Book: Французский палач




Французский палач

Крис Хамфрис

Французский палач

Часть первая. КЛЯТВА

Глава 1. ВИСЕЛИЦА

Майская ночь выдалась не по сезону холодной, но бывший обитатель виселицы был слишком мертвым, чтобы его это беспокоило, а тот, кого притащили ему на смену, слишком обеспамятел. Из-за холода ворчали только трое стражников. Притом им отнюдь не улыбалась перспектива согреться, прикладывая немалые усилия для того, чтобы извлечь скелет из клетки, сделанной по форме человеческого тела. Когда их пленник был наконец втиснут в клетку, а ключ возвращен на крюк, они направились к лошадям. Привалившись к теплым бокам животных, солдаты стряхивали с плащей отбросы, подхваченные на виселице.

— Какая прекрасная ночь! — Голос из-под складок отороченного мехом плаща звучал тепло и мягко, дыхание собиралось в морозном воздухе струйкой пара. — Смотрите, комета! У нас в Сиене сказали бы: еще одной девственницей меньше.

Зазвучал смех, такой же мягкий, как и голос, а потом его сменил кашель. Кусок красной ткани промокнул губы.

Генрих фон Золинген повернулся к говорившему — человеку, чьи приказы они неукоснительно выполняли. Генрих был растерян. Он любил, чтобы все совершалось просто и по правилам. Они заполучили то, что желал его высокопреосвященство. Теперь их добыча, завернутая в бархат, лежала в седельной сумке его высокопреосвященства. Растерянность раздразнила Генриха, так что он осмелился задать вопрос:

— Я не понимаю, зачем мы здесь, мой господин. Почему мы просто не убили этого француза на постоялом дворе?

— Кажется, ты попытался, разве не так?

— Я имею в виду — потом, когда он потерял сознание.

Тот поерзал в седле. Лунный свет упал на узкий лоб, осветил длинный прямой нос, мясистые губы. В мягком голосе послышались печальные нотки:

— На самом деле после того, что он сделал, его следовало судить как еретика и предать очищающему пламени Господню. Увы, его историю не следует разглашать. Так что мы здесь предаем его в руки Господа.

— Но, милорд архиепископ…

Сила удара изумила Генриха: итальянец был немолод и не казался сильным.

— Я предупреждал тебя, чтобы ты не называл на людях мой сан!

— Извините, монсеньор, но здесь только пленник и мои люди…

Из-под плаща снова вынырнула рука, и лунный свет заиграл на камнях крупных колец. Теперь Генриху стало понятно, почему по его подбородку течет кровь.

— Хватит! Ты — дурак, да и я не умнее, раз позволил тебе задавать вопросы. Поблизости может оказаться смотритель виселицы, который запомнит мой сан. Да и твои люди до этой минуты о нем не знали. Мне надо подумать. Пусть разыщут смотрителя.

Генрих бросил короткий приказ, и три солдата начали поиски, однако осматривать было нечего: пустынный перекресток в лиге от деревни, поблизости ни дерева, ни кустика. Полной луне нечего было освещать — только очертания прикрепленной к виселице клетки, отдаленно напоминающие человеческое тело, саму опору с балкой да кучу виселичных останков, на которой валялся теперь прежний обитатель клетки, развалившийся на шесть кусков.

Солдаты сообщили о своей неудаче.

— Ладно. — Итальянец закашлялся, поймав сгусток крови в поспешно поднятый платок. Большего для своей безопасности он сделать не может. И даже если смотритель прячется где-то поблизости, даже если он и слышал неосторожные слова Генриха… Ну разве подобное существо осмелится чем-то угрожать князю Святой Церкви?

Джанкарло Чибо, архиепископ Сиенский, решил, что может позволить себе такой риск. Он редко рисковал — и именно благодаря этому удержался на плаву посреди той неразберихи, что царит в Италии. Но с людьми Генриха он рисковать не намерен. Генриху придется заняться ими самому, позже, — это станет должным наказанием за его неосмотрительность. Пусть воспользуется какими-нибудь необычными способами. Архиепископу приятно будет посмотреть. Угрюмого немца такая расправа очень расстроит. И это архиепископу тоже будет приятно.

— Положи в кружку побольше монет. Пусть смотритель останется доволен, — проговорил он с прежней мягкостью и спокойствием.

Дукаты со звоном упали в кружку, установленную под виселицей, и Генрих вернулся к своим солдатам. Там он слушал, как капли его крови падают на луку седла, молчал и издалека наблюдал за тем, как архиепископ заставляет свою лошадь подъехать под самую виселицу.

Итальянец подался вперед, так что казалось, будто он целует металлические прутья клетки. Он ощутил дыхание висельника на своих губах. Тот дышал неровно: солдаты Генриха жестоко избили его, когда им удалось наконец повалить его на землю. И неудивительно: француз убил двух их товарищей и вывел из строя еще двух. Его странный тупоконечный меч со смертоносным изяществом танцевал между немцами, которые вдруг словно отяжелели. Генрих сказал, что это — меч палача, которому во Франции отдают предпочтение как более милосердному способу расправы с изменниками, если их знатность и кошелек того заслуживают. Этот меч станет славным трофеем на стене дворца, потому что архиепископ знает, чью шею он перерубил последней. Шею — и нечто более необычное: руку с шестью пальцами.

— Зачем ты это сделал, Жан? — шепотом спросил Чибо у клетки. — Верил, что она сможет исцелять, как мощи святой Агнессы? Может, ты решил, что она — святая мученица для новой веры? Или дело в золоте? Самые влиятельные останки мира принесли бы тебе столько денег, сколько ты не заработал бы за всю свою жизнь палача.

Находящийся без сознания пленник ответил судорожным вздохом. Архиепископ вгляделся в его лицо. Черты несколько более утонченные, чем у простых французов, небольшой нос, густые черные волосы намокли от крови и пота. Ничего необычного. Его всегда удивляло, когда обычные люди делали нечто необычное.

— Ты меня заинтересовал, Жан. Увы, я никогда не получу ответов на мои вопросы. Но теперь она моя и станет для меня и Матери-Церкви более мощным оружием, чем меч палача. Надо обдумать, как мне лучше ее использовать.

И с этим Чибо повернул лошадь и резко бросил ее в галоп. Он гордился своим умением ездить верхом, и его кони были приучены реагировать на его прихоти. Немцы оказались застигнуты врасплох, и громкий оклик Генриха заставил их поспешно пуститься вслед за архиепископом.

Они уезжали так поспешно, они так рады были оставить это проклятое место, что никто из них даже не оглянулся на клетку с ее новым обитателем.

А между тем Жан Ромбо, мастер-палач, недавно казнивший Анну Болейн, пришел в себя.

Глава 2. ФУГГЕР

Он знал: первое, что следует сделать, еще не открывая глаз, — это проверить свои раны. На поле боя он научился производить такую проверку вслепую, потому что если пошевелиться, не зная, кто находится рядом, то можно только ухудшить свое положение.

Начинаем с груди — более глубокий вздох. Сохрани меня Христос: больно. Одно ребро, возможно, сломано, другие ушиблены. Привкус металла. Осторожно пощупаем языком. А, дерьмо! Еще двух нет. Это — похуже ребер. Ребра заживают, а вот оставленные на полях сражений по всей Европе зубы… после такого трудно становится жевать мясо. Одна нога подвернута: ушиб или перелом? Среди множества ударов помнится один по лодыжке. И сильный.

Голова? Болит от ударов, но цела. Кишки? Когда они прорваны, всегда ощущаешь особый запах. Пах? Кажется, не опух. И он запомнил бы, если бы металл входил в тело. Это чувство ни с чем не перепутаешь.

В целом, если принять во внимание соотношение сил, дела обстоят не так уж плохо. Теперь пора прислушаться. Кто-нибудь дышит поблизости? Кто-нибудь высматривает признаки жизни, чтобы ее оборвать? Нет? Тогда откроем глаза.

Нет. Закроем их снова, не веря в то, что они увидели. Должно быть какое-то другое объяснение. Пошевелим руками, передвинем ноги, проверим пространство. Нет. Не может быть.

— Иисусе!

Жан Ромбо беспрерывно богохульствовал целую минуту. Он в клетке. И что хуже, гораздо хуже, он в виселичной клетке. Его повесили, как простого вора, оставили гнить и умирать. Не может этого быть — он все еще без сознания, ему привиделось…

В панике он сильно раскачал клетку, и теперь она скрипела и визжала. Этим он себе не поможет. Сейчас ему меньше всего нужно привлекать к себе внимание. Он за пределами деревни, но неизвестно, насколько она близко. И неизвестно, как обойдутся с ним жители деревни, когда его обнаружат. В лучшем случае будут насмехаться, забросают грязью, побьются об заклад насчет того, сколько он продержится. В худшем… Ну, зима была нынче суровая, и соленая баранина у них, должно быть, уже заканчивается.

— Нет! — снова повторил он решительно и сумел остановить раскачивающуюся клетку.

Его бесшумно посадили в нее люди, которым не нужны свидетели. У него есть время подумать в эти часы, оставшиеся до рассвета. Не может быть, чтобы ему суждено было умереть от пыток и голода или от ножа людоеда в клетке посреди Франции.

Хорошо, что он чуть меньше, чем большинство мужчин, но даже ему довольно тесно: невозможно поднять руки над головой, дотянуться до того места, где на двери клетки висит замок. Но даже если бы он смог изогнуться и просунуть руку между прутьями, ржавый замок кажется прочным.

Он постарался подавить отчаяние. Это невозможно. Он не из тех, кто много думает о смерти: когда она придет, тогда и придет. Но ведь она будет более скорой? Не так, не теперь — не теперь, когда…

И тут он вспомнил то, что привело его сюда, и, снова разразившись проклятьями, начал тискать прутья клетки, пытаясь найти слабину, пролезть между ними. Эти люди украли у него — и, значит, у Анны Болейн! — самую драгоценную ее часть, которую Жан Ромбо поклялся свято хранить. Клятва королеве должна придать ему довольно сил, чтобы сломать жалкий металл!

Соленый пот слепил глаза, и он не заметил, как куча отбросов зашевелилась и что-то начало подниматься к поверхности, выпрастываясь из глубоких залежей грязи, гниющей одежды и обглоданных дочиста костей. Какой-то червь пробился на поверхность, а следом еще один, еще… и вот их стало пять. Это оказались пальцы, и они соединялись с кистью, рукой, плечом. Потом из земли вынырнула голова, и голос громко выкрикнул:

— Демон!

Жан снова раскачал клетку, отвернувшись от этого виденья, порожденного адом. Он давно отошел от веры своего детства; ему претило то, что делалось именем Бога на полях сражений и во дворцах князей Церкви. Он называл их рассказы, их правила и епитимьи сказками для запугивания детишек. Ну так вот, он не был ребенком — и ему было страшно.

Демон выпростал плечи, а потом на секунду успокоился, посмотрел на Жана, запрокинул голову и завопил:

— У него мои ноги! Я застрял! Мерзкая тварь кусает меня за ляжки. Помогите! Помогите! Вытащите меня, ну что вам стоит? А-а-й! — Чудище жалобно взвыло и снова крикнуло: — Демон!

Словно в ответ на этот призыв откуда-то прилетел огромный иссиня-черный ворон и закружил у виселицы, хрипло каркая и хлопая крыльями у головы закопавшегося в мусор демона. Они объединили свои голоса в отвратительном дуэте, и Жан вдруг ясно осознал, что все истории, которые он отвергал, все видения, которые лишь изредка нарушали покой его снов с тех пор, как он отринул благочестие своего детства, — все они были правдой. Ад действительно существует — и Жан погружается в него.

А потом демон вдруг прекратил вопить. Ворон замолчал и сел ему на плечо. Оба наклонили головы набок, и четыре глаза устремились на Жана. Отвратительная фигура вырвалась из земли, словно пробка из бутылки, и встала на отбросах, широко расставив ноги. Череп прошлого обитателя виселицы, лежавший на верху кучи, покатился вниз и остановился между ног существа, так что пленнику показалось, будто теперь на него смотрят три пары глаз.

— Так-так-так, — проговорил демон уже совершенно нормальным тоном. — И кто сегодня у нас в гостях, Демон?

Создание, казалось слепленное из грязи, стояло под виселицей, вымазанное дочерна, и только его глаза поблескивали, отражая лунный свет. Оно было облачено в невероятные лохмотья, в какой-то бесформенный мешок, свисавший с плеч до ступней. Одна рука в рукаве, вторая — голая. Взлохмаченные спутанные пряди волос свисали с покрытой корками головы и падали на плечи, смешиваясь с всклокоченной бородой. Зато птица у него на плече была абсолютно чистой.

Под их молчаливыми взглядами к Жану вернулась решимость.

— Уходите и не мучьте меня. Я еще не ваш.

Две головы обменялись взглядами, а потом снова повернулись к нему. Ворон крикнул и взлетел, а грязевое животное наклонилось вперед и плюнуло.

— Ты это слышал, Демон? Орфей говорит Харону, когда ему желательно переплыть Стикс! — Он закинул голову и расхохотался, отвратительно хрипя. А потом потянулся к клетке и добавил тем же рассудительным тоном: — Это мне решать, знаешь ли. Мы с Демоном, — тут он нагнулся и поднял череп, — и этот мой друг Феликс, нас трое. Что нам с ним сделать?

Пальцы заставили оголенную челюсть двигаться вверх-вниз, словно череп отвечал.

Наклонившись к черепу, создание начало странно шаркать и раскачиваться. Жан понял, что оно исполняет нечто вроде танца. Мурлыкая какую-то мелодию, оно перемещалось по куче взад и вперед, время от времени разражаясь словами и хохотом.

— Он хочет, чтобы его оставили в покое. Но этого не будет. У нас так давно не было гостей! Последним был ты, милый Феликс, но какой же ты был скучный! Тебя прикончили еще до твоего прибытия. Всего несколько вздохов — и никаких историй в конце твоей истории. А я люблю послушать за ужином истории, а если уж нет историй, то я хотя бы могу… Но этот выглядит здоровым, этот живет — без моего разрешения он не уйдет. Рифма. Рифма! У меня остался дар, о да. Папа гордился бы.

Жан слушал и соображал. Это создание безумно, в этом сомнений не было, но в его бреду прослеживались обрывки смысла, и его речь даже казалась не слишком зверской.

— Ты хорошо танцуешь, — крикнул он вниз, — но твоему партнеру ноги отказали. — Создание перестало раскачиваться и стало слушать. — Почему бы тебе не выпустить меня? Я могу сплясать получше твоего Феликса!

Существо швырнуло череп на землю, выпрямилось во весь рост у самой виселицы и злобно зашипело:

— Тебя ждет только смерть. Время выбирает Бог. Я — его помощник. Я веду минутам счет. Тик-так. Тик-так. Тик… так. Вот.

Существо бесшумно опустилось на кучу и принялось собирать лежащие там кости.

Теперь Жан понял: это не демон заполучил его в свою власть, а существо, которое пало так низко, как только может пасть человек. Быть смотрителем виселицы значило питаться отбросами, какими побрезгует даже пес, — да еще пробавляться редкими монетами, которые бросят ему представители правосудия или родственники повешенного, желающие поскорее прекратить страдания своего любимого. Это трудно было назвать жизнью, и Жан понимал, что лучшее, на что он может надеяться, — это скорое убийство.

И в то же время — как он может смириться с такой смертью? Неужели это — подобающий конец его карьеры, последняя жестокая шутка жизни, которая и без того изобиловала ими? Нет. Пока у него остаются дыхание и дар речи, остается и надежда.

— Что ты делаешь с этими костями?

Смотритель вздрогнул, словно успел позабыть о присутствии висельника.

— Суп, — промямлил он, не поворачиваясь. — Ты мне веришь?

— Нет. — Жан повернулся внутри клетки. — Зачем тебе суп из старых костей, когда рядом висит такое свежее мясо?

Смотритель как-то странно зафыркал, и Жан понял, что это — смех.

— А, так вот чего ты хочешь? Быстрого освобождения, которое мог бы тебе подарить мой верный дружок? — Тут он похлопал по небольшим ножнам у себя на поясе. — Но это было бы грехом — разве не так сказал бы твой друг архиепископ? Какие у тебя были знатные провожатые! Обычно нас не балуют таким обществом. Интересно, почему его высокопреосвященство тобой заинтересовался?

Жан с напускным спокойствием ответил:

— Почему они мной заинтересовались? Ну, это такая история…

— История?

— Да. Я слышал, как ты говорил, что любишь за ужином истории. Так вот, у меня имеется одна — если ты пожелаешь ее выслушать.

— О да, мы любим истории, мы с Демоном. Ты говоришь на вороньем? Ну, не важно — он немного знает французский. И конечно, немецкий. Правда, любимый мой?

Ворон слетел с перекладины виселицы, открыл клюв и произнес:

— Оставь глаза! Оставь глаза!

— Вот видишь! А остальное я могу перевести. Нам бы хотелось услышать твой рассказ.

Жан с трудом улыбнулся.

— И какую цену ты предложишь за вечернее развлечение?

— Немного еды, немного вина — и быстрое прощание, коли захочешь. Но только в том случае, если твой рассказ нам понравится.

— Я не ем бульон из костей.

— И мы тоже! — воскликнул смотритель. — Неужели ты думаешь, что Фуггер растерял все свои превосходные манеры? Некогда я кушал с серебряной посуды. А теперь у меня есть холодное рагу из овощей. И вино. Может, у меня даже найдется черствый-пречерствый хлеб.

— Ужин, а потом быстрый переход из одного ада в другой? Несправедливая плата за мою историю!



— А чего пожелает юный Орфей? Полагаю, чтобы твоя возлюбленная вышла из Аида?

— О нет, ничуть. — Жан прижался щекой к прутьям. — Только возможность продолжить мою историю.

В темноте блеснули белки глаз.

— Ты хочешь сказать, что у этой истории еще нет завершения? Фуггер ненавидит истории без конца! Ненавидит! Все истории должны иметь конец, и конец всегда должен быть печальный.

— Ну, это тебе судить. Ты можешь сделать конец таким, каким пожелаешь. Потому что в этой истории будете и вы с Демоном.

— Ты слышал, Демон? История, в которой окажемся мы с тобой! Такое мы должны услышать!

— Тогда давай договоримся. Если моя история вам понравится, ты отпустишь меня продолжать ее. Нельзя допустить, чтобы она умерла здесь, со мной. Если же нет… Ну, может, я выпью немного твоего вина и приму помощь дружка, которого ты держишь при себе. Договорились?

Фуггер подпрыгнул, ухватился за клетку и просунул руку между прутьями, чтобы не упасть. Он повис так, раскачиваясь, и железный крюк заскрежетал в петле. Лицо у него было заляпано грязью, но глаза в лунном свете сверкали. Он устремил их на Жана и прошептал:

— Договорились! Но знай, юный Орфей: мы с Демоном слышали все трагедии, да-да, слышали. Сотни людей запихивали туда, где сейчас сидишь ты. Каждый рассказывал свою историю — о потерянной любви, неотомщенном убийстве, похищенной девственности, — и никто не вышел на свободу. Ни один! Демон считает, что я способен выслушать рассказ из уст самого Господа — и умыть руки, словно Пилат. — Веки опустились, и Фуггер тихо добавил: — Может, он прав. Так я погряз в грехе, так опустился.

Тут он свалился вниз и скрючился над кучей отбросов, невнятно бормоча и копаясь в грязи, покуда не извлек оттуда измазанную бутылку и мешок. Он откупорил бутылку зубами, сделал глоток, что-то выплюнул и снова приложился к горлышку.

— Так что пой нам свою песню, юный Орфей, тронь наши сердца. Но берегись! Мы любим истории с началом, серединой и концом. Настоящие истории. А потом… кто знает? Ты понимаешь, какая у тебя задача?

— Да, — ответил Жан. — И если ключ не окажется в замке, когда я закончу мою историю, пусть Бог смилостивится над нашими душами.

— Аминь! — вздохнул Фуггер.

Он вытянулся на куче, устроился поудобнее и приготовился слушать.

Но как все это рассказать? С наползающим рассветом в Жане поднималось чувство безнадежности. История, поведанная безумцу и его птице сквозь прутья железного гроба, — невероятная история об убийстве королевы и ее просьбе к своему убийце — просьбе сделать невозможное! Люди в здравом рассудке сочли бы его сумасшедшим, а сумасшедший слушатель… Ну что ж, возможно, он единственный сочтет его нормальным.

Жан попытался решить, с чего начать. Со своего жилища в Сен-Омере, где он безнадежно оставался трезвым, хотя постоянно пил вино? С объяснений, почему избрали именно его? Со своего умения владеть мечом палача?

Он не умел говорить: его профессия редко требовала слов. Но тут они внезапно пришли к нему. Давным-давно, в счастливые дни, он убаюкивал свою дорогую дочурку Ариэль: она засыпала под его коротенькие истории. Больше всего ей нравились те, которые были простыми и правдивыми. И он глубоко вздохнул и начал.

Глава 3. КАЗНЬ

Туман окутывал лодочку со всех сторон. В клубящемся белом облаке терялась вода, похожая на прокисшее молоко. Казалось, они никогда не доберутся до пристани. Лодочник, такой же медлительный, как и его суденышко, жаловался на поздний час и полуночное плаванье. Жан решил, что таков, должно быть, лимб — приграничная область ада, где тело и воля бессильно изнемогают рядом с тем местом, которого им не достичь никогда.

А когда они наконец оказались у цели, даже он, редко прибегавший к крестному знамению, последовал примеру лодочника и перекрестился. Немалую часть жизни Жан проводил в подобных местах: этого требовала его профессия. Он бывал в тюрьмах и узилищах, куда никогда не заглядывало солнце, где были только вонь обреченных и крики отчаявшихся. Но эта крепость! В ней словно сосредоточилось все зло, все пороки королевства. Она присела над водой, как гигантская ядовитая жаба, и, когда они проплыли под ее стенами, Жану показалось, будто его засасывает в ее пасть.

— Проклятый Тауэр! — пробормотал лодочник и снова осенил себя крестом.

Наемнику полезно знать языки, и во время кампании Жан выучил английский достаточно хорошо, чтобы понять, что эти слова имеют второе значение: «Кровавая башня».

Лодка заплыла под решетку, которую перед ними медленно подняли, и царапнула бортом о деревянный причал, где лодочник задержался ровно настолько, чтобы Жан и его скудный багаж оказались на берегу, а потом сразу же отчалил, поспешно вернувшись на открытую воду и даже не оглянувшись. Те же невидимые руки, что подняли решетку, сразу же ее опустили. Жана ожидали, и тем не менее ему пришлось простоять на пристани достаточно долго, чтобы ощутить леденящий холод. Вода, плескавшаяся у причала, словно говорила на множестве языков, и ее речь эхом отдавалась от низкого свода.

Наконец по камням загремели сапоги, звякнул металл — и сквозь тьму еле пробился неверный мигающий свет.

— Ромбо?

— Да, мсье.

— Иди за мной.

Призрачный офицер провел Жана по лабиринту переходов, и наконец они поднялись по длинной винтовой лестнице. Помещение оказалось неожиданно светлым и теплым. Палач ожидал увидеть только тюфяк в углу камеры или каморку под эшафотом. А здесь имелся лежак, в очаге пылал огонь, на каменный пол была брошена овечья шкура, а на столе обнаружилось даже вино, хлеб и сыр.

— Благодарю, мсье, — обратился Жан к офицеру, который, как теперь стало видно, был высоким, белобрысым и довольно молодым. Его голос мог бы принадлежать человеку куда более старому.

— Мое имя Такнелл, и все это приготовил для вас не я, — ответил офицер на том совершенно лишенном напевности французском, на котором обычно говорят англичане. — Можешь поблагодарить королеву… — Он замялся и покраснел так, что его молодость стала еще более заметна. — Я имел в виду Анну, твою… Конечно, как ты знаешь, она уже не королева, иначе ты не оказался бы… — Он помолчал, а потом опустил взгляд и договорил: — Не оказался бы здесь, наверное.

Выдав себя этим неожиданным взрывом чувств — он и правда был совсем мальчишка! — офицер собрался уйти. Жан поднял руку, остановив его.

— Мсье, не будете ли вы так добры… Когда мне предстоит встретиться с моей клиенткой?

Изумленный этим словом, Такнелл посмотрел на палача по-ново.

— Утром, после ее молитвы. Ты выполнишь это… свою работу… следующим утром.

Кивок — и он ушел.

Жан поел и выпил вина. Оно оказалось превосходным: нагретое и приправленное медом и какой-то незнакомой травой. Удивляясь собственной удаче, он завернулся в плащ, придвинул лежак к огню и быстро провалился в глубокий сон. Сновидений почти не было, только перед самым рассветом ему привиделось, будто кто-то волочет его по затхлому коридору. В хватке чудилось нечто тревожащее, а проснувшись, он обнаружил, что рука, за которую его тащили во сне, болит.

Вскоре Такнелл принес ему еды и некрепкого пива, а потом вернулся, чтобы снова провести его по витой лестнице на свет.

Сначала он услышал смех. А потом увидел ее, в пятне яркого света. Она выходила из часовни, опираясь на руку священника, в сопровождении четырех дам. До нее было совсем близко, и Жан, как всегда в подобной ситуации, стал рассматривать ее шею, которая хорошо была видна благодаря большому вырезу платья.

Длинная и тонкая. Тут проблем не будет. И сильная — почти по-мужски. Волосы густые — настоящая грива, готовая выбиться из-под высокой шапочки. Они были черными, блестящими, но серебро пробежало по ним нитью филиграни. То, что они длинные, могло вызвать затруднения, и он велел себе не забыть посоветовать головную повязку.

До этой минуты он повиновался своему профессионализму, но теперь верх взяло любопытство. Это ведь все-таки была королева, которую окружали легенды, дошедшие даже до Жана Ромбо в Сен-Омере. В честь ее красоты слагали баллады; восторженные поэты пели о глазах, которые могли оживить статуи, о стане, заставлявшем даже ангелов томиться по земной жизни. Но Жан видел перед собой высокую худую женщину с седеющими волосами. Ей было уже далеко за тридцать, и эти годы взяли с нее свою дань, как и дочь, которую она произвела на свет, и те младенцы, которых она лишилась в попытках родить своему королю и супругу сына-наследника.

«Так вот та соблазнительница, которая заставила добропорядочного католического властителя расстаться с церковью, которую он так любил? — подумал Жан. — Это — новая Ева, которая вызвала раскол между небесами и землей?»

Он почувствовал легкий укол разочарования, а потом вспомнил: он здесь для того, чтобы выполнить свою работу, и только. Быстрое знакомство, обычная смесь ужаса и смущения, еще более быстрое расставание. Он увидит ее снова только один раз, сквозь прорези в маске палача. Он хорошо сделает то, за что ему щедро заплатят, — и уплывет со следующим приливом. Его репутация возрастет благодаря высокому положению головы, которую он отрубит, и он сможет в дальнейшем требовать повышенную плату за труды: будущим клиентам будет лестно внимание личного палача королевы.

«И зачем тебе лишнее золото?» — спросил он себя, глядя, как процессия движется к нему по газону. По-прежнему опираясь на руку своего исповедника, который безуспешно пытался выглядеть серьезным, королева шла к тому месту, где ожидали Жан и Такнелл.

Когда она повернулась к ним, Жан, опускавшийся на одно колено, поднял голову — и увидел их! Глаза. Глаза невероятной глубины, безупречно черные озера, не имевшие дна. В глубокой тьме одного из них зрачок был чуть сдвинут, словно в нем таился вопрос, тогда как в другом ждал ответ. Все это он заметил при первом же мимолетном взгляде — молниеносной вспышке, сила которой заставила его вздрогнуть, так что он был рад тому, что одно его колено упирается во влажный дерн.

Такнелл, стоявший рядом с ним, также преклонил колено, а потом поднялся, пробормотав имя Жана на своем монотонном французском. При этом он не смог подобрать правильного слова и поименовал его «забойщиком», словно тот занимался скотом. Смех замолк, подобно тому, как только что скрылось солнце. Склонив голову, Жан дожидался, чтобы эти люди справились со своими чувствами, и в то же время пытался совладать с собственными. Эта минута была ему хорошо знакома, и он привык немного выжидать. Однако ему предстояло удивиться снова. И первое, что поразило его теперь, был голос, грудной и сладкий, как сливки, что поднимались в ведре молока на ферме его отца.

— О нет! — сказала Анна Болейн. — Его следует именовать «доктор», потому что он приехал избавить меня от боли. Чтите его так же, как любого человека науки.

Ее французский был столь же безупречен, как и выраженная мысль.

Французскому палачу протянули руку. Жан взял ее и склонился, чтобы поцеловать. Рука благородной дамы. Нежная, розовая, как лепестки розы, с ровными полумесяцами ногтей. Ничто не нарушало ее красоту — ни изъян, ни морщинка, ни родинка, ни шрам. А еще на ней было шесть пальцев. Среди множества других легенд об Анне Болейн эту он совершенно забыл. А поскольку он о ней не помнил, то, изумившись, выругался — так, как ругаются в его родной долине. Кое-что о необычных привычках крестьян и их свиней.

Опять наступила тишина, и Жан ужаснулся. Его встречи с клиентами обычно бывали короткими, натянутыми. Они были смущены или разгневаны, он — вежлив и спокоен. На этот раз он повел себя неприлично и теперь покраснел от стыда. Он будет изгнан. С позором.

Но тишина длилась недолго — ее нарушил искренний смех.

— Я не слышала этой… фразы уже очень давно, — проговорила она, и ее смех, казалось, вызвал из-за туч солнце. — Я… о, простите меня! Я провела много-много счастливых лет на Луаре. Вы ведь оттуда?

Жан кивнул: он был слишком растерян, чтобы говорить.

— Значит, не из Кале?

Жан откашлялся и ответил, не поднимая головы:

— Я живу в Сен-Омере, ваше величество, на Па-де-Кале. Но я вырос на Луаре.

Она пристально посмотрела на него. Он не поднимал глаз.

— Значит, нам действительно надо поговорить о многом, милый доктор. Вы не окажете мне честь побеседовать со мной, если я пообещаю больше не подшучивать над вами? Казалось бы, эта шутка должна была мне давно прискучить, но мне так редко встречаются те, кого еще можно на нее поймать! Ну да ладно! Пожалуйста, простите меня и согласитесь пройтись со мной.

Иногда — очень редко — такое случалось: клиенту нужно было от него что-то еще, и ему предлагалось нечто вроде дружбы. Он часто замечал, что перед самой смертью слова так и текут. Словно те, кто вот-вот умрет, хотят зацепиться за жизнь рассказом о своей жизни. Или понесшие потерю: как они говорят! Так же многословен был и Жан, когда положил в землю жену и ребенка. Волны слов, недели разговоров: он стремился удержать любимых в жизни своими воспоминаниями. А когда понял, что это невозможно, когда осознал, что никакие слова и молитвы не спасут, то перестал говорить — и на него упало великое молчание. Потом он пять лет почти не разговаривал.

Но теперь его ждет настоящая беседа. Анна Болейн отпустила своих дам и исповедника. Только лунолицый Такнелл и одна служанка следовали за ними на почтительном расстоянии. Анна несколько раз провела Жана вокруг лужайки, открыто радуясь, когда вороны кружили над ними, если они оказывались поблизости от тайников с пищей. Она рассказала ему историю Тауэра, словно Жан был любопытным гостем, а не человеком, приехавшим, чтобы лишить ее жизни. Анна говорила о своем детстве, проведенном во Франции, о счастливых временах, когда она жила в тех же увитых виноградными лозами долинах, которые были и его первым домом.

Они двигались размеренно. Она говорила, он слушал и не задавал вопросов. В этом не было нужды: он хорошо понимал, что ему предстоит сделать. Ему приходилось видеть лордов, которые держались очень храбро, а потом, на эшафоте, начинали рыдать и шататься так сильно, что ему приходилось связывать их и закрывать им глаза лентой. И таких пьяных, что они не могли стоять. Но, глядя на Анну Болейн, он знал, что она опустится на колени так же спокойно и гордо, как перед тронами Франции и Англии.

Они чуть ли не дюжину раз обошли вокруг газона, когда она остановилась и сказала:

— А вы? Как насчет вас, Жан Ромбо? Расскажите мне, какие дороги привели вас сюда из долины Луары.

Клиенты очень редко им интересовались: их слишком занимала собственная смертность. Однако Анна Болейн не походила ни на одного из его прежних клиентов: любопытство, светившееся в ее разных глазах, было искренним. Совершенный промах внушил Жану желание угодить ей, и он заговорил. Сначала голос его звучал неуверенно — он словно заново учился говорить после долгого молчания, — но потом окреп, поощряемый ее вниманием. Анна слушала, изредка задавая вопросы, а ее необычная рука время от времени сжимала локоть Жана, задерживаясь на нем — и разжимаясь как раз вовремя, чтобы он не испытал неловкости.

Колокол часовни пробил десять, и, к своему изумлению, Жан понял, что за их болтовней прошло уже два часа, причем обмен историями стал на удивление односторонним. Анна вновь пошла молиться, но сначала заручилась его обещанием встретиться с ней на закате еще раз.

* * *

В предоставленном ему помещении было достаточно тепло, и там его вновь ждали еда и вино. Жан немного поел и выпил, а потом спал, на удивление долго и спокойно. По пробуждении ему почти нечем было занять время ожидания. Он взял оселок и масло и, устроившись на солнце у входа в свою башню, извлек меч, свое сокровище — потому что для него это было истинным сокровищем, состоянием и источником той высокой репутации, которую он заработал.

Этот меч был чуть длиннее руки Жана и, следовательно, короче большинства тогдашних мечей, зато ширина и вес его клинка были вдвое больше обычного. Толедский оружейник добился этого, многократно сложив металл, — Жан не мог определить, во сколько раз. И уравновешен он был идеально: противовес располагался как раз в двуручном эфесе, который Жан каждый раз заново обматывал красной кожей, и в шарообразной головке. На расстоянии ладони от прямого конца находилась разящая зона, которая и сама была длиной всего в ладонь. Хотя клинок был ровно и необычайно остро заточен по всей длине, именно эта его часть отделяла жизнь от смерти, становясь средоточием замаха и удара. Остальная заточка оставалась напоминанием о битвах, когда задняя часть клинка и неожиданный удар не раз спасали жизнь Жана.

Он сделал замах над головой и обвел меч кругом, позволив инерции удара растянуть и расправить ему плечи. Именно их резкий разворот давал единственный убийственный удар, который стал специальностью Жана и источником его славы. Осужденный готов был хорошо заплатить за подобное мастерство, чтобы не страдать от неуклюжих ударов топора по плахе, на которую его положили бы, связанного и скрюченного, задом вверх, чтобы пьяный мясник рубил его неестественно вытянутую шею. На эшафоте Жана такого унижения осужденные не претерпевали. Его клиенты опускались на колени, высоко подняв голову, и, если они желали, их глаза оставались открытыми, а руки — свободными.



«Похоже, Генрих Английский все еще достаточно привязан к своей почти бывшей жене, раз дает ей такое прощание», — подумал Жан.

Он вспомнил ту женщину, с которой он встретился нынешним утром, — и не улыбнулся своей мысли.

Меч был инструментом, практичным, смертоносным, и Жан редко думал о нем иначе. Но сегодня, когда солнце блестело на его гранях, лезвие снова показалось ему дверью, быстрым переходом в иной мир. Жан уже давно перестал вести счет своим мертвецам, потому что во время войн под его мечом пало слишком много людей. Однако ему казалось, что меч помнит обо всем, что он сделал, о каждом человеке, над которым он поднимался, соединяя его последний взгляд на этот мир с первым видением нового. Оружие сохраняет на своей поверхности частички их жарких молитв, их громких проклятий.

Жан уже довольно долгое время погружал оселок в воду и водил его вдоль обеих кромок косыми длинными движениями, когда тень заслонила ему солнце.

— У тебя есть все, что нужно? — спросил Такнелл, не сводя глаз с меча, лежавшего на коленях француза.

— Все, о чем я мог бы пожелать, — ответил Жан, возвращая меч в мягкие кожаные ножны. — Уже время?

— Время? — непонимающе переспросил Такнелл.

— Идти на вторую встречу с королевой, — мягко пояснил Жан. — Она попросила, чтобы я пришел ближе к закату.

— Да. Пора. Ты должен следовать за мной. — Но офицер не тронулся с места, не отрывая глаз от меча. Жан ждал. Всегда находился кто-то, кому нужно было поговорить с ним о том, что ему предстояло сделать. Как правило, это был родственник, иногда — слуга или друг. — Но я уже сказал тебе: она не королева. Вчера король лишил ее титула.

Он пытался говорить хладнокровно, однако из этого ничего не получилось.

— Так часто бывает, — сказал Жан. — Когда врага низводят до положения простолюдина, это…

— Она не простолюдинка! — взорвался Такнелл. — Она бесконечно благородна, несравненно прекрасна, а он… — Англичанин отвернулся, пытаясь скрыть гнев и боль, исказившие его лицо. И совершенно детским голосом добавил: — Я отдал бы за нее жизнь. Охотно.

— Боюсь, такую замену не примут.

Жан осторожно положил руку Такнеллу на плечо. Тот сразу же отстранился. Как неизменно убеждался Жан, жалость быстрее всего заставляет мужчин проявить твердость.

— Занимайся своим делом, француз! — прорычал Такнелл.

Он отвернулся, дождался, чтобы Жан убрал меч, а потом снова привел его на газон.

Она ждала его там с двумя дамами. Как только он появился, они прервали разговор.

— Мсье Ромбо, надеюсь, мой доблестный Такнелл хорошо с вами обходится.

— Превосходно, ваше величество, — ответил он, на что она махнула своей шестипалой рукой:

— Ко мне не следует так обращаться. Так повелел король, а он не из тех людей, кого можно гневить или разочаровывать. — Анна Болейн обвела взглядом смущенные потупившиеся лица. — Почему вы все такие мрачные? Разве вы не понимаете, какое это облегчение — снова стать женщиной после тысячи горестных дней в качестве королевы? Моей голове легче без короны, а скоро и плечам станет легче… — Она замолчала. — Извините, мсье Жан, дорогой доктор: англичане обладают ужасной привычкой шутить перед лицом несчастий. Это, может быть, и хорошо для меня, но не для тех, кому я дорога. Простите меня, — обратилась она ко всем. — Однако у нас остается эта проблема с обращениями. Если я не королева, то, возможно, я по-прежнему леди? «Леди Анна» — звучит как героиня какой-нибудь жуткой баллады… впрочем, я и есть героиня такой баллады. Как насчет просто «Анны Боллен»? Так меня зовут в моем родном Норфолке, где не признают, важничанья. Нет? Хорошо, а как вы называли свою любимую, Жан Ромбо, свою первую возлюбленную из долины Луары? Может, мне похитить ее имя, раз уж я собираюсь похитить последнюю ласку у ее дружка?

Тут она рассмеялась, хотя остальные не присоединились к ней, и в ее смехе Жан услышал что-то, что напомнило ему о Лизетте, когда он впервые увидел, как эта десятилетняя девочка ловит кур на отцовском дворе. Или когда ей было четырнадцать и он поцеловал ее на берегу реки. Или в шестнадцать с венком невесты в волосах. Или в двадцать пять, когда он так долго был на войне, а она все ждала его, хотя все уже стали называть ее старой девой. И последние пять чудесных лет, проведенных вместе.

Жан на секунду закрыл глаза, а когда снова открыл их, то нырнул прямо в глубину глаз Анны, потому что она шагнула ближе. Она заговорила, но ему показалось, что ее губы не двигаются, а слова звучат прямо у него в голове.

— Лизетта? Красивое имя. Но кажется, оно слишком драгоценно, чтобы брать его взаймы.

Жан снова почувствовал неуверенность, потому что был убежден в том, что не произнес вслух ни звука — и все же эта женщина с легкостью прочла его мысли. Она поймала его мысль. Он, безликий, человек в маске — оказался открыт перед нею.

— Пройдитесь со мной, — сказала Анна Болейн. — Думаю, мы обсудим имена и титулы потом.

Они снова стали кружить вдоль газона — и ходили там еще долго после того, как солнце село и Тауэр оказался во власти холода. Жан не мерз: казалось, холод остается вне его, потому что они снова говорили о теплых краях, отделенных от них временем и пространством, о днях бесконечного лета подле реки, о вкусе молодого вина, которое на Луаре изготавливали так, как нигде больше, о праздниках, проделках и приключениях юности. Ее мир был совсем иным. Она принадлежала двору, который часто там останавливался, он — полям и деревне, хотя его отец из простого крестьянина превратился в землевладельца, хозяина постоялого двора и поставщика армии. Однако их объединяли воспоминания о земле — о заливавшем ее свете, о цвете почвы.

Жан поймал себя на том, что рассказывает Анне о вещах, которые не открывал прежде никому: о жене и дочери, об их внезапной смерти от чумы. В свою очередь он был сначала смущен, а потом и зачарован повестью о ее жизни при французском и английском дворах, с которыми он соприкасался крайне редко. Ее истории были смешными, безоглядно смелыми, порой — поразительно грубыми. А когда она вдруг принималась громко хохотать, складываясь от смеха пополам, он тоже начинал смеяться, а потом смотрел на нее и вспоминал о том, что завтра ей предстоит умереть. Он приехал, чтобы лишить ее жизни. Избавить ее от ненужной боли и сохранить некое достоинство — да; но тем не менее убить. И, вспоминая об этом, он испытывал недоумение. У него уже бывали благородные клиенты, которым вроде бы хотелось сблизиться с ним перед концом. Они открывали такие интимные вещи, какие обычно говорят только на исповеди. Но сейчас все происходило по-другому. Анна Болейн желала добиться близости — и ей это удалось. На это должна была существовать какая-то причина, но Жан не мог сообразить, в чем тут может быть дело.

Прошло несколько часов, прежде чем Такнелл приблизился, чтобы увести ее, и за это время Жан прекрасно понял, почему король низверг свою возлюбленную церковь ради этой женщины: она заслуживала не меньшего, чем переполох на небесах и на земле. И дело было не в красоте ее лица или тела. То, что он испытывал, нельзя было назвать желанием, хотя она была обольстительнее рая. Тут заключалось нечто такое, чего он никогда раньше не встречал, — нечто духовное, нечто более священное, чем все, что он когда-либо видел в церкви.

* * *

Вернувшись в свою комнату, где его опять встретили кусная еда и прекрасное вино, Жан не почувствовал аппетита. Он был смущен и зол на самого себя. Клиенты не должны вызывать в палаче никаких чувств. Жан не считал, что это осложнит ему работу: он знал, в чем состоит его долг, и проявить доброту к Анне Болейн он мог одним способом — неукоснительно исполнив этот долг. Однако обычно мысли палача перед совершением казни принадлежали ему самому и не мешали спать. Теперь он предчувствовал, что ночь не принесет ему облегчения.

Он ошибся. Он все-таки спал, хотя и беспокойно. Его спутниками были духи — умирающие клиенты, умершие возлюбленные и шестипалая женщина. Все они не уходили даже после того, как он открывал глаза, чтобы прогнать их. Понадобилось несколько секунд, чтобы он понял: его трясут за плечо — Такнелл требует, чтобы он проснулся. До назначенного времени оставалось еще долго: небо совсем не посветлело, но Жан набросил на плечи плащ и пошел за нетерпеливым англичанином вниз по лестнице, а потом по незнакомым коридорам из серого камня.

Неожиданно они нырнули в тупик, где Такнелл исчез, как будто поглощенный камнем. Жан потрясенно застыл, пока рядом не материализовалась рука в перчатке. Его затащили в нишу, а оттуда — на темную винтовую лестницу, где под ногами хлюпала зловонная жижа. Полуослепнув, он налетел на офицера, когда тот выругался и завозился с чем-то впереди. Появилась светлая щель, дверной проем, а затем Жан обнаружил, что стоит в полупустой спальне, а перед ним — Анна Болейн. Они были вдвоем, потому что Такнелл снова исчез.

Несколько минут она молча смотрела на него, а он стоял в полной растерянности, словно это она — палач, а он — клиент. Наконец она заговорила:

— Жан Ромбо, когда я узнала, что Генрих даровал мне последнюю милость — смерть от руки французского палача, это была первая хорошая новость за много дней. И дело не в том, что вы приехали, чтобы избавить меня от ненужной боли, хотя я не сомневаюсь в вашем мастерстве. Нет, у меня зародилась крошечная надежда на то, что вы окажетесь именно таким — человеком чести. А то, что вы будете родом с Луары, — на это я даже и надеяться не смела. Потому что именно там, в нашей общей стране, я научилась быть той, кто я есть. Не королевой. И даже не дочерью из благородного рода.

Она налила в кубок вина и подала его Жану. Оно было таким же, как то, что подали ему в комнату: горячее, сдобренное травами, медово-сладкое, пьянящее. Он сделал глоток и вернул ей кубок.

Она тоже выпила, а потом заговорила снова:

— Именно там, в ваших рощах, на ваших полях, у вашей реки, я научилась верить в нечто более древнее, нежели это. — Тут она указала на распятие, висевшее на стене позади нее. — И в нечто столь же священное.

Она вновь наполнила кубок сладким вином, и они оба выпили — из одного кубка. Анна продолжила:

— Я рассказываю вам это, потому что мне нужна ваша помощь. И если вы согласитесь, то поклянитесь всем, что для вас свято, что вы сделаете то, о чем я вас попрошу. Вы получите золото, но золото не купит того, что мне теперь от вас нужно.

— Говорите, — тихо сказал Жан.

— Вы слышали, что про меня говорят. Анна Болейн, ведьма, шестипалая колдунья. Ну, здесь сокрыта истина, хотя не та, которой боятся, которую отправляют во тьму внешнюю, где люди прячут то, что считают грехом. Я принадлежу свету и тьме, земле и огню, воздуху и воде. Мое так называемое колдовство заключается только в них. Вы понимаете, Жан Ромбо?

— Понимаю.

— Прекрасно.

Тут она улыбнулась и отвела взгляд — и в этой улыбке крылось нечто ужасное, прекрасное, такое грустное! Вино подействовало на его зрение. Жана больше не клонило в сон, но свет изменился, стал создавать какие-то формы из теней, отбрасываемых пламенем очага. Ему хотелось прислониться к стене и рассматривать эти странные тени. Но когда Анна подняла руку, свою шестипалую руку, она запульсировала, впитывая свет факела, приручая его пламя. Жан не мог отвести взгляда, он мог только слушать.

— Когда вы отрубите мне голову, вы должны будете нанести еще один удар — тайно. Вы должны отрубить эту руку.

Тут он пошатнулся вперед, к ней. Он совершенно не ожидал такой просьбы.

Анна так и не позволила ему опустить глаза.

— Вы должны отрезать ее, а потом отвезти на Луару, в нашу землю. Неподалеку от Тура есть деревня, которая называется Пон-Сен-Жюст. К югу от нее находится перекресток дорог. Там, в следующее новолуние, заройте мою руку точно в том месте, где встречаются четыре дороги. — Она улыбнулась. — Это все, о чем я вас прошу. Это очень много, и опаснее, чем вы можете себе представить, потому что существуют люди, готовые на все, чтобы вам помешать. Вы сделаете это для меня?

Жан не мог говорить, не мог дышать. Камера исчезла, он плавал в клубах дыма и видел только шесть пальцев и два глаза — черные бездонные озера. Что-то проявилось в их глубине — еще пара глаз, а потом еще… бесконечная череда взоров, непрерывной чередой уходящая в прошлое, дальше и дальше. Многие поколения женщин смотрели на него — темноглазые, шестипалые. Он был открыт, обнажен, словно ожидая рождения. И для этого, для того, чтобы вернуться в мир, необходимо было слово. Одно простое слово.

— Да, — сказал он.

— И вы поклянетесь в этом? На чем вы можете принести такую клятву?

Жан этого не знал. Он не был человеком религиозным: вера, в которой он родился, давным-давно была отнята у него скверной войны и невосполнимой потерей. Он многое знал о смерти и, возможно, один раз немного узнал о любви. Может быть, этого будет достаточно.

— Я поклянусь любовью. Той любовью, которая у меня была — и осталась. К моей Лизетте и малышке Ариэль. Их благословенными глазами я клянусь: я сделаю то, о чем вы меня попросили.

Анна шагнула ближе, и у Жана подогнулись колени, когда она безмолвно измерила глубины, породившие такое обещание. А потом она вдруг улыбнулась — такой радостной, такой сияющей улыбкой!

— Я не боялась бы умереть, если бы не это — не то зло, которое я могла бы причинить, не будь такой клятвы. Мне нечем было купить ее. Но теперь, когда она дана добровольно, я могу подарить вам взамен нечто.

Анна подняла руки и сжала ими его виски. Она держала его своими странными, неровными руками — своими неровными глазами, — и только поэтому он не упал. Она прошептала:

— Будьте готовы. Ваша награда придет в то мгновенье, когда ваш меч освободит меня.

А потом поцеловала его. Поцелуй обжег ему губы, а через них — то, что он мог назвать только своей душой. Этот поцелуй превратил все воспоминания в туман, в этой комнате, полной сонливого дыма от факелов, с вином, сдобренным таинственными травами.

Когда он очнулся, у него на плече лежала мужская рука, грубо будившая его. Анна исчезла, небо посветлело, а Такнелл вернулся, чтобы отвести палача обратно в его комнату. Времени оставалось совсем немного.

* * *

Жан увидел ее снова меньше чем через час: она поднималась на эшафот энергичными шагами, с улыбкой на губах, чей поцелуй все еще обжигал его. Ее безмятежность тревожила толпу, и если Анну Болейн нельзя было назвать красавицей, то все же в ней таился поразительный свет, который заставил собравшихся ахнуть. Заливающаяся слезами служанка сняла с нее островерхую французскую шапочку, волосы под которой были красиво убраны под льняную повязку. Платье из серого Дамаска, отделанное мехом, имело глубокий квадратный вырез. Она произнесла очень простую речь. Анна Болейн никого не винит, ни в чем дурном не сознается; она полагается на Бога и просит всех присутствующих молиться за нее.

Сквозь прорези кожаной маски Жан смотрел на немногочисленную возбужденную толпу. Король Генрих не хотел рисковать бунтом, вынося казнь за пределы Тауэра. Ему требовалось, чтобы это действо, это одобренное государством убийство совершилось скрытно — как и множество других, происходивших в этом гнусном месте. Зрители, приближенные двора, прибегли к интригам, мольбам и подкупу, чтобы не пропустить столь важное событие. Придворные, которые склонялись перед Анной, чтобы поцеловать то, что они воспринимали только как уродство, щеголи, которые ухаживали за ней и сочиняли стихи в честь ее красоты, дамы, лебезившие перед ней, но в душе ненавидевшие ее и наслаждающиеся теперь ее падением, — все они собрались, чтобы принять участие в ритуале ее уничтожения.

Проблема заключалась именно в них, в этих сотнях восторженных глаз: ведь они будут следить за каждым его движением. Как бы ни отвлекло их зрелище летящей с плеч головы, каким бы быстрым ни был удар, кто-нибудь обязательно заметит второе движение меча, которое отрубит шестипалую руку.

Перед Анной на колени встал ее исповедник, призывая ее принести последнее покаяние. А бывшую королеву больше интересовало прикосновение ветерка к щеке, и она застыла, закрыв глаза и широко разведя ладони. Жан по-смотрел, как священник подносит сложенные пальцы к подбородку… и в эту секунду понял, что следует делать.

Французский палач встал перед Анной, и его тень упала на священника, который вздрогнул, перекрестился и отодвинулся. Заняв его место, Жан опустился на колени и прилюдно начал последнюю часть действа.

— Простите меня за то, что я должен сделать.

Его голос заставил Анну открыть глаза, и в них появилась улыбка.

— Я прощаю вас, мастер, и благодарю вас.

Плачущая служанка передала ей деньги, и она протянула их Жану. Он сжал мешочек, но не взял его, и их руки соединились на бархатном горлышке, а в ее взгляде сгустились обещание и воспоминание.

Он прошептал:

— В последний момент поднимите руки в молитве.

— Но зачем?

— Поднимите их, миледи. А когда я скажу: «Сейчас», оставьте только одну, упершись пальцем в подбородок. Понимаете?

— О да! Да, понимаю.

— И… прощайте.

Он собрался взять мешочек, но теперь Анна не отпустила его, не отпустила его взгляда.

— Не «прощайте», Жан Ромбо. До свидания. Потому что если есть в мире нечто несомненное, так это то, что мы с вами встретимся снова.

Она выпустила мешочек с деньгами, и он задохнулся, потрясенный ее словами и тем, что их контакт прервался. Анна Болейн опустилась на колени и последний раз посмотрела на небо, прежде чем дать завязать себе глаза. А потом она подняла ладони к лицу, а ее губы зашевелились в молитве.

Жан потянулся за мечом, спрятанным под плащом. Он отвел руку с оружием назад, ощущая его идеальный вес и прекрасную балансировку. Чуть согнув колени, он сделал вдох, напряг руки и произнес:

— Сейчас.

Одна рука упала вниз, а он расправил плечи, и клинок идеально ровно скользнул к ее безупречной шее и, ни на секунду не задержавшись, пересек границу, отделявшую жизнь от смерти. А оказавшись на другой стороне, лезвие отсекло и руку, хотя всем присутствующим показалось, что оно не прикоснулось ни к чему.

Все замерло: лица на эшафоте, лица в толпе, охваченные восторгом и ужасом, — и в этот момент неподвижности из-за темницы туч вырвалось солнце, которое ослепило всех, вспыхнув на клинке. Для Жана он перестал быть оружием. Меч палача превратился в ключ, отворивший дверь между этой сферой и следующей. И на его сверкающей поверхности он увидел две фигуры.

Осколок невыразимой боли, дрожь неописуемого счастья рванулись в его теле. Там, в лучах небесного света, были его Лизетта и маленькая Ариэль! Жан увидел их лица, такие спокойные, такие безмятежные, что почувствовал непреодолимое желание присоединиться к ним в этом блаженстве. И казалось, они тоже его увидели: они улыбнулись, а потом, держась за руки, отвернулись и исчезли. Жан получил обещанную награду. Однако едва он успел сказать «спасибо», как за ними тихо закрылась дверь. Тонкая алая линия появилась на горле и запястье Анны Болейн, а голос толпы, затихший на эти растянувшиеся на целую вечность секунды, вернулся настоящим ревом.

Казалось, будто жаждущий воздуха мир вдруг вздохнул. Такнелл шагнул вперед и за волосы снял голову Анны с плеч. Все глаза следили за тем, как она поднимается, и наконец кровь сильной струей брызнула на толпу. Тело повалилось набок, отрубленная рука упала к ногам Жана, а Такнелл, заливаясь слезами, охрипшим от горя голосом прокричал:

— Вот голова изменницы! Боже, храни короля!

Теперь толпа с криком рванулась вперед, а Жан наклонился, подхватил мешочек с деньгами и руку, сунул ее внутрь мешочка и поспешно завернул обезглавленное тело в свой плащ, крепко его перевязав. Он спрятал мешочек под палаческий фартук, вернул меч в ножны и ушел с эшафота, проталкиваясь между лощеными придворными и чинными дамами, которые, спеша намочить платки в крови мертвой королевы, превратились в рычащих зверей. Его уходу не мешали.

* * *

Действия Жана Ромбо остались почти незамеченными. Но теперь, раскачиваясь на виселице, Жан понимал, что одна пара глаз не следила за кровавым подъемом королевской головы. Одна пара глаз все-таки проследила за тем, как шестипалая кисть перекочевала в мешочек и под фартук, а потом последовала за ней до самого перекрестка дорог в долине Луары. И тут владелец этих зорких глаз оставил Жана умирать в клетке виселицы, где его единственной надеждой на спасение стала история, которую он только что рассказал безумцу при свете заходящей луны.

Глава 4. РЕШЕНИЕ

Жан рассказывал, закрыв глаза, чтобы сосредоточиться. Теперь он наконец открыл их и постарался повернуть клетку так, чтобы увидеть расположившихся внизу слушателей.

— Эта жалкая тварь спит! — вскрикнул он, и у него перехватило дыхание.

Заново пережить такую историю — и напрасно? Столь слабая искра надежды теплилась в нем — и даже она теперь погасла.

«Я умру здесь. Моя клятва Анне Болейн нарушена».

Он в отчаянии смотрел на Фуггера. И тут Фуггер зашевелился. Резкое движение руки сшибло череп Феликса с кучи отбросов. По его телу стала распространяться дрожь, пока не затряслось все — руки, ноги, голова. Одним прыжком Фуггер вскочил на ноги и закружился. А изо рта у него рвались крики: слова на множестве разных языков, вопли, стоны, невнятица.

Ворон громко каркнул, взлетел и закружился над ними. Медленно, постепенно шум стал стихать, карканье мужчины и птицы смолкли, тряска успокоилась. Когда она сменилась дрожью, Фуггер вдруг прыгнул на клетку, просунул левую руку в прутья и закачался, устремив на Жана безумный взгляд.

— Кто тебе сказал? — взвизгнул он. — А? Ну же, ну же, говори: кто прислал тебя мучить меня, кто рассказал тебе мою жизнь, кто дал тебе в руки оружие против меня?

— Я не понимаю… — начал Жан, но Фуггер принялся с силой раскачивать клетку.

— Значит, ты видел! — заорал он. — Ты все увидел и придумал свою историю — так хитро! Признайся, и тебе будет легче: обещаю тебе скорый конец. Твоя история — сплошная ложь! Ложь, ложь!

— Мсье, — проговорил Жан как мог спокойно, — я ничего не знаю о твоей жизни. Я рассказал тебе правду о своей. Вот и все.

Фуггер еще покачался, пристально глядя на Жана, а потом воскликнул:

— Попробуй только сказать, что не знал об этом!

И он ткнул Жану в лицо свою правую руку. Она заканчивалась культей.

Для человека в клетке наступило мгновение выбора. Фуггер так близко от его затекших рук! Схватить, вывернуть, сделать больно, заставить его откачнуть клетку к перекладине, вынудить взять ключ. Уже в дюжине сражений решительность и готовность воспользоваться шансом — любым шансом! — помогали ему выжить.

«Ну же, — сказал себе Жан, — пользуйся и этим!»

И в этот миг нерешительности он вспомнил другое перерубленное запястье, и это воспоминание помогло ему разглядеть в глубине безумных, сверкающих в лунном свете глаз Фуггера ту же боль, ту же мольбу, что он видел всего неделю назад в лондонском Тауэре.

Жан медленно обхватил пальцами искореженную плоть и на секунду мягко удержал ее. Фуггер упал на спину, словно от удара, и снова застыл на куче. Он не шевелился, только по лицу у него струились слезы.

В долгом молчании, которое нарушал лишь плач Фуггера, Жан гадал, не упустил ли он свою единственную возможность выбраться на свободу. Довериться милосердию безумца? О чем он только думал! Его отнюдь не успокоило то, что приглушенный плач сменился хриплыми, резкими звуками, которые могли быть только смехом.

— О, Демон, милый! — смеялся Фуггер. — Это и впрямь такая хорошая история! И такая невероятная, что может быть только правдой!

И смех смолк — так же неожиданно, как и начался. Фуггер сел, вытер лицо грязным рукавом и сказал:

— Те люди, которые тебя сюда посадили. Они взяли руку королевы?

— Да.

— Почему?

— Не знаю. Здесь говорят, что в останках есть сила. Если это так, то в этой руке ее должно быть очень много.

— И кто ее украл?

— Ты уже сказал, что одного называли архиепископом. Она предупреждала меня, что найдутся те, кто захочет использовать ее после смерти в своих целях.

— Второй назвал его архиепископом. И это его очень разгневало. И я подумал: какие знатные гости! Вот тогда я и понял, что ты необыкновенный.

— Архиепископ. В этом есть смысл. Ты знаешь откуда?

— Нет. Но я слышал, что он упомянул Сиену.

— А тот, второй? Офицер? — спросил Жан.

— Я его не видел. Но по голосу я понял, что он — мой соотечественник. Немец. Но с юга. Наверняка один из этих проклятых баварцев.

— Так. — Сквозь прутья Жан посмотрел на дорогу, по которой уехали всадники. — Я начинаю узнавать моего врага.

— А я знаю моего, — сказал Фуггер. Он вскочил и снова просунул в решетку свою здоровую руку. — Что ты мне дашь, если я сейчас тебя освобожу?

— Я дал тебе мою историю. Разве я не выполнил мою часть уговора?

Фуггер снова разразился своим странным каркающим смехом, напоминавшим шуршание грубого пергамента.

— Ты сказал — только если она мне понравится. Она мне понравилась. Но мне нужно кое-что еще.

— У меня больше ничего нет. У меня никогда не было много, а они забрали последнее. Даже мой меч. У меня нет золота.

— Золота? — Фуггер повернулся и плюнул на кучу. — Я — сын банкира, и моя жизнь была сплошным золотом. И посмотри, к чему оно меня привело! — Не дав Жану времени ни о чем спросить, Фуггер продолжил: — Нет, даже княжеский выкуп не вытащил бы тебя из этой клетки. Я прошу у тебя только то, что ты можешь мне дать: еще одну клятву.

— Какую?

— Позволь мне помочь тебе исполнить твою первую клятву.

— Отпустив меня на свободу, ты мне поможешь.

— Нет. Я хочу помочь тебе получить обратно то, что у тебя отняли. Видишь ли, я тоже потерял руку. Мне подобает найти другую.

Жан заглянул в безумные глаза Фуггера и подумал: «Все, что я пока видел, — это его сумасшествие. Я совсем не видел человека. А теперь я вижу человека и то, что ему необходимо. И его нужда, наверное, не меньше моей». И все же он сказал:

— Я не стану тебе лгать. Мое обещание королеве значит для меня все. Если ты мне поможешь, то, мне кажется, ты будешь за это вознагражден. Но если ты мне помешаешь — я моментально тебя брошу.

Для человека, болтающегося на виселице, это были храбрые слова. И Фуггер оценил их.

— Ты умеешь торговаться. И с такого выгодного положения! — Он захохотал. — Я согласен.

Одним прыжком он достал ключ с перекладины и повернул его в замке. С громким скрипом железная клетка открылась, и Жан вывалился из нее. Ворон громко закаркал.

— О да! Как я мог забыть? Демон тоже пойдет с нами! Какая сила — мы трое! Наше приключение начинается!

И Фуггер снова пустился в свой странный дерганый танец.

Жан лежал на спине на куче отбросов, наблюдая за прыжками безумца и круженьем ворона, и его затекшие и избитые руки и ноги отчаянно болели.

— Да поможет нам Бог! — простонал он.

— Аминь! — заорал Фуггер, продолжая неистово кружиться.

Глава 5. ПОБЕДИТЕЛЬ ПОЛУЧАЕТ ВСЕ

Хозяин постоялого двора в Пон-Сен-Жюсте твердо знал одно: захватывая в плен своего противника, немцы устроили у него погром, не заплатив за это ни су. И к тому же двое их раненых товарищей, оставленных на сеновале заботам его жены с обещанием вознаграждения по возвращении отряда, перед самым рассветом внезапно, одновременно и таинственно умерли. Теперь придется заниматься еще и трупами, отмывать пятна крови на полу и соломенном тюфяке, чинить или заменять мебель и посуду, разбитые во время схватки… И к тому же пропали разлитое вино и рагу, которое теперь подъедают кошки!

— И поэтому, моя милочка, — объявил Гийом Рош своей жене, помахивая жирными пальцами, — раз они не вернулись, чтобы заплатить, то по старинным обычаям мы можем присвоить их пожитки!

— О, прекрасно! — сказала его не менее пухлая жена. — И на наших стенах начнет ржаветь еще несколько трофейных мечей, а огонь будем опять разжигать сапогами. Если бы ты брал деньги вперед и меньше думал о «старинных обычаях», у нас было бы что-нибудь стоящее. Сколько раз мне об этом говорить?

Гийом вздохнул и согласился, но он помнил, какой это был шок, когда отряд здоровенных, причудливо одетых немцев уселся за его столы и потребовал еды и вина. У него не было минутки, чтобы потребовать плату заранее. И он уверил жену, что они как раз собирались достать кошельки, правда собирались. Но тут вошел тот незнакомец.

— А потом они, наверное, просто забыли, — добавил он. Его жена презрительно фыркнула и ушла, оставив его с метлой в руке оценивать ущерб.

Один человек против восьми. Казалось бы, все должно было закончиться гораздо быстрее и без такого шума. Гийом всегда готов был биться об заклад по любому поводу, от быстроты пробежки крыс до скорости горения поленьев в очаге. Так что когда тупоконечный меч незнакомца за считанные секунды уменьшил число противников вдвое, хозяин постоялого двора поставил бы на то, что чужак разделается и с остальными. И он бы неплохо с этим справился, если бы не то блюдо с рагу и неудачный шаг — секундная потеря равновесия.

Пришельца повалили. В его имуществе нашелся кошель, туго набитый монетами. Но настоящий крик торжества раздался тогда, когда они обнаружили бархатный мешочек. Однако этот крик мгновенно смолк при виде поднятой руки бывшего с ними человека, который разительно отличался от немцев, массивных и пестро разодетых. Он был щуплым и серым, а плащ его заставлял вспомнить о монашеской простоте — пока не разглядишь, из какой прекрасной материи он сшит и каким мехом оторочен капюшон.

Его жест заставил замолчать всех, кроме двух раненых, хотя и их стоны стали тише. Ощупав мешочек, тощий издал стон, который… Даже при одном воспоминании Гийом содрогнулся: в голосе серого человека звучало нечто напоминавшее одновременно о плотском наслаждении и смерти.

Хозяин гостиницы рассмотрел свою небогатую добычу. В мешке побежденного незнакомца оказалась смена одежды, набор цирюльника — ножницы, гребни и ножи — и кожаная маска. За все это на ярмарке в Туре в конце месяца можно будет выручить несколько су. А вот с одеждой немцев предвидится немало проблем. Она не только запачкана кровью, но и покрой у нее такой, какой предпочитают носить наемники всех национальностей.

— Павлины!

Гийом сплюнул, вертя в руках синий с малиновым камзол с пышными рукавами, украшенными пузырями и прорезями. Он с отвращением рассмотрел нелепую подкладку ярко-желтого цвета, протянутую через декоративные разрезы. Штаны были золотистые и отвратительно сочетались с черно-оранжевыми чулками, пришитыми к ним. Кроме этих кричащих нарядов трактирщик получил два громадных ландскнехтских меча (их можно переделать на лемехи), две пары громадных сапог (кожу можно использовать снова или сжечь вместо дров), несколько не слишком поношенных плащей и рубах и две шляпы. Если с них содрать чванливые плюмажи, они вполне подойдут какому-нибудь крестьянину.

— Двадцать су за все, — проворчал он.

Ради такой суммы нет смысла ехать в город. Это даже не возместит убытков. Как это ни досадно, но жена права. Вот вам и старинные обычаи!

А потом он вдруг понял, как можно поступить с этими вещами, и расплылся в улыбке. Сегодня воскресенье, и священник несгибаем в своем требовании не работать в святой день, так что многие в деревне сидят без дела. Если Гийом сможет предложить односельчанам какое-то развлечение, например аукцион, он обменяет эти вещи на что-нибудь полезное и вдобавок продаст лишнюю выпивку.

Заметно приободрившись, он отправился на кухню, чтобы не мешкая разбавить водой вино и пиво.

* * *

Когда Жан, хромая, вошел на постоялый двор, перед ним открылась картина лихорадочных торгов. Утро он провел, перевязывая ребра (они оказались ушибленными, а не сломанными) и лодыжку с нехорошей рубленой раной. Он съел то, что нашлось у Фуггера, отдохнул и обдумал свои действия. Его первым побуждением было броситься в ту сторону, куда уехали немцы с архиепископом, но этот порыв быстро прошел. Жан достаточно много участвовал в военных кампаниях, чтобы знать: поспешная атака, когда предпринимаешь ее в ослабленном состоянии, всегда проваливается. Ему требуются припасы и оружие. И необходимо восстановить силы.

Входя на постоялый двор, он не рассчитывал на то, что его враги оставили там его вещи или тем более увесистый кошель, который он получил за неделю до этого в Лондоне. Однако после них могли остаться какие-то указания на то, кто они были и куда собирались отправиться дальше.

Фуггер остался ждать за деревней. Когда эйфория прошла, этот странный человек ужасно, почти до слез расстроился при мысли о том, что придется оставить то королевство, где он правил безраздельно, и вернуться в мир, который отнял у него так много, в том числе и руку. И только то, что Жан решительно зашагал прочь от виселицы, в конце концов помогло и Фуггеру оторваться от нее, хотя он тотчас бросился было обратно, чтобы забрать какую-то безделушку, объедки — и, к счастью, те монеты, которые противники Жана оставили в кружке для подаяния. Когда они подошли к деревне, Фуггер растаял в тени. Он не станет заходить на постоялый двор, потому что его вид ясно говорит о том, кто он. Смотритель виселицы. От него так и разило его занятием, оскорбляя зрение и обоняние. Сквозь лохмотья просвечивает тело, шевелюра и борода кишат вшами, на плече сидит молчаливый ворон. Глядя на своего нового спутника, Жан опасался, что ему придется еще не раз пожалеть о той клятве, которую он только что дал.

— Два су… и петушок! — выкрикнул кто-то, когда Жан тихо вошел в приоткрытую дверь.

Это предложение было встречено криками одобрения, несколькими проклятиями и громким стуком кружек одна об другую.

— Полно, полно, господа! — Гийом замахал мечом над головами тех, кто сидел ближе всех. — Два су за такое прекрасное оружие?

— И петушок! — напомнил хозяину покупатель и принялся кукарекать.

Худой мужчина с крысиными глазками поймал взгляд Гийома и объявил:

— Три су!

— Мне предлагают три су. Повторяю: три су! — объявил хозяин. — Ну же, господа, ну же! Наверняка у кого-то из вас есть сын, который хочет отправиться воевать, чтобы вернуться домой со славой и добычей, взятой у иноземной мрази? Почему бы вам не помочь ему, купив это прекрасное германское оружие? Посмотрите на его длину, на остроту его клинка, великолепную балансировку! Я даже дам в придачу куртку ландскнехта, чтобы юному господину можно было пощеголять. А если война вам не по вкусу, подумайте о пахоте! В кузнице у Ла Фонтейна немного постучат молотом — и ваши борозды станут даже глубже и прямее тех, что прокладывает наш Гастон. — Тут поднялся возмущенный крик. — Кто предложит мне пять су?

Гийом наслаждался. Ему редко удавалось применять свои городские уловки среди этих крестьян. Семь лет, которые он провел в подмастерьях на пивоварне в Боне, не прошли впустую.

И тут он увидел незнакомца. Как только их взгляды встретились, Жан пошел вперед сквозь толпу. Гийом знал, что уже видел этого человека, и притом совсем недавно, но еще несколько роковых секунд не понимал, кто это, — настолько трактирщик был уверен в том, что жертва немцев не могла остаться в живых. А к тому моменту, когда он вспомнил Жана, тот уже стоял перед ним, положив одну руку на эфес меча, за который торговались присутствующие.

— Можно? — негромко спросил Жан, продолжая смотреть в глаза Гийома и отбирая у него меч.

— Эй! — возмутился крысоглазый. — Это мой!

— Не думаю. — Жан не отводил взгляда от хозяина постоялого двора. — Ты знаешь, кто я. Скажи им.

— Но, мсье, — залепетал толстяк, — они уехали, не заплатив! По старинному обычаю…

— По старинному обычаю, человек, которого они ограбили и попытались убить, имеет право на возмещение ущерба.

— К черту старинные обычаи! — Раздосадованный покупатель встал и повернулся к своим друзьям. — Я предложил больше всех. Неужели мы позволим чужаку обманом присвоить себе наше? Давайте…

Больше он ничего не успел добавить: плоская сторона клинка ударила его по голове над ухом. Жан сделал только короткий замах и резко опустил руку, но и от этого ушибленные ребра заболели. Он пробормотал короткую молитву святому Винсенту, прося, чтобы этого хватило. Конечно, здесь всего лишь крестьяне, но их десять человек, они у себя дома и набрались дешевого вина. И у каждого с собой наверняка есть дубинка.

Этого хватило. Не закончив тирады, человек еще секунду стоял прямо, а потом вдруг сел на пол. В ту же секунду Жан отвел меч назад, положив клинок себе на плечо.

— Я не хочу неприятностей, — спокойно проговорил он. — Хозяин расскажет вам, как несправедливо со мной обошлись. Если вы разопьете со мной бутылку в честь моего чудесного избавления и возвращения моего имущества, то мы сможем расстаться друзьями.

В Пон-Сен-Жюсте чужаков не любили. И даже если у этого и имелось оружие, все равно их десять против одного.

