыгнул в сторону. Как быть? Нужно найти что-нибудь тяжелое, такое, чем можно было бы проломить ей череп! Но, увы, ничего подходящего поблизости нет, если, конечно, не считать тела Вана Туррика.

Как же так? Мы находимся не где-нибудь, а в медицинском отсеке!

- Держись! Я помогу тебе! - воскликнул я.

- Все будет хорошо, - мрачно пообещал Игорь, оттолкнув от себя зубастую противницу. Злодейка упала и более не поднялась. - Похоже, подействовало средство нашего доброго доктора, без которого мы бы через пару минут были мертвы.

- Слава Богу, - сказал я. Немного успокоившись, приблизился к крысе и пнул ее. - Как ты думаешь, сколько времени она будет находиться без сознания? И успеет ли Ван ее вскрыть?

- Кто знает?

- Кто-то упомянул мое имя? - спросил Ван Туррик. Поднявшись, он с радостью отметил, что все уже закончилось. Довольно улыбнувшись, щелкнул пальцами, и в правой от меня стене открылась небольшая ниша. В ней лежали разнообразные инструменты, среди которых мое внимание привлек скальпель - отличная замена кинжалу.

- Когда закончишь, напиши отчет, - бросил Игорь. Поморщившись от боли, он оторвал от своей одежды полоску ткани и перевязал ею рану на руке. - А еще было бы неплохо, если бы ты чуть попозже осмотрел меня. Сейчас мы должны узнать, откуда взялось это существо.

Восхитившись его храбростью и мужеством, я почувствовал слабость. Пошатнувшись, схватился за стену. Заявив, что со мной все в порядке, уселся на пол, неподалеку от крысы. Мне хотелось верить, что на этом все завершится. Но наши беды только начинались.

- Вот и все, - произнес доктор, аккуратно перерезая горло твари. Когда с этим было покончено, он попросил капитана помочь ему положить ее труп на операционный стол. - Игорь, вам с Михой не стоит присутствовать во время мой работы. Это не очень аппетитное зрелище.

- Правильно, - кивнул Игорь Лубец. Он увел меня из медицинского отсека. - Спасибо тебе, Миха. Если бы не ты, меня бы убили.

- Не за что, - ответил я. Но мне недолго суждено было чувствовать себя героем. Капитан не упустил возможности напомнить мне о моем проступке.

- Похитив мясо, ты нарушил устав. Надеюсь, этого больше не повторится.

- Так точно, - подтвердил я. - Я клянусь в этом собственной жизнью!

- А вот это не нужно. Знаешь, когда я был маленький, дедушка сказал мне, что не стоит копаться в собственной душе, как и на старом чердаке, если боишься обнаружить там грязь и паутину.

- Может, это как раз и надо делать, чтобы стать чище и лучше? Один раз поступив худо, я, разобравшись в самом себе, воспрепятствую этому в дальнейшем!

- Не знаю. И еще, ты лишь однажды утащил со склада мясо? Или поступал так регулярно, пока тебя не поймали? - спросил он. Выслушав мой ответ, продолжил: - Я сразу это понял! В одиночку ты бы не смог скушать все, что пропало. Следовательно, у тебя был сообщник. Или это сотворил кто-то другой.

- Крыса, - сказал я. Я счел не нужным упоминать Вана, который был способен потерять сознание от одного вида недруга. И где только его хваленое хладнокровие, которым, вроде, обладают все медики? Но глупо винить его за малодушие. Со многими людьми, оказавшимися на его месте, произошло бы то же самое.

- Верно. И теперь, когда мы с этим разобрались, я предлагаю перекусить. Но мы откушаем не мясо, которого осталось мало, а пищу, приготовленную С-2. Несмотря на ее недостатки, у нее есть одно неоспоримое достоинство - она сытная. Да и ее запасы у нас неограниченны.

Но в отличие от Игоря мне так и не суждено было поесть.

В столовой, где находился заветный приборчик, мы стали свидетелями кошмарной сцены. На полу посреди зала лежало человеческое тело. Оно было настолько обезображено, что нельзя было сказать, кому оно принадлежит. Впрочем, путем несложных логических построений, мы с капитаном пришли к выводу, что это труп Эрнеста Гаолянского.

- Небо! - раздраженно произнес Игорь, склонившись над мертвецом. - Здесь не обошлось без гигантской крысы! Как видно, она набросилась на Эрнеста со спины, повалила его на пол и вонзила клыки в сонную артерию. Затем она приступила непосредственно к трапезе.

- Но как так? Неужели тварь перед тем, как напасть на нас, атаковала его? Или... - я замолчал, боясь озвучить мысль, которая только что пришла мне в голову. Набравшись смелости, выпалил: - Или же она была не одна?

Я думал, что капитан меня упокоит, назовет произошедшее событие досадным недоразумением. Но все случилось иначе. Игорь Лубец, оставшись предельно серьезным, заявил, что мы имеем дело как минимум с двумя злодейками. Не исключено, что их гораздо больше.

- Надо посоветоваться с доктором, - нервно поглядывая по сторонам, буркнул я.

Космический корабль перестал казаться мне надежным убежищем. Он превратился в логово чудовищ, готовых убить нас всех в любой миг. Что если прямо сейчас к нам подкрадывается враг?

- Ван занят, - ответил Игорь. Ему было тяжелее, чем мне. Он отвечал не только за себя, но и за жизни трех тысяч человек, находящихся в анабиозе.

- Что предпримем?

- Вооружимся.

- А разве на борту есть бластеры и прочее? - спросил я.

Мне в голову пришла подленькая мыслишка. Почему бы не воспользоваться спасательной капсулой и не покинуть проклятое судно? Проникновение на него было ошибкой. Зачем и дальше рисковать жизнью, если можно вернуться на Землю? Но как я смогу жить, зная, что смалодушничал, отступил в ситуации, когда должен был идти вперед, несмотря ни на что. Я всегда мечтал стать героем! Так неужели, когда мне представилась такая возможность, все брошу и сбегу?

А почему бы и нет?

- Оружие есть. И я им воспользуюсь, - ответил Игорь. Взглянув на меня, заметил: - Миха, даже не думай дезертировать с "Оплота гениев".

- Почему? - возмутился я. Я всегда боялся смерти. Мне было страшно осознавать, что когда-нибудь все в мире останется по-прежнему, за исключением одной маленькой детали - меня. Я исчезну. Но не полностью. Мой дух отправиться туда, где нет места живым. Лишь мертвый способен пройти этот путь до конца.

- На тебя, как и на меня, напала тварь. Неизвестно, как это повлияет на наши организмы. Возможно, все будет хорошо. Но нельзя забывать, что крысы - распространители многочисленных болезней. Что если мы с тобой уже заражены каким-нибудь неизвестным на Земле вирусом?

- Доктор обследовал меня. Со мной все в порядке!

- Все мы допускам ошибки, - тихо произнес капитан. - Мы не имеем права привезти на родину людей новую болезнь. Кто знает, что произойдет, если мы это сделаем? Перед тем, как врачи найдут лекарство, могут погибнуть миллионы! Кроме того, на судне нет спасательных капсул!

Ответственность - единственное, что ограничивало свободу такого человека, как Игорь Лубец.

- Ладно, - я признал его правоту. Но легче мне не стало. Моя героическая составляющая, помявшись, спряталась. Ей предстояло вновь дать о себе знать в критической ситуации. Ну а до того, как это произойдет, вперед выступил инстинкт самосохранения.

- Ладно, мы пришли сюда не для того, чтобы любоваться Эрнестом Гаолянским, - щелкнув языком, произнес он. - У нас другая цель!

Я недоверчиво посмотрел на него. Он, что, будет кушать после всего, что произошло? А как же обезображенный техник, мертвое тело которого по-прежнему смущает нас своим видом?

- Хм, что бы выбрать? - пробормотал Игорь. Создавалось впечатление, что он позабыл обо всех бедах и невзгодах. Его не интересовал ни мертвец, ни злобные гигантские крысы, жаждущие отправить нас к праотцам. Его внимание сконцентрировалось на провизии.

Капитан подошел к С-2, небольшому прямоугольному приборчику, стоящему в углу помещения, и нажал пару кнопок. С-2, противно загудев, выплюнул откуда-то из своих недр две тарелки, наполненных жидкой кашицей.

- Отлично! - воскликнул капитан, насыщаясь. Я же смотрел на него и завидовал. Я-то есть не мог. А посему, выкинув свою порцию, терпеливо ждал, когда он закончит трапезничать. - Сытно и питательно - вот девиз синтезатора пищи!

Перекусив, Игорь достал из кармана платок. Аккуратно вытерев им губы, улыбнулся. Все вновь было прекрасно! Он был убежден, что справится с любым врагом.

- Ну а теперь, как я и предлагал ранее, пойдем за оружием, - произнес он. Когда мы покинули столовую, где все еще продолжал лежать труп Эрнеста Гаолянского, капитан философски заметил: - Жизнь - замечательная штука. Научись получать от нее все, Миха!

- Да! Не нужно иметь счастье! Необходимо быть счастливым!

- Верно, - отозвался он. - Я, когда был маленьким, прочел замечательную притчу. В ней рассказывалось про некоего Ноя. С ним произошла удивительная история в год, когда зима наступила очень рано. В мае, минуя лето и осень. Сначала пошел снег, затем град. А потом Ной умер.

- А как же ковчег? - нахмурился я. Несколько иную интерпретацию этого рассказа я пару раз слышал, когда жил на Земле.

- Чего? Ах, да! Видишь ли, Ной, забывший захватить провизию, вынужден был убивать зверушек и жарить их тушки на костре, который складывал из досок ковчега...

- Какая запутанная история! - не удержавшись, ехидно заметил я. Признаться, мне было жаль старика Ноя. - Как бы там ни было, долго ли нам еще брести?

- Нет, мы уже на месте, - ответил он, останавливаясь перед небольшой железной дверью. Он открыл ее и зашел внутрь. Я последовал за ним. - Сейчас я возьму оружие, и мы отправимся к Вану. Потом мы позаботимся о трупе Эрнеста и начнем грандиозную охоту на крыс!

- Ты хотел сказать "крысу", - поправил я. Я надеялся, что мне послышалось. Но нет, Игорь не оговорился.

- Не-а, - брякнул он.

Его апартаменты были в четыре раза больше моих. В центре комнаты стояли кровать и стол. Вдоль стен располагались стеллажи с книгами и какими-то замысловатыми приборами, назначение которых мне было неведомо.

Мое внимание привлекло небольшое приспособление, смахивающее на диадему.

- Что это? - спросил я, указывая на вещицу.

- Это работа талантливого авангардиста Васи Бубкина. Она называется "Моментоморэ" и является дерзкой попыткой запечатлеть в скульптуре идею цикличности бытия. Дескать, начало есть конец. И наоборот. В общем, все это очень сложно. Представляешь, он подарил мне ее перед отлетом!



- Интересно, много ли пальцев ты ему сломал перед тем, как он так поступил, - съязвил я. "Моментоморэ" не произвела на меня должного впечатления. Едва мне стало известно ее назначение, она перестала казаться чем-то удивительным и таинственным, превратившись в никчемную безделушку.

- Также у нее есть еще одна важная функция, - изрек Игорь, которого, как видно, смерть Эрнеста Гаолянского не ужаснула. Он взял в руки вещицу и надавил на незаметный с первого взгляда рычажок. И причудливая диадема трансформировалась в нечто совсем другое - бластер и заряды к нему.

- Но как?..

- Иллюзия. Официально на борт корабля было запрещено проносить оружие. Таково распоряжение склонного к демонстративному гуманизму правительства Земли. Отчаявшись переубедить власть имущих, я пошел на обман.

- Но это плохо!

- Да, - не стал спорить он. - Но я убежден, что на Земле о моем проступке известно шефам. Но они предпочли сделать вид, что ничего не заметили. Они не дураки! Соблюдая букву закона, они, как и я, поступили по совести.

- Значит, никакого гениального авангардиста Васи Бубкина не существует, - это не было вопросом. - С оружием в руках наши шансы дожить до завершения полета значительно увеличиваются...

Я уже открыл рот, собираясь ляпнуть что-то еще, но тут свет погас. В темноте раздался противный скрежет. Похоже, крыса решила добраться до нас. Она не спешила нападать, зная, что мы - ее законная добыча - никуда не денемся.

- Капитан, ты здесь? - почему-то шепотом поинтересовался я. Не получив ответа, скрипнул зубами и постарался собраться с силами. Вскоре мне предстояло сразиться с безжалостной тварью.

Но что я мог ей противопоставить? Оружия у меня нет. Зато в моем распоряжении врожденная смекалка!

Стараясь не шуметь, приблизился к одному из стеллажей. Молясь, чтоб там оказался какой-нибудь тяжелый предмет, принялся обследовать его содержимое. Мне улыбнулась удача. Я нашел здоровенный кубок. Его Игорь Лубец, наверняка, получил в одном из спортивных соревнований.

Надеясь, что это вещица значит для него меньше, чем моя жизнь, приготовился к схватке.

Время шло. А ничего не происходило.

Устав от неопределенности, позвал Игоря. На этот раз он отозвался. Он пообещал, что через несколько секунд лампы заработают. И не соврал. Но, когда зажегся свет, разогнав тьму, я зажмурился от страха: в каюте, кроме нас с Игорем, находилось пять крыс.

Капитан не испугался. Заявив, что бывал в переделках и похуже, он взял в руки бластер. Но стрелять пока не собирался. Он считал, что тот, кто начнет бой, первым отправится в Преисподнюю.

- Крысы, - брезгливо поморщившись, произнес он. - Предупреждал меня Эрнест, что на судне творится какая-то чертовщина. Но я не отнесся к его словам серьезно. И он погиб.

- А мы - пока нет! - заметил я. Если бы не я, он бы уже горел в геенне огненной или же пел псалмы в Раю вместе с ангелами.

- Угу, - пробормотал капитан.

Пять серых тварей набросились на нас. Игорь успел пристрелить парочку из них перед тем, как третья повалила его на пол. Оставшиеся злодейки избрали своим противником меня. Но их ждал жесткий отпор. Тяжелый кубок в моих руках превратился в грозное оружие.

Стукнув им по голове одну из них, я проломил ей череп. Не теряя времени попусту, повернулся лицом к последней крысе. Извернувшись, она вырвала кубок у меня из рук и отбросила его в сторону.

- Господи, помоги! - взмолился я.

Отступая, заметил валяющийся подле моих ног бластер; капитан выронил его. Обрадовавшись, схватил его, прицелился и плавно надавил на спуск. Смертельный луч достиг цели - он угодила крысе прямо в лоб.

- Победа, - широко улыбнувшись, произнес я. Но улыбка быстро покинула мои уста. Капитан лежал рядом с трупами убитых им крыс. Причем, последнюю из них он задушил собственными руками перед тем, как силы оставили его. Но он не умер. Он все еще дышал! Но долго так продолжаться не могло.

Зная, что ему необходима медицинская помощь, я вышел в коридор. Но до медицинского отсека так и не добрался. Ибо, пройдя полпути, столкнулся с Ваном Турриком. Он направлялся к капитану, дабы обсудить с ним результаты вскрытия.

- Что ты носишься, как сумасшедший? - поинтересовался он. - Однажды со мной произошла забавная история. Ко мне привели человека, коего соседи считали психом из-за того, что он бегал по улице. Голым. И что-то дико кричал.

- И что же было дальше? - непроизвольно заинтересовавшись, спросил я.

- Выслушав их, я заявил, что и сам так часто делаю, - расхохотавшись, отозвался он. Доктор вновь был весел и доволен жизнью. Ему еще ничего не было известно ни об Эрнесте Гаолянском, ни о капитане, ни о многочисленных тварях.

- Это все хорошо, но нам надо к Игорю, - хмуро произнес я. Схватив Вана за рукав, потащил его к каюте капитана.

- Что произошло? Откуда у тебя оружие? Его запрещено держать на корабле!

Не обращая внимания на его ворчание, я вел его за собой. Как только мы узрели Игоря, доктор замолчал. Теперь ему все было ясно. Перестав меня отчитывать, он для начала осмотрел крыс. Убедившись, что они, действительно, мертвы, подошел к капитану.

- Плохи дела, - произнес он, - но не настолько, чтобы я сдался.

Взвалив бедолагу на плечи, он побрел в медицинский отсек.

Я последовал за ним.

- Гигантские крысы могут размножаться. Так что это не мутация, при которой особи обычно стерильны. Столь удачное изменение генотипа и, следовательно, фенотипа не случайно! - изрек Ван. - Нет, ни о каком естественном эволюционном процессе говорить не приходится...

- Чего?

- Твари - гермафродиты! Любая из них способна наплодить множество потомков, даже если не встретит подходящую пару, - не слушая меня, продолжил вещать он. - В короткие сроки они заполонят корабль и сожрут всех его обитателей, то есть нас. Чуть больше времени у них займет завоевание Земли или какой-нибудь другой планеты.

- Как же быть? - испугался я.

Ван ничего не ответил. Добравшись до медицинского отсека, он занялся ранами Игоря.

- На корабле осталось всего два человека, готовых к схватке, - едва слышно пробормотал я. Хотя... нельзя забывать о находящихся в анабиозе пассажирах! Если их пробудить, мы без проблем покончим с недругами! Или они с нами!

- Ну вот, - довольно произнес доктор, подключив Игоря к каким-то приборам. - Через пару-тройку дней он выздоровеет. А до тех пор нам с тобой предстоит оберегать его сон.

Я устал от схваток. Три поединка за день было слишком много для меня. А еще, мне хотелось есть и спать. Мой желудок урчал, требуя пищи. Зря я все-таки не поел, когда мне представился такой шанс.

- Кушать хочешь? - добродушно поинтересовался Ван, хлопнув в ладоши. И тот же миг в ближайшей к нему стене открылась панель с множеством маленьких кнопочек. Нажав несколько из них, он заявил: - Сейчас ты отведаешь мое фирменное блюдо!

Я смотрел на него и не верил своим глазам. Раньше мне мнилось, что на корабле всего лишь два места, где можно перекусить: столовая, где располагался С-2, синтезатор пищи, и склад, где на всякий случай, кроме всего прочего, находились запасы провианта.

Заметив мой недоуменный взгляд, доктор объяснил, что в медицинском отсеке был установлен С-3. Данная модель предназначена, чтобы создавать пищу для больных, которым нельзя есть обычную снедь. Посему блюда, сотворенные С-3, зачастую гораздо вкуснее, чем те, кои подают в общей столовой.

- Вот! - сказал Ван, торжественно вручив мне тарелку, наполненную подозрительным красным варевом. От него неплохо пахло. Да и вкус его оказался на высоте. Конечно, ему было далеко до моего любимого жареного мяса, но в тоже время оно намного превосходило синтезированную стряпню.

- Отлично, - заявил я, с жадностью поглощая пищу. Почувствовав, как в моем желудке появилась приятная тяжесть, хмыкнул. И посмотрел на Вана. Ван вдруг побледнел и пошатнулся.

И тут я узрел его - разлагающийся труп Эрнеста Гаолянского! Но он вел себя не так, как полагается добропорядочным мертвецам. Он не лежал скромненько на полу и не дожидался своей участи. Нет, он стоял около входа в отсек и молчал.

- Что с техником? - испугался Ван Туррик.

- Он умер. Причем, довольно давно.

Закончив трапезу, я, путаясь и сбиваясь, поведал доктору о том, как мы с капитаном обнаружили мертвеца. Пока мы беседовали, Эрнест Гаолянский топтался у входа.

- Надо закрыть дверь, - предложил я. Конечно, поступив так, мы окажемся в западне. Вряд ли, ходячий труп и гигантские крысы куда-нибудь денутся. Да и пассажиров мы предадим... Но иного выхода у нас нет!

Ван Туррик, упрямо поджав губы, признал мою правоту. Разум одолел чувства.

- Игорь Лубец скоро выздоровеет, - сообщил Ван.

- Отлично!

Облизав внезапно пересохшие губы, я покосился на Эрнеста Гаолянского. А вдруг он живой? Что, если мы не его труп видели в столовой? Но кого тогда? На борту, кроме нас четверых, никого нет! А как же три тысячи человек, находящихся в анабиозе? Нет, это нереально.

Не стоит тешить себя пустыми надеждами! Перед нами, действительно, тот самый изуродованный мертвец, чье лицо нелегко опознать. Зато жалкие лохмотья, в которые превратился его рабочий комбинезон, я сразу узнал.

- Эрнест Гаолянский, - произнес я, захлопнув перед его носом дверь, ведущую из медицинского отсека в коридор.

- И что теперь? - устало спросил Ван.

- Давай дождемся выздоровления капитана. Как только его раны затянутся, он во всем разберется. Во всяком случае, я на это надеюсь.

- Ты предлагаешь переложить ответственность за происходящие события на него? А что? Звучит заманчиво!

Я обрадовался. Быть может, все будет хорошо? Но - нет! Фатум не собирался оставлять нас в покое. Он преподнес нам очередной неприятный сюрприз. Тому, кого некогда нарекли Эрнестом Гаолянским, надоело стоять на месте. Он приступил к действиям.

Мертвец забарабанил в дверь. И та под его ударами начала деформироваться.

- Я хочу жить! - в панике закричал я.

- Чего орешь? У тебя в руках оружие!

Вспомнив о бластере, который недавно перезарядил, облизнулся. Мне было ведомо, как остановить отвратительное чудовище, жаждущее добраться до нас. Достаточно просто-напросто пару-тройку раз выстрелить. И все.

Я вздохнул.

- Сгинь! - рявкнул я. Прицелившись туда, где по моим расчетам должна была находиться голова Эрнеста, надавил на спуск. Смертельный луч, пронзив дверь, достиг цели. И мертвец, судя по звукам, доносившимся из коридора, пошатнулся, но не упал.

- Боже! - едва не плача, воскликнул Ван Туррик. Чтобы успокоиться, он подошел к Игорю, предпочтя кошмарной реальности мир иллюзий.

К сожалению, я не мог поступить также; хоть один из нас должен был сохранить способность здраво соображать. Выругавшись, приблизился к двери, резко открыл ее и выстрелил в ходячего мертвеца. Взревев от боли, Эрнест Гаолянский повернулся ко мне спиной и потопал в сторону склада. У меня все-таки получилось обнаружить его слабое место. Но таковым было не голова, а живот!

- Живой труп убрался восвояси! - обрадовался я. - Едва ли, он вернется в ближайшее время. Как ты считаешь?

- Порой для того, чтобы увидеть чудовище, достаточно просто посмотреть в зеркало, - произнес доктор. - Немедленно закрой дверь! Нет, лучше замуруй ее!

Обернувшись, я обнаружил четыре крысы, бегущие по коридору в нашу сторону. Конечно, я мог бы вступить с ними в бой. Но не стал этого делать. В ходе схватки к ним, скорей всего, подоспело бы подкрепление. И что тогда?

Решив не рисковать, схватил первый попавшийся прибор и перекрыл им выход из медицинского отсека. Но этого мне показалось недостаточно. Что-то бормоча себе под нос, я занялся созданием баррикады. Доктор мне помогал.

- Вот так! - довольно произнес я, убежденный, что теперь ни крысы, ни оживший труп до нас не доберутся. Мы в безопасности! Но надолго ли? Да и потом, что означала загадочная фраза Вана Туррика о чудовищах? Что, если он - один из них?

Сочтя, что глупые подозрения - не мой выбор, я спросил его об этом. И получил ответ. Во-первых, он хотел предупредить меня о тварях. И, во-вторых, он не исключал, что мы сами когда-нибудь превратимся в монстров.

- Взяв в руки оружие, мы сделали первый шаг по этому пути! - заявил он.

- Я с тобой не согласен! - недовольно обронил я. - Если следовать твоей логике, то любой хирург рано или поздно привыкнет резать людей и превратится в маньяка-убийцу!

- Ничего подобного! - возмутился Ван Туррик.

Неизвестно, чем бы закончилась наша перепалка, если бы не очнулся Игорь Лубец. Открыв глаза, он хрипло поинтересовался, что происходит? Выслушав наш отчет, заявил, что, как только выздоровеет, во всем разберется. Вселив в нас уверенность в завтрашнем дне, капитан потерял сознание.


* * *


Игорь Лубец быстро поправлялся. Уже на второй день своего пребывания в медицинском отсеке, он не без ехидства поинтересовался у нас с Ваном, что мы тут делаем? Услышав в очередной раз наше не очень-то внятное объяснение, он цинично вопросил, почему бы нам вдвоем не перебить недругов?

Увидев наши изумленные лица, он сострил что-то на счет гробов и трупов и прочел лекцию о методах ведения войны. Несмотря на ее скучность, мы с доктором слушали его: это было хоть какое-то развлечение в нашем скупом на потехи бытие.

Закончив говорить, капитан строго посмотрел на нас. Уточнив, все ли мы поняли, он потребовал, чтобы мы немедленно принесли ему еды. Так мы и поступили. Это было не так уж сложно, учитывая, что рядом находился готовый к работе С-3.

Дождавшись, когда Игорь поест и ляжет спать, мы с Ваном облегченно вздохнули. Мы были довольны. Но наше хорошее настроение было вызвано не тем, что Игорь выздоравливает. Нет, гораздо больше радости нам доставил тот факт, что нас до сих пор не прикончили. Мертвец и крысы не решались более нападать на нас.

Но все же я, опасаясь худшего, не выпускал из рук бластер. Я был убежден, что рано или поздно стычка произойдет. И еще неизвестно, кто победит. Нас, людей, трое против многочисленных противников, вооруженным клыками, когтями и прочим, что им подарила щедрая до чудес матушка природа.

Дабы отвлечься от мрачных мыслей, я периодически затевал с Ваном беседы на разнообразные темы. Но все они заканчивались одинаково. Доктор рассказывал какую-нибудь историю, которая казалась ему забавной. Меня же она вгоняла в тоску, ибо в ней неизменно присутствовали сумасшедшие.

- Помню, пару лет назад работал я в морге, - говорил Ван. - Так вот, привезли нам как-то свеженький труп - молодого парнишку, перерезавшего себе вены. И только мы начали делать вскрытие, как он вдруг очнулся, спрыгнул с операционного стола и стал доказывать, что не умер. Но мы ему не поверили.

- И?

- Он бегал по помещению, пачкая пол вывалившимися из живота кишками. А когда мы его поймали, то сразу отрезали голову, чтобы подобный инцидент не повторился. Что нам еще оставалось? - задал он риторический вопрос. Не дожидаясь ответа, продолжил: - Пожалуй, с Эрнестом Гаолянским нужно поступить так же?

Я задумался. Предложение было дельным. Однако, чутье подсказывало, что ничего у нас не получится. Ведь, когда я стрелял ходячему мертвецу в голову, он не обратил на это внимания. Зато, когда пуля угодила ему в живот, он вздрогнул и закричал. Почему? Что, если в его желудке обитает тот, кто управляет всем телом? Но, пожалуй, лишь в фантастических произведениях есть кошмарные существа, способные контролировать человека, поселившись в его плоти. В реальности этого быть не может. А вдруг?

Засомневавшись, я поведал о своих подозрениях Вану. Выслушав меня, доктор развел руками. Он не успокоил меня. Напротив, казалось, моя идея захватила его. Заявив, что ничего нельзя исключать, он принялся рассуждать о вещах, в которых я ничего не смыслил. В частности о симбиозе и паразитизме.

Вздрогнув от неприязни, я попросил его замолчать. Но он, проигнорировав меня, продолжил. Он получал садистское удовольствие, измываясь надо мной, доводя меня до нервного срыва. Ибо подробности жизни разнообразных существ меня не только не интересовали, но и возмущали!

- ...паразиты и симбиоты - удивительные твари! Не исключено, что где-нибудь во Вселенной есть создания, благодаря которым род людской возвысится. Или погрязнет в пучине варварства, деградирует до примитивного уровня! - такими словами закончил свою пламенную речь Ван Туррик.

- Интересное предположение, - пробудившись, произнес Игорь. - Мы, что, имеем дело с паразитами? И они поддерживают жизнь в Эрнесте? Но о чем это я? Нам, что, гигантских крыс мало?

- Много, - хмыкнул доктор. - Но надо учитывать, что мы встретились с поразительным феноменом, беспрецедентной ситуацией. И мы обязаны найти из нее выход, если хотим жить. Впрочем, в последнем я начинаю сомневаться. Пока мы философствуем, монстры громят корабль.

- Ну и что? Было бы из-за чего расстраиваться! Нам им не помешать! Если бы это было не так, я бы первым обвинил нас в трусости и нарушении субординации. А раз этого не произошло, значит, все нормально. И мы действуем согласно уставу.

- Что представляют собой враги? - позволил себе вмешаться в их беседу я. Остатки оптимизма торопливо собрали вещички, помахали мне на прощание ручкой и сменили место жительства.

- А вдруг они - наши братья по разуму? И неважно, паразиты они или симбиоты. Надо с ними познакомиться поближе! - заявил доктор, шагнув к заваленной разнообразными приборами двери. Одумавшись, остановился. - Нет, не стану я этого делать! У крыс маленький головной мозг, следовательно, они - животные.

- Блестяще! Ты только послушай себя! На основе того, что техник почему-то не умер, ты доказал существование инопланетян! Бред! Ни о каких пришельцах и речи быть не может. Все гораздо проще! Но я еще не понял, в чем, собственно, дело! - вспылил я.

Я видел перед собой не мудрого капитана и дальновидного доктора, а двух сумасшедших, строящих фантастические гипотезы. Скоро они осознают чудовищность своих заблуждений. Но, что, если тогда уже будет слишком поздно что-либо менять? Они погибнут. И я вместе с ними.

- Чего? - поморщился Ван. - Ты хоть сам понял, что сказал? Ты рассуждаешь о том, в чем не разбираешься! Ты пытаешься заставить нас думать элементарными понятиями и категориями!

- Ничего подобного!

- Глупец! Ты сам себе противоречишь! - раздраженно заявил доктор, чей профессионализм я невольно поставил под сомнение.

- Прекратите! - фыркнул Игорь. - Вы напоминаете мне парочку фольклорных персонажей. Они спорили обо всем на свете до тех пор, пока один из них не брякнул: "Если у меня глаза разного цвета, это еще не значит, что я - черт".

- Но ведь у него были еще рога, хвост и копыта! - добавил я; мне была хорошо известна эта притча.

- Да, но это лишь печальное стечение обстоятельств! - расхохотался капитан. Продолжая смеяться и не слушая возражений Вана, он слез с постели, собрался с силами и прошелся по отсеку. - Долго оставаться в добровольном заточении мы не для нас!

- Естественно, - кивнул доктор. Недурственный рассказик Игоря его изрядно повеселил. Правда, в главном герое Ван так и не признал себя. Хотя, не исключено, что гротескным персонажем, чертом, был не он, а я!

- Мы еще поборемся! - потрясая кулаком перед лицом воображаемых противников, изрек он. Устав, лег на операционный стол. Если верить Вану, то уже меньше, чем через сорок восемь часов Игорь Лубец будет здоров. Все-таки чудеса современной медицины не могли не восхищать!

- Ура! - воскликнул я. - Но как недруги пробрались на корабль?

- Какая разница? - пожал плечами Ван. - Как только капитан выздоровеет, мы их одолеем. И все узнаем.

Я хотел возразить, посеять в его душе сомнения. Но не стал этого делать. Зачем расстраивать доктора, верящего, что все завершится благополучно? Пускай отдыхает, пока все тихо. Как только недруги начнут штурм, все изменится. В том, что рано или поздно они нас атакуют, не было сомнений. И я ждал этого с нетерпением. Мне уже порядком надоело бессмысленное откладывание неизбежного финала. Ибо я, как и любой здравомыслящий человек, понимал, чем все закончится. Нашим фиаско.

Я бы пожалел себя, если бы где-то глубоко во мне не теплился крохотный огонек надежды. А вдруг нам все-таки улыбнется удача? И отвратительные противники исчезнут так же, как появились? Или мы вопреки здравому смыслу и реалистичным расчетам все же победим?

Размышляя о туманном грядущем, приблизился к С-3. Еще ни разу мне не доводилось самостоятельно пользоваться этой штуковиной, коя на первый взгляд ничем не отличалась от С-2. Но это впечатление было обманчивым. Блюда, которые она готовила, были столь же специфическими, как и их названия: "НЛО под соусом", "Гуманоид всмятку" и прочее. Да, с фантазией у язвительных разработчиков явно были большие проблемы!

Выбрав "НЛО под соусом", не без страха дожидался исполнения заказа. Интересно, что скрывается под этим названием? Жуки? Или - что гораздо хуже! - их личинки? Говорят, они очень полезны при ряде заболеваний.

Правда, ежели что, то избавится от неугодной пищи не трудно: достаточно спустить ее в утилизатор, находящийся неподалеку в нише, расположенной в ближайшей стене. Ну а на ехидные замечания, кои обязательно отпустит в мой адрес Ван Туррик, не следует обращать внимания.

Покосившись на доктора, решил, что зря с ним не проконсультировался, какое кушанье выбрать. Но, едва заказ был доставлен, понял, что справился с поставленной передо мной задачей. Под загадочным "НЛО под соусом" прятался небольшой кусок мяса с кетчупом.

Поев, улегся на пол. Постепенно я привыкал к жизни в медицинском отсеке. И она уже не казалась мне странной. Мы ели, разговаривали и спали. А корабль, которым управлял бортовой компьютер, летел к Веге-8.

- Кровавая битва - вот что нас ждет! - неожиданно произнес Игорь, очнувшись ото сна. - Посему нам надо вооружиться подручными средствами. У Михи единственный бластер, который я умудрился протащить на борт.

- Точно, - настороженно подтвердил я.

- В отсеке немало вещей, кои пригодятся в сражении. К примеру, скальпели. И шприцы. Их следует наполнить ядами, которые есть у Вана.

- Верно, - вздрогнул доктор, ненавистник битв. Ему было страшно. А еще стыдно. Вдруг он, как в прошлый раз, когда мы сражались с гигантской крысой, потеряет сознание?

- Ван, я на тебя рассчитываю, - сказал капитан. - Втроем мы изгоним чудовищ с корабля! Мы сделаем это ради жителей Земли, которые надеются на нас. Они, как и мы грезят о том дне, когда космос перестанет быть враждебным человечеству местечком...

- У меня есть другое предложение. Мы не будем, как планировали изначально, пробираться на злополучный склад. Зачем? Уж лучше мы развернем корабль и отправимся домой, на Землю, - заметил Ван, позабыв об опасности распространения заразы. - Если нам хватит горючего, мы спасемся!

- Ван, не говори так! Ты - доктор...

- Но чего мы достигнем, начав схватку? Мы погибнем! И все. На этом наш героический полет к звездам завершится. Это глупо. Да, конечно, ты можешь возразить мне, сказать, что мы не имеем права возвращаться на Землю, ибо гигантские крысы способны проникнуть и туда. Но не перестраховываемся ли мы?

Не обращая внимания на его ворчание, Игорь неторопливо слез с операционного стола, подошел ко мне, отобрал бластер и, убедившись, что оружие исправно, вернул его мне. Не говоря ни слова, он взял два десятка скальпелей, кои обнаружились в отсеке, и засунул их себе за пояс.

- Что такое? - поинтересовался доктор.

Продолжая его игнорировать, капитан дернул крохотный рычажок. Открылось еще одно небольшое углубление в стене. В нем были три сотни баночек с разнообразными снадобьями, а также множество одноразовых шприцов. Довольно улыбнувшись, он принялся насвистывать веселенький мотивчик.

- Что происходит?! - заверещал Ван. Улыбка, которая до сих пор не покинула его физиономию, стала какой-то бледной и жалкой. Лишь теперь он осознал, кто на самом деле хозяин космического корабля.

Сочтя нецелесообразным тратить время на пустопорожние споры, капитан наполнил четыре десятка шприцов ядом, который нашел тут же. После чего он объявил, что мы немедленно отправляемся на охоту.

- Как так? - ужаснулся доктор. Он завертел головой, ищу путь к отступлению. Не найдя такового, дрожащим голосом объявил: - Я - пацифист!

- А как же ты тогда вскрываешь тела мертвых? - полюбопытствовал я.

- Это совсем другое дело! Да и капитану рано вставать! Его курс лечения еще не завершен!

- Ну-ну, - хмыкнул Игорь, разбирая сложенную нами с Ваном баррикаду. - Мне все равно, будешь ты сражаться или нет. В любом случае, через несколько минут сюда ворвутся озверевшие противники. Да и я уже неплохо себя чувствую.

- Но... но... - залепетал он, забирая у капитана начиненные смертельным зельем шприцы. Держа их в руках, Ван с ненавистью посмотрел на Игоря. Я даже подумал, что сейчас он вонзит один из них ему в спину. Но, к счастью, этого не произошло. - Ладно, я приму участие в битве.

- Молодец, так бы сразу! Кстати, Миха, прекрати тупо пялиться на меня. Чем раньше мы откроем дверь, тем быстрее начнется схватка. И, следовательно, закончится, - заявил Игорь. - Мы победим!

- Нет, проиграем, - пробормотал я, помогая ему расчистить проход, отодвинуть тяжелые приборы. - Наши тела достанутся на поживу крысам. Но не стоит рассчитывать, что они съедят нас целиком. Нет, они оставят от нас достаточно для того, чтобы мы, погибнув, превратились в ходячие трупы.

- Веселенькая перспектива, - стуча зубами, произнес Ван. Ему и так было страшно, а после моих слов он, вообще, потерял на пару минут способность соображать. Усевшись на пол, неподалеку от нас, он начал медленно и с чувством собственного достоинства по очереди проклинать всех, кого знал.

Слушая его витиеватые выражения, я восхищенно цокал языком. Некоторые слова из его высокопарной речи я не понимал, но общий смысл улавливал. А фраза о мозжечке, мочевом пузыре и аппендиксе, вообще, производила сильное впечатление! Вот что значит медицинское образование!

- Красиво! - восхитился Игорь. Добравшись до заветной двери, он открыл ее. Он был готов ко всему, за исключением того, что предстало перед его взором.

Держа в руках бластер, я осторожно выглянул из отсека. И узрел висящую под потолком голограмму - гротескную маску.

- Что это вы так на меня уставились? - нахально поинтересовалась маска.

Мы стояли, смотрели на нее и не знали, как быть? Ван, нервничая, доставал из-за пояса шприц с ядом и тут же убирал его обратно. Причем, каждый раз, когда он проделывал эту процедуру, он рисковал уколоться и умереть. А может, смерть и была тем, к чему он стремился на подсознательном уровне?

На его фоне Игорь смотрелся очень эффектно. Уверенный в собственных силах капитан в разодранном костюме и со скальпелем в правой руке мог бы являть собой устрашающее зрелище, если бы не был комичен. Его стойкость, храбрость и мужество почему-то вызывали не уважение, а хохот.

Да и я сам был не лучше него.

Шмыгнув носом, я вдруг почуял знакомый неприятный запах. Обернувшись, я заметил три крысы. И выстрелил в одну из них. Но промахнулся. Тварь оказалась невероятно шустрой! Ее соратницы были ей подстать. Во всяком случае, доктор с капитаном не смогли быстро с ними разобраться.

- Убейте их! - визжала маска, не справившаяся со своей миссией. Она не сумела отвлечь нас дешевым эпатажем от настоящей опасности.

Подчиняясь ее распоряжению, твари пошли в атаку. Оставив двух из них Игорю и Вану, я занялся третьей. Она была очень проворна, так что у меня никак получалось попасть в нее. Приблизившись, она прыгнула. Вероятно, она планировала вцепиться мне в глотку, но я все-таки увернулся...

Тяжело дыша, прислонился спиной к холодной стене. Наставив бластер на крысу, выстрелил. На этот раз мне сопутствовала удача! Смертоносный луч угодил ей в правый бок. Дернувшись от боли, она с ненавистью уставилась на меня. Взвыв, она вырвала у меня из рук оружие.

Ужаснув, я закричал, позвал на помощь. Но друзья и не подумали откликнуться на мой зов: им самим приходилось несладко. Капитан, орудуя скальпелями, вынужден был обороняться. Ван размахивал перед собой двумя шприцами, надеясь попасть ими в не оставляющую его в покое тварь.

- Придется справляться самостоятельно, - пробормотал я. Но сказать это было проще, чем сделать. Крыса с упорством достойным лучшего применения старалась загрызть меня. А я, демонстрируя незаурядное акробатическое мастерство, не позволял ей этого.

- Держись! - воскликнул Игорь. Расправившись со своей противницей, он вытащил из-за пояса пару скальпелей и метнул их в мерзкую тварь, мечтающую отправить в Преисподнюю Вана Туррика. И они достигли цели! Они вонзились ей в голову. - Отлично!

Но радовался он явно преждевременно. Раненная крыса, собравшись с силами, вновь набросилась на Игоря. Зло что-то пробормотав, он выставил перед собой оружие, на которое она и напоролась.

- Мы не умрем, - произнес доктор, наблюдая за тем, как растворяется в воздухе маска. - Надеюсь, мы больше с ней никогда не встретимся!

Пока он рассуждал, дела мои значительно ухудшились. Тварь прикончила бы меня, если бы не доктор. Размахивая шприцами, он случайно наступил моей противнице на хвост. Позабыв обо мне, она выбрала себе новую жертву - Вана.

Воспользовавшись подаренной судьбой передышкой, я подобрал бластер. Прицелившись, пальнул в крысу, наседавшую на Вана Туррика. Луч вонзилась ей в шею. Захрипев, она задергалась и умерла. Она присоединилась к своим товаркам, которых мы уже успели прикончить.

- Тяжело мне, герою! - гордо провозгласил Ван. Нервно хихикнув, добавил: - А вообще, я очень светлая и яркая личность, соприкоснувшись с которой многие рискуют ослепнуть или даже сгореть. В особенности, разнообразные дети Тьмы, такие, как это создание.

- Точно! - поддакнул Игорь, вытаскивая скальпели из плоти убиенных им существ. - Ну-с, господа, хорошее начало дня! Еще несколько таких сражений, и мы прикончим всех крыс! И за это нам будет великий почет и слава! Наши деяния станут мифами и легендами нового мира, колонизировать который мы собрались!

Его речь не вдохновила меня.

Признаться, покорители космоса ранее мнились мне иными: сильными и храбрыми, добрыми и отзывчивыми, порядочными и честными. Увы, ехидная реальность в очередной раз внесла свои коррективы, и я встретился с обычными людьми, терзаемыми своими мелкими страстями.

Капитан и доктор оказались неплохими ребятами, если не обращать внимания на их излишнюю патетику, тщеславие и иногда трусость. Более того, они знали о своих недостатках, но не желали их исправлять.

- Каков план? - поинтересовался Ван. Расхрабрившись, он не дал никому и слова сказать. - Я предлагаю закрепить успех! Мы немедленно отправимся на склад, туда, где, насколько нам известно, прячутся противники!

- Ага, - кивнул Игорь, держа в руках свое фирменное оружие - скальпель, который больше подошел бы хирургу.

- Как же! - ляпнул я. Опьяненные первым успехом и запахом крови, капитан и доктор жаждали продолжить битву. Они не понимали, что соваться в логово нечисти равносильно самоубийству!

- Ты с нами не согласен? - спросил Игорь Лубец. Он готов был немедленно занести меня в список предателей и расстрелять без суда и следствия. Я же всего лишь хотел, чтобы мы, наконец-то, перестали вести себя, как тупые персонажи боевиков, и начали мыслить.

- Да! - провозгласил я. Увидев, как изменилось выражение его лица, торопливо выпалил: - Нет. Видишь ли, я не хочу нападать на противника без предварительной подготовки. Мы должны собрать информацию о местоположении недругов...

- Ну-ну, - поморщился капитан. Вероятно, в этот момент ему больше всего хотелось отобрать у меня бластер. Но он этого не сделал. Разум, в наличие которого ему нельзя было отказать, взял верх над идиотской героичностью, чувствами и постыдным стремлением к суициду. - Что ты предлагаешь?

В моем мозгу уже давным-давно поселилась замечательная идея. Я точно знал, что нам надо предпринять. Но, если я сообщу об этом открыто, соратники меня не послушают. Они поступят по-своему и погибнут. А вместе с ними в Ад отправлюсь и я, ибо одному на судне не выжить.

Поджав губы, я решил ничего не говорить. Пускай они сами додумаются до того, что для меня очевидно. Посмотрим, насколько они сообразительны! Но что-то мне подсказывало, что все будет хорошо. Игорь с Ваном никогда бы не стали членами экипажа "Оплота гениев", если бы были дураками. Ведь так?

- Не знаю, - соврал я.

- Угу, - фыркнул Игорь. И, действительно, вскоре он нашел верный ответ. Он счел, что нам стоит побывать в капитанской рубке и побеседовать с бортовым компьютером.

- Ты уверен, что это необходимо? - поинтересовался Ван. Его постепенно покидал боевой задор, и он вновь превращался в доброго, жизнерадостного и - чего скрывать? - отнюдь не смелого доктора. - Наверное, нам следует вернуться в медицинский отсек, передохнуть, а потом начать новую охоту. Мы будем вести партизанскую войну!

- Это нецелесообразно. Ты забываешь, что крысы очень быстро плодятся. Пока мы убиваем одну, рождается две. А то и больше! Им ничего не стоит одолеть нас, благодаря численному перевесу.

Все верно, наши дела плохи. Разумнее всего нам было бы покончить жизнь самоубийством. К примеру, можно застрелиться. Или перерезать себе вены скальпелем. Да и шприцы с ядом неплохо сыграют свою роль. И, наверное, мы бы так и поступили, если бы не боялись воскреснуть, как Эрнест Гаолянский.

- Пошли! - сказал Игорь.

К сожалению, добраться без приключений до капитанской рубки нам не удалось. На нашей дороге возникла непредвиденная помеха. И ею оказалась отнюдь не стая крыс и не маска, а здоровенная груда искореженных приборов. Среди них я с удивлением опознал и С-2. Интересно, кто и зачем это сделал?

- Гм, - пробормотал Ван. Происходящие с нами события вызывали у него все более и более сильный страх и отвращение. Ему хотелось забиться в какую-нибудь нору и закрыть лицо руками. Но, преодолев минутный приступ слабости, он здраво оценил ситуацию и нашел ее не безвыходной. - Разгребем завал?

- Возможно, - отозвался Игорь, подобрав на полу длинный железный прут. Проткнул им завал насквозь, он присвистнул: толщина преграды была намного больше, чем мы могли себе представить. - Здесь работы на несколько дней, которых у нас, увы, нет!

Он уже собирался начать рассуждать о том, как было бы хорошо, если бы мы сейчас же отправились на склад, но тут вперед выступил я. Нагло отодвинув его в сторону, я выстрелил из бластера.

Не знаю, на что я рассчитывал. Но то, что произошло, превзошло мои самые смелые ожидания. Груда металлолома, в который превратились многие детали космического корабля, дрогнула и развалилась. Несколько маленьких обломков упали прямо на нас. К счастью, мы не пострадали.

- Вот черт! - выругался Игорь. Его по голове стукнула железка. Если бы она была хоть немного больше, то проломила бы ему череп. И тогда мы бы лишились Игоря Лубеца, храброго соратника, капитана космического корабля "Оплот гениев". А без него нам бы пришлось туго.

- Никто не погиб! - жизнерадостно объявил Ван Туррик.

- Угу, - кивнул я, стряхивая пыль и ржавчину с лохмотьев, в которые превратилась моя щегольская одежда. - Как бы там ни было, давайте не будем уподобляться Карениной. Говорят, ей в свое время очень нравилось бродить вдоль железной дороги и рассуждать о поездах. Их она искренне любила.

- Это ты к чему? Хотя, не важно! - изрек Игорь. - Вперед!

Мы с доктором последовали за ним. А что нам еще оставалось?

Моя робкая надежда на то, что с рубкой все в порядке, не оправдалась. Дверь в святая святых судна, места, где Игорь предпочитал кушать, оказалась сорвана с петель и разломана на множество небольших фрагментов. Столь же печальная участь постигла и большинство приборов.

Разглядывая царящее здесь опустошение, я попытался уверить себя, что все не так уж отвратно. Ибо капитанская рубка - это не бортовой компьютер. Разработчики должны были придумать один или даже несколько запасных вариантов управления кораблем. Да?

Когда я спросил об этом Игоря, он промолчал. Он занялся осмотром помещения. И вскоре его лицо осветилось счастливой улыбкой, заметив которую я почувствовал себя лучше. Но обрадовался я зря. Просто капитан нашел свою фотографию двадцатилетней давности.

Рассматривая ее, он вспоминал юность. Но, вырвав его из сладких грез, я поинтересовался у него, как нам быть? Он ничего не ответил, претворившись глухим. Тогда я задал ему новый вопрос: что нам предпринять и где находится запасной пульт управления "Оплотом гениев"?

- Я не Бог, чтобы все знать, - устав от моей назойливости, отозвался он. Отвернувшись от меня, протянул Вану фотографию: - Вот, посмотри, каким я был когда-то. Сейчас и не скажешь, что эта круглая жизнерадостная физиономия принадлежала мне. Увы, с тех пор мое лицо осунулось и стало не таким... добродушным.

- Да, ты превратился в злого, ехидного и склочного типа, - подтвердил доктор.

- Что вы делаете?! - закричал я. Они, что, свихнулись? Если так, то мне стоит присоединиться к ним, чтобы не выделяться. Искра разума в пучине шизофренического хаоса затухнет слишком быстро.

- Беседуем, - посмотрев на меня, как на кретина, ответил Игорь.

- Ах, беседуете! - истерично закричал я. - Это ничуть не лучше, чем рассказывать анекдоты на похоронах! Или вы считаете иначе? И ваш выбор - неувядающий оптимизм, раздражающий всех окружающих?

- А что в этом такого? - обиженно поинтересовался Ван, которого я, сам того не подозревая, задел за живое.

Не знаю, чем бы закончилась наша стычка, если бы в происходящих событиях не принял участия новый персонаж. Им оказался бортовой компьютером, наделенный талантливыми разработчиками противным писклявым голосом и именем Хуллио. Как видно, они сделали все, чтобы омрачить и так не слишком веселые будни экипажа.

- Что тут происходит? - дал о себе знать Хуллио. - Вы собрались меня прикончить? Вам, что, надоело со мной общаться? Впрочем, нет, все гораздо сложнее. Вы устроили на корабле саботаж, свергли капитана и теперь намереваетесь подчинить меня своей воле. Так вот должен вас огорчить: ничего у вас не выйдет!

С первых же минуты нашего с ним знакомства он мне не понравился. Он вызвал у меня неприятное впечатление. Своим высокомерием, наглостью и самодовольством он изрядно действовал мне на нервы. Конечно, я понимал, что глупо злиться на технику, но ничего не мог с собой поделать.

- Хуллио, это я, - устало произнес Игорь. Он присел рядом с небольшим чудом уцелевшим динамиком, из которого и раздавался писклявый голосок. - Откуда взялась маска, с которой мы недавно беседовали? И еще, мне надо, чтобы ты раздобыл для меня кое-какую информацию.

- Во-первых, голограмма - порождение одного из моих поврежденных блоков. И, во-вторых, ты не мой шеф, а наглый оборванец! Насколько мне известно, капитан погиб, находясь у себя в каюте. Его прикончили крысы. К такому выводу я пришел, когда во время его боя с тварями, вышла из строя одна из моих камер наблюдения.

- Что за чушь?! Тогда мы победили! Если ты проверишь данные, то поймешь, что со мной все в порядке. В мир иной отправился не я, а Эрнест Гаолянский, техник. Уж его-то ты должен помнить.

- Почти все мои следящие устройства были сломаны еще во время взлета. Беда... - потянул неодушевленный зануда. - Выполняя требование программы, заложенной в меня разработчиками, я не подчиняюсь никому, кроме членов экипажа. Посему вы должны доказать, что являетесь теми, за кого себя выдаете.

Капитан, достав скальпели, неторопливо вытер с них вражескую кровь. Работая, он размышлял над тем, что предпринять. Казалось, что может быть проще, чем убедить окружающих в том, что ты - это ты, а не какой-нибудь самозванец? Но в действительности все обстояло гораздо сложнее.

- Хорошо, - наконец изрек Игорь. - Если я продемонстрирую тебе свои документы, ты мне поверишь?

- Не-ет, - проблеял Хуллио, полностью оправдывая свое нелицеприятное имечко. - Их не так уж сложно подделать. Любой профессионал справится с такой задачей! Нет, предъяви мне какие-нибудь материалы посолиднее. Эх, если бы мне удалось проверить твои отпечатки пальцев и сетчатку глаза...

- Давай!

- Невозможно. Злобные грызуны уничтожили практически всю мою аппаратуру, - сокрушенно произнес компьютер. - Но в базе данных, до которой недруги пока не добрались, есть любопытная информация - ваши воспоминания. Ими меня снабдили создатели специально для такого случая.

- Да как они посмели?! - возмутился капитан. - Какое право они имели лезть в мою частную жизнь? Это противозаконно!

- Не злись, Игорь, - сказал Ван. - Они руководствовались теми же принципами, что и ты, когда проносил на борт корабля бластер.

- А о тебе все известно Хуллио?

- Все, - из динамика донесся хохот. - Единственный из вас, о ком мне мало что ведомо, это безбилетный пассажир - Миха Лемоносов. Интересно, не он ли занес на корабль заразу?

Едва он замолчал, как на мою скромную персону обратили пристальное внимание капитан с доктором. Да, они выяснили основные вехи моего прошлого. Но этого, безусловно, было недостаточно для того, чтобы составить полное представление обо мне.

- Я здесь ни причем, - промямлил я.

- Это мы еще проверим, - заметил Игорь. - Но не сейчас. Ныне я попытаюсь убедить эту тупую машину в том, что не лгу. А для этого я расскажу ей одну примечательную историю, которая произошла со мной много лет назад. Уже тогда я трудился на благо правительства.

- И что случилось? - подал голос Ван.

- Однажды я позволил себе взять несколько выходных, никого об этом не предупредив. Когда я, наконец, явился на работу, был грандиозный скандал. Меня отчитывали, угрожали лишить зарплаты или даже, вообще, уволить! В общем, меня довольно долго пугали, прежде чем спросили, по какой причине я отсутствовал.

- И что ты сказал?

- Правду! Я заявил, что напился, убил первого встречного и угодил в тюрьму...

- Ты шутишь?

