Book: Первые уроки




Андрей Один

Академия магов – Первые уроки.

Часть 1. Санта-Ралаэнна.

Глава 1.



Жаркое июльское солнце пекло нещадно. Редкие прохожие старались не задерживаться на солнцепеке, ища укрытие в тени зданий и деревьев. Но и там облегчения не наступало – воздух стоял неподвижно, отравляясь запахами автомобильных выхлопов и раскаленного асфальта.

Спасаясь от непомерной жары, двое приятелей свернули в небольшое летнее кафе под навесом, где можно было не только спрятаться от палящих лучей, но и культурно отдохнуть за столиком из мраморного пластика. Взяв по бокалу холодного светлого пива (очень холодного, но за двойную цену), они присели на сделанные из того же материала стулья.

Приятелями, собственно, их можно было назвать с известной долей условности, поскольку познакомились они всего лишь пару недель назад в одном из таких же кафешек вблизи здания Экономико-Торгового института, в котором учился один и предполагал поступать другой. Уже успевший примерить на себя студенческую шинель был, однако, не в восторге от своей alma mater.

-Понимаешь, – пожаловался он тогда своему случайному собеседнику, – не дается мне вся эта бухгалтерия. Не мое призвание, я к ней совершенно равнодушен. По математике завалил экзамен, придется теперь сдавать ее снова. Не уверен, что на пересдаче повезет больше.

Как выяснилось, перспектива стать дипломированным экономистом была фактически навязана ему отцом, банковским деятелем средней руки. Гека, как звали рассказчика, с куда большим удовольствием пошел бы учиться на биофак, поскольку с детства обожал наблюдать за живой природой. Но, чтобы иметь свое мнение на этот счет, пришлось бы изыскивать средства самостоятельно, а где их взять в достаточном количестве сразу после окончания гимназии, особенно привыкнув жить на всем готовом? А спорить с авторитетным родителем, к тому времени уже обзавёдшимся второй семьёй, оказалось делом бесполезным.

-Всё из-за той стервы, с гламурной мордой и ногами от ушей, всего на три года меня старше. Окрутила папаню, так он из-за нее голову вообще потерял. Купил матери скромную квартирку на окраине и спровадил нас туда. Единственное, деньгами не обижает – на прокорм и мелкие развлечения хватает. Иногда, однако, мысль возникает – может, бросить на фиг учебу да пойти зарабатывать самому? В конце концов, многие из великих людей прошлого даже среднего образования не имели, а миллионами ворочали и уважаемыми людьми становились. Правда, ничего толком я делать пока не имею, но, если понадобится, научусь.

Его новый знакомый по имени Эрик в свою очередь поведал, что родом он из далекого северного городка Игримска, а в столицу приехал с конкретной целью поступить в какой-нибудь вуз.

-Мне в принципе все равно куда, главное, чтобы приняли и дали общежитие. В моем городке у меня по сути лишь две дороги – либо на завод, либо на шахту, как мой отец. Семья большая – нас у матери четверо. Старший брат школу закончил, да в сварщики подался – и на заводе работает, и шабашит где придётся. А мне на семейном совете решено было дать образование. Брат с отцом скинулись и выделили средства на дорогу и первичное обустройство. Жаль – их не хватит даже на один курс обучения. Здесь, в столице, все так дорого! Ну ничего, поступлю, а там и финансовая проблема, глядишь, решится. В несколько универов бумаги уже послал, а в другие развезу собственноручно.

Поболтав немного и обменявшись координатами, они разъехались. Гека – домой, штурмовать неприступные вершины математических знаний, Эрик – к своей троюрдной тетушке, проживавшей на окраине столицы. Хоть и не поддерживала его семья со столичной родней тесных отношений, такой возможностью грех было не воспользоваться – ну не гостиницу же снимать!

До этого дня они не виделись больше, лишь иногда перезванивались по вечерам. Во время их сегодняшней встречи настроение обоих было куда менее радужным. Гека провалил переэкзаменовку, а Эрик получил несколько отказов еще на стадии принятия документов – как правило, под предлогом отсутствия свободных мест в общежитии. И это несмотря на отличный аттестат и призовые грамоты за победы на школьных олимпиадах! И теперь за бокалом пенного слабоалкогольного напитка приятели изливали друг другу душу.

-Пересдавать второй раз придется осенью, и уже комиссии. Но, честно говоря, нет никакого желания даже готовиться. Ты не представляешь, насколько оно не мое. Увы, в нашем мире кто платит, тот и заказывает музыку. Да ты на себе почувствовал – имей достаточно средств, тебе было бы на все наплевать. Снял бы комнату или номер в недорогой гостинице, поступил куда захотел, да и учился бы на здоровье. Разве не так?

Эрик уныло кивнул головой. Его наивные мечты, что хорошая успеваемость плюс доказательства способностей к освоению знаний вне стандартной школьной программы помогут стать студентом, уже успели развеяться как дым.

-Похоже, скоро придется подыскивать другой вуз, – продолжал его собеседник. – Но серьезно о том я пока не думал. В такую жару вообще соображается плохо – куда приятнее отдыхать в теньке где-нибудь на лесной опушке или греться на пляже. И как тебе удается в пекло готовиться к вступительным? У меня давно бы крыша съехала.

-Сам удивляюсь. В наших краях такого знойного лета не бывает, да и само оно недолговечно – пару месяцев всего, не успеешь оглянуться, как снег снова лежит. Поневоле мечтательно задумаешься: а ведь есть где-то края, где оно круглый год… Наверное, привычка – долгими зимними вечерами я по много часов просиживал, готовя уроки. Не столько из любви к искусству, сколько скорей из желания не огорчать мать – после того, как брат мой старшой едва дотянул до окончания школы, – его одно время даже отчислять хотели, – она сильно переживала, что пойду по его стопам. Хотела для меня иной судьбы. Да я ничего против и не имею.

-А если не поступишь, тогда как?

-Во всяком случае назад возвращаться не стану. Устроюсь куда-нибудь, проработаю год, а там, коли судьба, снова сделаю попытку.

Гека невольно залюбовался воробьями, с боевым задором отбирающими друг у друга кусок брошенного кем-то гамбургера. Шальная мысль неожиданно пришла ему в голову – забавная настолько, что он заказал еще два пива за свой счет.

-Послушай, Эрик, а ты веришь в судьбу?

-Верь в нее, не верь, все равно выше головы не прыгнешь.

-Так ведь, брат, в том-то вся и штука – если судьба, то прыгнешь. А если нет, то и ползком не проползешь. Хочешь, мы ее разыграем?

-И каким же образом?

-А очень просто. Видишь, на стуле у соседнего столика кто-то забыл рекламный вестник Голдтауна? В нем наверняка есть раздел 'Образовательные услуги'. Давай возьмём его, откроем на соответствующей странице, и, закрыв глаза, ткнём пальцем – куда попадёт. И если такое понятие, как судьба, действительно существует, мы оба не только поступим туда, но и закончим упомянутое заведение, каким бы оно ни было – хоть рыболовецкий колледж! Как тебе мое предложение?

Эрик молча отпил глоток. Слишком безумная идея для того, кто привык к размеренному порядку жизни.

-А как же твое обучение в институте?

-Брошу его. Ждать что ли, когда и вправду отчислят? Да и папаня пусть не думает, что если оплатил учебу, так облагодетельствовал на всю оставшуюся жизнь. А вот накося выкуси! Ну, как ты?

-Как-то не тянет. Уж извини.

-Но неужели у тебя никогда в жизни не возникало желания сыграть ва-банк? Погодь, ты, наверное, мало выпил, давай ещё по стопочке. А теперь?

-Всё равно не хочется.

-Но неужели ты из тех, кто составляет расписание на сто лет вперёд и следует ему неуклонно? Так ведь и свихнуться можно! Подумай, сколько великих людей сгинуло бы в безвестности, если бы не поставили всё на карту и в результате сорвали куш! Цезарь, Колумб, Шлиман, да мало ли ещё примеров!

Пришлось, правда, пропустить в себя ещё по стаканчику, прежде чем Эрик согласился.

-Ладно, будь по-твоему. А то ведь не отстанешь.

Развернувшись, Гека снял с соседнего стула толстенный том вестника и протянул ему уже открытым на начале раздела 'Образование'.

-Дерзай!

Эрик промедлил секунду в надежде, что его новый друг передумает и объявит все шуткой. Но тот лишь смотрел на него с лукавой усмешкой, как бы проверяя на прочность.

И тогда, зажмурив глаза, он перевернул на ощупь несколько страниц и ткнул в одну из них посередине.

-Ну, мы попали! – захохотал Гека. Текст объявления, в который уперся перст судьбы, гласил: 'Очередной набор студентов проводит Академия Волшебства и подлинных магических наук. Образование, проверенное тысячелетиями. Подробности по тел…'

Какие-либо дополнительные сведения отсутствовали. Гека и Эрик, как, впрочем, и подавляющее большинство нормальных здравомыслящих людей, имели о магии самое отдаленное представление. Поэтому и реакция была соответствующей.

-Может, тогда и вправду лучше в рыболовецкий колледж. По крайней мере, никакой чертовщины.

-Что, уже испугался? Уговор дороже денег. Ладно, давай сделаем так – если с нас потребуют плату за обучение, просто слиняем оттуда по-тихому. В конце концов, чем тебе не нравится профессия мага? Будешь махать руками перед хрустальным шаром, бормотать какую-нибудь абракадабру и худо-бедно иметь на хлеб с маслом. Судя по тому, сколько в газетах объявлений всяких астрологов, магов, потомственных колдунов и ведьм, дела у них идут совсем неплохо.

-Даже если оно и так, с такой профессией у нас в Игримске лучше и не показываться – засмеют. Для моих родственников это все равно, как если бы выучился на стриптизера.

-Так и не возвращайся назад. Сам же говорил, что у тебя там только две дороги. Быть может, то твой шанс вырваться из провинции. А что? Заведешь собственный кабинет да будешь людям помогать обрести душевный покой. А захочешь – начнешь устраивать представления не хуже заправского фокусника, проедешься со своими номерами по городам и весям. А там, глядишь, и на квартирку в столице соберешь.

Несмотря на браваду, вполне соответствующую его веселому и беззаботному характеру, в глубине души Геку тоже терзали сомнения – может, зря так неудачно пошутил? Но объявить об этом означало бы признать свое поражение. В конце концов намек на оплату образовательных услуг сразу аннулирует их пари. Эрика, судя по всему, посетили те же мысли.

-Ладно. Давай попробуем. Однако где такая Академия находится? Даже адрес не указан.

-Есть телефон. Сейчас мы туда звякнем и все выясним.

Гека извлек мобильный и набрал указанный в объявлении номер. Долгие протяжные гудки были ему ответом. Он хотел уже нажать кнопку отбоя, как внезапно далекий женский голос, едва слышимый из-за треска помех, произнес:

-Слушаю вас.

-Я звоню по объявлению насчет Академии Волшебства. Я правильно попал?

-Да.

-Нас интересует обучение. Хотелось бы в деталях узнать, что и как…

-Тогда подъезжайте по адресу: Тишегладская, 17. Всё и узнаете.

Связь оборвалась. Гека еще раз набрал тот же номер, но никто не пожелал ответить.

Из-за плохой слышимости нашему герою невольно пришлось повышать голос, и теперь кое-кто из соседей по кафе оглядывался на них. Пришлось перейти на полушепот.

-Ну, что решим? Поедем туда?

-Раз взялись за дело, надо его двигать. Где у вас тут Тишегладская?

-Почем я знаю. Сам впервые о ней слышу. В Голдтауне тысячи улиц, можно всю жизнь здесь прожить, а и четверти их не знать. Все знают только таксисты, им положено. Однако не будем рисковать – если та улица где-нибудь на окраине, придется выложить кругленькую сумму, чтобы прокатиться с ветерком. Поступим проще: сейчас я в ближайшем газетном киоске куплю карту города.

Сказано-сделано. Приятели допили пиво и под неослабевающим напором солнечных лучей медленно побрели в сторону ближайшей станции сабвэя, рядом с которой и находился нужный им киоск. Полистав буклет с планом города, Гека присвистнул.

-А она действительно на окраине, чуть ли не за внешней кольцевой дорогой. Наверное, бывшая деревня, включенная в свое время в городскую черту. Судя по карте, должны мы доехать до станции 'Северо-восточная', а оттуда на сто одиннадцатом почти до конца маршрута.

-Раз дорога дальняя, давай хоть воды купим, чтобы от жажды не помереть.

Поскольку приятель уже потратился на пиво и карту, пару бутылок холодной минеральной воды пришлось покапать Эрику. И они спустились в прохладу подземной станции.



Глава 2.

Район, куда направлялись, Гека знал весьма приблизительно – пару раз бывал когда-то на самой станции, а дальше ни разу не забирался. Поэтому с интересом, не меньшим, чем у Эрика, разглядывал окрестности. Свернув с усеянного рекламными вывесками проспекта, они попали в царство четырех-пятиэтажек, сменившихся вскоре обветшалыми двух-трехэтажными домиками. А потом и те исчезли, уступив свое место одноэтажным хибаркам. Казалось, они движутся вспять во времени – от сверкающей стали автомобилей и разноцветной игры неоновых огней двадцать первого века, к дровяным колодцам, чугункам и смоляным лучинам века девятнадцатого.

Покинув автобус, неспешным шагом они двинулись по узенькой тропинке вдоль калиток. Из-за жары вокруг было безлюдно, и только пение кузнечиков в траве нарушало сонную тишину.

-Занесло нас однако, – озабоченно прокомментировал Эрик. – Разве в такой глухомани может располагаться Академия?

А вот и дом номер семнадцать, на первый взгляд ничем не отличавшийся от своих соседей. Но, приглядевшись, можно было заметить ряд странностей – приусадебный участок явно заброшен и зарос сорняками, ставни дома, несмотря на духоту, наглухо закрыты и занавешены. Ни вблизи него, ни в саду не обнаруживалось ни одной мало-мальски завалящей вещицы, которая могла бы свидетельствовать, что дом обитаем. Приятели остановились у калитки.

-Похоже, никто нас не ждет.

-Может, все разъехались на каникулы?

-Но кто-то же нам отвечал!

-Сейчас выясним.

Калитка не была заперта даже на щеколду. По слегка присыпанной листьями дорожке они подошли к дому. Набравшись смелости, Гека легонько постучал в дверь.

Никакого ответа. Ни одного звука внутри. Повторный стук – с тем же результатом. И когда они уже хотели оставить свою затею, досадуя на чей-то глупый розыгрыш, дверь внезапно распахнулась.

На пороге стояла женщина неопределенного возраста – тусклое мерцающее освещение внутри дома накладывало полутона теней, ей можно было дать и тридцать пять, и пятьдесят. Волосы подвязаны косынкой бордового цвета, платье аляповатой расцветки, плавно переходящее в длиннополую юбку до пят. В руках она держала старую потрепанную тетрадь.

-Мы это… насчет Академии… Мы звонили… – промямлил Гека.

-Следуйте за мной, – лишенным интонации голосом произнесла женщина и скрылась в недрах дома. Пожав плечами, Гека переступил порог. Эрик последовал за ним.

Внутри оказалось заметно холоднее, чем снаружи – ощущение, как будто заскочил в холодильную камеру. В прихожей еще и довольно темно, после яркого солнечного света в полутьме трудно было различить вообще что-либо. Дверь сама захлопнулась за ними, пришлось пробираться почти на ощупь. Завернув за угол, они очутились в комнате, освещенной несколькими свечами. Первое, что заметили приятели – массивный круглый стол, накрытый домотканым покрывалом зеленого цвета, на котором лежала та же самая тетрадь, а также не раз читанная книга, прикрытая сверху несколькими цветными брошюрами. Скосив глаза влево, Гека обнаружил также громадный деревянный сундук, обшитый металлическими скобами, сверху которого набросано тряпье. Рядом – приземистый книжный шкаф, потемневший от времени и набитый не только книгами, но и пучками высушенных растений, сувенирами-безделушками, упаковками с порошками, пузырьками и баночками каких-то препаратов. На самом шкафу он разглядел искусно выполненное чучело совы. Геке показалось даже, что глаза совы внимательно наблюдают за ними.

Эрику, обратившему свой взор в правую сторону комнаты, увиделся старинный комод с изящными металлическими ручками, потемневшими от времени. На нем располагался древний телефонный аппарат черного цвета – с крутящимся металлическим диском и массивной телефонной трубкой. Интересно, какой у него звонок, промелькнула попутно мысль. Рядом в фарфоровой вазе покоился громадный, почти с человеческую голову, прозрачный ограненный кристалл желтого цвета, сделанный из стекла – камень таких размеров явно не являлся драгоценным.

Обитательница странного дома жестом показала им присаживаться на стоящие рядом со столом стулья и первой заговорила.

-Итак, у вас есть желание стать студентами Академии Волшебства? Весьма похвально. Наша Академия действительно учит основам магических наук – в отличие от некоторых учреждений с громкими названиями, которыми заправляют дилетанты и шарлатаны.

Гека приоткрыл было рот, чтобы задать очевидный вопрос, но женщина (которую про себя он успел окрестить ведьмой) словно читала его мысли.

-Конечно, вы в недоумении по поводу, как такая неказистая избушка может называться солидным учебным заведением. Так ведь Академия находится не здесь. И здание, в котором она располагается, почтенностью своего возраста и солидностью архитектуры может поспорить с наиболее уважаемыми университетами Старого Света. Вот, убедитесь сами!

Взяв со стола две брошюры, она протянула их гостям. На титульном листе свежеотпечатанного типографского изделия был изображен самый настоящий средневековый замок, выполненный в классическом готическом стиле и расположенный в ухоженной лесопарковой зоне.

-Замок Штарндаль, – прокомментировала хозяйка, с усмешкой наблюдая за удивленными лицами приятелей. – Резиденция магов, в том числе и преподавателей Академии. Правда, красиво?

-Но где он находится? Как мы доберемся туда?

-О том волноваться не стоит: если ваше желание твердо, вы будете доставлены туда совершенно бесплатно, причем наиболее быстрым способом. Значит, на самолете, подумал Эрик, а вслух спросил:

-Как насчет платы за обучение?

-Никакой оплаты: верховные маги заинтересованы в воспитании учеников, которые понесут дальше эстафету знаний о волшебстве, а вовсе не в стремлении сделать учебный процесс источником заработка.

-Это замечательно. Когда начинаются занятия?

-Скоро, я думаю, недели через три. В любом случае, вас о том известят, прислав приглашение. Если, разумеется, не передумаете к тому времени, – добавила 'ведьма', хитро улыбаясь.

Слишком уж все гладко. Как бы не завлекли их в какую-нибудь оккультную секту. Нет никакого желания усердно и главное совершенно бесплатно трудиться на благо её отцов-основателей. Нужно задать такой вопрос, чтобы сразу разоблачить фальшь. Но с ходу не придумывалось ничего, кроме отчаянно смелых заявлений, граничащих с оскорблениями, которые, как любой воспитанный молодой человек, Эрик не мог бросать бездоказательно. Поэтому спросил нейтрально, надеясь, что рано или поздно все вскроется само:

-Сколько времени занимает обучение?

-Как и в обычных вузах. Четыре года, чтобы получить степень бакалавра. Кроме того, желающие после окончания Академии могут продолжить свое обучение в качестве соискателя звания Мастера.

-И какими же знаниями будет обладать свежеиспеченный бакалавр? Что вообще умеет делать волшебник по-настоящему, без обмана? Женщина улыбнулась уже от души.

-Хороший вопрос. Человеку со стороны обычно кажется, что маг – что-то навроде фокусника. Очень распространенное заблуждение, которое сами учителя не спешат развенчивать – пусть думают, так проще не привлекать к себе ненужное внимание! На самом деле успешное произнесение заклинания зависит от качества, которое в грубом приближении может быть названо силой духа, а по сути своей является умением использовать особую форму энергии – магическую. Чем больше ее запас, тем больше вероятность реализации формулы. И тем более сильные заклятия вам будут подвластны. Рассказывать о чудесах, которые доступны магии, можно часами, однако все это останется для вас сказкой, пока не увидите своими глазами, и уж тем более пока сами не научитесь колдовать. Памятуя о том, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, так и быть, покажу простенький фокус.

Она прошептала несколько неразборчивых слов, и в тот же момент в комнате посветлело, стало жарко и душно, как и положено любому помещению в знойный летний день, если окна закрыты. Приятели ошарашено покрутили головами.

-Так тот холод… был на самом деле искусственным?

-Всего лишь иллюзия. Вам казалось, что здесь прохлада, и вы действительно ее ощущали. Можно, конечно, напустить и настоящего мороза, да не имеет смысла – эффект практически такой же, а расход энергии в несколько раз больше. Когда ее запас иссякнет, необходимо будет медитировать для восстановления. Поэтому сразу дам добрый совет – не произносите заклинаний попусту, для собственного развлечения или ублажения случайных знакомых. Словосочетания, которые их составляют, вам придется заучивать наизусть. Можно, конечно, таскать с собой конспект, но не всегда может найтись время им воспользоваться, или хуже того – окажется, что вы его потеряли. Эрик попутно ввернул еще вопрос:

-А какие документы нужны для поступления? Будем ли мы сдавать вступительные экзамены?

-Как вы их себе представляете? Ведь предполагается, что основной контингент студентов как раз и составят люди, ранее с магическими науками не сталкивавшиеся. Соответственно, и обучение пойдет от самых азов. Что касается официальных бумаг и всего прочего – можете взять с собой то, что посчитаете нужным. Имейте в виду – Академия фактически представляет собой закрытый пансион, воспитанники которого обеспечиваются всем необходимым, но им запрещено покидать ее территорию без особого на то разрешения вплоть до окончания учебного года. Впрочем, – добавила она, вновь загадочно улыбаясь, – сделать это будет не так и просто. Есть и некоторые другие ограничения, особенно для молодых и любопытных магов. Но ведь свои правила внутреннего распорядка существуют во всех школах, разве не так? Уверена – если примете их для себя, вам там понравится. Однако, повторюсь, увидите все сами. А теперь моя очередь – хотите проверить, есть ли у вас предрасположенность к магии? Если да – вон там в углу на полу нарисован магический круг. Встаньте в него.

Гека, по природе более авантюрный, легко поднялся со стула и сделал шаг в указанном направлении. В дальнем углу, свободном от мебели и иных предметов, на полу мелом был действительно нарисован круг диаметром чуть более метра, с внешней стороны которого по окружности располагалась надпись на непонятном языке. Не особо раздумывая над тем, что может произойти, и лишь стараясь не наступить на буквы, он поместил себя внутрь. В ту же секунду символы вспыхнули сине-зеленым цветом; от неожиданности Гека чуть не отпрыгнул в сторону.

'Ведьма' рассмеялась, и Эрик отметил, что она не так уж и стара, как показалось вначале.

-Что ж, раз надпись зажглась, определенные задатки у вас есть, молодой человек. А вы, – обратилась она к Эрику, – желаете испытать себя?

На этот раз очертания круга засветились бледно-лимонным. Восторгу 'ведьмы' не было предела.

-Двое сразу – и оба не без способностей. Впрочем, так и должно было быть, раз не прошли мимо объявления, – добавила она загадочно. – В принципе, можете уже считать себя студентами. Если, конечно, не передумаете до начала занятий. На всякий случай, – порывшись в лежавшей рядом со столом сумке, – вот. Предупредите меня тогда, пожалуйста.

И она протянула Геке прямоугольный кусок твердой лакированной бумаги, которую тот машинально сунул в карман рубахи. Восприняв последнюю фразу как окончание беседы, Эрик поблагодарил за предоставленную информацию, его приятелю ничего не оставалось, как сделать то же самое. Женщина вызвалась проводить их, посоветовав не забыть рекламные брошюры – почитать на досуге. Уже у самых дверей Эрик опомнился:

-Да, а как мы узнаем, когда точно начнутся занятия?

-О том не беспокойтесь: получите приглашение. Как только оно у вас будет, позвоните – скажу, что делать дальше.

И с этими словами она выпустила их из избушки, вернув в нее живительную прохладу.

Глава 3.

На улице приятели разговорились.

-Ну, как впечатление? – задал первым вопрос Гека.

-Странное. Я всегда относился к магии и всему с ней связанному, как к чему-то потустороннему. Однако и не отрицал категорически её существование. Как и прочих вещей, выходящих за рамки обыденности, вроде летающих тарелок, снежного человека, сокровенных знаний Шамбалы или воронок времени. Увиденное может быть и истинным проявлением неких таинственных сил, именуемых магическими, а может и изощренным обманом, цели которого неведомы. Возможно, мне потребуется больше доказательств, чтобы поверить безоговорочно.

-Расслабься! Даже если ты наловчишься в подобных нехитрых трюках, уже не пропадешь. Так что скоро будем учиться вместе!

-Тебе, однако, хорошо говорить – переэкзаменовка только осенью. А если Академия – туфта? Потеряю время и не поступлю никуда.

-Не переживай: больше чем в половине институтов вступительные экзамены начинаются только в следующем месяце. Давай сделаем так: раз обещали нам, что приглашение придет через три недели, подождем немного. Если до первого августа оно не прибудет, считаем наш уговор потерявшим силу. Я сяду за зубрежку математики, а ты продолжишь процесс поступления. Между прочим, условия приема в августовские вузы значительно проще, чем у тех, которые ведут его сейчас.

-Ладно, пусть так. Кстати, что за клочок бумаги она тебе сунула?

Запустив руку в карман, Гека выудил оттуда визитку – красивую, с золотым тиснением, приятно округлую по краям и лакированную с обеих сторон. Витиеватым почерком на ней было написано: 'Эльмира. Мастер магии Духа', и приведен тот же самый номер телефона.

-Магия Духа. Очень интересно. Кстати, куда они собираются прислать свое приглашение? Особа, именующая себя Эльмирой, не спросила даже наших имен, не говоря уж об адресах.

-Наверное, с помощью ясновидения. Или перед нами типичное шарлатанство. Кстати, ответ на твой вопрос как раз и станет нашей лакмусовой бумажкой. Если мы получим вызов, значит, магическое искусство действительно существует.

-Здорово сказано. Я и не сообразил столь очевидную вещь. Знаешь что? За такое дело не грех и еще по кружечке пенного напитка пропустить. Поехали обратно!

И приятели на первом попутном автобусе поспешили вернуться в лоно цивилизации, к ее небоскребам, неумолчному гулу автомобилей и запаху горячего асфальта.

Последующие две недели пролетели весело: ездили загорать и купаться, наносили визиты на дачу Геки, где в основном занимались объеданием смородиновых, малиновых и крыжовных кустов, развлекались на аттракционах столичного парка отдыха, где познакомились с двумя симпатичными барышнями. Все вместе пару раз сходили в кино на премьеры новинок и как-то даже посетили ресторан. Впрочем, продолжения не последовало: легкомысленный характер Геки не способствовал серьезному развитию отношений, а Эрик ещё не успевший отделаться от провинциального комплекса застенчивости, особой инициативы не проявлял.

Тем временем одни летние дни сменялись другими, их забавное приключение стало постепенно уходить на задний план. Эрик, в душе по-прежнему считая волшебство делом несерьезным и малоперспективным, продолжал потихоньку готовиться к экзаменам по вполне прозаическим предметам вроде физики и литературы. И если бы мог с лёгкостью переступить через данное слово, давно бы послал куда подальше всю ту затею.

Очередное утро, которое уже по счёту, началось как обычно. Умывшись и позавтракав нехитрой снедью, приготовленной тетушкой, он потянулся за учебником математики, намереваясь освежить в памяти логарифмические уравнения. Из раскрытой книги внезапно выпал конверт, которого там быть не могло по определению.

Взяв в руки, он внимательно его рассмотрел. Понять, кто отправитель, несложно – в правом верхнем углу красовалась громадная почтовая марка, на которой изображен замок – точно такой же, как на подаренных им брошюрах. Бумага конверта пожелтела от времени, как будто его забыли отправить вовремя, опомнившись лишь лет двадцать спустя.

Разыскав ножницы, Эрик аккуратно отрезал полоску бумаги с краю и извлек лист радужной бумаги, на котором аккуратным почерком, с небольшими разводами чернил, оставляемыми перьевой ручкой, было написано:

'Настоящим извещением удостоверяется, что получатель его официально зачислен в качестве студента в Академию Волшебства. Убедительная просьба по прибытии иметь с собой данное удостоверение'.

Внизу стояла размашистая подпись, закончившаяся небольшой кляксой и припечатанная сверху неразборчивой печатью. Повертев листок в руках, Эрик задумчиво поднял глаза вверх. Взгляд его непроизвольно упал на висящий на стене отрывной календарь. 31е июля.

Еще день – и он со спокойной совестью мог бы швырнуть конверт в мусорное ведро.

Последнее число второго месяца лета. Кажется, даже день рождения одного из литературных героев, тоже имевшего отношение к волшебству, но он никак не мог вспомнить, кого именно.



Пока раздумывал, что делать дальше, мобильный заиграл популярную мелодию, информируя, что кто-то очень хочет с ним поговорить. Разумеется, то был его новый друг.

-Привет! Представляешь, а мне таки пришло обещанное приглашение, причем очень необычным образом – стал одевать рубашку, а оно в верхнем кармане. Я вначале подумал – чья-то глупая шутка, но сразу понял, что такой розыгрыш устроить довольно сложно. Впечатление, что письмо написали сто лет назад, а дошло только сейчас. А тебе ничего не приходило? Соврать было неудобно, и Эрик честно признался, что тоже его получил.

-Здорово! Тогда я немедленно связываюсь с колдуньей. Если, конечно, не потерял ее карточку. На всякий случай – рекламный вестник с объявлением у тебя сохранился? Ну и замечательно. Не убегай никуда – я тебе перезвоню! И действительно, треньканье телефонного звонка вскоре раздалось вновь.

-Все в порядке. Завтра отправляемся в дорогу дальнюю. В двенадцать с вещами должны быть у нее.

-А дальше куда? Как попадем в тот замок?

-Я спрашивал об этом, но она повторила, чтобы мы ни о чем не беспокоились, главное – не забыли взять с собой письма-приглашения. На личные вещи никаких ограничений нет, если, конечно, их не будет целый грузовик. Посоветовала, чтобы не набирали много верхней одежды, особенно зимней. Так что собирай барахло, а утром я тебе снова звякну.

Эрик вздохнул, отложил в сторону ненужный теперь учебник и подтянул к себе походную сумку, с которой приехал из Игримска. Чтобы там не говорил Гека, а минимум пару комплектов белья взять придется. Скорей всего, им выдадут униформу – подобное вроде бы практикуется в образовательных учреждениях пансионного типа на Западе, однако не все же время в ней ходить! Принадлежности гигиены – само собой, так же как и медикаменты – некоторые полезно всегда иметь при себе. Сложнее с деньгами – если предстоит загранпоездка, нужно будет поменять их на общемировую валюту. Проживание в столице, конечно, проделало изрядную брешь в его финансах, однако при обеспечении всем необходимым их хватит еще надолго. Школьный аттестат, судя по всему, ему вряд ли пригодится, так же как и справка медицинского освидетельствования, но на всякий случай лучше прихватить и их. Как и паспорт. Что еще? Ученические принадлежности – тетради, ручки, линейку, пару карандашей и ластик. Ну и сухой паек в дорогу да бутылку минеральной воды. Подумав немного, Эрик дополнил список набором пластиковой посуды и столовых принадлежностей, кипятильником, карманным фонариком, подаренным на шестнадцатилетие, коробком спичек, упаковкой стирального порошка, пачкой чая и баночкой кофе.

Также придётся сообщить семье, куда и зачем убывает из Голдтауна. Нужно в срочном порядке изобрести нечто правдоподобное. Мобильная связь не годится – убедительно врать по телефону всегда было мучительно сложно, куда труднее, чем при личном общении. Поэтому проще написать письмо – либо сегодня, либо когда очутится в Академии.

Помучившись душевными сомнениями, он наконец склонился к последнему варианту. После чего сделал прогулку по магазинам, купив все необходимое и конвертировав почти всю наличность в европейские банкноты.

Незаметно подкрался вечер. Вещи собраны, и можно немного отдохнуть, не думая о завтрашнем дне. Он извлек брошюру с изображением замка и внимательно перечитал ее еще раз. Помимо сведений, уже известных от Эльмиры, буклет сообщал, что обучение проводится по четырем основным дисциплинам магических наук – целительству, чародейству духа, природной магии и стихийному волшебству. На старших курсах предлагалось также факультативное обучение основам искусства трансформации и спиритизма. Успешное окончание позволяло получить степень бакалавра по одной из главных специальностей. Особенно заинтересовал пункт, сообщавший, что Академия помогает своим выпускникам в последующем трудоустройстве (сказано это было более витиевато и обтекаемо, однако смысл был именно такой). Многие ли учебные заведения оказывают подобные услуги? Неудивительно, что наибольший процент безработных или работающих не по специальности как раз среди вчерашних студентов.

Особой статьей расписывались красоты замка и прилегающих окрестностей. Упоминалось о чистом, здоровом воздухе без примеси каких-либо вредных соединений, умеренном климате без резких перепадов температур, великолепных уголках парка, окружающего замок, и уголках дикой природы за его пределами. Сам же замок, как сообщалось, идеально приспособлен для проживания и постижения таинств волшебства. Все сказанное иллюстрировалось красочными фотографиями, на которых были изображены пейзажи окрестностей, внешнее и внутреннее убранство замка, а кое-где и улыбающиеся люди самого различного возраста и цвета кожи – очевидно, студенты и преподаватели Академии. В этом отношении буклет мало чем отличался от тех, что рассылают по белу свету сотни других общепризнанных школ, колледжей и университетов.

Просмотрев до конца, Эрик отправил его в сумку и напоследок решил еще перелистать купленную три недели назад в ближайшем магазине, торгующем полиграфической продукцией, книжку под названием 'Основы магии и астрологии'. Из нее он узнал немало нового о планетах Солнечной системы, их влиянии на жизнь человека и взаимоотношениях между собой; о полезных (не всегда и не для всех) свойствах драгоценных и полудрагоценных камней; об астральных мирах и многочисленных эфирных сущностях, населяющих их, равно как и неведомых чудищах, обитающих где-то в потустороннем пространстве, рисунки которых автор не поленился привести со столь потрясающим реализмом, словно видел воочию; уникальных свойствах порошков и экстрактов редких трав и животных, могущих излечить от любых хворей и наделить поистине богатырскими силами, не только физическими, но и душевными; и еще про массу вещей, несомненно полезных, однако едва ли необходимых в повседневной жизни. На всякий случай книгу тоже возьмем с собой.

Вот и все. Пожалуй, можно и отдохнуть, тем более что уже темнеет. Плюхнувшись на кровать, он включил телевизор и отрешенно уставился на экран. И не заметил, как задремал.

Когда очнулся, казалось, прошло не так много времени – все та же безмятежность под уютное бормотание с экрана. Однако будильник показывал почти два часа ночи. Затеваться что-либо делать в столь позднее время не имеет смысла – разве что подкрепиться. Осторожно, чтобы не разбудить тетушку, Эрик прокрался на кухню и наскоро сделал себе бутерброд и стакан чая. Интересно, когда еще удастся посидеть на этой уютной кухне, прислушиваясь к неумолчному гулу столичной жизни, не стихающему даже ночью?

Перекусив, он ещё некоторое время провёл в мечтательном полузабытье и раздумьях. Воспоминания унесли в родной город – как редко выдавались там минуты одиночества, когда он мог, отрешившись от всего вокруг, просто отдыхать душой. Общение в кругу семьи, как правило, сводилось к обсуждению повседневных проблем, угнетающих однообразием и тоскливостью сути, а также сожалениями о нереализованных когда-то возможностях, которые, без сомнения, изменили бы их нынешнюю жизнь к лучшему. Ненамногим интереснее было и с одноклассниками, интересы которых отдавали примитивизмом из-за сугубой материалистичности. Поэтому Эрик без особого сожаления покидал Игримск, в тайной надежде вырваться из привычной и постепенно засасывающей не хуже болота среды обитания. Столичная жизнь казалась другой – более богатой и беспечной. Но найдется ли в ней место и для него? После месяца, проведенного здесь, на этот счёт имелись серьёзные сомнения. Быть может, Академия магов – действительно его шанс?

Успокоенный этой мыслью, он вернулся в комнату. Щелкнув выключателем, заметил слабое фосфоресцирующее свечение на столе, где лежали учебники. Письмо!

Осторожно, буквально двумя пальцами, он приподнял его. Свет шёл не от бумаги, а от надписи, но не той, официальной. В самом низу листка проступили четыре строчки на неизвестном нашему герою языке. Не английский, хотя и знакомыми буквами – его Эрик изучал в школе. На немецкий и французский вроде тоже непохоже. Словарей под рукой нет, кроме карманного сдвоенного англо-русского и русско-английского. Интересно, является ли сей текст дополнением к официальному приглашению, или просто случайно был взят уже использованный когда-то листок, прежняя надпись на котором давно выцвела?

Поскольку в тот момент решить подобную проблему не представлялось возможным, Эрик, отложив письмо в сторону, поспешил оказаться в объятьях Морфея. Разбудил его писк мобильной связи.

-Привет! Третий раз тебе звоню, всё не отвечаешь. Неужели до сих пор дрыхнешь? Уже начало десятого, поспеши. Без двадцати одиннадцать жду тебя у входа на 'Трехстекольную'. Давай, до скорой встречи!

Пришлось наскоро умываться, завтракать ещё одним бутербродом и собравшись окончательно, прощаться с тетушкой под предлогом переезда в общежитие.

Глава 4.

Домик на Тишегладской, 17 практически не изменился со времени их первого визита. Все тот же запущенный участок, еще гуще заросший бурьяном, все те же занавешенные окна безмолвного дома. Поскольку летняя жара к августу немного спала, внутри него уже не было явственного ощущения прохлады – так, на пару градусов холоднее, чем на улице. Не горели больше свечи, создававшие ауру таинственности, вместо них – обычные электролампочки. Заметно было также, что кругом чистота и порядок, больше, однако, присущие нежилому помещению, в котором перед уходом провели тщательную уборку.

-Смотрю, решили-таки стать студентами нашей Академии. Молодцы, не испугались, а я тогда подумала, что не увижу вас вновь. Признаться честно, я ведь тоже в свое время страх испытывала, пока не оказалась там. Давненько то было, двадцать лет минуло с той поры.

-Скажите, а что случилось с вашим приусадебным участком? – совершенно ни к месту спросил Гека. 'Ведьму' его вопрос слегка позабавил.

-Имеешь в виду, почему такой неухоженный? Всё просто, садовым хозяйством не увлекаюсь, да и в Голдтауне появляюсь лишь время от времени, по мере необходимости. Вот переправлю вас всех туда, можно и домой возвращаться.

Последнюю фразу Эрик интерпретировал таким образом, что из будущих студентов сформируют группу, которую затем доставят по месту назначения. И поинтересовался, кто будет их попутчиками и когда отправление.

-В Академии познакомитесь, – весело ответила Эльмира.

-Разве они уже там? Но каким образом?

-Вы недооцениваете возможности волшебства. С помощью магических порталов можно в момент перенести кого угодно куда угодно, в разумных пределах, конечно. Сейчас убедитесь сами. Приглашения не забыли? Взяли все, что считаете нужным? Тогда в добрый путь. Вставайте по одному в уже знакомый вам круг.

Гека, подхватив свой баул, последовал её совету. Вновь засветилась надпись – правда, совсем другая, как успел заметить Эрик, и внезапно столб бледно-розового пламени поднялся почти до потолка, скрыв собой фигуру приятеля. Когда через пару секунд свечение погасло, внутри никого не было. Эрик испуганно оглянулся. 'Ведьма' ободрительно подмигнула ему.

Яркая вспышка – и вместо деревенского дома перед ним каменные стены, задрапированные гобеленами с изображением рыцарской охоты. Он стоит на невысоком постаменте, а перед ним, у прочной деревянной двери, окованной железом, двое – его приятель и молодой мужчина с правильными чертами лица, одетый в неброские серо-зеленые рубашку и брюки.

– Ты Эрик Ставцев? – вопросил незнакомец. – Добрался нормально? Теперь, когда оба вы здесь, позвольте представиться: меня зовут Баджи, я бакалавр Зеленой магии.

-Зеленой? – машинально переспросил Гека. Баджи удивленно взглянул на него, но лицо его тут же просветлело.

-Да, если вы новички, то можете и не знать. В мире волшебников каждая из разновидностей магии традиционно имеет свой цвет. Целительство именуется Белой магией, цвет магии Духа – желтый, стихийное волшебство называется также Красным, по цвету огня, хотя стихийники балуются не только им. Зеленая же магия, как нетрудно догадаться – природная, объект наших исследований – мир растений и животных. Кроме того, есть еще магии Синяя – трансформации и Серая – спиритизм. Коричневая магия – некромантика и Черная – уничтожение относятся к запрещенным искусствам, которые в Академии не преподаются и самостоятельное их изучение и практикование строжайше запрещено. Но я отвлекся немного – пора вернуться к обязанностям администратора: приглашения взяли с собой?

Эрик расстегнул боковой карман сумки и извлек оттуда конверт. Геке пришлось покопаться: вещи в его бауле были накиданы вперемешку; похоже, он скидывал их туда без какого-либо плана. Когда второе письмо наконец было найдено, Баджи взял их и по очереди дотронулся до каждого перстнем с камнем изумрудной расцветки. Прикосновение камня к печати заставляло его на короткое время загораться.

-Все в порядке. Сохраните их. И оденьте вот это, – он протянул нашим друзьям два изящных серебряных колечка. – Ваша принадлежность к миру волшебников. А также универсальный переводчик, который позволит общаться с преподавателями, другими студентами и обитателями замка, а также с духами, элементалями и расами иных. Без этого здесь творился бы настоящий хаос – ведь все мы прибыли из разных уголков Земли. А теперь пойдемте, я отведу вас в ваши апартаменты. Через два часа завтрак, тогда покажу вам нашу столовую.

-Завтрак!? Но ведь сейчас уже полдень!

-Может быть – там, откуда вы прибыли. Но по местному времени сейчас пять часов утра.

Они оказались в длинном коридоре с высоким потолком, с которого свисали громадные лампы в виде подсвечников. Стены были украшены штандартами, мозаичными панно и картинами самых разнообразных сюжетов. Ковровая дорожка привела их в просторный вестибюль замка. Мимо лестницы, ведущей на второй этаж, они направились в другой уходящий вдаль коридор.

-Итак, ваши комнаты – 15я и 16я, – объявил их проводник, остановившись около дверей с табличками соответствующих номеров. – Вот ключи, располагайтесь как дома. Если захотите размять ноги, можете прогуляться по замку. Имейте в виду, что ученикам запрещено подниматься выше второго этажа; по правде говоря, вам это едва ли удастся. По-дружески предупреждаю сразу. Также не вламывайтесь в запертые помещения и, если ворота заперты, не пытайтесь их открывать. Ну, вот пока и все, а перед тем, как идти на завтрак, я к вам загляну.

Отведенные им комнаты оказались невелики по площади и без излишней роскоши в обстановке. Эрик, правда, ожидал увидеть худшее – что-нибудь типа общей спальной человек на десять-пятнадцать, с тумбочками, достойными солдатской казармы. Поэтому был приятно удивлен, увидев, что тумбочка, сделанная из добротного лакированного дерева и расположенная у изголовья кровати, довольно симпатична и даже не поцарапана. Помимо того, внутренняя обстановка включала также двустворчатый гардероб, небольшой стол с одним стулом, отделенную ширмой раковину с краном-смесителем и полку для книг. Словом, что-то среднее между одноместным гостиничным номером и монастырской кельей.

Из двух предложенных им номеров Эрик выбрал шестнадцатый, в котором настенный ковер изображал лесную поляну в тихий летний день. За оставшееся до ужина время можно успеть распаковать вещи и разложить их по полкам. Гека, напротив, меньше всего был озабочен обустройством.

-Пойду, прогуляюсь немного, – заявил он, закинув баул под стол. – Кажется, здесь есть на что поглядеть.

В конце коридора обнаружились два помещения, совершенно необходимые для любого представителя рода человеческого, а именно – душевую и уборную. Воспользовавшись по такому случаю одним из упомянутых заведений, он вернулся в вестибюль и внимательно осмотрел его. Громадная дверь, обшитая полированным металлом, закрывала выход из замка. Засов не был задвинут, и Гека с большим трудом подавил желание попытаться выбраться наружу. Четыре коридорных рукава расходились в разные стороны – два налево и два направо. Лестница в верхней части тоже разделена надвое. Куда пойти в первую очередь?

Поразмыслив секунду, он решил осмотреть второй этаж, выше которого подниматься им не положено. По лестнице, отделанной мрамором, он поднялся до развилки, где свернул налево. Еще один пролет – и перед ним коридор, чуть более широкий, чем тот, где расположены их номера. Всего несколько дверей. Подергав ручку одной из них, убедился, что та заперта. Ну и ладно, куда интереснее осмотреть портреты на стенах – здесь их целая галерея.

Прямо напротив не пожелавшей открыться двери висел портрет благообразного старичка в старомодном сюртуке с накинутой поверх белой мантией – под цвет спускавшихся на плечи волос и роскошной бороды. Глаза прикрыты очками в круглой оправе, придававшими лицу вид немного рассеянный и удивленный. Подойдя поближе, Гека разобрал надпись: 'A.F.Dambldonce. Grossmaster & Mage Guild Leader in 1841-1914'.

Следующим оказалось изображение пожилой дамы в роскошном платье приглушенно-розового цвета, с кружевами и небольшим бархатным воротником. Глаза дамы смотрели сурово и немного надменно; даже несмотря на то, что перед ним всего лишь картина, Гека не смог выдержать ее взгляд дольше двух секунд.

На третьем портрете оказался еще один старик – безбородый и с красным колпаком на голове, запахнутый в малинового цвета халат. В руках он держал книгу в старинном переплете, с неразборчивой надписью на обложке.

С четвертого, улыбаясь, взирал мужчина средних лет. Черные волосы его были коротко подстрижены и, одетый в гражданский мундир, он больше напоминал преуспевающего чиновника или клерка, чем мага.

Пройдясь до конца коридора и осмотрев все встретившиеся ему творения неизвестных мастеров кисти, Гека вернулся к лестнице. Ковровая дорожка уходила дальше вверх, к третьему этажу. Интересно, почему туда нельзя? А если подняться на один пролет и посмотреть, что там такого? Ведь никому от этого хуже не станет.

Подумав так, он начал медленно подниматься по ступенькам, оглядываясь по сторонам. Вроде все тихо, и никто не видит. Дойдя до поворота перил, он осмотрелся. Прямо напротив него на уровне третьего этажа по обе стороны от лестницы виднелись две статуи крылатых ангелов, в задумчивости присевших на одно крыло и склонивших голову, опираясь на вонзенный в землю меч.

Решив разглядеть их поближе, Гека сделал два шага вперед. Внезапно прямо в его голове раздалось: 'Проход запрещен!'.

Откуда пришло предупреждение, сказать было сложно, но лучше не рисковать, тем более в первый день пребывания здесь. Спустившись к холлу первого этажа, Гека обнаружил посреди него растерянно озирающуюся по сторонам девушку.

-Простите, вы случайно не находили мой гримуар?

-Ваш что?

-Гримуар. Книжка для записи заклинаний. Точно помню, что взяла его с собой, а когда начала раскладывать вещи, его нигде нет. Я бываю такой рассеянной!

Гека подошел ближе. Девушка явно не старше его, и, похоже, подобно им прибыла только что. Открытое миловидное личико без излишней косметики, доверчивый взгляд без тени лукавства выдавали в ней провинциалку, скорей всего даже жительницу небольшого городка или деревни. Наш герой решил познакомиться поближе.

-К сожалению, не находил. Но давайте поищем вместе. Как вас зовут и откуда вы?

-Мое имя Лиэнна, я из Англии, из местечка Блейденсвилль. Моя бабушка имела познания в колдовстве и научила меня нескольким простым заклинаниям. Например, я умею заговаривать раны и снимать усталость. Перед смертью бабушка сказала, что всегда хотела видеть меня профессиональной волшебницей и замолвит словечко, чтобы меня взяли на обучение чародейству. Случилось то три года назад, я уже и думать забыла, как вдруг пришло приглашение. Так и очутилась здесь.

-А меня зовут Гека, я из России. У меня, правда, среди родственников и знакомых колдунов нет. Да и попал сюда я по объявлению в рекламном вестнике. Глаза Лиэнны расширились от удивления.

-Так просто? Неужели Академия стала заниматься саморекламой? Ведь тут не какой-нибудь оккультный кружок, разве не чувствуешь присутствия могущественной магии?

-Откровенно говоря, не очень.

-Странно. Если бы у тебя не было предрасположенности к магии, ты никогда не стал бы здешним студентом. Тест проходил?

-Да, меня попросили встать в круг, и он засветился.

-Догадываюсь. В противном случае приглашение тебе бы не пришло. Ой, до завтрака осталось совсем немного, нам надо поспешить!

Похоже, англичанка знает немало интересного. Это может пригодиться, решил про себя наш герой.

Вместе они еще раз осмотрели прихожую замка. Но небольшой книжечки в коричневом переплете с золотым тиснением по краям нигде не было видно. Они перешли к осмотру коридоров. В том, что вел к комнате Лиэнны под номером 31, ее не оказалось. Больше им повезло в ответвлении, ведущем к порталу: неподалеку от соответствующего помещения сбоку от дорожки обнаружился объект их поисков.

-О, какое счастье! Было бы неприятно, если кто-нибудь нашел бы его и прочитал: ведь в нем не только формулы заклинаний, но и мои личные записи. Спасибо, что помог найти.

-Увидимся после завтрака?

-Не сегодня. Мне нужно отдохнуть после путешествия. Хочешь поболтать? Впереди целый учебный год, времени будет достаточно.

И они распрощались, разойдясь каждый в свое крыло. В процессе поисков Лиэнна успела рассказать Геке немного о планировке первого этажа замка. Четыре коридора его делились на два фронтальных и два тыловых, каждое из которых является правым или левым. Комнаты студентов расположены во фронтальных отделениях, левое – женское отделение, правое – мужское. В тыловых в основном обслуживающие помещения – столовая, библиотека, читальный зал, порталы перемещений, склады с учебными пособиями и тому подобное. Второй этаж, в чем Гека успел убедиться собственноручно, разделялся лишь на два коридора – восточный и западный. То ответвление, в котором он успел побывать, занимают классные комнаты, в другом – 'номера' обслуживающего персонала и магов, приезжающих на время по своим делам. Про третий этаж Лиэнна не знала ничего, лишь высказала предположение, что там скорей всего резиденции верховных магов – преподавателей.

Глава 5.

Вскоре после его возвращения нарисовался Баджи.

-Освоились на новом месте? Тогда идемте смотреть нашу харчевню. Имейте в виду: режим ее работы достаточно строг. Завтрак с семи до восьми, обед с часу до трех, ужин с восьми до девяти. Опоздали – останетесь голодными. Разрешается, правда, брать с собой из столовой чайные пакеты, бутерброды и печенье. Многие маги любят работать по ночам, в результате чего регулярно просыпают завтрак. Кстати, обратите внимание – в каждой комнате в тумбочке есть будильник. Мало кто из учеников догадывается брать его с собой, поэтому нашим завхозом было предписано снабдить ими всех. Насчет сохранности вещей можете не волноваться – если пропадет что-либо, у высших магов найдется немало способов узнать истину; их методы работы намного эффективнее полицейского расследования.

-И что грозит похитителю?

-Это будет зависеть от многих факторов. Виды наказаний, практикуемых в Академии, различны – могут наложить дисциплинарное взыскание вроде уборки помещений или помощи на кухне. Обычно у нас такую работу големы выполняют. Могут на некоторое время отстранить от занятий, а потом придется догонять остальных, или числиться в отстающих, что само по себе неприятно. Отрицательное отношение к вам преподавателей тоже способно сильно осложнить жизнь. Самым серьезным наказанием для учеников является, естественно, исключение – как правило, окончательное, без права восстановления. Для проштрафившихся профессиональных магов обычно применяются антимагические браслеты. Их ношение не дает возможности произносить заклинания вообще, а, кроме того, постепенно ослабляет чародея, вытягивая магическую энергию. Но я надеюсь, что вы не будете вляпываться в скверные истории и станете одними из лучших студентов на своем потоке.

Разговаривая подобным образом, они пересекли холл и подошли к призывно открытой двери, из-за которой доносились весьма ароматные запахи. Довольно просторное помещение с раздаточной стойкой слева и примерно двадцатью круглыми столиками, застеленными клетчатыми скатертями, и у каждого придвинуто по два-три стула. Народу немного – они пришли одними из первых.

Подойдя к стойке, Баджи заказал завтрак на троих. Буфетчик, он же шеф-повар, он же директор столовой, а по совместительству еще и Мастер красной магии Дрежелс щелкнул пальцами, и тотчас же к нему приблизились двое помощников. Взглянув на них, Эрик обомлел: их лица напоминали металлические маски, закрывавшие все лицо. Скосив глаза, он заметил также, что и на руки были надеты блестящие перчатки. Но неужели…

Да, именно те, о ком упоминал их 'опекун'. Големы. Люди из металла. От волнения у него и аппетит куда-то пропал. А вот его приятель, сосредоточившийся на местной кухне, похоже, их даже не стал разглядывать.

-А неплохо тут кормят, – сказал он, облизываясь, – получше даже, чем дома.

Они уселись за столик рядом с одной из четырех колонн, поддерживавших изукрашенный лепниной потолок. Гека отметил, что на подносе Баджи вместо мяса присутствовала двойная порция гарнира – жареного картофеля, и, не удержавшись, задал соответствующий вопрос.

-Я вегетарианец, – ответил тот, – как и большинство адептов Зеленой магии. Когда постоянно общаетесь с животными, уже не сможете спокойно есть их плоть. Думаю, вы сможете меня понять, если захотите избрать своей специальностью волшебство Природы.

Чтобы сгладить неловкость своего товарища, Эрик задал вопрос на отвлеченную тему:

-Расскажи, а что умеют маги твоей специальности?

-Тут в двух словах не опишешь. Понятно, что мы не экспериментируем с мертвой материей; воздействие на физическое тело человека и его духовный мир также не наше поле деятельности, как и потусторонние реальности. Мы занимаемся изменением климата, лечением и приручением животных, очисткой почвы и воздуха от токсинов, восстановлением экзосферы. Также в нашем ведении находятся порталы в миры, которые обычные люди называют фэнтезийными – земли эльфов, гномов, зеленокожих, высших ящеров и еще многих других, известных в основном лишь экспертам.

-Здорово! – глаза Геки загорелись. – И мы тоже сможем их увидеть?

-Не так быстро, друг мой. Открыть такой портал под силу лишь Великим Мастерам. Правда, на старших курсах вполне вероятно, что вам продемонстрируют нечто подобное и вы с безопасного расстояния сможете взглянуть на представителей иных. А если захотите послушать о них баллады – приходите в наш лесной поселок. Мой домик – с деревянной фигуркой рыси наверху.

-Разве ты живешь не в замке?

-Нет, жизнь на природе мне нравится куда больше. Климат у нас теплый, и поэтому проблема выживания в суровых зимних условиях тут не стоит.

-Кстати, а где мы находимся? В буклете Академии про это ни слова не сказано.

-Неудивительно: узнай о нас во внешнем мире – проходу не было бы от авантюристов всех мастей, начиная политиками, жаждущими власти и славы, и кончая уголовными элементами, могущими, не колеблясь, использовать магические способности во вред другим. Но для тех, кто уже здесь, нет смысла хранить тайну: замок Штарндаль находится на острове Санта-Ралаэнна, расположенный к северу от архипелага Антильских островов. Точные координаты я, к сожалению, не знаю и сам, да оно мне как-то и не требовалось.

-Однако Центральная Атлантика – место весьма оживленное. Здесь постоянно курсируют океанские лайнеры и самолеты, да и диких туристов на яхтах хватает. Вас давно бы нашли.

-Не все так просто. Для внешнего мира наш остров невидим. Наблюдатель извне узрел бы на его месте такую же океанскую гладь, как и на сотни миль вокруг. Грандиозная оптическая иллюзия. Ее границы охраняют элементали воздуха и воды: одни создают воздушные потоки, не дающие возможности подлететь поближе, и аналогично действующие элементали воды заворачивают проплывающие мимо корабли. Возможно, есть и другие виды защиты – я не знаю, в деталях не интересовался. Захотите – спросите у верховных магов, они расскажут поподробнее.

Зал потихоньку наполнялся жаждущими перекусить людьми. Гека вертел головой, рассматривая прибывающих. Пестрый состав последних отражал всю географию планеты под названием Земля. Да и возрастная характеристика будущих студентов отнюдь не отличалась постоянством. Не исключено, конечно, что среди пришедших позавтракать были не только поступившие на учебу, но и встречающий персонал – как их Баджи. Появилась и его новая знакомая – в сопровождении высокой эффектной брюнетки в красном платье. Гека заметил, что не он один обратил внимание на спутницу Лиэнны, кажется, даже в зале стало немного тише. Интересно, кто она? Нужно будет разузнать.

Эрик на появление незнакомки в красном не обратил никакого внимания и продолжал расспрашивать Баджи:

-Средневековый замок на острове вблизи Америки – само по себе чудо. Мореплаватели Старого Света не могли появиться здесь раньше шестнадцатого века. А, насколько я знаю, такие конструкции в те времена уже не строили.

-Ты прав. История замка Штарндаль началась задолго до эпохи великих географических открытий. Построен он был еще в конце XII века на территории северной Германии. Несколько раз переходил из рук в руки, пока не оказался в собственности волшебников – как подарок австрийского императора за помощь во Второй Некромантской Войне, в современных учебниках истории называемой Тридцатилетней. Чтобы не участвовать больше в политических разборках, было принято беспрецедентное решение – перенести замок с прилегающими окрестностями из центра Европы на один из удаленных островов. Выбор пал на Санта-Ралаэнну, в пользу которого сыграли роль такие факторы, как наличие пресной воды, девственная природа, отсутствие индейцев и, главное, удаленность от основных форпостов европейских стран в Новом Свете. 'Переезд' прошел удачно, хотя и потребовал усилий почти всех магов и их учеников. Замок оказался на плато в центре острова, а такой же кусок островной земли переместилось на его место. Окрестные крестьяне потом долго удивлялись, откуда в их суровых краях, где издревле росли лишь дремучие сосны да ели, вдруг появились представители субтропического климата. К сожалению, все эти диковинки недолго продержались – первая же зима уничтожила большинство из них, и постепенно место то затянулось болотами и поросло дремучими лесами. Так что теперь мало кто может сказать точно, где вообще находился раньше замок. Не в пример тому, создания Севера отлично прижились в южном климате, образовав поистине колоритный пейзаж – обвитые лианами сосны, или белки, питающиеся кокосовыми орехами. Кстати, все животные здесь ручные, только старайтесь не злоупотреблять их доверием. Был, например, на моем потоке один любитель злых розыгрышей – то птиц пугал, создавая иллюзорного ястреба, то поджигал траву под мирно пасущимися оленями. Кончилось тем, что отчислили его с третьего курса. Ну да ладно, расскажите лучше, как попали сюда.

-Мы… в общем-то случайно. Поспорили, что поступим вдвоем в то учебное заведение, куда наугад попадем пальцем в сборнике объявлений. И попали как раз на Академию Волшебства. Баджи слегка улыбнулся.

-Вы думаете, что произошло то по воле случая? Может быть, а может и нет. Время покажет. Ведь никто не знает заранее, где его предназначение.

-Но разве маги не могут заглянуть в грядущее или предсказать его?

-Ты имеешь в виду прорицание? Неблагодарное это дело. Словно смотришь в подернутое рябью озеро в пасмурный день. Все расплывается перед глазами, ничего толком не разберешь. Вопрошаемые духи тоже обычно не дают однозначного ответа – совсем как дельфийский оракул лидийскому царю Крезу перед его последней битвой. Что-либо определенное могло бы сказать Хрустальное Небо. Однако оно считается безвозвратно утерянным. Во всяком случае уж без малого тысячу лет ищут, а все без толку.

За разговорами друзья и не заметили, как от их трапезы остались одни пустые тарелки. Подносы с ними они отнесли к окошку сбоку от стойки. Уже выходя из столовой, Эрик заметил, что к их столику подошел один из големов и проворно протер его тряпочкой.

-Ну, ребята, пока что я с вами распрощаюсь. Помните, в двенадцать – торжественное открытие учебного года. Перед вами выступит сам ректор Академии Гроссмейстер Гарозиус. А пока отдыхайте.

Вернувшись к себе, приятели уселись за партию в шахматы, которые догадался прихватить с собой Гека (забыв, к немалому своему огорчению, взять такую нужную вещь, как полотенце). Двигая резные фигурки, приятели принялись обсуждать увиденное и услышанное.

-Ну и как тебе? Не жалеешь, что оказался тут?

-Пока нет. Очень непривычно только. Неужели мы действительно в Атлантике?

-Как выпустят наружу, увидим. По-моему, одно то, что нас сюда переправили за одно мгновенье, уже о многом говорит. Попробуй, например, силой духа переместить спичечный коробок хоть на сантиметр – скорей крыша съедет. А тут целый человек! Интересно, а левитации здесь учат? Представь, как классно – вылетел из окна, сделал пару кругов вокруг замка, и обратно.

-Однако подумай – если бы все было так просто, мы все бы не ходили, а летали. Меня больше интересует сам процесс – неужели произнес соответствующее заклинание, и все само собой получилось? Тогда, собственно говоря, тут и делать нечего, разве что выучить заклинания наизусть. А ты как считаешь, где здесь собака зарыта?

-Не знаю. Эльмира говорила что-то про концентрацию магической энергии, а как это делать, не сказала. Да не переживай – для того мы здесь, чтобы нас научили. Смотри на вещи оптимистичней – отдельная комната, никаких расходов на питание, да еще и любящие папы-мамы, дедушки и бабушки не контролируют. И, самое главное – немало симпатичных девчонок!

-Честно говоря, не обратил внимания. Очень заинтересовался рассказом Баджи. Один только факт переноса целого архитектурного комплекса тыщи за три километров чего стоит. Надо бы покопаться в исторических книгах – действительно ли существовал Штарндаль, и если да, как было объяснено его таинственное исчезновение. Все-таки Европа XVII века – не африканские джунгли, чтобы никто не заметил пропажу замка.

-Видно, колдунам это удалось. Чего теперь ломать голову? Если мы на острове, то, наверное, поблизости пляж есть, и вода должна быть потеплее, чем у нас.

-И голодные акулы ждут не дождутся, когда ты пойдешь купаться. Кстати, тебе шах.

-Вижу. Не смертельно. Надеюсь, что магам, как всем нормальным людям, тоже иногда хочется поплавать среди океанских волн.

-Или у них обустроен личный бассейн. Кстати, если мы к северу от Антильской гряды островов, то вполне вероятно, находимся внутри Бермудского треугольника. И если так, то магическая защита острова скорей всего и ответственна за все те аномальные явления, описанные в литературе.

-Может быть, хотя на Земле аномальных зон полно и в других местах, а треугольник, насколько я знаю, давно уже ведет себя тихо.

-Значит, маги усовершенствовали свою защиту.

-Или она вообще тут не при чем. Ты случайно чай с собой не брал? Жаркое было довольно острым.

-Случайно взял. Однако у меня кипятильник, который в отсутствие электричества бесполезен. А вдруг тут дровами топят?

-В наш просвещенный век даже волшебникам грешно без него обходиться. Заметь – если есть электролюстры, должно быть и все остальное. Давай поищем.

После недолгого осмотра комнаты они обнаружили за столом две розетки разной формы, одна из которых подошла под вилку кипятильника.

-Ты знаешь, данную марку чая пью уже несколько лет, ко вкусу привык уже, а сегодня он какой-то слишком необычный. Неужели влияние магии?

-Есть и более простое объяснение: это оттого, что он приготовлен на местной воде. Сам же говорил, что столичная вода отличается от вашей, игримской. Ничего, попьешь пару недель, привыкнешь.

-Вполне возможно. Тебе снова шах. Говоря по честному, в твоем положении чемпион мира – и тот бы сдался.

-Я пока не чемпион, потому спешить не буду. А если я своей пешечкой вот так?

-Опровергается конем на же-четыре. И следующим ходом ты теряешь ладью.

-Ладно, так и быть, признаю свое поражение. Пойду еще прогуляюсь. А ты что, собираешься тут киснуть?

-Отдохну немного, книжку почитаю. Все равно скоро все увидим.

-Да ну тебя! Не романтик ты. Ну и оставайся, а я пошел.

И Гека, одним глотком допив свой чай, исчез. Эрик, посидев минуту в раздумьях, плюхнулся на кровать, подтянул к себе сумку, и только сейчас вспомнил, что вчера вечером, раздумывая, какие книги взять с собой, отложил решение вопроса на утро. А после звонка Геки, совсем про них забыл.

Очень обидно. Зря, получается, отказался от предложения приятеля – вдвоем осматривать замок было бы веселее. Но, может быть, тот еще не успел уйти далеко? Увы. Ни в комнате, ни в коридоре Геки уже не было.

Глава 6.

Поразмыслив еще немного, Эрик решил, что размять ноги ему просто органически необходимо. Поразмыслив немного, он решил осмотреть коридор, в котором находилась столовая.

Последняя была закрыта, и расписание сбоку от входа красноречиво свидетельствовало, что ее работа временно завершена. Дальше по коридору располагалась кладовая, о чем сообщала надпись на нескольких языках (в том числе и на русском). Следующее помещение не было поименовано вообще, а вот дальше располагалось куда более интересное заведение – библиотека.

Осторожно потянув массивную медную ручку двери на себя, Эрик убедился, что последняя не заперта. Через образовавшуюся щель он разглядел полутемное помещение со стойкой, за которой угадывались очертания стеллажей, заполненных книгами. Набравшись смелости, наш герой проскользнул внутрь, аккуратно прикрыв за собой дверь.

Картина, представшая его глазам, была поистине грандиозной. Начинаясь почти от самой стойки, и заканчиваясь где-то в неразличимой глубине помещения, стояли потемневшие от времени стеллажи. Они были доверху набиты книгами – как вполне современными, так и старинными, в тисненых золотом и серебром переплетах, а то и окованных железом, написанных от руки задолго до изобретения книгопечатания. Кое-где на верхних полках проглядывали даже пергаментные, папирусные и берестяные свитки. Коллекция раритетов, увиденных нашим героем, без сомнения, сделала бы честь любой из крупнейших мировых библиотек. Эрик почти не сомневался, что смог бы найти здесь издания, более нигде не сохранившиеся.

Библиотечная стойка, отгораживающая хранителя знаний от желающих прикоснуться к ним, была затянута изрядно потертым зеленым сукном, на котором, если присмотреться, можно было различить выцветшую надпись: HABENT SUA FATA LIBELLI (книги имеют свою судьбу – лат.). Прямо на ней располагался ящик – каталог с учетными карточками читателей. Рядом – старинная бронзовая чернильница и два пушистых пера, одно торчит вертикально, другое лежит рядом. На ящике – старинный светильник в виде титана, держащего на плечах чашу, в которой горит огонь.

Похоже, появление нашего героя все же было замечено – скорей всего из-за потока воздуха через открывшийся проем, заставившего пламя заколебаться, порождая причудливую игру теней. Откуда-то из глубины книжного мавзолея раздался голос:

-Кто там? Библиотека еще закрыта!

-Прошу прощения, – робко ответил Эрик.

Из-за крайней справа стойки появился самый настоящий аксакал – в расписном халате и чалме, с лукавым прищуром глаз и реденькой седой бороденкой. Увидев нашего героя, он секунд пять его разглядывал, а потом изрек:

-Что-то, юноша, я тебя никак не признаю. Напомни, пожалуйста, кто ты.

-Я из числа поступивших на первый курс. Еще пара секунд размышления, затем старик просиял.

-То-то я смотрю, оживленно дюже нынче в замке. Однако почему вас привели книжки получать так рано?

-Я пришел один. Шёл мимо, решил заглянуть.

-Очень мило. Обычно студенты показываются здесь после начала занятий, а некоторые и по полгода носа не кажут, пока не придет экзаменационная пора. А так чтобы по собственной инициативе, сразу по прибытию, да в кладезь знаний – такого и не припомню. Хотя нет, вру, был тут студент любознательный, постоянно ко мне заходил. Все думали, великим магом станет, а он в одну прекрасную ночь сбежал, и больше о нем и слыхом не слыхивали.

-Почему же он так сделал, дедушка? – заинтересованно спросил Эрик, стараясь вложить в свой голос максимум почтительности.

-Кто ж его знает… Даже записки не оставил, однако. Вначале думали – вернется, но так и не возвратился. Что-то видать шибко не понравилось ему здесь. Ну да ладно. Ты-то сюда зашел из любопытства или книжку какую почитать хотел?

-Если честно, по обеим причинам. Есть что-нибудь, так скажем, не слишком сложное для начинающего волшебника?

'Аксакал' от души улыбнулся, отчего лицо его собралось лучистыми морщинами.

-Найдем. Но вначале давай запишу тебя, чтобы все было по правилам.

Достав из-под стойки чистый бланк учетной карточки, он обмакнул одно из перьев в чернила.

-Итак, имя, фамилия?

-Эрик Ставцев.

-Год рождения?

-2023й.

-Место рождения?

-Город Игримск, Россия.

-Замечательно. Поставь внизу свою роспись.

Эрик с интересом повертел перо. Никогда прежде не приходилось ему держать в руках столь архаичный инструмент для письма. Роспись его, соответственно, больше оказалась похожей на продолговатую кляксу. Впрочем, библиотекарь не высказал по данному поводу никакого беспокойства.

-А теперь поищем что-нибудь научно-популярное. Одну минуточку. Оглядев ближайшие полки, 'аксакал' снял с них две книжицы.