— Бутылка за счет мсье! — заорал Гийом, который вдруг сообразил, что лучше продать немного вина, чем еще раз претерпеть разорение. Он уже видел, как этот человек владеет мечом. У трактирщика не было желания смотреть на это еще раз. И без того здесь маловато способных платить посетителей.

— Разве я не рассказывал вам, господа, — поспешно добавил он, — как этот француз один стоял против десяти… нет, разве их было не двадцать? Против двадцати немцев? Это было только вчера! Мадлен, быстро неси вино! А, вот это была картина…

Хозяин постоялого двора был хорошим рассказчиком, а вино — даровым, так что настроение у всех быстро исправилось. Даже жертва Жана очухалась, давясь своей порцией угощения. А когда история была рассказана еще раз — и в ней Жан, герой-соотечественник, убил не меньше тридцати немцев, — на полу стояло пять опрокинутых бутылей.

Позже Жан отвел хозяина в сторону, чтобы быстрее завершить сделку.

— Так вы хирург? — Гийом с нервным смешком вернул ему набор ножей и ножниц.

— В некотором смысле, — ответил Жан, вспоминая время, проведенное в армии.

До того как он обрел свое истинное призвание, до того как нашел свой меч, он худо-бедно заменял солдатам врача. Цирюльник и хирург. Он стриг волосы, извлекал мушкетные пули, зашивал раны.

Он взял только один из ландскнехтских мечей, свой собственный скудный скарб и наименее запятнанную одежду немцев. Он отдал хозяину золотой из виселичной кружки в уплату за бутыли — и за вино и еду в дорогу. И еще выведал у хозяина постоялого двора все, что тот знал о напавших на него. Наемники приехали незадолго до него из ближайшего города, Тура. Гийом разглядел метки на их вьючных лошадях — они были из местной конюшни.

И наконец Жан пошел взглянуть на трупы немцев. Они лежали в конюшне гостиницы, раздетые и посиневшие, и он быстро осмотрел их раны. Не оставалось сомнений в том, как немцы поступили с ранеными: между шестым и седьмым ребрами их ударили ножом. Жан сильно сомневался в том, чтобы у хозяина постоялого двора хватило на это умения и жестокости. Значит, остальные вернулись и позаботились о своих. Это сообщало дополнительные сведения о враге. На войне Жану часто случалось видеть такое: при отступлении товарищей не оставляли врагу, который захватил бы их и предал медленной, мучительной смерти. Но сейчас время было мирным, а раны — не настолько серьезными, чтобы солдат нельзя было увезти на повозке. Его враг спешит. Значит, и он тоже.

Однако Жан смог отправиться дальше только в середине дня. Как это часто бывает в такое время года, и особенно в этих местах, погода переменилась. Последний весенний холод исчез, и с юга прилетел теплый ветер, который принес с собой ароматы Африки. Это был день начал, и не будь его дело настолько важным, Жан насладился бы им в полной мере. А теперь он просто устремил взгляд к горизонту и зашагал вперед.

* * *

Жан уже выходил за околицу, когда из-за куста выскочил какой-то вихрь. Темный силуэт раскололся на две части. Верхняя закаркала и захлопала крыльями, нижняя — запрыгала и начала чесаться.

— Кар-кар! — заорал Фуггер, повторяя крики Демона. — Что примерно значит: «Что было в деревне? Ты принес нам еды? Куда нам надо и когда мы добудем руку-руку-руку?»

Жан стремительно выбросил руку и схватил Фуггера за горло. Он держал смотрителя виселицы несколько секунд, пока тот продолжал трястись и кудахтать. Наконец крики стихли. Тогда Жан медленно разжал пальцы, но руки не убрал.

— Никогда, — тихо проговорил он, — никогда больше не болтай об этом вслух.

Бессильно обвисший Фуггер кивнул.

— Мы с Демоном будем молчать. Мы ни разу не скажем о руке.

— Рука, рука! — закаркал ворон, кружась у них над головой.

— Клянусь грязнозадыми святыми! — заорал Жан, наклоняясь за камнем, чтобы бросить его в ворона, который спокойно перелетел над ним. — Что ты наделал?

— Ну, тебя так долго не было! — Фуггер говорил обвиняющим тоном. — Нам надо было о чем-то говорить!

— Господи помилуй! — в сердцах бросил палач и зашагал по дороге.

Он не оглядывался. В этом не было нужды. Теплый ветер, дувший из долины, нес с собой характерный запах смотрителя виселицы. Под горячим солнцем вонь становилась все гуще и ядренее. И мысль о том, что в обществе Фуггера не удастся пройти незамеченным, не поднимала Жану настроения. Обоняние заблаговременно предупредит всех встречных о приближении чего-то протухшего, так что к их появлению дубинки и камни уже будут наготове. Если Жан намерен сдержать данное Фуггеру слово (а он не считал возможным нарушать свои клятвы), то необходимо найти способ продвигаться дальше мирно.

Примерно через полчаса после выхода из деревни Жан не выдержал. Он неожиданно свернул с дороги и спустился к речке, вдоль которой они шли. Она чуть расширилась, образовав омут, затененный тремя ивами и окруженный душистыми кустами розмарина, в которые палач с облегчением уткнулся, растирая колючие, резко пахнущие листья. Наклоняясь, чтобы зачерпнуть пригоршню воды, он услышал приближение вихря, а потом вонь ударила ему в ноздри. Когда Фуггер принялся по-собачьи лакать воду, Жан встал, сделал шаг в сторону и пнул его сапогом прямо в зад.

Фуггер упал в воду, вынырнул, отфыркнулся и жалобно взвыл:

— Я тону, тону! Какой холод, все кости стынут! Дай мне выйти!

Жан встал на берегу и обнажил меч.

— Ты не выйдешь, пока не смоешь с себя эту вонь.

— Нет! — завопил Фуггер. — Я тону!

— Плевать, — ответил Жан.

Когда Фуггер попытался выползти на берег, Жан разрезал мечом мешковатые лохмотья, и в воде забилось голое почерневшее существо. Потом Жан ударил его по ляжке мечом шхашмя, снова заставив рухнуть в воду. В следующую секунду туда упали две большие ветки розмарина, которые Жан быстро срезал с кустов.

— Соскребай ими с себя всю грязь. А потом возьми глины со дна. Хорошенько разотри себя ею, особенно волосы.

Сам он в детстве мылся именно так.

— Я умру от холода.

— Умрешь, если не начнешь двигаться.

Дрожа, дергаясь и протяжно стеная, Фуггер принялся мыться, сначала довольно вяло. Но когда с него начали слезать слои грязи и вода вокруг замутилась, он замолчал и начал усерднее работать ветками розмарина. Потом снова начал издавать звуки, и Жан разобрал какую-то мелодию. Фуггер перешел на новое место, где вода оставалась чистой. Когда Жан решил, что его спутник отмылся достаточно хорошо, он позволил тому выбраться на берег и дал полученный на постоялом дворе плащ. Усадив своего трясущегося товарища на камень, Жан осведомился:

— А теперь, когда мсье отмылся, может, сменим ему прическу?

Не дожидаясь ответа, он принялся стричь голову несчастного большими ножницами. Клочья, колтуны и свалявшиеся пряди полетели на землю: Жан остриг голову почти наголо, потому что иначе от таких зарослей избавиться было невозможно. После этого он принялся за бороду, срезав ее до модной среди солдат длины.

Закончив, он отступил назад, чтобы посмотреть на результат.

Перед ним сидел очень испуганный молодой человек с высоким лбом, обрамленным ежиком волос — они оказались рыжеватыми, — и с рыжей бородой, которая сужалась под подбородком. Острые черты голодного лица; довольно заметные скулы, длинный узкий нос и пронзительные голубые глаза, которые нервно метались из стороны в сторону.

— Что ты со мной сделал? — вскрикнул Фуггер.

— Посмотри сам.

Жан указал ему на воду.

Осторожно, словно опасаясь нового толчка сзади, Фуггер наклонился, быстро взглянул на свое отражение, а потом надолго отвел глаза. Когда же он посмотрел на себя снова, то стал водить пальцами по лицу вверх и вниз, словно изучая его. Затем замер и просто стал смотреть на себя, пытаясь сделать вид, что больше ничего не происходит. Заметив, что из его глаз течет вода, капая в омут, Жан отвернулся и принялся запаковывать свои парикмахерские принадлежности.

— Спасибо, — проговорил наконец Фуггер. — Я думал, этот человек ушел навсегда. Видишь ли, его душу отняли вместе с… — Он поднял культю и показал ее Жану. — А теперь он вернулся.

И он заплакал по-настоящему, даже не пытаясь прятать слезы. Жан отошел в сторону, сел и стал ждать. Хотя времени у него не было, он знал, что некоторым людям, пережившим глубокое безумие после сражения или разграбления города, просто необходимо бывает вот так повыть. Один раз он и сам это делал — в горящей церкви в Тоскане, целую жизнь тому назад. И сделать ничего нельзя, можно только ждать — как тогда кто-то ждал его самого.

Наконец он заметил, что Фуггер дрожит уже не от рыданий, а от холода, и пошел за своим мешком.

— Держи. — Он бросил ему одежду немецкого солдата.

— Это мне?

Вопрос прозвучал изумленно, руки несколько раз ощупали материю со всех сторон.

— Он, наверное, немного великоват и ярок, — сказал Жан, — но качество хорошее. Видно, жилось этому типу неплохо.

Фуггер просунул голову в ворот шерстяной рубахи, потом нашел рукава. Жан выбрал ему самый маленький костюм, который все равно оказался огромным. Мешковатые штаны стянули в поясе веревкой. В носки тяжелых сапог пришлось запихнуть по несколько горстей травы. Рукава черно-алого камзола закатали, а наброшенный сверху плащ прикрыл все странности, отчасти скрадывая пестроту наряда.

— Недурно, — сказал Жан, глядя, как Фуггер обходит вокруг него. — И запах стал получше. Хотя и отдает немецким потом.

— Ну, тогда я к нему прибавлю и свой, — тихо отозвался Фуггер. — Потому что я тоже немец.

— Немец, а? Откуда?

— Из Мюнстера.

— А когда мы… э-э… вели переговоры у виселицы, почему ты не сказал, что ты — сын банкира?

— Я сказал.

Жан почесал в затылке.

— Я не люблю задавать вопросы и не лезу в чужие дела, — вымолвил наконец он. — Но скажи мне, ради усохших яиц доминиканца, как это немецкий банкир стал присматривать за виселицей во Франции?

Фуггер рассмеялся. Он чувствовал себя при этом довольно странно, пока не понял, что смеется просто от удовольствия.

— Вы очень странно ругаетесь, мсье.

— Наверное, я побывал в армиях слишком многих стран, мсье Фуггер.

Со смехом вернулось еще одно чувство, и Фуггер протянул Жану здоровую руку.

— Фуггер, содержавший виселицу во Франции? — произнес он. — Это долгая история. И странная.

— Вот и хорошо. — Жан встал. — Чем длиннее и необычнее она будет, тем лучше, потому что нам предстоит идти всю ночь. К рассвету нам надо быть в Туре.

С этими словами он положил себе на плечо меч и мешок и направился обратно к дороге.

Секунду Фуггер стоял один на берегу речки, а потом вдруг наклонился, поднял несколько спутанных прядей волос, пропустил их между пальцами, а потом бросил в быструю речку. И когда последние следы его недавней жизни унеслись прочь, завихрившись у затора из тростника, а потом нырнув под него, он пробормотал:

— И омой мои грехи.

Он повернулся и поспешил следом за французом.

Глава 6. ОРГИИ И ТОПОРЫ

Джанкарло Чибо, архиепископ Сиенский, наслаждался тем гостеприимством, которое могла предложить ему Церковь в Туре. Кстати, для маленького провинциального городка оно оказалось весьма недурным. Турский епископ понимал, что расположение такого влиятельного церковника, как Чибо, поможет ему получить недавно освободившуюся епархию Орлеана. Вот почему он приложил немало усилий к тому, чтобы его благородный гость был доволен приемом.

Оргия хотя и не поднималась до римских высот, была тем не менее высокого качества. Любовница епископа позаботилась обо всем, начиная с изысканного пира — жареных лебедей, снова одетых в собственные перья, целого медведя, запеченного в собственной шкуре и сжимавшего в лапах дикого кабана, у которого из пасти торчал молочный поросенок, — и кончая послеобеденными развлечениями. Несколько самых шикарных проституток города (в число которых раньше входила и вышеупомянутая любовница) вместе с отрядом дворцовых стражников разыграли библейскую историю Содома и Гоморры (с особым упором на Содом). Развязка наступила, когда сама любовница в роли жены Лота покрылась «солью», которая оказалась сахарной глазурью. Глазурь тут же принялись слизывать два мускулистых солдата, одетых сатанинскими сатирами, с раздвоенными копытами и рогами, которые затем одновременно совокупились с нею, продемонстрировав, как на самом деле наказывают тех, кто оглядывается назад.

Архиепископа пригласили присоединиться к действу в любой момент, но поскольку он не любил ни в чем быть вторым, ему предоставили трех девственниц, одетых послушницами. Он понимал, что те не девственницы и не монашки, поскольку они орудовали своими плетями весьма умело, причиняя ему боль нужной интенсивности, но не рассекая кожу до крови. Однако выглядели они достаточно молодо и вполне убедительно кричали, когда он поочередно «лишал их невинности». Под рясами они тоже были в сахарной глазури.

В целом — весьма приятная ночь. Особенно после того, что ему пришлось претерпеть, чтобы добиться успеха. Ему слишком долго пришлось оставаться переодетым — князей Римской Церкви в Англии, мягко говоря, недолюбливали. А потом еще целую неделю тащиться по Франции за этим проклятым палачом! Из-за ночлегов на блохастых постоялых дворах и в лагерях, разбитых под открытым небом при дороге, у него заметно усилился кашель.

И все же то, что лежало теперь в его седельной сумке, служило достойным оправданием всех трудностей и лишений. Рука Анны Болейн, столь хорошо узнаваемая шестипалая рука — мощное средство, позволяющее властвовать умами. Чибо разбирался в силе таких символов, хотя сам в их реальность не верил. Как часто он насмехался над легковерными дураками, которых подчинял своей воле с помощью целительного прикосновения плаща святого Иоанна или наложения бедренной кости святой Агнессы! Доверие к символу определяло все, трогательная детская вера часто оказывалась действенной. Но он-то понимал, что результат определяет именно вера, а не побитая молью ткань или рассыпающаяся в прах кость. Вот что давало ему возможность управлять людьми.

Поэтому-то он и отправился на холодный мокрый остров — в Британию. Когда Чибо услышал, что скоро будет казнена Анна, он припомнил все странные сплетни, которые ходили о королеве. И не в последнюю очередь — о ее шестипалой руке и о том, как эта рука потрясла Святую Церковь, заставив доброго католического монарха Генриха отвернуться от религии отцов. Джанкарло Чибо знал, что, если получит эту руку и забальзамирует ее или даже сохранит в качестве скелета, она станет куда более мощным оружием, чем те поддельные реликвии, которыми наводнена Европа.

«Однако я, как архиепископ, должен бы иметь больше веры. Ведь как только я заполучил эту руку, я действительно стал меньше кашлять!»

От этой абсурдной мысли он расхохотался. И человек, терпеливо дожидавшийся в дальнем конце комнаты, воспринял это как сигнал — как приказ приблизиться. Наблюдая за немцем, Чибо подумал:

«Генрих фон Золинген верит в силу ее руки. Он верит всему, потому что только безусловная вера может оправдать его ужасающую потребность калечить и убивать».

Чибо улыбнулся. Он давно обнаружил, что склонность этого человека к насилию была великолепным оружием. Архиепископ соответствующим образом распорядился ею. Достаточно было заставить Генриха поверить, что все его грехи смываются его службой, его верностью представителю Христа на земле — то есть ему самому, архиепископу Сиенскому, — что бы этот представитель от него ни потребовал. И архиепископ был доволен тем, что может дать своему человеку такие впечатляющие возможности для преступления и искупления.

«Но сам он? До чего скучен! — думал архиепископ. — Стоит, старательно отводя глаза. Генрих фон Золинген даже перестал одеваться, как наемник. Его черные строгие одежды и коротко остриженные светлые волосы делают его похожим на священника».

Однако неровный розовый шрам, пролегший от правой брови почти до самой челюсти, не слишком подходил священнику. Память Чибо сохранила картины, на которых Генрих держал в руке оружие. Самая последняя — когда капитан уничтожил свидетелей, своих бывших солдат. Это прошло не так эффектно, как хотелось бы архиепископу: пьяным дурням просто перерезали горло. Но Чибо всегда полагал, что смерть — наилучшая прелюдия к оргии.

— Боль и удовольствие, да, Генрих?

Генрих фон Золинген продолжал смотреть поверх голов своего господина и облепивших его обнаженных шлюх. Баварец сопровождал этого человека уже восемь лет и совершал для него самые чудовищные деяния. Как верный сын Церкви он считал своим долгом борьбу с протестантской ересью. «Но почему, — подумал Генрих уже в тысячный раз, — Мать Церковь допускает, чтобы ее защищали подобные люди?»

Это всегда ставило его в тупик — контраст между плотью и верой. Святой бунтовщик Лютер (который хотя бы был добропорядочным немцем) в этом отношении совершенно прав. Рим неимоверно развращен. Но нельзя изменить Церкви, снова сказал он себе. Генрих знал, что его господину известны его чувства. Вот что давало выродку власть над ним. И немцу это претило.

— Мне подготовить наш отъезд на рассвете?

— На рассвете? Какая отвратительная мысль! До него остались считанные часы. А мои кошечки не дали мне отдохнуть.

Одна из кошечек подняла руку и царапнула ногтем по голой ляжке архиепископа. Генрих поспешно отвел взгляд.

— Но милорд высказывал пожелание ехать быстро. Наш… талисман ждут в Риме.

— Ждут. Но не вчера и не завтра. Если мы сядем на корабль, ожидающий нас в Тулоне, то попадем туда через десять дней. Этого достаточно. И потом, епископ, мой новый друг, — тут Джанкарло Чибо махнул рукой в сторону голого зада, видневшегося между парой засахаренных ляжек, — попросил, чтобы я присутствовал при казни, которая состоится завтра вечером. То есть я хотел сказать — сегодня. Будут сожжены шестеро еретиков-ткачей, а в завершение действа еретику-графу отрубят голову. Кто бы мог подумать, что католический властитель вот так отвернется от своей Матери Церкви?

— Жирный Генрих Английский отвернулся.

— Вот именно, мой осведомленный друг. Таких Генрихов больше быть не должно. Так что мое присутствие играет важную роль. Рим открыто заявляет о своей позиции. Если, конечно… — Чибо поманил к себе Генриха, и офицер неохотно наклонился. Шепотом архиепископ добавил: — Прошлым вечером во время пира я получил очень интересное послание от соперника хозяина этого дома. Епископ Анжерский тоже претендует на орлеанскую епархию. Он считает, что я могу на это повлиять. Утром отправишься к нему. Узнай, что он мне предлагает.

— Да, милорд.

— Можешь уходить. Иди-иди, я хочу еще немного поразвлечься. Или, может, ты решил посмотреть и поучиться?

— Я пойду в храм, милорд, и помолюсь о своих грехах.

— Хорошая мысль. — Архиепископ несильно лягал своих кошечек, чтобы те просыпались. — Помолись и обо мне.

* * *

Если архиепископ Сиенский благодушествовал, то епископ Тура несколько часов спустя испытывал совершенно противоположное чувство. Пока все шло по плану, и оргия имела большой успех. Но теперь его оторвали от развлечений, чтобы сообщить о том, что главный момент празднества оказался под вопросом.

— Как это? Не мог он умереть! Он же мой палач! — взревел епископ, позабыв о здравом смысле. Голова у него болела так, словно по ней колотили кузнечным молотом. — Как он умер?

Его эконом, Марсель, пожал плечами.

— Похоже, он запнулся о собственный меч, милорд. Он хотел поссать в окно.

— Как он посмел? — завопил епископ. — Вели его немедленно выпороть!

— Да, милорд, — испуганно отозвался Марсель. — Э-э… он умер.

— А мне наплевать! Своей небрежностью он поставил меня в очень неловкое положение. Казнь должна состояться сегодня.

— Я мог бы обратиться к епископу Анжерскому…

— Идиот! — Епископ закатил своему эконому оплеуху. — Это за такие советы я тебе плачу? Епископ Анжера хочет заполучить Орлеан себе! Он явится со своим палачом и отберет у меня мой триумф! Нет, изволь подобрать кого-нибудь в Туре.

— Здесь?

— Да. Среди этого сброда из отставных солдат должен найтись палач! Они все — наемники. Даже не французы. Найди палача.

— Ваше преосвященство, — с опаской проговорил Марсель, осторожно отступая подальше, — не думаю, чтобы нам удалось так быстро отыскать умелого мечника.

— Мне наплевать! — заорал епископ, и лицо его цветом стало похоже на митру. — Плевать, чем он его обезглавит, мечом, топором или портновскими ножницами! Добудь мне того, кто это сделает!

С этими словами епископ сжал руками голову и повалился на кровать. Он не привык впадать в панику. За него это должны делать другие.

* * *

К утру, когда Жан и Фуггер пришли в Тур, весь город гудел. У дверей кафедрального собора все время сменялись люди, чтобы прочитать вывешенное там объявление.

— «В связи с неожиданной и внезапной кончиной… — быстро читал Фуггер. — Обращаться только людям достойным и с опытом». Это ведь о тебе, правда?

— Да, — согласился Жан. — Но я не думал так скоро снова вернуться к моей профессии. Если вообще к ней возвращаться. — Он посмотрел на молодого немца. — Я подумывал стать цирюльником.

— В любом случае, — проворчал Фуггер, потирая свою остриженную голову, — ты кого-нибудь кромсаешь.

Жан рассмеялся и снова повернулся к объявлению:

— Погоди-ка! А это что?

Он указал на слова, нацарапанные в самом низу листка.

Он читал хуже своего спутника, и к тому времени, когда разбирал последнее слово, Фуггер уже нетерпеливо прыгал с ноги на ногу и что-то мычал. Под взглядом Жана он тут же замер.

— Понял! Я привлекаю к нам внимание. Но ты только подумай: он здесь, он здесь! Тут так и написано: «В присутствии его высокопреосвященства архиепископа Сиенского».

— Я умею читать.

Жан повернулся и зашагал по проулку, проходившему слева от собора, углубляясь в вонючее, потеющее, многолюдное сердце Тура, каким оно бывало в праздники. Фуггер двигался за ним по пятам, с вороном на плече. Проулок был таким узким, а дома по обе стороны от него были построены с такими уступами, что почти смыкались двумя этажами выше, так что птица не имела возможности лететь.

— Мы его догнали. Здесь то, что мы ищем. Мы можем получить ее обратно! — возбужденно прошептал Фуггер.

— Неужели? И как ты предлагаешь это сделать?

Фуггер схватил его за руку и затащил в какую-то нишу.

— У меня есть план. Мой утонченный и образованный ум поработал над этой проблемой и мгновенно дал ответ. Да, да! Это — великолепная возможность! Ты вызовешься стать палачом. Ты, в маске и с оружием, будешь стоять рядом с архиепископом.

— Фуггер, ты хочешь, чтобы я украл руку на глазах тысячи зрителей?

— А почему бы и нет? — Бегающие глазки Фуггера наконец остановились на Жане. — Ты ведь уже сделал это однажды!

На второй золотой из виселичной кружки они купили право воспользоваться соломенным тюфяком (днем он пустовал), по куску хлеба и мяса, немного кислого пива и даже получили несколько мелких монеток сдачи. Быстро проглотив свою долю, Жан сразу же улегся и попытался заснуть. Фуггер, наслаждаясь тем, что его разум работает относительно нормально, был полон решимости делиться результатами его работы. Он сел, изливая непрерывный поток слов.

— Нам нужен отвлекающий маневр. Ну, этим займусь я — мы с Демоном. На секунду мы отвлечем внимание от плахи… ой, прости — я знаю, что ты не пользуешься плахой… ну, от сцены. А ты тем временем притиснешь этого сатанинского червяка к стенке и заставишь отдать руку. Или даже лучше — пожар. Небольшой такой пожар, пусть поблизости загорятся какие-нибудь тюки. Пожар обязательно переполошит город — это ведь опасная штука. Я присутствовал на том огромном, когда половина Базеля сгорела. Да, пожар их отвлечет, ты приставишь меч к горлу его высокопреосвященства и…

— Клянусь бахромой на мошонке Сулеймана, ты заткнешься? — взревел Жан. — Мне нужно отдохнуть. У меня от усталости голова не работает. — Он перевернулся на бок. — Когда им нужны добровольцы в палачи?

— В три часа, у скотобойни. Казнь состоится в девять на главной площади.

— Значит, разбудишь меня в два. А пока, ради слез Мадонны, помолчи, — сказал Жан, закрывая глаза.

Фуггер некоторое время наблюдал за ним. При этом он дергался и чесался: его тело было таким же беспокойным, как и его мысли. Он не мог заснуть: ему казалось, что он проспал уже тысячу лет. А теперь нужно сказать так много, поделиться столькими планами! И больше всего ему хотелось участвовать в этом благородном приключений, приносить пользу, а не быть обузой, которую приходится таскать за собой. Он обязан сделать для этого цирюльника-варвара хотя бы такую малость.

И в эту минуту палач приоткрыл один глаз.

— Если хочешь сделать что-то полезное, пойди и узнай, что стало с мечом умершего палача.

* * *

Всего в двадцати шагах от того места, где захрапел Жан, лежал еще один палач — но этот отказался от надежды заснуть: его мысли заполняли картины, которые Анжелика принесла из епископского дворца, где исполняла роль одной из обитательниц Содома. В эту дождливую ночь он ждал ее у дворца, чтобы на рассвете проводить домой. И теперь она спала рядом с ним, а он лежал без сна. Его рука у нее под головой начала затекать, и он попытался вообразить какие-нибудь другие сцены, не такие дразнящие. Безуспешно.

Снизу, с улицы, донесся крик. Там началась ссора, слышались божба, звуки ударов. Осторожно выбравшись из постели, Хакон подошел к окну и пригнулся, всматриваясь в сумрак. Сквозь почти сомкнувшиеся крыши пробивалось достаточно света, чтобы в толстом грязном стекле возникло кривое отражение: очертания вьющейся бороды, густых русых волос, стянутых сзади, на шее, заколкой. Посадка головы, сильные очертания носа, бровей и лба — все это неизбежно напомнило ему отца. На долю секунды он закрыл глаза — и почти смог услышать его голос, рассказывающий саги о героях и древних богах. Маленький Хакон слушал, сидя на полу и прислонившись спиной к ножкам огромного дубового стула. Он изо всех сил старался запомнить эти повести. Мощный голос отца заставлял вибрировать дерево, и эта дрожь передавалась сердцу мальчика. Хакон копил слова саг на тот предсказанный ему день, когда он повторит их своему сыну. Но этот день так и не настал.

Позади него раздался стон, а потом — тихий смешок. Хакон полуобернулся, и отражение обернулось вместе с ним. Его отец исчез, сменившись сатиром, слизывающим сахар с мясистых губ. Сатиром — и в то же время им самим, мужчиной, который теперь жил на деньги тех, кого облизывали.

— Кровь Одина! — прошептал Хакон. Он больше не смеет произносить свою правду вслух.

А в этом городе погибнут люди, которые сделали именно это. Назвали во всеуслышание имя своего Бога. Люди, которые оказались смелее нынешнего Хакона.

Он вышел во вторую из убогих комнатенок, которые он делил с Анжеликой. Там, в логове из старых ящиков, погруженный в сон об охоте, гончий пес Фенрир рычал и дергался всем своим длинным серо-белым телом. Пес был единственным верным спутником Хакона: они не расставались с того дня, когда пять лет назад на разграбленной ферме во Фландрии Хакон подобрал тихо скулившего щенка, еще слепого. Он был результатом скрещения волков и их быстроногих преследователей, но, как и его хозяин, в городском безделье начал толстеть.

Хакон нагнулся, чтобы почесать за крупными ушами. Фенрир застучал хвостом по деревянному полу, а его необычные квадратные волчьи глаза заблестели от удовольствия. Протянув руки через пса, Хакон принялся копаться в обломках своей прежней жизни: в одежде, сумках и безделушках, которые скопились у него за долгие годы службы наемным солдатом. Где-то глубоко в них было зарыто его наследие. Пусть рассказы отца и позабылись — от него осталось хотя бы это.

Хакон услышал знакомый стук костей, спрятанных в глубине глубокого мешка, и извлек оттуда потрепанный кошель из коричневой шерсти. Его горловина была заткнута поблекшей льняной тряпицей, которая раньше была зеленой. Он вытащил ее и расстелил на полу между псом и собой, а потом высыпал на нее содержимое мешочка.

Камней с рунами было двадцать четыре. Каждый диск имел форму и размер кружка, получающегося при соединении большого пальца и указательного. Когда его отец вместо желанного кита убил нарвала, он увидел в этом знамение, посланное самим Одином, и на костяшках, сделанных из бивня нарвала, вырезал руны Одина. Хакон наблюдал за тем, как отец день за днем проводит, вырезая и полируя кости. Потом тот долго размышлял и постился — и наконец схватил свой самый тонкий резец и нанес на кость очертания рун. Красящий состав он уже приготовил, смешав собственную кровь, несколько видов глины и ржавчину. Свежевырезанные знаки впитали в себя красную краску, которая до сих пор не потеряла яркости.

Медленно переворачивая кости так, чтобы каждая повернулась вверх растрескавшейся и пожелтевшей оборотной стороной, Хакон постарался обрести покой, который нужен для того, чтобы руны не просто показали ему свои лица, но и поговорили с ним. Когда-то он обладал этим даром, как прежде — его отец, а до того — дед. Однако он опасался, что потерял и это умение, как и дар плести рассказы. Навыки уходили из-за того, что он ими не пользовался, из-за того, что он порвал связь с землей, откуда пришел.

Обратившись с краткой молитвой к Одину, он сосредоточил мысли на своем вопросе, прогнав все посторонние мысли. Вопрос был только один: удастся ли ему убежать из этого мира, к которому он успел привыкнуть, и вернуться к жизни, где создают и рассказывают саги? Он начал передвигать руны, и постукивание кости о кость и костей о пол наполнило его слух, а глаза заволокло их краснотой, которая поднялась, подобно туману.

Его рука уверенно потянулась к одной кости, внешне ничем не отличавшейся от остальных. И в то же время она была иной. Он взял ее и отложил в сторону, а потом снова вернулся к разложенным на тряпице, пока рядом с первой выбранной не оказалась еще одна, и еще. Хакон как будто покинул жалкую комнатенку, ушел из настоящего в прошлое и будущее; его вера объединяла прошлое и будущее — в этой религии они были единым временем. Время, которое было, и время, которое настает.

Он перевернул первую руну — «фе». Она обозначает скот, усилия, затраченные в надежде на нескорое вознаграждение, противодействие, которое удается преодолеть, если приготовиться и быть наготове. Однажды он уже видел ее — ровно через четыре года после убийства отца, в тот день, когда он впервые взял в руки его наследие, эти кости с рунами. Хакону только исполнилось четырнадцать, и он набирался сил, скрываясь от убийцы отца среди своих родичей-дровосеков. И на острие топора он видел отражение грядущей мести.

Второй руной стала «ур», дикий бык — зверь, которого должен убить мальчик, становящийся мужчиной. Она означала принесенную жертву — отринутое детство, отказ от многого из того, что казалось хорошим и надежным. Это была руна прощания. Следовало нечто убить, и, увидев «ур», четырнадцатилетний мальчик потянулся к еще одному наследию отца, топору.

Третьей руной оказалась «хагалл»: град, падающий на землю непонятно откуда, внезапные разрушения. Эта же руна заставила его уйти, не попрощавшись, с рунами у пояса и топором в руке. Ночью он пересек пустоши Харейд и оказался возле отцовского дома, возле отцовской постели, в которой спал убийца, присвоивший и то и другое. Мальчик поднял топор, нанес удар — жертва была принесена. Мужчиной он вышел из дома и направился в гавань, сделав первый шаг, который в конце концов привел его на путь наемника.

Когда красный туман рассеялся, Хакон посмотрел на три символа, не удивляясь тому, что они оказались теми же самыми, что мстительно отправили его в ночь за четырнадцать лет до этого. С тех пор он миновал немало перекрестков, выбирая путь направо или налево, вперед или назад. Дорогу назад избрала его любовница Анжелика: по окончании войны она решила вернуться в свой родной город

Тур. И сделанные им выборы закончились здесь, на дороге, которая вела в никуда.

И в то же время руны снова нашептывали ему о выборе, о шансе — если только он сможет его увидеть. Позади осталось чувство, что все важное в жизни достигнуто с помощью одного точного удара топором, нанесенного почти полжизни тому назад. Чтобы снова отправиться в путь, Хакону требовалась лишь его воля. Нужно только заставить ноги снова шагать вперед. Только это — и, возможно, несколько монет, которые помогали бы ему в пути.

А потом с улицы донесся голос, заставивший его прислушаться. Один из людей епископа, остановившись перед домом Хакона там, где проулок становился чуть шире, объявлял о том, что человек, умеющий работать топором, получит в уплату золотые.

Глава 7. КРЫЛАТАЯ СМЕРТЬ

Как только пробило два, Фуггер ткнул Жана в грудь чем-то твердым. Француз с ворчаньем открыл глаза — и увидел, что у него на груди лежит меч палача.

— Как, во имя… — кашляя, вопросил Жан, но Фуггер уже начал рассказ, бестолково мечась по комнате.

— И вот мы с Демоном полетели по улице, — начал он. — По той, на которой, как мне сказали, жил покойный палач, и видим у одной двери толпу. «Не пущу! — кричит толстуха, заслоняя вход. — Все его жалкие пожитки — мои, за те полгода, что он провел под моей крышей!» — «Но он должен мне за три бочонка пива!» — кричит один человек. «А мне задолжал за армейский хлеб!» — говорит другой. «А мне он не заплатил за те дни, что я провела на спине! — вопит худая женщина и выталкивает вперед двух оборвышей. — И эти крошки тоже его. Он обещал купить им одежду на те деньги, которые получит, срубив графу голову!» Тут в толпе начали злобно кричать: они поддерживали то одного претендента, то другого. Но толстуха не желала отходить от двери. А тем временем Демон… да, да, выходи вперед, дорогой, и кланяйся… Демон взлетел и закаркал. Я поднимаю голову и смотрю — а он сидит на подъемной балке под верхним окном. А напротив — тоже балка, и дома стоят так близко, что из них получается, можно сказать, мост. Лавочник глазеет на свару, так что я моментально проскальзываю у него за спиной, прохожу через лавку, поднимаюсь по лестнице в комнату, которая выходит на улицу, открываю окно — и перехожу прямо над головами спорщиков в жилище Жирной госпожи.

С этими словами Фуггер, сопровождавший свой рассказ пантомимой, перепрыгнул через воображаемый мостик у окна и упал в комнату.

— В комнате нет ничего, ради чего стоило бы ссориться, но я там не задерживаюсь. Меч лежит прямо на подоконнике, так что я его хватаю, пробираюсь обратно по блокам, спускаюсь по лестнице и проталкиваюсь через толпу как раз в тот момент, когда бабенки вцепляются друг другу в волосы.

Жан вынул оружие из ножен. Меч оказался чуть тяжелее его собственного, немного длиннее и не такой тонкой работы. Но ему приходилось использовать оружие и похуже, намного хуже.

— Фуггер, — объявил он, — ты — молодец!

— И Демон тоже! — засмеялся Фуггер.

— И Демон тоже, — согласился Жан.

При упоминании своего имени птица, перебиравшая себе перышки, подняла голову и прокаркала:

— Рука! Рука!

Жан напрягся, но почти сразу же мрачно улыбнулся.

— Дойдет дело и до нее, — сказал он. — Но сначала нам надо разыскать ту скотобойню.

* * *

Получив приказ найти замену палачу в такой короткий срок, эконом епископа, Марсель, впал в панику. Его любовник, Жак, называл это его состояние «серым смерчем». Устраивать оргии — это одно. Марсель наслаждался всеми мелочами живых картин, поисками идеально подходящих друг к другу тел. Годы странствий с актерами Пуатье привили ему вкус к зрелищам и умение создавать удивительные эффекты: это он придумал сахарную глазурь для жены Лота. Но соприкасаться с реальностью в виде убийц и головорезов, которые откликнутся на призыв исполнить обязанности палача… Да, такое растерзало бы нервы и не столь чуткому человеку. Особенно когда от этого зависело так много. Если финал предложенных епископом развлечений будет удачным и приведет к тому, что его господина назначат на орлеанскую епархию, Марсель не сомневался в том, что и его собственное повышение будет гарантировано.

Именно Жак, грубоватый парнишка, носивший на себе печать улицы, предложил устроить соревнование. Так можно будет испытать умение палачей и заодно заработать лишние деньги на зрелище. Одному его кузену (у Жака всегда находились кузены) принадлежит скотобойня на окраине. Это удобно обнесенный забором двор. Со зрителей можно брать по несколько монет с головы да еще потребовать долю с торговцев пивом и жареной требухой, которые обязательно туда явятся.

Марсель решил поручить неприятные детали своему юному дружку. Однако зрелищем будет распоряжаться он сам. Он выступал во множестве мелких городков и знает, что нужно толпе. Насилие, причем как можно более зверское, и смех. И он уже представлял себе, каким образом предоставить это публике.

* * *

Когда Жан, Фуггер и Демон явились на скотобойню, они обнаружили, что там в разгаре небольшой карнавал. Объявления на бумаге и из уст глашатаев привлекли не только претендентов и их сопровождающих, но и множество зрителей и тех, кто имел намерение их обслужить, развлечь или обокрасть: в толпе так и сновали глотатели огня, циркачи на ходулях, фокусники, карманники, шлюхи. Это было неплохой подготовкой к главному событию вечера.

Скотобойня состояла из нескольких загонов, соединенных по краю коридором, по которому гнали скот. Все это окружал круговой забор. На каждой его доске уже сидели уличные ребятишки, которые то и дело соскакивали вниз, чтобы проскользнуть между дымящими жаровнями продавцов мяса, бочонками продавцов пива и ногами подмастерьев и мастеровых, заплативших несколько су за то, чтобы войти в главные ворота.

Остановившись у ворот, Жан оглядел происходящее. За толпой оказался помост, на котором мужчина в пестрых чулках размахивал руками, обращаясь к бородатому великану. Перед ними расположилась группа мужчин в масках или самодельных капюшонах.

Маска и меч дали Жану право войти, и он протолкался к помосту.

— Имя? — спросил человечек в кружевной рубашке, жабо и брыжи которой выбивались из-под жакета у горла и живота, где падали на такой громадный гульфик, какого Жан еще никогда не видел.

«Чем больше гульфик…» — подумал Жан и ответил:

— Безымянный. Гастон.

— Вот как? — захихикал человечек. — Похоже, это у вас семейное ремесло. Эти двое — тоже Безымянные. — Он указал на двух мужчин в капюшонах. — Тебе тоже нужен топор?

— Нет, мсье. У меня оружие с собой.

Марсель подался вперед — и глаза у него округлились.

— Меч? И ты им владеешь?

— Увидим.

— Опыт был?

— Да, мне случалось им пользоваться.

— Можешь похвастаться какими-нибудь знаменитыми головами?

— Наверное, нет, мсье. В армии. То тут, то там.

— Понятно, — вздохнул Марсель, которому все это уже надоело. Палачи всегда вызывали у него скуку: они не умели поддерживать беседу. — Ну что ж, Безымянный Г., скоро ты получишь возможность продемонстрировать нам свои таланты. Жди с остальными.

Жан отошел, присоединившись к группе мужчин с закрытыми лицами, и изучающе посмотрел на своих соперников. Двое Безымянных что-то оживленно обсуждали, приподняв для этого капюшоны. Трое мужчин в масках молча смотрели перед собой. И только последний спокойно ответил на взгляд Жана. Он был огромный — в высоту и ширину — и явно обладал опытом. Его золотистая борода выбивалась из-под хорошо сшитой кожаной маски, утяжеленной внизу металлическими полосками и снабженной прорезями для ушей и ноздрей. Такая же была и у Жана.

Внимание Жана привлекли две вещи. В громадных руках незнакомца был топор, какого Жан еще никогда в жизни не видел. У этого топора было не привычное большое и тяжелое лезвие, а небольшой полумесяц, закрепленный на тонком топорище, туго обмотанном полосками красной кожи. Такой топор предназначен не для дерева или животных, но по тому, как великан его держал, Жан понял, что им пользовались регулярно. Второй странностью был громадный пес, в котором явно чувствовалась волчья кровь. Он спокойно, но настороженно сидел у ног хозяина, постоянно следя взглядом за толпой.

Топор, собака, великан. Все это вызвало в памяти одно слово: скандинав.

Хакон следил за движениями своего соперника с того момента, как тот у ворот надел свою маску. Он тоже отметил про себя качество маски, уверенность — и в первую очередь естественное положение ножен сбоку. И сразу же понял, кто станет его главным соперником.

Во время военных кампаний Хакон не раз видел, как пускают в ход меч палача. В умелых руках это прекрасный инструмент и настоящее оружие, но скандинав очень редко видел такой меч в умелых руках. Чаще приходилось наблюдать за тем, как кто-нибудь совершает промах и терпит неудачу: меч требовал хорошего глазомера и ощущения времени. Хакон был уверен: в захолустном Туре он не встретит ничего подобного.

И тем не менее Фенрир зарычал, когда меченосец сошел с помоста, а у Фенрира был хороший нюх на врагов. Так что Хакон твердо встретил взгляд незнакомца. Приподняв топор, он снова опустил его к земле. Победа, клиент и деньги клиента — все это скоро будет принадлежать ему. И тогда истории снова вернутся.

Труба возвестила начало турнира. Марсель, которого шум и вонь толпы с каждой секундой утомляли все сильнее, махнул рукой, давая знак Жаку выйти вперед.

— Узнайте! — зычно крикнул тот. — Его преосвященство святейший епископ Тура ищет сегодня человека, который был бы достоин занять место нашего достойнейшего покойного палача. — Тут все презрительно закричали и заулюлюкали. Перекрикивая шум, Жак продолжил: — И посему епископ повелел устроить этот священный турнир, чтобы найти нужного человека. Эти достойные соискатели, — тут он махнул в сторону дюжины претендентов, ожидавших у помоста, — продемонстрируют свои умения в нескольких испытаниях, и один из них еще до ужина получит главный приз — голову и кошелек графа де Шинона.

Последние слова были встречены новым взрывом криков — одобрительными возгласами из толпы и проклятьями тех многочисленных зрителей, которым нравился молодой и красивый граф. Эти люди считали, что им не доставит удовольствия наблюдать за казнью графа, пусть он даже и еретик.

Первое испытание заключалось в разрубании плодов. Дюжину дынь положили на чурбаки для забоя мелкой птицы. Каждый палач занял свое место, и все по очереди наносили удары.

До начала испытания в толпе делали ставки. Фуггер, пробравшийся на бойню сквозь узкую щель в заборе позади помоста, побился об заклад с братом одного из претендентов. Тот уверял, что топор его брата будет получше меча. Поскольку у Фуггера ничего не было, он и рискнул ничем и, назвав его двумя су, разбогател на эту сумму, как только Марсель взмахнул платком. Хотя первое испытание не было сложным, в нем отсеялась половина претендентов, которые то ли по неумению, то ли из-за волнения расплющили или искромсали свои дыни. Кроме Хакона и Жана цели добились еще четверо.

На втором круге мишени были живыми. Из загонов вывели шесть волов, которым продели цепи в кольцо в носу и связали задние ноги. Перепуганные шумом толпы животные дергались и рвались, так что испытание получалось достаточно сложным. Знатоки палаческого дела решили, что на эшафоте часто приходится иметь дело именно с движущимся объектом. На этот раз Фуггер получил выгодную ставку: пять су против его двух, поскольку спорщик был уверен в умении мясника, о профессии которого говорил окровавленный кожаный фартук. Чтобы добиться такой ставки, Фуггер заявил, что мясник будет делать то, чем занимается каждый день. Можно ли сомневаться в том, что он победит какого-то меченосца?

Но мясник проиграл. Животное следовало забить к тому моменту, как раздушенный платок Марселя упадет на помост. Неважно, сколько для этого потребуется сделать ударов, — главное, чтобы головы упали на доски. Их оказалось всего две. Два вола вырвались, возмущенными воплями протестуя против полученных ударов, еще у одного топор застрял в черепе, а мясник продолжал в остервенении рубить вола еще долгое время после того, как проигрыши были отданы.

Пока Жан обошелся всего двумя ударами меча. Ему показалось, что скандинаву пришлось сделать три удара топором, что было вполне понятно в отсутствие плахи, которая противодействовала бы силе удара. Как он и предвидел, соревноваться предстояло им двоим.

Жак снова крикнул:

— А теперь, дамы и господа, благодаря огромной доброте нашего любящего отца, епископа, мы получили особый подарок, который решит исход турнира. Он предоставил нам двух еретиков, которые должны были сегодня вечером умереть в очищающем пламени Господнем!

На помост вывели двух мужчин, которые были так же связаны и так же напуганы, как перед ними — животные. Толпа рванулась вперед, предвкушая возможность хорошенько рассмотреть то, что обычно происходило высоко над головами, на эшафоте. Они жадно наблюдали за тем, как голову более молодого еретика прижали к плахе, а седеющего мужчину заставили встать на колени перед меченосцем. Оба стучали зубами, продолжая читать молитвы.

Глядя на коленопреклоненную фигуру, Жан мысленно вернулся к месту недавней казни. К тому, что он там сделал и для чего. Толпа затаила дыхание, а он посмотрел в скрытые под маской глаза своего соперника и сказал:

— Победа за вами, мсье. Я не убиваю людей для развлечения толпы.

— И я тоже, — проворчал тот, отступая от плахи. Толпа разразилась криками. Некоторые одобрительно хлопали, другие — угрожали. Марсель гневно топнул ногой о доски. Зрелище, на которое он потратил столько трудов, хотят испортить! Успевший снять маску мясник в заляпанном воловьими мозгами фартуке метнулся вперед и объявил, что готов заняться обоими еретиками. А победившие палачи молча оперлись о свое оружие.

Несмотря на шум, Жан услышал рядом с собой тихий голос: это говорил приговоренный. Жану пришлось наклониться, чтобы разобрать слова.

— Мсье, — прошептал пожилой осужденный. По его лицу было видно, как с ним обращались в тюрьме. Его голос и манера держаться выдавали в нем человека, стоящего много выше того сброда, который требовал его крови. — Меня с сыном на глазах наших жен и родных должны были сжечь сегодня вечером, чтобы развлечь епископа и преподать урок народу. И все потому, что мы пожелали прочесть слова Господа на своем родном языке. А теперь Тот, Кто все видит, избрал вас, чтобы избавить нас от мучительной смерти, а наших близких — от страшного зрелища. Умоляю: даже если вы не разделяете нашу веру, проявите к нам милосердие.

Жан подошел к своему противнику.

— Иначе их сожгут. Он просит нас предотвратить это.

— Тогда другое дело, — проворчал Хакон и сразу же встал на колени, чтобы попросить прощения у плачущего паренька.

Напротив него Жан сделал то же самое.

— Благословляю вас за вашу доброту, мсье. И Господь благословит вас за это.

Потехи не получилось. Внимание толпы поглотил спор. Пока Марсель ныл из-за упрямства палачей, топор и меч поднялись, упали — и две головы скатились на помост.

Сочтя себя обманутой, толпа разъярилась настолько, что стала опасной. На помост полетели обглоданные дынные корки: Марсель не предоставил им зрелища, за которое многие заплатили — и которого все жаждали.

Фуггер понял, что следует быстро отвлечь толпу, иначе протест вот-вот перерастет в бунт. Жану необходимо победить и оказаться сегодня на эшафоте рядом с человеком, который обрек его на медленную смерть; он должен вернуть похищенное. Поэтому он протолкался к помосту, взобрался на него и схватил Марселя, увертывавшегося от разрубленных дынь.

— Мсье, последнее испытание!

— Испытаний больше не осталось, — ответил Марсель, вытирая дынную мякоть с кружев. — Я собирался предоставить публике выбор между их ударами, но теперь…

— У меня есть для них испытание. Они одинаково умелые. Испытайте их на скорость.

— На скорость? — презрительно переспросил Марсель. — А как можно проверить их скорость?

— Смотрите! — Фуггер указал на загоны с курами. — Там по пятьдесят в каждом. Первый, кто закончит, выигрывает.

Это была соломинка — и Марсель за нее ухватился. Жак, который как раз вывел из строя самого пьяного крикуна, улучил момент, чтобы выкрикнуть это предложение. Его встретили громким хохотом, и толпа поддержала идею. Работа будет стремительная, кровавая — и немного нелепая. Зрители смогут ей сопереживать, ведь они все до одного были куроубийцами.

Детали согласовали быстро. Двое палачей будут стоять каждый в своем загоне. Каждый может взять двух помощников, которые будут догонять куриц, ловить и класть на плашку. Поскольку Жан плахой не пользовался, он имел право действовать по своему усмотрению, поэтому он усадил своего помощника, Фуггера, на забор, чтобы тот сообщал ему счет своего противника. Каждой птице следовало перерубить шею. Разрешалось сделать всего пять ошибок.

Зрители начали поспешно заключать пари. Фуггер, удвоивший свое состояние очередной ставкой на еретиков, теперь поставил свои двадцать су против сорока, поспорив с человеком, который безусловно верил в топор и плаху (как, впрочем, и большинство людей).

Собравшаяся вокруг загонов толпа облепила все возвышенные части скотобойни и радостными криками приветствовала очередную партию кур, попадавших в загон наподобие древних гладиаторов. Хакон стоял у своей плахи — массивный, спокойный, уверенный. Если выбранные им парнишки справятся со своим заданием — подавать ему кур, в чем им должен был помочь возбужденный Фенрир, который уже огрызался на перепуганных птиц, — то он может быть уверен в победе. Только взглянув на своего соперника, который спокойно стоял в загоне, широко расставив ноги и держа меч на плече, Хакон ощутил мимолетное сомнение.

Платок взлетел в воздух, толпа взревела — и двое палачей начали казнить кур. Перехватив топорище повыше, Хакон хватал, укладывал, примеривался, рубил и отбрасывал. Мальчишки, трепетавшие перед огромным скандинавом и мечтавшие получить еще по монетке вдобавок к той, что уже лежала у них в кармане, поспешно подносили ему куриц. Фенрир рычал и щелкал зубами, гоня птиц прямо на них.

Когда платок опустился, Жан снял меч с плеча и первым же ударом снес головы двум испуганным птицам. Изменив угол движения и развернувшись на правой ноге, он повел клинок влево и вбок. Меч пошел под прямым углом к земле — и в пыли оказались еще три головы. Тогда он повернул запястья обратно, повел клинок вверх и еще при замахе поймал куренка, который запоздало понял, что оказался в неудачном месте. Переставив правую ногу, Жан развернулся на левой, проведя мечом над землей, и обезглавил двух, пытавшихся убежать, и еще одного, который метнулся вперед.

Конечно, его враги были мелковаты, но к такой же тактике он прибег бы во время боя. Его рост и способность двигаться быстро и низко всегда давали ему преимущество — на сей раз это преимущество было еще заметнее. Как и в бою, он не обращал внимания на все посторонние звуки: безумный хохот зрителей, отчаянное кудахтанье и пугающе ритмичный и быстрый стук топора по плахе. Жан сосредоточился на противниках, которые, как им и положено, пытались ускользнуть. Он настигал и убивал птиц так же безжалостно, как когда-то людей.

Проблема заключались в том, что безголовые куры имели склонность продолжать бегать. Ему часто приходилось задерживать удар, чтобы не задеть уже обезглавленных птиц, но ошибки были неизбежны. К тому моменту, когда у него осталось всего три курицы, он уже совершил четыре из разрешенных правилами пяти промахов.

Именно в этот момент он заметил на заборе Фуггера. Тот отчаянно сигналил, сообщая счет в соседнем загоне. На поднятой вверх руке были загнуты два пальца. Тут время для Жана замедлилось, как это случилось в Тауэре и как происходило всегда в такие моменты. Он увидел три поднятых пальца, двух сохранивших головы кур в одном углу и последнюю — у него за спиной, в диагонально противоположной стороне. Это напомнило ему игру, в которую он часто играл в военных лагерях, бросая тяжелые деревянные диски в расставленные кегли. При таком распределении — две и одна — какой выбор у него оставался? Ему нужны все три!

Фуггер опустил еще один палец. Жан почувствовал, что время замедлилось еще больше. Зрители, наоборот, видели настоящий вихрь из плоти и металла. Жан метнулся к первым двум курам, прикончив одну ударом вниз, а вторую — ударом обратной стороной клинка. Фуггер держал поднятым всего один палец. Жан увидел, как по другую сторону забора понимается топор — и благословенно замирает в воздухе. Последняя курица Хакона счастливо выскользнула из его окровавленных пальцев, и ему понадобилось время, чтобы вернуть ее на место.

Этого мгновения оказалось достаточно. За долю секунды, не обращая внимания на отчаянную боль в ушибленных ребрах, Жан позволил инерции меча вывести его в разворот. Завершив движение, он закончил взмах клинка и швырнул его в дальний конец загона, где последний куренок послушно вытянул шею, чтобы разглядеть, не летит ли к нему какая-то еда. Клинок вонзился ему прямо в горло.

Топор Хакона как раз пошел вниз, и вдруг толпа завопила, реагируя на бросок Жана. Топор вонзился в дерево в волоске от крапчатой шеи. Хакон, понимая, что ему уже не успеть извлечь топор и сделать повторный удар, посмотрел за забор и успел увидеть, как меч Жана заканчивает свой полет. Француз упал прямо в перья и кровь — и тут скандинав понял, что когда-то уже видел этого человека. Тогда кругом тоже были кровь и боль. Но тогда страдали не куры.

* * *

Забрав свой выигрыш, Фуггер принес воды в сарайчик, куда Жан спрятался от поздравлений. Там Жан привел себя в порядок и стал пить вино, которое поднесли ему его многочисленные новые приятели.

— Я знал, знал, знал, что у тебя получится! — плясал перед ним Фуггер. — Такая блестящая, острая, ослепительная победа! — Он метался по сарайчику, изображая запомнившиеся ему удары Жана. — Готов поспорить, что тот громадный зверюга… — начал было он, но замолчал, когда его выброшенная вперед рука наткнулась на что-то жесткое, вставшее между ним и солнцем.

— Так что ты говорил?

Скандинав появился в дверях, которые сразу показались крошечными.

— Ничего, — отозвался Фуггер, — ровным счетом ничего. Э, а где же Демон? Извините… Какой милый… о… э… это пес, да? Демон! Не трогай кур!

Фуггер поспешно сбежал из сарайчика, оставив двух снявших маски палачей обмениваться долгим пристальным взглядом.

— Вина? — Жан протянул скандинаву фляжку.

Тот взял ее и сделал большой глоток, не отрывая глаз от Жана. А потом он вернул вино со словами:

— Я тебя знаю.

— Вот как?

— Не имя. Но мы уже встречались.

— Вот как? — снова повторил Жан. — Когда?

— В двадцать пятом. Я был в Павии с Фрундсбергом.

— А я был с королем Франциском.

— Наемником?

— Тогда — нет. Тогда я воевал за короля и отечество. Но именно там я сделал первый шаг к тому, чтобы стать наемником. Там меня нанял Фрундсберг.

— Я помню. — Скандинав помолчал, а потом тихо добавил: — Тот ландскнехт, место и меч которого ты получил. Его звали Томас. Он был моим другом.

— Конечно! — сказал Жан. — Ты был тем человеком с мушкетом!

— Да. Я был человеком с мушкетом.

На секунду мысли обоих вернулись в тот день. Французская армия была уничтожена на равнине под Миланом, и во время ее бегства Жана окружил отряд противника. Их палач приблизился, чтобы прикончить безоружного противника, но Жан отнял у него меч и убил его этим мечом. Тогда ему в руки впервые попал меч с тупым концом, и он до сих пор помнил потрясающее чувство: как будто он родился с этим оружием в руке и лишился его в младенчестве. Поражаясь странному ощущению воссоединения, Жан вдруг заметил, что в него собираются выстрелить, и метнул меч в противника с расстояния в двадцать шагов. Тогда он еще не успел привыкнуть к мечу и попал в человека с мушкетом не лезвием, а головкой эфеса, а пуля вошла Жану в шапку.

И вот тот человек снова стоит перед ним.

— Тот удар изменил мою жизнь, — продолжил Хакон. — Я сутки провел без сознания. А потом меня подобрал какой-то швейцарец и взял воевать во Фландрию.

Жан улыбнулся:

— А я, как ты уже сказал, занял место человека, которого убил. Фрундсберг отправил нас в Венгрию драться с турками.

Хакон тоже улыбнулся:

— Я всегда надеялся, что мы снова встретимся.

— Вот как, — в третий раз повторил Жан, протягивая руку за мечом.

Великан не пошевелился:

— Не бойся.

— Мне не страшно, — ответил француз.

— Хорошо. Я не ищу мести. Я наелся ею сполна много лет тому назад.

— А тогда чего ты ищешь? — Рука Жана все еще легко касалась гарды меча.

— Я ищу… выход. Мне показалось, что им станет эта казнь, но я неправильно истолковал знаки. Они говорили, что мой путь изменит какой-то человек. Они говорили о тебе.

— Я не знаю, о чем ты говоришь. Я не командир.

— Однорукий тебя слушается.

— Ну… — Жан посмотрел во двор скотобойни, где Фуггер все еще пытался отнять у Демона куриную тушку, — я кое от чего его спас.

Великан грустно улыбнулся:

— Тогда спаси и меня.

Жан посмотрел на открытое лицо скандинава, на пышные волны золотистых волос и бороды, зеленовато-голубые глаза цвета рек его родины. Это было бесхитростное лицо.

— Как тебя зовут?

— Хакон Хаконсон.

— Ну, тогда слушай, Хакон. Я… в середине приключения. Я принес клятву и верен только ей. Но приключение вполне может оказаться недолгим и закончиться моей смертью не далее как этим вечером.

Скандинав на секунду задумался.

— Мне нравится мысль о приключении, — пророкотал он. — Из приключений рождаются хорошие рассказы. В его конце будет клад с золотом?

— Скорее всего, нет.

— Женщина?

— Женщина — да. Клятва была принесена ей.

— Еще лучше. И — сражение, так ты, кажется, сказал?

— Не говорил. Но сражение будет обязательно. Возможно, их будет много, возможно — только одно, сегодня.

— Тогда я действительно тот, кто тебе нужен. — Хакон опустился на скамью рядом с французом. — Я попрошу тебя об одной-единственной услуге. В обмен на нее я обещаю тебе мою верность, полную и безоговорочную.

— И что это будет?

— Когда я докажу, что достоин, ты расскажешь мне об этой даме и о клятве.

Жан почесал затылок. Он привык действовать в одиночку, а теперь каждый этап пути приносил ему товарищей.

И оба оказались обездоленными. Ну что ж, теперь, похоже, их становится трое. Приключение отверженных.

А потом он вдруг подумал, что, может быть, их появление не имеет к нему никакого отношения. Возможно, это связано с Анной Болейн.

— Ну что ж, — он тряхнул головой. — Обсудим это за трапезой. Хочешь поесть?

— Да, — ответил Хакон, — было бы недурно. Только не курятину.

Оба рассмеялись. После такого дня смех пришелся очень кстати, поэтому они не переставали хохотать довольно долго.

Глава 8. МЕСТЬ ЕРЕТИКА

Через два часа Жан встретился со своим клиентом — и обнаружил человека, совершенно не готового умереть. Но причины для этого оказались не вполне обычными.

— А! Ну да, палач…

Граф де Шинон едва взглянул на Жана, а потом указал на молодого человека, сидевшего напротив него:

— Граф де Вальме особо опасный противник в ройял. Прошу меня простить: я должен пристально за ним наблюдать. Понимаете?

Он сбросил карту, которую тут же торжествующе подхватил его соперник.

Жан внимательно посмотрел на де Шинона. Тому нет и восемнадцати, а из-за попытки отрастить бородку и усы он выглядит еще более юным. Черные волосы подстрижены не так коротко, как принято при дворе короля Франциска, — возможно, потому что они на редкость густые и блестящие. Бирюзовый берет расшит драгоценными камнями, страусовое перо, которое идет по всему краю, заканчивается золотым наконечником. Наряд на графе ослепительный, в стиле швейцарцев-наемников, который так охотно подхватила аристократия: черно-белый полосатый камзол из атласа, расшитый золотом. На рукавах из той же материи огромные пуфы, в разрезы которых продернута белая тафта. Поверх надет ярко-малиновый жилет, полки которого соединены только на талии, а на груди далеко расходятся, создавая желаемый эффект мощной грудной клетки. Ноги обтягивают чулки, ослепляющие контрастными цветами и причудливыми узорами. К счастью, плащ юнца из ярко-бирюзового шелка лежал рядом с ним на столе: если бы к костюму прибавить и его, то зрелище стало бы поистине невыносимым.

Разглядывая нового клиента, который был поглощен карточной игрой, Жан подумал:

«В нем не чувствуется никакого религиозного фанатизма, никакого отблеска скорого мученичества. Наверное, его еретичество связано с той привлекательностью, которую юные находят в бунте».

Однако в графе ощущалось что-то еще — в его раскрасневшемся от вина лице, в увлеченности игрой. Жан привык к браваде своих благородных клиентов, привык видеть, как отвергают самую мысль о смерти те, кто считает себя слишком молодым, слишком красивым и слишком влиятельным, чтобы умереть. Иногда такое настроение сохранялось до той минуты, как они опускались на колени перед самой казнью. Тем не менее прежде Жану всегда удавалось проникнуть даже за самую прочную маску и разглядеть под ней подлинный страх. А граф де Шинон был совершенно лишен этого страха!

Вот что смутило Жана. Он явился, чтобы произвести некую работу — не важно, дойдет ли до нее дело в действительности или нет. В любом случае необходимо выполнить определенный церемониал: задать вопросы, получить ответы.

Он молча ждал, пока на стол не бросили последнюю карту: взятка осталась за торжествующим Шиноном. Ликуя, он наконец повернулся к Жану, пока де Вальме, точь-в-точь похожий нарядом и прической на графа (только цвета костюма были посветлее, а борода погуще), развлекался, наблюдая за ними и тасуя колоду.

— Итак, мсье Палач, что нам следует обсудить?

— Я хотел ознакомить вас с церемонией.

Граф небрежно махнул рукой:

— Право, это лишнее. Я достаточно часто присутствовал при подобных событиях, чтобы знать, как они проходят. Я произношу мужественную речь, предаю себя Божьей воле, становлюсь на колени. Ты поднимаешь меч — вжик! — все кончено, и очередной предатель мертв. Что еще мне надо знать?

— Если милорд желает, чтобы ему завязали глаза…

— Нет.

— И надо что-то сделать с волосами милорда.

— О, не думаю. Флориан говорит: волосы — это самое привлекательное, что у меня есть!

Тут оба друга громко захохотали.

— Но клинок, милорд, он…

Снова взмах руки:

— Право, можешь об этом не беспокоиться. Все это будет сделано на эшафоте. Там мы и встретимся.

Не принимая скрытого приказа уйти, Жан задал еще один вопрос — несколько неловкий.

— Деньги? — протянул де Шинон. — Об этом тебе следует поговорить потом, с моим другом.

— Но по обычаю, милорд…

Тут граф рассердился:

— Мне нет дела до обычаев! Это — моя казнь, и я буду делать, что захочу. Ступай.

С этой казнью что-то обстояло не так. Граф не походил ни на одного из виденных Жаном мучеников веры. Однако взмах руки и легкая улыбка, адресованная его товарищу, отправили Жана прочь. Весь разговор не занял и минуты. Профессиональные чувства Жана были оскорблены. Как он сказал Хакону, ожидавшему его у дверей камеры, он все равно не собирался отрубать графу голову, если этого можно будет избежать.

— Но в нашем деле существуют некие правила, так ведь? Похоже, этот юный хвастун намерен нарушить каждое.

— Не знаю, как ты, — ответил Хакон, — а я считаю, что в последние годы уровень клиентов сильно понизился.

* * *

— Ну, что скажете?

Турскому епископу не слишком понравился вид монсиньора Джанкарло Чибо. Он не сочетался с той обстановкой, которую Марселю было приказано создать. Епископ предпочел бы, чтобы его высокопреосвященство все время находился с ним рядом на эшафоте; чтобы они выступили из дворца вместе, торжественно и пышно, и тем самым продемонстрировали всему свету высокий статус епископа. Однако когда такие люди, как Чибо, приняли некое решение, с ними не спорят.

— Вы уверены, что не желаете, чтобы мой портной его подбил? Например, кроличьим мехом? — предложил он.

— Кроличий мех? На сутане? — Архиепископ рассмеялся. — Думаю, это было бы слишком тяжким испытанием для наших друзей-доминиканцев. По-моему, они и так подозрительно относятся к моему желанию присоединиться к их процессии. И потом, — добавил он, поворачиваясь туда-сюда в простом коричневом мешковатом одеянии, — мне даже нравится прикосновение грубой шерсти к телу. Я ведь в этом долго не останусь. Вскоре я уже предстану в таком виде.

Он сбросил с плеч тяжелую сутану. На талии ее перетягивал простой пояс из веревки. При виде внезапно обнажившейся плоти епископ нервно улыбнулся, заметив, что на коже еще остались бледные следы порки, которую устроили архиепископу «кошечки», — розовая паутина царапин. Епископ вдруг усомнился: обладает ли он сам теми качествами, какие нужны архиепископу. Если бы не любовница и ее планы на жизнь в Орлеане…

— Так. — Джанкарло Чибо подошел к невысокому столику. — Какую плеть мне выбрать? Вчерашняя мне понравилась, но не будут ли кожаные полоски чересчур… официальны? Для монаха — простая веревка с узлами, не правда ли? Вот такая?

И он хватил епископа по спине. Даже сквозь толстый стихарь удар получился ощутимым. Тот испуганно отступил.

— Это весьма… э… А вы… м-м… действительно считаете, что людям следует видеть вас вот так… э-э… во плоти?

— О да! В этом весь смысл. Ну, почти весь, — заявил Чибо. — Сегодня мы предаем огню людей, которые, подобно Кальвину и Лютеру, утверждают, будто Рим — это только падение и разврат. Но мы-то знаем, как сильно заблуждаются эти люди! — Он снова поднял плеть, и епископ поспешно отступил еще дальше. — И если люди увидят меня таким — просто еще одним босым, страдающим священником, который к тому же является архиепископом Сиены… Это опровергнет клевету еретиков. А потом я на их глаза облачусь в мои одежды, чтобы наблюдать за казнью, стоя рядом с их собственным епископом. Вот тогда сложный характер учения Святой Церкви будет продемонстрирован самым наглядным образом. Вы — блеск, я — нищета. И когда все закончится — я снова становлюсь помазанником Божьим.

Единственным возражением, которое смог себе позволить епископ, был вздох. Неожиданно стремительно шагнув вперед, архиепископ снова хлестнул его плетью.

— И кроме того, — тут Чибо улыбнулся, — вы же хотите, чтобы мой визит завершился хорошо, не так ли?

Епископ мог только кивнуть, завороженный вкрадчивой речью итальянца. Он ощущал, как опухает тело в месте последнего удара. Ему даже показалось, что там пошла кровь. Ну, по крайней мере, одно хорошо: сегодня важный гость отбудет. Его немногословный телохранитель-немец настоял, чтобы они уехали сразу же после казни. Епископ не был уверен, что сможет долго выдерживать такое изобилие грехов.

Немец бесшумно вошел в комнату. Потирая плечо и заставляя себя улыбаться, епископ сказал:

— В таком случае я оставляю вас… э-э… готовиться.

Когда дверь за епископом закрылась, Чибо повернулся к Генриху:

— Ну? Что говорит мой друг епископ Анжерский?

Вошедший слуга принес вино и фрукты. Чибо поманил своего телохранителя, и Генрих наклонился, прошептав ответ ему на ухо.

— Правда? — улыбнулся Чибо. — Так много? Знаешь, мне определенно следует поговорить с папой. Похоже, мы берем с французской Церкви слишком маленькие налоги.

Он подошел к столу, и слуга с поклоном подал ему кубок вина. Чибо отпил немного и медленно провел пальцем по веревочной плети.

— Жаль, — пробормотал он. — Очень жаль.

* * *

Им отвели клетушку в задней части дворца. Там их ждала трапеза: черствый хлеб и немного дешевого вина. Епископ не позаботился об удобстве палача, но Жана вполне устраивало такое пренебрежение: у него появилась возможность отдохнуть, подумать и внести поправки в план, который с самого начала не внушал ему особого доверия. Сообщники воспользуются тем, что все будут наблюдать за казнью и кострами, и выкрадут архиепископа, а потом заставят его вернуть им руку.

Небольшое окошко выходило на задний двор епископского дворца. Открыв ставни, Жан просунул голову сквозь решетку и свистнул. Ему ответило знакомое карканье. Демон уселся на подоконник и тут же принялся чистить себе перышки. В следующую секунду под окном уже скорчился Фуггер.

— Все готово, Фуггер?

Немец перескакивал с ноги на ногу, странно приплясывая на месте.

— О да, о да: нас ждут самые лучшие лошади, каких можно было купить на мой выигрыш.

— Если все пройдет хорошо, ты услышишь с площади шум раньше, чем мы появимся. Будь готов.

— Буду готов, о, буду готов!

Фуггер исчез в проулке.

— Он не попадет в какую-нибудь дурацкую историю? — Хакон деловито точил лезвие своего топора.

Жан нервничал: в ближайшие часы предстояло сильно рисковать, план был слишком неопределенным, а тут еще приходится командовать двумя людьми.

— Может, тебе лучше пойти и подержать его за единственную руку? — огрызнулся он.

Хакон улыбнулся:

— Не думаю. Похоже, на площади будет веселее.

— Веселее? — Жан хмыкнул. — Странная у тебя привычка веселиться, дружище. У тебя больше шансов уйти с площади не живым, а мертвым.

Великан гулко расхохотался:

— Умереть в бою — для скандинава веселье! Славная смерть и быстрый переход в Валгаллу. Какая из этого выйдет история!

Жан снова хмыкнул и отвернулся, чтобы спрятать улыбку.

«Господи, помоги! — подумал он. — Мои последователи — язычники и безумцы. И звери», — добавил он, когда Фенрир присоединил к смеху хозяина свой лай.

Дверь распахнулась, и вошел Марсель. Он успел переодеться, волосы у него блестели от помады, бархатный камзол с разрезами светился синим и желтым.

— Дилетанты! — взвыл он. — Почему они не предоставляют действовать тем, кто в таких вещах разбирается?

— У мсье какие-то осложнения? — Хакон пододвинул взволнованному человечку стул.

— Осложнения? Да! Все было так чудесно! Архиепископ должен был выйти из дворца вместе с хозяином. Перед ними шествовали бы красивые мальчики и пели своими ангельскими голосками «Тебя, Бога, хвалим». В небо вздымается золотой крест, воздух полон благовоний. А теперь… — Марсель разрыдался было, но быстро взял себя в руки и добавил: — Теперь этот зануда решил присоединиться к процессии флагеллантов!

— Флагеллантов, мсье? — Жан подал Марселю вина. Тот сделал глоток и продолжил:

— Да, к флагеллантам! К монахам-доминиканцам. Их двадцать. Они выведут графа де Шинона и четырех еретиков из камер, на каждом шагу избивая себя плетьми. А теперь этот… этот Чибо к ним присоединился. Им предстоит появиться последними, а архиепископ пойдет в самом конце. Такое тщеславие! Такой… такой дилетант!

Утерев глаза, Марсель начал обговаривать церемониал выхода палачей. Он неохотно согласился на то, чтобы Хакон поднялся на эшафот в качестве подручного Жана, но пришел в ужас от их одежды: от их тусклых серых плащей, ничем не украшенных коричневых курток и жилетов, одноцветных панталон. Ему напомнили, что палачи всегда одеваются так, чтобы не привлекать к себе внимания. Но больше всего эконома раздосадовало то, что их будет сопровождать пес. Однако он прекратил возражения, когда челюсти Фенрира сомкнулись на руке, которой эконом взмахнул слишком близко, а потом осторожно ее стиснули.

Марсель провел их по узким коридорам к парадным воротам дворца. В распахнутые двери ворвалась какофония криков.

Наклонившись к Жану, Хакон прошептал:

— Нам не следует предупредить Фуггера об изменении церемониала?