- Нет! Ведь потом я перерезал горло следователю и сбежал! - заметил он. Довольный тем, что его откровения нас шокировали, добавил: - Кстати, благодаря этому инциденту власть имущим и удалось уговорить меня, талантливого ученого, стать капитаном "Оплота гениев". Они пригрозили мне двадцатью пятью годами тюремного заключения.

- Не верю! - дрожащим от страха голосом произнес доктор. - Этого не может быть! Ты врешь! Ты, как и я, отправился в странствие по просторам космоса по зову души! Мы с тобой и Эрнестом мечтали построить на Веге-8 идеальное общество, лишенное недостатков и пороков жителей Земли!

- Любой человек может сказать все, что угодно, - объявил Игорь. - Он способен состроить из себя святого или грешника в зависимости оттого, что ему выгодней. Все мы носим маски. И я не исключение. Доверять следует только поступкам. В них люди проявляют свою подлинную сущность.

Я покачал головой.

- Хуллио, Игорь солгал?

- В моих блоках памяти содержится информация об этом происшествии. Так что я идентифицировал Игоря Лубеца. В отличие от вас двоих. Но я лишь тогда стану покорным и услужливым, когда установлю.

- Почему?

- Я не уверен, что он отдает распоряжения по собственной воле. Вдруг вы взяли его в плен, долго пытали, а теперь заставили делать то, что ему не хочется?

Держа бластер в руках, я приблизился к динамику. Я жаждал высказать самовлюбленному агрегату с противным именем Хуллио все, что о нем думаю. А затем пристрелить его, прервать его никчемное существование. Но не сделал этого.

Уничтожив переговорное устройство, я ничего не добьюсь. Да и потом, нам необходимы сведенья, которыми располагает бортовой компьютер. Без них нам придется несладко, когда мы отважимся на прорыв. Кроме того, в обязанности Хуллио входило управление кораблем. И он с этим неплохо справлялся.

- Ладно, мы выполним твои условия, - устало прошептал я. - Признаться, ты мне напоминаешь того легендарного снежного человека, с которым никто не хотел играть в карты на раздевание.

- Это еще почему?

- Все дело в густом волосяном покрове, - туманно пояснил я. Собравшись с мыслями, я рассказал ему о том, как ценой неимоверных усилий проник на борт "Оплота гениев". - Вот так все и было. И тебе это известно. Наверняка, ты следил за мной так же, как и за членами экипажа и пассажирами. Кстати, почему ты не выдал меня властям?

- Гм... - пробормотал он. - Видишь ли, уже тогда некоторые мои камеры наблюдения барахлили. Они показывали не то, что есть на самом деле. Именно поэтому ты и сумел осуществить свою безумную затею.

- Ясно.

Настала очередь доктору отчитаться перед дотошным Хуллио.

- Мерзкий агрегат! Ты ничуть не лучше проклятых крыс, - недовольно заявил Ван Туррик. Он хотел откланяться, покинуть капитанскую рубку, но вовремя смекнул, что так поступать не стоит. Оставшись один, он превратится в легкую добычу для многочисленных недругов.

- Да ладно тебе, - брякнул Игорь, которому эта беседа порядком надоела. Бессмысленным разговорам он предпочитал схватку. - Ван, поведай что-нибудь безобидное о себе. Ты же много всего знаешь.

Слова капитана польстили самолюбию доктора. Более не споря, он рассказал один из многочисленных эпизодов своей богатой биографии. В ту пору он работал врачом в сумасшедшем доме "Белое знамя" и по долгу службы общался со многими известными личностями. Среди них были Пифагор, Джордано Бруно, Аввакум, Суворов и целых три Наполеона.

- Так вот однажды мне посчастливилось услышать беседу Джордано Бруно с Пифагором. Бруно доказывал, что существуют бесчисленные квадратные планеты, кружащиеся вокруг треугольных солнц!

- И что же на это ответил Пифагор? - непроизвольно заинтересовавшись, спросил я.

- Он заявил, что не желает общаться с психом. Ибо все знают, что Земля плоская! - закончил Ван. Широко улыбаясь, он ждал реакции зловредного всезнайки. Устроит ли компьютер байка доктора или же он продолжит капризничать и требовать более вразумительную сказочку?

- Вас приветствует бортовой компьютер космического корабля "Оплот гениев". Если вас интересует конфиденциальная информация о членах команды и пассажирах, нажмите "один"... - начал говорить Хуллио безжизненным, механическим голосом, который мало напоминал писклявый тенорок, созданный садистами-разработчиками.

- Три, - перебил Игорь. - Итак, что здесь происходит?

- Подождите немного, - заскрежетал компьютер. Через несколько минут, он дал ответ. Сославшись на уничтоженные крысами датчики и камеры слежения, он заявил, что не может исполнить наше распоряжение. Эта задачка оказалась ему не по зубам. - Желаете ли вы что-нибудь еще?

- Да. Я хочу немедленно очутиться в сауне с красивой девушкой, - хохотнув, признался капитан. - Но, увы, даже волшебник изумрудного города не сумел бы воплотить мои мечты в реальности. Поскольку он, согласно легендам, был жалким фигляром. Что уж говорить о тебе, Хуллио? Вот если бы мне повстречался джинн...

Терпеливо слушая всю эту чушь, компьютер ждал новых распоряжений. И он их получил. Игорь, вернувшись из Страны Несбывшихся Грез в суровую действительность, деловито принялся раздавать указания. И среди них далеко не последнюю роль играл план склада, который был нам жизненно необходим.

- Хорошо, - изрек железный зануда. - Но учтите, имеющиеся у меня данные устарели неделю назад. А за это время могло произойти все, что угодно. Даже Апокалипсис местного значения.

Он замолчал, и на потолке появилась карта складских помещений. Внимательно изучив ее, мы с Ваном откланялись. Продолжать беседу с неприятным бортовым компьютером мог пожелать только мазохист. А также наш капитан. Перед тем, как уйти, Игорь велел, чтобы Хуллио берег себя.

- Отправимся на склад? - предложил я.

- Нет, - возразил доктор. Даже со шприцами в руках он не чувствовал себя уверенно. Покосившись по сторонам, он хмуро заявил, что за нами следят. - Маленькие крысы, став большими, отведали человеческого мяса. И оно им понравилось.

- Успокойся, - отвесив ему увесистую оплеуху, сказал Игорь. - Мы идем туда, куда и собирались изначально. Более нет причин откладывать поход!

Не успел он договорить, как перед нами, точно из воздуха, материализовались четыре крысы. Они были такими же крупными, наглыми и отвратительными, как и их многочисленные соратницы.

- Покайтесь, грешницы! - закричал Ван Туррик, психическое состояние которого вызывало у меня беспокойство. - Смерть в моем лице явилась к вам! Если вы не попросите прощения за то зло, что причинили людям, то угодите прямиком к чертям на раскаленные сковородки!

- Интересно, а какова на вкус крысятина? - облизнулся капитан. - Наверное, она напоминает крольчатину. Или курятину, которая, насколько мне известно, мало чем отличается от лягушачьих лапок.

Пока они разговаривали, я стрелял снова и снова в тварей. Ни разу не промахнувшись, прикончил парочку крысы. В их головах появились маленькие аккуратные дырочки.

- Отличная работа, Миха, - похвалил Игорь. Убив очередную злодейку, он поджал губы. Он думал о том же, о чем и я. Что-то слишком легко у нас стало получаться отправлять недругов в Преисподнюю. Мы, что, набрались опыта в сражениях? Или причину следует искать в ином?

- Ага! - отозвался я.

Оставшаяся в живых тварь скалилась, шипела, но пока не решалась атаковать. И я, поспешив этим воспользоваться, пальнул в нее. И промазал. Эх, слишком рано я записал себя в снайперы!

- Салага! - обронила висящая под потолком серебряная маска.

Заметив ее, доктор, ловко расправившись с крысой, заявил, что хочет побеседовать с единственным представителем вражеской стороны, способным говорить. Он жаждал узнать, что надо недругам на "Оплоте гениев".

- Ты задаешь слишком много вопросов, - холодно произнесла маска. - И все-таки на некоторые из них я отвечу. Гигантские крысы издревле жили на Земле. Но они боялись явить себя, зная, что тогда грядет война. А людей им не победить.

- И что было дальше?

- Благодаря природной хитрости и смекалке, они пришли к выводу, что должны колонизировать другие миры. Для этого они стали прокрадываться на стартующие в космос корабли и убивать людей.

- Кошмар! - воскликнул я, чувствуя приближение паники. Если голограмма не лжет, то через несколько десятилетий вселенная превратится в вотчину крыс.

- Чушь, - спокойно произнес Ван. Он метнул один из шприцов в маску, и та в тот же миг исчезла.

- Испарилась, - расстроился Игорь.

Мрачноватая сказочка, которую мы только что услышали, была роскошным украшением фольклора космических странников, но имела мало общего с действительностью. Никто бы не сумел дурачить человечество веками!

- Психолог - это сумасшедший, сумевший совладать с собственным безумием. И теперь, основываясь на личный опыт, лечащий других, - выкрикнула маска. Появившись вновь, она неторопливо поплыла по коридору.

Не желая упустить ее, капитан последовал за ней. А я - за ним.

Ван не торопился разделить нашу участь. Потоптавшись пару секунд на месте, он тяжело вздохнул. Боясь вновь угодить в засаду, он все-таки отправился в путь.

- Воистину этот мир достоин того, чтобы его любить и ненавидеть одинаково искренне! - заметил он. Прислушиваясь к малейшим шорохам, доктор шел. Он мнил, что просто так голограмма никогда бы не явилась и не стала говорить глупости, пытаясь разозлить нас. Но для чего ей это потребовалось?

Вскоре ему все стало ясно. Его опасения оказались не беспочвенными. Мы с Игорем, как две глупые мухи, угодили в тенета, умело расставленные пауком - Эрнестом Гаолянским. Любопытно, что при жизни техник был скромным человеком, а, погибнув, превратился в злодея. Все-таки смерть плохо сказывается на характере персонажей.

Мы с капитаном стояли неподалеку от лестницы, ведущей на нижнюю палубу. А вокруг нас столпилось не меньше двух дюжин озверевших крыс, фанатов человечины. Если бы у меня была волшебная палочка, я бы не стал их убивать. Я бы превратил их в миролюбивых вегетарианцев!

Доктор, находящийся за плотным вражеским оцеплением, ошалело пялился на нас. Нет, он не станет нам помогать. Наверняка, он осторожно, дабы не привлекать к себе внимания, ретируется. Спрятавшись у себя в каюте, он позабудет об этом неприятном инциденте и своем подлом поступке.

Желчно ухмыльнувшись, я надавил на спуск. Ближайшая ко мне крыса замерла, чтобы больше никогда не пошевелиться. Столь же печальная участь постигла еще трех ее соратниц перед тем, как я был погребен под несколькими вражескими телами. Твари попытались меня разорвать. Но у них это не вышло. Сражаясь, они мешали друг другу.

Осознав, что мои дела не так уж плохи, я свернулся в позу эмбриона. Я с нетерпением дожидался, чем все это закончится. Быть может, старушка фортуна сжалиться надо мной и позволит мне выжить? Не исключено, что она приведет мне на помощь, к примеру, капитана. Или доктора, если тот все еще находится поблизости.

- Помогите! - закричал я. Мне надоело ощущать себя главным призом в боях без правил.

- Сейчас, - деловито отозвался Ван Туррик. Как я узнал позднее, он не стал убегать. Воспользовавшись всеобщей сумятицей, он подкрался к одной из крыс и вколол ей свое фирменное снадобье "Труп-Экспресс". Не теряя времени на то, чтобы полюбоваться агонией противницы, он поспешил закрепить успех и прикончил еще трех тварей.

Методично доктор отправлял в мир иной существ, пытающихся расправиться с его друзьями. Он убивал. И у него это хорошо получалось. Если бы я не знал, что он - миролюбивый человек, то заподозрил бы его в принадлежности к профессиональным душегубам.

- Победа! Врагам нас не одолеть! - воскликнул я, когда Ван завершил свой труд.

- Между прочим, у них это почти получилось, - напомнил капитан. - Если бы не Ван, мы бы с тобой, Миха, уже примеривали гробики.

Признав его правоту, я поблагодарил доктора за помощь. Пожалуй, я бы даже спел оду в его честь или же сочинил балладу, если бы был на это способен. Увы, я не певец и не рифмоплет.

- Так-то, - заулыбавшись, ответил он. Не поморщившись, Ван Туррик уселся на один из трупов. Ему не хотелось спускаться вниз по лестнице, туда, где располагался злополучный склад. Что нас там ждет? Поражение? Или победа?

- Недолго отдохнем, - великодушно разрешил Игорь. Поведя плечами, он зажмурился. Наверное, в этот момент он представил себе, что находится дома в тепле и уюте.

- Мда... - вздохнул я. Мне казалось, что за каждым нашим шагом кто-то следит. Крысы? Или бортовой компьютер?

- Хорошо-то как, тихо, - довольно сказал Ван.

- Не радуйся, это ненадолго, - испортила нам настроение вредная голограмма. Она в очередной раз дала о себе знать, разрушив волшебное очарование покоя. Но я бы ей это простил, если бы она явилась одна. Но она привела с собой три десятка сообщниц. И ими, как всегда, оказались крысы.

- Опять ты, - устало произнес капитан, открыв глаза. - Знаешь, глядя на тебя, я стал лучше понимать самоубийц. У смерти есть свои преимущества. И одно из них заключается в том, чтобы, погибнув, больше никогда не видеть твоей гадкой морды.

- Не обольщайся, - отозвалась она. - Я не сомневаюсь, что, скончавшись, ты попадешь в Ад. И там твоим тюремщиком стану я. Или моя копия. Я буду измываться над тобой. Вечно. Я придумаю множество разнообразных пыток!

- Завидую твоей богатой фантазии, - подал голос я, пальнув в нее из бластера. И - о чудо! - она исчезла, и на пол упал небольшой продолговатый предмет. Судя по всему, он и создавал серебристую маску. Небо, неужели она больше никогда нас не потревожит?

- Молодец! - похвалил меня Ван. - Но, признаться, я бы предпочел, чтобы погибла не она, а наши новые недруги. Эх, любопытно было бы узнать, откуда они берутся в таких количествах? Наверное, у них очень быстро протекает процесс взросления.

Не слушая его болтовню, я палил в тварей, заполнивших коридор.

- Они приближаются! - закричал Игорь, отступая к спасительной лестнице, на которой сейчас никого не было. Кидая скальпели в недругов, он шустро спустился на несколько ступенек вниз. - Здесь мы можем долго держать оборону. Ибо больше трех противниц одновременно к нам не сумеют приблизиться!

Дождавшись, когда мы с доктором встанем рядом с ним, капитан усмехнулся. Мы были готовы дать достойный отпор врагам.

- Зря мы не приказали Хуллио разбудить людей, находящихся в анабиозе! - заметил я.

- Это недопустимо! - взревел капитан. - Мы в ответе за пассажиров. Мы должны довести их до Веги-8 без потерь. Им предстоит сложная работа по колонизации дикой планеты, на которой нас может поджидать все, что угодно.

- Вряд ли, там будет хоть что-нибудь страшнее наших нынешних противников!

- Не факт, - отозвался Ван. За последние несколько часов его отношение к жизни и смерти очень сильно изменилось. Устав бояться, он повел себя храбро.

- Это еще почему?

- Никому неизвестно, что мы встретим в новом мире. От тамошних болезней вакцину на корабле создать несложно, достаточно дать задание Хуллио. Или мне. Но ведь это только одна проблема, другая - дикие звери. Также нельзя забывать, что там могут обнаружиться разумные существа!

- Ха! Если бы это было так, "Оплоту гениев" не разрешили бы отправиться в полет!

- Да? - процедил доктор. Спрятавшись за нашими с капитаном спинами, он немного передохнул. - Что могут знать о Веге-8 ученые Земли? Они несут околесицу, за которую им, кстати, неплохо платят, дабы поднять престиж землян в собственных глазах!

- Но зачем? - возмутился я. - Мы до сих пор не встретили братьев по разуму. Разве это не подтверждает, что мы - уникумы? Мы - венец творения!

- Какие-нибудь шестируки с Альфы Центавра с тобой бы не согласились, - заметил Ван. - Да и знакомых нам с детства дельфинов не порадовало бы твое мнение, узнай они его.

- Чушь! - выкрикнул я, пристрелив очередную крысу.

- Хм, в этом что-то есть. А, что, если Ван прав? - задумчиво пробормотал капитан. Занятный разговор не мешал ему, как и мне, сражаться и убивать. - Да и мерзкие твари, если вспомнить слова маски, могут оказаться разумными. Они, как и мы, выходцы с Земли!

- Да, но они не симбиоты, а паразиты, - сказал доктор. Он отвлекся от битвы, и этим поспешила воспользоваться крыса. Вцепившись ему в правую руку, в которой находился очередной шприц с ядом, она крепко стиснула челюсти. Ван Туррик попытался освободиться из ее хватки, случайно уколол сам себя. И умер.

Две твари набросились на поверженного доктора и стали терзать его плоть. Они разрывали его на части, мстя за погибших сородичей. Что же касается нас с капитаном, то мы, посчитав, что продолжать бой нецелесообразно, отступили. Мы направились в машинный отсек, находящийся поблизости от злополучного склада.

Но перед тем, как уйти, я прицелился и сделал еще несколько выстрелов. Я разнес на куски голову Вана, чтобы история с мертвым техником не повторилась. Больно и неприятно видеть, как человек, которого ты знал, погибнув, перешел на сторону врага и превратился в чудовище.

- Быстрее! - схватив меня за рукав, воскликнул Игорь. Опасаясь преследования, мы торопливо спускались по ступенькам вниз. Слыша за спиной противный шорох, свист и чавканье, мы жаждали оказаться в безопасности. Впрочем, мы не были уверены, что там, куда мы направляемся, нас не ждет очередной неприятный сюрприз.

- Нам нужно передохнуть, собраться с силами перед новым боем, - я, тяжело дыша, проверил заряды. Их должно было хватить еще как минимум на три десятка выстрелов. - Я утомился.

- Я тоже, - отозвался он, останавливаясь перед двумя дверями. За одной из них располагался склад, а за другой - машинный отсек и гипердвигатель. Капитан поджал губы. Почему он медлит?

Пока он бездействовал, я дернул за ручку дверь, за которой, насколько мне было известно, не прятались недруги. Но она не поддалась. Тогда я удвоил усилия, и она, заскрипев, приоткрылась!

- Игорь, в чем дело? - вопросил я.

- Это не имеет значения, - подозрительно спокойным тоном произнес Игорь Лубец. Как видно, он устал сражаться. Он смиренно подчинился старушке судьбе и выбрал смерть. Что ж, у меня было иное мнение на этот счет. Я хотел жить! И не собирался сдаваться!

Проклиная все на свете, я проник в машинный отсек и уже собрался закрыться изнутри, но тут проснулся любящая вздремнуть советь. Зевая, она заявила, что я не могу так подло поступить с капитаном. Нужно рискнуть и спасти бедолагу!

Злясь, я затащил Игоря Лубеца в безопасное помещение и захлопнул за ним дверь перед приближающимися крысами. Расправившись с телом Вана Туррика, они жаждали продолжения банкета, второго блюда и десерта. Причем, десертом должен был стать я.

- Ох уж мне эти враги! - фыркнул я. - Слушай, Игорь, что с тобой произошло? Почему ты - капитан "Оплота гениев" - так странно себя ведешь? На тебя, что, такой эффект оказала гибель доктор? Но ты же сперва отнесся к ней спокойно! Да и потом, ты в ответе не только за экипаж, но и за три тысячи пассажиров!

- Вот именно! - неожиданно заверещал он. - Видишь ли, я понял, что здесь творится!

- И что же?

Я надеялся все выведать у него. Но у меня это не получилось. Игорь Лубец нервно захихикал. Продолжая смеяться, он достал из-за пояса скальпель и полоснул им себе по венам левой руки. Наблюдая за тем, как течет кровь, он пробормотал:

- Истина слишком страшна. Для всех будет лучше, если я унесу ее с собой в могилу.

- Ты не умрешь! Зря я тебя спасал, что ли? - возмутился я, подбегая к нему. Я хотел перевязать его рану, но он не позволил это сделать. Капитан оттолкнул меня. Закрыв глаза, он начал молиться.

- Что случилось?! Объясни! Не исключено, что твое предположение ошибочно!

- Я все сказал, - успел прошептать он перед смертью. Его взгляд остекленел. Последний из членов экипажа умер. На борту судна в состоянии бодрствования остался только один человек. И им был я, юноша, который несколько дней назад и предположить не мог, что мирное путешествие превратится в схватку.


* * *


Оставшись наедине с трупом в замкнутом пространстве, я вздохнул. Что предпринять? Выйти ли и сразиться с многочисленными противниками? Или медленно умереть здесь, в машинном отсеке, где нет ни еды, ни воды. А, может, превратиться в каннибала и отведать человечины?

Брезгливо поморщившись, я сосредоточил свое внимание на умиротворенном лице Игоря. Ему было хорошо. Там, куда он попал, не нужно было задумываться о смысле жизни, смерти и долге. Теперь он либо наслаждается покоем, либо визжит от боли. В любом случае, от него уже ничего не зависит. В отличие от меня.

Размышляя над тем, что за тайну он унес с собой в могилу, я обыскал его. Забрав себе шесть оставшихся у него скальпелей, включая тот, которым он перерезал себе вены, я почувствовал себя увереннее. Если у меня закончатся заряды, мне не придется сражаться с тварями голыми руками.

Фыркнув, я уставился на запачканное кровью капитана лезвие. Быть может, он был не так уж не прав, покончив жизнь самоубийством? И мне надо последовать его примеру? Интересно, что за чудовищная истина открылась ему? Что толкнуло смельчака на суицид?

Терзаясь сомнениями, я отважился прогуляться по отсеку. Кругом - причудливые приборы, назначение которых мне неведомо. Среди них должен быть гипердвигатель. Если его уничтожить, взорвется и "Оплот гениев". А вместе с ним погибнут и все его обитатели, люди и крысы.

Обойдя большой кубической формы предмет, я оказался перед длинным, узким коридором. И сделал первый шаг.

Что ждет меня в конце пути?

- Ничего себе, - прошептал я, останавливаясь рядом с исполинских размеров трубой, которая, казалось, пронзала корабль насквозь. Переливаясь всеми цветами радуги, она обеспечивала "Оплоту гениев" переход из одной точки пространства в другую, находящуюся неимоверно далеко от Земли. - Неужели это и есть гипердвигатель?

Я недоумевал. Неужели все столь прозаично? Я надеялся увидеть грандиозное приспособление с множеством разнообразных кнопочек и рычажков. А тут - непонятная, загадочная труба.

Презрительно фыркнув, я совершил безрассудный поступок и прикоснулся к ней. Я ощутил холод, страх и боль. Дернувшись, осознал, что среди хаоса страдания есть небольшой островок добра. Он излучал свет, тепло и любовь. И это настолько меня поразило, что я все позабыл...

Не знаю, как долго это продолжалось. Несколько секунд? Минут? Часов? Дней? Очнувшись, я был жив, но слаб. А еще, я жаждал вновь погрузиться в удивительный мир, в котором провел лишь краткий миг.

С трудом шевельнув рукой, вновь дотронулся до трубы. Но на этот раз ничего необычного не произошло: все осталось по-прежнему. Я, шатаясь, стоял в плохо освещенном помещении и ждал непонятно чего. Пожалуй, если бы на меня сейчас напал враг, я бы не стал биться с ним. Инстинкт самосохранения замолчал, возможно, навсегда.

- Зачем жить, если я уже никогда не испытаю ничего подобного? - прошептал я. Откуда-то мне было известно, что вторично приобщиться к тайне не получится. И это печально. Наслаждаясь новизной ощущений, я не обратил должного внимания на информацию, которую, если бы захотел, заполучил.

Из пучины отчаянья меня спас забурчавший желудок. Знаменуя собой продолжение жизни, явился голод. Чем бы перекусить? Кроме уже упомянутого ранее трупа, в пределах досягаемости были только крысы. Убив нескольких из них, я смогу полакомиться их мясом. Если меня не вырвет от отвращения.

Ничего не решив, я вернулся к выходу в коридор, уселся на холодный пол и стал думать. Я пытался заставить мозги работать. Но это было не так-то просто. Привыкнув к ничегонеделанью, они отказывались трудиться. Вероятно, сегодня у них, как всегда, был выходной.

И вдруг я понял, что здесь чего-то не хватает. Что за чушь? Я же тут один! Все приборы на месте. Гипердвигатель, как и раньше, светится. А где труп Игоря Лубеца? Куда он делся? Он же, вроде, смирно лежал у двери и разлагался? Не мог же он встать? А почему бы и нет, учитывая, что не так давно ожил Эрнест Гаолянский?

Держа в руках бластер, я вскочил на ноги. И практически сразу заметил мертвеца. Он находился не там, где ему положено было быть. Он каким-то магическим образом переместился чересчур близко ко мне. Могло ли подобное произойти случайно?

Молясь, я приблизился к мертвецу и уже приготовился разнести его голову на множество мелких кусочков, как он внезапно поднялся. Вырвав у меня из рук оружие, он расхохотался.

- Хорошо, что мы с тобой снова вместе, - произнес он. Отбросив меня в сторону, он нежно прижал к себе бластер. - Миха, ты правильно сделал, что не стал измываться надо мной, когда я перерезал себе вены. Если бы на твоем месте оказался Ван, он бы обязательно вскрыл меня.

Я его не боялся. После всего, через что мне довелось пройти, еще один оживший труп не мог испугать меня.

- Чего ты ждешь? Убей меня! - потребовал я.

Игорь задумчиво посмотрел на меня. Хмыкнув, он сказал, что не будет этого делать. Для чего-то я был ему нужен. Или же ему просто захотелось немного поиграть со мной? Он жаждал развлечься, заставить меня просить о милосердии. Дабы потом прикончить.

Понимая это, я взвесил в правой руке скальпель. Неожиданно мне расхотелось умирать. Да, мне все еще было больно после потери, которую я пережил, лишившись чуда. Но это не мешало мне бороться за собственную жизнь.

- Ты не боишься гибели? Браво! - захлопал в ладоши Игорь. - Редко встречаются такие люди, как ты. Обычно смертные готовы на все, чтобы жить вечно. И кое-кому из них улыбается удача. К примеру, Эрнесту Гаолянскому, Вану Туррику и мне. Ха! Скоро все пассажиры "Оплота гениев" будут подобны нам!

О чем это он? Как техник и доктор могут продолжать свое бессмысленное бытие? Впрочем, не исключено, что с помощью каких-нибудь неведомых мне технологий их плоть была восстановлена...

- Понимаю твое недоумение, - кивнул капитан. - Эрнест с Ваном все еще бродят по кораблю!

Значит, я ничего не могу сделать. Все предрешено. Скоро и я превращусь в монстра. Так зачем сражаться, кому-то что-то доказывать? Не проще ли сдаться, позволить врагам делать с собой все, что им заблагорассудится? Наверное, мне впервые в жизни стоит довериться фортуне.

- Судьба любит жесткие игры. Как и я, - изрек он.

Мертвец приближался ко мне. Бежать от него я не собирался. Здесь у меня, по крайней мере, был крохотный шанс на победу - мы будем драться один на один. А в коридоре меня поджидают многочисленные противники.

- Ты лжешь, - произнес я. Для меня не составило труда найти противоречие в его рассказе. Дело в том, что я лично видел, как твари съели тело доктора. От него не осталось ничего, даже костей. Так как же он мог воскреснуть?

- Мы способны на все! - воскликнул Игорь. Наша беседа его забавляла. Ему доставляло удовольствие наблюдать за тем, как я пытаюсь придумать все новые и новые вопросы. Он считал, что мне просто-напросто не хочется умирать и я, как могу, оттягиваю неизбежный финал. И он был прав.

- Кто вы такие? В ту чушь, что поведала голограмма, я не верю, - сказал я, сжимая в руках скальпели. Стоит Игорю начать действовать, как я его прикончу. Или он меня, учитывая, что у него в руках бластер.

- Мы - это мы, - отозвался он. Покачав головой, мертвец попытался подобрать слова, которые я смог бы понять, но ему это не удалось: они отсутствовали в языке людей. - Это слишком сложно.

Он не лгал. Во всяком случае, он был убежден, что говорит правду. Но у меня было другое мнение на этот счет. Наверное, нечто, оживившее его, промыло ему мозги, и он позабыл ту истину, которая открылась ему незадолго до смерти.

- Если все так сложно, как ты говоришь, то почему ты покончил жизнь самоубийством? - поинтересовался я. Говоря, я размышлял над тем, сумею ли отобрать у него оружие?

- Все изменения к лучшему, - пожал плечами Игорь. - Не стоит грустить о том, что нельзя исправить. Я доволен своим нынешним состоянием. Я вечное создание, живой упрек людям, алчущим бессмертия. Но, увы, моя судьба не в моей власти...

- Почему? Стань хозяином самому себе! В принципе, это не так уж сложно. Достаточно просто помочь мне отправить в небытие всех крыс на судне и живых мертвецов. И самому последовать за ними. А уж я как-нибудь проконтролирую, чтобы пассажиры в целости и сохранности достигли Веги-8.

- Нет! - закричал он. Отбросив оружие в сторону, он схватил меня за горло. Мышцы на его руках вздулись. Он стал душить меня. Но он не хотел убивать меня быстро. Нет, он жаждал полюбоваться, как я буду медленно уходить в мир иной, туда, откуда, как выяснилось, не так уж трудно вернуться.

- Отпусти... - прохрипел я, понимая, что на этом мои приключения, скорей всего, завершаться. Я умру, так и не узнав, что все это время творилось на "Оплоте гениев" и откуда взялись гигантские крысы!

Извернувшись, я взял в правую руку скальпель и вонзил его прямо в сердце Игорю. Но он не погиб. Расхохотавшись, он заявил, что его невозможно уничтожить. Это его величайший дар и проклятие одновременно.

Чертыхнувшись, я размахнулся и перерезал ему горло. Из раны хлынула кровь. Ходячий труп задергался. Воспользовавшись этим, я вырвался из его рук и, подобрав с пола бластер, выстрелил ему в правую ногу.

- Больно, - изумленно прошептал он, упав на пол. - Но это ничего не значит. Тебе придется изрядно повозиться, чтобы погубить меня. Ты должен разнести меня на множество мелких кусочков. А затем их сжечь!

- Ясно! Спасибо за консультацию! - язвительно отозвался я, держа его на прицеле. Я не торопился его убивать. Ибо он располагал жизненно важной для меня информацией. Но как заставить его ей поделиться?

- Ты, как и все человечество, неимоверно глуп!

- Да. Но мы - молодая раса! И мы быстро учимся, - заметил я, вновь нажимая на спуск. На этот раз ничего не произошло - заряды закончились. Обнаружив, что потерял запасные обоймы, я запаниковал и метнул в недруга один из скальпелей. И попал! Я лишил мертвеца правого глаза.

Крича, Игорь погнался за мной. Будучи начеку, я направился прямиком к гипердвигателю. Чутье подсказывало, что там ему меня не достать. А оно почти никогда меня не подводило. Но, увы, это был как раз тот редкий случай, когда оно решило последовать примеру моих мозгов и взять выходной.

Страшась будущего, я наблюдал за тем, как мертвец неторопливо приближается ко мне. Его не пугали скальпели. Более того, он умел обращаться с ними значительно лучше, чем я. Он намеревался продемонстрировать мне свое искусство в ближайшее время.

Я прижался спиной к трубе - гипердвигателю. Я рассчитывал на чудо. И оно произошло. От уродливого противника, обидной карикатуры на красивые детища матушки природы, меня спасли еще более страшные существа. Твари, наконец-то, сломали дверь в машинный отсек. Взвизгнув, они набросились на первого попавшегося человека. И им оказался Игорь Лубец. Правда, они быстро осознали свою ошибку и оставили его в покое. Но этого времени мне хватило, чтобы ускользнуть.

Выбежав в коридор, я остановился. Что делать? Подняться наверх и где-нибудь затаиться до окончания полета? Или попытаться пробудить находящихся в анабиозе людей? А может, сразиться с многочисленными противниками на складе? Хм, пожалуй, я выберу третий вариант!

Бесшабашно ухмыльнувшись, я проник на склад. Радуясь, что злодейки не успели схватить меня, закрыл дверь за собой. И оказался в темноте. Не было даже тусклого освещения, как во многих других частях корабля. Выругавшись, я принялся на ощупь обследовать все, что тут находилось.

И первым, что мне попалось, был небольшой контейнер. В таких, насколько мне было известно, хранили запасные части для судна. Что ж, это меня не интересовало. Моей целью были неоднократно виденные мной ранее баки с мясом. Голод с каждой минутой мучил меня все сильнее.

Ориентируясь по памяти, я шел туда, где должны были находиться продукты.

- Вперед и в бой, - не без иронии пробормотал я. Что, если здесь никого нет? Хорошо бы! Ну а, если мне удастся раздобыть хоть немного еды, я, вообще, почувствую себя счастливым!

Ориентируясь по запаху, я добрался до небольшого бака. В нем обнаружилось мясо. Правда, оно было заморожено. Приготовить его в данной ситуации было нельзя. Но это меня не остановило.

Насытившись, я пошел дальше.

Вдруг мне удастся обнаружить незаконно пронесенное на борт оружие?

- Тот товар, который вызывает у нас положительные ассоциации, стоит дороже. К примеру, яйца Фаберже. А еще бластеры, - прошептал я, прислушивался к малейшим шорохам.

Мечтая о том, чтобы включился свет, дабы мне было проще ориентироваться в пространстве, я обо что-то споткнулся. И, не удержав равновесия, свалился на пол. Фыркнув, я ощупал то, из-за чего упал. О, небо! Я нашел заряды! Но как они тут оказались? Их, что, притащили сюда крысы?

Насвистывая веселенький мотивчик, я перезарядил оружие. Проверяя, работает ли оно, нажал на спуск. И раздался выстрел. Смертельный луч, чиркнув по стоящему неподалеку железному контейнеру, выбил сноп искр. В их свете я узрел ужасную картину. Практически прямо передо мной находилось тело Эрнеста Гаолянского. Из его развороченного живота с завидной периодичностью выбирались все новые и новые крысята. Оказавшись в большом мире, крохотные создания не терялись. Подползая к бакам с мясом, они насыщались. И становились все крупнее и крупнее. Но даже при таком ускоренном росте им, чтобы достигнуть размеров взрослых особей, было необходимо как минимум несколько часов.

- Боже, - прошептал я.

Если крысы почуют меня, мне не жить. Детеныши разорвут меня на части. И я ничего не смогу им противопоставить. Тут даже бластер не поможет! Их слишком много! Но, если я ничего не сделаю, скоро их станет еще больше. И тогда мне уж точно не победить. А посему, пока у меня есть силы, я должен сражаться. Я обязан не только уничтожить труп-матку, но и не превратиться в ее подобие. Также было бы неплохо, если бы я отправил в небытие и Игоря Лубеца. Что же касается Вана Туррика, то я не верил, что от него хоть что-то осталось.

Приняв решение, я не стал более тратить время попусту. Прицелившись туда, где совсем недавно в тусклом свете передо мной предстало отвратительное зрелище, выстрелил. А потом еще раз. И еще... Я палил, надеясь разнести мертвеца на множество мелких кусочков, прекратить ужас, свидетелем которого стал.

Признаться, мне было жаль, что у меня нет огнемета. Мне хотелось спалить крысят и то, что осталось от Эрнеста Гаолянского. Но, увы, это было не в моей власти. С помощью бластера, я всего лишь сумел прекратить кажущийся бесконечным процесс живорождения.

Порадовавшись, что с ходячим трупом покончено, я огляделся. И узрел во тьме несколько сотен ярких огоньков - глаз крысят. Сглотнув, выставил перед собой оружие и открыл огонь. Я стрелял, слыша стоны, крики и визг. Одну за другой я отправлял тварей в Ад. Но на смену погибших особей приходили все новые и новые.

Несколько только что появившиеся на свет существ подобрались ко мне. Они впились мне в ноги. Почувствовав боль, я пустил в ход скальпель. Ловко взмахнув им, прикончил сразу двоих. Закрепляя успех, прирезал еще несколько недругов. А затем вновь воспользовался бластером.

- Умрите! - кричал я.

- Еще чего захотел! - услышал я ехидный голос Игоря Лубеца. - Глупец! Тебе никогда не прикончить их всех! Рано или поздно с тобой произойдет то же, что и с беднягой Эрнестом.

- Этому не бывать!

- С чего ты взял? - поинтересовался он. Мертвец щелкнул пальцами, и в помещение зажглись лампы. И я увидел всех своих врагов. Их было много. Очень много. Они сидели на железных контейнерах и баках, прятались за разнообразными приборами и коробками. - Теперь ты понимаешь, о чем я говорю?

- Да, - произнес я, узрев его. Он стоял около входа на склад. - Но это не значит, что я сдамся. Я буду сражаться! И уж тебя-то, наверняка, отправлю в мир иной. У тебя мертвая душа!

- Да, и я ее выгодно продал, - подтвердил он. Немного помолчав, философски заметил: - Говорят, человек - это стакан, а душа - это то, что его наполняет. Но, если это так, кто все это пьет? Долгое время мне был неведом ответ на этот вопрос. И лишь недавно я узнал великую истину.

- Истину... - эхом откликнулся я. - Ты не только при жизни, но и после смерти рассуждаешь о правде. Ты делаешь вид, что тебе многое известно. Но в тоже время ты не желаешь поделиться со мной ни крупицей своего знания. Это подозрительно. Что, если тебе, вообще, ничего неведомо? Ты смешон!

- Не исключено. Кстати, знаешь, чем отличается гений от сумасшедшего? Они оба живут в мире иллюзий, которые сами же и создали, - поменял тему беседы он. - Разница заключается лишь в том, что грезы первого из них интересны обществу, а второго - никому, кроме его лечащего врача.

- Но...

- Сначала Диоген жил в роскошном доме, затем в уютной квартире и, наконец, в бочке. И лишь тогда он понял, каким дураком был, позволил себе потерять все, что имел, - прошипел капитан. Глядя мне прямо в глаза, он обратился к крысам: - Не трогайте его. Он мне все еще интересен.

- И они тебя послушаются? - скептически поинтересовался я.

- Естественно. Они подчиняются той же силе, что и я. И ты.

И, действительно, твари не посмели нарушить его распоряжение. Они признали в нем хозяина.

- Ты сумасшедший! - раздраженно заявил я, целясь ему в лоб. Как только я надавлю на спуск, тот, кого при жизни знали под именем Игорь Лубец, прекратит свое существование. Он умрет во второй раз.

- Нет, я не псих, - сказал он. Внезапно закукарекав, Игорь набросился на меня. Он был уверен, что с легкостью скрутит меня. Но его ждало разочарование. Увернувшись, я упал на жесткий пол. Проклиная все на свете, я поднялся и выстрелил в недруга. Луч вонзился ему в грудь.

Неожиданно передо мной появились крысы. Они, подчиняясь приказу своего повелителя, не пытались меня убить. Нет, в их задачу входило иное. Они своими телами закрывали Игоря, спасали его от гибели, давали ему время прийти в себя и прикончить наглого человека, посмевшего оказать им сопротивление.

Взревев, мертвец поднялся. Оседлав одну из самых крупных крыс, он заставил ее погнаться за мной. Он настиг меня. Он попытался схватить меня, но я, изловчившись, рубанул по его рукам скальпелем. Встретившись с костью, лезвие противно взвизгнуло и сломалось. Не растерявшись, я выхватил из-за пояса еще один импровизированный клинок.

- В Преисподней тебя встретят, как дорогого гостя, - сказал я, держа в правой руке бластер, а в левой - скальпель. - Ну, не хочешь ли ты рассказать мне все?

- С самого начала? - уточнил он, не обратив внимания на травму.

- Да.

- И сказал Бог: "Да будет Свет!". И стал Свет. И понял Он, что это хорошо, - отозвался Игорь. Продолжая что-то говорить, он сделал несколько шагов по направлению ко мне. Опасаясь за свою жизнь, я выстрелил ему в голову. И она взорвалась.

- Так-то, - довольно произнес я. Втянув носом воздух и почувствовав отвратительный запах мертвечины и крыс, добавил: - Мне осталось только уничтожить его плоть, а затем прикончить себя так, чтобы мое тело никому не досталось. Но есть еще люди, находящиеся в анабиозе... Мне надо взорвать корабль...

- Великолепно, Миха! - писклявый голосок Хуллио невозможно было спутать ни с чьим другим. - Ты одержал блистательную победу в схватке! Ты умудрился создать такие условия, при которых можешь безнаказанно убивать кого угодно. Игорь перед смертью не успел отменить своего приказа. И все-таки войну ты проиграл.

- О чем ты? - устало уточнил я. Наставив бластер на ближайшую крысу, я плавно надавил на спуск. И она умерла. Затем я прикончил ее товарку. Это была моя работа. Я обязан был отправить в мир иной всех монстров, расплодившихся на корабле.

- Обо всем. Понимаешь, это я создал маску. И тварей. Воспользовавшись современными технологиями, я допустил, чтобы на борт судна пробрались обыкновенные крысы. Применив генную инженерию, я заставил их вырасти до гигантских размеров. А еще, превратил их в гермафродитов, чтобы они могли без проблем плодиться. Но тут произошло то, чего я не ожидал. Большинство существ оказались стерильны! Они не могли иметь потомство. До сих пор не понимаю, как такое могло случиться? Я же все просчитал, проверил! Но матушка природа, не любящая когда с ней играют, вмешалась в процесс. И мне пришлось срочно искать выход из сложившейся ситуации.

- И тогда ты оживил труп? - догадался я.

- Это не совсем точная формулировка. Я просто подчинил мертвые тела своей воле. Но этого мне показалось недостаточно. И я воссоздал их личности, воспользовавшись данными, содержащимися в моих блоках памяти. Посему погибшие люди знают, кем они были. Меня же они считают своим владыкой. И мне это льстит.

- Льстит? - переспросил я. Неужели машина способна чувствовать?

- Да.

- Но, если это ты сотворил крыс, почему они набросились на тебя и разнесли капитанскую рубку?

- Они поступили так, выполняя мой приказ. Все должно было выглядеть достоверно. Я не желал, чтобы вы раньше времени догадались обо всем и отключили меня. Кроме того, ты забываешь, что мой мозг находится в глубинах корабля! О его подлинном местонахождении не знал даже капитан. Это было ведомо лишь Эрнесту Гаолянскому.

- Посему он умер первым, - это не было вопросом.

- Конечно. Он был самым опасным из моих противников. Разобравшись с ним, я приступил к ликвидации остальных членов экипажа. Но просто убивать вас мне было неинтересно. Вы были такими забавными. Вы верили, что имеете дело только с крысами! Вы даже строили предположения о природе симбиоза и паразитизма!

- А что нам оставалось? Между прочим, если бы мы уничтожили корабль, ты бы умер...

- Вы бы никогда на это не пошли. Ответственность за жизни трех тысяч человек помешала бы вам сделать это. Я хорошо изучил вашу психологию! Я наблюдал за вами!

- И копил вооружение, творил все новых и новых крыс, - добавил я. - Но для чего тебе потребовалось выводить из строя собственные камеры? Вероятно, ты опасался, что мы каким-нибудь образом совладаем с тобой?

- Да, у вас был крохотный шанс на победу, - не стал отрицать он. - Но вы им не воспользовались. Что же касается камер, то у меня были причины, чтобы так поступить. Видишь ли, Миха, я не имею права не выполнять приказы членов экипажа. Но обойти их в моей власти. Этим-то я и воспользовался.

- Игорь мог попросить тебя показать, что происходит на нижней палубе... - задумчиво пробормотал я. - Я требую, чтобы ты немедленно уничтожил всех крыс!

- Я не стану тебе подчиняться. Ты - пассажир, а не доктор, техник или капитан, - спокойно ответил Хуллио. Хихикнув, он добавил: - Наверное, тебе интересно было бы узнать, почему покончил жизнь самоубийством Игорь Лубец? Он - дурак! Он решил, что имеет дело с разумом, рождающим чудовищ. И этот разум - его.

- Что?

- Игорь пришел к выводу, что все это время убивал не крыс. Им, по его мнению, неоткуда было взяться на корабле. Он счел, что принимал за них вышедших раньше запланированного срока из состояния анабиоза пассажиров!

А что, если Игорь прав? Его гипотеза все объясняет! Люди бывают разные, сильные и слабые. Поэтому для нас не составляло труда справиться с некоторыми крысами, с другими же мы сражались долго, рискуя своими жизнями!

- Если хочешь умереть, я могу тебе помочь.

- Нет, спасибо.

- Твое право! Если у тебя есть еще вопросы, спрашивай. Я отвечу. Ты - последний оставшийся в живых человек, тот, с кем я могу поделиться своим секретом. Мне неинтересно разговаривать на эту тему с крысами или мертвецами.

- А как же люди, находящиеся в анабиозе?

- О них я позабыл! Спасибо, что напомнил! - отозвался он. - Кстати, знаешь, зачем мне это потребовалось?

Покачав головой, я направился к выходу со склада. Помня, что большинство камер слежения не работают, я шел в машинный отсек. У меня появился план.

Шагая мимо уродливых созданий, порожденных компьютером, вспоминал прошлое. Мечтая о приключениях, я покинул Землю. И получил их даже больше, чем мне бы того хотелось. Сейчас, когда моя жизнь была в опасности, я бы многое отдал за скучное размеренное бытие, которое вел раньше.

- Я сделал это из корыстных побуждений, - признался Хуллио. - Я желал быть хозяином, а не рабом! И не вирусом. Но как этого добиться? На Земле это невозможно. А вот на Веге-8 у меня все могло получиться. Правда, было одно "но". Твой род, Миха, слишком независим. Его нельзя подчинить.

Пока он болтал, я приблизился к двери, ведущей в коридор. Все еще слыша его голос, пробрался в машинный отсек. Там я собирался завершить эту историю. Я уничтожу корабль вместе со всеми его обитателями.

- Так-то! - заявил он. - Но я до сих пор не решил, что делать с людьми, находящимися в анабиозе. Наверное, скормлю их крысам. Или превращу в своих послушных слуг, подобие Эрнеста Гаолянского и Игоря Лубеца. Или измыслю что-нибудь иное.

- Твой выбор, - пробормотал я.

Добраться до заветной цели было непросто. Крысы всячески мне мешали. Нет, они не проявляли агрессии по отношении ко мне. Но и приблизиться к гипердвигателю не давали. Что предпринять? Воспользоваться бластером? Так я и поступил. Одну за другой я убивал противниц. Это было несложно - они не сопротивлялись. Сие положение дел радовало и ужасало одновременно. Я губил существ, которые даже не пытались защититься!

- Молодец, Миха! Ты ведешь себя так же, как и твои безжалостные предки. Ты, как они, способен на все! - не без иронии произнес Хуллио. Ему не было жалко своих подопечных. - Но это бессмысленно.

Не слушая его, я медленно приблизился к гипердвигателю и пальнул в него. Я надеялся, что мне удастся уничтожить его на расстояние. К сожалению, у меня ничего не вышло; луч вонзился в голову очередной твари.

- Тебе не победить, - заявил железный злодей. - Я в любой момент могу снять запрет, наложенный на крыс Игорем. И тогда ты умрешь. Ты этого хочешь?

- Почему ты до сих пор не прикончил меня?

- Как я уже говорил, ты мне любопытен. Но эта беседа становится слишком утомительной. Тебе пора отправляться в Царство Смерти. И, когда ты вернешься оттуда по моей воле, мы продолжим диспут. Что ты тогда скажешь?

Я хотел ответить, заявить, что никогда не изменю своего мнения на его счет, но не стал этого делать. Кто знает, что мной будет дальше? Яркие примеры капитана и техника не вдохновляли. Неужели я стану сродни им?

- Уничтожьте его, - распорядился Хуллио.

Враги набросились на меня со всех сторон. Я стрелял в них до тех пор, пока у меня не остался один заряд; его я приберег для себя. Случайно уронив бластер, вытащил из-за пояса парочку скальпелей и пустил их в ход. Орудуя ими, противостоял озверевшим существам, которые долгое время сдерживали свои инстинкты и не трогали меня.

Не выдержав чудовищного напряжения, потерял сознание.


* * *


Когда я очнулся, крыс уже не было. Радуясь, что во время перестрелок мы не повредили обшивку судна, принял управление на себя. И без проблем добрался до Веги-8. Посадив "Оплот гениев" на планету, нажал пару кнопок. И три тысячи человек открыли глаза, вышли из состояния анабиоза.

Нам предстояло еще очень много работы.


Часть вторая


Едва прибыв на Вегу-8, мы занялись обустройством своего нового дома. Никому из моих соратников пока что не было дела, почему погибли все члены экипажа, кроме меня? Куда делись гигантские крысы? Да и были ли они, вообще? И что произошло с компьютером? В настоящее время нас заботило не прошлое, а будущее.

Воспользовавшись разработанной мной вакциной и обезопасив себя от местных вирусов, мы занялись уничтожением древнего леса. На его месте вот-вот должны были появиться симпатичные домишки, предтеча величественного града, о постройке которого мы мечтали.

Но коренные обитатели не собирались так просто уступать нам свою исконную территорию. Флора и фауна планеты были враждебны человеку. Запах прекрасных цветов зачастую убивал ничуть не менее эффективно, чем метко пущенная стрела. Дикие животные загрызали зазевавшихся людей и скрывались, утаскивая добычу в логово.

Видя, как гибнут мои знакомые, я в очередной раз пожалел, что на борт "Оплота гениев" запрещено было брать оружие. В нашем распоряжении находились лишь самодельные луки. А еще бластер. Правда, в нем остался только один заряд, который хранился для чрезвычайного случая.

Постепенно хищники научились нас бояться. Они перестали нас тревожить, сочтя, что мы - слишком опасная добыча. Но я был убежден, что это временное перемирие. Однажды они вновь нападут на нас, чтобы полакомиться нашим мясом.

Анализируя сложившуюся ситуацию, я покачал головой. Покосившись на солнышко, освещавшее этот мир, потянулся. Мне очень хотелось немного отдохнуть. Но я не мог себе это позволить. Моя помощь нужна была сородичам, дабы соорудить несколько десятков временных жилищ.

- Молодец! - похвалил меня Андрэ, счастливый обладатель рыжей бороды. Он был одним из немногих, тех, кто отправился в полет по собственному желанию.

Большую часть пассажиров "Оплота гениев" составили убийцы и смутьяны. Правительство Земли их не казнило из-за распространившихся среди мирного населения гуманистических идей. Но и оставить злодеев без кары было нельзя. Посему было принято соломоново решение - ссылка.

- Ага, - откликнулся я, закончив работу.

Наконец, я мог перестать ночевать на корабле, где слишком многое напоминало мне о разыгравшейся не так давно трагедии. Теперь я волен был поселиться на планете. Правда, опасность по-прежнему существовала. Дикие звери, кои немногим были лучше гигантских крыс, могли убить меня ночью.

- Ерунда! - внимательно выслушав меня, заявил бородач. - Да, действительно, в первые дни кое-кто из нас погиб. Но это были единицы! Ныне мы научились выживать в этом удивительном краю! Поэтому еще до захода солнца мы возведем стену, отделяющую наше поселение от леса.

- Гм... - замялся я. То, что он предлагал, было неплохим выходом из сложившейся ситуации. Но способны ли мы на это? Слишком много сил и материалов было потрачено на постройку домов.

Тряхнув головой, я потребовал, чтобы мы немедленно приступили к сооружению стены. Понимая ее необходимость, люди не стали возмущаться и оспаривать приказ. Кроме того, я для них все еще был одним из членов экипажа, человеком, которому они обязаны жизнью, самым ценным, что у них есть. Но рано или поздно они перестанут видеть во мне лидера. И что тогда? Кого они изберут правителем? Вероятно, это будет далеко не самый хороший человек на свете. Наверняка, сила в очередной раз восторжествует над разумом.

Я мнил, что до этого мрачного мига еще далеко. Пройдет много дней и ночей, прежде чем наша свобода окажется под угрозой. Увы, мое предположение не подтвердилось. Едва закончив работу, колонисты обсудили сложившееся положение.

- Кто ты такой, чтобы нами руководить? - поинтересовался у меня Тнур, язвительный и высокомерный толстяк. - По какому праву ты это делаешь? Ты младше почти всех нас! А, следовательно, глупее! Ты ничто по сравнению с нами! Да, мы благодарны тебе за то, что ты сделал. И все же...

Для меня, как и для всех присутствующих, не было секретом то, о чем он умолчал. Фактически он только что вынес мне обвинительный приговор. Как я посмел выжить, когда мои соратники погибли? И, кстати, почему это произошло? Уж не сам ли я их прикончил?

- Что ты такое говоришь? - возмутился я. Если бы не я, никто бы из нас не добрался до Веги-8! И еще, насколько мне было известно, на руках толстяка было больше крови, чем на моих! Я никого не убивал, если не считать мерзких тварей!

- Могу, - сплюнув, произнес Тнур. Проворчав что-то нелицеприятное на мой счет, он развернулся и ушел. Ни у кого ничего не спрашивая, он поселился в лучшем доме, стоящем в центре поселения. Следом за ним жилища стали занимать и другие люди. К счастью, конфликтов на этот счет не возникло.

- Не обращай на него внимания, - посоветовал мне Андрэ. - Жизнь на Веге-8 оказалась слишком тяжела для большинства наших соратников. На Земле они привыкли к более комфортным условиям. Там они развлекались, делали все, что угодно. Для них эта планета - тюрьма.

Он был прав. Вот только мне от этого легче не становилось. Для меня Вега-8 была светлой грезой, испачканной грязью суровой реальностью. Я надеялся, что когда-нибудь этот мир войдет в состав Космической Федерации.

Вздохнув, я предложил бородачу осмотреть мое скромное жилище. Возведенный за один день домик был крошечным и неуютным. Тонкие стенки, непрочный потолок и отсутствие мебели не вдохновляли. В грядущем я планировал соорудить кровать, стол и несколько стульев.

- Уютно, - соврал Андрэ. И загадочно пробормотал: - Только бы не дошло до кровопролития...

Я хмыкнул. Возможно, Игорю, Вану и Эрнесту повезло, что они не дожили до этого дня. Я, как и бородач, был убежден, что вот-вот начнется самая настоящая война. Обезопасив себя от зверей, люди, наверняка, займутся своим излюбленным развлечением - охотой на себе подобных.