-Вот. Для начала сойдет. А когда прочитаешь, приходи, дам еще. Да, забыл представиться – меня зовут Халид. Мастер Халид.

Распрощавшись с библиотекарем, Эрик вернулся к себе. Приняв горизонтальное положение, он ухватил одну из принесенных книг – 'Краткий курс истории становления и развития магических наук' и принялся её читать.

'Доподлинно неизвестно, кто и когда первым произнес формулу, совершая действие, не потребовавшее затрат мускульной энергии. Установлено лишь, что уже у некоторых первобытных племен практиковались примитивные заклинания вызова огня, контроля животных, различного вида благословений для соплеменников и еще более разнообразного набора проклятий для врагов. С появлением крупных поселений – прообразов будущих городов искусство чародейства становится уделом касты жрецов – бывших шаманов племен.

Становление первых цивилизаций дало мощный толчок развитию магических искусств. В первую очередь тех, потребность в которых была наиболее велика. Это стихийные заклинания коррекции погодных условий (что было особенно актуально до появления систем ирригации), массового контроля сознания, применявшегося для усмирения рабов и воодушевления воинов. Судя по тому, что обряды с произнесением соответствующих заклинаний требовали присутствия значительного количества жрецов и аколитов, сами формулы были не очень эффективны. К сожалению, проверка данного тезиса затруднительна, поскольку с тех времен почти не осталось письменных источников. Рукописи более поздних эпох, дошедшие до наших дней, либо не упоминают их вовсе, либо приводят в исправленном (улучшенном) виде. Тем не менее, некоторые заклинания, изобретенные еще тогда, сохранились до наших дней почти без изменений – например, Огненный Шар или Героизм. Одним из наиболее грандиозных примеров применения магии эпохи древних царств является возведение колоссальных по размерам пирамид – усыпальниц фараонов…'

Так вот, значит, как соорудили величественные пирамиды фараонов Четвертой династии Древнего Египта – Хуфу, Хафры и Менкаура. К сожалению, в книге не уточнялось, каким именно путем осуществлялось магическое вмешательство. Использование труда големов? Телекинез и левитация каменных блоков? Волшебное увеличение силы строителей пирамид, делающих их похожими на легендарных героев?

'…Трагический путь развития человеческих цивилизаций, выразившийся в бесконечных спорах за территорию и ресурсы, протекающих в большинстве случаев путем вооруженных столкновений, не могла не отразиться на приоритете исследований – в первую очередь шло развитие боевой магии. Помимо совершенствования атакующих заклинаний волшебства стихий и воздействия на разум противника, усиленно разрабатывались искусства т.н. отрицательной направленности – некромантия и чернокнижие. Имеются данные (истинность которых, однако, м.б. подвергнута сомнению, так как представлена единичными фактами в пересказе историков более позднего времени) об использовании подразделений скелетов в древней Месопотамии и в Египте времен Среднего Царства. Более достоверным (и подтвержденным несколькими независимыми источниками) является факт создания боеспособной армии нежити фараоном Тутмосом III, обеспечившей успехи его походов на юг, в земли кушитов (совр.Эфиопия). Крупное поражение греческой армии, вторгшейся на остров Крит в конце XI века до н.э. имело место вследствие применения критским царем Аденосом заклинания Падучей Болезни. Ослабевшее от нее деморализованное войско стало легкой добычей гвардейцев царя и столичного ополчения. Широко практиковалось чернокнижие ассирийским царем Сарганапалом – в основном проклятия в виде Усталости и Неудачи, позволявшие его воинам легко одерживать победы над обессилевшим противником. Среди примеров боевого использования других направлений магии в те времена можно привести применение израильской армией при завоевании Палестины заклинания Ядовитый Дождь, который наносил немалый урон враждебным племенам аммонитян и филистимлян. Знаменитую морскую битву при Саламине грекам помогли выиграть элементали огня и воды, сжигавшие и топившие корабли персов. Два с половиной столетия спустя Александр Македонский разгромил Персидскую империю, используя Смертельный Ужас для врага и Берсерк для своих воинов. Комбинация данных заклинаний приводила к тому, что вражеское войско в паническом страхе разбегалось, не вступая в бой, и позволяла Александру легко одерживать победы даже над многократно превосходящим по численности врагом. Достойный отпор он получил лишь в Индии, после чего вынужден был повернуть назад – индийцы для самозащиты вовсю использовали природную магию. Воины страдали от бесчисленных полчищ насекомых и ядовитых змей, плесень портила пищу и выводила из строя обмундирование, дикие звери атаковали внезапно, совершенно не боясь человека. Поэтому, несмотря на легенды о сказочных богатствах Индии, угроза потерять войско оказалась сильнее, вынудив вернуться в Вавилон, где жизненный путь великого полководца вскоре оборвался – не исключено, что вследствие наложенного там же, в Индии, проклятия…'

Крайне интересные сведения, заставляющие по-новому взглянуть на общеизвестные исторические факты. Очень непривычно… хотя причин для выражения вотума недоверия вроде нет. Но что там дальше?

'…Во времена расцвета Римской империи широкомасштабные акции с применением волшебства практически не проводились. Римляне, которым в большей степени – по сравнению с другими нациями – были присущи практицизм и здравомыслие, скептически относились к оккультной практике. Колдуны и чародеи, уличенные в неблаговидных делах или нарушении закона, имели неплохие шансы стать обедом для львов на арене гладиаторского цирка. Тем не менее, магическое искусство продолжало совершенствоваться – по окраинам империи полулегально существовали целые школы, обучающие основам волшебства. Спрос на услуги чародеев в то время, как и в любое другое, не исключая современности, был достаточно постоянным. Относительная стабильность положения империи на протяжении нескольких веков дала толчок развитию целительства, любовной магии, прорицания, из которого впоследствии выделился спиритизм…' Интересно, а какие услуги волшебников в наибольшей цене сейчас?

'…Крушение Римской империи – одна из наиболее трагичных страниц в истории человечества, нанесла громадный ущерб и искусству волшебства. Под натиском варварских орд разрушению подверглись большинство школ и библиотек; многие бесценные знания были утеряны безвозвратно. В отличие от римлян, пусть и не особо благоволивших чародеям, но и не преследовавших их преднамеренно, варвары отличались неслыханной жестокостью. Наиболее распространенное толкование сему факту, апеллирующее к наличию у варварских племен культа грубой физической силы, презирающего интеллектуальные и духовные занятия, слишком примитивно и не в состоянии объяснить многих фактов. Историкам еще придется проделать немалую работу, чтобы найти исчерпывающие доказательства в пользу одной из существующих гипотез.

Эпоха Упадка, как названо то время, привела к тому, что уцелевшие маги и их ученики были вынуждены скрываться или отправляться в изгнание в дальние страны. Часть их эмигрировала в северные земли – Британию, Ирландию, Скандинавию, Славянию. Другие выбрали Восток – Индию, Китай, кое-кто даже Японию, Филиппины и остров Цейлон. Те, кто предпочитал неприхотливость в быту и суровые условия обитания, закаляющие дух в борьбе за существование, переселились в южную и восточную Сибирь; местные племена почитали их как великих шаманов. Еще одна, меньшая, часть ушла в южном направлении – в Египет, Эфиопию, и дальше – в Черную Африку; к сожалению, об их деятельности там не осталось никаких свидетельств, можно лишь предположить, что основы магии вуду были заложены кем-то из них.

Когда ситуация в Европе немного успокоилась, ушедшие в подполье маги перебрались в Византию, некоторые пошли на службу первым европейским монархам. Осколки античных знаний подбирались и склеивались, восстанавливая утраченное, изобретались новые заклинания, неизвестные ранее. Однако сам дух той эпохи, безжалостной к слабым и равнодушной к ищущим истину, наложил сильный отпечаток на дальнейшее развитие магии. Вновь произошла активизация темных искусств, причем на более высоком уровне. Именно в те времена были изобретены ритуалы создания высших немертвых – вампиров, личей и черных рыцарей…'

Ну, вампиры – это понятно. А кто такие личи? Словечко знакомое, но никак не вспоминается.

'…Своя, особая школа магии возникла в набирающем силу Арабском Халифате. Ее адепты экспериментировали преимущественно с элементными силами, и достигли в том немалых вершин. Большинство заклинаний магии стихий, разработанные ими, с незначительными вариациями используются и сейчас. Их применение способствовало не только военным успехам Халифата в Испании и Малой Азии, но и его экономической экспансии, а также осуществлению грандиозных строительных проектов. Арабскими магами впервые было поставлено на поток изготовление обладающих волшебными свойствами предметов – колец, амулетов, свитков, посохов, зачарованного оружия и т.д. Многие из подобных вещей пережили своих владельцев и благополучно сохранились до наших дней, потеряв лишь часть своей силы…'

Интересно, не оттуда ли родом байки о ковре-самолете и сапогах-скороходах?

'…Раннее Средневековье характерно также созданием заклинаний, позволяющих открывать порталы во Внеземелье. История умалчивает о том, кто был первым счастливчиком, заглянувшим за иную грань бытия; не исключено, что формулу 'открывали' и 'закрывали' много раз, поскольку ее применение оканчивалось неудачей – порталы открывались в космическую пустоту или вели к безжизненным и непригодным для обитания землям. Но в конце концов экспериментаторам повезло – очередная попытка открыла дорогу к планете, населенной эльфами…' Чуть ниже шла ссылка:

К сожалению, объем данной книги не позволяет привести подробно всю историю взаимоотношений с расами иных – для интересующихся читателей можно посоветовать специальную литературу по данному вопросу: 'Внеземелье. Очерки и небесполезные советы путешественникам', авт. Н.Лизинус, 1912; 'Жизнеописание народа эльфов', авт. Ф.Санэро, 1768; 'Гномы. Как завязать торговые отношения с взаимной выгодой', автор неизвестен; 'О наших невероятных приключениях в Драконии', авт. С.Джарлен и Н.Игнасио, 1823, и т.п.

'Эльфы оказались дружелюбным народом, легко вступающим в контакт. Высокорослые и при том изящного телосложения, не позволяющего переносить большие грузы и выполнять тяжелую работу. Зато по части ловкости и быстроты движений дадут сто очков вперед любому представителю нашего племени. Их мир фактически представляет собой гигантскую лесную чащу; открытых пространств (кроме водоемов) очень мало. Поэтому неудивительно, что большинство их построек – из дерева, каменные строения встречаются редко. Металлические изделия и вовсе импортируются из земель гномов в обмен на древесину и сельскохозяйственную продукцию…'

'…От эльфов были получены адреса еще двух миров – уже упомянутых гномов и драконов. Классический облик гномов – низкорослые коренастые бородачи, выносливые телом и с сильными руками, натренированными добычей руды и прокладкой тоннелей. Их планета пустынна и негостеприимна, запасы питьевой воды есть лишь в подпочвенных резервуарах. Гномы – превосходные камнерезы, металлурги, кузнецы и ювелиры; их изделия славятся своей добротностью и охотно покупаются. Угрюмые и молчаливые, они – надежные деловые партнеры и преданные друзья всем, кто сможет заслужить их доверие…'

Да, все так, как описано в многочисленной фэнтезийной литературе. Скорей всего, первые ее авторы базировались на неких описаниях, оставленных очевидцами. Было бы любопытно почитать в оригинале. А что там насчет драконов?

'…Пожалуй, ни про одно племя не сложено больше легенд и небылиц, как про драконов. Их мир представляет собой царство земноводных и рептилий, очень похожее на Землю в незапамятные времена. Однако на нашей планете оно прекратило свое существование по причинам, до сих пор точно не известным, и динозавров сменили млекопитающие, а в том мире развитие цивилизации рептилий привело к появлению разумных крылатых ящеров, именуемых драконами. В балладах европейских народов дракон – громадный, чуть не с гору величиной, страшный черный зверь, сразить которого – величайшая доблесть для рыцаря. В восточных былинах встречается и другое описание дракона – как создания, наделенного мудростью и сверхъестественной силой. Надо признаться, что судить по подобным сказкам о героях нашего повествования – примерно то же самое, что делать выводы о человечестве, изучая повадки какого-нибудь каннибальского племени из Папуазии. Драконы чрезвычайно разнообразны: и по окраске (весь набор цветов от белого до черного), и по размерам (самые мелкие величиной с дога или сенбернара, самые крупные высотой с двухэтажный дом), и по характеру – одни спокойные и миролюбивые, другие агрессивные, а также по характеру питания – травоядные или хищники (есть и всеядные подвиды). Подробная классификация драконов приведена в сочинении Джарлена и Игнасио, изучавших их в течение длительного времени…' Здесь Эрик решил сделать паузу и дать отдых слегка гудевшей голове.


Глава 7.


Долго отдыхать не пришлось – завалился Гека.

-Спишь, что ли? На общее собрание идти планируешь? О, какая прелестная книга! Где ты ее раздобыл?

-Как где – в библиотеке, естественно.

-Уже туда успел забраться? Зря не пошел со мной – представляешь, здесь есть помещение для релаксации, что-то типа комнаты отдыха, хотя на самом деле – целая квартира из нескольких комнат. Выделено специально для студентов. Правда, телевизор там работает лишь как экран для видеомагнитофона, и компьютер не имеет выхода в Сеть. Прямой связи с внешним миром нет, видимо, элементали глушат радиосигналы. Соответственно, и от наших мобильников мало толку.

-Очень интересно. Не ожидал, честно говоря, увидеть столь современную технику. Откуда же они ее берут?

-Откуда и всё остальное – из внешнего мира. Как мне рассказали, снабжением ведает комендант, Мастер стихийной магии Фиттих. В его ведении не только сам замок, но и его обитатели. Через волшебников разных стран идет закупка товаров и оборудования и потом переправляется на остров. Подробностей узнать не удалось, да и не важно. Главное – если понадобится что-либо, можешь напрямую обращаться к нему.

-А где я его найду?

-Кабинет на втором этаже, не уточнил, правда, который именно. Так вот, – продолжил Гека свой рассказ, – помимо электроники, есть там и вполне традиционные развлечения – настольные игры, полка книг легкого чтива – детективы там всякие, фантастика, а также стопка газет, правда, не первой свежести, и по большей части на чуждых нам языках. Впрочем, они меня заинтересовали меньше всего – зачем, если есть с кем побазарить. Мы даже небольшую пульку в преферанс расписали, благо народ подобрался что надо. Карты притащил с собой Джо, прибывший из Америки, к тому же потомок коренных её обитателей. Вдвоём уговорили составить партию Отто и Фэна. Пришлось, правда, их вначале учить правилам – Джо немного умел играть в бридж, с ним проще оказалось, а вот Отто долго не мог врубиться. Но в конце концов заделали неплохую партию. Хорошие парни – я тебя потом с ними познакомлю. Удивительными все-таки путями люди сюда попадают. Фэн рассказал, что учился в Дайкинском университете на историческом факультете, интересовался религией и культурой древнего Китая. В начале лета в составе археологической экспедиции участвовал в раскопках храмового комплекса в Тибете. Нашли они там каменные скрижали с письменами на неизвестном языке, не имевшем ничего общего с древнекитайским. Как-то, разговаривая с местными жителями, упомянул о находке, и порекомендовали ему обратиться к живущему неподалеку старику-отшельнику – мол, если и тот не прочитает их, то и во всем мире едва ли найдется, кто сможет. И когда пришел он к старцу, тот долго и внимательно его разглядывал, не говоря ни слова, а затем произнес: 'Вижу, есть в тебе стремление узнать неведомое. Но слишком длинной дорогой идешь, и всей жизни не хватит, чтобы одолеть крохотный отрезок пути. Но, если желаешь, я помогу тебе попасть туда, где твой путь к истине станет намного короче'. И Фэн согласился.

Что касается Отто, то его история не менее занимательна. Когда-то в детстве, когда было ему лет шесть, сильно заболела его младшая сестра – так что врачи уже всерьез опасались за ее жизнь. И вот в ночь, когда стало совсем плохо, он попросил у родителей разрешения помолиться у постели сестры. И – о, чудо! – наутро та была совершенно здорова! Безумно обрадованные родители восславили Бога и тут же, собрав всех друзей и соседей, закатили пир горой. Один из приглашенных, пастор местной церквушки и давний приятель отца Отто, узнав о чуде, пожелал поговорить с виновником торжества. И сказал буквально следующее: 'У тебя есть дар, мой мальчик. И ты должен обратить его на пользу людям. Но еще слишком рано. Когда достигнешь совершеннолетия, сможешь поехать учиться туда, где помогут развиться твоим способностям'. И действительно, вскоре после того, как ему исполнилось восемнадцать, пришло письмо с предложением стать студентом Академии.

-Ну вот, а у нас и похвастаться нечем: подумаешь, объявление!

-Не волнуйся, у Джо тоже всё оказалось просто. Свое приглашение получил из Сети. Вначале подумал – чья-то глупая шутка, и уничтожил сообщение, но оно пришло вновь. Связался с мистером Пэтсоу, о котором упоминалось в письме, и тот подтвердил, что никакой ошибки нет, и послание адресовано именно ему. Поразмыслив, потомок краснокожих решил, что быть студентом все же почетнее, чем работать мойщиком автомобилей. Так что я нашей историей не очень-то их удивил. Отто лишь пожал плечами, дескать, мало ли чудес на свете бывает.

В дверь тихонько постучали, и в ответ на предложение войти на пороге появился улыбающийся узкоглазый паренек.

-На ловца и зверь бежит. Фэн, заходи, не стесняйся! Новый знакомый и Эрик пожали друг другу руки.

-Здравствуйте. Мое имя Фэн Чжи До. А вы Эрик? Ваш друг рассказывал, что вы вместе попали сюда, познакомившись всего месяц назад. Подумать только – в многомиллионном городе судьба свела двоих, обладающих способностями, и обоих забросила сюда! Я со своими землячками познакомился уже здесь, а раньше и понятия не имели о существовании друг друга.

-Нас из России на самом деле больше чем двое, но мы пока не знаем, кто еще.

-Мне кажется, один из них живет в 11м номере. По крайней мере, он назвался русским именем.

-И каким же?

-Алехандро. Приятели так и покатились со смеху.

-Запомни, Фэн, – назидательно произнес Гека, чуть-чуть успокоившись, – имя 'Александр' вообще-то греческое, и назвавшийся им вполне мог оказаться оттуда, а в произнесенной тобой транскрипции и вовсе являться уроженцем Италии или Испании. Я думаю, когда нас соберут вместе и устроят перекличку, все станет на свои места.

-Кстати, – заметил Эрик, – по поводу пресловутых 'способностей'. Интересно, как их можно разглядеть, ничего не зная о человеке.

-Значит, есть те, кто способен их увидеть. Или в поведении обладающих даром присутствует нечто особенное, чего сам индивидуум не осознает, но бросающееся в глаза другим. Например, если некто хорошо рисует, но никогда не видел чужих рисунков, он априори будет полагать, что и остальные люди рисуют не хуже. Вы проходили какой-нибудь тест перед тем, как попасть сюда?

-Попросили встать в магический круг, после чего он засветился.

-Каким цветом? Приятели смущенно переглянулись.

-Не помню точно. А ты?

-Тоже. Кажется, желтым, а может, оранжевым… А какой в том смысл?

-Вроде бы окраска надписи соответствует магии, к которой у тебя наибольшая склонность. Надо будет при случае узнать у кого-нибудь из учителей.

-Как они тут, не дюже строгие?

-Пока видел только одного и, по правде говоря, он меня немного напугал. Вчера вечером гуляю по второму этажу, рассматриваю портреты, вдруг сзади дверь тихонько скрипнула. Инстинктивно обернулся – смотрю, появляется мужчина с нахмуренным лицом, в красном плаще с черной каймой. Как взглянул на меня – честное слово, я не из трусливых, а тут захотелось сквозь землю провалиться, даже колени подогнулись. Что-то было в его глазах такое – словно до глубины души достал. Думал – если заговорит со мной, и двух слов в ответ связать не смогу, во рту все пересохло. Но, к счастью, пронесло – отвернулся и ушел. У такого не то что спросить, за километр обойдешь.

-Ладно, не переживай, может, он только с виду такой грозный.

-Будем надеяться. Я на самом деле зашел поинтересоваться – собрание у нас точно в двенадцать? Приятели переглянулись.

-Вроде бы. По крайней мере, нам так сказали.

-Ну тогда я побегу, надо успеть кое-что сделать до того момента. И Фэн, раскланявшись, скрылся за дверью.

-Что-то самому спать немного захотелось, – сказал Гека, зевая. – Может, ну ее, эту встречу, да покемарить малек?

-Хочешь в первый же день быть единственным отсутствующим? Соберись, выпей кофе.

-Ладно, уговорил. Но до двенадцати еще есть немного времени, я все же прилягу. Разбуди меня, когда пора идти, хорошо?

-ОК. Я тогда пока продолжу чтение.

Вслед за красочным описанием чудес Внеземелья пошел материал поскучнее, представляющий интерес скорее для профессиональных историков, чем для рядовых читателей. Несколько страниц, посвященных философским спорам о природе магии, имевшим место в Византии тысячу лет назад, Эрик пролистнул, лишь бегло пробежавшись по началам абзацев – потом можно будет прочесть повнимательнее. Куда больше его заинтересовало преследование катаров и положения 'альбигойской ереси'.

'Общеизвестно, что Церковь, на словах осуждавшая занятие чародейством, в действительности никогда не отказывалась от тайного практикования волшебства в таких областях, как целительство (лечение болезней, врачевание ран), магия Духа (миссионерская деятельность, вдохновляющие проповеди), иллюзии (сотворение чудес) и т.д. Подобная лицемерная политика порождала недовольство как внутри различных слоев населения, так и у отдельных священнослужителей, считавших, что двуличность в данном вопросе (и не только в нем) вредит Великому Служению и наносит Церкви урон больший, чем выгода, которую она получает, используя магию, пусть даже и для благих целей. Нарастание недовольства привело в конце концов к расколу: часть священников объявила о своем несогласии с официальной церковной политикой, потребовав либо легализации магических ритуалов, либо отказа от них вообще. Раскольников стали называть 'катары', что означает 'чистые'.

Под покровительством графа Тулузского Раймона, ставшего рьяным приверженцем их идей, катары основали свою собственную школу магии в г.Монсегюр на юге Франции, быстро ставшую популярной благодаря демократическому подходу к обучению, исключавшему принуждение – в те времена ученики магов очень часто подвергались настоящей эксплуатации, обслуживая домашнее хозяйство чародея в ущерб постижению секретов ремесла. Проповедуя невиданные для своего времени идеи свободы и духовного равенства, катары приобрели громадную популярность: под их знамена стекались тысячи людей самых разных сословий. Повсюду создавались общины, и все новые и новые проповедники устремлялись в путь, переправляясь через Ла-Манш, Рейн и Дунай, забираясь все дальше – в Малую Азию, земли русских князей и даже во владения монгольских ханов, и неся с собой благую весть о возвращении Истинной Веры и приближении царства всеобщей справедливости.

Осознав, что триумфальное шествие нового вероучения угрожает самому факту ее существования, Церковь от слов (предание еретиков анафеме, публичные проклятия в их адрес, увещевания не верить катарам и обещания адских мук тем, кто поддастся на их призывы) перешла к делу. Созывая очередной крестовый поход, папа Иннокентий III призвал обрушить его карающую длань на головы отступников. Рыцари-авантюристы и наемники всех мастей, готовые за золото и индульгенции на любое злодейство, охотно откликнулись на призыв – особенно те, кто участвовал в набеге на Константинополь, надеясь вновь на захват богатой добычи.

Начало похода оказалось для них удачным: крестоносцы без труда захватили несколько мелких городов, огнем и мечом истребляя местное население и не особо вдаваясь в подробности, кто еретик, а кто добропорядочный прихожанин Церкви. Правда, дальше победоносный ход слегка затормозился: жители окрестных сел разбегались при одном известии о его приближении, а по ночам нападали на обозы. Редеющее воинство постепенно растягивалось и распадалось на отдельные отряды, плутавшие по всему Лангедоку, не в состоянии добраться до более-менее крупного города, где можно было бы отдохнуть и пополнить запасы. Как стало известно потом, монсегюрские маги активно использовали заклинания Иллюзорная Местность и Отвод Глаз. В конце концов, деморализованные горе-вояки дезертировали почти поголовно, и поход сам собой тихо завершился.

Однако папа сдаваться не собирался. Призвав на помощь магов, сохранивших верность тиаре, он набрал новую рать. Война, в которой обе стороны применяли магию, оказалась затяжной – почти четыре десятилетия велась с переменным успехом, пока наконец папа Иннокентий IV не предпринял решительный шаг: изрядно раскошелившись, привлек на свою сторону нескольких крупных французских феодалов. Армия альянса прорвала оборону лангедокцев и заняла Альби, Монпелье, Нарбонну и Тулузу. Дольше всех сопротивлялся Монсегюр, окруженный магической защитой. Даже в кольце плотной осады крестоносцам понадобилось почти полтора года, чтобы ее преодолеть, пробить хорошо укрепленные стены города и сломить сопротивление его защитников. Каково же было их удивление и разочарование, когда во всем захваченном городе не оказалось ни одного человека! Последнюю линию обороны держали големы, элементали Земли в обличье античных героев, и живые доспехи. Пропали не только люди – все мало-мальски ценное исчезло бесследно, в том числе и библиотека сокровенных знаний, одна из лучших в тогдашней Европе.

Разъяренные крестоносцы разрушили и дотла сожгли город, не оставив и камня на камне. Попытки выяснить, куда подевались жители и их имущество, ни к чему не привели. Лишь столетия спустя стало известно, что верховные маги Монсегюра во главе с архимагом Атреном применили (впервые в истории) заклинание Сфера Телепортации. Позднее вариант данного заклинания использовали и в случае 'переселения' замка Штарндаль. К сожалению, 'место прибытия' спасенных обитателей Монсегюра осталось тайной, как и местонахождение большинства книг и артефактов. Лишь некоторые из них находились столетия спустя в разных частях света; поиски оставшихся не прекращаются и по сей день.

Со взятием Монсегюра движение катаров пошло на убыль. Тем не менее, Церковь еще долго продолжала упорно преследовать оставшихся на свободе 'еретиков', подавляя попутно очаги недовольства. И – проглядела новую, надвигающуюся с Севера, угрозу, куда более серьезную, чем катары…

Болота Ирландии и Шотландские горы в ту историческую эпоху уже давно имели прочную и, увы, печальную репутацию мест обитания темных колдовских сил. Адепты черной магии и некроманты облюбовали эти негостеприимные и малонаселенные края, где некому было помешать их нечестивым экспериментам. До поры до времени на них не обращали особого внимания, поскольку немного было желающих обживать и заселять те земли, да и сами чернокнижники вели себя относительно спокойно, пугая лишь крестьян на отдаленных хуторах. Все изменилось с приходом к власти барона Макдруена, фактически узурпировавшего шотландский трон. Его ближайшими советниками стали некромант Адеббаас и чернокнижник ДеФерой, способствовавшие захвату власти, а затем ее удержанию. Созданная под их руководством невиданная доселе армия нежити в 1314 году вторглась во владения английского короля. И хоть до грандиозных баталий, развернувшихся в континентальной части Европы, было еще далеко, данный год фактически является началом Первой Некромантской войны, в официальной истории человечество именующейся Столетней…'

Помнится, про что-то подобное упоминал Баджи. Надо будет при случае расспросить поподробнее.

Однако уже без пятнадцати двенадцать. Дальнейшее чтение придется отложить.

Глава 8.

После того, как безмятежно спящий Гека был приведен в чувство, они отправились на торжественное открытие учебного года, должное состояться в главном зале второго этажа, над входом в который красовался выгравированный герб Академии – перекрещенные посох и заклинательный свиток, а по окружности – лавровый венок с надписью 'PER ASPERA AD ASTRA' (через тернии к звездам – лат.). Через открытую настежь дверь приятели проникли внутрь, где их взорам предстала студенческая аудитория прошлых веков: амфитеатр массивных деревянных парт и кафедра с трибуной и прямоугольным столом, сзади которых на стене висела старинная грифельная доска. На столе, застеленном зеленым сукном, красовался расписной кувшин с огромным букетом цветов.

Зал постепенно заполнялся, кое-кому Гека приветственно махал рукой. Его знакомая вновь появилась в компании брюнетки, давеча в столовой приковавшей к себе всеобщее внимание. Правда, теперь более скромно одетой – в неброское темно-бирюзовое платье, и потому меньше выделявшейся на фоне празднично разряженных студентов.

Эрик с интересом оглядел будущих сокурсников. В основном молодые лица – его ровесники, но есть и экземпляры постарше. Вот, справа от него и на ряд ниже разместился мужчина лет тридцати пяти, с небольшой черной бородкой и проницательными глазами. Да и девушка впереди него по виду больше тянет на выпускницу, чем на первокурсницу.

Когда их курс оказался в сборе, во всяком случае, новые люди уже не пребывали, кафедра озарилась яркой вспышкой, высвечивая две находящиеся на ней фигуры – одну на трибуне, другую за столом. Стоящий немедленно взял инициативу в свои руки.

-Дорогие товарищи, перед тем, как вас официально поздравят с гордым званием студента Академии Волшебства, разрешите небольшую преамбулу. Меня зовут Рилонис Фиттих, я Мастер магии Стихий и одновременно комендант замка Штарндаль. В течение учебного года вы можете обращаться ко мне или моему помощнику по всем бытовым вопросам. Мой рабочий кабинет находится здесь же, на втором этаже, за дверью с изображением рога изобилия. Да, и давайте сразу же проведем перекличку. Мы набирали сорок человек, однако двое из получивших приглашение в последний момент передумали, а значит, вас должно быть тридцать восемь. Сейчас проверим.

И, вытащив из одного из карманов сюртука мышиного цвета бумажку, он принялся зачитывать список имен. Гека, ожидавший, когда дойдет очередь до симпатичной брюнетки, чуть не пропустил момент, когда выкликнули его самого. Страдания его души всё же были вознаграждены: красотка отозвалась на имя Жанна.

Эрика же больше волновало, кто из присутствующих является их земляками. Как выяснилось, то были две девушки, сидевшие в противоположных концах зала и, скорей всего, еще не успевшие познакомиться друг с другом.

Закончив перекличку, комендант, дородный представительный мужчина лет сорока пяти, аккуратно сложил лист и спрятал его обратно.

-Поскольку все на месте, представляю вам ректора Академии, Гроссмейстера магии Трансформаций Артуруса Гарозиуса!

В едином порыве, как по мановению волшебной палочки, студенты встали и дружно зааплодировали. Ректор, крепкого сложения старик с ежиком серебристых волос и коротко подстриженной седой бородой, с мантией синего цвета за плечами, неторопливо поднялся и направился к трибуне.

-Приветствую и вас, ученики! Ваше желание научиться умению творить волшебство похвально, и могу вас заверить, что преподаватели приложат все усилия, чтобы дать вам самые качественные знания. Однако помните прописную истину, что ни один учитель, даже самый мудрый и добросовестный, ничего не сможет дать тому, кто не захочет взять. Овладение магическими силами – нелегкое искусство даже для людей с врожденными способностями к колдовству, и лишь те, кто проявит достаточно упорства и прилежания, смогут стать бакалаврами.

Как большинство из вас уже, наверное, знает, наша Академия присуждает степень бакалавра по четырем специальностям – целительству, волшебству стихий, природы, а также духовной магии. Первые два курса – общеобразовательные, все дисциплины изучаются в равной степени. На третьем курсе начнется специализация – сможете выбрать раздел магии, который пришелся по душе, и дальше изучать его углубленно. Кроме того, на том же курсе будут факультативно читаться еще две дисциплины – трансформации и спиритизм. По ним, однако, степень бакалавра не присуждается – данные разделы магии относятся к числу трудных, минимально допускаемый ранг – Мастера. Получить данное звание сможет тот, кто после окончания Академии захочет продолжить обучение. Но не будем торопить события – впереди ещё четыре года.

Могу немного обрадовать – у вас будет достаточно времени для самореализации, поскольку занятия не каждый день имеют место, подчас всего один-два раза в неделю. Помимо собственно занятий по волшебству, вам также придется изучать латинский язык, ведь на нем написано большинство сочинений, касающихся нашего ремесла, и, главное – на него переведены все известные к настоящему времени формулы заклинаний. Поверьте, сильно ошибается тот, кто считает латынь мертвым языком, используемым лишь провизорами. Многие сотни лет на нем разговаривал весь цивилизованный мир, и в нем воплощена мудрость тысячелетий. Знание латыни обязательно для тех, кто желает стать настоящим волшебником.

А теперь немного о том, как им стать. Произнесение заклинаний требует затрат магической энергии – особого рода эфирной эссенции, присущей живым организмам. Количество ее индивидуально – у большинства её практически нет, и им никогда не стать профессиональными волшебниками. Кое-кто имеет определенный запас, и будь на то желание, сможет постепенно достичь вершин мастерства. И лишь незначительное количество индивидуумов имеет врожденный потенциал, достаточный для произнесения заклятий уровня бакалавра или даже Мастера. Хочу, однако, сразу же остудить горячие головы: само по себе количество магической энергии не увеличивается и не восполняется после творения чар, а потому те, кто стремится стать великим волшебником, должны постоянно упражняться в ее концентрировании посредством медитации. И проще всего это сделать, используя особые кристаллы, изготовленные из хрусталя с добавками некоторых редких химических элементов. Сейчас каждый из вас станет обладателем своего собственного.

Гроссмейстер хлопнул в ладоши, и в тот же момент через открывшуюся боковую дверь без всякой посторонней помощи вкатились две тележки, одна из которых была доверху наполнена разноцветными стекляшками, а на другой лежали латунные подставки, напоминавшие неглубокие суповые тарелки.

-Пожалуйста, подходите и выбирайте понравившиеся! Не волнуйтесь: здесь их больше двухсот, и каждый сможет найти себе по душе.

Вначале несмело, а затем все активнее студенты поднимались со своих мест, выстраиваясь в небольшую очередь. Гека, долго не раздумывая, ухватил зеленый шар. Эрик колебался между розовым тетраэдром и желтым октаэдром, и в конце концов решил взять последний. Насколько он помнил, похожий лежал на шкафу в комнате Эльмиры, но только теперь стало понятно его предназначение.

После того, как каждый из будущих колдунов обзавелся инструментом для тренировки магического потенциала, ректор, поправив край мантии, вновь взял слово.

-Для того, чтобы активировать кристалл, положите его на подставку и нажмите звездообразную кнопочку сбоку. Сила антигравитации поднимет его в воздух, и он начнет медленно вращаться вокруг своей оси. Приступая к медитации, постарайтесь отключиться от внешних раздражителей и сосредоточьте внимание на сиянии внутри кристалла. Вполне вероятно, что перед вами появятся мистические образы – не пугайтесь, они всего лишь игра воображения. Более того, подмечено – чем они ярче, тем лучше: умение зрительного представления предметов и обстановки – одно из важнейших качеств, необходимых магу. Понимаю нетерпение тех, кто хочет побыстрее им стать, но хочу дать добрый совет: старайтесь не увлекаться, ограничиваясь в первое время пределами часа. А дальше, подчеркну еще раз, все будет зависеть от силы вашего желания овладеть ремеслом чародея. Ну а теперь мне остается лишь пожелать удачи и препоручить вас нашему уважаемому мистеру Фиттиху.

Слегка взмахнув рукой, Гарозиус исчез, оставив после себя лишь облачко синеватого дыма, быстро развеявшегося. После секундной паузы, когда большинство студентов еще обдумывало столь неожиданное исчезновение, заговорил оставшийся в одиночестве комендант:

-Я присоединяюсь к поздравлениям и пожеланиям ректора. С данной минуты вы официально становитесь студентами Академии. В вашем распоряжении будут все хозяйственные постройки здания, необходимые, так сказать, для нормального жизнесуществования и обучательного процесса. Вас, наверное, уже предупредили, что не следует пытаться проникнуть куда не положено, а также на верх замка без разрешения одного из преподавателей. Зато вы сможете наслаждаться великолепной природой окрестностей Штарндаля. Здесь не бывает зимы, да и осень коротка и не тосклива, принося с собой скорее приятную прохладу. Впрочем, дикой жары нет тоже: наши элементали при высокой солнечной активности регулируют температуру и влажность, не допуская перегрева. На острове отсутствуют вредные насекомые, ядовитые змеи и хищные животные, так же как прибрежные воды свободны от акул, скатов, медуз и прочих неприятных существ. Всё это вы увидите и оцените по достоинству, поскольку сегодня нам предстоит ознакомительная прогулка по острову!

А теперь о более серьезных и скучных вещах. Расписание занятий будет регулярно вывешиваться рядом с входной дверью в аудиторию, где мы сейчас находимся. Перемена постельного белья два раза в месяц, по четвергам второй и четвертой недели. Выдача тетрадей, ручек и прочих канцелярских принадлежностей раз в два месяца, остальное по надобности. Одежда и обувь изготавливается по заказу с учетом индивидуальных особенностей заказчика. Расписание работы столовой вы наверняка уже знаете. Учебные пособия и прочую литературу вам выдадут в библиотеке на первом этаже. Ну, вот вкратце пока и все. Если у кого есть вопросы, задавайте. Поднялся парень, сидевший за два ряда впереди:

-Скажите, пожалуйста, а если магический кристалл случайно разобьется, что делать?

-Не настолько он хрупок, как кажется… Конечно, если его со всего размаху швырнуть в каменную плиту, вряд ли он останется целым. Тогда вам выдадут другой взамен, однако, как нетрудно догадаться, подобные действия вряд ли останутся безнаказанными: будет наложено дисциплинарное взыскание. Поэтому постарайтесь обращаться с ними бережно.

-А какое наказание при этом наиболее вероятно? Комендант на секунду замялся.

-Будет зависеть от побудительных мотивов поступка. Если трагическая случайность, то провинившийся отделается устным выговором. Но если вследствие хулиганства или преднамеренно, придется заняться не очень приятной деятельностью по уборке служебных помещений замка, помощи в готовке пищи или благоустройству прилегающих территорий.

Легкий шумок перешептывания стих, каждый по-своему обдумывал сказанное. Следующий вопрос задала девушка в легком платье светло-зеленого цвета:

-А нам выдадут волшебные палочки? Или как мы будем направлять заклинания?

-Считаете, что волшебник без палочки все равно что учитель без указки или мясник без топора? Устаревший и не совсем правильный взгляд на сам принцип колдовства. Ваша сила – в вашей голове, а не в куске дерева. В свое время палочки действительно были в моде, однако колдуны частенько их теряли и забывали в самых разных местах – не будешь же постоянно таскать их с собой! К тому же не для всех заклинаний они эффективны, а в определённые исторические эпохи демонстрировать их наличие было нежелательно, или даже небезопасно. Разумеется, никто не запретит вам завести свою собственную палочку и вовсю с ней экспериментировать. Многие молодые маги это дело любят. Привстала со своего места другая девушка.

-Вы могли бы рассказать что-нибудь про наших будущих преподавателей? Будем признательны за любую полезную для нас информацию. Мистер Фиттих с трудом удержал улыбку, наклонив голову.

-Догадываюсь, что вас интересует. Студенты неизменны во все времена и в любой точке планеты. Не волнуйтесь: в течение ближайшей недели вы познакомитесь с ними всеми, и тогда сможете составить свое собственное мнение. Не обессудьте, но на данную тему распространяться не буду. Наберитесь немного терпения. Поднялась еще одна рука.

-А что еще предстоит нам сегодня кроме экскурсии по окрестностям?

-После нее – праздничный обед, а затем посещение местного музея. И чтобы нам побывать на всех мероприятиях, нужно поспешать. Давайте вот что: остальные проблемы мы вполне можем обсудить во время прогулки, а сейчас расходимся и минут через двадцать собираемся у выхода из замка.

Студенты потихоньку покидали аудиторию, унося свои трофеи. Эрика так и подмывало спросить кое о чем дополнительно, но Гека утянул его за собой.

-Еще успеешь. Давай лучше с девчонками поболтаем, – и, догоняя англичанку, окликнул ее. – Привет, Лиэнна!

-А, Гека, это ты, – радостно отозвалась та, словно увидела не едва знакомого человека, а встретила друга после многолетней разлуки. – Позволь познакомить тебя с Жанной.

-Очень приятно. В свою очередь позволь представить моего друга Эрика.

После церемониального обмена любезностями все четверо направились к лестнице.

-Значит, вы из России? – спросила Жанна, с интересом поглядывая на наших друзей. – Знакомых русских у меня еще не было. Хотя поездила немало. А вы вроде ничего. Я так себе представляла вашего брата как неуклюжих амбалов с глупым выражением лица. Простите, не хотела обидеть.

-Ничего страшного. Про нас вообще сложено немало легенд – больше, наверное, ни про кого нет. А потому осмелюсь задать встречный вопрос – из каких краев будете вы?

-Я? Из самой прекрасной страны, известной своими виноградниками, галантными кавалерами, изысканными благовониями и законодательством моды. Догадываетесь, о какой стране веду речь? Конечно же, о Франции!

-И как вам, прелестная мадмуазель, нравится место предстоящего постижения мистических наук?

-Ну-у, в Европе подобным строением трудно кого-либо удивить. Старый Свет богат на памятники архитектуры, и если отвлечься от магической сущности замка, то можно найти и более интересные объекты для осмотра. Правда, не видела еще верхнюю половину замка. Вдруг там найдется что-нибудь достойное моего внимания.

-А что мешает взобраться туда?

-Ага, я вчера уже пытался, но на полпути услышал чей-то голос, предостерегающий идти дальше, хотя поблизости в тот момент не было ни единой живой души! На всякий случай решил не рисковать.

-Невидимые Хранители! – всплеснула руками Лиэнна. – Вот бы взглянуть на них!

-Нет ничего проще, – ехидно отозвалась ее подруга. – Примени Истинное Зрение. Или Видеть Незримое. Или Снять Иллюзию.

-Откуда ты в курсе существования таких заклинаний?

-Наслышана. А потому огорчу вас, мальчики: снять заклятие, наложенное сильным магом, может лишь еще более могучий волшебник, или хотя бы равный по силе. Даже если ты найдешь в учебнике нужную формулу, будешь только понапрасну сотрясать воздух, пока не истощишься совсем.

-Но неужели не существует никаких способов воспрепятствовать действию заклинания, накладываемого магом, более сильным, чем ты? Француженка замешкалась с ответом, и Лиэнна опередила ее:

-Если у тебя есть амулет или свиток с нужным заклинанием. Либо любая другая заколдованная вещь, способная нейтрализовать действие чужого волшебства. Но опять же – твоя вещь должна быть достаточно мощной.

-Вот бы заиметь такую!

-Надейся, вдруг повезет.

-Если не выгонят с первого курса.

-Не говори глупостей. Зачем тогда вообще поступать?

Беседуя подобным образом, все четверо спустились по лестнице, после чего их пути разошлись.

-А эта Жанна очень даже ничего, – поделился своими впечатлениями Гека. – Было бы неплохо с ней романчик закрутить.

-Боюсь, ты будешь не единственным претендентом на ее благосклонность.

-В любом случае попробовать стоит. А тебе она как?

-По-моему, так немного взбалмошна и самоуверенна. Впрочем, могу и ошибаться. Мне показалось также, что они – странная парочка: полные противоположности по характеру.

-Разнозаряженные частицы притягиваются друг к другу, и не только в физике. Лично я не вижу в том ничего удивительного. Ладно, давай забросим стекляшки в каюты, да пойдем прогуляемся по свежему воздуху.

Глава 9.

Тяжелые замковые ворота, выполненные, как выяснилось, из покрытого серебряными пластинами тёмного дерева, не спеша разошлись в разные стороны, открывая поистине великолепный пейзаж. Прямо от дверей и почти до самого горизонта тянулась дорога из розового мрамора, по обеим сторонам которой располагались клумбы с экзотическими цветами самой причудливой окраски, беломраморные скамейки и беседки, а также статуи, изображавшие богов и прославленных героев античности. За ними начинался смешанный лес, в котором среди ухоженных вековечных сосен виднелись островки не менее почтенного возраста дубов и лиственниц. Сам же замок был окружен полосой из нескольких рядов голубых елей – именно их приятели могли лицезреть из окон своих комнат.

-Милости просим! Доступ на территорию острова теперь для вас открыт всегда, кроме ночных часов. Поэтому, если не желаете заночевать в лесу, старайтесь возвращаться в замок до захода Солнца.

Шумной толпой студенты вывалились наружу, где к ним присоединились еще трое сопровождающих. Один из них ухватил Эрика за локоть.

-Ночная прохлада не так уж вредна для здоровья, а жизнь на природе бывает куда интересней, чем в каменных стенах, – сказал он. – Разумеется, у каждого на этот счет свое собственное мнение, и я ни в коей мере не собираюсь оспаривать слова мистера Фиттиха. Когда будем проходить мимо, покажу наш поселок.

-Баджи! – обрадовался Эрик. – Очень рад тебя видеть. Я подумал, что раз сам комендант вызвался быть нашим гидом, ты вряд ли появишься.

-Ну почему же. Смысл данной экскурсии не только показать вам остров, но и неформально пообщаться, познакомиться поближе с новыми воспитанниками. То же самое было и десять лет назад, когда я, подобно тебе сейчас, шел на свою первую прогулку, сопровождаемый человеком, встретившим меня по прибытии в Академию. Его, правда, сейчас нет здесь – обретя степень Мастера, вернулся к себе на родину. Кто знает – быть может, по прошествии еще десятилетия и тебе придется встречать новых студентов, которые сейчас только собираются идти в свой первый школьный класс.

-Для начала надо самому закончить Академию. А там видно будет.

Оглянувшись, Эрик заметил, что Геки рядом уже нет. И поэтому свое невольное внимание он обратил на замок, наконец-то увидев его снаружи во всей красе. Справа и слева от ворот стояли железные фигуры рыцарей в полном боевом облачении. Сам замок блестел, отражая солнечные блики четырьмя рядами окон; верхний ряд, принадлежащий четвертому этажу, судя по размерам и форме окон, представлял собой скорее чердак или какую-то надстройку к третьему. Кроме центрального шпиля, фронтальный верх замка украшали четыре башни, и такое же количество их наблюдалось с противоположной стороны. Эрик не удержался и спросил, для чего они предназначены.

-Там как раз верховные маги и живут. Правда, в их апартаментах бывать не приходилось, выше третьего этажа я не поднимался.

-А что на том этаже? Почему мы не имеем права заглядывать туда?

-Похож на второй – в одном крыле рабочие кабинеты и лаборатории магов, а в другом – апартаменты для заезжих волшебников. Штарндаль – всего лишь штаб-квартира Гильдии Магов. Слышал о существовании такой?

-Пока нет. Расскажи!

-Ну, из школьного курса истории ты наверняка знаешь, что в Средние Века представители одной профессии объединялись в союзы, называвшиеся Гильдиями. В то неспокойное время подобные объединения не только позволяли выживать сообща, но и успешно заниматься бизнесом. Волшебники – индивидуалисты по своей природе, поэтому Гильдия Магов возникла одной из последних, и то в значительной степени вследствие некромантской угрозы.

-Значит, мы теперь тоже принадлежим Гильдии?

-Да, правда, пока лишь на правах учеников. Овладевшие азами искусства причисляются к рангу подмастерий, или, по-современному, бакалавров, вот как я, например. Однако полноправными ее членами становятся лишь достигшие звания Мастера. Тем не менее, времена сейчас более демократичные, и Гильдия исповедует принцип корпоративной солидарности – 'мы все – одна семья'. Да и возникновение Академии в значительной степени обусловлено влиянием новой эпохи.

-А когда её организовали?

-Не так давно: всего двадцать лет назад. Перед тем, я слышал, верховные маги вели жаркие диспуты, стоит ли вообще практиковать групповое обучение, или сохранить индивидуальный набор, предоставив каждому преподавателю по несколько учеников. В конце концов большинство участников дискуссии решилось на первый вариант. К поиску молодых талантов привлекли волшебников Внешнего Мира, и вскоре сформировали первую группу студентов. После чего решили набирать их каждые десять лет. Я, таким образом, попал во второй выпуск, а вам суждено стать третьими.

Эрик обнаружил, что к их разговору прислушиваются двое, идущие следом. Баджи тоже заметил их:

-Вам интересны мои россказни? Так не стесняйтесь, присоединяйтесь. Если хотите, спрашивайте тоже. Или поведайте о себе. Предложение было принято.

-Олаф! – представился высокого роста светловолосый парень. – Из Швеции.

-Очень приятно. Я Эрик и родом из России.

-Вот как? – неожиданно воскликнула четвертый участник беседы, бойкая темноглазая девушка, чьи черные волосы были собраны хвостиком сзади. – Земляк, стало быть! Меня зовут Таисия.

-Эрик – вообще-то древнее скандинавское имя, – задумчиво сказал швед. – Твои предки случайно не из наших краев?

-Честно говоря, не знаю. Не задавался проблемами генеалогии. Моя семья не всегда жила за Уралом, поэтому всё возможно. А ты, Таисия, из какого уголка нашей необъятной страны?

-С южного. Из маленького городка со скучным названием Тосказеленинск.

-Как же тебя угораздило очутиться здесь?

-Аналогичный вопрос могу задать и тебе. Ладно, поскольку первый спросил, , так и быть, расскажу свою историю. Еще год назад я, самая обычная девчонка, окончила общеобразовательную школу в своем родном городишке, и думать не думала ни о какой магии. Разве что астрологией немного увлекалась, но это не в счет. Пределом моих мечтаний тогда было покинуть родные пенаты, где можно помереть от скуки, да и перспектив никаких не светило – ни с работой, ни в плане личной жизни, и обосноваться в столице. В столичный институт поступить не удалось, пришлось соглашаться на работу продавщицей. Торговать тряпьем не самое веселое занятие, меня прельстило лишь то, что хозяин выбил для меня местечко в общаге – в комнате с еще тремя подругами по несчастью, правда, с регистрацией и символической оплатой. Денег платил не очень, но и не обижал, на еду и скромные шмотки хватало, да еще понемногу откладывала. Как сложилась бы дальнейшая жизнь, сказать сложно, если бы не случай.

Было то в конце февраля, в день, когда Солнце пробило наконец тяжелую завесу темных зимних туч и ярким сиянием залило все вокруг. Под напором его лучей начал таять снег, и капель весело, по-весеннему, затренькала с крыш. На душе стало беспричинно радостно, и я ничуть не обеспокоилась, когда какая-то старая карга, пристроившись к моему лотку, стала перебирать лежащие на нем вещи.

Торговцы обычно не жалуют старичье: покупатели никудышные, ничего толком не купят, а времени отнимут немало. В подобных случаях рано или поздно высказывается нетерпение, предлагая либо выбрать что-нибудь, не мешкая, либо проваливать подобру-поздорову. Но в тот раз настроение мое было столь благодушное, что я не только не прогнала старуху, целых полчаса ошивавшуюся у прилавка, но даже отвечала на ее вопросы о качестве тканей, ассортименте товара и ценах на него. Наконец та решила приобрести рукавицы.

Ты добрая и терпеливая девушка, сказала она, трясущейся рукой протягивая деньги, и за то будет тебе награда. Знаю, что недовольна своей жизнью, и изменить ее желаешь. Так вот – не пройдет и полгода, как будет дан тебе знак свыше, и в нем твой шанс повернуть колесо судьбы в иную сторону.

Закончив речь, старуха взяла покупку и побрела прочь. Пересчитав наличность, глянула вслед, но ее уже и след простыл – как сквозь землю провалилась. И я вернулась к своим непосредственным обязанностям.

Пролетела весна, прошла и большая часть лета, я давно забыла о том пророчестве – мало ли чего наслушаешься, стоя за прилавком. И вот одним прекрасным утром, заправляя свою постель, обнаружила под подушкой странное письмо, приглашавшее в Академию Волшебства. Подружки посоветовали отправить его в мусорную корзину, посчитав за дурацкий розыгрыш. Все же я, живо вспомнив тот давнишний случай, решила хотя бы разузнать что-либо про отправителя. Связным значилась некая Эльмира, проживающая на Тишегладской, которая и переправила меня сюда.

-Как и нас с Гекой. Ну и как тебе здесь?

-Да все классно! Куда лучше, чем на рынке. А теперь твоя очередь. На историю Эрика Таисия отреагировала с неожиданной стороны:

-То, что журнал оказался у вас под рукой, явно неслучайно. Могу даже предположить, что на нем лежала печать колдовства. И твой палец не промахнулся бы, сколько бы страниц не пролистнул. Но меня больше интересует другое – кому на самом деле предназначалось послание? Как-то не верится, что оно было рассчитано сразу на двоих. Кому именно из вас пришла в голову идея зайти в то кафе?

Эрик не нашелся, что ответить – память не зафиксировала подробностей, предшествовавших их пари. На помощь неожиданно пришел Олаф:

-Если бы послание адресовалось только одному, второй его бы не заметил. И приглашения не получил бы.

-А ты, Баджи, что думаешь по этому поводу? Их провожатый пожал плечами.

-Не вижу ничего необычного. В поисках учеников волшебники работают разными методами. Кто-то предпочитает находить их на улицах, кто-то по объявлению в газетах. А ты, Олаф, как попал сюда?

-Благодаря увлечению загадочными и необъяснимыми явлениями – левитация, перемещение предметов без приложения материальной силы, пространственно-временные порталы, аномальные зоны и тому подобное. Чтобы разгадать природу сих вещей, поступил на физический факультет Стокгольмского университета. В поисках интересной мне литературы, помимо его библиотеки, захаживал в университетскую книжную лавку. Хозяин ее вскоре запомнил меня и подчас уже с порога предлагал новинки. Но в один из дней незадолго до окончания летней сессии второго курса он был особенно рад меня видеть.

У меня есть кое-что, но не это главное, сказал он. Если захочешь, познакомлю с человеком, чья мудрость безгранична, и который знает ответы на многие волнующие тебя вопросы, добавил он многозначительно. И продолжал – если согласен, приходи завтра сразу после полудня.

Поразмыслив, я решил, что плохого в том нет ничего, и в указанное время перешагнул порог магазинчика. Хозяин сразу же представил меня седобородому старцу, несмотря на весьма почтенные годы сохранившему горделивую осанку спины и серьезный вдумчивый взгляд.

-Можешь называть меня Мастером Свенссоном, мой мальчик, – ласковым голосом сказал он. – Значит, желаешь познать вещи, объяснить которые наука затрудняется?

Под его взглядом одна из книг внезапно взлетела в воздух и плавно опустилась на соседнюю полку. Я как зачарованный наблюдал за ее перемещением, не в силах сказать что-либо путное.

-Тогда тебе нужно учиться не здесь, – как ни в чем не бывало продолжал старик, – ибо в стенах университета, даже лучшего из ныне существующих, ты будешь видеть лишь одну сторону вещей. Узнать другую и научиться управлять силами природы, которые считаются неподвластными человеку, сможешь, поступив на обучение в Академию Волшебства.

Естественно, я забросал его вопросами, поскольку, хоть и увлекался вещами, с точки зрения обывателя совершенно чудесными, все же предпочитал искать им объяснение с научной, а не оккультной точки зрения. Мастер Свенссон был терпелив, отвечая, что наука и магия на самом деле не отрицают друг друга, скорее – взаимно дополняют, оперируя в различных плоскостях естествознания. Исторически сложилось так, что человечество пошло по техническому пути развития, однако до сих пор существуют и те, кто продолжает экспериментировать с магической энергией, бережно сохраняя и приумножая сокровенные знания. Пути познания безграничны, и, подобно дотошным ученым, маги продолжают открывать все новые формы воздействия на материальный мир и совершенствовать уже известные. И то, что я пытаюсь найти альтернативную дорогу к сакральным тайнам мироздания, говорит о скрытом неудовлетворении тем объяснениям, что изобрело для них человечество, заключил старик. Добавив – если решусь изучать волшебство, то должен буду по прошествии пары недель прийти сюда вновь и передать хозяину сего достопочтенного заведения слово 'согласен'.

Ту половину месяца я провел в мучительном раздумье, принимать ли столь любезное предложение. Заинтригованный словами старика, не догадался расспросить поподробнее о загадочной Академии. Однако вид книги, перемещаемой в пространстве без каких-либо усилий со стороны, вновь и вновь возникал в памяти, не давая забыть о том разговоре. В конце концов принял компромиссный вариант – дать свое согласие лишь после получения исчерпывающей информации. И с этой целью по прошествии означенного времени я вновь очутился в книжной лавке, где и объявил о своем решении. Однако Мастер Свенссон оказался не только мудрым, но и предупредительным. Мне вручили письмо, в котором лежал красочный буклет Академии, и короткое приложение, в котором предполагалось при получении официального приглашения связаться с Мастером по указанным координатам.

Прошло еще немного времени, и такое приглашение действительно пришло. Вытряхнул его из продуктовой сумки, вернувшись с покупками из магазина, хотя могу поклясться, что ничего подобного в ней не лежало, когда расплачивался в супермаркете, да и по пути домой не выпускал ее из рук. Данное обстоятельство подействовало на меня столь сильно, что я немедленно позвонил тому волшебнику, после чего и оказался здесь. Но скажите, – закончил Олаф свой рассказ, обращаясь непосредственно к Баджи, – неужели я действительно научусь телекинетическому перемещению вещей? Тот еле заметно усмехнулся.

-Со временем. Я могу написать тебе формулу, однако вряд ли ты сможешь сразу перемещать предметы – если только не имеешь к тому особый дар. Но можешь попробовать.

Из верхнего кармана своей рубашки их наставник вытянул маленький потрепанный блокнотик на пружине, с прикрепленной к нему перекрученной нитью шариковой ручкой, и, написав несколько слов, вырвал листок и протянул его скандинаву.

-Zeind dissjorr avdienns butkun pe jilt fums kevarg tenn berdgerri la, – прочитала заглянувшая в листок любопытная Таисия. – А это чё значит? Это по латыни? Ваш главный нам сегодня что-то про нее втолковывал.

-Запись действительно латинскими буквами, а вот перевод вы не найдете даже в сборнике латинских идиом. Фактически здесь всего лишь буквенное выражение звуков, которые нужно произнести, чтобы осуществить телекинез. Вот, смотрите! – Баджи скороговоркой произнес формулу, и сосновая шишка, лежавшая в траве, покатившись, подпрыгнула и очутилась у него в руке.

Олаф во все глаза смотрел за перемещением шишки, после чего бережно сложил и спрятал листок.

-Я буду стараться, – пообещал он, хотя никто не собирался брать с него каких-либо обязательств.

-У меня тоже есть вопрос, – заявила Таисия. – Нам сегодня раздали кристаллы, а что с ним делать, толком не поняла. Просто глядеть на него – и все?

-Если упростить суть вещей до предела, то да. Ощущение примерно такое, что неотрывно смотришь на горящую неярким светом матовую лампу. С непривычки могут болеть глаза и кружиться голова, поэтому не старайтесь достигнуть всего сразу и зарабатывать проблемы со здоровьем. Когда немного освоитесь, выберите себе заклинание из числа наиболее простых и регулярно пытайтесь его произнести. Поначалу не будет никакого эффекта, потом оно начнет получаться от случая к случаю, и, наконец, всегда, когда пожелаете.

Эрик заметил, что их отряд довольно сильно растянулся по центральной аллее. Кто-то отстал, разглядывая статуи, но большинство обогнало их, также разбившись мелкими группами. Сосны постепенно исчезали, уступая место кипарисам, магнолиям и другим южным деревьям, а вдалеке за их кроной кое-где мелькали верхушки пальм. Когда от растительности, типичной для европейского материка, остались одни воспоминания, и субтропическая флора окончательно вступила в свои права, мраморная дорога разделилась на два ручейка тропинок, ведущих влево и вправо сквозь буйные заросли диковинных кустарников. Прямо же перед впечатленными увиденным студентами простирался песчаный пляж, усеянный ровным белоснежным песком, а за ним – настоящее южное море, которое наш герой до сего момента мог лицезреть только на картинках.

Большая птица неожиданно спикировала на них, и ее крыло взъерошило волосы на голове Эрика, который инстинктивно пригнулся, но то был всего лишь громадный попугай ярко-синей расцветки, приземлившийся на плечо их ментора.

-А, это ты, Эрши, – ласково сказал тот, доставая из кармана мешочек, откуда был извлечён кусок сахара-рафинада. Попугай проворно ухватил его своим черным клювом и сразу же разгрыз – крошки полетели во все стороны.

-Он ручной и очень любит угощения, – продолжал Баджи. – Я познакомился с ним еще на первом году своего обучения, когда он стащил печенье, лежавшее на подоконнике в моей комнате – по случаю жары окно было открыто настежь. Желая приручить пернатого воришку, я оставлял сладости на том же месте, и в конце концов Эрши перестал бояться меня. В здешних краях попугаи не редкость, но такого красавца еще поискать надо. К тому же он очень смышленый и умеет разговаривать. Правда, Эрши? – и Баджи легонько потрепал птицу в основании шеи. Попугай в ответ расправил крылья и хриплым голосом прокричал:

-Эр-рши хор-роший! Пр-росто пр-релесть!

Олаф и Эрик зачарованно взирали на это чудо природы: говорящих попугаев им видеть не приходилось. Первой отозвалась представительница прекрасного пола:

-У меня дома когда-то жил волнистый попугайчик, тоже синий. Однако он ничего толком не говорил, так, курлыкал что-то невнятное. А его погладить можно?

-Попробуй вначале установить с ним контакт. Если он почувствует к тебе доверие, ты сможешь до него дотронуться.

Таисия, стараясь не делать резких движений, подошла к пернатому гостю почти вплотную. Тот настороженно разглядывал ее черными бусинками глаз. Отважившись, наша героиня протянула руку:

-Эрши! Иди на насест!

Попугай, наклонив голову, задумчиво почесался и внезапно прыжком перебрался на новое место.

-Ой! Он такой тяжелый!

-Смотри, не урони!

Не обращая внимания на суету вокруг него, пернатый красавец забрался клювом в волосы девушки и принялся их старательно перебирать. Отважившись, Эрик осторожно погладил крыло. Попугай сделал вид, что ничего не заметил, продолжая заниматься своим делом.

Сзади послышались громкие голоса – их догоняли еще двое отставших, переговариваясь во весь голос.

-Во! Гляди, петух крашеный!

Возмущенный подобным нелестным сравнением, а может из-за самого факта приближения подозрительных незнакомцев, Эрши вспорхнул и исчез среди деревьев.

-Зачем вы спугнули его?

-Да подумаешь! Такого добра тут пруд пруди. Этот улетел – другой прилетит, – и, осклабившись, они от души заржали в ответ на собственную не отличавшуюся остроумием шутку.

-Молодые люди! Вам не кажется, что вы дурно воспитаны? – возмутилась Таисия.

-Ха-ха! Пошли с нами – узнаешь, что с дамами мы можем быть и обходительными. Олаф, сжав кулаки, шагнул вперед, но Баджи опередил его.

-Придется вас, недоросли, поучить уму-разуму, – заявил он, в упор разглядывая наглецов.

Вначале не произошло ничего, но вот выражение беспечной задиристости начало исчезать с их лиц, уступив место растерянности и откровенному страху.

-Ой, дяденька, мы больше не будем, простите нас, пожалуйста, – и они опрометью кинулись прочь.

-Здорово! Ничего подобного еще не видела! Это тоже волшебство, да?

-Разумеется. Заклинание магии Духа, которое так и называется: Ужас. Внушает безотчетный страх тому, на кого направлено. Не совсем, конечно, педагогично получилось, но весьма доходчиво. Им еще повезло – будь на моем месте Мастер Духа, они не только убежали бы, но и, прошу прощения, обмочились с перепугу.

-Классно! А формулу попросить можно? Пришлось Баджи еще раз доставать блокнот и ручку.

-В принципе, она есть во всех учебниках. Ну да ладно. А теперь давайте поторопимся, чтобы догнать остальных.

Глава 10.

Куранты на главной башне замка с гулким звоном пробили два часа. Под чутким руководством мистера Фиттиха их отряд свернул вправо и по выложенной каменной плиткой тропинке двинулся по возвышению вдоль побережья, обозревая открывающиеся перед ними пейзажи – заросли мангровых растений, песчаные полосы отмелей, небольшие заливчики и бухточки, скалистые выступы. Ну как тут не вспомнить бессмертное произведение Стивенсона, подумал Эрик. Очень похоже на его знаменитый 'Остров Сокровищ'.

А вон с той скалы, что повыше остальных, наверное, можно увидеть весь остров сразу, подумал он. Как-нибудь стоит забраться и посмотреть.

И если бы был он сильным магом, да еще догадался произнести Видеть Невидимое, то на одной из верхних террас ее, недалеко от вершины, смог бы разглядеть в две фигуры – мужскую, закутанную в красный с черной оторочкой плащ, и женскую, в строгого покроя платье бежевого цвета, наблюдавшие сверху за свежеиспеченными студентами.

-Я все задаюсь вопросом, – заговорил мужчина глухим голосом, – неужели Он среди них?

-Опять вспоминаешь тот сон? Успокойся – уж четыреста лет прошло, как Сетонцио сожгли на костре, и душа его отдана на вечные мучения в самые отдаленные уголки ада. Ты же сам рассказывал, что был одним из судей трибунала, выносившего приговор, и наблюдал за его исполнением!

-Это так, но все равно как-то неспокойно. Уж слишком тихо последние пару столетий. Как будто затишье перед бурей.

-Не мучай себя излишними подозрениями. Даже если они где-то и остались, вспышку активности черной магии мы сразу же обнаружим. Да и защита острова такова, что выдержит атаку целой роты чернокнижников.

-Ладно, поживем-увидим. Но к новым ученикам надо присмотреться попристальнее. Болезнь легче предупредить, чем вылечить. Уж кому, как ни тебе, известно это. А потому прошу – если обнаружишь какую-либо странность, проинформируй меня немедленно.

-Юные волшебники часто шалят и лезут куда не следует, на то она и молодость. Мой тебе совет – не терзай себя сомнениями. Наши агенты, вербовавшие учеников, доложили, что среди них нет ни одного, чьи способности превышали бы уровень бакалавра. Так что колдун, равный нам по силе, попасть сюда никак не мог.

-Всё равно. Скажи остальным, пусть будут настороже. Предчувствие меня пока еще редко обманывали. Ведь предупреждал я в свое время насчет Ланцики, и что же? Не поверили, и цена его предательства оказалась слишком высокой – в том сражении погибли Фарлог и Саттен, да и сам Гарозиус едва не оказался в плену. Тысячи бравых солдат и десятки отважных рыцарей зря сложили свои головы. Вот каковой бывает иногда плата за недоверие!

-Полностью согласна с тобой, Великий Мастер, – с еле заметной иронией в голосе произнесла женщина. И, словно пытаясь отвлечь своего собеседника от навязчивой мысли, спросила, – а с Ланцикой-то что потом было?

-Поймали два года спустя при взятии Васмита. По королевскому указу был четвертован. Я при том не присутствовал – пришлось вести дипломатические переговоры на Востоке и договариваться о гуманитарной помощи при дворе русского царя Михаила.

Дождавшись, когда последний ученик пройдет мимо, мужчина взглянул на амулет, зажатый в руке.

-Вроде все чисто. Ничего, что издавало бы хоть малейший запах черной магии. Ладно. Будем считать, что мои подозрения безосновательны. Пока.

Их исчезновение прошло так же незаметно, как и появление, словно ничего и не было вовсе.

Тем временем к нашей компании примкнули еще двое – Фэн и его землячка Сюэ.

-Скажи, Баджи, – вопрошала Таисия, – а вправду, что тут до появления волшебников вовсю орудовали пираты? Может, и сокровища их где-нибудь спрятаны?

-Вполне возможно, поскольку их корабли частенько проплывали мимо. Но я лично ничего не находил. Кое-кому с моего курса везло больше, правда, сундуков с золотом и драгоценностями не попадались, в основном мелочи: заржавевшее оружие, прогнившие ящики, в которых в те времена хранилась провизия, корабельные доски и оснастка, бочки для питьевой воды и т.п. Среди более-менее ценных вещей – несколько монет той эпохи, в основном серебряных, да позолоченный декоративный кинжал в хорошей сохранности, вероятно, принадлежавший кому-то из пиратских капитанов. Но, мои друзья, – Баджи хитро улыбнулся в усы, – быть может, вам повезет больше.

-Но разве нельзя для поисков применить магию?

-Можно. Но вы хотя бы приблизительно должны знать, где искать, и что именно хотите найти. По этому поводу могу рассказать поучительную историю, которая для нас, адептов зеленой магии, вообще является хрестоматийной. В одном маленьком немецком городишке жил волшебник Майгрем, у которого был кот. Однажды тот пропал – по причине, которую история умалчивает. Желая вернуть домой гулену, волшебник произнес заклинание Призыва, однако забыл добавить к нему имя своего домашнего любимца. В результате к нему пожаловали коты и кошки со всего города, а поскольку отменить собственное колдовство как-то не получилось, орущую и мяукающую свору пришлось разгонять вручную, да еще без применения экстремальных методов, так как среди ободранных и блохастых бездомных мурлык присутствовали их вполне ухоженные сородичи, принадлежавшие добропорядочным горожанам.

-Неужели можно вызвать любое животное? – заинтересованно спросила Сюэ.

-Практически да, по крайней мере, мне неизвестны представители фауны, которых в принципе нельзя призвать. Разумеется, если захотите увидеть диплодока или птеродактиля, вас постигнет неудача, поскольку их давно уж нет на планете. Соотносите свою фантазию с реальностью. Здесь тоже есть определенные правила: мелкие зверюшки вызываются легче, чем крупные; последних к тому же труднее взять под контроль. Кроме того, успех во многом определяется удаленностью объекта: проще призвать тех, кто находится неподалеку.

-Вызовите, пожалуйста, кого-нибудь!