— Нет, это плана не меняет. Ты же слышал, что сказал Марсель: архиепископ пойдет позади остальных бичующихся, так что мы его узнаем. Следует быть настороже и наблюдать еще за одним человеком: это высокий немец, похожий на священника. На лице у него длинный шрам. Кажется, он его телохранитель. Я знаю, что он опасен.

Хакон стиснул топорище. Ворота распахнулись, и собравшаяся на площади толпа возбужденно взревела. Скандинав сказал:

— В таком случае я предвкушаю встречу с ним.

* * *

А позади дворца Фуггер как раз повстречался с тем самым человеком, о котором они разговаривали.

Осматривая лошадей, он болтал с Демоном, и тут в конюшню вошел телохранитель архиепископа. Фуггер услышал, как высокий воин со шрамом на лице отдает приказания конюхам, — вернее, слышал голос, потому что вид говорящего лишил Фуггера способности понимать человеческую речь. Дело в том, что Фуггер встречал Генриха фон Золингена уже не в первый раз.

Его правая кисть запульсировала болью: странное ощущение, потому что кисть отсутствовала. Однако присутствовал тот человек, который последним держал ее. В голове у бывшего смотрителя виселицы тоже пульсировала боль — ослепительно-белая, слившаяся с пламенем факела, который держал конюх. Фуггер перенесся из конюшни в Туре в таверну в Баварии, на семь лет назад.

— …Фуггер? — воскликнул наемник с длинными светлыми волосами и раной, проходившей ото лба к подбородку. — Из этого семейства иудеев-ростовщиков, которые разоряют честных рыцарей?

— Не иудеев, сударь. Мы в Мюнстере следуем учению Лютера. А законом теперь разрешено давать деньги в долг — спасибо благосклонному императору.

Так смело ответил шестнадцатилетний Альбрехт Фуггер — и это было последней его смелой выходкой.

— Тем хуже для тебя. — Лицо, исполненное ненависти, придвинулось ближе. — Хватайте его!

Не имело значения, что кругом были люди. Не имело значения, что Альбрехт был молодым человеком из хорошей семьи и выполнял первое семейное поручение: ему доверили доставить деньги на оловянные копи на юге. Со стола смахнули тарелки и кружки с пивом, на столешницу бросили его тело — и охочие помощники навалились на него.

И опять это лицо. В свете пламени шрам был синевато-багровым, изо рта лились гадкие слова:

— Если бы ты попался мне на пустой дороге, ты уже был бы мертв. В этом тебе повезло. Но твои жадные руки разорили многих из нас. И никто здесь не откажет католику и баварцу в праве воздать тебе по заслугам.

Клинок сверкнул так ярко и опустился так стремительно, принеся с собой первую ослепительно-белую вспышку боли, затмившую весь мир. Когда Фуггер вернулся обратно в мир, у него не оказалось денег, слуг — и руки. А еще исчезла его прошлая жизнь — она была отсечена так же безвозвратно, как его кисть. Он не мог вернуться в Мюнстер калекой, с позором. Его отец Корнелиус не увидит изуродованного сына — он увидит только потерянное золото. И потянется к потолочной балке и снимет оттуда ореховый прут, который держит там для особых наказаний.

Нет — дорога теперь могла идти только прочь. И в конце концов ее странные повороты привели Альбрехта Фуггера на перекресток, к виселице в долине Луары.

Забившись в дальний угол стойла, прижав пульсирующую болью голову к пульсирующему болью запястью, Фуггер заплакал.

* * *

Толпа уже несколько часов ждала — и пила. И теперь, когда до нее долетели первые звуки хорала, она нахлынула на ряд гвардейцев, которые с пиками в руке отделяли пространство перед эшафотом. Так шторм врывается в гавань. Когда палачи поднимались по настилу, Жан сквозь прорези в своей кожаной маске увидел, что другие солдаты очистили проход через площадь от эшафота до входа в ратушу, и толпа раздвинулась, как Красное море перед Моисеем.

Дойдя до помоста, участники процессии расположились вокруг него. Жан с Хаконом заняли места по сторонам двух тронов, установленных в центре. Епископ встал перед одним из них, а на втором были разложены одеяния архиепископа и его митра. Позади него выстроились десять священников, перед каждым — мальчик-певчий. Их белые стихари служили выразительным фоном для ярко-красных епископских риз. Перед ними расположились трубачи в синих туниках, украшенных геральдическими лилиями и городским гербом — молотом и ключом. Они протрубили сигнал, который постепенно заставил толпу затихнуть.

В тишине двери ратуши медленно отворились, и барабан начал отбивать ровный ритм. Граф де Шинон не столько вышел, сколько лениво выплыл из своей тюрьмы. Его руки, как и подобало человеку его звания, не были связаны, и он приветственно помахал ими толпе. Он был похож скорее на полководца-победителя, нежели на человека, идущего на смерть. Его манеры, его молодость и красота магнетически подействовали на толпу. Солдатам оцепления нелегко было сдерживать ее своими пиками.

Легкими шагами граф поднялся на помост. Воздев руки, он попытался утихомирить толпу, чтобы произнести свои последние слова, но по знаку епископа солдаты оттащили его назад и заставили встать на колени спиной к толпе, которая забушевала еще сильнее, когда из тюрьмы вывели четырех еретиков-ткачей — этих привязали к столбам костра, приготовленного перед эшафотом.

Снова загудели трубы, и снова наступила почти полная тишина. А потом из темноты епископского дворца донеслись отчетливые звуки — резкие щелчки и стоны наслаждения и боли. Появились люди: лица их были закрыты пеленами, торсы обнажены, сутаны завязаны на поясе. Приостановившись, они высоко подняли над головой тонкие веревочные плети с узлами, а потом резко и одновременно опустили их себе на плечи. Щелчок плети, впивающейся в тело, заставил зрителей поежиться. Двадцать монахов-доминиканцев шли вперед группой, а еще одна фигура со скрытым лицом чуть от них приотстала. С каждым шагом и каждым ударом они произносили покаянную формулу: «Mea culpa, mea culpa, mea maxima culpa».

Они бичевали себя на крестном пути, который создали им солдаты. Неуверенная божба и пьяный смех, которые встретили их появление, стихли — и теперь над толпой звучали только заунывные возгласы и щелчки плетей, впивающихся в тело.

Ритмичные удары, монотонные голоса, барабанный ритм… Жан почувствовал, что его снова затягивает знакомый ритуал. Его руки начали судорожно сжиматься и разжиматься на рукояти меча, мысли сосредоточились на ударе, который вскоре будет нанесен.

«Нет! — гневно сказал он себе. — Я в этом не участвую. Я здесь ради Анны Болейн».

Он повторял ее имя, словно заклинание. Но на новом эшафоте воспоминание о предыдущей казни стало казаться сном, и голос у него в голове начал затихать. Не было никакой клятвы, не было шестипалой руки, не было мгновения, когда открылась дверь и перед Жаном предстала его потерянная любовь. Существовали только сегодняшний ритуал смерти и та роль, которую он в нем играет. Жан смотрел на коленопреклоненного человека. Меч палача был готов к идеальному удару.

Приблизившись к эшафоту, доминиканцы открыли лица и выстроились возле вязанок хвороста, окружавших четыре столба. Каждый зажег факел от установленных рядом жаровен. Все — кроме последнего, который остался с закрытым лицом. Этот остановился у ступеней эшафота, поливая их своей кровью. Снова протрубили трубы, и епископ выступил вперед, широко разведя руки в благословляющем жесте.

— Братья во Христе! — крикнул он. — Мы приветствуем поданный вами пример истинной веры и жертвенности. Он как маяк светит тем, кто готов обвинить единственную истинную Церковь в греховности и упадке. И смотрите же, смотрите, чада мои: даже князь веры готов взять на себя страдания Господа нашего!

Жан стиснул Хакону руку.

— Это он, — прошипел он, не разжимая зубов. — Наконец-то я увижу моего врага!

При последних словах епископа окровавленный человек поднял руки к своему покрывалу. А когда снял его и заговорил, то в его голосе слышалось изумление:

— Я польщен таким именованием, милорд епископ, но я всего лишь аббат доминиканцев.

Епископ Турский воззрился на него. Рот у него беззвучно открывался и закрывался, он напоминал рыбу, которую только что вытащили на берег пруда. Жан шатнулся вперед, стискивая меч и ножны. В потрясенной тишине, наступившей после выступления аббата, Жан ясно расслышал шепот Хакона:

— Посмотри туда. Туда! В центр, где встречаются ряды солдат.

Все еще не опомнившись, Жан повернулся в ту сторону, куда указывал палец скандинава. Сразу за строем солдат, прямо перед эшафотом, собралась группа примерно из двадцати человек. Они скрывались под широкополыми шляпами и плащами. На глазах у Жана и Хакона каждый спрятал руку под плащ.

Один из них поднял голову. На мгновение Жан встретился с ним взглядом — и узнал товарища графа де Шинона, графа де Вальме.

Взрыв сотряс ратушу, и из окон с мелкими переплетами в вечерний воздух вырвался мощный столб дыма. Все невольно пригнулись, и Жан услышал громкую команду: «Пора!» Каждый человек в плаще достал кинжал и ударил солдата, стоявшего перед ним.

Сразу же вслед за тем началось смятение. Задние ряды зевак рванулись прочь от взрыва и пламени, а те, кто находились у эшафота и видели гибель солдат, попытались броситься в противоположную сторону. Две волны удирающих столкнулись на полпути, и солдат смяло толпой. Те, кто оказались сбоку, устремились в боковые переулки, которые почти сразу же оказались забитыми, отчего единственным свободным для бегства путем осталось пространство перед эшафотом. Будущие мученики за свою веру были захлестнуты народом — людской поток унес их прямо вместе со столбами.

Только люди в плащах точно знали, куда им следует направляться. Они перешагнули через бьющиеся тела солдат и подбежали к ступеням эшафота.

Епископ наконец обрел дар речи:

— Граф! Еретики явились, чтобы освободить пленника! Хватайте его!

Приказ был адресован Жану и Хакону. Оба не имели намерения его выполнять: этот конфликт их не касался. Однако освободители графа об этом не знали, потому что де Шинон все еще стоял на коленях позади палачей. А в руках его друзей теперь были уже не только кинжалы, но и мечи.

* * *

Фуггер, оказавшийся в плену жутких воспоминаний, опомнился только тогда, когда раздался оглушительный взрыв. Кони заржали и натянули привязи. Успокаивая их, Фуггер немного успокоился и сам. Он настолько ушел обратно в отбросы под виселицей, погрузившись в их привычную безопасность, что ему не хотелось снова возвращаться в реальность.

Человек, ставший причиной его падения, вышел из конюшни: Фуггер слышал, как он нетерпеливо расхаживает перед ней. Через несколько минут после взрыва он снова вернулся, на этот раз не один.

И Фуггеру снова показалось, что он по-настоящему вернулся в прошлое и надежно прячется в виселичных отбросах, потому что именно там, в смердящей куче, он впервые услышал тот обольстительный голос, что зазвучал совсем близко.

— Я не мог устоять перед искушением — очень уж хотелось увидеть лицо епископа, — говорил Джанкарло Чибо. — Похоже, он был потрясен куда сильнее, чем я предполагал. Кони готовы?

— Здесь, милорд. — Генрих отвязал архиепископского жеребца. — И ваше дорожное платье. Но остальное наше имущество — оно во дворце.

— Придется его оставить. Надо выбраться за городские ворота, пока их не закрыли. Этот город заражен ересью куда сильнее, чем мы думали. Об этом мне тоже придется поговорить с папой. Я сменю свой доминиканский наряд на дороге в Тулон.

Фуггер смотрел, как двое мужчин садятся верхом. Он еще глубже закопался в солому.

— Но хотя бы золото епископа Анжерского ты взял? — осведомился Чибо.

— Оно здесь, милорд, в моих седельных сумках.

— И что еще важнее — где рука ведьмы?

— В вашей седельной сумке, милорд. Как всегда.

Фуггер услышал, как ладонь хлопает по коже.

— Хорошо, — проговорил тот же благозвучный голос. — Тогда поехали.

Кованые копыта коней простучали по булыжникам, но этот звук быстро потонул в воплях, треске горящего дерева и звоне оружия, которые доносились с площади. Фуггер понял, что там сражаются и умирают люди.

* * *

Меч Жана оставался в ножнах, так что два первых удара, направленных против него, отразил своим топором Хакон. А потом, отшвырнув ножны, Жан резко поднял клинок и отразил удар, угрожавший незащищенному боку Хакана. Затем он подбросил меч высоко вверх, так что возвратным движением его клинок плашмя упал на голову нападающего. Тот замахал руками и с криком упал на спину, преградив путь еще пятерым освободителям де Шинона.

— Это не наша битва, скандинав! Наша добыча улизнула, — крикнул Жан.

— Скажи это им! — Хакон махнул в сторону вооруженных людей, которые уже перепрыгивали через своего упавшего товарища.

Для споров времени не осталось. Пятеро попытались их убить — и трое из них погибли. Двоих оттащили назад их друзья, которые наконец добрались до графа де Шинона. Как только он оказался среди друзей, его белая рубашка скрылась под плащом, а голова — под шляпой. Прочие люди графа расчистили дорогу от эшафота, решительно расталкивая мятущихся зевак.

Переулок, уводивший с площади, имел ширину одной повозки. Он был вонючим и скользким: по его середине про ходила сточная канава, а у стен громоздились кучи отбросов. Множество народа убегали от побоища вместе с Жаном и Хаконом, мешая пройти, так что до конюшни, где была назначена встреча, они добирались довольно долго.

— Фуггер! — Жан открыл двери ударом своего меча. — Ты здесь?

Первым появился Демон: он вынырнул из вороха соломы, в которой спрятался Фуггер. Следом вылез и хозяин птицы. Он был бледнее обычного, а глаза бегали так, словно хотели покинуть его голову.

— Что с тобой, Фуггер? У тебя такой вид, будто ты встретился с демоном.

У него все еще стучали зубы, но говорить он смог:

— Я видел, о, я видел! Того, кого не думал встретить снова. И слышал еще одного, хотя голос у него, как у падшего ангела.

— У нас нет на это времени, Фуггер! — огрызнулся Жан. — Архиепископ уехал.

— Да… уехал. Он только что выехал отсюда. Он…

— Тогда за ним! Нет! Больше никаких слов! Мы сможем поговорить, когда окажемся за городом. Скоро закроют ворота, чтобы попытаться не выпустить графа и его сторонников.

Они проехали в оставшиеся без охраны ворота: солдат вызвали тушить огонь и успокаивать буйную толпу. На холме за стенами они остановились, чтобы посовещаться.

— Даже если бы мы знали, куда они направляются, разве можно угнаться за ними на таких лошадях?

Хакон задал свой вопрос, сидя на спине самой рослой из лошадок, — и при этом его ноги почти касались земли. Эти животные с большими животами и прогнутыми хребтами хорошо подходили для крестьянских работ, но им не угнаться было за породистыми конями.

— Мы же знаем, куда они поехали! — Фуггер дышал уже спокойнее, однако глаза у него продолжали метаться. — Я слышал, как он это сказал. В Тулон.

— В Тулон? — Жан устремил взгляд в темноту. — Значит, им нужно в гавань, чтобы уплыть обратно в Италию, так?

— А до Тулона далеко? — спросил Хакон.

— Трое суток и еще один день, если ехать по главной дороге. Впрочем, — тут Жан улыбнулся, — до Тулона человек, знакомый с этими местами, может добираться и по-другому. Пусть эти лошади идут не быстро, но зато они выведены специально для холмистых троп.

Они снова поехали. Жан — первым, за ним Фуггер, который с трудом справлялся с самой спокойной из лошадок; Хакон завершал процессию. Фенрир бежал рядом с его стременем. Они немного продвинулись на юг по главной дороге, а потом Жан свернул на тропу, которую едва можно было различить при слабом свете луны. Тропа извивалась, уводя путников в холмы. Поднимаясь по склону, они услышали шум, доносящийся из города. Оглянувшись, они смогли увидеть, что начавшийся на площади пожар распространился оттуда дальше и теперь пожирал большой клубок узких улочек.

— Смотри, Демон! — прошептал Фуггер ворону, устроившемуся у него на плече. — Они все-таки получили свое очищающее пламя!

Спустя несколько минут тропа стала шире, так что по ней уже могла бы проехать крестьянская повозка. Хакон погнал свою лошадку вперед и поравнялся с французом.

— Не пора ли напомнить тебе о твоем обещании? — спросил он.

Жан мрачно указал на лежащую перед ними дорогу:

— А ты считаешь, что я думаю о чем-то другом?

— Не о том, которое ты дал твоей даме, — ухмыльнулся Хакон. — А о том, которое ты дал мне.

— И что это было за обещание?

— Что если я докажу, что я достоин, ты почтишь меня рассказом о своем приключении. Я ведь выполнил свою сторону уговора, не так ли?

Теперь уже улыбнулся и Жан:

— Полагаю, ты уберег меня от смерти. Еретик зарубил бы меня, если бы не ты. Но тебе действительно хочется услышать этот рассказ сейчас, во время долгого ночного пути?

— Не могу себе представить более удобного случая. А кроме того, я обдумал обстоятельства нашего короткого знакомства и пришел к выводу, что находиться рядом с тобой опасно. Подозреваю, ты замыслил для нас новые трудности. Так что другого случая может и не представиться.

Жан рассмеялся. Он смеялся второй раз за день, и оба раза причиной тому был его новый спутник. Лошади найдут в темноте дорогу лучше, чем люди, так что поводья можно отпустить. Он поудобнее устроился в седле и во второй раз рассказал историю своего обещания Анне Болейн.

Глава 9. ЗАСАДА

Луна находилась на ущербе, но давала достаточно света, чтобы видеть тропу. Путники ехали ночами без остановки, утром устраивали короткий отдых, а потом ехали или шли весь день до недолгого вечернего отдыха. Последняя ночная поездка закончилась перед рассветом; они устало стреножили и накормили лошадей. Трое товарищей находились на небольшой возвышенности, откуда видна была главная дорога в Тулон.

— Они здесь еще не проезжали, — заявил Жан.

— Почему ты в этом уверен?

Фуггер скрючился от усталости и замертво упал на землю. Уже много лет он не садился верхом и успел забыть, какие части тела при этом потребны. Теперь они напомнили о себе огненной болью.

— Человек, за которым мы охотимся, — не дурак. Он не захочет загнать своих лошадей, а потом долго идти пешком. Особенно в этих местах. — Жан осмотрелся. В лучах рассвета постепенно открывалась взору небольшая долина. — Верховому можно уйти от разбойников, которых здесь множество. Пешему — ни за что. По моим расчетам, у нас не меньше трех часов.

Он бросился на землю рядом с Фуггером и укрылся с ним одним плащом.

— Посторожишь первым, Хакон? — спросил он.

Громадный скандинав расстилал на земле одеяло.

— Ни к чему. Фенрир! — позвал он, и огромный пес свернулся рядом со своим хозяином. — Фенрир предупредит нас, когда кто-нибудь подъедет. Лошадь! — велел он зверю, и тот ответно зарычал. — Иначе нам придется хвататься за оружие, как только к нам приблизится любой кролик или волк, — пояснил Хакон.

Несмотря на мгновенно начавшийся храп двух глоток, Жан какое-то время не спал, глядя, как меркнет утренняя звезда. С выбранного им места был виден тот участок дороги, где она резко сужалась. Судя по некоторым приметам, рядом имелся родник: глубокие рытвины были заполнены вязкой грязью. Здесь коня придется вести в поводу. Идеальное место для засады.

Эта мысль внушила ему некоторую тревогу, но тут им овладела усталость, и он тоже захрапел.

* * *

Почти напротив возвышенности, где отдыхали Жан и его спутники, поднимался еще один холм, чуть более высокий. Там росло несколько чахлых сосен, согнутых морским ветром. Сейчас ветер дул в противоположном направлении, и незамеченная чутким носом Фенрира фигура чуть пошевелилась на подстилке из хвои. Два глаза неприветливо смотрели на пришельцев.

«Трое. С тремя я справлюсь».

Пальцы потянулись к оружию, разложенному на валуне, проверили каждый стежок, удерживавший кожаный кошель на месте, скользнули вдоль туго свернутых веревок к узлам и петлям на их конце. Успокоившись, пальцы переместились на две горки камней, собранных на берегу ближайшей речки. Большие камни размером с яйцо чайки: бросать их труднее, летят они медленнее и ударяют с такой силой, чтобы оглушать. Меньшие камни, размером с воробьиные яйца, могут убить любого Голиафа — если попадут в нужное место. Всего камней было десять.

«Вдвое больше, чем надо. Тут только эти трое, да еще двое, которые приедут.

Пятеро. С пятерыми я справлюсь».

* * *

Настроение у архиепископа было препоганое, и даже красивый рассвет его не поднял. Умерщвление плоти он предпочитал получать в виде недолгих и острых ударов, какие могла дать плеть или длинные ноготки Донателлы, его сиенской любовницы. Он не испытывал ни малейшего удовольствия от продолжительной отупляющей боли после трех ночных переездов почти без еды и вообще без вина, с ночевками на голой земле. Все их вещи и припасы Генрих оставил в епископском дворце, когда они поспешно покинули Тур.

— Сколько нам еще ехать, дурень? — вопросил Чибо широкую спину, маячившую впереди.

Единственное удовольствие, которое ему осталось, — это дразнить своего телохранителя. Однако и это приносило ему меньше удовлетворения, потому что Генрих научился ничего не отвечать. Чибо нравилось окружать себя людьми, которые его ненавидели, вынужденные сносить его бесконечные уколы. Иногда они срывались и позволяли себе какой-нибудь необдуманный ответ, за который их можно было потом изощренно наказывать. Чибо всегда считал, что страх и ненависть внушить гораздо легче, чем любовь, и управлять ими легче.

— Недолго. — Мрачный ответ был брошен через плечо. Чибо поерзал в седле. Все тело у него болело, кашель выбрасывал из глубины больного естества сгустки крови. Конечно, после перекрестка кашель уменьшился, но до конца так и не прошел.

Заслышав кашель архиепископа, Генрих фон Золинген улыбнулся. «Ненавидь господина, люби дело». Он снова вспомнил фразу, которую мысленно повторял очень часто, словно латинскую молитву.

Взвыл пес — протяжно, почти по-волчьи. Звук донесся с холма, расположенного чуть впереди. В окрестностях могли оказаться люди, но Генрих не боялся разбойников: в такое время дня они на промысел не выходят. Он и сам был разбойником-рыцарем — до того, как стать воином Христовым и начать долгое искупление множества своих грехов на службе у архиепископа. Он знал, что по утрам разбойники обязательно валяются где-нибудь пьяными. Нет, собака означала просто, что они оказались вблизи от какой-то окраинной деревушки, перед началом спуска к портовому городу Тулону. Однако на всякий случай он надел шлем и проверил, легко ли меч выходит из ножен.

— Да, недолго, — снова сказал он, надеясь услышать кашель.

* * *

— Убей телохранителя, но оставь архиепископа, — сказал Жан Хакону, когда скандинав убедил его в том, что может попасть в такую крупную мишень, как Генрих, с расстояния в сорок шагов.

И теперь, глядя, как двое путешественников заводят своих коней в ловушку, Жан надеялся, что Хакон не обманул и его стрелы не пролетят мимо цели. Чибо нужен ему живым — по крайней мере, до тех пор, пока рука снова не перейдет в его владение.

— А потом… — Жан прикинул, может ли поблизости оказаться незанятая виселица.

Как и предсказывал Жан, двое путников на сужении дороги спешились. Их кони осторожно ступали через рытвины. Они уже поравнялись с проходом между двумя холмами. Через пятьдесят шагов дорога снова расширялась и выходила на открытую местность. Грязи там не было, и всадник мог снова сесть в седло и ехать до самого Тулона. Однако в этом месте образовалась идеальная ловушка для убийц — лучшей наемникам встречать не приходилось.

Немец-телохранитель остановился в самом начале узкого участка. Он осмотрел местность, ощущая ее опасности. Чибо был занят исключительно тем, что старался не слишком измазаться, — и неожиданно наткнулся на зад жеребца телохранителя. Он собрался было разразиться новым потоком оскорблений, когда вдруг заметил настороженность Генриха.

— Что… — заговорил было он.

— Тсс!

Жан, заметив колебания противника, прошипел: «Пора!» — и повернулся, чтобы проследить за полетом стрелы. Хакон встал, натянул тетиву маленького охотничьего лука, а потом вдруг высоко подпрыгнул, как будто получив удар. Он качнулся вперед, а стрела ушла вправо и ударила в кожаное седло, едва не задев архиепископа.

Жан успел привстать и инстинктивным движением выхватил меч. Что-то стукнулось о клинок, так что меч ударил его по лицу и бросил назад, за валун.

— В седло, ради Христа! — донесся крик с дороги.

Осторожно выглянув из-за камня, Жан увидел, как оба путника пытаются это сделать, но их лошади испуганно шарахаются. На его глазах жеребец немца взвился на дыбы и заржал от боли: камень ударил его прямо в нос. Он вырвал повод из рук телохранителя и ускакал.

— Хакон! — заорал Жан.

Без толку: скандинав не шевелился.

Надеясь, что скачущая лошадь ненадолго закроет его, Жан бросился к Хакону. Пока он делал зигзагообразную перебежку, в него снова попал камень. Удар только скользнул по плечу, но Жан все равно охнул от боли. Кто-то обстреливал их камнями, причем они летели с такой силой, какой, казалось бы, невозможно добиться без помощи пороха. Однако звуков выстрелов и взрывов не было, и на бегу Жан мельком посмотрел туда, откуда они летели, — на противоположный холм с чахлыми соснами.

Француз перекатился через Хакона и скрылся за ним, успев при этом подхватить лук. Колчан с полудюжиной стрел был спрятан за ближайшим валуном. Быстро наложив одну из стрел на тетиву, Жан пустил ее в сторону сосен. Он ни во что не целился, но надеялся тем самым остановить обстрел.

«Кто там может быть?» — подумал он, протягивая руку за следующей стрелой.

Лишившийся коня Генрих стоял в трех шагах за жеребцом Чибо. Он как раз направился к архиепископу, когда камень размером с воробьиное яйцо ударил его в висок. Немец даже не споткнулся, а сразу рухнул к ногам своего господина.

Когда слева летят стрелы, а справа — камни, нечего и пытаться спастись верхом. Чибо крикнул коню: «Лежать!», и животное, приученное мгновенно выполнять приказы хозяина, легло на бок, загородив архиепископа от того, кто бросал камни. А упавшее перед ним тело Генриха отчасти защитило его от стрел.

И тут Чибо увидел, как одна из стрел летит в деревья, а с холма в ответ вылетает камень. «Тут две шайки разбойников, и они поссорились из-за добычи!» — подумал он. Короткая пауза позволила ему забраться в седельную сумку. Арбалет, который он оттуда извлек, был предназначен для охоты на некрупных птиц, а не на людей, но зато его можно было быстро зарядить. С оружием Чибо переставал быть беззубой добычей.

Когда Жан поднял голову, чтобы пустить в деревья еще одну стрелу, о камень перед ним ударилась арбалетная стрела. Она прилетела оттуда, где в последний раз он видел тех, кто должен был стать его жертвами. Он заметил, что немец упал, возможно мертвый, а архиепископу удалось уложить своего коня на дорогу и спрятаться позади него. Жан понимал, что недостаточно хорошо владеет луком и не сможет попасть ни в лежащего, ни в того человека, который спрятался за деревьями. «И кто там может быть, к дьяволу?» — подумал он, привалившись спиной к валуну и на секунду в отчаянии закрыв глаза. Он достаточно много воевал, чтобы распознать тупиковую ситуацию.

* * *

Снаряды — и короткие, и длинные — летели все то время, которое понадобилось Фуггеру, чтобы три раза глубоко вздохнуть, пробежать вокруг одного холма и спрятаться за следующим.

— Ох, Демон, ох, милый, что нам делать?

Птица приземлилась рядом с ним и принялась клевать червяка, который только что вылез на поверхность.

— Да, да, ты прав. Пусть воины сами выясняют свои отношения, да? Подождем, пока все кончится ко всеобщему удовлетворению, ладно?

Ворон поднял голову и совершенно внятно произнес: «Рука». А потом, зажав добычу в клюве, улетел обедать на вершину другого холма. Того, с которого летели камни.

— Рука! — пробормотал Фуггер. — Демон мне напоминает.

У него не было выбора. Даже не такой умный человек понял бы, что он — единственный, кто не попал под перекрестный огонь. И если он не в состоянии схватиться с мощным убийцей, который прячется в чахлых соснах, то хотя бы может устроить какой-нибудь отвлекающий маневр. А Жан пока сообразит, что следует делать.

Осторожно поднимаясь по склону, Фуггер слышал почти непрерывный шум — то ли очень далекий рев, то ли жужжание от близкого улья. Но когда он увидел источник шума, то был поражен. Темноволосый мужчина — нет, мальчик — стоял среди деревьев, глядя вниз, и время от времени раскручивал над головой какую-то корзинку, привязанную к веревке. На глазах у пораженного зрителя паренек резко отпустил один край корзинки, удерживая второй, — и вниз полетел камень.

«Мальчик, — подумал Фуггер, осторожно подкрадываясь к нему сзади. — С мальчиком, наверное, справлюсь даже я».

Последний камень изменил расстановку сил: он разбил лук, из которого Жан целился в архиепископа. Чибо это увидел и выпустил стрелу, которая пролетела перед самым лицом Жана, заставив его снова спрятаться. В результате этого оружие обоих оказалось не готовым, чтобы отреагировать на внезапное появление убийцы из-за деревьев. Он катился вниз по склону, пытаясь сбросить с себя визжащего Фуггера. Кувыркаясь, они спускались все ниже, пока наконец не врезались в пень, отчего оба на мгновение задохнулись.

Чибо не смог бы стрелять из арбалета с такой быстротой, чтобы справиться с тремя противниками. Он крикнул:

«Встать! Встать!» — и его жеребец с трудом поднялся на ноги, поднимая и своего седока, успевшего устроиться в седле. В следующую секунду архиепископ уже подобрал повод, дал коню шенкеля — и жеребец с места перешел в галоп, ударив копытами возле самой головы Генриха фон Золингена.

Выскочив из-за валуна, Жан прыгнул на проносящегося мимо коня. Секунду он цеплялся за седельную сумку архиепископа, а потом что-то выскользнуло оттуда. Нечто длинное, обернутое дерюгой. Сжимая сверток в руках, Жан упал.

Стоя по щиколотку в густой грязи, выплевывая вместе с глиной проклятья, он наблюдал за тем, как кисть Анны Болейн увозят прочь. Она ускользнула почти из самых его рук. Ему вдруг привиделось, как он склоняется поцеловать эти шесть пальцев, а они вдруг вырываются, сжимаются в кулак — и наносят ему удар. Воистину, он вполне заслуживал суровой кары, потому что постоянно терпел неудачи. Его снова придавил тяжкий груз ответственности и собственной беспомощности.

В отчаянии опустив глаза, Жан вдруг заметил, что продолжает держать в руках сверток. Из-под дерюги выглядывали зеленые кожаные ремешки и круглая головка эфеса. Сняв мешковину, он извлек из ножен свой палаческий меч.

Ему некогда было дивиться обретению оружия. Требовалось немедленно заняться врагами и павшими товарищами.

В первую очередь — враг, потому что враг по-прежнему способен вредить. Одного взгляда на телохранителя, лежащего лицом в грязи, было достаточно, чтобы понять: некоторое время он неприятностей не создаст. А может, и никогда. Со вторым дело обстояло иначе: он был придавлен оглушенным Фуггером, но пытался высвободиться. Теперь Жан увидел, что метавший камни противник был юнцом: волевые нос и подбородок, коротко подстриженные черные волосы над смуглым лбом, угольно-черные глаза, вспыхнувшие при виде обнаженного меча Жана. Медленно приближаясь, Жан наблюдал за тем, как парнишка удвоил усилия, чтобы высвободить придавленную ногу. А когда ему это не удалось, его рука нырнула под камзол.

Вытащив оттуда длинный узкий кинжал, парнишка крикнул высоким, но сильным голосом:

— Еще один шаг — и я раскрою твоего друга от задницы до горла!

— Друга? — Жан даже не замедлил шага. — А я думал, он с тобой.

И, широко замахнувшись мечом, Жан ударил по кинжалу, отбросив его на двадцать шагов вверх по склону.

Юнец разразился гортанными проклятьями на языке, которого Жан еще никогда не слышал, а потом плюнул в него и снова перешел на французский:

— Ну что ж, убей меня! Давай, я все равно заслуживаю смерти. Прикончи меня, если духу хватит. Вы, разбойники с большой дороги, всегда на высоте, когда человек упадет.

Пауза длилась секунд двадцать — и взорвалась громким смехом.

— Пресладкая Матерь Божья! Это кто кого назвал разбойником?

Жан понимал, что скорее всего это просто облегчение после боя, но мальчишка был так раздражен! Он не мог не хохотать. Фуггер перекатился на спину, приоткрыл один глаз и простонал:

— Я больше никогда не стану пить бренди, о милый Демон.

В тот же миг ворон слетел с дерева, важно устроился у Фуггера на плече — и выпустил на него белую лепешку. Хохот Жана стал совершенно неудержимым. И тут послышался громкий стон.

— Шлюхино отродье! — Хакон пытался сесть. — Кто разбил мне череп?

Он снова упал на спину. Жан увидел, что под ссадиной на лбу у скандинава вздувается шишка, а один глаз заплыл почти полностью.

— Твое шлюхино отродье здесь, Хакон! — сообщил он.

— Не трогай мою матушку своим грязным языком! — огрызнулся юнец.

С третьей попытки великану удалось подняться на ноги. Он посмотрел на молодого человека и, потирая глаз, грустным голосом произнес:

— Ты пытался меня убить. Чем ты меня ударил?

— Вот этим. — Юнец поднял руку с пращой. — А если бы мне нужно было тебя убить, ты бы уже умер.

— Давид! К нам попал Давид! — ахнул Фуггер.

Жан отнял у юнца пращу и провел пальцами по веревкам.

— В детстве я охотился с такой на птиц. Зачем тебе использовать ее против людей?

— Почему бы тебе не спросить своего друга? — Обращаясь к Хакону, юнец добавил: — Я выпустил в тебя большой камень, чтобы он только оглушил тебя. Его я хотел убить — и убил. Посмотри!

Юнец указал на Генриха и, воспользовавшись тем, что все повернулись посмотреть на лежащее в грязи тело, бесшумно встал и сделал шаг вверх по склону.

— Нет уж, мой Давид, — сказал Фуггер, хватая его за лодыжку, — сделай милость, не заставляй меня снова кататься по склонам. С меня хватит!

И тут мертвец застонал. Меч и топор поднялись одновременно. И поскольку обоим наемникам приходилось воевать вместе с англичанами, оба поняли возглас парнишки на этом языке:

— Черт, черт, черт! Как это могло получиться?

Единственным ответом Генриха стал долгий стон. Маленький камень попал ему в висок. Обычно это убивало. Однако часть удара пришлась на шлем. Правда, немец мог еще захлебнуться в грязной колее, так что Жан повернул голову телохранителя набок и стал думать, что делать дальше.

— Он еще может нам понадобиться, — так он объяснил свой с виду милосердный поступок.

Смех снял напряжение. Теперь Жан вернулся к реальности и обрел долю прежней решимости. Его товарищи все еще не пришли в себя после боя. Все, включая и его самого, получили ссадины, но они почти не кровоточили. Необходимо как можно скорее возобновить погоню за Чибо. Однако к этому имелось несколько препятствий, и Жан занялся тем, которое находилось ближе.

— Значит, ты из Англии, молодой человек?

— Я там родился. В Йорке. Но я не стану называть себя англичанином. У моего народа есть вера, а не страна.

— А, иудей. — Жан улыбнулся. — Теперь понятно, почему праща.

— Да, иудей. — Волевой подбородок решительно поднялся. — У тебя с этим проблема?

— Нет. — Жан в упор посмотрел на юнца. — Мои проблемы связаны с тем человеком, которого мы только что упустили. Мы преследуем его не потому, что мы «разбойники с большой дороги», а потому, что это он украл у нас кое-что.

— Значит, в этом мы едины. У Джанкарло Чибо есть кое-что мое.

Жан был изумлен тем, что было названо имя его врага, и той решимостью, которая звучала в голосе парнишки. Казалось, она может сравняться с его собственной, и это определило его следующие слова:

— Я не привык командовать, но, возможно, общая цель может нас объединить. Наша добыча спрячется в Тулоне: во дворце епископа или еще где-то, откуда его трудно будет выкурить. Человек с твоими навыками может пригодиться. И возможно, наши умения тоже будут тебе полезны.

Наступило молчание. Черные глаза пристально смотрели на него. Наконец паренек заговорил:

— А я не привык кому-то подчиняться. Но если наш путь ведет в одну сторону, я какое-то время пойду с вами. И если твои приказы будут меня устраивать, я даже буду им повиноваться. Однако у меня своя цель, и от меня зависит жизнь другого человека.

— Годится. Меня зовут Жан. — Жан плюнул себе на ладонь и протянул ее юнцу. — За общее дело.

Юнец тоже плюнул и протянул руку:

— Бекк. Да, за общее дело.

Жан видел перед собой молодого человека и почувствовал мужское рукопожатие, крепкое, как и его собственное. Однако в этом прикосновении оказалось нечто еще, нечто мгновенно заставившее его вспомнить об Анне Болейн и о том моменте, когда она обхватила его лицо ладонями. Это было странно. Может, дело в черных глазах, похожих на глаза его королевы? Он попытался внимательнее посмотреть в них, отыскать причину своего беспокойства. Однако Бекк вдруг засуетился, подбирая свои камни, так что Жан тоже занялся сборами. И все же он постоянно поглядывал на молодого человека, быстро отводя глаза всякий раз, когда их взгляды могли встретиться.

Второй проблемой стал оглушенный телохранитель. Хакон стоял за то, чтобы разделаться с ним немедленно, но Жан не согласился:

— Мы считаем, что этот Чибо будет искать убежища у местной церкви. Однако он хитер и знает, что его будут преследовать. Если он забьется в нору, то этот человек, — тут Жан поднял голову Генриха за волосы, — нас на него выведет.

Отряд приготовился в путь. Фенрир бежал впереди, возбужденно принюхиваясь к запахам, долетавшим с моря. Демон сидел на плече Фуггера, Хакон погрузил все еще не пришедшего в сознание Генриха перед собой на самую большую лошадь. Сев в седло, Жан снова посмотрел на Бекка, а тот махнул рукой, предлагая им ехать:

— Моя лошадь привязана на другой стороне склона. Я вас догоню.

Назвавшийся Бекком смотрел им вслед.

«Почему я с ними? Из-за рукопожатия этого француза? Из-за того, как он смеялся? Неужели из-за такой глупости?»

Поднявшись на холм под защиту деревьев, юнец принялся поправлять свой костюм. Во время возни с Фуггером одежда сильно сбилась. Сняв мешковатую рубашку, Бекк полностью распустила лоскут, обмотанный вокруг груди. Растерев давно прижатые груди, она снова начала прятать их в льняную тюрьму.

Глава 10. ОПАСНАЯ ГАВАНЬ

Архиепископ не стал искать убежища у епископа Тулонского по двум причинам. Прежде всего, епископ был известен своей набожностью, и пришлось бы претерпевать долгие часы молитв и богослужений, скромную пищу и разбавленное водой вино. И что еще важнее, набожность означала, что этот дурень держал при себе только священников. А святых отцов будет явно недостаточно, чтобы помешать его преследователям.

Чибо направился прямо в порт. И тут он впервые пожалел о том, что остался без телохранителя, потому что именно Генрих договаривался о проезде, знал капитана и внешний вид корабля. Генрих привык к таким портам, как этот. Помня только название корабля, Чибо вынужден был сам искать его среди сотен других, общаясь с потной чернью, с отбросами Европы и Африки, собравшимися на маленьком клочке суши и страдающими от безделья и безденежья. Он предусмотрительно облачился в сутану, которую ему одолжили для бичевания доминиканцы. Обет нестяжания говорил грабителям, что у него нечем поживиться. Если бы кто-то узнал, что под простой шерстяной сутаной он прячет сумку с щедрой взяткой епископа Анжера, Чибо не пережил бы этой прогулки по гавани.

Архиепископ разыскал нужный корабль только через час. Капитан-генуэзец, мрачный морской волк, от которого разило сладкой малагой, знал только, что его пассажиры желают быстро и тайно добраться до нужного места. Он провел монаха к гамаку, подвешенному в трюме, где недавно хранили вяленую рыбу. Из единственного незадраенного иллюминатора лился тусклый свет.

Однако, закачавшись в гамаке, Чибо почему-то успокоился, хотя ему предстояло ждать еще вечер и ночь — корабль отплывал с рассветом. Конечно, он потерял телохранителя и, что еще печальнее, своего превосходно обученного коня, Меркурия (монах, ведущий на поводу роскошного жеребца, до корабля не добрался бы), но он выдержал испытания, кои превзойдут все те, о которых рассказывает его безумный братец Франчетто. Эти приключения внесли приятное разнообразие в его жизнь среди сложных интриг папского двора, где ловушки были более запутанными, а измены лежали в области разума, а не тела. Там не давали яд собственноручно, не позволяли себе удовольствия отнять жизнь с помощью кинжала. Этим за вас занимались другие.

Конечно, главным было то, что он одержал верх. Снова! Рука у него — кисть ведьмы, эта мерзость, которую отрубили у королевы… неужели это произошло всего пару недель назад?.. на этом грубом острове, Британии. Он уже знал, что шестипалая рука обладает огромной властью над людьми: ведь, похоже, тот палач, Жан Ромбо, человек, которого он оставил гнить в виселичной клетке, бросился к его коню сегодня вечером. Да, это был именно он. И если рука способна заставить человека обмануть назначенную ему смерть и пытаться отомстить Джанкарло Чибо, то что еще она может сделать?

Взглянув на свою седельную сумку, он обратил внимание на одну любопытную вещь. Он отломил древко стрелы, попавшей ему в сумку во время нападения из засады, но пока не успел удалить наконечник. И теперь оказалось, что на коже появилось темное пятно, где прежде его не было. Это был не пот, а нечто более густое.

Чибо положил сумку на гамак и стал вытаскивать наконечник. Во внутреннем кармане лежал бархатный мешочек с кистью Анны Болейн. Он только один раз видел ее — мимолетно, при лунном свете у постоялого двора. Теперь ему необходимо было увидеть ее снова. Гниющая плоть должна уже начать расползаться, но запаха он, как ни странно, пока не ощущал.

Чибо принюхался. Никакого запаха гниения! «Наверное, рыба перебила».

Развязав ремешок отделения, он извлек бархатный мешочек и неловко потянул завязки: от волнения у него дрожали руки. Он сунул руку внутрь и осторожно дотронулся до кисти, тут же отдернув палец.

Рука оказалась холодной, что было вполне понятно, но его затошнило от ее гладкости — гораздо сильнее, чем если бы он ощутил гнилостную слизь. И кисть почему-то застряла в мешочке: даже встряхнув его, архиепископ не смог ее извлечь.

Чибо запустил руку в мешочек. Покрутив кисть в разные стороны, он наконец извлек ее на свет, увидел место, в которое вонзилась стрела, и струйку свежей крови, стекавшую вниз к шести пальцам и собиравшуюся в лужицы на ногтях.

Но не кровь там, где она не могла появиться, и не неестественная свежесть кисти заставили его закричать. Рука вдруг сжалась в кулак, а потом один палец медленно распрямился и красным, кровавым укором указал прямо ему в лицо.

Матросы на палубе услышали этот вопль и застыли как вкопанные. Спустя секунду, когда протяжный крик смолк, сменившись отчаянными рыданиями, даже пьяный капитан начал лихорадочно креститься. Безумный священник на борту — страшная примета. А безумный монах — еще хуже. Гораздо хуже.

* * *

В гнилостной мешанине тулонской гавани почти не было такого, о чем бы не знал мальтиец Грегор. Ему положено было знать, какой корабль привез гашиш, а какой — молодых рабынь; сколько сегодня платят на рынке за кальмара и кто пытается сбить на него цену; кто из пассажиров уезжает — открыто или тайно — и кто приезжает и кому могут понадобиться дорогостоящие услуги или удар наемного убийцы. Знание было доходом и властью, и если он, Король воров, не получит этот доход и не приобретет эту власть, то кто это сделает?

Он знал, что в вонючем трюме одного из кораблей, отправляющегося в Вест-Индию, прячутся двадцать еретиков. Они щедро заплатили за его молчание. Он знал, что партия почти идеально изготовленных фальшивых дукатов только что доставлена от серебряных дел мастеров из Измира. И получил недурное вознаграждение за посредничество. И еще он знал, что монах-доминиканец заплатил ЗОЛОТОМ за проезд до Ливорно, вольной гавани Тосканы. Такие странности — вроде монахов, расплачивающихся золотом, — тревожили Грегора, так что он решил нанести странному пассажиру полуночный визит. Он предпочитал самостоятельно разбираться со странностями, потому что крайне трудно найти людей, которые не пытались бы его обжулить. Только сегодняшним утром именно за это он собственноручно задушил гарротой слугу. Сейчас, вспоминая изумление, отразившееся на лице обманщика, Грегор улыбнулся.

Кто-то постоянно пытался нащупать какую-нибудь его слабость, которую можно было бы эксплуатировать, и своевременное применение гарроты напомнит таким людям, что он находится на вершине уже пять лет — и собирается оставаться там еще долго. Нынешний Король воров понимал, что это не может длиться вечно. Только до тех пор, пока он не накопит достаточно много золота, чтобы можно было вернуться домой и доживать остаток своих дней в роскоши. И когда он вспомнил о Баварии, то снова улыбнулся. Его личное состояние уже гарантирует ему жизнь преуспевающего бюргера. Еще пять удачных лет — и он сможет купить себе титул. Неплохо для незаконнорожденного сына мясника.

Для этого достаточно было просто знать все, что происходит, чтобы не возникало неожиданностей. Так что когда в его двери вошел Генрих фон Золинген, Грегор отнюдь не обрадовался. Тому были свои причины.

— Генрих! — расплылся он в улыбке. — Давно не встречались!

Мысленно он уже видел очередную шею, перетянутую гарротой. Кто-то заплатит за то, что этот человек оказался рядом без предупреждения.

* * *

Поскольку немец-телохранитель никогда не видел Бекк, Жан поручил «юнцу» вести за ним слежку, тогда как сам он с остальными последовал за ней на более почтительном расстоянии. Им удалось не потерять Генриха в городской сутолоке, и теперь все четверо встретились позади палатки торговца водой, установленной напротив лестницы, по которой только что поднялся тот, кого они преследовали. Генрих все еще встряхивал головой и растирал лоб: это он делал с того момента, когда они бросили его на землю у городских стен, поскольку его стоны свидетельствовали о том, что он начал приходить в сознание. Неуверенно переставляя ноги, он оглянулся всего один раз.

Фуггер отправился торговаться за продукты и вино, а остальные трое остались следить за единственной дверью дома. В нее входило и выходило множество людей.

— Судя по оживлению, — объявил Хакон, — я бы сказал, что это бордель.

— И довольно низкого пошиба, — заметил Жан, глядя, как в дверь входит уже десятый мужчина за последние десять минут. — Все отбросы порта. И подолгу не задерживаются. Наверное, денег маловато.

Оба засмеялись, а Бекк покраснела. В этот момент вернулся Фуггер и начал раздавать своим товарищам хлеб, персики, вино, свиные ножки и жареную требуху. Корзинка, в которой он все это принес, была перевернута и теперь служила столиком.

Фуггер был доволен не только своими покупками.

— У нас с Демоном есть новости. Как вы думаете, где укрылся наш немец?

— В борделе! — хором заявили Жан и Хакон.

— Этот добродетельный католик-баварец? Как вы могли такое подумать? Нет-нет. По словам моего приятеля, торговца требухой (правда, свиные кишки просто объедение, мой юный Давид?), так вот, по его словам, наш приятель имеет блестящие знакомства. Он в обществе монарха!

— Как это — монарха? — Хакон, поделившийся мясом с Фенриром, уже проглотил почти всю свою порцию и теперь начал поглядывать на чужие. Бекк, выплюнув еду после слов Фуггера, передвинула требуху скандинаву и перешла на персики с хлебом.

— Попробуй угадать! — Скармливая Демону крошки, Фуггер открыто веселился. — Давай я составлю для тебя загадку. Кто выше всех и ниже всех; кто собрал себе двор, чтобы не вышвырнули во двор?

— Король воров, — ответил Жан.

— Браво, мастер, с первой попытки! — воскликнул Фуггер. — Хитрость и сила в одном лице. Под твоим предводительством можем ли мы не добиться успеха?

Жан выплюнул жесткий хрящ; его смутила шутка Фуггера. Он встал, взялся одной рукой за край навеса и устремил взгляд на дверь, за которой скрылся немец.

«Он назвал меня предводителем. Какой я предводитель? Я всегда следовал за кем-то — в бою, на эшафоты. Именно так и положено таким, как я. Не отвечать ни за кого, кроме себя самого. Сражаться с тем, кто оказался передо мной, потом — со следующим. Перерубать шею, которую мне подставили. Так я жил. Королева Англии, Король воров, архиепископ Сиенский. И я, Жан Ромбо, крестьянин с Луары!»

— Ты когда-нибудь думаешь о возможности провала, француз? — Голос Бекк прозвучал тихо, неслышно для их спутников, шутливо спорящих за столом.

«Если я предводитель, — сказал он себе, — то мне положено говорить только о победе, а не о сомнениях». Однако он не успел подобрать слова для убедительной лжи, когда Бекк добавила:

— Потому что я думаю, и часто. Иногда мне кажется, будто мною брошен вызов всему миру. И тогда я не вижу иного конца, кроме несчастливого. И когда я это вижу, я отчаиваюсь.

В голосе и взгляде юнца Жан увидел что-то еще, что-то непонятное.

— И как же ты продолжаешь держаться, когда приходит отчаяние?

Повернувшись, он увидел, как на юных губах блестит сок персика.

— Я стараюсь думать о своей цели и о том, как сильна моя меткая рука.

— Не знаю, поможет ли мне это.

Пальцы сжали ему руку выше локтя.

— Не могу ничего сказать о твоей цели, — тихо проговорил Бекк, — но рука у тебя, похоже, сильная.

Пальцы задержались на секунду, а потом разжались. Парнишка вернулся к столу. Жан на секунду почувствовал одиночество, а потом — прилив сил.

Правота его дела и силы, чтобы его исполнить. Ему достаточно находить ответы на простые вопросы, один за другим, по очереди. И первый вопрос такой: что делает у Короля воров телохранитель архиепископа Сиенского?

* * *

Требует уплатить долг.

Генрих произнес одну фразу, которую ему нужно было произнести, и теперь оперся ладонями о столешницу, глядя в глаза Грегору.

Странная штука — память. Мальтиец Грегор потратил много лет на то, чтобы забыть о своей последней встрече с этим человеком. Такую ночь хотелось забыть: она для этого подходила. Или не подходила, с какой стороны посмотреть. Он не думал о ней уже давно. Иногда женщины говорили ему, что во сне он хнычет, но что из того? Каждый когда-нибудь хнычет. Это ничего не значит. Это вовсе не говорит о том, что ему вспомнился Рим.

Как он вспомнился Грегору сейчас, воскрешенный холодным взглядом его старого товарища по оружию, Генриха фон Золингена.

Грегор вспомнил, как, прежде чем стать мальтийцем, он воевал вместе с Генрихом в одном отряде наемников. Он Даже вспомнил, почему они оказались в Риме: в 1527 году Папа снова стал перебежчиком: он примкнул к французам, предав императора. А император, Карл, слишком долго не платил своим солдатам. Они решили взять долг Карла с его врагов и, несмотря на уговоры вернуться обратно, двинулись прямо на Рим. Многие из них обратились в новую веру Лютера, и избиение католиков стало для них единственной возможностью вести Священную войну, потому что редкие налеты на турок не шли в счет.

Грегор вспомнил, как они с Генрихом, будучи добрыми католиками-баварцами, ограничивали свое мародерство неосвященной землей и не насиловали монахинь, тем самым смягчая укоры совести. Добыча попадалась богатая. Сопротивления им почти не оказывали.

Именно это «почти» Грегор и старался забыть, надеясь, что человек, стоящий над ним, добавит что-то к своему заявлению. «Ты у меня в долгу». Вот и все, что он сказал и теперь молча смотрел на Грегора. И тот, никогда прежде не испытывавший недостатка в словах, сейчас не находил их. И продолжал вспоминать.

…Как ночью перепившиеся и пережравшие солдаты заснули там, где оказались. Едва их свалил сон, обездоленные ими жители попытались отомстить мародерам, как могли.

…Как двух сестер, которых Грегор с дружками безжалостно изнасиловали за несколько ночей до этого, оставили рядом с трупами их родителей в дымящихся руинах их дома, сочтя мертвыми. Как Грегор совершил ошибку, посетив это место в одиночку, решив, что проглядел там что-то ценное, и не желая делиться с остальными. Как эти сестры оглушили его палкой, раздели донага, связали, подвесили вниз головой и стали его прижигать и резать. Одна начала с головы, другая — с ног. Они вот-вот должны были встретиться, когда явился Генрих. Сестры моментально присоединились к своим родителям на небесах или в аду, а измазанный кровью и дерьмом Грегор клялся своему избавителю в вечной благодарности и обещал послужить, чем сможет.

Девять лет! Грегору почти удалось забыть все это. После той ночи в Риме жизнь наемника потеряла для него всякую привлекательность. Та ночь заставила Грегора свернуть на путь, который в конце концов привел его в Тулон. К хорошей жизни. И теперь было крайне неприятно вспоминать, насколько плохо начинался этот путь. А получить напоминание о том, что за ним числится долг, было еще хуже. Вот почему мысли Короля воров обратились к гарроте: если бы соглядатаи предупредили его о подходе этого человека, он успел бы позаботиться о том, чтобы в переулке непрошеного визитера встретили ударом кинжала. Потому что Генрих фон Золинген не из тех людей, кому можно отказать при личной встрече.

Грегор почувствовал, что больше не вынесет молчания.

— Что? Что случилось, Ген, дружище? Почему ты так на меня уставился?

Ярко-голубые глаза баварца продолжали смотреть на Грегора в упор.

— Я просто хотел убедиться в том, что ты действительно все вспомнил.

Поспешно наливая гостю вина, Грегор сказал:

— Генрих, друг мой, давай не будем вспоминать прошлое, ладно? Садись. Садись же! На, выпей вот это. Что случилось? Вид у тебя ужасный.

От удара камня на виске у телохранителя вздулась огромная шишка. Она пульсировала болью, которая искрами разлеталась по всей голове. В ухе осталась запекшаяся кровь, что, как ему хотелось думать, объясняло ухудшение слуха: в ушах звенело так сильно, что заглушало почти все звуки. Генрих залпом выпил вино, жестом потребовал еще и сказал:

— Что случилось — неважно. Важно только то, что случится дальше. Ты у меня в долгу.

— Ты уже это говорил, Генрих. Конечно. Неужели ты считал, что я когда-нибудь об этом забуду? Клятву, я же дал тебе клятву, старый товарищ. Ну-ка, поешь чего-нибудь. И конечно, выпей еще. Тебе стоит только попросить, и если небогатый человек, ограниченный в средствах, сможет тебе помочь, то он поможет, не сомневайся.

Фон Золинген смотрел на улыбку, которая так и не добралась до поросячьих глазок, на лицо, которое за это время стало вдвое шире и обзавелось вторым подбородком. Грегор ему никогда не нравился. По правде говоря, он с удовольствием понаблюдал за тем, как сестры работали своими ножами и головешками, и в конце концов вмешался только потому, что у Грегора был крысиный нюх на тайники, и если уж он оказался в том доме, значит, там было чем поживиться. Однако он знал и то, насколько человеку ненавистно быть связанным клятвой верности. Он ежедневно проклинал собственную клятву, принесенную Джанкарло Чибо, и хотя сам от своего слова не отступался, но совершенно не доверял тому псу, с которым разговаривал. Генрих понимал, что Грегору следует предложить и кость.

— Мне нужно кое-кого убить.

— Запросто. Только назови.

— Имен я не знаю. Их трое или, может быть, четверо, и они прячутся возле дома, дожидаясь, чтобы я вышел.

— Сейчас позову своих людей. Шестерых должно хватить.

— Отправь двенадцать. Эти враги сильны и умны.

— Двенадцать человек?

Грегор прикусил нижнюю губу. Дюжина убийц обойдется ему дорого, потому что ему придется заимствовать их у других. Генрих заметил его колебания и расчеты и бросил ему кость.

— И за это будет золото. Много золота.

— Ген! — Мальтиец Грегор наконец улыбнулся по-настоящему. — Нет, ну как приятно снова тебя видеть!

* * *

Во время вылазки за продуктами Фуггер получил от своего разговорчивого приятеля, продавца требухи, еще кое-какую информацию.

— На рассвете отплывают два каравана судов, одинакового размера. Один — в Вест-Индию, второй — в Ливорно.

— В Тоскану!

Голос Бекк зазвучал как-то странно, глаза потухли. Жан заметил это, отвел взгляд и кивнул.

— Так что мы можем ограничить свои поиски половиной кораблей. Мы знаем, с каким караваном поплывет архиепископ. Ему нужно в Сиену.

— И на кораблях есть рабы. Это всегда можно определить по запаху. — Хакон принюхался и с отвращением бросил последнюю свиную кость. — Не может быть судьбы гаже, чем оказаться прикованным к веслу на одной из таких галер.

— Тихо! — Жан быстро выпрямился. — Вот он.

Им не пришлось долго преследовать немца: тот вскоре снова укрылся в борделе, только на этот раз размером побольше. За этим следить было сложнее: у него оказалось три входа, и от каждой из дверей остальные не просматривались. Бекк, Жан и Хакон заняли наблюдательные посты у каждой, а Фуггер перебегал с одного места на другое, осуществляя связь.

Жан следил за парадной дверью, и его беспокойство увеличилось при виде вереницы людей, проходивших мимо него. Город кишел матросами и солдатами с обоих караванов: перед тем как вернуться на свои корабли, им хотелось побуянить как можно больше. Все постоялые дворы были забиты копошащейся массой людей. Вино, эль и бренди поглощались с такой скоростью, что хозяева едва успевали их разбавлять. В помещениях работали только самые дорогие шлюхи — остальные обслуживали клиентов во всех переулках, в каждом мало-мальски затемненном уголке. Драки вспыхивали повсюду. При свете факелов шли вакханалии и битвы, оргии и бунты. Музыканты пытались устроить аккомпанемент происходящему, соревнуясь с пьяно орущими матросами.

— Ну же, иди!

Рука Жана то и дело судорожно стискивала рукоять меча, спрятанного под плащом. Но его мысленные понукания не могли ускорить хода времени. Ночь все не кончалась, час проходил за часом. Какие-то люди наталкивались на наблюдателей, предлагали выпить или подраться, совокуплялись прямо у них на глазах. В увеселительное заведение приходили посетители, потом уходили из него, но нужного человека все не было. Когда стало уже очень поздно (или, наоборот, очень рано), толпа начала редеть. Все больше моряков направлялись на свои корабли, кое-кто еле ковылял или висел на плечах товарищей. Их провожали то приветственные крики, то проклятья.

— Хакон предположил, что тот удар мог в конце концов прикончить ублюдка и поэтому он не выходит, — сказал Фуггер, подходя к Жану уже в десятый раз.

Казалось, он один не устал после бессонной ночи — но, как ему казалось, он и без того тысячу лет проспал под виселицей.

Жан и сам подозревал, что такое могло случиться.

— Я мог бы зайти и посмотреть.

Фуггер исполнял странный шаркающий танец, который он называл стоянием на месте, и Жан подумал, что из них всех именно бывший смотритель виселицы может привлечь к себе меньше всего внимания. Город сегодня обезумел, так что подозрительно выглядели те, кто сохранил трезвость и здравый рассудок.

— Думаю, это не понадобится, — ответил он.

За спиной у Фуггера из дверей борделя вывалилась особенно шумная компания матросов, а в проеме показалась наконец высокая фигура Генриха. Пригнувшись, Жан увидел, как немец что-то коротко бросил кому-то невидимому, а потом повернулся и пошел по улице, ведущей к гавани, следом за пьяной толпой.

— Пойди, скажи другим, в какую сторону надо идти, и займи свое место, — прошептал Жан, направляясь следом за немцем.

— Разреши мне пойти. Пожалуйста! — Лицо Фуггера жалобно сморщилось. — Я понимаю, что боец из меня никудышный, но я… я…

Жан задержался и на секунду положил руку на плечо молодого человека.

— Необходимо, чтобы ты подготовил нам быстрое отступление. Ты же знаешь план. И место нашей встречи на тот случай, если что-то пойдет не так. Каждый силен по-своему, Фуггер, помнишь? На обратном пути придется спешить. Без тебя у нас ничего не получится.

С этими словами он повернулся и продолжил преследование.

Фуггер быстро оповестил двух своих товарищей, а потом направился в конюшню, где отдыхали их лошади. Фенрир встретил его рычаньем, которое прогнало бы любого, кто попробовал бы полюбопытничать, где в соломе зарыты седельные сумки. Усевшись на одну из них, Фуггер попытался справиться со своими дергающимися конечностями.

С балки раздалось резкое карканье.

— Да, Демон, — отозвался смотритель виселицы. — Я тоже хотел бы надеяться.

* * *

К тому времени, когда Бекк и Хакон догнали Жана, Генрих сделал уже три поворота.

— Наконец-то, — проворчал скандинав, пристраиваясь рядом.

В одной руке он сжимал свой топор, в другой — большой кувшин с ламповым маслом. Бекк несла зажженный потайной фонарь. Они решили, что в порту им может понадобиться как-то отвлечь внимание посторонних, чтобы можно было незаметно проскользнуть на борт и выкрасть то, ради чего они пришли. А ничто так не отвлекает матроса, как пожар на его корабле.

Было несколько странно, что немец, за которым они шли, повернул так, чтобы двигаться параллельно берегу, а не по направлению к нему. А потом он и вовсе свернул в противоположную сторону, к заброшенным складам и гниющим верфям. Там было очень темно, поскольку единственными источниками света стали приближающийся рассвет да их тусклый фонарь. Временами Жану начинало казаться, что они упустили телохранителя. Городской шум остался позади, так что их быстрые шаги стали звучать все громче, как ни старались они ступать полегче. Но стоило ему по-настоящему встревожиться — и он снова успевал увидеть маячившую далеко впереди широкую спину, углублявшуюся в лабиринт проулков.

Бекк сказал:

— Похоже, он не только глухой, но и идиот.

И тут они повернули за очередной угол и обнаружили, что преследуют пустоту. Немец действительно исчез.

Они бросились вперед, уже не пытаясь двигаться бесшумно. В полутьме перед ними, перегораживая улицу, оказалась большая сломанная повозка с отлетевшим колесом. Подбегая к ней, они поняли, что Генрих мог спрятаться только там. Они оказались правы — и ошиблись. Позади телеги действительно находился тот, кто был им нужен, но следом за ним вышли еще шесть человек. Трое были вооружены алебардами — любимым оружием наемников.

Арбалетная стрела отскочила от вскинутого Хаконом топора, вторая ударилась в дверь рядом с ними. Бекк по-тянулась за переброшенной через плечи пращой. Пальцы привычно нашли петли, в корзинку лег смертоносный камень, правая рука ухватила завязанный конец, левая натянула веревки… Остальные пригнулись, пропуская над собой стремительно вращающееся оружие — и вылетевший камень безошибочно нашел одного из арбалетчиков, который с криком упал на спину.

— Это ловушка! — крикнул Хакон, объявляя об очевидном, и побежал зигзагами.

Жан схватил Бекк и толкнул обратно, направляя в ту сторону, откуда они пришли. Он не собирался оставаться и принимать бой против арбалетчиков. Для этого надо лучше представлять себе ситуацию. Они побежали.

— Пора! — крикнул из-за их спин Грегор, и из того конца улицы, откуда они пришли, появилось еще семь человек, преградивших им путь.

В уличном бою промедление означает смерть. Уже в следующую секунду Жан с Хаконом оказались среди своих новых противников, но еще до этого великан метнул в их ряды кувшин с маслом. Бекк остановилась, закрутилась и отправила камень в того из преследователей, кто особенно торопился их догнать. Тот повалился назад, задев руками двух своих товарищей. Бекк вытащила длинный кинжал, стремительно полоснув клинком по протянутой к ней руке.

Клинки со звоном сшибались, топорище остановило дубинку и алебарду. Поднырнув под направленную ему в голову алебарду, Жан нанес удар на уровне колена, рассекая сухожилия. Противник, увлекаемый собственным замахом, перелетел через него. Чей-то меч начал опускаться. Жан отбил удар вниз, направив клинок противника к земле, — и его голова оказалась на уровне угловатой гарды. Жан вдавил ее прямо в лицо противника.

С воплем, который сделал бы честь его предкам-берсеркерам, Хакон врубился в гущу противников, и взмах топора заставил их выстроиться полукругом. Двигаясь удивительно легко для своих размеров, великан увернулся от направленных в него ударов, а потом уперся ногой в землю, отвел топор назад и встретил сразу два клинка таким ударом, что оба были отброшены в темноту.

Пока им удалось удержать свое преимущество, но, бросив быстрый взгляд назад, Жан понял, что так будет недолго. Шесть теней скользили по переулку — и среди них был Генрих.

Пригнувшись под очередным ударом, Жан успел заглянуть в юное лицо Бекк:

— Выбирайся отсюда. Немедленно!

— Я не могу…

— Помни свою цель. Фуггер знает нашу. И он знает место встречи. Если через месяц мы не появимся… — Жан парировал удар одного из нападавших слева. Их клинки скрестились. Жан подпрыгнул и головой ударил противника в нос. — …Тогда твоя правая рука снова принадлежит только тебе.

Жан открыл проход, и Бекк воспользовалась им, перепрыгнув через распростершееся на земле тело. Отбежав на десять шагов, она остановилась и оглянулась. Вторая группа нападающих приостановилась было при виде потерь среди своих товарищей, но теперь, повинуясь крикам Генриха и какого-то толстяка, снова пошла вперед. Двое наемников, у которых было выбито оружие, подобрали его и теперь кружили, держась на почтительном расстоянии от топора. Один из них повернулся к Бекк. Она еще секунду помедлила, но тут мимо ее уха просвистела выпущенная из арбалета стрела, а громкий окрик Жана заставил ее броситься в сторону города.

Получив помощь, противник снова пошел в атаку. Хакон погрузил лезвие топора в плечо врага и не сумел сразу извлечь его, чтобы парировать замах древка алебарды. Он успел повернуть голову, и скользящий удар отбросил его в сторону, заставив выпустить топорище. Жан, отразивший два выпада, сделал полный оборот, держа клинок на высоте головы, так что всем пришлось пригнуться. Была даже такая секунда, когда между противниками образовалась брешь и он тоже мог бы последовать за юнцом и убежать. Но тут он увидел, как падает Хакон, и их взгляды встретились.

— Иди! — крикнул великан.

Но Жан замешкался, и это стало концом уличной схватки. Обух алебарды с размаху ударил его в живот, а потом на него навалились сразу несколько наемников. Однако всем так хотелось его убить, что они помешали друг другу. Получив сразу несколько ударов, Жан упал на землю. Лезвия вспороли ему плечо и бедро.

— Хватит! — крикнул мальтиец Грегор, и его люди, знавшие, что в случае, если приказы выполняются с задержкой, их ждет суровое наказание, моментально отступили назад.

Один из наемников, охваченный жаждой крови, приготовился нанести смертельный удар по упавшему Хакону, но Грегор ударил его в лицо древком пики и заорал:

— Я сказал — хватит! Что за удовольствие резать свиней? И потом, — тут он повернулся к рослому наемнику, стоявшему рядом с ним, — нам следует учитывать пожелания нашего клиента.

Генрих фон Золинген не принимал участия в схватке, хотя и стоял с обнаженным мечом. У него по-прежнему болела голова, словно тысяча молотов била по ней, как по наковальне, а в глазах все двоилось. Ему казалось, что его вот-вот вырвет, — это с ним постоянно случалось в течение всего дня. Он не мог вспомнить, когда ел в последний раз, и сомневался, сможет ли вообще когда-нибудь есть. Когда все выжидательно повернулись к нему, предоставляя нанести своим врагам смертельные удары, он посмотрел на плавающие вокруг два десятка лиц, на извивающиеся на земле змееобразные тела, и не нашел в себе сил поднять меч. Он закрыл глаза, пытаясь обрести равновесие, — и пошатнулся. Ему показалось, будто где-то вдалеке четырежды ударил колокол, а потом послышались радостные крики.

— Который час? — Распухший язык едва ворочался во рту.

— Четыре склянки, — ответил кто-то. — Караваны готовятся отплыть с отливом.

Караван. Корабль архиепископа. Генрих знал, что ему необходимо там оказаться. Он сделал один шаг в сторону гавани и остановился. Кто-то о чем-то его спросил. Перед ним возникло два лоснящихся жирных лица.

— Какой конец ты им предназначил? — улыбнулся ему мальтиец Грегор. — Тебе выбирать.

Да, конечно, противники. Он снова сумел обезопасить своего господина. Этого пса подвесили на виселице, а он все равно остался жить, чтобы досаждать им. Возмутительно, что ему удалось избежать справедливого наказания! Его следовало бы вернуть в объятия железной клетки — это послужит уроком для всех… для всех псов.

Но у Генриха не было времени. Четыре склянки. Шум в гавани становится все сильнее. Корабли отплывают.

— Повесьте их, — пробормотал он, а потом повторил уже более внятно: — Повесьте их, как собак.

Баварец смотрел, как двух обеспамятевших людей ставят под перекладиной. Руки им связали, на шею накинули петли. Четверо взялись за веревку великана, трое — за веревку француза. Обоих подтянули так, что они могли касаться земли, только встав на цыпочки. Грегор дал своим людям знак, веревку подтянули еще сильнее. Жан и Хакон были подняты над землей.

При виде извивающихся и раскачивающихся тел Генриха снова замутило. Его вырвало, во рту стало горько от желчи. Он понял, что сможет продержаться на ногах очень недолго.

Четыре склянки. Гавань. Генрих фон Золинген повернулся и зашагал прочь.

Грегор проводил его взглядом и громко крикнул:

— Прощай, Ген, старый товарищ! Рад был оказать услугу. Увидимся… — и, повернувшись к своим людям, тихо добавил: — в аду.

Дергаясь в воздухе, испытывая нестерпимую боль во всем теле и не теряя сознания, Жан умирал — и, умирая, видел, как враг уходит: уходит медленно, переставляя ноги одну за другой, словно каждое движение требует от него отдельного усилия. Голову Жана срывали с плеч. Он представил себе, как его шея вытягивается, растет, становясь идеальной мишенью для удара меча. Его кишки забурчали и опорожнились. Он больше не контролировал себя. Не осталось ничего, что принадлежало бы ему. Все его тело опустошалось, выливая его жизнь на мостовую переулка. И вдруг, где-то в далеком ином мире, по другую сторону агонии, появились два глаза — громадные черные озера. И он поплыл прямо к ним. Кто-то отворил за ними дверь, затопив их бесконечно ярким сиянием, в котором, однако, остались крошечные островки темноты. Извивающиеся спирали увеличились, и из них составились два тела: Лизетта и Ариэль. Они улыбались и махали ему руками, призывая туда, где не будет больше страданий. Боль начала отступать, когда человек, которого Жан уже не мог вспомнить, сделал мучительно трудный шаг за угол и начал скрываться за ним. А сам Жан в это мгновение набрал скорость и теперь уже стремительно несся к свету.

Единственное, что его тревожило: позади его жены и дочери росла рука, вздымавшаяся над ними. На этой руке было шесть пальцев, и когда тот человек, его враг, наконец свернул за угол и исчез, то шестой палец, чуть искривленный, согнулся, охватывая его любимых сокрушительными объятиями.

А потом Жан полетел вниз, упав с огромной высоты обратно в мучительную боль. И за секунду до того, как он лишился сознания, резкий голос крикнул:

— Полегче, мерзавцы! Товар испортите!