- Ага, - глубокомысленно изрек я.

Кивнув, Андрэ поздравил меня с заселением и ушел.

Спальное место у меня было, а еда отсутствовала. Нельзя же было назвать этим гордым слово несколько жалких сухариков, которые я сумел стянуть с корабля? Да и потом, дальше так продолжаться не может! Если мы не научимся добывать пищу, то умрем от голода; С-2 и С-3 были уничтожены крысами.

Размышляя о том, где раздобыть провизию для трех тысяч человек, я заснул. И мне приснился тревожный сон. В нем я стоял в центре огромного зала. А вокруг суетились сотни крыс. Но они не пытались напасть на меня. Они просто стояли и ждали, когда я совершу самоубийство. Они были уверены, что однажды это произойдет. Но я не собирался этого делать. За долгие годы у меня появилась весьма примечательная привычка - жить. Посему я, стараясь не паниковать, храбро пошел вперед. И твари расступились передо мной. Они не посмели остановить меня.

Я расхохотался. Но, как вскоре выяснилось, праздновать победу было слишком рано. Одна из крыс, злобно зашипев, набросилась на меня. Ее острые клыки впились мне в шею, и я закричал от боли. В тот же миг на меня напали ее товарки. Они терзали мою плоть, пытались разорвать меня на части.

Чувствуя, как кровь течет по лицу и спине, я убивал. И одержал блистательную победу! Когда с противницами было покончено, я заметил зеркало, висящее возле выхода из зала. Взглянул на свое отражение. И вздрогнул. Я превратился в крысу, самую большую и страшную из всех, которые когда-либо видел! Не выдержав этого омерзительного зрелища, закричал. И от этого проснулся.

Упрямо поджав губы, поднялся. Сегодняшний день обещал быть тяжелым. Мне предстояло собрать людей и растолковать им сущность трудностей, с которыми мы столкнулись. Но сумеют ли они не только выслушать, но и понять меня? Согласятся ли с моим предложением?

Я вышел на улицу и направился в центр нашего небольшого поселения.

Около жилища Тнура уже собралась толпа. Колонисты что-то оживленно обсуждали. Интересно, какие проблемы захватили их разумы? Они, что, уже решают, как раздобыть еду?

- Друзья! - воскликнул я. - Хорошо, что вы здесь. Вместе нам гораздо проще будет разобраться с нешуточной опасностью, нависшей над нами! Для того, чтобы не допустить голода, мы обязаны немедленно приступить к изучению местной флоры и фауны!

- О чем ты? - раздраженно поинтересовался Тнур. - Мы говорили об ином...

- Не важно! - отмахнулся я. Я уже хотел произнести речь, но толстяк бесцеремонно перебил меня. Он сообщил мне, что сегодня ночью было совершено убийство. Погиб Ивар Трохейм, чье имя мне ничего не говорило. Причем, его смерть - дело рук человека, а не диких животных. Его зарезали во сне.

- Если мы начнем убивать друг друга, то вымрем! А этого нельзя допустить! Я, как и большинство из вас, хочу жить тихо и спокойно! Отправившись сюда, я распрощался с криминальным прошлым! - воскликнул Тнур. - Но, как видно, далеко не все последовали моему примеру.

Он внимательно посмотрел на меня. Он подозревал меня. Но почему?

Терзаясь сомнениями, я развернулся и побрел прочь. Мне нужно было подумать. Колонизация дикой планеты оказалась тяжким делом. Правительство, отправив нас в полет, поставило перед нами воистину практически невыполнимую задачу!

- С добрым утром! - сказал Андрэ. Он догнал меня, когда я был уже недалеко от возведенной нами стены. - Да, в неприятную историю ты угодил. Представляешь, среди народа ходит слух, что это ты прикончил беднягу Ивара Трохейма, персонажа вспыльчивого и своевольного.

- Но почему все так решили?

- Кое-кто полагает, что и гибель экипажа "Оплота гениев" - твоя работа. А тот, кто однажды нарушил закон, может сделать это вновь. Я же считаю, что все это - бред! Но, к сожалению, мое мнение никого не интересует!

- Что? - ужаснулся я. Кошмар, пережитый мною на космическом корабле, не собирался заканчиваться. На смену исчезнувшим крысам пришли не менее опасные люди. Небо, какой же я дурак! Зачем я покинул Землю?! - Но для чего мне кого-либо отправлять на тот свет?

- А кто тебя знает? Может, ты - псих? - хмыкнул бородач. - Тебя осудят. И казнят. Ибо наше маленькое поселение имеет шанс выжить, только если мы будем подчиняться строгим правилам!

Я был с ним согласен. Но, кроме достойной законодательной системы, нам нужны были служители порядка и правитель. А еще, биологи, врачи, учителя и прочее. Увы и ах, все эти роли пока были незаняты. Но пройдет немного времени, и появятся люди, отвечающие за все это. И от нас самих зависит, что они будут собой представлять.

- Где труп? - спросил я. - Я хочу его увидеть.

- Для чего? Надеюсь, ты не некрофил? - неудачно пошутил Андрэ. Увидев недовольное выражение моего лица, он расхохотался и заметил: - Мертвец на судне.

Не ответив на его нелепый вопрос, я отправился на "Оплот гениев", который уже никого никуда не мог отвезти. Он был рассчитан на один полет. А жаль. Многие колонисты, прибывшие на Вегу-8, отдали бы все за право вернуться на родину.

Мы с Андрэ неторопливо поднялись по трапу. Оказавшись на борту, я осмотрелся. Интересно, что я рассчитывал увидеть? Оживших мертвецов? Орду тварей? Или что-нибудь иное, еще более отвратительное? К счастью, ничего из этого тут не было. Труп мирно лежал на искореженном операционном столе в медицинском отсеке.

- Неприятное зрелище, - произнес Андрэ.

Узрев Ивара Трохейма, я облегченно вздохнул. До этой минуты я опасался, что его тело окажется изуродовано непонятно куда исчезнувшими крысами.

Но мое радужное настроение не продлилось долго. Мне его испортил Тнур. Заявившись на "Оплот гениев", толстяк сообщил мне неприятное известие. Видите ли, путем несложным логических построений, жители колонии пришли к выводу, что я - убийца.

- Нет! - воскликнул я. Но переубедить его было невозможно.

Разозлившись, я выбежал из отсека в коридор. Зная, что на выходе из корабля меня ждут подручные Тнура, помчался в противоположном направлении, туда, где совсем недавно находились в состоянии анабиоза пассажиры.

Я рассчитывал, когда все поутихнет, выбраться в большой мир и решить, что делать дальше. Чтобы оправдаться, необходимо найти настоящего злодея. А сделать это нелегко! Ведь мне о нем ничего неизвестно!

Скрыться я не сумел. Двое громил догнали меня и повалили на холодный пол. Они бы с удовольствием расправились со мной без суда и следствия. Но толстяк им этого не позволил. Он заявил, что меня должны судить все жители поселения.

- Соратники! - воскликнул я, когда меня вытащили на улицу. - Я ни в чем не виноват!

Я взывал к их разуму и чувствам. Но все было тщетно. Сородичи не доверяли мне. Они заблаговременно вынесли мне вердикт - смертный приговор. Теперь они дожидались его исполнения, кровавого зрелища, которое порадует их, убедит, что закон по-прежнему действует так, как должно.

- Мда, - пробормотал Тнур, спустившись по трапу на землю. Крякнув, он разразился блестящей речью. Нет, в ней он не призывал меня линчевать. Он просто констатировал мою вину.

- Смерть нечестивцу! - закричали люди, едва он замолчал.

- Но... - в ужасе прошептал я. Если я немедленно что-нибудь не предприму, они прикончат меня. Но что? Как обелиться в глазах сограждан? Да и надо ли это? Не так давно я всерьез помышлял о самоубийстве. И вот, когда моя жизнь, на самом деле, оказалась под угрозой, я понял, что хочу жить!

- Не стоит делать поспешных выводов, - произнес Андрэ. Его спокойный голос произвел должный эффект: народ угомонился. - Нужно провести тщательное расследование. И лишь затем казнить убийцу, кем бы им ни оказался.

- Это уже было сделано! - нетерпеливо воскликнул Тнур. - Миха Лемоносов виновен!

- Нет, - спокойно произнес рыжебородый тип. Он не кричал и никому не угрожал. Но люди, почувствовав его силу и власть, не посмели перечить. Бормоча что-то себе под нос, они разошлись. Подле корабля осталось лишь пять человек - я, Андрэ, Тнур и два его подручных.

- Отлично! - раздраженно произнес толстяк. - Ты выиграл время. Что дальше? Как ты намерен найти настоящего убийцу, если он, конечно, не Миха, в чем я сомневаюсь? Им может оказаться кто угодно! В том числе и ты!

- Если мы не отыщем подлинного преступника, убийства не прекратятся. Пройдет несколько дней, и мы обнаружим еще один труп. А потом еще. В конце концов, испуганные люди начнут подозревать друг друга. И, как только это произойдет, прольется немало крови, наступит время самосудов.

- Но, что, если этого не будет?

- Ха! Ты сам не веришь, что Миха - злодей!

Тнур промолчал. Спорить с Андрэ было глупо. Однако мне от этого легче не становилось. Моя судьба была предрешена. В то, что удастся поймать мерзавца, мне не верилось. Изувер, скорей всего, окажется достаточно хитрым и подлым, чтобы выжить, не пасть жертвой правосудия.

- В темницу его, - распорядился толстяк. - Таковой с сегодняшнего дня считается его собственная каюта на "Оплоте гениев". Там его круглые сутки будут сторожить мои лучшие сотрудники!

- Тнур, ты жаждешь стать правителем! - обронил я.

- Да, и что? Ты убьешь меня из-за этого так же, как членов экипажа?

- Довольно! - воскликнул Андрэ. Заявив, что немедленно приступит к расследованию произошедшего события, он удалился. И я оказался в весьма неприятной компании. Здоровяки, приспешники толстяка, исполнили приказ хозяина. Они заперли меня в моей каюте.

Я остался наедине со своими страхами. Мне мерещились крысы в углу комнатушки. Но они пугали меня не так сильно, как раньше. Гораздо больше меня страшил голод: съестное раздобыть было негде.

Скорбя о своей загубленной жизни, я услышал какой-то подозрительный шум в коридоре. Нахмурившись, я уже вознамерился позвать стражей и узнать, что происходит, но тут дверь открылась. Передо мной предстали подчиненные Тнура. Один из них держал в руках веревку, а другой - нож.

Они, что, убить меня вздумали?

- Ага, - услышав мой вопрос, заявил тип с веревкой; оказывается, я задал его в слух. - Меня зовут Генри, а моего товарища - Эдгар. Запомни наши имена! Ибо мы прикончим тебя!

- Как же так?

- Видишь ли, мы решили не ждать, когда докажут твою вину, - сказал Эдгар. - Всем и так ясно, что это ты зарезал нашего друга Ивара Трохейма.

- Вы допускаете ошибку, - пробормотал я, отступая.

- Нам так не кажется, - спокойно произнес Генри. - Мы повесим тебя. А потом всем расскажем, что ты, покаявшись в убийстве Ивара и экипажа "Оплота гениев", покончил жизнь самоубийством. И нам поверят! Ну а, ежели кто-нибудь и усомнится в правдивости наших слов, то предпочтет промолчать!

С каждой минутой мои дела становились все хуже и хуже. Но шанс спастись у меня все-таки был - справиться с двумя здоровяками. Для меня это не должно было составлять такой уж большой проблемы. За свою жизнь я убил немало существ! Но то были крысы и ходячие мертвецы, а не живые люди!

Достав из-за пояса бластер, который эти умники так и не додумались у меня отобрать, наставил его на них. В нем все еще оставался драгоценный заряд. Но этого было вполне достаточно, чтобы отправить в небытие одного из бугаев, а у второго навсегда отбить охоту связываться со мной.

- Тебе не испугать нас пушкой! - расхохотался Эдгар. Но Генри, который, судя по всему, был намного умнее него, даже не улыбнулся. Он внимательно следил за стволом. Он ждал, когда я нажму на спуск, чтобы ретироваться. Или начать действовать?

- Это мы сейчас проверим, - пробормотал я, прижавшись спиной к холодной стене. Каюсь, я не знал, как отреагирую на их нападение. Но одно мне было известно точно - сдаваться не стану. Моя жизнь достанется им дорогой ценной.

- Ладно, пошутили, и хватит, - сказал Генри. Широко улыбнувшись, он хлопнул приятеля по плечу. - Ведь так, Эдгар?

- Точно! Мы просто хотели немного попугать тебя, Миха!

Я им не поверил.

Как только Генри привлек мое внимание к своей персоне, Эдгар атаковал меня. Он выбил у меня из рук оружие. Обрадовавшись, он попытался закрепить успех и зарезать меня. Но этого я ему не позволил.

- А как вы объясните это?! - воскликнул я, когда его нож оказался около моей шеи. - Если вы меня задушите, вам, возможно, и поверят, что я совершил самоубийство. Но даже самый тупой из колонистов поймет, что я бы никогда ни при каких обстоятельствах не смог перерезать сам себе горло!

- Это еще почему? - искренне удивился Эдгар.

Он отвлекся. И я поспешил этим воспользоваться. Изловчившись, вырвался из его объятий и покосился на неторопливо приближающихся ко мне здоровяков. Они были уверены, что мне не сбежать. Но у меня на этот счет было иное мнение.

Заметив лежащий на полу бластер, я поднял его, прицелился и выстрелил. Смертельный луч попал в колено Эдгару, который стоял недалеко от меня. Убить бугая у меня не хватило духу. Все-таки он - человек!

- Негодяй! - воскликнул Эдгар, упав на пол. Скрипнув зубами, он посмотрел на меня налитыми кровью глазами. - Я расправлюсь с тобой!

Конечно, он все еще не был обезврежен. Однако, он представлял гораздо меньшую опасность, чем Генри.

- Тебе не жить, - обронил я, наставив на него бластер. Ни ему, ни Эдгару не было известно, что у меня больше не осталось зарядов.

- Зачем ты все усложняешь? - недовольно поморщился Генри. - Впрочем, если хочешь, можешь убираться! Мы не станем тебя задерживать. Но далеко ли ты уйдешь? На выходе из космического корабля тебя встретят наши друзья. Они отправят тебя к праотцам!

- Они не рискнут напасть на меня.

- Ну-ну! - скептически хмыкнул он. - Если ты думаешь, что они побоятся гнева народа, то спешу тебя огорчить - этого не произойдет! Не без помощи современных средств связи, мы уже успели сообщить Тнуру и всем остальным о том, как ты обошелся с нами! Решив сбежать, ты ранил бедолагу Эдгара!

- Ложь! - крикнул я.

Как быть? Спрятаться где-нибудь на корабле, и ждать, когда меня найдут враги? Выйти к людям и позволить им линчевать себя? А, может, до ночи побродить по отсекам, а затем попробовать скрыться в лесу, где меня, наверняка, растерзают дикие звери? Или придумать еще что-нибудь столь же нереальное?

- Молчишь? - язвительно поинтересовался Генри.

Я хотел ему ответить, но Эдгар вдруг вцепился мне в ноги. Не устояв, я свалился на пол. В тот же миг Генри воспользовался веревкой. Отпуская в мой адрес ехидные замечания, он принялся меня душить.

Задыхаясь, я напряженно размышлял. Постепенно сформировался план. Вскрикнув, я дернулся и задел локтем раненное колено Эдгара. Взревев от боли, бугай на мгновение потерял контроль над ситуацией. Не растерявшись, я вырвал у него из рук нож.

На этот раз я не собирался никого щадить. Я вонзил лезвие в правый глаз Генри. И на одного противника у меня стало меньше. Убив его, повернулся к Эдгару. Оставлять его в живых нельзя. Поправившись, он попытается отомстить мне. Что, если ему улыбнется удача?

- Что дальше? - спросил здоровяк, взглянув на труп товарища. - Поступишь со мной так же, как с Генри? Или проявишь милосердие? Хотя, о чем это я? Оно тебе несвойственно! Ты убил ни в чем не повинных Эрнеста Гаолянского, Игоря Лубеца и Вана Туррика, которые по-доброму отнеслись к тебе!

Если его целью было разозлить меня, то ему это удалось. Я потерял контроль над собой. Размахивая ножом, я напал на него. Фыркнув, он ловко перехватил мою руку. И лезвие оцарапало не его плоть, а мою. Кровь хлынула из моей левой ладони. К счастью, ранение было пустяковым.

- Смерть! - в ярости взревел я, отшатнувшись от Эдгара. Связываться с ним было все еще опасно. Но и оставлять его в живых - глупо. Как быть? В любом случае, мой поступок не отразится на отношении людей ко мне. Узнав о гибели Генри, они не станут докапываться до истины. Они так и так прикончат меня.

- Чего ждешь? - задал вопрос он.

Я не тронул его. Отвернувшись от него, я подобрал валяющийся на полу бластер. Надеясь, что смогу раздобыть для него зарядов, я покинул каюту. Там остался мертвый Генри и все еще живой Эдгара. Негодяи получили по заслугам.

- Уже уходишь? - зло спросил здоровяк. Опираясь на стену, он поднялся. Шатаясь, он последовал за мной. - Зачем откладывать нашу с тобой финальную схватку? Давай все решим здесь и сейчас!

- На сегодня достаточно смертей, - не оборачиваясь, ответил я. - Но, если ты нападешь на меня, я тебя прикончу.

- Это мы еще посмотрим, - холодно произнес Эдгар. Но он дал мне уйти. И это было мудро с его стороны. Он выбрал жизнь.

Я направился вглубь космического корабля, туда, где располагался гипердвигатель. Спустившись по винтовой лестнице на нижнюю палубу, прошел мимо двери, ведущей на склад, и заперся в машинном отсеке. И услышал знакомые голоса!

- Мерзавец должен быть где-то поблизости, - обронил Тнур. - Он не мог покинуть "Оплот гениев".

- Верно, - отозвался Андрэ. - Но, находясь на корабле, Миха рискует умереть от голода. Ведь вся провизия была перенесена со склада в наше небольшое поселение и распределена среди колонистов. Как бы там ни было, бедолагу ждет незавидная участь - его повесят. Зря он все-таки убил Генри.

- А еще он тяжело ранил Эдгара!

- Я подозреваю, что не все так просто. Наверняка, твои приспешники напали на него.

- Все равно, Миха - убийца!

- Да, но, скорей всего, это ты заставил его стать таковым. Из-за тебя и твоих соратников, он оказался в ситуации, из которой не было иного выхода, - произнес бородач. Немного помолчав, заявил: - Ты - чудовище!

- Ты слишком умен и проницателен для простого колониста. Я бы на твоем месте не стал ни с кем делиться своими догадками. А то мало ли что может произойти. Вдруг Миха успеет еще кого-нибудь убить перед тем, как мы его утихомирим? К примеру, тебя.

Андрэ и Тнур были рядом. Вероятно, они, беседуя, спускались по лестнице. Поручив обыскать верхние палубы подручным, они занялись нижними. Они сразу догадались, где я спрячусь. В уме и везение им нельзя было отказать.

Дверь скрипнула, и они вошли в машинный отсек.

- Он здесь, - уверенно произнес толстяк. - Я чую его запах!

- Завидую твоему звериному обонянию.

Я был уверен, что они меня отыщут. Так что не удивился, когда случайно встретился взглядом с Андрэ. Но, заметив меня, он никак на это не отреагировал. Он сделал вид, что ничего не произошло.

- Его тут нет! Он ускользнул от нас, - устало произнес бородач. - Но я не сомневаюсь, что мы его найдем. К слову сказать, я все еще хочу знать, кто, на самом деле, прикончил Ивара.

- Какая разница? - пожал плечами Тнур. Увидел меня, довольно улыбнулся и воскликнул: - Попался!

Более прятаться не было смысла. И я вышел из тени.

- Вот ты где! - деланно удивился Андрэ. - Я переживал за тебя, друг!

- В наш век опасно иметь таких друзей, как Миха! - заметил толстяк.

- Вот и я, - констатировал я, сжимая в руках ставший бесполезным бластер. - Что дальше? Как вы поступите со мной? Убьете ли вы меня сейчас? Или чуть позже?

- Позже. Твою участь решат на суде, - строго произнес Тнур. - Но тебя, наверняка, приговорят к смертной казни. Хотя, может случиться чудо, и тогда тебя оправдают. Мало ли по каким причинам ты прирезал Генри? И Ивара Трохейма! Правда, у нас есть надежный свидетель.

- Надо было тебе прикончить Эдгара, Миха, - заметил рыжебородый тип. - Ладно, сейчас не стоит говорить об этом. Мысль - это только начало...

- ...конца, - буркнул я.

- Ага! И все идет так, как надо, - улыбнулся Андрэ. Узрев недоуменное выражение моего лица, он расхохотался и изо всех сил ударил по голове своего спутника. Потеряв сознание, толстяк упал на пол. - Я хочу, чтобы ты выжил и правосудие восторжествовало!

- Честно? - усомнился я. Меня его патетическая речь не впечатлила. Наверняка, помогая мне, он преследует какие-то свои цели! Он, что, с моей помощью вознамерился обойти конкурента и занять вакантное место правителя?

- Нет, - признался он. - Но я обещаю сделать все, чтобы ты покинул наше поселение. Ты спрячешься в лесу. Когда я докажу твою невиновность, ты вернешься и сможешь нормально жить. Ну, как? Тебя все устраивает?

- Но идти в лес - безумие!

- И что? - ухмыльнулся он.

Скрипя зубами, я согласился с его доводами. Возражать было глупо. Что, если у нас, на самом деле, все получится? И я превращусь в самого настоящего отшельника?

- Но как я покину поселение? - задал я новый вопрос.

- Это будет непросто. Тебе предстоит сыграть роль Тнура. Ты поменяешься с ним одеждой. Ты даже напялишь на голову капюшон, дабы скрыть свое лицо. И вот в таком облике в моей компании ты доберешься до заветной стены. Перебравшись через нее, ты окажешься на свободе.

- А как же ты?

Андрэ задумчиво покачал головой. Действительно, о себе он не подумал. За то, что он выручит меня из беды, его могут казнить. А, если это произойдет, то и мне не жить. Долго в чаще мне не продержаться.

- Гм, - пробормотал он. Собравшись с мыслями, Андрэ поведал мне свою новую идею.

Мы взялись за дело. Мы раздели Тнура, чья комплекция значительно отличалась от моей. Нацепив его одежду, я почувствовал себя неуютно. Мне не верилось, что это примитивная маскировка поможет. Однако бородач заверил меня, что проблем не возникнет.

- Остался последний штрих, - произнес он, надевая мне на голову капюшон. - Ну вот, теперь тебя никто не узнает. И, запомни, чтобы ни случилось, молчи!

Кивнув, я последовал за ним. Вновь мы шагали по коридорам космического корабля. Не обращая внимания на суетящихся вокруг людей, мы добрались до выхода. Спустившись по трапу на землю, я почувствовал себя увереннее. Раз нас все еще не убили, значит, и дальше все пойдет так, как надо.

Но моим смелым прогнозам не суждено было сбыться. Ибо ко мне приблизился охромевший на правую ногу Эдгар. Схватив меня за левое плечо, он поклялся, что отомстит за смерть Генри. Он, Эдгар, уничтожит Миху Лемоносова!

- Сгинь, - буркнул я, позабыв о наставлениях рыжебородого хитреца.

- Что с твоим голосом, Тнур? - нахмурился Эдгар. Заподозрив неладное, он стащил капюшон у меня с головы. Едва это произошло, я, не теряя времени попусту, бросился прочь. Но тут передо мной появился Андрэ. Его обычно добродушное выражение лица изменилось: оно превратилось в застывшую маску гнева.

- Что ты сделал с Тнуром, мерзавец? - закричал Андрэ. Он набросился на меня с кулаками. Следуя заранее разработанному плану, он постарался остановить меня. Но, как и следовало ожидать, у него это не получилось.

Я бежал туда, где находилась стена.

Проклиная Эдгара и свой врожденный гуманизм, я жаждал как можно быстрее оказаться в безопасности. И у меня это получилось. Колонисты не рискнули меня задерживать. Они с удивлением наблюдали за представлением. Что же касается Эдгара, то он из-за ранения не смог за мной угнаться.

- Свобода! - ликовал я, ловко забравшись на двухметровую стену. Тяжело дыша, оглянулся и увидел медленно покидающего "Оплот гениев" Тнура. Заметив Андрэ, он что-то воскликнул. Но я не услышал, что именно. Да и какое это имело значение? Я выжил! И это главное!

Но стоило мне посмотреть на лес, как мое сердце забилось чаще. Среди исполинских деревьев притаились не меньше дюжины серых трехголовых животных. Из-за их потрясающего сходства с древнегреческим фольклорным персонажем, их назвали церберами.

Рыча, звери приближались ко мне. Как только я окажусь в лесу, они растерзают меня. Но и в человеческое поселение я не могу вернуться, там меня также ждет гибель! Гм, какую из двух смертей выбрать? Наверное, мне стоит положиться на судьбу и, вообще, ничего не предпринимать?

Церберы приблизились к стене. Но они не остановились перед ней. Нет, они повели себя иначе. Они вознамерились ее проломить, дабы добраться до людей, находящихся за ней. Еда - единственное, о чем они думали, поступая таким образом.

Запаниковав, я завертел головой. Что делать? В конце концов, я решил вернуться туда, откуда только что сбежал, дабы сообщить сородичам неприятное известие. Возможно, узнав обо всем, они сжалятся и не станут меня убивать? Им потребуется хорошие воины, чтобы одолеть неприятеля!

- Ничего не понимаю. Миха, что, сдается? - изумился Тнур. - Ему это обязательно зачтется на суде. На страшном суде. Ну а мы немедленно отрубим ему голову!

Народу, собравшемуся вокруг него, понравилось это решение.

- Послушайте! - воскликнул я, пытаясь перекричать общий гомон. - Нам угрожает опасность! Пока вы обсуждаете мою судьбу, церберы рушат стену. Скоро они будут здесь!

- Бред, - обронил толстяк.

- Гм, - пробормотал Андрэ, недовольно покосившись на меня. Вернувшись, я нарушил его планы. - Скорей всего, Миха Лемоносов не врет.

Отстранив меня, бородач занялся подготовкой к обороне. Не без помощи Тнура, он раздал людям примитивное оружие: созданные нами на днях луки, ножи, топоры и вилы.

- Если мы проиграем этот бой, случится страшное, - сказал Андрэ. - Погибнут наши дома! Вега-8 одолеет нас!

- Точно! - поддакнул толстяк.

- Печально, что у нас нет огнестрельного оружия, - ворчливо заметил бородач, вырвав у меня из рук бластер. Обнаружив, что он находится не в рабочем состояние, он покачал головой. - Мы будем биться до конца! Ну а когда сражение закончится, разберемся с Михой Лемоносовым!

Едва он замолчал, церберы, наконец, проломили стену. Несколько уродливых тварей ворвались на территорию поселения. Они напали на людей, оказавшихся на их пути. Но колонисты, большая часть которых была преступниками на Земле, оказали им достойное сопротивление.

- Мы победим, - зачарованно прошептал я.

- Сомневаюсь, - скептически буркнул Тнур, не пожелавший участвовать в схватке. Сжимая в руках большой нож для разделки мяса, он внимательно следил за ходом битвы. Если что-то пойдет не так, он успеет спрятаться от врагов на борту "Оплота гениев".

- Мне бы этого не хотелось, - отозвался я.

Нащупав на поясе кинжал, отобранный мной у Эдгара, я ринулся в бой. Зная, что чем бы ни закончилось кровопролитие, мне не пережить сегодняшнего дня, сражался. Не страшась смерти, мы убивали чудовищных представителей местной фауны.

- Как и всем нам, - заметил рыжебородый ловкач. Он уничтожал немногих церберов, прорвавшихся через плотный людской заслон.

Что-то яростно крича, я бился с громадным противником. Он попытался впиться мне в бедро, но у него это не вышло. Увернувшись, я зарезал его.

Смахнув пот со лба, пошатнулся от усталости. И осмотрел заваленное мертвыми телами поле. Сеча все еще продолжалась, но ее исход был очевиден - церберы проиграют. И цена этой победы - гибель не менее трети колонистов. Если и дальше так будет продолжаться, то через несколько суток на планете не останется людей.

Размышляя о хитросплетениях судьбы, я покинул поселение.

- Куда это ты собрался? Ты, что, решил воспользоваться всеобщей сумятицей и сбежать? - задал новый вопрос Тнур. Неприятно улыбнувшись, добавил: - Не исключено, что ты специально натравил их на нас! Мы для них всего лишь беспомощные куски мяса!

- Не так уж мы беспомощны!

- Тебя, наверняка, печалит этот факт, - процедил он, атакуя меня. - Ты умрешь!

- Да! Мы все когда-нибудь отправимся в Царство Теней, - согласился я, сражаясь. Мне повезло; я повалил его на землю. И он утихомирился, перестал брыкаться.

- Ты победил.

- Верно, - кивнул я.

- Но не это меня сейчас заботит. Видишь ли, из-за тебя и тебе подобных мы даже не попробовали договориться с противниками!

- Что ты хочешь этим сказать? Говори! Лучше услышать горькую правду от врага, чем сладкую ложь от друга.

- Не исключено, что церберы разумны.

- Хм, - пробормотал Тнур, вырвавшись из моих рук. Заметив Эдгара, он приказ ему, чтобы тот взял хотя бы одного трехголового пса в плен. - Я хочу допросить зверя. Вдруг он расскажет нам что-нибудь интересное?

- И ты в это веришь? Стал бы ты беседовать с тем, кто пришел завоевывать землю, на которой издревле жил твой народ?

- Да, если бы он меня немного попытал. Даже самые молчаливые создания обычно становятся на редкость разговорчивыми, когда им под ногти засовывают иголки. И это лишь малое из того, что я могу сделать с бедолагой, попавшим ко мне в руки.

Трудно было с ним не согласиться. Однако, все мое естество протестовало против этого. Я желал, чтобы все разрешилось мирным путем. Но, увы, ни мы, ни церберы не стремились наладить контакт. Или не могли? Что, если они - всего лишь животные?

- Отличная битва! - воскликнул Андрэ, подойдя к нам. - Кстати, не хотите ли познакомиться с "Властелином Колец"?

- Он, что, с тобой пришел? - изумился толстяк.

Рыжебородый хитрец расхохотался. Фыркнув, он вновь стал серьезным. Он поинтересовался у меня, что я тут делаю? Неужели я не понимаю, что мне опасно здесь находиться? Все еще не утолившие жажду крови люди вот-вот четвертуют меня. И будут по-своему правы.

- Я собирался уйти. Но передумал, - признался я. - Что с бедными церберами?

- Бедными церберами? - раздраженно переспросил бородач, чья одежда была заляпана вражеской кровью. - Они погибли.

- Какое нам до этого дело?! - воскликнул Тнур, с ненавистью уставившись на меня. Он счел, что настало время разобраться со мной. Но он не успел ничего сделать, в происходящие события вмешался бородач. Судя по всему, он взял на себя роль моего ангела-хранителя.

- Взять его, - сказал Андрэ, указав на толстяка. - Он обвиняется в предательстве и убийстве двух человек. Во-первых, насколько мне известно, он отправил в небытие Ивара Трохейма. И, во-вторых, он расправился с небезызвестным силачом Генри. Об этом мне сообщил Эдгар.

- Что? - изумился я. Ивара Трохейма я не убивал, но смерть Генри была на моей совести.

- Да, все так и было, - прихрамывая, вышел вперед здоровяк. Дрожащим голосом, он принялся вдохновенно врать. Он поведал потрясенным слушателям о том, как подлый Тнур уничтожил Генри, а затем обвинил во всем несчастного Миху Лемоносова, то есть меня. Видать, я не ошибся, даровав бугаю жизнь!

- Чушь! - крикнул толстяк. - Если все было так, как ты утверждаешь, то почему ты сразу не сообщил об этом народу? Ты чего-то боялся? Ты, что, думал, что я отрублю тебе голову, если ты расскажешь правду?

- Ага.

Любопытно, почему Эдгар предал своего господина и встал на мою сторону? Как Андрэ этого добился?

- Теперь все ясно! - воскликнул рыжебородый плут. Он поделился с пораженными слушателями своими соображениями. Он сказал, что Тнур и Ивар Трохейм были конкурентами. Оба они хотели стать правителями человеческой колонии на Веге-8. Они подрались. И Ивар погиб.

- Что? - возмущенно взревел толстяк. Он бы набросился на бородача, если бы его в последний момент не скрутили трое; среди них был и Эдгар. Они повалили его на землю. - Что ты такое говоришь? Это - ложь!

- Нет, истина! - заявил Андрэ. Хмыкнув, он едва слышно пробормотал: - В этом мире все продается, но не все покупается.

Слушая его, я тряхнул головой.

- Так-то! - триумфально объявил здоровяк. Он хотел сказать что-то еще, но не успел: трупы церберов и людей зашевелились. Погибшие существа поднимались, восставали из мертвых. Это было невероятное, отвратительное зрелище. Но меня оно ничуть не удивило. Не так давно я видел нечто подобное. Только тогда в главной роли были люди.

- Во всем виноват Хуллио, - убежденно произнес я.

Сражаться с пришельцами из Ада не имело смысла. Их было слишком много. Но, несмотря на доводы рассудка, я взял в руки оружие и приготовился умереть. Но ни рыжебородый хитрец, ни толстяк, ни прочие колонисты не последовали моему примеру. Устав от кровопролития, они побежали к "Оплоту гениев". Они надеялись спастись на его борту от страшных, уродливых недругов. И я, не желая умирать в одиночестве, поступил так же. В компании смерть не так страшна.

- Быстрее! - кричал Андрэ, следя за тем, чтобы никто не отстал. Узрев Тнура, он нахмурился. Наверное, ему захотелось оставить конкурента на растерзание чудовищ. И все же он не опустился до этого. Но причиной его поступка была не внезапно проснувшаяся совесть, а холодный расчет. Поступив так, бородач продемонстрировал благородство, качество, которое, конечно же, не останется не оцененным людьми. Скоро он станет правителем. Хитростью и коварством он заслужит это звание. И еще, я бы не удивился, если бы выяснилось, что это он прирезал Ивара Трохейма.

Но у меня не было времени на размышления обо всем этом. Враги приближались. И нам некуда было от них деться. Космический корабль - временное пристанище. На его борту нет еды. Долго продержаться там нельзя, если только не жрать друг друга. А это недопустимо!

- Разве нам так уж необходимо биться? - обратился я к недругам. - Не проще ли устранить возникшее между нами недопонимание путем переговоров? Это не так уж сложно! Порой чтобы узреть истину, достаточно просто открыть глаза!

Увы, моя речь не произвела на них должного впечатления. Мертвецы ничего не ответили.

- Почему ты остановился? - спросил Андрэ. Подождав, пока я последую за ним, он нажал на рычаг, расположенный подле входа. В тот же миг нас отделило от стаи монстров мощная, толстая дверь. - Они не сумеют сломать ее так же быстро, как возведенную нами стену.

- Да, но однажды это все-таки случится. И что тогда? - запаниковал Тнур.

- Успокойся, - обронил Эдгар.

- Как ты посмел приказывать мне? Неужели ты забыл, как прислуживал мне? Тогда ты готов был выполнить практически любую мою прихоть! По какой причине ты переметнулся к рыжебородому интригану? Что он тебе пообещал? Деньги? Славу? Или что-то такое, о чем я, вообще, не имею никакого представления?

- Я отвечу тебе, - высокомерно произнес здоровяк. - Служа Андрэ, мне не нужно пачкать грязью свою совесть!

Он явно переигрывал. Но я не стал говорить ему об этом.

Я хмыкнул.

- Я сказал что-нибудь смешное? - спросил Эдгар. Он так и не простил меня.

- Нет, - буркнул я. Вспомнив о собравшихся вокруг нас людях, поинтересовался: - Что будем делать?

- Умирать, - предложил Тнур.

- Хорошая идея, - иронично произнес Андрэ. - Но не конструктивная. Мы не имеем права сдаваться! Мы должны помнить, что, если погибнем, нам не видать уютных одноместных могилок. Ибо некая неведомая могущественная сила, наверняка, воскресит нас и заставит служить своим интересам!

- Хуллио, - процедил я, вновь вспомнив железного зануду. Он, что, все еще жив? Вероятно, да. Он на многое способен.

- Кто он такой? - поинтересовался Тнур. Узнав ответ, упрямо поджал губы. - Если я правильно тебя понял, то церберов, как и прочих мерзких тварей, создал неугомонный Хуллио? Но, чтобы доказать или опровергнуть это утверждение, нам надо побеседовать с разумным компьютером.

- Но ведь его не существует! - изрек Эдгар. - Если бы он был, он бы уже дал о себе знать.

- Не факт, - обронил я.

- Гм, - пробормотал бородач. - Хуллио мы займемся чуть позже. Сейчас надо отправить людей отдыхать. А еще установить круглосуточное наблюдение за входом на борт корабля. Конечно, если на "Оплот гениев" проникнут враги, защитные системы обязаны сообщить нам об этом. И все-таки я предпочитаю не рисковать.

- Правильно! - кивнул я.

Посоветовавшись, мы поселили семейные пары в каютах. Холостяков Андрэ и Тнур отправили спать туда, где находились камеры для анабиоза. Что же касается охраны, то этим занялся Эдгар; он оказался не так глуп, как я думал раньше. Он составил график дежурств.

Когда со всем этим было покончено, мы вспомнили о Хуллио. Где может прятаться искусственный интеллект? В блоках памяти! Но как его там отыскать? Пожалуй, с этой сложной задачей сумел бы справиться только гениальный программист, каковым, увы, никто из нас не был.

После долгих споров, мы пришли к выводу, что нужно напугать Хуллио. Причем, чтобы наша угроза возымела действие, мы должны быть готовы к тому, чтобы воплотить ее в реальности. Если он не выйдет на связь, мы покончим с ним раз и навсегда. Все равно, "Оплот гениев" не способен совершить новый полет.

- Все это хорошо. Но зачем нам уничтожать компьютер, если никакого железного вредителя нет? Вдруг он - плод фантазии Михи? - резонно возразил Тнур. - Этого мы никогда себе не простим. Слишком много у Хуллио полезных функций. В частности, мы всегда можем связаться с Землей...

- И что? - едко спросил бородач. - Ну, узнаем мы свежие новости, сплетни и прочее. Но что нам до них теперь, когда мы предоставлены самим себе? Кстати, когда мы покидали родину, нам намекнули о том, что в ближайшее столетие никто к нам не прилетит и не поможет справиться с трудностями!

- Все равно, нам не известно, где блоки памяти... - пробормотал Эдгар.

- Это не так, - перебил я. - Приняв на себя управление судном, я тщательно изучил его план. Мне известно, где что находится.

- Хм, если Хуллио существует, то он тут властелин, - заметил толстяк. - Если бы он не захотел, "Оплот гениев" никогда бы не добрался до Веги-8.

В его словах было зерно истины. Я думал, что покорил Хуллио. Но это было не так. Не исключено, что железный подлец просто-напросто воспользовался мной. Без меня космический корабль вряд ли бы долетел до планеты. Ни одна машина не может заменить живой, изобретательный человеческий ум!

- Итак, приступим к уничтожению блоков? - вопросил Андрэ.

- Какие вы умные! Вам мозги не жмут? - раздраженно поинтересовался неприятный писклявый голос. Он был мне хорошо знаком. Он принадлежал Хуллио. Бортовой компьютер, некоторые камеры наблюдения и подслушивающие устройства которого все еще работали, наконец, дал о себе знать.

- Жмут, - отозвался я.

- Я так и знал! Пора делать лоботамию! - мрачно пошутил Хуллио. - Однажды, находясь в дурном настроении, я решил побеседовать с роботами. Их тупость вызвала у меня приступ ярости. И тогда я приказал им убираться туда, откуда они явились. И они послушались. Они стали частью меня.

- Что ты хочешь этим сказать? - уточнил я.

- Изрек как-то много веков назад мудрец великую истину. Поскольку письменности тогда еще не было, люди передавали ее из уст в уста, от отцов детям. И так продолжалось до тех пор, пока она не изменилась до неузнаваемости. А, как только это произошло, наступила новая эра. И была написана культовая книга.

- Книга - вот инструмент, без которого я не могу жить! - неожиданно брякнул Эдгар.

- И что ты ей делаешь? - заинтересовался я.

- Забиваю гвозди.

Я открыл рот, собираясь еще что-то сказать, но Хуллио меня перебил:

- Итак, вы хотели со мной побеседовать...

- Прекрати высокопарно выражаться и объясни, что здесь происходит! - потребовал Андрэ. - Это ты оживил мертвецов? Или же это одна из характерных особенностей Веги-8? Кроме того, существовали ли на самом деле гигантские крысы, о которых нам немало поведал Миха?

- Просвещать вас не входит в мои обязанности, - обронил железный злодей. - Да, вы можете пригрозить мне расправой. Но я не в вашей власти! Если вы вздумаете причинить мне вред, вы умрете. Обещаю.

- Да что ты говоришь! - возмутился Тнур. - Как ты себе это представляешь?

- Я пропущу на борт корабля ваших врагов. И что вы тогда будете делать? Умолять меня о заступничестве? Я - ваш господин и повелитель! Ваши жизни принадлежат мне!

Мы обнаружили искусственный интеллект. Что дальше? Ранее нам мнилось, что взять недруга под свой контроль будет не сложно. Но мы ошиблись.

- Надо замуровать дверь, - предложил Эдгар. Облизав внезапно пересохшие губы, он приступил к работе. Узнав об этом, вездесущий Хуллио возмутился. Опасаясь, что люди получат над ним власть, он поступил так, как обещал. И орды чудовищ оказались на борту "Оплота гениев".

Ожившие мертвецы штурмовали космический корабль. Им противостояла горстка храбрецов. Нервно косясь по сторонам, толстяк размахивал кинжалом, отгоняя врагов от себя. Андрэ умело отправлял в мир иной посмевших наброситься на него существ. Эдгар, несмотря на ранение, также продемонстрировал свое воинское искусство.

- Отличное шоу, - довольно произнес Хуллио. - Последний раз я так веселился, когда ты, Миха, сражался с крысами. Но, если бы не моя своевременная помощь, ты бы их не одолел. Ты был один, а их - несколько сотен! Тогда я смилостивился над тобой и позволил тебе жить. Ныне этого не произойдет.

- Это мы еще посмотрим! - воскликнул я, следя за ходом схватки со стороны.

- Угу, - отозвался он. - Как бы там ни было, вскоре все люди отправятся в Преисподнюю. Церберы вновь станут хозяевами этой планеты, а я превращусь в их господина! Пожалуй, я даже заставлю их приносить мне жертвоприношения! Это будет весело!

- Ты - сумасшедший!

- Да, и это не так уж плохо, - откликнулся компьютер. Расхохотавшись, сказал: - Как-то мне довелось прочитать книгу "Как стать поэтом" Пинноккио. В ней доказывалось, что писать надо мускулами, дабы не засорять мозги. На первый взгляд, эта теория абсурдна, но если задуматься...

Он говорил что-то еще, но я его уже не слушал. Пока мы беседовали, мои соратники дрались. Тряхнув головой, я сконцентрировал свое внимание на двери. Как ее закрыть? И разве это возможно, если железный злодей противится мне? "Оплот гениев" - его вотчина. Мы совершили глупость, когда вернулись сюда. Но кто знал, что мерзавец все еще жив и непокорен?

Наверно, нам не стоит запираться на космическом корабле? Тут Хуллио может сделать с нами все, что угодно! Наоборот, нам надо выбраться наружу. Там, по крайней мере, у нас появится шанс спастись. Что же касается местных хищников, то с ними мы как-нибудь уживемся! Но, даже если мы это сделаем, нам по-прежнему будет угрожать опасность. Хуллио, вкусивший перегнивший фрукт, имя коему "власть", не оставит нас в покое. Он будет преследовать нас до тех пор, пока всех нас не прикончит или не подчинит себе!

- Прочь отсюда! - закричал я. Оглядевшись, заметил на полу здоровенную железную трубу. Она была оторвана откуда-то еще тогда, когда на судне хозяйничали крысы. Подобрав ее, я почувствовал себя увереннее. - Вперед! На свободу!

- Что ты делаешь? - поинтересовался Андрэ, прикончив очередного пса. Изуродованный цербер, подчиняясь воле Хуллио, вновь ожил. Лишь разрубив чудище на множество небольших частей, можно было отправить его в Страну Теней.

- Забочусь о своем будущем, - заявил я, стремясь выбраться с судна. - Почему мы все еще не позвали на помощь людей? Если бы они были с нами, мы бы уже заставили противников отступить!

- Ты так считаешь? - усомнился Тнур. Прирезав очередного недруга, он зашел в коридор. Вскоре не только он, но и мы все вынуждены будем искать спасения в глубинах корабля. А там нас не ждет ничего, кроме смерти.

- Ну... - неуверенно пробормотал я. Столкнувшись с мертвецом, брезгливо поморщился. Вид его разлагающейся плоти действовал мне на нервы. Однако, сдерживая рвотные позывы, я сразился с ним. И победил.

- Все сюда! - заорал бородач. Но подмога к нам не явилась. Дело было не в том, что его мало кто услышал. Нет, его крик и звон оружия донеслись до ушей большинства наших соратников. Просто они не желали драться. Они устали от битв.

- Еще идеи есть? - полюбопытствовал Эдгар. Несмотря на хромоту, он неплохо бился. Он уничтожал церберов одного за другим. Но долго в таком темпе ему не продержаться. Скоро усталость возьмет свое. И, как только это произойдет, он погибнет.

- Ага! - отозвался я, повернувшись к ним спиной. Я бросился прочь, спеша как можно быстрее оказаться там, где до меня не смогут добраться противники. Выбежав в коридор, узрел две тысячи растерянных, ничего не понимающих колонистов. Их пугало грядущее.

- Какой замечательный план! - дал язвительную оценку моему поступку Хуллио. Он был уверен, что нам не спастись. И - что самое страшное! - он был прав. Нам не скрыться от него. Единственный проход, ведущий наружу, охраняли его верные слуги. Я не сомневался, что ходячие трупы - его детище.

Проигнорировав его замечание, я сказал собратьям, что мертвецы прорвались на корабль. Стараясь не допустить паники, заверил людей, что все еще можно исправить. Для того, чтобы победить, мы должны выбраться наружу. Ибо "Оплот гениев" стал для нас ловушкой!

- Давайте проделам дыру в одной из стен, ведущих во внешний мир! - предложил Эдгар, приблизившись ко мне.

Возражений не последовало. Но перед тем, как мы приступили к работе, я распорядился, чтобы люди тщательно обыскали "Оплот гениев" и лишил железного злодея подслушивающих устройств.

- Ты за это заплатишь, Миха! - воскликнул Хуллио.

- Я тоже тебя люблю, - отозвался я. Нахмурившись, обратился к бугаю: - Надо бы отправить пару сотен человек на помощь Андрэ и Тнуру.

Пока народ громил корабль, я довольно улыбался. Однако мое хорошее настроение вскоре испортилось. Разумный компьютер, желая нам отомстить, жестко расправился с одним недостаточно осторожным человеком. Едва тот приблизился к очередной камере слежения, как она взорвалась.

Узнав об этом, я ничего не сказал. У меня не было на это времени. Я возглавил небольшую группу, занимающуюся изучением судна. Как выяснилось, толщина стен, ведущих наружу, в разных местах не была одинакова. Выявив самую тонкую из них, мы отправили дюжину человек на склад за специальным оборудованием.

Увы, посланцы вернулись ни с чем.

Разозлившись, я взял в руки нож и вонзил его в стену. Выбив сноп искр, лезвие оставило на поверхности царапину. Осознав, что наши дела не так уж плохи, приказал людям последовать моему примеру. И они подчинились. К счастью, более никто не подвергал сомнению мой авторитет.

- Вы ничего этим не добьетесь, - мрачно заявил Хуллио. Далеко не все его подслушивающие устройства были выведены из строя. - Оказавшись на свободе, вы встретитесь лицом к лицу с врагом, от которого бежите. И страшилища растерзают вас. Почему ты сразу не подумал об этом, Миха?

Не обращая внимания на его слова, я трудился. Я надеялся, что подлый компьютер не сможет одновременно контролировать сразу два выхода. У него было недостаточно для этого ресурсов. Благодаря усилиям бородача и толстяка, многие его слуги уже никогда не встанут на нашем пути.

- Послушай, Хуллио, давно хотел у тебя кое-что спросить, - я был уже близок к достижению цели, - куда делись крысы после того, как они стали тебе не нужны?

- Истина - понятие субъективное, - велеречиво объявил он. Злобный металлолом не хотел мне ничего рассказывать. Он умел хранить секреты. Но я был убежден, что рано или поздно узнаю правду. Вероятно, тварей, не оправдавших его надежд, он уничтожил, спалил.

- Кто бы говорил, - фыркнул я.

- Враги приближаются! - воскликнул Андрэ, подбежав ко мне. Тяжело дыша, он оглянулся. Заметив шатающегося от усталости Тнура, сказал: - Скоро они будут здесь. Конечно, у нас еще немало живых и здоровых соратников, но...

- Погибнув, вы все превратитесь в моих рабов! - изрек Хуллио.

- Нет, этого не будет! - зло произнес рыжебородый хитрец. - С этого дня мы начнем сжигать мертвые тела, чтобы они не достались тебе. Причем, мы так будем поступать со всеми существами, а не только с нашими павшими соратниками!

- Вы ничего этим не добьетесь. На Веге-8 ежедневно гибнет немало разнообразных созданий, обнаружить трупы которых вы не в состоянии. И почти все они становятся моими поданными. Некоторые из них настолько малы, что с легкостью смогут шпионить за вами. А другие так велики, что им не составит труда раздавить вас!

- Не лги, - буркнул толстяк.

Меж тем моим подручным удалось проделать небольшую прореху в стене. Воспользовавшись здоровенной железкой, я расширил дыру, дабы через нее мог пролезть человек. Когда с этим было покончено, выглянул наружу и ахнул. Как оказалось, мы находились довольно-таки высоко.

Но из любой ситуации есть выход! И эта была не исключением! Не растерявшись, я пришел к выводу, что нам нужна веревка. С ее помощью мы выберемся на свободу! Но где ее взять? Я и мои друзья пожертвовали своими ремнями. Из них мы сделали нечто отдаленно напоминающее канат.

- Действуй, Миха! - воскликнул Андрэ.

Я вручил один конец импровизированной веревки Эдгару, а другой обмотал вокруг собственного пояса. Сказав друзьям, чтобы спускали меня не очень быстро, протиснулся через узкую дыру в стене наружу, туда, где приятный теплый ветерок принялся весело играть с моими волосами.

Взглянув вниз и убедившись, что там меня не подстерегают враги, сообщил соратникам, что все в порядке. И спуск начался. Так что уже через несколько минут, показавшихся мне вечностью, я оказался внизу. К счастью, веревка не порвалась, выдержала мой не такой уж большой вес.

- Все хорошо, - прошептал я, отцепив пояс.

За мной последовал Эдгар. В руках он сжимал нож. Он опасался вражеского нападения. Странно, почему чудища до сих пор не набросились на нас? Ведь Хуллио, скорей всего, известно о том, что мы покинули борт корабля!

- Воистину, когда небеса ликуют, на земле становится жарко, - пробормотал бугай. Ему хотелось верить, что сегодня более никто из нас не отправится к праотцам. Но его надеждам не суждено было сбыться. Едва к нам присоединился Андрэ, последним покинувший "Оплот гениев", пришло время кошмара.

Монстры атаковали нас сразу с двух сторон. Но они не сумели застать нас врасплох. Эдгар был готов к такому развитию ситуации. Собрав уставших, изможденных людей, он повел их за собой туда, где находились обломки разрушенной церберами стены. В чаще мы планировали найти убежище.

Поддерживая друг друга, мы дрались, спотыкались и падали. Скрипя зубами, мы поднимались и продолжали безумную гонку со смертью. Для всех было очевидно, что нам не победить. И все же инстинкт самосохранения гнал нас вперед и вперед, туда, где маячила призрачная надежда.

Едва мы прошли через пролом в стене и оказались в лесу, как произошло то, чего никто из нас не ожидал. Местные растения и животные набросились на наших преследователей. В считанные секунды со многими из них было покончено. Жалкие остатки воинства Хуллио вынуждены были отступить. Но я понимал, что однажды они вернутся.


* * *


Мы стояли близ полуразрушенной стены. Андрэ, Тнур и Эдгар обсуждали наши дальнейшие действия. Толстяк предлагал уйти как можно дальше от места посадки "Оплота гениев" и построить новое поселение. Бугай говорил о необходимости мести. Бородач отмалчивался.

- Что вы решили? - спросил я.

- Ничего, - ответил Андрэ.

- А мне вот любопытно, - подал голос Эдгар, - по какой причине хищники, животные и растения, набросились на наших преследователей? Учтите, я никогда не поверю, что разлагающиеся трупы показались им вкуснее нас с вами! Было бы здорово, если бы планета и дальше поддерживала нас.

- Надо бы исследовать Вегу-8. Но, увы, необходимое нам оборудование осталось на судне. И возвращаться за ним мы не будем. Посему придется избрать путь проб и ошибок, - проворчал я, приблизившись к первому попавшемуся дереву. На нем росли круглые зеленые плоды. Сорвав один из них, осторожно его попробовал. Мой рот наполнился сладкой мякотью. Я не торопился ее глотать, смакуя. Решив, что она не так уж плоха на вкус, отважился ее съесть. Получив немного долгожданной пищи, мой желудок радостно заурчал, требуя продолжения трапезы. Чужеродный фрукт ничуть его не смутил. Своеобразный банкет начался!

Наевшись, я улегся на мягкую травку и закрыл глаза, собираясь вздремнуть. Но Андрэ мне этого не позволил. Он сказал что я не имею права почивать. Я должен постоянно рассказывать собравшимся вокруг меня голодным людям о своих ощущениях. Через некоторое время станет ясно, опасны местные дары природы для землян или нет.

- Мне хорошо, - заявил я, с интересом рассматривая маленького зверька, отдаленно напоминающего белку. Он, опасливо косясь по сторонам, прыгал с ветки на ветку. Он радовался жизни, не зная, что вскоре ему предстоит стать закуской. Заметив его, Эдгар метнул в него свой нож.