-Ну, вы понимаете, подобные заклятия вообще-то не шутка, и без особой надобности лучше их не использовать…

Но тут к просьбе Сюэ присоединились остальные, и в конце концов Баджи сдался.

-Ладно. Будь по-вашему. Сейчас продемонстрирую одного из братьев наших меньших из числа обитающих на острове.

Он вполголоса произнес формулу, и в ту же секунду из зарослей показался пятнистый олень с большими ветвистыми рогами.

-Ой! Какой симпатичный!

Олень недоуменно смотрел на позвавшего его волшебника, очевидно, ожидая продолжения. Заметив появление лесного красавца, и другие студенты стали подходить поближе, что прервало монотонный рассказ мистера Фиттиха о реконструкциях замка Штарндаль в различные эпохи его существования.

-Баджи! Опять ваши штучки! Не отвлекайте студентов пустяками!

Поднятый шум вспугнул оленя, и тот умчался в чащу, после чего экскурсия продолжилась.

-А что за строения там, вдали? – спросил Олаф, разглядев среди крон деревьев бревенчатые крыши домов.

-Поселок волшебников, предпочитающих жить на природе. Будет время, заходите, – заговорщически произнес он, обращаясь непосредственно к Эрику.

Еще минут через десять, взобравшись на небольшое каменистое плато, процессия остановилась. Мистер Фиттих указал рукой влево:

-Видите вдали каменную стену? Она отгораживает часть острова, названную Полигоном, где проводится большинство серьёзных магических экспериментов, а также испытания новых заклинаний. По причине опасности для окружающих многих из них принят ряд мер предосторожности. Вам не разрешается пытаться самостоятельно проникать на территорию Полигона – обязательно в сопровождении преподавателя. Для вашего же блага – в прошлом у нас бывали печальные инциденты, когда молодые маги тайком перебравшиеся через стену, попадали под действие Шторма Молний, или под горячую руку агрессивно настроенного элементаля. Часть ваших занятий будет проходить там, о том предупредят заранее. А сейчас мы должны продолжать путь, чтобы не опоздать на обед. Не забудьте: после него у нас запланировано посещение музея!

И процессия двинулась дальше, по одной из тропинок кратчайшим путем возвращаясь к замку. Почти сразу рядом с Эриком нарисовался Гека.

-Чего отстал? Пришлось мне в одиночку девчонок развлекать, да еще выслушивать скучную болтовню коменданта о том, сколько тонн камня и строительного раствора пошло на постройку Штарндаля, да еще когда и откуда были вывезены статуи, украшающие центральную аллею. Честное слово – очень хотелось сбежать и поваляться немного на песочке. Одно радует – перекусить скоро дадут. Воистину говорили умные люди – обед на первое, речи на второе.

-Потерпи немного, дойдем скоро. Вон уже башни виднеются.

-Кстати, по поводу здешних курантов: одна из девчонок сказала, что заведены они еще чуть ли не Тарионом, возглавлявшим Гильдию Магов во времена, когда замок еще находился в Европе, и с той поры все идут, не спеша и не отставая. И вроде бы по легенде, когда они остановятся, история Штарндаля будет окончена, и весь остров погрузится в морскую пучину.

-Как-то сомнительно. Если тут крутые волшебники, они такого не допустят.

-Не буду спорить. Кстати, та же девчонка, зовут ее как-то чудно – не то Ланка, не то Янка, говорила также, что под первым этажом замка есть еще цокольный этаж, где проложены коммуникации, там же склады запчастей, ремонтные мастерские, поломанные и списанные вещи, и все в том же духе.

-Ну и что тут такого? Было бы удивительно, если бы их не было.

-Погоди, ты меня не дослушал. Она еще сказала, что одна из дверей цоколя ведет в Подземелье, куда уж много столетий никто не заходил, и дверь та закрыта магическим замком, да таким, что и Великому Мастеру вскрыть не под силу.

-Скорей всего, тоже легенда. Девушка, похоже, с богатой фантазией. Впрочем, кто мешает спуститься и посмотреть самим?

-Так ведь в цоколь просто так не попадешь. Туда ведут две лестницы из противоположных концов первого этажа. Однако вход преграждают пусть и не магические, но все же замки.

-Ну, так попроси ключи у коменданта, глядишь, и даст.

-Шутишь, да? Тогда уж проще устроить потоп в канализации, да и под шумок вслед за сантехниками сигануть вниз.

-Смотри, если поймают, будешь свой засор сам и устранять, да еще без подручных средств.

-Ладно, я подумаю, как решить проблему. Если мелькнет интересная идея – не забудь поделиться.

-Обязательно.

Про себя Эрик отметил, что нет тут ничего сложного. Наверняка Мастер Халид в курсе местных загадок и тайн. Пойду сдавать книги, да и порасспрошу. А пока и вправду неплохо бы перекусить.

Глава 11.

Праздничный обед уже ждал их, и столовая выглядела так, как будто здесь собрались устраивать банкет в честь первых лиц государства. Стены, пол и потолок превратились в экраны, транслирующие изображение сказочно красивых мест, причем настолько наглядно, что невольно забываешь, где находишься – вот их столики стоят посреди лесной поляны, мимо которой они совсем недавно проходили, а вот – на горной вершине, и с высоты птичьего полета кажется, что облака проплывают совсем рядом. Привычные 'земные' образы сменялись подчас фантастическими, где они находились на небольшом астероиде, фактически каменной глыбе, и вокруг простиралась чернильная бесконечность космоса, озаряемая лишь светом далеких звезд. Или вовсе на планете, не имеющей ничего общего с Землей, где из сиреневого окраса почвы росли диковинные оранжево-лиловые растения, выглядевшие как пушистые грибы размером с двухэтажный дом, а невдалеке парили птицы, похожие на гигантских бабочек.

Да и сервировка стола поражала своим великолепием – изысканные первые блюда, от благоухания которых слюнки так и текли сами собой; несколько видов гарниров, к которым прилагались розетки с приправами и соусницы с подливами; немалый выбор мясных блюд – стейков, бифштексов, азу, кусочков печени, куриных ножек и грудок, а также отдельно жареная и фаршированная рыба; салатницы, наполненные такими произведениями кулинарного искусства, что большую часть ингредиентов наши герои затруднились бы определить; молочные деликатесы – кефиры, йогурты, творожки; вазочки с фруктами, как общеизвестными, так и экзотическими; плитки шоколада, коробки конфет, зефира, печенья и других сладостей; и, разумеется, прохладительные напитки, хотя некоторые из них вследствие наличия определенного градуса скорей следовало отнести к горячительным.

-Да-а, чтобы накрыть такую поляну, даже моему папаше пришлось бы потрудиться! – отреагировал на все это великолепие Гека. – Интересно, как они создают подобный видеоэффект? Наверняка без соответствующей техники не обошлось.

-На самом деле роль её здесь минимальна, – пояснил Баджи. – В основном иллюзии: вместо каменных стен вы видите трехмерные картинки.

Втроем, как и за завтраком, они уселись за отдельный столик. За соседним примостилась вторая половина их команды – Олаф с Таисией и Фэн с Сюэ.

-Тут и десятерым не осилить! – то и дело восклицала последняя. – Скажите, а то, что не будет съедено, потом не выбросят?

-Конечно нет, все останется тут, за неделю потихоньку доедим, – подшутил над ней Фэн. – Чего разволновалась?

-У нас в семье считалось, что выкидывать продукты – очень плохо. Ведь это означает, что мы приобрели их больше, чем нам было нужно, и кому-то их не хватило. Правда, подобных разносолов у нас никогда и не водилось – в основном рыбный суп, рис да бамбуковый салат.

-Тогда хоть здесь порадуйся жизни. Тем более что не каждая трапеза у нас будет столь обильной.

Эрик заметил, что их главному экскурсоводу, расположившемуся за столом рядом со стойкой, составили компанию те самые наглецы, что давеча на прогулке спугнули попугая, а потом получили назидательный урок от Баджи. Уж не нажаловаться ли на него собрались? С таких типов станет. Было бы нелишним выяснить при случае, кто они и откуда.

Пиршество тем временем входило в полный разгар. Гека, по-настоящему проголодавшийся, в один момент уничтожил первое и теперь наслаждался ромштексами, заедая их ломтиками жареного картофеля и салатом из креветок. Эрик был скромнее: съев несколько ложек супа, он переключился на винегрет с орехами. Их соседи по столику действовали каждый сообразно своему вкусу: представители солнечного Китая налегали в основном на фрукты и шоколад, Олаф предпочел традиционную сервировку стола и распорядок поглощения блюд, в то время как Таисия отрывалась на молокопродуктах.

-Работа на рынке не способствует правильному питанию, – пояснила она, – перекусишь какой-нибудь вермишелью быстрого приготовления, бутербродом, сухариком или прочей дребеденью в том же духе, да запьешь чаем или кофе из термоса, и вперед, дальше торговать. Так поработаешь лет несколько – и готовая язва.

После того, как первый приступ голода был утолен, мистер Фиттих приподнялся со своего места. Разговоры стихли или приглушились, внимание большинства переключилось на коменданта.

-Предлагаю поднять тост за успешное начало первого в вашей жизни учебного года в качестве студентов Академии! – провозгласил он. Многие руки потянулись к бутылкам, разливая драгоценную жидкость по хрустальным бокалам.

-А также за то, чтобы годы, проведенные в ее стенах, стали самыми счастливыми в вашей жизни, а учеба была легкой и приятной, как чтение увлекательного романа на свежем воздухе! Кто-то крикнул 'Ура!', и атмосфера в зале заметно оживилась.

-Наш дворецкий любит пропустить рюмочку-другую, даже и без повода, а когда никого рядом нет, может неслабо заложить за воротник, – тихо сказал Баджи Эрику, так, чтобы не было слышно за соседними столиками. – Преподаватели знают об этой слабости, но поскольку со своими обязанностями он справляется великолепно, ограничиваются только увещеваниями.

-Но разве нельзя силой магии излечить человека от вредной привычки?

-Разумеется, можно. Но, понимаешь… – Баджи на секунду остановился, подбирая нужные слова, – тут есть определенные морально-этические проблемы. Конечно, используя Направленную Мысль или даже Гипноз, тебе удастся внушить отвращение к алкоголю. Но, не разобравшись в глубинных мотивах привычки, ты рискуешь заменить ее другой, возможно, еще более вредной; либо сподвигнешь к возникновению хронической депрессии или появлению приступов немотивированной агрессии. Могу рассказать одну поучительную историю, если вспомню пару деталей… Возглас Геки прервал ход его мыслей.

-Вот это я понимаю! – заявил тот, во второй раз наполняя опустевший бокал. – В таких условиях согласен всю жизнь постигать премудрости науки – хоть обычной, хоть магической. Даже математику изучать!

Эрик незаметно толкнул приятеля под столом ногой, призывая не увлекаться и вести себя прилично, но не тут то было. Свесившись со стула, Гека обратился к Таисии:

-Землячка! Давай за знакомство на брудершафт выпьем! Та вначале удивленно взглянула на него, но потом рассмеялась.

-Да давай, раз такой смелый. Только смотри, не делай лишних движений, а то сиденье под тобой дюже хлипкое, ненароком свалишься с него.

-Согласен!

Чокнулись, выпили, поцеловались. Сюэ во все глаза смотрела на них, словно увидела живого дракона.

-Эти русские всегда удивляли меня, – наклонившись к ней, прошептал Фэн. – Так открыто демонстрировать свои чувства, будучи едва знакомыми! Поистине великая нация – ни в чем меры не знают. К нам в городок иногда заезжали русские купцы, как-то смешно сами себя называвшие, кажется, 'чел-нош-ники'. На то, как они в подпитии развлекались, сбегалось посмотреть чуть ли не полгорода. Помню, купили у нашего соседа – торговца игрушками все имевшиеся в продаже воздушные шарики и развлекались, выпуская их по одному-два и расстреливая из самодельных рогаток, соревнуясь в меткости. В другой раз во второй половине марта, на день весеннего равноденствия решили отпраздновать начало нового астрологического года. Вызвали откуда-то два грузовика со снегом, налепили снеговиков, да водили вокруг них хороводы с песнями и плясками.

Олаф, как истинный скандинав, сохранял олимпийское спокойствие, ни единым словом или жестом не отреагировав на ситуацию. Впрочем, на фоне общего фона обстановки в столовой, в данном факте уже не было чего-то экстраординарного. За столиком справа парень в клетчатой рубахе, судя по внешнему виду – уроженец Латинской Америки, что-то громко и ожесточенно доказывал своему соседу, а при достижении консенсуса радостно хлопал того по плечу. С другой стороны две девушки сидели, обнявшись и то и дело хихикая.

Похоже, еще немного, и вместо музея студентов целесообразнее будет снова вести на прогулку – хорошенько проветриться, подумал Эрик. Однако и мистера Фиттига, похоже, посетили аналогичные мысли.

-Дорогие товарищи! – сделал он заявление. – Очень сожалею, что вынужден прервать ваше наслаждение отменной едой, приготовленной нашими лучшими поварами, но в мои обязанности входит напомнить вам, что у нас сегодня запланировано еще посещение музея. А потому постарайтесь побыстрее закончить трапезу, с тем, чтобы через полчаса дружно прибыть в холл замка.

Разговоры притихли, одни торопливо доедали лакомства, другие допивали изысканное вино, а третьи уже и так чувствовали себя настолько хорошо, что скорей всего не против были бы отложить посещение хранилища доисторических реликвий как минимум на завтра. Поэтому, когда их группа собралась вновь, кое-кто попросту отсутствовал, и, судя по всему, не собирался появляться. У некоторых, явно перебравших лишнего, лица постепенно приобретали нездоровый оттенок. Гека тоже чувствовал себя не лучшим образом.

-Ох, не знаю, дотяну ли я до конца осмотра.

-Нужно было проявить хоть немного умеренности. Тебя ж не из лагеря выпустили, что такой голодный.

-Да ну тебя! Уж и порадоваться жизни немного нельзя. Как там в знаменитом студенческом гимне 'Гаудеамос' – будем веселы, пока мы молоды?

-Воистину так, – сказала подошедшая Таисия. И, посмотрев внимательно на того, с кем за обеденным столом скрепила обязательство дружбы ритуалом брудершафта, добавила, – да, земляк, может, тебе два пальчика в рот, да облегчиться немного?

-Обойдусь. Скоро все пройдет.

-Ну, смотри. А то потом неудобно будет.

-Не переживай, не впервой. В этот момент активизировался мистер Фиттих.

-Полагаю, больше не будем дожидаться отсутствующих, – заявил он. – Как говорится, семеро одного не ждут.

Музей располагался здесь же, на первом этаже, и занимал сразу несколько комнат. Внутри он мало чем отличался от своих собратьев, разбросанных по всему миру – экспонаты на бархатных красных подушечках за стеклянными витринами, с пояснительными надписями четким каллиграфическим почерком, а по стенам развешаны плакаты-иллюстрации.

-Конечно, нашему скромному заведению далеко до Британского Королевского музея или Национального музея Америки, – с пафосом в голосе произнес экскурсовод, – и число посетителей весьма ограничено, зато раритетами, представленными здесь, могло бы гордиться любое заведение подобного типа. Но давайте по порядку пройдем весь путь становления и развития магической науки. К сожалению, первый, самый ранний период у нас пока представлен крайне скромно – в основном иллюстрациями. Вот, обратите внимание на картину 'Добыча магического огня в первобытном племени'.

На указанном полотне была изображена пещера, в которой вокруг наваленной на каменный пол охапки сухих ветвей исполняли дикий танец закутанные в шкуры кроманьонцы, а их шаман, старик с всклокоченными волосами и ожерельем из зубов диких животных, воздев руки вверх, читал заклинание. От лежавшего на полу хвороста поднимался слабый дым.

-А вот другая картина: 'Применение заклинаний, воздействующих на разум животных, в процессе охоты'.

И все увидели другую группу первобытных людей, с дубинами и костяными копьями преследующих обезумевшего от страха мамонта.

Также с не меньшим интересом студенты осмотрели полотно 'Изготовление заколдованного оружия' и гравюру 'Поклонение силам стихий'.

-А вот этот клочок папирусной бумаги, найденный при раскопках в Нижнем Египте, содержит, как удалось расшифровать нашим ученым, заклинание, отпугивающее крокодилов. Агрессивные рептилии, которыми кишит Нил, были настоящим бичом для египтян, и поэтому есть основания полагать, что данным заклинанием пользовались часто. С небольшими изменениями его формула пригодна также для изгнания змей. Мистер Фиттих перешел к следующему стенду.

-Еще один интересный экспонат: четки верховного жреца храма бога Ра. Найдены там же. Обладают слабым гипнотическим воздействием, настраивая окружающих на некритическое восприятие всего, что говорит их обладатель.

-Скажите, сэр, а разве зачарованные предметы не теряют своей силы со временем? – задала встречный вопрос одна из девушек.

-Конечно, теряют, и поэтому мы не можем уверенно сказать, какова была их первоначальная мощь. Если заколдованной вещью пользовались достаточно часто, она быстро выходит из строя. Что касается четок, то, по всей вероятности, жрецы регулярно перезаряжали их.

-А многие из собранных в музее экспонатов сохранили свой магический потенциал? – спросил кто-то из представителей мужской половины группы.

-В большинстве своем нет, или лишь малую часть былой силы. Поймите нас правильно: музей имеет в первую очередь учебное, познавательное значение, и отнюдь не является арсеналом боевой магии. Кстати, в соседнем зале нас ожидает целая коллекция древнего магического оружия. Проявите только немного терпения, давайте окончим осмотр здесь. Дополнительно к моему ответу на поставленный вопрос скажу, что ряд предметов, достаточно мощных, в свое время изъяли из фондов музея. К сожалению, случались факты использования некоторых артефактов в неблаговидных целях, после чего по решению преподавательского состава учет и контроль был усилен. Поэтому не пытайтесь стащить что-либо отсюда – наказание не заставит себя долго ждать. А сейчас, с вашего позволения, я продолжу.

Когда экспонаты первого зала были осмотрены полностью, и студенты начали переходить в следующий, Гека легонько дернул своего друга за рукав рубахи.

-Слушай, мне и вправду что-то немножко нехорошо. Прикрой мой отход, пойду приведу себя в порядок.

-Еще вернешься?

-Постараюсь.

Они отошли к двери, делая вид, что хотят еще раз осмотреть картины, и, воспользовавшись удобным моментом, Гека тихонько выскочил в коридор.

Однако его исчезновение не осталось совсем уж незамеченным: через пару минут к Эрику подошла Лиэнна.

-А куда пропал твой друг? Вы вроде пришли сюда вместе.

-У него, как бы помягче выразиться… небольшие проблемы с самочувствием.

-Расстроился живот, да? Нетрудно догадаться. Ну разве можно поглощать несовместимую пищу – суп с приправами одновременно с йогуртом, или селедочный салат с бананами, да еще запивать все это вином?! Удивительно, что сюда вообще кто-то пришел. Однако почему он не сказал мне – я знаю несколько лечебных заклинаний.

-Да ну? К сожалению, Гека мне ни о чем подобном не говорил. Ты и вправду умеешь врачевать?

-Совсем немного. Быть может, если моя бабушка была бы еще жива, сейчас я знала куда больше.

-А кем была твоя бабушка?

-О, я думаю, настоящей колдуньей. Могла зажечь свечу, не используя спички. Или заставить столовый прибор кружиться над столом. Или, не снимая трубку телефона, пригласить человека в гости. Но, мне кажется, так она скорее развлекала меня, а на самом деле умела делать куда более серьезные вещи. Когда мне исполнилось двенадцать, она спросила, хочу ли я научиться колдовству. Я с радостью согласилась – а кто бы отказался на моем месте, видя подобные чудеса, которые ты сможешь творить собственными руками? Как ты думаешь, какое заклинание я выучила первым? Заговор зубной боли – в детстве я частенько мучилась ею, поскольку любила сладкое. Так что если прихватит, приходи, попробую помочь.

-А у тебя хорошо получается?

-На других пока не пробовала, только на себе. Кстати, для меня это будет хорошей практикой.

-Ладно, буду иметь в виду. Но давай слушать лекцию, а то на нас уже оглядываются.

Зал, в котором они находились, был весь заставлен античным и средневековым оружием – мечи, сабли, топоры, копья, алебарды, булавы, кинжалы, луки, арбалеты соседствовали друг с другом, и мистер Фиттих с удовольствием рассказывал историю каждого из них.

-Обратите внимание на обоюдоострый меч, принадлежавший когда-то графу Норфолкскому. Заколдован таким образом, чтобы при попадании в цель наносить дополнительные повреждения огнем. Даже если меч и не мог прорубить доспехи, или его удар отбивался щитом, противник получал сильнейшие ожоги. Самому графу, правда, обладание подобным оружием едва не вышло большим боком – недоброжелатели распространили слух, что в сущности меча заключена частица Преисподней, и потому обжигает он адским пламенем. Чтобы не положить голову на плаху, пришлось покаяться, сделав щедрые пожертвования церкви на молитвы о спасении души, а от меча в срочном порядке избавляться.

А теперь взгляните на кинжал способный наносить поражения кислотой. Раны, причиняемые им, заживали очень долго, принося ужасные страдания. Прежде чем оказаться в нашем музее, переменил немало хозяев – несмотря на эффективность действия, сложилось стойкое убеждение, что он приносит несчастье. Скорей всего, из-за случая, когда один из его владельцев, будучи в состоянии опьянения, порезался им и вскоре после того помер. Могу успокоить: магическая сила кинжала практически полностью исчерпана и, приложив его к коже, почувствуете лишь слабое жжение, не более того.

Расположенная рядом громадных размеров стальная булава на самом деле легче пушинки – на нее наложено заклятие Уменьшения Веса. Воспользоваться ею поэтому мог бы даже ребенок. Не верите? Сейчас убедитесь сами.

И, отключив магическую защиту стенда, мистер Фиттих открыл его и извлек содержимое. Булава пошла по рукам, послышался шепот удивления от несравнимых размеров оружия и его массы. Эрик также имел возможность удостовериться в том собственноручно – железная махина с шипами длиной в указательный палец взрослого человека, весила примерно как сухая деревянная палка.

-При этом сохраняется её убойная сила, – добавил экскурсовод, – А вот ещё интересный экспонат – обоюдоострый двуручный топор, по легенде принадлежавший викингу Сторгу, прославившемуся военными победами, и в конце концов ставшему ярлом. Тот, кто возьмет оружие в руки, почувствует необычайный прилив жизненных сил и неистовое желание идти в бой. Не зря его прозвали 'Радость Берсерка'. Топор передавался по наследству как династическая реликвия, пока не был выкуплен Гильдией у одного из обедневших потомков того храброго воина.

На противоположном стенде вы увидите саблю, у которой волшебным образом увеличена прочность – сломать ее практически невозможно. Зато при ударе о другое холодное оружие последнему сообщается повышенная хрупкость, поэтому человек, вооруженный данной саблей, в поединке устоит против противника, в распоряжении которого будет целый арсенал. Другое оружие, расположенное рядом, составило бы честь любому дуэлянту, и принадлежало, кстати, одному из лучших фехтовальщиков Средневековой Европы барону Шимуну. Это шпага 'Смертельный Удар', способная без особых усилий пробить любую броню, вплоть до тяжелых рыцарских доспехов. Да и сейчас она еще на многое способна. Хотите, продемонстрирую?

Разумеется, возражений не последовало. Мистер Фиттих, кряхтя, открыл небольшой шкафчик под стендом и извлек оттуда довольно увесистый рюкзак, водрузив его на стоящий неподалеку стул.

-Вот! Современный бронежилет, причем одной из лучших конструкций, с многослойной защитой. Практически непробиваем для пуль и осколков, разве что прямой выстрел из гранатомета станет критическим. А теперь смотрите. Слегка размахнувшись, мистер Фиттих нанес удар.

-Видите? Сзади стула торчит кончик шпаги, а значит – бронежилет пробит насквозь. Я думаю, и сейчас многие не отказались владеть подобным оружием.

Он аккуратно и без особых усилий извлек шпагу и водрузил ее на место. Кто-то из студентов подошел и потрогал образовавшееся сквозное отверстие, очевидно, проверяя, не иллюзия ли это.

-Что же касается магического дальнобойного оружия, – продолжался неторопливый рассказ, – то принципы усиления его поражающей способности по сути мало чем отличаются от таковых для оружия ближнего боя. Добрую треть луков и арбалетов заколдовывали на точность попадания, соответствующее заклинание так и было названо – 'Снайперский Выстрел'. На втором месте по частоте применений волшебство, усиливавшее пробивной эффект и позволявшее стреле пронзать тяжелые доспехи, подобно шпаге барона Шимуна. Есть и более оригинальные конструкции. Вот, например, – рассказчик показал на громадный, почти в человеческий рост, лук, отливавший медным блеском. – Зрение не обманывает вас: он действительно сделан из чистейшей меди. Стрелы, выпускаемые им, при попадании в цель взрываются, как гранаты. Его соседу по стенду, костяному арбалету, снаряжение не требуется вовсе, поскольку стреляет он электрическими разрядами. Или еще интересный пример – метательный топор, 'обученный' возвращаться к хозяину, не хуже заправского бумеранга. Остановившись на секундочку, чтобы перевести дух, комендант продолжал:

-Итак, дорогие товарищи студенты, вы имели честь убедиться, насколько велика и глубока бывает фантазия человеческого разума в изготовлении изощренных орудий умерщвления себе подобных. Но, как любил говаривать сэр Исаак Ньютон, кстати, также состоявший в Гильдии, на всякое действие найдется адекватное противодействие. А потому прошу всех в следующий зал, где собраны образцы одежды и доспехов, призванных магически защищать своих владельцев.

Глава 12.

Третий зал выглядел так, как будто портной и оружейник решили одновременно устроить здесь демонстрацию своих лучших образцов товара. Камзолы тончайшей ткани соседствовали с настоящими рыцарскими латами, а шляпы с павлиньими перьями располагались рядом с двурогими шлемами. Портняжные изделия прошедших веков весьма заинтересовали женскую половину группы, в то время как щиты и доспехи больше пришлись по душе представителям сильного пола.

-Обратите внимание на рубашку необыкновенной белизны, – вновь зазвучал голос их гида. – К ней не липнет грязь, она не промокает и всегда выглядит как новая. Но не только этими качествами ценно данное изделие итальянского портного Франческо Пьяцци, заколдовать которое взялся его друг волшебник Ферруччо. Главное – рукава рубашки способны менять свой цвет при приближении человека, замыслившего недоброе в отношении носящего ее, причем изменение окраски заметно лишь одевшему её. Не правда ли, оригинальное решение? Вполне вероятно, что столь полезная в хозяйстве вещь помогла предупредить немало неприятностей, кое-кому сберечь здоровье и даже жизнь, прежде чем оказалась в нашем музее.

Другой элемент верхней одежды, также обеспечивающий неплохой защитой, особенно в темное время суток на безлюдных улицах бедных городских кварталов – так называемая шляпа Иллюзорного Ужаса. Надевший ее приобретает столь кошмарный и отвратительный вид, что даже у бывалого бандита не возникнет желания связываться с её хозяином. Волшебство активно и в настоящее время. Кто-нибудь смелый желает опробовать?

Студенты переглядывались, но никто не решался. Наконец вызвался один из парней – тот самый, в клетчатой рубахе, что столь экспрессивно вел себя за обеденным столом. Взяв в руки протянутую ему бирюзового цвета широкополую шляпу, он лихим движением нахлобучил ее на голову. Произошедшая метаморфоза, хотя окружающие и были морально к ней готовы, была столь разительна, что в момент вокруг него образовалась пустота. Причудливая игра теней, создаваемая полями шляпы, вырисовало мертвенного цвета лицо, с впадинами вместо щек, с горящими красным углем глазами и черным провалом вместо рта. Ни дать ни взять – Фредди Крюгер собственной персоной. Иллюзия была настолько сильной, что одна из девушек от испуга громко охнула, а другая украдкой перекрестилась.

Довольный произведенным эффектом, хотя и не в состоянии видеть себя со стороны, смельчак снял головной убор и галантно раскланялся. Некоторые из зрителей зааплодировали. Мистер Фиттих счал уместным дать пояснения:

-Таким образом, перед вами типичный пример заклинания школы иллюзий. Все, что вы видели, – классический обман зрения, никаких реальных изменений с внешностью данного студента не произошло. Магически изменить облик можно заклинаниями трансформаций, но это слишком сложно, да и не имеет смысла там, где достаточно чисто внешнего эффекта. Одеяний, чья защита основана на иллюзиях, тем не менее не так много было создано – заказчики предпочитали что-нибудь понадежнее. Вон как те латы, прозванные 'Маслянистой Кожей' – при попытке нанести по ним удар оружие соскальзывает, не причиняя особого вреда. Или кольчуга 'Радость Защитника' – окружает носящего ее слоем магической брони, непробиваемой для стрел и бросательного оружия. Большим оригиналом был и волшебник, что взялся заколдовать расположенный слева башенный щит, – к сожалению, его имя осталось неизвестным. Магия такова, что при ударе о него поражающая часть холодного оружия мгновенно разогревается до очень высокой температуры и плавится, быстро приводя оружие в полную негодность. Соседний щит еще более эффективен – отбивая удар, одновременно вызывает электрический разряд, инстинктивно заставляя разжаться руку с оружием нападения. Среди других предметов одежды, могущих сослужить своим владельцам добрую службу, отмечу стальные рукавицы, придающие даже тщедушному субъекту силу гиганта. Известны примеры, когда в рукопашной схватке одевший рукавицы ломал своему противнику ребра, руки и даже проламывал черепа. Ну и наконец предметы, вошедшие в сказочный фольклор многих народов – так называемые сапоги-скороходы и шапка-невидимка. В конструкции сапогов нет ничего сверхнеобычного: они заколдованы на уменьшение веса того, на кого надеты; носящий их испытывает приятное чувство легкости в теле, почти ощущение невесомости. В таком состоянии человек без всяких усилий способен делать гигантские шаги, фактически прыжки, преодолевая за короткий промежуток времени громадные расстояния. Имей их на своих ногах, гонец, принесший в Афины весть о победе при Марафоне, не свалился бы замертво, а всего лишь чуть-чуть вспотел бы. Не правда ли, незаменимая в хозяйстве вещь?

А с шапкой-невидимкой еще проще – обычный головной убор, на который наложено заклинание Невидимости. Правда, не очень сильное: человек сам незаметен, но его отражение прекрасно видно в зеркале. В свое время это стоило головы одному храброму французскому разведчику, пробравшемуся в лагерь испанцев. Военачальник последних, вздумавший побриться, заметил человека, копавшегося в его бумагах. Возможно, французу даже при таком раскладе удалось бы скрыться, но командир испанского отряда вовсе не был дурак: сделав вид, что ничего не заметил, он не спеша подошел к ничего не подозревавшему шпиону и резким движением сорвал с него головной убор, после чего кликнул охрану. Так что, перефразируя старую поговорку, можно сказать: на шапку надейся, да сам не плошай. Рассказав еще несколько забавных историй, мистер Фиттих объявил:

-Предметы, которые вы имели честь осмотреть здесь, как и в предыдущем зале, хоть и относятся к разряду магических, но не являются по сути своей объектами колдовского искусства. А потому милости просим в следующий зал, где собраны такие вещи, как посохи, жезлы, кольца, амулеты, волшебные свитки – спутники любого уважающего себя мага.

Эрик внезапно осознал, что приятель так и не вернулся. Может, ему нужна помощь? Но, подумав, он решил, что от переедания еще никто не умирал, а рассказы коменданта, несмотря на некоторую академичность стиля, представляют несомненный интерес, и поэтому имеет смысл послушать их еще.

Зал, в котором они оказались, был больше других и разделялся на несколько отсеков – отдельно для каждого вида предметов. Осмотр начался с секции посохов.

-В течение тысячелетий посох был непременным атрибутом истинного волшебника, его, так сказать, визитной карточкой. Прежде всего выбирался сорт дерева: конечно, окончательный выбор оставался за самим чародеем, однако давно уже подмечено, что представители той или иной школы магии тяготеют к определенным деревьям. Так, целители для своих посохов издревле предпочитали использовать древесину дуба, последователи магии Духа выбирали добротную сосну или ель, стихийники старались для той же цели раздобыть красное дерево. Дурная слава осины, кстати, пошла во многом из-за того, что она стала любимым деревом чернокнижников. Вот, кстати, осиновый посох одного из их представителей – Моллоирда. Пожалуйста, не пытайтесь прикоснуться к нему – до сих пор он хранит в себе заряд черной энергии, хотя ее потенциал сейчас не составляет и четверти прежнего. Имейте в виду – волшебники вообще и чернокнижники в особенности любили накладывать на посохи заклинания, защищающие от похитителей, и, как нетрудно догадаться, у практиковавших черную магию они были далеко не самыми безобидными.

Наложение заклинания или, по-другому, зарядка посоха – следующий этап. Спектр заклинаний, который вы можете использовать для этого, ограничивается лишь вашей фантазией. Ваш деревянный помощник и спутник в странствиях будет обжигать или замораживать, вызывать элементалей, исцелять раны или создавать иллюзии – все, что пожелаете. Когда запас магической энергии в нем закончится, вы можете зарядить его вновь, или перезарядить, то есть использовать уже другое заклинание.

Что же касается формы и размеров посоха, его раскраски и росписи – все это с магическим потенциалом мало связано и служит скорее для удовлетворения эстетического вкуса самого волшебника. Бытует представление, что вырезания рунических символов или обшивание посоха медными и серебряными перетяжками способно значительно увеличить его силу. Строгих научных доказательств тому пока не существует, возможно, кому-нибудь из вас хватит терпения их получить. Известны, например, случаи, когда совершенно неприметные палки содержали в себе заряд, способный разнести по кирпичам целую улицу. Другое дело, если вы собираетесь использовать свой посох в качестве холодного оружия – тогда будет нелишним сделать его потолще и покрепче, да еще утяжелить металлическим набалдашником, а заодно заострить и подковать нижнюю часть, чтобы он мог работать и как дубина, и как копье. Правда, в современную эпоху по пальцам одной руки можно пересчитать мастеров, виртуозно владеющих им в рукопашной – и прежде не так много волшебников увлекалось тренировкой физических навыков, а ныне, с появлением огнестрельного оружия и оружия массового поражения, интерес к этому и вовсе был потерян. Да, собственно, и посохи перестали быть непременным атрибутом принадлежности к касте чародеев. Что поделаешь, tempora mutantur, et nos mutatur in illis (времена меняются, и мы меняемся с ними – лат.), – назидательно произнес мистер Фиттих. Однако что-то я зациклился на данной теме – тут о каждом предмете можно рассказывать часами, а время экскурсии ограничено. Давайте перейдем к жезлам. Их группа перекочевала в соседнюю секцию.

-Что такое жезлы, вы все наверняка знаете, – продолжилась лекция. – Фактически – меньшие братья посохов, поскольку процесс их создания и использования в принципе один и тот же, со своими небольшими особенностями – их изготавливают не только из дерева, но и из металла и кости. С другой стороны, будучи компактными, они значительно удобнее в повседневной жизни. Пресловутые волшебные палочки – ни что иное, как жезлы самой распространенной указующей формы. Вот, кстати, характерный пример – палочка колдуна Шалдара, из которой он любил метать огненные шары и сгустки кислоты. Сейчас разряжена и совершенно безопасна. Видите вот эту небольшую выпуклость в утолщенной части? Нажимая на нее, вы активируете заклинание, направляемое в сторону, куда указует утонченный конец палочки. Будьте точнее при наводке, иначе больших разрушений не избежать. Широко известна история, когда два враждующих мага превратили несколько близлежащих домов в развалины, но так и не смогли попасть друг в друга. Еще один добрый совет: заколдовывая жезл или посох, не забудьте потом, какое заклятие наложили. Находите мои слова смешными? Так представьте ситуацию: зарядили вы свое изделие 'про запас', и положили в долгий ящик, а лет через десять-двадцать решили им воспользоваться, да вот незадача – позабыли совсем, чем заряжено. Хорошо еще, если у вас под руками Определитель, а если нет? Здесь я тоже мог бы привести интересный пример, да вы, наверное, уже устали слушать мои байки…

-Нет, нет, что вы, сэр, пожалуйста, продолжайте! – загалдели студенты.

-Ну, так и быть. Так вот, жил да был еще один незадачливый волшебник, очень рассеянный, и не раз его забывчивость играла с ним злую шутку. Как-то, экспериментируя с левитацией тяжелых предметов, он, отвлекшись, уронил кусок бревна прямо себе на ногу. Чтобы унять боль, воспользовался жезлом исцеления, забыв, что не так давно перезарядил его на Холодный Ветер. В итоге пришлось ему лечить не только ушиб, но и обморожение.

-А что такое Определитель? – раздался голос из толпы.

-О! Чудо-прибор, позволяющий установить, какое заклинание было наложено на предмет или живое существо. Сконструирован в начале XXI века, и с той поры уже немало потрудился на благо Гильдии, поскольку до него очень часто магию найденных на археологических раскопках вещей невозможно было идентифицировать. Да и сейчас, учитывая, что прибор распознает лишь заклинания, заложенные в его памяти, случаются накладки – в былые века колдуны изобретали немало заклятий, формулы которых оставались известны лишь им одним, да к тому же не удосуживались их записывать. Их расшифровка является одной из наиболее серьезных задач, и целая группа магов, в основном молодежи, работает в данном направлении. И если среди вас есть желающие потрудиться на благо науки, то через некоторое время, освоив азы магии, вы сможете присоединиться к их коллективу. Правда, ввиду громоздкости оборудования пользоваться Определителем в полевых условиях затруднительно, и поэтому были сконструированы его упрощенные аналоги – магометры. Они не скажут вам, какое конкретно заклинание наложено или произнесено, но помогут в определении его принадлежности к соответствующей школе магии, а также позволят оценить степень его интенсивности. Кстати, один из подобных образцов есть поблизости. Хотите, покажу, как он работает?

-Конечно, сэр!

-Тогда подождите немного, сейчас принесу.

Глава 13.

В отсутствие экскурсовода Эрик огляделся. От их первоначальной группы осталось меньше половины. Из числа уже знакомых ему не было Жанны, да и те два неприятных типа куда-то пропали. Олаф и Таисия рассматривали один из экспонатов, вполголоса что-то обсуждая; маленькой обособленной группкой держались китайцы, казавшиеся ничуть не утомленными долгими блужданиями по музею.

-Смотрю, твоя подруга тоже отсутствует, – тихо сказал он оказавшейся рядом Лиэнне.

-Отлучилась ненадолго… по деликатным обстоятельствам, – так же негромко ответила та. – Обещала скоро вернуться.

-Ага, мне мой товарищ то же самое говорил. Да и с тем приветом.

-Не буду спорить. Ты, наверное, думаешь, что мы давно дружим, а на самом деле познакомились с ней только сегодня, прибыв в Академию практически одновременно. Вы-то хоть знали друг друга до попадания сюда.

-Но тоже не настолько долго, чтобы предсказать любой шаг друг друга.

В этот момент вернулся мистер Фиттих, неся с собой оплетенный тонкой металлической проволокой и подвешенный за шелковый шнурок тусклый бесцветный кристалл.

-Вот одна из первых и наиболее простых моделей магометра. Реагирует только на заклинания в действии, зачарованные вещи определять не умеет. В противном случае уже переливался бы всеми цветами радуги. Да, совершенно верно – магическая энергия заставляет кристалл светиться, причем цветом, соответствующим школе волшебства.

И, передав прибор одной из девушек, он обернулся лицом к окну, откуда секунду спустя подул прохладный ветерок, приятно освежающий в летнюю жару. Эрик увидел, что внутри кристалла начала разгораться искра красного пламени.

-Видите? Я использовал формулу Воздушного Потока, относящегося к стихийной, или красной, магии, и магометр отозвался соответственно. А теперь я создам иллюзию, и цвет его изменится.

И действительно, красный огонек потускнел, сменившись ровным желтоватым сиянием.

-Простите, сэр, а где же иллюзия? – удивлённо спросил Олаф.

-Оглянитесь назад.

Посмотрев в указанном направлении, Эрик заметил у противоположной стены комнаты еще одного коменданта, и невольно перевел глаза на оригинал, сравнивая с двойником.

-Ой, как здорово! – не удержалась Лиэнна, всплеснув руками. – А он двигаться и разговаривать может?

-К сожалению, нет. Перед вами самая простая форма иллюзии – Копирование Образа. Великие Мастера – иллюзионисты могут создать вам такую копию, что вы, даже ведя с нею беседу, не усомнитесь, что имеете дело с оригиналом.

-А подойти дотронуться до него можно?

-Конечно.

В числе прочих Эрик приблизился к фантому. Тот вел себя совершенно спокойно, никак не реагируя на происходящее вокруг. Вблизи стало видно, что он не сплошной, а полупрозрачный, сквозь него просвечивали очертания расположенных сзади предметов. Однако в полутемном коридоре если увидишь такое, сроду не подумаешь, что перед тобой всего лишь иллюзия.

А тем паче если представить, что она ведет себя подобно оригиналу, так и чокнуться недолго.

Довольный произведенным эффектом, мистер Фиттих ликвидировал двойника и предложил продолжить экскурсию.

-Следующей экспозицией, которую нам обязательно следует осмотреть, является коллекция магических колец и амулетов. В отличие от посохов и жезлов, в основном заряжаемых заклинаниями нападения, данные предметы традиционно в первую очередь связывались с защитой.

Эрик беглым взором оглядел стенд. Действительно, целая коллекция. Каких только колечек тут не было – от простеньких, гладких и без украшений, изготовленных из меди и серебра, до массивных золотых, покрытых изящной резьбой и инкрустированных драгоценными камнями. Такие и без всякой магии сделали бы честь любому ювелирному магазину.

-Одно из наиболее распространенных заклинаний, накладываемых на них, – продолжалось неспешное повествование, – Магическая Броня, придающая даже простой фланелевой рубахе прочность стальной кольчуги. Также большую популярность имели заклятия, защищающие от колдовства. Вот, например, – экскурсовод указал на серебряное колечко с гравировкой в виде переплетенных линий, – весьма эффективно предохраняет от действия огня. Человек, одевший его, может пройти через стену бушующего пламени, почувствовал лишь приятное тепло. Не верите? Сейчас покажу. У меня здесь даже демонстрационная посудина припасена, специально для особо недоверчивых.

Сбоку от крайнего к стенке стенда действительно находилась громадная, диаметром почти в метр, закопченная медная чаша-жаровня.

-Сейчас я вызову магический огонь. Самый настоящий, не иллюзорный. Впрочем, любой из вас сможет в том убедиться. Смотрите!

И, поставив чашу на пол, он произнес заклинание. Вся поверхность жаровни вспыхнула ревущим пламенем. Огонь был настолько силен, что его обжигающее дыхание заставило студентов отойти подальше.

-Найдется у кого-нибудь ненужная бумага?

Девушка, стоявшая рядом, торопливо порывшись в сумочке, извлекла оттуда слегка помятую тетрадь, откуда было вырвано несколько листков.

-Сейчас вы окончательно убедитесь в подлинности проявления огненной стихии, а заодно научитесь приемам, разоблачающим фантомы. Знайте, что иллюзорный огонь, если его вызвал профессионал, также может потрескивать, обжигать своим дыханием и даже издавать запах, например, горящей пластмассы, но неспособен причинить какой-либо физический вред. Однако, стоя перед стеной огня, вы едва ли захотите проверять на себе, истинная она или мнимая. Гораздо проще использовать какой-нибудь горючий материал.

Он скомкал один из листков и бросил его в пламя, которое мгновенно воспламенило бумагу, оставив через секунду лишь горстку пепла.

-Итак, вы убедились, что перед вами не иллюзия. А теперь я надеваю кольцо, беру другой листок и делаю то же самое.

Эрик с завораживающим ужасом наблюдал, как рука медленно погружается в оранжево-красное марево, как вспыхивает и обугливается бумажный лист, не в силах, закричав, остановить ужасное зрелище. Так, наверное, в цирке зрители, замерев, наблюдают, как дрессировщик засовывает свою голову в раскрытую львиную пасть – ведь где гарантия, что льву не захочется сомкнуть челюсти?

Но вот улыбающийся мистер Фиттих не хуже профессионального укротителя, вынимающего из пасти голову и раскланивающегося перед аплодирующей публикой, картинно извлекает из огня руку, стряхивая на пол горстку пепла. Каждый желающий мог убедиться, что рука осталась совершенно целой, только покраснела слегка.

-Есть смельчаки сделать то же самое?

При этих словах студенты инстинктивно подались назад, прячась за спины друг друга. Самым невозмутимым остался Олаф, ни единым движением тела не выдавший своих чувств, что привлекло внимание экскурсовода.

-Я вижу, молодой человек, бесстрашие в ваших глазах. Хотите попробовать?

Не говоря ни слова, Олаф кивнул головой. Защитное кольцо переместилось на безымянный палец его правой руки. Скомкав предложенный ему лист, он медленно поднес его к огню. Эрик заметил, что, несмотря на внешнюю невозмутимость, капельки пота усеяли его лицо.

-Почти как Луций Сцевола… – вздохнул кто-то сзади.

Бумага вспыхнула, Олаф инстинктивно едва не выронил ее, но усилием воли продолжал держать догорающий лист. И лишь когда последний его клочок превратился в уголь, вынул руку из огня. Девушки взирали на него, как на героя, сразившего кровожадного дракона. Сам же Олаф смотрел в удивлении на черный порошок, покрывавший его пальцы, словно не веря, что ему удалось сделать такое.

-Ну что ж, молодой человек, я вижу, что у вас есть навыки, необходимые для настоящего мага-экспериментатора. И если будете их развивать, сможете добиться немалых успехов и – кто знает? – даже стать лучшим учеником Академии за все время ее существования. Если, конечно, не начнете страдать звездной болезнью. А пока давайте перейдем к другим, не менее достойным экспонатам. Загасив огонь и убрав на место жаровню и кольцо, мистер Фиттих продолжал:

-Разумеется, если существует защита от огня, то почему бы не быть и другим видам протекций? Вот амулет в виде снежинки, выполненный из слоновой кости – как нетрудно догадаться, предохраняет от холода, причем получше меховой шубы. В нашем климате это мало актуально, а вот исследователям, занимавшимся в свое время поиском магических артефактов в Сибири, он сослужил добрую службу. Рядом кольцо, предохраняющее от заклинаний, негативно воздействующих на физическое тело человека, вроде Отравления и Болезни. А видите вон тот перстенёк с рубином? При нажатии на камень вокруг надевшего его возникает ментальный барьер, преодолеть который может только очень целеустремленный человек – поскольку при пересечении незримой черты возникает острое чувство отвращения и стойкого нежелания идти дальше. Само собой, есть заколдованные предметы, создающие ауру невидимости, но мне лично данное кольцо куда больше по душе. С невидимостью масса проблем – нужно накладывать еще и Тихое Передвижение, чтобы не засекли твои шаги. К тому же ваши манипуляции с предметами, в частности, открывание дверей, вряд ли останутся незамеченными окружающими – а если их нет, то и смысла применять заклинание тоже нет. Более того, могу открыть маленький секрет, – голос коменданта понизился до шепота, – человек, применивший данное заклятие (кроме наиболее сильных его форм), прекрасно виден на экранах видеонаблюдения. Так что если вы таким образом решитесь потихоньку ограбить банк или магазин, не удивляйтесь, если вас потом разыщет полиция.

Для целей самообороны очень полезно, например, вон то платиновое колечко, принадлежавшее волшебнику Валлензу. При его активации все окружающие в радиусе десяти-пятнадцати метров впадали в сонное оцепенение. Сейчас почти неактивно – воздействует лишь на находящихся рядом, да и то если они достаточно расслаблены. Еще один крайне занимательный пример магической защиты, показывающий, что с изобретательством у наших коллег все было в порядке – так называемое Кольцо Розовых облаков, настраивающих окружающих на радостное и дружелюбное отношение друг к другу. Такое кольцо вполне могло бы сослужить добрую службу тем, кому по необходимости приходится возвращаться домой поздно вечером по безлюдным улицам окраин больших городов!

Но не все из экспонатов, выставленных в данной секции, в прошлом были столь безобидны. Особенно те, что принадлежали некромантам и чернокнижникам, любившим заколдовывать их на причинение физических страданий – заклинаниями типа Боль, Сильное Недомогание, Чумная Болезнь или даже Палец Смерти. Некромантские штучки, помимо того, нередко содержали Поднять Труп или Злой Призыв, вызывающий на помощь колдуну скелета или зомби. Наиболее опасные вещи пере тем, как выставлять в музее, пришлось подвергнуть дезактивации.

-Скажите, сэр, а камни в перстнях настоящие? Влияют они как-нибудь на силу заклинания?

-А как же! В прошлом ни один уважающий себя маг не стал бы носить украшения со стекляшками. Да и наш музей – достаточно уважаемое заведение, чтобы заполнять его стенды бижутерией. Поэтому могу со всей искренностью заверить вас, что все, видимое вами, абсолютно подлинное: изделия из металла желтого цвета действительно золотые, а не позолоченные, красный камень – рубин, а не крашеный кварц. Что же касается второго вопроса, то да, некоторые камни могут усиливать действия заклинаний той или иной школы. Самый известный драгоценный камень – алмаз – с магической точки зрения, как ни странно, малополезен, единственное, чему он достоверно способствует – разрушению иллюзий. Рубин предпочитают практики стихийной магии, а также духовники, однако довольно неприятным свойством данного камня является то, что он способен усиливать как позитивные, так и негативные черты характера, и поэтому добрый изначально человек обратит свою магию на служение людям, а злой направит на разрушение. Изумруд предпочитают адепты природной магии, а также иллюзионисты. Загадочная синева сапфира оказалась полезной в магии трансформаций. А вот опал и черный турмалин выбирали те, кто склонен к чернокнижию. Также двоякая природа у жемчуга – он одинаково легко может быть использован для усиления заклинаний как белой, так и черной магии. Берилл и лабрадор способствуют концентрации магической энергии и развитию воображения, недаром ваши кристаллы имеют структуру и химический состав, близкие к бериллу. Короче, если кто-нибудь захочет узнать побольше об особых свойствах камней, рекомендую взять в библиотеке книгу 'Минералы и их практическое использование в магических исследованиях'. А мы переходим к секции, где представлены заклинательные свитки, еще одна вещь, входящая в обязательный джентльменский набор волшебников.

Они переместились в следующий отсек, последний в том зале, где на бархатных подушечках покоились свернутые в трубку бумажные листы, перевязанные разноцветными нитками.

-Волшебные свитки изготавливаются из специальной бумаги, по тонкости своей приближающейся к папирусной, но не в пример более прочной и не портящейся при хранении. Рецепт их изготовления прост: сидя перед чистым листом, читаете заклинание, и если оно произнесено успешно, на бумаге появится соответствующая надпись, и она сама собой свернется, так что вам останется только аккуратно перевязать ее ниточкой. Цвет последней обычно выбирается в соответствии со школой магии, хотя это не является обязательным условием. Можно вовсе не перевязывать, но имейте в виду – при разворачивании листка происходит реализация заклинания, и если это произойдет случайно, вы можете попасть в не очень приятную ситуацию. Видите, как удобно: не нужно тащить с собой тяжелые и массивные посохи и жезлы, или перезаколдовывать кольца и амулеты, если вам в срочном порядке нужно отправляться в путешествие – покидал в походную сумку нужные свитки, и вперед.

Рассказав вкратце о наиболее интересных из них, мистер Фиттих предложил осмотреть еще один зал.

-Понимаю, что устали, но потерпите еще немного. Вам, как представителям молодого поколения, его экспонаты будут особо интересны. Ведь все, что вы увидели, относилось к прошлому, и вы вправе задать вопрос – неужели за последние столетия не было создано ничего принципиально нового? Спешу уверить, что магическое искусство, равно как и все прочие науки, не стояло на месте. Сейчас получите тому подтверждение.

Глава 14.

-Открытие пороха и появление огнестрельного оружия сильно изменило наш грешный мир. Там, где раньше в честном единоборстве шло соревнование силы и ловкости, теперь стало достаточно нажать на курок. Ты можешь уступать своему противнику и по физическим, и по интеллектуальным качествам, но если у тебя есть пистолет, то прав будешь именно ты. Классическая Магическая Броня оказалась малоэффективной против снарядов и пуль, поэтому волшебникам пришлось потратить немало времени в попытках модифицировать заклинание, приспособив его к требованиям новой эпохи. Кой-чего добиться удалось, но универсального рецепта, увы, создано так и не было. Венцом творческой мысли явились пуленепробиваемые магические жилеты и сюртуки. Правда, защищали они только при обстреле с большого расстояния; выстрелы в упор пробивали их насквозь. Вот образец подобного творчества, – мистер Фиттих указал на висевшую на стене поношенную жилетку с дыркой на левой стороне. – Как видите, ее владельцу не повезло.

Поэтому альтернативное направление работ сосредоточилось на разработках отвлекающих и маскирующих заклинаний, не дающих возможности попасть в цель. Наиболее популярным из них стала Иллюзорная Сфера, реальность внутри которой искажается для постороннего наблюдателя: человек кажется не там, где он на самом деле находится, что сбивает с толку даже опытных снайперов. С той же целью применялись также Сфера Невидимости и Туман.

Однако и противоположная сторона также была заинтересована – в магическом усилении повреждений, наносимых огнестрельным оружием. Вот типичный образец – мушкет, стреляющий огненными шарами. При попадании эффект почти как от напалмовой бомбы. Если бы после Второй Некромантской пути магии и техники не разошлись бы, а точнее, волшебники не самоустранились от активного вмешательства в дела рода человеческого, трудно сказать, как вообще выглядел бы тогда наш мир. Быть может, появились бы магические пушки, автоматы и гранатометы, вместо аэробусов многоместные ковры-самолеты, телекинетические повозки вместо автомобилей и многое другое, что обыватели привыкли считать чудом. Тем не менее, нас по-прежнему интересует все, что происходит во внешнем мире. И предметы, которые вы здесь увидите, лишнее тому подтверждение.

Обратите внимание на стенд слева от вас – видите очки в изящной золотой оправе? На них наложено заклятие Истинного Зрения; никакая иллюзия не собьет с толку одевшего их. А вот курительная трубка удлиненной формы, типичной для XVIII – XIX веков. Отличается от других тем, что ее можно набить чем угодно, хоть прогнившим сеном – все равно при раскуривании будет ощущаться вкус и запах отменного табака. Здесь же представлены карманные часы-брегет, не требующие завода – магия их такова, что они будут показывать время до тех пор, пока окончательно не придут в негодность. Кстати, такая же магия была использована и в башенных часах замка Штарндаль – вот уже почти четыреста лет они идут, не останавливаясь. Нам остается лишь изредка смазывать детали маслом, чтобы не скрипели.

-А правда, что день, когда они остановятся, станет последним в истории замка? – неожиданно спросила невысокого роста курносая девица, чье лицо было усыпано веснушками, а волосы заплетены в две тугие косички. Мистер Фиттих вздрогнул.

-Кто вам сказал такую чушь? Догадываюсь – кое-кто из бывших студентов, ныне озабоченных получением степени Мастера. Натура этого народца неистребима – хлебом не корми, а дай подшутить над новобранцами. Добрый совет – к тому, что вы от них услышите, отнеситесь с изрядной долей скептицизма. Если мучает какой-то вопрос, лучше обратитесь к одному из преподавателей – уж они точно разыгрывать вас не будут. Или, если стесняетесь, попробуйте найти ответ в библиотечных книгах.

Девушка озорно улыбнулась, не промолвив более ни слова, и комендант, успокоившись, продолжал:

-Среди подобных безделушек, призванных сделать жизнь человека более приятной, можно упомянуть также несмываемые чернила – баночка их представлена здесь. Чернила эти нельзя вытравить ни водой, ни спиртом, ни ацетоном или бензином; они не тускнеют со временем. Надпись, сделанная ими, останется на века, если, конечно, не уничтожить саму бумагу. А вот радость любого фальшивомонетчика – машинка, печатающая цветные картинки. Вы закладываете внутрь бумагу, заливаете краски, помещаете сверху оригинал, дергаете за рычажок – и все, только успевай собирать копии. Этакий цветной ксерокс времен наполеоновских войн. Рядом со столь ценным экспонатом находится флакончик духов, на которые наложено заклинание очарования, и любой тупой урод, надушившись ими, покажется вам остроумным красавцем. Предупреждаю: ни в коем случае не пытайтесь их стащить или подменить. К сожалению, подобные попытки предпринимались ранее, и виновные понесли достаточно суровое наказание, а один студент, решивший воспользоваться ими для успешной сдачи экзамена, был с позором выгнан из Академии. Так что не вздумайте повторять их ошибки!

Обратите лучше внимание вон на ту забавную вещицу, которая много лет использовалась в цирковых представлениях в качестве 'вечного двигателя'. Представляет собой миниатюрную игрушечную мельницу в разрезе. Если налить в желобок воды, то колесо начнет само собой крутиться, а мельник – делать вид, что перемалывает зерно. Колесо крутилось, пока его лопасти касались воды, причем без всякого вмешательства извне и без скрытой подпитки энергией вроде батарейки или аккумулятора. Желающие могли лично в том убедиться. А ларчик на самом деле открывается просто: лопасти колеса вращал специально обученный воздушный элементаль, а сигналом для начала его работы служило появление воды в желобке. Кстати, в прошлом многие юные волшебники – ученики и подмастерья – не гнушались подзаработать пару-тройку звонких монет, выступая в цирках с демонстрацией нехитрых фокусов. Позором для ремесла это не считалось. В конце концов, каждый зарабатывает себе на жизнь как умеет, разве нет? Более того, я могу назвать несколько хорошо вам известных имен иллюзионистов, проходивших когда-то обучение у Мастеров Гильдии.

По такому же принципу работает находящаяся здесь переносная сумка-холодильник: охлаждение внутри достигается благодаря заключенному между внешней и внутренней панелями элементалю воды. Стихия Воды обладает удивительным свойством отвода и поглощения теплоты, – впрочем, о том лучше меня вам расскажет Великий Мастер Асфарг, который будет преподавать вам основы магии Стихий.

Они осмотрели еще несколько изобретений, не менее чудесных, и наконец остановились у стенда, где на массивной цепочке из серебристо-белого тяжелого металла был подвешен амулет-трилистник, сделанный из того же материала.

-Вот! Яркий символ нового времени – талисман защиты от радиации. Выполнен из редкого металла гафния, отличающегося тем, что делает невозможным цепную реакцию атомного распада. Конечно, он не даёт абсолютную защиту, но, по крайней мере, ослабляет радиоактивной поражение во много раз. Пользуясь им, вы сможете достаточно долго находиться в зараженных зонах, не рискуя заработать лучевую болезнь. Надо сказать, изобретение атомного оружия оказалось для Гильдии полной неожиданностью, и эффект его применения в Японии поразил даже бывалых магов – мощность взрыва намного превосходила силу любого заклинания, даже произнесенного Гроссмейстером. Хуже того, ни одно из известных к тому времени заклятий не могло от него защитить. Пришлось – впервые за три столетия после окончания Второй Некромантской – вмешаться в исторические пути развития человеческой цивилизации. Волшебники тогда даже разработали целый план действий под кодовым названием 'Последняя война'. Было произведено воздействие на умы ключевых политических фигур, а также отдельных социальных групп, внушившее мысль о преступности разработок новых видов оружия массового поражения и катастрофических последствиях его применения. Группе молодых магов, наиболее бесшабашных, удалось тогда сорвать ряд экспериментов в области дальнейшего его усовершенствования – включая производство нейтронных бомб, программы 'звездных войн', а попутно также создания генных мутантов и боевых роботов.

Другая группа магов-исследователей одновременно работала над поисками заклинаний защиты и лечения лучевой болезни. Задача сильно осложнялась тем, что природа радиации не имела ничего общего с традиционными стихиями, более-менее изученными за прошедшие тысячелетия. В конце концов, исходя из тезиса, что суть радиации есть холодный невидимый огонь, необходимые формулы были изобретены. Именно тогда и создавались амулеты, подобные тому, что вы видите. Даже когда непосредственная угроза термоядерного конфликта в значительной степени сошла на нет, они весьма пригодились при взрыве реактора на одной из атомных станций на территории страны, которой давно нет на географической карте, а именно – Советского Союза. Называлась та станция то ли Чирнобол, то ли Чорнибил – сейчас, за давностью лет, уже плохо помню, все-таки более полстолетия минуло. Там мы воочию смогли убедиться, как опасен может быть так называемый 'мирный атом'. Пара амулетов, заброшенных в разрушенный реактор, значительно уменьшила его мощь, хотя и не погасила совсем. Наши формулы помогли облегчить страдания сотням людей, которые, как сложилось у меня лично впечатление, часто не понимали, с каким ужасом столкнулись, собирая выброшенный из реактора графит чуть не голыми руками и забираясь на крышу энергоблока посмотреть, как весело светится внизу ядерная магма. Там мы лишний раз убедились, что нет предела невежеству человеческому. Впрочем, это скорее философская тема, к музею отношения не имеющая.

И, наконец, последний экспонат, с которого вообще-то надо бы начинать экскурсию – исторический договор о передаче замка Штарндаль в полное и безраздельное владение Гильдии Магов, подписанный собственноручно императором Рудольфом III в лето от рождества Христова 1649е.

Поскольку документ был составлен на старонемецком, Эрик лишь мельком оглядел его.

-Ну вот, наша экскурсия завершена, и мне остается лишь поблагодарить за внимание. Уф-ф, утомился я с вами маленько, – вытирая со лба пот, вздохнул комендант. – Кто-нибудь желает что-либо спросить или уточнить? Вопросов не возникло, и вместе с остальными Эрик покинул музей.

Заглянув в комнату своего друга, он убедился, что тот сладко спит, свернувшись калачиком на кровати, и явно не испытывает угрызений совести по поводу пропущенной экскурсии.

Уже у себя Эрик почувствовал, что хоть голова еще сохраняла ясность мышления, то ноги уже никуда не годились, и им явно требовался отдых. Особенно если учесть, что там, откуда они прибыли, уже наступила ночь. Если бы не ужин, до которого оставалось не более часа, последовал бы примеру своего приятеля.

Чем заняться в оставшееся время? А что если попробовать активировать кристалл хотя бы на полчаса? Как там объяснял ректор – поместить его на подставку и нажать на кнопочку.

И как только он сделал это, кристалл неожиданно поднялся в воздух, зависнув примерно на расстоянии примерно двух ладоней от подставки, и, засветившись неярким желтым светом, начал постепенно вращаться, все ускоряясь. Мягкое сияние успокаивало, снимая усталость и тревогу, погружая в состояние, близкое к сну наяву. Блики желтого огня, многократно отражаясь гранями, постепенно заполонили пространство перед глазами, как будто сам кристалл, увеличиваясь в размерах, постепенно поглощает собой все вокруг, в том числе и сидящего перед ним.

И казалось Эрику, что попал он в снежную метель, но не чувствовал холода, а желтые снежинки, попадая на кожу, вызывали приятное ощущение тепла и радости бытия. Лимонного цвета сугробы были так похожи на песок речного пляжа под ласковым летним небом, что непреодолимым искушением стало прилечь, зарыться в него и забыть обо всем на свете…

Внезапно, как от толчка, наваждение исчезло. Эрик обнаружил, что его голова, склонившись, коснулась стола. Похоже, сознание отключилось – интересно, насколько? Вроде бы задремал буквально на минутку, однако, взглянув на часы, убедился, что прошло более полутора часов. И нужно поспешить, чтобы успеть поужинать.

После столь обильного обеда чувство голода еще не появилось, однако, если не подкрепиться, позже возникнет обязательно, а до утра еще слишком далеко. Подумав так, он отправился в столовую.

Не считая обслуживающего персонала, там было пусто – если кто-либо и испытывал муки голода, скорей всего, уже успел их утолить. Не желая обжираться, наш герой заказал себе стакан компота и пару порций салатов, и, следуя совету Баджи, решил запастись впрок.

-Могу я взять что-либо с собой? – спросил он у бармена.

-Разумеется. Вон с тех подносов можешь брать что угодно.

Наскоро перекусив, Эрик прихватил 'на потом' упаковку зефира, кулек конфет и несколько яблок, рассовав их по карманам. Будет с чем чайку попить.

Позабытый кристалл по-прежнему плавал в воздухе, разбрасывая солнечные искры и словно приглашая вновь погрузиться в золотой туман. Но пока с него хватит, подумал Эрик, нажимая на кнопку. Кристалл, плавно замедлив свое вращение и постепенно потускнев, опустился в чашу-подставку.

Интересно все-таки, как он умудрился вырубиться на столь продолжительное время? В школе на некоторых не слишком интересных уроках, бывало, присыпал, однако ненадолго – на несколько секунд, редко на минуту. А тут полтора часа… Единственным эффектом, который он смог ощутить после пребывания в иллюзии золотой метели, явилось чувство умиротворения, как при завершении тяжелой, но очень нужной работы. Надо попробовать повторить эксперимент завтра, решил он, посмотрим, будут видения теми же, или его ждет нечто новое.

Внезапно большая темная тень опустилась на подоконник. Эрик инстинктивно отпрянул, подумав в следующее мгновение, уж не коршун или гриф-стервятник пожаловал в гости, но разглядев птицу, рассмеялся – то был их дневной знакомый, гиацинтовый ара по кличке Эрши.

-Эрши? – неуверенно спросил наш герой. В ответ послышался знакомый хриплый голос:

-Эр-рши хор-роший! Кар-рамель!

Из своего кулька Эрик вытащил пару конфет и, развернув обертки, положил содержимое на подоконник. Попугай, покосившись одним глазом, склевал вначале одну, а затем другую.

-Блогодар-рю! Мер-рси!

-Ну, уж если прилетел, будем знакомы. Залетай внутрь. Кстати, меня зовут Эрик.

Переминаясь некоторое время с ноги на ногу, словно раздумывая, принимать или нет приглашение, попугай наконец переместился на край стола и принялся рассматривать приспособление для увеличения магической энергии.

-Кр-расивый кр-ристалл! Пр-росто пр-релесть!

-Да, мне он тоже нравится. А ты, наверное, видел их побольше, чем я. Не так ли? Эрши критически осмотрел убранство комнаты и потребовал:

-Сахар-рок! Пришлось дать еще одну конфету.

-Бр-раво! Эр-рик др-руг! Хор-роший др-руг! – И, взмахнув крыльями, оказался на плече нашего героя.

Действительно тяжелый. Не нагадил бы, промелькнула мысль. Но попугай, похоже, был обучен правилам хорошего поведения, стараясь держаться аккуратно, чтобы не поранить человека своими довольно внушительными коготками. Эрик легонько пощекотал ему грудку, ощутив пальцами мягкость голубоватых перышек. Эрши в ответ ухватил клювом один из его пальцев.

Да, классная птица. Вот бы оставить ее у себя. Однако его комнатка слишком мала, попугай будет чувствовать себя здесь, как если бы его посадили в клетку, и едва ли обрадуется подобной перспективе.

Словно догадавшись о ходе его мыслей, пернатый гость вспорхнул и вылетел в открытое окно. Наверное, кто-то раньше уже пытался ограничить его свободу.

Спать пока еще не хотелось, несмотря на усталость ног. Всего за сутки на него свалилось столько новых впечатлений, что голова шла кругом. Казалось, очутился в совершенно ином мире, а все, к чему привык, осталось где-то там, чуть ли не в прошлой жизни. Да, совсем забыл сообщить предкам, что с ним все в порядке!

Увы, при наборе любого из номеров результат был один и тот же – сбой вызова. Впрочем, Эрик почти и на надеялся, что ему удастся куда-либо дозвониться, помня о словах Баджи. Но попробовать стоило.

Выключив бесполезный на острове аппарат, он подтянул к себе книгу и продолжил чтение.

Часть 2. Некромантские Войны.

Глава 15.

'…Несмотря на мужественное сопротивление английских солдат и партизанскую борьбу вилланов, изгнанных вторжением из родных мест, некромантская армия, увеличиваясь в размерах, постепенно продвигалась вперед, оккупируя все новые графства. В 1319м первые отряды противника появились в окрестностях Лондона, но лишь через два года врагу удалось его захватить. Плечом к плечу с регулярными частями сражалось народное ополчение. Даже полностью окруженный, лишенный подвоза продовольствия, город не сдавался, и лишь когда ряды его защитников, таявшие не столько от вражеских стрел, сколько от вредоносных заклинаний поредели настолько, что не могли уже сдерживать постоянный натиск атакующих, орды живых мертвецов через проломы в стенах смогли ворваться внутрь.

В той битве погиб король Англии, отказавшийся покинуть осажденный город (хотя в некоторых легендах утверждалось, что ему удалось спастись, укрывшись в катакомбах с несколькими наиболее преданными рыцарями и оруженосцами, и потом, выбравшись из захваченной столицы, еще долго принимать участие в партизанском движении). Королевская семья, которую предусмотрительно перевезли в южные провинции, еще в течение шести лет продолжала вести борьбу, но силы были неравны, и с падением в 1327 году последнего города на южном побережье – Портсмута – эмигрировала во Францию.

На Англию опустилась долгая, почти столетняя ночь правления черных волшебников. Макдруена провозгласили новым королем, его сподвижники принялись готовить армию и флот к очередным завоевательным походам. Вызывает крайнее сожаление тот факт, что правящие дома Европы не пришли на помощь английскому королевству – одни ошибочно полагая, что происходящие события есть внутреннее дело англичан, другие – руководствуясь вековечным принципом 'моя хата с краю', третьи злорадно потирая руки в предвкушении политических и экономических выгод от ослабления сильного соперника. Неопределенную позицию заняла и Церковь, на словах осудившая конфликт, но на деле не оказавшая серьезной помощи, не воспрепятствуя, впрочем, волонтерской деятельности отдельных священнослужителей. В истории навсегда останутся имена епископа Варсонофия, воодушевлявшего королевских солдат и исцелявшего пораженных черной магией, а также экзорциста отца Сильвериуса, впервые применившего заклинание Изгнать Мертвецов в его усиленном варианте, действовавшем не на одиночную цель, а в определенном радиусе, что позволяло эффективно отбивать атаки врага.