* * *

Луи Сен-Марк де Лавальер, капитан «Персея», корабля его величества, прижимал раздушенный платок к своему удивительно крупному и очень чуткому носу, безуспешно пытаясь рассеять окружающую его вонь. Так было всегда, когда он возвращался на галеру. Должно было пройти несколько дней, а порой и недель, прежде чем он снова привыкал к тошнотворной смеси запахов дерьма, мочи и пота, которыми разило от расположенных внизу скамей гребцов. Он мог утешаться тем, что для начала его ждало недолгое плавание: в соответствии с полученным в последний момент приказом его корабль должен был отправиться в Валетту и там предложить рыцарям-иоаннитам крупную сумму в золоте, заставив их отказаться от своей преданности императору. Он не вдумывался в смысл своего поручения, ведь он же слуга его величества! По правде говоря, он даже радовался небольшому отдыху перед началом сражений, когда ему снова придется сопровождать караваны по Средиземному морю, неделями не заходя ни в один порт и не имея возможности вести жизнь, подобающую человеку цивилизованному. На флоте вонь всегда ощущалась сильнее. К запаху собственного корабля все-таки постепенно можно привыкнуть.

Но раздражала его не только вонь. Только что пробили четыре склянки — и ему придется отплыть без полного набора швали, которой положено работать на веслах. Последнее время городские судьи стали чересчур мягкими, а возможно, просто понизили обычные суммы взяток. Во всяком случае, к работам на галерах стали приговаривать слишком мало народа, да и тот был низкокачественный. Но даже и за этих недоносков ему приходилось платить возмутительно дорого, иначе их перехватывали другие капитаны.

В конце концов Лавальер снова вынужден был обратиться к мальтийцу Грегору. Он терпеть не мог вести дела с этим человеком — в основном потому, что тот был типичным немецким крестьянином и при этом мог купить самого капитана и еще дюжину таких, как он. Бог проявил несправедливость, позволяя подобным людям благоденствовать, тогда как Лавальер вынужден искать их расположения. Конечно, Грегор держался униженно-любезно. Слишком любезно: его глаза все время насмешливо блестели, что говорило о том, насколько хорошо мальтиец понимает, на чьей стороне сила.

Раздраженно расхаживая по настилу, капитан решил было больше не ждать это отребье, когда заметил, как на причал завозят тележку, позади которой ступает именно тот человек, которого он только что мысленно проклинал. Тележка остановилась у сходен, а Грегор, встретившись взглядом с Лавальером, снял шляпу и отвесил ему торжественный и глубокий поклон.

— Приветствую вас, мой капитан. Надеюсь, вы встретили это утро в полном здравии.

— Ты опоздал, Грегор. Я уже собрался отдать приказ бить в барабан.

— Ах, да разве я когда-нибудь подводил вас, мой капитан? Ну… было разок, но вы ведь знаете, я не виноват. Сегодня я искуплю свою вину сторицей. Посмотрите, что я вам привез.

Он сорвал плащ с тележки, на которой лежали двое мужчин: один покрупнее, второй — помельче.

Капитан сошел на причал.

— Похоже, они мертвы, Грегор. — Он пошевелил тела своей тростью и тут же отступил, пряча нос в платок. — И от них воняет. С какой виселицы ты снял это отребье?

— Обоняние вашего превосходительства по остроте не уступит вашей шпаге. — Грегор поднял на него искрящиеся весельем глаза. — Какое счастье для Франции, что ее защищают такие люди! Увы: на прошлой неделе, когда через город проходила армия, мы лишились всех своих благородных добровольцев. Но посмотрите, какие мускулы у этих двоих, а? С такими гребцами ваш корабль уйдет от любого корсара!

— А кто они? И что это за оружие, на котором они лежат?

Грегор плюнул:

— Они пытались устроить нам засаду. Я собирался было отвести этих разбойников к судье, чтобы он их повесил, но тут вспомнил о вас и ваших нуждах. Необычный меч, правда? Это — меч палача.

Лавальер взял меч Жана, попробовал балансировку, сделал несколько взмахов. Он гордился коллекцией оружия, собранной в капитанской каюте. Когда-нибудь он развесит все эти клинки по стенам своего замка — когда нахватает столько добычи, чтобы можно было купить замок.

— Сколько ты хочешь за меч?

Грегор улыбнулся:

— О, это дорогое оружие, мой капитан, но ваше покровительство я ценю выше. Заплатите за него три дуката — и я дам к нему в придачу и топор второго убийцы.

Капитан согласно хмыкнул. У него не было времени торговаться с этим мошенником. Поблизости от них стоял мужчина с обнаженной грудью и бичом на поясе. У него были мощные мышцы, а на толстом брюхе танцевала вытатуированная змея. Густые черные волосы и борода почти целиком закрывали лицо, а под ними горел единственный глаз. Второй был закрыт кожаной повязкой.

— Ворон, забери их вниз. Прикуй к скамье. Когда очнутся — побрей.

— Слушаюсь, капитан. — Чудовище отвернулось было, но тут же оглянулось снова: — Рабы или преступники?

— Это грабители, а не турки. Хохлы можешь им оставить.

Хакона на корабль пришлось тащить двоим. Жана Ворон сам взвалил на плечо. Когда пленников унесли по сходням, капитан отсчитал оговоренную сумму. Генрих обещал Грегору золото, а потом исчез, так и не заплатив: просто повернулся и неверными шагами ушел в темноту. Даже не попрощался. Однако шестьдесят дукатов — неплохой ночной улов. В схватке Грегор потерял пятерых, так что и платить пятерым не придется. Пятьдесят он оставит себе. Теперь он больше ничего Генриху не должен.

— Доброго плавания, мой храбрый капитан. Отрубите этим мечом пару голов неверным, ладно? С вами — надежда всего христианского мира.

Грегор поклонился, а потом хохотал всю дорогу до борделя.

И только перед тем как заснуть, когда у него в голове уже стоял туман от выпитого на радостях вина, он вспомнил, что забыл навестить монаха-доминиканца, того, у которого было золото и который отплывал в Тоскану.

— А, ладно! — зевнул он. — Не так уж это было важно.

* * *

Капитан вернулся на квартердек, а вскоре к трапу подошел Ворон, чтобы сообщить, что рабов надежно приковали к скамьям. Лавальер осмотрел гавань, откуда выходили корабли обоих караванов. Суда были самой разной формы и размера, парусные и гребные. Маневрируя, они спешили воспользоваться благоприятными течениями.

На секунду оторвав от носа платок, он крикнул: «Валетта!» — и помахал своим новым мечом. Мальтиец Грегор сказал, что это меч палача. Ну что ж, во время плавания капитану наверняка представится возможность проверить его в деле.

Крик капитана подхватили его матросы: они впервые услышали, куда направляется корабль. Вскоре судно уже отчалило и присоединилось к потоку других. Чтобы избежать столкновения, использовали укороченные весла, так что продвигались медленно.

— Валетта! — Давальер тихо вздохнул. — Очередной вонючий порт, загнивший под июньским солнцем! Да еще придется иметь дело с этими святошами-рыцарями!

Он ненавидел монашествующих воинов. С ними не повеселишься и добычи от них не дождешься. Совершенно упав духом, капитан ушел к себе в каюту и начал пить.

Часть вторая. СВЯЩЕННАЯ ВОЙНА

Глава 1. В МОРЕ СОМНЕНИЙ

Бекк не привыкла повиноваться приказам.

— И вообще, француз выразился неточно, — проворчала она себе под нос, пытаясь повернуться в тесноте полусгнившего бочонка для воды. — Он велел мне уйти с поля боя, а не выйти из игры!

План Жана все еще годился: тень будет искать своего хозяина. Генрих фон Золинген пройдет этим путем и отправится на тот корабль, где находится его господин. Бекк последует за ним и спрячется на том же корабле или сядет на какой-нибудь другой, отправляющийся в тот же порт. Погоня продолжится, а на море случается всякое.

Однако когда телохранитель проковылял мимо нее, волоча за собой меч, который скрежетал по камням, Бекк не пошевелилась. Одна часть ее сознания понукала ее продолжить преследование, а другая — удерживала.

«Товарищи! — думала она. — Враги у меня были всегда, а вот товарищей никогда не было. Я должна узнать, что с ними сталось».

Она не стала уточнять, о ком подумала в первую очередь.

Несколько минут спустя мимо нее на тележке провезли Жана и Хакона. Бекк перебегала от укрытия к укрытию, поспевая за процессией, и вышла вместе с нею на пристань, где наблюдала за переговорами между морским офицером и толстяком, который был одним из нападавших. Бесчувственные тела занесли на борт. Обоняние без слов объясняло, какое плаванье их ожидает.

— Да хранит тебя Бог, Жан Ромбо, — прошептала Бекк. Ее глаза увлажнились, но она быстро отвернулась от галеры, подавив непривычное чувство одиночества. Гнев был понятнее. Это чувство легче направить на что-то. «Помни о своей цели», — подумала она и представила себе Джанкарло Чибо. Он все еще находился где-то рядом, а его тень, Генрих фон Золинген, сильно ослаблен ударом по голове. Бекк все еще может найти и убить Чибо и выкрасть его печать — это и было целью ее засады в холмах. Венецианские специалисты по подделке документов все еще дожидались ее приказаний. Ей требуется только прибыть в Сиену раньше, чем туда придет известие о смерти архиепископа.

Бекк потратила впустую целый час, прохаживаясь по пристани и внимательно наблюдая за отплытием каждого корабля. Однако оба каравана отбыли, не дав никаких подсказок относительно местопребывания ее врага. И она неохотно вернулась в конюшню.

— На галеру? — взвыл Фуггер. — Ох, Демон, ох, нет! — Птица слетела вниз и села ему на плечо, а Фенрир завыл и стал царапать дверь конюшни. — Значит, надежды нет никакой, потому что они обречены. Из этого ада никто не возвращается. Никто.

Он упал на пол. Тело его корчилось, стоны наполняли тесное помещение.

Бекк уже один раз дала волю печали и больше не намерена была этого делать.

— Он сказал, что вы назначили место встречи.

— Назначили, назначили, но к чему место встречи, когда на нее приходит только одна сторона? Ай-и!

— Слушай. Прекрати свои стоны и слушай меня, ладно?

Фуггер перестал извиваться.

— Вчера ночью ты немного рассказал мне о том, как встретился с Жаном.

Фуггер встал на колени и начал раскачиваться.

— Ну и что?

— А то, что если человек смог избежать верной смерти на виселице, то он может избежать всего, чего угодно.

— Но с галеры? — взвыл Фуггер. — С корабля смерти?

Бекк встала на колени рядом с ним, обхватила его за плечи и, поймав взгляд мечущихся глаз, заставила его смотреть ей в глаза.

— Этот корабль идет на войну, со всеми ее опасностями. Для меня «опасность» — другое название счастливого случая. Если ты хочешь чего-то достаточно сильно (ты не сказал мне, чего хочет Жан Ромбо, но я вижу, что его желание не уступает даже моему), тогда все возможно. Все, что можешь сделать ты…

— Все, что могу сделать я, — это сдержать свое слово. — Фуггер почти перестал дергаться и задумался. — Он рассказал мне об одном городе среди виноградников. Он знает его по итальянским кампаниям. Один человек, который у него в долгу, содержит там постоялый двор. Название города — Монтепульчиано.

— Монтепульчиано? Знаю. Недалеко от Сиены. Так что у нас с французом была одинаковая идея: если мы потеряем след Чибо здесь, то последуем за ним в его берлогу.

— Значит, теперь нам туда? Мы будем ждать их в Монтепульчиано?

Бекк встала и подошла к двери конюшни. Огненный шар солнца изливал раскаленный свет на наковальню города. Щурясь, Бекк сказала:

— Ты должен хранить верность своему слову так, как считаешь нужным. Но я обязан выполнить обещание, которое дал намного раньше.

— Но Жан…

Не оборачиваясь, она бросила:

— Я обещал, что буду следовать его дорогой только до тех пор, пока нам по пути. Теперь Жан встал на такую дорогу, по которой я не могу пойти за ним. Я должен вернуться на свою собственную. — Тут она повернулась к Фуггеру и увидела, что он снова начал дергаться. — Но мы с тобой можем ехать вместе, Фуггер. Пока что наши дороги совпадают. Если мы продадим лошадей, то сможем заплатить за проезд до Ливорно на корабле. Оттуда до Сиены всего день езды.

Молодой человек почесал свою рыжую бородку, а потом медленно встал.

— Ну что ж, Демон, похоже, какое-то время мы последуем за другим человеком. Веди нас, храбрый юный господин. Пойду продам наших животных.

Птица и человек ушли, уводя с собой лошадей. При виде Фенрира, все еще скулящего по своему хозяину, у Бекк заныл живот, и она поняла, что это возвещает начало кровотечения. Одна из причин, по которой она избегала общества, — ежемесячное женское проклятье. В такие дни ей еще труднее было сохранять маску.

— Провизия, — пробормотала она, обращаясь не только к себе, но и к псу.

Она потрепала его за уши и вышла из конюшни, но тут новый приступ боли заставил ее скорчиться. Сейчас ей хотелось только свернуться в калачик и несколько дней не просыпаться. Однако эта боль напомнила ей о Жане и о том, что он сейчас испытывает гораздо более сильные муки. Она вдруг живо представила его себе: как он стоит с мечом на плече, как смеется. Это заставило ее улыбнуться. Наверное, опять женские чувства, решила она. При этой мысли она выпрямилась и пробормотала старинное еврейское проклятье, которое должно было отогнать боль.

* * *

Жана привела в чувство качка, а еще — вонь и барабанный бой, который он ощутил внутри головы еще до того, как услышал.

— Полегче, приятель. Ешли ты очнулся — ты работаешь. Ешли ты работаешь — мы работаем тоже. Ты ведь не хочешь уштроить такое швоим новым шобратьям, правда? Мы ведь только вштретилишь.

Шея! Жану припоминалось, будто кто-то попытался свернуть ему шею и оторвать голову. Его веки с трудом поднялись — и взгляд заполнила картина подвижного мира парусов и такелажа. Этот новый мир мерно поднимался и опускался. Очертания лица на фоне неба то появлялись, то снова исчезали. У него спазматически сократился желудок, и его едва не вырвало, когда кто-то взял его за плечо и заставил резко опустить голову вниз.

— Прояви вошпитанношть, приятель. Так-то вот, ко вшему оштальному.

Когда первые спазмы прошли, Жан совершил ошибку и снова открыл глаза. Под ним в море гнилостной жижи, усеянной содержимым его собственного желудка, плавали рыбная голова и островки того, что могло быть только экскрементами. Там происходило движение в такт качке корабля. Жан попробовал отвернуться, но тут его снова вывернуло. Приступы рвоты повторялись снова и снова, горло наполнилось едкой желчью, которая сильно его обожгла. Как он теперь увидел, разлагающаяся жидкость занимала всю поверхность палубы. В поле зрения оказались еще ноги, погруженные в жижу, — десятки ног, разбивавших ее на потоки, как бревна, нарушающие течение реки.

— Тебе получше, приятель? Нет-нет, полежи минутку, шделай одолжение. Думаю, наш и так шкоро выжовут. Ешли ветер не ушилитша.

Жан попытался что-то сказать — и не смог. Он неопределенно взмахнул рукой, и перед ним снова возникло то же лицо, такое загорелое и сморщенное, что определить его возраст было невозможно. Над беззубой пещерой рта топорщились серебряные усики.

— Шея бешпокоит? Похоже, тебя ш вишеличы шняли. Шлишком ришковал, да, шынок? Ну, теперь ты — шлуга его величештва короля Франшишка. Или раб. Тебе волошы еще не трогали, так что пока не шкажешь.

Снова упав на скамью и пытаясь понять эти странные слова, Жан начал медленно осматриваться.

«Я на корабле. Я лежу на скамье, на ноге у меня цепь, а на коленях лежит весло. Кругом движение, а где-то позади меня бьют в барабан, ближе… ближе к корме корабля. А я прикован спиной к нему».

Он начал считать удары барабана. После шести загремели цепи, и все встали. На восьмой послышался свисток, а потом множество гребцов с хрипом рухнули обратно. Когда они упали, корабль рванулся вперед, а барабанный бой начался снова.

Жан оказался как раз под парусом, который прямо у него на глазах выгнулся, наполняясь ветром. Чей-то голос крикнул:

— Дыханье святого Христофора! Суши весла!

Немедленно послышался рокочущий звук: весла втянули и положили на колени передних гребцов. Ритмичный бой прекратился.

Гребцы, окружавшие Жана, тяжело дыша, распрямляли усталые руки и ноги. Большинство были совершенно голые. Кое-где можно было заметить рубахи из мешковины, но по большей части от непогоды их ничто не защищало. На Жане все еще оставалась та одежда, в которой он попал на корабль, но она была измарана, особенно штаны — мокрые и неудобные. Он решил осторожно от них избавиться, и это привлекло к нему внимание, как и предупреждал его пришепетывающий сосед.

— Так-так. Значит, мой господинчик уже выспался!

Немолодое лицо, почти полностью скрытое под седеющей бородой, волосами и кожаной повязкой на глазу, нависло над ним. На голом пузе тошнотворно качалась змея.

— Может, теперь ему хочется позавтракать? Немного хлеба с молоком или, может, вина?

Эти слова были встречены заискивающим смехом. Особенно усердствовал толстый гологрудый матрос слева от лохматого; к нему быстро присоединились и беззубый сосед Жана, и двое других с той же скамьи. Только более молодой мужчина, сидевший у конца весла, молчал, не поднимая головы.

— Мы испачкали штанишки! — добавил лохматый, вызвав новый взрыв смеха. — Хотим их снять, да? Ну что ж, мы можем ему в этом помочь. — Он рявкнул своему жирному спутнику: — Раздень его! А потом побрей!

Грубые руки начали срывать с Жана одежду. Он не противился, поскольку и сам намеревался от нее избавиться. Но когда те же руки схватили прядь его волос и подняли ножницы, он поймал толстяка за запястье и стиснул с такой силой, что тот вскрикнул и выронил ножницы.

К Жану Ромбо наконец вернулся голос.

— Только тронь мои волосы, — прохрипел Жан, — и я выпотрошу тебя, как рыбу!

— Корбо, помоги мне! — просипел толстяк.

Лохматый Корбо, который уже начал обходить гребцов по центральному проходу, быстро вернулся, разворачивая на ходу короткую многохвостую плетку. Он поднял ее высоко над головой и резко опустил. Израненную шею Жана пронзила боль — как от раскаленных железных обручей, наложенных на свежие порезы. Жан выпустил запястье толстяка, и тот тут же отступил к своему хозяину, растирая руку и с ненавистью глядя на Жана.

— Значит, у нас на скамье появился вояка? Мы тут таких не любим. Мы и сами вояки.

Корбо снова хлестнул строптивца плетью. Один раз, второй, еще и еще. Жан как мог защищал лицо и не издавал ни звука. Пусть узловатые веревки делают свое дело. Плетка была легкая, предназначенная вызывать боль, не причиняя серьезных увечий. Его один раз били плетьми в армии, так что он видел разницу. Поэтому он просто ждал. Наконец запыхавшийся Корбо остановился.

— Хватит, петушок мой бойцовый? — пропыхтел он.

Жан молча кивнул и поднял ножницы. На мгновенье Корбо и его помощник в страхе отступили: в руках раба любое оружие могло стать смертоносным. Однако Жан просто стер с ножниц палубную грязь и начал стричь свои волосы. Толстяк двинулся было, чтобы взяться за дело самому, но Корбо его остановил, и они вместе с рабами, сидевшими по соседству, стали наблюдать за тем, как Жан орудует ножницами.

Он не просто беспорядочно кромсал их, как, несомненно, сделал бы толстый помощник надсмотрщика. Свои густые волосы он обычно оставлял немного длиннее, чем требовала мода, так что ему было с чем работать. Сначала он состригал понемногу, потом начал придавать прическе форму, играя с волосами. Он научился этому в молодости, в армии, чтобы убивать время в течение скучных стоянок или осад, и зарабатывал этим развлечением по несколько лишних су. Он редко работал над собой, но мысленно созданный им образ довольно точно претворялся в жизнь. Окружающие приветствовали искусство цирюльника одобрительным хмыканьем.

Жан срезал все свои волосы за исключением одной пряди — эту он оставил, потому что успел заметить, что сидевшие вокруг тоже имели такой плюмаж. А потом встретился взглядом с человеком, который только недавно его сек.

— Ну, хозяин, мне отрезать и последнее перышко? Я на нем все равно далеко не улечу.

Эти слова были встречены смехом, который Корбо быстро оборвал, многозначительно подняв плеть. Великан хмуро посмотрел на Жана и сказал:

— Ты — преступник и справедливо осужден за свои прегрешения. Но, думаю, ты христианин и поэтому не можешь стать рабом, как эти мусульманские собаки. Их стригут налысо. Можешь оставить… оперение. — С этими словами он сплюнул, нагнулся и вырвал у Жана ножницы. При этом он сказал: — Когда очнется тот сукин сын, которого принесли вместе с тобой, займись и им тоже.

Корбо удалился по проходу, нахлестывая тех, кто втянул весла недостаточно далеко. Он был растерян. Обычно те, кого он порол, молча скрючивались над веслами и плакали от боли. У него было такое чувство, будто к его таланту проявили неуважение.

— Ну, мой друг, — губы сморщенного человека, сидевшего рядом с Жаном, растянулись в беззубой улыбке, — редко кому удаетшя одержать верх над Корбо. Но я бы поштаралшя держатыпя от него подальше. Такого врага иметь опашно.

Но Жан уже выбросил из головы эту стычку: его больше занимали последние слова Корбо — о том, что Хакон где-то рядом. Глянув в сторону кормы, он наконец увидел своего товарища в трех рядах от них. Скандинав согнулся и привалился к планширу, но слабые движения грудной клетки свидетельствовали о том, что он жив. Повернувшись к своему соседу, Жан спросил:

— Мы давно на борту?

Старик улыбнулся.

— Мы тебе уже пришкучили? Тебя приковали вшего жа дешять минут до того, как нам отплыть иж Тулона. Нешколько чашов нажад. Не повежло, да? Но шудя по твоей шее, галера — не шамый плохой вариант.

За болью от порки Жан забыл об ожоге от веревки и растянутых мышцах. Теперь он осторожно потер шею, а потом заговорил снова:

— Где я?

— Ты в шедьмом круге ада. Куда отправляют шамых штрашных грешников: еретиков, швятотатчев и шодомитов, где иудеи гребут рядом ш мушульманами, а лютеране ш рашштригами-франчишканчами. Вшех шобрали под небом Гошподним на палубе галиота его величештва «Першей».

Некоторые слова в произношении этого человека было непросто понять.

— Ты шказал… сказал «галиот»? — Жану кивнули. — А что это такое? Я думал, это — галера.

— Это — ражновидношть галеры. Меньше, легче. Двадчать вешел вмешто шорока, один паруш, вшего одна пушка, впереди. Шкороштной, для пошланий и быштрых мер. Крашавеч. На лучших я не плавал.

— И куда мы направляемся?

Старик подался вперед, и красная прорезь его рта открылась в подобии широкой улыбки.

— Штранное дело. Мы должны были плыть ш оштальным флотом в Ливорно. Но капитан Болыпенош получил ижвештие о том, что планы меняютшя. Похоже, теперь мы плывем в Валетту. Что меня радует, потому что там живет одна иж моих пяти жен. Я не видел ее уже три года.

Мальта! Жан тяжело опустился на скамью. Услышав название порта назначения, он вдруг полностью осознал ужас своего положения. Он прикован к скамье на галере… или галиоте… Как ни назови, он находится в вонючей плавучей тюрьме. Кошмар наяву, судьба каждого, кто нарушил законы во Франции, не понравился какому-то влиятельному человеку или кому просто не повезло. Жану доводилось слышать о людях, единственное преступление которых заключалось в том, что они слишком много выпили на постоялом дворе, когда мимо проходил вербовщик. О таких несчастных иногда рассказывают. И никто не припоминал, чтобы они когда-либо возвращались обратно.

Приговор на галеры означал медленную смерть.

Всех мальчишек Франции пугали на ночь рассказами о тех ужасах подневольной гребли, которые ждут непослушных. Сколько можно прожить, по щиколотку погрузившись в этот чумной резервуар? Если не заболеешь от изнеможения, то об этом позаботятся порки, обжигающее солнце или леденящий дождь, отсутствие нормальной еды и питья. А вдобавок еще немалая угроза со стороны корсаров — пиратских флотилий, которые со своих баз в Северной Африке нападали в Средиземном море на все корабли. Если корабль во время боя пустят ко дну, цепи быстро утащат гребцов в бездонные глубины. А если галиот захватят, рабы просто сменят цепи христиан на мусульманские. Условия жизни и опасности останутся теми же.

За минувшие шесть дней Жан сменил виселицу на галеру. Отчаяние охватило его. Желчь снова подступила ему к горлу, и он начал ею давиться.

А потом его спутник сказал:

— Тебе надо бы водички.

Он встал, снял цепь со щиколотки и прошел дюжину шагов к бочонку с водой, установленному у мачты. Когда он вернулся, Жан выпил воды, справившись с позывами на рвоту. Потянув свою цепь, он обнаружил, что она не поддается.

— А как ты смог освободиться? — прохрипел он.

— Наш, добровольчев, не жапирают. Ну… только в некоторых портах, где велик шоблажн оштатьшя. Как будет в Валетте, ешли бы я шмог вштретитьшя шо швоей милой Панчей. Вшего на четверть чаша, учти. Может, я и штарый, но вше у меня работает.

Старик захохотал.

— Добровольцев? Ты пошел на это добровольно?

— Конечно. Дешятая чашть ждесь по доброй воле.

— Почему? — едва смог выдавить Жан.

— Штоит тебе пошидеть жа вешлом, и на что еще ты годен? Я был рабом, прештупником и швободным, я греб у мушульман и хриштиан, но даже когда я был рабом, мне не приходилошь ешть траву, как было у наш в деревне, или лежать зимой в канаве, мечтая помереть — не только от холода, но и потому, что поговорить было не ш кем. Любая жижнь хороша, ешли понял, что лучшей нет. Вот что бы я на твоем меште шделал, шынок: шмирился ш вешлом и продолжал жить.

* * *

Пока они плыли к Мальте, у Жана было достаточно времени, чтобы обдумывать этот добрый совет и усваивать корабельные правила. Он понимал, что от этого будут зависеть их с Хаконом жизни и надежда на вызволение из ада. Его беззубого соседа звали Да Коста. Он родился в Португалии, но уже двадцать лет как его родиной стали галеры, и он был рад поделиться своими опытом и знаниями. Чем дольше Жан слушал его беззубое шамканье, тем легче ему было понимать его речь. А слушать приходилось много: едва старик успел научить нового соседа матросской премудрости, как начал рассказывать о своих похождениях на море. И Джануку, молодому смуглому гребцу с внутреннего конца их скамьи, тоже нашлось о чем рассказать. Как и положено в таком возрасте, его истории в основном касались женщин. Он утверждал, что имел одновременно трех жен и жил с ними на берегу Средиземного моря в вилле, выложенной голубыми керамическими плитками. Однако когда его спрашивали о том, как же он поменял такую роскошь на тяготы весла, он только пожимал плечами и заводил очередной рассказ о благоухающих жасмином нимфах.

Но больше всего этими рассказами наслаждался Хакон. Да Косте удалось устроить так, что Хакона пересадили на одно весло с ним, Джануком и Жаном, заменив могучим скандинавом сразу двух гребцов. Да Коста сказал Корбо, что тем самым тот сможет не надрываться на порках, потому что маленький новичок управляет большим. Для Да Косты соседство с таким силачом означало возможность больше отдыхать, потому что северянин действительно греб за двоих. Временами даже казалось, что он гребет за всех, ибо, несмотря на явный ужас их положения, Хакон был счастлив снова оказаться на море и работать веслом — как много лет назад у себя на родине. Морской воздух бодрил его, тело, которое во время пресной жизни в Туре начало заплывать жирком, снова стало сильным, а стрижка, которую сделал ему Жан, срезавший длинные золотые волосы и густую бороду и оставивший одну прядь, обозначавшую статус преступника, сильно его омолодила. Поскольку Хакон был родом из страны саг и эпосов, то повествования Да Косты об опасной жизни моряка пробудили в нем дух викингов. Истории Джанука о лени, сладком шербете и обитательницах гарема вызывали совсем иные чувства. Жан улыбался, глядя, как скандинав подается вперед, словно он сидит в кресле в пропахшем дымом домике где-то у себя на родине, а не прикован к скамье на каторжном корабле по щиколотку в мерзкой жиже.

Когда ветер стихал, гребцам приходилось усердно трудиться. Гребля продолжалась по трети часа, после чего все они начинали задыхаться. Большенос, как все называли капитана Лавальера, любил скорость и маневренность, и тех, кто «прохлаждался», как тут говорили, безжалостно наказывали Корбо и его подручные. Кругом постоянно ворчали и чертыхались, вонь, исходившая от тел, постоянно находящихся в собственных испражнениях, была нестерпимой, порций воды и пищи едва хватало. Тем не менее среди гребцов, несмотря на все их различия, царил дух товарищества, потому что, если кто-то не работал, другим приходилось тяжелее, и более опытные убеждали новичков, что скорость и незамедлительное повиновение — это единственное, что спасет их от морского дна, если они будут участвовать в сражении. А в сражении они будут участвовать обязательно.

— Ах, какие шражения я видел! — объявил Да Коста, выплевывая самых крупных червяков, которыми изобиловали поданные на завтрак сухари.

Это было утро их пятого дня, и ветер наконец-то стал дуть постоянно. Вокруг них гребцы упали на свои весла и захрапели.

— В шешнадчатом я вышадился ш Кортешом в Веракруше, — начал португалец. — Я впервые увидел Новую Ишпанию…

— Погоди, старик, — со смехом прервал его Джанук. — Мне казалось, вчера ты рассказывал, что в девяносто втором плавал с этим сумасшедшим генуэзцем Колумбом. Ты уж выбери что-то одно!

— Я был ш Криштофом (так я его нажывал тогда — и нажвал бы шейчаш, шиди он рядом шо мной), — с достоинством ответил старик. — Но я ведь, кажется, шкажал, что добралшя только до оштровов. Там на меня напала желеная хворь, и Криштоф мне шкажал: «Пауло, ты мне нужен, но Португалии ты нужен больше» — и отправил меня нажад. Так што я континента не видел.

— А! — проговорил Джанук, не переставая улыбаться. — А мне казалось, будто несколько недель назад ты сказал мне, что первым ступил на землю Нового Света.

— Так оно и было. Я довез Криштофа на шлюпке до берега и выпрыгнул на берег, чтобы привяжать шлюпку.

Это утверждение вызвало возгласы недоверия со всех сторон, потому что рассказы старика с удовольствием слушали все окружающие. Шум был настолько громким, что привлек внимание Корбо. Он быстро подошел к ним, щелкая плетью.

— Опять ты взялся за свои враки, Да Коста! — закричал он, но Хакону удалось принять на себя почти все удары, предназначавшиеся щуплым плечам старика, и бородач быстро утомился.

Когда надсмотрщик удалился по проходу, недовольно ворча, Хакон проводил его взглядом, не сулившим ничего хорошего. А потом повернулся к португальцу:

— Расскажи мне одному. Шепотом. Что было в Веракрусе?

Они начали тихо переговариваться, а Жан повернулся к своему другому соседу, Джануку. Он его совсем не знал: истории этого молодого человека были забавными, но ничего не говорили о нем самом. Однако Жан подозревал, что в этом человеке прячется многое, что за сдержанными серыми глазами и лицом с римским профилем скрывается некая сила. А еще он знал, что, когда придет время наносить удар, бежать и продолжать свой путь (а такое время обязательно должно было прийти), полезно было бы доверять человеку, который прикован рядом.

— Ну что ж, Джанук. Мы уже слышали о твоих полуобнаженных девицах. А вот можешь ли ты поделиться с нами рассказами о сражениях, как наш друг Да Коста?

— Есть у меня несколько. — Джанук улыбнулся и подался ближе. — Но я убедился в том, что люди с самыми интересными историями редко их рассказывают. Те, кто учили меня сражаться, научили меня и тому, что молчание и шрамы — это истинные свидетельства.

— Я бы с этим согласился. Твое молчание мы уже оценили. И кое-какие твои шрамы я тоже вижу. — Он указал на неровную полосу на плече своего соседа. — Аркебуза или мушкет? Я бы сказал, что стреляли с довольно большого расстояния, потому что выходного отверстия нет. Так извлечь пулю мог только очень хороший хирург.

— Так оно и было. Самый лучший. — Джанук говорил очень тихо, заставив француза придвинуться ближе. — Янычарам всегда предоставлялось все лучшее.

Жан тихо присвистнул:

— Янычарам? Значит, ты был наемником, как мы. Полагаю, ты воевал за турок.

— Разве слово «наемник» тут подходит? Мои родители из Дубровника продали меня вербовщикам султана, когда мне было восемь.

— А мне казалось, что янычары — это гвардия крови, баловни и любимцы султана.

— Баловни — возможно. Но раб — это раб, как бы его ни холили.

— Раб, у которого было одновременно три жены? — Жан улыбнулся. — Я о таком рабстве что-то не слышал.

Серые глаза на секунду устремились к горизонту:

— Это было в другой жизни. Позже.

Жан понял, что терпение его соседа на пределе.

— Но все-таки — янычар! Это впечатляет.

— Надеюсь, ты оставишь свое уважение при себе.

— Конечно. Кто-нибудь другой может оказаться не таким терпимым, как я. Потому что я получил вот это от одного из твоих товарищей.

Жан наклонил голову и продемонстрировал кривой шрам, который начинался у него за левым ухом, а заканчивался на макушке.

— Кривая сабля, — заметил Джанук. — Похоже, тебе попался плохой янычар, раз ты все еще дышишь.

— Он умер, когда наносил мне этот удар. — Жан потер голову. — По-моему, он неплохо справился.

— И где это было? Надо думать, в морском сражении.

— Я никогда не воевал на море. Хотя надеюсь исправить это упущение, и в самое ближайшее время. — Жан посмотрел на Джанука, проверяя, понял ли тот его намек, но не заметил никакой реакции и добавил: — Нет, это было… лет десять назад, апрельским утром на какой-то равнине в Венгрии. Она называлась Мохач.

Тут уже присвистнул Джанук:

— Ты был при Мохаче?

— Был. Один из агнцев Фрундсберга, упокой Боже душу командующего.

— Не обижайся, но я к твоим благословениям не стану присоединяться. Этот демон-немец и его «агнцы» чуть было не вырвали у нас победу.

— Ты был там?

— Был.

— Ты показался мне слишком юным.

— Это было мое первое сражение.

— И, как видишь, для меня оно чуть было не стало последним.

— И для меня, — отозвался Джанук, указывая на мушкетный шрам.

Оба молча посмотрели друг на друга. На мгновение они перенеслись в то апрельское утро 1526 года, когда армии Сулеймана Великолепного вырвались с покоренных Балкан, чтобы встретить гордость Богемии и Венгрии на туманной равнине, называвшейся Мохач.

В их молчании возникла тесная связь благородных противников.

«Как странно, — вдруг подумал Жан, — я прикован между двумя бывшими солдатами и с каждым уже встречался в бою. Это должно иметь какой-то тайный смысл».

Они не успели произнести слова, которыми все равно нельзя было бы выразить их воспоминания: позади началась шумная свара. Она охватила скамьи, которые занимали преимущественно рабы-мусульмане. По словам Да Косты, они все до одного были корсарами, захваченными во время нескольких сражений в самых разных местах Средиземного моря.

— Шобаки мушульмане! — Старик сплюнул, попав слюной себе на подбородок. — Этих подонков кормят меньше наш, а шекут больше — и вше равно они дерутшя!

— Вот вам и сотоварищи по веслам! — пошутил Хакон.

— Какие они шотоварищи, в жопу! Шмотри, это опять тот Акэ. Корбо будет в вошторге. Как он ненавидит этих черных! Говорит, они прохлаждаютшя. Называет их швоими черными обежьянами.

Жан увидел, как громадный черный мужчина сжимает меньшего по росту белого в медвежьих объятиях.

— С кем это он схватился?

— Не ражгляжу… А! Это Немой! Понятно, почему темнокожий его прижал. Это — шамый отпетый вор на корабле. И жлобный к тому же!

— Растащите их! — завопил Корбо.

Он и трое его подручных бросились к дерущимся. Защелкали плети. Гребцы с соседних скамеек постарались отодвинуться на всю длину цепей, но досталось и им. Надсмотрщики не особо разбирались. Люди, которых били, громко заорали.

Акэ встряхивал Немого, словно детскую куклу. Меньший из мужчин казался совершенно безжизненным: негр стиснул его так сильно, что он не смог дышать и потерял сознание. Однако перед этим он вогнал заостренную щепку, выуженную из грязи, прямо в грудь своему противнику. Из черной груди гиганта хлестала струя крови. Жан подумал, что если бы удар пришелся на дюйм ниже или африканец отреагировал чуть медленнее, то помойная крыса из Ниццы сейчас не чувствовала бы, что ей вот-вот сломают ребра.

От потери крови Акэ ослабел — или, возможно, он решил, что убил крысенка, который, как предположил Да Коста, пытался украсть и без того скудную порцию негра. Как бы то ни было, Акэ вдруг бросил своего противника и снова сел на свое место, одной рукой зажимая рану, а второй пытаясь закрыться от ударов плети.

Крики продолжались. На девяти языках и множестве диалектов высказывались мнения о том, кто виноват в драке. Приятели Акэ, пятнадцать человек из одного племени, просто ритмично топали ногами и негромко пели, звеня в такт цепями. Помощники Корбо сновали между ними, раздавая удары направо и налево. Это не помогало; наоборот, шум все усиливался, особенно после того, как Немой, который лежал так неподвижно, что все сочли его мертвым, внезапно перевернулся и наблевал прямо на ноги Корбо.

— Тихо, собаки! — крикнул надсмотрщик, рассвирепев, и лягнул неудачника из Ниццы прямо в лицо, так что тот снова потерял сознание.

Его приказ остался без внимания. Теперь уже казалось, будто вопят все без исключения.

Находясь в семи рядах от драки, Да Коста прыгал на Месте рядом с Жаном.

— Ага! Дай ему еще!

— А ты на чьей стороне? — рассмеялся Хакон.

— Ненавижу этого портового крышенка Немого. Украл у меня прекрашную деревянную вштавную челюшть.

— А почему его прозвали Немым?

Хакон любил, чтобы в истории было понятно, что представляют из себя все действующие лица.

— Яжык вырван. Наверное, жа богохулынтво. Ага! Отдай его темнокожему!

И с этими словами Да Коста снял с себя цепь и бросился вперед вместе с остальными вольными, чтобы лучше видеть происходящее.

Хакон протянул руку:

— Ставлю кусок хлеба против твоей соленой рыбы, что, когда щепку вынут, черный умрет от потери крови!

Жан принял пари:

— Идет. По-моему, он выдерживал и не такое.

Шум все нарастал. Корбо со своими подручными уже не справлялся с ситуацией: их крики и щелчки плетей тонули в шуме. Надсмотрщики отступили в проход. Корбо требовал свою аркебузу; грохнул выстрел. Все гребцы инстинктивно пригнулись.

— Что означает это безобразие?

При звуке гнусавого голоса наступила внезапная тишина. Капитан Луи Сен Марк де Лавальер, которого все называли Большеносом, стоял на корме. Позади него двадцать солдат опустили дымящиеся ружья.

Во время плавания он старался появляться на палубе как можно реже, выходя только для того, чтобы управлять маневрами. Ему противно было находиться на палубе, там невыносимо воняло. Только в своей тесной каюте с небольшим коридором, куда залетал ветер, выдувая запахи, и постоянно прижимая к носу что-то надушенное, он получал передышку. Корбо и Августин, сержант, под командованием которого находилось восемьдесят солдат, получали от него приказы вдали от мерзкого запаха. Конечно, они всегда приносили вонь с собой — и их быстро отсылали прочь. Луи с удовольствием оставался один, чтобы развлекаться с оружием, которым были увешаны стены его каюты. Он пускал изготовленные им самим стрелы из турецкого лука в буй, привязанный на корме, и читал возмутительную писанину сквернослова Рабле, бывшего монаха.

Он как раз дочитал до середины чудесный пассаж из «Гаргантюа», в котором так прелестно обнажалась помпезная глупость церковного учения, когда нарастающий шум отвлек его, заставив потерять ход сложного доказательства. А потом в дверь ворвался Августин и, как всегда возбужденно, завопил, что «гребцы бунтуют».

— Чепуха! — заявил Луи и, взяв в одну руку большой металлический ароматизирующий шарик, наполненный сухими фиалками, а в другую — пистолет, решительно вышел на палубу.

Он, конечно, приказал дать залп в воздух. Вот что он имел в виду. Гребцов и без того не хватает, а Августину понадобилось застрелить сразу нескольких! Этот идиот не в состоянии был бы устроить даже оргию в борделе! Когда пороховой дым немного рассеялся, стал ясно виден царящий внизу хаос. А с ним пришла и вонь. Капитан поднес ароматический шарик к самому носу и, уткнувшись в него, вопросил:

— Ну, Корбо, ты можешь объяснить, почему я вынужден подниматься на палубу, чтобы восстановить порядок?

Единственный глаз Корбо яростно вспыхнул.

— Это все из-за того сучьего бабуина! — выпалил он, на что окружившие его вольные гребцы отозвались обезьяньими воплями. — И из-за этого провансальского подонка!

Корбо был гасконец, и очень этим гордился. Он еще раз лягнул распростертого в грязи Немого, который громко вскрикнул.

— Верни это отребье на места! — крикнул капитан.

Вольные побежали на места, увертываясь от плетей и хрюкая в нос. Корбо надеялся, что капитан не поймет их издевки. Он и так был очень зол.

Но капитан ничего не заметил. Его заботило только восстановление порядка. Гребцов следует научить выполнять приказы мгновенно, как только они отданы. Во время морского сражения от этого может зависеть победа или поражение. Поражение часто занимало мысли Лавальера, ибо он знал: если ему не посчастливится и он выживет при поражении, его обедневший пьяница-отец не в состоянии будет наскрести денег на выкуп, и тогда он в конце концов будет и сам прикован к одной из таких скамей. И его страшили не зверства. Его страшила вонь.

— Поставь виновных передо мной!

Замки были разомкнуты, цепи, приковывавшие одного гребца к другому, были высвобождены, и Немого легко бросили на трап перед капитаном. С Акэ все обстояло не так просто. От потери крови он сильно ослабел, а передвигать такую махину было трудно. В конце концов Корбо с двумя подручными все-таки удалось это сделать, и великан был брошен рядом с уже очнувшимся Немым.

— И кто начал первым?

Снова поднялся гвалт. Большинство белых кричали, что виноват во всем негр. Взмахи плетей быстро заставили их замолчать, но со скамей мусульман прозвучал один голос. Говорил Мугали, самый молодой из негров, которому удалось немного выучить французский.

— Крал! — крикнул он. — Он крал!

Он повторил то же на своем родном языке, получив громкую поддержку своих соплеменников, которых тоже быстро угомонили плетками.

— Ты — вор, человек? — спросил капитан. Бессловесное отрицание Немого вызвало волну насмешливых криков и хрюканья.

Багровея от ярости, Лавальер тщательно взвесил возможные варианты. Все гребцы — подонки, и если бы он мог в эту минуту наказать их всех, он бы так и сделал. Однако ему и без того не хватает двадцати гребцов, следовательно, на счету каждый человек, способный работать веслом. Но негр явно умирал от потери крови, а размахивавший руками Немой явно начал оправляться. В традиции галер входило обвинять и наказывать меньшинства, и этим примером можно воспользоваться, чтобы смирить остальной сброд. Впереди — долгое лето военных действий, и такой урок может оказаться в высшей степени полезным. Так что в конце концов принять решение оказалось очень просто.

На секунду Лавальер убрал шарик из-под носа.

— Подвесить черную собаку за ноги на этой рее. И сдерите с него кожу живьем.

Кое-кто одобрительно закричал. Корбо со своими подручными стали готовить Акэ к экзекуции. Глядя на негра, капитан добавил:

— О, и свяжите ему руки за спиной. Если он вытащит эту палку, то умрет раньше, чем вы приведете приговор в действие.

Один раз Лавальера проткнули клинком на дуэли. Он чуть не умер, когда оружие извлекли из раны.

Когда все было сделано, Акэ окатили ведром морской воды, чтобы привести его в чувство для пытки. Капитан заговорил снова:

— Сейчас вы увидите, что бывает с теми, кто пытается нарушить нормальную жизнь на «Персее». Гребите усердно, не ввязывайтесь в ссоры, выполняйте приказы. Если кто-то хоть раз меня подведет, его будет ждать такая же судьба.

Он кивком приказал Корбо начинать.

Хакон, Жан и Джанук принадлежали к числу тех немногих, кто отвернулся, когда острие ножа было введено под первый слой кожи на спине и оторван большой лоскут. Однако они не могли заткнуть уши, но даже если бы они позволили себе этот жалкий жест, им не удалось бы не слышать пронзительного вопля, который больше походил на звериный, чем на человеческий. Так кричит попавшая в капкан ласка, отгрызая себе лапу. Большинство, включая пришедшего в восторг Да Косту, жадно наблюдали за происходящим.

Испытывая мучительную тошноту, Джанук устремил взгляд к горизонту. Вот почему он оказался первым, кто увидел вдали три паруса. У него всегда было острое зрение, и даже с такого расстояния он различил характерные очертания арабских пиратских кораблей.

«Еще бы мне их не узнать, — подумал он, и его сердце забилось быстрее. — Я ведь и сам командовал такими».

Он никому ничего не сказал. Новости на корабле распространяются очень быстро и слишком скоро дошли бы до ушей его тюремщиков.

«Хвала Аллаху! — думал Джанук. — И пусть мое молчание прибавит ветру в ваши паруса».

Глава 2. КАЛЕЙДОСКОП

У Джанкарло Чибо, архиепископа Сиенского, были все основания чувствовать себя счастливым. Благодаря попутному ветру плавание до Ливорно оказалось благословенно коротким, каких-то три дня. Там пришел конец всем неудобствам и фальшивой бедности: его слуга Джованни дожидался на пристани с дворцовой каретой, так что путь до Сиены занял меньше дня. Дорога была непривычно пустой, чистой и высушенной жарким тосканским солнцем. Архиепископ даже вновь обрел своего телохранителя: Генрих приплелся на корабль перед самым отплытием, сообщив, что их враги оказались на виселице. Едва успев выговорить последнее слово, немец провалился в забытье.

Теперь Чибо лежал в ванне (он изредка делал это в соответствии с обычаями древнего Рима), а впереди его ожидали пир по поводу возвращения и оргия. Их устраивает любовница его высокопреосвященства Донателла со свойственным ей непогрешимым вкусом.

Значит, он снова одержал верх! И это несмотря на неожиданно серьезных противников. Победа всегда доставляла ему удовольствие, несмотря на то что он так часто бывал удачлив. И тем не менее Чибо не испытывал настоящего удовлетворения, и причина тому лежала в седельной сумке, выпачканной в дорожной грязи и крови. Даже сейчас ему казалось, будто он видит движение внутри сумки, словно что-то давит на кожаную поверхность изнутри. Выругавшись, Чибо отвел взгляд, но, как и четыре дня назад, на корабле, глаза его невольно вернулись к страшному трофею, полученному в результате этой победы.

— Я в тебя не верю! — крикнул он.

На крик в комнату нерешительно заглянул слуга, которого архиепископ тут же выгнал нетерпеливым взмахом руки.

Все дело в сильной усталости. Только так можно объяснить происшедшее. Утомительная поездка, мало отдыха… Несколько дней он толком не ел. Отшельники, которые постились, умерщвляли свое тело и лишали себя сна, — разве они не поднимались на вершины экстаза, когда перед ними представали дивные видения?

— И если они могут видеть Мадонну или самого Господа…

Да. Лишения могут служить объяснением. Поэтому-то он и увидел, как к нему потянулась не тронутая тлением рука, а окровавленный палец с осуждением указал на него.

Однако имелась одна вещь, которую нельзя было объяснить даже лишениями. Наоборот. Куда делся его кашель? Болезнь уже несколько лет была неотъемлемой частью его существования. Порой наступало улучшение, порой — ухудшение, но болезнь присутствовала всегда. До последних дней.

Чибо пошевелился в остывающей воде и заметил, как у него сморщилась кожа.

Должно найтись еще какое-то объяснение. Возможно, появление руки — это просто совпадение, а болезнь все равно должна была пройти. Сочетание процедур, которые проводил его хирург, — ртуть, травы, кровопускания — и молитв его священников наконец привело к излечению Джанкарло Чибо. Он же не легковерный крестьянин, поднятый с одра болезни прикосновением ключицы святого Марка! Шестипалая рука была просто символом, способом управлять умами.

И все же… Чибо поднес руку к губам и попробовал покашлять. Ничего. Из его губ больше не лилась кровь, пятнавшая бесконечные носовые платки. И он знал: дело не в молитвах, не в лечении.

— Нет! — крикнул он сумке. — Никто надо мной не властен! Ни папы, ни князья… Ни сама Распутная Ведьма из Англии!

На его крик снова явились слуги, и на этот раз Чибо позволил им остаться, вытереть его мягкими простынями, умастить маслом еще ноющее с дороги тело, облачить в чистые одежды. Пока они ухаживали за его телом, ум архиепископа лихорадочно работал.

Возможно, он смотрит на это не с той стороны. Рука обладает могуществом как символ — конечно. Но не может ли оказаться так, что ее истинное могущество заключено внутри странно нетленной плоти? Так же, как золото прячется внутри неблагородных металлов?

Конечно! Он не принял во внимание очевидного. Ответ заключается в алхимии — науке, которой он страстно увлекся, пытаясь превратить простой металл в золото, что само по себе было лишь частью его цели. Если бы удалось найти философский камень — конечную субстанцию, из которой произошли все другие вещества, живые создания и формы, это принесло бы первооткрывателю неисчислимые богатства. Однако главным результатом стала бы квинтэссенция самой жизни, которая дала бы возможность излечивать болезни и возвращать молодость.

Или возвращать к жизни мертвых.

Эта мысль завораживала Чибо. Бог и его разум действовали согласованно. И есть человек, который мог бы подтвердить это. И он… существовал (так надо это правильно выразить)… совсем недалеко.

Отпустив слуг, Чибо схватил седельную сумку и, держа ее на вытянутой руке, другой взял со стены факел. Свет немного успокоил расстроенные нервы архиепископа.

«Горящий факел мне понадобится, — сказал себе Чибо. — В подземелье всегда темно, а на самых нижних уровнях темнее всего».

* * *

Существовал мир — и существовала его тень, и Авраам давно потерял способность проводить различие между ними. Когда он только попал в темницу, то пытался это делать. Он старался поместить какой-либо предмет на один из уровней, представить себе его форму, определить ее количественно. Но постепенно то, что прежде было прочным, вдруг растеряло все связи, а пустое пространство внезапно заполнилось некоей формой. Это расстраивало Авраама, потому что ученый относился к тому роду людей, которым необходимо понимать окружающий мир. Тем не менее со временем он осознал, насколько хрупким является то, что он привык считать реальностью. Ученого иудея больше не тревожило то обстоятельство, что он не может подвергнуть наблюдаемое явление последовательному анализу, как непременно поступил бы в своей лаборатории. Здесь же в этом не было смысла. Строгие научные законы применимы только к так называемому реальному миру, находящемуся вне этих стен.

Некоторые явления тем не менее все еще оставались ощутимыми. К примеру, Авраам всегда обжигался о тигель, потому что привычно садился слишком близко к нему, наблюдая за сменой узоров на плавящихся поверхностях металлов. Расплавленные миры рождались и умирали в одно мгновение: Иегова создавал, и Иегова разрушал. В этом таился ключ, и порой алхимику мнилось, будто он может протянуть руку и вырвать из кипящих глубин этот волшебный ключ, отпирающий любые замки. И несколько раз он чуть было не сделал это, но последние крохи самообладания его останавливали. И без того его кожа была усеяна шрамами, полученными вследствие чрезмерной любознательности.

Он откинулся на спинку стула, который возник неизвестно откуда. Свинец еще не достиг готовности, когда можно было бы отвести его сущность, превратившуюся в дым, поймать ее и очистить ее эманации в стеклянной реторте. Ждать было нетрудно: Аврааму достаточно было поднять глаза — и он видел калейдоскоп.

Водопады цвета: зеленые тона, заимствованные у леса, лиловые и синие, извлеченные из глубин океана, тосканские умбры и охры, такие интенсивные, каких не встретишь на земле, — постоянно сменяли друг друга, и не только в ответ на жар тигля или мерцание факелов, помещенных за прозрачными стенами. Они менялись сами по себе, стекло дышало и двигалось, то ритмично пульсируя, то обрушиваясь волнами осколков. По мере того как мир Авраама вращался, лепестки розы трансформировались, превращаясь в крылья бабочки, в алого ангела, несущего то яблоки, то шлемы падших воинов, из глазниц которых лились реки речного жемчуга. Капельки серебра, ромбы изумруда и агата. Ювелир Авраам соединял падающие камни в пламенное ожерелье.

Потолок над ним вращался, принося все новые сокровища. Авраам знал, что за светом факелов находится великая тьма, но об этом ему думать не следовало: ему сказали, что она больше не должна его тревожить. Весь его мир поместился внутри мерцающего калейдоскопа, ограниченного снаружи стеклом, а внутри — бурлящим содержимым тигля. Только это и должно его интересовать. У него не было других потребностей. Ему не нужны были еда и питье, которых у него всегда было вдосталь, но к которым его не тянуло. Превыше всего — трубка, которая так славно сглаживает все несоответствия его жизни своим сладким дымом, размывая ложную границу, открывая ему лживость существования, воспринимаемого чувствами, помогая сосредоточиться на подлинных истинах калейдоскопического мира.

Тайны раскрывались при каждом повороте головы. Его задача состояла в том, чтобы сделать их понятными для человека, который поместил его сюда. Для человека, который в эту минуту спускался по душным лестницам в подземелье дворца, неся в одной руке факел, а в другой, отставленной как можно дальше, — седельную сумку.

* * *

Последний пролет был особенно опасным: ступеньки осклизли и крошились, так что Чибо шел медленно. Замедлив шаг, он выровнял дыхание, а его мысли постепенно сосредоточились на внутреннем, как бывало всегда, когда он спускался в этот подземный мир, где обычные законы пространства и времени и видимые истины отменялись. Свет его факела отражался от мокрых стен, от агатовых жил, прорезавших твердый камень.

Стражник в маске с трудом повернул ключи в первой из двух дверей. Когда она наконец со скрипом открылась, Чибо попал в еще один плохо освещенный переход, в котором с каждой стороны было по три камеры. Когда он проходил мимо, внутри что-то зашуршало, но он не смог определить, кто издает эти звуки — человек или животное. Вероятно, нечто среднее между тем и другим. Обитатели этих сырых подземелий так давно не видели света, что превратились в полузверей. Чибо даже не мог вспомнить, кто они были и почему он осудил их на заключение. Однако не сомневался, что на то у него имелись вполне веские причины.

Он посмотрел в обе стороны, и из темноты в неверном свете факела блеснули звериные глаза. Что-то ударилось в дверь дальней камеры и оттуда послышалось рычанье, которое не смолкало все то время, пока он дожидался, чтобы второй безликий охранник открыл ему вторую окованную железом дверь.

«По крайней мере воды у них достаточно».

Эта мысль его позабавила. Некогда Чибо приказал, чтобы в его подземелье отвели подземную речку. Было очень утомительно тащить истерзанные тела вверх по лестницам и убирать их из дворца так, чтобы никто этого не увидел и не поднял шум. Теперь достаточно открыть люк и сбросить искалеченный труп. Он понесется по подземным речкам, пересекающим Сиену, и выплывет за многие лиги отсюда у какого-нибудь берега реки или пруда, и никто не сможет определить, откуда он появился.

Джанкарло Чибо фыркнул, и стражник, принявший это за выражение нетерпения, пробормотал какое-то извинение и начал вставлять в скважину очередной ключ. А потом вторая дверь заскрипела на ржавых петлях и впустила архиепископа в мир, который был его собственным изобретением. Возвращаясь сюда после очередного отсутствия, Чибо всякий раз испытывал гордость творца; вот и сейчас, осматриваясь, он улыбнулся.

Симметрия сводчатого зала — идеальна; однако эта красота была чистой случайностью, и света от дюжины факелов не хватало на то, чтобы озарить своды. Гораздо важнее была астрологическая ориентация помещения, чего очень нелегко добиться так глубоко под землей. Верхняя точка сводчатого помещения служила одновременно трубой, выводящей пары и дым, и силовой воронкой, втягивающей силы с небес. Непосредственно под ее центром, с точностью до волоса, располагалась стеклянная комната.

Множество слоев стекла поднимались над этим центром, создавая камеры размером в ширину ладони, наполненные осколками разноцветного стекла самой разной формы, от алмазной огранки до ромба, от треугольника до звезды. Каждая камера соединялась с водяным колесом, и каждое двигалось в соответствии с подъемом или понижением уровня жидкости в стеклянных амфорах, расположенных с каждого конца. Снаружи это казалось простым перекатыванием кусочков странной формы. Изнутри же это было калейдоскопом.

Внутри калейдоскопа находился источник жара, свечение которого можно рассмотреть сквозь двигающиеся камеры. Жар исходил от огромного котла, наполовину утопленного в пол. Невидимый источник тепла разогревал его до белого каления.

Всматриваясь в глубину странного устройства, Чибо разглядел фигуру человека, раскачивавшегося рядом с котлом.

Архиепископ нащупал под сутаной кусок лилово-желтого стекла. Как только этот странный ключ попал в неприметное отверстие, кусок стекла поднялся вверх, и, поднырнув под него, Чибо попал в многокрасочную призрачную комнату.

— Ну, Авраам, — заговорил он с пленником, — продвинулся ли ты вперед?

Старик в ермолке повернулся на звук голоса. Он слышал столько голосов, что уже не мог понять, когда говорит реальный человек, а когда — очередной голем, присланный для того, чтобы мучить его или отрывать от работы. Но потом он признал в пришедшем своего… патрона? Другого слова он подобрать не смог. Когда он в последний раз его видел? Этим вечером? Накануне? Месяц назад? В мире, где не вставало и не садилось солнце, время не имело смысла. Оно стало просто каракулей на листке с расчетами. Ему ежедневно сообщали о движении солнца и луны, потому что это было важно: невозможно найти философский камень, не имея самых точных данных.

Чибо посмотрел на своего бывшего коллегу и нынешнего пленника. Прошло уже десять лет с тех пор, как он изменил судьбу Авраама, и эти годы оказались немилостивы к иудею.

Чибо вспомнил энергичного молодого ученого, с которым познакомился. Авраам экспериментировал с различными металлическими сплавами для создания удивительных ювелирных изделий, а на доходы от них удовлетворял свою главную страсть — исследование тайн алхимии. Поначалу они работали вместе, делясь радостями открытий. Каких успехов они достигли! Они во многом превзошли Парацельса из Базеля и Аполлония из Виттенберга. Но в один прекрасный день Авраам захотел отвезти свою дочь к родне в Венецию: его огорчало, что она растет вне их веры. Чибо не мог быть уверен в том, что его коллега вернется, а ему необходимы были знания иудея, которые во многом превосходили его собственные. И Чибо заточил тело Авраама в этом стеклянном мире, а его разум — в опиумной трубке: неизбежная мера после того, как дочери удалось бежать и Авраам начал бунтовать.

Авраам состарился под действием дурмана, усугубленного жаром и испарениями от тигля, за которым он постоянно следил, отсутствием свежего воздуха и солнечного света. Его мир сузился до размеров этого калейдоскопа, который Чибо изобрел для того, чтобы он соединялся с действием опиума и помогал концентрировать блестящий ум ученого. Удивительные вещи происходили в этом магическом помещении, ибо Чибо знал: алхимия — это нечто большее, нежели просто наука.

Он бросил на стол седельную сумку.

— Я принес тебе кое-что, что может оказаться полезным, — сказал архиепископ Аврааму. — Давай, открой ее.

Он хотел отвернуться — и не смог, только отступил на шаг. Иудей медленно развязал тесемки, одну за другой. Когда он засунул руку внутрь и замер, Чибо содрогнулся, ожидая, что Авраам в ужасе отшатнется от одного только прикосновения. Однако тот осторожно извлек бархатный мешочек и положил его на единственное свободное место стола, заваленного гороскопами и приборами. Алхимик просто сидел и смотрел на оказавшийся перед ним предмет.

— Ну же! — У архиепископа сорвался голос. — Вынь ее.

Шестипалая кисть была послушно извлечена на свет, и оба ахнули.

Рука Анны Болейн не шевелилась, как в каюте корабля, но и не казалась совершенно неподвижной. Авраама поразило количество пальцев, Чибо — вид кисти, изменившийся за эти недолгие четыре дня. Тогда на ней кровоточила рана: стрела пробила кожаную сумку и вонзилась в плоть. У живого человека такая язва зарастала бы несколько недель и сохранился бы шрам. Тем не менее от нее не осталось и следа: на розовой гладкой коже — ни малейшего изъяна. То же самое произошло с запястьем, там, где меч отсек кисть от руки. Только розовая и здоровая плоть.

Возгласы изумления растаяли в воздухе, и опять повисло молчание. Наконец Авраам устало проговорил:

— Ох, Джанкарло, что ты вытворил на этот раз?

Архиепископ не выносил критики. Он всегда прав, вот и все. Но почему-то здесь, в мире, где не существовало времени и где он оказался рядом с единственным человеком, которого считал себе ровней, он почувствовал необходимость в каких-то объяснениях.

— Все не так, как ты подумал, — сказал архиепископ. — Такого невозможно придумать и вообразить.

— Ты убил человека, чтобы получить эту руку?

— Нет. Я видел, как ее убили. Да, это — рука женщины. Королевы.

— Тогда как…

— «Как» не имеет значения. Важно «почему». Сколько времени, по-твоему, прошло с тех пор, как эта кисть отделилась от тела?

Авраам потянулся к руке и перевернул ее, чтобы лучше разглядеть. При виде этого Чибо шумно втянул в себя воздух, однако рука осталась неподвижным пассивным объектом. Иудей внимательно осмотрел ее и только потом заговорил:

— Она все еще кажется почти теплой на ощупь, и трупное окоченение не наступило. На основании этого я сказал бы, что несчастная потеряла руку не дольше, чем три часа назад. И в то же время…

Тут он вдруг широко зевнул и потерял нить рассуждений. Чибо пришлось ждать, подавляя нетерпение. Приковав ученого к опиуму, архиепископ подчинил его своей воле. Это позволило иудею возможность совершать поразительные полеты воображения, но в то же время отвлекало его.

— Ну? — наконец не выдержал Чибо.

Авраам продолжил так, словно не делал никакой паузы:

— И в то же время на ране в месте отрубания видны признаки заживления. По правде говоря, кисть выглядит совершенно зажившей. Что невозможно.

— Не исключено, что нам придется менять свои взгляды на то, что возможно и что невозможно, Авраам. Потому что эту руку отрубили две с половиной недели тому назад, одновременно с головой. Если бы тут находилась и голова, возможно, она объяснила бы нам происходящее. Увы, придется удовлетвориться тем, что у нас имеется.

Речь Чибо начала замедляться. Он не мог оторвать пристального взгляда от руки. Свет факелов за стенами стеклянной комнаты проходил через многоцветные осколки, отбрасывая на руку постоянно меняющиеся узоры и рисунки, и ей не надо было двигаться для того, чтобы приковать его внимание. Казалось, она втягивает в себя свет и тепло. Приложив неимоверное усилие, Чибо смог хрипло проговорить:

— Убери ее. Спрячь ее обратно в мешок.

Двигаясь очень медленно, Авраам сделал, что ему велели, — и, казалось, из помещения исчезла какая-то тень. Оба облегченно вздохнули. У Чибо подогнулись колени. Придвинув стул, он тяжело уселся и взглянул на изможденное лицо ученого.

«Я кажусь таким же старым, как ты, — подумал Чибо. — Мне уже не удается забывать о тяготах путешествия так быстро, как раньше. А моя болезнь…»

Упорное отсутствие кашля пробудило в нем странный гнев. Тем больше оснований ускорить эксперименты: возможно, выздоровление и омоложение находятся совсем рядом.

— Ты видишь, что мы получили? — сказал он. — Это может оказаться тем мостиком, который мы искали, связующим звеном между двумя уровнями бытия. Как часто мы пытались создать из человеческих останков гомункулуса, копию человека?

Ответа, как всегда, пришлось ждать невыносимо долго.

— Это тебе хотелось создать гомункулуса. Мне это никогда не представлялось обязательным.

— Ты не решался об этом подумать. Ты не смел замахнуться на то единственное, что могло помочь нам продвинуться вперед. Мы оба знаем, что жизнь и материя нерасторжимо связаны. Что ж, я увидел подтверждение чуда. Эта рука способна добыть нам философский камень. Она может оказаться ключом к освобождению человека от оков плоти, приведя к истинному преображению духа.

Чибо больше не мог усидеть на месте. Он встал и принялся готовить трубку с опиумом, смешивая комковатый порошок с небольшим количеством жидкости и забивая пастой один конец толстого пустотелого цилиндра из тикового дерева. Приготовив трубку, он мягко потянул Авраама за локоть и заставил лечь на лежанку, подложив ему под голову свернутое одеяло и повернув голову набок. Вставив мундштук трубки Аврааму в рот, он прикоснулся щепкой к боку раскаленного тигля. Дерево мгновенно вспыхнуло. Держа пламя над опиумной пастой, Чибо тихим голосом продолжил свою речь:

— Сегодня мы вступаем на путь, который приведет нас к последнему открытию. Скажи мне, что тебе понадобится — и тебе все принесут. Представь себе это в грезах — и это будет твоим. Я обыщу ради тебя весь мир.

Он опустил пламя. Авраам присосался к трубке, и Чибо протолкнул комковатую пасту в отверстие, наблюдая за тем, как она загорается, превращается в дым и исчезает. На лице иудея тревога сменилась удовольствием. Всего пять затяжек понадобилось для того, чтобы вся паста сгорела. А потом Авраам свернулся в калачик, прижав костлявые колени к костлявой груди.

Когда Чибо прошел половину сырой лестницы, он почувствовал приступ острой боли. Он согнулся пополам, и все его тело начало содрогаться от гулкого кашля. Ослабев, он прислонился к мокрой стене. Что-то потекло по его губам, подбородку. Чибо поднял руку и дотронулся до своего лица. Пальцы намочило теплым и липким, и архиепископу не нужен был неверный свет факела, чтобы понять, что это.

— Скорее, Авраам, — пробормотал он, вытирая кровь полой сутаны. — Спеши.

* * *

Но Авраам не мог спешить. Опиум, сковавший его тело, сковал и его разум. Эксперименты шли медленно. И спустя две недели Чибо, ежедневно являвшийся в единственное помещение, где проходил его кашель, окончательно потерял терпение.

— Хватит! — Он навис над иудеем, который сидел за столом, положив кисть на гороскоп, показывавший расположение звезд, управлявших казнью Анны Болейн. — Хватит, — повторил он. — Мы попробовали твой способ. Теперь попробуем мой.

* * *

— Мы в Сиене уже три недели. И сколько раз мы его видели?

Бекк уже знала ответ на этот вопрос, но Фуггер все равно сказал:

— Не меньше дюжины.

Они видели, как архиепископ направлялся служить в соборе: его несли в паланкине вверх по недлинной лестнице, которая вела от его палаццо к баптистерию. Они сидели в соборе и слышали, как он звучным голосом произносил латинские молитвы. Они смотрели, как он проезжает в своей раззолоченной карете те триста шагов по виа дель Пеллегрини и пьяцца дель Кампо, которые отделяют его дворец от городской ратуши, палаццо Пубблико, откуда управляют Сиеной.

— И сколько раз у нас была возможность пробраться в его палаццо? — вопросила Бекк.

Фуггер вздохнул. Этот разговор происходил не реже одного раза в день.

— Всего один.

— Вот именно. Один! И кто помешал мне им воспользоваться? Ты!

— Наш Давид не хочет, чтобы его убили, правда, Демон? — сказал Фуггер, отламывая ворону хлеба от огромной лепешки, лежавшей у него на коленях.

Бекк фыркнула. Да, уцепиться за задок кареты Чибо было опасно, но она привыкла рисковать. И раздражало ее то, что остановил ее не страх перед опасностью. Ее остановило упоминание одного имени.

— Давай дождемся Жана, — сказал ей тогда Фуггер.

И ее женская природа, та, которую она прятала, подавляла, связывала так же безжалостно, как перетягивала груди, отозвалась на это имя. Некое чувство мгновенно пробудило в ней одно-единственное прикосновение, звук негромкого смешка. Пара дней — считанные часы — и один бой с ним рядом, закончившийся тем последним взглядом, когда он спас ей жизнь. Она знала, что с галер никто не возвращается, что она больше никогда не увидит этих глаз, никогда не получит ответа на вопрос, который в них таился. И все же ее сердце приостановилось при звуке его имени, и она упустила шанс.

— Вот поэтому я всегда работаю в одиночку! — огрызнулась она, отрывая кусок хлеба.

Они снова сидели напротив Палаццо Пубблико, проследовав туда за каретой, доставившей Чибо. Они устроились на противоположной стороне Кампо, спиной к фонтану. Фуггер наслаждался летним солнцем и плеском воды, вырывавшейся из пастей каменных волков. Оправившись после первого потрясения, он даже с удовольствием рассматривал скульптуры, среди которых имелись полуодетые Женщины. У одной была обнажена грудь, и младенец протягивал любопытные пальчики к изящно вырезанному соску. Фуггер напустил на себя возмущение подобным развратом, как оно и положено добропорядочному немцу: дома, в Мюнстере, такого не допустили бы. Но пока Бекк споласкивала разгоряченный лоб водой, он позволил себе снова посмотреть на статую.

— Хороша, правда?

Бекк застала его за разглядыванием изображения. Ее гнев прошел, и озорная улыбка и свежая вода преобразили лицо подростка. Фуггер тряхнул головой, вспомнив собственное водное преображение в речке по дороге в Тур и изумляясь тому, как изменилась его жизнь. Втайне он все еще опасался, что это — еще один сон, посланный, чтобы терзать его. Может, небесные видения посещают его в куче отбросов под виселицей? Неужели он действительно сидит у непристойного фонтана в развратном итальянском городе в обществе сообразительного безумного мальчишки? Неужели его жизнь снова стала осмысленной? Неужто он идет по пути, на котором сможет искупить свои грехи? Порой щупальца ада, из которого он вырвался, все еще тянулись к нему, иногда во время сна, иногда — когда он бодрствовал: фантомы, и вурдалаки, и бароны с мечами порой вырывались из сумерек и преследовали его, стремясь изрубить его тело, навек затоптать его в грязь. Но всякий раз ему удавалось удержаться в реальности, и демоны с воплем растворялись в небе. Ему все еще было трудно смотреть в глаза другим людям, но он все чаще мог обращаться непосредственно к ним. И даже ответно их поддразнивать.

— Ну надо же! — сказал Фуггер. — Когда ты улыбаешься, то становишься похож на юную девицу. Правда, Демон?

Бекк нахмурилась и отвернулась. Но в Сиене трудно не улыбаться: этот город обладал особой магией, которую не могли уничтожить даже злодеяния ее правителей. Эта магия крылась в колоколах, в фонтанах, в аркадах.

Фуггер снова повернулся и стал наблюдать за людьми, торопливо идущими через площадь. Они появлялись из длинной тени, которую отбрасывала гигантская башня, Торре дель Маниа. Они несли самые разные вещи: оружие, штуки ткани, флагштоки, громадные копченые окорока, бочонки с вином…

— Кажется, здесь готовятся к празднику.

— Да. Это — Палио.

— Ах да, я слышал, как булочник говорил об этом. Это скачки, да?

— Все только и говорят о Палио, и это не просто скачки, — Бекк снова улыбнулась и придвинулась к Фуггеру. — Это — сердцебиение города, праздник в честь какой-то победы над флорентийцами, одержанной несколько столетий тому назад. Каждая контрада — местный округ (а их около тридцати) — имеет свою эмблему, например орел, кабан, лев, петух, гадюка. Они проходят по улицам процессией под знаменами и в мундирах и цветах своего отряда. И здесь, на Кампо, в первый вечер праздника две из контрад имеют честь биться друг с другом. По пятьдесят человек с каждой стороны в пунье, как это называют.

— Биться? Они — гладиаторы? Неужели мы вернулись к кровавым развлечениям древнего Рима?

Бекк улыбнулась и вскинула вверх сжатую в кулак руку.

— Почти. Но эти гладиаторы сражаются, обернув кулаки тряпками. Люди получают ушибы, мало кто умирает.

— Мало кто умирает? — Фуггер закатил глаза. — Эти итальянцы утверждают, что они такие цивилизованные, а мы, немцы, — варвары. А потом они на улице забивают друг друга кулаками до смерти.

— Да, Фуггер. Но в боях с быками погибает еще больше людей.