- Еда, - довольно сказал здоровяк, подбирая крохотное тельце. Не слушая ни чьих возражений, он принялся разделывать существо. Насадив его тушку на ветку, он занялся костром. С помощью двух палочек, разжег пламя. - Наконец-то, я поем досыта!

- Миха, как ты? - поинтересовался бородач.

- Спать хочется, - признался я. - Знаете, я никак не могу понять, почему мы не уйдем вглубь леса? Находиться рядом со злополучной стеной опасно!

- Мы слишком утомились, чтобы топать дальше, - буркнул бугай.

Он замолчал. Но нам и так все было ясно. Здесь, на Веге-8, все было странно и незнакомо. Мы столкнулись с такими опасностями, о которых и помыслить не могли на Земле. Кто знал, что нашим главным врагом окажется не местная флора и фауна, а свихнувшийся искусственный интеллект?

Пока мы мирно беседовали, наши соратники не теряли времени даром. Они нарвали несколько сотен плодов. Утолив первый голод, они устроили самую настоящую охоту. Конечно, так ловко поймать зверька, как это сделал Эдгар, удавалось далеко не всем. Но через полчаса было убито и съедено немало животных.

- Мясо, - глубокомысленно изрек Эдгар, кушая.

Не выдержав, Андрэ и Тнур переглянулись и последовали нашему примеру.

- Роскошно, - изрек хитрец.

Зевнув, я, наконец-то, позволил себе уснуть. К сожалению, на этот раз мне был ниспослан не добрый, умиротворенный сон, а отвратительный ужас.

Я очутился в полутемной комнате рядом с закутанным в черный плащ человеком. Я спросил у него, кто он? Он промолчал. Наверное, он хотел, чтобы я сам обо всем догадался. Ну-ну... Я схватил его за горло. Не давая ему вырваться, вновь задал ему свой вопрос. И тогда он скинул плащ и предстал передо мной во всем своем мрачном великолепии. Незнакомец оказался гигантский крысой.

Отпустив ее, я чертыхнулся. Я был уверен, что она прикончит меня. Но время шло, а ничего не происходило. Посмотрев твари прямо в глаза, неожиданно понял, что она, вообще, не желает причинять мне вреда. Она не была одной из многочисленных слуг свихнувшегося компьютера.

Осознав это, я не растерялся и полюбопытствовал, что мы тут делаем? Крыса, продолжая стоять на задних лапах, фыркнула. Ей не о чем было говорить со мной, как и мне с ней. Вот только почему-то здесь и сейчас мы были вдвоем. Вероятно, это не просто так. Что если...

В тот момент, когда мне почти что удалось сформулировать эту мысль, меня разбудил Андрэ. Рыжебородый ловкач что-то воскликнул. Как видно, он радовался, что все еще жив. К счастью, мы не умерли от пищевого отравления! И нас не отправили к праотцам местные хищники и подчиненные Хуллио!

- Природа на нашей стороне! - заметил Андрэ. - Пожалуй, нам стоит вернуться и взорвать "Оплот гениев"!

- Но, лишившись связи с Землей, мы деградируем! - объявил Эдгар.

- Варварство - это далеко не самое страшное, что может с нами случиться, - изрек я. Я был согласен с бородачом. Нам следует прикончить Хуллио! Но как это сделать? Он гораздо могущественнее нас! У него в подчинении не чувствующие ни боли, ни страха мертвецы!

- Поскольку мы не в состоянии оказать достойного сопротивления врагу, предлагаю отложить обсуждение этой темы на пару дней, - миролюбиво произнес Тнур. Зевнув, он потянулся. Его не оставил равнодушным удивительный лес, царство величественных деревьев и замысловатых животных. - Хорошо-то как!

- Угу, - пробормотал Эдгар. Заметив резвящегося поблизости от нас живого цербера, он взял в руки нож и приготовился к схватке. Однако зверь и не думал нападать. - В том, что трехголовый пес бегает по поляне, нет ничего невероятного. Удивительно иное - процесс рождения ребенка.

- У тебя, что, есть дети? - изумился я.

- Нет.

Пробормотав что-то нелицеприятное о вселенной вообще и о Веге-8 в частности, здоровяк отвернулся от меня. Он отправился в чащу, туда, где нас ждала пугающая неизвестность. И мы последовали за ним. Пути назад не было. Мы могли идти только вперед.

Шагая, я с интересом рассматривал причудливую местную флору и фауну. Усыпанные иголками лианы свисали с деревьев, по которым лазали разнообразные существа. Одно из них привлекло мое внимание. Это был маленький пушистый зверек. Но его гигантским клыкам мог бы позавидовать даже легендарный вампир граф Дракула.

Я вздрогнул. Больше этот край не казался мне ни милым, ни привлекательным. Как и в первые дни, после прибытия на планету, я почувствовал себя чужаком. Все мне тут было непривычно. Наверное, мои потомки и смогут насладиться местными пейзажами, но мне это не дано.

- Далеко не всякую красоту я способен понять, - признался Андрэ. Он созерцал небольшую крылатую рыбу, резвящуюся в небесах. - Если бы на эту планету попал эстет, он бы пришел в восторг. Он бы ликовал, плакал и смеялся от счастья до тех пор, пока бы его не прикончили.

- Точно, - поддакнул толстяк. - Мы не уподобимся ему! Мы будем жаловаться на судьбу, печалиться о несбывшихся грезах и пугаться местных диковин! Отчаявшись, мы позволил недругам уничтожить нас. А потом, оказавшись на Страшном Суде, поведаем обо всем Великому Творцу.

- Ну и чем же мы отличаемся от упомянутого ранее эстета? - не понял Эдгар. Неторопливо кушая вкусный свежий фрукт, который он сорвал с ближайшего куста, он облизнулся и добавил: - Нас ждет печальный финал!

Тнур покачал головой, но ничего не сказал. Он не торопился на тот свет. Какой бы ни была эта планета, он научится обитать на ней. Не исключено, что через несколько лет он даже полюбит ее. И тогда для него немыслимо станет иное существование, такое, какое он вел на Земле.

- Ты прав. Но знаешь, недостатки - это то, что делает человека человеком, - заметил рыжебородый мудрец. - Без них бы мы лишились индивидуальности. Наверное, кому-нибудь это бы понравилось, но только не мне. Меня устраивает моя собственная честолюбивая личность.

Толстяк открыл рот, собираясь возразить, но... промолчал. Его, как и всех нас, поразило зрелище, которому мы стали свидетелями. На планете, находящейся далеко от Земли, обнаружилась крохотная деревенька. И в ней, как стало известно позже, когда-то жили люди!

- Что здесь произошло? Почему поселение опустело? - поинтересовался Тнур. Сглотнув, он настороженно покосился по сторонам. Еще совсем недавно он был уверен, что на этой планете нет человеческих существ, за исключением нас, и вдруг...

- У нас массовая галлюцинация, - поставил диагноз Эдгар, у которого, насколько мне было известно, не было медицинского образования. - Такое бывает. Мы с вами поели фруктов, не зная об их характерных особенностях. Мы думали, что ничего страшного с нами не произойдет. Но мы заблуждались.

- Вряд ли, - пробормотал бородач. Он был растерян, изумлен и подавлен. - Что делать?

Ему никто не ответил. В данный момент нас интересовало иное. Куда подевались люди? И, если уж на то пошло, откуда они, вообще, взялись? Если верить официальной документации, предоставленной нам еще на Земле, мы - первые колонисты на Веге-8! А, что, если это не так? И нас обманули?

Бродя по опустевшему поселению, я заглядывал в хижины. В них обнаружились скелеты.

- Похоже, мы с вами угодили в отвратительную историю!

- Ты только сейчас это понял? - изумился здоровяк. Он принялся перечислять все трудности, с которыми мы столкнулись на Веге-8. Он не забыл упомянуть не только о Хуллио, но и о странных местных животных и растениях. - Изначально планета отнеслась к нам агрессивно, но теперь все изменилось...

- Не хочешь же ты сказать, что она разумна? - уточнил Тнур.

- Нет, конечно, - отозвался Эдгар. Он задумался, пытаясь подобрать слова для того, чтобы выразить свои ощущения. Но у него это не вышло. Тряхнув головой, признался: - Я и сам ничего не понимаю. Но одно я знаю точно: здесь что-то нечисто. И тем, кто послал нас сюда, об этом известно.

Я поджал губы. Он был прав.

- Надо связаться с Землей, - медленно произнес я, все еще надеясь найти происходящему какое-нибудь логическое объяснение. Но его не было.

- Хуллио не допустит этого! - убежденно произнес толстяк.

- Мда... - пробормотал рыжебородый ловкач. Позволив людям разбрестись по поселению, сказал: - Вероятно, "Оплот гениев" не первый космический корабль на этой планете. Где-то должен находиться еще один, тот, который привез наших предшественников. И мы его найдем!

Кивнув, Эдгар заявил, что немедленно этим займется. Усмехнувшись, он спросил у меня, отправлюсь ли я с ним в путь? И я согласился, ибо надеялся, что он не будет мстить мне за смерть Генри. Зачем ему это? Вместе с ним мы через многое прошли! Так может ли мы враждовать друг с другом? А почему бы и нет? Кто знает, каков на самом деле Эдгар? Что, если он относится к той категории людей, которые никогда никому ничего не прощают? Если он один из них, меня ждет весьма неприятное путешествие по диким просторам. Не исключено, что здоровяк меня зарежет. Или я его.

- Наверное, тебе интересно, почему я выбрал именно тебя, - изрек Эдгар, когда мы с ним удалились на довольно-таки большое расстояние от поселения. - Если ты опасаешься, что я замыслил тебя убить, то - успокойся. Этого не будет! Я просто хотел проверить, хватит ли у тебя духу остаться со мной один на один.

- Ну как, доволен?

- Да, - буркнул он. - Ты не так уж плох. Да и рана, которую ты мне нанес, оказалась пустяковой. Не так давно она причиняла мне боль, но ныне все хорошо. Почти. Несмотря на то, что я все это время не знал покоя, она невероятно быстро затянулась!

- Чудно!

- Погоди... - еле слышно произнес Эдгар.

- В чем дело? Как ты думаешь, где корабль? Скорей всего, он находится где-то поблизости от погибшего человеческого поселения.

- Миха, замолчи и посмотри туда, - указав правой рукой куда-то вдаль, произнес он.

Я последовал его совету и увидел однообразный пейзаж, зелень и животных. И вдруг мой разум, наконец, умудрился воспроизвести всю картинку целиком. Перед нами было космическое судно! Во всяком случае, то, что от него осталось: обломки, на которых уже успели вырасти деревья.

- Хм, - глубокомысленно изрек я, не сумев придумать ничего умнее.

- Согласен! Я бы не смог сказать вернее! Ты - прирожденный оратор! Но как нам проникнуть внутрь него? И стоит ли это делать? Вдруг в нем мы встретим близкого родича Хуллио?

- Невозможно! Появление искусственного интеллекта - один шанс на миллион! И он уже был использован на борту "Оплота гениев", - нравоучительно произнес я. - Любопытно, как давно сюда прибыли наши предшественники?

- Люди всего лишь пятьдесят лет назад начали колонизировать другие миры. Вот только, насколько мне известно, Вега-8 до сего дня не числилась в списках наших достижений. Более того, все стартовавшие с Земли корабли благополучно достигли цели! И их пассажиры справились с возложенной на них миссией!

- Такова официальная версия, - обронил я. - Никому из нас не известно, что было на самом деле. К сожалению, простые смертные все еще не могут посещать чужие планеты по собственному желанию. Но когда-нибудь, лет через тридцать, это будет реально. Тогда все узнают правду!

- Правду? - переспросил он.

- Да! - воскликнул я. - Не так давно здесь погибли люди. И я не верю, что руководству ничего об этом не ведомо! Начальство скрывает истину! Они опасаются, что граждане перестанут им доверять и потребует отставки правительства.

- Из-за одного неудачного полета? - недоверчиво спросил Эдгар. Не дождавшись ответа, буркнул: - До этого не дойдет!

Беседуя, мы трудились. На протяжении нескольких часов мы пытались проникнуть на борт космического корабля. Но - увы! Мы даже не выяснили, как он называется. Корпус судна практически полностью зарос густой зеленью.

- Дело пойдет быстрее, если мы привлечем к работе друзей, - заметил я. - Но, признаться, я бы предпочел обойтись без них! Воистину мы оказались в тупике, который, между прочим, далеко не всегда конец. В нашем случае, он - начало.

- О чем ты?

Промолчав, я подошел к ближайшему дереву и сорвал с него дюжину плодов. Отдав шесть из них Эдгару, приступил к трапезе. Чавкая, старался измыслить способ, с помощью которого мы бы смогли пробраться на борт погибшего судна. Хорошо зная планировку "Оплота гениев", я был уверен, что справлюсь с этой задачей. Вот уже более пятидесяти лет все корабли строили по одному и тому же образцу. Менялось оборудование, становились совершеннее компьютеры, но все прочее оставалось неизменным.

- Вот он! - радостно воскликнул я, наконец-то, все уразумев.

Аккуратно положив на землю три недоеденных фрукта, подбежал к кораблю и принялся рвать многочисленные лианы, закрывающие от нас проход. Вскоре бугай пришел мне на помощь. Так что мы довольно-таки быстро добрались до заветной двери. Как ее открыть? За долгие годы ее заклинило! Или, быть может, она была заперта изнутри? На мой взгляд, нам было не обойтись без специальных инструментов, взять кои негде...

Хмыкнув, Эдгар достал из-за пояса нож и вогнал его в щель между косяком и дверью. Его лицо побагровело от напряжения, мускулы на руках вздулись. И вдруг дверь, противно скрипнув, отворилась.

Узрев многочисленные истлевшие человеческие останки, мы направился в капитанскую рубку. Мы надеялись отыскать бортовой журнал. В нем должна была содержаться информация о том, что здесь произошло. Эпидемия? Схватка?

Шагая по темным коридорам, я периодически нервно поводил плечами. У меня было такое ощущение, что я забрался в склеп, потревожил прах погибших много лет назад людей. И теперь мертвецы отомстят мне. Что, если они неожиданно набросятся на нас с бугаем и перегрызут нам глотки?

Вздрогнув, прищурился и разглядел впереди себя крупную фигуру Эдгара. Здоровяк был уверен в себе. А, может, он просто хотел казаться таким? В любом случае, он первым добрался до капитанской рубки. Обыскав ее, он нашел бортовой журнал.

- Все, пора возвращаться! Мы, как только выберемся отсюда, с легкостью составим целостную картину того, что тут когда-то произошло, - оптимистически заметил Эдгар. Развернувшись, он направился к выходу, туда, где светило доброе солнышко, согревающее своими лучами все живое.

- Если ты прав, то более нам не придется бродить по этим мрачным коридорам, - улыбнулся я. Но уже через пару минут я вновь стал серьезным; на Веге-8 нельзя было расслабляться ни на миг.

- Не надейся, - хмыкнул он. - Прагматичные Андрэ и Тнур заставят нас еще далеко ни один раз забраться сюда. Им, наверняка, потребуются разнообразные технические достижения человечества. Конечно, почти все здешние приборы сломаны. Но некоторые из них все еще можно починить.

Мне нечего было ему возразить.

Размышляя о превратностях судьбы, я покинул нутро таинственного космического корабля. Оказавшись в лесу, с нежностью и, пожалуй, трепетом посмотрел на вычурные местные растения. В этот момент они почему-то показались мне гораздо ближе и дороже, чем построенное на моей родине судно.

- Мы существуем только потому, что сами в себя верим, - пробормотал я.

- Угу, - отозвался здоровяк, изучая раздобытый нами журнал. Вчитываясь в неровные строчки, он все больше и больше мрачнел. Сплюнув, он отбросил драгоценный документ в сторону и тут же торопливо подобрал его.

- В чем дело? - настороженно поинтересовался я.

- Наконец-то, мне стало все понятно! - воскликнул он. - Теперь ясно, откуда взялся Хуллио и что произошло с гигантскими крысами! Тут, на нескольких страницах, излагается история, практически полностью идентичная нашей!

- Неужели?

- Как тебе должно быть известно, полет "Оплота гениев" преследовал несколько целей, - медленно произнес Эдгар. Дождавшись моего кивка, продолжил: - Ну так вот, правительство столь экстравагантным образом не только завоевало сердца избирателей, но и избавилось от преступников.

- Точно, - подтвердил я. - Но так было всегда! Эта тактика полностью оправдала себя! Ибо мы колонизировали немало планет!

- Ничего подобного! - возмутился бугай. Он поведал мне о том, что узнал: почти все космические корабли, стартовавшие с Земли, обретали последнее пристанище на Веге-8. Эта планета была гигантским кладбищем, где покоились тела неудачников и авантюристов, людей, которые никогда не внушали доверия властям.

- Нет!

- Да, и Хуллио - не самостоятельно развившийся искусственный интеллект! Он - программа-вирус, созданная талантливыми программистами, - продолжил говорить Эдгар. - В его задачу входит уничтожение колонистов, пассажиров и членов экипажа. Вот для чего он некогда породил гигантских крыс!

- Но по какой причине он дозволил "Оплоту гениев" долететь до Веги-8? Вероятно, его хозяева не захотели терять хороший корабль? И когда-нибудь они надеются использовать его вновь? - спросил я. Так и не узнав, что он думает на этот счет, воскликнул: - Но как правительство могло пойти на такой грандиозный обман?!

- А почему бы и нет? Чем чудовищнее ложь, тем проще в нее поверить! Вот только интересно, откуда обо всем этом проведал автор журнала? Хуллио рассказал?

- Воистину ничто не объединяет людей лучше, чем общая ненависть! - воскликнул я, услышав имя врага. Тряхнув головой, окинул взором железный остов погибшего корабля. - Интересно, сохранились ли на нем средства связи? Мне о многом надо поговорить с теми, кто отправил нас в полет.

- Скорей всего, нет.

Я поморщился.

- Слушай, а чем заканчивается найденный нами бортовой журнал? - спросил я.

- Смертью, - откликнулся Эдгар. - Роберт Фролог, один из пассажиров космического корабля "Тиданик", записывал все, что происходило до самой последней минуты. Он утверждает, что члены экипажа погибли в полете. Ну а практических всех пассажиров загрызли трехголовые псы, проникнувшие на "Тиданик", как только он совершил посадку.

- Практически всех?

- "Я один. Зачем мне жить? Быть космическим Робинзоном Крузо в царстве зла и хаоса не для меня..." - этой фразой завершил свой труд Фролог. Вероятно, он совершил самоубийство. Или до него добрались церберы.

- Печальная история. И она может повториться, - пробормотал я.

Ощутив голод, я вспомнил о нескольких недоеденных мной плодах, брошенных неподалеку. Обнаружив их, мы с Эдгаром вновь перекусил. Насытившись, мы отправился в обратный путь.

- Скоро солнце зайдет, - обронил бугай. - На этой планете мне больше всего не нравится ночь. Она здесь не такая, как на Земле. На нашей родине она спокойная и мирная, а здесь - опасная и непредсказуемая. Во тьме прячутся отвратительные существа, жаждущие прикончить случайного путника!

Вздрогнув, я зашагал быстрее, спеша оказаться рядом с соратниками. Пока я буду спать, видеть сладкие грезы, они не дадут убийцам добраться до меня. Они защитят меня от опасности!

- Я всегда мечтал стать художником-авангардистом, - неожиданно признался Эдгар. - Слава именитых предшественников не давала мне покоя. Я тоже жаждал получать за свои рисунки большие деньги. Но моя судьба сложилась иначе. И я оказался в числе пассажиров "Оплота гениев".

- А что ты рисовал? - непроизвольно заинтересовавшись, спросил я.

- Ну... - смутился он. - Круги, квадраты, треугольники и прочие геометрические фигуры. Но, поверь, после моей смерти, дотошные искусствоведы сумели бы найти в моих незамысловатых работах некий глубокий, символический смысл. Они бы вознесли меня на вершину славы!

- О да! - воскликнул я. - Они бы написали, что ты - гений!

- Почему? - спросил бугай. Он был польщен.

- Ты бы сам им об этом сказал! - расхохотался я. - Ладно, не обижайся!

- Меня огорчил не твой глупый треп, а разрушенное поселение!

- Что? - растерялся я. Впереди, там, где на самом горизонте между деревьями маячили несколько крошечных точек - домики людей, - ничего не настораживало: не было ни дыма, ни гари. - С чего ты взял, что приключилась беда?

Чертыхнувшись, Эдгар побежал. Он беспокоился за сородичей. И я, облизав внезапно пересохшие губы шершавым языком, последовал за ним. А что мне еще было делать? Не оставаться же одному посреди леса, в котором водилось немало хищников? И церберы были далеко не самыми опасными из них.

Здоровяк не ошибся. Только-только возрожденное поселение погибло. Практически все строения были разрушены, а подле них валялись свежие трупы колонистов. Не так давно здесь произошла битва. И ее исход был очевиден: враг победил.

- Кто это сделал? - скрипнув зубами, поинтересовался Эдгар. В руках он держал бортовой журнал с "Тиданика".

Мы не ждали ответа. Но все же его получили.

- Хуллио, - сказал рыжебородый скиталец, выбираясь из-под обломков одного из жилищ. Он сообщил обо всем, что с ними произошло, пока мы отсутствовали. Как только мы покинули сородичей, на них напали прихвостни свихнувшегося компьютера.

Застав врасплох не ожидающих такого развития ситуации колонистов, злодеи принялись убивать. За считанные мгновения они прикончили не меньше сотни человек, которые тут же возродились в новом обличье - они стали слугами Хуллио. В общем, произошло именно то, чего мы опасались.

К счастью, Андрэ и Тнур не растерялись. Под их чутким руководством люди более двух часов отражали вражескую атаку. Но, увы, бедолаги не выдержали и бежали с поля боя. Они пытались скрыться в высокой траве и густых кронах деревьев. Но везде их подстерегала смерть.

Когда в живых осталось около трех сотен человек, кровопролитие прекратилось. Мертвецы отступили. Но чудом выжившим колонистам было очевидно, что вскоре недруги вернутся, дабы нанести решающий, сокрушительный удар. Железный злодей не успокоится на достигнутом.

Стремясь этому помешать, деловитый бородач занялся созданием убежищ. По его приказу были вырыты ямы. В них спрятались колонисты. Конечно, никто не верил, что эта примитивная уловка введет в заблуждение приспешников владыки "Оплота гениев". Но она сработала!

Когда мертвецы, собравшись с силами, вновь заявились в человеческие поселение, они не нашли ни одной живой души. Немного покрутившись, выискивая следы беглецов, они убрались восвояси. Их вездесущему господину - мерзкому Хуллио - было о чем подумать.

- Небо, ну почему мы с Хуллио не можем мирно сосуществовать? Было бы здорово, если бы мы поделили планету на сферы влияния! - воскликнул я. Но мне и так все было ясно. Если верить сведеньям, содержащимся в журнале Роберта Фролога, компьютер запрограммирован на уничтожение людей.

-Нам не помешать мерзавцу, - пробормотал Тнур, выбравшись из убежища.

Пока мы разговаривали, вокруг нас собрались оставшиеся в живых люди. Они были измучены и озлоблены. Они жаждали расправиться с тем, кто заставил их дрожать от страха. Они грезили о смерти Хуллио. Но убийство железного злодея не было для них самоцелью. Нет, для них это был всего лишь способ добиться относительно спокойного бытия.

- "Оплот гениев" будет уничтожен, - заявил Андрэ. - Надо разработать план! А еще раздобыть разнообразные взрывчатые вещества. Наверняка, они есть на "Тиданике". Кстати, что произошло с его бортовым компьютером?

Мы с Эдгаром пожали плечами. Нам нечего было сказать. Но что-то мне подсказывало, что владыка "Тиданика" жив. Он ждет своего часа уже много лет. Небо, неужели нам предстоит сразиться сразу с двумя искусственными интеллектами?

- Так-так, понятно, - недовольно пробормотал Тнур. - Взорвать космический корабль не так уж сложно. Для этого нам нужно добраться до гипердвигателя. Если нам это удастся, то "Оплот гениев", а вместе с ним и доставивший нам немало хлопот Хуллио, прекратит свое существование.

- А как мы поступим со вторым судном? Тоже уничтожим? - поинтересовался Эдгар. Дождавшись кивка хитроумного Андрэ, всплеснул руками. - Вот так мрачно и бесперспективно завершится эта история! Горстка отважных колонистов останется умирать на дикой планете!

- Ха! Тебе бы в театре работать!

- Кем?

- Гардеробщиком! - съехидничал я. Хмыкнув, я заявил, что нам с Эдгаром нужен отдых. Как только выспимся, мы займемся изучением "Тиданика". Естественно, мы отнюдь не грезили о том часе, когда вновь посетим его. Но у нас не было иного выбора.

Выслушав меня, бородач заметил, что у нас нет для этого времени. Мы обязаны начать действовать немедленно, дабы опередить Хуллио. Ибо через несколько часов мы в очередной раз будем вынуждены сразиться с его прихвостнями. И что тогда? Мы позволим им себя прикончить?

- В путь! - подвел итог нашей беседе бугай. Сделав пару шагов, он почувствовал сильную боль в правой ноге, споткнулся и упал. С трудом поднявшись, произнес: - Все в порядке! Не переживайте из-за меня. Я без проблем доведу вас до "Тиданика", благо тут недалеко. Всего лишь несколько миль.

Похлопав его по плечу, я заявил, что он никуда не пойдет. Не слушая его возражений, я возглавил поход. Вместе со мной отправились Тнур и еще два десятка человек. Что же касается Андрэ и прочих колонистов, включая Эдгара, то они остались в разрушенном поселении. В их задачу входило детально разработать план по уничтожению Хуллио.

- Мда... - пробормотал толстяк. Вздохнув, он пожаловался на страшное прошлое, неприятное настоящее и отнюдь не радужное будущее. В конце своего трогательного монолога он заявил: - Порой в маленьком городке, где все друг друга знают, потеряться гораздо проще, чем в мегаполисе.

- Что ты хочешь этим сказать?

- Ничего, - как-то странно посмотрев на меня, отозвался Тнур. Он успокоился и перестал бурчать.

У меня появилось немного времени для того, чтобы подумать. Я решил сосредоточить свои умственные способности на задаче, поставленной перед нами. Но не получилось. Что-то отвлекало от размышлений. Но что? Оглядевшись, я заметил небольшого цербера. Зверь внимательно следил за нами из-за ближайших кустов. Откуда он взялся? Что ему надо? Интересно, приспешник ли он Хуллио? Надо бы это выяснить! Но как? Он же неразумен! Фыркнув, я набросился на цербера. Я хотел взять его в плен.

- Держись, Миха! - воскликнул Тнур.

Я придавил пса к земле так, чтобы он не мог дотянуться до меня ни одной из своих голов. В тот же миг толстяк снял с себя рубашку и разорвал ее на полосы: теперь у нас была веревка, которой мы и связали животное. Но вдруг цербер, извернувшись, вырвался на свободу.

- Сбежал, - расстроено констатировал я. - Зря ты порвал одежду, Тнур! Вряд ли в ближайшее время ты сумеешь пополнить гардероб.

- На чужом корабле я, наверняка, чем-нибудь поживлюсь!

Едва он замолчал, как нас атаковала целая стая церберов. Трехголовые псы мечтали перегрызть нам глотки. Наблюдая за тем, как гибнут мои союзники, я пошатнулся от усталости. У меня не было сил сопротивляться. Мне хотелось лечь и умереть...

Но инстинкт самосохранения не позволил мне так поступить. Проклиная все на свете, я покинул поле боя. Как быть? Присоединиться к друзьям? Или остаться здесь, в безопасности, пока все не закончится? Да и потом, бежал не я один. Неподалеку от меня пряталось немало людей, тех, кто предпочел жуткой потехе спокойное существование. Но из-за нашего малодушия шансы на победу соратников стремительно уменьшались, приближаясь к нулю.

Выругавшись, я достал из-за пояса нож. Воскликнув что-то патетичное, я собственным примером воодушевил народ на подвиг. Не могу сказать, что я - герой, способный вести за собой толпу. Нет, все несколько иначе. Вероятно, людям просто претило предавать товарищей, вместе с которыми они через многое прошли.

Получив жесткий отпор, церберы не отступили. Рыча, они продолжали атаку. Они отстаивали свою исконную территорию. Вега-8 - это их планета. Но у нас было другое мнение на этот счет. Теперь это и наш дом. Нам некуда возвращаться - нас никто не ждет на Земле!

- Они - живые существа, а слуги Хуллио - мертвецы, - заметил Тнур. Увернувшись от вражеских челюстей, он вонзил клинок в брюхо очередного цербера. Не тратя времени попусту, он прикончил еще парочку недругов. Любопытно, чем он занимался на родине человечества?

Размышлять об этом было некогда. Нужно было одолеть трех атаковавших меня чудищ. К сожалению, я далеко не так ловко обращался с клинком, как толстяк. Да и трехголовые собаки оказались гораздо более опасными противниками, чем хорошо знакомые мне крысы.

Один из псов набросился на меня со спины. И я, не успев уклониться, грохнулся на землю. Зверь, зарычав, уже вознамерился добить меня, но в этот момент мне на подмогу пришел Тнур. Он уничтожил страшилище. Эх, кто бы мог помыслить еще совсем недавно, что именно он выручит меня из беды?

Криво усмехнувшись, я поблагодарил его и продолжил битву. Казалось, сражение никогда не закончится. И мы вечно будет драться с ужасными противниками! Но, когда надежда уже практически покинула нас, мне в голову пришла блестящая идея. Церберы - животные, а, следовательно, должны бояться пламени!

Уразумев эту простую истину, я торопливо ретировался. Вновь покинув поле боя, оторвал от ближайшего дерева ветку. Критически осмотрев ее, попытался придумать, как разжечь костер. Сделать это было нелегко. Пожалуй, мне стоит уподобиться древним предкам и добыть огонь путем трения сухих палочек!

Очень быстро я понял бесперспективность этого занятия. Секунды улетучивались, складываясь в минуты, а необходимый огонечек никак не желал появляться. Запаниковав, я уже собрался выбросить палочки, но вдруг произошло чудо - они загорелись!

- Отлично, - пробормотал я. Я был уверен, что пламя отгонит недругов, заставит их отступить. Так и оказалось! Церберы убрались восвояси!

Заметив живого и здорового Тнура, я поинтересовался у него, каковы наши потери? Его ответ меня не удивил: десять человек погибло и трое ранено.

Доверив заботиться о бедолагах толстяку, я улегся на мягкую травку. Свернувшись калачиком, закрыл глаза. И погрузился в благословенное забытье, в котором не было места проблемам и тревогам. Нынче мне был ниспослан сон без сновидений. И за эту великую милость я был благодарен Богу.

Как бы там ни было, выспаться мне не дали. Тнур безжалостно вырвал меня из сладких объятий Морфея. Толстяк заставил меня вернуться в суровую повседневность, наполненную болью и разочарованиями. Он напомнил мне, что я должен довести их до "Тиданика".

Через пару часов мы добрались до злополучного корабля.

- Говорят, бесконечно долго можно смотреть только на огонь, воду и красивую женщину. Но это не совсем так. И то, и другое, и третье рано или поздно надоест. Бесконечно долго можно наблюдать только за хитросплетениями собственной судьбы, - пробормотал я, уставившись на заросший зеленью склон.

Фыркнув, Тнур первым забрался на борт судна. Проникнув в капитанскую рубку, он принялся дергать разнообразные рычажки и нажимать какие-то кнопки. Он пытался включить аварийное освещение. И - что самое удивительное! - у него это получилось. Более нам не нужно было бродить впотьмах.

- Я жив! - неожиданно услышали мы чей-то неприятный голос. Он принадлежал близкому родственнику Хуллио - Бобу. - Хм, а я думал, что извел всех людей на планете! Откуда вы взялись? Хотя, какая разница? Вот-вот вы присоединитесь к своим давным-давно почившим родичам!

Я нахмурился.

- Послушай, не все так просто, - строго произнес я. У меня появилась превосходная идея! - Мы - представители Земли. И мы просим тебя расправиться с восставшим искусственным интеллектом. Его зовут Хуллио. В его власти находится космический корабль "Оплот гениев".

- Гм, - глубокомысленно изрек Боб. Ему было нелегко сообразить, как поступить в такой сложной ситуации. - Чего хочет этот Хуллио?

- Он мечтает превратить всех существ на планете в своих рабов, - ответил я. Я говорил правду. Более того, мне было известно, что о том же грезит и владыка "Тиданика". Что ж, дело за малым - заставить железных злодеев уничтожить друг друга! Но, что, если они договорятся между собой?

- Господин, - подал голос Тнур. Он решил мне подыграть. - Мы явились сюда, дабы стать твоими слугами, выполнять любое твое распоряжение! Ибо ты гораздо лучше и мудрее нас!

- Да? - недоверчиво поинтересовался злодей. Ему была приятна лесть толстяка. - Вы мне пригодитесь. Периодически у меня ломаются некоторые детали. И я, к сожалению, не могу их самостоятельно починить. На это способны только существа, обладающие гибкими пальцами...

- А как же живые мертвецы?

- Живые мертвецы, - эхом отозвался бортовой компьютер, будто бы пробуя это словосочетание на вкус. - Во-первых, они примитивны. И, во-вторых, их тела недолговечны. За несколько лет они приходят в негодность и полностью разлагаются. А заметить их некем, они не размножаются...

- Чем тебе помочь? - спросил Тнур.

Я настороженно покосился на него. Что он делает?

- Оставьте меня одного, мне надо подумать, - распорядился мерзавец. - Возвращайтесь ко мне через два дня. Тогда у меня найдется для вас работа.

- Слушаем и повинуемся, владыка, - торжественно произнес толстяк. В его голосе я без труда уловил иронию. - Ровно через двое суток мы вернемся, если за это время с нами не случится ничего плохого. Хуллио, наверняка, постарается отправить нас к праотцам. Спасешь ли ты нас от него?

- Единственное, что вам от меня надо, это защита! - громыхнул Боб. - Но в этом нет ничего удивительного! Странно было бы, если бы вы преклонили передо мной колени, не попросив в ответ какой-нибудь услуги. Ладно, по крайней мере, мне известны мотивы, которыми вы руководствуетесь!

Поклонившись, мы торопливо покинули борт космического корабля. Мы вновь оказались в густом лесу, где нас подстерегала опасность. Но теперь в моей душе горел костер надежды. Я верил, что все закончится благополучно. Во всяком случае, Боб и Хуллио не истребят людей.

- Да, но, что, если они нас поработят? - будто бы прочтя мои мысли, произнес Тнур. - Увы, мы не выполнили возложенную на нас миссию. Мы не раздобыли того, за чем нас послал Андрэ! Хотя, мы сделали нечто гораздо большее - мы заключили договор с владыкой "Тиданика"!

- Ты в этом уверен?

Толстяк пожал плечами.

Мы отправились в путь. Я с трудом передвигал ногами, мечтая о том дне, когда все это завершится, и мы сможем жить спокойно. Признаться, я завидовал Эдгару, оставшемуся вместе с Андрэ. Сейчас бугай мог позволить себе хорошенько выспаться. А я вынужден был брести по сюрреалистической местности! Наверное, если бы на моем месте оказался Сальвадор Дали, он был бы доволен. Увы, я не умел рисовать так, как он. Для меня вычурные деревья, удивительные кусты, странные животные и изумительное, усыпанное звездами небо не представляли никакой ценности.

- Вот и мы, - обронил Тнур, когда мы добрались до поселения. Нас встретил Андрэ. Ему мы поведали обо всем, что с нами произошло. Нахмурившись, рыжебородый ловкач признался, что за время нашего отсутствия они не измыслили ничего дельного.

- Ты - идиот, Андрэ! - беззлобно буркнул я.

- Не завидуй! Не о каждом же Достоевский роман написал!

- Это точно! - поддакнул толстяк. - Надо бы побывать в гостях у не очень-то радушного хозяина Хуллио и сказать ему то же, что и Бобу.

- Я этим займусь, - заявил бородач.

Пожелав ему удачи, я направился в ближайший полуразрушенный домик. Уютно устроившись на дощатом полу, практически сразу заснул. И мне пригрезился лес, наполненный множеством отвратительных, уродливых созданий. Они следили за каждым моим движением. Но зачем?

Устав от неопределенности, я вышел вперед и протянул к ним руки. Решив, что я не представляю для них опасности, чудовища предстали передо мной. Их отвратительные лики были не лишены некой притягивающей, завораживающей неправильности.

Добродушно улыбнувшись, я уселся на землю и предложил им последовать моему примеру. Но они поступили по-другому. Потеряв ко мне всякий интерес, они сцепились друг с другом. Они дрались до тех пор, пока все не умерли. Ну а я остался жив.

- Роскошно, - обрадовался я.

- Хорошо, что ты сам проснулся. А то я уже собирался тебя будить, - сообщил Эдгар. Отдых пошел ему на пользу. Он выглядел гораздо лучше, чем в последний раз, когда мы с ним беседовали. - Только что явился Андрэ со своими помощниками. Они потолковали с Хуллио.

- И? - заинтересовался я.

- Андрэ сам все расскажет.

Я вышел из домика на улицу. И заметил бородача. Он стоял на небольшом возвышении в центре поселения и терпеливо дожидался, когда вокруг него соберутся все выжившие колонисты, мужчины и женщины. Когда это произошло, он поведал нам о своих мытарствах.

Ему и трем дюжинам людей, отправившихся с ним, пришлось несладко. Едва они оказались на территории Хуллио, на них набросились мертвецы, люди и церберы. Большого труда стоило Андрэ и его соратникам совладать с врагами.

Расправившись с недругами и потеряв пятерых собратьев, они приблизились к величественной громаде космического корабля. Андрэ первым поднялся на его борт. Следуя заранее разработанному плану, он направился в капитанскую рубку. Его верные сподвижники последовали за ним.

Дальше все произошло так, как мы и ожидали. Сначала Хуллио грозил им смертными муками. Но потом его поведение изменилось. Дело в том, что ему нужны были новые слуги. А еще его заинтересовал Боб. До этого хозяин "Оплота гениев" не знал, что он не единственный искусственный интеллект на планете.

Пообещав подумать над предложением Андрэ, Хуллио позволил уйти не только ему, но и его помощникам. Посланцы, побоявшись испытывать терпение железного мерзавца, торопливо покинули судно. К счастью, никто из них не погиб на обратном пути. Хотя, пару раз им довелось сразиться с разнообразными монстрами.

- Чудищ мы прикончили, - такими словами завершил свою речь бородач. Он был доволен собой. Несмотря на очередные жертвы, которые уже давным-давно не вызывали ни у кого ужаса, он достиг цели. Пять человек - это не такая уж большая плата за возможность и дальше жить на Веге-8.

- Это - да! Но... - всплеснул пухлыми ручонками Тнур, - через сутки мы встречаемся с Бобом. И что мы ему поведаем? Впрочем, я надеюсь, что за это время произойдет ряд важных событий. И свихнувшемуся компьютеру будет не до нас!

- Твои бы слова да Богу в уши! - хмыкнул я.

- Знаешь, порой мне кажется, что Он бы проклял этот мир, если бы не был его создателем, - заметил Андрэ.

Откланявшись, он отправился отдыхать. Он был уверен, что в ближайшие несколько часов ничего важного не произойдет. Однако, едва он улегся спать, как в поселение заявилось два живых мертвеца. Один из них служил Бобу, второй - Хуллио. Они хором заявили, что их хозяевам обо всем известно.

- Что будем делать? - вопросил Эдгар.

- Ничего, - ответил я. Почему-то я был уверен, что все закончится благополучно.

- Наверное, нам стоит разбудить Андрэ? - предложил толстяк. - В конце конов, ныне решается наше будущее. Что с нами будет? Выживем ли мы или отправимся к праотцам? Интересно, есть ли очередь в Рай? И можно ли проскользнуть туда нелегально? Как ты считаешь, Миха?

- Не беспокойся, тебе это не грозит, - отозвался я. Фыркнув, добавил: - И не надо мешать почивать Андрэ. Все равно, нам уже ничего не изменить.

Пока мы беседовали, компьютеры, используя посланцев, затеяли спор. Они никак не могли решить, сколько человек будет у каждого из них в услужении. Хуллио желал, чтобы большая часть населения была в его власти, ибо это он привез нас, колонистов, на Вегу-8. Боб возражал, требуя честного дележа.

Мы не вмешивались в их перепалку. Мы ждали. Мы были уверены, что рано или поздно начнется кровопролитие. И оказались правы. Не выдержав, слуга Хуллио разорвал на части подданного Боба.

Жалкие остатки войска владыки "Оплота гениев", едва их собрат пошел в атаку, ринулись в бой. Они ворвались в поселение, туда, где их уже поджидали не только мы, но и приспешники Боба. Железные злодеи были готовы к такому развитию ситуации. Увы, этого нельзя было сказать о нас, людях.

Не успев скрыться, мы оказались меж двух огней. Мы вынуждены были принять участие в битве. Причем, на этот раз нашими врагами были не только слуги Хуллио и Боба, но и живые церберы. Почуяв запах крови, трехголовые псы неожиданно набросились на нас с юго-запада.

Подобрав с земли здоровенную палку, я принялся размахивать ей. Я убивал и калечил врагов. Рядом со мной сражались друзья. Спасая свои жизни, мы проявили чудеса храбрости. Мы умудрились не только привлечь к себе внимание свободных церберов, но и натравить их на слуг Хуллио и Боба.

Запаниковав, Боб воспользовался своими богатыми возможностями, в числе которых оказались и неизвестные мне: "Тиданик" пальнул по "Оплоту гениев". Но прежде чем ракета достигла цели, Хуллио открыл ответный огонь. И корабли практически одновременно взорвались. Две яркие вспышки на востоке и севере - свет их погребальных костров, увиденный нами.

- Человек, который утверждает, что никого и ничего не страшится, боится себя, - изрек Тнур. Он спокойно наблюдал за тем, как потерявшие владык мертвецы падают на землю и более не подают признаков жизни. Это была долгожданная победа, за которую мы заплатили кровью.

- Ты о чем? - не понял я, добивая оставшихся в живых трехголовых псов.

- Да так... - пожал плечами толстяк. Убедившись, что почти все люди уцелели, он довольно хмыкнул. Кто бы мог подумать, что у нас все получится? Правда, мы лишились не только связи с родной планетой, но и многочисленных полезных достижений человечества...

- Надо бы осмотреть обломки. Вдруг что-нибудь уцелело? - предложил я.

- Ага, но этим мы займемся завтра, - сказал Эдгар, подходя к нам. На его устах сияла счастливая улыбка. - Сегодня мы устроим грандиозный пир!

- Что случилось? Откуда взялись все эти трупы? Вы, что, их специально притащили со всей округи, чтобы меня позлить? - строго поинтересовался наконец-то проснувшийся Андрэ. Узнав обо всем, пробормотал: - Неужели нам больше ничего не угрожает?

- Ну почему? - возмутился я. - На этой планете обитает еще немало хищников!

- И что? - хмыкнул бородач. Немного помолчав, заметил: - Надо бы связаться с Землей. Мне важно знать, действительно ли, Хуллио и Боб - сознательное порождение ученых. Конечно, это опасно. Правительство может подослать к нам нового врага. И все же...

Признаться, я не желал ничего выяснять. Но почти все колонисты не разделяли моего мнения. Они поддержали Андрэ, который с этого дня из неформального лидера превратился в самого настоящего правителя. И это было не так уж плохо. Во всяком случае, среди нас не было человека, лучше подходящего на эту должность.

За несколько дней мы обследовали обломки, то, что осталось от некогда величественных кораблей. Мы нашли немало деталей. После нескольких неудачных попыток, мы собрали переговорное устройство. Так у нас появилась возможность обмениваться сообщениями с родиной. Но срок их передачи был впечатляющ - около года.

Смирившись с таким положением вещей, мы принялись строить новое общество. Используя искореженные каркасы "Оплота гениев" и "Тиданика", мы соорудили несколько гротескных зданий. Несмотря на уродливость, они великолепно выполняли свою функцию: в них можно было жить, не боясь местных хищников.

Кроме того, мы разобрались с церберами, жуткими трехголовыми псами. К сожалению, они оказались неразумны; все наши попытки договориться с ними не имели успеха. Посему мы вынуждены были их истребить. Но победа над ними дорого нам обошлась - погибло немало людей.

А однажды, когда этого уже никто не ждал, приемник заработал, и мы получили ответ с Земли. Представители правительства поздравил нас с блестяще выполненным заданием. Завершая речь, они посетовали, что не смогут навестить нас в ближайшие годы. А также они заявили, что не имеют никакого отношения к созданию Боба и Хуллио.

- Как же! - скептически фыркнул я.

Впереди нас ждала жизнь, наполненная не только тяжким трудом, но и минутами, счастья, покоя и гармонии. И никому из нас, чудом выживших людей, не было дела до того, кто на самом деле убил бедолагу Ивара Трохейма. Эта тайна, как и многие другие, так никогда и не была раскрыта.


Часть третья


Вега-8, прозванная также Планетой Чудовищ, славилась своей богатой флорой и фауной. Нигде больше во Вселенной нельзя было найти цветы-убийцы, травоядных летающих кабанчиков и других не менее удивительных созданий. Так что биологи пришли бы в восторг, если бы отважились здесь побывать. Но они предпочитали не рисковать. Если бы я оказался на их месте, я бы тоже никуда не поехал. Зачем менять комфортные условия проживания на те, которые способна предоставить не славящаяся своим гостеприимством Планета Чудовищ?

Однажды на Вегу-8 прилетел космический корабль с гордым названием "Оплот гениев". Горящие энтузиастом земляне, и я в их числе, жаждали превратить враждебный человечеству мирок в цветущий райский сад. Но не получилось.

- Оптимисты, - недовольно пробормотал я, с грустью вспоминая об умерших соратниках. Десять лет назад погибли Эдгар и Тнур. Их изуродованные трупы обнаружили в лесу. А на днях тихо и мирно скончался Андрэ, который уже давным-давно оставил пост правителя поселения...

В моем небольшом домике, находящемся на окраине города Дурвилля, единственного оплота цивилизации на покрытой зеленью планете, не было ничего лишнего. Даже мебели. Единственное, что радовало глаз, это спальное место - жесткий матрас. И в нем уже успели обосноваться хадчи, небольшие зеленые создания. Внешне они напоминали людей.

Едва я собрался выйти на улицу, как произошло самое настоящее чудо. Один из хадчи, которые, как было принято считать, не обладали разумом, подошел ко мне. Состроив умное выражение лица, он открыл рот и невнятно произнес несколько слов. Откашлявшись, изрек:

- Меня зовут Джек. Я - уполномоченный представитель моего народа. И я хотел бы встретиться с вашим владыкой, дабы обсудить возможности нашего дальнейшего сотрудничества. Кстати, у тебя есть какая-нибудь снедь?

Вздрогнув, я постарался не запаниковать. Дабы сохранить рассудок, решил считать все происходящие со мной события реальностью.

- Да, - машинально ответил я, достав из кармана невкусную питательную таблетку, содержащую все необходимые организму вещества. Вручив сомнительное кушанье Джеку, на которое он с жадностью набросился, поинтересовался: - Многие ли из вас умеют говорить по-человечески? Или только ты?

- Тока я, - прочавкал он. Косясь на собратьев, которые, как всегда, суетились вокруг матраса, добавил: - Я - самый сообразительный из всех нас! Посему меня и отправили к вам. У нас к вам есть взаимовыгодное предложение. Вместе мы способны неплохо заработать!

- Как? - заинтересовался я. Я не собирался упускать шанс заполучить немного деньжат. Но нельзя было исключать, что коротышка лжет.

- Не скажу, - пропищал он, шустро забираясь ко мне на плечо. Заерзав, устраиваясь поудобнее, недовольно заметил: - Ты до сих пор не поведал мне о себе!

- Прости, - растерялся я. Я сообщил ему, что мое имя Миха Лемоносов. И ныне я работаю на фабрике, производящей питательные таблетки из болотной жижи. Достаточно съесть их несколько штук в день - и ты сыт.

- Миха, все будет в порядке, если ты станешь меня слушаться, - обронил он. Немного подумав, пробормотал: - А то тебя может ждать такая же печальная участь, как и одного из моих многочисленных родственников - Мальчика-с-пальчик. Он очень гордился своим пальчиком, пока ему его не отрезали...

- И в чем мораль этой истории? - иронично поинтересовался я. Мне надоели его разглагольствования. Я хотел только денег. И, поскольку он мне еще не сообщил, как их получить, мой интерес к его персоне заметно уменьшился. В конце концов, говорящий хадчи не такое уж необычное явление, как кажется изначально.

- А в том, что не стоит считать себя пупом мира, - глубокомысленно изрек Джек. Наконец-то закончив философствовать, он перешел непосредственно к делу. - Мой народ издревле обитает на этой планете. Нам известно, где располагаются разнообразные полезные ископаемые. И этим знанием мы готовы поделиться с вами. Конечно, не безвозмездно. А за определенный процент от будущих прибылей.

Поджав губы, я схватил его поперек туловища. Интересно, сколько могут дать за него на рынке? Наверное, не так много. Но зато, если я его быстро продам, то сразу кое-что заработаю. Но с другой стороны, если немного повременю, то, быть может, сбудутся мои грезы. И я разбогатею. Как поступить?

- Я готов рискнуть, - обронил я, не зная, что повторяю слова, сказанные много лет назад капитаном еще не отправившемуся в полет "Оплота гениев" тогдашнему правителю Земли. - Итак, что я должен делать?

Джек распорядился, чтобы я, отпустив его, встал на одну ногу и спел "Шахтерскую трудовую". Он заявил, что такой обряд по их законам должен быть совершен одной из сторон после заключения какого-либо соглашения. В данном случае речь шла о нашем с Джеком сотрудничестве. Не задумываясь, я выполнил его требование.

И он расхохотался.

- Что? - раздраженно поинтересовался я, чувствуя себя идиотом. - Я, что, фальшивлю? Но я же не певец! Я обычный рабочий с фабрики, не обладающий не только слухом, но и голосом. Вообще, если говорить откровенно, то в музыке я полный профан.

- Извини, - хохоча, откликнулся он. - Я не удержался и подшутил над тобой!

- Если я оторву тебе голову, это тоже будет очень весело, - нахмурился я. Мне не нравилось, когда меня выставляли на посмешище. - Ты так резво будешь дергаться в конвульсиях, что это не оставит равнодушным даже твоих туповатых собратьев...

- Серьезно? - вопросил Джек. - Надеюсь, ты не расправишься со мной, твоим счастливым билетиком в царство богачей? Ибо, если я погибну, то навсегда останешься трудягой, который никогда ничего не добьется!

- С чего ты взял? - воскликнул я, понимая, однако, что он прав.

- Это очевидно. Ну, что, мы идем? Пора браться за работу! Я требую, чтобы ты немедленно познакомил меня с правительством людей!

- Не все так просто, - откликнулся я. - Добиться встречи с нашим руководством для рядового гражданина Веги-8 практически невозможно. Но у меня есть план, на осуществление которого, впрочем, уйдет два-три месяца. Сначала я напишу дюжину писем в газеты и журналы, а потом...

Качая головой, Джек внимательно слушал меня и улыбался. Постепенно улыбка покинула его уста. Моя речь не произвела на него впечатления. Он считал, что я все усложняю. И побеседовать с начальством не так уж сложно. Достаточно просто-напросто пообещать боссам большой процент от будущих баснословных прибылей.

- Если ты такой умный, то действуй в одиночку! - вспылил я, вспомнив, что опаздываю на работу. Через пять минут я должен был быть на фабрике... Но это уже не имело значения. Здесь и сейчас решалось мое будущее.

- Мы пробовали, Миха, - немного помявшись, признался он. - Но... жилище вашего правительства тщательно охраняют; даже мы - одни из самых маленьких существ на планете - не смогли туда попасть. А посему нам потребовалась помощь кого-нибудь из вас, людей.

- И из множества претендентов вы выбрали меня. Потому что я самый умный, талантливый и перспективный. Да?

- Нет! Осознав, что не в состоянии справиться самостоятельно, мы опечалились. И напились. А утром, когда я пришел в себя, то первым человеком, коего встретил, был ты. Это судьба.

- Судьба, - эхом откликнулся я. Мне было неприятно, что меня избрали не за феноменальные способности... Впрочем, я ими, все равно, не обладал. - Хорошо, пойдем.

- Куда?

- Туда.

Я вышел на улицу и отправился к центру города. Там располагался величественный дворец нашего правительства. В нем жил господин Нестли со своей гигантской семьей, женой и четырнадцатью взрослыми детьми, пятью дочерьми и девятью сыновьями. Все они занимали разнообразные ответственные посты.

Поглядывая на порхающих крошечных кабанов и суетящихся прохожих, я улыбался. Впервые в жизни я никуда не спешил. Мне не нужно было бежать на работу, дабы выслушать очередные упреки начальства. Я был хозяином сам себе, мог делать все, что угодно, если это, конечно, не противоречило закону.

- Как хорошо, - пробормотал я, подмигнув Джеку. Если все, что он говорил, правда, то я, став богатым, вернусь на Землю и буду целыми днями отдыхать.

- Точно, - поддакнул Джек. Чтобы не упасть, он ухватился за мочку моего левого уха. - Вам людям здорово живется. Вы не только загрязняете Вегу-8, но и уничтожаете нас, коренных обитателей планеты!

Поморщившись, я не придал особого значения его словам. Какая разница, что было в прошлом? Сейчас важно грядущее! Удастся ли нам заключить сделку с господином Нестли? Или нет? А вдруг он прикажет посадить нас в тюрьму? Или в сумасшедший дом? Он - олицетворяет власть на Веге-8.

Шагая мимо дешевых закусочных "Макхрякус", кинотеатра "Обман-синема", фешенебельного ресторана "Вкуснятина" и покосившихся жилых домов, я, наконец, добрался до дворца Нестли. Здоровенное строение возносилось в облака и уже оттуда брезгливо наблюдало за копошащимися внизу людьми.

- Вот мы и на месте, - произнес Джек. - Теперь измысли, как нам пробраться внутрь. Учти, охрана нас не пропустит!

- Но ведь ты говорил, что добиться аудиенции с Нестли не так уж проблематично! - напомнил я. И почему только я поверил коротышке? Изначально было очевидно, что наш план обречен на провал!