Немало волшебников и их учеников также не осталось в стороне в деле сопротивления надвигающейся с севера темной туче. Достаточно упомянуть личный подвиг колдуна Ваэнта, в одиночку остановившего продвижение авангарда армии барона Макдруена. Вызванные им элементали внесли громадное опустошение в передние ряды противника. К сожалению, сам колдун погиб, сраженный вражеской стрелой, успев, однако, уничтожить несколько сотен зомби. Немногие спасшиеся из захваченного Лондона рассказывали также о чародее Гаромбите, накладывавшем заклятия Огненного Шара и Сгустка Кислоты на жезлы, которые потом раздавались защитникам стен.

Увы, далеко не все представители племени магов осознали, какую угрозу человечеству несет распространение темных искусств; некоторые, привлеченные щедрыми посулами Макдруена, пошли служить под его знамена. Часть из них, ужаснувшись увиденным, вскоре оставила войско барона, покинув Англию или примкнув к движению сопротивления. Остальные пополнили ряды чернокнижников.

После падения Англии на некоторое время наступило затишье – то самое, что бывает перед бурей. Новый 'король' усыплял бдительность, рассылая заверения, что его завоевательная политика ограничивалась только северными островами, и он готов подписать договор о мире и сотрудничестве с любым государством, которое того пожелает; под прикрытием лживых слов в спешном порядке строился флот и создавалась еще более могучая армия нежити.

Еще шесть лет спустя, в 1333м, вероломно, без объявления войны, эта армада пересекла Ла-Манш и обрушилась на побережье Франции. Не ожидавшие вторжения тамошние городки и крепости не были подготовлены должным образом, и в течение двух лет все прибрежные районы оказались в руках неприятеля. А дальше повторился английский вариант, поскольку французские феодалы, увы, не извлекли никаких уроков из ошибок их английских 'коллег'. Тем, кто с профессиональной точки зрения заинтересуется ходом военных действий Первой Некромантской, можно порекомендовать обстоятельную монографию Айзека Джонсона 'Хронология Некромантских войн в событиях и фактах', здесь же будут приведены лишь основные события той войны.

В 1346 королевская армия потерпела крупное поражение в битве при Креси, и вскоре некромантские полчища осадили Париж. Чтобы облегчить свою задачу и сломить сопротивление французского народа, чернокнижники в массовом порядке стали применять заклинания Чумной Болезни и Черной Смерти. Разразившаяся эпидемия чумы унесла жизни нескольких миллионов человек; города и деревни обезлюдели – многие из оставшихся в живых покидали насиженные места, уходя в поисках лучшей доли в другие страны.

Но даже падение столицы в конце 1349го не привело страну к покорности. На помощь французскому королю пришли несколько германских и итальянских князей; отборные отряды воинов-ветеранов прислали короли Польши и Венгрии, византийский император и даже эмир Мавритании; из славянских земель прибыла подмога в виде обозов с продовольствием и значительной суммы денег серебром, посланная князем московским Симеоном. Союзническое войско одержало несколько побед, не позволив неприятелю захватить южные районы Франции.

Война перешла в позиционную фазу; территория страны покрылась заставами и наскоро сооруженными крепостями, перекрывавшими основные торговые пути королевства. Характерной особенностью того периода было широкомасштабное использование магии Огня, причем заклинаний повышенной 'убойной' силы – Кольцо Огня, Стена Огня, Огненный Ливень и т.п. Идею использовать данный вид магии против орд нежити невольно подсказали крестьяне, заманивавшие отдельные группы скелетов и зомби в камышовые заросли и потом поджигавшие их. Через всю Францию протянулись полосы выжженных земель, разделивших, помимо крепостей и застав, воюющие стороны.

Так прошло полстолетия. Уже родилось и выросло поколение, не знавшее другой жизни, и вместо плуга или рыболовной сети привыкшее держать в руках меч и факел, а большинство из тех, кто помнил свою страну мирной и процветающей, давно отошли в мир иной. Казалось, противостоянию не будет ни конца, ни краю, и не найдется силы, способной склонить чашу весов.

Но герой, которого так долго ждала Франция, всё же появился. Волею судьбы то, что не удалось сильным телом и отважным духом мужчинам, смогла сделать хрупкая женщина, которую звали Жанна…'

Как интересно – у них на курсе тоже есть Жанна, и тоже француженка. Хотя, с другой стороны, во Франции десятки тысяч девушек с таким именем, не каждой же становиться героиней!?

'…В биографии Жанны Д'Арк немало белых пятен, и мнения историков о первом этапе ее жизни противоречивы. Доподлинно известно, что до того, как стать командиром отряда королевских конников, она была ученицей одного из наиболее известных чародеев той эпохи, Великого Мастера Духа Борсголо. Применение магии помогало ей вести в бой солдат, воодушевляя их на великие подвиги, а ее беспримерная уверенность в правоте своего дела и бесстрашие офицера, первым поднимающегося в атаку, снискали ей славу непобедимого полководца. Под ее знамена стекалось все больше народа – от крестьян, с дубинками в руках партизанившими в лесах, до баронов, приводивших с собой собственные отряды. Вскоре были освобождены Бордо, Орлеан, Ангулем, Клермон, Пуатье, Орлеан и ряд других городов. В 1404м ведомая Жанной армия подошла к Парижу и после двух месяцев ожесточенных боев смогла освободить город. Развивая успех, союзническая армада продолжала наступление на север, и еще через два года отбросила противника за Ла-Манш. В руках ставленников барона Макдруена осталось лишь несколько крепостей на побережье.

Радость побед на исходе войны за Францию омрачила печальная весть – в ходе дальней разведки боем в Нормандии из-за подлого предательства героиня всенародной борьбы была схвачена врагом. Чернокнижники собирались сделать из нее Черного Рыцаря с тем, чтобы, забыв свое прошлое, она обратила свою бескомпромиссность на служение Злу. Однако молодые волшебники – друзья Жанны, служившие под ее началом, сделали все, чтобы сорвать гнусные планы врага. Пробравшись в темницу, где держали пленницу, они телепортировали ее далеко за границы театра военных действий – в окрестности Флоренции. В ярости, что добыча ускользнула из рук, чернокнижники схватили первую попавшуюся девушку, отдаленно напоминавшую Жанну, и принародно сожгли ее на костре.

Однако остановить вал всесокрушающего наступления было уже невозможно. По соглашению с королевской семьей английского двора, нашедшей временный приют в Тулузе, союзники, собрав остатки флота и арендовав несколько кораблей у Швеции, в 1408 году пересекли пролив и высадились на южном побережье Англии.

Война на территории островного государства также оказалась скоротечной – мощь черных колдунов значительно ослабела, многие из них погибли в битвах, другие, видя закат некромантской империи, подобно крысам с тонущего корабля, принялись разбегаться в разные стороны. Повсюду вспыхивали восстания – уцелевшие крестьяне брались за вилы, выгоняя ставленников чернокнижников и хлебом-солью встречая освободителей. В десятом году пятнадцатого столетия капитулировала столица государства английского; барон Макдруен, превращенный к тому времени в Черного Рыцаря, был схвачен и приговорен к обряду экзорцизма с последующей кремацией останков. После потери Лондона остатки некромантских войск вскоре прекратили сопротивление, сдавшись на милость победителя.

Картина, представшая перед воинами освободительной армии, была поистине чудовищной: на месте цветущей страны – руины и мерзость запустения. Города и деревни обезлюдели, там, где когда-то кипела жизнь, теперь стояли полусгнившие развалившиеся строения, заросшие бурьяном и чертополохом, а среди порослей молодых деревьев, обступивших бывшие людские поселения, рыскали дикие звери. Повсюду бродили неупокоенные мертвецы и монстры, доселе невиданные. Волшебникам природной магии, очищавшим землю, удалось обнаружить несколько порталов, ведущих в земли, заселенные отвратительными тварями. Кроме их закрытия, чародеи повсюду, где только смогли обнаружить, разрушали капища адептов черной магии, на которых совершались чудовищные обряды, ужасавшие даже тех, кто уже успел повидать всякого на своем веку. Чернокнижникам удалось осквернить даже знаменитый Стоунхендж – древнее место поклонения силам стихий, превратив его в алтарь нечестивых подношений.

Для успешного расследования дел о чернокнижии на освобожденных территориях Церковью был учрежден Святой Трибунал, названный впоследствии Инквизицией…'

В этот момент его чтение было прервано. Дверь распахнулась, и на пороге возник его приятель.

Глава 16.

-Привет! – сказал Гека, потирая висок. – У тебя случайно от головной боли ничего нет? Что-то я сам не заметил, как заснул, а очухался – голова трещит.

-Пить надо меньше. Сейчас поищу. Порывшись в аптечке, Эрик извлек таблетки.

-А мог бы и свою знакомую Лиэнну попросить. Она в музее хвасталась, что лечить умеет.

-Да ну, еще чего не хватало. Я уж лучше что-нибудь более привычное, а эксперименты пусть проводит на ком-нибудь другом. Смотрю, ты пытался активировать кристалл. Ну и как ощущения?

-Очень непривычные. Словно оказался внутри потока излучаемого кристаллом света. Правда, после 'сеанса связи' никаких новых способностей не появилось – по крайней мере, ничего необычного не чувствую.

-Так предупреждали ведь, чтобы не рассчитывали на чудеса. Ладно, попробую сам. Расскажи, кстати, что там в музее интересного.

-В двух словах не перескажешь. После того, как ты смотался, мы сначала осматривали волшебные доспехи и оружие, а потом магические прибамбасы всякие – кольца, свитки, жезлы, ну и тому подобное. Дворецкий фокусы показывал – протыкал шпагой бронежилет, бумагу сжигал на ладони. И еще там много прикольных вещиц было. Из числа последних Геку больше всего заинтересовали Духи Очарования.

-Вот от чего и я не отказался. Подушишься такими – и все девчонки твои. Говоришь, там усиленная защита? Но если были случаи, когда студенты добирались до них, значит, ее как-то можно отключить.

-Не советую – иначе вторая часть нашего пари останется невыполненной.

-Это какая же?

-Не только поступить, но и закончить.

Гека от восторга хлопнул своего приятеля по плечу так, что тот поморщился.

-Как ни крути, а ты прав. Согласен – могу дать слово, что пока не буду делать попыток проникнуть в музей с подобной целью. Ты знаешь, а я уже и не жалею, что стал студентом такой крутой Академии! А ты?

-Я тоже. Вот только мучаюсь вопросом – как бы поделикатнее своим сообщить, куда поступил и где нахожусь. Интересно, если напишу так, как есть, письмо дойдет? Раз остров засекречен – цензура может и не пропустить.

-Тогда придумай что-нибудь нейтральное, например, что поступил в какую-нибудь Академию нетрадиционного изобразительного искусства. Надеюсь, против художников-авангардистов твои ничего против иметь не будут?

-Скорей всего, нет. Хотя на душе все равно кошки скребут – обманывать как-то нехорошо… Истина рано или поздно всплывет на поверхность.

-Смотри на вещи проще. Такое понятие, как ложь во спасение, знаешь? Ведь тем, что поступил сюда, ты никому плохо не сделал, разве не так? То, что тебя могут неправильно понять – не твои проблемы, конфликт отцов и детей вечен как мир. Вспомни – лет полтораста назад, в царское время, профессия актера приравнивалась почти что к проституции, ее представители вечно ходили голодные и одевались как бомжи – кроме элитной прослойки, разумеется. А сейчас? Актеры зарабатывают столько, сколько представителям других профессий и не снилось, к тому же желанные гости и завсегдатаи любых светских тусовок и вечеринок. И наоборот, уважаемая когда-то профессия учителя сейчас… ну, не мне тебе говорить. Так что все относительно в нашем мире, друг мой.

-Кстати, а ты сам как объяснил отъезд в Академию?

-Да очень просто: сказал, что получил приглашение поехать учиться в Германию. Мать ничего против не имела – я так полагаю, что она еще хочет устроить свою личную жизнь. Ведь ей тридцать семь всего – они с отцом познакомились и поженились, еще будучи студентами, а вскоре появился и я. Просила только регулярно о себе напоминать. А отцу вообще ничего говорить не хочу… пока. Пусть не думает, что за деньги можно купить все. Вот научусь каким-нибудь фокусам, да подшучу над его любовницей – будет знать, почем фунт изюму. И вдумайся – то, что здесь не работает мобильная связь, имеет свою положительную сторону: можешь не спеша, хорошенько обдумав, изложить на бумаге мысли, не боясь, что тебя неожиданным вопросом собьют с толку и выведут на чистую воду.

Его мысль неожиданно была прервана яркими сполохами зари где-то на востоке. Высунувшись в окно, друзья обнаружили, что в той стороне над верхушками деревьев рвутся в небо языки оранжево-красного пламени.

-Неужели пожар? – испуганно произнес Эрик.

-Пожар на острове магов? Неужели они так беспечны? Что-то не верится, иначе здесь давно камня на камне не осталось бы. А пошли, посмотрим сами!

-Ты что? Ночь на дворе! Нас никто не выпустит наружу! Да и заблудиться в темноте в местных джунглях проще простого.

-Не заплутаем: почти наверняка в каких-нибудь окнах лампочки не потушены. Не одни же мы бодрствуем во всем Штарндале! К тому же, зачем нам дверь?

-А как же?

-А вот так!

И, перевесившись через подоконник, он спрыгнул наружу. Через мгновение в проеме окна появилась его голова.

-Чего медлишь? Следуй за мной!

-Сейчас. Только прихвачу фонарик.

Опавшие листья и хвоя шуршали под ногами. Сориентировавшись, они вышли на центральную аллею. Огненные языки продолжали взлетать на горизонте.

-Может, лучше предупредить кого-нибудь? Вдруг и вправду пожар?

-Расслабься: наверняка кто-то экспериментирует. Вон, посмотри, ползамка не спит. Неужели никто ничего не заметил?

Эрик оглянулся. Действительно, несмотря на поздний час, многие окна светились, причем не только на первом и втором этажах, но и выше. Правда, свет некоторых окон верхней половины замка был тусклым и время от времени меняющим интенсивность, что указывало на его неэлектрическое происхождение. Однако с такого расстояния трудно было рассмотреть подробнее, да и времени не было. Гека тянул его дальше.

-Давай заберемся на какой-нибудь холм и посмотрим оттуда. А то и впрямь заплутаем в лесу.

Пробираясь в направлении ближайшей возвышенности, Гека умудрился провалиться в небольшой овражек, замаскированный вьющимися растениями, и выбрался оттуда весь в сухой траве и колючках. Впрочем, его пыла это ничуть не остудило.

Наконец они выбрались на плато, с которого отлично было видно Штарндаль и его окрестности.

Место, откуда к небу взлетал огонь, находилось довольно далеко – даже при свете солнечного дня потребовалось бы не менее часа, чтобы добраться туда. Однако едва ли они рискнули бы приблизиться вплотную к гигантской огненной спирали, своими витками поднимающейся с земли и уходящей в небо. Внутри нее расцветал огненный цветок, искрясь и переливаясь всем спектром радуги. Феерия продолжалась еще минут десять, а потом сияние постепенно стало угасать.

Приятели еще некоторое время всматривались туда, где оно имело место быть, однако больше ничего интересного не произошло.

-Да, не зря здесь построили Полигон. Представь, если кто-то попытался бы сотворить такое в стенах замка.

-А давай доберемся до стены и взглянем поближе!

-Остынь! И так уже в расщелину свалился, хочешь еще незабываемых приключений на одно место?

-Не очень. А поскольку путеводной звезды больше нет, заблудиться в темноте вполне вероятно. Хорошо хоть в замке есть люди, страдающие бессонницей – дорогу обратно найдем без труда. Кстати, у тебя ничего нет перекусить? А то что-то уже и есть захотелось!

-Найдется.

-Тогда вперед, а точнее назад.

Они успели одолеть уже больше половины пути назад, как внезапно шедший впереди Гека остановился и выключил фонарь.

-Что случилось?

-Тише! Посмотри вон туда. Видишь огонек?

В указанном направлении Эрик, присмотревшись, различил три темные фигуры, стоявшие сбоку от мраморной дороги в тени одной из статуй. Шарик огня горел рядом с ними, никем и ничем не поддерживаемый, как если бы в воздухе завис мячик размером с крупное яблоко.

-Не дай Бог нас ищут.

-Да кому ты сдался. Даже если бы кто-нибудь решил к нам заглянуть, тревогу поднимать не стал бы – ну мало ли куда мы могли отлучиться! Может, культурно проводим время в комнате отдыха, или у кого-нибудь в гостях засиделись. Так что расслабься. Скорей всего, то наши однокурсники. Правда, висячий огонь меня беспокоит – он явно магический.

-Значит, там может быть кто-то из старших. В любом случае лучше остаться незамеченными.

-Согласен. Однако просто стоять и ждать неинтересно. Давай потихоньку в обход.

Так, перешептываясь, они начали пробираться между деревьев к замку, стараясь не вылезать на поляны и прочие открытые места. В какой-то момент подувший в их направлении ветерок донес обрывок разговора:

-И последнее: в своих поисках будьте крайне осторожны. Не задавайте кому попало глупых вопросов и держитесь подальше от Саграно. Помните – он умеет читать мысли. Всё поняли?

-Так точно, шеф!

-Тогда расходитесь. Не хватало еще, чтобы нас тут засекли. И так пришлось выбираться ночью на сквознячок вас инструктировать.

-Могли бы собраться у кого-нибудь из нас.

-Билли, ты идиот. Сколько раз тебе нужно повторять, что в Штарндале стены имеют уши. Поэтому если что-то важное, собираемся на открытом воздухе. А теперь по-тихому исчезайте.

Одна из фигур сразу же отделилась от остальных, направившись к замку, следом другая. Еще через пару минут за ними последовала и третья, сопровождаемая магическим огоньком.

Приятели, замаскировавшись в тот момент за большой сосной, выждали еще минут пять, после чего продолжили свой путь.

-Странная, однако, компания. Не нравятся они мне что-то.

-Мне тоже. Я понимаю, если бы их было двое – он и она; местный колорит весьма способствует романтике. А то трое мужиков, да еще чем-то озабоченных.

-Жаль, не удалось услышать, что они замышляют. Хорошие люди по ночам компаниями собираются только за праздничным столом. Случайно не знаешь, кто такой Саграно?

-Понятия не имею. Да какая проблема? Давай завтра после обеда прогуляемся до Баджи, от него обо всём и узнаем.

-Давай.

И они вернулись в комнату Эрика, где вскоре смаковали крепкий ароматный чай вприкуску со сладостями.

-Кстати, ты расписание случайно не смотрел, что у нас там завтра предстоит?

-Лекция по Целительству в десять утра.

-ОК. Если не сможешь разбудить меня к завтраку, подними хотя бы к лекции.

Глава 17.

Все та же аудитория, что и вчера, на кафедре высокая седовласая женщина с аристократической осанкой, в классического покроя бежевом платье. Терпеливо дождавшись момента, когда последний из студентов занял место за партой, она заговорила:

-Итак, разрешите поприветствовать вас, новых студентов Академии, с началом учебного года. Мне выпала честь открыть его лекцией по предмету, именуемому Целительством, или Белой Магией. И я считаю это справедливым, поскольку Белая Магия, по моему мнению, наиболее почетное занятие для волшебника. Ибо что может быть благородней помогать людям, исцеляя их?

Но позвольте вначале представиться. Меня зовут Энжи Берсье, я Великий Мастер Целительства. Если вы еще не знаете: принятый в Гильдии Магов этикет обращения к вышестоящему предписывает безличное использование титула, то есть если желаете что-либо спросить у меня, вы должны начать свою речь со слов 'Великий Мастер'. А теперь я познакомлюсь с вами. Согласно списку, предоставленному мне, вас должно быть тридцать восемь. Сейчас проверим.

Она раскрыла толстенную тетрадь в твердом переплете и, найдя нужную страницу, принялась зачитывать список. Эрик внимательно слушал перекличку, помня имя одного из той загадочной троицы, встретившейся им на ночной прогулке.

Уильям Бэйкинс – так звали розовощекого упитанного парня с короткой стрижкой и маленькими, глубоко посаженными глазками. Немногим приятнее и его сидящий рядом приятель, отозвавшийся на имя Майкла Коргана, не столь упитанный, зато с бульдожьей челюстью и тупым выражением лица. И, конечно же, именно они вчера на прогулке спугнули попугая, а потом сбежали, напуганные Баджи. Но, самое интересное – кого они называют 'шефом'? И что такого замыслили? Чтение списка между тем окончилось.

-Итак, отсутствуют двое. Очень нехорошо – прогуливать свое первое занятие. В былые времена учеников, нерадиво относящихся к учебе, воспитывали розгами и оставляли без обеда. Сейчас нравы смягчились, и мы, преподаватели, можем лишь обращаться к вашему разуму, призывая не забывать основную цель вашего пребывания в стенах Академии. Кажется, впереди так много времени и всегда успеется наверстать упущенное. Но рано или поздно приходит день, когда с горечью осознаешь, что ничего уже нельзя исправить. И это, увы, относится не только к учебе. После секундной паузы Великий Мастер продолжала:

-Что касается учебной литературы, то в первую очередь вам потребуется учебник, изданный коллективом авторов под редакцией Гроссмейстера Престона – 'Целительство. Основы теории и руководство к практическим занятиям'. Там вы найдете формулы, которыми пользуются в своей работе маги-лекари. Кое-какую литературу порекомендую позже, когда немного попрактикуетесь. В учебнике Престона также обстоятельно рассказывается об истории становления школы целительства, направлениях ее развития, достигнутых успехах и перспективах дальнейших разработок. Поэтому постараюсь быть лаконичной, чтобы не пересказывать учебник, и расскажу лишь самое основное.

Белая Магия существует тысячелетия, – люди, увы, болели, болеют и будут болеть, а значит, профессия Целителя еще долго будет оставаться востребованной. И только если машинный путь развития человечества приведет к появлению новой расы – Homo cyberneticus, чьи кости будут сделаны из металла, кожа – из пластика, а в жилах вместо крови будет течь растворитель, тогда мы останемся без дел. Но, как говорится, не дай Бог – цивилизация роботов уничтожит не только магию, но и вообще все иррациональное, что не укладывается в строгие рамки математических формул и аксиом – поэзию, лирику, философию, и вообще любое инакомыслие. Ну а пока такого не произошло, придется прилежно изучать исцеляющие заклинания.

Суть их применения – в ускорении восстановительных процессов в теле человека, позволяющих залечить раны и ожоги, справиться с болезнью и отравлением. Более сложные формулы лечат травмы, переломы, заставляют рассасываться опухоли и даже позволяют регенерировать орган или конечность вместо утраченных… Внезапно поднялась рука. То опять была неугомонная Янка.

-Простите, Великий Мастер, правду говорят, что опытные целители могут даже вернуть к жизни умершего?

-Да. Есть и такое заклинание, которое так и называется – Воскрешение. Однако не нужно обольщаться по поводу его применения: волшебники – не всемогущие боги, и возвращение к жизни того, кто умер или был убит, имеет свои ограничения. Осуществить его возможно, лишь если с момента трагического события прошло не так много времени. Попытавшись произнести заклинание на человека, скончавшегося более часа назад, вы рискуете поднять зомби. Также вас постигнет неудача, если значительная часть тела уничтожена. Правда, инструкции по применению данного заклятия для вас сейчас могут представлять лишь теоретический интерес. Сейчас нужно научиться хотя бы излечивать обычную простуду!

Далее, вам необходимо хоть немного представлять себе строение человеческого тела. Понятно, что мы не в медицинском университете, и подробно анатомию с вас требовать не буду, однако хотя бы элементарные знания должны присутствовать, поскольку существует ряд узкоспециализированных заклинаний, предназначенных для исцеления конкретных органов и слабо действующих на другие. Такие заклятия более эффективны по сравнению с оказывающими общетерапевтический эффект. Формулы их обычно составные – первая часть активирует защитные функции организма, а вторая нацеливает на конкретное заболевание. Тем из вас, кто решит посвятить свою жизнь целительству, придется, конечно, почитать вузовские учебники по медицине, которые есть в нашей библиотеке. Это пригодится на старших курсах, когда вы определитесь со специальностью – у нас будет практика в реальных условиях, где сможете продемонстрировать, чему научились.

Однако я вновь забегаю вперед. Кроме тех заклинаний, о которых я упоминала, есть и другая их группа – нацеленных не на лечение, а на усиление и укрепление организма. Пользуясь ими, вы можете, например, сообщить человеку невероятную силу, так что он сможет гнуть подковы и голыми руками ломать бревна. Или поддержать усталого путника, произнеся Снять Усталость. Действие последнего формально имеет некоторые общие черты с заклинанием Воодушевление, изучаемое в курсе магии Духа, однако природа их различна: Снять Усталость активирует резервные силы организма и подлечивает уставшие мышцы, в то время как Героизм, как еще называют Воодушевление, заставит человека двигаться вперед, к намеченной цели, даже если у него сломаны ноги. Похвальное качество, когда тебя преследует безжалостный враг, или ты защищаешь то, что тебе дорого, но в мирной жизни едва ли необходимое. Поэтому подходите разумно к выбору ваших заклятий. Кстати, сделаю еще одно небольшое отступление: существует довольно много заклинаний, которые с известной долей условности могут быть отнесены к разным школам магии. Например, Исцелить Рану, традиционное для Белой Магии, может быть применено и к животным, что входит уже в компетенцию Зеленой Магии: там подобное действие вызывает заклятие Сила Земли.

Помните также еще одну важную вещь: применение волшебства – не игрушка и требует определенной интеллектуальной и моральной зрелости человека. Одно и то же заклятие, само по себе нейтральное, может быть обращено как во благо, так и во зло – в зависимости от личных качеств самого колдуна. Вот почему одним из пунктов устава Гильдии Магов категорически запрещается привлекать к обучению колдовству несовершеннолетних, у которых ещё не сформированы чёткие понятия Добра и Зла – хотя в детском возрасте концентрирование магической энергии достигается особенно легко. Те волшебники, что считали магическое искусство выше этих понятий, очень часто переходили на темную сторону.

Произнеся последнюю фразу, преподавательница внимательно осмотрела зал, словно проверяя, насколько студенты воспринимают смысл услышанного.

-Также ко второй группе относятся заклинания, снимающие боль различных проявлений – головную, мышечную, зубную, от порезов, ожогов и т.д. Правда, сами по себе они применяются редко – что толку, если вы проведете анестезию, а кровь из открытой раны все равно будет продолжать течь? Поэтому на практике опытные целители пользуются сложными, комплексными заклинаниями, в случае того же пореза соединяющими три более простых – Снять Боль, Остановить Кровотечение и Ускорить Регенерацию. Однако произнести их труднее, чем любую из составных частей, и поэтому начинающим волшебникам рекомендуется осваивать чародейство 'по слогам', и лишь когда каждая из составляющих будет удаваться с вероятностью как минимум процентов девяносто, пытаться справиться со сложносочиненными формулами.

Теперь расскажу немного об истории становления искусства исцеления. Знание пути, пройденном человечеством, полезно хотя бы тем, что позволяет избежать излишней траты магической энергии на изобретение велосипедов. Так вот, ни одна другая магия не может похвастаться таким количеством адептов и востребованностью, как Белая. С древнейших времен люди искали способы излечения ран, полученных в вооруженных столкновениях или на охоте, а также панацею от болезней и телесных недугов. Развитие умения исцелять шло параллельно двумя путями – не только магическим, но и алхимическим, то есть искусством изготовления настоек, порошков, эликсиров, мазей из природных источников. При этом ни один путь не является отрицанием другого: хороший маг-целитель не отвергает знания традиционной медицины, а обращает их себе на пользу. Тысячи белых магов, не щадя живота своего, трудились в клиниках, храмах и монастырях, пытаясь облегчить страдания больных и увечных. Среди великих мастеров прошлого, обессмертивших свое имя на поприще бескорыстного служения людям, можно упомянуть имена Эскулапа, Галена, Гиппократа, Авиценны, Парацельса, несомненно, хорошо вам известных. К сожалению, в определенные исторические периоды в добавление к недугам, так скажем, естественного происхождения, пришлось разрабатывать методы борьбы и с заразой искусственного происхождения, насылаемой адептами Черной Магии…

Последние слова вызвали в зале некоторое оживление: студенты, несколько подуставшие от длинной неторопливой речи, склоняющей к впадению в сонное состояние, были рады подискутировать между собой о сути чернокнижия.

-А правда, что если заклинания Белой Магии прочитать наоборот, они превратятся в проклятия? – неожиданно прямо с места нахально спросил тот, кого звали Билли. Женщина недовольно оглянулась в его сторону.

-Во-первых, молодой человек, вы обратились к своему преподавателю без должного этикета. Сегодня прощается, но в следующий раз будете наказаны: неделя мытья посуды на кухне обычно благотворно влияет на развитие хороших манер. Во-вторых, ваш вопрос демонстрирует полное непонимание принципов волшебства и отдает доморощенными суевериями. На будущее рекомендуется перед тем, как спрашивать глупости, почитать хотя бы немного научно-популярную литературу по интересующей теме.

Послышались смешки. Билли покраснел, как вареный рак и максимальным образом постарался спрятаться под парту, так что снаружи торчали только оттопыренные уши.

-Так вот, чтобы не было по данному поводу никаких инсинуаций, заявлю сразу, что у Белой и Черной магий нет, и не может быть ничего общего. Их цели противоположны – одна занимается созиданием, удел другой – разрушение, и нет худшего оскорбления для целителя, чем назвать его чернокнижником. К великому сожалению, всегда найдутся люди, готовые за решением своих проблем обратиться к черному магу. В свое время, а именно – в эпоху Средневековья и последующего Возрождения чернокнижников расплодилось столько, что они стали подлинным бичом рода человеческого, и потребовалось немало усилий, чтобы отвести угрозу наступления Вечной Ночи.

Новое время также принесло с собой немало забот целителям – появились напасти, о которых раньше и слыхом не слыхивали, и формулы, проверенные тысячелетиями, начали давать осечку. Вам, наверное, уже рассказывали, какой неожиданностью для всех нас стало появление атомного оружия и насылаемой им лучевой болезни. В конце ХХ века ненамногим меньшей сенсацией стало появление заразы, именуемой СПИДом. Могу с горечью признаться, что как врачам не удалось найти панацеи от него, так и магам-целителям пока не повезло создать формулу, кардинально его излечивающую. Так что, – тут женщина неожиданно улыбнулась, – молодым магам есть где проявить себя. А на сегодня с вас хватит. В следующий раз встретимся не раньше, чем через месяц. Этого времени будет достаточно, чтобы не только проштудировать учебник Престона, но и запомнить хотя бы несколько формул наизусть. Я случайным образом вызову несколько человек и проверю, насколько хорошо у вас развита соответствующая способность, а также мы подискутируем о сути изучаемого предмета. Кроме того, отвечу на вопросы, которые могут возникнуть при прочтении учебника. А пока остается лишь пожелать вам удачи в нелегком деле освоения волшебства и тем самым завершить сегодняшнее занятие.

Студенты расходились, обмениваясь впечатлениями. Эрик не преминул поинтересоваться у приятеля, какого тот мнения о преподавательнице.

-Слишком серьезная. Боюсь, сдать экзамен по Целительству будет ничуть не легче, чем математику.

-По-моему, преувеличиваешь. Скорей всего, она просто пытается казаться строгой. Кстати, – Эрик понизил голос, – я опознал двоих из той троицы.

-Ну и кто же они?

-Помнишь того, кто ляпнул вопрос о перевернутых заклинаниях? Это как раз и есть тот, к кому относилась фраза 'Билли, ты идиот'. Второй – его гориллоподобный приятель по имени Майкл.

-А третий, кого они шефом называли?

-Не знаю. Рядом с ними сидела какая-то девчонка, однако она явно не имеет отношения к их компании.

-Ну и ладно. Куда сейчас собираешься?

-В библиотеку. Учебник возьму. Пойдешь со мной?

-Не, мне явно нужно проветриться. После длинных лекций мозги сохнут. За месяц десять учебников прочитать успеешь. Не забудь только – после обеда прогулка до Баджи.

-Помню.

Глава 18.

Приоткрыв дверь библиотеки, Эрик сразу заметил Мастера Халида, сидящего в кресле рядом со стойкой и изучающего потрепанный манускрипт. Завидев посетителя, старик поспешно вскочил, но потом рассмотрел нашего героя.

-А-а, это ты, мой юный любитель книг. Прости, память частенько подводит меня, не напомнишь ли, как тебя зовут?

-Эрик.

-Да, да, конечно, как я мог забыть! Пришел взять еще что-нибудь?

-Нам на сегодняшнем занятии по целительству задали изучать учебник Престона.

-Знаем такой. Стало быть, вам читала лекции мадам Берсье? Очень хорошо, она преподаватель требовательный, но справедливый, к тому же один из лучших специалистов в области Белой Магии. И 'аксакал', порывшись на одной из полок, достал книгу в нужном переводе.

-Вот. Сейчас запишем.

-Простите, Халид-ага, а можно задать вопрос?

-Конечно, спрашивай, не стесняйся.

-Вчера ночью мы с моим другом наблюдали на острове странную картину, скорей всего в районе Полигона. Вначале думали, что пожар, но нет – похоже на гигантскую огненную спираль, поднимающуюся в небо, внутри которой полыхал радужный цветок. К сожалению, были слишком далеко и не смогли рассмотреть получше. Случайно не знаете, что это могло быть такое? Мастер Халид нахмурившись, задумчиво погладил бороду.

-Судя по твоему рассказу, кто-то пытался вызвать Феникса. Скорей всего, Асфарг – сейчас на острове нет других волшебников, экспериментирующих с подобными сущностями…

-Феникса?? Но они существуют только в сказках! Его собеседник ласково улыбнулся.

-В сказках, говоришь? А где мы, по-твоему, с тобой находимся? Давно уж не существует замка Штарндаль – в официальной истории в конце Тридцатилетней войны он был разрушен артиллерией прусских войск и больше не восстанавливался, превратившись в руины, и впоследствии место то поглотила топь. Нет и острова Санта-Ралаэнна, который четыре столетия назад в результате землетрясения опустился на морское дно. Да и мою скромную вотчину, – он указал рукой на книжные стеллажи, – наполняют существа, нигде более не встречающиеся, или считающиеся безвозвратно утерянными. Поживешь тут с мое, столько чудес навидаешься, что и удивляться чему-либо перестанешь. Для меня в том, что сказал ты, больше интересен не сам факт вызова жар-птицы, а – зачем его вызывали. Давно уж никто не искал с ним встречи – известно ведь, что Феникс – птица вещая, пустопорожних бесед не ведет, и согласится ответить на вопрос лишь в том случае, если для тебя он действительно важен.

-Халид-ага, а из каких же краев происходит столь чудесная птичка?

-Да кто его знает… Может, с одной из соседних звезд. А может, из галактики на другом конце Вселенной. Проводить подобные грандиозные исследования в Гильдии Магов пока не планируется. Да и так ли это на самом деле важно? Ну, допустим, установишь ты с точностью до нескольких парсеков положение звезды, согревающей один из известных миров Внеземелья, да что с того толку? Ближе от этого она не станет, да и обитатели соответствующего мира вряд ли изменятся. Куда интереснее изучать их такими, как они есть. Если захочешь, я поищу тебе какую-нибудь занятную книжицу про существ, населяющих иные миры.

Эрик поблагодарил и вежливо отказался, сославшись, что ему еще нужно прочитать то, что уже на руках. Попутно поинтересовался, кто такой Асфарг.

-О! Очень колоритная личность. Великий Мастер Стихийной Магии. Он тоже будет вести у вас занятия.

В голове нашего героя вертелось еще одно имя, услышанное им ночью, и наконец ему удалось вспомнить его точно.

-Могу я спросить еще об одном волшебнике – Саграно? Библиотекарь слегка напрягся и некоторое время обдумывал ответ.

-И с ним ты вскоре познакомишься. Его полное имя – Фердинанд-Энрике Дарматез де Саграно, и он тоже будет вашим преподавателем – по магии Духа. Имей в виду, мой юный друг, – голос Мастера Халида понизился, – Великий Мастер Саграно человек очень серьезный, шуток не любит и не особо понимает, будь с ним поосторожнее. Что поделаешь, жизнь его в прошлом веселой не назовешь. Впрочем, если не вздумаешь с ним спорить или в чем-то перечить, все будет хорошо.

Эрик хотел задать еще один вопрос – о таинственном подземелье, но в этот момент дверь сзади скрипнула.

-Ой, а я думала, что буду первой! – послышался веселый голосок. – Ты уже взял учебник? Лиэнна – сама непосредственность, подумал наш герой.

-Здравствуйте, – обратилась она к библиотекарю. – Запишите и меня тоже!

Мастеру Халиду ничего не оставалось, как начать стандартную процедуру оформления учетной карточки. Восторгу англичанки не было предела.

-А я в детстве тоже пробовала писать пером, которое выдернула у соседского петуха, – продолжала она болтать беззаботно. – Тот раскукарекался на всю улицу, но я успела улизнуть. Правда, толку оказалось мало – не столько писала, сколько мазюкала.

-Что поделаешь, в эпоху моего ученичества других орудий письма еще не изобрели, – отозвался библиотекарь. – А когда привыкаешь к чему-нибудь, так трудно перестраиваться, да и незачем уже.

Записав анкетные данные нашей героини, он, кряхтя, пошел за книгой. Лиэнна тут же переключилась на своего однокурсника.

-Как тебе наша преподавательница? По-моему, просто класс! Мне кажется, именно такой и должна быть настоящая волшебница. А поскольку те крохи знаний, которые достались мне в наследство от бабушки, в основном и относятся к Белой магии, я даже подумываю, не пойти ли со временем к ней в обучение. А вдруг целительство – мое призвание?

-Вполне возможно, – вместо Эрика дипломатично согласился вернувшийся Мастер Халид. – Ибо кто, кроме Всевышнего, его знает? Я ведь тоже когда-то и не помышлял, что стану чародеем. Отец мой, и дед, и прадед были купцами, скупавшими и перепродававшими разные безделушки, и пределом моих мечтаний в то время была собственная антикварная лавка на самаркандском базаре. И если бы не случай, так и продолжать бы мне дело моего отца с тем, чтобы передать потом сыну.

Было это весной, когда теплые ветра с юга уже согрели землю, и природа расцветала на глазах, спеша показать всю свою красоту до того, как летний зной вступит в свои права. Я раскладывал товар перед началом торговли, как вдруг в лавку пожаловал колдун – я сразу узнал его по темно-синему бурнусу, традиционной одежде волшебников в наших краях. Он пристально посмотрел в мою сторону, так что я даже пожалел, что именно мне а не кому-либо из моих младших братьев поручили сегодня готовить добро к продаже, а потом стал молча разглядывать старинные вещи.

Замечу попутно, что на Востоке к колдунам традиционно относятся настороженно, а многие их откровенно побаиваются. Волшебники всегда окружены ореолом загадочности, при уважительном обращении могут помочь – болезнь там вылечить или удачу в делах послать, но если чем-то их обидишь, или дорогу ненароком перейдешь, проклянут так, что всю жизнь промучаешься. Так что если нет у тебя к ним никаких дел, лучше держаться подальше.

Так вот, оглядев барахло, выставленное на прилавок и развешенное по стенам, чародей приценился к изящному, хотя и потемневшему от времени, медному браслету, выполненному в виде скрепленных друг с другом пластинок, покрытых сложным орнаментом. Я назвал цену, покупатель, не торгуясь (что само по себе у нас редкое явление!) протянул мне два золотых. Я отсчитал сдачу и, обернувшись, наткнулся на его насмешливый взгляд.

-А имей ты хоть небольшое представление о магии, – неожиданно глухим голосом заговорил колдун, – мог бы запросить за него целый мешок золота. Ибо вещь, которой ты только что лишился, заколдована – с ее помощью возможно повелевать могучими силами. Я давно искал ее, но никак не ожидал, что найду здесь, в Самарканде, в лавке старьевщика.

Наверное, мое лицо в тот момент отразило такую палитру чувств, что чародей неожиданно предложил:

-Хочешь стать моим учеником? Я вижу, что ты небезнадежен для нашего дела, раз есть в тебе стремление узнать истину.

Действительно, сидя в лавке, я частенько пытался разобрать, что написано в старинных арабских манускриптах, поскольку немного был обучен грамоте – по крайней мере достаточно, чтобы составлять долговые записи и вести нехитрую бухгалтерию, а большего, как считал мой отец, и не требовалось. Но как о том мог узнать волшебник? Я тут же уверовал в его могущество.

Юношеству свойственна тяга к приключениям – желание повидать дальние страны и самому стать всемогущим колдуном пересилило разумные доводы не доверять незнакомцам и оставаться подспорьем собственной семье. В конце концов, решил, что мои братья уже достаточно самостоятельны, чтобы вести семейное дело.

Вместе с моим учителем, которого звали Рагфен, мы исколесили всю Азию – побывали при дворе персидского шаха, в Египте изучали древние гробницы и письмена, походили по Индии и Пакистану, забирались в Тибет за сокровищами мудрости народов, бывших прежде. Много, ох много повидал всего, прежде чем научился крепко держать в руках свой собственный посох. Однако, я думаю, вы простите старика за то, что он немного устал, рассказывая вам о себе, недостойном. Как-нибудь в другой раз я поведаю еще, если только вам интересны мои басни.

-Что вы, что вы, конечно… – пробормотал Эрик, – я лично обожаю слушать истории про былые времена и страны, куда не так легко попасть. Честно признаюсь, за свои семнадцать лет единственное, что видел, – свой родной городок на границе Полярного Круга, да еще провел месяц в столице. И если бы не объявление в рекламном вестнике, поступал бы сейчас в один из обычных вузов.

-Судьба – странная вещь, – торжественно произнес Мастер Халид. – К кому она благосклонна, многое даст, а к кому нет – хоть из кожи вон вылези, а как сидел в своей дыре, так там и останешься.

-Ой, – Лиэнна неожиданно перебила мысль старика, – а можно и мне вопрос задать?

-Конечно, моя юная госпожа, спрашивай, и если ваш недостойный слуга знает ответ, обязательно поведает его!

-На сегодняшней лекции наша преподавательница по целительству очень резко отозвалась о чернокнижниках, сказала, что у белой и черной магии нет и не может быть ничего общего. Однако я много читала художественной литературы и смотрела фильмы, где утверждается, что Свет и Тьма – две половинки единого целого, одна из которых не может существовать без другой, делался даже вывод, что война между ними бессмысленна, необходимо соблюдать равновесие. А вы что думаете по этому поводу? Мастер Халид с оттенком печали взглянул на нее.

-Ты задала очень мудрый вопрос, девочка. И ответить на него не так просто, поскольку у истины часто бывают два воплощения, как у медали – две стороны. Действительно, существует древний восточный знак, символизирующий единство света и тьмы. Вот только относится он исключительно к окружающей нас природе и трактуется следующим образом: 'День сменит ночь, за которой явится новый день; и вслед за летом должна прийти зима, с тем, чтобы мы могли радоваться наступлению нового лета. И сущность одного невозможна без сути другого, они едины в своей противоположности'. А многие современные толкователи, забыв о древней мудрости, или сознательно не вспоминая ее, перенесли смысл изречения на сферу человеческих отношений.

-И это означает, – подхватил Эрик, осененный внезапным озарением, – что внутри самой человеческой цивилизации Добро может рано или поздно победить Зло?

-Я бы не утверждал столь категорически, но в принципе всё возможно. Вряд ли только доживём до такого счастья. Другое дело, что помимо областей, где правит совершенное Добро и царит абсолютное Зло, существует широкая, если можно так выразиться, нейтральная полоса, по которой и бродит большинство из нас. Даже там, где не ведется открытых военных действий, эмиссары с обеих сторон, не покладая рук, трудятся, воздействуя на неопределившиеся души. Однако конечный выбор в конце концов остается за самим человеком, только ему решать, к какому берегу двигаться.

-Ой, как красиво вы сказали! Но – не будем больше утомлять вас всякими глупостями. Правда, Эрик?

И тому не оставалось ничего, как, распрощавшись со словоохотливым библиотекарем, последовать за Лиэнной.

Глава 19.

Расставшись со своим другом, отправившимся в библиотеку, Гека решил немного прогуляться. Прямо за выходом, у статуи громовержца Зевса, он заметил своего партнера по ночной партии в преферанс Джо, который терпеливо выслушивал излишне эмоциональные речи смуглого худощавого паренька в клетчатой рубашке.

-Нет, ну как так можно! – возмущался тот. – Я понимаю, каждый имеет право высказать свое мнение, но чтобы так бесцеремонно! Просто нет слов! У нас в Бразилии традиционно принято уважать преподавателей, обращаясь к ним исключительно 'синьор учитель'. Наглости этих гринго нет предела! Считают, что они – хозяева мира и им все дозволено. Аж противно становится!

Подошедшему Геке Джо представил своего собеседника. Жозе, как звали латиноамериканца, сразу же задал вопрос в лоб:

-А ты, Гека, из какой страны будешь?

-Я? Из России.

-О, Россия! Это куда лучше, чем Америка!

-Вообще-то я тоже из столь нелюбимых тобой Соединенных Штатов, – задумчиво сказал Джо.

-Э-э нет, амиго, не путай понятия. Ты сам говорил, что не янки, а из индейского племени. Между прочим, в моем роду тоже были коренные жители американского континента. Да ты на себя посмотри – разве похож на того упитанного хряка? И как только он сюда попал? Он так же мало похож на волшебника, как я – на чемпиона мира по сумо.

-А ты сам-то как здесь оказался? – в ответ спросили его.

-О! Это целая история. Вы представляете себе, что есть такое Рио-де-Жанейро? Красивейший город на побережье Южной Атлантики, где старинные дома, построенные еще в колониальную эпоху, соседствуют с современными небоскребами из стекла и бетона. Рай для туристов и тех, кто не обременен необходимостью постоянно зарабатывать себе на хлеб насущный. А вот тем, кому 'повезло' родиться в трущобах или, по-нашему, фавелах, Рио скорее представляется адом. Выходцы из фавел не могут надеяться на то, что принято называть успехом в жизни – им недоступно высшее образование, престижная работа; полуголодное существование своей семьи они могут обеспечить, лишь вкалывая докерами, чернорабочими, ассенизаторами, если повезет – строителями или шоферами. Мало кому удается вырваться оттуда и стать богатым и уважаемым – нужна или неслыханная удача, или подлинный талант, как у музыканта Жулио Алегарда или художника Перониса.

От безысходности многие из подростков сбиваются в банды; в большинстве фавел, так скажем, не быть членом какой-либо из них практически невозможно. Когда мне исполнилось двенадцать, и я был принят в ряды 'Акул побережья'. Вначале – в основном курьерская деятельность, принести-отнести, доставить сообщение и т.п. Потом – более серьезные задания: мы занимались мелким рэкетом, приторговывали наркотиками, развозили клиентам малолетних подруг, подрабатывающих проституцией, тащили все, что плохо лежит. Обычными нашими развлечениями были совместные попойки – если выдавался удачный день, а также битье морд конкурентам из других банд. Так пролетели два года.

Все изменилось в день, когда решили обчистить фазенду, как выразился наш бригадир, 'одного ученого чудика'. Кто-то из разведчиков заметил там предметы старины. Мы не очень хорошо разбирались в антиквариате, но даже последний из 'джентльменов удачи' прекрасно знает, что за древние вещички можно неплохо выручить, даже если скупщик краденого и даст за них всего четверть истинной цены. Когда тонкая струйка горизонта, окрашенная закатившимся солнцем в красный цвет, погасла совсем, мы были на месте. Как доложила разведка, 'чудик' живет один, и дом его на отшибе, удивительно только, как наши конкуренты до сих пор не обратили на него внимание. Перемахнуть через невысокую изгородь для нас не составило никакого труда, так же как и вскрыть оконную раму в гостиной. Я и Эстебан проникли внутрь, остальные должны были караулить снаружи и упаковывать подаваемые нами вещи. Первым делом я ухватил со стола массивную бронзовую пепельницу, за ней последовала японская статуэтка и резная шкатулка с комода. Не побрезговали и предметами вполне современными, но также имеющими ценность – ноутбуком, например.

Возможно, если бы все прошло гладко, мы отметили бы тот день грандиозным банкетом в нашем узком кругу, однако судьба распорядилась иначе: похоже, Эстебан, забравшийся в шкаф, дотронулся до системы сигнализации. Внезапно ожило стоявшее на шкафу чучело кондора: глаза его зажглись, птица расправила крылья и издала хриплый клекот. Где-то далеко запищала полицейская сирена. Рванувшись по направлению к спасительному окну, я зацепился за ножку кресла и растянулся на полу. Эстебану повезло больше, ему удалось выскочить. С криком 'Спасайся, фараоны!' мои товарищи бросились врассыпную. В темноте – фонарик погас при падении – да еще с ушибленной ногой далеко уйти я не мог, и вскоре был схвачен. Дальше – само собой: полицейский участок, кутузка, допросы и, наконец, суд. Я взял всю вину на себя, хотя даже совсем тупой полисмен догадался бы, что орудовало несколько человек – слишком много следов осталось. Поэтому мне бессмысленно было рассчитывать на благосклонность судей, и тем больше стало мое удивление, когда узнал, что меня приговаривают всего лишь к условному сроку и исправительным работам. Как выяснилось, за меня замолвил словечко тот, кого мы собирались ограбить, и именно у него предстояло отрабатывать наказание.

Я подумал, что тюрьма едва ли исправит тебя, скорее наоборот, сказал он, поэтому хочу дать тебе шанс. Если работа, которую ты будешь выполнять, придется по душе, то сможешь продолжить заниматься ею и дальше – разумеется, с получением жалования. А если проявишь старательность и заинтересованность, со временем сможешь выбиться в люди.

Выбиться в люди! Надо ли говорить вам, что это означало для обитателя фавелы? Судьба очень многих из моих 'коллег' оказалась трагичной – кто в тюрьме, кто на кладбище. Чтобы пересчитать тех, чья жизнь оборвалась от ножа конкурентов, или пули полицейского, или передозировки наркотиков, мне не хватит пальцев на обеих руках – и это только кого я знал лично! В моей душе появился луч надежды, тем более что работа, которую пришлось выполнять, оказалась несложной – я должен был ездить по библиотекам, книготорговцам, антикварным лавкам – делать ксерокопии, спрашивать поступления новых книг – не только свеженапечатанных, но и сдаваемых в букинистические отделы, сверять по старым каталогам разный хлам, поступающий к торговцам старьем, ну и еще закупать необходимые вещи и продукты. Увидев в том шанс, своим приятелям я дипломатично объяснил, что на время действия условного срока не собираюсь ввязываться в сомнительные авантюры. Поскольку я взял всю вину на себя – а в нашей среде это считается героизмом, – бригадир не стал возражать, посоветовал только не забывать старых друзей.

Дон Мануэль де Таргеда, мой хозяин, оказался хорошим человеком, обращался со мной как с приемным сыном. Своей семьи не имел, жил отшельником, а я никогда не задавал вопросов на эту тему. Вначале полагал, что он или ученый-историк, или писатель, сочиняющий приключенческие романы. Однако вскоре некоторые события показали, что здесь не все так просто!

О кондоре я уже упоминал. Чучело, как однажды втихаря проверил, делая вид, что смахиваю с него пыль, не было подключено ни к какой сигнализации. Потом заметил другую странность – в ненастные дни хозяин любил зажигать камин, просто дуя на него. В другой раз дон Мануэль решил отправить кому-то одну из своих безделушек, упаковал ее в картонную коробочку и обвязал прочной веревкой. Отправляясь в магазин, я хотел прихватить ее с собой отнести на почту, но хозяин сказал, что того не требуется, и молитвенно воздел руки кверху. Я машинально тоже поднял глаза, а когда оглянулся – посылки на том месте уже не было. А еще как-то видел вообще невообразимое – он сидел в своем кресле-качалке, глядя на стол, на котором стоял ноутбук, тот самый, который мы пытались спереть – его бросили в саду, спасаясь бегством, – клавиши нажимались сами собой, и на экране набирался текст, в то время как дон Мануэль преспокойно курил трубку. Теперь-то, конечно, я знаю, в чем дело, а тогда мысль мелькнула – уж не связался ли с нечистой силой. Однако хозяин не требовал с меня клятв на крови, богохульствования или исполнения каких-либо зловещих обрядов, да и в доме не было ничего, что указывало бы на занятие чернокнижием. Заметив мой интерес, дон Мануэль признался, что иногда балуется магией и может научить паре нехитрых фокусов. Однако если я желаю стать профессиональным чародеем, то мне понадобится другой учитель, а лучше всего – обучение в Академии Волшебства.

Ясновидящие, астрологи и маги у нас в Бразилии, как, наверное, и в большинстве других стран, без дела не пропадают, и заниматься оккультными 'науками' куда лучше, чем таскать тюки в порту или управлять дерьмовозом. Вскоре после того, как я дал согласие, в гости к дону Мануэлю пожаловал другой волшебник – молодой, всего лет тридцати. Он критически посмотрел на меня и попросил прикоснуться к амулету в форме гексаграммы с бесцветным камнем внутри. Как только я дотронулся до него, он засветился тусклым голубоватым светом. Хозяин сказал, что у меня есть магический потенциал, пусть и не очень высокий, однако если буду прилежно учиться, вполне смогу стать бакалавром магических искусств. Так и оказался здесь.

-Ну, и как?

-Потрясающе! Я о таком и мечтать не мог. Постараюсь не разочаровать своего благодетеля. Даже уже в кристалл смотрел, правда, недолго. Ощущение – как будто качаешься на волнах, а тебя уносит куда-то вдаль, в бесконечные просторы океана. Может, это потому, что мой кристалл синего цвета?

-Кстати, неплохая идея – немного искупаться. А ты, Жозе, как считаешь?

-Не прямо сейчас. Полдень – слишком жарко, у нас в это время сиеста. После пяти лучше всего – активность Солнца спадает, а океан хорошо прогрет.

-Значит, так тому и быть. Если еще будет желание, собираемся и идем все вместе знакомиться с местным пляжем.

На том они и разошлись. И лишь вернувшись к себе, Гека вспомнил, что нет у него ни полотенца, ни плавок. И если без первого он мог запросто обойтись (погода теплая – все и так обсохнет за пару минут), то без последнего никак – ну не мог он появиться на пляже в явно ношеных семейных трусах, да еще перед девчонками. Значит, придется идти на поклон к коменданту – помнится, говорил он, что если в чем-то будет нужда, можно обращаться к нему лично.

Кабинет за дверью с изображением рога изобилия ничуть не напоминал лабораторию или иное помещение, про которое можно было бы сказать, что в нем обитает волшебник. Скорее, типичный офис начальника отдела – два полированных стола, за одним из которых в кожаном кресле восседал хозяин, а другой, более длинный и располагавшийся перпендикулярно первому, был окружен шестью стульями, по три с каждой его стороны. Еще один стул стоял сбоку от начальственного стола – специально для посетителей. Сзади кожаного кресла, на стене, там, где обычно присутствует портрет президента или государственный флаг, был изображен герб Академии. Стены слева и справа заставлены шкафами, набитыми офисными папками и скоросшивателями. Дополняя картину, на главном столе стоял компьютер, правда, как смог разглядеть Гека, отнюдь не относящийся к последнему слову науки и техники. Другие предметы на поверхности стола также вполне обыденны – перекидной календарь, набор канцелярских принадлежностей, калькулятор, стопки деловых бумаг. Да и сам мистер Фиттих, восседавший за ним, производил больше впечатление государственного служащего, нежели мастера волшебства.

В ответ на приглашение войти Гека робко пробрался внутрь и присел на краешек гостевого стула.

-Мне бы это… кой-какие вещи приобрести, – заявил он.

-Собственно, для того я здесь и нахожусь, – с юмором отозвался мистер Фиттих. – Что желает представитель студенческого племени?

-Полотенце я забыл из дому… и еще плавки было бы неплохо, если возможно…

Комендант аккуратно положил в пепельницу зажженную сигару, которую держал в руке, слегка притушив.

-С купальными принадлежностями не ты первый, почти никто не берет их с собой, а вот чтобы без полотенца – давно не случалось. Однако такую заявку удовлетворить куда проще – набор полотенец у нас всегда под рукой. Сейчас черкну записку, пройдешь в соседнюю комнату, выберешь подходящее. С плавками сложнее – как сам понимаешь, вещи индивидуального пользования загодя мы не закупаем, их можно только заказать. Будешь делать заказ?

-Конечно.

-Тогда сейчас зафиксируем твой размер и желаемую расцветку ткани, тоже отнесешь, моему помощнику все отдашь. Тебя как зовут?

-Гектор Ларгонский.

-Так и запишем. А теперь диктуй параметры. Заказ будет готов послезавтра.

-А раньше разве никак нельзя?

-А ты как хотел? Купальный костюм, вообще говоря, не относится к предметам первой необходимости, а также к категории учебного материала и, строго говоря, Академия не обязана обеспечивать им своих воспитанников. Поэтому, молодой человек, любые претензии в данном случае неуместны. Ведь, говоря начистоту, вы прибыли сюда не развлекаться, а получать знания, разве не так? Так что не обессудьте, мы делаем свою работу, как умеем, и обижаться здесь не стоит.

-Конечно, вы правы. Я немного погорячился.

-Так-то лучше!

Получив два клочка бумаги с соответствующими указаниями, Гека поспешил в соседнюю комнату. Там его встретил вышеупомянутый помощник – невысокий худощавый паренек, казавшийся ненамногим старше его самого, но уже имевший степень Мастера. Фарзаг, Мастер Целитель – именно так представился он нашему герою. Подсобное помещение, которым фактически являлась вторая комната, очень походила на солдатскую каптерку – правда, более ухоженную, с аккуратными белыми шкафчиками по обеим сторонам. Раскрыв один из них, Фарзаг щедрым жестом предложил выбрать любое полотенце. Попутно Гека выяснил, что здесь же располагается медпункт.

-Я могу оказать первую помощь, поэтому меня и взяли помощником к мистеру Фиттиху. Правда, в особо тяжелых случаях мне придется вызывать вашего преподавателя по целительству. Надеюсь, что на вашем курсе не будет любителей экстремального развлечения – в моем потоке, к сожалению, такие находились. Помимо заклинаний, мы располагаем также набором вполне обычных лекарственных средств – как в помощь магии, так и для особо недоверчивых пациентов.

-Будем иметь в виду. И Гека побежал к себе, поскольку наступало обеденное время.

Глава 20.

Пообедав, приятели направились на разведку в лесной поселок. От каменной тропинки, по которой они проходили вчера, ответвлялась еще одна, проделанная напрямую через лесную чащу и протоптанная сотнями ног. Расстояние, которое им предстояло преодолеть до ближайшего дома, оказалось не очень большим – они преодолели его буквально за четверть часа. Каково же было их изумление, когда на том доме, самом крупном в округе, красовалась недвусмысленная надпись 'Магазин'.

-Во! Ты видел? Какое нужное заведение! Давай зайдем, что-нибудь купим!

Эрику в тот момент ничего не требовалось, но взглянуть на ассортимент представляло определенный интерес.

Внутренность торгового заведения представляла собой колоритное зрелище, напоминая помесь ювелирного магазина, канцелярского кабинета и мануфактурной лавки. На застекленных прилавках были выставлены образцы превосходных колец, цепочек, браслетов и амулетов. Полки занимали стопки чистых листов, а также бумаги, свернутые в трубочку – если бы Гека смог продолжить вчера экскурсию по музею, он легко бы догадался, что перед ним свитки заклинаний. На одном из стеллажей сверху находились шляпы и береты разных фасонов. На полках посередине располагались пояса и перчатки, а на нижних – ботинки и сапоги. Отдельно были развешены рубашки, футболки, брюки, юбки и даже несколько парадных костюмов и вечерних платьев. В углу Эрик заметил также пару искусно вырезанных посохов. Оружия и доспехов, подобных тем, что находились в музее, не наблюдалось – да и к чему они здесь?

Продавец, грузный мужчина лет пятидесяти с еще не успевшей поседеть шевелюрой и пышными черными усами, откровенно скучал за стойкой, почитывая детективный роман. Увидев приятелей, он немного оживился.

-Вот и первые посетители сегодня. Судя по тому, что я не видел вас раньше, вы – новые студенты.

-Именно так, сэр, – подтвердил Гека.

-Что ж, если пришли, заходите, осматривайтесь. Однако, как не прискорбно мне это говорить, вам едва ли удастся купить здесь что-либо стоящее.

-Почему? Деньги у нас есть! – и Гека даже сделал движение рукой, как будто намеревался достать и продемонстрировать бумажник.

-Дело в том, дорогие мои, что почти весь мой товар фактически не продается, а обменивается. Видите эти весы? – мужчина жестом указал на стоящие рядом с кассовым аппаратом старинные коромысловые весы, сделанные из потемневшей бронзы. – Они настроены отнюдь не на массу, а на магическую силу. Я кладу на левую чашку весов заколдованный предмет; чтобы приобрести его, вы должны на правую чашку положить другую вещицу, или несколько их, без разницы, – но так, чтобы в итоге стрелка весов отклонилась в вашу сторону.

-Если я вас правильно понял, – уточнил Эрик, – то даже свиток на папирусной бумаге, содержащий простейшее заклинание, перевесит чугунную гирю, в которой нет ни капли волшебства.

-Именно так, хотя если вы попытаетесь водрузить сюда ведро с цементом, с большой долей вероятности весы сломаются. Впрочем, вряд ли кто-нибудь разрешит вам ставить подобные эксперименты.

-Значит, не имеет смысла заглядывать в ваш магазин? Продавец, усмехнувшись, огладил свои усы.

-Ну, я бы так не сказал. Если у вас найдется что-либо магическое, добро пожаловать. В конце концов, вы сами можете попробовать изготовить заколдованную вещь!

-Но как? Каким образом? Ведь мы только приступили к изучению волшебства!

-Проще всего начинать со свитков. Здесь у меня есть специальная бумага, берете лист, глядя на него, произносите заклинание, и если оно сработало, лист сам собой свернется в трубочку (Эрик вспомнил, что в музее мистер Фиттих уже говорил нечто подобное). И с таким свитком можете смело приходить ко мне и обменять, например, Снять Боль на Призвать Крысу.

-Но зачем нам крыса?

-Это я к слову. Чтобы приобрести, допустим, заклинание Вызов Медведя, вам придется принести что-нибудь посерьезнее. А если наколдуете с десяток свитков, тогда можно подумать и о приобретении какого-нибудь колечка с витрины.

-Однако суть любой торговли – получение прибыли. Если, грубо говоря, менять шило на мыло, то где же здесь профит?

-Хороший вопрос. Разумеется, здесь он присутствует. Чтобы обмен состоялся, вы должны на свою чашу весов положить больше магии, чем будет с моей стороны – как минимум, на одно деление. Кроме того, наиболее интересные объекты мы реализуем во внешнем мире. Став бакалаврами, и вы сможете зарабатывать на жизнь зачаровыванием. Но пока – только обмен.

-Но если я сам могу изготовить нужный мне свиток, зачем он мне тогда нужен?

-Не все так просто, молодой человек. Вы, наверное, уже в курсе того факта, что заклинания разных школ даются человеку по-разному: какое-то направление легче, какое-то труднее. Вы изготавливаете свитки с заклятиями, которые у вас получаются лучше, и обмениваете на плохо поддающиеся. Например, вы хорошо исцеляете, но стихии подчиняются вам с трудом. Тогда на свой свиток Залечить Рану вы сможете приобрести, скажем, Укус Холода. Более того, как я уже сказал, несколько свитков со слабыми заклинаниями вы можете обменять на один с более серьезным. Например, Невидимость – самый ходовой товар у молодых магов. Еще обожают иллюзии – любят, знаете ли, прикалываться над своими товарищами, создавая двойников преподавателей. Наш магазин представляет собой отличный стимул для занятий колдовством!

-А что вообще входит в его ассортимент? Продавец, однако, не был склонен к подробной детализации.

-Да почти весь спектр магии – все зависит от того, что вы хотите. Однако вначале вы должны определиться со своими желаниями и иметь что-то ценное на обмен. Вот тогда и поговорим серьезно. А пока вы можете приобрести у меня пригодную для заколдовывания бумагу – она, кстати, продается за деньги, причем совсем недорого!

Переглянувшись, наши друзья решили прикупить немного. Гека вытащил из бумажника несколько купюр Российского Союза, Эрик достал евробоны. Взглянув на рубли, продавец поморщился, взял банкноту Эрика и отсчитал сдачу, после чего протянул две пачки тонкой сероватой бумаги по пятьдесят листов в каждой.

-Вот, пробуйте на здоровье! Выйдя на свежий воздух, приятели разговорились.

-Очень нужное заведение. Действительно, чем попусту сотрясать воздух, куда интереснее накладывать заклинания на бумагу. Вот ты, какую вещь хотел бы приобрести в магазине, если бы у тебя было достаточное количество свитков? Эрик пожал плечами.

-Может быть, ту же Невидимость. Интересно было бы посмотреть, что там, на третьем этаже замка.

-Во! И я тоже совсем не против туда прогуляться. Давай наколдуем сколько надо, да и приобретем ее на двоих.

-Ты вначале хоть один свиток попробуй изготовить.

-Не дрейфь, и все получится. Однако мы же к Баджи в гости идем! Где тут его хижина? Я смотрю, тут довольно много домов – целый пригород. Наверное, здесь проживает большинство местных волшебников. Слушай, а может и нам подать прошение, типа, хотим жить на природе, выделите домики получше?

-Я-то не против, боюсь только, не пойдут нам навстречу. Этак все студенты в лес переселятся.

-Так что ж в том плохого? Жизнь на природе полезна для здоровья, как видишь, даже волшебники это понимают. Но что-то я не вижу домика с рысью.

-Надо у кого-нибудь спросить, а поселок как вымер.

-У народа сиеста, – сказал Гека, вспомнив разговор с Жозе. – Вон девушка с венком на голове идет, давай у нее узнаем.

На их вопрос девушка, которую правильнее было бы назвать молодой женщиной, улыбаясь, ответила:

-Баджи? Его хижина в самом конце, с левой стороны. Он, правда, собирался к своим дельфинам заглянуть ненадолго. Так что если его нет, подождите немного.

-К дельфинам? – машинально переспросил Эрик.

-Да. Разве Баджи вам не рассказывал? Это же его диссертационная работа. А вы, я смотрю, новые студенты? Давно прибыли?

-Вчера утром.

-Значит, как мы когда-то. Ну, удачи в изучении магических наук!

В указанном домике и впрямь оказалось пусто. Когда на их стук никто не ответил, они решились осторожно заглянуть внутрь. Их взору предстало скромное жилище одинокого рейнджера – с рабочим беспорядком на столе, охапкой травы на кровати развешенными по стенам вырезками из газет вперемешку с фотографиями. Поскольку хозяин отсутствовал, наши герои решили, что приличнее будет подождать его снаружи, на одной из деревянных скамеек.

-Посидим с полчасика, если не появится, заглянем завтра или в любой другой день, как получится.

Однако, как и предсказала встретившаяся им волшебница, Баджи не заставил себя долго ждать.

-О, мои юные коллеги! Честно говоря, не ожидал, что вы решите меня навестить, даже не прибрался. Но если вас это не смущает, заходите смело.

И вскоре они непринужденно болтали, сидя за столом и мелкими глотками потягивая из деревянных кружек заваренный хозяином травяной чай. В первую очередь Гека в красках описал их недавнее приключение (кроме, разумеется, встречи с подозрительной троицей). Но Баджи, как выяснилось, был не в курсе.

-Я не особо в ладах с огненной магией, сдавал ее на троечку, и ладно.

-А не могла то быть Жар-птица? – с умыслом спросил Эрик, памятуя свой недавний разговор с библиотекарем. Гека и Баджи с оттенком удивления посмотрели на него.

-Феникс? – переспросил последний. – На моей памяти его никто не вызывал, и я знаю о нем не больше, чем говорится в легендах. А в них порой намешано столько, что и не знаешь, чему верить. Хотя пространственные порталы и относятся к моей родной зеленой магии, про портал в землю фениксов я не слышал и соответствующей формулы в книгах не видел. Но есть немало вещей, о которых знают лишь специалисты, а реально – один-два мага во всем мире, и больше никто. Поэтому, сожалею, друзья мои, помочь прояснить ситуацию не могу.

-А как вообще сдаются экзамены по волшебству? – спросил Гека, переключаясь на другую тему.

-Да в принципе так же, как и в любом учебном заведении. Попросят привести формулы тех или иных заклинаний, рассказать о сути магии соответствующего цвета, ну и, естественно, сотворить какое-нибудь простенькое колдовство. Не получится – предложат произнести другое заклинание, равное по силе. Правда, окончательная оценка на третьем курсе по непрофильному предмету будет учитывать, насколько хорошо вы владеете различными заклинаниями соответствующей школы. Здесь уж одной формулой не отделаешься.

-Понятно. А когда экзамены?

-Ближе к июню следующего года.

-Значит, время у нас еще есть.

-К сожалению, летит оно слишком быстро. Мы когда-то тоже так думали, а потом проваливали экзамены.

-А вы на них шпоры приносили?

-Имеешь в виду свитки? Принести-то их можно, а как воспользоваться, если будешь творить волшебство на глазах у преподавателя? К тому же не тешьте себя тщетной надеждой, что им неизвестны студенческие заморочки. Кстати, смотрю, затарились листами в нашем магазинчике. Как он вам?