— Так у них есть еще и бои с быками? Неужели порочность этих римлян не имеет конца, о Демон?

Услышав свое имя, ворон наклонил голову, расправил свои громадные крылья, а потом снова принялся выклевывать что-то между камнями мостовой.

— О да, конец есть. Она заканчивается скачками. Они начинаются и завершаются здесь, на Кампо, и проходят по улицам. У каждой контрады своя лошадь. А потом, конечно, начинается настоящая вакханалия, и для победивших, и для проигравших.

— И когда начинается этот языческий ритуал?

— Второго июля.

— Через два дня. Нас пригласят?

— Приглашены все. Это самый большой праздник на свете. Все наряжаются. Видишь вон того человека, который несет бархат и шелка? Сиенец скорее будет неделю голодать, чем недостаточно нарядно оденется в этот день. Это скачки, бой и пир, все вместе.

— Ну, что ты скажешь об этих итальянцах, Демон? Что же делать скромному немцу и добропорядочному французскому ворону?

— Участвовать в празднике, конечно. — Бекк снова улыбнулась. — И если ты сумеешь не потерять голову, то можешь раздобыть много-много денег. Кошельки подвешены к поясам, а мужчины и женщины настолько пьяны или настолько захвачены похотью, что не сразу замечают их исчезновение.

Фуггер притворился возмущенным:

— Вы же не предлагаете мне начать преступную жизнь, юный господин?

— Жизнь — нет. Одной ночи хватит. Нам нужно побольше денег, чтобы… — Бекк резко замолчала и уставилась на ратушу.

— Чтобы — что? Ты все еще не готов рассказать нам с Демоном, почему тебе так необходимо пробраться во дворец Чибо?

— Лучше, чтобы об этом никто не знал. До времени. Просто знай, что это очень важно. — Бекк вздохнула. — Я пробовал устроить засаду, я следовал за ним через всю Европу, надеясь застать врасплох. Может быть, с помощью денег, которые мы заполучим на Палио, я смогу подкупом проникнуть в его дворец. В это время людям всегда нужны деньги. И потом… — Она снова замолчала. — Фуггер, ты меня слушаешь?

Он ее не слушал. Фенрир, дремавший на солнце у их ног, встал и тихо зарычал. Из отбрасываемой башней тени появился некто. Некто знакомый.

— Фон Золинген! — прошептал Фуггер. — Отвернись! Спрячь лицо. Он ведь раньше тебя видел.

Фуггер тревожился напрасно. Во время того уличного боя в Тулоне Генрих видел все как в тумане, да и сейчас еще не вполне оправился от удара камнем, с такой силой пущенным из пращи Бекк. Голова у него болела, и зрение до сих пор не восстановилось. И в памяти зияли провалы. Однако Генрих понадобился своему господину в качестве вербовщика, а господину следовало повиноваться. Вот почему он сопровождал Джованни, камердинера архиепископа, чтобы подкрепить сладкие речи итальянца своими немецкими мускулами. Им надо было нанять людей. Особых людей.

— Что здесь происходит? — изумленно спросил Фуггер, когда щуплый итальянец поставил ящик, который нес, у самого фонтана, всего в десяти шагах от них.

Человечек встал на ящик, а двое слуг принялись разливать вино из бочки, мгновенно собрав вокруг себя толпу. Фон Золинген ждал поблизости, скрестив на груди руки. Джованни начал говорить.

— Почтенные жители Сиены! — произнес он пронзительным голосом, который разнесся по всей площади. — Ваш добрый, щедрый и любящий Святейший архиепископ, который, как вы знаете, был таким же сыном нашего прекрасного города, как и вы все, — архиепископ хочет сделать Палио этого года еще более впечатляющим, чем все предыдущие. — Сие объявление было встречено приветственными криками. — Прежде всего, он спустится в глубины своего великолепного винного погреба и достанет оттуда бочки нектара, образчик которого вы можете попробовать уже сейчас. — Тут крики стали громче, и присутствующим налили еще. — Но помимо этого, в качестве прелюдии к празднику он собирается устроить на площади представление, которое будет посвящено самому славному эпизоду истории нашего города — захвату руки знаменосца при Монтаперти, который повернул ход войны против наших врагов флорентийцев и принес нам победу, которую мы и празднуем во время Иалио.

При упоминании старого заклятого врага Сиены толпа разразилась криками и улюлюканьем. Всего пять лет назад флорентийцы снова осаждали город.

Повысив голос, чтобы перекричать гвалт толпы, Джованни продолжил:

— Чтобы получить нужный драматический эффект, а также из доброты к тем, кто когда-то сошел с честного христианского пути и заплатил за это дорогую цену, архиепископ пожелал, чтобы все однорукие люди, я хочу сказать, все, кто лишился одной кисти из-за несчастного случая или в качестве наказания и кто хочет в течение трех дней и ночей получать честный заработок и сладко есть и пить вино даже получше этого — да, откупорьте еще один бочонок! — и спать на пуховых перинах в резиденции его высокопреосвященства, где будут прислуживать девицы из челяди архиепископа, — это предложение было встречено самыми громкими криками, — так вот, эти везучие однорукие люди должны немедленно подойти ко мне. Грешников ожидает искупление, раскаявшихся — уют и роскошь. И возможность участвовать в этом великолепном представлении, рассказывающем о нашей героической истории.

В любом городе Европы одноруких нашлось бы великое множество. В основном это были воры-неудачники, которым оставили жизнь, но чье существование после наказания стало безрадостным. Бесплатное вино уже заманило несколько таких калек, и они нетерпеливо ринулись к Джованни, радуясь возможности получить еще что-то.

— Куда ты? — прошептала Бекк.

Фуггер встал и стал снимать с плеча мешок. Он понимал, что лишние разговоры или раздумья ослабят его решимость, и поспешно сказал:

— Ты хотел попасть во дворец. Это — наш шанс.

— Ты готов добровольно пойти в когти этому дьяволу? Ты с ума сошел?

Фуггер бросил мешок к ее ногам.

— Как и ты.

— Но у меня… очень важная причина. А тебе зачем?

Фуггер секунду подумал.

— У меня тоже есть причина. Рука королевы там. Будет очень хорошо, если Жан приедет — а она уже у нас!

Опять это имя! Бекк вдруг увидела, как рука Жана приподнимает навес палатки торговца водой. Она сказала тогда что-то такое, что заставило его прищуриться и заглянуть ей в глаза. А потом он ушел.

— Он на галере. Он никогда не вернется.

Фуггер просто улыбнулся и сказал:

— Конечно, вернется.

— Фуггер! — Бекк поймала его за беспалую руку. — Из темниц Чибо никто не возвращается. Никогда. Я больше никогда тебя не увижу. Как моего отца.

Она выдала свою тайну — ту, которой за десять лет ни разу ни с кем не поделилась!

— Твой отец там?

— Да. Да, так мне кажется. Если он еще жив — а я чувствую, что жив, — то он там. В плену у Чибо. Он заставляет его делать… ужасные вещи.

— Тем более мне следует туда пойти.

— И никогда не вернуться? Неужели тебе так не терпится снова потерять себя? Как я смогу тебе помочь, если не буду знать, где ты?

Он на секунду задумался.

— Погоди! — сказал он и засвистел.

Ворон, улетевший погонять голубей у башни, спустился вниз и устроился у него на плече. Фуггер начал гладить птице голову между ее блестящими антрацитовыми глазками, и она пригнулась к его руке, убаюканная его лаской. Он осторожно поднял руку, обхватил ладонью блестящее упитанное тельце и спрятал его под рубаху на спине.

— Демон будет нашим гонцом. Он принесет тебе известия обо мне.

— Ты — сумасшедший! — только и смогла сказать Бекк.

— Так мне говорили.

Бекк смотрела, как он подошел прямо к камердинеру архиепископа. И у нее на глазах его фигура как-то сжалась, скособочилась и стала хромать и подпрыгивать. Почему-то Бекк почувствовала, что такой была его прежняя жизнь.

— Хозяин! — сказал Фуггер. — О, добрый хозяин, смотрите, что у меня для вас есть!

Генрих поймал отшатнувшегося итальянца и подтолкнул его обратно к последнему добровольцу. У него возникло странное ощущение, будто прежде он где-то видел этого лепечущего невнятицу дурака, но у баварца все еще сильно болела голова, в глазах по-прежнему стоял туман, так что он объяснил это ощущение своим состоянием. В конце концов, он никому в Италии рук не рубил. Этот поступок имел место много лет назад, еще в Баварии.

Встряхнувшись в попытке прогнать туман, Генрих рявкнул:

— Давай, этого для начала хватит.

Тут он пустил в ход увесистую дубинку, с которой всегда выходил на улицы, и довольно бесцеремонно погнал полудюжину добровольцев через Кампо и по виа дель Пеллегрини ко дворцу архиепископа.

Бекк следовала за ними в некотором отдалении, наблюдая за тем, как Фуггер кружится в своем странном танце. Приостановившись перед баптистерием, он на секунду неподвижно замер, вскинув руку в жесте, который явно был прощальным. А потом он нырнул в арку, и черные створки ворот закрылись за ним.

Глава 3. МОРСКОЕ СРАЖЕНИЕ

— Парус! Три паруса! По левому борту!

Не сам крик, а его тон заставил замереть всех, кто находился на «Персее», мусульман и христиан, вольных и рабов. Паруса на этих оживленных морских путях встречались часто. Их появление не вызывало того ужаса, который все явственно расслышали в голосе дозорного.

Акэ, подвешенный вниз головой, истекающий кровью из раны в груди и трех разрезов на спине, там, где содрали кожу, услышал это. Услышал это и Корбо, стоявший над ним с ножом в руке и намечавший место следующего разреза. Услышали Жан, Джанук, Хакон и Да Коста — и их взгляды обратились в ту сторону, откуда приближался источник этого страха. Стоявший на квартердеке де Лавальер услышал это — и потянулся за подзорной трубой.

— Прислужники ада! — прогремел он и, не отрывая глаза от трубы, крикнул Корбо: — Когда все закончится, забить дозорного до смерти! Как он допустил, чтобы к нам подобрались так близко?

Он смотрел на красные изогнутые паруса, идущие галсом к ветру, наполнявшему парус «Персея». Имея это преимущество и запас времени, он мог бы обойти, а потом и обогнать эти три корабля. На них больше гребцов, но это тяжелые галеры, так что идущий по ветру галиот всегда бы от них ушел. Однако они следовали на значительном расстоянии друг от друга, как сеть, брошенная, чтобы опутать его. Теперь дело может дойти до боя, в котором его противник имеет сильное численное превосходство. Если только… Лавальер плавает в этих водах уже двадцать лет. Он знает кое-какие уловки.

— Корбо, в проход. Живо!

— Есть, капитан. — Корбо заткнул обдирочный нож за пояс и повернулся к палубе. Но тут он что-то сообразил, и его единственный глаз снова обратился на командующего. — Капитан! В каком направлении?

Лавальер улыбнулся. Корбо терпеть не мог, когда капитан улыбался.

— Прямо на них, конечно. Со скоростью тарана.

Обзывая своего командира длинноносым безумцем, Корбо тем не менее выполнил приказ. Для него главным было, чтобы нож оставался у него за поясом, а не обрабатывал его собственную кожу.

— Барабанщик! Бей вдвое чаще! — крикнул он, бегом направляясь к корме. — Гребите, свиньи! Гребите, пока не лопнете!

— Августин! — Капитан повернулся к своему сержанту, нервно переминавшемуся рядом. — Отведи свою команду вперед и расставь аркебузьеров. Я пойду в каюту и вооружусь. Позови меня, когда мы будем в двадцати кабельтовых.

— Есть, капитан. А наказанный?

Лавальер даже не обернулся:

— Наказание будет продолжено после этой небольшой паузы. Пусть пока повисит.

Скоро у гребцов не останется лишнего дыхания — все пойдет на работу веслами. Но пока по скамьям пронесся негромкий шум.

— Гошподь милошердный! — взвыл Да Коста. — Три на один — и он нападает? Большенош шошел ш ума!

— Их не просто три, старик. — В голосе Джанука слышались какие-то странные нотки, заставившие Жана пристально посмотреть на него. — Они все — галеры.

— Жначит, мы пропали. Ш тем же ушпехом можно шдатьшя прямо шейчаш.

Но несмотря на свои слова, португалец все равно повиновался свисткам: вставал вместе со всеми и падал обратно на скамью, толкая огромное весло. «Персей» стремительно скользил по спокойной поверхности воды.

— А что? — крикнул Жан. — Почему это так важно, что они — галеры?

Старик только застонал — ему уже не хватало дыхания, так что Джанук объяснил вместо него:

— В два раза больше людей, чем на галиоте, в два раза больше весел. Те корабли больше, и мы могли бы уйти от них, особенно при попутном ветре. — Гребцы встали и снова опустились. — Но они слишком широко открыли пасть.

Жан снова услышал те же интонации — скрытое возбуждение.

По их телам пот лился уже ручьями.

— А мне все равно. — Хакон улыбнулся, и его яркие голубые глаза загорелись огнем. — Я еще никогда не участвовал в морском сражении. Это должно быть весело.

— Весело?

Жан не успел больше ничего сказать: плеть щелкнула по плечам скандинава, заставив его замолчать.

Корбо стоял над ними. Он сменил свою девятихвостую «кошку» на кнут, по опыту зная, что во время боя надсмотрщику требуется более мощное орудие убеждения, особенно в отношении мусульман.

— Не тратьте дыхание, псы! — крикнул он. — Налегайте на весла, если не хотите стать пленниками Аллаха!

Он пошел по проходу между скамьями, раздавая удары направо и налево.

— Всего один шанс, — пробормотал Хакон, глядя вслед своему мучителю. — Всего один!

Джанук не нуждался в том, чтобы его погоняли кнутом: он греб изо всех сил.

«Я два года дожидался этого, — думал он. — Два года понадобилось на то, чтобы корсары снова бросили вызов кораблям Европы».

Он прекрасно понимал, что может утонуть, погибнуть от арабской стрелы или христианской пули, но сознавал он и то, что если доживет до неотвратимой победы корсаров, то снова обретет свободу. Он сможет вернуться к той жизни, которую так любит: преследовать врагов к вящей славе своего господина, Барбароссы, и к собственной выгоде. Он сможет устроить такой же лагерь, как тот, что был у него в Тунисе, где все его желания выполняли красавицы, такой же оазис из голубой керамической плитки и изобильно текущей воды под солнцем пустыни. И если безумный капитан хочет, чтобы Джанук стремительно несся навстречу такой судьбе, то он будет только рад исполнять пожелания Лавальера. Янычар не сомневался в том, что под красными косыми парусами его ждут прежние товарищи, люди, которые знают и уважают имя Джанука. И он вставал и опускался и налегал на весло всем своим телом, словно одна только сила его рук могла приблизить его к этой радостной минуте.

А безумец-капитан вернулся из своей каюты и прошел мимо гребцов вперед, на нос корабля. На нем были полные рыцарские доспехи из блестящего черного металла, купленные в Милане на деньги, полученные за особо удачный рейс. Капитан потратил тогда всю сумму. Доспехи были настолько легкими, что в них можно танцевать и прыгать — и, конечно, работать турецким луком, который Лавальер нес в руках, и тяжелой рапирой, висевшей у него на боку. Доспехи были изготовлены из отдельных пластин, которые отразят любую стрелу. Капитан знал, что турки и их союзники-пираты по-прежнему предпочитают огнестрельному орудию густой дождь стрел, полагая, что из тысячи стрел хоть одна найдет слабое место в доспехах их врагов-христиан. Именно поэтому, как он знал, следует не жалеть денег на самые лучшие доспехи — без слабых мест. Когда Лавальер добрался до носа, ему уже не нужна была подзорная труба — три пиратских корабля находились меньше чем в полулиге от галиота, и это расстояние стремительно сокращалось. Он видел, как корсары готовятся в бою: на палубах и на реях устроились лучники, бойцы в легких доспехах готовили сходни, абордажные сети и багры — все это понадобится для того, чтобы зацепить христианскую добычу, которая так охотно идет к ним в руки. На среднем корабле находился их капитан. Лавальеру удалось высмотреть человека в белом тюрбане и черном одеянии, который отправлял людей готовить флагман и передавать сигналы остальным двум.

«Надо полагать, он счастлив, — подумал Лавальер. — „Персей“ — аппетитная сардинка, и он собирается проглотить ее».

Противник скоро должен будет оказаться в пределах боя их пушки, которую прозывали «Не надо слов», поскольку ее действия говорили сами за себя. Главный канонир Гантон, неприветливый бретонец, ужасный пьяница на берегу, на море был трезвым и умелым мастером своего дела. Он плавал с Луи уже десять лет и, хотя вел себя не слишком почтительно, не раз выручал своего капитана в отчаянных ситуациях. Луи не сомневался в том, что его умение придет им на помощь и на этот раз. Он окликнул Гантона, стоявшего рядом с пушкой на специальном настиле на носу:

— Гантон, будьте любезны прицелиться.

— Давно пора, капитан. Я уже давно навел орудие на это отребье.

Он громко отдал приказ, еще раз проверил прицел, немного подкрутил колесо, поднимающее ствол, и поднес горящий факел к запальному отверстию. Немедленно раздался оглушительный рев, и ядро перелетело через средний корабль на высоте мачты.

Весь «Персей» выполнял роль станка или лафета, и Жан почувствовал, как корабль сотрясся от отдачи и сначала чуть вздыбился, а потом снова врезался в воду. Из-за резкого толчка несколько весел отклонились в сторону, так что Корбо несколько секунд ревел и щелкал бичом, заставляя гребцов снова войти в ритм.

Они уже настолько сблизились с противником, что слышали вызывающие крики пиратов.

— Достаточно близко, Гантон?

— Достаточно, капитан. Следующим выстрелом я снесу им мачту.

Лавальер улыбнулся и сказал:

— Мачту — прекрасно, но не ту. Заряди цепью и стреляй по моей команде. Корбо! — окликнул он своего одноглазого помощника. — Хватит пороть этого парня, иди сюда!

Когда это животное приблизилось, ароматический шарик, на сей раз наполненный смесью цветочных лепестков (Лавальер находил, что их аромат наиболее удачно противодействует запаху крови), сделал отчаянную попытку защитить капитана от исходящей от надсмотрщика вони.

Прячась за шарик, Лавальер объяснил Корбо, какой именно маневр ему требуется, а потом добавил:

— Как тебе известно… прекрати дергаться и слушай меня!.. Как тебе известно, идеальная галера должна походить на юную и очаровательную девицу в танце: каждое ее движение свидетельствует о благородном происхождении, живости характера и внимании, сохраняя при этом должную серьезность. Все это в еще большей степени относится к нашему чудесному галиоту «Персей». Итак, он покажет себя одним прекрасным росчерком. И тут мы посмотрим, не пропала ли вся твоя подготовка втуне. И если пропала… — тут он чуть опустил шарик, чтобы Корбо мог увидеть его улыбку, — то либо я, либо арабы — кто-нибудь из нас непременно сдерет с тебя шкуру.

Выслушав очень четкие распоряжения и поспешно взглянув на подвешенного и каким-то образом продолжавшего дышать Акэ, примеру которого он мог последовать, Корбо с проклятьями вернулся на место. Большая часть команды служила под его началом достаточно долго, чтобы мгновенно реагировать на приказы, но на этот раз капитан потребовал идеально точных действий. От этого зависело все их будущее.

Противник уже был настолько близко, что с «Персея» слышали слова, которые арабы пели под звуки труб и стук барабана и кимвала. По сигналу капитана начали игру и трое музыкантов «Персея»: труба, флейта и маленький барабан исполнили ответную воинственную мелодию.

— Пора, Корбо, давай! — заорал Лавальер.

Перекрывая шум, Корбо крикнул:

— Утроить гребки!

Барабан затарахтел, и «Персей» полетел вперед, только что не выскакивая из воды. Еще три гребка — и следующая команда:

— Суши правые весла!

Все весла с правой стороны судна были втянуты внутрь, а левая продолжала стремительно грести.

Когда нос развернулся, Лавальер хладнокровно проговорил:

— Стреляй, Гантон, будь любезен.

Еще раз подкрутив колесики ствола, канонир поднес запал к отверстию. Парусиновые мешочки, набитые отрезками цепей и острыми металлическими обрезками, полетели с расстояния в сто шагов прямо в паруса пиратской галеры справа от «Персея». Заряд разорвал паруса, и куски мачты, такелажа и рей посыпались на палубу арабского корабля.

— Один гребок! Суши весла! — крикнул Корбо. Весла левого борта в последний раз толкнули корабль, едва не столкнув его с пиратом. Однако благодаря маневру они прошли чуть в стороне. Весла были убраны, но сильный ветер продолжал наполнять парус «Персея», и он на полной скорости проскользнул вдоль всего корсара, в щепки ломая его весла и калеча тех гребцов, которые не сообразили или не успели спрятаться под скамьями.

В считанные секунды все было кончено. Все произошло настолько быстро, неприятель был настолько ошеломлен, что в «Персея» выпустили всего несколько стрел, которые не причинили вреда, упав на палубу или застряв в парусах.

— Весла правого и левого борта на воду! Гребите, ублюдки, гребите, как никогда в жизни не гребли!

Как только они оказались за кормой арабского корабля, концы весел стремительно опустились в воду, и гребцы моментально налегли на них под ускоренный втрое ритм. Пиратский корабль, который они покалечили, ковылял позади, а впереди лежало открытое море. Ветер наполнял их парус, а два других вражеских корабля поспешно пытались сделать поворот.

— Достаточно, Корбо! — крикнул капитан вниз. — Теперь им нас не догнать.

Он был почти прав. Он не ошибся бы, если бы не один человек с искалеченного корабля, который сохранил самообладание несмотря на всю неожиданность маневра «Персея».

Джон Гуд был англичанином, бывшим главным канониром на военном флоте короля Генриха. В результате нескольких несчастий — сражений, пиратства и рабства — он наконец оказался на службе у нового хозяина. Конечно, этот новый господин — язычник, но он обеспечил Джону такие доходы и роскошь, о каких в его родном Кенте и не слыхивали. И теперь англичанин увидел, как за кормой исчезает возможность захватить добычу, которая представилась им впервые после их поражения под Тунисом. Пусть его и повысили до капитанской должности, но в душе он оставался канониром.

— Проклятье, я такого не потерплю! — заявил он.

Развернув установленный на корме василиск — маленькую пушку, которую он обычно использовал против оказавшихся на палубе вражеских солдат, — он быстро навел ее и выстрелил дробью. Густой рой металлических осколков попал как раз туда, куда он целился: в место соединения мачты с бимсом. Оно раскололось, и тяжелый деревянный шест с огромным куском парусины упал на палубу и накрыл команду «Персея».

— Ложись! — заорал Жан.

Он, Хакон и Джанук с быстротой, выработавшейся в боях, бросили весло и нырнули под крепкие деревянные скамьи за секунды до того, как на них свалилась мачта со всем такелажем.

Многие оказались не такими быстрыми и удачливыми. Когда они выбрались из-под складок парусины, перед ними предстала мрачная картина. Некоторые дергались, зажатые между скамьей и реей, с раздавленными конечностями. Другие лежали неподвижно, с разбитыми головами, навсегда избавленные от тяжелого труда галерного гребца. Крик стоял ужасающий.

Один человек, отчаянно рыдая, пытался выбраться из-под ткани. Жан запустил руки в дыру, разорвал ее сильнее — и оттуда вынырнула беззубая голова Да Косты.

— Гошподи, парни! — крикнул он. — А я подумал, что тону!

Хакон схватил старика под мышки и попытался вытащить, но португалец отчаянно завопил:

— Нет, штой! Что-то держит мне ногу!

Жан немного расширил отверстие и заглянул под парусину. Левая нога Да Косты была придавлена мачтой, и, судя по тому, как она вывернулась, было ясно, что ступня под ней сломана.

— Оставь его, Хакон. Нам понадобится помощь.

Помощи не пришлось долго ждать: Лавальер потребовал, чтобы Корбо расчистил палубу. В эту минуту гребла только половина команды, а ему необходимо было отойти от галер, которые уже заканчивали поворот.

Солдаты спустились вниз и принялись выбрасывать за борт все, что нельзя будет починить. Некоторые из них находились на мачте и теперь лежали среди погибших и умирающих. Дозорный был избавлен от наказания: он уже получил свое, упав с высоты на палубу.

Стараясь работать как можно быстрее, моряки расчищали завалы из парусины, рей и тяжелых обломков мачты. Когда пришло время освобождать Да Косту, то это удалось сделать только объединенными усилиями Жана, Хакона, Джанука и еще десяти солдат. Старик пронзительно вскрикнул и потерял сознание. Его свалили в проход вместе с еще одиннадцатью искалеченными. Мертвецов бесцеремонно вышвырнули за борт. На место сломавшихся от удара весел быстро установили запасные, и уже через несколько минут «Персей» снова стал двигаться по воде.

От галер их отделяла приблизительно четверть лиги, но Лавальер видел, что противник уже успел развернуться и теперь ветер, который так благоприятствовал его недавнему маневру, наполнял паруса корсаров. Видел он и то, что два пиратских корабля оставили позади третий, искалеченный.

«Какая неудача, — подумал капитан со странным хладнокровием. — Мой гениальный ход уничтожен всего одним удачным выстрелом. С попутным ветром мы могли бы от них уйти. Без паруса…»

На небольшой дистанции «Персей» легко опередил бы массивные арабские галеры даже на одних веслах. Однако у противников имелось достаточно людей, чтобы сменять уставших гребцов, и все солдаты на борту также могли сесть на весла. А его собственные были слишком горды, чтобы научиться этому заранее. Обучать этих неумех сейчас — бессмысленно.

Лавальер безнадежно вздохнул. Гонка будет недолгой.

Словно в ответ на его мысли, прогремел выстрел носовой пушки с меньшего из кораблей корсаров. Ядро упало в море далеко за кормой «Персея», вызвав насмешливые крики его команды, но капитан понимал: арабы просто пристреливаются. Без острой необходимости они не станут наносить ущерб кораблю, который станет их добычей.

Жан и Хакон налегали на весла, подгоняемые ускоренной дробью барабана, свистками и щелканьем бича. Но казалось, что Джанук гребет усерднее всех. Все, кто знал о том, что он солгал относительно своей принадлежности к христианам, не поверили бы его усердию. Достаточно было услышать его ежевечерние молитвы или, как Жану, увидеть, как вспыхнули его глаза при первом появлении пиратов.

Однако все его надежды превратились в прах, были раздавлены так же безвозвратно, как нога Да Косты. И для этого понадобился всего один миг, в который он разглядел второй вымпел, трепетавший на грот-мачте галеры. Вверху был обычный красно-золотой флаг с исламским полумесяцем, вид которого должен был бы ободрить любого, кто следовал учению Пророка. А тот флаг, что был ниже, означал конец всех надежд — если только ему не удастся ценой всех своих сил увести «Персея» от преследователей.

Второй флаг был личным вымпелом капитана, и на нем на фиолетовом фоне была вышита серебряная шипящая змея. Это был знак Хакима ибн Саббаха, рабовладельца, жестокого убийцы, насильника — заклятого и самого что ни на есть личного врага Джанука. За пять лет до этого в Тунисе Джанук убил одного из многочисленных братьев Хакима в ссоре из-за женщины. Под вымпелом с серебряной змеей Джанук избавления не получит. Там его будет ждать только мучительная смерть, по сравнению с которой боль, какую испытывает Акэ, все еще раскачивающийся вниз головой на корме, покажется милосердием.

На палубе капитан отдавал приказания:

— Корбо, по моей команде мы повернем корабль. Мы подпустим их близко, совсем близко. Я считаю, что они попытаются разойтись и зажать нас между двумя кораблями. Гантон, ты должен снести мачту на второй галере и замедлить ее вступление в бой. Августин, пусть твои аркебузьеры не стреляют, пока мы не зацепимся за большой корабль. Они возьмут нас на абордаж, но мы пустим их к нам на борт и уничтожим здесь. Это ясно?

Трое подчиненных нервно переглянулись. Корбо сказал:

— Капитан, шансы…

— Четыре к одному, по моим расчетам. Дойдут до двух к одному, если мы зацепим и захватим большой корабль раньше, чем второй подойдет достаточно близко. Хороший христианский шанс, потому что Бог на нашей стороне. Помните: мы сражаемся с язычниками.

Выстрел язычников вспорол море всего в пятидесяти ярдах за кормой, подняв фонтан воды.

— Почти пора. По моему сигналу, Корбо.

Капитан уже собрался отпустить своих офицеров, когда Августин, с трудом справившись с готовым сорваться голосом, спросил:

— А гребцы?

Лавальер поднес к носу раздушенный шарик, вдохнул аромат цветочных лепестков и немного подумал. Мусульман он явно не мог принимать в расчет, но у него оставалось десять вольных гребцов, которых можно было бы вооружить, и пятьдесят заключенных, которые вряд ли пожелают обменять христианские цепи на языческие. Несмотря на голод, слабость и порки, они смогли бы стать защитой его солдатам, приняв на себя первые стрелы арабов. Да, вооруженный щит может оказаться полезным. Он несколько изменит шансы в пользу француза.

Оглянувшись, Лавальер убедился в том, что у него еще осталось немного времени в запасе, и сказал:

— Я поговорю с ними. Корбо, задай обычный темп, будь любезен.

Он спустился в проход как раз тогда, когда гребцы начали работать веслами медленнее. В эту же секунду поднялся еще один фонтан воды, на этот раз по правому борту. Язычники уже подошли на расстояние пушечного выстрела.

— Вольные гребцы, вы сейчас получите оружие, чтобы принять участие в нашей славной битве и верной победе. Теперь я обращаюсь к заключенным, у кого есть пряди волос. К вам, чьи ужасные преступления обрекли вас на справедливое наказание. Хотите ли вы искупить свои греховные дела? Что вам больше по душе: стать рабами мусульман или взять в руки оружие и принять участие в славном сражении с врагами Христовыми?

Эти вопросы были встречены молчанием: каждый обдумывал вероятные последствия. Если во время боя гребцы залезут под скамьи, то очень велика вероятность остаться в живых: ведь гребцы нужны на любой галере, рабы являются основой морского дела. Какая бы сторона ни одержала победу, ей понадобятся руки, работающие веслами.

Первым очевидный вопрос задал Жан:

— А что мы с этого будем иметь?

По скамьям пронесся ропот одобрения. Лавальер попытался разглядеть того, кто подал голос.

— Вы не станете рабами полумесяца. Разве этого недостаточно?

Жан встал.

— Раб — все равно раб, какой бы флаг ни висел на мачте. А я слышал, что на турецком весле работают так же, как на христианском.

Гребцы опять одобрительно загудели. Еще один фонтан воды, на этот раз по левому борту, продемонстрировал необходимость ускорить переговоры. Будь у Лавальера время, он бы убил этого преступника на месте уже за то, что он посмел обратиться к капитану французского корабля. А теперь капитан только улыбнулся.

— Но, дорогой соотечественник, разве я не сказал об этом? Сражайся храбро, помоги нам добиться неизбежной победы — и ты получишь свободу, как только мы окажемся в каком-нибудь французском порту.

Жану приходилось слышать по всему королевству, как французские аристократы улещивают, скулят, торгуются и молят на эшафотах. А потом он срубал им головы с плеч. Он без труда мог определить, когда ему лгут. Но знал он и то, что во время боя, если уж ему придется быть рабом, то он предпочтет быть рабом вооруженным.

— В этом случае, дорогой соотечественник, я к вашим услугам.

Его слова были подхвачены еще несколькими голосами, и Лавальер улыбнулся, понимая, что немного увеличил свои шансы, причем ценой, которую он платить не станет. Даже если по Божьей милости они одержат победу, большинство из этого сброда живыми не останутся. А договор с рабом — это и не договор вовсе.

— Раздай им оружие, — приказал он Августину, возвращаясь на палубу. — Возьми у меня в каюте.

Пока мусульмане и соплеменники Акэ продолжали довольно вяло продвигать корабль вперед, с остальных сняли цепи. Сержант раздал им разнообразное оружие: мечи, дубинки, абордажные сабли и алебарды, в основном ржавые и погнутые, но пленники и вольнонаемные гребцы с радостью их хватали.

— Клянусь яйцами епископа! — вздохнул Жан и прошел вперед, протягивая руку, словно для того, чтобы приветствовать старого друга. Впрочем, так оно и было. — Мой, кажется, — сказал он, и гребец, схвативший оружие, встретившись с его взглядом, с проклятьем выпустил странный укороченный меч.

Мужчина, которому достался топор Хакона, оказался не столь благоразумным, но спор о праве владения закончился быстро: скандинав схватил испанца за горло и крепко его стиснул.

— Ах, мой красавец, ты по мне соскучился? — Хакон несколько раз поцеловал лезвие, а потом повернулся к Жану, подняв топор над головой. — Мой друг, жизнь снова хороша!

— Хороша и скорее всего коротка. Если бы здесь был Фуггер, он бы, наверное, на нас не поставил. Будь рядом, в случае чего поможем друг другу.

Еще одного человека Жану хотелось иметь рядом с собой в приближающемся бою, и он поспешил найти Джанука. Тот рассекал воздух кривой турецкой саблей.

Поспешно пригнувшись, Жан сказал:

— Держи ее подальше от моей головы. Одного полукруглого удара мне хватит на всю жизнь.

Джанук рассмеялся и опустил выгнутый клинок.

— Мне нужно кое-что у тебя спросить, Джанук.

— Спрашивай.

Понизив голос, Жан сказал:

— Я знаю, что ты янычар.

— Ну и что?

— А то, что нас преследуют твои единоверцы. Нет, не надо отрицать этого, я понимаю, почему ты решил делать вид, что это не так. Ты сказал нашим тюремщикам, что ты хорват, что тебя выкрали ребенком и сделали мусульманином вопреки твоему желанию. Я прав? Так ты получал больше еды и сохранил волосы.

Он указал на прядь волос, оставленную на голове у его молодого сотоварища.

Джанук не отводил взгляда.

— И ты хочешь узнать, на чьей стороне я буду в этом бою.

— Ну… вроде того. Я же сказал тебе — мне не хочется еще раз получить удар кривой саблей. Особенно сзади.

Джанук оглянулся и увидел, насколько близко подошли галеры. Он нашел взглядом фигуру в широких черных одеждах, стоявшую под раздвоенным жалом змеи. Он даже смог разглядеть, как Хаким размахивает руками, призывая своих гребцов удвоить усилия к вящей славе Аллаха. Джанук улыбнулся:

— Не буду отрицать: я молился, чтобы меня вызволили мои братья-мусульмане. Но во главе наших преследователей стоит человек, который ненавидит меня сильнее всех на этом свете. Это — кровная месть. И Аллаху угодно, чтобы один из нас сегодня погиб.

Теперь уже улыбнулся француз.

— Тогда я считаю, что нам, ветеранам Мохачской битвы, следует держаться рядом. Я почту за честь сражаться подле тебя.

— Я тоже.

Они сжали друг другу запястья. В этот момент к ним подбежал Хакон.

— Ну, друзья мои, — объявил он, — будете ласкать друг друга потом. Может, вы и не заметили, но нам вот-вот предстоит вступить в бой.

Огромный скандинав дрожал от восторга. Он подбросил топор высоко в воздух, мощно хлопнул обоих товарищей по плечам и поймал оружие на лету.

— Хакон! — возмущенно воскликнул Жан. — Скорее всего к исходу этого дня мы все погибнем!

— Знаю! — прокричал викинг. — Чудесно, правда? Жаль, что Фенрира со мной нет.

Ему никто не ответил, потому что раздался крик: «На весла! На весла!» Положив оружие рядом с собой, все трое схватились за огромную дубовую рукоять и по команде принялись грести в утроенном темпе. Капитан Большенос был им ненавистен, но на всех произвел глубокое впечатление его первый маневр.

Противник был уже не далее чем в трехстах шагах за кормой галиота и готовился обогнать «Персей» с обеих сторон, чтобы зажать его в клещи. Если пиратам удастся это сделать, то «Персей» и, что важнее, его капитан обречены.

— Пора, Корбо! — крикнул Лавальер.

— Левая, табань! Правая, вперед!

Такой маневр носил название «Остановка утопленников», потому что при неправильном исполнении корабль мог завалиться на бок. «Персей» остановился так резко, что все его доски заскрипели от перегрузки. Корабль стал разворачиваться вокруг поперечной оси, и на одну жуткую секунду всем показалось, что он вот-вот вывалит за борт всех гребцов левого борта, в том числе Жана, Хакона и Джанука. Скандинав, который сидел у самого планшира, даже опустил руку в воду и сполоснул себе лицо. А потом корабль выпрямился, левый борт поднялся — и они оказались лицом к стремительно приближавшимся арабам. Казалось, меньшая галера находится прямо перед ними.

Корбо отдал приказ снова начать греблю в утроенном темпе. Гантон кричал своим помощникам:

— Передвигайтесь на левый борт! Не так далеко, собаки! Теперь на фут назад! Хватит!

Он стремительно рванул рычаг наводки, пробормотал короткую молитву Мадонне и поднес факел к запальному отверстию.

«Персей» снова сотрясла отдача от выстрела. Пороховой дым затянул всю палубу. Когда он рассеялся, Жан присоединил свой голос к радостным крикам: выстрелом снесло грот-мачту на меньшей галере, и ее черный вымпел с полумесяцем, снасти и рангоутное дерево посыпались на гребцов, заставив корабль вильнуть вбок.

Перекрывая вопли, раздался новый приказ грести. Галера с серебряным змеем стремительно изменила курс и неслась прямо на француза. Уже слышны стали выклики человека в черном: он отдавал приказы своим людям, соревнуясь в громкости с пронзительными звуками североафриканских труб. До абордажного боя осталось не больше пары минут.

— Музыканты! — крикнул Лавальер, направляясь вперед. — Сыграйте мне гальярду!

И когда по палубе «Персея», корабля флота его величества, разнеслись звуки этого танца, запрещенного в половине королевских дворов Европы за непозволительную чувственность, капитан упер руку в покрытый латами бок и запрыгал.

— Ох, милосердная Матерь! — Хакон покачал головой. — А он не только урод, но и сумасшедший!

— Но управлять кораблем умеет, — проговорил Жан.

Большенос был занят не только танцем. Он быстро выкрикивал приказы, стараясь встретить врага носом, чтобы протаранить большую галеру на уровне ватерлинии окованным железом тараном. Хаким ибн Саббах, желая не только одержать победу, но и получить «Персей» в качестве добычи, пытался подойти к нему сбоку и взять на абордаж. Два корабля осторожно сближались, напоминая двух борцов. Оба капитана постоянно меняли курс с помощью весел, а пират еще и с помощью парусов.

— Слушайте! — быстро проговорил Джанук, вставая и опускаясь на скамью вместе со своими товарищами. — Чтобы иметь шанс выжить во время сражения на галере, нужно знать три вещи.

Жан подался ближе.

— Какие же?

— Первая: как только мы сойдемся, они начнут обстреливать палубу из луков. Они будут стрелять сверху, но им известно, что доспехи солдат достаточно хорошо защитят почти все их тело. А раз они увидят у нас оружие, то начнут целиться в нас. Так что пока они не поднимутся к нам на борт, сидите под скамьями. И не высовывайте задницы.

Хакон скептически посмотрел на скамью. Он был человеком крупным.

— Второе. Не выходите, пока не раздастся второй залп. Я думаю, что Большенос прикажет половине солдат стрелять, когда нас будут захватывать баграми, а второй половине — когда враги окажутся у нас на борту. Ни к чему вам получить пулю из аркебузы своих же солдат.

— Ладно, — проворчал Хакон. — А что третье?

Внимание Джанука привлекло нечто происходившее на носу «Персея»: он смотрел на то, что сжимал в руке капитан.

— Что? — рассеянно переспросил он.

— Третье. Ты сказал, что нам нужно знать три вещи.

— Да, правильно, — неопределенно ответил бывший янычар. — Три.

И неожиданно бросил весло, увернулся от размахивающего кнутом и сыплющего проклятьями Корбо и бросился на нос. В сторону «Персея» уже летели стрелы, но аркебузьеры пока не открывали огня. Два гребца, сидевших впереди Жана, и один — сбоку, вдруг вскочили, пытаясь вырвать оперенные древки стрел, впившиеся им в шеи.

Они находились примерно в двухстах шагах от неприятеля и продолжали с ним сближаться, когда Джанук оказался рядом с капитаном. Лавальер прекратил свой изысканный танец.

— Капитан, — сказал Джанук, указывая на нос турецкого корабля, — позвольте я попробую.

Лавальер посмотрел на полуобнаженного пленника с клоком иссиня-черных волос на голове.

— Он мой. — Гнусавый голос француза прозвучал капризно. — Почему я должен уступить его тебе?

— Потому что я могу убить их канонира. Разве вы не это пытались сделать?

Да, именно это и пытался сделать капитан. Однако лук в руках у янычара — сухожилия животного, обвитые вокруг кленового стержня, с захватом из кости — был непохож на легкое оружие, которым Лавальер пользовался на охоте дома, в Бордо. Несмотря на все свои старания, несмотря на практику, капитану так и не удалось его освоить. Он уже выпустил стрелу в кормовую часть галеры, где канонир противника нагнулся к своему василиску, пушке, заряженной смертоносными пакетами с острыми кусочками металла, которые при выстреле с ближнего расстояния перебьют большинство его солдат. А капитан уже имел возможность оценить меткость этого канонира. Если его удастся убить, это определенно повысит их шансы на успех.

Лавалеру не нравилось стоять так близко от пленника, и он снова поднес к самому носу ароматический шарик. Однако, глядя поверх него, француз увидел в устремленных на него серых глазах Джанука нечто особенное — странную, необычную уверенность в своих силах. Опыт научил капитана, что исход сражения определяют инстинктивные решения. На этот раз инстинкт подсказал ему отдать свой лук. И он тут же переключил внимание на близящееся столкновение.

Корабли разделяли всего сто пятьдесят шагов. С пятидесяти Джанук сможет пустить стрелу — всего одну, потому что канонир, закончив последние расчеты, поднимет голову только для того, чтобы произвести выстрел. Джанук быстро снял с лука тетиву, заново перевязал петлю, установил лук между ног и пристроил стрелу на натянутую тетиву. «Так-то лучше», — подумал он, почувствовав, насколько увеличилось натяжение. Корабли разделяло около восьмидесяти ярдов, когда он выбрал лучшую стрелу с небольшим оперением, рассчитанным на недолгий полет, и узким острым наконечником. Такая стрела с пятидесяти шагов пробивает голову оленю, как он не раз имел возможность убедиться во время многочасовых охотничьих вылазок на холмы, окружавшие Измир.

Команда гребцам прозвучала сначала на арабском корабле, но почти сразу же ее повторил Корбо. Обе морские птицы сложили крылья и двигались вперед только за счет последних усилий гребцов, почти теряющих сознание от напряжения. Корабли стремительно сближались. Хаким выиграл схватку капитанов: столкновение должно было произойти бортами, а не носом. А команде Гантона не хватило времени, чтобы приготовить орудие к еще одному выстрелу. Теперь опытный канонир уже бежал к своему василиску, приготовленному на корме.

Семьдесят ярдов. Джон Гуд, бывший офицер морского флота короля Генриха, а теперь — подчиненный мавра, вынырнул из-за планшира, чтобы нацелить свое орудие. Он дал пушке прозвище Мегера Мэг, в честь своей склочной жены, давно брошенной им в Дувре. Хаким знал цену своему канониру и специально задержался у подбитой галеры, чтобы взять на борт его самого и его любимое орудие. Гуд прекрасно понимал, почему это было сделано. Это ему удалось обеспечить им добычу своим великолепным выстрелом по мачте. И теперь, если ему удастся выстрелить по палубе, перебить большую часть солдат и особенно их танцующего дурака-капитана… Он поднял запал над отверстием.

Не обращая внимания на дождь стрел, которые градом сыпались на палубу, заставив себя не слышать криков раненых, Джанук до отказа натянул тетиву. Он уже два года не ощущал силы, скрытой в приготовленном к выстрелу луке, но его мышцы привычно напряглись, дыхание замедлилось. Он прицелился. Он увидел, как рука канонира делает последние изменения в наклоне ствола, увидел вынырнувшую прямо под жерлом голову, успел даже рассмотреть, как в глазах блеснул отсвет пламени с запального факела. Он навел стрелу как раз на этот блеск, выдохнул почти весь воздух — и спустил тетиву.

Джон Гуд уже опускал запал, когда что-то ударило его по лицу. Он даже не успел понять, что это было, потому что умер, еще не успев упасть на палубу.

Стрелы летели сплошной тучей, и Джанук спрятался за деревянным бортом носовой части. Стоя над ним, капитан воздел свой меч в быстром салюте, не обращая внимания на стрелы, со звоном отскакивающие от его доспехов.

Джанук хотел было отдать ему лук.

— Оставь его себе, — сказал капитан. — Но учти, после я его заберу.

А потом раздался вопль гнущегося и ломающегося дерева, который казался таким же одушевленным, как крики раненых и умирающих на палубах обоих кораблей: галера и галиот столкнулись.

Жан с Хаконом делали то, что им посоветовали: лежали в дерьме и отбросах под скамьями. Воинственные кличи и пронзительные завывания не выманили их наружу. Вскоре они услышали, как в дерево над ними ударил десяток стрел, причем одна вонзилась в палубу всего в ногте от носа Хакона. Потом над ними прогремел залп: половина аркебузьеров «Персея» выстрелили по первым рядам пиратов в тюрбанах, с кривыми саблями в руках, которые хлынули через борт галеры. Многие остались целы, и вдоль скамей со стуком пронеслись босые ноги.

Когда Хакон потянулся за своим топором, Жан прокричал:

— Второй залп! Помни, что говорил Джанук!

И они остались ждать. Спустя секунду прогремел следующий залп, и раздались новые крики боли и ужаса. Рядом со втиснувшимся под скамью Хаконом упало тело, корчась в предсмертных судорогах. Вытянув свои ручищи, скандинав утопил бьющегося пирата в вонючей жиже.

— Пора! — сказал Жан.

Они с Хаконом выкатились из-под скамей — и увидели, как на палубу врывается третья волна пиратов, которых уже не могли остановить солдаты, спешившие перезарядить аркебузы. Не было времени прикидывать шансы, пугаться или осматриваться. Пришло время отдаться туману битвы, алому, как кровь, что брызгала повсюду.

На Жана бросилась фигура в тюрбане и белом одеянии. Пират громко кричал и высоко поднимал копье, целясь прямо в грудь противнику. Жан едва успел отскочить в сторону — и наконечник погрузился в планшир позади него. Взмахнув мечом на уровне древка копья, Жан снес нападавшему голову, и она покатилась по палубе с изумленным выражением на мертвом лице. Выдернув копье и закрутив его в воздухе, чтобы перехватить удобнее, Жан метнул его на дюжину шагов и проткнул пирата, которому удалось поднырнуть под вращающийся топор Хакона. Копье остановило смертельный удар кривой турецкой сабли, предназначавшийся скандинаву. По глазам Хакона было видно, что он оценил эту любезность, но не успел ничего сказать: еще три противника, один с копьем и двое с саблями, набросились на него, и Жан не смог прийти на помощь другу, потому что на него самого с криками насели еще три пирата.

Жан прыгнул в проход между скамьями. Вращая мечом, он сделал ложный выпад, ударил левого противника ниже поднятой гарды, полоснув его поперек груди, а потом остановил две другие сабли, метившие ему в голову, и, резко вывернув кисти, выбил их из рук нападавших. Один из пиратов в страхе вскочил на скамью, а второй выхватил вторую саблю, которая была закреплена у него за спиной. Жан перешел в нападение, и корсар отступил, умело парируя его выпады — пока не врезался в подвешенное тело Акэ. Кровь огромного негра сделала эту часть палубы скользкой, и, когда у пирата разъехались ноги, Жан рванулся вперед и ударил его плоским концом своего меча. Это было единственным недостатком оружия Жана: палаческий меч не имел острия, которым можно нанести смертельный удар. Однако силы удара хватило, чтобы опрокинуть врага на спину, после чего Жан снова сделал быстрый выпад, направил клинок вниз и пригвоздил пирата к палубе.

Во время поединка Жан отступил довольно далеко к корме и на несколько секунд остался без противников. Это был один из тех кратких моментов затишья, которые всегда бывают во время сражений или во время казни, когда меч наносит свой удар. Шум вдруг стих, крики и смертоносные удары удалились, алый туман исчез, словно занавеска, отдернутая невидимой рукой. Такие мгновения ясности не раз спасали ему жизнь. В тишине Жан услышал рядом с собой негромкий голос. Повернувшись, он стал искать источник звука.

Всего на расстоянии ладони от себя он увидел лицо — огромное перевернутое лицо, покрытое потом и искаженное болью. Карие глаза смотрели прямо на него, а голос произносил слова, которых он не мог понять, но которые сопровождались взглядом на его меч. Смысл этого взгляда не понять было невозможно.

Акэ умолял дать ему быструю и милосердную смерть.

В тишине, которая продолжала владеть Жаном, он — как ему показалось, страшно медленно — приблизился к ногам подвешенного гребца и полоснул мечом по веревкам. Приняв Акэ на руки, Жан осторожно опустил его в проход, прислонив спиной к кормовой палубе. А потом он потянулся за кривой саблей убитого пирата, вложил ее в громадные ладони Акэ и сказал:

— Всегда лучше умереть потом.

И тишина внезапно отхлынула. На Жана кто-то налетел, опрокинув на спину и закрыв собой. Он ощутил вкус крови, решил, что она ему незнакома, и с трудом выбрался из-под мертвых конечностей. Над ним стоял совершенно нагой Хакон, покрытый кровью и безумно хохочущий.

— Один за одного! — крикнул он. — Этот пес собирался воткнуть копье тебе в задницу. Держу пари, что спасу тебя больше раз, чем ты меня. Проигравший покупает первый бочонок вина!

С этими словами он закрутил свой топор высоко в воздухе и бегом вернулся в самую гущу боя.

Несмотря на то что Жан снова начал слышать рев сражения, он все же различил собственное имя. Уклоняясь, он пробежал между скамьями к Джануку.

— Ты не можешь позвать сюда этого викинга? — осведомился янычар. — У меня есть план.

Француз расхохотался тому, что хорват оставался таким хладнокровным, и это несмотря на то, что у него из плеча торчала стрела. Похоже, рана совершенно его не отвлекала.

— Сейчас приведу.

— Приходите на носовую палубу, — сказал Джанук. Он приостановился, отломил стрелу у самого наконечника и исчез из виду.

Поднявшись на палубу, Джанук мог видеть, как развиваются события. Он почти не участвовал в бою: с ним наверху находилось немало солдат «Персея». Однако он достаточно часто участвовал в морских сражениях, чтобы понимать, как идут дела на этот раз. Галера под черным полумесяцем, которой Гантон снес мачту, успела выправиться. Там убрали с палубы обломки и обрывки парусов, и судно уже огибало сцепившиеся корабли, чтобы вступить в сражение с другого борта «Персея». Как только маневр будет закончен, превосходящие силы пиратов быстро положат конец бою. А как только Хаким увидит Джанука, тому будет обеспечена верная и мучительная смерть.

Большенос думал примерно то же. Они устояли перед первыми атаками, и его солдаты под командованием Августина сражались лучше, чем можно было ожидать, однако капитан слишком хорошо видел, что противник вот-вот получит подкрепление, и понимал, к чему это приведет.

И пока Лавальер думал об этом, рядом с ним снова возник тот проклятый лучник.

— Капитан!

— Опять ты! Что тебе на этот раз? Нашел еще одну цель для моего лука?

— Полагаю, тут одной метко пущенной стрелой мы не обойдемся. Я был в Тунисе…

Лавальер высокомерно посмотрел на дерзкого невольника:

— Ну и что? Я тоже был в Тунисе.

Сейчас не время для воспоминаний, хотя Джанук понимал, как странно то, что французский капитан сражался и стороне испанцев. Еще удивительнее, нежели хорват, сражающийся на стороне турок.

Казалось, капитан почувствовал его интерес.

— За долгую жизнь человек может по разным причинам служить многим господам. Не сомневаюсь, ты это знаешь.

— Истинно так, мой капитан. Теперь же я служу только собственной шкуре. А ее не спасти, если мы проиграем это сражение.

Еще три стрелы отскочили от доспехов Лавальера, заставив Джанука пригнуться. Капитан раздраженно от них отмахнулся.

— Советую тебе быстро перейти к делу, а то к нам пожалуют новые гости. Так что насчет Туниса?

— Бегство Барбароссы.

— А, да. Прямо в гущу врагов. Ты хочешь, чтобы я с моими солдатами сделал то же? Несомненно, оставив тебя на моем корабле.

— Со мной и еще двумя бойцами. Вот с этими двумя, — добавил Джанук, потому что Жан и Хакон как раз перескочили через ограду носовой палубы. Скандинав получил небольшой порез на руке, а Жану задели ляжку, но позади них в проходе неподвижно лежало пять тел.

— А, мои самые недавние приобретения.

Лавальер посмотрел на двух заключенных, сжимавших свое странное оружие, а потом перевел взгляд на вторую галеру. У француза оставалось минут пять. Пять минут на то, чтобы случилось чудо. Чтобы он сотворил это чудо.

— Августин! — крикнул Лавальер своему загнанному помощнику. — Первая рота отходит, заряжает и стреляет по моей команде. Вторая рота ведет ближний бой.

Главная палуба после ухода Жана и Хакона быстро заполнилась пиратами. Единственными точками сопротивления стали носовая и кормовая части палубы, приподнятые над главной. На корме находился Гантон с третьей ротой солдат — в общей сложности около двадцати человек. Они отбивали атаки, но при этом каждый раз теряли людей. Канониру долго не продержаться.

Приказ капитана был услышан, и роты приготовились. Лавальер хотел было произнести речь, но времени на это не хватило. Он коротко приказал второй роте идти за ним и прыгнул на абордажные сети, которые пираты перебросили между своим кораблем и «Персеем». О его доспехи звонко ударялись стрелы — и бессильно отскакивали, однако нескольким солдатам, которые были не так хорошо защищены, повезло меньше. Когда половина сети осталась позади, капитан крикнул: «Давай, Августин!», и не очень дружный залп на мгновение смел противников с борта. Лавальер в сопровождении Жана, Хакона, Джанука и пятнадцати уцелевших солдат из первой роты перескочил через борт «Серебряной Змеи».

По инерции нападавшая галера прошла вдоль половины борта «Персея» прежде, чем пиратам удалось зацепить его абордажными крюками. Это означало, что контратака началась ближе к корме противника, возле того места, где стоял Хаким, гнавший своих людей вперед.

— Почти все ушли на наш корабль! — крикнул Джанук. — Вперед!

Он издал боевой клич янычар: «Велик Аллах!», приведя в изумление многих противников, которые кричали то же самое, и, размахивая саблей, ринулся туда, где мужчина в черном выкрикивал приказы и вздымал свою кривую саблю под змеиным вымпелом.

— За Францию! — крикнул Лавальер, разя мечом пиратов, и его крик подхватили его солдаты.

— Хох! Хох! — Это Жан и Хакон издали боевой клич наемников, внушавший ужас на полях сражений по всей Европе.

Хотя французы были в меньшинстве, внезапность их появления и ярость нападения, а также более прочные доспехи солдат вызвали в рядах пиратов секундное замешательство. Они расступились, и атака вынесла отряд прямо на ступеньки, которые вели на заднюю часть палубы — к цели их нападения.

Лестницу оборонял огромный араб с нагрудником, шлемом и щитом. Он легко отбросил двух солдат, но потом на него налетел Лавальер. Араб отбил меч своей кривой саблей и плоскостью клинка нанес мощный удар по шлему капитана, сбросив его с лестницы к ногам пиратов. Лавальер исчез под дождем ударов сабель, которые молотами застучали по наковальне его доспехов. Солдаты бросились на выручку своему капитану.

Хакон нанес по лестнице удар своим топором. Араб подпрыгнул и ушел от удара, но, как только он приземлился, викинг столкнулся с ним плечом. Они скатились вниз по ступеням, два гиганта, сцепившиеся вместе, и с грохотом ударились о палубу. Жан рванулся в образовавшуюся на лестнице брешь, снеся мечом двух пиратов, пытавшихся встать на место великана-араба. Когда он взобрался на палубу, там оказалось всего пять человек. Затем к нему присоединился Джанук. Но к этому времени пиратов оставалось всего трое. Жан бросился на двух телохранителей в белых одеяниях и стремительными ударами заставил их отступить. Джанук оказался лицом к лицу с человеком в черном.

— Привет, Хаким, — сказал он. — Не забыл меня?

На лице араба появилось такое изумление, что Джанук невольно запрокинул голову и расхохотался.

— Правильно. Джанук. — Он слегка поклонился. — Если ты вдруг забыл, то я — тот человек, который проткнул твоего брата, как свинью.

Изумление сменилось злобой. Хакима ибн Саббаха боялись на всем Средиземноморье за его умение ненавидеть, искусное владение саблей и жестокость, с которой он расправлялся со всеми своими врагами. Только одному человеку удалось избежать его ужасающей мести. И теперь этот человек стоял перед ним.

— Клянусь бородой Пророка! — зарычал Хаким. — Я — его любимое дитя, раз он отдал тебя в мои руки!

— Еще не отдал. Я здесь, Хаким, ты, змея, которая на брюхе уползает от настоящего боя. Ползи сюда и посмотри, что ты получишь.

С этими словами Джанук принял боевую стойку, вытянув вперед левую руку и отведя назад руку с саблей.

Черно-серебряным вихрем Хаким ибн Саббах налетел на своего заклятого врага. Эта атака была яростной, но беспорядочной. Джанук парировал и отбил град ударов, увертываясь и уклоняясь и не пытаясь нанести ответный удар. Он воспользовался атакой противника, чтобы развернуться на площадке задней палубы. Быстро посмотрев в сторону Жана, он убедился, что лестница будет удержана: француз уже успел расправиться с двумя воинами, пытавшимися присоединиться к своему главарю. Внизу солдаты «Персея» плотной стеной окружили своего упавшего капитана. И в центре этого старинного защитного построения находился Хакон: подпрыгивая над головами солдат, он поражал топором любого противника, который неосмотрительно пытался к ним приблизиться.

Атака утомила Хакима и растратила первый взрыв его ярости. Теперь он вспомнил о том, каким умелым бойцом считался его противник, с какой надменной легкостью он убил брата Хакима, а ведь тот и сам некогда славился своим боевым искусством! Вспомнил Хаким и то, что он — капитан «Серебряной Змеи» и что к нему на помощь должны ринуться его люди. Терпение — и по милости Аллаха он получит не только смерть Джанука: он насладится его долгими муками, которые растянутся на многие дни, пока он будет уничтожать все то, что делало его врага мужчиной.

Джанук заметил паузу и скрытый за ней расчет, но надеялся, что Хаким успел хотя бы немного утомиться. Пират держал саблю в левой руке, что делало приготовления хорвата несколько более сложными, потому что с левшами сражаться труднее.

«Терпение, — подумал Джанук. — Помни правило сабельного боя. Все решит не эта атака, и не следующая, и даже не та, что будет после нее. Делай обманное движение, отступай, заставляй всякий раз его клинок отклониться чуть сильнее. А потом…»

Джанук направил удар в выставленное вперед колено Хакима. Араб поспешно убрал ногу, с силой повел клинок вниз, чтобы встретить стремительный удар, но Джанук неожиданно задержал удар и, развернув кисть, направил удар кривого лезвия выше, в пах Хакиму. Черные одеяния снова взметнулись и отступили, а сабля Хакима понеслась вниз отразить удар. И снова его клинок полоснул по воздуху, потому что Джанук резко отдернул саблю, занеся ее себе за голову, переставил ноги и начал косой удар вниз. Хаким увидел начало удара, который должен был бы раскроить ему голову; если этот решительный выпад парировать, то противник откроется, вытянув руки вперед.

«Он — мой!» — торжествующе подумал Хаким ибн Саббах.

Отступив назад, предводитель пиратов поднял свою саблю обеими руками, чтобы должным образом встретить этот удар, поймать лезвие вражеского клинка собственным лезвием, провести по нему и резко отбросить оружие в сторону. И тогда он ощутит то блаженное чувство, когда твоя кривая сабля прижата к горлу противника.

«Сейчас я отрублю ему ухо, — решил Хаким. — А все остальное потом, по кусочкам».

Картины неспешных пыток, длящихся день за днем, встали перед его мысленным взором. Клинок поднялся. Рука Хакима напряглась, готовая к мощному столкновению… которого так и не последовало. Потому что, держа саблю за головой, Джанук легко переставил ноги и сделал совершенно другой выпад, повернув руку так, что клинок пошел параллельно земле прямо под мышку Хакиму, открытую для того, чтобы парировать предполагаемый удар.

Острое лезвие кривой турецкой сабли впилось глубоко в тело Хакима, в один миг лишив его силы, собранной для классического парирующего удара. Словно марионетка, которой неожиданно перерезали веревочки, Хаким уронил оружие и рухнул на палубу, обернувшись всем телом вокруг сабли Джанука, как будто тем самым он мог остановить новый удар. Джанук стал наклоняться вместе с ним и убрал саблю только тогда, когда пират растянулся во весь рост, упершись в мачту.

Глаза Хакима остекленели от изумления и боли, но не закрылись. Джанук приблизил лицо к нему.

— Аллах милосерд, — тихо проговорил он. — Ибо он даровал мне великую победу.

Хаким попытался дать какой-то злобный ответ, но умер, не успев найти нужных слов.

Подняв голову, Джанук увидел, что Жан стоит рядом и смотрит на него.

— Ты не отрубишь ему голову, Жан? Она нам пригодится.

Жан молча выполнил его просьбу, а тем временем Джанук с наслаждением перерезал веревки вымпела со змеей. Флаг упал на палубу, и жало и чешуя обволокли и поглотили тело того, чьим символом они были. Когда боевой флаг упал, раздался отчаянный крик, однако и этот вопль не мог сравниться с тем, которым была встречена поднятая высоко вверх голова Хакима. Сражение на обоих кораблях мгновенно прекратилось: пираты лишились желания продолжать бой.

Однако рядом находились и другие пираты. Пушечный выстрел внезапно напомнил всем, что остался еще один корабль.

Вторая галера, «Черный Полумесяц», наконец избавилась от обломков и обрывков оснастки и сделала поворот. Она была почти такой же большой, как «Серебряная Змея», а это означало, что на борту у нее было вдвое больше людей, чем было на «Персее» перед началом боя. Джанук надеялся, что казнь предводителя лишит пиратов охоты продолжать сражение, однако капитан «Полумесяца», Таррак бен Юсеф, хоть и не обладал безумной отвагой Хакима ибн Саббаха, но был достаточно опытен, чтобы оценить свое преимущество. Выстрел его пушки был направлен в переднюю часть «Персея», высокая носовая палуба которого поднималась над кормой «Серебряной Змеи». К счастью для Гантона и его людей, выстрел пришелся слишком высоко, однако Юсефа это не смутило. Стоит ему обогнуть корабль своего прежнего предводителя и взять «Персея» на абордаж с другой стороны, как победа будет ему обеспечена.

Джануку, который только что испытал радость победы, перспектива надвигающегося поражения была невыносима. Внезапно обессилев, он опустился на одно колено и покатил голову своего врага по палубе, словно шар. Голова зарылась точно в серебряную пасть вышитой змеи.

— Клянусь всеми бесами, Жан, — простонал он, — победа была так близко!

Однако француз его не слышал. Вместо этого он пристально смотрел на корму их галеры, мимо которой вот-вот должен был проплыть «Черный Полумесяц».

— Скажи, — спросил он, резко оборачиваясь к янычару, — ты слышал, чтобы с этого корабля по нам стреляли?

— Нет. С «Черного Полумесяца» стреляли, но Хаким не хотел портить наш корабль. А что?

Он не получил ответа: Жан уже бежал от него к корме корабля. Он увлек за собой Хакона, и вдвоем они промчались мимо усталых победителей и немного взбодрившихся побежденных, которые уже видели в приближающейся галере свое спасение.

Двое арабов все еще стояли около пушки, держа в руках сабли. Не желая рисковать, Хакон поднял топор и ударил их в лицо рукоятью. Жан подбежал к пушке и заглянул ей в жерло. Как он и подозревал, там оказалось большое ядро.

— Ты что-нибудь понимаешь в артиллерии? — спросил он скандинава.

— Ничего. А ты?

Жан покачал головой.

— Ну, тут не должно быть особых сложностей, правда? Мы наводим ствол на то, что нужно разбить, и поджигаем вот это. — Он указал на запал, а потом, прищурившись, посмотрел вдоль ствола. — Похоже, она нацелена высоковато, а нам надо выстрелить пониже. Как ее опустить?

— Вот этими. Как они называются? Вот эти колеса ее поднимают и опускают.

Жан поднял голову. «Черный Полумесяц» уже начал проплывать мимо них.

— Некогда. — Он попытался приподнять заднюю часть пушки. — Иисусе! Ничего не выйдет.

Хакон посмотрел на него и засмеялся.

— Посторонись, малыш.

Он наклонился к станку пушки, присел на корточки и подсунул свои ручищи под деревянную раму. Набрав полную грудь воздуха, он начал поднимать орудие, напрягая мышцы. Долю секунды ничего не происходило. А потом, сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее, задняя часть орудия начала подниматься, а дуло — опускаться.

— Хватит! — крикнул Жан.

Схватив пороховой ящик, он подтащил его под пушку, и Хакон поставил станок на него. Пот бежал по его телу ручьями, прокладывая русла в крови, копоти и грязи, покрывших его целиком.

Жан посмотрел на «Черный Полумесяц»: галера как раз поравнялась с ними. Он схватил факел и опустил его в запальник, успев крикнуть «Отходи!» Хакону, который стоял у станка, упираясь руками в колени и тяжело дыша.

Оба друга одновременно отскочили в стороны. А потом шипенье запальника сменилось оглушительным ревом и слепящей глаза вспышкой. Пушка отскочила назад, сломала опоры и, свалившись с порохового ящика, упала набок. Еще немного — и она раздавила бы лежавшего ничком Жана. Он поспешно вскочил, перелез через механизм наводки и попытался рассмотреть что-нибудь сквозь густой дым.

Дым немного рассеялся — и перед ним возник «Черный Полумесяц». Корабль выглядел совершенно так же, как до пушечного выстрела. На борту не видно было следов повреждений.

Вставший рядом с ним Хакон тоже посмотрел на галеру и устало взялся за топор.

— Пошли, — проговорил он. — Придется снова сражаться. Сегодняшний день подходит для смерти не хуже любого другого, потому что я снова на весла не сяду.

Весла! Именно благодаря веслам Жан осознал, что что-то случилось. Противник перестал грести. Корабль неподвижно застыл на воде. И едва он успел это понять, как картина резко изменилась: «Черный Полумесяц» внезапно накренился от них, и у ватерлинии обнаружилась громадная зияющая пробоина. И странную тишину, которая охватила все вокруг, внезапно разорвали сразу сотни воплей. Команда поврежденного корабля начала прыгать за борт.

* * *

Из сорока вольных и пленных, которые взяли оружие на «Персее», на ногах остались только тринадцать человек, включая Жана, Хакона и Джанука. Отряд из восьмидесяти солдат сократился до двадцати пяти державшихся на ногах. Еще десять были тяжело ранены. Гантон, старый канонир, и сержант Августин погибли во время последней атаки арабов на кормовую палубу. Корбо, если ему и суждено будет выжить, пускать в ход кнут уже не сможет: его правую руку отсек у локтя сабельный удар. Он лежал, прижимая какую-то тряпицу к сочившейся кровью культе, и смотрел на своего капитана, пытаясь разглядеть его затуманенными от боли глазами. В нем что-то изменилось.

Капитан Луи Сен Марк де Лавальер больше не ощущал запахов. Обычно это служило для него источником радости, но не на этот раз: полученный им удар мечом плашмя, который сбросил его с трапа на «Серебряной Змее», разбил ему забрало и раздробил нос. Сломанный и свернутый налево нос распух и побагровел. Это совершенно испортило ему радость победы, хотя она и была обеспечена его умением и силой оружия.

Жан стоял перед преобразившимся капитаном. Рядом на свой топор опирался Хакон. Он задал свой вопрос уже дважды, но так и не услышал ответа: закрывшийся огромным платком капитан только хлюпал. Тем временем на кормовой палубе собрались остатки солдат «Персея». Переложив меч на другое плечо, Жан повторил в третий раз:

— Мсье, не пора ли нам возвратиться во Францию?

Не отнимая платка от лица, Лавальер глухим голосом проговорил:

— Нам приказано плыть в Валетту.

— Мсье, у нас был уговор.

— Мы можем вернуться во Францию после Мальты, а можем и не вернуться. Когда вернемся, тогда и поговорим. А до тех пор ты займешь свое место за веслом.

За спиной у Жана Хакон зарычал. Жан поднял руку успокаивая товарища.

— Нет. Неприемлемо.

Капитан осмотрелся, убеждаясь в том, что все его солдаты уже заняли свои места.

— Неприемлемо? — взревел он. От крика у него заболело избитое лицо. — Это я решаю, что приемлемо и что неприемлемо на палубе моего корабля! Кладите оружие, садитесь на весла и гребите, как и положено вам, отребье! Иначе я прикажу содрать с вас шкуры, оскопить и скормить рыбам!

— Мы будем сражаться, — спокойно сказал Жан.

— И умрете, — заявил Лавальер. — Вас осталось всего десять.

Он кивнул, давая знак своему новому сержанту выйти вперед.

При его приближении Жан и Хакон перепрыгнули через ограждение и приземлились на главной палубе внизу. Остальные десять освобожденных пленных испуганно окружили их. А потом вдруг послышались странные звуки, похожие на птичий гомон, и пятнадцать черных фигур поднялись со скамей. Все они сжимали оружие, подобранное в суматохе боя. Посредине их возвышалась громадная фигура Акэ: спина у него зияла обнаженной во время пытки розовой плотью, щепка по-прежнему торчала из груди. И тем не менее голос его звучал сильно и уверенно.

— Они умрут — ты умрешь! — объявил он.

И пятнадцать пар босых ног в унисон затопали по палубе, а из пятнадцати глоток вырвался одинаковый боевой клич.

От неожиданности содрогнулись все — христиане и мусульмане, заключенные и рабы, солдаты и пираты.

— Пристрелить их! — заорал капитан. — Всех пристрелить!

Зашуршали направляемые на палубу аркебузы, но один голос произнес:

— Не советую.

Голос был негромким, но звучал властно. Все, кто находились на обоих кораблях, замерли и повернулись в его сторону. На кормовой палубе «Серебряной Змеи» в широком черном одеянии своего недавно погибшего смертельного врага, в завернутом вокруг головы белом тюрбане стоял Джанук. Он опирался на василиск, из которого покойный Джон Гуд собирался выстрелить в тот момент, когда стрела заставила его глаза померкнуть. В левой руке у Джанука горел факел Джона Гуда.

— Не советую, — повторил он и развернул ствол пушки так, чтобы жерло смотрело прямо на солдат, которые готовились выстрелить в гребцов.

Этого оказалось достаточно. Солдаты испуганно замялись, а потом все как один убрали аркебузы за спину. Им на всю жизнь хватило воспоминания о стремительно разлетающихся осколках металла.

С легким кивком Жан повернулся и стал подниматься по трапу. Хакон следовал за ним. Солдаты расступились, и Жан снова взглянул в окровавленное, искаженное от ярости лицо капитана.

— Я решил, что мы сделаем. Мы…

Лавальер завопил:

— Я не веду переговоров с простолюдинами!

Жан улыбнулся:

— В один прекрасный день мы, простолюдины, снесем твой маленький миленький замок. Но чтобы нам обоим доить до этого славного дня, сейчас ты заткнешься и выслушаешь меня. Или мой друг с галеры закончит этот разговор раз и навсегда.

Джанук помахал факелом. Капитан попытался высокомерно фыркнуть — и поморщился от боли. Жан продолжил:

— У нас есть два корабля и два небольших судна, которые были прикреплены к большой галере. Не поделить ли нам добычу?

— Я не уйду с «Персея», — гнусаво ответил капитан.

— Мой милый капитан, но кому понадобится отнимать его у вас? Нет, вы оставите «Персея» себе. Мы возьмем «Серебряную Змею» и расстанемся… если не друзьями, то, по крайней мере, не врагами.

Лавальер посмотрел на своих запуганных и измученных людей, а потом — на наведенную на них пушку.

— Похоже, у меня нет выбора, — недовольно прогнусавил он. — Хорошо. Я оставлю себе моих рабов, и мы поплывем обратно в Тулон, чтобы переоснаститься. А ты можешь забрать арабов и негров, и пусть они везут тебя в преисподнюю.