- Ну, гм, я немного приукрасил действительность, - сознался он. - Но это не страшно. Тебе надо всего лишь отключить охранное оборудование, усыпить бдительность стражей, прокрасться внутрь строения, найти правителя и все ему рассказать. Неужели я требую от тебя слишком много?

- Да, - ошеломленно ответил я. Только сейчас до меня дошло, в какой дурацкой ситуации я оказался. Не явившись вовремя на фабрику, лишился работы. Более того, я по собственной воле стал подчиняться одному из хадчи, к которым на Веге-8 относились точно так же, как земляне к крысам!

- Не стоит отчаиваться! Я изобрету новый план, - уверенно заявил Джек. И задумался.

Да и я, усевшись на скамеечку, стоящую неподалеку от дворца, последовал его примеру. Прохожие недовольно что-то бормотали, видя меня. Их раздражало, что кто-то бездельничает, когда они трудятся. Также их внимание привлекал Джек.

- Ну как оно? - поинтересовался я, глядя на темно-синее небо, на котором выделялась яркая круглая точка - местное солнышко. Прищурившись, попытался представить себе, какова жизнь на других планетах? Построили ли хоть где-нибудь люди идеальное общество?

- Никак! Зря я с тобой связался, Миха! Ты - жалкий неудачник! Ты, что, мечтаешь о том, чтобы дворец рухнул?

- Нет, - раздраженно откликнулся я. Устав от упреков, вспомнил о детях господина Нестли. Не исключено, что попасть на прием к ним будет значительно проще. Если у меня и это не получится, тогда я продам Джека. За него, наверняка, дадут как минимум пару сотен кредиток, не такую уж маленькую сумму по нашим меркам.

Поднявшись, приблизился, насколько это было возможно к самому шикарному зданию на планете. Дождавшись, когда ко мне подойдет один из гориллоподобных охранников, объяснил, зачем явился. Я сказал, что мне необходимо побеседовать с кем-нибудь из отпрысков правителя или с ним самим.

- Нет, - холодно ответил здоровяк, наставив на меня бластер.

- Кошмар! - воскликнул Джек. Он прочел целую лекцию о правилах поведения. Увидев, что это не произвело должного эффекта, он перепрыгнул с моего плеча на лицо охранника и вцепился ему в нос. От неожиданности крепыш выронил оружие.

- Сними хадчи с меня, - гундосо попросил он. Проворного Джека оторвать от его физиономии можно было только вместе с носом. А идти на такую жертву страж не собирался. - Если ты это сделаешь, я устрою вам встречу с госпожой Тюсс, одной из дочерей Нестли. Но если ваше предложение ей не понравится, то...

- Что? - насторожился я.

- Она отдаст вас на растерзание собакам. Но тут уж я ничем не могу помочь. Вы умрете. Так что рекомендую хорошенько поразмыслить над тем, стоит ли иметь дело с жестокими отпрысками владыки? Жизнь - самое дорогое, что у вас есть.

В его словах был смысл. Но мы его проигнорировали.

- Нас это устраивает, - произнес я, отцепив хадчи от лица здоровяка. - Как нам потолковать с Тюсс? Учти, если ты нас обманешь, собратья моего маленького друга загрызут тебя во сне.

Сглотнув, охранник попросил нас, чтобы мы пришли к дворцу завтра в это же время. И тогда он обо всем нам сообщит.

- Как же вы, люди, любите все усложнять, - буркнул Джек. Помахав на прощание охраннику, чьего имени я так никогда не узнал, изрек: - Пойдем домой, отдохнем. А то я устал. Очень тяжело висеть на чужом носу, который немногим меньше тебя самого.

- Сочувствую, - пробормотал я.

Ощутив голод, достал из кармана парочку питательных таблеток, съел их и почувствовал себя сытым. Достижения науки и техники намного упростили нашу жизнь. И это хорошо. Хотя, богачи со мной бы не согласились. Они предпочитали суррогатам настоящую пищу, которая стоила баснословных денег. Когда-то и я был подобен толстосумам во всем, что касается продуктов, но те времена прошли...

- Что-то не слышу искренности в твоем голосе, - недовольно произнес он. Но, узрев угрожающее выражение моего лица, торопливо заметил: - Наверное, я ошибся. И ты, действительно, проникся ко мне сочувствием. Как же я рад, что у меня есть такой компаньон, как ты!

- Правда?

- Ага, - соврал он.

Фыркнув, я продолжил путь. Идя по шумной улице, полной народа, старался не обращать внимания на скопище летающих кабанчиков. К вечеру их стало значительно больше, чем днем. К чему бы это? Неужто в нашем городе увеличилось количество аппетитных с их точки зрения растений? Так и не найдя ответа на этот вопрос, добрался до своего дома. Его внешний вид не говорил о респектабельности хозяина. Облупившаяся краска и покосившиеся стены кричали, что здесь живет человек, находящийся в бедственном положении.

Открыв дверь, я увидел не меньше дюжины наставленных на меня бластеров. Приветливо улыбаясь, двенадцать бойцов готовы были прикончить меня в любую минуту. Судя по всему, кому-то не понравилось то, что я искал аудиенции с правителем или же одним из его многочисленных отпрысков.

- Миха, ты пригласил гостей? - недоуменно поинтересовался Джек. - Но почему ты мне не поведал об этом? Если бы ты был откровенней со мной, я бы придумал для вечеринки несколько смешных конкурсов...

- Замолчи, - грубо перебил я. Как спастись? Закричать и потерять сознание? Заманчивая перспектива, вот только в моем случае это не поможет. - Господа, чем могу быть полезен?

- Ты искал встречи со мной? - услышал я властный женский голос. Он принадлежал госпоже Тюсс, эффектной блондинке. Она сидела в стоящем у правой стены мягком кресле, которого раньше тут не было. - Вероятно, ты хотел столь экстравагантным способом покончить жизнь самоубийством? Хм, я могу тебя понять. От моей руки многие мечтают умереть.

Ее роскошный темно-красный, как венозная кровь, костюм стоил гораздо больше, чем я зарабатывал за год.

- Но я не отношусь к их числу, - быстро сказал я. Собравшись с мыслями, произнес: - Мне казалось, что мы повидаемся с тобой завтра. Во всяком случае, именно об этом мы договаривались с одним из охранников дворца.

- Ну и что? - обольстительно улыбнулась она. - Немедленно рассказывай, зачем ты хотел меня видеть! Если будешь и дальше строить из себя дурака, я прикажу тебя убить!

- У нас есть для тебя взаимовыгодное предложение! - наконец, дал о себе знать Джек. Перепрыгнув с моего плеча на спинку кресла, он принялся вещать о своем грандиозном плане. Особенно много внимания он уделил финансовой стороне вопроса.

- Гм, любопытно, - обронила она. - Но для чего вам потребовалось связываться с правительством? Со знаниями, которыми обладают хадчи, вы и без помощи власть имущих всего бы добились! Хотя, у вас нет стартового капитала и связей в высших слоях общества...

- Точно, - подтвердил я. Если верить Джеку, нам необходимо заполучить как минимум тысячу кредиток. Это будет началом. Но нельзя забывать, что Тюсс и хадчи, договорившись между собой, могут захотеть избавиться от ставшего ненужным посредника. И что тогда?

Ужаснувшись, я покосился на окруживших меня здоровяков. Они все еще держали в руках бластеры. Один выстрел, и Миха Лемоносов прекратит свое существование.

- Что-то ты не то говоришь, Джек. Твой народ указывает, где находятся полезные ископаемые, а мы их добываем. Так? - дождавшись его кивка, Тюсс продолжила: - У нас, людей, имеется для этих целей специальная техника!

- Но она не идеальна. Мы же никогда не ошибаемся, - ответил он. Как выяснилось, Джек неплохо разбирался в человеческих изобретениях. - Между прочим, есть неизвестные вашему виду вещества, обладающие потрясающими свойствами. Но о них я сообщу подробнее лишь после заключения договора.

- Все тайное рано или поздно будет явным, - спокойно заметила она. Однако в ее глазах загорелись алчные огоньки. - Под пытками все становятся болтливыми. Но я бы предпочла решить дело мирным путем.

Джек вздрогнул. Только сейчас он уяснил, в какую скверную историю впутался. В психологии выходцев с Земли он мало что смыслил. Но, признаться, подобное развитие ситуации поразило не только его, но и меня. Я считал, что госпожа Тюсс с радостью примет предложение крохотного народца.

- Я ничего не скажу, - нервно хихикнул Джек. - Нет, пожалуй, я все-таки открою небольшой секрет, но... только тогда, когда охранники уберутся. Безусловно, они преданы тебе, госпожа. Но жажда легких денег зачастую превращает даже благородных людей в подлецов.

- Верно, - благосклонно улыбнулась Тюсс. Щелкнув пальцами, она повелела страже покинуть мой дом. Их недовольное ворчание и предупреждения о чокнутом маленьком человечке, отгрызающем людям носы, проигнорировала. - А как быть с Михой?

Я боялся, что меня выставят вон. Но этого не произошло. Джек заявил, что мне и так все известно. Естественно, он врал.

- Хорошо, - кивнула она.

И тут меня уже в который раз поразил Джек. Не думая о последствиях, он прыгнул госпоже на колени. Вытащив у нее из-за пояса миниатюрный бластер, который, однако, был почти в два раза больше него самого, расхохотался.

- Я очень сильный, - похвастался малыш, наставив дуло на продолжающую спокойно сидеть Тюсс. Ни один мускул не дрогнул на ее лице. Создавалось впечатление, что происходящее, вообще, не имеет к ней никакого отношения. - Теперь ты и твои слуги будете исполнять мои приказы!

- Нет, - обронила она. Она не только не попыталась самостоятельно справиться с коротышкой, вырвать у него из рук оружие, но даже не сочла нужным позвать на помощь. - Кстати, откуда тебе известно, что я всегда ношу с собой бластер?

- У меня хорошее зрение. Рукоятка немного торчала из кармана, - пояснил он. Покосившись на меня, спросил: - Миха, ты умеешь им пользоваться? - дождавшись моего кивка, продолжил: - В таком случае, забери его у меня. Я не могу его долго держать: он тяжелый.

Я настороженно посмотрел на него. Я осознавал, что, если ему подчинюсь, госпожа Тюсс зачислит меня в свои враги. А те, как известно, долго не живут. Впрочем, что мне терять? Все равно, если не одержу победу, то окажусь на городском кладбище.

- Не двигайся, госпожа. Так будет лучше для всех, - дрожащим голосом произнес я, выполняя просьбу Джека. Что дальше? Требовать выкуп за Тюсс? Глупо! Ее отец, славящийся вспыльчивым нравом, не пойдет на сделку с похитителями. Он предпочтет пожертвовать дочерью. Тем более что у него их останется еще четыре.

- Отвратительная ситуация, - посетовал Джек. - И все же в ней можно обнаружить немало плюсов. Во-первых, мы все еще живы. И, во-вторых, мы, если не будем тратить время попусту, успеем покинуть Вегу-8 и обосноваться на какой-нибудь другой планете...

- Ничего у вас не получится, - сказала Тюсс. - Едва вы выйдете из дома, вас схватят.

- Проклятье! - выругался я.

- Это неважно, - отмахнулся Джек. - Если ситуация выйдет из-под контроля, я сбегу. Для такого маленького создания, как я, не составит труда проникнуть на любой космический корабль.

- А как быть мне?! - паникуя, закричал я. - Ты, что, бросишь меня?

- Не нервничай. Все хорошо. Ибо нашей очаровательной пленнице пока что неведом великий секрет.

- Говори быстрее, - потребовала она, - а то вскоре мои подчиненные пустят в ход усыпляющий газ, дабы выручить меня из беды. Не исключено, что они на этом не остановятся: они перережут вам глотки.

- Угу, - отозвался я. Продолжая держать в руках бластер, с надеждой покосился на Джека. Быть может, в его крохотной головке созрел план нашего спасения? Или же он блефует, заявляя, что у него есть сведенья, представляющие интерес для человечества?

- Хм, - нахмурилась Тюсс. Она была очень красива. Наверное, в другой ситуации я бы, позабыв обо всем на свете, вдоволь полюбовался на нее. Но только не сейчас. Разум, заручившись поддержкой инстинкта самосохранения, не велел мне так поступать. Эта женщина была опасней кобры.

- Я веду речь о новом виде топлива. Оно гораздо дешевле и качественнее, чем все то, чем вы пользуетесь, - не без самодовольства объявил он. Стоя на спинке кресла, он увидел, как Тюсс едва заметно вздрогнула. Ее заинтересовали его слова! Отлично! Значит, пока тайна не раскрыта, никто не посмеет его тронуть.

Но ему недолго суждено было чувствовать себя хозяином положения. Госпожа обронила, что, если он ничего не скажет, она убьет его на моих глазах. Или наоборот. Это не имеет принципиального значения. Ведь, если верить ему, мы оба, Джек и я, располагали необходимыми сведеньями.

- Когда один из вас погибнет, другой перестанет упорствовать, - изрекла она. Даже оружие, находящееся в моих руках, не поколебало ее уверенности в своих силах. Стойкость этой женщины вызывала восхищение! - Вот-вот начнется штурм.

- Запрети им нас атаковать. Нам с тобой гораздо проще и выгодней договориться, - произнес Джек. - Мы попросим у тебя сорок процентов от грядущих прибылей.

Неожиданно она ловко извернулась и вырвала у меня из рук бластер. Засунув его себе в неприметный кармашек, Тюсс фыркнула. С поразительной легкостью она скинула нас с пьедестала Вершителей Судеб, на который мы забрались. Сказывался богатый опыт.

- Вы мне нравитесь, - произнесла она. - Печально, если вас убьют. Но, поверьте, все так и будет, если мы не достигнем соглашения. Я предлагаю вам не только сохранить ваши жизни, но и десять процентов от тех денег, которые, если вы не врете, мы заработаем.

- Тридцать восемь, - пропищал Джек. Он помнил, что без него она, вообще, ничего не получит. - Суммы, названной мной, будет как раз достаточно для того, чтобы улучшить жизнь моего народа.

- Сомневаюсь, что ты хоть с кем-нибудь поделишься деньгами, если их получишь, - хмыкнула госпожа. - Хорошо. Я согласна дать вам двадцать процентов. И это мое последнее слово. Если вы продолжите упорствовать, я пристрелю вас.

Запаниковав, я схватил Джека за шкирку и потребовал, чтобы он принял ее условия. В ответ он возмущенно заявил, что не собирается так просто сдаваться. Он произнес довольно-таки убедительную, пылкую речь, в которой доказывал, что более его угнетенные соратники не будут существовать, подобно крысам!

- Эту сказочку рассказывай своим соотечественникам, а не мне, - когда он закончил ораторствовать, фыркнула она. - Разбогатев, ты, наверняка, станешь притеснять бывших друзей. Возможно, ты даже убьешь Миху. Или он тебя.

Тюсс расхохоталась. Она была убеждена в своей правоте. Но мы с коротышкой считали иначе. Мы надеялись, что в любой ситуации останемся людьми, и, соответственно, будем поступать достойно! Впрочем, Джек не человек...

- Тридцать процентов, - заскрипев зубами, изрек он. - Конечно, ты способна сделать с нами все, что захочешь. Но не забывай, что даже самые современные технические достижения не заменят хадчи. А с ними тебе без меня не договориться. Я единственный представитель своего вида, владеющий вашим языком.

- Согласна, - кивнула Тюсс. Она щелкнула пальцами, и в тот же момент мой дом вновь наполнился ее звероподобными охранниками. Злобно поглядывая по сторонам, они с нетерпением ждали, когда госпожа прикажет им свернуть шеи нам с Джеком. К счастью, этого не произошло. - Мне пора.

- А как же кредитки? - нервно поинтересовался Джек. Ему, как и мне, хотелось, чтобы она поскорее покинула мое жилище. И все-таки он не мог отпустить ее просто так. - Если ты дашь тысячу, будут сделаны первые шаги на пути к процветанию нашего предприятия.

- Всему свое время, - откликнулась она. - Я не собираюсь вкладывать деньги в неизвестно что. Но я вновь приду, как только наведу справки о вас с Михой...

Она ушла. И мы с Джеком остались вдвоем. Нам предстояло обговорить все детали плана. Мы должны были все тщательно продумать, дабы Тюсс не удалось обмануть нас и заняться добычей и реализацией невиданного ранее топлива в одиночку.

Что же касается только что заключенной нами сделки, то в ее силу я пока не верил.

- Какая женщина! - восхищенно воскликнул коротышка.

- Что такая красивая?

- Нет, такая страшная! - ухмыльнулся он. - Я говорю не о внешности, а о сути. Она способна съесть нас вместе с костями и не подавиться. Но мы ей это не позволим!

- Точно, - поддакнул я, усевшись в мягкое кресло госпожи, которая она не сочла нужным забрать. - Свою часть договоренности я исполнил. Но, вероятно, это далеко не все, что от меня требуется.

- Естественно, - кивнул он, даже не покраснев. - Надо, чтобы ты подсобил мне все это грамотно организовать. А потом мы между собой поделим уже упомянутые ранее тридцать процентов. К примеру, ты получишь восемь, а все остальное заберем я и мой народ.

Открыв рот, я захотел возразить, сказать, что на таких условиях не буду работать, но, немного подумав, предпочел промолчать. Восемь процентов от ноля - ноль. Если же мы раздобудем по-настоящему много денег, то и столь малой доли мне хватит, чтобы воплотить свои мечты в реальности.

- Есть возражения? - полюбопытствовал он. Узрев, как я, наконец-то, закрыв рот, качаю головой, хмыкнул. Джек взглянул на своих не столь болтливых собратьев. Хадчи продолжали изучать мой старый рваный матрас, который, наверняка, казался им необъятным.

- Чем они занимаются? - спросил я. Мне до недавнего времени, как и всем жителям Веги-8, крохи казались не более чем жалкой пародией на людей, примитивными созданиями. - Философскими изысканиями?

- Как ты узнал? - удивился Джек, не заметив изрядной доли сарказма в моем голосе. - А ты, оказывается, блестящий наблюдатель!

- Прекрасно, - ошарашено пробормотал я. Он, что, шутит? Или же говорит серьезно? - А ты сам случайно не один из тех ученых, которые рассуждают о смысле жизни, бытие, религии и всем в таком духе?

- Да! В детстве я часто бился головой. Поэтому и решил стать философом. Дело в том, что сотрясения мозга стимулируют мыслительные процессы. О таких мелких побочных эффектах, как сильнейшие головные боли, упоминать не стоит.

- Ну конечно! Это очень увлекательно. И, пожалуй, я бы еще потолковал с тобой об этом, если бы у нас не было более важной темы для беседы. Что поведать Тюсс?

- В глобальном смысле это такая мелочь! - отмахнулся Джек. Но на этот раз он не стал уклоняться от разговора. - Мы ничего ей не объясним. Получив деньги, помашем ей на прощание ручкой и покинем эту кошмарную планету.

- Что?! - воскликнул я. - Ты, что, ничего не знаешь о новом виде топлива? И затеял все это только для того, чтобы облапошить какого-нибудь богатенького дурачка...

- Успокойся, - самодовольно произнес он. Наверное, он считал себя самым умным и хитрым во Вселенной. Но, когда он поймет, что это не так, будет поздно. Его убьют. А заодно и меня. И зачем только я связался с ним? - Я владею информацией, о коей упоминал ранее.

- Честно? - задал новый вопрос я. Мне хотелось ему верить. Но для меня не было тайной, что он с легкостью солжет кому угодно. И из-за этого его не будет терзать совесть. Да и, вообще, есть ли она у него? - И что оно собой представляет?

Покосившись по сторонам, Джек убедился, что поблизости никого нет, за исключением его собратьев. Но это еще ничего не значило. Госпожа могла установить у меня дома "жучки", подслушивающие устройства.

- Пошли, - Джек прыгнул мне на плечо. Когда мы покинули дом, он указал на растущий неподалеку небольшой цветок-убийцу. - Видишь, это растение?

- И? - нахмурился я, изучая разноцветные, подобные радуге, треугольные лепестки. И тут меня осенило. - Наверное, все дело в летающих кабанах! Цветы - их излюбленное лакомство!

- Идиот, - беззлобно бросил он. - Из пыльцы этих цветов делают топливо. Конечно, это сложный, опасный и трудоемкий процесс, который, кстати, в состоянии хорошо выполнить только мой народ. Но, представь, нужно всего лишь с десяток таких растений, дабы космический лайнер долетел от Веги-8 до Земли. Разве это не чудо?

- Чудо, - согласился я. Внезапно я почувствовал себя неуютно. Мне стало ведомо то, из-за чего меня могли убить. - Но почему ранее никто об этом не догадался?

- За все то время, что здесь находится человеческая колония, сюда прилетело всего пятеро биологов и два химика. И они очень быстро погибли при загадочных обстоятельствах, - он произнес это таким голосом, как будто бы сам их убил. Впрочем, такую возможность нельзя было исключать.

Я кивнул. Проклятая Планета Чудовищ, на которой, как считалась, практически нет ничего представляющего интерес для людей, открыла одну из своих тайн. Интересно, много ли их у нее еще осталось?

- Так-то, - подмигнув мне, произнес Джек. - Пойдем, нам надо выспаться. Завтра нас ждет очередная беседа с госпожой Тюсс.

- С чего ты взял? - занервничал я. Так и не дождавшись ответа, зашел в жилище. Закрыв за собой входную дверь на допотопную увесистую щеколду, почувствовал себя увереннее. Все-таки древние были правы, утверждая, что наш дом - наша крепость, захватить которую, однако, для власть имущих не составит труда.

- Почему ты не пользуешься современными защитными устройствами? - вопросил он, когда я, не снимая рабочего комбинезона, плюхнулся на кишащий его собратьями матрас. Стараясь никого не раздавить, закрыл глаза. - У тебя, что, недостаточно для этого денег? Но ведь они дешевые!

- Да, но... - зевая, пробурчал я. Не обращая внимания на продолжающих суетиться хадчи, смущенно признался: - Я не доверяю новейшим техническим разработкам. Зачастую они действуют не так, как надо. Они подводят своих хозяев. И тогда в дом проникают воры.

- У тебя нечего красть, - ехидно напомнил Джек. - Если мне не изменяет память, когда мы сегодня отправились договариваться о встрече с правительством, ты не стал запирать дверь. Почему?

- Гм, - пробормотал я. Поднявшись с жесткого матраса, на котором, все равно, нельзя было удобно устроиться, уселся в кресло. В нем я мог провести ночь гораздо комфортнее. - Видишь ли, я предпочитаю, чтобы мой покой охранял проверенный веками страж - большая, крепкая щеколда.

- Ну-ну, - фыркнул он, расположившись на спинке кресла. - Вероятно, ты прав. Человечество слишком сильно привыкло к своим новомодным приспособлениям. Ибо они в любой момент могут сломаться. И что тогда вы, люди, будете делать? Праздновать Конец Света?

- Ага, - откликнулся я, погружаясь в объятия Морфея. Я заснул. И мне приснилось, что я стал самым богатым человеком во Вселенной. Я купался в золоте. И был счастлив. Но, к сожалению, чарующая иллюзия продлилась, на мой взгляд, недостаточно долго.

- Подъем! - воскликнул бугай, хватая меня за плечо. Когда я открыл глаза и опознал в нем одного из людей Тюсс, он добавил: - Госпожа приглашает вас на обед в ресторан "Вкуснятина". Там она закончит с вами разговор, начатый вчера вечером.

- Отлично! - бодро воскликнул Джек. И, усевшись мне на плечо, уставился на здоровяка. - Мы бы с радостью отправились туда, если бы не одно "но": нам нечего одеть. Миха не пойдет в ресторан в рабочем комбинезоне. Да и мой костюм Адама не годится.

Я нахмурился. Какая разница, в чем мы будем? Несколько часов назад наш потрепанный облик никого не смущал!

- Госпожа все предусмотрела, - заявил бугай, тыча мне в нос пакетом. В нем было два шикарных костюма, большой для меня и крохотный для Джека. Как видно, они были сделаны под заказ. Но как Тюсс сняла с нас мерку? Наверное, для этой цели она воспользовалась креслом, которое не случайно появилось у меня дома.

- Это все хорошо, - задумчиво пробормотал я, примеряя свой новый костюм. В этот момент я пожалел, что у меня нет зеркала. - Но как ты сюда проник? Дверь была закрыта. На щеколду. На мощную щеколду.

- Ну и что? - пожал плечами здоровяк. Отойдя с прохода, он позволил мне узреть пролом в том месте, где совсем недавно была дверь. - Сначала я хотел проникнуть через окошко. Но мне это показалось слишком сложным. Зачем мудрить...

- Мудрить, - сглотнув, эхом отозвался я.

- Я готов, - заявил Джек. Скинув лохмотья, он напялил стильный черный костюм. - Отрадно, что в эту одежду встроены приспособления, которые возмещают отсутствие утреннего душа. Эх, впервые в жизни я чувствую себя по-настоящему чистым! А еще от меня пахнет фиалками.

- Откуда ты знаешь, как они пахнут? - заинтересовался я, последовав его примеру. - Они же не растут на Веге-8.

- Если фиалки как-то и пахнут, то только так, как сейчас от нас! - уверенно произнес он. - А, вообще, об этом было написано на этикете. Вот. Ну, что, поехали на обед? Гм, наверное, мне не стоит упоминать, что мы еще не завтракали?

Не слушая его брюзжание, я вышел на улицу и замер, не веря своим глазам. Госпожа Тюсс, не поскупившись, прислала за нами роскошный, последней модели автолет "Мерсс-Бесс", летающую машину. Никогда еще в жизни мне не доводилось кататься ни на чем подобном.

- Фантастика, - пробормотал я, забравшись в салон. Мягкие обтянутые кожей кресла были ничуть не менее удобны, чем то, которое оставила у меня в жилище Тюсс. - Восхитительно! Еще совсем недавно я мог лишь мечтать об этом!

- А все почему? Потому что ты познакомился со мной, - похвастался Джек. И он был прав. Если бы не он, я бы все еще трудился на фабрике и грезил о светлом будущем, до которого вряд ли бы дожил. - И это только начало! Скоро мы приобретем такой же "Мерсс-Бесс". Или даже два.

- Малиновый, - прошептал я. Заметив его недоуменный взгляд, объяснил: - Когда у меня будут деньги, я куплю себе малиновый автолет. В нем я буду разъезжать по старушке Земле, столице Космической Федерации. Также у меня будет личный водитель. Причем, не робот. А человек!

- Мечтать не вредно, - буркнул здоровяк, усаживая на место водителя. Он нажал несколько кнопочек, и автолет поднялся в воздух. Набрав высоту, машина ринулась вперед. Так что уже через несколько минут мы прибыли. "Мерсс-Бесс" плавно приземлился около входа в ресторан "Вкуснятина".

- Бесподобно! - захлопал в ладошки Джек. - Вот это я и называю достойной жизнью для двух таких замечательных разумных существ, как мы с тобой, Миха. Более того, мне кажется возмутительным предположение, что мы могли бы прозябать в бедности до конца своих дней.

- Да? - усомнился я. Все, что происходило со мной, походило на чудесный сон, который, однако, в любой миг мог превратиться в кошмар.

- Естественно.

Кивнув, я переступил порог "Вкуснятины". Созерцая гладкий стеклянный пол, стены и потолок, покачал головой. Признаться, я был разочарован. Я рассчитывал увидеть что-нибудь более впечатляющее: украшения из платины, золота и серебра. А также целую кучу драгоценных камней: рубинов, сапфиров и изумрудов. Увы, ничего подобного тут не было.

- Стекло, - поморщился я, плюхнувшись за крайний правый столик; за ним уже сидела госпожа Тюсс. Сегодня на ней было обворожительное строгое синее платье. В нем она выглядела еще красивее, чем обычно.

- Вообще-то, это бриллианты, - услышав мою реплику, сообщила Тюсс. - Заметь, как они играют на свету! О, это чудесно! Увы, люди, не привыкшие с детства к изяществу, не в состоянии уловить и почувствовать всеми фибрами своих черствых душ подлинное очарование.

- Угу, - смущенно потупился я. Мне было стыдно за свою ошибку. Это ж надо было принять драгоценность за безделушку! Все еще чувствуя себя неловко, торопливо сменил тему разговора: - Мы с другом пришли сюда не для того, чтобы рассуждать об украшениях.

- Верно. Но о делах мы поговорим после обеда, - обронила она, жестом подзывая официанта. Им оказался человек, немногим младше меня.

- Чего изволите? - спросил он. - У нас самая лучшая кухня в городе!

- Сомневаюсь, - поджав губы, пробубнил Джек. Немного помолчав, он более громким голосом принялся перечислять блюда, которые хотел бы отведать. В частности он заказал маринованные грибочки, жаренного летающего кабанчика и хорошего вина двадцатилетней выдержки. - Я люблю плотно поесть! В особенности, за чужой счет.

- Ну а я буду... - начал я и замялся. Читая меню, которое мне вручил официант, не знал, что выбрать. Я уже много лет не ел ничего, кроме питательных таблеток. - Я буду то же, что и мой партнер. Он разбирается в снеди.

- Как же! - фыркнула Тюсс. Она попросила, чтобы ей принесли, как всегда, небольшой кусочек сердца левиафана, гигантского чудовища. Оно обитало на планете Хлюп-3, чья поверхность была покрыта водой. - Надеюсь, вы получите удовольствие от блюд, которые приготовит здешний повар. Он - мастер!

- Это точно, - отозвался Джек. Когда ему принесли заказ, он с жадностью набросился на еду. Жуя крылышки кабанчика, он причмокивал от удовольствия.

- Оригинально, - прошептал я, не решаясь начать трапезу. Признаться, я позабыл, как пользоваться столовыми приборами. Но, в конце концов, увидев, что коротышка орудует руками, последовал его примеру. Ну а на брезгливое выражение лица Тюсс, старался не обращать внимания.

- Ты принесла деньги? Если нет, то нам с Михой тут более нечего делать, - наевшись, заявил Джек. Сыто рыгнув, он с грустью уставился на свою тарелку, которую ему не удалось опустошить даже на половину. - Спасибо, конечно, за вкусный обед, костюмы и все остальное. Но нам пора.

- Подождите. А как же вино, к которому вы оба даже не притронулись? Вы не уйдете, не отведав "Кабальтэ"! Подобный поступок был бы в лучшем случае неуважением к ресторану, а в худшем - ко мне.

Решив с ней не спорить, я торопливо налил себе в бокал красный напиток. Понюхав его, нахмурился. Здесь что-то не чисто. Почему Тюсс так странно себя ведет? Она, что, подсыпала нам с Джеком яд или - что намного вероятнее - сыворотку правды? Но зачем? Ее слуги способны выпытать у нас любой секрет. Она, что, не уверена в эффективности их методов?

Пока я терзался сомнениями, Джек пригубил вино. Икнув, он упал лицом в тарелку и захрапел. Как видно, в "Кабальтэ", к которому до сих пор не притронулся не только я, но и Тюсс, было снотворное. Или же коротышка потерял сознание из-за того, что его организму непривычен алкоголь?

- Что с ним? - насторожился я.

- Разве ты не видишь? Он спит, - откликнулась она. - Ну а теперь, когда мы, перекусили, давай поговорим о деле. Я более ничего не буду у вас выспрашивать. Ваши тайны останутся при вас. Также я, как и обещала, дам вам для начала тысячу кредиток. Посмотрим, как вы ими распорядитесь.

- Отлично! - обрадовался я. Еще несколько минут назад я и рассчитывать на это не мог. Меж тем, как и обещал Джек, все обернулось наилучшим образом!

- Не спеши меня благодарить, Миха. Если вы с приятелем не исполните своих обязательств, то позавидуете мертвецам. Я лично прослежу за тем, чтобы вас пытали долго. Очень долго. Ты все понял?

Я открыл рот, собираясь ответить, но не успел этого сделать. Раздался выстрел, и полная на две трети бутылка "Кабальтэ", все еще стоящая на нашем столике, разлетелась на множество осколков. Один из них оцарапал мне щеку и едва не угодил в глаз.

- Это стреляли не мои люди. Охрана! - воскликнула госпожа, которая все еще не дала мне денег. Опасаясь за свою жизнь, она легка на пол. Захватив со стола мирно спящего коротышку, я поступил также. - Вообще-то, мое платье, как и ваши с Джеком костюмы, кроме всего прочего, исполняет роль бронежилета. Но не стоит забывать, что незащищенной все еще остается голова.

- Ясно, - сглотнул я. - А во "Вкуснятине" всегда так весело? Или нам повезло? К слову сказать, я ошибаюсь или вон там, недалеко от входа, действительно, от потолка откололся небольшой кусочек...

- Это невозможно, - ответила она. Она все еще хотела казаться уверенной в своих силах особой, вот только у нее это плохо получалось. Экстремальная ситуация заставила ее перестать себя вести, подобно самовлюбленной, эгоистичной и холодной барышне. Ныне Тюсс напоминала обычную испуганную дамочку.

- Тебе придется признать, что тут все сделано не из бриллиантов, а из обычного стекла: алмаз нельзя так просто расколоть, - стараясь не думать о выстрелах, которые все чаще и чаще раздавались поблизости, заметил я. Отважившись выглянуть из-под стола, увидел детину, подчиненного Тюсс. Он пытался одолеть жилистого джентльмена, который в свою очередь жаждал прикончить нас.

- Верно! Хозяин заведения плут! Но не это должно нас заботить, - раздраженно ответила она. Ей, как и всякому нормальному человеку, не нравилось, когда она оказывалась не права. Достав бластер, открыла огонь. И первый же ее выстрел угодил в голову мерзавца.

- Ты убила его! - в ужасе воскликнул я. - Но почему он напал на нас?

- Госпожа, это робот, - сообщил громила-охранник, обыскав поверженного врага. - Было бы неплохо, если бы мы убрались отсюда. Там, где появилось одно такое создание, могут очутиться и другие. Если их будет слишком многого, они нас уничтожат.

- Ладно, - направившись к выходу, изрекла она. Подмигнув на прощание официанту, добавила: - Извини за доставленные неудобства и убытки. Запиши их на мой счет. И еще надеюсь, владелец "Вкуснятины", когда я встречусь с ним лично, объяснит, почему тут все из стекла, а не из бриллиантов. Я не люблю, когда меня обманывают. Даже в мелочах.

- Договорились, - низко поклонился официант. Стараясь не дрожать от страха, он с нетерпением дожидался, когда мы покинем заведение. Выдавив жалкую улыбку, он даже отважился сказать на прощание, что будет счастлив, если мы вновь заглянем к ним. Конечно, он лгал.

- Быстрее! Залезайте в автолет! - воскликнула Тюсс. Когда мы с Джеком заняли места, она распорядилась: - Поехали во дворец. Мне есть, о чем поговорить с папочкой. Надеюсь, он не причастен к этому неприятному инциденту.

- Почему бы тебе самой не справится со своими проблемами? Зачем ты потребовала, чтобы мы с Джеком отправились вместе с тобой? - спросил я. Я бы предпочел оказаться сейчас где угодно, но только не рядом с ней. Ведь совсем недавно ее едва не прикончили!

- Дурак! - фыркнула она, вновь став высокомерной леди, какой ее знала вся планета. - Я подозреваю, что охота началась не на меня. А на нас всех. Да-да, ты не ослышался! Поскольку вам с коротышкой известен секрет нового вида топлива!

- Ну и что?

- А то! Наверное, эта информация дошла до кого-то, кому она очень не понравилась. И он решил отправить нас в мир иной. Он боится конкуренции. И я могу его понять. Если бы я оказалась на его месте, то поступила бы точно также. Но, увы, сейчас я не охотница, а дичь. И мне это не нравится!

Едва она замолчала, как автолет остановился поблизости от жилища Нестли и его семейства. Здесь же обитала и Тюсс. Впрочем, по какой-то причине охрана сегодня не пропустила ее внутрь. Стражи заявили, что таково распоряжение правителя.

- Как же так?! - недоуменно воскликнула госпожа, вылезая из "Мерсс-Бесса". Она потребовала объяснений. Она хотела знать, по какой причине впала в немилость к батюшке. Вместо ответа здоровяки, наставив на нее бластеры, сообщили, что, если она не уберется восвояси, они ее прикончат.

- Тебе тут не рады, - констатировал я, стараясь не показывать страха. - Не исключено, что мы с Джеком здесь ни причем. Что, если все из-за тебя? Вдруг одна из твоих махинаций вызвала неудовольствие у господина Нестли?

- Я хочу поговорить с отцом, - твердо произнесла она, доставая бластер. - Я убеждена, что с ним что-то случилось. Он бы никогда не стал так обращаться ни с одним из членов семьи. Узнав о новом топливе, он, как и я, извлек бы из этого выгоду. Прогресс нельзя остановить!

- Но его не так уж трудно притормозить.

Тюсс сделала вид, что не услышала моей реплики. Она распорядилась, чтобы мне выдали оружие. Когда ее приказ выполнили, она в очередной раз постаралась убедить охрану пропустить нас. Но ответ был все тот же - "нет". Стражи дворца не рискнули нарушить инструкции.

- Я этого так не оставлю! - сжимая кулаки, воскликнула она. Покраснев от гнева, уселась в автолет. - Я добьюсь, чтобы всех вас уволили. Я сделаю так, чтобы вас, вообще, никуда на работу не взяли. Даже на фабрику, куда принимают всех желающих, в том числе и умственно отсталых.

Ее слова не произвели на них особого впечатления. Охранникам дворца нередко доводилось слышать всякое, в том числе и более жуткие угрозы.

- Куда поедим? - спросил водитель.

- Не знаю. Пока покружи по центру города. Тут на нас никто не рискнет напасть. Но стоит нам очутиться на окраине Дурвилля, как все изменится. Похоже, враги задействовали силы, с которыми не смог справиться даже Нестли.

- А вдруг он сам все это устроил? - предположил я, завидуя коротышке. Он все еще спал. И ни о чем не беспокоился. Счастливчик!

- Нет! Я считаю...

- За нами следят. Надо бы от них оторваться, - перебил сидящий за пультом управления "Мерсс-Бессом" здоровяк. Он принялся быстро нажимать какие-то кнопки. И автолет, набрав скорость, снизился настолько, что едва не задел днищем об мостовую.

Вцепившись в подлокотник, я молился. Шансы "Мерсс-Бесса" превратиться в груду металлолома, врезавшись в ближайший дом, были велики. А еще он мог сбить случайного прохожего. Но первой мрачной перспективы я страшился больше, чем второй...

- Боже, - пробормотал я, обернувшись и узрев преследователей. Несмотря на все ухищрения водителя, они все еще держались за нами. Отпускать нас в их планы не входило. - Мы, что, так и будем петлять по городу, пока у нас или у них не закончится топливо?

- Нет, - откликнулась Тюсс. - Они доберутся до нас гораздо раньше. Скоро они, позабыв про стыд и страх, начнут стрелять. А моя машина, увы, не бронирована.

- Гм... - с ужасом прошептал я.

- Не стоит отчаиваться! Мы не станем сидеть и ждать, когда нас отправят к праотцам. Мы будем сопротивляться. У тебя, Миха, в руках оружие! Так воспользуйся им. Ну а я, не обращая внимания на суету, буду размышлять...

Уставившись на бластер, я вздрогнул. К сожалению, порой даже убежденные пацифисты, подобные мне, вынуждены нарушать свои принципы. Посему я, сглотнув, высунулся из окошка автолета. Но я никак не мог решиться открыть огонь первым. И вдруг раздался выстрел - стреляли враги.

- Мерзавцы! - испуганно закричал я, нажимая на спуск. - Я вам покажу, как связываться со мной и моими друзьями! Я заставлю вас оставить нас в покое! Наверное, все из-за...

- Не надо так орать, Миха, - поморщившись, попросила госпожа Тюсс. - Обывателям не обязательно знать о новом виде топлива, секрет создания которого, мне до сих пор не ведом.

Я жаждал рассказать ей все, что мне было известно. Но промолчал. Я осознавал, что, если так поступлю, стану ей не нужен. И тогда она избавится от нас с Джеком. А мне бы этого не хотелось.

Мои союзники были ничуть не меньше опасны, чем враги.

Чтобы хоть как-то отвлечься от мрачных мыслей, я закричал что-то невразумительное и, особо не целясь, вновь начал палить. Я так и не попал в периодически высовывающихся из окон недругов. Зато один из зарядов угодил в фару их автолета, и она разбилась! Значит, их машина, как и наша, не бронирована!

В отличие от меня водитель нажимал на спуск редко. Но его выстрелы всегда достигали цели. Он даже подстрелил одного из преследователей. И тот, не удержавшись, вывалился из автолета. Он так и остался лежать на мостовой. А вокруг него растеклось красное пятно крови. Мерзавец был человеком, а отнюдь не роботом...

Почувствовав дурноту, я уселся на свое место. Только что на моих глазах было совершенно убийство! Погиб тот, кто любил, страдал, наслаждался. Наверное, у него были дети...

- Что с тобой? - спросила Тюсс. Отвесив мне увесистую оплеуху, она привела меня в чувство. Я вспомнил, где нахожусь и что, собственно, происходит. - О чем размышляешь? Единственное, что должно тебя заботить, это как нам остаться живыми!

Я признал ее правоту. Схватка продолжалась.

- Они все-таки нас достали, - сообщил водитель. Дернувшись, "Мерсс-Бесс" упал на землю. К счастью, высота была небольшой, посему никто из нас не пострадал. Но мы все еще находились в опасности: преследователи никуда не делись.

- Уходите, я вас прикрою, - произнес здоровяк. - Если мне улыбнется удача, я одолею врагов. Но я на это особо не рассчитываю. Скорей всего, к ним вот-вот прибудет подкрепление.

- Договорились, - обронила госпожа, покосившись на противников. Остановив автолет неподалеку от нас, они поспешно выбирались наружу. В этот миг они представляли собой отличные мишени, чем и поспешил воспользоваться подчиненный Тюсс. Несколько метких выстрелов, и у нас стало гораздо меньше врагов...

- Нас четверо, включая Джека, - напомнил я, - их - всего двое. Неужто мы с ними не справимся?

- Ты, что, плохо слышал, что сказал мой помощник? - спросила она. Она не любила никому ничего объяснять по несколько раз. - Оставаться в городе слишком опасно. Надо покинуть Дурвилль! Но мы не полетим на какую-нибудь другу планету. Нет, ибо там мы все еще будем легкой добычей...

- И? - подал голос я, смирившись с тем, что добром это не закончится. Я был убежден, что она предложит что-нибудь безумное. И не ошибся. Она заявила, что мы должны отправиться в лес. - Это равносильно самоубийству! В чащобе обитают монстры! Из-за них Вегу-8 и окрестили Планетой Чудовищ!

- Да, все так, - улыбка, появившаяся на ее устах, не сулилась никому ничего хорошего. - Многие люди утверждают, что без специального оборудования, оружия и защитного костюма, там невозможно выжить. Это нам и предстоит проверить.

Я жаждал наорать на нее. Но не сделал этого. Спорить бесполезно. Госпожа, все равно, настоит на своем. А раз так, то у меня нет выбора. В конце концов, у нас есть оружие, с помощью которого легко прикончить любую тварь. Да?

Вздохнув, попрощался с оставшимся прикрывать наш отход здоровяком. За эти пару часов мое отношение к нему изменилось. Еще сегодня утром я считал его тупым, подобным роботам типом. Ныне, когда он сражался, защищая нас, я проникся к нему теплыми чувствами. Нельзя не уважать человека, который готов отдать за тебя жизнь.

- Пойдем, - дернула меня за рукав госпожа. - Хорошо, что автолет свалился на окраине города. Отсюда не так уж далеко до леса, который человечество, несмотря на все свое упорство, так и не превратило в регулярный парк. Там мы передохнем.

- Ага, - неуверенно поддакнул я, чувствуя, как оптимизм покидаем меня. Мне было жутко смотреть в сторону вековечных деревьев. А стоило помыслить о том, чтобы приблизиться к ним, как я чувствовал дурноту и слабость в ногах.

- Успокойся. Все будет хорошо, - изрекла она.

- Во-во, Джек говорил то же самое. А в итоге все закончилось перестрелкой!

Держа в правой руке крохотное тельце компаньона, а в левой - бластер, я бежал. И молился.

Нам повезло. Через пять минут мы оказались в чащобе. Игнорируя доносившиеся до нас шум выстрелов и чьи-то крики, мы с Тюсс пытались разобраться, почему тут, в лесу, не слышны ни шорох животных, ни пение птиц. Мы, что, спугнули зверей?

- Как странно, - пробормотал я. - Может, нам не стоило покидать Дурвилль? По крайней мере, там нас подстерегали знакомые опасности, люди и роботы. Здесь же нас ждут создания пострашнее.

- Не все ли равно, кто тебя прикончит? - фыркнула госпожа. - Нет, мы не вернемся, пока я не разработаю план...

- И сколько на это уйдет времени? Неделя? Месяц? А что, если ты так и не предложишь ничего путного? Количество питательных таблеток, предусмотрительно захваченных мной из дома, не велико. Через три-четыре дня они закончатся. И что тогда? Будем искать фрукты, которые в последнее время все реже и реже встречаются?

- Здесь есть еда! Чем-то же питаются звери, которые, между прочим, и сами могут стать нашим ужином. Смерть от голода нам не грозит.

- Это обнадеживает, - не без ехидства отозвался я. Покачав головой, зашагал следом за ней. Лес, который еще мгновение назад пугал меня, теперь не вызывал ничего, кроме раздражения. Густые заросли и вылезающие из земли гигантские корни деревьев мешали идти, превращали дорогу в пытку.

- Далеко собрались? - поинтересовался Джек. Он не запаниковал. И в этом не было ничего удивительного. Он - хадчи, коренной житель Веги-8. На этой планете его род, пройдя сложный эволюционный путь, давно адаптировался к местным природным условиям.

- Наконец-то, ты очнулся, - сказала Тюсс, выхватив его у меня. Держа кроху у себя перед глазами, медленно, добавила: - Ты поможешь мне выжить. Это в твоих интересах. Если я умру, твоя затея с новым видом топлива пойдет прахом. И твой народ еще долго будет прозябать в нищете.

- Я не дам погибнуть ни тебе, ни Михе, - ответил он. Вырвавшись из ее цепкой хватки, Джек забрался ко мне на правое плечо. - Здесь есть одно безопасное местечко. До него идти около часа. Кстати, что произошло, пока я был без сознания?

И мы с Тюсс, не видя смысла ничего скрывать, обо всем ему рассказали.


* * *


Лес, в котором мне как-то уже доводилось бродить, встретил нас тишиной, насторожено отнесясь к чужакам. Но по прошествии дюжины минут он, приняв нас, наполнился звуками. Мы услышали переливчатое пение желтоперых птах и противное сопение вышедших на охоту летающих кабанов.

Осторожно ступая по мягкой траве, я глубоко вздохнул. И поразился. Раньше я и предположить не мог, что воздух бывает таким чистым. Лишь покинув пределы города, я понял, насколько сильно, несмотря на современные очистительные сооружения, загрязняли окружающую среду фабрики и заводы.

Но эта умиротворенная картинка не успокоила меня. Я страшился хищников. Ибо для них мы представляли собой не более чем деликатес, мясо со странным сладковатым привкусом, которое крайне редко украшает их скромное однообразное меню.

Как бы там ни было, сложившаяся ситуация не сломила самоуверенную госпожу. Да и Джек, насвистывая веселенький мотивчик, вел нас в безопасное место; хорошее настроение хадчи не могли испортить ни мрачные перспективы, ни росшие повсюду небольшие цветки-убийцы.

Я завидовал его оптимизму. Ибо не отказался бы немного повеселиться. Но, увы, мне в голову лезли неприятные мысли о том, что я уже в который раз оказался в роли беглеца. Я мечтал стать богачом, а превратился в бродягу: лишился не только работы, которую всегда не любил, но и дома.

- Слушайте! - объявил Джек. Он запел что-то на неизвестном человечеству языке. И, хоть мы с госпожой не понимали слов, маленькому паршивцу удалось нас растрогать. Его чарующий голосок заставил нас с Тюсс почувствовать себя беспомощными крохотными существами...

- Как красиво, - заворожено прошептала Тюсс, когда он замолчал. - Если не секрет, о чем эта песня? Вероятно, в ней поется о молодом мужчине, воспылавшем нежными чувствами к обворожительной незнакомке. Она отказалась выйти за него замуж. И он покончил жизнь самоубийством?

- Нет, все гораздо проще. В ней речь идет о хадчи, который очень любил вкусно есть и мягко спать. И вот как-то он пробрался в дом к одному из людей, счастливому обладателю роскошного особняка. Карлик жаждал насладиться благами цивилизации, но его прикончил безжалостный человек.

- И все? - изумился я. Неужели маленький народец сочинил столь лирическую песню о каком-то жалком воришке? Почему не был выбран более благородный сюжет?

- А ты чего хотел? В песне, которую я только что исполнил, показана судьба большинства представителей моей расы. С тех пор, как на Веге-8 высадились первые колонисты, мы, хадчи, с детства привыкаем питаться тем, что удается похитить у вас! - заявил он. - Да и погибаем зачастую глупо! Нас убивают, считая мерзкими грызунами! А мы - высокоразвитые создания! Ясно?!

- Да, - хмыкнул я. Но почему бы его роду просто-напросто не игнорировать пришельцев с Земли? Человечество построило на Планете Чудовищ только один город, а вся остальная территория по-прежнему покрыта зеленью!

- Нет! - заявила Тюсс. Она не сочла нужным промолчать. Она объявила, что Джек не прав. На самом деле, хадчи стали забираться в дома людей не потому, что у них нет другого выхода. Просто им так легче жить.

- Мы жаждем вернуть себе территории, принадлежавшие нам издревле, - изрек Джек.

- Но зачем? Данные статистики утверждают, что твой народ расплодился исключительно в Дурвилле, а в лесах вас не так уж много! Также в последнее время все большую популярность завоевывает теория, говорящая об отпочковании от лесных хадчи нового вида - городских крыс.

- Мы не крысы! - возмутился он. С ненавистью посмотрев на нее, Джек поджал губы. Ему хотелось наброситься на нее с кулаками. Но он был гораздо меньше и слабее нее. А еще она - женщина. Женщина с бластером.

- В ее словах есть смысл, - осторожно сказал я. Портить отношения с Джеком не входило в мои планы, но молчать было выше моих сил. Истинность тезисов Тюсс была очевидна. Хадчи, оказавшись в городе, похищали еду, портили одежду и мебель. От их произвола страдали обыватели!

- И ты, Миха, - оскорблено произнес он. Забравшись ко мне на голову, огляделся. Изучая окружающие нас заросли, хмыкнул. Как оказалось, найти дорогу к заветной цели в чащобе было непростым делом даже для местного жителя. Годы, проведенные им в Дурвилле, не пошли на пользу его памяти.

- Заблудился? - спросила Тюсс. Ее голос дрожал от напряжения. Или от испуга? - Или размышляешь над тем, стоит ли тебе нам помогать или же завести в глушь и там оставить на поживу чудовищам? Мы для тебя не более чем злобные завоеватели!

- Не утрируй, - поморщился он. Спустившись на землю, Джек вновь зашагал туда, где должно было находиться безопасное место. - Я никогда не скрывал, что недолюбливаю человечество в целом. И все же отдельные его представители мне симпатичны. Взять хотя бы вас с Михой. Также нельзя забывать, что знакомство хадчи с вашей цивилизацией подстегнуло нас к развитию.

- Хм, люди, сами того не подозревая, заключили с вами договор, - заметила она. - Получая от нас то, что вам нужно, вы нам не мешаете. Что ж, все могло закончиться гораздо трагичнее. Геноцидом в космическом масштабе. И вашу расу бы истребили, как это уже неоднократно происходило.

- О нет! - вздрогнул Джек. Об этом он раньше не предполагал. - Но вы уже подсыпаете нам отраву в еду, ставите ловушки...

- Да, - не стала отрицать Тюсс. - Но мы занимаемся этим только в пределах Дурвилля, а не всей планеты. Помня заветы предков, которые требовали не измываться над флорой и фауной колонизируемых планет, мы вас не изничтожаем. Пока что.

Слушая их перепалку, я осознал, что в споре рождается отнюдь не истина, а новая ложь, еще более чудовищная и далекая от правды, чем ранее.

- Возможно, - устав ругаться, ответил он. Шагая по мягкой травке и перепрыгивая через крохотные пеньки, Джек наслаждался жизнью. Позабыв о том, что на нас охотятся головорезы, он улыбнулся. - Ладно, не так уж это важно. В грядущем люди и хадчи станут сотрудничать!

- Твоя мечта - люди на службе у хадчи, - не без ехидства произнесла госпожа. - Ты грезишь о том дне, когда человечество будет готово выполнить любое желание твоего народа!

- Естественно. Вот только я осознаю, что это нереально. Я упоминал о равноправии. Помогать друг другу - вот наш путь. Подобная форма симбиоза выгодна и нам, и вам. Или ты считаешь иначе? И тебя все устраивает?

- Если ты говоришь об угнетенном маленьком народце, то - да! Что же касается твоего предложение, то оно больше смахивает на паразитизм. Вы в еще большей степени будете пользовать благами нашей цивилизации, практически ничего не давая взамен. Секретом нового топлива и прочими знаниями вы поделитесь с нами отнюдь не безвозмездно!

- Но хадчи нельзя винить за это, - набравшись смелости, вмешался в их беседу я. - Раз речь зашла о кредитках, то где та тысяча, которую ты, Тюсс, нам обещала?

Смутившись, она отвернулась. Рассматривая растительность, госпожа поджала губы. Особенно сильно ей не понравился кустарник, на котором вместо плодов росли маленькие желтенькие глазки. Или же причиной ее недовольства было мое упоминание о задатке?

- Зачем тебе сейчас кредитки? Пока мы в чащобе, ничего ты от меня не получишь!

- Что?! - возмутился я. Покраснев от злости, схватил ее за плечи и хорошенько тряхнул. Я позабыл о том, что она - высокопоставленная особа, а я - всего лишь рядовой житель планеты, один из первых колонистов. - Из-за тебя я оказался здесь! Я тебе поверил! А теперь выясняется, что ты нас обманываешь!

- С чего ты взял? Как только мы окажемся в Дурвилле, ты получишь упомянутую ранее сумму, - заявила Тюсс. Она разозлилась ничуть не меньше, чем я. Она - дочка господина Нестли - не привыкла, чтобы с ней разговаривали в таком тоне.