-Очень милый. Вот только купить, кроме бумаги, ничего не удалось.

-Не переживайте: всему свое время. А пока возьмите мой подарок: если захотите, сможете обменять на приглянувшееся вам.

Баджи встал и достал из шкафчика свиток с надписью зелеными буквами сверху.

-Вот. Заклинание вызова Дикого Кабана.

-Да, но как мы будем им управлять, когда появится?

-Очень просто: формула такова, что между заклинателем и вызванным животным устанавливается телепатическая связь. Конечно, она не настолько глубока, чтобы вы могли вести философские беседы о смысле жизни, но вы можете отдать зверю четкие указания, что нужно сделать, и он их выполнит. Защитит тебя, если угрожает опасность, или напугает непрошеных гостей одним своим видом. А если надо, то разведает дорогу.

-Ну что ж, спасибо. Но нам нечем отблагодарить в ответ.

-И не требуется, вы ж не в магазине.

-Тогда тем более спасибо. Если нужна будет помощь в чем-либо, рассчитывай на нас. И Эрик спрятал свиток в карман рубашки. Упоминание о животных перевело разговор в другое русло.

-По пути сюда мы встретили женщину, которая сказала, что ты занимаешься дельфинами. Значит, можешь призвать и их?

-Разумеется. Волшебники до последнего времени почти не интересовались морскими животными, и здесь еще предстоит немало интересных исследований. Рядом с островом живет небольшая компания дельфинов, они и являются объектами моей работы на соискание звания Мастера. Как-нибудь я покажу вам их в естественной среде обитания – вызывать их на сушу было бы слишком жестоко. Но основной темой моих исследований является, однако, не призывание их, а взаимная телепатия. Есть в природной магии такое заклинание – Симбиоз Разумов. Оно позволяет не только управлять животным, но и как бы видеть его глазами и ощущать то, что чувствует оно. Глазами дельфина я могу, например, осмотреть морское дно.

-О! И найти затонувшие корабли! Баджи улыбнулся.

-Не будьте столь прозаичны – ведь мысли ваши наверняка не о самих кораблях, а о сокровищах на их борту, разве не так? Пожив здесь немного, вы поймете, что духовные ценности куда важнее материальных. Вот почему колдуны, периодически возвращаясь на Санта-Ралаэнну, отдыхают здесь душой. Там, во внешнем мире, заботы о благополучии дня насущного слишком часто заставляют забывать о великом предназначении человеческой жизни. Сам я настолько привык к острову, что, боюсь, адаптироваться к жизни за его пределами будет нелегко.

-Но разве после защиты тебя попросят его покинуть?

-Нет, конечно, тут другое обстоятельство… Но пока не хочу об этом. Лучше расскажите, как прошло ваше первое занятие сегодня. Наши друзья оживились.

-Пока только голая теория. Было бы неплохо побольше иллюстрационного материала и наглядных примеров. И лекторша довольно строгая.

-Будет все, еще надоест. А что касается личности мадам Берсье – так целителя, лучшего, чем она, еще поискать надо. Ей приходилось лечить раненых французских солдат еще во времена наполеоновских войн.

-В начале XIX века?? Ты хочешь сказать, что ей больше двухсот лет??

-А что тут такого? Вы в стране чудес, где многое возможно, и вскоре перестанете удивляться чему-либо. Что же касается нашей целительницы, то знаю я о ней немного. Вроде бы до Великой Французской революции была она послушницей одного из женских монастырей. Во времена якобинской диктатуры монастырь упразднили, попросту разогнав его обитательниц, и мадам Берсье подалась в сестры милосердия. После возвращения к власти Бурбонов работала в одной из клиник Парижа. Дальнейший период ее биографии мне неизвестен; после того, как была организована Академия, ее пригласили вести занятия.

-Вот это да! Но как такое долгожительство возможно? На вид ей больше пятидесяти не дашь.

-С помощью заклинания Продление Жизни. Оно останавливает старение организма на достаточно длительный срок, после прохождения которого может быть применено вновь. Формулу его открыли, кажется, еще до Первой Некромантской, но кто был первооткрывателем – не помню. К сожалению, действует только на самого колдующего, но не на другого человека. Поиски модифицированной формулы, позволяющей сделать это, продолжаются и сейчас, но пока безрезультатно. По крайней мере, я не слышал, чтобы таким образом был осчастливлен кто-либо из не-магов.

Повисло минутное молчание, во время которого радушный хозяин разлил еще чаю по кружкам. Гека мучительно думал, о чем бы еще необычном спросить, и наконец придумал.

-Послушай, Баджи, а что ты знаешь интересного о Подземелье Штарндаля? Правда, что вход туда магически запечатан?

-Вижу, куда вас клонит. Впрочем, на нашем потоке тоже были любители разгадывать шарады. Но тайна нижних этажей замка оказалась им не по зубам. По-моему, его и закрыли как раз, чтобы туда не лазили кто попало. Вполне возможно, что там до сих пор горы мусора, оставшиеся со времен Второй Некромантской. Замок несколько раз переходил из рук в руки, регулярно находясь в состоянии осады, и провести его генеральную уборку все было недосуг, а когда он перешел в собственность Гильдии, волшебники решили проблему кардинальным образом – просто взяли и запечатали. Но так или не так, кто знает? Про Подземелье за столько лет много легенд сочинили, и, наверное, лучше было бы действительно его вычистить и отремонтировать еще тогда, чем запирать и тем возбуждать вполне естественное любопытство.

-А что за байки-то?

-Да разные – якобы там немало сокровищ припрятано, да взять их нелегко будет, на каждого, кто притронется, обрушится ужасное проклятие. По другой легенде, там на живых мертвецов наткнуться можно, или встретиться с призраками, отнюдь не настроенными дружелюбно. Или еще версия – от обилия черной магии во времена хозяйствования в замке чернокнижников вполне безобидные мыши и дождевые черви мутировали и превратились в уродливых плотоядных чудовищ, живущих тем, что пожирают друг друга – но, разумеется, не откажутся полакомиться и альтернативной пищей, ежели таковая окажется в пределах досягаемости. Есть даже такая экзотическая гипотеза, что никакого подземелья на самом деле нет, а дверь закрывает вход в иное измерение.

Глаза Геки горели, как и уши, и Эрик подумал, что его друг теперь не успокоится, пока не выяснит все досконально… или пока не получит по башке хорошенько, чтобы не лез, куда не нужно.

-А ты лично какой из версий доверяешь больше?

-Я? Да как-то без разницы. Мне куда интереснее мир нормальных живых существ, чем призраки или мутанты. А что касается сокровищ, тем более проклятых – тут я уже все сказал.

-Между прочим, я в свое время мечтал поступить на биофак, правда, отец не согласился оплатить туда учебу.

-А на бесплатное отделение поступить не пробовал?

-Ну… не настолько хорошо я в лицее учился. К тому же вот перед тобой отличник сидит, спроси у него – сильно его были рады видеть в приемных комиссиях? Эрик засмущался и ничего не ответил. Вместо него заговорил Баджи.

-Что ж, если тебе и впрямь небезынтересна живая природа, то твоим выбором тоже станет зеленая магия. Но вдруг тебе больше придутся по душе стихийная магия или трансформации? Времени пока достаточно, чтобы осознать свое предназначение.

Допив чай и перекинувшись еще парой фраз, не несущих большой смысловой нагрузки, наши друзья распрощались с гостеприимным хозяином.

Глава 21.

Яркое Солнце насквозь пробивало кроны деревьев и через приоткрытое окно проникало внутрь, возвещая о наступлении нового дня и призывая побыстрее стряхнуть с себя сонное оцепенение. Что там у нас сегодня по расписанию? Ах, да – лекция по магии Духа.

Когда студенты заняли свои места, меж рядов, направляясь к кафедре, медленно спустился мужчина, закутанный, несмотря на жару, в красный плащ с черной оторочкой. Эрик сразу вспомнил рассказ Фэна о незнакомце, изрядно его напугавшем. И впрямь – когда чародей прошествовал мимо их парты, стало немного не по себе. Другие, по-видимому, тоже почувствовали нечто необычное, поскольку перешептывания и смешки быстро смолкли, и в напоенном летним зноем зале было слышно, как бьется о стекло залетная муха.

Колдун между тем не спеша поднялся на кафедру и окинул собравшихся нахмуренным взором из-под кустистых бровей.

-Итак, вы собрались здесь, чтобы научиться магии Духа? Замечательно. Лишь тот может называть себя волшебникам, кто владеет хотя бы ее основами! А чтобы овладеть ими, вы должны неустанно работать над собой! Дисциплина прежде всего! Сейчас я проверю, все ли на месте и готовы слушать меня внимательно.

Не проводя перекличку, маг обвел присутствующих тяжелым оценивающим взором, отчего те буквально пригнулись к своим партам.

-Все здесь. Вас же тридцать восемь, или я ошибаюсь? Имейте в виду – я не терплю прогульщиков и лентяев, и если таковые здесь обнаружатся, им лучше, не дожидаясь экзаменов, написать заявление о добровольном отчислении из Академии. Есть желающие? Нет? Тогда начнем урок!

Волшебник медленно, как если бы сильно устав, прошелся взад-вперед по кафедре, после чего заговорил вновь.

-К предмету магии Духа относятся заклинания, воздействующие на разум человека. Вы можете приказать ему сделать что-либо, или расположить к себе. А также увидеть то, чего нет. Вот, например, вон у того студента на голове растут рога.

Все невольно оглянулись в сторону Майкла, у которого на лице вырисовывалось тупое недоумение, почему именно ему выпала честь стать объектом всеобщего внимания. Осознав сказанное, он схватился за голову. Естественно, никаких рогов там не было. Волшебник, явно наслаждаясь произведенным эффектом, продолжал:

-Заклинания подобного типа часто относят к отдельной школе Иллюзий, или так называемой розовой магии. При развитом воображении сотворить можно что угодно. Мне студенты на экзамене иногда такое показывали! Но – важно не только количество, но и качество! Кто поверит в иллюзию, которая расплывается на глазах, как снег на горячей сковородке? Настоящая иллюзия должна быть максимально приближена к реальности, так, чтобы вы смогли отличить ее от оригинала, только приблизившись вплотную! Вот, например, – волшебник воздел очи вверх, и губы его растянулись в улыбке. – А, мэтр Гарозиус! Входите, входите, не стесняйтесь! Ученики, поприветствуйте вашего ректора!

Эрик оглянулся – возле входной двери и впрямь стоял Архимаг. Аудитория дружно поднялась; юноши наклонили голову, девушки сделали реверанс. В ответ тот поднял руку, как бы призывая не беспокоиться по поводу его появления, и… растаял в воздухе. Студенты ошалело хлопали глазами. Лектор развеселился еще больше.

-Вот что значит качественно сработанная иллюзия! Ведь никто из вас не усомнился, что нас посетил ректор собственной персоной, разве не так? Магия Духа – великая вещь, имейте в виду! Чтобы справиться с противником, нам не нужно поджаривать его огнем, замораживать или бить электричеством, как это сделали бы стихийные маги; или прикрываться разношерстным зверьем, как поступили бы природники. Напугайте его, очаруйте, заставьте забыть о своих намерениях, примените, наконец, Отвод Глаз, чтобы остаться незамеченными, если не желаете ввязываться в драку. А еще силой духа вы сможете двигать предметы – то, что учеными внешнего мира было названо явлением телекинеза. Или поднять их, удерживая в подвешенном состоянии, именуемом левитацией.

Под его взглядом тетрадь, лежавшая на ближайшей парте, взмыла в воздух и, шелестя страницами, описала круг над амфитеатром и приземлилась – правда, на соседнюю парту.

-Но пройдет еще немало времени, прежде чем вы будете в состоянии приподнять хотя бы карандаш. Попытаться, конечно, можно, попытка – не пытка, как любят говорить в камерах дознания. Более того, тому, кто смог бы повторить фокус, который я только что проделал, я бы сразу поставил зачет. Ну, что? Есть стимул развивать способности? Кстати, все обзавелись концентраторами? Поднимите руки те, кто уже пробовал приводить его в действие!

Почти все подняли руки – впрочем, кому охота признаваться, что он лейтяйничает?

-Очень хорошо. Разумеется, я вижу, что некоторые из вас лукавят и даже не притрагивались к кристаллу. Впрочем, этим вы наказываете лишь себя. И на будущее имейте в виду – любой опытный Мастер Духа без труда определит, истинны ваши речи, или ложны! Существуют даже специальные заклятия, вынуждающие человека говорить только правду. Но используется оно обычно лишь в крайних случаях – когда необходимо разоблачить опасного преступника или опровергнуть обвинения в адрес безвинного.

Так, а теперь вас, наверное, интересуют соответствующие формулы. Тогда берите перья в руки и записывайте список литературы, которую вам предстоит изучить в течение учебного года. Итак, для начала, конечно же, сочинение 'Основы Магии Духа. Пособие для начинающих волшебников', далее: 'О принципах создания правдоподобных иллюзий', 'Природа телекинеза и левитации', 'Как влиять на людей с помощью заклинаний очарования', 'Телепортация предметов: необходимые условия и сложности, могущие возникнуть в ходе процесса', 'История применения различного рода благословений в ратном деле', 'Иллюзорные миры: выдумка или реальность?', 'Какие материалы лучше всего выбрать при заколдовывании предметов заклинаниями, воздействующими на разум', 'Влияние личности колдуна на характер и эффективность произносимых им заклятий', 'Поучительные истории о последствиях ошибок при конструировании формул', 'Синергизм эффекта одновременного произнесения нескольких заклинаний и принципы достижения синхронизации' и еще… Услышав легкий шум в зале, чародей прервал перечисление учебных пособий:

-Что? Считаете, много задаю? Да вы эти книги за месяц одолеете, если хоть раз в день пару своих драгоценных часов потратите на чтение. Ладно, на сегодня хватит, а там посмотрим. На следующем занятии я спрошу, кто и что читал, и очень не повезет тому, кто не брал книг в руки! Также я спрошу, какие формулы вы выучили. А уж если сможете хоть одно заклинание произнести так, чтобы оно сработало, будет вообще замечательно. Хотя студенты что-то давно не радуют успехами в учебе. Вопросы есть?

Молчание. Слушатели сидели тихо, потупив взор и стараясь не встречаться взглядами с преподавателем. Неожиданно со своего места поднялась Янка:

-Простите, но вы нам даже не представились! А как же мы будем к вам обращаться?

-Ах да, как же я мог забыть! – ехидно отозвался волшебник. – Дон Фердинанд-Энрике Дарматез де Саграно, Великий Мастер Магии Духа, к вашим услугам.

В голове Эрика сразу же всплыла фраза: '…опасайтесь Саграно, он умеет читать мысли…'

-А еще я заместитель ректора по учебной части. Так что, если возникнут какие-либо проблемы, – многозначительная пауза, – можете обращаться.

Сказано это было таким тоном, что даже безнадежный оптимист трижды подумал бы, прежде чем отправиться на приём к мэтру Саграно. Тем не менее еще один студент осмелился спросить:

-Великий Мастер, скажите, пожалуйста, все-таки с какого типа заклинаний лучше начинать? Что проще освоить? Чародей недовольно пожевал губами.

-Начинайте с иллюзий – это проще. А там разберемся, у кого что лучше получается. А пока все свободны, идите учиться!

Обрадованные студиозусы тут же покидали тетради и ручки в папки и сумки, и поспешили к выходу, стремясь побыстрее убраться с глаз сурового преподавателя.

-Вчера я думал, что целительство для меня будет трудным предметом, однако мадам Берсье просто душка по сравнению с сегодняшним монстром, – полушепотом сказал Гека своему другу уже за порогом аудитории. – Я тогда над Фэном посмеялся, а он, оказывается, был недалек от истины.

-Сдавали же другие как-то. Спроси у Баджи, как у них занятия по магии Духа проходили.

-Что, мальчики, напугал вас Фердинанд-Энрике? – послышался сзади насмешливый голос. Эрик обернулся. Конечно же, то была Жанна.

-Можно подумать, вы, мадмуазель, остались совершенно бесстрастной, – парировал Гека.

-Нам, представительницам прекрасного пола, проще: мало найдется мужчин, которые останутся равнодушными перед нашими чарами, и преподаватели не исключение.

-Боюсь, здесь именно такой случай.

-А это мы еще посмотрим. До сих пор я не знала поражений, все дело, как говорится, в цене вопроса. Вот увидите! И она вызывающим шагом удалилась. Гека во все глаза уставился ей вслед.

-Что, дружок, на французские прелести засмотрелся? Наши-то чай не хуже! – произнес еще один ехидный голосок.

Гека, очнувшись от мыслей, связанных с Жанной, оглянулся. Таисия была не одна, рядом стояла коротко стриженая светловолосая девушка в цветастой блузке и юбке-миди.

-Познакомьтесь, парни, с нашей землячкой – Диной. Между прочим, она попала сюда так же, как и вы.

-Похоже, Эльмира не сильно утруждала себя поиском перспективных учеников, просто поместив объявление в вестнике.

-Интересно, много ли людей на него откликнулось?

-Наверное, не очень, иначе весь поток представляли бы выходцы из России.

-Или была установлена квота не больше стольких-то от каждой страны.

-Может быть. Хотела бы я посмотреть на то объявление, – заявила Таисия. – Кто-нибудь из вас взял его с собой?

-Я, – отозвался Эрик.

-Пошли, покажешь.

И они направились в апартаменты нашего героя. Раскрыв сумку, Эрик вытащил из нее тот самый рекламный вестник, благодаря которому они с Гекой оказались здесь.

-Ой, и у меня был точно такой же номер! – воскликнула Дина.

Однако дальше их ждало глубокое разочарование – даже тщательный просмотр каждой страницы – разве что не обнюхивали их! – не позволил обнаружить предмет их поисков.

-Но как же так, я видел его собственными глазами!

-И я тоже. Тем не менее, нумерация страниц сохранена, никто их отсюда не вырывал.

-Значит, то была иллюзия. И увидеть сообщение мог лишь тот, кто имел достаточный потенциал. Вот и ответ на вопрос – далеко не все, кто листал вестник, даже очень внимательно, могли ее увидеть. Теперь надобности в ней нет, вот волшебство и закончило свое действие.

-Ну и ладно. Давайте лучше чай пить. Вон у Эрика кипятильник есть.

-А не боишься, что согласимся? Придется вам посуетиться, чтобы нас ублажить. Правда, Дина?

Та мотнула головой, очевидно, изображая согласие. Зато, увидев на столе читаемую Эриком книгу, весьма заинтересовалась:

-В библиотеке взял? Когда прочитаешь, предупреди, зайдем вместе в библиотеку, перепишу ее на себя. Заодно надо будет взять что-нибудь из саграновского списка.

-Да-а, если бы нашего сегодняшнего препода не остановили, он бы продиктовал, наверное, половину содержимого библиотечных фондов.

-Чтобы студенты не скучали. Ничего, если из пластиковых стаканчиков?

-Наливай! Кто на рынке работал, тех такими вещами не смутишь.

Гека притащил из своей комнаты еще один стул, и девушки были усажены за стол, в то время как наши друзья расселись на кровати. Первой речь завела бойкая Таисия:

-Жаль, чаем не чокаются, а то отметили бы первый слет земляков. Но, может, оно и к лучшему – от спиртного потом последствия разные нехорошие бывают (Гека слегка покраснел, догадываясь, в чей огород полетел камень). У меня предложение: раз уж оказались на чужбине, на другом конце земного шара, давайте держаться вместе и выручать друг друга, если понадобится. Представители многих других народов в чуждой, а подчас даже враждебной обстановке держатся вместе, тронь одного – все земляки тут же на выручку прискочут. А у нас подчас с точностью до наоборот бывает – не только помощи не дождешься, так еще и 'по дружески' подножку подставить норовят. Так что давайте постараемся, чтобы у нас такого не было.

-Да кто против-то?

-В том-то и беда, что на словах все 'за', а как до дела… Ладно, не будем о грустном. Расскажите лучше, кто-нибудь из вас пробовал на самом деле вертеть кристалл?

-Я, – снова откликнулся Эрик.

-Ну, и как ощущение?

-Как будто попал в снегопад желтой метели, а снежинки оказались на ощупь теплыми.

-А у меня ничего подобного не было, – пожаловалась Таисия. – Только голова закружилась. И все. Может, не у всех сразу? В любом случае надо пробовать дальше. Геке похвастаться было нечем.

-Дина, что расскажешь ты?

-Немного: слабое ощущение, как будто уносит ветер, к тому же быстро закончившееся.

-Значит, наибольших успехов из нас добился Эрик, ему и карты в руки. Как только сможешь осуществить какое-нибудь заклятие, поделишься опытом, ладно?

Дальше разговор перешел в плоскость воспоминаний о школьных годах. Как выяснилось, дальше всех та беззаботная пора отстояла от Дины, уже три года как окончившей общеобразовательную гимназию в городке Лямино, что в ста километрах от Голдтауна, – бывшем научном центре, потерявшем на рубеже веков свою былую славу вследствие почти полного прекращения финансирования научных исследований. Семья Дины, когда-то внесшая немалый вклад в дело развития отечественной науки, не смогла приспособиться к новым реалиям жизни и постепенно скатилась до полунищенского существования. Родичи тем не менее считали, что дочь должна продолжать семейные традиции и поступить на физический факультет ГГУ, однако Дина отказалась – не нужно было быть великим провидцем, чтобы видеть, что наука, процветавшая здесь когда-то, уже никогда не возродится. Поэтому вместо подготовки к вступительным экзаменам пошла на курсы секретарей-референтов и вскоре получила место в одной небольшой фирме, где работала и за секретаря, и за курьера одновременно. По делам службы приходилось часто бывать в Голдтауне, где и был приобретен тот самый рекламный вестник. Поскольку предки продолжали моральное давление, убеждая, что отсутствие высшего образования в их семье – позор, Дина и откликнулась на объявление об Академии Волшебства, в котором ее больше всего и привлекла возможность уйти из-под контроля старших и при том не думать каждодневно о дне грядущем. По поводу своей будущей профессии она не заморачивалась.

-За ближайшие два года вполне можно выбрать колдовство по душе. Мы еще даже не всех преподавателей повидали. Может, другие будут не столь суровы.

-Посмотрим. По теории вероятности нам рано или поздно должно повезти.

-Как и везде – у одних на уроках отдыхаешь душой, а у других минуты считаешь, побыстрей бы все закончилось, или трясешься, чтобы не вызвали. Вон в моем классе по биологии учительница была – как начнет рассказывать, заслушаешься, не заметишь, как и звонок прозвенел, да такие факты приводила – ни в одном учебнике не найдешь. Мои одноклассники, кто биологию на вступительных сдавал, почти все пятерки получили. А на математику ходили, как на казнь – училка, что ее вела, тетка противная, урок начинала со стандартной фразы – мол, кому сегодня будем двоечку ставить? После таких слов, естественно, никакого желания штудировать алгебру уже не возникало. Может, потому у меня в институте такие проблемы с математикой? Я физически не мог заставить себя взять в руки учебник!

-Не волнуйся: едва ли в Академии Волшебства тебя заставят решать дифференциальные уравнения. Однако на встрече с ректором тот что-то говорил про латинский язык. А у меня и с английским в школе было немало проблем.

-Ну, уж все вместе как-нибудь справимся. Не может быть такого, чтобы среди нас четверых не нашлось никого, кто смог бы его одолеть.

-В отечественной классической литературе – помните? – латынь клянут на чем свет стоит, представляя вещью прескучнейшей и не особо нужной в жизни.

-Скорей всего, большинство писателей не особо и затрудняли себя ее изучением, отсюда такое отношение. Вряд ли она намного труднее английского или немецкого.

-Пожуём – увидим.

-Спасибо, напомнил: пора идти на обед.

Глава 22.

После обеда Гека, дабы не выглядеть непродвинутым, нашел-таки в себе силу воли усесться помедитировать. Эрик же взялся за книгу.

'…И хоть владычеству чернокнижников пришел конец, ядовитые семена, брошенные ими, упали на благодатную почву. Почти в каждом крупном европейском городе действовали секты, возникали кружки по изучению темных магических сил. Святой Трибунал, в который вошли лучшие маги-целители, духовники и экзорцисты своего времени, был завален работой по расследованию и искоренению опасных знаний. Из сподвижников Макдруена был схвачен лишь Адеббаас, превративший себя в лича; ДеФерою удалось скрыться, как, впрочем, и многим его приспешникам рангом помельче.

XV век был отмечен также таким знаковым событием, как создание Гильдии Магов, оказавшееся очень благотворным для дальнейшего развития магических наук – наконец-то появилась возможность систематизирования накопленных знаний, свободного обмена ими, а также распространения. Резиденцией Гильдии стал Лейпциг, при университете которого организовали факультет для 'постижения философских, магических и оккультных наук'; в университетскую библиотеку стали свозиться книги, касающиеся волшебных ремесел, причем не только с Европы. Успешной деятельности Гильдии способствовала также ее изначальная интернациональность: чародеи в меньшей мере ( в сравнении с представителями других профессий) оказался присущ шовинизм, и в Лейпциге той поры наряду с европейскими магами вполне обычным было лицезрение арабских колдунов в роскошных шелковых нарядах, московитских волхвов с суковатыми посохами, индийских чародеев в чалмах, китайских мудрецов в расшитых золотыми драконами халатах, и даже сибирских шаманов с неизменными бубнами. Вслед за магами-иностранцами в город устремились студенты со всех краев обжитого мира. Многим виделось в том возрождение лучших традиций монсегюрской школы магии и, – кто знает? – быть может, среди приезжавших в Лейпциг волшебников находились и ее бывшие воспитанники?

Одним из основных направлений развития магии в ту пору стал поиск новых пространственных порталов. Исследование миров, формулы к которым удалось захватить в качестве военных трофеев, показало, что, кроме кровожадных тварей, разумной жизни там не было, и даже безлюдные земли оказались крайне негостеприимными и непригодными для освоения. Магам, правда, удалось найти путь к планете зеленокожих, однако населявшие ее существа – гоблины, орки, огры, тролли – едва ли могли считаться высокодуховными созданиями. У наиболее развитых представителей зеленокожих – орков – существовали магические обряды, по сути своей мало отличавшиеся от присущих первобытным племенам Земли, и с этой точки зрения интересным разве что для библиографов магических искусств. Заинтересованным читателям можно порекомендовать монографию Н.Бюрена и С.Ургаса 'Раса зеленокожих: основные представители', изданную впервые в 1793г.

Также тот исторический период отмечен бурным расцветом магии трансформаций. Настойчивые алхимические поиски т.н. 'философского камня' (ссылка мелким шрифтом в конце страницы гласила: 'В отличие от мифической субстанции, воспеваемой алхимиками, истинный Философский камень представляет собой магический артефакт, оказывающий весьма благотворное влияние на здоровье своего владельца, как физическое, так и душевное, но не обладающий способностями к трансмутации металлов. Подробные сведения о данном артефакте см. 'Справочник важнейших артефактов, обладающих магической силой, и их подробная характеристика''). Волшебники буквально соревновались между собой в искусстве превращения предметов. Довольно скоро выяснилось, однако, что произнесение заклинаний синей магии требует изрядного запаса энергии, при этом эффект нестабилен, а подчас и непредсказуем. Трансформированные вещи не вечно остаются таковыми и спустя некоторое время принимают прежний облик. Кроме того, существуют определенные ограничения на характер превращаемых предметов. Грубо говоря, большую вещь нельзя превратить в маленькую, и наоборот…'

На полях кто-то от руки добавил ехидную надпись: 'и даже магам не отменить закон сохранения массы'.

'…с Востока, всегда отличавшегося мистицизмом и таинственностью, также приходили новые знания; индийским и китайским колдунам мы обязаны искусством медитации, а также школой магии природы. Чародеи Запада быстро вошли во вкус последней; обычным явлением того времени стали маги, путешествующие в сопровождении призванных 'домашних любимцев'. Среди великого множества разработанных заклятий вызова наиболее простым явился Призыв Кота; обладающее крайне интересным свойством. Если его произносил маг-целитель, приходил кот белой или светло-серой окраски; к духовникам и стихийникам являлись рыжие, палевые и полосатые представители кошачьих, а вот некромантами и чернокнижниками вызывались почти исключительно черные коты и кошки. Подметив сей факт, Святой Трибунал использовал его при расследованиях дел, где имели место сложности в определении истинной сущности колдуна. Подозреваемого просили произнести означенное заклинание, предварительно разместив в соседней комнате несколько кошек разного окраса. Если на волшебный зов откликалось животное с черной шерстью, приговор однозначно становился обвинительным. Равно как и в случаях, когда волшебник отказывался произносить заклятие – тогда (как, впрочем, и всегда) считалось, что честному человеку скрывать нечего…'

'…Эпоха Возрождения, или Ренессанса, как романтически было названо то время, стала подлинным расцветом наук, в том числе и волшебных. В своих разработках и поисках Гильдия Магов тесно сотрудничала с профессиональными историками, путешественниками, естествоиспытателями, многие из которых стали потом почетными членами Гильдии. Великие географические открытия, начавшиеся с экспедиций Колумба и Васко да Гамы, значительно расширили горизонты известного мира, предоставляя поистине безграничные возможности для удовлетворения страсти к познанию. Но одновременно они открыли очередной, еще более ужасный ящик Пандоры.

Магические ритуалы вуду и обряды кровавых жертвоприношений ацтеков и майя, проводимые с целью обретения сверхъестественных способностей, оказались по вкусу недобитым адептам черной магии. Не зная до поры до времени о том, Святой Трибунал не препятствовал отъезду в новые земли всех, желавших туда переселиться, разумно полагая, что чем меньше подозрительного народу останется в Европе, тем лучше. Да и не будешь у каждого уезжающего выяснять, что его зовет в дальние края – тяга к авантюрам, поиск лучшей доли, жажда сокровищ или тайны чужой магии?

Первые тревожные звонки стали раздаваться еще во второй половине XVI века. Внезапно в большом количестве на рынках Европы стали продаваться проклятые вещи. Творения человеческих рук, способные приносить несчастья своим владельцам, создавались и раньше, но редко, а теперь их производство как будто поставили на поток. Ножи и кинжалы, словно стремящиеся порезать берущего их в руки; мушкеты и пищали, взрывающиеся при нажатии на курок; защитное обмундирование, разваливающееся на куски в самый неподходящий момент; сапоги и перчатки, при одевании сдавливающие конечности, как если бы их методично зажимали тисками; ювелирные изделия, притягивавшие к носившим их гнилостные болезни; картины и статуэтки, внушавшие ужас домашним животным и приводившие находящихся рядом людей в состояние сильнейшей депрессии – вот далеко не полный перечень вещей, обладавших разрушительной силой. Как выяснилось много десятилетий спустя, их изготовление проводилось в ходе ритуала, практиковавшегося некоторыми индейскими племенами, и требовавшего принесения жертвы, которая перед умерщвлением подвергалась изуверским мучениям – снятию скальпа, отрубанию конечностей, прижиганию огнем, бичеванию с последующим присыпанием ран солью и т.п. Под ритмичное песнопение жрецов негативная энергия боли и отчаяния переливалась в предметы, находившиеся рядом с жертвой.

Другой ужасной магической технологией, изобретенной ацтеками и усовершенствованной европейскими чернокнижниками, стало изготовление так называемых камней душ. Из подходящего минерала, чаще всего обсидиана, вытачивался обтекаемой формы цилиндр, как правило, в ладонь длиной и толщиной в два пальца руки. Специальным заклинанием усиливалась твердость, после чего в него могла быть помещена душа человека или животного. Попытки освобождения последней путем физического разрушения камня серьезно травмировало заключенную душу или даже уничтожало ее; требовалась специальная формула освобождения. Известно, что чернокнижники использовали их для обмена разумов, экспериментируя как на людях, так и на четвероногих, создавая духовных монстров – с телом человека и душой зверя, и наоборот. В настоящее время создание подобных камней находится под строжайшим запретом, для нарушившего который Гильдией предусмотрено лишь одно наказание – пожизненное ношение антимагических браслетов…' Чуть ниже шло пояснение, набранное петитом:

'…Антимагические браслеты или кандалы антимагии – уникальное изобретение, созданное впервые в ходе Первой Некромантской и усовершенствованное учеными Трибунала. Автор вынужден признать, что о природе данного приспособления, налагающего полный запрет на произнесение заклятий и эффективно поглощающего запасы магической энергии, сам имеет лишь частичное представление, поскольку в тайну истинной природы браслетов, их изготовления и непосредственного использования посвящены лишь несколько верховных магов планеты. Упомянутые приспособления невидимы и обнаруживаются лишь ощупью, поэтому бытует представление, что никаких браслетов на самом деле нет, а есть хитроумное заклятие, вызывающее ощущения одетого на кожу металла, и рассеивающее энергию в пространстве, наподобие Тишины. Так это или не так – могут ответить лишь хранители многовековой тайны, но, связанные обетом молчания, они не скажут ничего…'

Эрик машинально оглядел свои руки, как бы проверяя отсутствие на них каких-либо сдавливающих или обтягивающих предметов. Убедившись, что никаких необычных ощущений в верхних конечностях нет, продолжил чтение.

'…Еще одним предвестником надвигающейся беды стало появление нового, невиданного ранее проклятия. При его наложении человек переставал реагировать на окружающих, не интересуясь ничем происходящим вокруг. Температура его тела, подобно холоднокровным, падала почти до температуры окружающей среды, а кровь приобретала оттенок неприятного буроватого цвета. Известные к тому времени заклинания оказались бессильными против подобной напасти, вывезенной, как выяснилось потом, из самых глубин Черной Африки. Трибунал сбивался с ног, пытаясь найти источники зла, и был завален доносами и кляузами – чуть ли не в каждой деревне находились доброхоты, спешившие сообщить о 'колдунах' и 'ведьмах'. Ситуация осложнялась также тем, что часто жители, не дожидаясь приезда эмиссаров Инквизиции, устраивали самосуды, причем довольно варварскими способами. Историческую же ответственность за подобные деяния возложили на Трибунал, превратившийся в официальных хрестоматиях в карательный орган мракобесов и рьяных противников прогресса и свободомыслия. Как стало известно позднее уже из протоколов допросов адептов черной магии, взятых в плен в ходе Второй Некромантской, идея дискредитации Трибунала принадлежала их лидерам. Был даже разработан целый стратегический план, одним из пунктов которого ставилось упразднение Инквизиции и полное отвращение людей от Церкви. Глобальной же целью являлось мировое господство под эгидой новой религии хаоса и уничтожения, реанимирующей худшие традиции языческих культов.

Деятельность Трибунала вскоре начала напоминать борьбу полиции с мощной мафиозной группировкой – тянущуюся годами, а то и десятилетиями, с измотанными до предела нервами и мизерными результатами. Главари, как всегда, остаются в тени, а попадающаяся мелюзга и шестерки предпочитают понести справедливое наказание по полной программе, чем указать на кого-либо из своих. Добавьте к тому неслаженность действий различных отделов и участков, сильно тормозящую любое расследование; недружественно настроенные средства массовой информации, ехидно комментирующие любой промах; ловких адвокатов, поднаторевших в отмывании черных кобелей, и вы поймете, насколько тяжело приходится честным служакам закона. К тому же им не дано прибывать на место преступления раньше самих преступников, тем самым предотвращая злодеяние – в отличие от шахмат, в реальной жизни первыми ходят черные…'

Тонко подмечено. В правилах той древней игры, пришедшей когда-то из Индии, но не потерявшей своей популярности и поныне, честь первого хода всегда принадлежит белым фигурам, и привилегия сия, как свидетельствовала статистика международных турниров и отборочных матчей, обеспечивает им шестидесятипроцентную вероятность выигрыша. А в композициях и этюдах и тем паче – наверное, не менее трех четвертей их сопровождаются фразой: белые начинают и выигрывают (либо дают мат в энное число ходов). И это при том, что различие цвета здесь чисто символично – надо же как-то игрокам различать свои фигуры. Разве изменилось бы что-либо, если бы в бой вступали красные и зеленые? Или желтые сражались бы с синими?

Однако философствовать здесь можно до бесконечности, пора и отвлечься немного. И лучше всего перед ужином прогуляться по свежему воздуху.

Глава 23.

Утром очередного дня Эрик едва не проспал завтрак. После вчерашнего ужина Гека уговорил-таки его навестить 'комнату отдыха', где они вначале смотрели какой-то боевик (название не запомнилось), а потом сыграли партию в бридж, которому их научил Джо. Четвертым в их компании оказался Дэнил О'Хенли, рыжеволосый студент из Ирландии. Других деталей биографии новый знакомый сообщать не стал, впрочем, никто и не интересовался ее подробностями. Эрика, в частности, от расспросов удержала не слишком-то приятная манера общения ирландца: с одной стороны немного вкрадчивая, льстивая, с другой – слегка высокомерная; а также беспокойные, бегающие глаза, ощупывающие и оценивающие находящееся поблизости. Но, утешил себя наш герой, у каждого свои недостатки, и первое впечатление часто бывает ошибочным.

Собираясь на новое занятие, по магии Стихий, его друг уныло размышлял, что если и оно окажется столь же мрачным, как вчерашнее и позавчерашнее, то ему точно не видать успеха в жизни. Эрику пришлось играть роль жилетки, в которую удобно поплакаться.

Страдания Геки оказались напрасными. Едва ученики успели рассесться, как приоткрытые окна распахнулись настежь, и в аудиторию влетел ковер-самолет. Восседающий на нем смуглолицый мужчина с окладистой черной бородой, торчащей во все стороны, одетый в роскошную, красного цвета, рубаху и синие шаровары, с остроносыми тапочками на ногах и малинового цвета тюрбаном на голове являл собой типичный персонаж 'Тысячи и одной ночи'.

-Йо-хо-хо! А вот и новые студенты! Приветствуйте Великого Мастера Асфарга! Я научу вас обращаться с силами стихий и подчинять их себе! Все, что от вас потребуется – лишь быть прилежными учениками и проявлять старание в изучении волшебства! Сделав круг над аудиторией, он неожиданно спросил:

-А ну-ка, кто мне скажет, какая магия позволяет моему ковру летать и не падать?

-Левитация, сэр? – робко предположил кто-то.

-Левитация? О нет! Слишком утомительно и не очень эффективно. Есть другие идеи? После секундной паузы поднялся Жозе.

-Простите, Великий Мастер, а мы действительно видим именно вас, а не иллюзию?

-Хороший вопрос! Саграно уже успел показать вам свое искусство? Однако мастера Стихий не увлекаются всякими трюками с обманом сознания, когда в их распоряжении целый арсенал весьма доходчивых аргументов! Думайте еще!

Не дождавшись новых версий работоспособности ковра-самолета, волшебник продолжал:

-А всё потому, что подо мной воздушный элементаль! Видите, как полезно осваивать красную магию! Кто-нибудь из вас в курсе, какие вообще стихии мы будем изучать? Поднялось несколько рук. Асфарг остановил свой выбор на Лиэнне.

-Итак, прелестное юное создание, поведайте нам, что вы знаете о стихиях, составляющих наш мир?

-О Великий Мастер, их четыре, – смущенно отозвалась англичанка, словно не ожидая, что ее могут вызвать, – это Огонь, Воздух, Вода и Земля.

-Совершенно верно, очаровательная пэри, хотя не все так просто! Действительно, четыре основные стихии определяют суть нашего мира, хотя их отношения между собой далеко не всегда безоблачны. Огонь и Вода ненавидят друг друга, и вы не сможете вызвать одновременно огненного и водяного элементалей без того, чтобы они не напали друг на друга. Также трудно назвать дружелюбными взаимоотношения Воздуха и Земли. Более-менее ладят друг с другом Огонь и Воздух, и, соответственно, Земля и Вода. Правила, как видите, совсем просты, и даже начинающие маги, как вы, легко их запоминают! А теперь давайте то, что я сказал, изобразим на доске в развернутом виде.

Под его пристальным взглядом мелок, лежавший снизу, подпрыгнул и нарисовал следующую схему:

Огонь

Вода

Земля

Воздух

-Итак, перед вами так называемый круг сотрудничества и подавления. Вертикальная и горизонтальная стрелки соединяют родственные стихии, лояльные друг к другу. Наклонные стрелки показывают, какая из стихий сильнее другой. Как видите, круг замкнут: ни одна из них не имеет преимущества, все в равном положении: кем-то подавляется, над кем-то доминирует. А толкуется это так: Огонь заливается Водой, но плавит и крошит Землю, что встает несокрушимой стеной на пути Воздуха, способного зато иссушать Воду. Обязательно учитывайте данное правило, если вас атаковал враждебно настроенный колдун! Ответьте на его Стену Огня Дождем или Дыханием Холода, а на Ураган Каменным Барьером! Преподнесите ему сюрприз!

В восторге от собственной фразы Асфарг сделал еще два круга над аудиторией, после чего продолжал:

-Красная магия существует столько же, сколько род человеческий. Еще на заре своего существования люди, одетые в звериные шкуры и жившие в пещерах, пытались приручить огненную стихию. Успешный вызов огня в то время означал, что племя не замерзнет холодной зимней ночью и сможет наслаждаться жареным мясом, которое намного вкуснее сырого. Когда человечество повзрослело, оно смогло приручить и другие стихии. В жаркие засушливые года призывали на помощь Воду, чтобы пролился живительный дождь. Землю использовали по прямому назначению – для сооружения монументов и построек, которые не под силу слабым человеческим рукам. Знаете ли вы, что многие монументальные строения Древнего Египта, Месопотамии и Индии воздвигнуты при участии земных элементалей? Когда туристы любуются величайшими памятниками античного мира – пирамидами фараонов – им и невдомек, кто помогал их строить. Обычно кивают на инопланетян или изощренную технику, которой якобы располагали древние. А сколько таких сооружений, увы, не дожило до наших дней! Я упомяну только два – из тех, что были причислены к семи чудесам света: Статую Колосса Родосского и маяк на острове Фарос. Колосс, стоявший у входа в гавань, был настолько велик, что, по воспоминаниям очевидцев, между его ног спокойно проплывали корабли! К сожалению, постоять так ему удалось недолго: полстолетия спустя враги, напавшие на остров, использовали заклинание Землетрясения, и статуя рухнула, надломившись в коленях. Отсюда и пошло выражение 'колосс на глиняных ногах'. Вторжение было отражено, а вот восстановить колосса в прежнем блеске и славе не удалось, несмотря на помощь соседей, приславших бригаду своих лучших волшебников, и постепенно его разобрали 'на запчасти'.

А что касается величайшего в истории памятника любви, – догадываетесь, о чем я? – конечно же, о висячих садах Семирамиды! – то здесь уже не обошлось без участия водных элементалей. Иначе как бы вы заставили воду течь наверх, да еще на такую высоту? Чудо-машин современной цивилизации тогда еще не изобрели! Увы, красивая сказка ненадолго пережила своих создателей – как не стало на белом свете тех, чью любовь олицетворял вечнозеленый монумент, так и захирели сады, ибо некому стало следить за элементалями.

Довольный произведенным на студентов эффектом, лектор переключился на другую тему:

-Магию Стихий издревле называют боевой, хотя, на мой взгляд, это не совсем справедливо. Конечно, у нас есть мощные заклинания, способные причинить немалый урон живой силе противника, – Огненный Дождь, Шторм Молний, поток Холода, Зыбучие Пески и тому подобное, не говоря уж о самих элементалях. Но ведь и в других школах есть заклятия, преследующие ту же цель, но более хитроумными способами! В конце концов, напавшему на вас какая разница, от чего помирать: от Огненного Шара, вызванного вами хищника, или, обманутый Гипнозом, он вонзит себе в живот свой же собственный кинжал? Про Черную магию я вообще не говорю, уничтожение – ее единственное предназначение. Так что все относительно, юные создания, и будет зависеть лишь от вашей склонности к насилию. Ведь если вы хотите избежать сражения, не желая причинять боль и смерть, никто не запретит воспользоваться оборонными заклинаниями – вас прекрасно защитят Ледяной или Огненный Щит, Встречный Ветер или Липкая Грязь. Точно так же, как будь вы адептами Желтой или Зеленой магий, применили бы Обман Зрения, Ментальный Барьер, Древесные Корни или Животное-Охранник. Так что все относительно!

Далее, о чем я еще хотел рассказать? Ах да, о составных заклинаниях! Далеко не все из них выражают сущность той или иной стихии, так сказать, 'в чистом виде'. Многие соединяют в формуле две, а то и три стихии. К таким сложносочиненным заклятиям относятся, например. Кипяток или Горячий Пар, соединяющие в себе Огонь и Воду; Пустынный Ветер, как нетрудно догадаться, представляющий стихии Огня и Воздуха; Ледяное дыхание и Липкая Грязь, о которых я уже упоминал, и где задействованы Вода и Воздух или Земля, соответственно. Поиск новых комбинаций – увлекательное занятие, многие молодые маги-стихийники все свободное время посвящают их составлению. И те из вас, кому красная магия придется по душе, я уверен, тоже оценят прелести подобного поиска!

Остановившись в своих речах на мгновенье, чтобы перевести дух, волшебник заметил одиноко поднятую руку. Оглянувшись, Эрик увидел, что то был его новый знакомый по карточной игре – ирландец Дэнил.

-Прошу прошения, Великий Мастер, – вкрадчиво начал он, – но вы ничего не рассказали нам об элементалях: какие они бывают, что умеют, и в чем состоит их сущность?

-Конечно, как же я мог забыть о таком важном разделе, как вызов элементаля! Элементарные сущности – это духи стихий, обладающие чертами индивидуальных личностей и частицей того, что в нашем понятии принято называть душой. Их вызов чем-то похож на призыв животных, хотя заклинания совершенно различны. Чем больше сила вашей магии, тем более мощный элементаль откликнется на ваш зов. Формулы составлены таким образом, что одновременно вы берете вызванную сущность под контроль; без этого есть опасность, что агрессивно настроенный элементаль нападет на вас же. Между вами установится телепатическая связь – сможете управлять им мысленно, не открывая рта. Не забывайте также, что как только действие заклинания окончится, он сразу же исчезнет. Правда, – тут Асфарг сделал паузу и хитро улыбнулся, – поскольку они не бездушные личности, им в какой-то степени присуще такое качество, как привязанность. Если вам посчастливится несколько раз вызвать одного и того же элементаля, он может и не исчезнуть потом, а, будь на то ваше желание, останется с вами, и при необходимости его можно будет просто позвать, не тратя на это энергии.

Если же в данный момент такой помощник вам не требуется, или вы хотите досрочно прекратить действие вызова, используйте заклинание Изгнания, которое вернет элементаль обратно в его родную стихию. Помните также, что они чувствуют себя очень неуютно в окружении враждебной стихии, где их сила быстро уменьшается. Греческие мифы читать приходилось? Про подвиги Геракла слышали? Во время одного из походов герой встретил земного элементаля по имени Антей, который был поставлен сторожить горный проход, однако задачу свою понял слишком буквально и никого не пропускал следовать дальше. Геракл вступил с ним в единоборство, однако долго не мог одолеть, поскольку, пока тот твердо стоял на ногах, черпал силу из своей родной стихии. И только когда греческий герой поднял Антея в воздух, который, как вы уже знаете, противоположен Земле, он смог одолеть гиганта-элементаля.

Заметив другого жаждущего задать вопрос студента, волшебник перевел внимание на него:

-Вижу, что мой рассказ вас весьма заинтересовал! Что еще желает узнать любознательная аудитория?

-Я хотел бы спросить, Великий Мастер, – поднялся над своей партой Джо, – а к какой стихии относится электричество? Наверное, к Воздуху?

-О нет, мой неравнодушный к знаниям ученик, Электричество – особая стихия, пусть и имеющая родственные связи с Воздухом. Есть и другие сущности, не вписывающиеся в канонические рамки четырех стихий – в первую очередь Металл, близкий Земле, но требующий своих заклинаний, и не так давно открытая Радиация, состоящая в отдаленном родстве с Огнем. Она во многом до сих пор загадочна и не всегда поддается контролю. В свое время грандиозным триумфом исследовательской мысли была разработка заклинания, ослабляющего ее воздействие на человека. В музее, что на первом этаже, выставлен амулет, на который оно наложено. Вы были там?

-Конечно, учитель, еще в день первой встречи с новоприбывшими, – подтвердил внезапно появившийся в дверях аудитории комендант.

-А, это ты, Рилонис! Уже сводил детей посмотреть реликты? Замечательно! Мистер Фиттих откашлялся.

-Учитель, вы позволите мне сделать объявление?

-Конечно, Рилонис, не стесняйся! Сразу стало тихо, студенты замерли в ожидании.

-Товарищи! Огромная просьба после лекции не разбегаться, а собраться перед замком для проведения фотографирования. Весь ваш курс будет запечатлен на общую фотографию, и каждый получит по снимку на память.

В зале оживились, идея явно пришлась по вкусу большинству. Даже лектор не остался в стороне.

-О! Фотография – величайшее изобретение человечества! Нажал кнопку – и готово! А то ждать, пока твой портрет запечатлеют на холсте, очень утомительно. А мне можно сфотографироваться с учениками? Возражений, естественно, не последовало.

-Ну, тогда я полетел во двор, приходите туда же, не мешкая!

-Ой, Великий Мастер, а вы ничего не сказали, что нам почитать к следующему занятию! – послышался взволнованный голос Лиэнны.

На нее тут же зашикали со всех сторон. Полет ковра остановился в оконном проеме.

-О да, вам же нужны формулы заклинаний. Они есть во многих книгах, названий не помню, спросите в библиотеке, там знают!

Студенты, обрадованные отсутствием конкретных домашних заданий, гурьбой повалили наружу.

-Вот такие занятия мне больше по душе! – сообщил Гека. – Я снова полон оптимизма! С таким учителем не соскучишься!

Во дворе их уже ждал старомодный фотографический аппарат на треноге. Как только все ученики выбрались на свежий воздух, мистер Фиттих с проворством профессионального устроителя торжеств построил студенческий коллектив полукругом, а сам забрался под черную вуаль аппарата.

Глава 24.

Годы спустя Эрик время от времени доставал и рассматривал ту фотографию, где весь их курс запечатлён на фоне ворот Штарндаля, а на уровне второго этажа верхом на ковре восседает улыбающийся в бороду Асфарг. Такие молодые и беззаботные… Жизнь раскидала их кого куда, как говорится, иных уж нет, а те далече. А сколько всего пережить пришлось – ни в сказке сказать, ни пером описать.

Но всему тому еще суждено произойти, а пока можно не задумываться над будущим, по крайней мере ближайшим – он уже вполне освоился в Академии и теперь не променял бы ее даже на самый престижный университет Голдтауна.

После обеда, когда Гека получил заказанную им деталь туалета, они наконец смогли отправиться на пляж, да не одни, а целой компанией. Проходя мимо статуи Венеры, Таисия заметила:

-Уж если зашел сегодня разговор о древнегреческих мифах, то и я хочу кое-что небезынтересное добавить. Слышали историю про Париса и яблоко раздора? Если кто не читал или подзабыл, напомню: во время очередного праздничного застолья олимпийских богов не приглашенная на торжество богиня раздора Эрида подбросила на пиршественный стол яблоко, на котором было начертано слово 'Прекраснейшей'. Разумеется, сразу же возник спор, кому должно принадлежать яблоко; на обладание им и соответствующий титул претендовали три богини – Гера, Афина и Афродита. Зевс, отказавшись сам выступить в роли третейского судьи, приказал препоручить то дело Парису. Каждая из богинь, чтобы склонить чашу весов в свою сторону, стала предлагать щедрые дары: Гера пообещала власть над всей Азией, Афина – удачу в военных делах, Афродита – любовь красивейшей из женщин Земли. Подумав, тот принял предложение Афродиты. Правда, обычно стыдливо умалчивается, что Елена Прекрасная к тому времени уже была замужем за греческим царем Менелаем, и даже являлась матерью прелестной дочки Гермионы.

-Вот так дело! Неужели не нашлось симпатичных девчонок среди незамужних?

-Про то мифология умалчивает. Кстати, а как бы ты поступил на месте Париса?

-Я? Скорей всего, принял бы предложение Геры.

-Ты настолько властолюбив?!?

-Вовсе нет, однако какой у меня выбор? Я не отличаюсь особой воинственностью, и, следовательно, дар Афины для меня бесполезен. И проблемы с семьей замужней дамы мне ни к чему. Зато правителю Азии по штату полагается целый гарем, причем исключительно красавиц.

-Все с тобой ясно. А ты, Эрик?

-Скорей всего, разделил бы яблоко на три равные части. Или постарался бы найти такое решение, чтобы никому не было обидно. Может кинули бы жребий.

-За который несут ответственность другие богини – Мойры. Тогда получается, какой бы выбор не сделал Парис, он был предопределен заранее?

-Но не для самого героя: никто его насильно не заставлял принимать дар, который он не хотел. Кстати, еще одна малоизвестная деталь, на которую рассказчики редко обращают внимание: будучи в гостях у того самого царя, официального супруга Елены, Парис со товарищи похитил не только ее, но и все драгоценности царской казны.

-Очень интересно, Стало быть, так и началась знаменитая греко-троянская война? Наверное, Менелаем двигало отнюдь не чувство во чтобы то ни стало наказать беспутную жену, а стремление вернуть сокровища.

-Скорей всего. А мифологическую подоплеку подвели потом. Однозначно сказать, кто был прав, кто виноват всегда очень сложно, поскольку победители любят переписывать историю под себя.

Так, беседуя о жизни в общем и о верованиях древних греков в частности, они добрались до ближайшего пляжа. Сразу же, не раздумывая долго, побежали окунуться в ласковую морскую воду. Кому-то пришла в голову идея поискать на дне пиратские сокровища. Девушки сразу отнеслись к ней скептически, не желая портить прически, а вот представители сильного пола откликнулись охотно. Гека после нескольких ныряний вытащил на поверхность предмет, похожий на крупную раковину, но на поверку оказавшийся куском дерева.

-Вода зрение искажает, однако. Эх, были бы очки, которые пловцы используют, дело пошло бы веселее. Заказать, что ли, и их?

Эрик кроме пучков водорослей, не обнаружил ничего. Да, маска аквалангиста здесь не помешала бы.

Вдоволь наплававшись, они расположились обсыхать в редкой тени прибрежных пальм, где Таисия принялась подтрунивать над ныряльщиками:

-Ну, где же ваш чемодан с пиастрами? Даже ракушек на память не оставили?

-Попробуй сама, тогда и говори, – обиделся Гека.

-Да вот ещё. Кладоискательством как-то никогда не увлекалась. К тому же легко доступные ценности давно уж все выгребли.

-Если хорошенько поискать, глядишь, и на нашу долю чего-нибудь перепадёт! – оптимистично заявил Жозе.

-Ты хоть представляешь себе, сколько стоит снарядить нормальную экспедицию по поиску сокровищ? Да нам тут до пенсии вкалывать надо, даже если вскладчину. Если бы всё было так просто, народ бы только тем и занимался, что носом землю рыл.

-Ерунда! Наверняка найдётся немало мест, куда можно добраться и без дорогостоящего снаряжения, и где до нас ещё никто не бывал.

-Сомневаюсь, что такие существуют. Или имеешь в виду нечто конкретное?

-А как же! Надо обследовать участки острова, где к воде невозможно подобраться с берега. Хотите, попробуем?

-А когда?

-Да хоть сейчас. Почему нет, кто мешает? Вот, например, слева от нас прибрежный песок заканчивается зарослями кустарника, а дальше идут скалы. Можем пойти вброд параллельно берегу, не удаляясь далеко. Даже если и не найдем ничего, хоть с островом познакомимся поближе.

-Почему бы и нет, – неожиданно согласилась Таисия. – Если, парни, потащите наши вещи.

-Да без проблем.

-Проще будет сложить их на надувной матрац, и кто-нибудь поведёт его за собой, – вмешалась Дина.

-А его-то мы откуда возьмем?

-Я прихватила с собой. Надувать только лень было.

Из своей походной сумки она извлекла сверток, и Олаф с Гекой проворно надули розовый с веселенькими цветочками и человечками матрац. Жозе и Гека вызвались быть следопытами, идя в авангарде группы, Олаф взялся за переднюю часть матраца, ведя его за собой; сзади его подстраховывал Эрик. Девушки, за исключением Таисии, шли в арьергарде, стараясь не отклоняться в сторону от проторенной дороги.

Ровный песок под ногами постепенно стал разбавляться галькой и небольшими валунами, сменившимися дальше на каменные плиты, в трещинах которых ощущалась бахрома водорослей. Сквозь прозрачную воду можно было разглядеть косяки мелких рыбешек, испуганно шарахающихся во все стороны. Уровень дна также медленно, но верно понижался: если вначале вода не доходила и до колен, вскоре она стала почти по грудь, а когда пришлось огибать ближайший скальный выступ, и вовсе пришлось пуститься вплавь.

-Может, дальше сегодня не нужно? Я плохо плаваю! – пожаловалась Сюэ своей землячке Вин.

-Держись за меня. Я с детства умею, у нас даже соревнования устраивали – кто быстрее доберется до лодки с берега.

-А если станешь немножко тонуть, мы тебе искусственное дыхание сделаем, – 'обрадовал' Гека.

-Хорошая лодка или катер нам сейчас ох как пригодились бы, – вздохнул Фэн.

-Надо было сооружать плот!

-Обязательно, но в следующий раз.

За одним скальным выступом последовал второй, потом третий. Двигаться вперед становилось все труднее – вода доходила до шеи, возрастала неровность дна – шаг в сторону, и проваливаешься с головой.

И вот, когда общее настроение уже созрело до того, чтобы повернуть обратно, идущий впереди Гека заметил расщелину между двумя выступами. Та из каменных глыб, что повыше, наклонившись, придавила собой другую, оставив зазор, в котором, впрочем, могли разойтись два человека. Сверху, если не свешиваться всем телом с обрыва, заметить расщелину было невозможно.

-Заглянем туда?

-Лады. Но это – наша конечная станция.

Тонкие лучики света пробивались в трещины между камнями, создавая полный таинственности полумрак. Внутри проход расширялся, превращаясь в настоящую пещеру с высоким потолком, откуда мерно капала просачивающаяся сквозь невидимые отверстия вода. Ее уровень начал опускаться, и вскоре компания обнаружила, что уже не надо плыть; они могут спокойно передвигаться и на своих двоих, тем более что под ногами вновь похрустывал песок. Еще несколько шагов, и они оказались в зале, где вода едва доходила до груди, а местами и того ниже.

-Как интересно! Подземная бухта!

-Бр-р-р. Здесь ощутимо холоднее. И, чтобы обсохнуть, придется выбираться наружу.

-Фонарик бы сюда – осмотреться. Эрик, ты случайно своего не захватил?

-Шутишь, что ли? В разгар солнечного дня, да еще на пляже мне только его и не хватало для полного счастья.

-Никто еще случайно не выучил заклинание Факел Света?

-А что, и такое есть?

-К счастью. Правда, пока не для нас.

-Однако, я смотрю, пещера не заканчивается. Проход ведет дальше.

Но желания продолжать путешествие во внутреннюю часть острова ни у кого не возникло. Впечатлений хватило и так.

-Ой, а я на что-то гладкое и скользкое наступила! – испуганно отскочила Дина.

-Небось на камень, водорослями обросший.

-Нет, тут другое, на рельсу похожее…

-Да брось ты! Кто тут тебе железную дорогу будет прокладывать?

Тем не менее Джо и Олаф подошли изучить 'место преступления', осторожно ощупывая песок ногами.

-Действительно, какой-то граненый камень, и притом без шероховатостей. Неужели архитектурная постройка?

-Вряд ли: размеры не столь велики. Сейчас попробуем откопать.

И вскоре вокруг странной находки кипели нешуточные раскопочные работы. Ввиду отсутствия лопат и прочих подсобных инструментов орудовать приходилось исключительно руками, разгребая песок в разные стороны. Из-за дефицита солнечного света вода казалась почти черной и непрозрачной, поэтому невозможно было, кроме как ощупью, определить, что же за предмет им посчастливилось найти.

-Я могу ошибаться, но он действительно сделан не из камня!

-Металл? В заброшенной пещере?? Ты уверен?

-Почти на все сто. Непонятна только конструкция этой вещи. Тренога, что ли?

Пыхтя, Гека обхватил заостренный край и изо всех сил рванул на себя. Ему удалось приподнять его, но ненамного.

-Давайте все вместе!

Ухватившись кое-как вшестером, они сдвинули предмет с места и потащили к ближайшей отмели, где наконец-то смогли рассмотреть.

-Бог мой, да это же якорь!

-Неужели настоящий?

-Да нет, игрушечный! Специально для нас изготовили и бросили тут! Конечно, подлинник. Другой вопрос – как он тут мог оказаться? Сюда и рыболовецкая шхуна с трудом забралась бы, а, судя по размерам нашей находки, принадлежал он как минимум фрегату.

-Наверное, раньше тут был берег, а скалы сдвинулись уже потом.

-Но если он здесь уже давно, почему его не съела ржавчина? Олаф, набрав пригоршню песка, потер основание якоря.

-Медь. Теперь понятно, почему не оброс водорослями и ракушками, только потемнел.

Перевернув якорь, на плоской его части они прочли надпись: 'Wind Brothers'.

-Это – название корабля, – глубокомысленно изрек Гека.

-А то бы мы не догадались. Сейчас более интересно другое – сможем ли вытащить его наружу?

-Ну, из пещеры вытянуть его будет нетрудно, а вот переправить на пляж едва ли получится – слишком тяжел. Матрац вряд ли выдержит (Дина изобразила на лице негодование, что кому-то подобная безумная идея вообще могла прийти в голову). Придется пока оставить его здесь.

Глава 25.

Весть о находке молниеносно разнеслась по острову. Сразу после ужина к месту ее нахождения направилось большинство новоиспеченных студентов Академии, а также несколько молодых магов во главе с комендантом, который, в свою очередь, прихватил с собой тройку големов. С пристани, располагавшейся рядом с лесным поселком (эх, знали бы раньше – не нужно было бы путешествовать вплавь) пригнали пару лодок; часть студентов погрузилась в них и, весело налегая на весла, поплыла вдоль берега. Остальные двинулись к расщелине напрямую через заросли.

К пещере добрались почти одновременно. Олаф и Жозе проворно привязали конец веревки к обрывку якорной цепи, и големы проворно вытащили его наверх.

-Очень ценный раритет! – патетически воскликнул мистер Фиттих. – Мы отправим его в запасники музея, а в скором времени отведем еще один зал под выставку предметов, не относящихся к магическим, но имеющих отношение к истории нашего острова. И этот якорь займет там достойное место! Сейчас телепортируем его в замок.

День подходил к концу, и Солнце почти склонилось к горизонту, поэтому участникам мини-похода не оставалось ничего другого, как возвращаться туда же.

Эрик и Гека воспользовались любезным приглашением Баджи, которому предстояло вернуть одну из лодок на пристань, составить компанию на обратном пути.

-Я слышал о корабле под названием 'Братья ветра', – задумчиво сказал их старший товарищ, не спеша работая одним из весел. – Насколько я знаю, командовал им капитан Карриго, один из наиболее удачливых авантюристов конца шестнадцатого столетия.

-Что-то такое я про него читал. Он вроде как был корсаром?

-Не без того, однако пиратство являлось не единственным и даже не самым главным его занятием. Помимо него, Карриго участвовал в нескольких экспедициях по поиску сокровищ южноамериканских индейцев, охранял торговые караваны в Вест-Индию, и сам нередко перевозил грузы, так скажем, повышенной ценности. Его шпага стоила дорого, но заказчики могли спать спокойно – капитан никогда не изменял данному слову.

-Очень интересно… Однако, как я правильно понял, похождения бравого капитана имели место задолго до переезда сюда Штарндаля и, значит, ничего общего с делами волшебников не имели.

-Скорей всего, хотя однозначный ответ, как понимаешь, дать не в состоянии. Можно, конечно, справки навести у кого-нибудь из продвинутых магов.

-Тогда другой вопрос. Если мы нашли якорь, без которого корабль что автомобиль без тормозов, можно, увы, предположить самое скверное – что корабль разбился у берегов острова.

-Или встал на стоянку, а из-за разразившейся бури его сорвало с якоря и унесло в море.

-Выясним, не переживай.

Вернувшись в Штарндаль, Гека выпросил у приятеля что-нибудь почитать на сон грядущий.

-Ты говорил вроде, что библиотекарь дал тебе еще в первый день две книги. Уступишь одну на время?

-Забирай ту, до которой еще не успел добраться. Не потеряй только.

-'Сферы приложения магических наук и их классификация', – прочитал Гека титульный лист. – Занятно. Правда, классификацию мы и так уже знаем. Методом исключения я могу даже вычислить, что завтра у нас лекция по природной магии.

И он вернулся к себе с трофеем, а Эрик принялся дочитывать 'Краткий курс'.

'…Отчаявшись справиться с потоком проклятых вещиц, на совместном заседании представителей Святого Трибунала и Гильдии Магов было принято решение – взять под усиленный контроль морские порты Англии, Франции, Испании, Португалии, Голландии и Италии, проводя тщательный досмотр частного груза и устанавливая личности наиболее подозрительных пассажиров, прибывающих из Нового Света. Однако мера та, как выяснилось потом, запоздала по меньшей мере на полстолетия – темные маги уже успели создать свою собственную базу на территории швейцарских Альп. Ею стала крепость Васмит, бывшая собственностью Фридриха-Эдмунда, герцога Вюртембергского, к тому времени полностью очарованного чернокнижниками и исполнявшего все их прихоти. Внутри крепости был создан постоянно действующий портал, через который шел активный товарообмен с Америкой. Крепость охраняли отборные войска – не только нежити, но и одержимых, а также целый набор разношерстных монстров. Вокруг на много миль были расставлены сторожевые посты, так что никто не прошмыгнул бы незамеченным, даже путешествуя по воздуху. Неосторожные путники, имевшие несчастье подойти слишком близко, становились покорными слугами истинных хозяев Васмита, или шли на корм прожорливым чудищам. Та же участь была уготовлена крестьянам окрестных деревень. Беспрецедентные меры предосторожности, принятые колдунами Тьмы, позволили им долгое время сохранять инкогнито мощной военной базы, находившейся фактически в самом центре Европы.

Сигнал о том, что во владениях герцога Вюртембергского не все чисто, подали двое крестьян-пастухов, вернувшихся с дальних пастбищ и нашедших родную деревню полностью разоренной. Горными тропами им посчастливилось миновать посты и выйти к одному из ближайших городов – Лозанне. На расследование послали небольшой отряд: власти города, к которым обратились с жалобой пастухи, явно недооценили размеры грозящей опасности. Воины-ополченцы, не особо искушенные в ратном деле, стали легкой добычей врага, беспрепятственно пропустившего их поближе к крепости, отрезав затем путь к отступлению, так что никому спастись не удалось. Второй отряд, посланный расследовать причины долгого отсутствия известий от первого, постигла та же участь.

Обеспокоенный мэр послал в Женеву письмо с просьбой прислать подразделение регулярной армии и представителей Трибунала. Увы, это оказалось последним, что он успел сделать: поняв, что в покое их больше не оставят, чернокнижники перешли в наступление. Утром следующего дня их армия захватила Лозанну и двинулась дальше, быстро возрастая в числе. Меньше чем за месяц вся Швейцария попала под оккупацию; в отличие от Первой Некромантской объектом агрессии на этот раз стала Германия, раздробленность которой помешала организовать эффективное сопротивление. Всего за год триумфального шествия армии Тьмы были захвачены Южная Германия, Чехия, Австрия, Венгрия и Румыния, угроза нависла над Польшей и Грецией.

Стратегический просчет Трибунала, ожидавшего неприятностей со стороны Америки, и вследствие этого распылившего свои силы вдоль всего западного побережья Европы, обернулся неудачами первого периода войны. Дружины германских герцогов и графов терпели одно поражение за другим, даже императорские войска не смогли дать сколь-нибудь заметного отпора. Мобилизация сил для противостояния шла медленно: Европу раздирали политические и династические споры, да еще многочисленные религиозные конфликты. Даже среди членов Трибунала не было единства: одни предлагали возвести на границе с Германией линию обороны из застав, вооруженных огнестрельным оружием, а на наиболее важных направлениях еще и артиллерией, 'прикомандировав' к ним своих эмиссаров. Другие призывали, не мешкая, собрать войско и нанести контрудар. Однако собрать в кратчайшие сроки боеспособное воинство в условиях тогдашней неразберихи не удалось, как, впрочем, и организовать 'линию Мажино' эпохи Возрождения, и если бы солдаты темных колдунов направились тогда на Запад, а не на Восток, участь Франции оказалась бы плачевной.

Осознав, наконец, размеры грозящей опасности, северные герцогства и курфюрства Германии – Бременское, Бранденбургское, Саксонское, Брауншвейгское, Мекленбургское и др. объединились, отложив на время взаимные претензии. Из арсенала Первой Некромантской извлекались проверенные методы борьбы с нежитью; союзники повсюду вербовали Мастеров Огня и священников-экзорцистов. Ожесточенные бои разгорелись вблизи Лейпцига – волшебники со всего света поспешили на защиту сокровищницы магических знаний. Пожалуй, ни один из городов за все время существования человеческой цивилизации не испытал на себе такой концентрации противоборствующей магической энергии. Окрестности Лейпцига, испытавшего на себе ужас восьмилетней блокады, на многие десятилетия превратились в пустыню – выжженную, перепаханную и перетоптанную настолько, что даже адепты природной магии долго не могли залечить раны, нанесенные земле. Взятие его для чернокнижников было делом принципа, равным по значению захвату вражеской столицы, и поэтому они отступили, лишь окончательно убедившись в невозможности пробить оборону города.