Жан снова посмотрел на главную палубу и встретился взглядом с Акэ. Он стоял среди своих соплеменников гордо и прямо, несмотря на боль и потерю крови.

— Нет, — сказал Жан, поворачиваясь обратно. — За мое недолгое знакомство с рабством я понял, что оно мне не нравится. Все, кто хочет пойти со мной, могут это сделать. Кому охота вернуться во Францию, пусть отправляются с тобой. Акэ и его люди могут взять один из маленьких кораблей арабов и плыть, куда захотят.

Это заявление поразило Лавальера. Он смог только вопросить:

— А побежденные арабы? Мое право победителя приковать их к веслам, как они приковали бы меня!

— Арабы вправе забрать второй маленький корабль. Там будет тесновато, но зато они смогут присоединиться к своим собратьям со второй галеры — той, что без мачты.

Предложение Жана быстро разлетелось по обоим кораблям, повторенное на самых разных языках. Все — и арабы, и христиане — единодушно решили, что этот человек безумен. Но каждый на своем языке добавил, что подобное милосердное безумие может оказаться особым даром Бога. Оно даровало им свободу. Однако все опасались, что это божественное безумие сменится человеческой рассудительностью, поэтому пираты и негры поспешили избавиться от своих оков, запастись водой и продуктами и устроиться на двух одномачтовых баркасах, которые стояли на воде по другую сторону от «Серебряной Змеи».

Жан наблюдал за тем, как соплеменники Акэ умело работают веслами. Свобода придала их гребле новую энергию, а маленький парус быстро поймал ветер. Когда баркас начал удаляться, Акэ, стоявший на носу с перетянутой парусиной грудью, повернулся и в последний раз встретился с Жаном глазами. Легкий поклон — и он исчез из виду.

Жан почувствовал рядом с собой чье-то присутствие. Когда все решения были приняты, всю организацию взял на себя Джанук, вновь ощутивший у себя под ногами палубу пиратского корабля. Теперь он остановился рядом с Жаном.

— Ну, мой друг, ты уже подумал о том, куда хочешь направить эту галеру? — осведомился хорват.

Жан это знал. Путь был ему ясен. Он снова ощутил, как его притягивает шестипалая рука — мягко, но настойчиво.

— В Италию. Как можно ближе к Сиене.

— Какая в этом выгода? У тебя в распоряжении пиратский корабль, и мы втроем, с этим громадиной-скандинавом, могли бы добыть в этих водах целое состояние.

— Выгода? — Жан кивнул. — В некотором смысле. Но в данном случае больше подходят слова «освобождение» и «искупление».

— Похоже, это интересная история. Сможешь скрасить наше плавание рассказом. — С этими словами хорват повернулся, чтобы идти.

— Погоди! — Жан только что осознал случившееся. — А почему ты не уплыл с остальными… прости… пиратами? Разве твой дом не там?

Джанук обернулся:

— Один из домов. Но те, кто сражались с нами и остались живы, должны были меня узнать. Сегодня я стал капитаном корсаров, который воюет против своих. И потом, у Хакима ибн Саббаха добрая дюжина братьев, и все одинаково злобные. После сегодняшнего мне даже спать спокойно нельзя. Так что пока я буду везти тебя в Ливорно, у меня найдется время поразмыслить над моими планами. Ливорно в Тоскане, примерно в одном дне езды от Сиены. Это тебе подходит?

— А тебе?

— Ливорно — вольная гавань, гнездо воров, шлюх и убийц. Там люди готовы перерезать тебе горло за грош и поставить на кон собственную бабку. — Он улыбнулся. — Город как раз по мне.

«Персей» наконец отцепился от «Серебряной Змеи», и, пока Джанук говорил, корабли неожиданно разошлись. С Лавальером согласились остаться очень немногие: большинство гребцов предпочли присоединиться к Жану, так что теперь на веслах сидели преимущественно солдаты, и работали они не слишком ловко. Да Коста, у которого во французских портах осталось слишком много жен, не пожелал выбрать жизнь пирата, и теперь он лежал между скамьями. Жан перебинтовал ему ногу, закрепив перелом шинами. Корабли находились еще достаточно близко, так что было слышно, как старик повествует лежащим рядом с ним раненым:

— Вот я и шкажал моему дружку Джануку: не жабудь, как я учил тебя штрелять иж лука…

Жан наблюдал за тем, как Лавальер — единственный оставшийся в живых командир — взялся за оброненную Корбо плеть и принялся стегать гребцов. Повернувшись спиной к этому зрелищу и лицом к заходящему солнцу, Жан устремился мыслями в Тоскану и к своей клятве.

— Еще немного, миледи Анна, — тихо проговорил он. — Еще совсем немного.

Джанук отдавал приказы морякам. Свежий ветер усиливался, а вечерняя звезда показывала новый путь.

И тут между корсаром и звездой возникла огромная тень.

— Ты все-таки скажи мне, — пророкотал Хакон, — мне это весь день не дает покоя.

— Что тебе не дает покоя, скандинав?

— Ты сказал, что для того, чтобы остаться живыми в сражении на галере, нужно помнить три вещи. А потом назвал только две. Спрятаться под скамьями…

— Да.

— И дождаться второго залпа.

— Правильно.

— А что третье?

— Третье? — Джанук прижал руки к щекам. — Ты хочешь сказать, что я не назвал вам третью вещь? Но она же самая главная!

— Да! — взорвался скандинав. — Так что это такое?

Джанук подмигнул:

— Не дать себя убить.

Глава 4. ТЕМНИЦА

Звук был едва слышен и почти не различался на фоне остальных шумов темницы: постоянного стука капель воды, стекавшей по позеленевшим стенам, шебуршания крыс в протухшей соломе, бормотанья, плача и храпа узников, находящихся в разных степенях безумия. Их объединяло одно: все они были безрукие. Однако чуткий слух, обостренно воспринимающий подобные вещи, мог уловить стоны человека, испытывающего страшные муки.

Фуггер обладал именно таким слухом. Ему достаточно долго пришлось слушать самого себя и тех, кто умирал на его виселице. Двое из семи безруких исчезли за дверями камеры. Оба не вернулись, и только изредка раздававшийся на пределе слышимости вопль ужаса отмечал ход времени, хотя Фуггеру казалось, что он провел здесь всю ночь и часть следующего дня. Он забился дальше в угол, стараясь не придавить ворона, который все еще прятался у него под рубашкой. Теплое тело птицы, прижавшееся к его спине, служило утешением. Слабым утешением.

— Что я наделал, Демон, милый? — прошептал он. При звуках его голоса ком лохмотьев рядом с ним вздрогнул, издал бессмысленный крик и снова погрузился в сон. Им оставили бочонок вина, и они его допили — все, кроме Фуггера. Он не хотел терять способности соображать. Больше ничего у него не было.

«И много мне от этого пользы! — подумал он. — Я поменял отбросы под виселицей на камеру смертника, вымышленных фурий на настоящих, облеченных вонючей плотью. О чем я думал, когда пытался сравняться с каким-то героем из старинных историй? Что я могу сделать здесь? Только подхватить крики тех, кого уже забрали».

Тут раздался совершенно другой вопль: это дверь заскрипела на петлях.

Генрих фон Золинген стоял в дверях, и пламя факела высвечивало его силуэт. Два немца смотрели друг на друга. До этой минуты Фуггеру удавалось справляться со своей реакцией на этот кошмар, явившийся из его прошлого. Если он и трясся немного сильнее, это вполне соответствовало его новой роли. А Генрих видел в нем только очередной инструмент для своего господина.

— Похоже, ты следующий, — сказал он, делая знак Фуггеру идти за ним.

— О да, хозяин, только рад, очень рад. — Он срыгнул и расхохотался. — Такой добрый хозяин. Такое хорошее вино.

Кроме выпивки, однорукие согревались в зябкой темнице, закутавшись в выданные каждому старые вонючие одеяла. Фуггеру досталось красное, расползающееся на нитки, полное прорех. Кутаясь в эти лохмотья и низко опуская голову, он зашаркал и заковылял следом за своим тюремщиком.

Широкая спина Генриха двигалась перед Фуггером по сырому коридору. Догорающие факелы отбрасывали их тени на шершавые стены и покоробившиеся двери камер, которых в этих стенах было немало. Пол все время шел под уклон, холод и сырость усиливались, так что Фуггер промерз до костей. Дырявое одеяло совсем не грело его. А потом, как это ни странно, стало теплеть, а кованая дверь, к которой они приближались, словно светилась.

Генрих постучал три раза. Были отодвинуты три запора, потом в замке повернулся ключ. Когда дверь открылась, жара ударила Фуггера, словно оплеуха, отвешенная огромной рукой. Свет был очень ярким: в помещении горели десятки факелов, шестьдесят огромных церковных свечей. В жаровне пылал огонь. Рядом стоял стол с металлическими приспособлениями, на которые даже смотреть не хотелось. Свет усиливала стеклянная камера в центре комнаты. Он отражался от нее, многократно преломляясь в сотнях кристаллических многоцветных камер, из которых состоял купол.

Двое мужчин наклонились над каким-то отверстием. Рядом стояла деревянная крышка. Из дыры доносился шум быстро текущей воды. Эти двое что-то заталкивали в темноту. Фуггер успел заметить, как мелькнуло и исчезло нечто похожее на ногу. Когда деревянную крышку водрузили на место, Фуггер увидел, что рядом с дырой лежат два рваных одеяла.

В сверкающем стекле появилась дверь, размер и форма которой напоминали поднятую крышку гроба. Из стеклянной камеры вырвался еще более яркий свет, настолько ослепительный, что Фуггер, который все еще стоял у двери позади фон Золингена, инстинктивно заслонил глаза. Однако он успел узнать человека в струящихся одеждах, который появился из камеры, гневно крича что-то тому, кто остался внутри странного помещения.

Джанкарло Чибо, архиепископ Сиены, был в ярости. Они сделали уже две попытки присоединить руку Анны Болейн к культям безруких «добровольцев», но оба эксперимента оказались неудачными. Несмотря на то что калек напоили до бесчувствия, те мгновенно трезвели при первом же прикосновении шестипалой руки. Сама рука ничего не делала. Кроме Чибо, никто не видел, чтобы она двигалась. Она лежала совершенно неподвижно. Однако стоило приложить отрубленное место к культе, калеки начинали кричать, словно прижженные каленым железом, и дико вырываться. Двум крепким охранникам едва удавалось удержать этих щуплых людей. Сначала Чибо и Авраам пытались соединить руки с помощью рыболовной лесы, однако при соприкосновении с кожей нить словно таяла. Чибо устранил неопределенность, избавившись от первого «добровольца», но со вторым все получилось не лучше, и он только что отправился по водному пути следом за своим товарищем. Теперь у архиепископа появилась новая идея. И она заставила вечно покорного Авраама заартачиться.

— Мы же работаем с металлами! — крикнул Чибо, оборачиваясь к иудею, который сидел за столом, уронив голову на руки. — Зачем тогда у нас все эти устройства? Что может быть логичнее?

Архиепископ увидел остановившегося у двери Генриха. На Фуггера он едва взглянул.

— Он пьян?

Фуггер тихо хихикнул и демонстративно срыгнул.

— Как видите, милорд, — хмуро отозвался Генрих.

— Ну так напои его еще сильнее. Вы двое, — окликнул Чибо двух стражников, которые накрывали крышкой отверстие в полу, — накачайте эту безлапую собаку винищем. А ты, — обратился он к Золингену, — приготовь иудею еще одну трубку. Не слишком большую. Мне надо, чтобы он не заснул.

После этого Чибо вернулся в стеклянную камеру и принялся подтаскивать инструменты к тиглю, расположенному в центре.

Фуггера отвели в угол каменной пещеры. Хотя большая ее часть была скрыта дымом, он почувствовал, что помещение это громадное. А подняв голову, увидел, что дым выходит из отверстия в своде.

Охранники дали пленнику бутыль с крепким и неприятным на вкус бренди. Фуггер повернулся к ним боком, поднес горлышко бутылки к самому лицу и позволил бренди медленно стекать по большому пальцу на плечо. Он хрипел, ахал и хихикал, пока бутылка не опустела наполовину, а потом сделал вид, будто впал в ступор. Охранники поймали падающую бутылку и отошли, чтобы допить оставшееся.

Фуггер сунул руку за спину и вытащил из-под рубахи ворона. Агатовые глазки ярко блеснули в пламени факелов.

— Пора, о милый Демон, — прошептал он. — Ты должен лететь и привести подмогу.

«Но как, о, как?» — подумал он.

Если в своде этой темной пещеры есть вентиляционное отверстие, Демон в конце концов его разыщет. Если дыра окажется достаточно большой, ворон сможет выбраться наружу. Но что потом? Найдет ли он Бекка, который ждет у дворца? И что сможет предпринять паренек, даже если поймет, что во дворец есть еще один ход? Ход, который он искал столько лет, но так и не нашел?

Отчаяние грозило поглотить Фуггера — такого он не испытывал и в глубине виселичных отбросов. Там он по крайней мере был в безопасности, оставался сам себе хозяином, пусть бесконечно опустившимся, грязным и потерянным. Здесь же… Ну, у него не было сомнений в том, что вскоре он последует за своими предшественниками в их водяную могилу. И она может стать благословенным отдохновением после того, что для него готовят в этом стеклянном склепе.

Ему хотелось отпустить Демона, но расставание казалось невыносимым: Фуггер ведь будет знать, что больше никогда не увидит ворона. Однорукий держал птицу, прижимая теплое тело к своему боку под одеялом. Его единственная рука дергала за нитку, распуская вязаное одеяло ряд за рядом. Это напомнило ему мать: в тепле их кухни в Мюнстере она заставляла маленького сына сидеть спокойно, вытянув обе руки, пока она распускала шерсть и превращала ее в мотки для вязания. Он, бывало, притворялся, будто ему не нравится это делать, не нравится помогать по дому в то время, когда он мог бы выходить из дома с отцом, учась быть мужчиной, торговать и управлять имуществом. На самом же деле он обожал чувствовать, как мягкие нитки обвиваются вокруг его рук — двух его целых рук. Мать напевала какую-нибудь старинную песенку или колыбельную.

Вот и теперь перед ним лежала куча ниток. Он заглянул в блестящие глаза своего спутника, а потом поднес ворона к лицу и, неловко орудуя единственной рукой и зубами, сумел надежно закрепить конец шерстяной нитки на левой лапе ворона. А потом он с отчаянной поспешностью принялся распускать все новые и новые ряды одеяла. Вскоре больше половины ветхого одеяла лежало вокруг него в виде красных ниток.

Из стеклянной камеры прозвучал приказ: «Привести его». Генрих фон Золинген вышел в пещеру и направился к нему.

— Лети с моими молитвами, — прошептал Фуггер.

И как раз в тот момент, когда массивный немец наклонился над ним, Фуггер выпустил ворона.

Резко каркнув, Демон взлетел, заставив Генриха с проклятьем отшатнуться. «Мерзкие твари», — подумал он, отмахиваясь от птицы. Демон несколько раз низко пролетел над ним, прощально каркнул — и унесся к своду. У Генриха возникло странное впечатление, будто за птицей разворачивается красный след, похожий на струйку дыма. Однако телохранитель сознавал, что это — не что иное, как фантом, созданный его все еще разламывающейся от боли головой и жарким маревом пещеры. Он приказал охранникам поднять с пола безжизненный тюк, в который превратился Фуггер, прикидываясь напившимся до бесчувствия.

Когда его внесли в камеру калейдоскопа, Чибо на секунду оторвался от своих приготовлений и сказал:

— Что это был за шум?

— Птица, милорд. Они иногда протискиваются сюда через вентиляционное отверстие.

— Ну, чего же вы ждете? Кладите его на стол. Нет, не так, идиоты! Культей сюда. Ближе к тиглю.

Хотя запястье Фуггера давно потеряло чувствительность, он ощутил силу жара, исходящего от котла, наполовину погруженного в пол. Чуть приоткрыв глаза, он увидел лицо. Этого человека Фуггер никогда не встречал прежде. И в то же время он показался странно знакомым. Седые волосы выбивались из-под ермолки, падая на заострившееся, измученное лицо. Темные глаза тупо смотрели на него. Именно эти глаза, как представилось Фуггеру, он уже когда-то видел.

— Ну, Авраам, не начать ли нам? — заискивающе проговорил архиепископ. — И больше никаких сомнений, ладно? Конечно, несколько человек будут страдать, но эти несчастные и так едва живы. Зато множеству людей это принесет пользу. Философский камень совсем близко. Его тайна здесь, перед нами — в этой руке ведьмы и этом безруком человеке. Давай, ради вечной жизни.

Авраам что-то пробормотал и отвел взгляд.

— Ты увидишь, друг мой, ты увидишь! — Чибо махнул рукой охранникам. — Положите культю на тигель.

Руку Фуггера подняли и потянули к раскаленному тиглю. Он перестал притворяться спящим и начал пытаться отдернуть руку. Ему не удавалось это сделать: до тигля оставался дюйм, полпальца… Боль уже была нестерпимой.

— Нет! — завопил он.

В дверь темницы забарабанили, и кто-то начал громко окликать Чибо. По знаку своего господина охранники отпустили руку Фуггера.

— Ваше высокопреосвященство!

Это был Джованни, камердинер Чибо и управляющий его домом.

— Милорд, совет уже собрался. Они ждут вас наверху. Последние приготовления к Палио. Нам нужны ваши распоряжения.

Чибо посмотрел на бессвязно бормочущего Фуггера, потом — на Авраама, сидевшего с остекленевшими глазами.

— Ну что ж, — со смехом проговорил он. — Надо полагать, что долг превыше удовольствий.

По его знаку охранники убрали руку в бархатный мешочек, который затем положили в седельную сумку. Перекинув ее через плечо, охранник встал позади Чибо. Архиепископ спросил Авраама:

— Продолжишь без меня?

Старик наконец заговорил:

— В твое отсутствие я могу провести кое-какие опыты. Оставь однорукого субъекта со мной.

— Хорошо. — У двери калейдоскопа Чибо задержался и медленно обернулся. — Знаешь, Авраам, мне кажется, что мы подходим к этому делу неправильно. Конечно, мы — люди науки, но то, что лежит здесь, — тут он постучал по кожаной сумке, — эта нетленная плоть показывает свою дьявольскую природу. Поверь мне, я видел, что это так. — Он содрогнулся. А потом на его губах заиграла легкая улыбка, а глаза загорелись. Он продолжил: — Следовательно, к нашей работе следует привлечь силы, лежащие за рамками науки. — Он повернулся к телохранителю и церемониймейстеру. — Мы отслужим черную мессу. Здесь, сегодня ночью. Вы оба займитесь этим. Нам нужны будут все обычные участники. Предупредите мою любовницу. О, и найдите девственницу — если такие в Сиене еще остались.

Он удалился из стеклянной камеры в сопровождении Джованни и двух охранников.

Генрих шел более медленно, бормоча проклятья. Он думал:

«Я не богослов, но — черная месса? Разве это не мерзость в глазах Господа? И тем не менее Господь определил этому итальянцу быть Его истиной опорой, оплотом Церкви. Я принес клятву верности Господу и Чибо. Я должен повиноваться им во всем. Во всем!»

Он никогда не посещал черные мессы, однако не мог полностью от них отстраниться: ему приходится играть роль, возложенную на него представителем Христа. И все-таки, уходя из пещеры, Генрих принялся осенять себя крестными знамениями: он слышал, что на такие ритуалы являлись опасные существа. Злобные твари. Твари, от которых сильно пахло серой.

Когда дверь за ними захлопнулась, Фуггер снова поднял веки. Авраам не шевелился, устремив на пленника затуманившийся взор. Они молчаливо смотрели друг на друга. Единственным звуком было шипение расплавленного металла в тигле, далекое ворчание пламени и непрекращающийся стук капель воды.

Фуггеру показалось, что он знает, где раньше видел глаза старика. Если он не ошибся… Ну что ж, стоит рискнуть.

— Господин, — сказал он, — я пришел от вашего сына.

Выражение лица Авраама не изменилось. Возможно, он даже не слышал слов Фуггера.

— Ваш сын, господин. Он ждет за стенами этого дурного места. Он пытается вас освободить.

Авраам встал и шаркающей походкой направился к открытой двери стеклянной камеры. Он почти прошел через нее, когда Фуггер снова обратился к нему:

— Это правда. Ваш сын вас спасет.

Изможденный человек даже не обернулся, чтобы ответить:

— У меня нет сына.

* * *

Для ворона, которого некоторые люди называли Демоном, выбор не представлял трудностей. В пещерах ему охотиться не нравилось, а в духоту свода донесся запах чего-то недавно умершего.

Так что как только близкое существо выпустило ворона на свободу, он последовал за манящим запахом и быстро нашел дыру, где ощущалось обещание добычи. Дыра оказалась тесной, поэтому он плотно прижал крылья к телу и протиснулся в проход, ведущий вверх.

Спустя некоторое время Демон увидел свет, а в следующую секунду натолкнулся на металлическую решетку. За ней сквозь сетку видно было небо: на улице стоял ранний, вечер. На решетке лежал трупик крысы.

Теперь ворона не тревожило то, что он не может пробраться дальше. Его тревожил только голод. Ему было неловко, но, прицепившись к решетке вверх ногами, он смог перевязанным красной нитью когтем протащить бурую лапу через решетку. Погрузив в тушку свой бритвенно-острый клюв, он принялся ее клевать и рвать. И чем дольше он это делал, тем легче это становилось.

* * *

Голод в конце концов заставил Бекк пройти вдоль дворца, покинув свой наблюдательный пост у главных ворот. Чем дольше она ждала, тем сильнее становилось ее беспокойство. Она совершила глупость, разрешив Фуггеру пойти на риск. Теперь она осталась одна — и ничего не могла предпринять. Она снова будет бессильно наблюдать за зданием, в котором содержат ее отца. Она снова ничего не будет делать, только смотреть и ждать.

Чего? Она уже просидела здесь целый год, и за все время ей не представилось ни единой возможности проникнуть внутрь или настигнуть архиепископа вне дворца. Он всегда находился под хорошей охраной или в окружении большого количества людей. Один раз она чуть было не потеряла последнее терпение и не напала в одиночку. Ее удержала мысль о том, что у нее будет только один шанс.

И вот теперь у нее появилась возможность что-то сделать — и эта возможность была упущена на дороге в Тулон. Там должны были встретиться только она, Чибо и тот громадный телохранитель — неплохое соотношение сил! Архиепископ должен был умереть на дороге, а она получила бы его печать, чтобы подделать письмо об освобождении отца. Но ей помешали люди, которые преследовали свои цели. Она проявила нерешительность там, а потом вторично в Тулоне. Ей помешали чувства, которых она никогда раньше не испытывала. А теперь, когда тот человек исчез и, наверное, погиб, она вернулась туда, где, казалось, провела всю жизнь. И снова ждет благоприятного стечения обстоятельств, которое может не наступить еще много лет.

Несмотря на эти мысли, Бекк не уходила со своего наблюдательного поста, пока голод не заставил ее это сделать. Проголодался и Фенрир, сидевший у ее ног. В переплетении улочек рядом с дворцом торговцы едой уже установили свои лотки, готовясь к Палио: праздник должен был начаться завтра. Цены уже начали расти, так что Бекк неохотно заплатила три монетки за небольшую булку и кусок поджаренного мяса, которое она не стала рассматривать слишком внимательно. Далеко в прошлое отошли те дни, когда она ела в соответствии с законами своего племени. Жизнь на улицах Сиены не позволяла такой роскоши. А Фенрир не имел ничего против хрящей.

Когда они возвращались обратно к фасаду дворца и шли по узкому переулку, Фенрир внезапно зарычал и выдернул веревку у нее из руки. Он подбежал к дворцовой стене и начал лапой выкапывать что-то из земли. Бекк увидела трупик крысы и уже собиралась оттащить от него пса, как вдруг заметила, что крыса шевелится. Поскольку животное было явно мертвым, Бекк присмотрелась внимательнее. Что-то толкало трупик снизу — и это не был поток дыма, который, как она теперь заметила, постоянной струей омывал тушку.

Бекк наклонилась. Она ожидала увидеть еще одну крысу, и поэтому устремившиеся на нее блестящие глазки, окруженные черными перьями, ее поразили. Однако это удивление не шло ни в какое сравнение с радостью узнавания.

— Демон! — вскрикнула она.

Ворон на секунду оторвался от расклевывания крысы и четко произнес:

— Рука.

Бекк положила на землю еду и оглянулась. Решетка была закреплена в двух опорах. В этот момент в проулке никого не было видно. Она наклонилась и попыталась поднять решетку, но сетка прочно приросла к месту, заваленная многолетними отложениями отходов и земли.

— Не двигайся! — сказала она ворону, который в ответ просто оторвал от крысы кусок побольше.

Бекк побежала обратно к лотошникам. Кое-кто из них еще не закончил устанавливать свои палатки, которые были более сложно устроены, чем остальные, и включали в себя боковины и навесы. Рядом с одной из таких палаток она увидела то, что ей было нужно, и когда двое рабочих отвлеклись, чтобы поглазеть на проходящую мимо них пышнотелую продавщицу апельсинов, Бекк схватила ломик и помчалась обратно.

Вставив ломик в решетку, она налегла на него всем телом. Несколько секунд ничего не происходило, а потом решетка чуть подалась — и стремительно повернулась под таким углом, что дохлая крыса полетела в дыру. Демон немедленно выскочил наружу и, склонив голову набок, укоризненно посмотрел на Бекк.

— На, возьми моей еды, — предложила она, протягивая ему кусок хлеба.

Пока птица подкреплялась, Бекк изумленно разглядывала ее. Закашлявшись, она отмахнулась от струйки дыма, попавшей ей в лицо, а потом вдруг настороженно принюхалась. В нем ощущался какой-то знакомый запах. Когда-то ей уже приходилось его ощущать.

И тут она вспомнила. Дым принес воспоминание о том последнем дне, когда она видела отца, — уже на следующий день он тайком вывел ее из дворца. Отец сидел у раскаленного добела тигля, превращая железо в расплавленный металл, и едкий дым пропитывал его одежду.

Этот запах! Именно его она сейчас почувствовала. Бекк высморкалась на землю рядом с дырой. Заглянув в отверстие, она вдруг заметила, что в темноту уходит какая-то нитка. Что это? Она наклонилась, и Демон вспрыгнул на протянутую ею руку. Проведя пальцами по шерстяной нитке, Бекк осторожно ее потянула — и ощутила сопротивление.

— Умница Фуггер! — прошептала она. Она поборола инстинктивный порыв немедленно нырнуть в дыру, чтобы как можно скорее проследить за красной ниткой. Бекк представила себе отца, который сидит в клубах этого дыма, и желание проскользнуть в подземелье стало почти непреодолимым.

Однако Бекк приобрела немалый опыт и знала, что непродуманные планы обычно кончаются неудачей и большой кровью. Вот почему она поспешно отвязала нитку от лапки ворона и прикрепила ее к решетке, которую затем установила на место. После этого она отправилась искать все необходимое. Ей понадобится не так уж много. Достаточно взять нож и длинную веревку. И конечно, пращу.

Фенрир шел впереди нее, Демон с громким карканьем кружил у нее над головой. Бекк отправилась на берег реки, чтобы набрать гладких камешков и дождаться наступления ночной темноты.

Глава 5. ЧЕРНАЯ МЕССА

Далеко внизу, в глубинах земли, в залах, где не было дневного освещения, приготовления почти завершились. Из двух десятков факелов, укрепленных на стенах наружного помещения, осталось только четыре: на севере и юге, востоке и западе. Из церковных свечей снаружи стеклянной камеры горели только девять. Еще семь стояли на алтаре, установленном напротив дверей. На алтаре же воздвигли громадный золотой крест, закрепив его вверх ногами и погрузив вершиной в деревянный центр. Котел в камере, который все еще багрово светился от скрытого под ним пламени, освободили от его расплавленного содержимого, залив наполовину смесью из пряностей, виноградной водки и вина.

От сладко-пряных паров напитка у Фуггера отяжелели веки. Дважды он вздрагивал, возвращаясь к пугающей реальности из объятий желанного сна. Он наблюдал за тем, как Джованни приносит разнообразные атрибуты, как живые, так и неодушевленные, и укладывает их вдоль стеклянных стен. В другое время все происходящее пробудило бы в Фуггере интерес, поскольку он всегда отличался любознательностью. Однако сегодня эти вещи, и привычные и незнакомые, наполняли его чувством глубочайшего ужаса.

Скоро все было готово, и в темнице, в ее калейдоскопическом центре, наступила тишина, которую изредка прерывало чириканье связанной птицы. Авраам лежал на кушетке у стеклянной стены, погруженный в глубокое забытье. Худая рука закрывала его лицо. Архиепископ отсутствовал несколько часов, и за все это долгое время иудей не произнес ни слова. Еще несколько раз Фуггер пытался заговорить с ним о Бекке, но ответом служило только отрывистое отрицание. У Авраама нет сына. Нет! Нет!

Фуггер не мог сказать, как долго пришлось ждать. В этих подземельях времени не существовало. Чтобы не заснуть, он расхаживал по своей обширной темнице, пытаясь отыскать в неоглядных хрустальных далях хотя бы отсвет надежды. Однако окутанные дымом стены были сырыми и отвесными. Фуггер решился даже поднять деревянную крышку и заглянуть в люк. Стремительная подземная река неслась, закручиваясь в водовороты. Такое течение испугало бы и хорошего пловца, а для бедного однорукого немца оно означало верную гибель.

Единственным выходом из этих помещений был тот, откуда пленник пришел вместе со своим тюремщиком. Фуггер, наверное, уже в пятидесятый раз остановился у двери, разглядывая прочные дубовые доски, железные накладки и заклепки. «Единственная надежда — там», — думал он. И в этот момент он расслышал некий звук, который убил последнюю надежду. Пение. Фуггер узнал это пение. Латинская месса. Однако слова ее были отвратительно искажены, и в басовитых повторах зазвучала высокая, пронзительная нота отчаянного плача.

В замке заскрежетал ключ, и дверь медленно открылась внутрь. Пение стало громче, и Фуггер понял, что именно показалось ему таким отвратительным и странным. Он до сих пор не утратил своих знаний — во всяком случае, их достало, чтобы понять, что они делают, эти восемь фигур в низко надвинутых капюшонах, которые попарно медленно входили в пещеру, покачивая кадилами, наполненными горящим сандаловым деревом. Они пели, окутанные ароматическим дымом, — и это действительно была торжественная месса. Только вели они ее в обратном порядке.

Фуггер отшатнулся от сатанинской процессии и, отбежав в сторону, прижался к камню, словно тот мог растаять, а бедный пленник — исчезнуть в подземных недрах. В конце концов он тихо сполз вниз по стене и свернулся комочком, прижав ладонь и культю к ушам, чтобы не слушать.

Дьявол ходит по миру — это знают все. Необходимо оберегать себя от него, оберегать неустанно и бдительно. Ведь даже Лютеру, великому Лютеру, довелось столкнуться с дьяволом в Аугсбурге, и Лютер запустил в него Библией! А эти люди приглашают дьявола прийти к ним, зазывают его к себе пещеру! Фуггеру доводилось слышать, как осуществляются подобные приглашения. Теперь все приготовления обрели для него ужасающий смысл, который становился все яснее по мере того, как процессия входила в пещеру.

За закутанными поющими фигурами шествовала женщина, настолько же обнаженная и открытая, насколько те были закутаны и скрыты. Ее тело украшала только маленькая набедренная повязка из шелка. Пышная грудь поднималась и опускалась в такт размеренным шагам, таким же торжественным, как у монахов. Она то скрывалась под распущенными прядями длинных волос, то совершенно обнажалась. В каждом движении бесстыдного тела открывалась чувственность женской природы. Об этом же говорила и тайная улыбка под кожаной полумаской. Она сразу же напомнила Фуггеру ту скульптуру в фонтане. Это воспоминание и притягивало его, и отталкивало — и он не мог отвести взгляда. Ступая босыми ногами, женщина вошла в стеклянную камеру, пройдя мимо выстроившихся двумя рядами монахов, и заняла свое место перед алтарем.

Следовавшая за нею вторая женская фигура была полным ей контрастом. С ног до головы она куталась в белоснежную, незапятнанную ткань. Ноги ее были обуты в золотые сандалии, голову украшал венок из синих и желтых васильков. Несмотря на то что одежда полностью скрывала ее тело, Фуггер понял, что она еще не может считаться женщиной: худенькая девочка с бледным веснушчатым лицом, сплошь залитым слезами, которые текли непрерывно. Увидев, в какое место она попала, девочка заплакала еще отчаяннее.

Ее держал на руках мужчина в черных доспехах, который двигался с траурной медлительностью. Он был безлик — черное забрало скрывало его лицо. Маленькие кулачки стучали о закованную в броню грудь. Черный человек неумолимо шагал вперед, и попытки девочки освободиться были подобны трепыханью крылышек мотылька, столкнувшегося с ламповым стеклом. Мужчина в броне также вошел в калейдоскоп и прошествовал прямо к алтарю, где положил девушку перед перевернутым крестом. Когда его руки выпустили ее, она неожиданно успокоилась, но почти сразу же Фуггер понял смысл этой перемены. Это чувство было слишком хорошо ему знакомо: попавший в капкан зверь, парализованный страхом.

Мужчина в доспехах вышел из стеклянной камеры, взял Авраама с кушетки и положил его на пол внутри калейдоскопа. А потом он вышел в третий раз и, подняв руку в латной рукавице, поманил к себе Фуггера. Тот уже знал, кто его зовет: через прорези забрала он разглядел глаза Генриха фон Золингена. И некуда бежать. Нет никаких путей к спасению — только неизбежность. Поднявшись на ноги, Фуггер прошел мимо стражника в черных доспехах и обнаружил, что ступает в такт пению, которое при его появлении стало громче, а потом смолкло. Стеклянная дверь опустилась.

«Тринадцать, — подумал Фуггер, пересчитав присутствующих. — Боже милосердный, нас тринадцать. Святый Отче, защити своего раба».

Тишина, которую не нарушал даже плач девочки, длилась несколько мгновений, а потом ее прервал человек в капюшоне, стоявший первым. Он опустил кадильницу на пол, взял ореховый посох длиной в свой рост и три раза стукнул о пол железным наконечником посоха.

— «Тайная скрижаль!» — провозгласил из-под складок капюшона бархатный голос. — Обратимся к мудрости Гермеса Трижды Величайшего. Произнесем истинные слова бога Тота.

С этими словами Джанкарло Чибо сбросил с себя монашеское одеяние и остался обнаженным, если не считать куска шелка, обернутого вокруг его худой талии. Повернувшись лицом к своим приверженцам, он вскричал:

— Да воцарится зло!

— Зло! — разнеслось громовое эхо.

Еще семь сутан были сброшены, и монахи, оказавшиеся в таком же виде, как и их господин, начали собирать расставленные у стен предметы. Приготовившись, они встали кругом у котла. Обнаженная фигура их повелительницы стояла в центре, Чибо — справа от нее. Только девушка, окаменевшая от страха у алтаря, фон Золинген в черных доспехах, бесчувственный Авраам и испуганный Фуггер остались вне круга.

Круг начал медленно двигаться против часовой стрелки, встречь движению солнца. Когда обнаженная женщина снова оказалась напротив алтаря, она подняла над котлом мешок, перевязанный бечевкой. Там что-то крутилось и извивалось в жарких испарениях котла. Не обращая внимания на отчаянные рывки, женщина оставила мешок на месте и начала следующий круг, заклиная:

Жаба и гриб, под которым сидела,

Башка летучей мыши, отрезана от тела…

И с этими словами жрица бросила мешок в котел.

Мешок заискрился и вспыхнул, а его содержимое забилось и закричало, погружаясь в кипящую жидкость. В этот момент все подхватили:

Зелье дьявола, кипи!

К тебе взываем, Тот: приди!

В центре круга оказался следующий участник, щекастый монах с большой тонзурой. Бросая свой сверток, он воскликнул:

Белена, красавка, болиголов, паслен,

Опиум, несите нам не Богом данный сон!

И снова все хором произнесли:

Зелье дьявола, кипи!

К тебе взываем, Тот: приди!

Следующий занял место предыдущего, прочел заклинание и бросил свою ношу:

Мужская суть — мандрагоры корень,

Веер куртизанки, чумной саван черный!

Снова хор — и еще один куплет, который произнесли уже быстрее:

Жало гадюки, клык от тигра,

Потроха волчицы, что волчат не родила!

Круг ускорил движение. Вонь, поднимавшаяся от котла, в котором смешались животные и растения, обладающие магической силой, была пронзительной: от едкого дыма у Фуггера слезились глаза и текло из носа. Вращающиеся фигуры вызвали у него тошноту, и он уронил голову, стараясь не слушать, не слушать — и действительно сумел не услышать всего. Но когда зазвучал знакомый бархатистый голос, Фуггер невольно вновь открылся заклинанию.

Кровь дитяти, отнятого силой,

Освященная земля из свежей могилы…

Дьявольский хоровод вращался настолько стремительно, что его участники начали издавать крики страха и возбуждения. При последних словах Чибо, когда в котел полетел ком пропитанной кровью земли, поднялся общий вой. Казалось, что последний повтор произнес один голос:

Зелье дьявола, кипи!

К тебе взываем, Тот: приди!

В этот момент из котла вырвался огромный язык пламени. Хоровод резко остановился, его участники попадали на пол. Один обезумевший монах налетел на безмолвную фигуру в черных доспехах и отскочил, как мячик. Фуггер снова спрятал голову, когда на него упал другой монах.

Только один человек продолжал двигаться, высыпая на пол окрашенный песок, ложившийся широким кругом. Затем он поспешно заполнил круг изображением пятиконечной звезды. Внутри пентаграммы кровавым песком он вывел слова: «Етимирп олет».

Из бархатного мешочка вытряхнули нечто. Оно упало в центре начертанной песком звезды, на слова, написанные в обратном порядке.

— Етимирп олет! — крикнул архиепископ Сиенский. — Тело примите!

И, воззрившись на шестипалую руку Анны Болейн, участники шабаша начали призывать мертвеца.

* * *

Высоко над ними, но уже глубоко под землей, в бесконечно темном туннеле происходило какое-то движение. Местами вентиляционное отверстие было настолько узким, что слепое существо утыкалось лицом в землю. Оно отталкивалось носками ног и царапало землю пальцами одной руки, стараясь не выпустить из другой шерстяную нить, уходящую в бесконечную темноту.

Дважды Бекк приходилось выпускать нить, потому что без помощи обеих рук невозможно было протиснуться сквозь узкое отверстие. Один раз, когда она некоторое время карабкалась вверх, нить порвалась — как раз у разветвления туннеля. Испуганно шаря в кромешной тьме, Бекк все же отыскала нитку. После этого она уже не выпускала ее из рук, двигаясь пусть медленнее, но увереннее.

Воздуха не хватало, он был полон сернистых испарений. Бекк кашляла, задыхалась, выплевывала попавшую в рот грязь, но упорно спускалась все ниже. Время уходило, теряя при этом всякий смысл. Остались только темнота, изгибы камня и глины и изредка встречавшиеся полости, когда над головой появлялось свободное пространство и можно было ненадолго выпрямиться и расправить усталые мышцы. А потом нить снова упрямо уводила в узкий лаз, и Бекк засовывала туда голову и возобновляла трудный спуск.

Чтобы спастись от ужаса, который постоянно грозил поглотить ее, она начала разговаривать вслух. Сначала это были детские стишки, обрывки псалмов, Песнь песней. Постепенно слова приспособились к ее окружению, словно вся ее жизнь прошла в этой тесноте, сливаясь с землей и глиной, едким воздухом и теми вещами, которые она захватила с собой. Ее судьба висела на конце красной нити.

— Господи, пусть я ползу долиной смертной, оружие я сжимаю в моей руке, не убоюсь зла. Пусть я вдыхаю ядовитый воздух, я сильна. Нож и камень, праща и веревка. Идти по следу, куда бы ни вел он. К моему отцу. К моему отцу. К отцу.

Туннель немного расширился, и, приподняв голову, Бекк вдохнула нечто новое, полное сладости и тлена. Это заставило ее ощутить прилив острого, яростного голода — ив то же время ее затошнило, словно этот голод можно было утолить только чем-то гадким и неестественным. Она снова глубоко вздохнула, чувствуя одновременно влечение и отвращение. А потом что-то ударило ее в лицо. Какое-то тело. Оно натолкнулось на нее, отскочило, а потом перебежало на ее плечо, взобралось на него, спрыгнуло. Тут Бекк вскрикнула и зарылась лицом в грязь. Волна за волной мохнатые тельца, большие и маленькие, пробегали по ее макушке и через ее тело. Крошечные лапки царапали ей спину, стучали по ее ногам. Их были сотни, тысячи.

Ей показалось, что это продолжалось целую вечность, — но потом они исчезли. Она осмелилась поднять голову, набрать полную грудь отвратительного воздуха, возблагодарить благого Бога за то, что они встретились ей здесь, а не десятью шагами раньше, где она протискивалась сквозь самое узкое место. Затем Бекк снова взяла в руку нитку и поползла вперед сквозь тошнотворно-сладкий воздух, навстречу тому ужасу, от которого бежали даже крысы.

* * *

Внутри калейдоскопа красок был калейдоскоп звуков. Крики, невнятные мольбы, маниакальный смех, который внезапно обрывался, сменяясь отчаянными рыданиями. Хриплое дыхание похотливой и ненасытной плоти, возгласы плотского восторга, крики мучительного насилия, молитвы, произнесенные как проклятья, и проклятья — как молитвы. Бесконечность желания, продление сладкой и ужасной боли.

Укрыться некуда: повсюду ужас и наслаждение, и они переплелись настолько, что невозможно определить, где кончается одно и начинается другое. Фуггер то плакал в глубокой безнадежности, какой не знал никогда, даже в самые темные часы под виселицей, то хохотал так бешено, что челюсти готовы были разорвать ему щеки. И казалось, что при этом они выпускают на волю завывающего пса. Бесенята, устроившиеся у него на скулах, запустили ему в глотку крючки и удочки и тянули изо всех сил, чтобы ускорить движение демона, которого он готов был произвести на свет. Подняв глаза, Фуггер все равно не находил успокоения: вращающиеся стеклянные камеры бешено мелькали, изрыгая розы, которые разрастались и мгновенно увядали, выбрасывая амулеты и глазницы, взрывающиеся радугой красок, растворяющиеся и перестраивающиеся в легионы отверженных.

И повсюду — тела. Они совокуплялись прямо на полу или устраивались на алтаре. Мужчины хватали мужчин, а обнаженная женщина брала их одного за другим, выкрикивая слова поощрения, насмешками подвигая их на новые акты разврата по обе стороны от закутанной в белое девственницы. Та отзывалась на происходящее нескончаемым потоком слез. Они впитывались в платок, специально приготовленный для этого. Время от времени кто-нибудь выжимал его в усыпанный драгоценными камнями потир, стоявший рядом с ней на алтаре. Он был уже наполовину полон.

Каким-то уголком сознания, еще не потерявшего способности мыслить логически, Фуггер сознавал, что все это было результатом воздействия ужасающего содержимого котла, которое мешали, нагревали и заговаривали, пока не сварилась адская мазь. Ею натерли обнаженные тела под мышками, в ноздрях и в паху. Поскольку Фуггер вырывался, то, возможно, его кожа впитала меньше густого варева, которым другие охотно и даже радостно умащали свои тела. Но понимал он и то, что нечто чуждое, вселившееся в него, не теряет силы, а растет, что та небольшая частичка его рассудка, которая еще в состоянии думать, расползается и скоро исчезнет полностью.

— Что я буду делать, когда и этой крохи не станет? — вскричал он, но его голос потонул в общем шуме.

А потом он вдруг понял, что знает это. Он отчаянно вцепился в эту мысль — в свою единственную надежду на спасение.

Когда Фуггеру уже стало казаться, что каменные стены темницы готовы расколоться, от алтаря прозвучал приказ — и все в комнате застыли, оставив свои наслаждения или муки, чтобы устремить взгляд туда. Возле алтаря стоял мужчина с головой оленя, увенчанной огромной короной рогов, указующих на толпу. И остатки разума Фуггера напомнили ему, что этот олень, этот архиепископ Сиенский, был одним из немногих, кто не воспользовался мерзким варевом — как Авраам, все еще плачущая девственница и облаченный в доспехи Генрих фон Золинген.

— Князь Тьмы! Приди к нам! — Голос, доносившийся из пасти оленя, был бархатным, глубоким. — Князь мира сего, Отец Лжи и Другой Истины, Диавол, Агирам, ты, имеющий имя и неназванный на всех языках земных, снизойди и будь с нами, твоими слугами.

Тяжелое дыхание сатанистов, стук капель воды и слез, вращение калейдоскопа — все звуки куда-то всосались, оставив после себя пустоту, которая властно требовала, чтобы ее заполнили. Словно где-то кто-то прикоснулся рукой к двери, которая вот-вот откроется.

Нет, не рука, вдруг понял Фуггер. Это было раздвоенное копыто.

Он услышал слабое царапанье. Все его услышали и посмотрели на стеклянный свод. Тени, отдельные формы двигались и сливались, образуя одно темное облако, которое расползалось над ними. А потом все померкло, и тень навалилась на них, так что они ощутили ее тяжесть. Тень замерла, словно дожидаясь чего-то еще.

Из головы оленя снова зазвучал бархатный голос:

— Чего ты желаешь, ужасающий Владыка? Назови — и оно твое. Будь то акт жизни или смертельный удар — ты получишь его. Любая мерзость, любое извращение, любая степень падения — все твои. Покажи нам, как трудиться ради тебя, яви нам, как воздавать тебе честь. Помоги нам вызвать дух мертвой королевы, этой ведьмы, этой Гекаты, которая творила дела твои своими шестью пальцами! Она сможет творить их снова по твоей милости. Помоги нам соединить руку ведьмы с культяпкой нищего. Назови твою цену — и она будет уплачена. Она твоя! Твоя! Твоя!

Царапанье, которое поначалу было тихим, словно по стеклянной крыше бежала мышь, стало громче. Оно доносилось то с одной стороны, то с другой, и поднятые вверх лица следили за этими стремительными перемещениями — одни с ужасом, другие с радостным ожиданием. Вскоре царапанье превратилось в грохот, ритмичные удары по потолку — бах! бах! бах! — и стекло начало прогибаться, пузыриться и давить на освинцованные переплеты. Оно продавливалось под когтем, пальцем, ладонью волосатой руки.

Душераздирающий вопль — и все перевели взгляды на девушку в белых одеждах девственницы. До этой секунды лежавшая совершенно неподвижно, она начала корчиться и стонать. Ее тело сжимали невидимые руки, они мяли ее и тянули. Ее ноги широко раздвинулись, а бедра начали чувственно выгибаться, в то время как лицо, побледневшее от испуга, выражало ее отчаяние и страшные усилия остановить то, что вышло из-под ее контроля.

— Знак! Ты сказал! Да будет воля твоя! — Чибо призывно воздел обе руки, а потом указал на девушку и повернулся к черному рыцарю. — Держи ее! Держи ее для меня!

Генрих фон Золинген двинулся вперед. Его шаги были медленными и уверенными. У алтаря оленеголовый архиепископ начал распускать шелковую набедренную повязку.

В это мгновение Фуггер почувствовал, что не в силах больше смотреть, и опустил глаза. И тут перед ним предстало зрелище еще более удивительное, чем все доселе увиденное. У него на коленях лежали две руки, и обе принадлежали ему! Он поднял ту, которая была чудом. Его новая рука на ощупь была той же — и все же другой. Он снова увидел шрамы в том месте, где в детстве его укусила собака, след от ожога, полученного в нетерпении добраться до содержимого материнской кастрюльки. Он сжал пальцы в кулак, а потом снова выпрямил их, наслаждаясь забытыми ощущениями. Он перестал быть калекой, его наполнили силы и отвага, которых он не ощущал уже семь лет.

И в это мгновение он услышал голос:

— Посмотри на меня.

Внутри пентаграммы стояла женщина. Длинные черные волосы — целая грива густых волос — ниспадали на ее обнаженные плечи, на голове — простой золотой обруч, стройную изящную шею обвивало ожерелье из сапфиров. Ее глаза были озерами бездонной тьмы. Он заглянул в них — и увидел в одном изъян, вопрос и ответ одновременно. А когда она подняла спрятанную в складках белоснежного платья руку, он увидел шесть пальцев.

— Я не смогу удерживать их долго, — сказала Анна Болейн. — Их зов силен, потому что они обладают священной частицей меня.

Фуггер осмотрелся и увидел, что все остальные неподвижно застыли: черный рыцарь, не закончивший шага, олень, широко разведший руки, девственница на алтаре, чей ужас стал еще очевиднее теперь, когда ее корчи прекратились, сладострастно улыбающиеся монахи — все замерли, словно на картине безумного художника. И только пламя свечей колебалось. Анна заговорила снова:

— Сопротивляйся им. Помощь ближе, чем ты думаешь.

Пентаграмма находилась между котлом и алтарем. Не выходя за пятилучевую границу, королева наклонилась и погрузила руку в отвар. Когда она вынула ее, оттуда поднялся пар, и его струя последовала за рукой, протянувшейся к алтарю. С мизинца капля упала в потир, куда сатанисты так старательно собирали слезы юной девушки.

— Помни это. Помни силу слез.

Царапанье снова стало различимым. Фуггер увидел, как вокруг все слабо зашевелились, словно делая вдох. Анна Болейн задрожала, и края ее платья и украшения на голове и шее начали расплываться. Напрягая голос, она проговорила:

— Скажи Жану: я не сомневаюсь в том, что он придет за мной.

А потом она растаяла, растворилась, ушла в пол камеры, оставив только светящийся след — и шестипалую руку в центре начертанной песком звезды.

Фуггер снова опустил глаза. Его новая рука исчезла, но какая-то частица отваги осталась при нем. Когда кошмар вернулся в камеру вместе с воплями экстаза и боли, когда черные доспехи снова двинулись к девушке в белоснежном одеянии, Фуггер уже знал, что ему делать. Потому что он помнил о силе слез.

Метнувшись к алтарю, он схватил потир и выплеснул его содержимое прямо в прорези черного забрала.

Генрих фон Золинген ощутил прикосновение жидкости. Один раз он уже получал ожог — при осаде Новары на него попало кипящее масло. Шрамы так и не исчезли. Но эта новая боль оказалась в тысячу раз сильнее. Она обожгла его, разъедая кожу, наполняя незажившую рану на голове расплавленной магмой. Взревев от боли, черный рыцарь повалился спиной прямо на песчаную звезду. И тут ему показалось, что шестипалая рука проникла сквозь его доспехи и сжала ледяными пальцами его сердце.

Царапанье по стеклу мгновенно прекратилось. Монахи отшатнулись от извивающегося тела Генриха и испуганно прижались к стеклянным стенам.

Фуггер ощутил прикосновение металла к горлу. Мягкий голос у самого его уха спросил:

— Кто ты, осмелившийся встать между мной и моим желанием?

Острие клинка, проколов кожу под челюстью, заставило пленника повернуться. И все же, когда Фуггер посмотрел в полные ярости глаза архиепископа Сиенского и увидел в них свою смерть, он вспомнил виденные только что странные черные глаза, и отвага не покинула его.

— Мы уже встречались, Джанкарло Чибо. Потому что раньше я присматривал за виселицей во Франции.

И тут архиепископ Сиенский вспомнил освещенный луной перекресток — и такую мелочь, как смотрителя виселицы, который мог услышать его имя.

— Ну что ж, — просто сказал Чибо, — далеко же ты ехал за своей смертью.

Но в то мгновение, когда он отвел нож для удара, какое-то чудо остановило его оружие в воздухе — и именно в эту секунду сквозь дальнюю стенку калейдоскопа влетел камень, ударивший Чибо в плечо. Когда архиепископ падал, увлекая Фуггера за собой на пол, оба услышали за разбившимися стеклами сердитый возглас:

— Проклятье! Опять мимо головы!

Вымазанный грязью с ног до головы демон, на лице которого белели только глаза и оскаленные зубы, стоял у калейдоскопа, вращая чем-то у себя над головой. А потом второй камень расколол оставшиеся стекла за алтарем, и демон перешагнул через осколки.

— Фуггер! — крикнула Бекк. — Где мой отец?

Она быстро осмотрелась, и ответ стал ясен. Подбежав к старику, Бекк опустилась рядом с ним на колени и осторожно положила руку ему на плечо. Пустые глаза Авраама были открыты, но смотрели мимо нее.

— Папа! Ох, папа! — прошептала она. — Что он с тобой сделал?

Внезапная тишина, наступившая после того, как были разбиты стекла, так же внезапно нарушилась: Чибо вскочил на ноги.

— Стража! Стража! — крикнул он.

Выбежав из калейдоскопа, архиепископ бросился к двери темницы.

И тут все начали кричать. Бекк стремительно вскочила, положила камень в пращу и уже начала целиться в поспешно удаляющуюся спину.

— Фуггер! На этот раз я не промахнусь! Ложись! — крикнула она, однако тот замешкался, и Чибо успел добраться до двери и повернул ключ прежде, чем Бекк смогла прицелиться.

Как только дверь распахнулась, первый стражник, вбежавший в пещеру, получил удар камнем по лицу, повалился назад и налетел на двух других, бежавших следом. Все трое упали.

— Хватай моего отца! — крикнула Бекк. — Нам надо отсюда выбираться!

На бегу Бекк зарядила пращу новым камнем. Чибо успел пригнуться, и удар пришелся в дверную притолоку.

— Держите их, дурни! — крикнул архиепископ.

Он растаскивал и пинал стражников, которые пытались выбраться из-под своего раненого товарища.

— Куда? — крикнул Фуггер Бекк. Он наклонился над стариком, заставляя того встать на ноги. — Здесь только один выход! Да еще тот, который привел тебя.

Бекк метнула очередной камень. Четвертый стражник, пытавшийся проскочить мимо кучи на полу, тоже упал. Еще пятеро застряли в коридоре позади него. В узком лазе Бекк растеряла половину камней. У нее осталось всего три.

— Не пролезем! — бросила она через плечо.

К трубе, послужившей ей ходом, пришлось бы подниматься по длинной веревке, которую она захватила с собой и закрепила на выходе. Взобраться наверх будет нелегко даже ей, а для ее отца и однорукого Фуггера это вообще невозможно. А Бекк отнюдь не намерена оставлять их здесь.

Она метнула камень. Услышала еще один крик. «Осталось всего два», — подумала она.

И тут Фуггер вспомнил — и воспоминание наполнило его надеждой и одновременно затопило ужасом.

— Вода! Вон там, за калейдоскопом.

Бекк откинула тяжелую деревянную крышку и заглянула в пенный водоворот. Она повернулась, выстрелила из пращи прямо в центр стеклянной камеры. Крик. Хорошо!

— Тащи отца!

Фуггер подхватил старика, подставив ему плечо. Тот послушно встал, позволил провести себя мимо алтаря и прошаркал по разбитому стеклу к дочери. И тут Фуггер обернулся. Под фигурой в черных доспехах, продолжавшей корчиться посреди пентаграммы, он увидел руку. Он шагнул обратно в калейдоскоп и потянулся за ней.

Именно в этот момент Генриху фон Золингену удалось содрать с головы шлем. Лицо, появившееся из-под забрала, стало мордой химеры. Оно было обожжено, изрыто и все еще дымилось. Кожа лоскутами слезала со лба и щек, брови исчезли, ресницы растворились, один глаз полностью закрылся. Второй, яростно сверкающий, голубой, остановился на Фуггере, и латная перчатка сомкнулась на беспалом запястье. Изуродованное лицо прохрипело:

— Я тебя найду. Куда бы ты ни бежал, я буду там. И под конец ты будешь умолять меня, чтобы я даровал тебе смерть.

Фуггер почувствовал, как металлическая хватка начинает крушить ему кости. Он вскрикнул от мучительной боли. И тут ему показалось, что рука под доспехами — рука мертвой королевы — раскрылась. Фон Золинген завопил от муки и рухнул на нее, прижимая латную перчатку к сердцу.

В этот момент Бекк закричала:

— Ну же, Фуггер, иди!

Трое стражников наконец прорвались через дверь в темницу. Фуггер поднял стилет, оброненный архиепископом Чибо, и начал обходить алтарь.

— Пожалуйста! — раздался совсем рядом шепот. — Пожалуйста, не оставляйте меня здесь.

Фуггер посмотрел на девушку, лежавшую в белом одеянии девственницы, и увидел ее веснушчатое лицо. Отчаяние прыгало в плачущих карих глазах. Он протянул ей свою здоровую руку.

— Пойдем, — мягко проговорил он, помогая ей спуститься на пол и обойти алтарь так, словно времени у них оставалось сколько угодно.

Фуггер осторожно перевел девочку через разноцветные осколки в задней части калейдоскопа в тот момент, когда первый вооруженный охранник появился у входа в него.

Камень, пролетевший над их головами, ударил стражника прямо в лицо.

— Все! Больше не осталось. Пошли!

Фуггер уставился на пенную воду ревущего и кипящего в люке потока.

— Другого пути нет! — Бекк подвела отца к отверстию. Она быстро связала себя с ним веревками пращи, обернув их вокруг талии. — Иди!

Быстро оглянувшись на вооруженных людей, которые уже выбегали из стеклянной камеры, девушка в белом тихо вскрикнула от страха и прыгнула в воду. Поток мгновенно унес ее прочь.

— Я останусь. — Фуггер повернулся к врагам, сжимая в руке кинжал. Он внезапно решил, что здесь хорошее место, чтобы умереть. По крайней мере, сухое.

Бекк не колебалась.

— Нет! — заявила она и, резко толкнув Фуггера, прыгнула вместе с отцом следом за ним.

Фуггеру удалось выговорить:

— Но я не умею пл…

Последнее слово потерялось в потоке.

* * *

Чибо смотрел на воду.

— За ними! — приказал он. Никто из его людей не шевельнулся, и он завопил: — Повинуйтесь, олухи!

Стражники переглянулись и дружно принялись шарить глазами по сторонам, лишь бы не встретиться с полным ярости взглядом своего господина.

— Хорошо же, — проговорил архиепископ очень мягко. — Тогда принесите мне Джанлуку.

Раненого охранника, первым вбежавшего в пещеру, бросили к ногам Чибо.

— Нам нужна метка. — Бархатный голос звучал тихо, рассудительно. — Нам надо знать, где они выплывут. Ты — доброволец.

Он наклонился и с силой, удивительной для немолодого человека, сбросил солдата в воду.

Дергающаяся рука недолго махала над водой, словно прощаясь, — и исчезла.

— Обыщите берега реки, осмотрите все затоны. И помните: они нужны мне живыми!

С этими словами архиепископ Сиены вернулся в центр разбитого калейдоскопа. Он засунул руку под Золингена и, отвратив взгляд, вытащил кисть из центра рассыпавшейся песчаной пентаграммы. Опустив руку в бархатный мешочек, архиепископ бросил его на алтарь. Хороша картина. Извиваясь среди осколков разноцветного стекла, бессвязно лепетали сатанисты-монахи, яростно рычала раздетая любовница архиепископа, громко стенал телохранитель.

— О да, — проговорил Чибо, ни к кому в особенности не обращаясь. — Они нужны мне абсолютно живыми!

Глава 6. ЧУДЕСА

Лукреция была глубоко набожна — как и большинство знакомых ей преступников. И, подобно многим выходцам с улиц, посетив храм, прочитав «Pater noster», «Credo» и три «Ave Maria», поставив свечи и поцеловав ноги Мадонны необходимые в таких случаях девяносто девять раз, Лукреция прибегла также и к другим мерам. В подобных обстоятельствах люди обычно обращались к ней. Лукреция была ведуньей контрады Скорпионов и отлично знала, какие именно меры следует принять.

— Привести их, — приказала она.

Трое ее крепких братьев схватили двух молодых людей — тех, кого она в первую очередь заподозрила в похищении своей юной дочери, — и доставили их к ведунье. Молодцы заявили о своей непричастности к этому преступлению. Впрочем, ничего иного ожидать от них и не следовало. Лукреция приказала им положить пальцы на ножницы, которые воткнула в край сита. И ножницы не повернулись, чтобы обвинить одного из них, нет, они упорно указывали на некое третье, неизвестное ей лицо. И странные глаза альбиноса, восьмилетнего сына соседки, где Лукреции частенько удавалось разглядеть будущее, опять-таки не обвинили этих двоих. Оранжевые радужки мальчика не показали их образов. И поэтому ведунья отпустила этих молодых людей, хотя и знала, как они вожделеют юную Марию-Терезу.

Весть о злодейском похищении была разослана всем контрадам Сиены, хотя время было неподходящее и между ними царило сильное соперничество: праздник Палио должен был начаться уже на следующий день. Тем не менее пропавший ребенок — это пропавший ребенок, и кроме того, многие контрады вели дела с Лукрецией, потому что ей быстрее всех в Тоскане удавалось переправить краденое и выручить за него больше денег. Так что мельчайшие свидетельства очевидцев постепенно собирались в течение всего дня. По одному слуху, девушка влюбилась в юношу из контрады Аспида, они тайно обвенчались и сейчас у них брачная ночь. Лукреция не поверила: она знала свою Марию-Терезу. Ведунья вырастила девочку настолько же невинной и чистой, насколько она сама, ее мать, была практичной и порочной.

Второй слух казался более тревожным. Стражник у дворца архиепископа видел девушку, входившую в тайную калитку незадолго до полуночи. Стражник рассказал об этом своему двоюродному брату. Немало девиц входили во дворец: его святейшество архиепископ славился сластолюбием; однако большинство приходили добровольно, ради вознаграждения. А эта девушка, как сказал стражник своему кузену, плакала жалобно и безнадежно, а потом верзила немец, постоянная тень архиепископа, затащил ее в калитку.

Чем больше Лукреция думала о дворце монсиньора Чибо, тем больше она беспокоилась. Она и раньше почти никогда не спала в ночь перед Палио, но на этот раз была настолько измучена тревогой, что стоило ей закрыть глаза, как перед ней вставали ужасные видения.

Лежа у очага, Лукреция снова и снова обдумывала предпринятые ею шаги и то немногое, что еще можно было бы сделать. Наконец она поняла, куда необходимо пойти. В Сиене существовало только одно место, где можно было бы искать ответ на вопрос беспокойной матери. Оно было даже более святым, чем часовня ее контрады на виа Камоллиа.

Лукреция шла по темным, почти мертвым улицам, думая о том, куда направляется. Именно там ее возлюбленный Витторио предложил ей сочетаться браком, и там он умер у нее на руках. Она не бывала у Ивового ключа с того самого дня, уже десять лет. Она собиралась сводить туда свою Марию-Терезу теперь, когда девочка уже повзрослела. Матери надо было поделиться с дочерью женскими тайнами.

Это место располагалось почти у самой северной стены города, на склоне, который оказался слишком каменистым для того, чтобы на нем строить дома, — и потому оно осталось нетронутым. Поток, вырывавшийся из камня, славился чистотой воды и ее целебными свойствами. Водопад изливался с высоты двадцать футов в небольшое озерцо, которое затеняли и почти скрывали три ивы. Оно было очень глубоким. Никто никогда не измерял его глубины, потому что, как говорили, в нем жила сирена, готовая утопить каждого, кто проникнет в ее царство.

Лукреция раздвинула опущенные к воде ветки. До полнолуния оставалось три дня, и яркий свет луны пробивался сквозь полог листвы, падая на древнюю статую: безрукую девушку в тоге, волосы которой были убраны в римском стиле, а торс покрыт мхом и плющом. Лукреция знала, что многие видели в ней духа озера, но сама она так не думала. Та нимфа, которой она молилась и которую часто успевала заметить краем глаза, была обнаженной девушкой, едва переставшей быть ребенком. Полубогиня пробегала по поверхности воды так же легко, как Господь Иисус Христос шел по Галилейскому озеру. Эта нимфа слышала немало молитв — и откликалась на многие. И только она, эта бессмертная полудевочка, могла сейчас помочь Лукреции.

Ведунья села у кромки воды и раскрошила захваченный с собой хлеб, бросив его так, чтобы хотя бы часть долетела до середины озерца. Большие карпы с толстыми сверкающими животами всплыли на поверхность и принялись хватать подношение, разбрасывая золотые отблески и увлекая его на глубину. А потом Лукреция впервые сняла кольцо, которое ее любимый Витторио, второй муж, но первый возлюбленный, надел ей на палец в этом самом месте. Она сняла его, поцеловала и бросила в центр озера. Когда волны побежали к ней обратно, женщина начала молиться на языке, который давно исчез с этой земли, но хранился в сердцах тех, кто обладал даром смотреть вдаль. Это был язык того народа, который первым поселился у этого озера, — тот, на котором должна была говорить нимфа, юная, как девочка, но древняя, как сама земля.

В освещенной луной глади озера Лукреция увидела, как ее лицо преобразилось. Теперь оно стало таким, каким было двадцать лет назад. В те годы Лукреция была такой же юной, как ее Мария-Тереза. На том же неумирающем языке Лукреция попросила нимфу даровать ей возможность обучить свою единственную дочь мудрости этого священного места.

Водопад, который никогда не останавливал своего течения, даже во время сильной засухи, которая превращала его в тонкую струйку, внезапно исчез. Но у Лукреции почти не было времени на удивление: почти сразу же вода вновь вырвалась из камня и принесла с собою тело. Оно рухнуло в воду прямо перед Лукрецией, обдав ту дождем брызг, и ведунья отскочила назад, выругавшись от страха. На нее из волнующегося озера снова смотрело лицо — ее собственное лицо, каким оно было двадцать лет тому назад. Лицо Марии-Терезы.

Чудо в воде плюнуло прямо в нее, и она услышала, как ее дочь кричит: «Мама!» Лукреция поспешно схватила бьющееся тело и вытащила его из озера, так что оно плюхнулось на нее, словно выуженный карп.

Лукреция успела как раз вовремя. На освободившемся месте немедленно появилось еще одно тело, которое в полете извивалось и крутилось. Оно упало в воду плашмя, широко раскинув руки — прямо на живот.

— Святый Отче Небесный! — вопил Фуггер. — Больно! Помогите, я тону!

Мать и дочь одновременно протянули руки и поволокли его к краю воды, откуда он уже сам сумел выползти на берег. Там он и упал, отчаянно рыдая.

— Больше никогда! — прохрипел он. — Я стану старым, грязным и довольным. Больше я плавать не буду!

В это мгновение водопад снова остановился, на этот раз на несколько секунд, пока существо с восемью конечностями не вырвалось из скалы, словно пушечное ядро, облив всех водой. Авраам потерял сознание и придавил Бекк. Но чьи-то руки быстро распустили веревки пращи, связывавшие их вместе, освободив девушку как раз в тот момент, когда ей начало нравиться ощущение отсутствия воздуха в груди.

Бекк упала на спину, пытаясь отдышаться. Слишком поздно она заметила, что ее рубашка распахнулась, а тугая повязка размоталась, обнажив грудь. Пытаясь привести в порядок одежду, она подняла голову и встретилась глазами с Фуггером, ошеломленно смотревшим на складки ткани, которые она сдвинула слишком поздно.

Прошло совсем немного времени — и в озере появилось последнее тело. Его вытащили на берег и положили рядом с остальными. Это был один из стражников Чибо, несомненно, мертвый: ему размозжило череп, когда он ударился о каменный свод подземного потока. Прочим удалось избежать такой участи только чудом. Однако мертвец был не более немым, чем все остальные. Обычно говорливая Лукреция могла сейчас только смотреть на дочь во все глаза и рыдать. Мария-Тереза сотрясалась от ужаса еще несколько минут. За это время Авраам пришел в себя, но от удивления не мог вымолвить ни слова.

Наконец Марии-Терезе удалось проговорить:

— Мама, эти люди спасли мне жизнь. Теперь им грозит страшная опасность.

Лукреция Асти обожала, когда ее жизнь была полна смысла..

— Пошли.

Прижимая к себе свое чудо, ведунья вывела спасшихся из зарослей ивы. Она пропустила их наружу, а потом, оставшись одна, снова оглянулась на водопад, благодарно склонив голову. Когда зеленый занавес опускался, в шорохе листвы Лукреция расслышала слабый, но хорошо различимый звук девичьего смеха.

* * *

— Нет! — завопил архиепископ, отвесив оплеуху своему камердинеру и почувствовав мимолетное облегчение при звуке удара. — Я не желаю слышать ни о каких трудностях. Я знаю, что сегодня день Палио. Думаешь, я вырядился так ради собственного удовольствия?

Он дал знак еще одному присутствовавшему, портному, снова приблизиться к нему, и старик повиновался, с опаской глядя на унизанные перстнями пальцы Чибо. С огромной осторожностью портной принялся прикреплять к воротнику архиепископского облачения парадную горностаевую опушку. Мех необходимо было пришить, а архиепископ всегда нервничал, когда рядом с его горлом находилось нечто острое.

На Чибо была блуза из китайского шелка, а надетая поверх нее сутана — из тончайшей анатолийской шерсти, окрашенной в густой фиолетовый цвет, краску для которого находили только в некоторых отложениях рек высоко в Атласских горах. Вышивку сестры монастыря святой Матильды изготавливали целых две недели: жемчужины окружали сложные узоры, обозначавшие астрологическое положение светил, предшествовавших рождению его высокопреосвященства. В золотой крест, простиравшийся от шеи до пояса и поперек груди, были включены тонкие филигранные узоры из более темного червонного золота. Только самое острое зрение помогло бы различить в них изображения бойцовых петухов в момент сражения. На пятках у них горели острые шпоры, гребни задиристо подняты. Как архиепископ Сиены, Джанкарло Чибо стоял над всеми распрями, раздиравшими город в этот особый день. Но как сиенец из контрады «Петух», он был таким же страстным человеком, как и прочие.

Слуга прижал руку к саднящей щеке и снова заговорил, стараясь держаться подальше от кулаков своего господина:

— Весть разослали, ваше высокопреосвященство. Ваши агенты ходят по городу, глашатаи объявляют в тавернах о щедром вознаграждении. Описания их внешности распространены.

Слуга счел неуместным упоминание о шутке, которую он слышал нынешним утром, — ее соль составляло как раз описание внешности беглецов. Острота касалась сексуальных вариантов, осуществлявшихся одноруким дурнем, девственницей и евреем. Он решил, что архиепископ юмора не оценит.

— А что мой брат?

— Ваш брат, ваше высокопреосвященство?

Чибо отмахнулся от портного и двинулся к слуге, который испуганно попятился, прикрывая лицо поднятой рукой.

— Мой брат, да-да, мой брат, который вернулся в город вчера вечером. И за которым я послал уже пять часов назад. — Голос снова стал спокойным, бархатным. — Почему герцог ди Линари не пришел?

— Ваше высокопреосвященство… — Слуга налетел спиной на колонну и вынужден был остановиться, однако по-прежнему старался не встречаться взглядом со своим господином. — Он прислал ответ, что придет, когда сможет.

— Когда… что? Когда сможет?

— Он готовится, милорд. Понимаете, к Палио.

Слуга жалко улыбнулся. Конечно, с его стороны это было большой глупостью. Отступать ему некуда, так что удары посыпались на него со всех сторон. Он лишь постарался прикрыть лицо.

— Палио! Палио! Да прекратишь ли ты кудахтать? Твердишь одно и то же. Я зову брата, а ты даже не потрудился передать ему, насколько важно, чтобы он пришел немедленно. Тупица! Дурень! Где моя плеть? Я спущу с тебя всю шкуру! Где моя плеть, я спрашиваю?

— Вот, — прорычал кто-то стоящий возле дверей. — Можешь взять мою.

Чибо повернулся на звук знакомого голоса — и увидел странную картину. У двери стоял громадный петух. Гордо выпяченную грудь покрывали малиновые и изумрудные перья, крылья были красновато-коричневыми, а маску с острым как нож клювом венчал черно-серебряно-красный гребень. Длинная шея петуха была из белых перьев, но в центре ее видны были две прорези. За ними что-то поблескивало.

Чибо застыл с занесенной для очередного удара рукой.

— Франчетто? — спросил он. — Ради адской пасти, что это ты надел?

— Мой герб.

Петух гордо вошел в комнату. Черные чулки были обмотаны красными и золотыми лентами. Гульфик чудовищных размеров возвещал о главном предназначении петуха. На его пятках сверкали два изогнутых арабских кинжала. Птица остановилась рядом с господином и слугой. Длинная шея согнулась, склонив голову набок, словно рассматривая лакомый кусочек.

— Будучи беспристрастным архиепископом, ты должен прятать своего петушка, тогда как я, — тут Франчетто гордо выпрямился, выставив вперед одну ногу и демонстрируя грудь и гульфик, — имею право выставить напоказ всю красу моей контрады.