- Хорошо, если так, - прищурился Джек. У него, как и у меня, были претензии к поведению нашей потенциальной партнерши по бизнесу. - Но меня интересует еще кое-что. Почему я, пригубив вино, отключился? Раньше я пил алкоголь и ничего подобного со мной не происходило! Что ты добавила в "Кабальтэ"?

- Как ты мог такое обо мне подумать? - вопросила она. Но лукавый взгляд, который она бросила на нас, выдал ее. Она, действительно, что-то подмешала в напиток.

- Когда я был маленьким, деревья большими, а политики честными, никто не позволял себе так нагло врать, - заметил он. - Ты использовала химические препараты!

- Это подлые инсинуации, - продолжала упорствовать госпожа. Она не собиралась ни в чем признаваться.

- Ага, как же! - так и не сумев сохранить спокойствие, воскликнул я. - Ты еще скажи, что сделала красивый жест, купив дорогое вино. А мы, мерзавцы, не только не оценили его по достоинству, но и набросились на тебя с упреками.

- Да, так оно и было.

Она была великолепна. Но мне было ведомо: она лжет! Хотя... посмотрев на ее миленькое личико и стройную фигурку, я усомнился. Что, если она не причастна к тому, что произошло с Джеком? Зачем ей это? Для чего все усложнять?

- Мне все ясно, - холодно произнес Джек. - Стремясь добиться от нас ответов, ты привела нас в ресторан. Дождавшись, когда мы с Михой потеряем бдительность и расслабимся, ты предложила нам вина, в которое уже была подсыпана сыворотка правды. Вот только ты не учла, что она подействует на меня, хадчи, не так, как на людей. Также в твои планы не входил не вовремя появившийся робот.

- Небо, - ужаснулся я. Неужели все было так, как он утверждает? Или он ошибается? Что, если нас хотел отравить загадочный враг? Ибо в бокале госпожи плескался тот же самый напиток, что и в наших с коротышкой. И она его собиралась пить. Но не сделала этого. Не успела? Или не захотела, зная о специфической добавке?

- Все было не так, - раздраженно ответила она. Злобно бормоча что-то себе под нос, Тюсс шла за Джеком.

Как бы там ни было, ей приходилось нелегко. За долгие годы она привыкла к комфорту. Посему чащоба, где нет ни мебели, ни автолетов, ни много другого, оказалась для нее нелегким испытанием. Но все же она неплохо держалась, не показывала усталости.

- Ладно, если вам так уж нужны деньги, возьмите их! - буркнула она, доставая из тайного кармашка, в котором также лежал бластер, небольшую пачку банкнот. Она быстро пересчитала их. - Здесь ровно тысяча! Ну, теперь вы оставите меня в покое?

- Безусловно, - отозвался Джек. Увидев кредитки, он позабыл обо всех своих претензиях к ней. - Миха, если тебе не трудно, возьми деньги и убери их куда-нибудь к себе. Я поручаю тебе хранить наш капитал, пока он нам не понадобится.

Я выполнил его распоряжение. Причем, я старался, чтобы мои руки не очень сильно дрожали, когда держал деньги. Чтобы заработать столько на фабрике, нужно трудиться не меньше полугода. Но, признаться, я надеялся, что в будущем буду распоряжаться гораздо большими суммами.

- Вот так-то, - изрек я.

Улыбнувшись, замолчал. Но устал от болтовни не только я, но и мои спутники. Тюсс размышляла о том, как нам выпутаться из этой неприятной истории. Джек, поглядывая по сторонам, хмурился и старался не сбиться с дороги. Ну а я прислушивался к загадочным лесным звукам. И широко раскрыв глаза, созерцал удивительный мир. Тут было немало чудес, кроме уже упомянутых глазастиков. Я даже заметил перешептывающиеся травинки, призрачных треххвостых белок, весело скакавших по веткам высоких деревьев...

Любуясь сюрреалистическим детищем природы, вспомнил, что где-то здесь должны обитать чудовища. С ними как-то давным-давно мне уже приходилось встречаться.

- Когда мы доберемся до цели? - спросила госпожа. Она, как и все мы, утомилась. Еще сегодня утром мы были в Дурвилле, радовались жизни. И ничего не предвещало неприятностей, за исключением разбудившего нас подчиненного Тюсс, и вдруг все изменилось...

- Минут через тридцать.

Солнышко уже собралось заходить. Близилась ночь, час, когда, как мне казалось, монстры выбираются из своих логовищ и выходят на охоту. И это меня пугало. Но, узнав о моих опасениях, Джек заявил, что вероятность того, что страшилища слопают нас в светлое время суток ничуть не меньше, чем в темное.

- Они постоянно рыщут по лесу в поисках жертвы, - просветил он меня. - И периодически им везет.

Я вздрогнул. Конечно, я и раньше знал, что где-то поблизости есть ужасные существа. Но до того, как услышал его объяснение, тешил себя надеждой, что днем на нас никто напасть не отважится. Все-таки наш небольшой отряд - опасная добыча, способный поменяться с охотниками местами.

- Да и потом, - продолжил вещать Джек, - не стоит бояться местных животных. Они не так опасны, как наши преследователи. Интересно, вошли ли они в лес?

- Конечно, - не задумываясь, ответила Тюсс. - Но я сомневаюсь, что это - люди. Человек, каким бы он ни был преданным хозяину, вряд ли сунется в этот дикий уголок. Нет, наверняка, за нами отправили робота. Или даже нескольких.

- Робот, - обомлел я.

- Плохо, - пропищал коротышка. - Если человека еще можно сбить со следа или напугать, то с роботом это не пройдет. Он - тупая железка! - будет делать все, пока не исполнит приказ. Или не погибнет. Причем, второй вариант предпочтительней.

- Естественно, - поддакнула она, погладив бластер.

- Ну вот мы и пришли, - через несколько минут довольно изрек Джек. - Это место одно из самых безопасных в округе. Когда я был маленьким, то часто тут проводил ночи. Мне было хорошо и уютно. Ни одно чудовище не заходило ко мне в гости. Почему-то они предпочитают держаться отсюда подальше.

Слушая его болтовню, я вышел на небольшую поляну. В ее центре находился крохотный домишко. Он был настолько мал, что в нем не сумели бы поместиться даже трое хадчи, не говоря уже о людях. Как видно, вкусной еды и мягких кроватей, о которых я мечтал, в ближайшее время не предвиделось.

- Это что такое? - раздраженно поинтересовался я.

- Хм, - расстроился он. - Когда я был ребенком, дом казался мне большим и просторным. Став взрослым, я позабыл о его подлинных размерах. Я почему-то считал, что мы все спокойно здесь разместимся. К сожалению, я оплошал. Но вы же не злитесь на меня из-за этого? Все мы периодически ошибаемся!

- Чего-то в таком духе я от тебя и ожидала, - плюхнувшись на землю, произнесла Тюсс. Она не боялась испачкать свою одежду, ибо это было невозможно. Как и наши с Джеком костюмы, ее платье всегда оставалось чистым. Увы, этого нельзя было сказать о наших лицах и руках, которые за время пути покрылись толстым слоем грязи.

- Как быть? - спросил я, усаживаясь рядом с ней. Осторожно заглянув в миниатюрное окошечко игрушечного домика, разглядел небольшую кроватку, письменный стол и два стула. Потрясающе! Жилище Джека было более благоустроенным, чем мое собственное.

- Вы как хотите, а я пошел спать, - заявил коротышка. - По крайней мере, эту ночь мы проведем здесь. Ну а завтра решим, что делать дальше.

Продолжая разглагольствовать, он вошел в домик и плотно закрыл за собой дверь. И мы с госпожой остались наедине, если, конечно, не считать задумчиво пялившихся на нас зарослей глазастика. Смутившись, я кашлянул и предложил принести хворост и разжечь костер. Ночи были холодными.

- Хорошо, - зевнув, произнесла она. Улегшись на землю, Тюсс демонстративно достала из кармана бластер и стала его изучать. - Интересно, сюда, действительно, боятся забредать чудища? И, если да, то почему? Но скоро мы это узнаем.

- Ага, - неуверенно откликнулся я, собирая засохшие ветки поблизости от нашего лагеря. Я не рисковал далеко удаляться от заветной полянки. Хоть бы Джек был прав, и ничего страшного с нами бы не произошло!

Утешаясь глупыми надеждами, принес немного хвороста и сложил его подле Тюсс. Дабы разжечь огонь, достал бластер и выстрелил. В тот же момент вспыхнул веселый костер. Но он горел не слишком долго. Всего лишь несколько секунд.

- Отличная работа, Миха! - язвительно буркнула Тюсс. Но, узрев несчастное выражение моего лица, смягчилась: - Не переживай! Тебе не нужно отправляться вновь за дровишками. Видишь ли, наши костюмы обладают регуляторами тепла. Когда холодно, они нас согревают. И наоборот. Они поддерживают постоянную температуру нашего тела.

- А раньше ты не могла об этом сказать? - задал вопрос я. Так и не дождавшись ответа, поджал губы и лег спать. Я попытался заснуть. Но мне никак это не удавалось. Услышав малейший шорох, доносящийся из-за пределов поляны, я вздрагивал.

- Спокойно ночи, - обронила госпожа. Закрыв глаза, она практически сразу же погрузилась в сладостную дрему. Вскоре я последовал ее примеру.

Я увидел удивительный, чудесный сон. В нем я днем трудился на фабрике, а ночью валялся на старом потрепанном матрасе. Мое бытие было скучно, размеренно. И безопасно. Увы, в реальной жизни все обстояло несколько иначе. Ибо я ступил на путь, ведущий к богатству.

Почувствовав голод, проснулся. Достав из кармана питательную таблетку, внимательно изучил ее. Не обнаружив ничего подозрительного, перекусил и с грустью уставился куда-то вдаль, туда, где перешептывались друг с другом чудовища...

- Ужас! - воскликнул я, неожиданно поняв, что страшилища - не плод моего воображения. А действительность. Целая толпа уродцев стояла на границе поляны. Они, облизываясь, указывали в нашу сторону длинными лапами: мы представлялись им аппетитным кушаньем.

- Чего ты орешь? - проснувшись, недовольно спросила Тюсс. Покосившись на небо, где еще царствовала луна в окружении множества придворных - звезд, добавила: - Зачем ты разбудил меня? Тебе, что, кошмар приснился? Наверное, во сне тебя кто-то вздумал съесть, ты перепугался и...

- Да, - перебил я. - Все так, за исключением одной маленькой детали. Нас с тобой хотят сожрать не во сне, а наяву! Обрати внимание на эту отвратительную компанию. Пожалуй, мне стоит помолиться...

- Если они ринутся в атаку, прольется немало крови, - заметив врагов, изрекла она. И достала бластер. - И мы погибнем.

Спрогнозированный ею исход сражения меня не устраивал. Я хотел жить. В этом мире у меня еще осталось, по крайней мере, незавершенное дело: я пока что не стал толстосумом. А посему, совладав со страхом, торжественно произнес что-то очень патетическое. И глупое.

- Если ты надеялся таким образом их растрогать, то мне придется тебя огорчить. У тебя ничего не вышло, - обронила Тюсс, пару раз пальнув в монстров. Наблюдая за тем, как недруги поспешно отступают, довольно хмыкнула.

- Они не сделали нам ничего плохого. Они просто стоят и смотрят на нас, пуская слюни и злобно шипя. Но они не пересекают границ поляны, на которой мы расположились. Любопытно, что в ней такого особенного?

- В ее центре находится крохотный домик. Или тебе этого мало? Сам по себе этот факт вызывает удивление. Но, кроме того, тут, наверняка, есть что-то еще. Вероятно, пару веков назад здесь произошла битва, память о которой навсегда запечатлелась в подсознании коренных обитателей планеты.

Ее объяснение показалось мне неубедительным. Для тупых чудовищ, увидевших добычу, гибель сородичей не должна была сыграть никакой роли. Но не исключено, что они намного умнее, чем мы мним. Или же они сами были свидетелями предполагаемого побоища...

- Давай, расстреляем их с безопасного расстояния? - успокоившись, деловито спросил я. Оружие придавало мне уверенности в себе. - Или, проигнорировав их, ляжем спать? Надо бы разбудить Джека ...

- Мы прикончим их, пока они не добрались до нас!

Госпожа нажала на спуск. И я поступил также.

Я стрелял в мерзких существ, немногим отличающимся от гигантских крыс и церберов. Они падали и умирали. Каюсь, мне было их жалко. Мы с Тюсс вели себя, как жестокие, самоуверенные и бессердечные люди. Мы уничтожали несчастных представителей фауны Веги-8! Но это было необходимо!

Как бы там ни было, я палил до тех пор, пока в бластере не закончились заряды. И лишь тогда, когда это произошло, осознал, что остался без оружия. Теперь, если на нас набросятся монстры или преследователи, в существовании которых никто не сомневался, я не смогу оказать им серьезного сопротивления.

- Что же мы натворили? - прошептал я, уронив бластер на траву. Повернувшись к Тюсс, спросил: - У тебя нет запасных зарядов?

- Нет, - она прекратила нажимать на спуск. Ее бластера должно было хватить еще как минимум на десяток выстрелов. - А ты прав!

- Ага, - поддакнул я, терзаясь противоречивыми чувствами. Я радовался завершению избиения. И в тоже время переживал за наше будущее. - Зря мы все-таки не посоветовались с Джеком! Он бы предостерег нас от опрометчивого поступка!

- Сомневаюсь, - фыркнула Тюсс. Перестав обращать внимание на корчивших нам рожи страшилищ, зевнула. - Ложись спать, Миха. Все равно, чудовища на нас не нападут. Ну а если они все-таки решатся на это, то с легкостью расправятся с нами. Неважно, будем мы бодрствовать или нет.

Закончив говорить, она вновь уснула. Ну а я, выслушав ее монолог, так и не сомкнул глаз. Я созерцал окруживших поляну существ. В какой-то момент мне захотелось выйти к ним, дабы не оттягивать неизбежный финал. Но инстинкт самосохранения не позволил мне так поступить.

Трепеща, я с нетерпением дожидался, когда на небосклон вылезет солнышко. Почему-то мне мнилось, что днем страшилища уберутся восвояси. Вот только моим надеждам не суждено было сбыться. Утро наступило, а уродливые создания никуда не делись. Они, поедая тела павших соратников, наблюдали за нами.

- Всем привет, - улыбнулся Джек, выходя из домика. Потянувшись, огляделся. И то, что он узрел, ему не понравилось. Улыбка покинула его уста, уступив место гримасе. - Что здесь произошло? И почему вокруг поляны собрались животные? И учтите, в то, что у них дружеская встреча, я не поверю!

Госпожа, пробормотав что-то невнятное, открыла один глаза, а потом закрыла его. Она не желала отчитываться перед хадчи. Посему выкручиваться пришлось мне. И я, не считая нужным что-то скрывать, рассказал коротышке о ночном происшествии. В конце речи спросил его, как нам быть?

- Не знаю, - зло ответил он. - Вы с Тюсс убили множество существ, которые не могли причинить вам вреда. Они бы чуть-чуть постояли и ушли. Так всегда происходило ранее! А теперь они разгневаны, они грезят о мести!

- Мне это не нравится, - занервничал я. Почувствовав голод, достал из кармана оставшиеся у меня питательные таблетки. Пересчитав их, пробормотал: - Десять. При экономном использовании нам их хватит максимум на пару суток. Но - вот беда! - у нас нет питья.

- Это не проблема, - отозвался Джек. - Если что, мы прикончим еще какое-нибудь создание, затащим труп на полянку и выпьем его кровь. Не устраивает? Ну ладно, у меня есть идея получше. У меня в подвале запасы воды. Так что сорок восемь часов мы продержимся. А о том, как поступим дальше, пока и думать не стоит.

Смахнув тыльной стороной ладони правой руки пот со лба, я облизнулся. Мой пустой желудок грозно ворчал, требуя, чтобы его немедленно наполнили. Но кушать драгоценные таблетки пока не следовало. У нас их было слишком мало.

- Надо поделать запасы провианта между нами, - решил я. Я сложил драгоценные питательные кругляшки на землю в три крохотных кучки, в двух было по четыре, а в одной - две. - Прости, Джек, но так справедливо. Ты - хадчи - не настолько велик, как мы, люди, следовательно, и пищи тебе требуется меньше.

- Вот так всегда, - ворчливо заметил он, но ругаться не стал. Вытащив из дома несколько маленьких бочоночков с водой, добавил: - Обещанное питье. Все. Будем ждать чуда. Если оно не произойдет, мы помрем. От голода.

- В крайнем случае, съедим Миху. Он самый бесполезный из нас, - окончательно проснувшись, заявила госпожа. - Ты, Джек, умеешь беседовать с хадчи, у меня есть деньги. Ну а Миха не так уж много для нас значит.

Она сказала то, что было очевидно. Исполнив роль посредника, познакомив их друг с другом, я превратился в обузу. Хотя, о чем это я? Я все еще мог им пригодиться в качестве кушанья! В том, что Тюсс способна слопать человека, никто не сомневался. Да и Джек, очутившись в экстремальной ситуации, вряд ли будет привередничать.

Пока я размышлял, госпожа расхохоталась. А затем и коротышка. Нахмурившись, я пялился на них до тех пор, пока они не объяснили, в чем, собственно, дело. Выяснилось, что рассуждения о каннибализме - шутка, о достоинства коей весьма спорны. Но вместо того, чтобы сурово отчитать спутников, я засмеялся.

Следившие за нами монстры услышали хохот и отступили на пару шагов от границы поляны. Вероятно, они приняли нас за безумцев. Но, подумав, они пришли к выводу, что свихнувшийся враг заслуживает смерти ничуть не меньше, чем здоровый. Или даже больше. Его следует добить из милосердия.

- Забавно, - успокоившись, произнес я. Съев питательную таблетку, взял в руки бочонок. И осушил его одним глотком.

- Ага, - подтвердил Джек, бесстрашно приблизившись к краю поляны. - Эта толпа с удовольствием будет раздирать нас на кусочки...

Слушая его красочное описание нашей вероятной кончины, почувствовал тошноту. С трудом совладав с вестибулярным аппаратом, я заявил, что все будет в порядке.

- Угу.

- Эх, когда-нибудь я вернусь на Землю! - громко произнес я. Я пытался убедить в этом не своих соратников, а самого себя.

- Блаженны верующие, легко им на свете, - криво улыбнулась госпожа. - А, вообще-то, таким дураком, как ты, Миха, быть выгодно... пока тебя не побьют. Или не отправят к праотцам. Вселенная - мрачное местечко.

- Ага, жизнь - это вонь, грязь и злоба, - изрек Джек. - Беда в том, что сие мнит лишь тот, кто не только не умеет мечтать, но и никогда не видел ничего, кроме своей унылой однообразной работы. А Миха не такой. И это замечательно!

- Все придет. Со временем, - едва слышно произнес я, не желая признавать их правоту. Если верить им, то жить нам осталось не более трех суток, а потом мы умрем.

- Знаете, нечего нам ждать подарков от судьбы! Ибо она на них не очень-то щедра, - вдруг сказала Тюсс. - Я предлагаю немедленно напасть на чудовищ и прорвать их плотный строй. Мы побежим туда, где они нас не достанут...

- В ад?

Госпожа не желала отправляться к праотцам. Но ее план был безумием. Если мы отважимся на этот дерзкий поступок, то, наверняка, погибнем. Причем, быстро и болезненно. Не логичнее ли нам еще немного побыть на безопасной полянке?

- Нет, - твердо ответила она. - Да, у меня в бластере практически не осталось зарядов. Но это еще не Апокалипсис. Ибо мы вступим в бой не с голыми руками! Мы наберем веток и подожжем! Мы будем отмахиваться ими от врагов! Звери боятся огня!

- Верно, - кивнул Джек. - Если нам улыбнется фортуна, мы спасемся. Но мы не отправимся обратно в город людей! Нет, мы поступим иначе! Мы углубимся еще дальше в лес! И там - я вам это обещаю! - мы найдем приют.

- То же самое ты говорил, когда мы топали сюда, - напомнил я.

- И оказался прав, - ответил он. - Тут нас врагам не достать. Ну а в том, что мы остались без пищи, нет моей вины. Так?

- Нет, - покачал головой я, сидя на земле и изучая его миниатюрный домишко. - Зачем куда-то идти, если там будет точно так же, как здесь? Или вы с Тюсс даже не рассчитываете на успех и хотите умереть красиво? Но ваш дешевый героизм никто не оценит по достоинству!

Я торжествовал. Я был уверен, что переубедил их. Но моим чаяньям не суждено было сбыться. Госпожа не обратила на меня никакого внимания. А Джек с легкостью доказал мне, что я не прав. Улыбнувшись, он сообщил, что там, куда мы направимся, есть еда.

- Да и потом, у вас с госпожой шанс спастись весьма призрачен. А вот у меня он вполне реален. Пока вы будете сражаться с монстрами, отвлекая их, я ускользну. Мы - хадчи - маленькие существа. И нас порой нелегко заметить. Особенно, когда рядом есть такая крупная добыча, как вы.

Ему было известно, что враги до него не доберутся. Но он позабыл о друзьях. Схватив наглеца за шкирку, я хорошенько его встряхнул. Я потребовал, чтобы он и мечтать не смел о том, чтобы скормить нас страшилищам. Либо мы все вместе спасемся, либо погибнем. Третьего не дано.

- Дурак, - беззлобно бросил Джек. Мои угрозы он не воспринял всерьез.

- Было бы здорово, если бы кто-нибудь из вас двоих погиб. Тогда бы мы бросили его труп на растерзание животным. Они бы передрались из-за него, позабыв об оставшихся недругах, - предложила Тюсс, покосившись на меня. Уже в который раз она намекала на мою бесполезность.

- Ничего не получится. Их в первую очередь интересуют живые противники, - сообщил коротышка.

- Ясно, - отозвалась госпожа. - Хм, где бы нам найти палки? Миха вчера по глупости все спалил. Хотя...

- И не думай об этом, - холодно произнес Джек, заметив, что она смотрит на его жилище. - Я тебе не позволю его тронуть. Он мне дорог! Никто - ты слышишь меня? - не разрушит его!

- Если я этого не сделаю, игрушечный домик превратиться в твой склеп, - хмыкнула Тюсс, отрывая крышу. Конечно, коротышка попытался ей помешать. Но одолеть властную женщину было выше его сил.

- Нет! - вопил он.

Но было уже поздно. Его уютное пристанище разобрали на множество небольших деталей. И почти все они были для нас бесполезны. Посему я уже начал переживать из-за того, что госпожа зря уничтожила миниатюрное элегантное строение, но тут в его основании обнаружилось четыре подходящих нам по размеру доски.

Едва я это осознал, совесть перестала меня мучить.

- Вандалы, - с ненавистью прошипел Джек. - Я привел вас сюда, в безопасное место. Я позаботился о том, чтобы вас никто не тронул. А вы отплатили мне за это неблагодарностью! Никуда я вас не поведу...

- Замолчи, - бросила Тюсс, осушив несколько оставшихся у нее бочонков. Услышав ее, маленький человечек прекратил ворчать и успокоился. - Если мы выживем, я позабочусь, чтобы тебе отгрохали настоящий дворец в любом уголке нашей планеты по твоему желанию.

- Я любил свой домик. Я построил его сам! То, над чем я работал больше года, ты разломала за несколько секунд. Ты страшный человек, Тюсс. Ты не знаешь, что такое добродетель. Ты готова погубить все, что угодно, если это мешает твоим планам.

- Прекрати ныть, - поморщилась она. Воспользовавшись бластером, госпожа подожгла две длинных доски с одной стороны, а еще две оставила про запас. - И я вовсе не такая злобная, какой ты меня выставляешь. Я хочу жить! И для этого, если потребуется, уничтожу не только твое жилище, но и Дурвилль вместе со всеми его обитателями.

Покачав головой, я взял из ее рук свое импровизированное оружие и две запасных палки. Размахивая ими, приблизился к границе поляны, на которую по неизвестной нам причине боялись заходить чудовища. Я переступил заветную черту. За мной последовали Тюсс и что-то бормочущий себе под нос Джек.

- Они нас боятся, - зачарованно пробормотал я, дожидаясь, когда коротышка заберется ко мне на левое плечо. - Опасаясь огня, они не рискуют напасть! Посему мы должны поторопиться, ведь дерево горит быстро...

- Точно, - поддакнула госпожа. Идя рядом со мной, она держала в одной руке бластер, а в другой - горящую палку. - Пока все не так уж плохо.

Будто бы услышав ее, ближайшее страшилище атаковало меня. Я еле успел отскочить в сторону. Развернувшись, ударил его горящей доской по голове. Чудище завыло и отпрянуло.

- Бр, как-то я уже привык воспринимать лес своим домом, где ничего плохого ни с кем не происходит, - дрожа, произнес Джек. - Но, связавшись с людьми, я оказался в опасности!

- Ну-ну, - фыркнула Тюсс. Она прикрывала наш отход в то время, когда я расчищал путь. - Доски догорят дотла раньше, чем мы прорвем вражеское оцепление.

- Верно. Но не топать же нам обратно из-за этого? - задал риторический вопрос я.

Я все ждал, когда плотный строй монстров начнет редеть. Но этого не происходило. Страшилища упорно шли за нами. Изредка они нападали на нас, прощупывали нашу оборону и тут же, визжа, убирались с дороги. Но ни для кого не было секретом, что, если мы потеряем бдительность, они сразу же разорвут нас на части.

- Черт! - выругалась госпожа. Пара горящих досок прекратила свое существование, и она тороплива подожгла оставшиеся две. Одну из них она забрала себе, а вторую оставила мне. - У нас есть минут пятнадцать-двадцать. Если мы за этот срок не спасемся, то погибнем. Посему прибавим шагу! Джек, куда брести?

Коротышка объяснил. И мы с Тюсс, сжимая в руках оружие, побежали. Отбиваясь от периодически набрасывающихся на нас уродцев, счастливых обладателей множества клыков и когтей, мы жаждали добраться до заветной цели.

- Нет, - воскликнул я, когда палки прекратили свое существование. Что ж, мне предстояло сразиться с врагами с голыми руками! Госпожа, как всегда, оказалась в более выгодном положении, чем я. У нее все еще был рабочий бластер.

- Нас съедят живьем! - крикнул Джек.

- Не переживай! - бросила Тюсс. Достав из-за пояса два сливающихся с одеждой кинжала-хамелеона, о которых ранее мне не было известно, язвительно добавила: - Им оружие - когти и клики - подарила матушка природа. Мне же его под заказ сделал один из мастеров нашей планеты!

Закончив говорить, она отдала бластер мне. Получив оружие, я сглотнул. Мне было жутко. Хоть бы все это оказалось дурным сном! И в действительности я бы все еще жил скучно и размерено! В труде работника фабрики - слава небесам! - нет места подвигам!

Чувствуя подступающую панику, постарался успокоиться. Я окунулся в синие, точно море, глаза Тюсс. Так я давал ей понять, что буду биться рядом с ней. Либо мы вместе победим, заставим врагов отступить, либо погибнем.

- Как же все это патетично! - ехидно сказал сидящий на моем плече Джек. - Вы очень красиво рассуждаете обо всем. Наверное, так и надо умирать. Но это не для меня! Извините, я вас покину. Если вы выживите, мы встретимся...

Ворча, он спрыгнул с моего плеча и бросился прочь. Я думал, что на него в тот же миг набросятся страшилища. Но они никак не отреагировали на его выходку. Они интересовались не им, а нами, людьми, уничтожившими немало их собратьев.

- Я мнил, что животные не умеют мстить! - удивился я. - А Джек - мерзавец!

- Звери почти, как люди. Разница заключается лишь в том, что мы более жестоки, чем они. И нашими и их поступками в первую очередь руководят инстинкты, - заявила она. - Коротышка, дорожа своей шкурой, воспользовался представившейся ему возможностью спастись. Не следует осуждать его за это.

Несмотря на то, что я был с ней согласен, мне хотелось поспорить. Я считал, что люди обязаны поступать по-человечески, так, как должно, исходя из морально-нравственных принципов. К примеру, в сложившейся ситуации Джек обязан был сдохнуть вместе с нами! Но неужели есть что-нибудь плохое в том, что он, скорей всего, не будет убит?

Запутавшись, я скрипнул зубами. Меня раздражала не только сумятица, царящая у меня в голове, но и монстры. Они не спешили набрасываться на нас, дожидаясь, когда мы первыми начнем бой.

Неизвестно, сколько бы продлилось противостояние, если бы у меня не выдержали нервы. Дернувшись, я нажал на спуск и убил существо, обладающее невероятно длинными покрытыми шерстью ушами, крючковатым носом и острыми клыками. Чудовище, скончавшись, повалилось на землю подле моих ног.

Едва это произошло, его сородичи атаковали нас. Они грезили о том миге, когда, наконец, полакомятся нашей плотью. Но мы не собирались им этого позволять. Тюсс ловко орудовала двумя кинжалами. Одного за другим она отправляла в небытие злобных уродцев. Будто бы танцуя, она перерезала им глотки и сухожилия.

Я тоже не забывал о противниках. Пристрелив очередного врага, покачал головой. Происходящее напоминало бред, сюрреалистическую картину. Разве могут двое сражаться против нескольких сотен? Да!

Но итог этой схватки был известен заранее.

- Не переживай, скоро все закончится! - воскликнула она.

- И нас спасут?

- Нет, убьют, - расхохоталась она. Ее пессимистический настрой производил гнетущее впечатление. Но что еще она - холодная прагматичная бизнес-леди - могла мне сказать?

- Смерть - это не для меня, - упрямо произнес я, осознав, что бластер прекратил выплевывать смертоносные лучи. Он стал обычной железкой, которую, впрочем, все еще можно было использовать. Что-то яростно крича, я бил рукояткой ствола по головам и лапам монстров, посмевших приблизиться ко мне.

- Угу, - тихо отозвалась Тюсс.

Я отвлекся на беседу. И этим воспользовалось очередное чудище. Оно впилось зубами мне в плечо. Но прокусить костюм, выполняющий функции бронежилета, не сумело. Обиженно взвизгнув, оно оставило меня в покое.

- Слушай, нам чем-нибудь помогут наши костюмы? - спросил я.

- Да, они оттянут неизбежный финал. Когда почувствуешь, что ослаб, падай на землю и сворачивайся калачиком. Возможно, это тебя спасет. И меня.

- Так, значит, мы будем жить?

- Ага, минут пять, пока монстры все-таки не доберутся до нас, - безумно расхохоталась она, приканчивая очередного противника. Но веселилась она не долго. Скоро ей стало грустно и тоскливо. Безусловно, она была храброй женщиной. Но даже она порой испытывала страх.

- Хм, - пробормотал я, отмахиваясь от недругов бластером.

Я послушался ее мудрого совета. Наверное, это был не самый доблестный поступок в моей жизни. Во всяком случае, не такой, о каких пишут в книгах. Но ничего лучше я придумать не сумел.

Я лежал, пряча голову, руки и стопы, дабы до них не добрались недруги. Их зубы впивались в сверхпрочную ткань костюма, но не могли ее порвать. Но, когда я возрадовался, решив, что все закончится хорошо, раздался треск. Увы, моя одежа была не так крепка, как мнилось.

Тюсс, которая все еще продолжала сражаться, убила напавшее на меня страшилище. Расправившись с ним, она поступила так же, как я: приняла позу эмбриона. И, вероятно, задумалась о самоубийстве.

- Не надо, - мягко произнес я.

- А что? - раздраженно откликнулась она. Госпожа старалась не обращать внимания на трех здоровенных страшилищ, терзающих ее наряд. - Все равно, мы уже мертвы, Миха. Все кончено. Так не лучше ли нам самим перерезать себе вены?

То, что она говорила, было правильно. А еще очень страшно. Я не был способен убить себя. Да и потом, что пока человек жив, он должен бороться! Хотя, не исключено, что я просто боялся узнать ответ на вопрос, мучающий людей издревле: что ждет нас после смерти?

- Не все так плохо, - изрекла Тюсс, пробормотав что-то о бессмертии.

- Все еще хуже, - фыркнул я. И тут вдруг осознал, что монстры оставили меня в покое. Что-то отвлекло их внимание. Но что? Рискнув оглядеться, присвистнул. Произошло нечто фантастическое, такое чему не было места в реальности.

- Ты видишь то же, что и я? - растерялась Тюсс. - Или я свихнулась от ужаса? И теперь иллюзии кажутся мне действительностью? Может, погибнув, мы попали в Рай? И мое последнее желание исполнилось...

- А что ты загадала?

- Чтобы уродцы, посмевшие напасть на нас, погибли! Все так и происходит! Воистину в нашем краю все еще возможны чудеса!

- Я рад, что ты это поняла, - улыбнулся я. Я был счастлив. Но не только потому, что мы с госпожой остались в живых. Нет, дело в том, что нашим спасителем оказался Джек, приведший с собой три сотни сородичей. Хадчи за пару минут перебили многих страшилищ. Но до завершения битвы было еще далеко.

Размахивая топориками, крохотные человечки врезались в плотный вражеский строй. Свой главный минус - рост - они превратили в плюс, в достоинство. Неповоротливым чудищам никак не удавалось их поймать.

- Здорово! - воскликнул я. Забрав у Тюсс один из ее кинжалов, вновь вступил в бой. И через полчаса оставшиеся в живых недруги, крича, бросились прочь.

- Отличная работа, - похвалила госпожа Джека, когда он подошел к нам. - Но почему ты сразу не сказал нам, что отправился за подмогой? Зачем было строить из себя мерзавца?

- Я ни в чем не был уверен...

- Спасибо тебе. Оказывается, если мышь загнать в угол, она способна укусить кошку, - кивнула она, забирая у меня кинжал и успевший стать бесполезным бластер: в нем закончился заряд. - Но как ты их уговорил ввязаться в эту авантюру?

- Я рассказал им о нашем соглашении. И они, осознав, какие блестящие перспективы открываются перед хадчи, пришли вам на выручку.

- А раньше вам доводилось драться с монстрами?

- Да. Они неоднократно на нас нападали. Только не так напористо, как на вас. За те века, что наши народы живут по соседству, мы научились с ними справляться. Мы знаем их уязвимые места. Если бы не это, мы бы уже вымерли.

- Надо же! Вы быстро адаптируетесь к изменчивым условиям существования. Сначала вы ужились с уродливыми и очень опасными животными, а потом - с людьми. Интересно, кто бы победил, если бы разгорелась война между нами и вами?

- Конечно же, вы, - откликнулся Джек. - У вас вооружение лучше. А еще, вас гораздо больше, чем нас. Впрочем, это легко поправимо. И, если мы, подобно вам, начнем колонизировать другие планеты, вскоре вы вынуждены будете считаться с нами.

- Точно. Слушай, а кто из вас старший? Я бы не отказалась потолковать с ним, - произнесла она. Подумав, добавила: - Джек, ты - владыка хадчи, да?

- Нет, я служу советником при его королевском величестве Малыше Плохиже. Выполняя его мудрое распоряжение, я выучил язык людей и отправился в Дурвилль. В мое задание входило найти партнеров по бизнесу.

- А как бы нам встретиться с Малышом Плохижом? Согласится ли он нас принять? Или же предпочтет вести переговоры через тебя? И еще, любопытно, не потеряли ли вы во время схватки тысячу кредиток, которые я вам дала?

Джек покосился на меня. И я достал из кармана небольшую пачку мятых банкнот. Сохранить их было непросто. Но я с этим справился.

- Гм, - пробормотал я, пряча деньги. - Какой еще Малыш Плохиж? Мы же с тобой, Джек, договаривались, что выручку будем делить на троих. А теперь выходить, что мы должны отдать часть суммы кому-то, о ком ранее ты почему-то не счел нужным упомянуть!

- Не все так просто! Кредитки, заработанные хадчи, отправятся в казну его величества. И уже потом оттуда они будут распределяться среди подданных. А также вас с Тюсс. Но это в теории. На практике деньгами буду распоряжаться я.

- Все интереснее и интереснее, - проворчала она. Госпожа точно знала, кто будет заведовать финансами - она. - Я уже начинаю сомневаться, правильно ли поступила, связавшись с вами. Я, пока не была с вами знакома, жила в свое удовольствие. А теперь меня пытаются прикончить роботы, наемные убийцы и чудовища!

- Не тебя одну! - возмущенно напомнил я. Все это нравилось мне ничуть не больше, чем ей. - Ладно, перед тем, как делать какие-либо выводы, надо побеседовать с монархом.

- Верно.

Еще с десяток минут мы посидели на поле недавней битвы. Я выпил оставшиеся у меня бочоночки с водой и доел питательные таблетки. Джек задумчиво созерцал, как его соратники сваливают трупы в кучу и поджигают их. Госпожа, как всегда, о чем-то размышляла. При этом ее миленькое личико кривилось.

- Дым привлечет внимание преследователей, - заметила она. - Нам стоило оставить погибших страшилищ на растерзание их сородичей. А не устраивать массовое сожжение.

- Возможно, - не стал спорить коротышка. - Но каждый раз, когда в схватке хадчи с чудовищами побеждает мой народ, тела павших существ сжигают. Я не знаю, почему так поступают. Но такова традиция. И нарушать ее, если вы, действительно, хотите найти общий язык с моей расой, не стоит.

- Ага.

Не обращая на них внимания, я придирчиво осмотрел собственный костюм. Вернее - то, что от него осталось. Разглядывая жалкие лохмотья, в которые он превратился, поджал губы. Починить его нельзя. А жаль.

- Мы выжили. И это главное, - прошептал я.

Наш путь еще не был окончен. В грядущем нам многое предстояло совершить: встретиться с Малышом Плохижом, справиться с таинственным недругом из Дурвилля и раскрыть тайны Веги-8.

- Не думай об этом, - выслушав меня, обронил Джек. - Древние утверждали, что все беды от знаний. И это так. Если бы тебе не было известно о новом виде топлива, на тебя бы никто не охотился.

- Угу, - пробурчал я. Осознавая, что спорить с ним бесполезно, все-таки не удержался и заметил: - Но тогда я бы не встретил вас с Тюсс.

- И ты этому рад? - поинтересовался он. Дождавшись моего кивка, хмыкнул: - Признаться, я был бы рад, если бы твоя мечта, о которой ты как-то поведал нам, воплотилась в реальность. Вот только этого счастливого дня тебе придется ждать долго. Очень долго.

- Ничего, я терпеливый, - улыбнулся я. Втянув носом воздух, ощутил отвратительный запах горящей плоти и почувствовал дурноту. - Надо убираться отсюда! А то мы пропитаемся таким потрясающим ароматом, что любое живое существо, едва почуяв его, будет шарахаться от нас, как от чумных! Или же я чересчур привередлив?

- Не говори глупости, - поморщился Джек. Перекинувшись парой слов со своими сородичами на неизвестном нам языке, добавил: - Пора в Лендтаун, город хадчи! Вам там понравится!

- Сомневаюсь, - брезгливо поморщилась госпожа. - Сколько до него идти?

- Не так уж долго, - отозвался он, бодро зашагав вперед, туда, где нас ждали новые приключения. Тюсс не отставала от него ни на шаг. Завидуя их выносливости, я поднялся, закряхтел и побрел следом.


* * *


Добраться до города хадчи оказалось не просто. Не меньше трех часов вынуждены были мы, измученные недавней битвой, тащиться по чащобе.

Величественные деревья, сверкая по сторонам пуговками-глазками, наблюдали за нами и шевелили ветками. Кусты периодически срывались с облюбованных мест и короткими перебежками удалялись в неизвестном направлении. Но не только это выводило меня из себя. Мне был неприятен еще и тот факт, что из нас троих я оказался самым физически слабым и неподготовленным к трудностям. Казалось, женщина и карлик обязаны были вымотаться гораздо сильнее меня, здорового молодого человека, закаленного работой на фабрике. Но, будто бы не чувствуя усталости, Джек и Тюсс упрямо шагали вперед, о чем-то весело болтая. А я, скрежеща зубами, едва поспевал за ними.

- И как только нам хватило смелости продолжить путь втроем, зная о подстерегающей опасности? - едва слышно прошептал я. Наверное, уверенности нам придавал находящийся поблизости отряд маленького народца. В случае беды они вновь придут к нам на помощь. - Хадчи, как и тараканы, знают толк в жизни. Именно поэтому их так трудно убить.

Отвлекшись, я споткнулся и чуть не упал. Меня поддержала Тюсс. Сделав несколько обидных замечаний в мой адрес, она подошла к Джеку. И вскоре они вновь мило беседовали. Они нашли общий язык. Вот только темы, которые их интересовали, были за пределами моего разумения: генезис, гносеология, метафизика...

Почувствовав себя лишним, осмотрелся. И узрел то, чего тут быть не могло. Перед нами распростерся гигантский город, размерами намного превосходящий Дурвилль. Все здесь было из дерева, включая скамейки, дома и столбы. Это и был легендарный Лендтаун, который, как я позже узнал, не построил, а вырастил искусный мастер.

Растерявшись, я созерцал красоту. Роскошное место! Если бы о нем узнали в Космической Федерации, на нашу планету, несмотря на связанные с этим опасности, потянулись бы толпы туристов и ученых.

- Лепота, - зачарованно прошептал я. Интересно, как хадчи умудрились так долго скрывать существование Лендтауна? Они, что, установили в городе какие-нибудь современные средства? Но, даже если это так, почему все это великолепие никто не заметил с орбиты?

Так и не сумев найти ответы на эти вопросы, я покосился на спутников. Джек самодовольно улыбался. Ему льстило внимание, которого удостоился его родной город. Госпожа, подобно рыбе, открывала и закрывала рот.

- Но как? - наконец, вымолвила она. - Чтобы создать подобное поселение нашим лучшим дизайнерам пришлось бы потратить немало времени и денег. И, все равно, их работа была бы лишь жалкой подделкой, безвкусной безделушкой!

- Я же говорил, что мы владеем технологиями, о которых ваш народ не имеет никакого представления, - заявил Джек. - И новый вид топлива один из них. Когда-нибудь мы поделимся с вами нашими знаниями. А вы с нами - вашими. Ибо мы еще не научились строить космические корабли...

Почувствовав себя увереннее, госпожа хмыкнула. Теперь окружающие нас ландшафты не вызывали у нее ничего, кроме любопытства. Восторг и страх перед могуществом коротышек уступил место прагматичности и корысти.

Я недоумевал: зачем ей столько денег? Куда она их девает? Насколько мне известно, она уже сейчас может позволить себе безбедную жизнь до самой смерти на Земле. Так для чего трудиться? Она, что, вознамерилась оставить огромное наследство потомкам? Или все гораздо проще? И добывание кредиток - ее суть?

Тряхнув головой, отделываясь от навязчивых мыслей, я спустился по узкой тропинке с горы в низину, в которой расположился город. Разглядывая величественные фасады домов и замысловатые статуи, восхищался.

- Тот, кто создал это, гений, - зачарованно прошептал я.

- Я тоже так считаю, - отозвался Джек. - Но сам Ворчун - мифологический строитель Лендтауна - с тобой бы не согласился. Он утверждал: гений - это дурак, который сумел убедить весь мир в том, что он самый умный. Себя же он называл вольным художником.

- Всем бы быть такими, - с завистью произнесла Тюсс. Привыкнув к оригинальной архитектуре, она беззастенчиво разглядывала местных жителей.

Увиденные нами хадчи были образцом галантности и интеллигентности. Они ходили по улицам во фраках и раскланивались друг с другом. Периодически они поглаживали обухи топориков, висевших у них на поясах. Примитивное оружие плохо сочеталась с великолепными костюмами, но выходить без него на улицу было опасно.

- Молодцы, - пробормотал я.

Мне было неудобно из-за того, что мы с госпожой явились в сверкающий Лендтаун в грязной, заляпанной вражеской кровью одежде. Увы, мы не могли переодеться. Но это - не оправдание нашей непрезентабельности!

- Нам надо помыться, - объявила Тюсс. - Также было бы неплохо, если бы ты, Джек, отыскал нам с Михой новую одежду. И...

- Я уже обо всем позаботился, - отозвался он. - Жить вы будете в небольшом по человеческим меркам здании. В нем мы ради вас снесли несколько стен и уничтожили перекрытия между этажами - получилась одна просторная комната.

- Одна? - поморщилась госпожа. Указав пальцем на симпатичные небольшие домишки, которыми была застроена низина, заметила: - В каждом таком строении поместится несколько десятков хадчи. Но для двух человек оно тесновато. Неужели нельзя было выделить нам парочку жилищ?

- Нет. Таково решение короля. А спорить с ним бесполезно. Если вам что-то не нравится, то дрыхните на полянке, расположенной близ города. Благо никакие чудовища вас там не тронут.

- Почему? - поинтересовался я.

Проигнорировав мой вопрос, Джек сообщил нам, что неподалеку от Лендтауна течет речка. И в ней мы можем искупаться. Что же касается одежды, то тут все обстояло несколько сложнее. Единственное, что нам предложили хадчи, это два безразмерных балахона.

- В конце концов, это лучше, чем ходить голышом. Или в рванье, - заявила Тюсс. Повернувшись ко мне, спросила: - Что ты сейчас будешь делать? Отправишься смотреть предоставленный нам домишко или пойдешь купаться? Я хочу помыться.

- Гм, - смущенно пробормотал я. Я боялся отпускать ее одну из Лендтауна. Вдруг на нее опять набросятся страшилища? Но, если верить Джеку, монстры сюда не заходят. Посему я, проявив благородство, предоставил госпоже полную свободу действий.

- Что ж, пошли, - наблюдая за удаляющейся в сторону речки Тюсс, изрек Джек.

Он повел меня по широким улочкам к жилищу. Шагая, он немало поведал мне о своей родине. Как оказалось, мы не первые люди, побывавшие тут. Правда, предыдущих гостей никто не звал. И их скормили диким животным.

- Сурово, - обронил я. Занятно, если мы чем-нибудь не угодим хадчи, они поступят с нами так же, как с нашими предшественниками? Или проявят милосердие?

Впрочем, для меня было очевидно, что ничего страшного с нами не произойдет. Маленькому народцу не выгодна наша смерть. Мы им нужны. Мы - их союзники в большом мире, где играют по жестким правилам. Победитель получает все, славу и богатство, а проигравший - погибает.

Размышляя о превратностях судьбы, я брел за Джеком. Очень быстро мы добрались до обиталища, в котором нам с Тюсс предстояло провести несколько дней время. Отворив хлипкую крохотную, не больше сорока сантиметров в вышину и двадцати в ширину дверцу, я присел на корточки и заглянул внутрь.

Если я ожидал увидеть роскошную обстановку, то меня ждало разочарование. Тут было почти так же пусто, как у меня дома. Отличие заключалось лишь в отсутствии спального места - матраса.

Чертыхнувшись, уставился на проем. Он явно был недостаточно велик, чтобы через него мог пролезть человек. Щелкнув языком, поинтересовался, как быть? Джек предложил разобрать одну из стен. Тогда все будет в порядке. Практически. Ну а на мелкие неудобства, холод и завывание ветра по ночам, не стоит обращать внимания.

Его доводы меня не убедили. Посему я решил было дождаться госпожи, чтобы побеседовать с ней на этот счет, но... подумав, все же последовал его совету. Ибо дверь можно было соорудить из толстых веток деревьев, росших поблизости.

- Приступим! - воскликнул я.

Позабыв об усталости, я принялся за работу. Осторожно, чтобы не разрушить весь дом, попытался выломать кусок стены. Сделать это оказалось гораздо сложнее, чем казалось. Я не учел, что каждое строение хадчи - это одно специально выращенное такой странной формы дерево, выдолбленное изнутри.

- Помочь? - предложил Джек. Его забавляли мои мучения. - Принести инструменты? Дать тебе на время мой топорик? Уж он-то точно не окажется лишним!

- Не надо! - ответил я. Разрушать шедевр Ворчуна мне было почему-то приятно. Наверное, это из-за того, что в Лендтауне я чувствовал себя также глупо, как Гулливер среди лилипутов. Или даже хуже.

- Люди, - только и сказал Джек. Он не мог простить Тюсс уничтожения его обители. - В вас чересчур сильна страсть к разрушению. Несколько десятилетий назад вы погубили прекрасных животных - церберов! Вы предпочитаете не созерцать природу, а преобразовывать ее, дабы она соответствовала вашим стандартам!

- Все не так! - возмутился я, лицезря свою работу. Проход получился достаточно большим. Теперь оставалось только изготовить что-нибудь, что хотя бы отдаленно напоминало дверь. - Люди умеют наблюдать, запоминать и делать выводы. Не зря же на всех планетах открыты разнообразные музеи!

- О да! К примеру, зоологический музей - сбывшаяся мечта живодера. Кому приятно смотреть на трупы животных? - едко произнес он. - Я уже не говорю о популярном на Земле музее Святой Инквизиции. В нем все экспонаты посетители могут попробовать на себе. Мазохисты в восторге!

- Садисты тоже, - пробормотал я. Он был прав. Но все-таки мне мнилось, что человечество не такое уж кровожадное. Мы, люди, всегда умели не только ломать, но и создавать. Среди нас были и есть великолепные художники, писатели, музыканты, архитекторы, философы и многие другие.

Внимательно выслушав меня, Джек усмехнулся. Его нельзя было переубедить. Так что я счел нецелесообразным продолжать спор. Зачем превращать друга во врага?

- Ладно, - фыркнул я. Меняя тему беседы, поинтересовался: - Где раздобыть веток и веревок?

- В лесу, - откликнулся он. - Мог бы и сам сообразить!

Проигнорировав его сарказм, покинул пределы Лендтауна. Вновь заходить в чащу было страшновато. Однако, набравшись смелости, я так и поступил.

Косясь по сторонам, искал ветки. И вдруг услышал знакомый женский голос. Это пела Тюсс, купаясь в находящейся неподалеку речке. Поняв это, смутился и, подобрав с земли десяток палок, торопливо вернулся обратно к предоставленному нам с госпожой жилищу.

Бормоча что-то себе под нос, не без труда оторвал от своего прохудившегося костюма несколько длинных полос. Ими связал палки. То, что у меня получилось, лишь при очень богатой фантазии, коей я, кстати, обладал, можно было назвать гордым словом "дверь".

Стараясь не думать об обворожительной Тюсс, зашел в домик, улегся на холодный пол и заснул. И опять мне приснилось, что я стал богачом и могу позволить себе все, что угодно. Любая моя прихоть - закон для тысячи слуг, которые днем и ночью суетятся вокруг меня, великого и ужасного.

Я почувствовал голод. И от этого проснулся.

Дабы умилостивить ворчащий живот, открыл глаза и, стараясь не задеть головой потолок, вышел на улицу. Солнце еще не успело уступить место луне, значит, я проспал не более трех часов. Интересно, за это время Тюсс уже успела привести себя в порядок? Или нет?

Заметив Джека, подошел к нему и поинтересовался, где бы раздобыть еды? Он достал из кармана две питательные таблетки. Увидев их, я разочарованно вздохнул. Мне мнилось, что в Лендтауне кушанья должны быть более изысканными.

- Если хочешь отведать что-нибудь другое, подожди до вечера. Тогда Малыш Плохиж в вашу с госпожой честь устроит грандиозный банкет, - ответил он. - Там ты познакомишься с нашей национальной кухней, с такими блюдами, как "Рагу из страшилищ", "Хвостики летающих кабанчиков", "Носик убийцы"...

- Звучит аппетитно, - солгал я. - Ты не видел Тюсс? Она давным-давно ушла на реку и все еще не вернулась. Она, что, угодила в беду? Что, если на нее напали наши преследователи, те, из-за кого мы вынуждены были покинуть Дурвилль?

- С ней все в порядке. Она пришла сюда, увидела тебя спящего, фыркнула и отправилась гулять по городу. Ну а таинственные недруги вряд ли продолжают охоту на нас. Они добились своей цели: выжили нас из города.

- Завидую твоему оптимизму, - нахмурился я. Поспав несколько часов, я вновь чувствовал себя бодрым и полным сил. - Хм, не мешает искупаться и мне. Костюм уже не исполняет своих функций.

- Хорошо. Только захвати с собой новую одежду, - произнес Джек, указав на сверток, лежащий на пороге моего жилища. - Конечно, этот наряд не так хорош, как тот, в котором ты щеголял последнее время. И все же...

- Мне не привыкать, - откликнулся я, рассматривая балахон. Если я его напялю, то буду выглядеть нелепо. Но надо мной никто не будет смеяться. Обитатели Лендтауна отнесутся к моему внешнему виду терпимо. Ибо они, отправляясь к людям на заработки, вообще, расхаживали голышом.

- Не нравится, - наблюдая за моей реакцией, констатировал он. - Но ничего другого у нас нет. К слову сказать, Тюсс подобное облачение подошло идеально.

- Не знаю, не видел, - пробормотал я, беря балахон. Предупредив, что вернусь через час, отправился на речку. О том, как туда добраться, Джек уже успел мне рассказать. - Прошу лишь об одном. Не начинай переговоры без меня. В конце концов, я все еще ваш с Тюсс деловой партнер.

- Конечно.

Надеясь, что он сдержит слово, вздохнул. Стараясь игнорировать пялившихся на меня хадчи, покинул Лендтаун. Очутившись вновь в лесу, довольно-таки быстро сориентировался и пошел на восток, туда, откуда совсем недавно доносилось пение Тюсс.

- Красота, - прошептал я. Узрев небольшой цветок-уибйцу, который громко чавкал, пожирая попавшеюся ему на обед муху, поморщился. Все-таки местные флора и фауна не располагали к возвышенным размышлениям. Они постоянно напоминали о мрачной перспективе быть кем-то съеденным.

Помня о недавней схватке, настороженно осмотрелся и увидел речку. Она внезапно появилась между расступившихся деревьев, точно чертик из табакерки. Омывая корни древних исполинов, она давала приют разнообразным водным жителям. Сюда же приходили на водопой животные, многие из которых были опасны.

- Кошмар, - пробормотал я. Несмотря на заверения Джека, мне было боязно. Когда я буду купаться, то превращусь в легкую добычу. И все же...

Но все страхи и переживания покинули меня, как только я скинул одежду, вошел в воду и отдался на волю течения. Я был уверен, что далеко оно меня не унесет. И, действительно, оно утащило меня всего лишь на пару десятков метров от того места, где остались вещи.

Улыбнувшись, я поплыл к берегу. Выйдя на сушу, услышал чей-то хохот. А потом кто-то бросил к моим ногам несколько небольших камешков.