Кардинальным отличием войны семнадцатого столетия явилось применение артиллерии. Если мушкеты и пищали не отличались особой эффективностью против нежити, равно как и традиционное дальнобойное оружие Средних Веков (кроме заряженных серебряными пулями, поражающими даже высших немертвых), то бомбарды наносили изрядный урон врагам, как одержимым, так и зомби. Учтя данный факт, темные маги переключились на использование чудовищ, призываемых, казалось, из самых глубин ада. Однако неразумные монстры тоже боялись грохота пушек и разбегались, в ярости нападая на своих же.

Отказавшись от идеи взять Лейпциг массированным штурмом, чернокнижники решили захватить его измором, окружив со всех сторон. Силы коалиции северных земель были тогда слишком слабы, чтобы прорвать блокаду, и мастерам Гильдии пришлось открыть свой собственный двусторонний портал, выход которого находился в Магдебурге, и через который в осажденный город шло продовольствие, боеприпасы, свежее пополнение людских резервов. Помимо крепостных стен и бастионов, город окружили сферой магической защиты, предохранявшей от действия черной магии (или, по крайней мере, значительно её ослаблявшей).

Героическая оборона Лейпцига не только нанесла значительный урон вражеской армии, но и позволила выиграть драгоценное время: дороги, ведущие на север Германии, были надежно заблокированы и, чтобы пойти на прорыв, потребовалась бы мощь всей армии, большую часть которой задействовали в осаде. Темные колдуны, однако, не стали двигаться дальше на север, а устремились на юг и восток, где не встретили значительного сопротивления. Лишь на подступах к Константинополю им было нанесено поражение: отборные части турецкой армии, сопровождаемые чародеями из 'Братства посохов пустыни', объединявшего волшебников стран Востока (впоследствии вошедшего в состав Гильдии на правах автономии), обрушили на голову неприятеля не только огонь лучшей по меркам семнадцатого столетия артиллерии, но и целый букет заклинаний массового поражения, преимущественно относящихся к стихийной магии (Метеориты, Шквальный Ветер, Кипящая Вода, Поток Огня, Зыбучие Пески и т.п.). Не в силах вести войну на два фронта, некроманты отступили и окопались на территории нынешней Болгарии.

Несколько лет военные действия шли с переменным успехом: ни одна из сторон не имела достаточно сил, чтобы склонить чашу весов в свою сторону. Положение изменилось, когда союзническую армию возглавил талантливый полководец Вилленберг. Мобилизовав резервы и собрав все силы в единый кулак, энергичным ударом он прорвал оборону противника и освободил Эрфурт, Кобург, Франкфурт, Дармштадт, Нюрнберг, Штутгарт, Аусбург, Мюнхен и ряд других городов, отбросив вражескую армию к Дунаю и фактически расколов оккупированную территорию на две части. К сожалению, радость первой крупной победы вскоре была омрачена: чернокнижникам удалось, подкупив одного из полевых командиров, отравить Вилленберга быстродействующим ядом; Целители прибыли слишком поздно.

Смерть прославленного полководца не сильно помогла воинству Тьмы: в союз против них вступила нейтральная до того Швеция; Россия и Речь Посполитая, забыв на время о политических разногласиях, прислали дивизион гренадер, несколько бригад пушкарей, обозы с продовольствием и даже целый табор разношерстных шаманов, ведунов и знахарей. Из Италии, с личным благословением Верховного Понтифика, прибыла коллегия решительно настроенных отцов Церкви – как для помощи войскам союзников, так и для ведения пропагандистской деятельности на захваченной территории.

Тем не менее, силу темных воевод сломить не удавалось еще очень долго: казалось, что под их началом служат целые легионы, а на место одного уничтоженного 'солдата' тут же появляются два новых. Благодаря уже отлаженной к тому моменту разведывательной сети удалось выяснить, что в руках чернокнижников находится могущественный артефакт, позволявший без проблем вербовать новое 'пушечное мясо', – так называемая Печать Зла. Происхождение сего артефакта до сих пор остается загадкой – одни полагают, что его нашли в руинах одного из храмов майя в Центральной Америке, другие – что его владельцем был кто-то из раджей Древней Индии, третьи – что артефакт создали сами чернокнижники еще в незапамятные времена, но лишь сейчас пустили в ход (примечание автора: сторонники данной версии игнорируют логический довод, что если бы артефакт уже давно находился в руках темных колдунов, они, не колеблясь, применили бы его еще в Первой Некромантской).

На военном совете было принято решение уничтожить Печать Зла, владельцем которой являлся ДеФерой, избежавший справедливой кары за деяния в предыдущую войну. Ставка ДеФероя располагалась в окрестностях Берна, и двое отважных рэйнджеров – Фендо и Симт, хорошо знакомые с теми местами, вызвались осуществить задуманное. Снабженные всем необходимым, маскируясь то под крестьян, то под торговцев, то прикидываясь одержимыми, они пробрались в самое сердце вражеского лагеря и в безлунную ночь, бесшумно сняв часовых, захватили не только артефакт, но и самого ДеФероя. С помощью свитка Сферы Телепортации все содержимое его штаба было перемещено напрямую в Лейпциг. В руках союзников оказалась ценнейшая добыча – информация о неприятельских планах, путях переброски подкреплений, а также один из главарей темного воинства и собственно цель экспедиции – кольцо, сделанное из неизвестного металла, похожего на платину, но более тяжелого, на плоской части которого имелась гравировка в виде круга, заключенного в пятиугольник. Отважных смельчаков, осуществивших столь дерзкую операцию, по-королевски наградили посвящением в рыцарское звание с предоставлением в наследственное владение наделов земли и выплатой вознаграждения в размере пяти тысяч талеров каждому. ДеФероя по совокупности совершенных им преступлений немедленно приговорили к смертной казни через сожжение на костре, а Печать Зла была переправлена в Италию, где в присутствии многочисленных свидетелей ее уничтожили, бросив в кратер вулкана Этны…' Ниже мелким шрифтом располагался интригующий комментарий:

'История уничтожения могущественного артефакта Тьмы, ставшая легендой, вдохновила английского писателя ХХ века Дж.Р.Р.Толкиена на создание эпической трилогии 'Властелин Колец', где в аллегорическом фэнтезийном стиле отразились основные события той войны'.

Толкиена Эрик не читал, но года три назад смотрел вольную экранизацию 'Властелина Колец'. Неплохо было бы, конечно, познакомиться и с оригиналом.

Глава 26.

Время уже приближалось к полуночи, однако спать совсем не хотелось. Забытый на столе чай остыл, пришлось делать новый, чтобы хорошенько промочить пересохшее горло. А потом он вернулся к увлекательному чтиву.

'…Потеря Печати и поимка одного из главных вдохновителей войны значительно снизила боеспособность темного воинства. Вскоре их армию, базировавшуюся на территории Швейцарии, полностью взяли в окружение. Несмотря на отдельные успехи в локальных стычках, участь взятой в котел группировки была предрешена: союзники методично освобождали все новые города и территории, добравшись наконец до крепости Васмит, откуда за двадцать с лишним лет до того началось вторжение. Самым простым способом ее захвата представлялся расстрел наиболее мощной и дальнобойной артиллерией, однако волшебники Гильдии и служители Трибунала рассудили иначе: разрушение крепости уничтожит свидетельства создания оплота темных сил и не позволит разгадать загадку его появления в самом центре Европы. Поэтому было решено захватить цитадель силами магии, по возможности без кровопролития и излишних спецэффектов.

Задуманная операция потребовала немалых усилий и нескольких недель подготовки. Вначале цитадель взяли в плотное кольцо осады, перерезав все ведущие к ей коммуникации. Несколько магов, используя привезенные незадолго до того в Европу ковры-самолеты, постоянно патрулировали в воздухе, огненными шарами сгоняя со стен вражеских лучников. Под таким прикрытием по всему периметру крепости расположились наиболее могущественные волшебники той эпохи. По сигналу, поданному одним из 'летунов', началось одновременное чтение заклинаний создания Магического Круга, Успокоения Живых Мертвецов и Экзорцизма.

Внезапность атаки и мощь заклятий, многократно усиленных Кругом, сыграли свою роль: скелеты и зомби попадали навзничь без движения, гарнизон одержимых, 'прозрев', тут же принял решение сдаться на милость победителя и открыл ворота крепости. Застигнутые врасплох чернокнижники не оказали серьезного сопротивления, и под конвоем их отправили в Лейпциг для судебного разбирательства.

Победителям пришлось немало потрудиться над очисткой и успокоением не только самой цитадели, но и ее окрестностей, где влияние темной магии ощущалось почти на физическом уровне. Человеком, попавшим в подобное место без соответствующей защиты, вскоре овладевали самые низменные чувства – беспричинный гнев, алчность, похоть, а также воспаленные фантазии, приводящие к безумию. Нельзя исключить, что само горное плато, где располагалась крепость Васмит, являлось каналом выхода на поверхность инфернальной энергии, или, говоря современным языком, 'геопатогенной зоной', отрицательное воздействие которой значительно возросло под действием заклятий родственной природы. Мастерам Гильдии, в первую очередь специалистам природной магии и духовникам, пришлось закрывать вражеские порталы, лечить души воинов, пребывавших в состоянии одержимости, уничтожать жезлы и свитки врага. Часть вещей отправили вслед за пленными чернокнижниками – в воздухе уже витала идея проведения грандиозного судебного процесса, который осудил бы, по мнению его организаторов, не только конкретных колдунов, но и саму суть чернокнижия, дабы впредь неповадно было никому использовать свой магический дар во вред людям.

После завершения работ по очистке территории, когда солдат гарнизона отпустили на все четыре стороны, а трофеи вывезли или уничтожили, повелители Стихий, уходя последними, сотворили грандиозное землетрясение, и горные лавины навсегда похоронили под собой Васмит – так, что не осталось и следов крепости. И посейчас указать место, где она располагалась, могут лишь немногие живущие ныне маги – очевидцы тех событий.

После падения Васмита вся западная часть Европы оказалась свободной от власти чернокнижников, Но оставалась еще восточная, на которой вторая армия Тьмы, даже более многочисленная, чем первая, продолжала прочно удерживать захваченную территорию. Возглавлявшие ее чернокнижник Зоаффен и некромант Сетонцио делали отчаянные попытки пробиться дальше на Восток, где, как полагали, смогут обосноваться надолго и создать не только собственное царство, но и еще более могучую армаду, способную без труда противостоять Гильдии и Трибуналу.

Планам тем не суждено было сбыться: в 1643 году их воинство потерпело серьезное поражение при попытке форсировать Днепр: казачьи отряды совместно с регулярными подразделениями русско-польской армии, пусть и не имевшие в своем распоряжении такого количества волшебников, которым располагали западноевропейские союзники, но снабженные достаточным количеством талисманов, защищавших от черной магии, как огнем артиллерии, так и стрелами с горящей паклей, лихо топили лодки и плоты неприятеля, не давая высадиться на левый берег. Также неудачей закончился для некромантов поход на Киев: партизанские налеты по ночам настолько измотали 'живую' силу захватчиков, что те вынуждены были повернуть обратно.

Все же освободительная война за Балканы оказалась весьма кровопролитной: чешские и венгерские города чернокнижники превратили в настоящие крепости: крестьян и горожан заставляли сооружать баррикады или вступать в темное войско угрозами превращения их близких в зомби; процветала также практика взятия заложников. Союзным войскам приходилось действовать осторожно, чтобы не восстановить против себя местное население. Эффективной контрмерой стала практика телепортации: под покровом ночи волшебники перемещали боеспособный десант войск в окрестности городка за линией фронта, и к утру город, как правило, уже бывал очищен от неприятеля и радостно приветствовал освободителей. Отработанную тактику применили и при захвате обеих столиц – Праги и Будапешта, имевших значительные гарнизоны и хорошо укрепленных. Длительная осада, применявшаяся в таких случаях в обычных войнах, здесь играла бы скорее на руку некромантам, чье неживое воинство жратвы-питья не требовало, да и в обновлении носимого гардероба не сильно нуждалось. Поэтому союзники действовали быстро: как только занимались пригороды столиц, почти сразу следовал штурм – телепортация при поддержке 'магической артиллерии', то бишь заклинаний, разрушающих оборону противника и снижающих боеспособность его армии.

Особенно упорные бои разгорелись в Трансильвании, облюбованной вампирами и прочей нечистью из высших немертвых. Здесь проводились наиболее омерзительные эксперименты чернокнижников – воскрешение останков животных, создание чудовищных гибридов, подобных тем, что живо описаны в мифологии древних народов, изучение мутаций, происходящих при длительном воздействии черной магии на живые объекты, а также поиски 'оружия массового поражения' – формулы ритуала Вечной Ночи (к счастью, темным колдунам не удалось воссоздать ее). Союзники разгромили зловещую Лабораторию, уничтожив 'экспериментальные образцы' еще до прибытия экспертов Трибунала, собиравших материалы для процесса, и поэтому о масштабности 'научных изысканий' чернокнижников мы теперь можем судить лишь по гравюрам и воспоминаниям очевидцев.

Куда меньше пострадал замок Дгада Дипеша, наиболее могущественного вампира Трансильвании (ставшего героем множества книг и кинофильмов под именем графа Дракулы). Замок был хорошо укреплен – глубокий ров, подъемный мост, отвесные стены, с которых вся местность вокруг – как на ладони. Да и сами обитатели крепости – не какие-нибудь безмозглые скелеты или зомби, а весьма хитроумные бестии, по физической силе намного превосходящие обычного человека, к тому же с легкостью пользующиеся особой, 'вампирской' магией, в первую очередь заклинанием Выпить Жизнь (с небольшими вариациями данное заклятие, являющееся отрицательным аналогом Продления Жизни, практиковали тёмные колдуны для поддержания своего существования за счет других людей; использование его формулы в настоящее время категорически запрещено). В крепости не было гарнизона, лишь рабы, крепко запертые в подземельях – своеобразный 'запас продовольствия' для кровопийц, и потому тактический план, разработанный для Васмита, здесь не дал бы никаких результатов, особенно учитывая факт, что вампиры обладают значительным иммунитетом к заклинаниям, воздействующим на разум.

После долгих совещаний к разработке приняли идею, поданную Великим Мастером Стихий Зафирром. Как общеизвестно, вампиры – ночные хищники и не выносят яркого света, а потому, чтобы бодрствовать днем, вынуждены носить амулеты Ночной Тени, защищающие от действия солнечных лучей. Наличие подобных амулетов и являлось главным препятствием к захвату замка в дневное время суток. Зафирр предложил использовать магию огня, усилив ее Магическими Зеркалами, и под их прикрытием идти в атаку, высадив передовой отряд прямо на крышу.

Штурм вражеской цитадели состоялся 7 июля 1646 года, в полдень, когда Солнце ярко светило на безоблачном голубом небе. Стихийники развернули Зеркала и зажгли сотни факелов; свет их, многократно усиленный солнечными лучами, во мгновение ока разогнал вековечную тьму внутри замка, разрушив магию вампирских амулетов. Тех из кровопийц, кому 'посчастливилось' не попасть под буйство огненной стихии, уничтожили вполне традиционными и проверенными методами – чесночный настой, мушкеты с серебряными пулями, святая вода, а также стандартный набор заклинаний против нежити. Захваченный замок тщательно прочесали, после чего приступили к привычной уже процедуре очистки.

Разгром румынской группировки войск противника завершился полным триумфом, поскольку удалось захватить в плен обоих главарей – как Зоаффена, так и Сетонцио, также отправленных в Лейпциг дожидаться решения своей участи. С их пленением война фактически закончилась – оставшиеся небольшие подразделения их армии на территории Болгарии и Сербии вскоре сложили оружие.

Дабы не утомлять читателя подробностями послевоенных событий, имеет смысл лишь вкратце остановиться на перипетиях состоявшегося год спустя после официального объявления победы суда над чернокнижниками, имевшего место в городе Вюрцбурге, славившемся наиболее квалифицированным судопроизводством не только в Германии, но, пожалуй, и во всей Европе. Сюда доставили обвиняемых и свидетелей их преступлений, равно как и вещественные доказательства. Ввиду своей грандиозности показательный судебный процесс продлился почти полтора года – начавшись в мае 1648го, окончился лишь в сентябре 1649го. Одной из основных причин, затянувших разбирательство, как ни странно, стало несовершенство тогдашнего законодательства: в нем, например, отсутствовала статья, предусматривавшая наказание за занятия колдовством. Предполагалось, что рассмотрение дел о чернокнижии входит в компетенцию Святого Трибунала, который, однако, не являлся пенитенциарным органом и мог лишь рекомендовать применить то или иное наказание. К тому же, присутствуй такая статья, под ее юрисдикцию попали бы и вполне лояльные властям волшебники. Другая сложность заключалась в том, что и наказание за развязывание захватнической войны, предусматриваемое современным уголовным законодательством, тогда даже не предполагалось – в Европе тех времен локальные войны шли постоянно, по поводу и без. Поэтому основное обвинение пришлось выдвигать по статье 'Убийство', добавляя к тому такие пункты, как 'Незаконный захват чужих владений', 'Нанесение имущественного урона', 'Осквернение кладбищ и надругательство над телами умерших', 'Неповиновение властям' и т.п. Как ни странно, даже у таких отпетых изуверов, как Великие Мастера Коричневой и Черной магий, нашлись добровольные адвокаты. Благодаря их стараниям несколько чернокнижников среднего звена приговорили к сравнительно мягким наказаниям, а кое-кто вообще отделался легким испугом, будучи посажен под подписку о невыезде, с обязательством регулярно являться к полицейскому комиссару, докладывая о примерном поведении. И лишь в отношении тех, чьи преступления против рода человеческого переполнили чашу любого терпения, был вынесен приговор о применении высшей меры наказания – принародное сожжение на костре. Интересующемуся подробностями протекания данного судебного процесса можно порекомендовать 'Вюрцбургский протокол. В назидание потомкам', где наиболее полно отражена суть происходившего.

Что же касается самого осуждения темного колдовства, то в адрес последнего суд вынес лишь частное определение, осуждающее соответствующее занятие, но не закрепившее формулировку юридически.

1649 год оказался во многих отношениях судьбоносным. По императорскому указу Гильдии Магов был подарен замок Штарндаль, последним владельцем которого являлся барон фон Цатенкопф, героически погибший еще во время первых сражений, и не оставивший после себя прямых наследников. Чародеям больше не было надобности собираться 'на квартирах' друг у друга или арендовать помещения – в их распоряжении отныне находился самый настоящий замок, могущий не только принять и разместить всех имевшихся на тот момент Мастеров, но и предоставить к их услугам сокровенную мудрость библиотечных книг и лаборатории для проведения экспериментов. Наконец-то можно отдохнуть от войны и вернуться к любимым занятиям. И хотя где-то там еще разыскивали недобитых вампиров и темных рыцарей, где-то успокаивали бродивших по лесам зомби и одержимых, эйфория первого мирного года захлестнула всех. Поэтому полной неожиданностью оказалось предложение тогдашнего главы Гильдии Тариона, не мешкая, прибыть всем её членам в замок – в том числе и инквизиторам, практикующим магию. Многим показалось тогда, что на горизонте возникла новая угроза. Но то, о чем поведет речь их предводитель, не могли предположить даже его ближайшие соратники, когда хмурым октябрьским днем все получившие предложение наконец-то собрались вместе…'

Далее автор привел (как указывалось специально, максимально приближенно к имевшему место в реальности) описание того исторического собрания ведущих магов планеты.

'…-Друзья мои и коллеги, – начал свою речь Тарион. – Разрешите прежде всего поздравить вас с окончанием войны. Увы, радость та слишком горькая от осознания того, сколь неисчислимые бедствия принесла она человечеству. Я думаю, у каждого из нас найдутся близкие, чьи жизни забрала она. И страшнее всего осознавать, что в случившемся есть и доля вины каждого из нас.

Шепот удивления прокатился по залу. Может, как ни прискорбно, оратор слегка повредился в уме? Но нет…

-Я предвидел, что моя мысль покажется вам немного странной, – улыбнувшись, продолжал как ни в чем не бывало Архимаг. – Поэтому постараюсь прояснить ее, насколько то будет в моих силах. Магические знания стали слишком доступны, и очень часто попадают в руки тех, кто жаждет использовать волшебство исключительно в личных целях, не считаясь с чувствами и устремлениями других людей. Ведь ставшие нашими врагами обратились к чернокнижию и некромантике, потакая прихотям своих изначально низменных душ. И пока мы не решим проблемы кардинальным образом, угроза Третьей Некромантской будет висеть над нами, как дамоклов меч.

-Прости, Тарион, – поднялся со своего места Петер ван Деерт, Великий Мастер Целитель и один из магистров Трибунала. – Я, конечно, не хочу сказать, что душа человека порочна изначально, но за много тысячелетий я не вижу особого прогресса в светлую сторону, несмотря на те высокие идеалы, что были даны в виде заповедей и жизненных подвигов праведников. И посейчас, дай только волю, большинство наших соотечественников сразу же пустится во все тяжкие. Магия тут не при чем.

-Не стану спорить с тобой, Петер, однако замечу, что волшебство слишком притягательная штука для извращенных умов. Вы сами видели результаты экспериментов темных колдунов, с каждым разом становящихся все более ужасными. Если бы остановить их не удалось, наш мир превратился бы в чудовищную лабораторию по выведению монстров. Да, мы победили сейчас, но где гарантия, что зло не возродится вновь? И не столько ради нас самих, сколько во имя жизни на Земле, предлагаю кардинальное решение проблемы: мир должен забыть о существовании чародейства. И пусть колдуны останутся только в легендах.

В зале поднялся шум: великие волшебники принялись активно обсуждать услышанное.

-Как ты себе такое представляешь? – обращаясь к Архимагу, с оттенком недоверия произнес предводитель 'Посохов Пустыни'.

-Очень просто, Нимун. Откуда, по-твоему, мы знаем о деяниях наших предков, и как узнают о наших делах те, кто придет потом?

-То есть как? Разумеется, из книг и изустных сказаний!

-Правильно. И потому мы изымем из монастырских и университетских библиотек все книги, упоминающие о нашем ремесле. И напишем вместо них другие, где волшебство станет всего лишь сказкой. И в измененной истории человечества все происходившее до сего времени пусть будет объяснено вполне естественными причинами.

-Сурьезное дело предлагаешь, однако, – проворчал седобородый старец – старейшина волхвов, прибывший откуда-то из дремучих печорских лесов. – Тут подумать надо хорошенько.

-И еще одно возражение, – заявил со своего места Ратош, молодой, но уже весьма квалифицированный повелитель Стихий, недавно обретший титул Великого Мастера. – Мир, в котором исчезнет магия, обратится к ее противоположности – технике, построив цивилизацию бездушных машин. В пророчествах Бецагони есть на то прямое указание: '…и будут передвигаться на железных повозках, изрыгающих смрадный дым; стальные птицы заполонят небо, неся с собой ужас, и не будет спасения от них нигде; и создадут оружие, один выстрел из которого сожжет дотла целый город; вода и воздух станут ядовиты, от чего приключатся невиданные ранее болезни; и появятся люди, не из плоти сделанные…'

-Достаточно, Ратош, – перебил его Архимаг. – Большинство из нас в курсе предсказаний Бецагони. Однако лишь малый процент того, что было напророчено за последние века, сбылся, да и то с изрядной долей условности. И если человечеству суждено вырыть себе могилу, оно в любом случае сделает это. Но, по крайней мере, в том не будет нашей вины.

-А мне идея Тариона нравится! – заявил Сарадопулос, Великий Мастер Природной магии. – Меня, например, изрядно утомили назойливые посетители с просьбами сотворить чудо или нагадить своим соседям. А когда я отказываюсь, они почему-то сильно обижаются.

-Но где тогда новые ученики найдут нас?

-Как мы будем существовать? Сотворение пищи – слишком хлопотное занятие, да и с удовлетворением других потребностей начнутся проблемы.

-И что нам делать с подаренным нам замком? Центр Европы все-таки; вместо того, чтобы заниматься исследованиями, нам придется постоянно держать Сферу Невидимости, или Отрицания, или Иллюзорную. А создание и поддержание купола таких размеров потребует немало усилий!

Дискуссия разгорелась настолько жаркая, что пришлось объявлять перерыв на обед. После пиршества, прерываемого лишь возлияниями за здоровье и благополучие присутствующих, дальнейшее процветание магических наук, а также чтобы не было войны, компромиссное решение наконец-то удалось разработать. Вкратце суть его свелась к следующим положениям.

Распространение достижений магических искусств действительно следует ограничить, конфисковав не только книги, посвящённые волшебству, но и зачарованные вещи. Наиболее ценное сохранить, остальное разрядить или уничтожить. Штарндаль со всем содержимым переместить куда-нибудь в тихое местечко, подальше от любопытных глаз, и сделать его штаб-квартирой, а попутно и местом для постижения знаний. Установить в замке систему порталов во внешний мир, использовать которые могли бы лишь члены Гильдии. Святому Трибуналу предписать закончить работу по поимке оставшихся на свободе или сбежавших чернокнижников, после чего он официально прекратит свою деятельность, и инквизиторы по личному выбору либо присоединятся к Гильдии, либо продолжат служение Церкви. Волшебников, остающихся инкогнито 'работать' среди обычных людей, обязать время от времени отслеживать тенденции развития цивилизации (прежде всего с точки зрения угрозы существованию самих чародеев), заниматься поисками учеников, имеющих способность к магии, и с положительной характеристикой душевных качеств, а также изыскивать альтернативные источники доходов Гильдии. И главное – провести 'коррекцию' истории человеческой цивилизации в соответствии с пожеланиями Тариона – благодаря развитию книгопечатания сделать это теперь было нетрудно. Тот день стал поворотной вехой…'

Ну, о послевоенных событиях можно почитать и в другой раз, тем более что на часах полтретьего ночи, и опять придется выбирать – вставать на завтрак спозаранку или выспаться, но рассчитывать лишь на обед. Подумав немного, Эрик выбрал второе и поставил будильник так, чтобы встать аккурат к очередному занятию, на этот раз по Зеленой магии.

Глава 27.

-Доброго здравия и долгих лет жизни вам, ученики, – тихо произнесла пожилая китаянка в шелковом халате насыщенно-зеленого цвета, расшитом золотистыми дракончиками в восточном стиле и ветками персикового дерева. – Мое имя Гань Таи, я Великий Мастер магии Природы, и именно ее мы будем теперь изучать.

Но вначале каждый из вас должен спросить себя – а любит ли он тот живой мир, что его окружает? Если вы к нему равнодушны, у вас никогда не водилось домашних питомцев, раздражает чириканье птиц и жужжание насекомых – едва ли вам удастся стать настоящими мастерами Зеленой магии. И не имеет смысла обманывать себя – животные прекрасно чувствуют ваше к ним отношение, и вы не сможете завоевать их доверие, обращаясь с ними как со слугами или рабами. Разумеется, они исполнят ваш приказ, поскольку то обусловлено формулой заклинания, но не ждите ничего большего. Да и качество исполнения может быть совсем не таким, на какое вы рассчитываете.

Для того, чтобы преуспеть в Зеленой магии, вам надо научиться слушать природу, стать с ней единым целым. Попробуйте как-нибудь, выбравшись из замка, присесть на траву или песок и, закрыв глаза, отрешиться от посторонних раздражителей и отвлекающих мыслей. Постепенно научитесь слышать и ощущать то, что недоступно обычному человеку, замученному жизненными передрягами и вечно куда-то спешащему.

О лечебных свойствах природы, исцеляющей тело и успокаивающей душу, знали еще наши далекие предки, немногим отличавшиеся от человекообразных обезьян. И в том проявлялись инстинктивные способности раненых и больных животных находить места, где их недомогания исцелялись сами собой. Недаром заклинание природного заживления, называемое Сила Земли, является одним из древнейших. Есть и его усиленная версия – Единство с Природой. Кроме того, существует немало заклинаний, под действием которых ваш организм получит сверхспособности, присущие животным, но утраченные человеком в ходе эволюционного развития – например, возможность карабкаться по отвесным стенам, передвигаться по верхушкам деревьев, видеть инфразрением, обонять запахи приближающейся опасности.

И наоборот – своей магической силой вы можете помочь природе справиться там, где она не в состоянии защитить себя. Например, если в землю попало слишком много яда, и растения умирают. Природная регенерация позволит им успешно справиться с отравой, переработав ее или связав в нетоксичные соединения. Последнее столетие таких зараженных мест на планете, увы, стало слишком много – в некоторых из них почва отравлена настолько сильно, что там не растет даже неприхотливая плесень. К сожалению, прогресс цивилизации плодит подобные мертвые зоны как раковая опухоль – метастазы, и магической силы всех живущих ныне друидов едва хватает, чтобы залечить хотя бы часть из них. Прототипом для Природной Регенерации являлось до сих пор широко использующееся Буйство Жизни, под влиянием которого начинается быстрый рост растений – буквально на глазах семена дают проростки, а цветочные бутоны раскрываются во всей своей красе. Кстати, данное заклинание будет одним из первых, с которого мы начнем практическое изучение зеленой магии. Здесь мы и увидим, кто из вас в гармоничном настрое с окружающим миром, а кто не очень.

Знание волшебства природы также сможет защитить вас в местах, где водятся опасные животные, ядовитые змеи или жалящие насекомые. Используя Природное Умиротворение, вы сможете спокойно путешествовать через джунгли, саванну или тайгу – ни один хищник, даже очень голодный и свирепый, не тронет вас. Несколько видоизменённые его формы настроены на те или иные классы представителей фауны – одни лучше подходят для диких зверей, другие – для рептилий типа крокодилов или змей, третьи – в отношении кровожадных рыб. Последний вариант весьма пригодится тем, кто мечтает попутешествовать по Амазонке: тамошние пираньи очень любят обедать оказавшимися в реке млекопитающими. Есть и усиленный вариант – Отпугнуть Животных: при его применении вся живность вокруг вас в страхе разбежится и разлетится. Очень эффективно, но несовместимо со многими другими заклинаниями нашей школы, в частности, с Вызовом: призванное вами животное также исчезнет.

И раз уж я упомянула о вызовах, на них стоит остановиться поподробнее. Волшебники Природы разработали немало формул, позволяющих призвать животное-помощника. Можно вызвать даже низшие формы представителей фауны – насекомых, земноводных, рептилий. Однако помните, что чем ниже уровень развития, тем меньше функций животное будет в состоянии выполнить и тем труднее его контролировать. Рой Насекомых хорош только тогда, когда вашей жизни угрожает непосредственная опасность – он нападет на обидчика, но на большее, увы, не способен. Змеи, ящерицы, крокодилы более эффективны, но также способны выполнять лишь ограниченное число команд, к тому же из-за сильно развитого инстинктивного поведения управлять ими сложно. Куда проще сделать это, призвав обыкновенную мышь: не отличающаяся изрядными габаритами, но имеющая куда более развитой мозг, маленькое создание сможет, например, достать вам закатившуюся под комод монету. Крупные млекопитающие, обладающие достаточно высоким уровнем интеллекта, вообще умеют делать очень многое. Как правило, у каждого волшебника есть свое излюбленное животное. Чаще всего выбирают представителей кошачьих, недаром старинные гравюры нередко изображают рядом с колдунами котов. Не брезгуют чародеи и зверюшками покрупнее – собаками, волками, барсами, даже медведями.

Судя по всему, кто-то на задней парте поднял руку, поскольку госпожа Гань прервала свое повествование:

-У вас есть вопрос? Пожалуйста, задавайте.

-Великий Мастер, вы ничего не сказали о птицах. Их тоже можно призвать?

-Конечно. Чем они хуже насекомых или рептилий? Хотите увидеть, как к нам прилетит одна из них? Зал сразу же одобрительно оживился.

-Так смотрите!

И через секунду на один из подоконников уселась ярко-красная птица с хохолком и небольшим черным ободком вокруг клюва.

-Это – кардинал, – пояснила преподавательница, – на острове их несколько. Ну-ка, милый, покажись студентам во всей красе.

Птица взлетела и сделала круг над аудиторией, приземлившись на кафедральную трибуну.

-Как видите, ничего сложного. Правда, если вы произносите общую формулу заклинания Призвать Птицу, вы должны представить себе, кого именно хотите увидеть. Разумеется, орел вместо воробья едва ли появится, а вот пеночка или крапивник вполне могут. Если вам все равно, пожалует та из них, что пролетала поблизости. На сильный зов прилетит целый кагал пернатых. Такой же эффект нередко встречается и при вызове зверей. В том нет ничего страшного: лишних животных вы можете без особых проблем отпустить на волю. Вот как мы сейчас освободим от магических чар нашего гостя. Она взмахнула рукой, и кардинал тут же исчез. Лекция продолжилась.

-Для успешного выполнения трудных и ответственных заданий в зеленой магии есть еще одно полезное заклинание – Симбиоз Разумов. Разум животного становится как бы частью вашего, вы будете видеть его глазами, слышать его ушами и обонять запахи, недоступные человеческому носу. Побочным эффектом данного заклинания является то, что вы ощутите на себе давление мыслей и инстинктов животного. Поэтому Симбиоз противопоказан людям с неустойчивой психикой; практикование данного заклятия лучше всего начинать с прирученных домашних животных, не замеченных в проявлении излишнего беспокойства и агрессивности. Правда, изучать его будут лишь те, кто выберет магию Природы своей специальностью, остальным не о чем беспокоиться.

Великий Мастер сделала паузу, оглядела аудиторию и, убедившись, что ее внимательно слушают, переключилась на другую тему:

-К объектам изучения Зелёной магии относятся и пространственные порталы, хотя, на мой взгляд, более правильно было бы выделить их в отдельный самостоятельный раздел. Что такое порталы перемещения, вы все уже знаете – именно с их помощью имеете честь пребывать в стенах Академии. Принцип работы их прост: заклинание связывает две точки пространства в единое целое, и объект, оказавшийся в одной из них, будет мгновенно перемещен в другую. Можно открывать и дополнительный 'вход' для имеющегося портала. Собственно говоря, именно так вас переправили сюда: и колдунам, ответственным за работу с учениками, достаточно было просто организовать свою часть телепортера.

-Прошу прощения, Великий Мастер, – поднялся со своего места Олаф, машинально поправив левый рукав своей рубашки. – Существование нескольких входных точек при одной выходной мне представляется делом довольно опасным: если два человека решат воспользоваться разными входами одновременно, то не получится так, что при прибытии на выходе их тела сольются или будут взаимно повреждены?

-Ваше беспокойство мне понятно, но не волнуйтесь: заклинание телепортации, как я уже сказала, связывает обе пространственные точки воедино. Поэтому пока оно осуществляется для одного, перенос другого невозможен: произойдет он лишь тогда, когда прибывший ранее покинет магический круг. Так что, если вам нужно куда-то отправиться, смело вставайте в него: в крайнем случае вам придется просто немного подождать.

-А просто телепортироваться, не открывая портал, возможно?

-Да, с помощью уже другого заклинания, которое так и называется – Телепортация. При этом, однако вы должны отчетливо представлять себе место, куда хотите переместиться сами или отправить другого, иначе приключений не миновать. В анналах истории магических наук описано немало случаев, когда в результате перемещения маги оказывались совсем не там, куда собирались. И хорошо еще, если отделывались легким испугом. На будущее, когда станете Мастерами – будьте осторожны, используя прямую телепортацию! Свой вопрос решилась задать Дина.

-Скажите, Великий Мастер, а правда ли, что можно открыть порталы в иные миры и увидеть существ, которых принято считать фантастическими?

Интересно, откуда она про это узнала, ведь свою книгу я ей еще не давал, подумал про себя Эрик. Может, взяла в библиотеке другую? Госпожа Гань улыбнулась.

-Есть и такое. Действительно, существуют специальные формулы, открывающие короткий путь в бесконечные глубины космоса, к планетам, населенным иными. В настоящее время известно около сотни 'адресов' подобных небесных тел, правда, разумные расы обитают лишь на некоторых. Среди наиболее известных их представителей, ставших излюбленными персонажами писателей-сказочников, упомяну эльфов и гномов. Большинство из вас наверняка в курсе, кто такие драконы и гоблины. А вот о существовании треантов – разумных деревьев, нсаикк – разумных осьминогов, фливаксенов – разумных бабочек и баглимов – разумных черепах вы едва ли слышали. Конечно, упомянутые существа или, как сейчас модно говорить, наши братья по разуму, имеют лишь отдаленное сходство с соответствующими земными созданиями.

Но – всему свое время: изучение пространственных порталов предстоит вам на третьем курсе. Постараюсь показать кого-нибудь из инопланетян, дабы вы воочию убедились в их существовании. А пока нужно просто хорошо учиться и не забывать регулярно тренировать магическую силу. Сегодня я не буду ничего задавать – выучить формулы еще успеете, куда важнее, если научитесь понимать природу и смысл нашего существования в ней. И на том закончу свое занятие, пожелав удачи в учебе.

-Хорошее пожелание, – сказал Жозе, поприветствовав приятелей на выходе из аудитории. – Самое интересное, что для меня оно уже второе сегодня: первое я получил утром вместе с письмом от моего наставника дона Мануэля. Помимо поздравлений, дает некоторые полезные советы, могущие пригодиться для жизни в Академии, а также обещает как-нибудь ближе к Новому Году собственноручно посетить остров – посмотреть книги в местной библиотеке. Сегодня же напишу ему ответ и заодно поинтересуюсь, не слышал ли он о корабле, чей якорь мы нашли вчера. Дон Мануэль очень умный человек и наверняка сможет нам помочь.

-А если поискать ответ поближе?

-Сомневаюсь: мистер Фиттих иначе рассказал бы что-нибудь интересное. А уж кому, как ни ему, знать все о вверенном хозяйстве!

-И в библиотеке ничего нет, – заявила подошедшая Таисия. – Я с утра туда заглянула, библиотекарь – старичок такой прикольный – сначала порылся на полках, потом сказал, что приключенческих книг они не держат. Обещал, если найдет что-либо – отложит для меня. А чтобы не уходить с пустыми руками, прихватила пару учебников из Саграновского списка.

-Не переживай! Мы обязательно все разузнаем! – с энтузиазмом заядлого оптимиста обнадежил ее Жозе.

-Уверен?

-На все сто!

-Значит, так и будет.

Часть 3. Корабль капитана Карриго.

Глава 28.

Так началась для них новая жизнь – студенческая, во все времена славящаяся своей беззаботностью и нигилизмом. В распоряжении новоиспечённых студентов оказался весь спектр удовольствий, предоставляемых островом – пусть и уступающий своим разнообразием какому-нибудь мегаполису, но все же достаточному для тех, чье понятие смысла жизни включает не только бесконечную череду получения удовольствий. Кому-то пришлись по вкусу прогулки по острову и отдых на свежем отдыхе, кто-то предпочитал настольные игры, как традиционные типа шахмат, нарды или бриджа, так и компьютерные, кому-то милее оказались книги и философские беседы. Нашлись и индивидуумы, которые с первых же дней своего пребывания в Академии с головой ушли в постижение тайн волшебства и тренировки магического потенциала.

Гека ошибся тогда, думая, что на некоторое время их оставят в покое – через пару дней после лекции по магии Природы начались уроки латинского языка. Вел их тщедушный старичок по фамилии Троддз. Когда-то, в незапамятные времена, обретя звание Мастера, он полностью переключился на изучение древних наречий и считался одним из лучших знатоков латыни. Беда была лишь в том, что он наивно полагал, что и другие должны воспылать к ней любовью, и очень огорчался, когда видел небрежение к изучаемому предмету. Поэтому каждое занятие начиналось с патетической речи.

-Как!? Как вы можете быть равнодушными к овладению языком, на котором разговаривали величайшие мыслители человечества? На котором написаны бессмертные трактаты по естествознанию и философии! А римское право!? Вся мировая юридическая наука основана на нем; без знания латыни невозможно и бессмысленно пытаться по-настоящему изучить международную юридическую терминологию, абсолютно нереально вообще стать компетентным юристом! И вы не сможете понять потаенный смысл многих художественных произведений и образцов живописи эпохи Возрождения и Нового Времени, не зная языка и истории одной из величайших цивилизаций человечества – Римской Империи! Да знаете ли вы, что большинство современных европейских языков – английский, германский, французский, испанский и другие – не более чем искаженная латынь, заимствованная населявшими Европу варварскими племенами. А как она изыскана и певуча! Homo sum, humani nihil a me alienum puto (я человек, и ничто человеческое мне не чуждо – лат.) – ну разве не красиво?

Ученики про себя посмеивались над искренней убежденностью старого чудака, однако на уроках все же старались вести себя прилично, убедительно изображая заинтересованность в постижении правил грамматики и словарного запаса языка Цицерона, Тацита, Овидия и Сенеки. Энтузиазма, сообщаемого мистером Троддзом, хватало, правда, ненадолго – чаще всего только до конца занятия, после чего о необходимости изучения латыни вспоминалось лишь, когда приходила пора делать домашнее задание. Вскоре наиболее ушлые студенты нашли слабое место преподавателя-языковеда: стоило во время занятия кому-нибудь задать вопрос на историческую тему, касающуюся Древнего Рима, как старичок с не меньшим жаром переключался на ее обсуждение, будь то завоевательные походы Цезаря, становление императорской власти, гладиаторские бои или верования населения империи, и, увлекшись, совершенно забывал об основной теме занятия.

Тем не менее задания все же выдавались, и студентам волей-неволей приходилось браться за учебники и словари. Проще всех латинский давался Лиэнне – как она призналась некоторое время спустя, в детстве с нею занималась бабушка – еще до того, как начала учить колдовству. Узнав о том, к англичанке регулярно стали прибегать ее товарищи с просьбами перевести трудный текст или решить упражнение. Но Лиэнна не обижалась и не отказывалась помочь однокурсникам – если только не была сильно занята своими делами. Среди особо злоупотреблявших ее терпением оказался и Гека – не вдаваясь в тонкости словосочетаний и идиом, он предпочитал не залезать в дебри, а воспользоваться бесплатной консультацией. Эрик, впрочем, подозревал, что стремление его друга воспользоваться халявой было не единственным поводом наносить визиты Лиэнне – он прекрасно знал, что рядом с ее комнатой располагались апартаменты Жанны, к которой Гека явно питал симпатию.

Однако ответного проявления чувств не наступало: француженка лишь поддразнивала его, но предложения типа прогуляться вдвоем по острову неизменно отклоняла, причем настолько остроумно, что воздыхатель сразу же терялся и лишь мямлил невразумительное в ответ. Эрик, видя его душевные страдания, сочувствовал, однако из-за невозможности чем-либо помочь в столь деликатном деле предлагал набраться терпения. Но разве в юности кто-нибудь следует подобным советам?

Что же касалась самого Эрика, то его сердце пока оставалось свободным – некоторым из девушек он симпатизировал чуть больше, чем другим, но не более того. Тусовок с дружеской компанией да чтения увлекательной литературы ему хватало за глаза. Само собой, и учебный процесс не забывал, регулярно, пусть и не идеальным образом делая домашние, а также активируя кристалл. Видения, охватывающие его при этом, по сути своей мало чем отличались от первого раза – вместо круговорота желтых снежинок мог оказаться в потоке солнечных лучей или увидеть себя лежащим на песчаном бархане, и песок под ним сам собой искрился и переливался. Как-то было даже видение дождя из золотых монет, которые, однако, рассыпались в пыль при ударе о землю или попадании на тело.

Как рассказывал Гека, ставший обладателем концентратора зеленого цвета, его миражи в основном связывались с блужданием в лесных зарослях, пару раз – ощущение плавания среди лиановых водорослей. Что-то похожее поведал и Джо, тоже предпочитавший зеленый цвет.

Лиэнна, сообщила как-то, что во время общения со своим многогранным матово-белым кристаллом испытывает ощущения парения среди облаков, или её несет течением молочной реки.

-А вот Жанне не повезло. Её кристалл красного цвета, и она жаловалась, что при медитации оказывается в центре озера огня.

-Так, может, не стоило выбирать кристалл столь агрессивной окраски?

-Она любит яркие цвета, поэтому и взяла такой.

-А поменять его не пробовала?

-А можно? Тогда обязательно посоветую ей взять другой. Их тут столько – на любой вкус. Кстати, у тебя случайно нет нескольких листков бумаги для заколдовывания? Я ходила к коменданту, но он не дал, послал в какой-то магазин. Но в замке я его не нашла. Ты случайно не знаешь, где он?

-Случайно знаю. В лесном поселке. А десяток листиков я тебе и так дам.

-Да зачем – я прогуляюсь туда и куплю!

-В подарок. Что бы мы без тебя делали на уроках латыни? Лиэнна засмущалась.

-Ну, не такой уж я ее знаток – так, совсем немного. А за бумагу спасибо. Обещаю, что один из листков верну с заклинанием.

Эрик вежливо отказался, однако через пару дней англичанка все же принесла свернутый в трубочку лист.

-Вот. Заклинание снятия головой боли. Если, не дай бог, конечно, прихватит, попробуй воспользоваться. Потом расскажешь, как подействовало?

-Обязательно. Но не могу гарантировать, что она приключится в ближайшее время. Мигрень мучает нечасто. Правда, в здешнем жарком климате я чувствую себя пока не очень уверенно.

-Я тоже. Пусть Англия и не Сибирь, но климат и у нас достаточно прохладный. В этом отношении повезло нашим товарищам из южных стран – им не привыкать.

-Зато преодоление трудностей закаляет характер. Как там девиз нашей Академии – per aspera ad astra? Лиэнна засмеялась.

-In medias res (в самую суть дела, букв. 'в середину вещей' – лат.). Полностью с тобой согласна – то, что дается слишком легко, не ценится, и нет тогда стимула к самосовершенствованию. Однако: audiator et altera pars (следует выслушать и другую сторону – лат.), само по себе, если человеку в чем-то везет, в принципе, ничего плохого в том нет.

-Ты рассуждаешь прямо как заправский юрист при слушании дела. Его собеседница от души улыбнулась.

-Опять в самую точку. Мать очень хотела, чтобы я пошла на юридический – учиться на адвоката. Говорила, что хороший законник без работы и без денег не останется никогда. Но я отказалась наотрез.

-Почему?

-Во-первых, в нашей стране не так-то легко поступить на юридический факультет. Очень дорогое обучение, на стипендию рассчитывать бессмысленно, поэтому человеку со стороны пробиться туда нереально. Но даже не это главное. Дело в том, что к представителям адвокатского сословия я питаю чувство глубокого отвращения.

-Почему?

-Когда была маленькой, отец уехал в Италию, да так и не вернулся оттуда, найдя там новую любовь. Мать затеяла бракоразводный процесс, так ловкачи-адвокаты вытянули у нее все наличные сбережения, и даже семейные драгоценности пришлось заложить в ломбарде. Повезло, что в тот момент из Америки приехала моя бабушка. С ее помощью дело сразу решилось в нашу пользу, и адвокаты больше не требовали денег. Ну да ладно, зачем думать о печальном, когда впереди нас ждет масса незабываемых впечатлений!

-Ты так думаешь?

-А разве нет? Где еще тебя научат творить волшебство собственными руками? И где узнаешь о вещах, невероятных для обитателей внешнего мира?

Насчет последнего не поспоришь, одно только прочтение 'Краткого курса' обогатило Эрика знаниями, достойными сюжета фантастического романа. И если бы он не видел собственными глазами то, что неподвластно объяснению законами физики и элементарной человеческой логики, отнесся бы к прочитанному с изрядной долей скептицизма.

А вот с первым посложнее. Конечно, его научили пользоваться устройством для концентрирования магической энергии и снабдили всей необходимой литературой, содержащей формулы заклинаний с описанием эффекта их употребления. Но разве может, к примеру, провести успешную операцию человек, первый раз взявшийся за скальпель, изучив хирургию исключительно по учебным пособиям? Нужна практика, и чем скорей он за неё примется, тем лучше. Выбрать заклинания попроще – и вперёд. Вон в стихийной магии полно формул, доступных даже первоклашкам.

Придя к такому выводу после нескольких медитаций, Эрик приступил к реальному колдовству. Поразмыслив немного, свой выбор он остановил на Потоке Воздуха (или Сквозняке, как еще называлось то заклятие), особенно уместном в безветренную летнюю жару.

-Feiss duinnozatti ljarng bavagrodm gestan dizzn onn kaesaenna teupz vossou! Никакого эффекта. Вторая попытка – с тем же результатом.

Может, заклинания Воздуха для него пока слишком сложны, и попробовать магию Огня? Дабы случайно не устроить пожар, Эрик поставил на стол тарелку, на которую положил скомканный лист бумаги, и рядом на всякий случай – стакан с водой. Вот теперь можно браться за простейшее из заклинаний данной школы – Искру Пламени.

-Xerobbins derd ourgniant movvikn exlelluto trehlaem fussikont azcaresh tint emlesk! Опять неудача. Бумага даже не задымилась.

Похоже, сегодня неудачный день, решил он тогда. В конце концов, никто не ставит ему жестких сроков.

Лишь спустя полторы недели достаточно упорных попыток удача улыбнулась ему. Как ни странно, первым сработавшим заклинанием стало Копирование Образа. Едва Эрик, уже почти отчаявшийся, произнес формулу, ни на что конкретно не направленную, как карандаш, лежавший на столе, сам собой раздвоился.

Протянув руку, он осторожно дотронулся до каждого из образовавшейся пары. Так и есть – осязаемым остался лишь тот, что располагался слева; его иллюзорная копия справа оставалась лишь тенью. Секунд через пятнадцать она исчезла. Повторить фокус 'по горячим следам' не удалось, но Эрика это не очень расстроило: получилось один раз – рано или поздно получится и другой.

Среди его друзей, насколько он знал, тоже никто не мог похвастаться грандиозными успехами на ниве колдовского искусства. За исключением Лиэнны, обученной азам врачевания в тинэйджерском возрасте, только Олаф, сконцентрировавший свои усилия на телекинезе, смог один раз передвинуть на пару сантиметров тетрадный лист, да еще Джо, экспериментируя с магией Воды, умудрился охладить на несколько градусов налитый в стакан яблочный сок.

Глава 29.

В то утро Эрик неторопливо завтракал за столиком в дальнем углу столовой, задумчиво поедая манную кашу с изюмом и запивая ее компотом. Неожиданно рядом присел Жозе, находившийся в состоянии небольшого возбуждения.

-Привет! А где твой приятель? – начал он без всяких предисловий.

-Спит. Просил на завтрак не будить. А что случилось?

-Сегодня на рассвете получил второе письмо от моего сеньора дона Мануэля. Просыпаюсь, а оно на столе лежит. Наверно принесли, пока спал. Он сообщает кое-что интересное о корабле, якорь от которого нам посчастливилось найти.

-Да ну? И каким же ветром занесло его на Санта-Ралаэнну?

-Погоди, не спеши. Справедливо будет, если о том узнают все, кто был в том походе. Но пересказывать содержание несколько раз утомительно и неинтересно. Поэтому давайте соберемся все вместе, и я прочту письмо.

-Да без проблем. Во сколько?

-Я думаю, часов в одиннадцать нормально будет. Предупреди Олафа, Геку и своих землячек, а я возьму на себя Джо и китайцев.

-А где? Жозе на мгновенье задумался.

-Беседку за статуями Диониса и Деметры знаешь? Она в тени, укрыта от посторонних глаз, и места там достаточно для всех нас.

-Лады. Мы придем.

Гека проснулся лишь около десяти. Впрочем, узнав о предстоящем мероприятии, он моментально оживился.

-Жозе хоть намекнул, о чём там речь?

-Нет. Обещал прочитать сразу перед всей честной компанией.

В условленное время они прибыли на место, где уже находились дисциплинированные представители Китая, появившиеся раньше всех, а также Олаф с Таисией, и, разумеется, инициатор встречи на высшем уровне. Последней прибыла припозднившаяся Дина. Выдержав паузу, Жозе театральным жестом вытащил из кармана разноцветный конверт, а из него – листок голубоватой бумаги, и принялся по слогам зачитывать текст.


Дорогой Жозе!

Очень рад был получить твое письмо и узнать, что у тебя все хорошо. Мне всегда было интересно узнать, чем живет современное студенчество, тем более изучающее волшебство. Кое-что рассказывал Хорхе – волшебник, который попросил тебя прикоснуться к амулету. Однако о своей студенческой биографии он особо не распространяется, да и я не настаиваю – мы не так хорошо знакомы. А чтобы увидеть все лично, я, как уже сообщал, постараюсь до конца года закончить основную часть работы над книгой 'Магические обряды индейцев Латинской Америки' и выбраться на остров – уточнить некоторые детали в библиотеке и посмотреть материал для новой книги. Заодно и увижу своими глазами, как поживают юные воспитанники Гильдии.

Тут на днях забегали твои друзья, представившиеся как Эстебан и Маурильо, спрашивали, куда ты пропал. Зная, что последние годы ты старался не поддерживать тесных отношений со своими бывшими 'коллегами', я ответил, что внезапно объявились состоятельные родственники в Мехико и забрали тебя туда на постоянное место жительства, а ты на радостях даже позабыл оставить адрес. Я постарался преподнести данную версию событий достаточно убедительно, чтобы у них не возникло сомнений. Они лишь выразили сожаление, что перед отъездом ты не зашел попрощаться со старыми товарищами.

Признаюсь честно, что теперь, когда тебя нет рядом, в доме стало как-то угрюмо и пустынно, и приходится тратить намного больше времени для решения текущих проблем. Помогает, конечно, сын одних моих давних приятелей – однако ему далеко до тебя по части расторопности и сообразительности…

Тут Жозе сделал паузу, с важным видом взглянул на присутствующих – вот, мол, я какой! – после чего продолжал:

А теперь по поводу вашей находки. Насколько мне удалось узнать из архивных записей, кораблей с таким названием существовало два. Но один из них, несмотря на громкое название, на самом деле представлял собой обычное каботажное судно, курсировавшее между гаванями северного побережья Европы и никогда Атлантику не пересекавшее. Так что едва ли оно могло оказаться вблизи Санта-Ралаэнны.

А вот о втором 'Wind Brothers' следует упомянуть особо. То был прекрасный быстроходный трехмачтовый корвет, построенный в 1554 году на доках Бристоля по заказу английского правительства – для дальней разведки побережья не так давно открытой Америки. В 1567м после стычки с пиратами неподалеку от Маракайбо перешел в руки пиратского капитана Джека Годслоу, и лет пять спустя продан им по сходной цене капитану Карриго. О личности последнего стоит упомянуть отдельно: историки до сих пор спорят о том, кем тот был на самом деле – прославленным героем или беспринципным злодеем. Он участвовал в сражениях под флагами почти всех морских держав, но не гнушался заниматься и коммерцией, если дело сулило хороший барыш. Поговаривали, что золото являлось его единственным кумиром, однако служившие под его началом не роптали на скудость жалования. В порыве великодушия мог бросить первому попавшемуся нищему кошелек, полный золотых монет, или спонсировать (как теперь принято выражаться) постройку сиротского приюта. Как отмечали современники, капитан по праву считался одним из лучших фехтовальщиков своей эпохи, одинаково легко владея саблями в обеих руках. Охотно участвовал (чаще всего, удачно) в поисках индейских сокровищ и реликвий, и даже возглавлял исследовательскую экспедицию, обогнувшую мыс Горн и впервые нанесшую на карту большой участок неизведанного доселе тихоокеанского побережья Южной Америки.

К сожалению, в архивных записях и воспоминаниях современников не осталось никаких данных о посещении Карриго Острова Волшебников. Однако ваша находка может пролить свет на таинственное исчезновение капитана в начале 1590х. Следующее упоминание о нем относится уже к началу семнадцатого столетия, где он выступает уже как хозяин торговой компании 'Товары и пряности Нового Света' и небольшой судостроительной верфи, а также владелец поместья и земельного участка площадью полторы тысячи акров в Провансе. Его корабль, скорей всего, возглавил другой капитан, поскольку в последнем упоминании о нем, относящемся к 1622 году, вследствие пробоины в трюме 'Wind Brothers' затонул в заливе Ла-Плата.

Таким образом, рискну сделать предположение, что корабль прославленного капитана потерпел кораблекрушение у берегов Санта-Ралаэнны, и потребовалось немало времени на починку корабля, или чтобы найти другой путь выбраться с острова. Поэтому, если вам удастся обнаружить что-либо еще, касающееся пребывания Карриго на острове, пиши незамедлительно.

Закончив чтение письма, Жозе остановился перевести дух. Этим воспользовался Гека:

-Дело ясное. Надо продолжать поиски!

-Не горячись. Услышанное нами, безусловно, крайне интересно, но без техники много не нароешь.

-Или без сильной магии.

-Едва ли ты уговоришь кого-либо из верховных магов на подобную авантюру. Что им за дело до морских искателей приключений эпохи Великих Географических Открытий? В районе Карибского моря сотни затонувших кораблей. При желании они вполне могли бы поднять на поверхность десяток из них, из тех, что лежат поближе.

-Значит, придется полагаться на собственные силы.

-Пару лодок с причала вполне можем одолжить. Если бы они были у нас тогда, смогли бы сами, без посторонней помощи, перевезти якорь на берег.

-Заодно и обследовать большую его часть. А вдруг такие прикольные расщелины встретятся еще?

-Да, металлоискатель тут оказался бы очень даже кстати.

-Хорошая мысль! С ним мы всенепременно что-нибудь, да отыщем в той пещере. Кроме того, там есть путь, ведущий вглубь; неплохо и его осмотреть тоже.

-Я пробовал пройти туда, – подал голос Олаф, до той поры молчавший. – Проход резко обрывается вниз, уходя под воду. Там только нырять можно. Но сколько времени придется плыть под водой, сказать сложно.

-Ничего страшного, я достаточно долго могу находиться на глубине, – заявил Жозе. – У нас в Рио многие пробавляются ловлей жемчуга, и я тоже пробовал себя в этом ремесле – без особых успехов, правда. Все, что лежит близко к поверхности, вычистили до меня, а дальше – профессионалом надо быть. Я просто не ставил перед собой такой цели.

-Эх, нам бы маски и кислородные баллоны, и тогда все равно, на сколько метров погружаться!

-А если тряхнуть коменданта на предмет аквалангов и всего остального?

-Попробуй, если хочешь. Скорей всего, получишь в ответ большой и толстый кукиш.

-Посмотрим. Когда сплаваем туда вновь?

-Вот что, друзья, – неожиданно решительно вмешалась Дина. – В начале следующей недели контрольная по латинскому, а потом одно за другим занятия у верховных магов. Не знаю, кто как, а я лично не хочу ударять в грязь лицом, если вдруг меня вызовут. Поэтому предлагаю заняться поисками, когда выдастся следующий тайм-аут в учебе.

-Да ерунда там, а не контрольная. К тому же в зачетку она не пойдет.

-Это тебе, Гека, может и ерунда, а я не настолько способная в языках, чтобы сделать ее, не открывая учебников.

-И нам тоже надо позаниматься! – в унисон воскликнули китаянки.

-К серьезному делу надо хорошо подготовиться, спешка ему вредна, – с основательностью истинного скандинава произнес Олаф.

-Тем более что у нас пока нет амуниции для поисков, – добавила Таисия.

-Раз так, придется подчиниться мнению большинства, – вздохнул Гека. – Тем более что и я не уверен в своей полной готовности к предстоящей встрече с преподавателями.

Глава 30.

-Итак, студенты, надеюсь, что отведенное вам время вы провели с пользой для себя, – речь мадам Берсье текла плавно и неторопливо, однако слышались в ней оттенки 'учительской' твердости. – И хоть изредка, но заглядывали в учебник Престона. Вам всем досталось по экземпляру его, или кому-то не хватило?

Истолковав молчание аудитории как знак, что никаких проблем с приобретением данного учебного пособия не возникло, преподавательница продолжала:

-Очень хорошо. В таком случае сейчас мы проверим, что полезного вы из него почерпнули. Не волнуйтесь: сегодня у нас лишь разминка, первая, так сказать, проба пера, и оценки выставляться не будут. Итак, Дабиби Юрса!

Чернокожий улыбчивый студент поднялся со своего места. Эрик, ещё не успевший свести с ним знакомство накоротке, знал лишь, что тот родом из Конго, до приглашения в Академию находился в обучении у шамана племени, к которому принадлежал, хотя семья его давно уже проживала в городе и с 'деревенскими' родственниками отношений почти не поддерживала. Слышал наш герой также байку о том, что африканца взяли лишь после того, как доподлинно установили, что его 'племенной' учитель не практикует магию вуду.

-Вы читали учебник?

-Конечно, Великий Мастер!

-Какие-нибудь заклинания наизусть помните?

-Да. Залечить Рану.

-Читайте.

-Ullamirrt vent beksamniss groppard fodoluki avtekkaar punz bgostrimi tumk vionn fibralgonnt kamzadd, – чуть запинаясь, произнес африканец.

-Очень хорошо. Еще какую-нибудь формулу можете привести?

-Снять Отравление. Affataimm zanr kleord izvant tugburr onkaldiss tragnord bolbotta daddida klabbonzo vuft.

-Ну что ж. Вижу, что к занятию готовились. И если дальше, Юрса, будете продолжать в том же духе, со сдачей экзамена по Целительству у вас не возникнет проблем. Можете садиться, а я вызову другого человека. Куан Ту Сюэ!

Китаянка поспешно вскочила и замерла по стойке смирно, словно ожидая наказания за совершенные когда-то грехи.

-Вам такой простой вопрос: в чем сущность Белой Магии?

-Белая Магия оперирует заклинаниями, направленными на исцеление травм, болезней и прочих недугов человека, а также поддержания его жизненных сил и усиления, если необходимо, физических способностей, – волнуясь, протараторила Сюэ.

-Физических! А умственных? Вопрос привел китаянку в замешательство.

-Я… не знаю точно, мне казалось, что подобные заклинания относятся к магии Разума… но может быть, что-то, влияющее на голову в позитивном плане…

-Есть такое заклинание, очищающее мозги от усталости и концентрирующее внимание, которое так и называется – Ясность Мысли. А вообще имейте в виду: хорошим волшебником становится не тот, кто слепо следует написанному в книгах, а тот, кто задается вопросами – каковы сферы приложения тех или иных заклятий, как можно их модифицировать, чтобы усилить действие или улучшить качество, а также как создать новую формулу. Понятно? Садитесь.

Сюэ тут же юркнула за парту, как будто боялась, что преподавательница передумает и вызовет ее вновь.

-Так, есть желающие продемонстрировать свои знания? Нет? Тогда продолжим по списку. Марлецци Алехандро!

Уроженец солнечной Италии, старший по возрасту на курсе, как поговаривали, давно уже имел шанс закончить Академию, получив приглашение еще двадцать лет назад. Но, попав в автокатастрофу, не смог им воспользоваться. Поэтому, получив вполне прозаическое журналистское образование, работал корреспондентом, обзавелся семьей собственным домиком и прочими атрибутами жизни среднестатистического европейца. Потом, вследствие каких-то жизненных неурядиц, о которых Алехандро предпочитал не распространяться, привычная жизнь пошла под откос; он потерял семью, работу, и вынужден был перебиваться случайными заработками. Вот тогда-то он и вспомнил о том давнем приглашении, которое, разумеется, пришлось получать заново.

-Вы изучали раздел, посвященный заклинаниям, снимающим боль?

-Конечно.

-Тогда приведите общую формулу.

-Feiedest tugdaliinn davebrekanta zollo pelsamst binogg jamigli shupps mitn dugstals valloktinn. Преподавательница поморщилась.

-Не 'davebrekanta', a 'damenekanta', и не 'dugstals', a 'deugsals'. Будьте предельно точны! Изменение всего лишь одной буквы может привести к тому, что заклинание не получится, или сработает нежелательным образом. Вам придется поработать над правильностью произношения формул. Ну ладно. А теперь расскажите нам, как использовать данное заклинание, чтобы снять болевые ощущения в каком-нибудь конкретном органе или конечности.

-Нужно в общей формуле изменить окончание и добавить словосочетание, относящееся к данной части тела.

-Можете привести какой-нибудь пример?

-Для снятия зубной боли заклинание будет выглядеть следующим образом: Feiedest tugdaliinn damenekanta zollo pelsamst binogg jamigli shupps mitn deugsals to firr kostost zdano suann.

-Опять слегка ошиблись. Не 'suann', a 'siann'. Пожалуйста, будьте внимательны. На экзамене подобные ошибки способны сильно снизить вашу оценку. Или даже придется прийти на пересдачу. Но на сегодня с вас хватит. Надо дать и другим шанс показать себя.

Алехандро сел на место, а мадам Берсье тем временем вызвала Дину (та как в воду глядела, говоря о необходимости хорошо подготовиться!).

-Вам, Махонина, такой неординарный вопрос. Представьте себе, что вы овладели профессией целителя, и вас на первом году практики вызывают к тяжелобольному человеку. Увидев его, вы понимаете, что вашего потенциала явно недостаточно, чтобы облегчить его страдания. Каковы ваши действия? Откажетесь от лечения?

-Нет.

-А что будете делать?

-Попробую связаться с более опытным целителем, если удастся. Или взять с собой магические приспособления, например, свитки, заряженные соответствующими заклинаниями.

-Что ж, очень хорошо. Даже если ваши усилия окажутся безуспешными, по крайней мере, не будет терзать совесть, что могли помочь, но ничего не сделали. Подскажу: в критических ситуациях, когда помощи со стороны в скором времени ждать не приходится, и предметов с подходящими заклятиями под рукой не оказалось, попробуйте решить проблему хотя бы частично. Например, унять кровотечение, не снимая болевых отношений – по крайней мере, человек не умрет от потери крови. Или, если вам не по зубам болезнь, используйте Общее Укрепление, чтобы помочь организму справиться самому или продержаться до прибытия более квалифицированной помощи. Также не стесняйтесь пользоваться достижениями мировой медицины, если они станут подспорьем вашей магии – помните, что ваша главная задача вылечить пациента, а не продемонстрировать силу вашей магии! Все понятно?

-Да.

-Знанием каких заклинаний можете похвастаться?

-Ну, например, Снять Усталость, или Вылечить Болезнь, или Воскрешение…

-О последнем вам рано волноваться: вот когда будете сдавать экзамен на звание Великого Мастера, тогда и вспомним о нем. А сейчас нам понадобится что-то более прозаическое. Например, Снять Усталость.

Дина без запинки произнесла формулу заклинания, и преподавательница, похвалив, усадила ее.

-Что ж, вижу, что учились. Но давайте вызовем еще кого-нибудь перед тем, как двинемся дальше.

Она взглянула на список студентов, и промедлив несколько секунд, остановила свой выбор на Майкле Коргане. Громила с бульдожьей челюстью нехотя вылез из-за парты.

-Раз уж мы заговорили о болезнях, то не будете ли вы столь любезны привести общую формулу соответствующего заклинания?

-Ofnai gestalt pulz… м-м-м… tarrbonz liazeen novr gdekai…

-Достаточно! Совершенно неправильно! Вы не потрудились выучить его даже частично, и сейчас сочиняете на ходу! Но, может, есть заклинания, которые вы знаете лучше?

Однако быстро выяснилось, что и другие формулы выучены далеко не лучшим образом, и студент с позором был усажен обратно.

-Вот так, только хотела вас похвалить, и такой конфуз приключился. Одно утешает: ваш поток не так безнадежен, как то имело место в первый раз. Там подобные конфузии выходили нередко. Для вас, однако, это не должно служить утешением – равняться надо на лучших, а не на худших.

Сделав в задумчивости несколько шагов по кафедре, мадам Берсье заговорила вновь.

-Ладно. Сегодня больше спрашивать вас не стану. Следующее занятие, имейте в виду, будет уже с элементами практики. Я принесу наше лабораторное животное, и на нем вы попытаетесь проверить свое искусство врачевания. До того, как практиковаться на людях, вы должны отточить свое умение на живых экспериментальных моделях. Сосредоточьтесь пока на двух наиболее простых заклинаниях: Снять Боль и Остановить Кровотечение. Посмотрим, кто из вас имеет прирожденный дар целительства. По сегодняшнему занятию есть какие-нибудь вопросы? Таковых не оказалось, и занятие благополучно завершилось само собой.

Сразу после него им раздали результаты контрольной по латыни. Гека, увидев тройку с минусом, почти не огорчился.

-Главное, что не пара. Честно говоря, ожидал именно ее. Значит, я еще не совсем безнадежен!

Лиэнна получила пять (впрочем, кто бы сомневался?), Таисия удовлетворилась четверкой с минусом, а вот Дину аналогичная оценка расстроила.

-Столько готовилась, и ущербная четверка!

-Иди на апелляцию, – посоветовали ей.

-Да ну, еще обидится, тогда вообще выше трояка не увидишь. Мать как-то рассказывала: когда училась в университете, был у них препод дюже вредный, и если студент хоть раз усомнился в правильности поставленной ему оценки, то все – чуть ли не личным врагом становился. И тогда уж точно ни на что положительное рассчитывать не мог. Так что пока лучше не рисковать.

Эрик, которому была выставлена просто четверка, не обрадовался и не огорчился. Ему пришлось потратить несколько вечеров на штудирование падежей и глагольных спряжений, а также пополнение своего словарного запаса, и он считал свою оценку вполне логичной и обоснованной. На более высокую не претендовал, понимая, что его знания чужого языка далеки от идеальных.

-Все это мелочи, амигос, – обнадеживал их Жозе, чья оценка представляла собой тройку с плюсом (за упорство, как уверял он остальных), – первый блин всегда комом. Думайте лучше о том, какие приключения нас ожидают впереди! Кстати, Гека, ты еще не наведывался к коменданту?

-Уже. Сказал, что аквалангов нет, да если бы и были – вряд ли дал бы, еще утонет кто, а отвечать ему. Максимум, на что можем рассчитывать – ласты, маски и дыхательные трубки. Как будто с ними можно нырнуть на глубину!

-Не переживай! – хлопнул его по плечу Жозе. – Я пойду на разведку, где они – кроме, трубок, конечно, – весьма пригодятся.

-Нам бы завтрашний день пережить. У меня от одного взгляда Саграно мурашки по коже.