Он повернулся и сделал несколько шагов в обратном направлении, а потом захлопал крыльями, широко их расправил и громко закукарекал.

— Ты еще не видел мой новый фокус? Гораздо лучше плети. Отойди в сторонку и посмотри. Да, и еще на шаг.

Петух подскочил в воздух, перепрыгивая с одной лапы на другую, кружась и высоко поднимая шпоры. Слуга жался к колонне, все еще закрывая поднятыми руками лицо. Клинок на левой лодыжке петуха отрезал ему мизинец.

— Кукареку! Еще победа на моем счету! — возгласила птица.

Когда шатающийся слуга выбежал из комнаты, поливая пол своей кровью, Чибо расхохотался:

— Как всегда, я рад тебя видеть, брат!

— А я тебя, — ответила птица, снимая соединенные вместе головной убор и маску. — Дай я тебя поцелую.

Этой минуты Чибо всегда ждал с ужасом, но как родственник и церковник он не мог отказаться обнять брата. На этот раз он с облегчением увидел, что появившееся из-под перьев лицо было не таким помятым, как обычно. Высокий лоб под копной темных волос был красным, огромный римский нос и обвисшие щеки не усеяны язвами. Франчетто уже никогда не станет тем Адонисом, каким был в юности: развратная жизнь оставила неизгладимые следы. Однако похоже, новое лечение французского недуга помогло: по крайней мере на время. Правда, архиепископ не знал, насколько велико улучшение. Кожа очистилась, но просветлел ли разум? Занимаясь своими исследованиями, Чибо часто замечал связь между гниющими лицами сифилитиков, их слепотой и безумием, которое поражало большинство больных. Однако в случае Франчетто развитие безумия было трудно наблюдать, поскольку он был сумасшедшим с рождения.

«И в то же время, — думал Чибо, — это не помешало ему стать самым влиятельным человеком Сиены. После меня. И добился он этого отнюдь не благодаря рассудительности и здравомыслию. По правде говоря, если учесть то, сколько крови пришлось пролить Франчетто, чтобы добиться власти, его безумие являлось преимуществом».

«Братья Чибо, — продолжал размышлять архиепископ, пока младший брат обнимал старшего, — снова вместе. Сиене возвращена власть. Два столпа общества, церковь и государственность. Джанкарло распоряжается церковной властью, а Франчетто — светской, как и задумывал наш отец».

Каждый раз после разлуки со своим младшим братом Чибо заново удивлялся их внешней несхожести. Конечно, дело было в матерях: это объясняло и его собственное аристократическое лицо, и крестьянскую грубость герцога.

Вознеся краткую молитву, выражавшую надежду, что их папочка, покойный Папа Римский Александр, наслаждается какой-нибудь особенной мукой в аду, архиепископ ответно обнял брата.

— Старший братец. — Франчетто уткнулся ему в плечо, а потом повернул голову, чтобы поцеловать его в шею и прошептать: — Я по тебе скучал. Мне столько надо тебе рассказать!

— А мне — тебе, младший братец. — Чибо высвободился из его объятий и повернулся к портному. — Оставь нас. Возвращайся за час до скачек.

Когда портной удалился, Чибо сбросил тяжелый шерстяной плащ и направился к столу, чтобы наполнить вином два хрустальных бокала. Он отнес их на подносе к креслу, на котором небрежно развалился его брат, перебросив громадные ноги через подлокотник и беспокойно ими болтая. Архиепископ знал, что ему не удастся надолго занять внимание Франчетто, особенно в день Палио.

— Выбирай, — сказал он.

Франчетто улыбнулся и выбрал левый бокал. В эту игру они играли постоянно, однако за игрой стояла серьезная история. Их отец умер, вереща от боли, отравленный братом. И не единокровным, а родным.

Отпив немного вина, Франчетто полюбопытствовал:

— Как твоя поездка? Успешно?

— В некотором отношении. Я столкнулся с кое-какими трудностями. Но зато добыл то, что мне требовалось.

— Вот как? — Голос Франчетто выдавал его скуку. — И что именно? Ты мне не рассказывал.

Вместо ответа Чибо бросил брату на колени бархатный мешочек и отошел к высоким окнам своей гардеробной. На улице за стенами дворца разряженные люди торопились по своим праздничным делам.

— Это — рука?

— Да.

— Ты ездил в Англию за рукой какого-то преступника? Мои палачи каждую неделю отрубают по полдюжины. Ты мог бы взять любую.

— Ты не заметил в ней ничего особенного?

Франчетто покрутил руку и так, и сяк. И наконец не без торжества объявил:

— Это — женская рука.

— Прекрасно. Еще что-нибудь?

На этот раз младший брат думал дольше, но потом начал сыпать громкими проклятьями.

— Да! Шесть пальцев! — Чибо продолжал смотреть на улицу. — И прежде они дергались на коленях у королевы Генриха, Анны Болейн.

— Ведьмы? Ее величества шлюхи? — Теперь Франчетто оживился. — Говорят, она использовала такие фокусы, каких не знает даже моя Цецилия. — Он со вздохом положил кисть себе на гульфик. — Если бы только мертвецы могли оживать, а?

Архиепископ отвернулся от окна.

— Вот это я и хотел тебе сказать.

Франчетто был озадачен.

— Но тебя не было почти два месяца. В чем ты ее хранил? — Он понюхал руку. — От нее не пахнет бренди. Пахнет… цветами.

— Я ее ни в чем не хранил.

— Значит… Иисусе! Святый Боже!

— И это я тоже хотел тебе сказать. Послушай, подними ее с пола и положи обратно в мешочек, ладно? Я не могу к ней прикасаться. Я даже смотреть на нее не могу. Сейчас расскажу почему.

И он кратко пересказал Франчетто историю о своей поездке, ее успехах и трудностях, закончив событиями, которые произошли прошлой ночью глубоко в подземелье. На его брата это произвело должное впечатление, но концовка его страшно позабавила.

— Ох, Джанкарло, старший братец! — Он утер слезящиеся глаза. — В самом сердце твоего дворца? В разгар оргии? А на тебе — голова оленя? Представляю себя, как ты был раздосадован! Но рука по-прежнему у тебя. Ты можешь попробовать еще раз. Девственницу я тебе найду, с удовольствием. Что еще тебе нужно?

Архиепископ с трудом сдержался. Франчетто был единственным, с кем ему приходилось сдерживаться. От этого у него всякий раз начинались рези в животе.

— Мне нужен Авраам. Без него я не смогу высвободить квинтэссенцию человечности, которую хранит эта рука. И которая сделает меня — и тебя, милый брат, — самыми влиятельными людьми Италии. Нет, всего мира!

Джанкарло Чибо снова отвернулся и стал смотреть на улицу.

— Прими к сведению, братец, — добавил он, — нам совершенно необходимо найти как иудея, так и тех псов, которые его спасли. Ибо когда эта рука откроет свои тайны, мы будем владеть не чем иным, как квинтэссенцией самой жизни.

Глава 7. ПАЛИО

День для скачек выдался отличный. На васильково-синем безоблачном небе светило солнце, однако жару умерял один из тех ветров, которые в Сиене звали «дыханием Богородицы». Напоенный запахом цветущего миндаля, он прилетал с холмов Тосканы. Фонтаны усыпали розовыми лепестками и наполнили настоем шиповника, так что город был полон аромата цветов. И это благоухание, смешавшись с мускусом отборных коней, по одному от каждой контрады, составило тот особый букет ароматов, который обожали все горожане. Они наполняли им легкие. Так цахнут деньги, которые можно будет заработать сегодня. Ибо это был тот единственный день в году, когда деньги лились в городе, словно струи тысячи фонтанов. Они перетекали из кошельков богачей и бедняков в мошну торговцев мясом и вином, к шлюхам и воришкам, фокусникам и клоунам, к людям, принимавшим ставки на скачки, и тем, кто пытался в них вмешаться, предлагая взятки наездникам, тренерам и конюхам. Состояния растрачивались и составлялись, репутации делались и погибали, жизни обрывались в трактирных драках и от ножей наемных убийц в переулках и зарождалась там же, когда страсть к деньгам сменялась плотской страстью. В этот день люди отказывались от своей личности и приобретали новую — вместе с маской, когда всяк наслаждался свободой, которую дарует личина.

Это был день Палио.

Но в конюшне дома Лукреции, в самом сердце контрады «Скорпион», думали не о деньгах — там думали о том, как бы выжить. Жеребец, на которого возлагали надежды столь многие, стоял в своем стойле без внимания, потому что один из братьев Лукреции был его тренером, а ее племянник — наездником. Они тоже сидели на полу конюшни, слушая повествование о ночи ужасов в подземелье дворца.

Когда Мария-Тереза закончила рассказывать свою историю, по ее щекам снова текли слезы. Она утерла их ладонью свободной руки — второй она крепко держалась за единственную руку своего спасителя. Она не выпускала ее почти с того самого мгновения, как они вышли из озера. Фуггеру это было невыразимо приятно, и он даже не пытался высвободиться. За всю свою жизнь он еще не держал руки женщины, не считая собственной матери. А мать не вызывала в нем таких странных и сложных чувств. Жизнь, которую Фуггер видел в этой девочке, ее невинность и чистота — и в то же время сила ее эмоций, — все это оказывало на молодого человека настолько мощное воздействие, что он ощущал себя листом чистой бумаги, на которой еще ничего не написано. Бесконечное позорное прошлое отныне отменялось. Словно не было долгих лет падения, не было бесконечных ночей, когда он отчаянно пытался выжить в отбросах под виселицей. Он заново ощущал себя живым. Фуггер, конечно, замечал взгляды, которые бросали на него ее родственники, но эти взгляды не были враждебными. Просто любопытными. Единственное, что отвлекало его от прикосновения руки Марии-Терезы, было его зеркальным отражением: напротив него Бекк сжимала руку старика.

Он смотрел на своего товарища — и вспоминал женское тело, поспешно скрытое под мужской одеждой. Фуггер хранил относительно увиденного полное молчание. Он понимал: если кто-то пошел на такие ухищрения, чтобы скрывать, кто он на самом деле, то на это существуют веские причины. Альбрехту Фуггеру слишком хорошо было известно о причинах, которые заставляют прятать истинное лицо под маской. Он подождет, пока не настанет время узнать… ее.

Бекк на мгновение оторвала взгляд от отца, которого не видела уже десять лет, и встретилась глазами с Фуггером. И тоже вспомнила. Это ее беспокоило. Однако она уже достигла своей цели, ради которой отказалась от собственной личности. Она желала обнять отца. И это совершилось. Шепотом она попросила Авраама не выдавать пока ее тайны, хотя и не понимала, зачем ей это понадобилось. Разве что сейчас не время снова становиться собой. Слушая Лукрецию, Бекк понимала, что опасность еще не миновала.

— Я была на улицах. Предлагают княжеский выкуп за поимку живым вот этого джентльмена, — ведунья указала пальцем на Авраама. — И за остальных — чуть поменьше. Все ворота закрыты и тщательно охраняются. Город наводнили шпионы церковников и городских властей. Меня саму раз спросили, не знакома ли я с женщиной, которая разыскивает украденную девственницу. Рано или поздно кто-нибудь возьмет деньги и заговорит.

Мария-Тереза тихонько подала голос:

— Мы не можем их выдать, мама. Без них я умерла бы. И я скорее умру, чем их отдам.

— Никто не говорит о том, чтобы их выдать, девочка. Но как нам их спасти?

Бекк спросила:

— Неужели все ворота закрыты?

— Все, кроме ворот Писпини. Но стражники осматривают всех, кто хочет уехать. У них есть ваше подробное описание. — Лукреция подошла к жеребцу и потрепала его по холке. — А что, если мы вас разделим? Дождемся вечернего празднества. Даже стражники к этому времени напьются.

— Мы не станем разделяться, — сказал Фуггер и посмотрел на Бекк. Та кивнула, на секунду встретилась с ним взглядом, покраснела и отвела глаза. — Нам надо попасть в Монтепульчиано. Там мы должны встретиться с нашим товарищем, а тем временем его друг пустит нас к себе на постоялый двор.

— Монтепульчиано — это тоже за городской стеной. Говорят, что на его холмах скрыты истоки многих ручьев, которые дают Сиене воду. Источником… — Лукреция внезапно замолчала. — Резервуары, Джузеппе! Что ты скажешь?

Ее брат потер щеки, заросшие седой щетиной.

— Возможно. Я не спускался туда уже много лет.

— А я спускалась! — Мария-Тереза взволнованно подалась вперед. — Джованни в прошлом году водил меня туда играть.

Джузеппе отвесил своему сыну-наезднику затрещину.

— Резервуары? — спросил Фуггер.

— Примерно двести лет тому назад, во время чумы, богачи нашего города пожелали иметь источник воды, который мы, простолюдины, не могли бы осквернить! — Лукреция сплюнула на пол. — Они построили эти камеры, туннели, подземные каналы, по которым вода приходила только к ним. А потом нашли другие источники, и тот водоток пришел в упадок. Русло, по которому вы попали в озеро, наверное, входило в эту систему. Говорят, некоторые туннели ведут наружу, в направлении Монтепульчиано.

Фуггер тоже подался вперед:

— Говорят?

— Насколько мне известно, никто не проходил их до конца. Но по ним до сих пор течет вода. А что втекает внутрь…

— Должно и вытекать. — Бекк встала. — Мы пойдем по водотокам. Я не намерена оставаться здесь, чтобы меня изловили, как хорька в капкане.

— Постой-ка! — Фуггер тоже встал. — Я только что дал клятву самому себе. Вы все меня слышали. С тех пор не прошло и трех часов. Больше никакой воды. Никогда. И вы хотите, чтобы я отправился в целый мир воды?

— Но там же буду я! — Мария-Тереза посмотрела на Фуггера сияющими глазами. — Я проведу тебя по всем туннелям. Там много переходов. Если и придется плавать, то совсем немного.

— Меня тревожит это «немного».

Пожатие пальцев девушки несколько его успокоило, но уже следующие ее слова нарушили это хрупкое спокойствие:

— Проблема в том, как в них попасть. Мы с Джованни знаем только один вход. Но он — в людном месте.

— И где же?

За девушку ответила Лукреция:

— На пьяцца дель Кампо.

Фуггер задохнулся:

— Но разве не там проводят эту штуку — Палио?

Лукреция улыбнулась:

— Именно там «эта штука» начинается и заканчивается. Бой быков был вчера, кулачный бой — сегодня утром. А в полдень оттуда на улицы выпустят коней.

— Хорошо. — Бекк уже стояла, опоясываясь пращой. — Нам все равно пришлось бы пойти на Кампо. Я оставил у одного лавочника наши мешки и Фенрира.

— Ты в своем уме? — вскрикнул Фуггер. — Это же рядом с дворцом Чибо! Он… они все… будут там!

Лукреция все так же широко улыбалась.

— За мою долгую жизнь, — сказала она, — я обнаружила, что прятаться легче всего у всех на глазах.

Джузеппе уже вывел жеребца из стойла и начал его взнуздывать. Лукреция ненадолго удалилась и вернулась с масками и костюмами. Раздав их присутствующим, она объявила:

— Добро пожаловать в лучшую контраду Сиены — «Скорпионы»!

Распевая боевой гимн, компания распахнула двери конюшни и вышла на улицу, где остальные члены контрады, числом около ста пятидесяти, уже собрались под малиновым знаменем, на котором черное существо устрашающе высоко поднимало свое жало.

Фуггер едва успел пробормотать:

— А я-то считал, что сумасшедший здесь — я!

В следующее мгновение пальцы девушки снова оказались в его ладони, и Фуггера увлекли в центр процессии. Загремели барабаны, звякнули тарелки, протрубила дюжина труб, и с криком «Скорпион!» процессия тронулась.

* * *

К Генриху и Франчетто приходили с докладом шпионы. Эти ловцы человеков забросили в город целую сеть. Многие говорили, будто видели беглецов, но всякий раз какая-нибудь деталь оказывалась неверной. Еврей был чудовищем, какими часто бывают в подобных россказнях евреи, — с золотыми зубами и большим горбом. Молодой человек оказывался библейским воином с кривой саблей, у безумца отсутствовали не только руки, но и ноги, а девственница превратилась в потаскуху и занималась своим делом в доме около палаццо Марескотти. Говорили, будто беглецы прячутся под знаменем «Волка», «Улитки» или «Скорпиона», связав себя со своей контрадой смертной клятвой.

В любой другой день со временем они обнаружились бы. Город был не настолько велик, а награду обещали огромную. Но Генрих понимал, что на этот раз у преследователей времени нет. Многие гости Палио явились из-за городских стен. После скачек они будут пьяны и довольны, потом — пьяны и драчливы. А потом они станут пьяными и унылыми и захотят вернуться домой. И выпускать всех через одни ворота, где Генрих будет внимательно всматриваться в лицо каждому, невозможно: поднимется такой бунт, который не смогут усмирить даже Франчетто и его люди, даже если они дадут волю всей своей жестокости.

Обладающий чутьем охотника Генрих поставил себя на место преследуемых. Им известно о существовании загонщиков, вооруженных громил, которые проходили по всем районам города, пытаясь склонить жителей к предательству либо деньгами, либо силой. В такой день дома оставались только больные или виновные, так что добычу слишком просто отыскать. Следовательно, безопаснее всего раствориться среди тысяч людей, наводнивших улицы. Стая волков может наседать на края стада, но в самом его центре безопасно. Это похоже на отступление с поля боя. Если держаться вместе, объединить свои силы, шанс выжить станет выше. Тех, кто бежит в одиночку, легко догонят и убьют.

«Они здесь — или скоро здесь будут», — подумал Генрих, когда очередной прохожий остановился, чтобы выразить восхищение его удивительно уродливой «маской», а потом поспешно удалился, заметив свою ошибку. Генрих мельком взглянул в зеркало — теперь он знал, что видят окружающие. Его лицо представляло собой одну яркую рану, алый ожог от лба до подбородка, оставшийся без кожи и сочащийся сукровицей. Он смог расправить склеившиеся ресницы и теперь видел, но из-за отсутствия бровей его голова стала походить на череп.

«Тем нужнее мне найти их, — подумал он. — Они должны заплатить и за это тоже».

Золинген стоял спиной к палаццо Пубблико, по другую сторону от башни, и смотрел на Кампо, куда вливались толпы людей. Перед каждой контрадой несли знамя; громадные боевые повозки были сделаны так, чтобы изображать символы контрады. Гигантский лебедь подталкивал скорпиона, гусеница сражалась с единорогом. Появление каждой контрады встречали оглушительными приветствиями и не менее яростными презрительными криками, которые становились еще громче, когда повозку увозили с запруженной народом площади. Уже двадцать знамен раскачивались над головами ревущих соперников, а это означало, что должны появиться еще не меньше десяти контрад, хотя и было непонятно, где они все поместятся. Огромное количество народа собралось на центральной площади, окруженной оградами и вооруженными солдатами. Еще больше людей заполнили все террасы, балконы и колоннады. Посередине оставалось свободное пространство, предназначенное для того, что послужило главной причиной сбора толпы, — для скачек.

С громким кукареканьем на Кампо вышла контрада «Петух». Во главе колонны вышагивала высокая фигура герцога Франчетто, разодетого в коричневые, малиновые и изумрудные перья. Генрих решил дождаться, пока Франчетто устроится, и затем подойти к герцогу, чтобы можно было координировать поиски на площади.

Неожиданная вспышка еще более громкого шума была слышна даже во всеобщем гвалте. Слева от Генриха из боковой улочки вырвалась тележка пекаря. Огромные караваи хлеба покатились во все стороны, пирожки взлетели в воздух, ватрушки попали людям под ноги. Однако тележка, опрокинувшись, не осталась неподвижной: что-то шевелилось под ее покосившимся навесом, и все сооружение продолжало двигаться, рассыпая муку, сладкую начинку и щепки и заставляя людей шарахаться в стороны. Рядом с тележкой бежал пекарь с прутом в руке, осыпая ударами шевелящийся выступ и ругаясь при каждом ударе:

— Выблядок! Убийца!

Палка лупила безостановочно, но это не задерживало повозку. Наконец ее навес зацепился за другой, свернул его на сторону — и постепенно сполз с повозки. Из-под него появился огромный рычащий зверь, больше похожий на волка, чем на собаку, с побеленной серо-белой шкурой. Животное, все в муке, задержалось, чтобы ухватить прут громадными зубами, вырвать его из рук разъяренного пекаря и изгрызть на мелкие кусочки. Одержав эту победу, пес испустил протяжный вой. А потом пробился через наружный круг зевак, миновал скаковую дорожку и попытался ворваться в центральную часть толпы, продолжая тащить за собой повозку.

Генрих уже слышал однажды этот вой. Где это было? Висок у него вдруг запульсировал болью, и он невольно поднял руку и дотронулся до вздувшейся там шишки. И тут к нему вернулось воспоминание. Засада в холмах перед Тулоном! Тогда там так же выла собака.

— Собака! Хватайте собаку! — крикнул он полудюжине солдат, стоявших рядом с ним.

Двое энтузиастов получили укусы, но третий, более благоразумный, подобрал ткань навеса и снова набросил ее на животное. Четверым пришлось прижимать навес к земле, но в конце концов собака перестала вырываться.

— Юноша. Скорее даже мальчишка. — Торговец трясся, отвечая на вопросы Генриха. — Он оставил этого пса мне, сказал, что вскоре вернется, и дал мне пару грошей за беспокойство. Два гроша! Вы только посмотрите, во что мне это обошлось! Три ночи работы, заработок целого месяца. Дева Мария!

— Эй, наденьте на него ошейник с палкой! Сейчас же! — приказал Генрих.

Это оказалось нелегко, и еще один солдат был сильно покусан, но в конце концов собаке обвязали шею веревкой, под которую завели палку. Петлю сильно закрутили, так что солдаты смогли держать собаку на расстоянии. Заставив ее лечь на землю, они стали ждать новых распоряжений.

Генрих осмотрел толпу и увидел, что главный въезд на Кампо уже перекрыт, что все контрады собрались на площади, а коней ведут к месту старта, которое находилось справа от палаццо Пубблико.

— Так. — Генрих наклонился, пока его глаза не оказались на одном уровне со странными угловатыми бешеными глазами пса. — Давай посмотрим, кого же ты пытался отыскать.

Приказав шести вооруженным солдатам следовать за ним, он велел отпустить палку. Животное сразу же вскочило и с рычаньем рванулось в центральную часть толпы, заставив стену зевак расступиться. В толпе образовалась брешь, которую солдаты поспешно расширили. Генрих, возвышавшийся над большинством итальянцев почти на голову, сразу же увидел, в каком направлении они движутся, и это его озадачило. Они направлялись к огромному черно-красно-золотому «Петуху», самому роскошному знамени на площади. К Франчетто Чибо. Однако когда петушиное знамя начало раскачиваться вперед-назад, Генрих увидел за ним еще один флаг. На нем была изображена черная тварь с чешуей, клешнями и отвратительными клыками, с которых капал яд.

Пес направлялся прямо к знаку «Скорпиона».

* * *

Годы одиноких бдений у виселицы не подготовили Фуггера к праздничным толпам Палио. Жара, страх перед стенами из человеческих тел, душный плен тяжелой кожаной маски скорпиона привели к тому, что он взмок от пота задолго до того, как они вошли на площадь. А при виде такого множества вооруженных мужчин, которые явно их разыскивали, он перепугался еще сильнее. За любой маской, приближавшейся к ним, мог скрываться враг. Только присутствие Марии-Терезы, не отпускавшей его руки, немного его успокаивало.

Бекк чувствовала себя немногим лучше — главным образом потому, что все ее тревоги были сосредоточены на отце. Авраам был очень слаб, и здесь, под напором толпы, его начало шатать из стороны в сторону. Лоб у него горел и покрылся испариной, язык распух, он жаловался на судороги. По его словам, ему не хватало лекарства, к которому он привык в калейдоскопе.

Они ничего не могли сделать — только ждать, как посоветовала Лукреция. Когда закончится скачка, на улицах начнется буйство, и под его прикрытием беглецы смогут исчезнуть под землей. Ведунья твердо в это верила, и ничто, даже появление рядом с ними контрады «Петух», к которой принадлежал Чибо, не могло подорвать этой уверенности.

— Скоро, скоро! — крикнула она у самого уха Фуггера, перекрывая шум. — Долгая подготовка, а потом все заканчивается в считанные секунды. Похоже на моего первого мужа!

Тут толпа взревела еще громче, и все лица повернулись к балкону дворца, на который вышел архиепископ в сопровождении двадцати личных охранников с алебардами. Под балконом, с которого его высокопреосвященство обычно раздавал благословения, собрали коней, украшенных цветами и символами их контрад. Норовистых скакунов с трудом удерживали наездники в ярких куртках и шапочках. «Скорпионы», как и члены остальных контрад, рванулись вперед, норовя опрокинуть толпу на ограду и солдат, которые отмечали место скачек. Фуггер, Бекк, Авраам и все остальные почувствовали, как их подхватило и понесло: их ноги даже не доставали до земли. А Фуггер, который был примерно на полголовы выше своих соседей, сквозь прорези маски увидел другую личину, еще более уродливую, чем все, кто его окружал, и тем более ужасающую, что ее создавала не выделанная и раскрашенная кожа или ткань, а живая плоть и волосы. Генрих фон Золинген направлялся прямо к ним, пробираясь против движения толпы, в сопровождении отряда вооруженных солдат. Он был уже всего в тридцати шагах.

— Бекк! Бекк! — Фуггер безуспешно попытался докричаться до нее сквозь всеобщий гвалт. Опустив голову, он отчаянно прошептал своей соседке: — Он идет! Враг. Тот, кто нас знает.

Мария-Тереза не тратила времени на колебания, на любезности. Ударив кого-то локтем под ребра, она пробилась к матери, которая выслушала ее и быстро что-то сказала тем, кто стоял рядом. В людской стене открылся узкий проход, и Бекк, Фуггера и Авраама затолкали в него, уводя в сторону башни. Они были уже на половине пути от края толпы, когда в ее центре раздался громкий звук, заставивший их вздрогнуть. Протяжный вой вышедшего на охоту волка.

Бекк с Фуггером переглянулись.

— Фенрир! — воскликнули они в один голос. И в ту же минуту Фуггер увидел, как Золинген снова поворачивается в их сторону, безошибочно ведя свой отряд туда, где они остановились.

Бекк и Фуггер отчаянно проталкивались сквозь толпу, однако они не могли сравняться силами с волком и идущим за ними отрядом в боевых доспехах. Расстояние между беглецами и преследователями неуклонно стало сокращаться.

В такой плотной толпе трудно улавливать небольшие перемещения, но Генриху приходилось участвовать в немалом количестве сражений, когда залогом победы становилась способность заметить малейшее изменение, появление самого узкого просвета. И здесь, несмотря на мозаику фигур и цветов, он разглядел группу, которая вышла из-под защиты знамени «Скорпиона» и начала двигаться под углом к движению остальной толпы, удаляясь от места скачек. Это было странно, а он в этом море однородности выискивал именно странное.

Однако за движениями толпы наблюдал не только его опытный взгляд. Франчетто Чибо тоже увидел, как телохранитель его брата направляется в сторону «Петухов». И от него не укрылось движение в рядах его соперника, контрады «Скорпион».

— За мной! — приказал он своему помощнику и в сопровождении десяти бойцов решительно двинулся наперехват, безжалостно работая короткой плетью.

Участники скачек получили благословение перед балконом палаццо Пубблико, и коней увели к стартовой линии у башни. Архиепископ перегнулся через перила. На них висела расправленная реликвия, приз победителю, древняя, ветхая вещь. Это был плащ, который и носил название «Палио». Присутствующие не отрывали от него взгляда, потому что, когда рука Джанкарло Чибо даст ему упасть, начнется скачка. Архиепископ поднялся на лесенку из трех ступенек и осторожно взял расползающийся лоскут. Как архиепископ он был беспристрастен к соперничающим контрадам. Но как верный сын «Петуха» он придумал незаметный знак — мгновенную паузу перед тем, как отпустить плащ. Эта фора будет небольшой, но в бешеной пятиминутной скачке по улицам даже секундное преимущество может решить все.

«Попались!»

Генрих увидел трех человек, которые отличались от остальных. Необычным было то, как низенький пытался торопить второго, который сильно хромал. Необычным было и то, как постоянно оглядывался третий, то и дело останавливая свои шаркающие шаги.

«Вы попались».

До них оставалось всего десять шагов. Собака шла впереди, тяжело дыша и оскалив клыки. Она рвалась с такой силой, что его люди, державшие веревку, едва не падали с ног. Генрих уже думал о том, какие утонченные пытки он сможет устроить беглецам в подземельях архиепископа. Ему не нравилось многое из того, что делали эти итальянцы, но одно приходилось признать: они были виртуозами жестокости.

И один из этих итальянских виртуозов, Франчетто, приближавшийся к преследуемым под другим углом, увидел, что немец оказался чуть ближе к цели, нежели он сам. Национальная гордость требовала от него удвоить усилия, и он с еще большим энтузиазмом заработал плетью. Им двигали гордость — и желание заполучить золото брата в собственные сундуки. Он будет первым. Он должен быть первым!

Небольшой лоскут ярко-синего цвета поднялся над толпой. Небольшая пауза — и один из коней рванулся вперед, сделав первый шаг как раз в тот момент, когда ткань полетела вниз — за мгновение до того, как стартовую веревку опустили. За пятьдесят шагов от начала дорожки спасающаяся бегством группа из «Скорпионов» прижалась к деревянному ограждению.

— Попались!

Генрих и Франчетто прокричали это одновременно, протянув руки в ту же секунду, когда сигнальный лоскут опустился, а наездник «Петуха», безжалостно пришпоривший коня, вырвался вперед. В эту же секунду Бекк крикнула: «Вниз!» и затолкала отца под деревянную перекладину. Фенрир, возликовав при виде своих друзей, вырвался из рук солдат. Фуггер сбросил плащ, за который его схватил Генрих, и последовал за своими товарищами. Мария-Тереза, Лукреция, Джузеппе и еще три человека из контрады «Скорпион» выскочили на скаковую дорожку.

Вопли тех, кто смотрел, как эти отчаянные головы бросаются почти под самые копыта коней, потонули в шуме болельщиков. Фуггер увидел, как громадные животные несутся прямо на него, но паника только придала ему скорости. Ему даже удалось довольно бесцеремонно толкнуть Авраама в спину. На всех конях были шоры, но два почуяли у своих ног собаку и встали на дыбы, уничтожив все надежды «Улитки» и «Палаша». Всей компании чудом удалось перебраться через дорожку за мгновение до того, как основная масса коней пронеслась мимо. Один из воинов Франчетто имел глупость попытаться преследовать беглецов, и мощные копыта вышибли ему мозги. Остальные, кипя от ярости, вынуждены были ждать, пока кони проскачут мимо.

Лошади с топотом неслись мимо, а беглецы, задыхаясь, прижимались к ограде. Первой опомнилась Бекк.

— Бежим! Бежим!

Она принялась расталкивать зрителей, не выпуская руки своего отца. Люди ошеломленно подались назад, открыв узкий проход.

Чуть подальше толпа была не такой плотной: большинство пыталось пробиться к финишной линии на противоположной стороне Кампо, куда должна вернуться скачка, пройдя по улицам Сиены. «Скорпионы» обнаружили проход и рванулись в него, но Фуггер успел оглянуться и за последними конями увидеть искаженное лицо Золингена и огромного мужчину в костюме петуха. Оба гнали солдат через скаковую дорожку.

Мария-Тереза догнала Бекк. При этом она снова схватила Фуггера за руку.

— Вход! Вон в том переулке у дворца. Пойдемте!

Они опередили своих преследователей шагов на пятьдесят, но те собрались в отряд числом десятка в два и уже подлезали под ограждение. Рассеивающаяся толпа сильно их не задержит. Трое «Скорпионов» подхватили Авраама и бегом понесли его дальше. Старик был почти без сознания. Бекк в сопровождении Фенрира бежала рядом, умоляя их поторопиться. Мария-Тереза и Фуггер по очереди тянули друг друга. Лукреция и Джузеппе вырвались вперед, стараясь криками и ударами расчистить остальным дорогу.

— Сюда! — крикнула предводительница «Скорпионов». Ее голос разнесся далеко над толпой. — Он рядом, в начале виа ди Саликотто!

Они вбежали в переулок сбоку от дворца — и Мария-Тереза издала отчаянный вопль:

— Повозка! Вход в резервуар — за ней!

Огромная повозка в форме гигантского гуся стояла в переулке, загораживая путь.

— Сдвигайте! — рявкнула Лукреция.

Скорпионы навалились плечами на повозку и уперлись ногами. Она медленно тронулась с места. Слишком медленно.

Фенрир оскалил зубы и протяжно зарычал.

— Так, так, так! — проговорил Генрих фон Золинген, с трудом переводя дыхание. — Похоже, охота закончилась. Я получил приз.

Окруженный своими воинами Франчетто Чибо снял петушиную маску с лица и сказал:

— Но деньги выиграл я. Прими это к сведению, немец.

Генрих кивнул и прошептал обожженными губами, раздвинувшимися в жуткой усмешке:

— С тем условием, что их тела — мои.

Он сделал шаг вперед. Неприятно знакомый звук заставил его остановиться, дернуться и инстинктивно пригнуться.

— Не забыл меня? — Бекк раскручивала над головой свою пращу. — На этот раз я точно не промахнусь.

Двое людей Франчетто подняли арбалеты.

— Если он пустит в меня камень, — приказал Генрих, — застрелите старика.

Охранники стали заходить в переулок. В руках у «Скорпионов» появились длинные стилеты. Даже у Марии-Терезы оказался клинок. Как и остальные, она понимала, что их положение безнадежно, но не собиралась снова попадать в руки этого человека. Она умрет здесь. Это лучше, чем то, что может ждать ее в подземельях.

— Знаешь, немец, — произнес чей-то знакомый голос, — я думал, что уродливее ты стать уже не можешь. Похоже, однако, что я ошибался.

Все обернулись. В конце переулка, спиной к Кампо, стояли три члена контрады «Единорог». На них были маски с гривами и рогом и длинные белые стихари. Один из «Единорогов» держал в руках лук. Самый рослый — топор. А говоривший был вооружен странным мечом с тупым концом. Его широкое плоское лезвие удобно устроилось на плече владельца.

— Ты! — воскликнул Генрих, когда все трое сняли свои маски и бросили их на землю. — Ты что, кошка? Сколько у тебя жизней?

— Больше, чем у тебя, — непринужденно проговорил Жан Ромбо, снимая меч с плеча и выходя вперед. — По крайней мере на одну больше, чем у тебя.

Камень и стрела вылетели одновременно — и оба арбалетчика упали.

— Заявите свои права на награду, милорд. Хватайте старика и девицу, — сказал Генрих, обнажая меч. — Я разберусь с этим отребьем.

Жан быстро прикинул соотношение сил. Он явился в такую даль не для того, чтобы смотреть, как его друзей убивают в тупике.

— Джанук, по-моему, на том конце ты нужнее, чем здесь.

— А вы справитесь с этими?

Хакон рассмеялся. Этот хохот прекрасно сочетался с яростным торжеством битвы, горевшим в его глазах. Двое противников, услышав этот смех, споткнулись.

— Их же всего семеро! Разве ты меня на галере не видел? — веселился скандинав.

— Шестеро, — уточнил янычар. Тетива его лука задрожала, и оперенное древко выросло в шее одного из наступавших солдат. — Вот теперь у вас появился шанс.

С этими словами Джанук подпрыгнул и ухватился за флагшток, выставленный над ними. Он подтянулся и встал на узкий карниз, который опоясывал стену палаццо. Приветственно махнув рукой, Джанук пробежал вдоль стены и, спрыгнув вниз, легко приземлился между Франчетто Чибо и его добычей. В руке янычара внезапно появилась кривая сабля.

— Этот человек, — заметил Жан, — просто хвастун.

Генрих закричал:

— Займитесь громилой, оставьте недомерка-француза мне!

Хакон посмотрел на Жана.

— Громила? — сказал он. — Я глубоко оскорблен!

— Это ты оскорблен? Меня он назвал недомерком!

Тут они повернулись к противникам и единодушно издали свой старый боевой клич наемников:

— Хох! Хох!

Бой начался. Топор Хакона со свистом рассек воздух на уровне плеч, заставив пятерых солдат отскочить назад. Генрих увернулся от удара и двинулся на Жана. Его тяжелый двуручный меч нанес удар сверху вниз. Отличная сталь встретилась с не менее достойным клинком, рассыпая искры. Жан перехватил меч противника над головой, а потом изменил наклон своего меча так, что клинок немца ушел в сторону, а инерция удара заставила его пролететь вперед, мимо Жана. Один из солдат решил, что Жан открылся, и попытался нанести удар ему в грудь. Француз резко выгнул тело, и меч прошел перед его грудью, вспоров стихарь единорога до тела. Выпад заставил его противника сделать шаг вперед. Жан опустил поднятые руки и головкой эфеса стукнул стражника по костяшкам пальцев. Тот коротко вскрикнул от боли. Миг — и Жан с силой двинул локтем ему по зубам, опрокинув на спину.

И вовремя, потому что Генрих сумел остановиться и быстро повернулся. Он нанес удар по незащищенной спине Жана, и француз едва успел опустить меч острием к земле, чтобы парировать удар. Клинок двуручного меча оказался зажатым у него под мышкой. На мгновение враги застыли неподвижно, глядя друг другу в глаза поверх металлического распятия из толедской стали: каждый выжидал, как поступит второй.

Тупиковое положение разрешилось, когда в обоих врезалось тело, залитое кровью из разрубленного топором плеча.

— Пять! — торжествующе провозгласил Хакон.

Но радостный крик сменился воплем, когда сразу четыре меча ударили ему в живот, открывшийся после последнего смертоносного удара. Три клинка скандинав принял на топорище, но четвертый вспорол ему бедро раньше, чем он успел увернуться.

— Подонок! — заорал Хакон. — Ненавижу кровоточить!

И с этими словами он поднял топор над головой и, опустив его так, словно рубил дрова, расколол голову солдата пополам.

Столкновение заставило Жана резко повернуться. Генрих принял на себя всю силу удара. За то время, что немец был неподвижен, Жан успел посмотреть, как обстоят дела в другой стороне переулка.

Двое солдат уже упали под ударами кривой сабли Джанука, еще двое продолжали с ним сражаться. Трое «Скорпионов» лежали мертвыми, а еще один, обезумев от жажды крови, продолжал рубить погибших солдат. Остальные четверо прижали Бекк, Фуггера, старика, еще одного мужчину и двух незнакомых Жану женщин к повозке. Их подгоняли пронзительные крики мужчины в оперении бойцового петуха. Еще несколько секунд — и безжалостные клинки притиснут их к деревянной раме, возьмут в плен или убьют.

— Хакон! — крикнул Жан. — Ко мне!

Скандинав поднял топор вверх, собирая по дороге мечи. Он отшвырнул их в сторону, и его противникам, не желавшим потерять дорогое оружие, пришлось последовать за мечами. Образовался проход, и Хакон им воспользовался. Жан попробовал нанести последний удар Генриху, который еще не успел высвободить из-под мертвого солдата ногу. Немец пригнулся — и конец меча прошел над ним на расстоянии пальца.

Жан и Хакон подоспели как раз вовремя. Бекк удалось резануть по руке одного из солдат, разоружив его, но остальные трое размахивали мечами, не давая беглецам сдвинуться с места. Джанук ранил еще одного противника, но и сам получил рану на лбу, и кровь заливала ему глаза. Казалось, янычар парирует выпады двух клинков, которые продолжали танцевать вокруг него (решив, что соотношение сил стало более благоприятным, Франчетто вступил в бой со своей рапирой), руководствуясь исключительно слепым инстинктом.

Жан с разбегу врезался в одного охранника, Хакон — во второго, а потом оба встали поперек переулка плечом к плечу. Сквозь пелену крови Джанук заметил, что остался один, и, проскользнув под беспорядочными выпадами герцога, встал по другую сторону от Хакона.

— Что это вы так задержались? — спросил он, ухмыляясь сквозь кровавый туман.

Огрызающийся волк бросился к своему хозяину.

— Фенрир! Благословенье богов! — Хакон нагнулся и быстро освободил пса от веревки и волочащейся на ней палки. Благодарный Фенрир, поскуливая, поспешно лизал хозяина. Скандинав улыбнулся. — Вот теперь я уверен, что мы победим!

Короткое затишье нарушили громкие крики торжества, донесшиеся с площади.

— Ах! — воскликнула Лукреция. — Кто-то выиграл Палио!

Жан, Хакон и Джанук выставили перед собой свои клинки, готовясь отразить атаку десяти мечей: Генрих с оставшимися солдатами присоединился к нападению. Несколько мгновений слышно было только тяжелое дыхание: все ждали, чтобы кто-нибудь сделал первое движение. Жан заметил хромоту Хакона и то, как Джанук каждые несколько секунд вытирает стекающую на глаза кровь. У него самого сильно болел пораненный бок — во время паузы он успел это почувствовать. Противники тоже заметно пострадали, но их по-прежнему было вдвое больше.

Генрих тоже это знал.

— Все кончено. Сдайтесь немедленно, и, может быть, некоторых из вас пощадят. По крайней мере, женщин. От них хотя бы бывает какая-то польза.

Солдаты плотоядно захохотали. Жан услышал, как у него за спиной чертыхается Бекк:

— Идите к дьяволу! Я насажу ваши яйца на этот ножик, но вам не дамся!

Даже занятый мыслями о бое, Жан подумал, что такие слова в устах паренька звучат, пожалуй, странно. А потом его отвлек кашель и голос — низкий и бархатистый. Он мгновенно напомнил ему о кошмаре в виселичной клетке.

— Право, Генрих, зачем торговаться, когда можно просто взять? — Архиепископ Сиены стоял спиной к Кампо. Позади него выстроились двадцать телохранителей. Он улыбнулся, глядя, как его люди продвигаются вперед. — Так что давай закончим то, что ты начал. Торговля здесь неуместна. Либо они бросают оружие, либо умирают на месте.

— Один вопрос, святейший отец, прежде чем мы отхватим наше святейшее наказание. — Хриплый голос Лукреции был полон презрения. — Кто выиграл Палио?

— Ах, дочь моя, с сожалением должен сообщить тебе и моему милому брату, что сегодня мы не можем торжествующе кукарекать. Мы — то есть контрада «Петух» — пришли вторыми.

— Матерь Божья! — взорвался Франчетто. — Кто посмел нанести нам поражение?

— Да, это болезненный укол, — отозвался его брат. — Впервые за полвека наступил год «Скорпиона».

Мать, дочь и дядя радостно закричали: «Скорпион!», и их крик разнесся по всему переулку. Фуггер изумленно воззрился на девушку, а потом молча махнул рукой в сторону направленных на них мечей.

— Знаю, — ответила Мария-Тереза, радостно сверкая глазами. — Но разве ты не понимаешь? Это на самом деле важно! Это же Палио!

Лукреция выставила перед собой кинжал.

— Я прожила достаточно долго, — вздохнула она. — Сегодня хороший день для смерти. Скорпион!!!

Солдатам, опешившим от такой стойкости, показалось, что этот крик бесконечным эхом пронесся по узкому переулку. А потом все вдруг поняли, что то было вовсе не эхо: крик старой женщины одновременно подхватили десятки голосов, звук которых стремительно приближался. Спустя несколько мгновений знамя с членистоногим существом в панцире и с каплями яда на жале уже заколыхалось у входа в переулок. Под ним двигались полторы сотни настроенных на празднование членов контрады.

— Отец! — закричал Джованни из-под знамени. Охваченный пламенной радостью, он даже не понял, что происходит. — Тетя! Мы победили! Победили!

— Да, племянник! — прокричала в ответ Лукреция. — Но если вы не поспешите к нам так, как наш Мефисто спешил к финишу, то мы проиграем!

И, не видя более действенного способа заставить своих родственников вступить в схватку, Лукреция прыгнула вперед и ударила ближайшего стражника кинжалом в грудь.

«Скорпионы» обнажили стилеты и бросились вперед. Их знамя реяло над головами. Жан, Джанук и Хакон развернулись и начали наносить удары налево и направо. Одновременное нападение спереди и сзади заставило ряды солдат смешаться. Напрасно Генрих, Франчетто и архиепископ кричали, пытаясь восстановить порядок. Переулок наполнился людьми, беспорядочно размахивающими руками. В такой ситуации тяжелое вооружение стражников не давало никаких преимуществ. Казалось, будто прилив ворвался в подземный грот, смывая ряды солдат, словно прибитый к берегу мусор.

Марии-Терезе и ее дяде удалось заползти под повозку и открыть решетку водостока.

— Быстрее! — крикнула Лукреция прямо в ухо Жану. — Сюда!

Девушка залезла в водосток первой, увлекая за собой Авраама. За ними поспешила Бекк. Джанук скользнул следом — и едва успел ухватить за штанину Хакона, который собрался было броситься в гущу сражения.

— А я только начал получать удовольствие! — простонал тот, но все же позволил втащить себя в узкое отверстие, утянув за собой сопротивляющегося Фенрира.

Фуггер немного помедлил на краю дыры.

— Напоминает мне мою нору под виселицей, — сказал он, ни к кому в особенности не обращаясь. А потом вдруг выскочил из-под повозки и завопил: — Демон! Демон!

Даже он сам не мог бы сказать, на что рассчитывал. Вряд ли его голос будет услышан в шуме боя. Однако Corvus corax — могучая птица, которая охотится больше по слуху, нежели по запаху. Шумя крыльями, стремительная черная тень спустилась ему на плечо и громко каркнула прямо в ухо. Прижимая к себе птицу, Фуггер прыгнул в дыру.

Жан оглянулся. Он легко различил в мешанине людей более высоких Генриха и Франчетто, которые разили всех, кто оказался рядом с ними, врагов и друзей. На секунду покрасневшие глаза немца нашли его — и Жан прочел в них бессильную ярость. Проведя пальцем по своему горлу, Жан ухмыльнулся и был вознагражден жуткой гримасой, которая исказила и без того безобразное лицо телохранителя.

Наполовину погрузившись в дыру, Жан повернулся к Лукреции:

— Как мы можем оставить вас и вашего брата?

— О нас не беспокойтесь. Мы немного их ужалим, а потом исчезнем, как вода в песке пустыни. Так всегда делают скорпионы.

Из толпы к ней выбросило стражника. Лукреция отмахнула своим кинжалом кусок его уха. Он успел взвыть от боли — и толпа снова засосала его в свою гущу.

— Туда за вами никто не сунется. Это — настоящий лабиринт, а единственная нить — у моей дочери. Мы доставим известия в Монтепульчиано. Где вас искать?

— На дороге из Радды, под вывеской «Кометы», за городскими стенами.

Жан почувствовал, как кто-то завязал ему вокруг пояса веревку.

— Идите с Богом, — сказала Лукреция и с криком «Скорпион!» снова присоединилась к сражению.

— Немного дальше у меня спрятаны факелы, — говорила Мария-Тереза, обвязывая его веревкой. — А пока будем, как слепые кроты. — Она убежала, чтобы встать в начале колонны. — Готовы?

Не дожидаясь ответа, девушка двинулась по туннелю. Веревка натянулась, и все по очереди вынуждены были нырнуть в темноту. Шум боя затих позади, и вскоре стало слышно только, как падают капли — воды и крови. Чтобы увидеть и то и другое, им придется ждать обещанного света факелов.

Глава 8. ПОД СЕНЬЮ КОМЕТЫ

Матиас ван Фриу сидел в развилке старой оливы, пристроив у себя на коленях ржавую аркебузу. Со своей вышки он мог наблюдать как за дорогой на Сиену, так и за крутым склоном холма до самых стен Монтепульчиано. Утренний туман, окутывающий верхнюю часть стен, не мог скрыть громады раскинувшегося под ним города-крепости.

Со своего насеста Матиас видел также входную дверь своего постоялого двора с кометой, изображенной на ее дубовых досках. Рассматривая этот пламенный символ, Матиас вздохнул и привычно вознес благодарственную молитву святой Екатерине. Хоть он и был поглощен важным заданием, которое дал сам себе, его взгляд то и дело поневоле возвращался к обозрению всего, что ему принадлежало. Особенно потому, что человек, благодаря которому все это стало возможным, снова отдыхал под его кровлей из красной черепицы.

Постоялый двор стоял чуть в стороне от дороги, и длинную подъездную аллею затеняли древние кипарисы. Аллея вела на большой внутренний двор; дом располагался внутри осыпающейся внешней стены, окрашенной в ярко-коричневый цвет. Матиас знал, что когда-то этот дом был летней резиденцией богатой сиенской семьи, укрывавшейся здесь от чумы. Он был заброшен за двадцать лет до того, как Матиас ван Фриу, солдат удачи, остановился здесь для того, чтобы перевязать свои раны. А потом он решил никогда отсюда не уходить. Вокруг раскинулись лучшие виноградники Тосканы. Матиас восстановил давильни. Солнце здесь светило почти круглый год, высасывая боль из его многочисленных ран и прогоняя воспоминания о моросящем дожде, посреди которого он вырос. И ему стало казаться, что эти бесконечные холмы, покрытые виноградником, оливами и каштанами, были для него родным пейзажем, что ему только пригрезились пропитанные влагой низменности его родной Голландии.

Этим открытием он был обязан Жану Ромбо, который принес его сюда после неудачной засады. Это Жан оставался с ним до тех пор, пока не смог извлечь мушкетную пулю из раны и плоть Матиаса не стала снова розовой и здоровой. А потом Жан оставил Матиасу обе доли добычи, которая причиталась им после разграбления захваченного их отрядом города на холме, и ушел, пообещав когда-нибудь вернуться. На полученное золото Матиас обустроил свою «Комету», а сам он за эти десять лет превратился из тощего голландского паренька в тучного и довольного жизнью тосканца, хозяина самой доходной придорожной гостиницы в окрестностях Монтепульчиано.

Матиас был в восторге от возможности хоть отчасти заплатить свой долг, несмотря на недовольство Лауры, местной девицы, на которой он женился и которая, родив пятерых детей, превратилась в пышнотелую матрону. Обычно ее слово было законом. Однако когда через две ночи после Палио в гостиницу явился Жан с отрядом раненых и грязных товарищей, то, вопреки обычаю, решение осталось за Матиасом. Он разместил гостей в той части дома, которую недавно отремонтировал и еще не открыл для посетителей. Бесконечный поток еды, лучшее вино из его виноградников, новые одеяла и свежее белье — беглецам немедленно было предоставлено все, чего они только могли пожелать. И Матиас собственноручно промыл и зашил рану в боку Жана, как десять лет назад это сделал сам Жан.

— Все еще не поменял профессию, Жан? — спросил трактирщик, постепенно закрепляя края раны.

— В некотором смысле, дружище, — загадочно ответил тот. — Хотя в последнее время я сам себе хозяин.

А потом Жан заснул рядом со своей странной командой. Гигант с гигантской собакой. Рядом из-под одеяла торчала смуглая черноволосая голова с перевязанным лбом. Однорукий молодой человек обхватил во сне молодую женщину. Старик дрожал под тремя одеялами, несмотря на жаркий огонь, разведенный в очаге. А между стариком и Жаном приютился маленький юноша с темными курчавыми волосами.

Матиас задул свечи и в последний раз осмотрел комнату, которую освещало теперь только пламя очага. Да, очень странная команда. Но вокруг Жана всегда собирались любопытные люди. Ему ли этого не знать! Он и сам был одним из них.

Матиас тихо прикрыл дверь и вышел на улицу, чтобы нести дозор. Жан не говорил о том, что их преследуют, но, возможно, смолчал по недосмотру. Все-таки он очень устал. Его друг отдался заботам Матиаса. И, положив на плечо аркебузу, с которой он изредка охотился на перепелов, трактирщик занял пост на оливе.

Утренняя звезда еще мерцала в небе, несмотря на то что горизонт уже порозовел. Это было его любимое время суток — предрассветный час. А сегодня солнце взойдет, возвестив особо удачный день. Вернулся Жан Ромбо, и можно будет уплатить долги.

* * *

В течение нескольких дней пришельцы только и делали, что ели и спали. Лето началось, и обжигающее солнце нещадно палило охристую почву тосканских холмов, выгоняя из нее урожай хлеба и винограда. На отдельном дворе, куда выходило крыло дома, предоставленное беглецам, огромный каштан раскинул усеянные цветами ветки, наполнив воздух сладким ароматом. Громадная каменная рыба изрыгала воду в бассейн в форме раковины. Здесь царила блаженная прохлада, в которой можно было отдохнуть от изнуряющей жары, и на вымощенном коричневой плиткой полу были разбросаны овчины и одеяла, а стол постоянно ломился от местных деликатесов. Громадные глиняные кувшины были полны молодого местного вина, которое приносило веселый смех, а потом валило в крепкий сон, но не вызывало дурных последствий. К ветвям были подвешены громадные копченые окорока, недавно привезенные с апеннинских снегов, где их доводили до готовности. Козьи сыры, завернутые в виноградные листья, были уложены на круги грубого плотного хлеба. На открытом огне поджаривались пирожки. В первый день там жарился на вертеле молочный поросенок, на второй — целый барашек. Гостям приносили фасоль, приправленную чесноком и оливковым маслом первого отжима, баклажаны, поджаренные с пряным сыром. И если гости испытывали после этого еще какой-то голод, его можно было утолить прошлогодним инжиром, вымоченным в виноградной водке, и блинчиками, начиненными каштанами и творогом.

В сонной вечерней жаре начинались рассказы. Каждому нашлось что поведать — они немало пережили после расставания в Тулоне. Хакон и Джанук повествовали о захвате пиратского корабля. Огромный белокурый скандинав убедился в том, что действительно унаследовал отцовский талант сказителя. А гибкий смуглый янычар устраивался у очага, словно в пустынном оазисе, завлекая слушателей. Они настолько хорошо дополняли друг друга, что на следующий вечер их попросили повторить повествование, и на третий вечер — тоже. К этому моменту флот противника уже составил двадцать кораблей и Жан потерял счет числу врагов, которых он лично убил своим тупоконечным мечом.

О подземелье сообщили один раз, на третий вечер, — и после этого все замолчали. Только Мария-Тереза снова беззвучно плакала. Говорил в основном Фуггер, а девушка не переставала сжимать его беспалую руку, и только это нежное прикосновение прогоняло страх. Утерев слезы, ее пальцы всякий раз возвращались, чтобы нежно гладить его запястье.

Бекк больше молчала — она только добавила недостающие детали. Она не привыкла к обществу, поскольку у нее в жизни была всего одна цель и она давно решила добиваться своего в одиночестве. А теперь, когда эта цель была достигнута и Авраам опять оказался рядом с ней и даже постепенно начал поправляться (Джанук, кое-что понимавший в таких вещах, вызвался избавить старика от тяги к «лекарству»), ей трудно было решить, следует ли по-прежнему хранить свою тайну. Ей страшно хотелось снова превратиться в любящую дочь своего отца, которая помогала бы ему в работе, ухаживала бы за ним, вела хозяйство. Но в ней проснулось и еще кое-что. Бекк сравнивала себя с одной из тех одичавших кошек, которые обитали в тех переулках Венеции, где она была членом уличной шайки. У девушки не было уверенности в том, что она снова сможет стать домашней.

И еще был Жан. Она редко заговаривала еще и потому, что была уверена: в противном случае он непременно откроет ее тайну, а эта мысль одновременно волновала и страшила Бекк. В его бдительности, в том, как внимательно он наблюдает за всем, что происходит вокруг, крылось нечто особое. У Бекк было такое чувство, будто Жан не всегда был таким. То обязательство, которое он на себя принял (а Фуггер рассказал ей о клятве, которую палач дал умершей английской королеве), изменило его. Порой Жан смеялся, и тогда его лицо преображалось, но чаще всего он наблюдал и слушал. Казалось, он чего-то ждет, набирая силы с каждым вздохом.

Бекк даже знала — чего. Он ждет момента, когда пора будет уйти.

Пока Бекк наблюдала за Жаном, французский палач, в свою очередь, наблюдал за юношей с пращой. Чувства ставили Жана в тупик: иногда он думал о Бекке как о товарище, иногда — как о сыне, которого у него никогда не было. Если бы Лизетта и родила ему сына, тот был бы вдвое младше этого темноволосого юнца. Но затем и это отношение исчезало и сменялось чем-то странным, особенно когда Жан заглядывал в темные глаза под курчавыми волосами, видел смущенную улыбку или слышал смех, вызванный какой-нибудь сценкой между Хаконом и Джануком. Когда Бекк смеялся, он обязательно бросал взгляд туда, где сидел Жан, и их глаза на мгновение встречались, — а потом они оба отводили взгляды. Это случалось так часто, что уже не могло сойти за случайность, и Жан поймал себя на том, что ждет этих мгновений и наслаждается ими. Это вселяло в него растерянность.

Словно у него не было других причин для растерянности! Ему необходимо было выздоравливать, и он искренне наслаждался весельем, вкусной едой и вином. И все же ему никогда не удавалось забыться полностью, потому что перед его мысленным взором неизменно вставала шестипалая рука. Рассказ о том, что произошло в подземелье, только усилил его тревогу, потому что теперь он сознавал: Чибо намеревается вызывать умерших. Отчасти ему даже удалось это сделать, потому что Анна действительно явилась Фуггеру. Что она сказала? «Их призыв силен»? Даже лишившись Авраама, их враг наверняка попытается совершать с помощью шестипалой руки невыразимые мерзости. Жан понимал, что, как только он восстановит силы, ему придется вернуться в Сиену, чтобы исполнить свое обещание. Даже если бы решимость Жана поколебалась, рассказ о том, как Анна явилась во время черной мессы, ее последние слова, которые Фуггер тихо передал ему наедине, заставили бы его действовать. Его королева не сомневалась в том, что Жан придет за ней. И он тоже не смел в этом усомниться.

И в то же время Жан сознавал, что его враг, Генрих фон Золинген, во время их сражения в ночь Палио сказал правду. Пусть у него столько же жизней, сколько у кошки, он уже использовал пять еще до встречи с Анной Болейн — и еще три с тех пор.

Вот почему Жан наблюдал, выжидал и собирался с силами. Как только что-нибудь произойдет, ему тотчас сообщат все новости. Лукреция обещала это спасителям своей дочери. Однако сознавал он и то, что, если в ближайшее время ничего не произойдет, он будет действовать сам.

* * *

Вечером пятого дня Хакон и Джанук, опьяненные похвалами своему таланту рассказчиков и переполненные воспоминаниями о собственном мужестве, решили посетить скромный бордель Монтепульчиано.

— Девочки там чудесные. Совсем неопытные, не то что армейские шлюхи, к которым вы привыкли. — Матиас наслаждался обществом опытных наемников, однако при виде жены, принесшей новое блюдо со сладостями, поспешно добавил: — По крайней мере, так мне рассказывали.

— Надеюсь только, что их там много. — Темные глаза Джанука загорелись. — Я два года провел на кораблях. А перед тем у меня было три жены. Три! И все одновременно.

— А как насчет тебя, Давид с пращой? — наклонился к Бекк Хакон. — У тебя есть что-нибудь в штанишках, кроме камушков?

Джанук и Матиас расхохотались, а Бекк отчаянно покраснела и постаралась ответить им более низким голосом, чем обычно.

— Господа, вспомните о моем отце! — Она лукаво улыбнулась и подмигнула. — Может, потом, когда он заснет, я смогу улизнуть. Оставьте мне кого-нибудь, ладно?

— Не могу ничего обещать. Но как угодно, юный господин. А, Жан! — Хакон окликнул француза, который как раз вернулся на двор. — Мы отправляемся навестить ночных, девиц. Ты с нами?

Жан остановился в дверях. Солдаты Франчетто, обыскивавшие город, накануне вернулись обратно. Наверное, выйти в город уже не опасно. И потом, прошло довольно много времени. Во время военных кампаний Жан испытал все стороны жизни, и человеческие желания не были ему чужды. Но с тех пор, как чума отняла у него жену, он имел только двух женщин. Краткие и безнадежные попытки хоть немного развеять одиночество.

И в этот момент он поймал на себе пристальный взгляд Бекка. В этих глазах крылось нечто новое — какая-то тайна, которой он прежде не замечал, невысказанный вопрос. А еще при взгляде на юношу он ощутил прилив страсти, и это встревожило его не на шутку. Жан был солдатом и почти всю жизнь провел в обществе других мужчин, но до этой минуты все его склонности были сосредоточены исключительно на женщинах. Он не понимал, что именно с ним происходит, и, чтобы избавиться от странного ощущения, неожиданно охрипшим голосом произнес:

— Конечно. Почему бы и нет?

Хакон с Джануком громко захохотали, похлопали его по плечу и немедленно начали собирать вино и еду, которые можно было бы взять с собой в качестве подарков.

— Ну до чего же мило, а? — Голос, в котором вдруг ярко проявился йоркширский говор, звучал удивительно ядовито. — Собираешься в бордель? Неудивительно, что королева доверила тебе свою руку. Такой благородный рыцарь! Такой…

Бекк повернулся и возмущенно удалился со двора.

— Ого, Жан! — Серые глаза Джанука искрились смехом. — Слышишь голос ревности?

Француз неловко дернулся.

— Ревности?

— Ну конечно! Помнишь, что говорят греки: «Для потомства — женщина, для любви — мальчик». — Он многозначительно подмигнул. — И, судя по тому, как этот мальчик на тебя смотрит, уговаривать его не придется!

— Ты ошибаешься, янычар. — Теперь голос Жана зазвучал резче. — Его просто что-то беспокоит, только и всего.

— Это так. — Фуггер встал с овчины, осторожно высвободив руку из-под головы спящей Марии-Терезы. — Можно тебя на пару слов, Жан?

Чуть позже, проводив шумных Хакона и Джанука, Жан отправился на поиски Бекк, которая склонилась над спящим Авраамом. Старик горел в жару. Дочь бережно протирала ему лоб прохладной водой. Повинуясь знаку Жана, Бекк встала и вышла из дома, ступая впереди него. Она направилась в глубину двора, к полуразрушенной внешней стене. Прибывающий месяц висел над полями, заливая виноградники и оливы серебряным светом. Ниже по склону Хакон и Джанук громко призывали друг друга к молчанию, направляясь в сторону города.

— Если ты хочешь их догнать, тебе стоит поспешить.

Худенькая фигурка держалась настороженно, почти враждебно.

Жан подошел вплотную к недружелюбно напряженной спине.

— Я передумал, — проговорил он, а потом, обняв Бекк, добавил: — И кстати, у меня всегда были другие вкусы.

Бекк сильно ударила Жана локтем в живот и отстранилась. Ее мгновенно переполнили самые противоречивые чувства.

«Его тянет ко мне. Он меня любит. Он считает меня пареньком. Боже, он любит мальчиков!»

Эти мысли стремительно пронеслись у нее в голове. Она повернулась, приняв боевую стойку. И тут зазвучал смех — тот самый смех, который она слышала так редко и который так ей нравился. Жан стоял всего в нескольких шагах от нее, прижав руки к животу.

— Ох, я это заслужил!

Но удержаться было невозможно! Жан шагнул к ней, и она отступила.

— Фуггер. Он мне сказал. Он видел тебя, когда ты вылезала из воды. Достаточно, чтобы понять…

Он замолчал — и перестал смеяться. На этот раз Бекк не стала отступать. Подойдя к ней вплотную, Жан положил руки ей на плечи и повернул ее так, чтобы луна отразилась в темных глазах.

— Никто не знает, кто я. И никогда не знал. — Она отвела взгляд, не зная, что говорить.

— Я узнаю, — пообещал он и наклонился, чтобы поцеловать ее.

Когда их губы встретились, оба испытали взрыв блаженства. А потом был еще один, на ложе из хвои. И третий — когда к ней пришли слезы, вырвавшиеся из тех глубин, в которых были запечатаны все те долгие годы, пока ее отца не было рядом. Она плакала, а он обнимал ее, утешая прикосновениями рук, поцелуями, тихими словами. И скоро слезы уступили место яростному наслаждению. Ощутив эту перемену, Жан еще крепче обнял ее, и Бекк ответила на его объятия. Они не разжимали рук, даже когда заснули.

* * *

— Ты — ворона, пустобрех, трижды дурак!

Удары сыпались на беспомощного слугу и были вдвойне сильнее потому, что Франчетто хотел бы направить их на другого присутствовавшего здесь человека, однако не смел этого сделать. Ему отвратительно было, что он не может ударить того, кого хочет, и тогда, когда хочет. За неделю, прошедшую со дня Палио, во взгляде телохранителя-немца появился фанатичный блеск. Изуродованное лицо горело огнем, который превращал его в кошмарное видение. Такого человека бить нельзя, какими бы непочтительными ни были его односложные ответы или долгое молчание.

Вот почему Франчетто снова и снова избивал гонца, который принес дурные новости. В этих новостях не было ничего нового. Это вообще были не новости. «Аспид» мог воевать с «Медведем», «Палаш» мог ненавидеть «Пантеру», но все контрады ненавидели власть. Начатый «Скорпионом» бунт пришлось подавлять целые сутки. Братья Чибо пострадали от рук толпы: простолюдины посмели прикоснуться к аристократам! В итоге нескольких мятежников, которые были слишком пьяны или избиты, чтобы убежать, повесили перед палаццо Пубблико. Однако истинные виновники, члены контрады «Скорпион», заползли в свои норы — и утащили с собой беглецов. И закон «омерта» — молчания — объединил весь город, несмотря на обещания награды и угрозы смертной кары. Шпионы были разосланы повсюду, но возвращались с одинаковым ответом — ни с чем.

И пока Франчетто Чибо вымещал свою злобу на последнем из них, пинками прогоняя его из комнаты, Джанкарло Чибо отвел Генриха в сторону.

— Мой брат отлично позаботился о том, чтобы нам доставляли только хорошие известия, и потому любая информация, полученная от него, будет бесполезной. Нам тут ничего не добиться.

— Я начинаю склоняться к такому же мнению.

Архиепископ отошел к окну и выглянул на Кампо, где на виселице раскачивались пять трупов.

— Ты ведь, кажется, любишь охотиться?

— На все, что угодно, милорд.

— Как и я. И наверное, ты имел возможность убедиться, что для охоты на разную дичь нужно применять разные методы.

Телохранитель кивнул.

— Если какую-то дичь не удается загнать, ее надо приманить. И тогда устраивают ловушку, так? А у нас по-прежнему осталась приманка, которую наша дичь желает заполучить. Я видел глаза того француза. Он не остановится.

— Остановится, когда я выдеру ему кишки через рот.

— Безусловно. Но тебе уже несколько раз не удавалось этого сделать. Думаю, мне следует как-то облегчить тебе задачу.

Франчетто шумно глотал вино. Его брат посмотрел на него с почти нескрываемым презрением, а потом прищелкнул пальцами.

— Нам не заманить его сюда, в крепость. Но мы знаем, как он любит большие дороги и засады на них. Так что предоставим ему выслеживать нас, пока мы будем выслеживать его. Франчетто! — обратился архиепископ к брату. — Что, Папа по-прежнему уговаривает нас помочь императору бороться с ересью Лютера?

Его рослый брат сплюнул на пол:

— Эта вонючая собака Фарнезе! Опять он принялся за свои фокусы.

— Ему хочется, чтобы мы на какое-то время уехали из Италии и не мешали ему плести интриги, правильно?

— Да. И мы на эту уловку не попадемся.

— О нет, попадемся! — Джанкарло улыбнулся. — Мы немедленно отправимся в Германию. По трем причинам. Во-первых, мы получим расположение императора, который слишком долго прислушивался к требованиям наших врагов Фарнезе. Во-вторых, мы выманим то отребье, которому удалось от нас скрыться, и накажем их по заслугам. А в-третьих… — Он замолчал. — Что в-третьих, я забыл.

Но на самом деле ничего он не забыл, и оба его собеседника это понимали. Архиепископ никогда ничего не забывал. Он просто считал, что пока им не обязательно знать третью и самую вескую причину, по которой им следовало отправиться на север. Это был Аполлоний. Личный алхимик императора, один из самых великих алхимиков этого века. Некоторые даже утверждали, что он выше иудея Авраама и Парацельса из Базеля. Если Чибо не удастся вернуть своего иудея, он проконсультируется у Аполлония. Немецкого мудреца очень заинтересует вид шестипалой руки. Он увидит в ней то же, что увидел Чибо: ключ, который отворит дверь бессмертия.

— Да. В Германию. И пусть наши приготовления остаются в тайне. Вот самый верный способ добиться того, чтобы через неделю всем и каждому было известно, куда мы собираемся.

* * *

Лукреция принесла известия на следующий вечер.

— Моя сестра, эта сладкая юная шлюшка, да сохранит Бог инструмент ее удачи, узнала это от камердинера самого архиепископа. Они отправляются в Германию, чтобы присоединиться к императору. Спешат, потому что выезжают уже завтра. Они говорят об этом так, словно собрались в крестовый поход. Братья Чибо одной рукой покончат с протестантской ересью. Не обижайся, Фуггер.

С момента своего приезда Лукреция со смешанными чувствами наблюдала за тем, как сблизились ее дочь и молодой немец.

— А на что я должен обидеться — на ересь или на одну руку? — осведомился Фуггер. — В любом случае я не обиделся. А где сейчас император?

— Говорят, что в Виттенберге.

— В Виттенберге? — вступил в разговор Авраам. Прошлой ночью в его состоянии произошел перелом, и, хотя он еще был слаб, самые сильные муки наркотической зависимости миновали. Он позволил дочери кормить его во время совещания овощным супом. А теперь иудей оттолкнул ложку и возбужденно проговорил:

— Виттенберг — это город, в котором проводит свои эксперименты Аполлоний. Это — мировой центр алхимии. Чибо не интересуют никакие крестовые походы, кроме этого, его собственного. Он отправляется, чтобы посоветоваться с мастером, уговорить его сделать то, чего не смог сделать я. — Авраам закашлялся, а когда кашель утих, добавил, сверкнув глазами: — Он так и не понял, что, ослабив мое упорство с помощью своего снадобья, ослабил и мои способности. Но в одном он прав. Эта рука действительно может определить судьбу самой жизни.

Жан, сидевший на корточках в дальней части двора, осторожно отставил в сторону свое вино.

— Судьба этой руки, — тихо проговорил он, — это исполнение обещания, и только.

Он встал и перешел к очагу, в котором недавно разожгли огонь для того, чтобы приготовить ужин. Пламя уже полыхало, и Жан устремил взгляд в его алые глубины, где в сердце огня возникали и рушились миры: здесь раскаленная добела пещера разваливалась, прекращая свое существование, там крошечная катастрофа вызывала передвижку в канале из мелкой золы… На секунду Жан словно погрузился в эту небесную красоту и адскую глубину. Прикосновение знакомой руки к его плечу вернуло его обратно к тем мыслям, которых он старался избегать. Он заговорил — тихо, так чтобы его могла слышать только Бекк:

— И моя судьба — там. Она обречена на пламя и ждет той минуты, когда ад поглотит меня. Потому что я нарушу свою клятву. Кто я такой, чтобы исполнить поручение королевы? Рыцарь из старинной баллады? Герой из саги Хакона? Нет. Я — крестьянин, солдат, палач. Кто я такой, чтобы бросать вызов архиепископам, князьям и герцогам?

Бекк заставила его повернуться к ней.

— Ты — крестьянин, который отрубает им всем головы, — сказала она. — Палач, которому королева Англии сочла возможным поручить последнее, что у нее оставалось. А что до дьявола… Если бы ты был ему нужен, у него нашлась бы возможность наложить на тебя свою лапу.

И снова Жан изумился ей — совершенно как прошлой ночью, при свете луны. То, как Бекк произносила его имя, заставило его почувствовать себя живым. Очень давно он не чувствовал себя таким живым. Внезапно ему отчаянно захотелось остаться здесь. Просто поселиться в маленьком городке со своим добрым другом Матиасом и делать вино, охотиться на полях и иметь детей от этой женщины.

— А что, если я решу… отвернуться? Остаться здесь с тобой?

На секунду она тоже устремила взгляд в пламя очага.

— Чтобы мы начали совместную жизнь с предательства? Мне всегда будет казаться, что я тебя украла. Королева Анна всегда будет стоять между нами, и ее рука разлучит нас.

Жан неожиданно понял, что все смотрят на него, ожидая, чтобы он первым высказал свое мнение. Ему так хотелось снова стать тем, кем он был раньше. Не предводителем — человеком, который свободен поступать так, как ему заблагорассудится. И поскольку ему самому хотелось этого, он обязан был предложить это своим соратникам. Жан вышел на середину двора.

— Я дал клятву, которую не могу нарушить. И пока я не найду то, что потерял, в этом мире мне не будет покоя. Поэтому я должен отправиться в Германию. — Он посмотрел на каждого по очереди. — Но вы — Фуггер, Хакон, Джанук, Бекк, — вы шли со мной до этой поры, и я подвергал вас страшной опасности. Вы не давали нерасторжимых клятв — ни мне, ни кому-то другому. Вот совет друга: не следуйте за безумцем в его безумном приключении.

Хакон немедленно вскочил на ноги и, положив кусок мяса, очень серьезно проговорил:

— Куда ты, туда и я. Руны сказали мне об этом. А у меня на родине моя мать говаривала: «Если весной ты бесишься, как хорек, то к жатве все равно приходишь в здравый рассудок».

Джанук улыбнулся и сразу же снова стал серьезным. Он, уже успел понять, что громадный скандинав крайне серьезно относится и к своим рунам, и к изречениям своей матери.

— И что это означает, мой друг?

Хакон почесал в затылке:

— Понятия не имею. Но я знаю одно: безумие тоже бывает разное. Для меня безумием было лениться и толстеть в Турском борделе. Но разве это безумие — сражаться, путешествовать, рисковать? И потом… — Тут его аквамариновые глаза блеснули. — Ты только подумай, какие истории мы сможем потом рассказывать!

Коротко кивнув, скандинав снова сел и принялся за еду.

— Ну что ж. — Встав, Джанук дернул себя за закрученный, умащенный ус. Его темные волосы отрастали быстрее, чем у других, и теперь его шевелюра была почти такой же, как у Бекк. — Не хочется разбивать компанию. Редко встречались мне люди, с которыми было бы так хорошо сражаться бок о бок. Скажи-ка, Жан, там, куда мы направимся, будет золото?

— Не знаю. Я чувствую, что потерял вкус к золоту.

Хорват присвистнул:

— Тогда я определенно тебе необходим. Чтобы заботиться о твоих денежных интересах. Не могу же я вернуться на родину с пустыми руками! Я ведь не создан для того, чтобы крестьянствовать. Так что, похоже, мне тоже придется идти с вами. По крайней мере, какое-то время.

Фуггер попытался встать, но Мария-Тереза вцепилась в него. Он очень бережно разомкнул ее руки.

— Ты же знаешь, что я пойду.

Девушка заплакала и, ухватив Фуггера за руку, потянула вниз.

Жан сказал:

— Фуггер, это ведь я у тебя в долгу, а не ты у меня. Ты освободил меня из виселичной клетки. Здесь ты обрел покой. Почему бы тебе не воспользоваться этим?

Фуггер улыбнулся и погладил Марию-Терезу по голове.

— Думаю, что покой подождет. Мария-Тереза еще очень юна. — Тут он увидел, как Лукреция энергично кивнула. — И она глубоко мне благодарна. Мне не хотелось бы этим воспользоваться. Если я уеду, а потом вернусь, возможно, мы оба лучше разберемся в этом. И потом, я вам нужен. Я ведь родом из Германии.

Он наклонился и начал утешать плачущую девушку. Бекк тем временем вернулась к отцу и снова кормила его супом. Не поднимая головы, она сказала только:

— Я должна отвезти отца в Венецию, к нашим родичам, где о нем позаботятся. — Тут она подняла взгляд и добавила: — А когда он будет в безопасности, я вернусь за тобой, где бы ты ни был. И никакие силы на свете меня не остановят.

Ее властные слова изумили даже Хакона, который прекратил жевать. Никто, кроме Жана и Фуггера, не понимал, какие силы кроются за этим заявлением. Авраам что-то заподозрил и несколько секунд смотрел на свою дочь. Жан встретился с ней взглядом, но потом отвел глаза и снова уставился на яркое пламя в очаге, на разрушающийся мир, на небеса и ад, которые притягивали его к себе.

— Значит, решено, — проговорил он. — Мы отправимся завтра же.

* * *

Позже, когда были сделаны все приготовления для того, чтобы выехать на рассвете, спутники в последний раз собрались на нагретом дворе. Небо было усеяно яркими алмазами звезд. Завтрашний день позабылся за пиром, подобного которому еще не было. Друзья ели и пили, смеялись и пели. Сага о галерах была повторена снова, вызвав громкое одобрение. Фуггер показывал созвездия, рассказывая мифы. В основном это предназначалось Марии-Терезе. Жан сидел рядом с Бекк, не прикасаясь к ней и даже не глядя в ее сторону. Оба почему-то вдруг начали стесняться друг друга — и в то же время оба знали, что, как только старик уснет, снова уединятся тайком. Но Авраам был оживлен: казалось, он проспал тысячу лет и теперь наконец пробудился.

В предыдущие вечера Хакон несколько раз гадал на рунах, комментируя прошлое и провидя будущее. Он обещал Марии-Терезе жизнь, полную любви и довольства, «Скорпионам» — вторую беспрецедентную победу в будущем году на Палио, Джануку — должность визиря по возвращении в Стамбул. Лукрецию, приехавшую с новостями, это очень заинтересовало, поскольку сама она гадала по руке и на картах. Руны сообщили ей, что впереди ее ждет ночь любви с высоким светловолосым чужеземцем — и ни она, ни Хакон не сомневались в том, что это предсказание исполнится очень и очень скоро.

Только будущее Жана оставалось невыясненным, и теперь, поддавшись действию выпитого вина и близости любимой, к которой пока нельзя было прикоснуться, он решил, что ему необходимо отвлечься.

— Ну-ка, Хакон, давай заглянем в сумерки моей судьбы.

Скандинав снова высыпал руны на зеленую ткань, расстеленную на плитках, перевернул их, перемешал и заставил Жана тоже перемешать их.

— А теперь, — произнес скандинав серьезным голосом, которым всегда делал предсказания, слегка гнусавым, чрезмерно внятным, так что остальным приходилось делать над собой усилие, чтобы не расхохотаться, — сосредоточься на своем вопросе, заключи его в самое свое сердце и выбери три руны. И положи их перед собой так, как тебе покажется правильным.

Жан подумал о любви — и сделал так, как ему велел Хакон. Скандинав заставил его перевернуть их по очереди, характеризуя каждую кость по мере ее появления.

— «Рад». Прямая. Я бы сказал, что ты отправляешься в путешествие и ты…

Его прервал общий смех.

— Это нам и без вмешательства духов известно, скандинав. Иначе я зря набивал ваши седельные сумки! — крикнул Матиас.

Хакон скорчил обиженную гримасу и продолжил предсказание:

— Извольте слушать. Эта руна связана с богом Одином. Здесь, в Италии, он — Меркурий. В некоторых культурах он — ворон. И везде может означать обман.

— Ты это слышал, Демон? — крикнул Фуггер птице, гордо восседавшей у них над головами на ветке каштана. — Даже руны тебе не доверяют!

Перебивая их шутки, Хакон добавил:

— Говорится о путешествии, в котором может произойти все, что угодно. Но следующие руны сообщат нам о его результатах. Переверни следующую, пожалуйста.

Пряча улыбку, Жан перевернул среднюю кость.

— Она похожа на стрелу, которая летит к тебе, Жан. Пригнись! Особенно если ее выпустил я!

Джанук засмеялся — пока не увидел лица Хакона. Великан немного побледнел, и голос его перестал звучать так напыщенно.

— Это «тир». Перевернутая. Бог войны. Посмотрите, я ношу такую руну на шее. — Он вытащил из-под куртки шнурок с металлической стрелой. — Когда эта руна прямая — это руна силы, отваги и даже безумия в битве. Знак берсеркера.

Он на мгновенье замолчал, разглядывая кость.

— А когда она перевернутая? — спросила Бекк, присоединяясь к их кружку.

Хакон не ответил, сказав только:

— Последнюю, Жан.

Когда тот послушался, все увидели изображение, похожее на открытую пасть, собравшуюся проглотить оставшиеся кости. Только Жан успел увидеть тень, которая возникла в глазах скандинава. Возникла — и тут же исчезла, когда на Хакона посмотрели остальные.

— «Пьорт». Перевернутая. Значит, все в порядке. Похоже, твое желание исполнится.

Хакон взял все три руны и перемешал их с остальными. Его неожиданная поспешность всех удивила, но Хакон отмахнулся от вопросов, сказав, что гадание на рунах — вещь ненадежная, и отказался продолжать. Вместо этого он начал веселую и длинную историю, где говорилось о хитрых парнях-фермерах, королях троллей и прекрасных девицах, у которых под платьями прятались коровьи хвосты. Скоро все уже снова хохотали.

Позже, когда Фуггер и Мария-Тереза заснули, невинно обнимая друг друга, когда Авраам наконец задремал, а Джанук ускользнул в город, Жан наблюдал за тем, как Лукреция направилась в дом, бросив Хакону многозначительный взгляд. Тот медленно поднялся и направился следом. У дверей Жан догнал его и взял за плечо.

— Что ты увидел, Хакон?

Хакон пожал плечами:

— Ничего. Это не имеет значения. Мы просто шутили. А с рунами этого делать нельзя. Моя мать говаривала…

Встретившись с серьезным взглядом Жана, он замолчал.

— Что ты увидел? — тихо повторил свой вопрос Жан.

Хакон взглянул на него в упор.

— Ладно, я тебе скажу. Неважно, какой именно вопрос ты задумал. Твой настоящий вопрос скрывался глубже. «Пьорт» — это стаканчик для костей. Риск. Если эта руна перевернута, она означает двойную опасность, двойной риск. Он связан с «рад», с путешествием и тем, что ты пытаешься сделать. С твоей целью.

— А стрела? Направленная в мою сторону? Она тоже была перевернута, так?

Хакон посмотрел за спину Жана, на Бекк, которая осторожно вынимала руку из-под головы отца.

— Да, — быстро проговорил он. — Бог войны, перевернутый. Трудности, борьба, большой риск.

— Мы это и так знали.

— Она приобретает еще один смысл, соединяясь с предательством «рад», Меркурия.

— Какой же?

Бекк уже направлялась к ним. Хакон понизил голос:

— Предательство. Кого-то близкого. Очень близкого.

— Очень близкого?

— Да. Если бы я позволил себе предположить… то кто-то, кто был здесь сегодня, тебя предаст.

Жан смотрел, как его друг исчезает в доме. Ему на плечо легла рука. Жан повернулся, но какое-то мгновение не видел глаз, которые успел полюбить. Он видел только стрелу, которая летела на него из алого пламени очага. Стрелу предательства.

Часть третья. РАСПЛАТА

Глава 1. АДСКИЙ ОГОНЬ

Фенрир первым сообщил о том, что что-то не так.

Он, как всегда, бежал далеко впереди. Зверь постоянно убегал вперед, предупреждая людей о засадах разбойников на горных перевалах, о стаях волков, о деревушках, спрятавшихся в лесу. По ночам его острый нюх и слух позволяли остальным спокойно спать, не опасаясь, что Фенрир разбудит их без причины. Путники имели возможность десятки раз убедиться в том, что инстинктам зверя можно доверять.

Вот почему когда Фенрир прибежал к ним обратно, прижав уши и ощетинив шерсть на загривке и хребте, словно по ней провели щеткой, когда он спрятался за лошадью своего хозяина и протяжно и тихо зарычал, все поспешили устроиться в седлах покрепче и взялись за оружие.

— Рыцари с большой дороги? — негромко спросил Жан у Фуггера, который ехал рядом с ним.

Фуггер прикоснулся кончиками пальцев к своей культяпке. От одного упоминания об этой немецкой разновидности грабителей у него заныла отсутствующая рука.

— Не исключено. По моим расчетам, мы въехали в Баварию примерно шесть часов тому назад. Теперь мы на их территории.

— Моего Фенрира не испугала бы шайка неимущих дворянчиков. — Хакон спешился, чтобы успокоить своего пса. — Посмотрите-ка на него. Он испуган.

Фенрир стоял, продолжая рычать и щетиниться, несмотря на ласки хозяина.

— Фуггер, ты не знаешь, что там может находиться впереди?

Джанук на всякий случай натянул на лук тетиву.

— Если память мне не изменяет, небольшой городок под названием Марсхейм. Он славится своим аббатством, а аббат прославлен своей приверженностью ко греху. Он из тех людей, из-за которых католики стали в Германии настолько непопулярны, что подвигли нашего Лютера на его святое восстание.

Едва Фуггер пересек границу одного из германских государств, как немедленно снова почувствовал себя протестантом.

— Именно в таком месте наш архиепископ пожелал бы остановиться на ночь, — заметил Жан.

— Что скажете? — Хакон начал почесывать Фенрира за ухом. — Не послушаться ли нам предостережений моего пса? Разбить здесь лагерь, а на рассвете отправиться на разведку, как всегда?

Жан почувствовал, что все взгляды устремлены на него. Ему следовало принять очередное решение. С каждым разом это давалось ему немного легче. Он всегда выслушивал советы, даже те, что давал пес. Но после обсуждения последнее слово все равно оставалось за ним. Это Жан настоял на том, что не следует спешить, когда за неделю до этого путники в первый раз догнали отряд Чибо — в лесу, в Австрии. Тогда возникла идея (в первую очередь у Хакона) атаковать ночью. Три недели утомительной езды по высокогорным перевалам, куда еще не пришло лето и где временами приходилось пробираться сквозь снежные заносы, измучили всех. Жан даже решил позволить отряду Чибо оторваться от них на несколько дней, когда Джанук начал маяться животом и не смог продолжать путь. У противника не меньше пятидесяти солдат, так что Жану необходимы все его спутники. И к тому же, несмотря на то что шестипалая рука властно тянула Жана к себе, он сознавал, насколько до сей поры ему везло. Ему удалось пережить виселицу и галеру. А врываться в военный лагерь — даже когда большинство солдат спит — значило слишком дерзко бросать вызов судьбе. И потом, он почему-то ясно чувствовал, что именно этого хотел бы Чибо.

У него имелась еще одна причина стараться сохранить свою шкуру в целости. Бекк обещала, что, когда она встретится с ними в родном городе Фуггера, Мюнстере, то поцелует каждый ее дюйм. Если этот дюйм не будет обезображен раной.

Мысли Жана прервало взволнованное карканье. Демон, который до сей поры мирно отдыхал на плече у своего хозяина, внезапно взлетел в воздух и, захлопав крыльями, быстро улетел вперед.

— Падаль, — пробормотал Фуггер. — У моего ворона чутье на мертвечину.

Жан принял решение:

— Мы прислушаемся к животным, но проедем немного вперед. Возможно, нам станет понятно, что так встревожило нашего Фенрира и чем прельстился Демон.

Отряд двинулся дальше, вниз по окруженной буками дороге. Солнце уже клонилось к западу, четко освещая след колес, оставленный накануне каретой архиепископа.

— Впереди будет небольшая гряда холмов, — сказал Фуггер. — Кажется, с нее открывается вид на аббатство, а сразу за ним лежит город.

Однако они не успели выехать на то место, о котором говорил Фуггер: их остановили сразу три вещи.

Во-первых, ветер, перемену которого первым заметил Демон, теперь налетел на них с той стороны, в которую они направлялись. И он принес с собой слабый, но безошибочно узнаваемый крик. Во-вторых, начал звонить колокол, но не ровными ударами, которые служили бы призывом или предостережением. Он ударил один раз, потом — еще один, потом быстро три раза подряд. Потом замолчал. Другой колокол ударил всего один раз и тоже замолчал.

— Как странно они звонят в колокола, эти баварцы, — заметил Джанук. — Что…

Он так и не задал свой вопрос, потому что в этот момент третье происшествие на какое-то время прекратило все разговоры.

Большой полосатый кот появился впереди на дороге. Фенрир заворчал, но Хакону даже не пришлось его удерживать: пес не рвался вперед. Кот двигался как-то странно: он волочил заднюю часть туловища по земле, словно у него был перебит позвоночник. Но это было не так, потому что потом он вскочил, пробежал несколько шагов вперед на четырех лапах, затем снова шлепнулся и пополз, не переставая мяукать.

Позади него появился черно-белый пес, городская дворняжка. Казалось, он преследует кота. Однако он пробежал мимо него прямо к их лошадям. Там он остановился, и на этот раз Фенрира пришлось удерживать. В следующую секунду, не обращая никакого внимания ни на людей, ни на волка, пес отбежал в сторону и принялся атаковать придорожный валун. Яростно рыча, он бросался на камень, пытаясь укусить его или вывернуть с места лапами. Пасть собаки наполнилась кровью, зубы вылетали из челюсти, когти ломались — ничто не останавливало бешеную атаку. А потом собака воздела к небу окровавленную морду и, протяжно завыв, бросилась бежать. Дважды она заваливалась на бок, а потом исчезла в лесу. А кот тем временем просто лег.

— Мертв. — Хакон слез с седла и поднял тело. — Бедняга.

Фенрир заскулил и ткнулся носом в хозяйскую руку.

— Мы поедем дальше, Жан? — спросил Фуггер, надеясь услышать «нет».

— Наверное, надо. — Жан спешился. — Но медленно. Давай все-таки посмотрим с твоей гряды.

И тут они обнаружили следующий труп. На этот раз человеческий.

Демон, каркая, ссорился на липе с вороной. Труп застрял между двух веток на склоне у самой дороги. Казалось, какой-то человек попытался забраться выше, но упал: его нижняя рубаха трепетала на ветке примерно в дюжине шагов выше его. У корней деревьев валялась разорванная пополам монашеская сутана. Обнаженное тело было покрыто глубокими царапинами. Джанук поднялся на склон, чтобы получше рассмотреть труп.

— У него под ногтями мясо, а руки покрыты кровью, — объявил он сверху. — Наверное, его убило падение: судя по виду, у него сломан позвоночник. Но… — Он немного помедлил. — Возможно, смерть стала для него благословенным избавлением. По-моему… по-моему, он пытался содрать с себя кожу.

— Святый Боже! — прошептал Фуггер. — Что это за безумие?

Жан пробрался через невысокие кусты на склоне, остальные следовали за ним. Когда они оказались на том месте, где начинался спуск, то собрались вместе, чтобы посмотреть вниз, на долину.

— Я не очень хорошо вижу вдаль. — Жан повернулся к своим спутникам. — У кого самые зоркие глаза?

Хакон поставил ногу на низкую ветку дуба.

— В детстве я ел почти одну рыбу. Моя мать всегда говорила, что рыба очень полезна для глаз. — Он быстро вскарабкался на дерево; его крупное тело было тем не менее очень ловким. Пригибая голову, чтобы ветки не мешали ему видеть, Хакон посмотрел вниз. — Я вижу каменную ограду, окружающую сад. В центре стоит большой каменный дом.

— Это должен быть монастырь! — отозвался Фуггер. — А монахи там?

— Не вижу… Постой, там началось какое-то движение. По саду ходят какие-то люди. Похоже… похоже, они танцуют. А дальше поднимается какой-то дым.

Порыв ветра вынесся из-за горы. И все расслышали слабый звук смеха. Он звучал как-то странно, словно был совершенно лишен веселья.

— Дальше находится город, так, Фуггер? — спросил Жан.

— Да.

— Хакон, слезай. Если город тоже горит, то у нас очень мало времени. Давайте отправимся и посмотрим, что там происходит.

Испытывая немалую тревогу, они снова сели в седла и начали спуск. Но если людям не хотелось ехать дальше, то Фенрир и вовсе чуть было не отказался продолжать путь. Только строгий приказ Хакона привел пса в движение, но и тогда он держался позади коня своего хозяина и поскуливал.

Моросивший почти весь день дождик при приближении к монастырю превратился в настоящий ливень. Издали казалось, что ворота открыты, но, подъехав поближе, путники обнаружили, что одна огромная окованная железом створка лежит на земле, а вторая висит на одной петле. Под провисшим концом второй створки валялся голый мужчина. Он беспомощно дергался, а его руки были придавлены, словно он пытался удержать падавшие ворота.

Жан, Джанук и Хакон втроем едва смогли приподнять створку ворот настолько, чтобы Фуггер вытащил из-под нее плачущего монаха. Они отрезали несколько полос ткани от лежавшей рядом сутаны и перевязали его раздавленные руки. Пока они занимались этим, голый человек постепенно перестал плакать, а его взгляд устремился к небу.

Когда перевязка была закончена, монах наклонился к Фуггеру и прошептал:

— Берегись, брат! Дьявол бросил в мир свое пламя. Пришли огни святого Антония, и теперь Судный день уже близок. Если только я не смогу закрыть перед ним ворота.

С этими словами монах встал и попытался ухватить своими переломанными пальцами створку ворот. И никакими усилиями Фуггеру не удалось отвлечь беднягу от его дела.

Услышавший эти слова Жан отошел чуть в сторону. Он так сильно побледнел, что Хакон приблизился к нему и дотронулся до его плеча.

— В чем дело? — спросил скандинав.

— Огни святого Антония, — ответил Жан.

— Не принимай всерьез слова сумасшедшего. Он одержим злым духом, бесом. Вот и все.

Жан посмотрел на своего товарища:

— Нет, это далеко все. Он — один из множества. Когда огни святого Антония захватывают город, то одержимыми становятся все. Когда я был маленький, такое произошло в соседней деревне. Она исчезла с лица земли. Половина жителей умерла. Прочие сошли с ума. Изгнать дьявола удалось только из немногих.

— Погоди! — К ним подошел Фуггер. — Я тоже слышал о таком. Целые деревни сходят с ума. Они прокляты видениями ада и гибнут в огне, который виден только им самим. А на тех, кто пришел со стороны, проклятье не распространяется. Чужаки могут только наблюдать за происходящим, не разделяя этого ужаса.

Джанук ушел посмотреть на то, что делается за стенами, и вернулся как раз вовремя, чтобы услышать слова Фуггера.

— Это не совсем так, — вставил он. — В некоторых районах Турции происходили сборища джиннов — вопящих демонов. Люди говорят о пламени и других ужасах. Говорят, что демоны входят в тело через рот, из воздуха, из хлеба или воды. Поэтому, друзья мои, не открывайте ртов. Оберните лица куском ткани, дышите только носом. Не ешьте и не пейте, пока мы отсюда не уедем. И старайтесь как можно меньше разговаривать.

Товарищи отрезали новые полосы материи от сутаны и завязали себе лица. Джанук внимательно проследил за этим, а потом добавил:

— Следуйте за мной. Вам нужно увидеть еще кое-что.

Вытащив оружие из ножен, они вошли на территорию монастыря. За воротами стояла брошенная карета архиепископа, которую они видели по пути. Один из кожаных ремней, на котором карета была подвешена над рамой, чтобы уменьшить тряску, был перерезан, так что все сооружение странно перекосилось. Кто-то, по-видимому, безуспешно попытался запрячь лошадей: две стояли уже в постромках, а еще две забрели на грядку с морковью и паслись там. Грядки тянулись до главного монастырского здания — каменного острова в овощном море. Возле каждой грядки лежали тела: некоторые — голые, другие — одетые. Вокруг одной продолжали танец три монаха, которых Хакон заметил еще с холма: они старательно втаптывали в землю свои посадки. Хохот смешивался с плачем. Несмотря на дождь, от хозяйственных построек к небу поднимались столбы дыма, но в самом монастыре дыма не было. Путников встретило безмолвие.

— Дальше я не ходил, — сказал Джанук. — Дальше пахнет как-то не так. Принюхайтесь!

Все четверо подняли завязанные тканью лица.

— Фу! — Хакон отвернулся и сплюнул. — Что это?

— Пахнет… пахнет мышами! — проговорил Жан.

— Мышами, точно! И… старой мочой. — Фуггера передернуло. — И ты считаешь, что нам следует туда зайти?

— Иисусе, помилуй! Я горю!

Этот мучительный крик вырвался из темного входа. И сразу же завопило несколько голосов, словно первый подал им сигнал.

— Ну что, спустимся в ад, господа?

Темно-серые глаза Джанука искрились над коричневой тканью, закрывшей ему нижнюю половину лица.

— Карета Чибо брошена. Он либо в городке, либо здесь, — ответил Жан, повысив голос, чтобы перекрыть вопли. — Так что я захожу.

Держа меч наготове, Жан вошел в здание монастыря. Остальные последовали за ним. Они оказались в коридоре, низком и темном. Неяркий вечерний свет поглощали каменные плиты пола и дубовые панели, которыми были обшиты стены. В темноту уходила лестница. По обе стороны коридора оказались двери, одна — открытая, вторая — закрытая. За закрытой дверью слышалось монотонное бормотанье, словно кто-то что-то считал. Через полуоткрытую дверь в коридор вырывались крики.

Концом меча Жан распахнул дверь пошире. Сначала темнота сгустилась, но потом стали различимы фигуры, которые двигались, словно в тумане. Неожиданно одна из них бросилась к ним, крича нечто невнятное. Жан подался в сторону, уклоняясь от тяжелого золотого кадила — какой-то монах раскрутил его, словно кистень. Удар пришелся в стену рядом с Жаном, и запах сандала и ладана облаком разлетелся вокруг, на время заглушив вонь от мышей и мочи, которая ощущалась в этом помещении сильнее всего. Монах с воплем попытался снова замахнуться разбитым кадилом, но Жан посторонился и сильно ударил его по голове мечом, держа клинок плашмя. Безумец упал к ногам Жана.

Крики в комнате усилились. Заглянув внутрь, спутники смогли разглядеть множество людей, которые занимали все ее пространство, жались в углах, толпились у камина. Одетые и обнаженные, они голыми руками били себя и друг друга, вырывая клочья волос. У всех были тонзуры — это были монахи. Солдат из сиенского отряда среди них не оказалось.

Когда дверь в комнаты закрылась, вопли стали тише. За закрытой створкой второй двери по-прежнему мерно звучал одинокий голос. Помедлив у двери, они разобрали, что он повторяет одни и те же слова: «Здесь я стою, Царь Иудейский. Я не могу иначе, Царь Иудейский».

— Ересь на ереси, — пробормотал Фуггер. — И против Христа, и против Лютера.

— Если за этой дверью нас не ждет ничего страшнее ереси, — с этими словами Хакон перекрестился, — то я буду вполне доволен, Фуггер.

А потом он поднял свою громадную ногу и вышиб дверь.

В этой комнате оказалось настолько же светло, насколько было темно в помещении напротив. Повсюду горели свечи. Сотни свечей наполняли комнату своим сиянием: они были закреплены на каминной решетке, подвешены под потолком на металлических рамах, засунуты в неровные отверстия, проделанные в стенах, покрывали длинный обеденный стол, где их разделяло расстояние всего в несколько пальцев. Только один участок стола был свободен от танцующего пламени, но внезапный яркий свет настолько ослепил спутников, что они не сразу поняли, что именно видят. Поначалу было только понятно, что тень имеет форму человеческого тела. И лишь когда глаза немного привыкли к яркому свету, стало видно, что на столе распят человек.

Он был маленького роста, но толст, и огромное брюхо выпячивало сутану вверх. Он был прибит к столу тремя стилетами: по одному в каждую руку и еще одним — в скрещенные ноги. Вокруг него растекалась лужа крови. Кое-где ее задерживали свечи, словно бревна в русле реки. Он потерял уже очень много крови.

Фуггер отвернулся: у него не было сил смотреть на такое. Жан, Хакон и Джанук взялись за кинжалы и по сигналу Жана резкими движениями вырвали их из тела. Бред, заставлявший несчастного повторять одни и те же слова, оборвался отчаянным воплем и сменился глубоким обмороком.

Джанук поднял свой стилет:

— Итальянский?

— Сиенский. Посмотри на основание клинка.

Там, почти у самой рукояти, виден был знакомый им символ — боевой петух контрады Чибо.

— Похоже, у нас с этим человеком общие враги.

Жан бросил кинжал в дверь, и он застрял в ней, слегка подрагивая.

Пока Джанук и Хакон, вооружившись канделябрами, отправились обыскивать верхние этажи монастыря, Жан с Фуггером остались, чтобы перевязать кровоточащие раны монаха. Они успели перебинтовать ему руки и ноги полосами материи, оторванными от скатерти, и понесли его к креслу, стоявшему у камина, когда он с криком пришел в себя.

— Я на небесах? Я пришел к моему Спасителю?

— Ты по-прежнему на этой земле, брат, — ответил Фуггер.

— Тогда кто же вы, что прячетесь под этими масками? Вы заодно с этим проклятым Чибо и его дьявольскими приспешниками? Если так, то лучше бы вы оставили меня умирать, слабо подражая Господу нашему, ибо вы принесли проклятье в Его обитель.

Жан положил руку на плечо монаха:

— Мы ищем архиепископа, но не с добрыми намерениями. Он наш враг.

— Вдвойне проклят тот, кто приходит с дружеским поцелуем, а оказывается врагом и предателем.

— Аминь. Что здесь случилось, брат?

Человек посмотрел на Фуггера, который своей единственной рукой неловко пытался поудобнее устроить ему ноги, и, несмотря на боль, улыбнулся.

— Меня не называли братом с тех пор, как на меня легли заботы об этой Господней обители. Приятно снова слышать такое обращение.

— Вы — аббат Марсхейма? — спросил Жан.

— Да. Как бы мне хотелось оставаться простым монахом и не дожить до событий этого дня!

— Что здесь случилось, отче?

— Сын мой, я говорю на пяти языках, но ни в одном из них не нахожу слов, чтобы описать то, что здесь сегодня случилось. Но скажи мне: моя паства, мои монахи — что с ними?

В эту минуту вернулись Хакон и Джанук. В ответ на вопросительный взгляд Жана они покачали головами, давая ему понять, что наверху творится то же, что и внизу: еще один круг ада.

— Нечто… овладело ими, — сказал Жан.

— Это — демоны, которых выпустил на свободу Чибо. До его приезда их тут не было.

— Расскажите нам, отче.

Аббат рассказал им о том, как приехал итальянец. Надменно потребовал, чтобы ему предоставили ночлег. Он ожидал иного приема, потому что монастырь славился своими винными погребами и разнузданными нравами.

— Несомненно, он полагал, что здесь все так же, как он привык видеть в Италии. Но в Германии найдутся и такие, кто, не одобряя устроенного Лютером хаоса, смог оценить многое из того, что он сделал. Дом Господень был развращен, и я, увы, являлся добровольным участником этого разврата. Но это — в прошлом! Я привел мою обитель в порядок, вернулся к простым добродетелям монашеских обетов. Я начал поститься и уже неделю не вкушал ни хлеба, ни мяса. Как вы видите, я вполне мог себе позволить такое воздержание. — По пухлому лицу пробежала мягкая улыбка. — Это не понравилось его высокопреосвященству и его безумному брату. Они захватили мой монастырь, они уговорили монахов вернуться к их прежней развратной жизни, доставили из городка вино, хлеб и даже женщин.

Аббат поморщился от неприятных воспоминаний.

— Я понял, что дьявол снова оказался среди нас. Я не нарушил своего поста, но остальные принялись нажираться, словно дорвавшиеся до корыта свиньи. Почти все мои монахи присоединились к ним. Но что-то… что-то произошло. Открылась дверь, и в мир вырвался Зверь. Этим утром брат Андреас бросился с колокольни, крича, что его ожидает пламя ада. У него были сломаны обе ноги, но он вскочил и выбежал за ворота. И это — только начало. Скоро во всех вселились бесы: в моих монахов, в итальянцев — во всех. А поскольку во мне беса не было и я попытался изгнать бесов из них, они набросились на меня и учинили это святотатство.

Он поднял свои перебинтованные руки и с ужасом воззрился на них.

Жан наклонился к аббату:

— А куда они ушли, отче?

— Наверное, в город. Почти все солдаты остановились там. Они кричали, что им нужна защита армии.

Какой-то шорох у двери заставил собеседников повернуться к двери. Там возникло перепуганное лицо какого-то монаха — и его схватили, не дав убежать.

— Не причиняйте ему вреда! — попросил аббат. — Это — мой исповедник, отец Ансельм.

Испуганного монашка завели в комнату. Увидев раны аббата, он заплакал.

— Сын мой, сын мой! — ласково проговорил аббат, ответно прослезившись. — Ансельм присоединился ко мне в поисках очищения. Он тоже постился и молился. Единственный. Единственный.

Жан увел своих товарищей из помещения, оставив плачущих монахов вдвоем.

— Слышал? Не одержимы демонами только те, кто не ел и не пил! — сказал Джанук.

— Но только они одни во всем этом проклятом Богом монастыре верили в Господа и стремились к Нему. Не понимаю, как ты можешь винить во всем пищу! Дьявол наносит удар там, где пожелает, — возразил Фуггер.

Жан вмешался, не дав Хакону высказаться:

— Будь то вкушаемое или искуситель, оставаться здесь не следует. То, что нам нужно, — в городе, в центре этого безумия. Это будет достаточно опасно. Но пока телохранители Чибо сражаются с бесовскими легионами, лучшего момента не предоставится — им не до нас.

— Воспользуемся удобным случаем, — согласился скандинав, кладя топор на плечо, — и покинем это ужасное место.

Садясь в седло, каждый по-своему попросил своего Бога о защите — и все четверо отправились в самое пекло огней святого Антония.

* * *

— Джанкарло!

«Какой чудесный голос! Как у мальчика-алтарника — такой же невинный».

— Вернись обратно, Джанкарло. Высокопреосвященство. Джанкарло Чибо. Обратно на постоялый двор.

«Но я только что оттуда!»

Он попытался найти взглядом ангельское личико, но оно переместилось: словно тень скользнула и остановилась по другую его руку.

— Там теперь все по-другому. Порядок. Восстановлен. Любовь. Вернулась. Там друзья, брат: плоть от твоей плоти, кровь от твоей…

«Крови».

Теперь он вспомнил. Именно кровь заставила его уйти из той дымной комнаты. Его собственная кровь, которую он выкашливал в немыслимых количествах, так что задохнулся бы, если бы не глотнул свежего воздуха. А потом еще чья-то кровь — он забыл, чья именно. Большие мужчины с оружием вдруг очень испугались. Испуганные животные убегают или вступают в бой. Бегство привело их в город, прочь от бойни в монастыре. Но от демонов таким образом не скрыться. Демоны успели туда еще раньше их.

— Но они ушли. — Сладкий голос доносился теперь сверху, словно спускаясь по солнечному лучу. — Разве ты не слышал? Пойди и убедись сам. Ведь в этой конюшне тебе ничего не нужно, правда, Джанкарло?

Ему ничего не нужно было — теперь. Теперь, когда он узнал истину, которая все изменила.

Ад вовсе не похоронен где-то глубоко внизу. Его своды находятся всего в дюйме от потрескавшейся корки из шкур и старых костей, которая служила полом конюшни. Ад находился прямо у него под ногами. Нет, это не совсем так. Там находятся адские узилища, и, если он топнет ногой, страдальцы снова услышат его и поднимут свои жуткие вопли. Но ад вырвался из своих хрупких границ. Ад воцарился во всем мире.

— Да, Джанкарло, да! Ад — повсюду. Но не на постоялом дворе. Где твои друзья.

«Таким сладким голосом нельзя лгать», — подумал Чибо.

Он ошибся.

Открыв дверь постоялого двора, он не обнаружил там никаких друзей, никаких братьев. Бешеные псы рычали друг на друга, оскалив зубы. У них были тела людей, но и только. Джанкарло всегда знал, что его брат — оборотень. Ради того, чтобы быть хорошим правителем, он сдерживал эти наклонности. И вот теперь Франчетто стоял на подоконнике совершенно голый и выл на луну, которая была видна только ему одному, — где-то рядом с огненным шаром солнца. Внизу стая тех, кого раньше называли его солдатами, огрызались на какого-то человека. Они обнажили оружие — такого оружия Джанкарло никогда прежде не видел. В руке у одного извивались лопатоголовые крысы, составившие покрытую мехом плеть. Ножка кресла заканчивалась лезвием косы, горшок ощетинился кинжалами. И все это было выставлено, чтобы защищать их господина, потому что этот человек в плаще и шлеме пытался приблизиться к воющему герцогу с совершенно очевидной целью: он намеревался стащить оборотня на пол и придушить.

Что-то в этом человеке показалось архиепископу знакомым. Джанкарло Чибо попытался заговорить, отдать приказ — но его голос звучал слишком медленно, искаженно и басовито. По сравнению с ним все остальные звуки казались нормальными: вопли на улице, вой на подоконнике, крики проклятых под тонкой коркой у него под ногами. Наконец архиепископу удалось выдавить из себя нужное слово:

— Геенеериххх!

Тот человек его услышал. Он начал поворачиваться — так же медленно, как звуки, приходившие к архиепископу.

При первом же взгляде на его обезображенную плоть Джанкарло Чибо завопил. Как и слова, вопль ворвался в замедлившийся мир, где время прекратило нормальный ход.

Генрих фон Золинген никогда не был красивым мужчиной, а слезы девственницы уничтожили почти все то, что оставалось в его лице человеческого. Однако теперь Чибо увидел нечто такое, что наконец синхронизировало его вопли со временем. Когда глаза Генриха повернулись так, чтобы устремиться на его господина, длинная змея выскользнула из пещеры одной глазницы и очень медленно переползла в другую.

Чибо перестал бежать только тогда, когда прижался спиной к городскому колодцу. На главной площади Марсхейма пламя сменилось льдом. Холод проник в его тело, подобно ледяным ножам, останавливая дыхание и выбивая из горла сосульки крови.

Что-то шевельнулось у него на груди. Он попытался опустить глаза, но оказалось, что для этого нужно сделать огромное усилие.

«Что может там оказаться, под складками моего плаща? — подумал он. — У меня там карман… Нет, кошель… Или… Да-да: мешочек! А в нем что-то лежит».

Он заставил свои глаза опуститься. У него на груди висел мешочек. Он был сшит из пурпурного бархата, однако при этом почему-то был совершенно прозрачным, потому что Чибо разглядел внутри указующую на него руку с шестью пальцами. И как только он ее увидел, рука сжалась в кулак и принялась бить его в грудь. И архиепископ Джанкарло Чибо понял, что этот стук не прекратится до тех пор, пока его сердце не разлетится на тысячу ледяных осколков.

— Иисусе, помилуй! — крикнул он, ощущая, как по его телу растекается мучительная боль.

На коже земли появилась трещина. Ад медленно разверзался перед ним, и каждый новый удар Английской Ведьмы загонял архиепископа все глубже. И остановить свое падение он не был в состоянии. Остались только эти удары — и жар, такой сильный, что у него начала расплавляться кожа.

— Иисусе! — снова воззвал Чибо, понимая, что это станет его последним словом.

Джанкарло Чибо бросил прощальный взгляд на дорогу — ту, что вела мимо монастыря и уходила в горы, на юг, к его родине.

На площадь выехали четыре всадника. Ну, хотя бы эту картину он ожидал увидеть: четырех всадников Апокалипсиса, которые явились возвестить конец мира. Их следовало приветствовать, ибо их появление означало, что спускаться в ад будет большая компания. Возможно, настолько большая, что дьяволу станет некогда заниматься каким-то жалким архиепископом. Однако и здесь крылось нечто неправильное. Из четырех всадников только двое должны были быть провозвестниками войны. А здесь, в Марсхейме, все четверо держали в руках оружие.

— А где мор? Где голод? — возмущенно крикнул им Чибо. И только потом понял, что совершил ошибку.

До этой минуты они его не замечали. А теперь заметили.

В том человеке, который спешился, было нечто знакомое. Чибо знал, что уже видел его. И когда этот человек протянул руку и снял у Чибо с груди руку Анны Болейн, тот понял, где именно они встречались. Он даже вспомнил имя.

— Ромбо! Жан Ромбо! — прохрипел Чибо.

Палач не подал вида, что слышит, он продолжал смотреть на бархатный мешочек. Он даже не взглянул на Чибо — просто выпрямился и пошел прочь. Это раздосадовало архиепископа. Он заслужил большего. Ведь он оставил этого человека гнить в виселичной клетке! Неужели он не достоин мщения?

— Убей меня! — Чибо вдруг обрел дар речи и начал говорить совершенно внятно. — Ты не можешь бросить меня здесь. Убей меня!

Палач не оборачивался, пока снова не сел в седло. А там он произнес что-то, чего Чибо до конца не расслышал. И потом все четверо всадников уехали с площади. Ад снова разверзся, и новые мольбы Джанкарло Чибо потонули в воплях проклятых.

* * *

Жан сказал вот что:

— Ты в аду. Зачем мне тебя освобождать?

Хакону и Джануку это было совершенно непонятно. Смертельный враг оказался в полной твоей воле — как можно упустить такой случай?

Жан не мог объяснить этого. В тот момент, когда он увидел Джанкарло, съежившегося у городского колодца, покрытого кровью и блевотиной, он подумал: «Здесь все закончится. Я использую мой меч — возможно, в последний раз в жизни, — чтобы отрубить голову нашему врагу». Однако его остановила сама Анна. Она не явилась к нему в блеске небесного света и даже не прошептала нечто в его мыслях. Он просто вспомнил слово, которое он произнес при ней; слово, которым он поклялся. Это воспоминание принесло с собой прикосновение отрубленной руки, которую он ощутил сквозь ткань бархатного мешочка. Той руки, которую он поцеловал и по поводу которой она сама пошутила. Та рука, которую он поклялся спасти от сил ненависти, воплощенных в человеке, скорчившемся у его ног.

Тем словом была «любовь». Жан вдруг понял, что, если он сейчас залил бы эту руку кровью — каким бы оправданным ни выглядело пролитие этой крови, каким бы благоразумным ни был такой поступок, — это противоречило бы духу клятвы королеве. Жан уже не раз обагрял свои руки кровью, пытаясь вернуть ее руку. И теперь он получил ее обратно, и это оказалось настолько легко по сравнению с тем, через что он уже прошел! И когда его долг был почти исполнен, ему захотелось вернуться к самой основе давней клятвы, к тому единственному слову. К любви.

Жан не мог объяснить этого своим друзьям. Он не отличался красноречием, а они, как и он сам, были воинами и не привыкли к подобным утонченным чувствам. Но тут ему в голову пришла новая мысль, которая заставляла его улыбаться, пока они покидали город, где все еще пылали огни святого Антония. Одним из преимуществ положения предводителя являлось то, что он не обязан никому ничего объяснять.

Глава 2. ОСАДА

— А более безопасного пути ты не знаешь? — спросил Жан у Фуггера.

Они уже три дня ехали по главной дороге, которая вела из Марсхейма на север. Три дня — а они едва смогли пересечь границу Баварии, да и то лишь благодаря тому, что Жан с Хаконом вспомнили кое-какие католические молитвы. Их хватило, чтобы убедить большой отряд стражников в том, что они — не еретики-лютеране.

По другую сторону от границы, в Вюртемберге, они в тот же день вынуждены были доказывать свою принадлежность уже к другой вере. И на площади маленького городка Фуггеру пришлось пересказывать учение Маленького Монаха недовольным и подозрительным подмастерьям.

— Будьте осторожны на северной дороге, — предупредил их один из допрашивавших, который оказался немного дружелюбнее остальных. Он многозначительно постучал себя по носу грязным пальцем. — Братство Башмака выслеживает отряды вроде вашего.

Позже Фуггер рассказал им о крестьянском восстании двадцать четвертого и двадцать пятого, которое проходило под знаком деревянного башмака, какие носит простонародье.

— В конце войны большинство перебили их бывшие хозяева, — добавил он, — но некоторые, похоже, все еще скрываются у перевалов.

— Может, мне удастся умиротворить их словами Корана. — Джанук в религиозных диспутах не участвовал.

Вот тогда-то Жан и задал свой вопрос относительно более безопасной дороги.

— Я знаю кое-какие лесные дороги, по которым почти никто не ездит, — признался Фуггер. — Но лесные дороги — странные, и езда по ним получается медленной.

— Никто не ездит так медленно, как мертвецы, — отозвался Жан. — Так что мы выберем твои странные дороги.

Однако очень скоро Жан пожалел об этом выборе. На главной дороге враги хотя бы видны: они держали в руках оружие и чего-то требовали. В темном лесу, среди теней, скрывались призраки. Они прятались за поросшими мхом пнями и стволами мертвых деревьев, в щупальцах, протянувшихся по покрытой прелым листом земле. Тропа по большей части была такой узкой, что ехать верхом было нельзя, и путники вели лошадей в поводу, спотыкаясь о корни деревьев, а длинные ветви сгибались над головами, заставляя людей сутулиться. Если и удавалось увидеть небо, то оно непременно оказывалось черным и угрюмым. Дождь постоянно стучал по кронам деревьев, но, казалось, никогда не проникал до земли. Свет был серым, а костерки, которые раскладывали по ночам, только притягивали темноту.

Все ушли в себя. Они только изредка обменивались отрывистыми словами. Мрак ночи не скрашивали рассказы. Страдали все, но сильнее всех — Хакон.

На пятый день после отъезда из Марсхейма у него началась «древесная лихорадка»: шагая перед своим конем, он начал что-то бормотать. На седьмой день он за каждым деревом уже видел троллей. А на восьмой схватил свой топор и бросился в лес, где начал рубить невысокий корявый дуб, который оскорбил его мать. Для человека, привыкшего к широким морским горизонтам, лесная глушь была невыносима.

В ту ночь, когда Хакон забрался высоко на ольху, пытаясь увидеть небо, оставив верного Фенрира выть у корней, Жан отвел Фуггера в сторону.

— Сколько еще это будет длиться?

— Недолго, — сказал Фуггер. — О нет, нет-нет, совсем недолго, правда ведь, мой милый Демон?

Ворон сдавленно каркнул, не потрудившись вытащить клюв из-под крыла.

— «Недолго» — это не тот ответ, какой мне нужен. — Жан внезапно разозлился, словно этот бесконечный лес был делом однорукого. — И почему ты снова начал болтать со своей птицей? Мне казалось, ты с этим покончил. — Он схватил пританцовывающую фигурку за шиворот и заставил остановиться. Однако ноги Фуггера продолжали чуть заметно шаркать по земле, а глаза перебегали с места на место. Жан постарался говорить мягче: — Дело только в лесу, Фуггер, или в том, что лежит за ним? Право, парень, мы все знаем, как трудно бывает возвращаться домой. Вот почему многие из нас так этого и не делают.

Однако Фуггер не слышал сочувствия в вопросе, не ощущал дружеского пожатия. Рука, что держала его за воротник, была твердой и холодной. И глядел он не в участливые глаза, а в злые зенки, жесткие как сталь, смотревшие на него с одутловатого, покрытого пятнами лица. И голос друга вдруг зазвучал как зазубренная сталь.

«Что ты натворил, Альбрехт? Где ты был эти семь лет?»

«Я потерял руку, отец. А потом — твое золото. А потом…»

— Фуггер! Фуггер! — Его энергично трясли. — Сколько еще нам ехать по лесу? Через сколько дней мы будем в Мюнстере?

— В лесу мы проведем еще один день и одну ночь. Мы приедем на место около полудня следующего дня.

— Хорошо.

Жан отпустил Фуггера, похлопал его по плечу и отправился помогать Джануку, который пытался уговорить Хакона слезть с дерева.

Фуггер уселся под серебристой березой и прижался щекой ко мху, который ковром расстилался у ствола.

Мюнстер! Он сам предложил его в качестве места встречи, когда Бекк заявила, что приедет к ним в Германию, как только Авраам будет в безопасности. Напрасно Жан уговаривал ее дожидаться их в Венеции — она не согласилась. Именно в тот момент Фуггер и предложил им свой родной город. Он сказал, что там их примут, дадут денег на дорогу и свежих лошадей. Но только он один знал истинную причину, по которой предложил именно этот город. Только так он и мог вернуться домой. «Посмотри, отец. Видишь, чего я достиг? Видишь, кто мои спутники? Послушай, как они отзываются о моих достоинствах, о том, как мужественно я вел себя во время испытаний, через которые мы прошли. Я — участник славного дела, которое совершается ради протестантской королевы».

Нет! Это не годится. На такое объяснение ответ может быть только один. И неважно, что Фуггер — взрослый мужчина, что он учился в университете, говорит на пяти языках и читает Библию по-гречески. Он потерял семейные деньги. Он не оправдал доверия семьи. И Корнелиус Фуггер, как всегда, поднимет руку к потолку, туда, где зазор между деревом и известью. И вытащит оттуда ореховый прут. Он высоко его поднимет и…

* * *

Все было так, как говорил Фуггер. К полудню десятого дня после выезда из Марсхейма лес поредел настолько, что даже Хакона это устроило: он наслаждался видом горизонта так, как едва не утонувший человек наслаждается глотками воздуха. Вскоре они уже оказались среди возделанных полей и виноградников, которые напомнили Жану Луару. Тропа, по которой они ехали, слилась с более широкой дорогой, и даже дождь прекратился. Августовское солнце снова согревало землю.

Путники начали подниматься на вершину холма, который, согласно обещанию Фуггера, должен был оказаться последним и откуда откроется великолепный вид на город. Но не успели они достигнуть вершины, как раздался глухой удар, который заставил их придержать лошадей.

— Что такое? Что это было? — спросил Фуггер, который поначалу беззаботно двинулся дальше.

— Что скажешь, Джанук? — спросил Хакон у хорвата. — Кулеврина или что-то в этом роде?

Янычар покачал головой:

— По-моему, это больше похоже на бомбарду. У них какая-то непонятная страсть преследовать меня. Я слышал их три месяца, ночь за ночью, пока ваш император осаждал Тунис. Бах, бах, бах! Мне едва удавалось удовлетворять моих жен.

— Кулеврины? Бомбарды? О чем ты говоришь?

Фуггер вернулся и поставил своего коня рядом с остальными.

— Ну что ж, лесной дух, — в одну из ночей Хакон твердо уверился в том, что их проводник — демон, который ведет их к погибели, — если только твои переродившиеся мюнстерцы не прослышали о твоем приезде и не решили таким образом приветствовать тебя, то это — звуки города, который атакуют с помощью пушек. А вот это, — добавил он, — мушкетный бой.

Треск выстрелов, смешавшийся с тремя новыми ударами пушек, сопровождал их во время последних трехсот шагов, остававшихся до вершины холма. И вот они увидели хорошо знакомую картину.

Город раскинулся на трех холмах. Его стены поднимались и спускались по склонам, окружая его со всех сторон. Перед ними был вырыт ров, а в двухстах шагах ото рва протянулся земляной вал. Однако вал не был сплошным: он представлял собой цепочку бастионов и огневых позиций. Не оставалось никаких сомнений: город осажден.

Жан повернулся к Фуггеру, который был настолько поражен увиденным, что даже перестал дергаться.

— Вот в чем недостаток окольных путей. По дороге сюда мы ничего об этом не услышали. Кто мог напасть на Мюнстер?

Фуггер прищурился, стараясь разглядеть позиции осаждающего войска.

— Даже не знаю, Жан. Разве что… Вокруг города очень много бело-синих флагов. С золотыми крестами.

— Ну и что?

— Это знак… Погоди! Конечно! Епископ Мюнстерский! Тот, кто хотел прекратить Реформацию. Конечно! — Фуггер схватил Жана за локоть. — Подавить! Наш город первым высказался в пользу Лютера. Католический епископ пытается вернуть его обратно в лоно Римской Церкви.

— О, прекрасно. Как раз то, что нам нужно. — Жан вздохнул. — Еще одна война.

— Священная война! — проговорил Фуггер. Глаза у него вдруг загорелись.

— А что, бывают какие-то другие? — Губы Джанука улыбались, но взгляд оставался мрачными.

Жан отвел свою лошадь чуть в сторону и целую минуту непрерывно витиевато ругался. Вот и конец надежде на скорую встречу с Бекк, немедленный отъезд во Францию со свежими лошадьми и новыми деньгами Фуггеров. Возможно, Бекк еще не успела добраться до города, возможно, как раз в эти часы она подъезжает к нему с юга. Но они покинули Монтепульчиано полтора месяца назад и двигались вперед очень медленно, со скоростью кареты архиепископа. А потом им пришлось пробираться через бесконечный лес. Так что если Бекк ехала одна и быстро, пользуясь главными дорогами, то должна уже оказаться на месте. И ей пришлось принимать такое же решение. Решилась ли она войти в Мюнстер и появиться в доме Фуггера? Если они с Бекк здесь разминутся, то им придется долгие годы разыскивать друг друга по всей Европе. Они могут ночью проехать в дюжине шагов друг от друга — и так и не встретиться.

На назначенную встречу необходимо явиться, как бы трудно это ни было.

«И на самом деле, — подумал Жан, — выбора нет».

Повернувшись к остальным, он сказал:

— Мы можем только спуститься вниз и выяснить, из-за чего идет эта война. В город до темноты нам не проникнуть.

Фуггер пришел в ужас:

— Проникнуть в город? Что ты хочешь этим сказать? Как мы проберемся сквозь линию осаждающих?

Жан посмотрел на Хакона и Джанука и мрачно улыбнулся:

— Ну, для этого всегда найдутся возможности. Бекк уже наверняка выяснила это. Ну что, пойдем и поищем среди этого сброда старых товарищей?

* * *

Иоганнеса разыскал Хакон. Или, вернее, получилось наоборот: старый мушкетер-швейцарец заметил громадного скандинава, когда отряд Жана остановился в пятый раз, чтобы начать расспросы среди осаждающих. Жан снова пустился в россказни о том, как они, мол, приехали, чтобы стать добровольцами, когда из группы раненых, лежащих на земле, раздался зычный окрик:

— Теперь я вижу, что за мной явился дьявол, ребята! Потому что вон там стоит его щенок!

— Иоганнес Брауман! — Хакон запрокинул голову и расхохотался. — Неужели тебе еще не надоели эти игры? Тебе ведь уже никак не меньше ста!

Хакон пробирался между стонущими, пока не оказался рядом с человеком, привалившимся к тележной оси. Подошли и прочие, в том числе и офицер, который расспрашивал Жана.

— Ты знаешь этих людей, Иоганнес? — спросил он.

— Вот этого большого олуха — знаю. Чуть не сломал мне хребет под Болоньей, когда свалился с моста. Что, остальные — твои друзья, Хакки?

— Друзья.

— Значит, в людях разбираются плохо. Профессионалы?

— Да.

— И умишка у них маловато, если они надумали предложить свои услуги на этой забытой Богом войне. — Старик попытался сплюнуть, но вместо этого закашлялся, и на его губах появились капли крови. Немного отдышавшись, он сказал офицеру: — Все в порядке, Пит, я могу за них поручиться. Наш Хакон не отличит анабаптиста от задницы его преосвященства.

Офицер кивнул и вернулся к своим делам. Иоганнес жестом пригласил остальных сесть на землю рядом с ним.

— Устраивайтесь поудобнее, друзья. Я бы отвел вас в свою палатку, но мне придется подождать, пока этот мясник, наш хирург, уделит мне толику внимания. — Он кивком указал на палатку, откуда непрерывно доносились громкие стоны. Отчаянный крик вдруг резко оборвался. — Да сжалится Господь над моим телом, а потом и над душой.

Жан посмотрел на старика. Это был рослый швейцарец, почти совершенно облысевший, если не считать ушей, откуда торчали густые клоки желтоватых волос. Лицо у него было изборождено глубокими морщинами, словно кто-то ножом прорезал десятки углублений от затылка к подбородку, заодно сделав надрезы слева и справа на уровне его носа. Левый глаз был затянут бельмом, правый — красный от крови и слипшийся от гноя. Иоганнес хрипло дышал и прижимал к боку пропитанную кровью тряпицу. Жан прикинул, что вроде бы не встречался с этим стариком ни в одном из отрядов, в которых служил. Люди такой профессии редко воюют подолгу.

— Хочешь, я взгляну?

Единственный глаз Иоганнеса уставился на Жана с глубоким подозрением, но тут Хакон кивнул, и старик медленно убрал повязку. Стала видна мокрая красная рубаха, а потом из раны хлестнула кровь. Кончиками пальцев Жан нащупал жесткий кусок металла, застрявший под кожей между двух ребер. Вокруг раны не было алой пены, так что Жан понял, что легкое не пробито.

— Мушкетная пуля?

— Сомневаюсь. У этого мюнстерского отребья пуль почти не осталось. Ай-ии! Поосторожнее, ладно? Нет, это кусок ржавого ведра. Или, может, монета. Видишь ли, они не признают денег, поэтому уже несколько недель нас обстреливают монетами.

Фуггер рассмеялся:

— Не признают денег? Жители этого города издревле славились желанием никогда не тратить ни единого талера!

Старик прищурился на молодого человека, морщась от боли, а Жан продолжал обследовать рану.

— Ты сколько лет там не был, сынок? — захрипел Иоганнес. — Они уничтожили там церковь и устроили так называемый «Новый Иерусалим». Хотя ростовщиков и не изгнали. Нет, их подвешивали за яйца и сжигали. Иисусе, парень, что ты собрался делать?

Не отвечая, Жан отправился к седельным сумкам и вернулся со своим набором инструментов цирюльника.

— Можешь дожидаться своего мясника или разрешить мне попробовать.

Джанук, у которого Жан на «Персее» удалил стрелу, сказал:

— Он знает, что делает, старик.

Кивнув, Иоганнес отвернулся. Жану уже удалось вытащить наружу край металлического осколка, и теперь он зажал его щипцами. Поймав выразительный взгляд Жана, Хакон и Джанук прижали старика к земле, после чего цирюльник стремительно вырвал осколок и сразу же остановил кровь, прижав к ране сравнительно чистую тряпку. Иоганнес потерял сознание, но глоток из фляжки Хакона (там еще оставалась виноградная водка из Монтепульчиано) быстро его оживил. Жан вручил ему окровавленный кусок металла, извлеченный из раны.

— Ха! — сплюнул старик. — Похоже на кусок гребня. Даже крошечной выгоды из этой ерундовины не извлечешь.

Жан налил на рану немного водки, чтобы ее очистить, а потом сшил ее края и обернул всю грудь Иоганнеса тугой многослойной повязкой. К концу процедуры Иоганнес был бледен, но в сознании.

— Думаю, ты поправишься. Не снимай повязки по крайней мере неделю.

Швейцарец с трудом наклонился к своему походному мешку.

— У меня мало денег, чтобы заплатить тебе, хирург. Ты сможешь подождать? Когда мы возьмем город, нам обещана награда и столько добычи, сколько каждый сможет унести. Тогда получишь свою долю.

— Оставь ее себе, старик. Я обменяю свои умения на кое-какие сведения — если ты в состоянии разговаривать.

— Если вы поможете мне добраться до моей палатки, там найдутся для вас еда и вино. И я расскажу вам все, что вы захотите узнать.

* * *

«Палатка» Иоганнеса оказалась довольно просторной хижиной. Она была полна дымом от очага. Измазанный сажей слуга поспешно начал собирать трапезу для своего господина и его новых друзей.

После того как Иоганнес устроился на широком топчане с кружкой горячего пива в руке, он выслушал сокращенную версию саги Хакона о том, почему они здесь оказались.

— Конечно, я могу помочь вам пробраться в город. Насколько я понял, вы оба участвовали в осадах? Всегда есть способы пробраться в город и выбраться оттуда. Но вот зачем вам понадобилось входить в эту адову дыру… — Иоганнес сплюнул. — Там одни безумцы. И бешеные сучки. Они дерутся не из-за денег, как все добропорядочные немцы, которых я знаю. Они сражаются за Бога. Это так неразумно.

У Фуггера вспыхнули глаза:

— Неразумно? Город реформирован в соответствии с учением Лютера и законом Божьим, а ты называешь это неразумным?

— Лютера? — Иоганнес расхохотался, но тут же закашлялся, прижав ладонь к заболевшему боку. Немного оправившись, он добавил: — Большинство из тех, кто атакует город, сражаются под протестантским знаменем.

— Но я видел флаг папского епископа Мюнстерского!

— А рядом с ним развевается орлиный флаг Филиппа Гессенского.

Потрясенный Фуггер задохнулся:

— Ла… ландграфа Гессенского? Но ведь он — мирской глава протестантизма! Покровитель Лютера!

— Угу. Странные союзники, правда? Католики и лютеране объединили свои усилия. Мюнстерские безумцы угрожают обоим вероучениям, так что они объединились, чтобы удалить порчу раньше, чем зараза распространится. Кстати о заразе. Чем ты меня заштопал, мясник, — кошачьими кишками? У меня такое чувство, будто меня скребут когтями чуть ли не дюжина кошек!

Жан подлил старику еще пива и попросил:

— Объясни нам, что происходит, Иоганнес. Нам необходимо знать, что творится в городе. О какой порче ты говоришь?

— Они называют себя анабаптистами. Говорят, что благословенное крещение могут получить только взрослые люди, которым ведомо Слово Божье. Вот тогда их заново крестят.

Фуггер сказал:

— Это — крайняя точка зрения, но тут можно поспорить. Почему их преследуют?

— А знаешь, какая дрянь сопровождает эту «крайнюю точку зрения»? Они считают, что только они — Избранный Богом народ. Они устроили тут Святое Царство, Новый Иерусалим, и готовятся ждать в нем Страшного Суда. А после Страшного Суда все будет разрушено, и только они, истинно верующие ублюдки, останутся живы. На их призыв туда стекаются сумасшедшие со всей Германии, из Голландии, Франции и даже Англии.

— А это второе крещение — настолько страшная вещь, что лютеране готовы объединиться с католиками, чтобы его уничтожить? — Фуггер так разволновался, что запрыгал по комнате.

Иоганнес рассмеялся:

— Думаю, большинство людей не интересуются их купальными церемониями. Дело в том, что к этому прилагается. — Он приподнялся на кровати. — Я уже сказал вам — они отменили деньги. И женитьбу. Мужчина может иметь столько жен, сколько пожелает. Это из-за того, что среди них множество бывших монахинь. Они бесятся от похоти: отреклись от обета целомудрия и предались самым гадким страстям. Эти бабы дерутся как одержимые. Они съедают пленных. Но сначала они их насилуют! — Единственный глаз Иоганнеса загорелся. — Это у них называется смертью от черной вдовы!

— Но…

Жан предотвратил очередной протест Фуггера, заставив его сесть.

— Вот что я вам скажу, — продолжил Иоганнес, — во что бы они ни верили, это сделало их настоящими фанатиками. Они ведут войну без всяких правил! Смерть их не пугает. Как можно захватить такой город? Ты убиваешь пять безумцев, а на их место встают пять новых, и они так же готовы умереть! Мы здесь торчим уже шестнадцать вшивых месяцев. Шестнадцать! Но платят почти регулярно, а более цивилизованных войн сейчас нет, что очень жаль.

— Ну что, Жан, — сказал Джанук, — ты по-прежнему хочешь попасть в этот город джиннов? Бекк — паренек крепкий. Он сможет сам о себе позаботиться.

Жан встал и отошел к выходу из хижины. Начинало темнеть, и над деревьями поднимался месяц — почти такой же, как тот, что освещал их с Бекк в «Комете».

— Мы с Фуггером пойдем в город, — решил Жан. — Я дал пареньку слово. И потом, теперь нам нужна помощь, а Фуггер сможет добыть нам золота. Так ведь?

— Конечно. Моя семья сделает все, чтобы помочь моим друзьям.

Однако Фуггер не мог определить, как он на самом деле относится к этому решению Жана. Он думал о матери и сестре. А еще — об отце и о том, что его любимый город оказался во власти сумасшествия. Не такого сумасшествия, какое он видел в Марсхейме. Но возможно, не менее страшного.

Жан продолжил:

— Мы скажем, что мы наемники и пришли предложить свои услуги.

Иоганнес расхохотался:

— Они вас в ту же секунду повесят! За них солдаты удачи не сражаются. Только воины Христа.

— Тогда мы назовем себя воинами Христа. Говорить будет Фуггер.

Все устроилось очень быстро. Иоганнес командовал отрядом, которому было поручено следующие три ночи под покровом темноты искать слабые места в обороне противника. Они обнаружили в одной из стен пролом, где неумелым бомбардирам епископа все-таки удалось добиться успеха. Швейцарец послал за своим помощником, уродливым гессенцем по имени Франк. Франк согласился захватить тот участок стены и удерживать его недолгое время, чтобы в город успели проскользнуть два человека.

Атака была назначена на полночь. Они поели, выпили и немного поболтали. Волнение Фуггера сменилось странным оцепенением, только взгляд его остался беспокойным и все время перебегал с места на место. Хакон и Джанук тоже молчали, по-прежнему не одобряя решения Жана.

Когда полночь была уже совсем близко, Жан заговорил:

— Каждую полночь следите за башней слева от того места, где мы войдем в город. Мы дадим вам оттуда сигнал в одну из ночей, начиная с третьей. Если вы увидите, как там полощется белая тряпица, это значит, что мы идем — и идем быстро. Будьте готовы.

— Будем, — проворчал Хакон. — Но я все равно считаю, что это — безумие.

— Ты считаешь правильно. Но у меня нет выбора.

— Не вижу, почему и мне нельзя с вами, — все так же недовольно проговорил Хакон.

Жан улыбнулся:

— Потому что, судя по тому, что мы слышали, горожане уже десять месяцев медленно умирают с голода. Мы еще сможем остаться незамеченными. А ты…

— Ты хочешь сказать, что я — толстяк?

Хакон выпрямился во весь рост и гневно уставился на Жана сверху вниз.

— Ничуть. Ты — воин в расцвете сил. Люди не смогут не обратить внимания на то, как ты великолепен. Они будут сбегаться и глазеть на тебя, как на бога. А похоже, что богов там и без того хватает.

Даже Фуггер отвернулся, чтобы спрятать улыбку.

— Кроме того, — продолжил Жан, — куда бы ты ни шел, за тобой следует этот огромный волк. А город осажден. Ты ведь не хочешь следующей ночью ужинать тушеным Фенриром?

При упоминании своего имени пес заворчал. В эту минуту в дверь хижины заглянул Франк.

— Пора, — коротко объявил он и снова исчез.

— Ладно, — проворчал скандинав. — Но руку-то ты оставишь?

Жан повесил на перевязь меч, взял седельную сумку с припасами и наконец бархатный мешочек. Он секунду смотрел на него, а потом принялся обматывать его заранее приготовленной полосой ткани, которую завязал вокруг себя так, чтобы рука оказалась у него на пояснице.

— Не оставлю. Только я могу исполнить свое обещание. Нет, Хакон, не надо спорить. Я вернусь через три ночи с рукой, с Бекком и фуггеровскими деньгами, которые помогут нам добраться до Франции и до Луары, чтобы закончить начатое. Через месяц мы сможем вернуться в Монтепульчиано, если захотим. И там будем толстеть на здоровье.

Они направились к насыпи, откуда должно было начаться нападение. Пятьдесят солдат стояли в бледном свете луны, напоследок осматривая свое оружие и снаряжение. Франк расхаживал вдоль рядов, негромко переговариваясь с командирами. Спустя несколько минут он дал Жану знак, что все готово.

— Да хранит вас Аллах, — сказал на прощание Джанук и, подмигнув, добавил: — Остерегайтесь черных вдов!

По рядам разнеслась негромкая команда, и отряд занял исходную позицию. Жан и Фуггер встали позади солдат. Последние минуты немец беспрерывно разговаривал с Демоном, после чего отпустил ворона. Птица взлетела и уселась на краю тура. Какой-то суеверный солдат бросил в нее камень, и птица снова взлетела, презрительно каркнув.

— Пора! — тихо объявил Франк и повел отряд на приступ.

Они были в двадцати шагах от стены, когда ночную тишину разорвал крик:

— К оружию, к оружию! Враги наступают!

Три аркебузы выстрелили еще до того, как нападавшие добрались до рва. К стене быстро приставили деревянные лестницы, и хотя на бастион уже выбежали проснувшиеся защитники, их казалось смехотворно мало по сравнению с силами наемников. Вооруженные короткими пиками, двуручными мечами и кинжалами немцы и швейцарцы быстро сбросили горожан с вершины полуразрушенной стены. Франк сбежал по осыпи на другую сторону и с неожиданной для его невысокого роста силой принялся орудовать огромным двуручным мечом. Уже через несколько секунд отряд прорвался через пролом и установил аркебузы, готовясь вести огонь. Недружным залпом была отброшена первая волна контратакующих. Какое-то время огонь вели только наемники.

— Вам пора! — Франк снова оказался на верху стены и говорил, обращаясь вниз, туда, где скорчились Жан с Фуггером. Они поспешно вскарабкались по камням и обломкам и пригнулись, устроившись рядом с ним. — Я видел все, что нужно. Лучше всего пройти вон там. Удачи!

Капитан наемников указал на ту часть стены, где каменная осыпь спускалась до уровня мостовой. Там стояли полуразрушенные дома; почти все крыши сорваны, чтобы строение не могло загореться во время штурма, поскольку огонь распространился бы тогда на весь город. Эти здания казались нежилыми, и Жан поспешно начал спускаться по ненадежной осыпи, пользуясь прикрытием очередного залпа.

Двое товарищей побежали, ныряя из тени в тень, и скоро добрались до ближайшего дома. Его стены совсем развалились, так что с улицы можно было заметить любое движение внутри руин. Поэтому, когда шум, создаваемый отступлением Франка, стал громче, Жан с Фуггером перебежали в следующий дом. Там им попались обломки мебели, и они быстро соорудили себе небольшое укрытие. Жан осторожно выглянул из-за столешницы, наблюдая за финальным этапом отступления. Получившие подкрепление защитники города снова заняли стену. Когда последний пороховой выстрел растаял в темноте, а наступившее молчание нарушили презрительные крики мюнстерцев, Жан плюхнулся на пол, привалился спиной к столу и начал жевать кусок вяленого мяса.

— Выберемся отсюда на рассвете. Когда вокруг появятся люди, — сказал он.

Казалось, Фуггер не слышал. Он лежал на полу, уткнувшись лицом в руки и закрыв глаза. Его терзали видения — не менее страшные, чем те, что преследовали его под виселицей. Это был его родной город, но во что этот город превратился за семь лет его отсутствия? Альбрехт не мог поверить рассказам! Чтобы чинный Мюнстер стал прибежищем фанатиков и людоедов? Неужели его собственная семья могла стать такой? Его добрая мать, его смешливая сестра? И даже его несгибаемый, высокоморальный отец? Фуггер сказал себе, что только время ответит на эти вопросы.

Он ошибся. Ему не понадобилось ждать так долго.

Голос зазвучал прямо над ними, с балок давно разрушенного верхнего этажа. Это было песнопение на старый знакомый мотив. Голос скорее хрипел, чем пел. Однако слова, хотя и невнятные, понимались сразу же.

Зарублены, скованы, сгнили в цепях,

Забиты кнутами, висят на ветвях,

Девицы и жены канули на дно,

Но твердо они возглашали одно:

Нас не заставите свернуть,

Жизнь во Христе. Христос — наш путь.

В темноте раздалось насмешливое хихиканье. В лунном свете блеснуло два десятка похожих на крысиные глаз.

— Добро пожаловать, братья. Добро пожаловать в Новый Иерусалим.

Глава 3. МЮНСТЕР

Звук удара заставил женщин, находившихся в доме, замереть и затаить дыхание. Бросив все дела, они в молчании ждали, когда закончится вдох и начнется плач. Каждая надеялась на то, что рыдания положат этому конец. Все же в последнее время у хозяина дома сил стало гораздо меньше.

Плач раздался — пронзительные, захлебывающиеся рыдания Алисы. Поскольку Алиса всегда была любимицей, ей доставалось меньше остальных. Но не этим утром. Ее мать и старая нянька, Марлена, вздрагивали при звуке ударов. А потом раздался гневный крик:

— Убирайся! Убирайся! Потаскуха! Ты хочешь свести меня с ума?

Дверь главной спальни распахнулась, и оттуда вышвырнули визжащую Алису. Она упала к ногам матери — сплошные острые кости и прерывистые вздохи. Та наклонилась, чтобы утешить и обнять дочь. Ее истощенное тело пыталось укрыть младшее, последнее оставшееся ей дитя.

Подняв голову и стараясь не встречаться взглядом с мужем, Герта взмолилась:

— Корнелиус, дражайший, какую глупость сделала на этот раз Алиса? Ах ты, дурная, дурная девочка!

Ее голос звучал укоризненно, но она продолжала бережно укачивать дочь. К счастью, ее муж был очень близорук.

Он стоял в дверном проеме, который прежде заполнил бы своим телом. Пусть во время лишений осады он и потерял треть своего веса, но вспыльчивости не утратил. Скорее, наоборот.

— Эта потаскуха, которую мы вырастили, — крикнул он, — снова заговорила со мной о свадьбе. О том, чтобы стать третьей шлюхой на содержании у этого шута Таддеуса. Чтобы кто-то из Фуггеров вступил в брак с дубильщиком — само по себе нелепо! Но чтобы стать проституткой — это уже совсем другой разговор.

Алиса, балованный ребенок, чаще всего проявляла унаследованную от Корнелиуса вспыльчивость. Сквозь слезы она сердито проговорила:

— Но ведь он — один из двенадцати! К нему прислушивается сам царь! Если он не защитит меня, царь может выдать меня за любого старого мясника!

Объятия ее матери не см