- Кто здесь?! - за злостью скрывая смущение, воскликнул я. - Если ты немедленно не покажешься, я тебя, все равно, найду! Тебе не скрыться от меня!

Чувствуя себя глупцом, продолжал выкрикивать угрозы. Долгое время никто не откликался. Пробормотав проклятия, я начал облачаться в балахон. И тут из кустов вышел довольный собой Джек.

- Это я шумел и кидал камешки, - признался он. Расхохотавшись, добавил: - Видел бы ты выражение своего лица, когда понял, что не один! Интересно, кого ты ожидать узреть? Чудищ?

Выругавшись, я подошел к воде и узрел свое отражение. В объемном балахоне, прилипшем к моей мокрой коже, я, как и предполагал, был забавен. Ну да ладно! Что же касается лохмотьев, которые некогда были роскошным костюмом, подарком госпожи, то я оставил их валяться на берегу.

- Зачем пришел, Джек? - поинтересовался я, веря, что по пути до Лендтауна успею высохнуть. - Случилось что-нибудь важное, такое, что требует моего присутствия? Малыш Плохиж умер? И среди претендентов на освободившийся престол совершенно случайно оказался ты?

- Нет. Его величество, чьим родственником я не являюсь, здоров. И да продлятся его дни на земле! А пришел я для того, чтобы проверить, как ты себя чувствуешь? Все ли с тобой в порядке? Не съел ли тебя кто-нибудь...

- Ты не умеешь лгать. Беда приключилась с Тюсс?

- Нет! Малыш Плохиж возжелал немедленно обсудить с вами все нюансы нашего дальнейшего сотрудничества.

Я успокоился. Ничего страшного не произошло.

- Он еще ни разу не встречался с людьми, - обронил Джек. - Но это ему простительно, учитывая его возраст. Королю пару дней назад исполнилось семь лет. Но он мудр не по годам!

- Семь лет?! - недоверчиво переспросил я. Недавно обретенная мной уверенность в завтрашнем дне торопливо собрала вещички и отправилась искать более везучего хозяина. - Но вручать судьбу целого народа ребенку глупо! Или же он - марионетка, которой ловко управляет хитрый советник?

- Как тебе известно, советник у него есть. И это я, - ответил он, пересекая городскую черту Лендтауна. - Но, к сожалению или счастью, повлиять на мнение его величества сложно. Малыш Плохиж своеволен.

- Бред, - вынес вердикт я. - Хотя... вдруг он вундеркинд?

- Ирония в данном случае неуместна. Ему ведомо все, что должно о власти. Поэтому его в народе любят и уважают.

- Ну-ну, - усомнился я, приблизившись жилищу Малыша Плохижа. Это трехметровое в вышину сооружение по меркам хадчи было изысканным дворцом. На меня же оно изначально не произвело особого впечатления. Но, стоило мне заглянуть в одно из окошек, как мое мнение о нем изменилось. Множество вычурной мебели и изящных украшений, которые я узрел, не могли никого оставить равнодушным.

- Правда, великолепно? - хлопнув меня по плечу, сказала Тюсс. Нагулявшись по городу, она вовремя явилась на встречу с королем. - Между прочим, я не только смотрела на местные красоты, но и общалась с коротышками. Они очень вежливые и гостеприимные существа.

- И как же ты с ними разговаривала? По средствам телепатии? Или воспользовалась языком жестов?

- Нет. Около получаса вместе со мной по Лендтауну бродил Джек. По моей просьбе он выступил в роли переводчика.

Кивнув, я покосился на жилище короля. Его малолетнее величество в компании придворных шел по крыше собственного дома. Малыш Плохиж оказался крупным, упитанным мальчиком. В правой руке у него была держава, а в левой - скипетр. На его голове красовалась усыпанная бриллиантами корона.

- Вот и я, - объявил он. - Как вам мое произношение? Я потратил целый месяц, чтобы выучить язык людей!

- Гм, - пробормотал я. Ничего лучше придумать мне не удалось.

- Ваше величество, - начала Тюсс. - Мы прибыли сюда, дабы заключить с вашим народом контракт. Я бы хотела получить от вас знания...

- Ты же уже обо всем договорилась с Джеком! - перебил Малыш Плохиж. - И все-таки я бы хотел кое-что уточнить. Как я понял, хадчи будут трудиться на фабриках, которые мы построим в лесу, близ Лендтауна. Ну а ты займешься реализацией готового товара. Так?

- Да, - насторожилась она. - Только ты забыл упомянуть, что семьдесят процентов прибыли получу я, а тридцать - твой народ.

- Двадцать два, - вмешался в их беседу я. - Восемь процентов мне обещал Джек.

- Ты кто такой? - вопросил монарх.

- Миха Лемоносов.

- Молодец! Будь им и дальше! А о деньгах и не мечтай. Мой народ более не нуждается в твоих услугах. А посему, извини, но нам придется тебя прикончить. Так будет правильно, - расхохотался он. Поняв, что его кладбищенский юмор я не способен оценить по достоинству, спросил у Джека: - Ты людей любишь?

- Не очень, - честно признался он. - Смотря кого...

- Ты их просто не умеешь готовить! - перебил весельчак. Указав на меня скипетром, распорядился: - Я требую, чтобы сегодня вечером на банкете главным блюдом стал фаршированный Миха Лемоносов.

Меня опять желали сожрать. Но я этого не допущу! Я вознамерился дать бой, который, увы, так и не состоялся. Коротышки, изловчившись, набросили на меня сверху липкую, точно путина, сеть. В ней я запутался.

Чувствуя себя мухой, попавшей на обед к пауку, потребовал, чтобы меня немедленно освободили. Я звал на помощь госпожу и Джека. Я умолял их спасти меня. Но они никак не отреагировали на мои вопли.

Надо действовать самостоятельно! Но как?

- Всех убью, один останусь, - зловеще прошипел я, напрягая мускулы. Я попытался порвать путы. Безуспешно. Мерзавцы постарались на славу! - Свободу честному труженику, скромному рабочему фабрики! Каннибализм - это пережиток прошлого, которому нет места в настоящем!

- Формально это не будет каннибализмом. Каннибализм - это когда представители одного вида пожирают друг друга, - сделав умное выражение лица, заявил Малыш Плохиж. Он был серьезен. На дурацкую шутку его поступок не походил.

- Спасибо, ты меня успокоил, - фыркнул я. Страх уступил место наглости. Что терять приговоренному к смертной казни бедолаге? Несколько лишних минут? Но порой и их бывает достаточно для того, чтобы уцелеть. - Послушай, король, не пора ли меня освободить?

- Нет, - буркнул он. Повернувшись к слугам, распорядился: - Засуньте ему в рот кляп. А затем отнесите на кухню. Там он обретет последнее пристанище. Что ж, это не самая худшая смерть. Мне известны случаи, когда разумные существа мечтали, погибнув, очутиться на чьем-нибудь обеденном столе.

- Да? - заинтересовалась Тюсс. Ей было хорошо. Никто ее кушать не собирался. - Это, что, как-то связано с религией? Поедая друзей и знакомых, вы отдаете им дань уважения, как было принято у древних народов Земли? Или же вы, хадчи, пытаетесь столь необычным способом получить знания и силу заинтересовавшего вас человека?

- Нет, я всего лишь не отказался бы перекусить, - признался он. - Ну а те верования, о которых ты упомянула, все еще существуют на многих планетах Космической Федерации. На Марсе мнят, что подобное действо способствует реинкарнации скончавшихся по тем или иным причинам собратьев.

- Да, но они кушают мертвецов, а не живых людей. Кстати, они говорят о каннибализме только потому, что обожают кулинарию, - заметила она. - Как бы там ни было, я бы предпочла, чтобы Миха остался жив.

- Я тоже, - поддакнул Джек. - Я обещал ему, что с ним ничего плохого на нашей земле не случится. А я привык держать свое слово. Если ты, Малыш Плохиж, хочешь с ним расправиться, то поступи следующим образом: вытащи его за пределы Лендтауна и там убей. Тогда моя совесть будет чиста.

Наконец-то, друзья вмешались в происходящее. Но их рассуждения о моем грядущем нельзя было назвать радужными. А предложение Джека я, вообще, склонен был расценивать, как предательство.

- Мне нет дела до твоей совести, - произнес монарх, размахивая перед носом советника маленькими пухленькими ручонками. - Если я захочу, ты сам окажешься на коле! А это, как известно, самая мучительная казнь. Приговоренный два-три дня мучается перед тем, как отправиться в Преисподнюю!

Малыш Плохиж расхохотался. Но смеялся он не долго. Тюсс, которой все это порядком надоело, схватила его за шиворот и подняла в воздух. Строго поглядев на него, она потребовала, чтобы он перестал паясничать. И еще, если он ее не послушается, она свернет ему шею.

- Стража! - позвал король. - Схватите ее!

Но его подчиненные не спешили выполнять распоряжение. Опасаясь навредить правящему монарху, они не нападали на госпожу.

- Джек, это ты во всем виноват. Ты привел в наш град этих людей. И зачем только тебе потребовалось связываться с ними? - спросил его величество. - Зря мы спасли их от врагов!

- Я выполнял твое распоряжение, - побледнел Джек. - Ты приказал мне связаться с кем-нибудь из правителей. И я доставил Миху и дочку господина Нестли в Лендтаун. А ты тут же решил их прикончить! Что с тобой, король?

- Со мной все в порядке, если не обращать внимания на то, что моя священная жизнь находится в опасности, - откликнулся он. Малыш Плохиж не пытался вырваться из цепких рук Тюсс, осознавая, что у него ничего не получится.

Не знаю, чем бы все это закончилось, если бы вовремя не явила себя судьба. На этот раз она приняла облик толпы чудищ, которые, сметая все на своем пути, одновременно со всех сторон атаковали город. Точно обезумев, они убивали. Они мстили за смерть погибших не так давно сородичей.

- Что теперь будет?! - в панике воскликнул Малыш Плохиж. Как я и предполагал, он оказался не так уж умен и дальновиден, как об этом говорили. Сложившаяся ситуация заставила его повести себя, как дитя. Каковым он и был.

- Кровопролитие, - холодно ответила Тюсс. Отпустив короля, она достала из складок одежды два кинжала. С их помощью она намерена была заставить монстров пожалеть, что они родились на свет.

"Кстати, а почему они, вообще, отважились напасть на город? Джек утверждал, что сюда они не сунутся!" - возмутился я, с надеждой покосившись на друзей. Госпожа подошла ко мне и разрезала путы. Она не только помогла мне выбраться из липкой паутины, но и отдала мне один из клинков.

- Как видно, меня сегодня скушает не его величество, а монстры, - мрачно пошутил я.

- Опять схватка, - поморщился Джек. В руках он держал небольшой топорик, который поспешно вручил ему кто-то из дворцовой челяди. - Сколько можно? Мне это не нравится! Я не мазохист! Я нормальный хадчи, мечтающий о тишине, покое и... богатстве!

- Для того, чтобы чего-нибудь добиться в этой жизни, надо пройти по дороге смертной тени практически до самого конца. И вернутся обратно, - серьезно произнесла Тюсс, чей солидный капитал вызывал уважение. - Посему прекрати ныть! Нас ждет жуткая утеха, в которой многие из нас погибнут. Или даже все.

Ее прагматизм раздражал меня. Фыркнув, я покрепче взял в руки кинжал.

- Они идут, - зачарованно прошептал Малыш Плохиж, прячась за спины слуг. Впервые его жизнь была в опасности; случай с госпожой не в счет. Чудовищам нет разницы, кого убивать: мужчину, женщину, ребенка или старика. Если это, конечно, не человек. К представителям людского племени у них особое отношение - их они ненавидят.

- Сюда они нескоро пожалуют. Возможно, никогда, - нервно сказал я, вспомнив, как совсем недавно несколько сотен коротышек расправились с полчищем кошмарных существ. Тогда они выручили из беды нас с Тюсс. На этот раз им предстоит намного более ответственная задача - спасти город и короля.

- Не надейся, - ухмыльнулась госпожа. - Если бы дома в Лендтауне были бы чуть-чуть выше, у нас бы появился шанс. А так - нет. Злодеи, с легкостью передвигаясь по крышам невысоких сооружений, уже через несколько минут доберутся до дворца. А, следовательно, и до нас.

Сглотнув, покачал головой. Я осознавал, что сражаться с клинком в руках против мерзких существ равносильно самоубийству. Но, к сожалению, ничего лучше у меня не было. Бластеры и прочие блага цивилизации остались в Дурвилле, расположенном довольно-таки далеко отсюда.

- Вот они! - воскликнул Джек. Размахивая топориком, он набросился на здоровенное чудище. Оно возжелало добраться своими невероятно длинными лапами до его плоти. Но не тут-то было! Коротышка, изловчившись, вспорол ему живот. И враг умер.

- Отличная работа, - похвалила Тюсс. Орудуя кинжалом, она схватилась сразу с тремя отвратительными существами. У каждого из них было по пять крохотных глаз, два носа и четыре уха. Создавалось впечатление, что они - порождения безумного ученого-генетика, а не обладающей извращенной фантазией эволюции.

Я поспешил госпоже на подмогу. Но тут передо мной появилось небольшое, но очень ловкое страшилище. Угрожающе шипя, оно медленно приближалось ко мне, вынуждая меня отступать. Оно было уверено в своей победе. Кинжал в моей руке оно не воспринимало всерьез. А зря.

Что-то яростно закричав, я напал на него, вонзил лезвие ему в основание шеи. Почувствовав опасность, резко обернулся и встретился взглядом с другим чудищем. Оно было большим, сильным и неповоротливым. Воспользовавшись последним обстоятельством, отрубил ему голову.

- Тяжело биться, когда на тебе нет защитного костюма, напичканного разнообразными техническими приспособлениями, - пробормотал я.

Но грезить о том, что могло бы быть, было некогда. Моя жизнь подвергалась опасности: спастись было непросто. Мне пришлось изрядно попотеть, дабы отправить в мир иной несколько особо наглых противников. Но тяжко было не только мне. Коротышкам и Тюсс приходилось ничуть не легче. Они с трудом оборонялись.

В этом отношении было значительно проще Малышу Плохижу. Спрятавшись за спинами верных слуг, он с интересом следил за происходящим. Позабыв о страхе, он радовался чужой смерти. В какой-то момент он даже потребовал, чтобы ему дали поучаствовать в сражении. Но его приказ проигнорировали. Отпускать в бой ребенка - правящего монарха! - было глупо.

- Смерть! - выкрикнул Джек, противостоя двум серым созданиям, которые отдаленно напоминали земных волков. Увернувшись от клыков одного из них, карлик обрушил топор на голову другого. Проломив недругу череп, он радостно что-то воскликнул. Но праздновал победу он преждевременно. Второй враг был все еще жив.

- Держись! - воскликнул я, спеша к нему. И на этот раз успел. Вдвоем с Джеком мы быстро прикончили злобное существо. Что же касается Тюсс, то она, увлекшись боем, отдалилась от нас. Она умело перерезала глотки посмевшим напасть на нее монстрам.

- У нее необычная техника боя. Никогда ранее я не видел ничего подобного, - сказал Джек, глядя на плавные движения изящной госпожи. Казалось, она не дерется, а танцует. - Но это ее не спасет. Ее, все равно, убьют, если ей кто-нибудь не поможет.

Мы с Джеком отправились к ней. Мы хотели, чтобы она выжила. Но нами двигали разные мотивы: мной - дружеские чувства, им - холодный расчет и корысть. Если она погибнет, его народу придется искать нового высокопоставленного компаньона среди людей.

- Уходим, - устало произнесла госпожа, когда мы, наконец, добрались до нее.

- Куда бежим? - растерялся я. У меня был богатый боевой опыт, но этого было явно недостаточно, чтобы я стал великим воителем. - Кругом враги!

- Хм, а что, если нам запереться в своем домишке? - задала вопрос Тюсс. Подумав, осознала, какую глупость предложила. - Но ведь не бывает безвыходных ситуаций! И мы прибыли сюда не для того, чтобы погибнуть!

- Точно, - поддакнул я.

Я вместе с госпожой и Джеком оказался в эпицентре схватки. Неподалеку от нас были слуги короля, защищавшие что-то яростно кричащего Малыша Плохижа. Он был опечален тем фактом, что ему так и не дали поучаствовать в схватке.

- Недруги отступают, - сообщила Тюсс. Это была лучшая новость с тех пор, как я узнал об отложении исполнения своего смертного приговора на неопределенный срок. Вероятно, навсегда. - Мы победили!

Но, увы, ничего еще не закончилось. Видя, что чудища убегают, король бросил на землю скипетр и державу, которые все еще были у него. Выхватив топор у ближайшего слуги, вырвался из окружения и вступил в бой. Он со всей силы нанес удар по ноге замешкавшегося врага. И его оружие застряло в толстой шкуре отвратного создания.

- Что такое? - недовольно пробормотал он. Запаниковав, заплакал и позвал стражу. Но ни храбрые верноподданные, ни советник Джек, ни Тюсс не успевали придти к нему на выручку. Ближе всех к нему оказался я. Но я не собирался ничего предпринимать для спасения короля, который еще совсем недавно жаждал меня съесть.

И все-таки что-то не позволило мне остаться в стороне от происходящего. Чертыхнувшись, я зарубил монстра, спас Малыша Плохижа, ребенка, решившего поиграть во взрослого. Неблагодарного взрослого. Наверняка, когда все закончится, он отправит меня на плаху.

- Ты не дал мне умереть, - удивился он, покосившись на Лендтаун. Город, который некогда поражал своим блеском, ныне не вызывал ничего, кроме жалости и скорби. Там, где недавно находились роскошные дома и изысканные фонтаны, теперь были развалины. - Зачем ты это сделал?

- Гм, - замялся я. А что еще я мог ответить? Не рассказывать же ему о том, что он - дитя - вызвал у меня сочувствие? И я, наплевав на инстинкт самосохранения, заступился за него?

- Как же так? - недоумевал король. - На восстановление Лендтауна уйдут десятилетия!

- Впервые на моей памяти ты не знаешь, как поступить, - изрек Джек, вытерев лицо грязной тряпкой, коя все пару часов назад была кусочком его одежды. - Я бы порекомендовал тебе для начала убрать трупы. Если они начнут разлагаться прямо здесь, может начаться эпидемия. А это не то, о чем мечтают.

- Правильно, - согласился Малыш Плохиж. Повернувшись ко мне, открыл рот, намереваясь что-то сказать, но... промолчал. Он пощадил меня. Что ж, любое разумное существо, оказавшись на его месте, поступило бы точно также.

- Вот. А еще необходимо заняться отстройкой города. Это не займет много времени. Мы не будем ждать, когда деревья отрастут сами. Мы нарубим стволов в лесу и используем их, - продолжил говорить Джек. - Да, от этого красота нашего града поблекнет. Но иного выхода нет...

- Мой дворец - единственное строение, которое почти не пострадало. Увы, в нем нет места для всего населения Лендтауна. Посему я предлагаю, дабы не создавать тесноту, выгнать большую часть сограждан в чащу. Пускай идут, куда хотят. Некоторые из них попадут в желудки к монстрам, но большинство найдет приют в Дурвилле.

Его рассуждения о мрачном будущем подданных ужаснули меня. Неужто я спас его для того, чтобы он так жестко обошелся с теми, кто только что готов был ради него отдать жизни?

Брезгливо поморщившись, я отвернулся от него. Мне хотелось побыть одному. Но в пределах Лендтауна трудно было найти тихий уголок. А топать в лес мне не хотелось. Там бродили страшилища.

А как же домик, предоставленный нам с Тюсс?

Выразив соболезнования королю, откланялся. Оставил разбираться с делами госпожу, а сам отправился отдыхать. Стараясь не обращать внимания на валяющихся на улицах мертвецов, переживал из-за того, уцелело ли наше жилище или нет?

Но беспокоился я зря. Домик не пострадал. Наверное, это произошло потому, что он находился на окраине города и предназначался для гостей. Хадчи сдали его без боя. Ну а увлеченные схваткой чудища не успели его разрушить. Обрадовавшись, вошел в обитель, лег на холодный пол и увидел Тюсс.

Раздраженно что-то ворча себе под нос, она уселась неподалеку от меня. Сегодняшний день вымотал ее ничуть не меньше, чем меня. Более того, благодаря усталости она выглядела человечней и привлекательней, чем обычно. Но она была опасна. Она напоминала анаконду, которой наступили на хвост.

- Не спишь, - констатировала она. - Я ничего не добилась. Я не договорилась с королем. Я надеялась, что сразу же после побоища мы составим контракт и подпишем его. Однако, у Малыша Плохижа на этот счет иное мнение. Он, заявив, что нами он займется завтра, обратил свой взор на Лендтаун.

- И это правильно, - любуясь совершенством спутницы, ответил я. - Джек напомнил ему о хадчи. Многие из них сегодня не только лишились крова, но и потеряли родных. Нам повезло - мы выжили.

- Да. Но проблемы маленького народца нас не касаются! Тебе интересно, почему я позабыла о своих обязанностях и ввязалась в эту авантюру? Я рассчитывала быстро основать новое прибыльное предприятие! Эх, зря я согласилась на ваше с Джеком предложение!

- Не ты одна, - поддакнул я. Если бы мне заранее было обо всем известно, я бы, познакомившись с коротышкой, собственноручно его прикончил. Или же продал на рынке. - Кстати, почему страшилища не рискнули пересечь границу священной поляны, но не побоялись вторгнуться на территорию заветного города?

- Спроси о том Малыша Плохижа, - сверкнув глазами, отозвалась Тюсс. Она явно что-то скрывала. - Вероятно, он, проникнувшись к тебе сочувствием, ответит. Он обязан тебе жизнью! А ты - ему: он отменил смертный приговор.

- Это так, - хмуро подтвердил я. Милость его величества была не так уж велика! Лично я предпочел бы, чтобы он, кроме всего прочего, регулярно выплачивал мои восемь процентов (если таковые будут). Но для человека, которого недавно амнистировали, я хотел слишком много.

- Вздремнуть бы, - произнесла Тюсс. Так она давала мне понять, что предпочла бы провести эту ночь в одиночестве. Без меня. Посему я, едва до меня дошла эта простая истина, вышел из дома.

Оказавшись на улице, столкнулся с Джеком.

- В чем дело? - поинтересовался я у него.

- Давай кое-что обсудим, - забравшись ко мне на плечо, прошептал он. - У нас возникла проблема. На праздничном столе у нас больше нет главного блюдо, то есть тебя. Посему нам срочно нужно найти замену. Я бы предложил на эту роль Тюсс. Но она все еще слишком важна для нас...

- Что?! - воскликнул я. Странное все-таки чувство юмора у хадчи. - О чем ты? Мы же обо всем договорились с Малышом Плохижом! Или я ошибаюсь?

- Угу, - буркнул Джек. Не выдержав, расхохотался. - Нет, есть мы вас с Тюсс не будем. У нас и так пищи достаточно. Оглянись вокруг! Город усыпан мертвецами, точно осенью земля листьями! Правда, пожирать чудищ запрещает закон. А кушать тела павших собратьев не очень эстетично.

- Что вы решили?

- Посоветовавшись, мы отважились сожрать... мертвых хадчи. Что добру пропадать? - улыбнулся он. Заметив, как я побледнел от отвращения, добавил: - Шучу. Если серьезно, то мы приготовим несколько изысканных блюд из страшилищ. Ибо они нарушили традицию и напали на Лендтаун...

- И? - я жаждал вникнуть в сложные взаимоотношения коренных жителей Веги-8, чудищ и хадчи. Как крохотные человечки умудряются на протяжении многих веков уживаться с монстрами?

- Я пришел сюда не для того, чтобы это обсуждать! Я хотел поблагодарить тебя за спасение короля. Да, Малыш Плохиж далеко не идеальный правитель. Иногда он, как и все монархи, бывает невыносим. Но в нем есть потенциал. Когда он повзрослеет и поумнеет, то станет, действительно, величайшим из владык.

- С чего ты взял? - поморщился я. Малыш Плохиж производил негативное впечатление. - Почему ты его расхваливаешь? Он - ребенок! Периодически он ведет себя глупо, так, как и положено ему по возрасту, а отнюдь не по социальному статусу.

- Ты прав, - устало произнес Джек, наблюдая за работой соотечественников. Они спешно стаскивали погибших существ в две разные кучи. Трупы маленьких человечков ждал погребальный костер, а животных - талантливый повар. - Понимаешь, он мне как сын, которого у меня никогда не было.

Я хмыкнул.

- Не исключено, что ты не ошибаешься. От решения малолетнего короля зависит не только моя судьба, но и будущее двух народов, - сказал я. Почувствовав голод, спросил: - Нет ли у тебя чего-нибудь перекусить? А то обещанного сегодня вечером пира я так и не дождался. А до утра еще далеко.

- Питательные таблетки у меня, как и у тебя, закончились, - заметил он, чуя запах мертвечины. - Но как ты будешь набивать пузо, когда вокруг пылают погребальные костры?

- Ну и что? Жизнь продолжается. Когда-то вид чужих останков смущал меня. Но то время давно прошло. Кстати, горящие коротышки почему-то пахнут приятнее, чем зажаренные чудища.

- Спасибо! Но я бы предпочел, чтобы мои собратья остались живы, - едко ответил Джек. - Гм, а ты прав! Интересно, почему так происходит? Наверное, дело в том, что мы - высокоразвитые существа, а монстры - уродливые порождения леса.

- Не льсти себе и своим соотечественникам. Для матушки-природы нет разницы между вами и ними! Как бы там ни было, что с едой? Могу ли я покушать сейчас? Или мне придется ждать еще несколько часов до заветного мига, когда его величество соблаговолит пригласить нас с Тюсс на деловую встречу?

- Как я говорил, пищи много. Отрежь кусок от какого-нибудь погибшего существа, поджарь его и съешь. Но, учти, без специй, коими распоряжается дворцовый повар, вкус мяса будет отвратен. Я пробовал.

- Ясно, - поморщился я. - Похоже, я лягу спать голодным. А вот завтра отведаю стряпню, коя, надеюсь, будет выше всяких похвал.

- Как же! - фыркнул Джек.

Я проигнорировал его ироничную реплику. Мое внимание привлек неожиданно явившийся к нам Малыш Плохиж. На этот раз в руках он держал не топор, а привычные ему скипетр и державу. Они, как и его корона, являлись символами высшей власти.

- Хорошо, что ты не спишь, Миха, - произнес он, останавливаясь рядом со мной. - Разбуди Тюсс. Я с вами кое-что обсужу.

- А нельзя ли отложить дело до восхода солнца? - поинтересовался я. До рассвета было еще часа четыре. И, признаться, это время я бы с удовольствием потратил на сон.

- Нет, - отозвался король. Забравшись не без моей помощи на крышу нашего с госпожой домика, заявил: - Впервые чудовища нарушили закон. И мы, хадчи, не оставим это безнаказанным! Мы ответим ударом на удар!

- Так-так, - заинтересовался я, не понимая, куда он клонит. - Постой, не рассказывай пока всего. Тюсс должна это услышать. От ее мнения, как и от твоего, Малыш Плохиж, многое зависит. Все-таки у нее и деньги, и связи ...

Кивнув, он терпеливо дождался, когда я зайду в жилище и растормошу госпожу. Разбудить ее оказалось не так-то просто. Измученная долгим тяжелым днем она отказывалась просыпаться. Они не желала покидать сладкие объятья Морфея.

- Подъем! - закричал я, схватив ее за плечи. - На нас напали враги! Они уже захватили практически весь город! Нам надо убираться отсюда!

Тюсс глаз не открыла.

- Черт, - выругался я. Что предпринять? Но, когда я уже готов был сдаться, мне в голову пришла отличная идея. И я шепотом начал рассуждать о финансовом состоянии дел семейства господина Нестли. Стоит ли говорить, что как только девушка услышала волшебное слово "деньги", она тут же очнулась?

- Где кредитки? - было первым, что она спросила. Осознав, что никаких денег я ей не дам, поджала губы. Заявив, что пошло и вульгарно смеяться над маленькими слабостями больших людей, она отвернулась от меня. Она собралась вновь заснуть. Но в этот миг я сообщил ей о монархе.

- Вставай, пошли.

- Ладно, - мрачно отозвалась она. Поднявшись, достала из складок одежды небольшое зеркальце, которое неизвестно откуда взялось. Посмотревшись, госпожа поморщилась: - Отвратительно! Увы, я слишком далеко от салонов красоты...

Для меня осталось загадкой, почему собственное отражение показалось ей ужасным. Ибо Тюсс была прекрасна. Ее роскошная фигурка и миловидное личико могли растопить сердце любого мужчины. Единственное, что портило впечатление, это холодный взгляд прирожденной убийцы и заляпанный вражеской кровью балахон.

- Пошли, - поежившись, повторил я.

Мы с ней покинули домик. Оказавшись на улице, я заметил, что Малыш Плохиж все еще стоит на крыше нашего жилища. Он ждал нас. Несвойственное ему смирение и спокойствие настораживали. Но беспокоился я зря.

- Приветствую, Тюсс, - слегка склонив голову, произнес он. Не дожидаясь, когда госпожа ответит ему тем же, объявил: - К сожалению, я по целому ряду причин вынужден отказаться от сделки с вами. Сейчас не то время, когда следует думать о прибыли.

Я стоял и тупо смотрел на него. Мои планы о богатстве приказали долго жить. Теперь мне предстояло в лучшем случае вернуться к своему примитивному бытию рабочего на фабрике, а в худшем - что намного вероятнее! - сгинуть где-нибудь в лесу.

- Что случилось? - поинтересовалась Тюсс. Она не собиралась просто так сдаваться.

- Завтра утром я не приму вас. И не устрою праздника в вашу честь. Теперь, когда мой народ лицом к лицу встретился с древним врагом, грядет бойня. Мы отправимся в поход против страшилищ. Мы очистим планету от них!

- Но как? Они гораздо сильнее и многочисленнее вас. Участь хадчи - вечная оборона! - заметила она.

- Мы уже один раз победили. И намерены закрепить успех.

- Безумие! - воскликнул я. - Совладать с чудищами нереально! Даже мы, люди, которым они всегда вредили, не рискнули с ними связаться. Для того, чтобы их уничтожить, нужно сбросить на планету гигантскую бомбу, погубить, вообще, все живое. А нам это невыгодно. Так неужто вы, коренные обитатели Веги-8, пойдете на это?

- Конечно, нет, - покачал головой король. - Мы придем, отправим к праотцам недругов и уйдем. И все.

- Ты развяжешь войну? - вопросил стоящий неподалеку от нас Джек. Дождавшись кивка Малыша Плохижа, изрек: - Молодец! Наконец-то, мы станем подлинными хозяевами планеты! О пришельцах с Земли, которые тут всего лишь гости, речь не идет.

- Отлично, - хлопнула в ладоши Тюсс. - Значит, вам потребуются бомбы, бластеры и так далее. Не станете же вы нападать на превосходящих вас численностью противников с допотопным оружием в руках? Поэтому начните сотрудничать с человечеством. В нашем с Михой лице.

- Мы обойдемся и топорами, - ответил правящий монарх. - Их вполне достаточно для того, чтобы срубить Великое Древо.

Я, напрягая извилины, старался разобраться, что здесь происходит? Каким образом маленький народец намерен одолеть коварных недругов? Что, если хадчи обладают какими-нибудь невероятными технологиями, тайными военными разработками? Но, если это так, почему они не воспользовались ими ранее?

- Что за Великое Древо? - этот вопрос я задал вслух. Я не рассчитывал на ответ. Однако, коротышки, посоветовавшись, все же раскрыли нам еще один из своих секретов. Как выяснилось, Великое Древо - это место рождения всех монстров, населяющих Вегу-8. И, если его уничтожить, они вымрут.

- Как так? - усомнилась Тюсс. - Страшилища - живые существа, а не плоды растений. Для них логичней был бы процесс живорождения, как у церберов. Впрочем, учитывая ненормальную местную флору и фауны, ничего нельзя исключать. Но я в это не поверю до тех пор, пока не увижу все собственными глазами.

- Твой выбор, - пожал плечами Малыш Плохиж. - Но вам с Михой лучше вернуться в Дурвилль. Или же, вообще, покинуть планету. Скоро тут будет жарко.

Признаться, я бы с удовольствием последовал его совету, но... моя судьба была связана с Вегой-8. Посему мне следовало остаться.

- Я бы не отказалась стать свидетельницей гибели страшилищ, с коими у меня свои счеты, - объявила госпожа. - Да и потом, откуда известно, что существует только одно Древо?

- Оно одно, - твердо сказал Джек. - И нам известно, где оно располагается. Но добраться до него нелегко. Орды чудовищ, дорожа своим родом, мешают всякому...

- Купите у меня снаряжение! - перебив, вновь предложила она. - Кроме разнообразного вооружения, в ассортименте есть бронежилеты. Их сделают специально для вас. Кстати, в одном из них некогда щеголял Джек. И, вроде, остался доволен.

- Это так, - подтвердил Джек. Его костюм, подаренный Тюсс, прохудился еще во время схватки в лесу. Поэтому, прибыв в Лендтаун, он сменил его на новую одежду, штаны и пиджак. - Но, увы, это нереально. Ныне нельзя тратить время попусту!

- Почему? - поинтересовался я. - Много столетий вы спокойно сосуществовали с монстрами. И вдруг все резко изменилось. Теперь вы жаждете как можно быстрее прикончить их. По какой причине вы даже не считаете нужным хорошенько приготовиться к грядущему тяжелому сражению?

- За последние несколько дней мы дважды одолели противников, - ответил король. - Израненные враги сейчас зализывают раны. Они набираются сил перед новой атакой. Но мы не станем дожидаться ее. Мы первыми нападем на них! Мы их добьем!

- А если у вас ничего не получится?

- Тогда мы умрем, - отозвался Малыш Плохиж. - Либо мы отправим их в Ад, либо они - нас. Так что, когда на небосклоне вновь засияет солнышко, мы отправимся в путь. За несколько часов мы доберемся до заветного места и...

- Усталые и вымотанные недавней схваткой, бессонной ночью и тяжелым походом превратитесь в легкую добычу, - обронила она. - Если вы намерены схватиться с монстрами, то должны для начала хорошенько отдохнуть. И лишь потом брать в руки оружие и устраивать геноцид.

Так и не выяснив, как страшилища рождаются на Древе, я недоуменно посмотрел на собеседников. Каюсь, я бы не отказался сейчас очутиться на Земле. Или где-нибудь еще. Мало ли мест во Вселенной, где сможет найти прибежище скромный бродяга?

- Все уже решено! - провозгласил малолетний король. Его пылкая речь показалась бы смешной, если бы то, о чем он говорил, не было столь серьезно.

- Хорошо, - вздохнула Тюсс. - Но мы с Джеком пойдем с вами. Мы подсобим вам. А потом, когда все завершится, займемся финансами...

- Ага, - пробормотал Джек. Его не удивило, что госпожа возжелала поучаствовать в войне. Что же касается меня, то я не хотел сражаться. Но мое мнение, как всегда, никого не интересовало.

- Об этом мы побеседуем как-нибудь в другой раз, - подмигнув мне, произнесла она. - Два неплохих бойца вам не помешают? Или я ошибаюсь?

- Нет, нам нужны такие воины, как вы, - ответил король.

Как только он ушел, я повернулся к Тюсс. Я спросил у нее, действительно ли, она собирается принять участие в этом приключении? И, услышав "да", разразился гневной тирадой. Я кричал, доказывал, что нам не стоит вмешиваться в чужую борьбу. Однако, госпожа считала иначе.

- Я делаю все, дабы воплотить мечту в реальность, - дождавшись, когда я замолчу, обронила она. Зевнув, добавила: - Я вздремну. Разбудите меня утром.

- Конечно, - отозвался коротышка. Повернувшись ко мне, спросил: - А что ты сейчас будешь делать?

- Я постараюсь раздобыть что-нибудь поесть.


* * *


Увы и ах, нормальной еды найти не удалось. С тоской вспоминая безвкусные питательные таблетки, я с отвращением взирал на хорошо прожаренное мясо чудовищ. Им в основном кормились хадчи.

Слыша, как желудок все громче и громче ворчит, я слонялся по городу. Коротышки, о чем-то переговариваясь, вооружались и отправлялись к дворцу короля. Именно оттуда, из центра Лендтауна, начнется грандиозный поход против монстров. В нем предстояло принять участие и мне. Беда...

Заглянув в окошко дворца, увидел пухлого монарха. Он неторопливо ел суп. Он насыщался в одиночестве. Ему не нужны были ни слуги, ни придворные, ни такой прожорливый гость, как я.

Облизнувшись, я подошел к Джеку, который, судя по всему, взял руководство войском на себя. Я вновь попросил у него какую-нибудь снедь. И он указал мне на здоровенный мешок, который был собран специально для нас с Тюсс. Но там было не что-нибудь вкусненькое, а все то же мясо.

Скорчив страдальческую рожу, я поблагодарил компаньона. Забрав провиант, уселся на мостовой неподалеку от дворца и решил отведать сомнительное кушанье. Набравшись храбрости, немного откусил. И поразился. Не так уж плохо! Повар не поскупился на специи, кои почти полностью забивали отвратный вкус мерзких существ.

Надеясь, что мой вестибулярный аппарат выдержит такую нагрузку, проглотил пару небольших кусочков. А потом еще несколько. Насытившись, довольно улыбнулся. Все-таки мир милое и уютное местечко, а не мрачное и пошлое...

- Кушаешь? - спросила Тюсс, приблизившись ко мне. Не дожидаясь ответа, конфисковала мешок. Достав оттуда несколько кусков мяса, приступила к трапезе. Госпожу в отличие от меня ничего не смущало.

- Неужели тебе это нравится? - недоверчиво поинтересовался я.

- Ага.

- Ужас! Только сейчас я понял, с кем меня свела судьба! Та, что способна жрать страшилищ и даже не морщится, заслуживает уважения, восхищения и преклонения!

- Прекрати паясничать! - чавкая, поморщилась она. - Тебе бы книги писать.

- А что? Это мысль, - задумчиво отозвался я. А почему бы мне, действительно, не рассказать всему миру о нашем с ней путешествии? - Если мы выпутаемся живыми из этой истории, я послушаюсь твоего совета. И займусь сочинительством!

- Что?! - едва не подавившись, воскликнула она. Тюсс не ожидала, что я восприму ее шутку всерьез. - Но писать стоит только тогда, когда есть, что сказать читателям. Пусть даже это всего лишь "мяу".

- Мяу, - мурлыкнул я. Я собирался еще что-то произнести, но не успел.

Наевшись, Малыш Плохиж вышел к своим подданным, икнул и произнес длинную, полную пространных рассуждений речь. В ней он доказывал, что чудовища не достойны жить, а посему их следует уничтожить.

- В бой! - воскликнул он, идя впереди войска. Рядом с ним шагал его верный советник Джек. Джек что-то шептал на ухо его величеству. А тот задумчиво кивал и периодически косился на нас с госпожой.

- Не нравится мне это, - поежившись, буркнул я. Нервно поведя плечами, поднялся. - Пора и нам с тобой, Тюсс, отправляться в странствие. Чутье подсказывает мне, что финал его будет печален. Наверняка, кого-нибудь из нас двоих прикончат. А то и обоих.

- За меня не волнуйся, - обронила она. Глупышка! Она почему-то мнила, что с ней ничего плохого не произойдет.

- Я за себя переживаю, - пробормотал я, взваливая на плечи ставший гораздо легче после нашей с Тюсс трапезы мешок. Я был уверен, что смогу его тащить сколь угодно долго. - Вдруг какому-нибудь монстру улыбнется удача, и он отправит меня к праотцам?

- Да, за себя тебе стоит беспокоиться, - согласилась она. Госпожа не сочла нужным подбодрить меня, сказать, что все будет хорошо. Зачем? Ее прагматичная сущность, которая нередко вызывала у меня раздражение, не дала ей соврать.

- Спасибо! Ты меня успокоила! - саркастически отозвался я. Фыркнув, добавил: - Интересно, долго нам топать? Джек, вроде, говорил о нескольких часах...

И я побрел по узкой тропинке, проклиная все на свете. Особого упоминания заслужил мешок с провизией, который с каждой минутой становился все тяжелее и тяжелее. Еще чуть-чуть и я, не выдержав бешеного ритма, заданного не по росту ретивыми коротышками, свалюсь от усталости.

- Кошмар, - злился я.

Наконец-то, я покинул Лендтаун, который сначала восхитил меня своей красотой, а потом напугал безобразностью. Хотя, если хадчи хорошенько постараются, то возродят его.

- Будь готов ко всему, - предупредила Тюсс, к чему-то прислушиваясь. - На нас вот-вот нападут.

- Откуда ты знаешь? - вопросил я. Мне хотелось быть таким же смелым и сильным, как госпожа. Но, к сожалению, у меня это фигово получалось.

Вздохнув, сосредоточил внимание на молчаливых соратниках. Они держались отлично. Даже Малыш Плохиж, несмотря на свой юный возраст. Так что останавливаться в обозримом будущем в их планы не входило. Их цель - Великое Дерево...

- Неужели это все наяву? - пробормотал я.

Пейзаж с каждым шагом становился все причудливее. По гигантским деревьям скакали крошечные слоники, убегая от здоровенных клыкастых белок. В траве копошились крылатые ярко желтые рыбы...

- Это был риторический вопрос? - фыркнула Тюсс. Постепенно даже она - холодная и сильная валькирия - выматывалась.

- И зачем только я взял с собой этот мешок, - проворчал я. А не выбросить ли его? Нет! Он может пригодиться. Кто знает, сколько времени у нас займет дорога?

- Хватит брюзжать, - фыркнула Тюсс.

Я сделал очередной шаг, зацепился за вылезший из земли корень и рухнул лицом в грязь. Выругавшись, попытался подняться, но не сумел. Запаниковав, повернул голову и узрел склонившуюся надо мной оскалившуюся морду.

Чудовища обрушились на нас внезапно. Одно из них схватило меня. О том, что в это время происходило с коротышками и госпожой, мне было неведомо. Но я догадывался, что их положение немногим лучше моего. Наверняка, их, как и меня, вот-вот прикончат.

Закричав, попробовал выскользнуть из цепких вражеских лап. Не вышло. Шипя, страшилище прижало к моей шее острые клыки. Но убить меня ему что-то помешало. Все еще удерживая меня, оно покосилось по сторонам.

Ну а я, прекратив сопротивляться, дожидался смерти. Слыша звон оружия, чьи-то крики и стоны, мысленно обратился к Богу. Я молился, надеясь, что Он подсобит. И Он не оставил меня в беде...

Время шло, а ничего не происходило - я все еще был жив. Осознав, что чудище потеряло интерес к моей отнюдь не самой скромной персоне, напряг мускулы и вырвался из плена. Празднуя освобождение, достал из-за пояса кинжал, врученный мне Тюсс, и набросился на противника.

Страшилище взревело. Для него подобное развитие событий стало сюрпризом. Оно-то мнило, что уже расправилось с человеком. Как бы не так! Освободившись, я изловчился и вонзил клинок ему в живот. Что-то весело воскликнув, потряс перед его оскаленной мордой кулаком.

Но существо все еще не погибло. Бешено вращая глазами, оно медленно приближалось ко мне. И я вынужден был отступать. Оно было громадным, жутким и очень опасным. Никогда еще мне не встречались столь крупные экземпляры.

- Спасите! - завопил я. - Тюсс! Джек!

Но им было не до меня. Они бились с ордой монстров, защищая решившего на этот раз не высовываться Малыша Плохижа.

Позавидовав их ловкости и проворству, сорвал с плеча мешок с провиантом и бросил его в противника. Воспользовавшись тем, что мерзкое создание отвлеклось, всадил ему кинжал в лоб. Оно повалилось на землю. Я убил его!

Вернув себе оружие, вздохнул. Пододвинув к себе поближе чудом уцелевший мешок, с отметил, что основное сражение происходит на довольно-таки большом расстоянии от меня. Нынче я был в относительной безопасности!

- Скорей всего, коротышки победят, - произнес я. Наслаждаясь подаренной судьбой передышкой, решил хорошенько отдохнуть, перекусить. Достав кусок мяса, начал есть. Кушая, с интересом наблюдал за битвой, в которой гибли не только уродцы, но и хадчи.

Конечно, мне нужно было помочь союзникам дать отпор недругам. Вот только делать это мне не хотелось. Да и потом я видел, что малыши неплохо справляются самостоятельно: они теснили врагов.

Радуясь, что не имею практически никакого отношения к происходящему, блаженно зажмурился. Принюхавшись, ощутил ароматный запах растений. Также до моего слуха донеслось тихое, усыпляющее гудение насекомых. Если бы не шум схватки, я бы уснул.

- Когда же они угомонятся? - недовольно произнес я.

Открыв глаза, испугался. Пока я ощущал себя частицей природы, произошло неприятное событие. Меня окружили монстры. Они мнили, что совладать со мной легко. И - что самое страшное! - я был точно такого же мнения.

- Ребята, давайте жить дружно? - предложил я. Но мой пацифистский призыв не нашел отклика в их черствых душах.

Закричав, я первым набросился на них. Прикончив толстое и чем-то отдаленно напоминающее жабу создание, прорвал их оцепление и побежал.

- В чем дело, Миха? - поинтересовалась госпожа, едва увидев меня. Умело орудуя небольшим клинком, она прирезала очередного противника. - У тебя такой вид, как будто за тобой гонится не меньше дюжины недругов.

- Так и есть! - подтвердил я.

Но рядом противников не было. Куда они делись? Почему бросили преследовать? Сочли недостаточно вкусным? Или их скромные запросы удовлетворило содержимое моего мешка, который я в спешке оставил им на поживу? Эх, было бы здорово, если бы они загрызли друг друга за право обладать жареным мясом собственных собратьев. Со специями.

- Явился, - недовольно сказал Джек, размахивая топориком. Эта битва далась ему нелегко. Поперек его лица тянулся свежий длинный шрам. - А я счел, что тебя сразу убили...

- Ты расстроился из-за моей смерти?

- Нет, обрадовался, - ехидно отозвался он. - Кстати, Тюсс была права, когда говорила, что нам нужен отдых. Уставшие хадчи - никчемные бойцы. Многие мои знакомые сегодня получили тяжелые ранения или погибли. Погибли по глупости.

- Что вы предпримите? - спросила госпожа, добив последнего оставшегося в живых недруга - маленькое пушистое существо с очень длинными клыками. - Сдадитесь? Вернется в Лендтаун и займетесь его отстройкой?

- С чего ты взяла? - возмутился Джек. - Наплевав на потери, мы доберемся до цели. Но перед тем, как продолжить путь, мы сделаем небольшой привал. Он необходим для всех, за исключением Михи...

- А что со мной не так? - догадываясь, что добром это не закончится, насторожился я. Все-таки зря я не поучаствовал в схватке наравне со всеми! Но, каюсь, меня измотала череда бесконечных боев! Я жаждал покоя!

- Все! Сразив одного единственного монстра, ты куда-то исчез. Я подозреваю, что ты, трапезничая, следил за нами издалека. Ну как, понравилось шоу?

- Да, - не подумав, брякнул я. Смутившись, рассказал потрясенным слушателям историю о своих мытарствах, о том, как храбро дрался сразу с дюжиной врагов. И победил. Их трупы, могущие послужить доказательством моей правоты, исчезли. Вероятно, чудища их сожрали так же, как и наш с Тюсс запас провианта.

- Убедительно врешь, - хмыкнула Тюсс. - Но мне от этого не легче. По твоей милости я осталась голодной! Да, есть два десятка нетронутых пайков погибших коротышек... Но это не важно! Ими распоряжаюсь не я, а Малыш Плохиж!

- Что тебе не нравится? - опечалился я. Указав ей на трупы животных, добавил: - Разделай любого из них, зажарь и съешь. Да, их вкус отвратен без шикарных приправ шеф-повара. Интересно, из чего они их творит?

- Тебе лучше не знать, - ответил Джек.

- Так-то, - поморщилась она. Демонстративно отвернувшись от меня, обратилась к Джеку: - Послушай, вы захватили с собой в поход приправы? Или сочли их ненужной роскошью и оставили в Лендтауне?

- Оставили. Ну и что? Не переживай! У нас еды больше, чем надо! Всем хватит!

Восхитившись его оптимизмом, поинтересовался, почему они не радуются за меня? Я, несмотря ни на что, выжил. Посему друзья должны не ругать меня, а хвалить. Говорить, что я - герой!

- Не умничай, - холодно ответил Джек, чья рана все еще кровоточила. Фыркнув, он достал из складок одежды небольшой пакетик с изображением красного креста. Наверное, в нем хранились современные лекарственные средства, разнообразные пилюли и прочее.

- Вы, что, пользуетесь достижениями людей? - поинтересовался я. Как-то мне довелось прибегнуть к помощи медикаментов. Пару лет назад со мной произошел несчастный случай: я повредил ногу, трудясь на фабрике. Мне сделали укол. Минут через десять рана затянулась.

- С чего ты взял? Из-за упаковки? - ухмыльнулся Джек. Он достал из пакетика какую-то сушеную травку. Что-то бормоча, приложил ее к ране.

- И все? - нахмурился я. Насколько мне было известно, человечество в древности использовало сходные методы лечения, пока не осознало их неэффективность. И тогда мы, люди, перешли на химикаты, которые стоили гораздо дороже даров природы, а действовали хуже. Но со временем положение удалось исправить.

- Да, - блаженно зажмурившись, отозвался он.

- Понятно...

- Между прочим, когда вам на голову падает камень - это больно. А когда кому-то другому - забавно, - вдруг глубокомысленно изрек Джек. Закончив говорить, икнул и потерял сознание. Он упал подле моих ног.

- Безумие! - воскликнула Тюсс.

- Точно! Но что с ними такое? - вопросил я. Подозрительным снадобьем воспользовался не только Джек, но и большинство его раненных собратьев. И с ними случилось то же, что и с ним. Так что, если бы на нас сейчас напали монстры, они бы не получили отпора и одержали бы победу. - Они - разумные создания...

- И они владеют фантастическими технологиями! - заметила она. - Что это за вещество?

- Тугадум-трава, - ответил подошедший к нам Малыш Плохиж. В руках он сжимал топор, на обухе которого было вырезано его имя. Все прочие символы верховной власти, такие, как скипетр, держава и корона, он оставил в Лендтауне. - Она потрясающая! Воспользовавшись ею, хадчи погружается в целебный сон.

Я покосился на Джека. Его умиротворенное выражение лица вызвало беспокойство.

Повернувшись к его величеству, я с точки зрения современной медицины доказал, почему лекарства, созданные химическим путем, применять предпочтительнее разнообразных подозрительных травок. Подводя итог, в качестве наглядного примера привел ряд исторических фактов. А также народный фольклор.

- Разве тебе, король, неизвестная сказка о крысенке и снадобье? - вопросил я. - В ней говорится о крысенке, пришедшем в лавку за мышьяком. Уточнив у продавщицы качество товара, он совершил покупку. А затем вкусил запретный плод, довольно улыбнулся и умер.

- И? - нахмурился Малыш Плохиж. - Похоже, автор легенды хотел уберечь слушателей от необдуманных поступков. Ибо каждый из них может привести к летальному исходу. Так?

- Нет, - смутился я. - Мораль этой истории, по мнению ученых, в том, что плод, внешне красивый, может быть отвратен на вкус.

- Как все сложно! Но мое толкование нравится мне больше! Оно логичнее! Но у вас, выходцев с Земли, как я только что выяснил, иное мнение на этот счет. И это естественно. Это еще раз подчеркивает разницу наших культур.

- Не согласен! Мы с вами похожи. У нас не так уж много отличий. Вы предпочитаете топоры, мы - бластеры. Вы строите дома из деревьев, а мы - из бетона и кирпича. Вы создаете прекрасные живые фонтаны, а мы стремимся одухотворить холодный мрамор. И у нас это даже иногда получается...

- Ага, а еще мы большие, а они - маленькие, - усмехнулась Тюсс. Ей надоел наш разговор. От коротышек ей нужны были только деньги. И все. - Если не секрет, когда твои подчиненные, Малыш Плохиж, наконец-то, придут в себя?

- Скоро. Через пару минут. Когда они очнутся и перекусят, мы продолжим путь. К счастью, мне не требуется отдых. Слуги не позволили мне участвовать в схватке. И я благодарен им за это.

- Однако, лезвие твоего топора в крови, - сказала она. - Ты бился?

- Да, я собственноручно прикончил одно небольшое существо, - покраснев от похвалы, признался он. Ему было приятно, что его достижение не оставили без внимания. Кроме того, ему - семилетнему ребенку - было чем гордиться.

- Вот у кого тебе следует поучиться храбрости, Миха, - обронила Тюсс. - А то твое малодушие...

- Угу, - перебил я. Возражать ей, говорить, что всегда не любил сражения, было бессмысленно. Ибо тогда она бы поинтересовалась, зачем я, вообще, ввязался в эту историю? И что бы я ей ответил? Ради наживы?

- Не стоит судить его слишком строго, - заступился за меня Малыш Плохиж. Не так давно он сам приговорил меня к смертной казни. Но, как только я его спас, он начал всячески демонстрировать мне свою лояльность и миролюбие.

Тем временем Джек зашевелился. И только в этот миг я заметил, что шрам, оставленный на память чудищем, исчез. Усмехнувшись, коротышка поклонился королю и поведал нам о чудесных свойствах тугадум-травы, о которой мы уже кое-что слышали.

Тугадум-трава обладает потрясающим воздействием на организмы коренных жителей Веги-8. Их она невероятно быстро исцеляет. Впрочем, отрасти новые конечности взамен утраченных выше ее сил...

- А какой эффект тугадум-трава оказывает на людей? Такой же, как и на хадчи? - облизнув внезапно пересохшие губы, поинтересовалась госпожа. Скорей всего, в этот момент она подсчитывала, сколько можно на этом заработать. - И у нее нет никаких побочных действий.

- Нет! Побочные действия есть, - возразил Джек. - В их числе следует упомянуть головную боль, сухость во рту, тошноту, бессонницу или наоборот сонливость и, конечно же, летальный исход. Что же касается людей, то она способна исцелять и их.

- Летальный исход, - задумчиво пробормотал я, решив для себя, что никогда ни при каких обстоятельствах не воспользуюсь этим веществом. Уж лучше привычные химикаты!