-А ты на него не смотри. И думай о чем-нибудь постороннем.

-А если вызовет?

-Есть идея: давайте выручать друг друга. Если спросят, кто готов отвечать, будем поднимать руки по очереди.

-Да, но кто согласится добровольно идти на жертвенный алтарь мэтра Саграно?

-Сейчас выясним, у кого природная склонность к магии Духа. Кто там из нас обзавелся желтым кристаллом? И все почему-то посмотрели на Эрика.

-Соглашаюсь исключительно ради общего дела, – огорчённо опустил тот голову.

-Не бойся, я и Олаф подстрахуем тебя, – пообещала Таисия. – Джо и Фэн, вашим уделом пусть станет магия Стихий. Постарайтесь не разочаровать нашего кудесника на ковре-самолете. Гека и Сюэ, возьмите на себя госпожу Гань. Уж если ты, земляк, собирался на биофак поступать, так тебе и карты в руки. Дина и Вин, вам остается Белая магия. Справитесь?

-Ловко ты, однако, роли распределила, подруга! – ехидно отозвалась Дина. – Ладно, будь по-твоему. Хотя я пока не чувствую в себе особых призваний к целительству. Одно счастье – до следующего занятия по нему еще есть время.

-В отличие от нас. Эрик, ты читал хоть какую-нибудь книгу по магии Духа?

-А как же. 'Основы магии Духа' и немного 'О принципах создания правдоподобных иллюзий'.

-Ну а Олаф у нас известный специалист по телекинезу. О себе лишь могу сказать, что я заглядывала в 'Как влиять на людей с помощью заклинаний очарования', но нужно будет освежить в памяти.

-Тася, по-моему, для реальной жизни тебе эта книга не особо-то и нужна, ты и так не будешь обделена вниманием мужчин.

-Спасибо за комплимент, но если руководствоваться подобной логикой, то мне много чего изучать не нужно. Короче, договорились. Завтра опробуем новую тактику.

Глава 31.

Оглядев нахмуренным взором собравшихся студентов, Великий Мастер магии Духа Фердинанд-Энрике Дарматез де Саграно произнес:

-Та-ак, сейчас мы выясним, кто из вас и что читал, и какие выучил заклинания. Может, найдутся желающие продемонстрировать свои знания?

С таким же успехом он мог поискать добровольцев голыми руками вытащить монетку из аквариума с пираньями.

Эрик незаметно вздохнул. Придется преодолеть себя и набраться смелости, иначе друзья сочтут трусом. Поэтому, сжав всю силу воли в кулак, он поднял руку.

-Гляди-ка, смельчак нашелся! Не ожидал, не ожидал. Спускайтесь вниз, молодой человек, и поведайте нам, что вы знаете о магии Духа.

Вздох облегчения прокатился по залу. Сопровождаемый взглядами, равно удивленными и ободряющими, Эрик медленно побрел к кафедре.

И показалось ему, что сзади произнес кто-то: 'Ave, Caesar, morituri te salutant' (Здравствуй, Цезарь, идущие на смерть приветствуют тебя – лат.).

-Суть заклинаний магии Духа, – начал наш герой, уставившись в окно и не глядя ни на своих товарищей, ни на грозного учителя, – есть воздействие магической энергии на предметы перемещая их в пространстве, и на разум человека…

-А животных? – перебил его Саграно.

-Полагаю, что соответствующие заклятия входят в компетенцию природной магии, – неожиданно даже для самого себя категорично произнес Эрик.

-И все же – ты пробовал сравнивать их формулы? Если бы ты сделал это, то понял бы, что у них общие корни! Произнеси-ка формулу Направленной Мысли!

-Zigessh tuirn dallbemt… vensoj fragsakk gobfirg tok… pestu laann haass.

-Если будешь так заикаться, то никогда не станешь не только настоящим волшебником, но даже бакалавром! Формулу надо произносить слитно, а не по частям. Иначе она потеряет большую часть своей силы! Так вот, фрагмент данного заклинания 'fragsakk gobfirg tok pestu' входит также в формулу Контроля над Животными, которое, в свою очередь, является важнейшей составной частью Вызова. – И, обращаясь к аудитории, – вы должны не только бездумно заучивать формулы, но и анализировать их, сравнивать между собой! Переключившись обратно на нашего героя, волшебник продолжал:

-Ладно, оставим в покое зверей, они действительно не по нашему профилю. А ну-ка скажи лучше, что ты будешь делать, если на базаре тебе нужно сделать покупку, а излишне ретивый продавец вертится рядом, заговаривая зубы и мешая выбрать товар?

-Применю Умиротворение.

-Допустим. А если ты должен попасть в учреждение, где на входе стоят охранники, не пускающие посторонних?

-Воспользуюсь Отводом Глаз.

-Можно и так. Тогда более сложная ситуация: представь, что ты – командир армии, готовящей наступление. О времени и направлении удара знают только офицеры твоего штаба. Приходит донос, что один из них – тайный агент врага, но кто именно – не сказано. В крайнем случае можно отменить наступление, но где гарантия, что это не дезинформация? Единственное, что ты фактически в состоянии сделать – разоблачить предателя до того, как он передаст секретные сведения своим хозяевам. Причем не поднимая излишнего шума – иначе солдаты усомнятся в победе. Каковы твои действия? Эрик на пару секунд задумался.

-Вызову их по очереди к себе, предварительно произнеся формулу Истинной Речи, и каждому задам вопрос, служит ли он неприятелю. Под действием заклятия они не смогут солгать. И тот, кто даст утвердительный ответ, и есть предатель.

-Что ж, вижу, ты не совсем безнадежен, как многие другие! Однако воздействовать на обычных людей, не подозревающих о существовании чародейства – не самое сложное дело. А если на твоем пути встал колдун, равный по силе, и собирается произнести заклятие, ничего хорошего не сулящее, и нет возможности определить, какое? И что совсем плохо – под рукой не оказалось никаких защитных приспособлений! И что в таком случае будешь делать? А? Еще одна небольшая заминка.

-Придется прибегнуть к Тишине.

Шепот удивления прокатился по залу. Даже Саграно выглядел слегка озадаченным.

-Ого, а ты не так прост, как кажется! Может быть, со временем из тебя и вправду получится что-то стоящее. А теперь расскажи своим товарищам, которые чтение книг считают грешным и пустопорожним делом, в чем суть данного заклятия!

-Тишина, или Безмолвие, – бодро начал Эрик свою речь, – заклинание, традиционно относимое к магии Духа, хотя действие его более сложно и затрагивает саму суть применения магического искусства. При его успешном осуществлении в течение некоторого времени и в определенном радиусе, зависящем от силы колдующего, чародейство станет невозможным и не возымеет никакого эффекта произнесение формул, поскольку механизмом действия данного заклятия является диссипация магической энергии в пространстве.

-Не забудь только добавить, что и ты сам, пока Безмолвие не закончилось, не в состоянии будешь колдовать что-либо. Ладно, на сегодня с тебя хватит. А то тут другие заждались, когда я их вызову.

На ватных ногах наш герой добрался до своего места и плюхнулся за парту. Уши его горели.

-Ну и вид у тебя! – веселым шепотом сообщил сидящий рядом Гека. – Живой образ поэта в состоянии творческого вдохновения! Ловко ты его уделал!

Эрик неопределенно мотнул головой, мол, не мешай, дай прийти в себя. Почти сразу Саграно, обнаруживший, что никто больше не горит желанием блеснуть своими познаниями, вызвал латиноамериканку Паэлу.

Франческа-Паэла Редально – так, кажется, ее полное имя. Родом откуда-то из Чили. Несмотря на внешнюю открытость и приветливость, особой дружбы ни с кем не водила, и поэтому наши друзья мало что про нее знали. Жозе, правда, болтал как-то, что в Академию она попала благодаря старшей сестре, частенько заглядывавшей к местной колдунье. Как-то на одном из сеансов гадания, когда сестры пришли вдвоем, выяснилось, что у младшей есть задатки к чародейству. А вскоре последовало и приглашение на учебу в Академию.

-А ну-ка, продемонстрируй нам знания формул! Какие заклинания ты можешь прочесть наизусть?

Паэла с трудом смогла выдавить из себя пару словосочетаний, да и тех с ошибками, и, сопровождаемая ехидными комментариями, была усажена обратно.

-Кто еще в состоянии продемонстрировать безбрежные знания изучаемого предмета?

Поднялась другая рука. Олаф, похоже, решил, что не по-товарищески будет одному отдуваться за всех.

-Так, ещё специалист по магии Духа объявился! И о чем-то хочет нам поведать. Ступай вниз, не стесняйся, ты не на судебном разбирательстве.

-Я могу рассказать немного о телекинезе и телепортации предметов, – невозмутимо начал Олаф, не поведя и бровью на тираду преподавателя.

-Давай. Вываливай, что знаешь. А вы, – Саграно красноречиво погрозил пальцем аудитории, – чтобы слушали. Замечу, что кто-нибудь спит, болтает с соседом или читает непотребную литературу, сразу вон из класса. И наказание соответствующее наложу, чтобы впредь неповадно было.

Олаф долго, обстоятельно, смакуя все подробности (даже если они и не имели прямого отношения к обсуждаемой теме) рассказывал о сути упомянутых им явлений, цитируя отдельные главы соответствующего учебника почти дословно, – так, что в конце концов даже Саграно не выдержал.

-То, что книгу читал, я прекрасно вижу. А формулу хоть одну знаешь? Пришлось бедному шведу перечислять еще и их.

-А пробовал хоть раз применить их на практике?

-Да, сэр.

Последнее слово, тысячекратно умноженное эхом, бумерангом ударило ему по ушам, оглушив на мгновенье.

-Сколько раз можно говорить, что при обращении к преподавателю следует использовать титул, а не какие-то безобразные словечки! Повтори!

-Да, Великий Мастер, – смиренно отозвался Олаф. Дон Фердинанд-Энрике немного успокоился.

-Так-то лучше. И что же ты пытался провернуть с помощью своих магических сил?

-Передвижение предметов. Правда, без особых успехов.

-А это мы сейчас проверим.

Из кармана плаща волшебник извлек большую серебряную монету – старинную, с профилем какого-то короля на одной стороне и завитушками геральдического символа на другой, и положил ее на ближайшую парту.

-Вот. Попробуй, не прикасаясь руками, сдвинуть ее с места.

-Zeind dissjorr avdienns butkun pe jilt fums kevarg tenn berdgerri la, – старательно, но безрезультатно произнес скандинав.

-Не так! Читаешь заклинание, а мысли неизвестно где! Небось разглядываешь симпатичных студенток (Олаф слегка покраснел, в зале послышалось шуршание тихих смешков). Тебе необходимо полностью сосредоточиться на действии, которое должно выполнить твое заклятие, если хочешь, конечно, чтобы оно вообще осуществилось! Отключись от всего постороннего, и думай только о своей цели! Готов повторить попытку? Еще раз – результат тот же. Саграно нахмурился.

-Ладно. Я упрощу задачу, поставив монету на ребро. Пусть покатится, или опрокинь ее.

Олаф наклонил голову и зажмурился, медленно и с расстановкой произнося слова. Каждое последующее звучало чуть громче и торжественнее, чем предыдущее, и он почти физически почувствовал, как они обретают все большую силу. Ни преподавателя, ни его товарищей не существовало для него в тот момент; лишь монета, выросшая в сознании до размеров громадного, в полтора человеческих роста, валуна, преградившего путь, и чтобы двигаться дальше, он должен любыми усилиями столкнуть его с дороги…

-Так-то лучше!

Открыв глаза, Олаф обнаружил, что монеты на столешнице нет, а лежит она под партой. Зал зааплодировал.

-Теперь ты понял, как надо творить волшебство? Вот и действуй дальше в том же духе! А пока свободен. Пройдясь взад-вперед по кафедре, Великий Мастер пробурчал себе под нос:

-Что-то мы забыли поговорить про иллюзии. Надо бы спросить кого-нибудь. Его выбор пал на Жанну.

-Вот та, которая расскажет нам о принципах сотворения иллюзий. Покажите всем, что, кроме выдающихся анатомических подробностей, у ваших мозгов тоже хватает извилин – хотя бы на простейшие формулы.

-Иллюзии, Великий Мастер, – чарующим голосом отвечала француженка, ничуть не смущенная грубоватой манерой общения сурового преподавателя, – есть ирреальные видения, создаваемые соответствующими формулами и воспроизводящие фрагменты окружающего мира или образы живых существ. Иллюзии бесплотны и, как правило, не могут причинить физический вред; их главная цель – удивить, напугать или сбить с толку. Существуют два принципиально различающихся класса иллюзий. Один из них создается напрямую при помощи Направленной Мысли, и видения будут выглядеть так, как того пожелает колдун. Другой в качестве основы использует формулу Обмана Зрения, и тогда попавший под действие чар человек увидит реальность не такой, какой ее воспринимают его органы чувств, а искаженной – как подскажет воображение, активация буйной фантазии которого также является составной частью формулы. Эффект заклинаний второй группы во многом напоминает действие наркотиков – без эйфорической компоненты, разумеется… Вновь смешки в зале.

-Тихо! – рявкнул Саграно. И, переключаясь обратно на студентку, – продолжайте, мадемуазель Люсти. Мы вас внимательно слушаем. Поясните, пожалуйста, свою мысль о том, что иллюзии, как вы изволили выразиться, как правило, не могут причинить физический вред. Значит, вы допускаете, что возможны случаи, когда иллюзии способны воздействовать не только на разум, но и на тело?

Теперь уже не только Гека, но и Эрик во все глаза смотрел на Жанну. Столь разительная перемена в обращении, совсем как в том анекдоте – на 'вы', да по фамилии… Неужели и впрямь француженка владеет секретом обольщения, позволяющим ей растапливать сердца из льда и гранита? Не зря, видно, хвалилась она тогда, что даже Саграно ей нипочем. Как бы кое-кто из них совсем голову не потерял бы.

-Разумеется. Если иллюзии создает Мастер, или, тем паче, Великий Мастер, – Жанна кокетливо наклонила свою очаровательную головку в сторону учителя, слегка тряхнув кудряшками, – он может вложить в свое заклинание дополнительную силу, дав создаваемому образу некоторые черты индивидуальности и возможность использования определенного запаса собственной магической энергии. Простейшим примером в данном случае является заклинание Фантомная Личность. Подобная иллюзия способна превратить энергию хозяина в собственные заклятия и нанести повреждения заклинаниями типа Огненного Шара или Магического Кулака.

-Во! Слышали? Когда человек учится, это сразу видно! Можете садиться, мадемуазель. А остальные чтобы к следующему занятию подготовились создавать простейшие иллюзии! Все, занятие окончено! Уже за порогом аудитории компания наших друзей собралась вновь.

-Молодцы, ребята! – с чувством произнесла Таисия, восхищенно глядя на героев сегодняшнего занятия. – Честно говоря, не ожидала, что не испугаетесь держиморды и вызоветесь сами. Какое счастье, что настоящие мужчины еще не перевелись! А за то вот вам награда от всего женского коллектива!

И она от всей души расцеловала сначала одного, потом другого. Эрик даже немного растерялся, а Олаф снова покраснел.

-Ну а теперь ваш черед развлекать преподавателя, – обратилась она к Джо и Фэну. Надеюсь, завтра Асфарг будет потрясен глубиной ваших знаний. Распределите роли между собой так, чтобы не получилось дублирования друг друга. Я тоже подготовлю что-нибудь не очень сложное из жанра альтернативных стихий, раз уж сегодня выступать не пришлось. А теперь… Она взглянула на часы.

-Есть предложение: до обеда еще порядочно времени, пошли купаться. Никто не возражал.

Глава 32.

Они успели вовремя – уже на обратном пути на горизонте начали скапливаться тучи, а вскоре пошел самый настоящий ливень. Сквозь окошко уютной столовой сплошная стена дождя настраивала на философский лад, и вовсе не вызывала раздражения – особенно после двух недель жары, когда на небе не появлялось даже облачка. Воздух сразу же наполнился свежестью, запахом цветов и хвои, и дышать им было приятно.

Поскольку, тем не менее, прогулки по острову временно отменялись, по одному, по двое все разбрелись по своим каморкам. Гека взялся за штудирование учебников по магии Природы; Эрик после вчерашних проработок обширной литературы по волшебству Духа не испытывал ни малейшего желания учить что-либо и потому решил наведаться в библиотеку взять какую-нибудь книжку попроще, а заодно и спросить о некоторых интересующих его вещах.

Однако, уже подходя к хранилищу мудрости тысячелетий, он столкнулся со спешащим куда-то Мастером Халидом.

-Ой, Халид-ага, а я как раз к вам собирался…

-Извини, мой юный друг, меня срочно вызвали туда! – старик показал пальцем на потолок. – Приходи через час, вряд ли я задержусь надолго.

И Эрику ничего не оставалось, как вернуться к себе и появиться вновь спустя означенное время.

Дождь почти прекратился, однако хмурые тучи застилали почти все небо, создавая ощущение преждевременно наступивших сумерек. Поэтому вновь горел светильник – тот самый, что и во время его первого посещения библиотеки, в день прибытия в Академию. Мастер Халид уже успел вернуться и суетился где-то у дальних стеллажей, перекладывая книги.

-Это ты, Эрик? – спросил он издалека. – Еще минутку, я освобожусь и подойду. Чай пить будешь?

Особого желания к чаепитию наш герой в тот момент не испытывал, но обижать старика отказом не хотелось, и он согласился.

-Тогда иди по левой стороне, пока не доберёшься до внутренней комнаты.

Эрик аккуратно приоткрыл дверцу стойки и проник внутрь. Двигаясь вдоль крайнего слева стеллажа, примыкающего к стене, и стараясь не задевать выступающие вперед корешки книг, иногда столь ветхих, что казалось, только тронь – и они рассыплются на отдельные страницы, он добрался до небольшого освещенного коридора, приведшего в апартаменты главного распорядителя книжного богатства. Скромная комнатка, собравшая в себе по минимуму все необходимое для работы и жизни. Два стола – письменный и обеденный, двустворчатый шкаф, потемневший от времени, старомодная кровать, покрытая расписным покрывалом, а рядом – окованный железом деревянный сундук, на котором располагалась вазочка с засохшими лесными цветами. Письменный стол весь завален книгами, тетрадями, обрывками листов с записями на незнакомых языках. Из осветительных устройств – лишь два больших светильника на противоположных стенах, поскольку окон не было. Однако то ли благодаря вентиляции, то ли из-за существования сквозных отверстий, невидимых глазу, отсутствовал специфический аромат затхлости, присущий каменным мешкам; скорее наоборот – здесь было куда свежее, чем в основном зале книгохранилища. Неслышно сзади нашего героя возник хозяин жилища.

-Ну, как тебе моя скромная лачуга? Присаживайся на лавку и располагайся как дома, сейчас я быстренько подогрею самовар, да приготовлю зеленый чай. Могу спорить, такого тебе пить не приходилось – он заваривается по старинному оригинальному рецепту восточных купцов и призван сохранять бодрость тела и ясность духа во время долгих караванных переходов.

Эрик заметил, что пузатый резной кофейник, гордо поименованный самоваром, вполне по-современному подключен через провод к розетке.

-Это мне местные умельцы сварганили! – важно пояснил старик, проследив направление взгляда нашего героя. – Использовать дрова, уголь и прочие источники пламени, равно как и магический огонь для подогрева воды в библиотеке строго запрещено: один раз тут чуть грандиозный пожар не случился, и с той поры меры предосторожности значительно усилили.

-А как же тот светильник на стойке? Ведь если он случайно опрокинется, последствия могут быть весьма печальными…

-А ты пробовал поднести к нему руку? Огонь внутри – иллюзорный, он дает только свет, и потому не доставляет неприятностей.

-Сколько же всего книг в вашем ведомстве, Халид-ага?

-Ой, много, и не сосчитать. Как-то пробовал, да запутался быстро. Их же все новые привозят, и не только недавно изданные, но и вполне почтенного возраста: если увидят, что для нашего ремесла книжка полезная, или с исторической точки зрения ценная, так приобретают и сразу сюда переправляют. Или, если невозможно заиметь оригинал, изготовляют точную копию. А мне все это добро опиши, в картотеки занеси, да местечко найди на полках. А библиотека-то не резиновая! Кое-что складывается в запасники – либо изрядно попорченное временем и нуждающееся в реставрации, либо издания, интересные лишь узкой группе специалистов. Кроме того, в резерв переводятся мало востребованные издания: если, например, лет сто книгу никто не спрашивал, так чего ей занимать место на полке – пусть уступает его чаще читаемой коллеге!

Тем временем 'самовар' закипел, и Мастер Халид заварил в маленьком фарфоровом чайнике несколько сушеных листьев, одновременно вытащив из сундука и протерев две изящные чашечки и два блюдца того же набора.

-Китайские. Нет, не тот ширпотреб, которым, как мне рассказывали, сейчас завалены все магазины мира. Изготовлены лучшими мастерами XVIII века из настоящего фарфора. Если ты слегка ударишь чашкой о блюдце, ты услышишь, как он звенит – почти как стекло.

Эрик осторожно отпил горячий желто-зеленый напиток. Действительно, вкус очень необычный. А вскоре появился и обещанный эффект – тело наполнилось легкостью, голова прояснилась совершенно. Такого чайку, да перед экзаменом – оценка как минимум на балл выше обеспечена.

-Скажите, Халид-ага, а вам не приходилось состоять в 'Братстве Посохов Пустыни'?

-Откуда ты про него узнал? Из 'Краткого курса'? Понятно. Собственно, а почему в прошедшем времени? Я и сейчас принадлежу к 'Братству'. Ничего удивительного здесь нет: формально никто меня оттуда не исключал, к тому же все мы по большому счету составляем Гильдию: и 'Братство', и 'Американская Лига Колдунов', и 'Маги Средиземноморья', и 'Тибетские Мудрецы', и еще несколько им подобных организаций. В одиночку в современном мире даже очень способному волшебнику прожить крайне сложно. Если ты внимательно читал ту книгу, то знаешь, что в середине XVII века по христианскому летоисчислению, после окончания войны, которую во внешнем мире именуют Тридцатилетней, верховным советом магов было принято решение удалиться от активного вмешательства в человеческие дела и 'исправить' историю так, чтобы люди забыли о существовании магии.

-Да, Мастер, я читал об этом. И тут у меня тоже есть вопрос. На полках наших книжных магазинов довольно много самых разных изданий, посвященных оккультизму, магии, приворотам разным, астрологии и тому подобным вещам. Почему так? Волшебникам не удалось справиться с поставленной задачей, или утечка информации осуществлялась сознательно?

Его собеседник ответил не сразу. Сделав пару небольших глотков и задумчиво потеребив бороду, он наконец произнес:

-Здесь нет однозначного ответа. Действительно, осуществить проект Архимага Тариона оказалось весьма непросто. Тысячелетия люди жили бок о бок с магией и не воспринимали ее как что-то необычное, чужеродное или сверхъестественное. Совсем как в древнегреческих мифах: боги спокойно сходили с небес, общаясь со смертными почти на равных, и эллины считали такое их поведение само собой разумеющимся. Поэтому упор был сделан на другое – на недолговечность человеческой памяти. Вот представь себе, что всем жителям Европы 'посоветовали' забыть о существовании Америки. Нет ее – и все! Разумеется, узнав такую сногсшибательную новость, мало кто в нее поверит; особо недоверчивые снарядят экспедиции, используя корабли и самолеты, и обнаружат, что на том месте, где должен располагаться американский континент, его и вправду нет. И что же дальше? Поначалу будет много шума, дебатов в прессе и правительственных учреждениях; ученые выдвинут кучу гипотез, пытающихся объяснить столь странный факт. Потом постепенно все успокоится, поколение детей не станет даже печалиться по поводу исчезновения Америки. А поколение внуков будет воспринимать мир таким, в котором ее никогда и не существовало. Так и здесь – уже столетие спустя, когда не осталось очевидцев Второй Некромантской (кроме самих магов, разумеется), истинные события той эпохи, равно как и всех предшествующих времен превратились в сказки-небылицы, а то и вовсе канули в Лету. И лишь тут, – старик провел ладонью вокруг себя, – ты найдешь описание того, что происходило на самом деле. Разумеется, изъять у целого мира все письменные источники, упоминавшие о волшебстве, отняло бы слишком много времени, даже если бы все маги Гильдии побросали свои эксперименты и занялись только этим. Поэтому, собрав наиболее явные свидетельства существования чародейства, на остальные в конце концов махнули рукой – постепенно люди сами их уничтожат или спишут на предрассудки и богатое воображение древних.

Получилось, однако, немного по-другому. О магии не забыли совсем; до сих пор многие серьезно и, как ты теперь понимаешь, справедливо верят в ее существование, хотя и не очень отчетливо представляют себе, что она такое есть. Да и шарлатанов всегда было предостаточно: прекрасно сознавая свою 'профнепригодность', тем не менее они делают вид, что слывут глубокими знатоками волшебства. Их существование Гильдии скорее на руку: больше обмана – меньше найдется желающих лезть туда, куда не следует.

Вот так и существуют два параллельных мира, – заключил свое повествование библиотекарь, – внешний мир рационального, где правит бал техника, и внутренний мир иррационального, отдающий предпочтение магии. Боюсь, утомил я тебя, однако, столь длинным ответом.

-Нет, нет, что вы, – Эрик очнулся от раздумий. – Хочу уточнить одну деталь: среди продаваемых в магазинах книг, описывающих теорию и практику волшебства, довольно много посвященных темной магии. Неужели, читая их, можно стать чернокнижником?

-Не беспокойся: во всей той макулатуре уже практически не осталось истинных знаний. Хотя подчас появляются издания, в которых всплывают нежелательные сведения – когда кому-то удается найти очередную книгу или рукопись старых времен. Поэтому волшебники время от времени просматривают книжные издания – не появились ли на прилавках вещи, действительно опасные, а также втихую проверяют 'колдунов', работающих по объявлениям, на предмет использования запрещенных видов магии.

-А если таковой вдруг объявится, что ему будет?

-О, в арсенале Гильдии немало безболезненных средств отвращения от подобного вида занятий – можно использовать Забывчивость, Разочарование, или просто напугать последствиями какого-нибудь эксперимента. Впрочем, если какой-нибудь 'народный целитель' и впрямь имеет талант к излечению болезней, никто ему препятствовать не станет. Тем более что наши собственные коллеги с благословения Гильдии тоже имеют право зарабатывать ремеслом волшебника. В конце концов, людям на что-то жить надо!

-А настоящие чернокнижники сейчас существуют?

-Да откуда им взяться-то? Сурьезных всех побили в ту войну, а мелочь, что разбежалась, давно уж вся повымерла естественным путем. Куда больше проблем с высшими немертвыми было – они-то долго существовать могут, пока душа в теле держится. Некоторых из них вылавливали и столетие, и два спустя, потом вроде все успокоилось.

-В книге среди них упоминались некие личи. А это кто такие?

-Личи, говоришь? Мертвецы-колдуны, не потерявшие после смерти способности к концентрации магической энергии и произнесению заклятий. Вот, кстати: ты же у нас из России, верно? В русских сказаниях упоминается один из них под именем Кащей Бессмертный.

-Никогда бы не подумал! – воскликнул Эрик в изумлении. – Действительно, личность мерзопакостная, но в таком аспекте как-то раньше не рассматриваемая. Кстати, это многое объясняет. А что тогда символизирует пресловутое яйцо, в котором, по нашим преданиям, заключена смерть Кащеева?

-Ну, это проще простого. Чтобы стать личем, нужно провести ритуал, центральной частью которого является заключение своей астральной сущности в так называемый Сосуд Души. Физическое тело при этом умирает, сохраняя, однако, все способности, какими обладало при жизни. Сосуды те чаще всего имеют яйцеобразную форму, что отразилось в преданиях, и для личей являются святая святых – разбей его, душа немертвого освободится, а сам он закончит свое земное существование. Поэтому они и стараются спрятать их подальше, да еще и наложить охранные заклинания.

-Да, излюбленным сюжетом в наших сказках было – яйцо в утке, утка – в зайце, заяц – в сундуке, который прикован цепями к дубу, растущему на необитаемом острове. Еще в некоторых сказаниях обещалось: тот, кто разобьет яйцо – окаменеет.

-Классическая ситуация, – кивнул старик. – Я тоже могу привести пару примеров, причем вполне реальных. Лич Гнуденз спрятал свой сосуд в подвале особняка, хозяином которого являлся, а чтобы у воров и грабителей не было соблазна залезать внутрь, на охрану поставил целый отряд слуг-скелетов, да еще несколько призраков довольно кошмарного вида. Его 'коллега' по ремеслу Угирод для охраны своего бесценного сокровища использовал злобного воздушного элементаля, душившего всех, кто пытался притронуться к сосуду. Некоторые толкователи мифов полагают также, что описанная в восточных сказках про Синдбада ситуация, когда он со товарищи находят яйцо птицы Рухх , на самом деле аллегорическое повествование о том, как ватага купцов-путешественников натолкнулась в своих странствиях на подобный сосуд, который охранял дракон – именно его посчитали за гигантского орла, поскольку с разумными звероящерами им, естественно, сталкиваться не приходилось.

-Все это очень необычно и с трудом укладывается в голове, – Эрик отер вспотевший лоб. И мечтательно добавил, – как жаль, что я не родился четыреста лет назад. Увидел бы все собственными глазами, а при удаче прославил свое имя воинскими подвигами во Второй Некромантской. Старик замахал на него руками.

-И хорошо, что тебя тогда не было! Считаешь, что тебе не повезло? А что бы ты сказал, попав под действие Гнилой Болезни? Или в лапы одержимым, ведущим себя с пленниками хуже диких зверей? Думаешь, ты один такой? Тысячи славных юношей, навроде тебя, грезили о бессмертных подвигах, а возвращались с полей сражений беспомощными калеками, или их привозили на погребальных телегах. А сколько таких – против своей воли! – пополнили ряды воинства Тьмы в качестве одержимых или зомби. Радуйся, что над тобой чистое голубое небо (сейчас, правда, слегка помраченное тучками), а не дым и копоть пожарищ; тебе не нужно постоянно оглядываться по сторонам, судорожно сжимая рукоятку меча, и твою душу не терзает страх за родных и близких! Так что не жалуйся на судьбу, что родился именно сейчас. Считаешь свою жизнь немного скучной? Если есть у тебя авантюрная жилка, подучись немного – и найдешь себе занятие по душе. Можешь принять участие в археологических раскопках – там, где велика вероятность найти артефакты и магические символы древних цивилизаций. Или проводить колдовские эксперименты в запредельных областях магознания. Или стать отважным исследователем Внеземелья – первооткрывателем новых миров. Последнее занятие в прошлом было весьма опасным занятием – немало волшебников, особенно молодых, погибало в момент открытия портала, или вскоре после пересечения границы чужого мира. Теперь-то, конечно, с применением технических средств и охранных заклятий смертность сведена почти к нулю, и все равно – прояви беспечность, и неприятностей не оберешься. Зато, поверь мне, чудеса иных миров стоят того, чтобы пожертвовать многим, потому и идут туда все новые поколения волшебников.

-Здорово! А я ведь как раз и направлялся к вам, чтобы попросить что-нибудь увлекательное. Надоело одни учебники читать. К тому же после сегодняшнего занятия неплохо было бы проветрить мозги.

-А что вам преподавали сегодня?

-Магию Духа. Вызвался даже отвечать первым. Библиотекарь с уважением посмотрел на своего собеседника.

-И не испугался Саграно? Ведь даже я, признаюсь тебе честно, немного его побаиваюсь. В свое время он рьяно служил Святому Трибуналу, и замашки еще те остались…

-Он был Инквизитором?? Но, как я читал, Трибунал распустили почти сразу после окончания Второй Некромантской!

-И что тебя удивляет? Должен уже привыкнуть, что великие маги славятся изрядным долгожительством.

-Неужели он был очевидцем той войны?

-О да, и принимал в ней деятельное участие. Однако я мало что о том знаю, мэтр Саграно не любит распространяться об отдельных периодах своей биографии. Ну да ладно. Какую, говоришь, книжку ты хотел взять почитать? Эрик подумал немного.

-Раз уж заинтересовали вы меня инопланетными чудесами, то дайте что-нибудь про обитателей Внеземелья.

-Сейчас поищем, что есть на русском. Еще одна большая проблема библиотеки – отсутствие достаточного количества литературы на большинстве общепринятых языков. Многие книги вообще были изданы один-единственный раз и больше не переиздавались. А ведь ученики собираются со всех частей света! Конечно, наиболее важная информация представлена на латыни, почему вы ее и изучаете, но для настоящей исследовательской работы того явно недостаточно. А если понадобятся сочинения какого-нибудь малоизвестного чародея, написанные на староитальянском? Я давно про то Гарозиусу талдычу, да воз и ныне там. Хорошо еще, что учебники составили на всех более-менее распространенных языках – а то пока вы латынь изучите, уже и дипломную делать пора. Поэтому хочу предложить вот что: если есть желание, скооперируйся с кем-нибудь из своих друзей-иностранцев, и возьмитесь за перевод книг. Некоторые из студентов, бывших прежде вас, подрабатывали тем себе на жизнь, поскольку эта работа оплачивается: либо деньгами, либо заколдованными предметами – а их при желании можно обменивать в нашем магазинчике. Слышал о нем?

-Уже и заглядывал туда!

-Ну вот, если надумаете, так и быть, замолвлю за вас словечко.

-Идея хорошая. Мы обязательно обсудим её.

-Замечательно. А я пока пойду покопаюсь на полках. Вернулся библиотекарь минут через десять.

-Книжка про драконов подойдёт?

Эрик взглянул – то было сочинение 'О наших невероятных приключениях в Драконии', ссылку на которое он видел в 'Кратком курсе'.

-В самый раз!

Глава 33.

Когда он покинул библиотеку, дождь уже прекратился совсем, и сквозь прорехи расходящихся туч снова ярко сияло Солнце, высушивая траву и камни. Открывая ключом дверь своей комнаты, Эрик увидел, как на пол упал сложенный в несколько раз клочок бумаги, очевидно, воткнутый в дверную щель.

Сообщение на нём гласило: 'СЕГОДНЯ ДЕВЯТЬ ВЕЧЕРА У БЕСЕДКА ЕСЛИ НЕ ДОЖДЬ'. Крупные печатные буквы – как если писал ребенок или малограмотный. Или – человек, знакомый с русским лишь по словарю.

Похоже, кто-то из его закордонных друзей затеял общий сбор команды. Гека, как назло, куда-то запропастился. Олаф оказался у себя, но на вопрос о предстоящем мероприятии сделал круглые глаза.

Стало быть, некто имеет дело конкретно к нему. Но зачем вытаскивать его из замка – просто заглянул бы попозже. Да и какая беседка имеется в виду, тоже непонятно – на острове их более десятка. Автор послания не мог не учитывать этого. Скорей всего, та самая, в которой не так давно они собирались узнать содержание письма, полученного Жозе.

После недолгих сомнений Эрик решился и без пятнадцати девять прибыл на место. Никого.

Солнце почти закатилось – все-таки сентябрь на дворе. Интересно, на что рассчитывал пригласивший на встречу?

Делать нечего, придется подождать. Он присел на скамеечку так, чтобы ему была видна дорога со стороны замка, однако его самого заметить можно было бы только вблизи. В ожидании прошло минут десять.

Внезапно он услышал легкие шаги – кто-то шел по мраморным плитам дороги, однако с противоположной стороны, от пляжа. Эрик осторожно выглянул. В сгущающихся сумерках показалось, что к нему направляется Таисия, но нет – когда девушка подошла поближе, что перед ним Вин Суонг. Китаянка явно ходила поплавать в морской воде – одетый на ней купальный костюм прикрывали полотенце на плечах и легкая мини-юбка. В руках она держала пальмовую ветвь, которой периодически обмахивалась. Заметив нашего героя, она остановилась.

-А, Эрик! Отдыхаешь или ждешь кого-нибудь?

Растерявшись от неожиданного поворота событий, тот промямлил, что, мол, вышел подышать свежим воздухом.

-И я тоже. После дождя так приятно дышится! Воздух настолько напоен ароматами, что голова кругом идет, даже без всякой магии. Почти как в нашем Национальном Ботаническом саду, где собраны образцы флоры со всего мира. Я пару раз была там – незабываемое зрелище!

Эрику вновь стало немного стыдно, что сам он нигде не был и ничего толком не видел, разве что на экране телевизора или компьютера. И он перевел разговор на другую тему:

-Послушай, Вин, ты Геку случайно не встречала?

-Нет, а что-нибудь случилось?

-Просто хотел обсудить с ним кое-что, а он куда-то запропастился, даже на ужин не пришел. Китаянка понимающе улыбнулась.

-О, не волнуйся, я думаю, с твоим другом все в порядке. Здешние места столь чарующи… трудно устоять перед их соблазнами, особенно когда у тебя есть собеседник, к которому ты испытываешь симпатию – душевную, и не только. Поэтому я немного удивлена, видя тебя здесь скучающим в одиночестве.

-Однако у тебя сопровождающих тоже нет.

-Я хотела взять с собой Сюэ, но она отказалась – голова, мол, болит сильно из-за резкой перемены погоды. Честно признаюсь, я даже опробовала на ней соответствующее заклинание, но безуспешно. Поэтому оставила ее отдыхать и пить таблетки, а сама решила не лишать себя удовольствия ополоснуться в закатном море.

Эрик украдкой взглянул на часы. Десять минут десятого. Вызвавший его на рандеву явно опаздывает, поскольку, кроме них двоих, ни одной живой души поблизости не видно.

-Представляешь, случайно наступила на краба, еле успела отдернуть ногу. Они же как бультерьеры – если ухватятся за что-то клешнями, так не разомкнут, даже если клешню оторвешь! Когда я была маленькой, отец как-то принес домой живого краба, я решила с ним поиграть, а он меня за мизинец так ухватил, что пассатижами пришлось освобождать. Палей потом болел долго, родители боялись даже, что придется ампутировать. К счастью, обошлось. С той поры я стараюсь держаться от них подальше. А в твоих краях крабы водятся?

-У нас даже для раков холодновато. Поэтому этих обитателей южных морей я воспринимаю исключительно в виде палочек.

-Но они же делаются не из крабов, а из белой рыбы, да еще с кучей заменителей!

-А то я не знаю. А тебе приходилось видеть рыбу фугу? Слышал я, что ядовита очень, но после тщательной обработки пальчики оближешь. И готовить ее имеют право только специально обученные повара.

-Нет, фугу я видела только на картинках. Тем более что увлекаются ею в основном в Японии, у нас ее любителей не так много. Если интересуют детали – можешь спросить у Хиромо или Исикэ – они оттуда, должны знать. Можно я присяду? А то на одном месте топтаться не очень приятно.

Чувствовать себя неджентльменом было неприятно, и он с готовностью согласился. Вин уселась на скамеечку с противоположной стороны, отстоявшую, впрочем, всего на пару шагов от той, на которой расположился наш герой, так что они могли без проблем общаться тет-а-тет.

-Эрик, ты как-то упоминал, что городок, откуда родом, находится за Полярным Кругом. Это правда? И ты видел северное сияние?

-Все так, и то, что полгода у нас день, а полгода – ночь. И тогда на небе полыхают радужные сполохи. Красиво, конечно, но другой красоты у нас, собственно, не так и много – тундра, вечная мерзлота, горы вынутого грунта вокруг шахты, стада оленей на горизонте. И этот постоянный холод! Только здесь я немного отогрелся. Представь себе: тут мы в сентябре загораем и купаемся, а там, откуда я родом, уже завывают бураны, неся с собой первый снег.

-Ужас! – поддержала его китаянка. – И зачем вы, люди, живете в таких негостеприимных землях? Ведь на свете есть куда более приятные для жизни места.

-Эх, Вин, ты прямо как в том анекдоте про Родину… Ну а если серьезно – то в свое время, еще в эпоху Красной Империи, мой дедушка махнул на Север – подзаработать на жизнь, да так там и остался, обзавелся семьей, квартирой. Потом империя рухнула, заработки у работяг стали – только чтоб с голоду не околеть. Пришлось отцу, когда подрос, тоже идти вкалывать на шахту. Постепенно жизнь более-менее наладилась, но мечта когда-нибудь вернуться на Большую Землю так и осталась неосуществленной. Подозреваю, что истинной подоплекой желания моей семьи послать меня учиться в столицу было – чтобы хоть я смог вырваться и увидеть лучшую жизнь. А извилистый поворот судьбы забросил меня в Академию. Однако у меня и мыслей никаких нет, что буду делать после ее окончания.

-Не переживай! Не один ты такой. А кем тогда собирался стать, приехав в столицу?

-Пытался поступить, куда повезёт. Тут особо выбирать не приходилось. Ну а про наше приключение с рекламным вестником ты наверняка уже знаешь. Так и очутился тут. А как у тебя дело было? Вин встряхнула волосами, намокшими снизу, чтобы они быстрее сохли.

-Хочешь узнать мою историю? Изволь. В моей семье из поколения в поколение передавалось предание о том, что одной из представительниц нашего рода суждено стать колдуньей. Откуда оно пошло, неизвестно, знаю лишь, что связано с амулетом в виде подвески с цветком, в центре которого большой желтый камень – топаз, наверное. Каждая из девушек, достигшая шестнадцатилетия, согласно заведенному обычаю, должна была прикоснуться к нему, и тогда амулет укажет на избранницу судьбы. Моя мама, и бабушка, и прабабушка делали это, но ничего не происходило, и сам ритуал имел скорее символическое значение, поскольку никто толком не знал, что вообще должно случиться. И вот когда я взяла амулет за подвеску, камень зажегся и светил почти минуту. Домашние поахали, но и только – что дальше, предание умалчивало. А потом пришло письмо-приглашение: в один прекрасный день я обнаружила его в своем школьном ранце. Скорей всего, амулет служил своего рода передатчиком, и мое прикосновение активировало его, но кто получил сигнал? Ведь прошло не меньше двухсот лет, а может и все триста, когда он появился у нас в семье, и даже каким образом это произошло, никто уже не помнил. Такая вот загадка.

Китаянка на мгновение замолчала. А она ничего, симпатичная, неожиданно промелькнула мысль у Эрика. Изящного сложения, повыше своих соотечественников, она вполне могла бы сойти за европейку, если бы не раскосые миндалевидные глаза и прямые, черные как смоль, волосы.

-Скажи, Вин, а среди твоих предков случайно не было выходцев из Европы или Америки? Та от души улыбнулась, обнажив ряд ровных белоснежных зубов:

-Угадал: мой дедушка по материнской линии был английским служащим компании 'Бритиш Электроник Груп', работавшим в филиале компании в Макао. Моя бабушка стала его возлюбленной, но официально брачные отношения они не оформили. Когда Гонконг присоединили к Китаю, дедушка устроил себе перевод на историческую родину, опасаясь репрессий со стороны коммунистического режима. Больше он не вернулся, лишь время от времени присылал подарки и деньги. В память от него осталась маленькая девочка – моя будущая мать. Самое интересное получилось, что на дедушку больше похожа оказалась я, чем она.

Еще один 'случайный' взгляд на часы. Без пятнадцати десять. Вызвавший его сюда теперь вряд ли появится. Неужели увидев, что Эрик не один, загадочный автор записки решил не объявляться? Но не прогонять же его невольную собеседницу, к тому же такую красотку…

-Но таких полукровок, как я, в Гонконге немало, – продолжала между тем Вин, – англичане там хозяйничали столетиями. Как говорили когда-то, во владениях Ее Величества никогда не заходит Солнце. Сколько реликвий и прочих ценностей вывезли – не перечесть. Да ведь что-то подобное имело место и в вашей истории, разве нет?

-К сожалению. В Смутное Время, наступившее после падения Красной Империи, тащили и вывозили кто во что горазд. А вообще после изучения школьного курса отечественной истории у меня лично сложилось впечатление, что России в этом отношении исключительно не повезло: удивительно, что в ней вообще еще что-то осталось. Рискну показаться непатриотичным, но иногда кажется, что у моей страны вообще нет будущего. Такое впечатление, что над ней висит стародавнее проклятие, и любые, даже самые благородные начинания там превращаются в свою противоположность или гибнут бесславно.

-Ну-у, не будь таким пессимистичным. В разные времена многие страны прошли через исторические периоды, когда людям казалось, что мир, к которому они привыкли, рушится на глазах, и будущее виделось исключительно в черных красках. Пережили, однако. Меньше надо думать о глобальных проблемах, лучше о личных: если каждый будет заниматься своим делом, так оно все и наладится. А ты как считаешь?

-Полностью согласен. Хотя до сих пор не уверен, что магия – мое призвание. Признаюсь честно – до того, как попал сюда, относился к ней, как к цыганским гаданиям. Пока не сотворил свою первую иллюзию.

-У тебя получилось? А у меня ничего толком не выходит. Пробовала Факел Света, но в самом лучшем случае толку от него было как от лампочки на три ватта. А на Рой Насекомых – хоть бы одна завалящая букашка явилась! Наверное, это потому, что я очень неусидчивая. То ли дело Фэн –как займётся медитацией или книгу какую усядется читать, так три часа может просидеть без движения. Вот кто из нас станет настоящим чародеем, так это он!

-Не переживай, Вин. Если ты легко концентрируешь магическую энергию, тебе и не потребуется просиживать за кристаллом дни и ночи напролет.

Они еще долго разговаривали: о сказочных существах и загадках истории, готовящейся разведывательной экспедиции на Марс с участием людей и последнем слове науки и техники – кибернетических секретаршах, взлетах и падениях древних империй, колонизации Дикого Запада и Золотой Лихорадке, прославленных живописцах эпохи Ренессанса, даже о русской национальной кухне и китайской народной поэзии; и по многим обсуждаемым темам обнаружили единство взглядов и полное взаимопонимание.

Идиллию их плодотворного общения разрушили куранты, пробившие двенадцать раз.

-Ой, уже полночь! Однако мы заболтались. Ты такой эрудированный, с тобой так интересно общаться! Правда, нас теперь точно в замок не пустят, придется ночевать в лесу.

-А это мы сейчас проверим.

На прояснившемся небе сияла почти полная луна, дорожкой освещая путь к замку, где к тому же горело несколько окон. Вин элегантным движением взяла его под руку, и так, подобно парочке влюбленных, они добрались до ворот, которые и впрямь оказались закрыты.

Эрик подошел вплотную и подергал за громадное железное кольцо, вделанное в створку. С таким же успехом он мог бы попробовать сдвинуть с места танк, взявшись за ствол.

-Придется стучать. И тем же кольцом он пару раз со всей силы ударил о дверь и прислушался.

-Ой! – воскликнула сзади него Вин.

Одна из фигур рыцарей, та, что поближе, повернулась к ним и металлическим голосом проскрежетала:

-Вход закрыт. Приходите утром.

-Я думал, они чисто декоративные, – отозвался Эрик. – А они, оказывается, роль привратников играют. Да, этих железных болванов едва ли уговоришь пустить нас внутрь.

Живые доспехи неожиданно замерцали и, грозно лязгнув, фигура сделала шаг по направлению к нашим героям.

-Мне кажется, нам лучше уйти, – торопливо прошептала Вин, ухватившись за левую руку Эрика и потянув прочь от ворот, – ведь благодаря нашим кольцам они слышат, о чем мы говорим, так же как и мы понимаем их речь. Боюсь, твой эпитет они сочли за оскорбление, и теперь уж точно не пойдут нам навстречу.

-Ну и ладно. Мы с Гекой как-то делали ночную вылазку, так перелазили через окно.

-Увы, в своей комнате я оставила открытой только форточку, а она слишком маленькая.

-Тогда полезли через мое. Я не стал запирать ставни.

-А не боишься, что какая-нибудь живность заберется, пока спишь?

-Если здесь нет хищников, чего опасаться?

Добравшись до окна своей комнаты, Эрик проворно перелез через подоконник, после чего помог перебраться внутрь спутнице.

-А у тебя довольно мило. Я раньше представляла себе жилища одиноких представителей мужского пола как сплошной бардак, но теперь вижу, что ошибалась. Спасибо за приятно проведенный вечер, мне очень понравилось в компании с тобой.

-Так кто мешает как-нибудь встретиться поболтать еще?

-Обязательно, но на сегодня, наверное, достаточно. Мне нужно привести себя в порядок после купания. Одну минуточку… Она выглянула за дверь и тут же шмыгнула обратно.

-Там какая-то собака в коридоре! Большая, белая. Ты не проводишь меня? А то вдруг она кусается.

-Вряд ли. Скорей всего, домашняя любимица кого-нибудь из волшебников. Но давай пойдем вместе, погляжу, что за зверь там могучий.

Они вышли в коридор. Действительно, метрах в двадцати от них, на ковровой дорожке, сидел пес с грустным выражением морды, именно такой, как сказала Вин – белоснежный, и если встанет на задние лапы, передние запросто может положить на грудь. Но что делать – остается надеяться, что собака цивилизована (в замке живет все-таки!) и спокойно даст им пройти.

Однако когда подошли поближе, пес вскочил и потрусил в парадную. Они спокойно миновали коридор и, проходя мимо лестницы, увидели, что представитель собачьего племени сидит на одной из верхних ступенек и смотрит на них. В отражении неярких ночных светильников на стенах глаза собаки отсвечивали красным, что производило жутковатое впечатление. Эрик никогда не признался бы в своих слабостях, тем более в присутствии женщин, но и ему стало немного не по себе. К счастью, четвероногий друг человека вел себя мирно.

-Спасибо, что проводил, – тихо сказала Вин, когда они подошли к дверям 39й комнаты. – После того, как еще в детстве одна злобная собака порвала на мне юбку, я стараюсь держаться от них подальше. А тут такое страшилище!

И на прощание она одарила Эрика долгим нежным взглядом, так что у того сладко защемило внутри.

Путь обратно оказался проще – волкодав куда-то убежал. И лишь вернувшись к себе, он вспомнил, что так и не встретился с автором той записки. Но, может, тот даст знать о себе завтра – точнее, уже сегодня, ибо полночь миновала, и наступил новый день?

Глава 34.

-А вот и я! – весело произнес Асфарг, улыбаясь в черную, как смоль, бороду. Его ковер завис над кафедрой на расстоянии в два человеческих роста. – И конечно же, мои юные ученики спешат порадовать своего учителя успехами в приобретении знаний. Читал ли кто-нибудь из вас книги по магии Стихий?

-Да, – прошелестело по залу.

-И что вы почерпнули из них? Формулы заклинаний? Принципы существования стихий? Историю становления школы Красной магии? Или забавные рассказы о великих волшебниках прошлого? В любом случае в выигрыше будет тот, кто не пренебрегает ни одной из граней сверкающего бриллианта колдовского искусства. Без сомнения, не может называть себя истинным волшебником тот, кто не выучил наизусть хотя бы несколько простых формул. Но что то за чародей, который не знает элементарных принципов действия магии? И как он сможет развивать магическую науку, если не будет опираться на достижения предшественников? Зачем изобретать ковер-самолет, если он давно уже сконструирован? Да, да, вы видите это собственными глазами! К сожалению, молодые маги часто бывают самоуверенны и отвергают опыт, накопленный тысячелетиями, считая, что у них все получится лучше и быстрее. И лишь набив немало шишек, убеждаются, что не стоит пренебрегать мудростью древних. И в особенности касаемо создания новых заклинаний – многие из формул, которые вы получаете в готовом виде, создавались и улучшались столетиями. Стоит привести один хороший пример, – Асфарг на мгновение задумался, – но вначале: кто-нибудь из вас знает наизусть Кольцо Огня? Поднялось несколько рук, из числа которых был выбран Хиромо.

-Вот этот юноша и скажет нам формулу. Маленький японец, поправив очки, встал.

-Varrg dmaunnf bligronn kastaf oprodi dezrisst burstagn haldavnt zinks fehtrag ellog skannfrob, – старательно произнес он.

-Вот! Именно так выглядит данная формула в современных учебниках по стихийной магии. Но это вовсе не значит, что именно так она выглядела всегда! Есть исторические свидетельства, что похожее заклинание использовалось еще в Древнем Египте и Шумерском царстве, однако не осталось, увы, никаких записей, содержащих формулы, и мы ничего не можем сказать о том, как они выглядели. Кроме того, оставленные описания не позволяют сказать точно, было ли то Кольцо Огня или похожий на него Огненный Щит. Есть более достоверные данные о применении этого заклинания в Персии времен Ахеменидов и Египте при Птолемеях. Знаменитая Александрийская библиотека – кстати! – имела несколько томов перечня известных к тому времени заклинаний. К великому сожалению, они не дожили до наших дней, уничтоженные вместе со всем остальным религиозными фанатиками. Поэтому официальным первооткрывателем Кольца Огня считается арабский волшебник Омар аль-Мансур, живший в Магрибе в IX веке нашей эры по христианскому летоисчислению. Правда, заклинание, воспроизводимое по его записям, на самом деле окружает колдуна лишь огненным полукругом спереди, а сзади он остается беззащитным. Об этом недостатке знал и сам магрибинец, поскольку в комментариях к практическому применению заклятия советовал становиться спиной к стене, ограде или пропасти 'дабы враги не могли ударить в спину'. Два столетия спустя хорезмиец Улашди модифицировал формулу, заменив 'bligrokas' на 'bligronn kastaf', что позволило наконец получить полный круг огня, внутри которого волшебник мог чувствовать себя в относительной безопасности. Еще через двести пятьдесят лет немецкий чародей Буденриг открыл, что если вместо 'fertag allod' использовать 'fertrag ellog', диаметр кольца значительно расширяется и интенсивность пламени возрастает. Еще один маг, кажется, Винцеус, в конце XVI века обнаружил, что слово 'turdis' между 'burgtagn' и 'haldavnt' абсолютно лишнее и никак не влияет на эффективность заклятия. Были и отдельные косметические замены вроде 'skannfrob' вместо прежнего 'skannfob' или 'dmaunnf' вместо использовавшегося ранее 'gmauf', оказавшиеся полезными. Видите, каким нелегким путем подчас создаются те формулы, что вы получаете готовенькими! По залу прокатился легкий шумок.

-Значит, Великий Мастер, многие из формул, приведенных в наших учебниках, также нельзя считать окончательными, и возможно их дальнейшее улучшение? – спросил кто-то.

-Совершенно верно, и именно здесь вам пригодится бесценный опыт проб и ошибок, сделанных другими. Конечно, вы вправе усомниться – разве такая сложная и ответственная работа по силам ученику? Вполне, друзья мои! И я могу привести немало тому примеров. Пожалуй, самый яркий из них – заклинание Запрет на Металл, над которым полжизни работал колдун Вардини, а формулу вывел его ученик Марциус, не проучившийся и года. Можете представить себе немалое огорчение человека, много лет посвятившего решению какой-либо проблемы, а тут объявляется неизвестно кто и в одночасье находит ответ. А вот и совсем недавний случай, уже во время существования Академии – один из учеников первого выпуска изобрел Электрический Щит – аналог Огненного и Ледяного. Так что и у вас есть неплохие шансы. Сразу же последовал вопрос о сути заклинания Запрет на Металл.

-Как?!? Вы еще не знаете о заклинаниях-запретах? Ай-яй-яй! Обязательно почитайте о них в учебниках! Их суть состоит в том, что при произнесении формулы в определенном радиусе действия соответствующая стихия, так скажем, не может активно действовать. Потухает огонь, прекращаются дождь и ветер, перестает дрожать земля, изгоняются вызванные элементали. Что же касается металла – вещи, сделанные из него, рассыпаются на части, превращаясь в труху и ржавчину. Наиболее известный исторический случай применения данного заклинания – в битве при Витковой горе в 1420м году. Болечек, большой специалист по магии Металла и давний приятель полководца Яна Жижки, согласился опробовать его на агрессоре – немецком воинстве. В результате большая часть рыцарей-крестоносцев оказалась обезоруженной – их мечи и доспехи рассыпались в прах. Конфузия вышла полной – немцы позорно бежали, даже не пробуя вступить в бой. Но, используя это заклинание, будьте крайне осторожны! Действие его трудно сфокусировать, и вы рискуете вывести из строя не только вашу цель, но и все близлежащие объекты, в том числе и принадлежащие вам! Неожиданно со своего места поднялся Майкл.

-Великий Мастер, – начал он, пережевывая слова, как если бы ему было очень трудно сформулировать мысль, – а что, те големы, что работают в столовой, действительно металлические? А как на них подействует заклинание?

-На вашем месте я не стал бы пробовать делать такое. Ведь големы по сути своей одушевленный металл. Их тела разрушить не так просто, вашу попытку произнести в их присутствии формулу Запрета на Металл они могут воспринять как враждебное действие. И едва ли вы переживете даже один удар их железного кулака, особенно если он попадет в голову! История приручения големов, как и любых других элементалей, полна драматизма; даже маститые волшебники не всегда могли справиться с ними, не говоря уж об учениках и подмастерьях. Именно поэтому – имейте в виду! – настоятельно не рекомендую пытаться самостоятельно их вызывать. Даже с соблюдением всех необходимых предосторожностей. Освойте вначале простые вещи! Кстати, к сегодняшнему занятию кто-нибудь научился произносить заклинание? Ну-ка, не стесняйтесь, продемонстрируйте свое искусство! Поднялся Джо.

-Мне пару раз удалось произнести Ледяное Дыхание, – сообщил он.

-Чудесно! Сможете повторить? Сейчас я предоставлю в ваше распоряжение предмет, на котором вы нам его покажете!

Прямо из воздуха на кафедральном столе материализовался узорчатый стеклянный кувшин, почти доверху прозрачной бесцветной жидкостью.

-Вот! Попробуйте сделать так, чтобы вода покрылась коркой льда!

Джо старательно произнес заклинание, однако никаких изменений не произошло.

-Разрешите мне сделать еще одну попытку. Ковер-самолет спустился пониже, и Асфарг коснулся пальцами кувшина.

-Чуть-чуть холоднее стало. Что ж, юноша, если уверены, попробуйте повторить.

На сей раз получилось лучше – стенки запотели, что было заметно даже на задних рядах. Осмотрев кувшин, Великий Мастер остался доволен.

-Для второго занятия весьма недурно. Продолжайте в том же духе, и рано или поздно сможете сделать так!

Он щелкнул пальцами, и в тот же момент все содержимое кувшина превратилось в лед, а кафедральный стол покрылся инеем. Одновременно послышался звук лопнувшего стекла.

-Ах! Опять забыл, что вода при замерзании расширяется! Ну ничего, сейчас приберем.

Под его пристальным взором глыба льда растаяла в воздухе, а осколки сами собой соединились в исходную форму, как если бы никаких повреждений и не было.

-Как вы думаете, какое заклинание я применил, чтобы этот сосуд для утоления жажды вновь радовал наш взор? Знайте – оно называется Восстановить Нарушенное Целое, и по сути своей относится к магии Трансформаций, с которой вы познакомитесь на третьем курсе. Суть его многогранна, некоторые из вариантов данного заклятия используются и в других школах магии, например, в Целительстве при лечении переломов. Очень ценное заклинание, советую его освоить, пока находитесь в стенах Академии. Ковер-самолет поднялся на прежнюю высоту.

-Кто еще желает поразить своим магическим талантом?

Робко вызвалась афроамериканка Сандра. Однако все ее попытки сотворить Поток Воздуха окончились неудачей.

-Ну-ну, не расстраивайтесь, если будете стараться, рано или поздно сможете вызвать настоящий ураган. Кстати, знаете ли вы, что в древние времена волшебники Воздуха, умеющие повелевать ветрами, ценились буквально на вес золота? Ведь присутствие одного из них на борту корабля гарантировало успех плавания – судну не грозили ни шторм, ни штиль, всегда лишь попутный ветер. Да и морские разбойники, рискнувшие напасть на такой корабль, в лучшем случае оставались без добычи, а в худшем – и без собственной посудины, поскольку волшебнику ничего не стоило повернуть ветер так, чтобы пират разбился о скалы. Однако чародеев, обладающих подобной силой, было немного, поэтому нанять его мог лишь царский сановник или очень богатый купец. Правда, – хитро добавил Асфарг, с лукавой улыбкой разглядывая сверху первокурсников, – любая палка, как известно, имеет два конца. Если колдун оказывался самозванцем, или его профессиональные способности явно были не на высоте, то имел неплохие шансы отправиться на обед акулам. Отсюда мораль: громко заявлять о себе как первоклассном специалисте имеет право лишь тот, кто действительно им является! А чтобы им стать, нужно много учиться. Поэтому продолжим наше занятие. Кто следующий продемонстрировать свое мастерство? Фэн слегка замешкался, и его опередила Янка.

-Я могу сотворить Индукцию Магнетизма! – радостно сообщила она.

По аудитории прокатился шорох комментариев. Даже Великий Мастер не смог скрыть своего удивления.

-О! Не ожидал, что среди вас найдутся любители нетрадиционных направлений в магии (тихие смешки). Тем не менее, вдвойне приятно, что студенты пробуют себя в разных областях волшебного искусства, а не проявляют стадное чувство любви к одному-единственному разделу его. Поэтому мы все с удовольствием посмотрим на результат применения вашего заклинания. Однако расскажите вначале, каким образом вы его освоили и как хотите продемонстрировать сейчас?

-Я нашла формулу в книге 'Иные стихии' и попробовала на мельхиоровой ложке. Через некоторое время она стала притягивать железные скрепки. Правда, если я пыталась поднять их таким образом со стола, они быстро падали. К сожалению, не догадалась захватить с собой ни ложку, ни скрепки.

-Ну, это как раз не самая большая проблема. У нас даже есть специальный прибор для изучения магнетизма. Сейчас телепортирую его сюда.

Асфарг развел руки в стороны, и на кафедральном столе оказалось странное сооружение с пропеллером и электрической лампочкой сверху.

-Ой, я не то имел в виду. Исправляю!

Сооружение исчезло, а на том месте возникли игрушечные качели, но вместо сидений – привязанные за нитку металлические шарики.

-А теперь попробуйте применить формулу на одном из шариков. Если успешно, он притянет своего соседа.

-Urlanzt dun fasbirgg henshthorn tekk salfinbs vreonzzo astozg paalang skaleint aarrk guftull, – произнесла Янка, тряхнув косичками, и шарики действительно немного отклонились от своего первоначального положения, хотя и не соприкоснулись друг с другом.

-Данная модель является простейшей, – счел нужным дать пояснения преподаватель, – в ней шарики изготовлены из железа, как металла, наиболее склонного к магнетизму. В более сложных вариантах вместо него используются медь и алюминий, которые не так легко становятся магнитами. Очень хорошо, не забывайте только, что опыты с электричеством и магнетизмом нужно проводить вдали от современной техники. Очень уж она к ним чувствительная. То ли дело раньше…

Собравшись рассказать очередную занятную историю, он заметил чью-то одиноко поднятую руку.

-Да, юноша, вы что-то хотели спросить?

-Великий Мастер, разрешите и мне показать пару фокусов, – раздался голос, в котором чуткое ухо услышало бы нотки снисходительного высокомерия.

Эрик оглянулся – и точно, то был рыжеволосый представитель острова Ирландия. Интересно, чем таким он решил поразить не только своих однокурсников, но и несомненно весьма искушенного в своем предмете учителя?

Не дожидаясь официального разрешения, Дэнил вальяжным шагом спустился вниз.

-Огненный Шар! – громогласно объявил он, словно играл роль конферансье в цирке. Но, поскольку аплодисментов не последовало, скороговоркой пробормотал формулу и вытянул перед собой руки, слегка разведя их в стороны, как если бы собирался удержать на весу большой арбуз. Между его ладонями возник клубок яркого пламени размером с футбольный мяч.

-А еще я могу сотворить Стену Огня.

-О, нет, нет, – поспешно произнес Асфарг. – Я нисколько не сомневаюсь, что вы в состоянии её создать, но не здесь. Вскоре нам предстоят занятия на Полигоне, вот там показывайте все, что угодно. Если бы все мы стали творить чудеса в стенах замка, от него давно бы уже камня на камне не осталось. Однако я вижу, юноша, что у вас явная предрасположенность к Огню! На моей памяти еще не было случаев, чтобы за столь короткое время ученик осваивал Шар, а тем более Стену! Просто блестяще! Не забывайте только о других разделах магического искусства, и все будет хорошо! И не задирайте нос перед своими товарищами, помните восточную мудрость, призывающую не кичиться силой, ибо встретишь более сильного, и не хвалиться умом, так как объявится более мудрый.

Дэнил наклонил голову, словно соглашаясь со словами учителя, и молча сел на место.

Глава 35.

Сразу после окончания занятия компания друзей собралась вновь. Эрик рассказал о предложении библиотекаря заняться переводами книг.

-Во! Что ж ты раньше молчал? Разумеется, кто ж откажется от возможности подзаработать? А Халид не говорил, с каких языков нужно переводить?

-Посоветовал нам самим определиться, а он подберет соответствующие книги. Другое дело, что вряд ли среди нас присутствуют полиглоты. Я, например, кроме языка, на котором разговариваю, немного знаю английский, но со сложным художественным текстом едва ли справлюсь.

-Точно так же, как и мы. Единственный из нас, для кого он родной, – это Джо.

-Я попытаюсь, – отозвался тот. – Хотя с моим неполным средним образованием будет трудновато расшифровать особо закрученные обороты.

-Ну, тогда от меня, боюсь, будет меньше всего пользы, – заявил Жозе, слегка погрустнев. – Немного знаю португальский, еще меньше – испанский – кое-чему научился, работая у дона Мануэля, а так я даже школу почти не посещал, разве что младшие классы.

-Зато теперь у тебя будет стимул изучить их, – ободрил его Фэн. – Нам в этом отношении сложнее: едва ли перевод на китайский понадобится кому-нибудь.

-Зря так думаешь, – возразила Дина. – В одной из книжек я прочла, что в Китае были свои школы волшебства. Не может быть, чтобы от них ничего не осталось. Скорей уж мы останемся без работы. Российские волхвы не любили записывать свои формулы и воспоминания, предпочитая устное обучение. А во времена царей-императоров доморощенные колдуны предпочитали уезжать учиться и работать на Запад.

-Ладно. Короче, я передаю библиотекарю наше принципиальное согласие, а там посмотрим. А заодно и узнаю, что за пёсик встретился ночью, подумал Эрик.

Пообещав сделать все возможное, чтобы обеспечить работой студентов, насчёт собаки Мастер Халид засомневался:

-Есть у нас тут два экземпляра, в лесном поселке живущие. Немецкая овчарка Пикс и миттельшнауцер Далто. Однако назвать их белыми мог бы только абсолютный дальтоник. А какой породы она была?

-Если б знал, сказал бы сразу. Я не очень хорошо в них разбираюсь. Что точно – не пудель. У моих соседей в Игримске обитался королевский пудель. Тоже крупный, но совсем на того не похож.

-Не горюй, сейчас решим загадку. Где-то у меня валялся атлас домашних животных. Сейчас поищу.

Ждать пришлось довольно долго – похоже, атласом давно никто не интересовался. Наконец Мастер Халид появился, чихая на ходу.

-Завалился между стойкой и стеной, да и запылился там изрядно. Сейчас я пройдусь по нему тряпочкой, а иначе испачкаешься. Эрик внимательно просмотрел страницы, посвященные собачьему племени.

-Вот, – сказал он, показывая на сенбернара. – Только здесь он пятнистый, а тот был совершенно белый. Может, альбинос? Мастер Халид изумленно взглянул на изображение четвероногого.

-Да ты хоть представляешь себе, кого встретил?? Занга, любимца барона фон Цатенкопфа, так и не вернувшегося с той войны! Пес умер от тоски, но призрак его до сих пор ждет, что хозяин когда-нибудь все же появится.

-То-то я смотрю, какой-то он немного странный был. Но у меня даже мысли не возникло, что это фантом.

-Тем не менее, это так. Давненько не показывался, полстолетия, почитай, никто его не видел. Я потому не сразу и сообразил, что за гость пожаловал. Интересно, чего он вдруг объявился? Призраки не приходят просто так, они либо пытаются напомнить о нерешенной при жизни проблеме, либо выступают провозвестниками грядущих событий.

-Халид-ага, вы ведь мастер спиритизма, а, значит, можете узнать, зачем появилась собака, и о чем она хочет предупредить?

-Не так все просто, как кажется, особенно если учесть, что собаки не умеют разговаривать. Шучу, конечно – даже призраки людей могут вступать в контакт с ныне живущими лишь телепатически. Общаться с ними тяжело – если не захотят быть откровенными, никакими силами ты не заставишь их сообщить тебе нужную информацию. К тому же их предчувствия иррациональны – часто сами не знают, что заставляет их пересекать грань миров. И еще, – старик полосатым скомканным платком вытер вспотевшую лысину, – к своему стыду должен признаться, что моей квалификации недостаточно, чтобы воспринимать устремления существ низшего порядка, тут Великий Мастер потребуется. Своей властью я могу лишь изгнать пса, когда явится вновь. Однако он никому не мешает; если бы вел себя агрессивно, с ним давно бы разобрались. А так – даже своеобразный колорит: какой же старинный замок, да без привидений?

-А вам часто доводилось иметь с ними дело?

-Не очень: зачем попусту тревожить покой обитателей астрала? Ты не представляешь, насколько сложен их мир, условностей в котором ненамногим меньше, чем в нашем обществе. Не зря спиритизм стал целой наукой и отдельным направлением в чародействе, хотя когда-то входил в компетенцию магии Духа. Формулу, открывающую дверь в потусторонний мир, изобрели очень давно. Уже примитивные племена вовсю пытались заклинать духов, чтобы те помогли им на охоте, в войне с соседями, или по крайней мере чтобы не сердились, посылая болезни и неурожай. Толку от тех ритуалов поначалу было немного – добыча крупной дичи, захват трофеев в вооруженном столкновении или чудесное исцеление по-прежнему оставались в руках госпожи Удачи. Наконец кому-то повезло – его имя, увы, давно погребено под гранитными плитами прошедших тысячелетий. Официально история спиритизма начинается с Древней Греции, где уже существовала целая его школа. Характер мифов, оставленных нам с того времени, предполагает, что контакты с призрачными мирами случались частенько.

-Прошу прощения, Мастер, вы сказали 'мирами'? Их много?

-Во всяком случае не один и не два. Только для людей три, условно называемых верхним, средним и нижним. Души людей просветленных, склонных к добру и ненасилию, после смерти попадают в верхний, принятый называть раем, где блаженствуют, дожидаясь следующего воплощения. Рядовые души, в меру праведные и грешные, окажутся в среднем, именуемом чистилищем – их существование там не из самых приятных, но все же вполне терпимо: душе дается возможность осознать свои неправедные поступки и, покаявшись, вернуться на Землю в новом рождении. А вот закоренелым грешникам и негодяям открыта дорога только в нижний мир, являющийся по сути своей адом, где нет иного существования, кроме как бесконечной цепи страданий! Свои астральные пристанища имеют и животные, и обитатели Внеземелья – а сколько их там, одному Аллаху ведомо. Мало кто отваживается по ним путешествовать, дело то нелегкое и опасное. На это сразу же последовал вполне естественный вопрос, почему.

-О! Тут я много чего могу рассказать. Но давай по порядку – как ты вообще себе представляешь занятия Серой магией? Наверное, в памяти сразу же оживают картинки из литературных романов, в которых люди собираются за круглым столом и при потушенных светильниках держат друг друга за руки, а медиум взывает к потусторонним силам, откликающимся стуком и передвижениями блюдца. Все это дешевый спектакль, рассчитанный поразить воображение невзыскательной публики. Настоящему спириту присутствие посторонних, если только это не коллеги-помощники или ученики, обычно мешает; выход в астрал требует погружения в транс и максимального отрешения от окружающей обстановки. На первом этапе постижения Серой магии контакт с обитателями потусторонних миров возможен лишь телепатически: ты не видишь своего собеседника, даже находясь в полной темноте – максимум узришь серебристое облачко.

-Однако ту собаку я видел довольно отчетливо, да и лампочки в коридоре горели, пусть и не все…

-Погодь, не перебивай старших! Всему свой черед, и моему рассказу тоже. Так вот, попрактиковавшись немного, ты сможешь освоить следующую форму контакта, при которой твоя душа на короткое время покинет тело, оставаясь рядом с ним. Подобное состояние часто описывают пережившие клиническую смерть – они видят себя как бы со стороны. В нем ты сможешь узреть воочию своего астрального собеседника и беседовать с ним на равных – ну вот как мы сейчас с тобой. А самые продвинутые спириты могут, оторвавшись от физического тела, перейти грань миров и увидеть обитателей астрала в естественной среде обитания. По их рассказам, наиболее приятен для посещения и гостеприимен верхний мир, представляющий собой громадный ухоженный парк, и сама природа, в бесконечном разнообразии воспроизводящая лучшие уголки нашей грешной планеты, навевает спокойствие и умиротворение. Мой давний приятель Великий Мастер Олунг после экскурсии туда рассказывал, что недолгое общение с обитателями рая, проведенное в философских беседах об устройстве мироздания и смысле человеческого существования дало ему больше, чем вся предыдущая жизнь, и он с удовольствием остался бы там. Но нельзя – правила игры таковы, что душа должна вернуться обратно в тело. Те, с кем ему довелось познакомиться, обнадежили его – мол, не будешь грешить чрезмерно, после смерти добро пожаловать в нашу теплую компанию. Куда менее привлекателен мир средний, в чем-то напоминающий наш, а по сути своей фактически его загробное продолжение. Души, населяющие его, как и при жизни, терзают себя мелкими страстями и играют в собственную значимость; да и декорации там не столь впечатляющи. Для спиритов-исследователей чистилище не представляет особого интереса. Куда колоритнее нижний мир, хотя попасть туда и врагу не пожелаешь. Единственным смыслом его существования является наказание тех, кто отравлял жизнь окружающих и своими деяниями разрушал вселенскую гармонию. В мифологических представлениях человечества немалое место отведено описанию ада, однако каждое из верований описывает его по-своему, видя лишь одну из граней. В религии, присущей твоему народу, ад выглядит как огненное озеро, в котором томятся души грешников, или, как вариант, подземелье, заполненное котлами с кипящей смолой, топимыми местными служителями-чертями. И такие воспитательные меры там есть, но не для всех подряд. Иные попадают в не менее суровые места – безмолвные ледяные пустыни, где душа страдает от страшного холода и одиночества. Или ее мучают чудовища, нанося ужасные раны и грозя сожрать целиком. Но, пожалуй, главной достопримечательностью того неприветливого мира является Заповедник Несбывающихся Желаний, наказание в котором – невозможность достичь своей цели, несмотря на кажущуюся близость ее. Вот воистину то место, где уместна надпись 'Оставь надежду всяк сюда входящий'! Классические примеры пребывания там представлены в мифах Древней Греции – это сказания о Сизифе и Тантале.

-Про Сизифа я помню – его обязали катить в гору камень, который на подступах к вершине неизменно срывается и летит вниз, и все приходится начинать сначала. А чем таким провинился Тантал, и как его наказали?

-Он был одним из греческих царей и смертельно оскорбил богов-олимпийцев, подав им на пиру блюдо, приготовленное из собственного сына. За такое неслыханное злодеяние был приговорен к вечному томлению голодом и жаждой. Причем особо изощренным способом: стоя по плечи в воде, под ветвями раскидистой яблони, увешанной сочными плодами. Но стоит ему опустить голову, чтобы напиться, как вода тут же уходит вниз, а если он попытается сорвать яблоко, как ветка сразу уклоняется в сторону. Да, как же я мог еще забыть про данаид и их знаменитую бездонную бочку! Подобных ужасных 'развлечений' в том Заповеднике немало: кому-то приказано бежать по бесконечному подвесному мосту, растянутому над пропастью огня, а доски сзади вспыхивают и рассыпаются, не давая возможности остановиться и немного отдохнуть; другой обречен раз за разом переживать происходящую на его глазах смерть близкого друга или возлюбленной, и всегда не будет хватать каких-то нескольких секунд, чтобы спасти их. Или блуждание по лабиринту, начиненному ловушками и препротивными тварями, и кажется, что выход – вот он, за следующим поворотом, но подойдешь поближе, а то всего лишь мираж. И что вдвойне обидно – даже смерть не избавит от мучений того, кто уже умер. Разве что подойдет к концу срок пребывания, и произойдет очередная реинкарнация. Правда, чем больше злодеяний было совершено при жизни, тем, соответственно, не только сильнее мучения, но и длиннее срок, так что особо темные души, прославившиеся своим изуверством, обречены страдать тысячелетиями.

-Халид-ага, а кто же определяет, кому сколько пребывать в загробных мирах перед новым рождением?

-А на то, мой юный друг, есть Хранители, или как молодые маги их по-современному называют, Диспетчеры, они и решают, куда и на сколько. Обитатели верхнего мира вольны выбирать, когда они готовы вернуться в физическое тело, и делать ли это вообще. Некоторые из них, достигшие окончательного просвещения, по собственной воле выбирают служение людям, становясь великими пророками и духовными учителями человечества; их имена ты знаешь сам. А вот всем остальным такого выбора не дано: каким будет их существование в загробном мире, и в качестве кого вновь являться на свет, не им решать. В чистилище, правда, душа, вставшая на путь исправления и совершенствования себя, получит послабления в своей будущей судьбе. Жаль только, что очутившись здесь, далеко не все из них правильно используют свой шанс, и в итоге возвращаются в точку, с которой начинали. Ну а в нижнем мире рассчитывать на снисхождение вообще наивно.

И вот здесь как раз уместно поведать об опасностях, подстерегающих путешественников в потусторонние земли. Как только твоя душа отделится от тела, поблизости могут оказаться желающие незаконно в него вселиться. Ведь кроме обитателей упомянутых мною миров есть еще неприкаянные души – как правило, тех, у кого осталась сильная привязанность к кому-то или чему-то на Земле, какая-то нерешенная проблема, являвшаяся целью всей жизни, или просто человек безвременно погиб, не успев закончить начатое дело, и не выполнив своего жизненного предназначения. Именно они испускают наиболее сильную эманацию, так что их можно наблюдать, даже не будучи экстрасенсом – вот как ты узрел призрак Занга. В большинстве своем неприкаянные души безвредны, только полны скорби, однако попадаются и весьма агрессивные экземпляры, обуреваемые злобой к живым или стремящиеся любой ценой присоединиться к их числу. Такие вполне могут попытаться завладеть временно 'опустевшим' телом, не пустив назад 'хозяина'. Кроме того, астрал полон паразитов, питающихся сильными негативными эмоциями – так называемых лярв, которые, подобно бациллам, могут прицепиться и заразить душу, вынуждая совершать неблаговидные поступки в угоду лярве. Поэтому ни один уважающий себя спирит не отправится в путешествие, не позаботившись об охранных заклятиях.

Но даже с ними, увы, благополучное возвращение назад не гарантируется. Забравшись слишком далеко, душа рискует не найти обратную дорогу и стать заблудшей, обреченной на вечные скитания по бескрайним просторам астрала. На моей памяти такое едва не произошло с Сафаром, вместе с которым мы когда-то постигали основы Серой магии. Он был талантливее меня, при желании мог бы, наверное, не только Великим Мастером, но и Гроссмейстером стать. И вот как-то поспорили мы с ним, что наведается он в астрал и узнает о судьбе одного из легендарных артефактов – Лампе аль-Хазреда, вопросив о ней у ее последнего владельца – бухарского купца Ибрагима Руфайни, к тому времени двести лет как покинувшего наш мир. Сказано-сделано, установил он защиту и отправился в путь, а я остался поблизости. Дело было под вечер, ночь прошла спокойно, как и утро – астральные путешествия часто отнимают много времени. Заволновался я ближе к следующему вечеру – Сафар лежал, не подавая признаков жизни, и его пальцы постепенно начали холодеть, а лицо побледнело и стало похоже на фарфоровую маску. Но лишь ночью я пересилил свой страх и побежал будить нашего учителя, Великого Мастера Галид-эд-Алгейна. Потревожить сон учителя без должных на то оснований у нас считалось неслыханной дерзостью, а тут еще самовольное проведение магических экспериментов! Я уже трижды проклял себя к тому времени, даже мысль подлая мелькнула – бросить Сафара, а самому сбежать. Да простит меня, недостойного, за то Аллах! Разбуженный Великий Мастер жестоко выбранил меня, обещая к карам небесным добавить суровое наказание от себя лично. Все же он отправился выручать своего ученика и вскоре вернулся с ним. Сафар, очнувшись, трясся, как в лихорадке, не говоря ни слова. И лишь спустя много дней рассказал, что произошло.

Как выяснилось, вначале он пробрался в средний мир, спрашивая его обитателей об Ибрагиме Руфайни, но там о таком и слыхом не слыхивали. Поскольку купец, по воспоминаниям современников, не отличался добродетельным образом жизни, Сафар вполне логично предположил, что его после смерти отправили на искупление грехов в мир нижний. И хотя мой товарищ еще ни разу не бывал там, а ходившие среди нас легенды об обитающих там кошмарах отнюдь не вселяли оптимизм, вернуться обратно и признаться в неудаче оказалось для него неприемлемо. И его душа направилась прямиком в ад. Видел он и ледяные пустыни, и огненные озера, и скопища мерзких чудищ, от одного из которых едва увернулся. Личности, встретившиеся ему там, либо посылали куда подальше, либо плакались о своих страданиях, подчеркивая их незаслуженность, либо вообще не желали разговаривать, и у него сложилось впечатление, что все они безумны – кто больше, кто меньше. Наконец одна относительно добрая душа подсказала двигаться на запад, до Реки забвения, и по ее течению достичь крепости, сложенной из костей, после чего свернуть к Озеру Слез. Когда добрался до крепости, рассказал Сафар, скелеты-гвардейцы, узнав, кто я, откуда и куда направляюсь, посмеялись надо мной, посоветовав поворачивать обратно, если, конечно, не желаю навсегда присоединиться к обитателям Озера. Из чувства противоречия я не стал их слушать, и вскоре душа моя летела, обгоняя ползущие по вечно беззвездному небу ярко-багровые тучи, минуя остроконечные горы, сложенные из антрацита, рощи мертвых безлистных деревьев, гнездилища все новых монстров, бездонные пропасти, видя которые, душа моя преисполнялась гнусной радости – ведь никто из обитателей нижнего мира, попавших сюда по законному распределению, не способен летать, а значит, в отличие от меня, не покинуть им тех мрачных мест.

Но вскоре чувство превосходства над бедолагами, лишенными радости воспарения над своим ничтожным бытием, сменилось растерянностью и откровенным страхом. Я забирался все дальше, а пейзаж оставался одним и тем же – безжизненные горы, пустыни и пропасти. И понял я, что заблудился, и не у кого спросить дорогу, поскольку безлюдны те края, и даже монстры там не водятся. Ужас заполонил всю душу, помрачив сознание: мне слышались голоса несуществующих собеседников, иногда я ловил себя на мысли, что разговариваю сам с собой; какая-то неведомая сила тянула вниз, пытаясь утащить на дно самых глубоких расщелин; горы, между которыми пролетал, сдвигались, угрожая раздавить, а причудливые орнаменты трещин иссушенной земли и застывших лавовых потоков складывались в отвратительные скалящиеся рожи. Наверное, сошел бы там с ума, и демоны утащили бы мою душу как бесплатный трофей, если бы не наш учитель, внезапно появившийся впереди. Ухватив меня за плечо, он произнес формулу возвращения.

-Такая вот история приключилась с моим товарищем, – закончил Мастер Халид свое повествование. – Сразу после того Сафар отказался от обучения спиритизму, сказав, что испытанного им хватит не на одну жизнь, и ушел в Целители. Как сказал, решил заняться благородным делом помощи людям, дабы после смерти не попасть на ПМЖ туда, где имел несчастье побывать. Да и я под впечатлением пережитого моим товарищем никогда впоследствии так и не отважился отправляться в свободное плавание, ограничиваясь лишь контактами по месту нахождения моего бренного тела. И, получив степень Мастера, почти не практиковал Серую магию. Вот мое истинное призвание! – библиотекарь показал на книжные полки.

Эрик с большим интересом выслушал рассказ, и лишь теперь отважился задать вопрос:

-Как я понял, вашему товарищу так и не удалось найти того купца. Но что то был за артефакт, ради которого он рискнул отправиться в столь опасный путь?

-Во-первых, мой мальчик, не факт, что он нашел бы купца вообще, даже если бы добрался до Озера Слез: душа Ибрагима Руфайни могла к тому времени реинкарнировать, и он вполне мог жить среди нас в новом теле, с новым именем и, разумеется, не помня ничего из своей прошлой жизни. А что касается той лампы… Это один из наиболее загадочных артефактов, созданных когда-либо; впрочем, кому удалось ее изготовить, мы тоже едва ли узнаем. Богатый домовладелец из Багдада Фотах аль-Хазред просто первым упомянул о ней: по оставленным им записям ее привезли откуда-то издалека и вручили ему в подарок как забавную безделушку. Лампа уже тогда выглядела очень старой, слегка позеленевшей, и на ней была выгравирована надпись на неизвестном языке. Аль-Хазред во что бы то ни стало решил прочесть ее и посулил большую награду тому, кто сможет сделать перевод. Многие пытались, но безуспешно; удалось лишь безвестному бродячему дервишу, не взявшему за свой труд даже медной монеты. Как сказал тот, народа, на чьем языке сделана надпись, уже не существует, и поэтому мало кто из ныне живущих способен ее расшифровать. А гласила она, что лампа, будучи зажженной, откроет своему владельцу дорогу в рай.

-Наверное, при горении она всего лишь выделяла дурманящие пары.

-Твое суждение вполне логично, и я, когда услышал о ней впервые, подумал так же. Но разве причислили бы ее тогда к числу могущественных артефактов? В один прекрасный день домовладелец исчез, и поиски не дали ничего: никто не видел, как он уходил из дома, и все вещи остались на месте. Вначале думали, что его захватили бандиты с целью получения выкупа, но похитители так и не объявились. В записях, оставленных им, ничего не говорилось о предполагаемом куда-либо путешествии, но упоминалось о чудесном видении мира, красотой сравнимого разве что с райскими садами.

-Так, может, он туда и отправился?

-В физическом-то теле? Такое только в мифах возможно! Кончилось все тем, что когда по истечении пятилетнего срока старший сын аль-Хазреда официально вступил в права наследства, то поспешил избавиться от лампы, полагая, что она каким-то образом связана с исчезновением отца. Артефакт переменил несколько хозяев, большинство из которых также пропали бесследно. И вновь – либо из личных дневников, или из воспоминаний близких и друзей звучит легенда о мире, прекрасней которого нет.

-Тогда, наверное, лампа способна открывать портал в один из миров Внеземелья.

-Не все так просто, мой юный друг: описание того, без сомнения, райского уголка, дорогу куда она указывает, каждый приводит своё, причём сильно отличающееся от других, что само по себе весьма необычно. Есть и другие странности: зажигавшие лампу упоминали, что встречали там юными тех, в реальности уже состарился или даже ушел из жизни. Поэтому многие считали, что на лампу и в самом деле наложено проклятие; скорей всего, так же полагал и Руфайни, державший ее при себе, но так и не решившийся пустить в ход. После его смерти следы артефакта затерялись, и где он сейчас, существует ли еще вообще, одному Аллаху ведомо. Потому Сафар и направился разузнать, где спрятал его купец – очень нам было интересно раскрыть тайну, заключенную в нём. Кое-кто, знаю я, до сих пор пытается его найти, но пока безуспешно.

Разговаривать со столь многомудрым собеседником, каким, несомненно, являлся Мастер Халид, было не только крайне интересно, но и весьма поучительно; единственным неприятным следствием оказался лишь факт, что он опоздал на обед.

Глава 36.

Прошел еще один день, а автор записки так и не дал о себе знать. Однако Эрик зря надеялся, что его ночное приключение осталось незамеченным: посещая утром кабинку туалета, на внутренней стороне двери ее он обнаружил нацарапанную острым предметом надпись 'Ставцев + Суонг = Любовь', сделанную к тому же на латыни, что затрудняло идентификацию шутника. Под подозрение сразу же попал Гека, решивший, как считал Эрик, по-дружески прикольнуться, однако тот клялся и божился, что ни про записку, ни про рандеву с Вин и слыхом не слыхивал. Что делать – пришлось поверить на слово.

Сегодняшнее их занятие – по Зеленой магии – предлагалось провести на лоне природы, как о том свидетельствовало объявление, приколотое к дверям аудитории. Госпожа Гань, встретившая их толпу на выходе из замка, повела ее за собой к одной из лесных полян, окруженной со всех сторон вековечными соснами.

-Одно из наиболее благодатных мест на острове, – пояснила Великий Мастер. – Здесь хорошо медитировать, восстанавливая как потраченную энергию, так и душевное равновесие. Или подлечить тело – если помните, на прошлой лекции я рассказывала вам, что подобные места животные отыскивают инстинктивно, приходя туда для исцеления ран и болезней. А теперь давайте присядем и сосредоточимся.

Ввиду отсутствия скамеек, поваленных деревьев, валунов или иных возвышенностей устраиваться пришлось прямо на траве. Когда каждый из присутствующих нашел на ней место для себя, госпожа Гань продолжила:

-Перед тем, как мы начнем наше занятие, настройте себя на гармонию с тем, что вас окружает. Отвлекитесь хотя бы на пять минут от разговоров с товарищами, посторонних мыслей, закройте глаза и постарайтесь услышать природу.

На поляне воцарилась тишина; сразу стал слышен скрип стволов деревьев под порывами ветра, шуршание веток и опавшей хвои, ритмичное пощелкивающее пение неведомой птицы. Однако выдержать больше двух минут неподвижного сидения оказалось затруднительно, а пошевелившись, Эрик укололся ногой о сосновую иголку, что сразу сняло весь медитативный настрой. Ещё меньше удалось продержаться Геке, умудрившемуся присесть на муравьиную дорожку.

Да, даже к такому, казалось бы, простому делу, как медитация, надо подходить с должной степенью уважения.

-А сейчас, – произнесла преподавательница по прошествии некоторого времени, – мы немного поупражняемся в основах Зеленой магии, а заодно проведем тест, в котором любой из вас сможет проверить, есть ли у него склонность к ней. Сразу хочу обнадежить тех, у кого он не получится: далеко не все имеют врожденную эмпатию к внешнему миру, ко многим она приходит в результате частого пребывания на лоне природы, если, конечно, они не относятся к последней с точки зрения эгоистического потребления. Так что все в ваших руках; помните, что дорогу осилит идущий, и какой бы длинной не была она, вы пройдете ее до конца, если будете упорны в своем стремлении. Но довольно мудрых и таких скучных с виду слов, давайте приступим к делу.

Полусфера яркого света неожиданно возникла на земле прямо перед ней, и когда он погас, на том месте располагалась железная клумба, доверху наполненная отборным черноземом. Одновременно госпожа Гань извлекла из кармана своего халата небольшую коробочку.

-В ней – семена бамбука. Как вы, наверное, знаете, это – одно из самых быстрорастущих растений на Земле; в благоприятных условиях высота его стеблей может увеличиваться почти на полметра всего за сутки! Но даже такая скорость роста для нас далека от оптимальной: чтобы её заметить, пришлось бы просидеть слишком долго. А потому для ускорения процесса я применю заклинание, о котором рассказывала в прошлый раз. Кстати, как оно называется? – с лукавой улыбкой она посмотрела на учеников.

-Буйство Жизни! – нестройно отозвались те.

-Очень хорошо. Сейчас увидите, как оно работает.

Достав из коробочки одно из семян, она посадила его в землю, присыпав сверху. И буквально через минуту показался росток, который прямо на глазах увеличивался в размерах. Ученики зачарованно наблюдали за процессом, гадая, до каких размеров может вымахать столь быстро растущий бамбук. Однако, когда высота стебля достигла полутора метров, рост его был остановлен.

-Теперь, – немного торжественно произнесла Великий Мастер, – любой из вас, кто помнит заклинание, может подойти и попытаться сделать то же самое. Не бойтесь неудачи – ведь и у меня, когда только приступила к изучению Зеленой магии, получалось не очень.

Ободренные последними словами, некоторые из студентов решили попробовать свои магические силы. Правда, повезло лишь троим – персиянке Рамине, Сандре и Геке (чем последний потом долго гордился – не зря же собирался поступать на биологический!). И пусть скорость, с которой поднимались вверх их проростки, не шла ни в какое сравнение с преподавательской, важен был сам факт успеха.

По-видимому, госпожа Гань осталась вполне удовлетворенной, поскольку предложила перейти к следующей части теста.

-Пожалуйста, рассядьтесь менее плотно, так, чтобы расстояние между вами было не менее метра. Я призову животное, и по моей телепатической просьбе оно подойдет по очереди к каждому из вас. Попробуйте осторожно прикоснуться и погладить его. По реакции животного вы увидите, возникнут ли у вас трудности с изучением Зеленой магии, или именно ей предназначено стать вашей будущей профессией. Пару секунд спустя с одной из ветвей на поляну спрыгнула белка.

-Ой, какая хорошенькая! – наперебой загалдели девушки, и юноши оживились также, хотя и без излишних словесных высказываний.

Белка, слегка наклонив голову, осмотрела собравшихся черными бусинками глаз, одновременно внимательно прислушиваясь к чему-то, только ей слышимому, а затем, смешно подпрыгивая, направилась к сидящей с правого края Сюэ. Та, медленно вытянув руку, коснулась кончика хвоста. Забавный зверек не выказал никакого беспокойства, лишь почесал передними лапами нос. Госпожа Гань, внимательно наблюдавшая за происходящим, одобрительно наклонила голову.

Следующим пришел черед Фэна. За ним – Паэлы, Жозе, Алехандро и других. Когда дошла очередь до Джо, белка неожиданно запрыгнула тому на руку и вскарабкалась по рубахе на плечо.

-Знак особого доверия, – невозмутимо прокомментировала преподавательница. – У отмеченного им едва ли возникнут проблемы в общении с животными. Я предлагаю вам, молодой человек, серьезно подумать над перспективами профессии друида, раз есть предрасположенность к данной сфере приложения магических способностей.

Фортуна вновь улыбнулась Геке – белка хоть и не стала залезать на него, но ухватилась за один из пальцев протянутой руки, словно ожидая чего-то или приветствуя.

При приближении своей очереди Эрик немного волновался – как он успел заметить, далеко не всегда рыжая красавица демонстрировала чудеса дружелюбия; некоторых старалась обойти стороной, а при прикосновении заметно напрягалась, и тут же, не задерживаясь, спешила дальше. Поэтому, чтобы заранее расположить к себе лесного жителя, украдкой предложил тому спрятанный в руке маленький кусочек сахара (с тех пор, как Эрши стал регулярно заглядывать в гости, подобно Баджи, он частенько таскал с собой небольшой запас его).

Зверек обнюхал предложенное угощение, но не взял его, лишь повилял поднятым кверху хвостом.

-Для нее оно непривычно, она не рискует, – неожиданно сказала госпожа Гань (и как только разглядела на таком расстоянии?). – Но не отказалась бы от лесного ореха. В любом случае ваше предложение ей по душе, она его оценила по достоинству.

От волнения Эрик слегка покраснел – по крайней мере так ему сказали после занятия. Может, и мне податься в друиды, подумалось ему. Человечество в своем неудержимом стремлении к покорению природы слишком далеко удалилось от нее, существуя в своем обособленном технократическом мире. Никто не спорит, человеку, привыкшему к удобствам, трудно от них отказаться – но ведь чтобы жить в гармонии с первоисточником жизни, вовсе не обязательно возвращаться к первобытнообщинным временам. Все те поездки 'на природу', отдых на даче, прогулки по паркам и лесопарковым зонам – призваны восполнить духовную пустоту постоянного нахождения внутри бетонных коробок или на мертвой, покрытой асфальтом, поверхности планеты. Да и в физическом плане тесное общение с зеленым миром оказывает весьма благотворный эффект – достаточно взглянуть на волшебников, обитающих в лесном поселке: таких пышущих здоровьем и оптимизмом людей ещё поискать надо. От размышлений на отвлеченную тему его отвлек внезапный вопль Билли.

-Ай! Зараза, она меня укусила!

Оглянувшись, Эрик увидел, что перепуганный зверек со всех ног удирает прочь и стремглав взбирается по стволу одной из ближайших сосен, исчезая среди ветвей. Виновник переполоха между тем отчаянно тряс рукой, словно ухватился ею за раскаленную сковородку, не переставая сыпать ругательствами.

-Прекратите, наконец! – рассерженно произнесла преподавательница, вставая со своего места. – Вы сами виноваты – не нужно было пытаться взять белку в руки, да еще так грубо. Ну-ка, покажите рану. Судя по издаваемым вами воплям можно подумать, что вы лишились нескольких пальцев, а тут всего лишь царапина! Приложите руку к траве, а я произнесу заклинание.

Выполнив требуемое, Билли имел честь убедиться, что от ранки не осталось и следа. Оглянувшись, он увидел, что однокурсники насмешливо смотрят в его сторону, и, набычившись, отполз подальше.

-Скажите, Великий Мастер, а единороги действительно существуют, или их придумали? – неожиданно, без всякой связи с происходящим, спросила Янка. Видно, ей давно уже не терпелось задать вопрос, и она решила, что подходящий момент настал. Про Билли сразу же забыли.

-Единороги? – слегка улыбнувшись, уточнила госпожа Гань. – Зачем же в прошедшем времени, они и сейчас существуют. На планете эльфов. Если кому-нибудь из вас приключится побывать в гостях у остроухих, там и познакомитесь с единорогами поближе.

-Ой, расскажите пожалуйста, а их рог для чего-нибудь служит, или просто украшение?

-Природа нечасто занимается созиданием из любви к самому процессу, как правило, в ее устремлениях таится определенный смысл. Так вот, в отличие от носорога, который подобным 'украшением' может проткнуть человека насквозь, единороги не пользуются им как тараном. Их рог слишком хрупок и легко ломается, однако также является оружием. Принадлежа к числу животных, обладающих магической энергией, они воздействуют на врага психошоком, а рог помогает направлять удар. Тут же посыпались новые вопросы.

-А кентавры, грифоны, гарпии? Что с ними?

-Химеры. Сконструированы людским воображением. Часть тела от человека, часть от животного. Или комбинация из нескольких животных. Даже если вывести подобных монстров искусственно, едва ли они будут достаточно жизнеспособны, чтобы существовать длительное время, а тем более давать потомство.

-А магически их создать возможно?

-Теоретически да. Но вы, ученики, должны знать, – голос госпожи Гань неожиданно посуровел, – эксперименты в области конструирования живых химер приравниваются к чернокнижию, и поэтому даже не просите показать вам какого-нибудь забавного уродца. В магии, как и в других науках, есть свои этические нормы, которые обязан соблюдать каждый уважающий себя волшебник. Не думайте, что колдовство есть синоним всемогущества и вседозволенности: те, кто считал так, обычно плохо заканчивали. А в качестве примера расскажу вам о незавидной участи одного темного друида, которого звали Ферранх: очень любил он развлекаться, конструируя двухголовых медведей, шестиногих волков, тигров с бычьими головами. И вознамерился он как-то создать чудище, какого свет еще не видывал: с пастью саблезубого тигра, слоновьими ногами, крыльями дракона и туловищем стегоцефала, полагая, что с таким монстром ему уж точно поперек дороги никто не встанет. Однако произошло непредвиденное: получившийся кошмар в ярости напал на своего создателя – даже охранные заклятия не помогли! – растоптал его и сожрал, после чего издох. Студенты заулыбались.

-Видать, голодный был очень.

-А волшебник весь ядом пропитанный оказался.

-Отсюда мораль: не ешь, что попало! Преподавательница укоризненно покачала головой.

-Со стороны это кажется смешным, но на самом деле очень грустно. Не для того дается магический дар, чтобы обращать его во зло.

Дабы немного разрядить обстановку, одна из девушек спросила, возможно ли призывать бабочек. Перспектива увидеть прелестных порхающих созданий сразу же взволновала юные умы, особенно представительниц прекрасного пола, которые наперебой принялись уговаривать госпожу Гань продемонстрировать наиболее красивые экземпляры здешних мест. Та загадочно улыбнулась.

-Красота – понятие сугубо индивидуальное, и то, что одному покажется венцом творения, не произведет никакого впечатления на другого. А потому я покажу вам всех здешних обитательниц, а там вы сами решите, кому какая больше по душе.

И через секунду всю их поляну заполнил целый сонм разноцветных бабочек. Одна из них, синяя с белыми полосками, приземлилась Эрику на плечо и, перебирая ножками, переползла на спину. Геке прямо на руку уселся махаон – громадный, с крыльями размером с ладонь. Пришлось осторожно держать крылатого гостя на весу, пока тот деловито перебирал хоботком, словно пытаясь отыскать нектар в складках кожи. Кругом слышались сплошные охи и ахи, девушки не успевали обмениваться впечатлениями, да и юноши постепенно подключились тоже. Решили даже выбрать бабочку – королеву красоты, но, как и предсказала госпожа Гань, к консенсусу не пришли: каждый расхваливал того мотылька, чьим аэродромом стал поневоле. Наконец определили тройку лидеров, в которую, к вящему удовольствию Геки, попал и его махаон.

Когда всеобщий восторг стал потихоньку спадать, преподавательница предложила вернуться к прерванному занятию. Тем более, добавила она, что бабочки тоже устали от общения с людьми, и им нужен отдых. С долей легкого сожаления студенты распрощались с беззаботными летунами.

-Ой! Посмотрите, что случилось! – вдруг испуганно произнесла Лиэнна, указывая на клумбу с бамбуковыми проростками.

Взглянув в указанном направлении, все увидели, что один из трех ученических побегов почернел, как если бы на него дохнули нестерпимым жаром.

-Какой ужас! – с расширенными от неприятного изумления и обиды глазами произнесла Рамина, и Эрик понял, что омертвелый росток принадлежит именно ей.

-Не расстраивайтесь, – успокоила ее госпожа Гань. – Скорей всего, одно из семян было поражено болезнью, незаметной внешне, и растение быстро исчерпало свои жизненные силы, после чего засохло. Сейчас мы его оживим, и вы увидите, как действует Природная Регенерация.

И, прошептав слова заклятия, она дотронулась до стебля. Чернота постепенно отступила, сменившись естественным для растения зеленым цветом, и бамбук снова потянулся вверх.

-Вот так, – удовлетворенно произнесла преподавательница. – А теперь занимайте свои места, и я расскажу вам о наиболее интересных аспектах применения данного заклинания.

Эрик уже собрался присесть на холмик примятой травы, как внезапно его слегка толкнул локтем Гека, жестом показывая переместиться. Они расположились чуть в стороне от остальных, в тени разлапистой сосны.

-Ты знаешь, – зашептал Гека прямо в ухо, – я внимательно осмотрел тот проросток. Мне кажется, наша препша не совсем права: с семенами все было в порядке, а вот растение явно либо сожгли, либо отравили, причем магически!

-Да ну тебя! Кому это нужно? Тем более мы все на виду. Госпожа Гань сразу же засекла бы.

-В том-то и дело, что нет! Вспомни, чем мы были заняты пять минут назад? Правильно – рассматривали бабочек. А под столь удобной дымовой завесой нашелся злодей, решивший извести ни в чем не повинного представителя флоры.

-Все равно нелогично. Кругом целый лес, экспериментируй – не хочу, и ни одна живая душа тебя не увидит, кроме тех же бабочек. К тому же как-то не верится, что Великий Мастер не смогла определить, волшебство это или нет.

-И это особенно странно. Либо она все же заметила 'шалость', но предпочла не поднимать шума. Примерно как в школе училка обычно не выясняет, кто подложил кнопки на сидение стула.

-Возможно и так, – пожал плечами Эрик. Сразу после занятия к ним подошел Жозе.

-Есть предложение: поскольку в течение ближайших недель занятий по волшебству не предвидится, – латынь не в счёт, – давайте соберемся завтра утром, часиков в десять. Лодки нам дадут, я договорился. Берите воды побольше, чтобы от жажды не страдать. Эрик, а ты на всякий случай фонарик прихвати.


Глава 37.


Утро выдалось слегка пасмурным, девушки заволновались даже, не лучше ли отложить поход. Но Жозе успокоил их: в это время года подобная погода в здешних широтах не редкость, она вовсе не означает, что вскоре пойдет дождь. И действительно – когда добрались до лесного поселка, Солнце выглянуло из-за туч и принялось быстро согревать поверхность своего спутника.

Первым делом им пришлось посетить двухэтажную резиденцию Мастера Виллсбоу, исполнявшего обязанности старосты посёлка, в чьем ведении в числе прочего находилась и пресловутая лодочная пристань. Мастер Виллсбоу, добродушный толстяк под два метра ростом, с роскошной гривой русых волос и курчавой бородой, встретился им сидящим в уютном кресле на веранде.

-Здравствуйте, Мастер, – вежливо поприветствовал его Жозе. – Мы бы хотели, как договаривались, взять напрокат три лодки.

Тот слегка приподнялся и с интересом осмотрел собравшихся вокруг студентов.

-Стало быть, это вы нашли якорь от посудины под названием 'Братья Ветра'. Решили ещё сокровищ поискать? Флаг в руки. Ладно, можете взять с причала лодки под номерами 3, 4 и 5. Надеюсь, если откопаете что-нибудь необычное, привезете посмотреть?

Все три лодки, к счастью, оказались на месте. Сняв их с прикола, представители сильного пола уселись за весла, отведя дамам роль пассажирок. Путь предстоял неблизкий – нужно было обогнуть почти половину острова, о чем как-то никто не подумал заранее. Юношеский задор и оптимизм игнорируют подобные мелочи, и волей-неволей вспоминаешь о них, только натерев на ладонях мозоли от непривычной работы.

-Ничего, парни, – в своей обычной насмешливой манере 'успокоила' их Таисия, – до свадьбы заживет. А то с этой медитацией да чтением книг совсем от физического труда отвыкнете.

Равнодушно взирать на страдания своих однокурсников она, однако, не стала – разрезав на куски полотенце, перевязала раны тем, с кем находилась в одной лодке. Ее примеру последовали другие девушки.

У скалы, за которой находилась та самая расщелина, их поджидал неприятный сюрприз. Неподалеку от входа в пещеру яркой оранжевой краской была нарисована стрелка, указующая внутрь.

-Что это еще за…? – так и подскочил на своем месте Жозе, увидев ее.

-В прошлый раз ее здесь точно не было, – невозмутимо заметил Олаф.

Лодка, управлявшаяся Джо и Фэном, сделав маневр, подплыла почти вплотную к рисунку. Перегнувшись через борт, Джо коснулся его рукой.

-Краска уже высохла, – сообщил он, осмотрев пальцы. – Значит, его сделали не сегодня и не вчера, может быть, вскоре после того нашего визита сюда.

-Может, комендант решил таким образом пометить место, где мы нашли якорь? – робко предположила Сюэ.

-Какой смысл, если он уже в замке?

-Что-то подсказывает мне, не к добру это, – покачал головой Фэн. – Но для начала давайте попробуем заплыть внутрь.

Спрыгнув в воду, Жозе, Гека и Джо взялись за носовые цепи своих лодок и аккуратно повели их сквозь узкий проход. Оставшиеся в лодках помогали им, отталкиваясь веслами от стен и отгребая воду с кормы.

Внутри пещеры их ожидал сюрприз: кто-то успел провести там раскопочные работы, причем столь грандиозные, что воздвиг две песчаные насыпи, поднявшиеся над водной поверхностью более чем на метр, а ровное доселе дно покрылось ямами. Случайно оступившись, можно было уйти под воду чуть не с головой.

-Вот так так, – присвистнул Жозе. – Похоже, мы не одни решили заняться археологией. Интересно, кто они, наши таинственные соперники, предпочитающие свою деятельность хранить в глубокой тайне?

-Масштаб раскопок, однако, впечатляет, – задумчиво произнес Олаф. – Если работал одиночка, то трудолюбию такого искусного землекопа можно лишь позавидовать.

-Разве что он использовал големов или какую-то иную магию себе в помощь.

-Чтобы командовать големами, нужно быть Мастером, а повелевать Землей не так-то просто.

-Так или иначе, был ли то наш сокурсник, или даже Великий Мастер, он не очень хотел афишировать свое занятие. Кстати, свои находки он, похоже, предпочел оставить тут. Видите, на дальней насыпи какие-то темные шарообразные предметы.

Подойдя поближе, друзья опознали в них пушечные ядра, изрядно проржавевшие от времени. С другой стороны насыпи обнаружилась потемневшая и прогнившая корабельная бочка, в которой, скорей всего, перевозились питьевая вода или запасы продовольствия, а также обломанные доски и даже остов деревянного ящика, правда, без крышки.

-Парочка ядер вместе с якорем вполне вписались бы в музейную коллекцию. Странно, что наш конкурент не взял их с собой.

-Ты уверен? Может, прихватил, сколько смог, и спрятал, а остальные бросил здесь. Эх, попадись мне этот горе-археолог…

-Расслабься, Жозе. Остров не является нашей собственностью, а значит, любой может проводить тут раскопки.

-Так-то оно так, но надо как-то по-человечески…. Тем более что еще и намусорил товарищ за собой, – ехидно добавил Гека. – Вон и обертка из-под жвачки валяется. Жозе не побрезговал поднять ее и понюхать.

-Еще пахнет. Значит, бросили совсем недавно. Так и подмывает остаться тут покараулить и взглянуть, кто придет. Но для начала пойду взгляну на туннель.

Надев маску и ласты, он нырнул; остальным не оставалось ничего другого, как дождаться его возвращения. Где-то минуты через полторы голова латиноамериканца показалась из воды. Сорвав маску и отдышавшись, он рассказал:

-Туннель очень длинный. Мне удалось опуститься до нижнего уступа скалы, где он сворачивает в сторону и виден проход дальше. Уровень дна там медленно повышается и теоретически рано или поздно должна вывести на поверхность. К сожалению, даже если бы в моих легких находилось вдвое больше воздуха, не доплыл бы туда. К тому же там так темно, что, не будь фонарика – кстати, спасибо, Эрик, за него! – я и собственного носа не смог бы разглядеть. Так что, как ни крути, а без аквалангов не обойтись.

Для того, чтобы фонариком можно было пользоваться под водой, Эрику пришлось обмотать его корпус изолентой, особо тщательно заделав все отверстия. Первым на услышанное отреагировал Гека:

-Помните, на первом занятии по Зеленой магии препша упоминала о Водном Дыхании. С его помощью можно проплыть куда угодно, и не только до конца туннеля. Однако товарищи идею не поддержали.

-Ты же не знаешь, сколько придется плыть под водой. Если действие заклятия закончится раньше времени, смерть твоя будет ужасной. Но даже предположив невероятное, что удастся уговорить помочь нам кого-либо из Великих, и ты благополучно доберешься до второй пещеры, то как выберешься обратно?

-Да, об этом я не подумал…

Кому-то пришла в голову даже более смелая идея – построить подобие подводной лодки. Однако забраковали её так же, как и несколько других, либо слишком безумных, либо неосуществимых в ближайшем будущем. Более-менее разумным сочли скинуться всем вместе и попытаться обзавестись хотя бы парой аквалангов с кислородными баллонами. На стадии обсуждения конкретных деталей, Гека предложил еще один вариант:

-Давайте пошлем на разведку дельфинов!

Мысль была настолько неожиданной, что все прочие (и даже Эрик в первое мгновение) ошарашено взглянул на него:

-Каких еще дельфинов?

-Тех, с которыми Баджи упражняется. Он же может запросто установить с ними телепатическую связь! А с ней без проблем не только объяснить им, куда и зачем нужно плыть, но и узнать, что там, в конце пути. А вдруг он ведет в никуда? Тогда нет даже смысла туда забираться.

-А Баджи согласится помочь нам?

Не факт, подумал про себя Эрик, вспомнив совершеннейшее равнодушие их старшего товарища к подобным поискам. Чтобы уговорить, придется постараться.

-Как жаль, что здесь не работают мобильники. Придется действовать вручную. Вот что: сейчас быстренько сгоняю в поселок, а вы подождите меня здесь.

-В одиночку ты слишком долго будешь плыть, – сказал Жозе. – Я пойду с тобой.

-И я с вами, – неожиданно заявила Таисия. – Мужчине куда сложнее отказать женщине, чем другому мужчине. Так что, друзья, ждите нас и не скучайте.

И, взяв одну из лодок, троица вызвавшихся проверить свое дипломатическое искусство отчалила. Оставшиеся разбрелись; одни вылезли из прохладной пещеры погреться на солнышке, другие решили посмотреть, что еще не приглянулось их таинственному конкуренту. В их числе оказался и Эрик, занявшийся обследованием одной из ям неподалеку от насыпи с пушечными ядрами.

Разрывая песок, он неожиданно почувствовал, как кто-то подошел почти вплотную. Резко обернувшись, увидел, что перед ним та, кого 'народная молва' определила ему в возлюбленные.

-Не пугайся, – мягким шепотом произнесла она, зрачки ее глаз загадочно блестели в полутьме. – Извини, если отвлекла тебя от столь увлекательного занятия. Мне почему-то кажется, что там, – она показала рукой в сторону туннеля, – находится нечто, пугающее меня…

-Опять пресловутая женская интуиция?

-Называй, как хочешь. В любом случае перелопативший здесь все дно, страстно желает заполучить это. И, поверь мне, – голос Вин стал подобен слабому дуновению ветра, – в своем стремлении не остановится ни перед чем.

-Может, тогда лучше предупредить остальных?

-Вряд ли стоит. Скорей всего, просто я слишком мнительная особа.

-А вдруг это проявление сверхчувствительности?

-Едва ли. Такую способность я бы давно уже заметила, или ее разглядели бы окружающие.

-Может, её развитию способствует определённая форма и цвет кристалла? Китаянка задумалась.

-О таком варианте как-то не подумала. Я выбрала фиолетовый, считается ведь, что это цвет волшебников. Не слышала, правда, о магии, которой бы он соответствовал.

-Я тоже. Но расскажи лучше, каковы твои ощущения во время сеанса медитации.

-Сложно описать в словах – мир как будто становится полупрозрачным, затягиваясь сиреневой вуалью, и предметы внутри нее теряют очертания, превращаясь в тени самих себя. Порой кажется – протяни руку, и пронзишь их насквозь. Вначале даже немножко боялась, что когда наваждение спадет, мои пальцы застрянут в одном из них.

-Интересно, а если махнуться кристаллами, ощущения поменяются тоже? Вопрос явно озадачил собеседницу.

-Не знаю… А какой в том смысл?

-Ну, я немного думал над тем, что кристалл, идеально подходящий для одного, может оказаться малоэффективным для другого. Теоретически предполагается, что все они одинаковы, но иногда берут сомнения. Вспомни – их выдали в первый же день нашего пребывания здесь, когда о кухне волшебства мы имели представления не больше, чем житель древней Греции – о квантовой механике. Жаль, что нельзя взять другой.

-Ты недоволен своим?

-Нет, что ты, я вовсе не то имел в виду! У меня нет никаких претензий к моему желтенькому. Чисто теоретический интерес.

-Ну, что ж, – в голосе Вин неожиданно появились новые, необычные нотки, – если захочешь, можешь как-нибудь заглянуть ко мне и попробовать помедитировать с моим кристаллом.

-И ты не будешь против?

-Нисколечко. В качестве ответной любезности предоставь мне такое же право в отношении своего.

-Спасибо. Я обязательно воспользуюсь твоим приглашением.

Пальцы его правой руки нащупали в воде ладошку Вин и крепко сжали ее. Повернувшись друг к другу, они встретились взглядами.

И сразу же позабыл Эрик про задуманные им эксперименты с кристаллами, зачем они здесь и как тут оказались, растворяясь в черных глазах своей визави, магнитом тянувших к себе.

Их товарищи, что оставались в пещере, деликатно отошли подальше, стараясь не разговаривать громко.

И лишь громкий радостный возглас снаружи пещеры 'Едут!' разрушил колдовское очарование, вернув их к суровой действительности.

Глава 38.

Столь скорое возвращение посланных за подмогой в поселок объяснялось просто: вернулись они на совсем другой лодке – куда более быстроходной моторной. И сидело в ней четверо, предполагая полный успех дипломатической миссии.

-Не хотел вначале, честно говоря, участвовать в вашем мероприятии, – сказал Баджи, – да пожалел содранные руки. А без меня моторку вам вряд ли бы дали. Бензин сюда завозят не так часто, а использовать вместо него магию слишком накладно. Мастер Виллсбоу, скорей всего, пожурит меня, но вряд ли слишком сильно – как я понял, ему самому стало интересно. А теперь пусть те, у кого мозоли, прислонятся ладонями к скале, а я произнесу Силу Земли. И не упрямьтесь, не стройте из себя героев: не тот случай, чтобы демонстрировать свою крутизну.

Пришлось друзьям послушаться старшего товарища и испытать на себе исцеляющую силу матери-природы.

-Вот. Я пока не очень искусный маг, и потому мгновенного эффекта не ждите. Все же раны заживут быстрее, чем естественным путем. Ну а теперь показывайте вашу пещеру. Очутившись внутри, Баджи присвистнул.

-Да, конкуренты постарались на славу. Стало быть, хотите их опередить и узнать, что находится в конце подводного туннеля? ОК, сейчас позову своих подопечных. Заодно и познакомитесь с ними.

Вернувшись к выходу и достав из кармана брюк маленький металлический свисток, Баджи призывно дунул в него. Почти сразу, откликаясь на зов, вдали лоснящимся асфальтом засверкали спины двух дельфинов-афалин, то приподнимаясь над поверхностью в полупрыжке, то уходя под воду. Вскоре они очутились вблизи и радостным пощелкиванием и курлыканьем приветствовали наших героев.

-Знакомьтесь: Стив и Сюзи. Мои любимцы, с которыми я познакомился еще на третьем курсе, и до сих пор дружим. Они совсем ручные, и если вы уважительно их попросите, они разрешат покататься на них верхом. Правда, Сюзи?

Дельфиниха в ответ приоткрыла пасть, полную острых зубов, и несколько раз кивнула головой, выражая тем свое согласие.

-А погладить их можно?

-Конечно.

И уж тут афалины не смогли бы пожаловаться на недостаток внимания к своим персонам: каждый из собравшихся не преминул воспользовался случаем погладить спину или брюшко, либо подержаться за плавник. Дельфины не отставали: показывая, что им приятно находиться в обществе людей, проделали несколько акробатических трюков. Наигравшись вволю, взялись за дело.

-Я на некоторое время войду в транс и попытаюсь объяснить животным, что от них требуется, – сказал Баджи. – Они проплывут до конца водного пути и посмотрят, что там находится. Вернувшись, расскажут. А теперь, пожалуйста, отойдите немного в сторону, чтобы я без проблем смог войти в телепатический контакт.

Студенты примолкли и разбрелись по пещере. Баджи присел на корточки и сосредоточенно уставился в точку перед собой; дельфины внимательно смотрели на него. Потом, как по команде, оба животных громко хлопнули хвостами о воду, подняв тучу брызг.

-Они готовы помочь вам хоть сейчас. Одна только маленькая закавыка: им не проплыть по мелководью. Нужно сделать канавку, чтобы они смогли попасть в туннель.

Пришлось взяться за работу. Единственная совковая лопата, прихваченная с собой, досталась Олафу, который принялся удалять песок с внешней стороны отмели, одновременно засыпая одну из ям. Гека с Фэном попробовали орудовать снятыми с одной из лодок веслами, однако без особого успеха – мокрый песок легко соскальзывал с гладкой поверхности лопастей. В конце концов они присоединились к остальным, за неимением лучшего орудовавшим верхними конечностями.

-Эх, динамитику бы сюда…

-Нельзя, друзья человека испугаются и уплывут.

-Да шучу я, шучу, сам понимаю, что от взрыва потолок рухнет нам на головы.

-Коллега, вы оперируете устаревшими приёмами: раз находитесь в замке волшебников, то и решать проблему надо соответствующим образом.

-Типа как в мифах: и расступились скалы перед ним, и пошел он по воде аки посуху?

-Ну хотя бы так. А то привыкли, что любую проблему можно решить, применяя механику или химию.

-А другого выбора у нас пока и нет: вот ты, например, сможешь перекинуть хотя бы щепотку песка, не используя ничего, кроме колдовства?

-Попробовать надо. Сейчас, вот только вспомню формулу…

-Да ладно, трудись уж руками. Знаем мы тебя: будешь делать вид, будто чародействуешь, дожидаясь, когда мы закончим работу.

Так, подшучивая друг над другом, они сноровисто прокопали канавку, достаточную, чтобы по ней свободно могли проплыть дельфины. Те не замедлили ею воспользоваться и, вильнув хвостами, исчезли в темной глубине.

-Теперь остается только ждать.

-Баджи, скажи, а разве ты не хочешь с помощью Симбиоза Разумов увидеть все напрямую? – спросил Эрик, вспомнив свой с Гекой визит еще в первую неделю пребывания в Академии. Тот отрицательно покачал головой.

-Слишком большое расстояние, я не смогу долго находиться в контакте. Не забывай, что я пока всего лишь бакалавр. Но не волнуйся: когда дельфины вернутся, я 'прочту' их восприятие увиденного. Наберись немного терпения. Эрик отошел, его место занял Фэн.

-Можно задать чисто научный вопрос?

-Конечно.

-На лекции по Зеленой магии по поводу Симбиоза Разумов нам рассказывали, что его нужно применять с осторожностью, поскольку на разум человека воздействуют мысли, чувства и инстинкты животного. Не могли бы вы рассказать из личного, так сказать, опыта, какие при этом ощущения?

-Ну, мой собственный опыт не так уж и значителен и ограничивается лишь моими подопечными. Да и применять его я стал не так давно и, признаюсь честно, в первый раз немного побаивался. Но все прошло нормально, поскольку дельфины – одни из наиболее высокоразвитых существ. Их восприятие мира очень яркое и праздничное, недаром они так дружелюбны. Я чувствовал радость свободного скольжения сквозь толщу морской воды, непривычные, но не раздражающие запахи обитателей моря, приятную теплоту солнечных лучей, обогревавших спину и плавники. Правда, после того сеанса, когда увидел в воде стайку рыбок, неожиданно возникло желание прыгнуть и ухватить зубами одну из них. Я с трудом удержался, осознав, что это и есть тот самый 'побочный эффект' Симбиоза.

-А дельфины? На них как-то воздействовало проникновение в разум человека?

-Мне кажется, они были изрядно растеряны и даже слегка напуганы. Слишком много информации, неоднозначных символов и терминов, странных понятий, да и само восприятие окружающей среды человеческим телом. Потом немного привыкли и даже пытались разобраться в некоторых вещах, для нас привычных, но совершенно незнакомых дельфинам. Мои коллеги-друиды, кто проводил подобные эксперименты, рассказывали, что аналогичные эффекты возникают и при контактах с другими животными.

Вокруг рассказчика собралась толпа благодарных слушателей, оставивших все прочие занятия.

-А какие еще неприятности могут подстерегать волшебника, осуществляющего Симбиоз? – в свою очередь спросил Олаф. Баджи, обдумывая ответ, слегка наморщил лоб.

-Не поддаваться эмоциям животного, какими бы привлекательными они не казались. Вас могут вдохновлять сила и мощь слона, быстрота гепарда, свободный полет ястреба – так же как меня впечатлила способность дельфинов без труда передвигаться в воде. К этому можно пристраститься, как к наркотику, забывая, что с каждым разом взаимопроникновение будет становиться все более глубоким. В конце концов, весьма вероятным станет прескверное событие – душа человека застрянет в теле животного, и, соответственно, душа животного переместится в человеческое.

-И ничего нельзя будет сделать?

-Ну почему же. Волшебник может отменить действие собственного заклятия. Однако при нахождении в теле животного это будет довольно проблематично – братья наши меньшие не обладают магической энергией. Кроме того, помочь вернуть все на свои места способен другой чародей – конечно, если окажется поблизости и поймет, что произошло. Впрочем, куда лучше о том вам поведает госпожа Гань. Я рассказчик не самый талантливый.

-Скажи, а такие… неприятные случаи часто имели место в истории?

-Не очень, но, к сожалению, бывали. Если интересно, они приводятся в энциклопедии 'Ошибки магических экспериментов: причины и последствия'. Еще интересные факты время от времени публикуются в 'Магическом Вестнике' – официальном газетном издании Гильдии. Слышали о нем? Студенты, переглянувшись, покачали головами.

-Пока не приходилось.

-Это потому, что 'Вестник' выходит раз в квартал, и студентам его обычно не выдают. Последний выпуск был в июле, так что скоро можно ждать нового. Как только появится очередной номер, если будет желание, я дам его почитать.

-Конечно! Большое спасибо!

О чём-то хотела спросить и Дина, но в тот момент позади раздался громкий всплеск – один из дельфинов, вернувшись и увидев, что никто не заметил его появления, решил обратить внимание на свою персону.

-А, Сюзи! А где Стив? С ним все в порядке?

Дельфиниха утвердительно наклонила голову. А через полминуты показался и ее напарник, держащий в пасти обломок доски.

-Ну-ка, дай поглядеть, что за подарок ты нам принес. О, да тут какие-то буквы вырезаны! 'othe' – что бы это могло значить?

-'Wind Brothers'! – воскликнула Таисия. – Они нашли корабль!!

Афалины, как будто догадавшись, о чем разговор, согласно закивали в ответ.

-Значит, 'Братья Ветра' и впрямь нашел здесь свое последнее пристанище, – задумчиво сказал Баджи. – А теперь дайте мне еще пять минут на телепатическое общение, я узнаю подробности. И после короткого сеанса телепатии рассказал:

-Они действительно видели корабль с громадной пробоиной в борту, застрявший меж двух валунов неподалеку от берега подземной пещеры, намного большей, чем та, в которой мы находимся. Там очень темно, и дельфины смогли разглядеть немногое. На самом берегу лежит шлюпка, от которой остался только каркас, несколько мертвых поваленных деревьев, погибших, очевидно, когда скалы сдвинулись, и не стало живительных солнечных лучей. И еще сумели разглядеть они вдали какие-то полуразвалившиеся бревенчатые постройки, как я могу предположить, сделанные командой корабля, переправившейся на берег.

-Скорей всего, кораблекрушением и объясняется таинственное исчезновение капитана Карриго, о котором писал дон Мануэль, – сделал вывод Жозе. – А поскольку потом он объявился вновь, история имела счастливый конец: морским волкам удалось не только спастись, но и вернуться домой.

-Однако в том же письме утверждалось, что корабль с таким названием плавал и после возвращения Карриго в Европу. Жозе пожал плечами.

-Ну и что? Мореплаватели всех времен любили давать сходящим со стапелей кораблям те же названия, что носили их предшественники, особенно если с их именем были связаны подвиги и необычайные приключения. Кто знает, быть может, один из сотоварищей капитана решил возродить былую славу корабля, построив точно такой же?

-В любом случае мы должны попасть туда! Настоящий корабль времен пиратов – мы увидим, как он выглядел на самом деле! Неужели вам неинтересно?

-Да кто против-то? Ты лучше скажи, как это сделать, если у нас нет аквалангов?

-Может, упросить дельфинов доставить нас туда? Ведь они плавают намного быстрее людей!

-И все же не настолько быстро, чтобы хватило воздуха в легких, – остудил их пыл Баджи. – И я не поддержу вас в подобной авантюре. Поймите меня правильно: ведь на мне тогда будет лежать ответственность за ваши жизни. Случись то в далекой Галактике, где практикуются сражения на лазерных мечах, я сам вышел бы вперед, чтобы прикрыть вас, учеников, от клинков темных джедаев. Но что я смогу сделать, если нас разделят килотонны равнодушной воды? Я не могу управлять Стихиями в достаточной степени, чтобы элементали Воды не дали вам утонуть, а элементали Воздуха бесперебойно снабжали кислородом! Вам придется найти другое решение проблемы – или отступиться от нее, оставив все, как есть.

-А если использовать телепортацию? – робко предложила Сюэ. Высказанную идею признали интересной, но неосуществимой.

-Мы и простейшие предметы телепортировать пока не умеем, а ты предлагаешь человека!

-Зато плыть не нужно, и нет риска утонуть!

-Но даже если ты преисполнишься магической силы и станешь равной Великому Мастеру, куда ты пошлешь своих товарищей? Помнишь, что нам говорили – волшебник должен отчетливо представлять себе место, куда собирается отправить человека, иначе беды не избежать!

-Вообще-то я имела в виду порталы перемещений, – слегка обиженно ответила китаянка.

-Так и надо выражаться яснее!

-Очень заманчиво: пока они действуют, мы можем перемещаться туда-обратно, приносить и уносить любые вещи.

-Кстати, а наши конкуренты случайно не воспользовались аналогичной идеей, чтобы притащить сюда корабельное имущество? – поинтересовалась Дина. Баджи только сейчас заметил присыпанные песком чугунные шары.

-Как интересно… Неужели и впрямь пушечные ядра? Видел их только на картинках. Если никто не возражает, я прихвачу потом пару-тройку – покажу в нашем поселке. Или подарю как сувениры. Ну а что касается использования порталов теми, кто пошел с вами одной дорогой… Если это ваши однокурсники, то они должны быть крайне одаренными ребятами; с такими способностями вполне реально претендовать на звание бакалавра хоть сейчас. Есть у вас такие на курсе? Наши друзья переглянулись.

-Да вроде нет, хотя, если говорить честно, мы не знаем. По крайней мере, никто не хвастался и демонстраций чудес не устраивал. Так что если вундеркинд и есть, он либо очень скромный, либо намеренно скрывает свой потенциал.

-Не волнуйтесь: первый же экзамен покажет, кто чего стоит.

-Постойте, – сказала Вин. – Дэнил из Ирландии, помните – на занятии у Асфарга ловко управлялся с огнем.

-Это ничего не значит, – заявил Джо. – Если он прирожденный пиромант (не оттого ли у него рыжие волосы?) – огненная стихия будет для него игрушкой. Но в других областях магии он может оказаться совершеннейшим профаном.

-Поживем-увидим. Давайте все-таки вернемся к нашим баранам. Мы забываем еще об одной совсем маленькой проблеме: организовать 'вход' нетрудно, и его можно сделать где угодно, даже в стенах замка, а вот как быть с 'выходом'?

-Значит, в любом случае кому-то необходимо преодолеть водный путь. И мы возвращаемся к тому, с чего начали.

Повисло молчание тоски и безнадежности, которое было нарушено радостным воплем.

-Экие мы тормоза! – аж подпрыгнул от восторга Гека. – Здесь же есть магазинчик магии!

Окружающие вновь недоуменно воззрились на него. Первым, о чем идет речь, смекнул Жозе.

-Гека, ты гений! – хлопнув того по плечу, заявил он. – Именно там мы приобретем и Водное Дыхание, и Пространственный Портал! Лица студентов озарились светом надежды.

-Но что ты предложишь взамен? – с долей ехидства поинтересовалась Дина. – За деньги их не купишь.

-А мы сами разве ничего не стоим? Заколдуем сколько надо, хоть сотню свитков изготовим. Правда, друзья?

Баджи с понимающей улыбкой наблюдал за энтузиазмом своих юных 'коллег' – примерно как смотрит отец на сына, пожелавшего похвастаться своими школьными успехами.

-Вижу, вы ребята не только отчаянные, но и находчивые. На моем курсе все было куда прозаичнее: кучковались мелкими группками, которые между собой почти не стыковались. Да и любителей авантюр почти не было – так, по мелочам шустрили. Один мой однокурсник, правда, с невесомостью на себе экспериментировал, любил, когда получалось одним прыжком запрыгнуть в окно второго этажа – пока ногу не сломал.

-Ой, какой ужас! – сочувственно воскликнула Сюэ. – Его вылечили?

-Разумеется, мадам Берсье быстро поставила его на ноги, прошу прощения за каламбур. После того он переключился на более приземленную магию, занявшись изучением Земли. Не хотел, а опять скаламбурил!.

-Значит, пока остается командовать отбой. Пусть каждый выберет себе заклинание по душе, и вперед.

-Да будет так! И на том их сегодняшнее приключение закончилось.

Глава 39.

Следующим утром Жозе и Гека прогулялись до магазинчика – посмотреть, есть ли в наличии то, что им нужно. Продавец, которого, как уже выяснилось к тому времени, звали Франтишек Важел, и являлся он Мастером Духа, выслушав их, остался совершенно бесстрастным – должно быть, в былые года заказывали и не такое.

-Значит, Водное Дыхание и Пространственный Портал? Хотите совершить путешествие на один из окружающих остров рифов? На лодке, наверное, было бы проще. Впрочем, дело ваше; если есть на что обменять, то все к вашим услугам. Вон на полке свиток Портала, а вот колечко Водного Дыхания.

-Насколько долго длится действие заклинаний? –деловито поинтересовался Жозе.

-Для колец минимальный заряд, который допускается для выставления на обмен – десять зарядов. Фактически полтора-два часа плавания под водой вам гарантированы. Что же касается Портала, – продавец привстал, чтобы взглянуть на соответствующий объект торга, – то он будет действовать в течение двадцати часов плюс-минус два часа.

-А как можно по внешнему виду свитка определить, на сколько времени его хватит? – недоуменно спросил Гека.

-Очень просто. Сейчас увидите сами! – пан Важел снял с полки два свитка, скрепленные вместе обычной резинкой. – Видите полоску над текстом формулы? Думаете, она тут для красоты? Как бы не так! Грубо говоря, чем она длиннее, тем более мощное заклятие наложено на бумагу. Здесь, как видите, полоска примерно в половину ширины свитка. Это на уровне хорошего Мастера.

-То есть ее длина определяет цену?

-Совершенно справедливо. Не только тип заклинания, но и его относительная сила влияют на стоимость моего товара. И вы, когда займетесь заколдовыванием, увидите, хорошо ли оно вам удается, или не очень. В свое время, чтобы не плодились во множестве свитки с очень слабыми заклятиями, бумагу стали изготавливать таким образом, что она не воспринимает магическую энергию ниже определенного уровня. Я не очень хорошо разбираюсь в технике ее изготовления, мое дело – торговать. А потому, если предложенное мною вас устраивает, приносите, что имеете, и заключим сделку.

-Можно только попросить вас об одной совсем маленькой услуге – отложить эти вещи для нас. Мы обязательно вернемся и выкупим! Продавец на мгновение задумался.

-Ладно, будь по-вашему. Я уберу их с витрины. Но не более чем на месяц, после чего вновь выставлю их на продажу. Так что поспешите, если они действительно вам необходимы!

Перед тем, как покинуть магазин, на деньги, собранные накануне в складчину, Жозе приобрел еще бумаги – так, чтобы с избытком досталось всем участникам приключения.

Эрику пока вполне хватало тех листков, что они с Гекой приобрели еще в первое свое посещение магазина. Поэтому свою долю он подарил Вин, за что был удостоен благодарственного поцелуя в щеку – более скромного, чем получил от Таисии после семинара по магии Духа, – но не менее приятного. Его нос ощутил тонкий аромат, исходивший от ее волос, но он не рискнул бы даже предположить, какой маркой духов она пользуется.

Для изготовления свитков после некоторых раздумий он выбрал Ментальный Барьер, окружающий колдующего кольцом невидимой психической защиты. При попытке пересечь ее нарушитель испытывал неприятные чувства – страх, растерянность, непонятную тревогу, душевную усталость и т.п. – заклятие было многопрофильным, для каждого случая существовал свой вариант формулы. Частными случаями его рассматривались и Сфера Отрицания, призывающая побыстрее покинуть 'нехорошее' место, обойдя его стороной, и Отвод Глаз, ненавязчиво отводящий взгляд человека в сторону, противоположную эпицентру заклинания.

Для начинающих волшебников учебники по Желтой магии советовали тренироваться на облегчённом варианте заклинания, внушающем беспокойство. Правда, те же учебные пособия рекомендовали пробовать сооружать Ментальный Барьер лишь студентам, посвятившим изучению магии не меньше двух лет и определившим своею специальностью именно магию Духа. Но, в конце концов, попытка – не пытка, что он теряет в случае неудачи? Зато, если получится, его свиток внесет весомый вклад в их общее дело.

Однако в тот день госпожа удача была явно не на его стороне. Листок упорно не желал сворачиваться в трубочку. Сделав около десятка попыток, Эрик решил, что с него хватит, пора отдыхать. А потом можно и помедитировать немного.

Вновь метель желтых снежинок, сменившаяся вскоре иной картиной, в которой он оказался в потоке солнечных лучей, идущих как будто со всех сторон одновременно, и пронзающих насквозь. А при каждом вдохе словно втягивал их, отчего чувствовал себя все сильнее, да настолько, что мог стянуть их движением руки, как если бы то были шелковые веревки.

И понял он, что способен отныне не просто пассивно впитывать энергию, даруемую кристаллом, а по-настоящему концентрировать ее, поглощая намного больше, чем раньше. Но все же решил не спешить проверять себя, отложив дела на завтра.

А сегодня можно и развлечься чтением художественной литературы. Помнится, Мастер Халид дал ему книжку про драконов. Что ж, посмотрим, что интересного там накарябано.

'…теперь, когда пальцы, держащие перо, дрожат, и я с трудом различаю буквы, начертанные моей же рукой, провидение велело отложить все суетные дела в сторону и описать все случившееся с нами в Шашшулищ – стране драконов – много лет назад.

Я и мой товарищ Никколо были молоды тогда и любили авантюры и веселые приключения, благо не обременяли нас семейные проблемы и необходимость тяжким каждодневным трудом зарабатывать себе на жизнь. Мы объездили много стран и повидали немало чудес, и пресытилось сердце наше, трудно стало удивить его чем-либо. В поисках все новых развлечений забирались мы все дальше, пока в одном захолустном приморском городке судьба не свела с тем, кто отправил нас в Драконию.

Познакомились мы с ним благодаря хозяину местной таверны, где остановились на ночлег. Узнав, что душа наша истосковалась по настоящим приключениям, посоветовал обратиться к живущему на одном из окружающих городок холмов отшельнику-колдуну, который, по его словам, 'со многими диковинными существами знается, и в земли их дороги ведает'. За неимением лучшего решили мы навестить чародея – авось позабавит чем, будет о чем рассказать по возвращении в родные края.

Колдун встретил настороженно – подумал, наверное, что мы обычные бандиты. Впрочем, грабителям, вздумавшим покуситься на имущество хозяина дома, равно как и на него самого, весьма рисковали – поблизости бродил громадный бурый медведь, следивший за всеми, оказавшимися поблизости. Есть и другие сюрпризы, заявил отшельник, и тем, кто на них наткнется, очень не поздоровится. Однако, узнав о цели нашего визита, немного смягчился.

Стало быть, вы из тех, чье сердце жаждет бессмертных подвигов? Что ж, если храбрости вам не занимать, в моих силах развлечь вас так, что впечатлений хватит на всю оставшуюся жизнь. Выбирайте, куда хотите отправиться. Желаете поохотиться на демонических тварей, одним видом своим оскорбляющих зрение? Или принести с собой в качестве трофея голову дракона? Или сойтись в поединке с предводителем орочьего племени, и в случае удачи забрать себе все богатства зеленокожих? За соответствующую плату я открою вам портал, а дальше дело за вами.

Подумав немного, мы решили, что если добудем настоящую драконью голову, то обретем славу героев и самых искусных охотников нашего столетия, ибо кто еще может похвастаться такой добычей? Получив задаток, колдун согласился потрудиться для нас, посоветовав запастись всем необходимым и прийти вновь на рассвете.

Готовясь к путешествию, мы обошли торговцев, приобретя лучшее, что имелось в продаже в том