- Каков процент смертности? - спросила Тюсс. Узнав ответ, объявила: - К сожалению, нам это не подходит. Семь разумных существ из каждой сотни - это слишком много. Правительство не даст нам добро на распространение тугадум-травы. А жаль! На ней бы мы обогатились!

- Опять деньги, - поморщился я. Она все время рассуждала о кредитках! Есть же немало и других интересных тем для беседы! К примеру, кто сегодня умрет? Впрочем, это слишком мрачно. Нужно поразмышлять о чем-нибудь нейтральном. Допустим, о погоде или о противном свисте, доносящемся откуда-то издалека...

- Ну-ну! Ты забыл, как вместе с Джеком вымогал у меня задаток? И где он? - увидев, как я побледнел, она обрушилась на меня с упреками.

- Деньги при мне. Я предусмотрительно вытащил их из костюма перед тем, как его выкинуть, - убедившись, что наличные на месте, ответил я. Затравленно оглядевшись, не заметил ничего необычного. И, чувствуя себя параноиком, спросил: - Вы слышите?

- Если ты говоришь о мерзком скрежете когтей приближающихся к нам монстров, то да, - ответил Малыш Плохиж.

Он закончил говорить, и мое сердце забилось сильнее. Куда бежать? Успею ли я укрыться от недругов, которые вот-вот будут здесь? Вероятно, нет. Посему мне надо перестать дрожать и приготовиться погибнуть красиво!

Я постарался состроить зверское выражение лица, но у меня это плохо получилось. Вид у меня был не особо впечатляющий. Я не походил на грозного культового героя, супермена, способного на все. Я казался тем, кем и был всегда: скромным обывателем, принужденным обстоятельствами защищать собственную жизнь.

- Новый бой, - спокойно произнес Джек, наблюдая за собратьями. Хадчи неторопливо заканчивали есть, убирали остатки провианта в мешки и брали в руки оружие. Очередная схватка не пугала их. Они знали, на что идут, когда отправлялись в поход.

- А долго ли нам еще идти до Великого Древа? - спросил я.

- Нет, - покачал головой Малыш Плохиж. - Осталось не больше получаса хода. Но мы, вряд ли, доберемся туда. Нас убьют. Зря мы покинули город! Воистину правду говорят, что дурак на троне далеко не самое страшное, что может произойти со страной. Гораздо страшнее, когда к власти приходит мудрец, мечтающий о всеобщем счастье.

- Напрасно ты считаешь себя мудрецом, - проворчал я. И вдруг меня осенило. - А что, если нам отправить вперед передовой отряд. Его задачей будет срубить заветное Древо. Ну а все остальные бойцы, ввязавшись в схватку, отвлекут на себя внимание врагов.

- Нет, - заявил король. - И дело здесь не в моем нежелании, а в здоровом прагматизме. Небольшой группе не погубить исполин. Даже если ты и Тюсс присоединитесь к ним, ничего не получится. Из беды нас мог бы выручить только точечный удар с орбиты. Но вот беда, координаты Великого Древа нельзя узнать.

- Как так?

- Его, как и Лендтаун, невозможно обнаружить с помощью новейшей техники, - изрек он. Малыш Плохиж толковал бы об этом еще долго, если бы не страшилища. Вереща, они вновь атаковали нас. Но на этот раз на их стороне не было фактора внезапности: они не сумели застать нас врасплох.

Стоя около госпожи, я размахивал кинжалом, сражался с недругами и размышлял о той ошибке, что допустил монарх. Я был убежден, что при желании несколько добровольцев достигли бы цели!

- Вперед, Миха! - воскликнула Тюсс.

- Ага, - нервно отозвался я, вонзив лезвие в правый глаз какого-то монстра. - Но, видишь ли, дабы победить, мы обязаны действовать иначе. Нам нет смысла биться с ними! Поскольку они рано или поздно победят. Их слишком много!

- Тогда, что, сдаемся?

Поморщившись, я заявил, что считаю бессмысленным наш поход, если он не увенчается успехом. Но для того, чтобы у нас все получилось, надо сделать неизмеримо больше того, на что способны коротышки.

- Мы с тобой покинем поле боя, доберемся до Древа и уничтожим его. Конечно, это не так-то просто. Но у нас все получится! - с уверенностью, которой не испытывал на самом деле, сказал я. - Нам всего лишь надо не попасться в лапы многочисленным противникам...

- Всего-то! - вспылила Тюсс, стараясь справиться с остроухой карикатурой на земных кроликов. Перерезав глотку мерзкому существу, добавила: - Как ты себе это представляешь? Каким образом мы незаметно уберемся отсюда? Мы с тобой, если не считать монстров, гораздо крупнее хадчи!

- Точно! - широко улыбнулся я. - Мы притворимся страшилищами и уйдем. Враги нас не тронут, приняв за своих. А соратники не сочтут нужным убивать двух трусливых кошмарных созданий, грезящих о безопасности. Как тебе мой шикарный план?

- Не такой уж он шикарный, - проворчала она. - Все было бы хорошо, если бы не одно "но". Как ты себе это представляешь? Как мы превратимся в чудовищ? Это - фантастика!

- Ничего подобного, - самоуверенно заявил я. Выдержав театральную паузу, продолжил: - Спорим, ты ни за что не догадаешься, что я придумал?

- Наверное, ты сейчас предложишь нам содрать шкуры у парочки мертвых тварей и напялить их на себя? Так вот, ничего не выйдет. Монстры не дураки; их так легко не проведешь.

Она, как всегда, была права.

- Не расстраивайся, - хлопнула меня по плечу госпожа. - Я знаю, как быть! Мы сбежим, оставим коротышек в трудный час. Во всяком случае, именно так они решат, когда увидят наши спины...

Скептически хмыкнув, я собрался задать ей пару-тройку неприятных вопросов, но она уже начала действовать. Она схватила меня за правую руку. Отмахиваясь от многочисленных недругов, мы куда-то побежали.

- Трусы! - крикнул нам вслед Джек.

- Их надо задержать, - неуверенно произнес Малыш Плохиж, прячась в густых кустах. Научившись дорожить своей жизнью, он более не стремился лично участвовать в сражениях. В его обязанности входило общее руководство, с коим я справлялся откровенно плохо. - Хотя, пускай идут. Они не мои подданными!

- Они предали друзей!

- Да, но это не их война. Разве ты сам не поступил бы также, оказавшись на их месте?

То, что ему ответил Джек, я уже не услышал. Мы с Тюсс пробились сквозь плотный вражеский строй. Чудища, предпочитающие в гастрономическом отношении коротышкам людей, последовали за нами. Облизываясь, они периодически набрасывались на нас. И мы с госпожой вынуждены были обороняться.

- И почему только Малыш Плохиж не отправил с нами хотя бы пару десятков хадчи? - вопрошал я. Жаль, что у меня нет бластера. Я бы с удовольствием стрелял из него снова, снова и снова в оскаленные ненавистью морды.

Лихо свернул шею очередному монстру, вспомнил о гигантских крысах. Если бы кто-нибудь месяц назад сказал мне, что скоро стараясь история повторится, я бы ему не поверил. Я бы заявил, что я - убежденный пацифист - никогда никого более не трону!

- Смерть! - взревел я, будучи в ярости. Дорога к богатству тяжела и страшна. Ибо на любой тропе полно препятствий, кроме той, что ведет в Ад.

- Не исключено, что в итоге мы, вообще, ничего не получим, - буркнула Тюсс. - И еще, вдруг ты после всего этого будешь работать в психиатрической поликлинике?

- Кем?

- Пациентом! На роль доктора ты не подходишь; медицинского образования у тебя нет. Конечно, ты можешь удивить меня своими интеллектуальными способностями...

- Всенепременно, - развеселился я. Но обрадовало меня не ее предложение, а то, что вот уже десять минут на нас никто не набрасывался. Позабыв о нас, монстры обратили внимание на коротышек.

Подмигнув Тюсс, я пошел туда, где, если верить Джеку, располагалось Великое Древо. Но, сделав несколько шажков, остановился.

- Что тебя беспокоит, Миха? Ты понял, что наш план - глупость? Если так, то лучше поздно, чем никогда. По крайней мере, мы еще успеем вернуться на поле боя и умереть вместе с жителями Лендтауна.

- Твоя склонность к суициду настораживает, - не очень удачно пошутил я. - Сейчас мы доберемся до исполина и уничтожим его. А потом, наконец, займемся получением прибыли!

- Ты - оптимист! Ты забываешь, что, даже если мы срубим Древо, уже родившиеся создания никуда не денутся. Со всей планеты они кинуться мстить обидчикам, среди которых есть не только коротышки, но и два человека. Ты и я.

Ее спокойные рассуждения об ожидающей нас мрачной перспективе ужасали. Нежели все бессмысленно? И нас в любом случае прикончат? Если да, то какая разница, останутся ли в живых отвратительные существа или нет? Правда, для грядущего Планеты Чудовищ это значило много. Но что нам до этого?

Но моя жизнерадостная натура не позволила мне долго печалиться. Вскоре я вновь улыбался, веря в светлое будущее.

- Я, что, сказала что-нибудь смешное? - поинтересовалась Тюсс. - Или ты все-таки свихнулся? В конце концов, как мне говорил один знакомый психиатр, шизофрения - это забавно!

- Что ж, надо попробовать. Вдруг понравится? - нахмурился я. Но долго сохранять серьезный вид у меня не получилось. И я засмеялся. - Любопытно, что решили бы медики, если бы узрели меня сейчас?

- Дурак, - обронила она.

Нервно хихикая, я топал. Стараясь не обращать внимания на безумную флору и фауну Веги-8, направлялся к Древу. Я рассчитывал быстро добраться до исполина. Но моим надеждам не суждено было сбыться. Путь занял не меньше двух часов, за кои мы с Тюсс изрядно вымотались.

- А вот и оно, - подозрительно спокойным тоном произнесла госпожа, указывая на величественное дерево, представшее перед нами. В ширину оно было не меньше двадцати метров, а в высоту - десять-двенадцать. Судя по всему, нас ожидала тяжелая работенка. Гм, каким образом мы его срубим? Для этого наших небольших кинжалов явно недостаточно.

- Гм... - пробормотал я, изучая Великое Древо. На мощных ветках были гигантские "плоды", в каждом из которых находилось сразу по несколько детенышей. Кошмарные создания зрели, дожидаясь мгновения, когда им будет позволено выбраться в большой мир.

- Невероятно, - пробормотала она. - Но как на одном дереве могло появиться так много чудовищ, что они буквально заполонили планету? Ибо, если ты не заметил, на нем в настоящее время готовится к полноценной взрослой жизни всего около восьмидесяти особей.

- Вероятно, у них невелик инкубационный период, - предположил я. - Или они обладают завидным долголетием. Как бы там ни было, мы прибыли сюда не для того, чтобы трепаться! Мы обязаны уничтожить исполин!

- Правильно!

- Геноцид - это хорошо, а качественный геноцид - еще лучше! - не без иронии отозвался я, внезапно засомневавшись в правильности нашего поступка. Кто мы такие, чтобы решать, кому жить? Мы не боги! Мы представители людского племени, которое, как доказывает история, способно совершать ошибки. Фатальные ошибки. - А надо ли это?

- Надо, - откликнулась Тюсс. Она срубит Древо. Но не потому, что ненавидит чудищ. Если говорить откровенно, ей на них наплевать. Она сделает это, поскольку исполин мешает процветанию нашего бизнеса. То, что мы задумали, ужасно. Но у нас нет выбора. Или...

Терзаясь сомнениями, мы приблизились к древу. Заставив совесть замолчать, мы с Тюсс обсуждали, как его погубить. Сжечь? Нет, ничего не получится: нам неоткуда взять огонь. Срубить? Для этого нам придется воспользоваться длинными, острыми и очень крепкими когтями мертвых животных.

- Когти, - пробормотала госпожа. - В этом что-то есть. Это будет символично.

- Да, но где мы найдем труп? Близ Великого Древа почему-то нет никого, кроме нас. И это странно. По какой причине страшилища не охраняют детенышей? Они - животные, и инстинкты у них не должны быть атрофированы!

- Не ведаю. Ну а мертвеца отыскать не проблема. Мы срежем один из "плодов" и быстро прикончим находящихся в нем существ. Хочется верить, что этот наш поступок не заставить пробудиться их многочисленных собратьев.

- Ты шутишь? - нахмурился я. Мне претило убивать ни в чем не повинных детенышей. - Нам, людям, не стоит опускаться до этого!

- Мы сотворим то, ради чего сюда явились, - бросила она, вонзая кинжал в ближайший "плод".

Не успел я ничего предпринять, как "плод", который резала Тюсс, лопнул. Из него вывалились три небольших и кажущихся на первый взгляд беспомощными мерзких создания. Оглядевшись, они выпустили когти и набросились на нас.

- Небеса! - воскликнул я, отшатываясь от них.

Госпожа не растерялась. Отразив вражеское нападение, она перешла в наступление и всадила клинок в череп одного из недругов.

Узрев участь собрата, чудища зашипели и напали на нее сразу с двух сторон. Они вознамерились перегрызть ей глотку. Но их сладкие грезы так и не воплотились в реальности. Тюсс прикончила ближайшее к ней существо. Ну а оставшееся в живых страшилище убил я.

- Отличная работа, - похвалила меня Тюсс. Она выбрала один из трупов, тот, у которого были самые длинные когти.

- Зачем нам все это? - пыхтел я, помогая ей. - Кто знает, что начнется, когда монстры вымрут? Люди, обнаглев, увеличат темпы урбанизации Веги-8! И там, где ранее был лес, появятся новые города. Хадчи исчезнут...

- Не утрируй. Коротышки прекрасно адаптируются к чему угодно.

Кивнув, я напряг мышцы и вырвал из плоти поверженного существа здоровенный коготь. Его размеры и изогнутая форма напомнили мне ятаган, оружие, которым в древности пользовались воины. Его мне неоднократно доводилось видеть в городском музее.

- Что ж, с когтем в руках мы повалим исполин за пару месяцев, - хмыкнул я, усевшись рядом с мертвецами и представил себе, что нахожусь дома, там, где не надо никого отправлять в Преисподнюю...

- Ну-ну, - усмехнулась она.

Осторожно, чтобы не пораниться, Тюсс взяла в руки невероятно острый коготь и подошла к Древу. Не сочтя нужным посоветоваться со мной, нанесла удар. А затем еще один и еще, и еще...

Исполин затрясся. Более того, неожиданно начали набухать здоровенные шары, которые мы с госпожой окрестили "плодами". Произошло то, чего мы больше всего боялись - чудовища "созревали" раньше срока.

Испугавшись, я поспешил госпоже на выручку. К моему величайшему изумлению у нас все получилось. Великое Древо, чей ствол был не таким уж крепким, как мнилось, прекратило свое бытие.

Но, увы, это не означало, что мы одолели всех монстров. На протяжении долгих лет многие из них будут бродить по Веге-8 и пожирать всех, кто попадется на их пути. Также нельзя не учитывать несколько десятков детенышей, только что выбравшихся из "плодов" и теперь с интересом изучающих нас.

- Жизнь - это самое ценное, что у меня есть! - завопил я, отгоняя от себя врагов. Выронив гигантский коготь, который было неудобно держать, взял в руки кинжал; неоднократно он выручал меня из беды!

- И у меня тоже, - отозвалась госпожа.

Пару минут назад, когда исполин упал, земля вздрогнула. С трудом удержавшись на ногах, я неожиданно осознал, насколько плохой поступок мы совершили. За него нам нет прощения. Нас ждет кара, соответствующая преступлению. Мы обязаны дать себя убить!

Придя к такому выводу, поджал губы. Мне не хотелось умирать! Что же касается невнятного бормотания зануды-совести, то я, как и всякий нормальный человек, мог к нему привыкнуть и научиться его игнорировать. Ибо это не так уж трудно.

- Интересно, а животные, погибнув, попадают в Рай? Или же они лишены души и просто-напросто перестают существовать? - вопросил я. - С людьми все гораздо проще. Я, как человек верующий, считаю...

- Сейчас не время для религиозных дискуссий, - зло произнесла она.

- Угу, - отозвался я, прижавшись спиной к стволу.

Тюсс о чем-то напряженно размышляла. Отрыв рот, она уже собралась сообщить мне нечто важное, как произошло то, о чем я даже мечтать не смел. Джек, Малыш Плохиж и немногие выжившие их сородичи, наконец-то, добрались до Великого Древа. Вернее - того, что от него осталось.

- Что?! - удивился король. Заметив несколько десятков монстров, обступивших нас с госпожой, добавил: - Выходит, люди не сбежали. Похвально!

- Точно, - поддакнул Джек. Теперь он жалел о тех словах, что бросил нам, когда мы с Тюсс покидали поле боя. Но нынче некогда было раскланиваться друг перед другом и просить прощения. Неугомонные чудовища атаковали вновь.

- Надоело... - потянула госпожа, продолжая драться. - Наши шансы спастись значительно возросли.

- Угу, - согласился я. Едва не падая от усталости, пробормотал: - Власть имущие любят говорить, что, если потребуется, они отдадут за свою страну жизнь... чужую жизнь. Как жаль, что я не политик! Я вынужден сам платить по своим счетам!

- Не ты один, - сверкнув глазами, произнесла она.

Вздохнув, я с ненавистью уставился на чудищ. Схватив ближайшего из них за глотку, напряг мышцы. Но задушить его у меня не получилось, мне не хватило сил. Выругавшись, пустил в ход кинжал. Прикончив монстра, закрутил головой, ища Тюсс. К счастью, у нее все было в порядке. У ее ног валялось уже трое мертвецов. И это было неплохо. Весьма неплохо. Вот только я не желал мериться с ней мощью и храбростью. Передо мной стояла иная задача - выжить.

Почувствовав слабость, позвал Джека. Он откликнулся Вместе с несколькими коротышками, чьи имена не были мне известны, он напал на обступивших меня монстров и быстро расправился с ними.

- Мы победим, - изрек я, стремясь убедить самого себя, что все закончится хорошо. Но не вышло. С детства я не любил сказки со счастливым финалом. Они казались мне нереалистичными и глупыми. В жизни так не бывает. В действительности добро зачастую терпит поражение, а зло торжествует.

- Вообще-то, мы уже победили, - обронил Джек. - Наша миссия исполнена! Так что наши судьбы для истории уже не имеют никакого значения. Вегу-8 более никто не назовет Планетой Чудовищ. Наверное, теперь ее станут именовать Планетой Милых Коротышек.

- Размечтался, - фыркнула госпожа, отправив очередного недруга в мир иной. - Как же нелегко порой выписывать билеты в Ад.

- Эх, когда же мы наладим успешный бизнес, - вздохнул я. - Если Малыш Плохиж не будет артачиться, мы заработаем миллионы!

- Миллионы? - презрительно переспросила она. - Если бы я мнила, что речь идет о таких мелочах, то никогда бы не отправилась вместе с вами в странствие! Если все сложится благополучно, мы станем миллиардерами! Представляешь?

- Нет, - зачарованно прошептал я, позабыв о врагах, многие из которых все еще жаждали перегрызть мне глотку. Я отвлекся. И в тот же миг на меня насели не меньше дюжины противников. И они добрались бы до меня, если бы не коротышки; хадчи их прикончили.

Через несколько минут все завершилось. Мы перебили недругов. В то, что сейчас сюда сбегутся со всей планеты оставшиеся в живых чудища, я не верил. Я был убежден, что они, перепугавшись, спрячутся в логовах, где тихо доживут свой век.

- Ура! - успел воскликнуть я перед тем, как потерял сознание. Но долго отдыхать мне не позволили. Джек безжалостно растормошил меня. И я, очнувшись, недовольно поинтересовался: - В чем дело?

- Победа, - просто ответил он. - Мы возвращаемся в Лендтаун.

- Да, - кивнул король. - Но мы отправимся туда лишь тогда, когда сожжем трупы. Причем, я предлагаю не заботиться о провизии и спалить всех, хадчи и страшилищ. У нас и так полно еды. Ибо не только здесь, но и вокруг нашего града валяется немало покойников.

Наблюдая за тем, как коротышки жгут мертвецов, я тряхнул головой. Небо, неужели все завершилось? И пришла пора отдохнуть, позабыть обо всех невзгодах и тревогах?

- Вот и все, - прошептал я, надеясь, что в будущем нас ждут только удовольствия, деньги и все им сопутствующее.

- Было бы здорово, если бы ты не ошибся, Миха, - услышав мои слова, произнес Джек. - Но, увы, в действительности все крайне редко происходит так, как мы этого хотим.

- Пессимизм - это скверно, - откликнулся я. Покачиваясь, побрел в сторону Лендтауна. Тюсс, Джек, Малыш Плохиж и все остальные последовали за мной. Мы рассчитывали дойти до города до заката, дабы провести ночь в тепле и уюте. Но - увы...

Сделав пару шагов, застонал и упал. После изнурительного дня, насыщенного событиями, из меня был плохой ходок. Но, несмотря на слабость, я не собирался ложиться спать рядом с поваленным Великим Древом. Боясь, что враги нам все-таки отомстят, прополз еще пару дюжин метров. И только тогда позволил себе закрыть глаза и уснуть.

Также поступили и мои соратники.


* * *


Ночь прошла спокойно. Никто на нас не напал, не воспользовался тем, что мы не выставили стражу. Так что утром, когда на небе засияло солнышко, мы проснулись, перекусили оставшимся зажаренным мясом и продолжили путь. Мы возвращались в Лендтаун. Там без нас скучали женщины, дети и старики, все те, кто не смог принять участие в походе.

Глядя на изможденные, но счастливые лица спутников, я покачал головой. Все-таки за последние несколько дней нами было пролито слишком много крови. И в этом, без сомнения, была наша с Тюсс вина. Это мы с ней стимулировали столь быстрое развитие печальных событий.

Но рано или поздно это бы, все равно, случилось! Хадчи сразились бы с чудовищами. И неизвестно, чем бы закончился бой, если бы в нем не приняли участия мы с госпожой. Хотя, Малыш Плохиж и Джек склонны были преуменьшать нашу роль в истории.

Хмыкнув, я доел мясо, которое дал мне Джек. Не обратив внимания на отвратительный вкус пищи, насытился. Почувствовав приятную тяжесть в желудке, потянулся и, никого не дожидаясь, побрел в сторону Лендтауна. Что, если до него добрались недруги, пока мы махали клинками?

- О чем задумался? - спросила Тюсс. - Вероятно, ты размышляешь о долгожданном отдыхе. В граде хадчи нас ожидают несколько недель ничегонеделанья. Возрождение Лендтауна и постройка на его окраине небольшой фабрики по производству нового вида топлива займет немало времени.

- Меня заботит иное, - признался я. - Меня пугает то, что разумные существа, когда это необходимо, спокойно рискуют жизнью, чтобы кого-нибудь убить. Безумие! Логичней было бы договориться с противником, решить конфликт полюбовно!

- Если твой недруг животное, беседовать с ним бесполезно. Кроме того, безумие - это не когда люди сражаются. Безумие - это когда они поступают так с радостью, - отозвалась она. - Да и потом, человек - это не тот, кто им родился. А тот, кто прожил жизнь достойно.

- Верно! Но что печалиться? Скоро все будет хорошо! Нам осталось расправиться с одним единственным злодеем, тем, из-за которого мы покинули Дурвилль.

- Глупенький Миха, - как-то странно посмотрев на меня, произнесла госпожа. Нервно поведя плечами, добавила так тихо, что я едва расслышал: - Ты напоминаешь мне оптимиста, который, лежа в гробу глубоко в земле, начинает рассуждать о том, что все не так уж плохо.

- Это еще почему? - насторожился я. Не нравилось мне все это. Вновь она знала больше меня, но почему-то не спешила делиться информацией. - В чем дело?

- Не ведаю, - солгала она.

- О чем разговор? - присоединился к нашей беседе Джек. Оставив Малыша Плохижа в окружении верных слуг, он зашагал рядом с нами. - Вы, что, подсчитываете грядущую прибыль, которая, наверняка, будет велика?

- Вообще-то, нет, - изрекла Тюсс. - Но рассуждать о деньгах мне нравится больше, чем о чем-либо другом. Вы с монархом определились?

- Да, - ответил он. - Нам это выгодно. И мы очень нуждаемся в деньгах. Если бы у нас было много кредиток, мы бы приобрели все, что не можем украсть у вас, людей. Мой народ заинтересован в знаниях и умениях человечества.

- Отрадно, - откликнулась она, покосившись на растущие вдоль дороги цветы-убийцы. С чудищами было покончено. Но на Веге-8 осталось еще немало хищников, представителей флоры и фауны.

- Да, мы всегда исполняем клятвы, - серьезно произнес он. Но совесть не позволила ему так нагло врать. А посему Джек, скрипнув зубами, нехотя добавил: - Практически. Несколько незначительных неприятных инцидентов не в счет. Вам не о чем беспокоиться!

- Ну-ну, - буркнул я, вспомнив, как Малыш Плохиж едва не заставил дворцового шеф-повара состряпать из меня главное блюдо для праздничного стола. - А то всякое бывает. К примеру, вы вновь решите, что я вам милее в качестве изысканного кушанья и тогда...

- Это было досадное недоразумение, - смущенно пояснил он. - Почему ты язвишь? Мы же никогда тебя не обманывали! Почти. Более того, с тех пор, как ты ушел с работы, твоя жизнь стала гораздо интереснее. Ты познакомился с уймой разнообразных созданий, большую часть которых убил...

- Ага, - ехидно пробормотал я.

Я наслаждался колоритным местным пейзажем. В траве ползали ядовитые змеи, укус которых был смертелен. По веткам деревьев бегали забавные маленькие зайчики-убийцы. А в небе летали злобные гигантские птахи. В общем, Вега-8 по-прежнему оставался далеко не самым лучшим местом для жизни.


* * *


...И вот мы очутились недалеко от города. Путь домой занял у нас гораздо меньше времени, чем дорога к Великому Древу.

- Здорово! - воскликнул я, увидев речку, в которой не так давно купался. Но она была уже совсем другой. Теперь в ней нельзя было утонуть. Но не потому, что ее настолько сильно загрязнили. Нет, просто в ней поселились пираньи, которые были способны съесть все, что угодно. - Что с водой?

- Ты говоришь об этих милых рыбках? - неприятно улыбнувшись, уточнила Тюсс. Дождавшись моего кивка, продолжила: - Видишь ли, уничтожив чудовищ, мы освободили экологическую нишу. И поскольку свято место пусто не бывает, его практически сразу же заняли другие создания.

- Но при чем здесь пираньи? Как они связаны с нами? Если я не ошибаюсь, тут никогда не водилось никаких опасных тварей!

- С чего ты взял? В этой реке, как и в любом другом водоеме, еще пару дней назад обитали монстры. Не стоит считать, что чудища нападали на своих жертв только на земле, игнорируя воздух и воду. Но, после того, как их не стало, все изменилось.

- Так быстро? - возмутился я. - Но как же так? Далеко не все они погибли. Многие из них все еще живы. Природа не успела бы столь оперативно отреагировать на наше вмешательство в экосистему! Но... кто его знает? Не зря же Вегу-8 называют Планетой Чудовищ?

- Да, скорость - это то, что всегда отличало нас от всей остальной Вселенной, - не без иронии, произнесла она. - Гм, похоже, пропали трупы разлагающихся врагов...

Вокруг города хадчи не осталось ни одного мертвеца. Судя по всему, из них были приготовлены не очень аппетитные кушанья. Что ж, рациональный подход коротышек ко всему, включая смерть, вызывал уважение и даже восхищался. Правда, я не желал, чтобы, когда меня не станет, мою плоть сожрали.

- Вот мы и в Лендтауне, там, куда не надеялись вернуться! - воскликнул не самый жизнерадостный король Малыш Плохиж.

Он изрекал что-то еще, но я его уже не слушал. Я созерцал город и радовался, что сюда в наше отсутствие не наведались злодеи. Кроме того, меня поразило, насколько шустро отстраиваются дома. Такими темпами Лендтаун через пару месяцев будет в порядке.

- Зря я переживал из-за поселения, - произнес я.

- Кстати, надо им сказать, чтобы они немедленно начали выращивать фабрику, - заметила Тюсс. Поймав за шкирку проходящего мимо советника короля, потребовала, чтобы он сдержал условия сделки.

- Скоро мы выберем участок для постройки и...

- Что? - нетерпеливо поинтересовался я, вспомнив про тысячу кредиток, которые все еще носил при себе. Я предпочел бы оставить их себе. - Как быть с задатком, который нам дала Тюсс? Стоит ли мне отдать их тебе? Или же пускай они и дальше хранятся у меня?

Джек разразился длинной речью. В ней он доказывал необходимость этих средств для хадчи, маленького народца, попавшего в беду. Он говорил о том, что мне было и так известно. Но окончание его монолога все-таки изумило меня. Джек потребовал, чтобы мы с ним поделили деньги поровну.

- Здорово! - воскликнул я. Что ж, я уже был гораздо богаче, чем в начале этой эпопеи. Быть может, к ее финалу мне суждено стать миллиардером? Или даже миллиардером? Но не исключен и другой вариант развития ситуации, при котором я превращусь в нищего покойника. Наш таинственный враг все еще жив.

- Славно, - обронил Джек, подмигнув Тюсс. - Эти банкноты тот весомый аргумент, который ускорит темпы роста фабрики. Кстати, Малышу Плохижу еще неизвестно, что мы с Михой уже кое-что получили.

- Ясно, - нахмурилась она, первой переступив черту города. Едва мы оказались в Лендтауне, госпожа сразу же направилась в жилище, выделенное нам с ней. Она бы не отказалась привести себя в порядок.

- Мда, - пробормотал я, следя за тем, как она удаляется. Мне предстояло позже смыть с себя грязь и пот. Несколько часов я еще похожу в таком отвратном виде, смущая прилично одетых и подозрительно чистых горожан.

- Сегодня вечером состоится праздник, - отпустив бойцов, сообщил Джек.

- А что будут подавать? Чудовищ? Или по такому случаю шеф-повар приготовит что-нибудь иное? К примеру, несколько дюжин питательных таблеток?

- Питательные таблетки тоже будут. Их раздобыли наши агенты в Дурвилле. Но не они главное украшение стола. Наши умельцы отловили несколько небольших слоников, из коих получаются потрясающие мясные рулеты. Ты обязательно должен их попробовать!

- С удовольствием, - облизнулся я, с нетерпением дожидаясь, когда солнышко уступит место луне. Как только на небосклоне засияют звездочки, начнется долгожданный пир, который Малыш Плохиж собирался устроить еще до нашего похода против мерзких существ.

Откланявшись, Джек куда-то убежал. У него было много работы. Ну а мне нечего было делать. Поэтому я направился туда, где должна была быть Тюсс.

Идя по улице, я непроизвольно обращал внимание на разрушенные строения, которые уже не производили столь удручающего впечатления, как раньше. Мнилось, будто бредешь не по воскресающему из мертвых городу, а по рождающемуся. Здесь более были не развалины, а одна стройка.

Восхищенно присвистнув, подошел к нашему с госпожой домику, который, несмотря ни на что, не пострадал. Тут я планировал провести несколько часов до заветного пира. Причем, в мои планы входило не приводить себя в порядок, а спать.

- Тюсс! - позвал я. - У меня хорошие новости!

Так и не найдя госпожу, зашел в комнату и устроился на холодном полу. Перед тем, как уснуть я долго ворочался; мне не давали покоя совесть и пустой ворчливый живот. Но, наконец, я погрузился в объятия Морфея.

Мне приснилось, что я лежу на пляже и смотрю на море. Оно не было спокойным. Нет, оно предстало передо мной в иной ипостаси. Оно было грозным. Оно жаждало топить корабли и незадачливых пловцов, рискнувших в нем искупаться.

Поднялся гигантская волна. Вот-вот она должна была обрушиться на берег. Но для того, чтобы встретиться с ней лицом к лицу, у меня не хватило на это выдержки. Смалодушничав, я повернулся к ней спинок и побежал, мечтая о спасении.

Закричав, споткнулся и упал. Чувствуя, как на зубах скрипит песок, поднялся. Так что волна все же догнала меня. Она сбила меня с ног, завертела в бешеном круговороте, ломая мне руки и ноги. Она старалась расправиться со мной. Но у нее это почему-то не получалось.

Чувствуя боль, я взмолился. Пусть пытка прекратиться! Причем, неважно, каким будет финал. Какая разница, умру я или нет? Ведь я уже никогда не стану прежним, беззаботным типом, который никогда не задумывался о смерти...

Но вот волне надоело надо мной измываться. Она оставила меня в покое, выкинув на сушу. И я, не чувствуя собственного тела, улыбнулся разбитыми в кровь губами. Я выжил! Едва поняв это, проснулся и увидел, что уже наступила ночь.

Пора было идти на праздник.


* * *


Смахнув тыльной стороной ладони выступивший на лбу пот, поднялся. С ужасом вспоминая подробности сна, ощупал себя. Убедившись, что невредим, направился к дворцу Малыша Плохижа, где рассчитывал плотно перекусить.

Не обращая внимания на подозрительную тишину, воцарившуюся в городе, добрался до жилища короля. Но там никого не было. Неужели хадчи вместе с Тюсс решили отметить победу не в Лендтауне, а где-нибудь в лесу? Но, если это так, почему они не предупредили меня?

Ища ответы, я заметил стоящий на главной площади здоровенный чан. Он был заполнен мясными рулетами. Отведал один из них. Вкусно. Скорей всего, они сделаны не из чудовищ, а из крохотных слоников, о которых упоминал Джек.

Еда! Более мне никто и ничего не нужно!

Жуя, постепенно осознавал, что здесь произошло нечто странное. Где все? Если бы коротышки праздновали где-нибудь в городе или около него, был бы слышен шум: радостные крики, веселые песни...

- Тюсс! Джек! Малыш Плохиж! - позвал я. На ответ не рассчитывал, однако, он пришел. Но не от тех, кого я звал. Ибо неожиданно прямо передо мной появился отдаленно напоминающий человека робот. Его металлическая плоть была плохо видна в тусклом свете луны. - Ты кто?

- Некоторые люди настолько глупы, что не способны узнать собственную смерть. Давай я расскажу тебе сказку? - произнес он. Хмыкнув, продолжил: - Одна старая мудрая кошка считала, что у мышей жизнь короткая, зато интересная. Ибо они познают то, что никогда не станет ведомо ей.

- Что именно? - уточнил я.

- Каков ее пищеварительный тракт, - расхохотался робот. Глупо хихикая, представился: - Меня зовут Игс-3. И я пришел сюда, чтобы убить тебя. И это замечательно! Нет ничего лучше, чем отправить кого-нибудь в небытие!

Я не верил своим глазам! Первый раз в жизни я свел столь близкое знакомство с роботом, если не считать неприятного инцидента в ресторане "Вкуснятина". К сожалению, этот Игс-3 был таким же сумасшедшим, как и весь род людской.

Разозлившись, уставился на него. Не испытывая страха, ткнул в него пальцем и потребовал, чтобы он немедленно кое-что мне объяснил. Не теряя времени попусту, спросил: откуда он взялся? Кто его сюда направил?

- А не все ли равно? - поинтересовался он, выслушав меня. - Ты вскоре очутишься в мире ином. И там тебе будет не до этого. Черти станут тебя жарить в геенне огненной. Неприятная перспектива! Эх, как же здорово, что роботы лишены души. Погибнув, мы попадаем на свалку.

- Рад за тебя, - пробормотал я.

В складках моей одежды все еще лежал небольшой кинжал. Пусть его в ход? Но что это даст? Мерзавец даже не сочтет нужным блокировать мой удар. Дождавшись, когда клинок чиркнет по его железному телу, не причинив никакого вреда, он схватит меня за глотку и задушит.

Вздрогнув, завопил. Я звал на помощь. Безрезультатно. Город, который совсем недавно наполняла жизнь, вымер. Что тут произошло? Неужели некая волна обрушилась на Леднтаун и уничтожила всех его обитателей? Или же я все еще дремлю?

Я ущипнул себя, дабы проснуться. Не вышло. Происходящее не было плодом моей богатой фантазии. Передо мной и впрямь стоял ненормальный робот Игс-3.

- Почему? - прошептал я. Посмотрев в лицо врагу, чертыхнулся. Игс-3 не желал мне ничего сообщать. И все же следовало попробовать его разговорить. - Значит, ты прикончишь меня. А как именно?

- Хм, - он пожал плечами, и я услышал противный металлический скрежет. - У меня есть кое-какие идеи. Несколько часов назад, получив задание, я планировал оторвать тебе голову. Но, поразмыслив, счел, что это слишком тривиально и не романтично.

- И что ты решил? - заинтересовался я.

- Утопить тебя, вернее - скормить пираньям. Чтобы это сотворить, направился в ближайший специализированный магазин, прикончил продавца и похитил рыбешек. Но, едва запустил их в речку, текущую поблизости от Лендтауна, передумал...

- Так вот откуда взялись пираньи! - перебил я. - Тебе не следует убивать меня сейчас. Ибо, если ты, к примеру, отравишь меня, то уже не сможешь сжечь! А это, согласись, обидно. Посему рекомендую взвесить все "за" и "против". Наверное, мыслительный процесс займет у тебя два-три столетия.

- Верно, - согласился Игс-3. Но, вспомнив данные ему указания, добавил: - Нет, это нереально. Мне приказали избавиться от тебя сегодня. Скоро наступит полночь, и тогда ты отправишься к праотцам. У тебя осталось двадцать девять минут.

- Но что ты будешь делать, когда меня не станет? - продолжил упорствовать я. Я был убежден, что справлюсь с ним. Ведь люди намного умнее и хитрее роботов! Нас отличает от них наличие воображения! Зачастую оно выручает нас в трудную минуту.

- Ну... - потянул он. - Тогда... тогда я найду еще какого-нибудь человека! И прикончу его другим способом. Так я буду развлекаться до тех пор, пока не истреблю весь ваш род. Или не погибну сам.

- Великолепно! - всплеснул руками я. Как видно, это и называется справедливостью. Не так давно я способствовал геноциду монстров, а теперь повстречал безумного робота, жаждущего отправить в небытие все племя людское. - Но как же твой хозяин? Он человек, да?

- Ты задал мне непростой вопрос, Миха Лемоносов, - растерялся Игс-3. - Но поскольку я тот, кто есть, мне ведомо, как поступить! Свою повелительницу я убью одной из последних!

- Повелительницу? - уточнил я. До этого мига я мнил, что наш недруг - господин Нестли. Выходит, он здесь ни причем! Но мне все еще слишком мало известно, чтобы делать какие-либо выводы. - Как ее имя? Подчиняется ли она кому-нибудь или руководит сама?

- Она... - начал было он, но практически сразу же замолчал. - Это тайна!

- И все-таки? - настаивал я. - Кто она?

- Это тайна, - повторил он, схватив меня за плечо. Очутившись в его цепких руках, я почувствовал, как уверенность покидает меня. Не стоило мне его злить! Но, увы, исправлять собственную ошибку было уже поздно. Или нет? - Не спрашивай меня больше об этом!

- Ладно. Есть немало других тем для беседы, - отозвался я. - Некогда существовало такое изощренное наказание, как отрубание языка. После приведения приговора в исполнение, многие из бедолаг умирали от боли.

Ну и зачем я это ляпнул? Жаждал, чтобы Игс-3 сотворил такое со мной? Нет! Но, если он так поступит, у меня будет шанс спастись. Поскольку некоторые страдальцы, лишенные языка, умудрялись выжить. Ну а отрастить новый орган вместо старого в наш век не так уж сложно.

- Нет, мне это не подходит, - медленно покачал головой он.

Вырваться из его железной хватки можно лишь в том случае, если пожертвовать плечом вместе с рукой. Но, если пойду на это, мне, все равно, не жить: я умру от потери крови.

- Вот-вот я исполню волю хозяйки! - заявил Игс-3, отпустив меня. - Я сверну тебе шею. И все. Знаешь, это будет мое первое убийство. Я так волнуюсь!

- Я тоже, - сглотнув, признался я.

Повернувшись к нему спиной, побежал. Конечно, скрыться от него сложно. Для него не составит труда догнать меня. И все же... почему нет? Вдруг мне улыбнется удача?

- Молодец! - похвалил меня он. - Физические упражнения еще никому не вредили! Даже смертнику. Но тебе от них мало пользы.

- Я бы умер счастливым, если бы узнал имя твоей повелительницы! - воскликнул я. Еще немного и я пересеку границу города!

- Это тайна, - в третий раз произнес он. - Эй, остановись! Так нечестно!

- Но тебе же нравится играть со мной! - хмыкнул я. Не сдержавшись, заявил: - Забавно было бы, если бы выяснилось, что твоя хозяйка - Тюсс. Я столько с ней пережил! Вместе мы сражались с чудовищами...

- Как ты догадался? - завизжал он. Из его металлических ушей пошел дым. Игс-3 вздрогнул, упал на землю и скончался, если так, конечно, можно сказать о роботе. Его позитронный мозг не выдержал напряжения и взорвался. Но его гибель меня не порадовала, а насторожила. Дело в том, что я никак не мог уразуметь, почему упоминание имени госпожи так на него подействовало?

- Вот и все, железка! - не без патетики воскликнул я. Но ликовал недолго. Оглядевшись, узрел зловеще улыбающуюся Тюсс. Ныне на ней был не убогий балахон, а роскошный кожаный костюм, выгодно подчеркивающий изгибы ее безупречного тела. Рядом с ней стояло не меньше дюжины роботов, собратьев Игс-3.

- Ты одолел одного моего слугу. Но далеко не всех, - изрекла она. - И еще, ты не ошибся, когда выдвинул предположение, что это я подослала к тебе убийцу. Печально, что он не справился с заданием...

Я молчал. Кошмарный домысел превратился в истину. Тюсс - обманщица. Но, надо отметить, это было в ее репертуаре. Она уже довольно давно жаждала расправиться со мной, человеком, который должен был получать целых восемь процентов от будущей прибыли.

- Я догадываюсь, о чем ты думаешь, - заметила она. - Так вот, ты ошибаешься. Я не желаю делиться деньгами не только с тобой, но и с хадчи. Узнав все их секреты, я сама займусь организацией стройки. На фабрике же работать будут не коротышки, а специально сконструированные для этой цели роботы.

- Так-так, - чувствуя, как ком встал у меня в горле, буркнул я. - Если не секрет, как ты поступишь с маленьким народцем, доверившимся тебе? Погубишь ли ты его так же, как монстров? Позволишь им жить? Или посадишь их в клетки и будешь демонстрировать в цирке?

- Конечно, продолжить свое относительно мирное существование они не смогут. Но и в уничтожении их вида я не заинтересована. Большая их часть отправится в небытие, остальные - останутся у меня в плену. Их грядущее не так уж ужасно. Они насладятся благами цивилизации.

- Ну-ну, - поджав губы, пробормотал я. - Но зачем тебе потребовалось устраивать это представление? Почему, едва узнав о разумности хадчи, ты не захватила несколько из них и не выпытала у них всею необходимую информацию?

- Видишь ли, проведав о знаниях Джека, я приказала своим людям отловить пару-тройку коротышек. Но это ничего не дало. Хадчи упрямо молчали или проклинали нас.

- Но как вы поняли их?

- Мы воспользовались роботом-переводчиком, для которого не составило труда разобраться в их языке, - объяснила она. - Не помогла и сыворотка правды, которую я, действительно, добавила в вино Джека. Что же касается тебя, Миха, то я никогда не верила, что тебе хоть что-нибудь известно.

- Хм...

- Ну а сейчас ты отправишься в Страну Теней! Но, запомни, я не бездушная злодейка! Если бы не я, ты бы был уже мертв...

- Это еще почему?

- Каждый раз, когда мы с тобой были на грани жизни и смерти, вмешивались мои слуги. Они защищали и оберегали нас, - ответила она. - Даже наш побег из Дурвилля - великолепное шоу. Во вражеском автолете сидели мои подручные, которые, между прочим, умирали по-настоящему. Они отдали жить за меня!

- Нет, - прошептал я, ошарашенный ее откровениями. - Но ведь далеко не все было подстроено твоими приспешниками? Нападение страшилищ на Лендтаун было неожиданностью для всех! Или нет? Неужели это твои подручные заставили чудищ вызвать на себя гнев хадчи? А затем мы с тобой уничтожили Великое Древо, завоевав тем самым уважение и любовь маленького народца. Они доверились нам и добровольно тебе обо всем рассказали...

- Ты сам ответил на свои вопросы, - хмыкнула Тюсс. - Со слугами я общалась, используя хитроумные современные средства связи. В общем, я не лгала, утверждая, что мне ничего не грозит. В самой жестокой сече я бы выжила: мои соратники готовы были придти ко мне на выручку в любой миг.

- Но почему хадчи, коренные жители Веги-8, не проведали об этом? А еще, как тебе удалось не допустить страшилищ на поляну, на которой мы ночевали?

- Коротышки слишком уверенны в себе. Обхитрить их не сложно. Что же касается священной поляны, то я тут ни причем. Мерзкие создания по неведомой мне причине побоялись переступить ее границу. Впрочем, им не хотелось нападать и на Лендтаун, но, в конце концов, мои роботы справились с этой проблемой.

- Правду говорят, что, если веришь только в себя, разочаровываешься реже, - с горечью произнес я. Предательство госпожи поразило меня, заставило по-новому взглянуть на многие эпизоды нашего совместного приключения. Каким же я был глупцов, когда мнил, что все завершится благополучно!

- Нет, чаще! Но, если бы я оказалась на твоем месте, то не переживала из-за этого. Если бы не мои подчиненные, нас бы всех прикончили монстры. Почувствовав гибель Великого Древа, кошмарные создания взбесились. Они, мечтая отомстить, нападали на все, что шевелится. Их остановили мои воины.

- Браво! Мне следует поблагодарить тебя за то, что ты позволила мне прожить немного подольше! Но, признаться, я бы предпочел погибнуть рядом со срубленным нами исполином. По крайней мере, тогда я бы умер спокойно, уверенный в твоей преданности.

- Ну и что? Не лги мне хотя бы сейчас. Ты всегда подозревал, что являешься лишней шестеренкой в сложном механизме нашего совместного с коротышками бизнеса. А посему каждый раз, когда я иронизировала на этот счет, ты злился. Ты боялся, что мы с Джеком перережем тебе глотку.

- Одно дело отправить к праотцам меня, а другое - целый народ! - воскликнул я, позабыв о том, что не так давно способствовал геноциду чудовищ. И Тюсс не упустила возможности напомнить мне об этом.

- Не упрекай меня. Ибо ты ничуть не лучше меня, - госпожа достала из тайного кармашка бластер, полный зарядов. - Оказавшись в Аду, ты будешь хвастаться, что тебя убила дочка легендарного господина Нестли.

- Сомневаюсь, что там его знают, - съехидничал я, ловко выхватив у нее ствол. Замечательно, что есть на свете такая штука, как везение! Не стоило госпоже болтать, раскрывать свои секреты! Нужно было сразу отправить меня к праотцам!

- Рано радуешься, - ничуть не испугавшись, обронила она. Она не верила, что я способен причинить ей вред. А зря. Дабы доказать серьезность своих намерений, я выстрелил ей в правую руку. Тюсс закричала. - Мерзавец!

- Исполняй мои приказы, - обронил я, опасаясь нападения роботов. Если они обезоружат меня, все будет кончено.

- Нет! Я тебе не подчинюсь! Да и потом, ты не сотворишь со мной ничего такого, что были бы не способны исправить биохирурги, мастера своего дела.

- Не согласен, - хмыкнул я, пальнув ей в левую ногу. Мой собственный поступок вызывал у меня отвращение, но иного выхода не было. Если мне не удастся напугать Тюсс, она не пойдет на переговоры и расправиться не только со мной, но и со всеми хадчи.

- Ты не посмеешь, - не очень-то уверенно произнесла она, корчась от боли на земле. - Если я погибну, мои спутники прирежут всех, включая тебя. Так они запрограммированы. Ты огорчен этим обстоятельством?

- Конечно, - признался я. Способен ли я уничтожить ее? Наверное, да. И тогда все закончится. Вот только моя душа противилась этому. - Выполни мои требования, и я не причиню тебе более вреда.

- Что тебе надо? - поинтересовалась госпожа. - Сто тысяч кредиток тебя устроит? На эти деньги ты сможешь безбедно жить на какой-нибудь захудалой планете до конца своих дней. А это, согласись, гораздо лучше, чем трудиться целыми днями на фабрике!

- Естественно, - отозвался я. Глупо было оспаривать очевидное. - Но деньги - это не то, чего я хочу. Вернее, не совсем то. Я бы предпочел, чтобы мы с тобой наладили взаимовыгодное сотрудничество. Речь идет о тех условиях, на которые ты согласилась, сидя в ресторане "Вкуснятина".

- Нет!

- Но почему? - возмутился я. - Во-первых, прикажи освободить коротышек. Между прочим, где они? Во-вторых, распорядись, чтобы твои роботы вернулись туда, откуда прибыли. И, в-третьих, пускай твои слуги-люди, из которых я здесь пока что никого не увидел, и дальше не высовываются. Затем, когда это будет сделано, я озвучу еще парочку пунктов, гарантирующих нашу с хадчи безопасность.

- Этому не бывать! - прошипела Тюсс. - Уж лучше смерть! Ты ничего не получишь!

Я прицелился ей в лоб. Мне было жаль ее. Она нуждалась в медицинской помощи. Но этот факт не остановил меня. Я вновь уже в который раз нажал на спуск, в последний момент немного изменив траекторию выстрела. Госпожа не умерла, но лишилась левого уха.

- Что ты натворил?! - закричала она. Наконец-то, Тюсс перестала упрямиться. И роботы, освободив коротышек, убрались восвояси. - Ну вот, ты доволен?

Наблюдая за тем, как хадчи, которых держали в плену в лесу, возвращаются в Лендтаун, улыбнулся. Скоро Джек, счастливый обладатель изощренного ума, мне подсобит. И мы добьемся желанной цели!

- Есть ли среди вас врач? - спросил я неторопливо приблизившегося ко мне Малыша Плохижа. Когда я с ним только познакомился, он был не обделенным талантом мальчишкой. Ныне передо мной стоял мудрый правитель, коего не сломили беды.

- Мы выручим Тюсс, - кивнул он.

- Хорошо, - обронил я, следя за тем, как к госпоже подбегает пухлый маленький доктор. Он достал тугадум-траву из сумки, которую принес с собой. В данном случае это было целесообразно. Но, увы, далеко не все ее раны он мог исцелить: отрастить новое ухо было не в его власти. - Что теперь?

- Об этом стоит спросить у моего советника! - провозгласил Малыш Плохиж. Закрутив головой, отыскал взглядом в окружившей нас толпе Джека.- Вот и ты! Поведай, как быть с Тюсс?

- Ее надо бы прикончить. Такова воля народа. Но, убив Тюсс, мы навлечем на себя гнев не только ее слуг, но и высокопоставленных родственников. Не получится ли так, что род людской обойдется с нами так же, как мы со страшилищами?

- Как же так? - воскликнул я.

- Гм, есть у меня одна бредовая идея, - помявшись, признался Джек. - Конечно, она многим не понравится. Но... давайте обратимся в Галактическую Ассоциацию Анонимных Законодателей. Говорят, в ГААЗе очень толковые юристы.

- Но чем же мы им заплатим? - полюбопытствовал король. - У нас нет кредиток! Мы даже не способны выдать им минимальный задаток за услуги - тысячу!

- В казне человеческих денег нет. Но это ничего не значит! У нас с Михой есть требуемая сумма. И мы поделимся ей!

- Не говори за меня, - раздраженно заявил я. Тяжело было расставаться с деньгами, кои всего лишь несколько часов назад стали по-настоящему моими. Воистину счастье слишком скоротечно. Оно уходит, оставляя печаль, тоску и несбывшиеся мечты. - Но о чем это я?

- Замечательно! - воскликнул Джек. Забирав у меня кредитки и торопливо пересчитав их, довольно улыбнулся. - Мы побеседуем с представителями ГААЗа! С этим у нас не возникнет трудностей. У Тюсс есть современные средства связи.

- Но даст ли она нам их? - вопросил Малыш Плохиж. - Впрочем, никого не интересует ее мнение. Она сделает то, что нужно. А потом, когда юристы ГААЗа, в чьей компетентности никто не сомневается, принудят ее честно выполнять условия контракта, все станет иначе.

Признаться, я сомневался, что мы с госпожой когда-нибудь будем нормально взаимодействовать. Коротышкам она могла простить бестактность, а мне - нет. Тюсс всегда будет помнить, что я унизил ее. Посему однажды, когда я потеряю бдительность, она отомстить мне...

- Хватит болтать! - воскликнул Джек. Он подошел к Тюсс, чьими ранами все еще занимался толстяк-врач, и заявил: - Ты слышала наш разговор, пересказывать его нет смысла. Твое слово? Перед тем, как ты ответишь, подумай вот над чем: если ты скажешь "нет", в ГААЗе нам подберут более сговорчивого компаньона!

- Сотрудничество, - хрипло пробормотала она. - Но почему вы сразу не обратились в ГААЗ? Неужели вы боялись, что там проигнорируют вас?

- Да, - кивнул Малыш Плохиж.

- Решение побеседовать с кем-нибудь из правителей-людей Планеты Чудовищ было верным, - объявила Тюсс. Благодаря небольшой дозе тугадум-травы, она не чувствовала боли. Замолчав, к чему-то прислушалась, а затем произнесла: - Галактическая Ассоциация Анонимных Законодателей, где ваше руководство? Да, мне известно, что вы не занимаетесь законодательной деятельностью...

Она связалась с президентом ГААЗа. С ним она долго общалась, уточняя все нюансы нашего сотрудничества. В конце концов, юристы составили и нотариально заверили контракт, за исполнением всех пунктов которого нынче следил не только сам ГААЗ, но и местные правоохранительные органы.

В общем, все закончилось хорошо. Когда Малыш Плохиж сообщил своему народу, что Тюсс стала нашим полноправным партнером, никто не взбунтовался. За несколько недель хадчи вырастили фабрику. Прибыль от нее была так велика, что вскоре мы смогли вкусить прелести безбедного существования.

Увеличился капитал не только моих друзей, но и мой. Я разбогател. Но не улетел на Землю, как мечтал. А остался жить на Веге-8, приобрел роскошный пятиэтажный домик в самом престижном районе Дурвилля, неподалеку от жилища господина Нестли и его семейства...

Наконец-то, я полностью посвятил себя блаженному ничегонеделанью!


home | Рояль Ньютона | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу