Book: Ген Человечности 4. Дикая земля




Ген Человечности 4. Дикая земля

Werewolf

Дикая земля (Ген Человечности 4)

Ген Человечности 4. Дикая земля

Аннотация

Своего рода анонс. Мексика и Техас 2014 год. Герои те же, что и в Гене Человечности

Дикая Земля (Ген Человечности 4)

И слова вспомни те , ч то мы заучили

Мы в ответе за тех , к ого приручили

И слова вспомни те , ч то мы заучили

Мы в ответе за тех

За тех…

Дикая земля

Техас, окрестности Монтеррея

Укрепленный район "Альфа"

15 мая 2014 года.

Поспать не дают суки…

Пулемет залаял где-то впереди, на городских окраинах. Залаял отчаянно, выпуская очередь за очередью. Хоть и не в нашу сторону – но все равно эти мексиканские п..арасы меня заколебали. С утра на базу зашли, лег поспать, только отрубился – и на тебе…

Это снова я, Алекс Маршалл, бывший офицер специального подразделения армии США "Дельта", бывший помощник шерифа, бывший гражданин Соединенных штатов Америки. Это все бывший. А ныне – караванщик, майор национальной гвардии Техаса и оружейный торговец. Прошу любить и жаловать…

Поскольку не виделись мы без малого четыре года, кратенько расскажу, что за это немалое время произошло. Может, потом и подробно напишу, лихих дел было сделано немало, одна зачистка Далласа от одержимых чего стоила. А схватки с герильерос на границе, когда в Мексику заходили, они же отмороженные в хлам… В общем будет время – напишу. А пока – слушайте.

В том бардаке, в который превратился наш бренный мир, Техас стал одним из немногих островков спокойствия. Исключительно потому, что испокон века в Техасе не полагались на армию и закупали домой стволы. Техасец без ствола, ковбойских сапогов и нефтяной скважины – нонсенс. Когда пришла беда, оказалось что в Техасе есть и рейнджеры и минитмены и бэрчисты и бывшие военнослужащие. В общем, полно белых, неполиткорректных мужчин с оружием. Готовых наводить порядок. Этим и спаслись…

Первый год только отбивались. Организовывали отряды гражданской милиции, доставали армейское тяжелое вооружение, договаривались с личным составом военных баз, которые еще не заразились и не разбежались поголовно. Зачищали территории, устанавливали хоть какие-то границы, пытались наладить самые примитивные системы жизнеобеспечения, запасали продовольствие на зиму. И – перезимовали, спаслись…

Второй и третий годы прошел уже более плодотворно. Если раньше мы только отбивались и действовали в сельской местности – то в эти годы мы начали зачищать крупные города. Живых людей в них практически не осталось, были только бандиты (за людей они не считались – на тот период времени бандиты официально были объявлены вне закона – то есть их можно было отстреливать без ограничений) и одержимые и еще непонятно – кто из них был опаснее. Потери в этих боях были не катастрофические, но существенные. Спасало наличие у нас боевой техники и армейских солдат и офицеров. Одновременно запускали самые необходимые предприятия, пытались наладить хоть какое-то подобие экономики. В первую очередь нужно было продовольствие, во вторую – оружие, боеприпасы и простая, примитивная но действенная боевая техника, в третью – топливо. С грехом пополам – но все это мы организовали.

В третьем году начало складываться некое подобие политического и судебного устройства. Прежде всего – на третий год, первого марта 2013 года была провозглашена суверенная республика Техас. Удивительного в этом не было ничего – федеральных центр за..ал всех техасцев уже давно и капитально, сепаратистские тенденции существовали всегда. Тут они и проявились в полный рост…

Особых церемоний не было, просто собрались, подписали декларацию независимости на манер американской, да и провозгласили. В беспределе жить тяжело, поверьте. А тут – хоть какой-то порядок, какая то власть.

Глядя на нас, подтянулись и другие штаты. Поскольку в катастрофе мы сумели уцелеть, наладить за три года более-менее приличную жизнь – соседи предложили объединение. Конвент (а так у нас называлось некое подобие парламента, собиравшееся при необходимости) в объединении отказал – зато предложил провозгласить Конфедеративные Штаты Америки. На том и порешили – на сегодняшний день в Конфедерации состояло уже шестнадцать штатов, больше чем в гражданскую войну. Северяне пытались наладить жизнь у себя, объявили нас сепаратистами (вот ведь придурки – кому нужны их пустые вашингтонские декларации) – но нам на это было глубоко… Да и они не лезли – и порядка и оружия у нас было больше, там до конца города не зачистили, бандитов тоже не истребили.

Кстати про оружие. Когда началась вся эта заваруха – М16 показала себя в полной красе. Со всеми ее задержками, утыканиями патрона, необходимостью постоянной чистки и смазки. В общем, такое оружие для нас ну никак не подходило.

Тогда я и еще несколько десятков лихих людей предприняли беспрецедентный рейд. В Неваде мы отбили у бандитов завод "Арсенал", пробили и зачистили до него дорогу и сумели наладить производство автоматов Калашникова. Тут они делались по лицензии – но делались качественно и под все виды патронов. Сначала производство шло, считай на коленке – но к этому году шло уже более-менее нормальное производство. В этом заводе была моя доля три процента, и статус дилера – то есть я получал продукцию по заводским ценам и отвечал за ее распространение у себя в округе и на Дикой территории. На Дикой территории была свободная конкуренция, кто что хотел – тот то и продавал. Так что сейчас официальным армейским оружием был АК, и особо с этим не заморачивались.

Дикая территория… С самого начала нас просто достали мексиканские банды и картели. В Мексике бандитизмом жили очень и очень многие, во время катастрофы они в основной своей массе не заразились и принялись совершать разбойные набеги, в том числе и к нам, в Техас.

И если первый год мы только отбивались, то во второй собрались и приняли следующее решение. Поскольку в Мексике власти никакой не было, а в районе агломерации Мехико (До катастрофы там проживало до сорока миллионов человек. Многие стали одержимыми – прим автора) опасно было появляться даже на танке – вся территория Мексики была объявлена Дикими территориями Техаса. На этой территории вводилось военное положение и право свободного огня. Право свободного огня – это право техасца и любого другого жителя Конфедерации стрелять по всему что движется. Естественно, по всему кроме других техасцев или жителей Конфедерации. Мера эта была чрезвычайной, на всей территории Конфедерации она была отмена и сохранялась только в двух местах – здесь и на границе с Калифорнией (там произошла серьезная утечка радиоактивных материалов, и творилось такое, что ни в сказке сказать, ни пером описать).

Основой цивилизации в этих местах были укрепленные районы или форты. Граница потихоньку двигалась на юг и сейчас система передовых фортов была установлена на линии Монтеррей-Торреон-Кулиакан. Дальше начинался такой беспредел, что… Беспредел этот постепенно чистили, но работы было еще непочатый край. Вот сейчас я и нахожусь в одном из передовых укрепленных районов, созданных в районе Монтеррея и прикрывающих остатки города. Сюда я приехал по лично-служебным делам. Служебные – намечалась очередная разведывательно-диверсионная операция с выходом к самым окраинам агломерации Мехико. Граница в очередной раз переносилась на юг – и мы должны были разведывательно-диверсионной группой провести рекогносцировку на местности, определить места для закладки новых фортов, понять, насколько местность засорена бандитами и одержимыми. И еще куча других задач, которые и должна решать разведывательно-диверсионная группа. Личные – мы пришли сюда в составе каравана. В нем шел и мой груз – двадцать ящиков с Калашниковыми для местных оружейных торговцев. Здесь оружие стоило дорого – если в Техасе оно было уже у каждого, основной доход был от торговли запчастями и патронами – здесь же оружие стоило дороже примерно раза в два и требовалось постоянно. Новый АКМ стоил примерно шесть тысяч долларов Конфедерации (новая валюта Конфедерации – прим автора), торговцам я отдам за пять, если оптом и пять с половиной ежели кто захочет взять в розницу. На заводе я закупал по две с половиной за обычный АК с длинным стволом под патрон 5,56 – доход считайте сами…

Еще нам причитались деньги за проводку каравана. Если на территории Конфедерации было относительно тихо, для проводки достаточно было одной-двух машин караванщиков – то здесь между фортами могло случиться все что угодно. Герильерос (повстанцы – партизаны, те еще подонки, сами порядок навести не могут и нам не дают, живут разбойными набегами), бывшие "наркос" из картелей, просто бандиты, разбежавшиеся из разгромленных тюрем… У некоторых есть даже РПГ-7. Конвой (а в нем шло тридцать тяжелых грузовиков и примерно столько же частных машин) нуждался в очень серьезной охране. Обратно пойдем – тоже возьмем конвой, чтобы не расслабляться и заработать денег. Но обратно пойдем нескоро, здесь дел непочатый край.

Пару слов скажу про армию и вообще систему безопасности конфедерации. Сама конфедерация делилась на штаты и на округа, в каждом округе был шериф с помощниками. Он отвечал за безопасность в конкретном округе. Плюс к его услугам был отряд гражданской милиции – а в отрядах народной милиции состояло почти все мужское население конфедерации с двенадцати лет и до пятидесяти. В двенадцать лет подросток, вместе с отцом приходил на стрельбище, где собирались местные мужчины и шериф и проходил процедуру инициации. Заключалась она в том, что нужно было продемонстрировать навыки стрельбы и физподготовку. Если нормативы выполнялись – отец вручал сыну автомат, а шериф торжественно, с клятвой принимал его в гражданскую милицию. С этого времени подросток считался взрослым мужчиной. Кто не сдавал нормативы с первого раза – пересдавать мог лишь через год, а весь этот год подвергался унижениям и насмешкам от сверстников – впрочем, таких несдавших с первого раза было мало.

Была в конфедерации и армия. В Техасе армия составляла по численности двенадцать тысяч человек – то есть примерно дивизия. Больше не требовалось, потому что налоги были малы (единственным налогом была десятина – десять процентов от доходов – и больше никто ничего не требовал и не платил), народа тоже было мало. Да и смысла в большей армии не было – в случае нападения каждый населенный пункт становился укрепленной крепостью, ощетинившейся стволами.

Поскольку денег было не так уж и много – армия официально занималась бизнесом. Ей принадлежали заводы по производству патронов, на которые был немалый спрос и она же (наряду с частниками, а на дикой территории – практически одна армия) оказывала услуги по проводке караванов, беря за это плату. Таким образом, значительно больше половины денег, необходимых на текущее содержание армии армия сама и зарабатывала. Конфедерации приходилось сильно тратиться только на строительство новых укреплений и фортов – территориальная экспансия, ничего не попишешь…

В общем – жить теперь можно. Хоть и с проблемами, которых раньше не знали и не ведали, но – можно.

Ладно… Заболтался я что-то…

Устало выругавшись, я поднялся с кровати (представлявшей собой пару снарядных ящиков с положенными на них досками и брошенным поверх армейским спальником), всунул гудящие ноги в ботинки, повесил на плечо автомат. И, чертыхаясь и протирая глаза, пополз на свет божий, благо уже совсем рассвело…

Укрепленный район представлял собой небольшой городок размером со старую военную базу. На Дикой земле такие вот укрепленные районы были центром цивилизации. Принадлежала эта земля армии, но большая часть построек была совсем не армейская…

От окружающей территории укрепленный район отгораживался сплошной линией укреплений – окопы, минные поля, колючая проволока, рвы и защитный вал, окружавшей район по периметру с наличием постоянного, довольно крупного гарнизона военных. В этом укрепленном районе гарнизон насчитывал триста пятьдесят человек, но вооруженных людей было намного больше. Если считать всех торговцев, караванщиков, гражданский персонал и прочий люд, на данный момент находившийся в периметре и при оружии – то гарнизон насчитывал более тысячи человек.

Примерно четвертую часть территории района занимали собственно армейские постройки. Грубо сложенные из бетонных плит постройки для личного состава, блиндажи на случай обстрела, мощный двухэтажный блокпост на въезде, укрытия по периметру на случай атаки. Окопы и стрелковые ячейки соединялись перекрытыми сверху траншеями, причем во многих местах перекрытие не пробивалось 82 миллиметровой минометной миной. Были и капониры для боевой техники, как открытые, так и перекрытые сверху. Всего в периметре из военной техники имелось два LAV-25 с 25 миллиметровыми пушками, десять кустарно бронированных Хаммеров с пулеметами и автоматическими гранатометами, несколько стопятимиллиметровых артиллерийских орудий. И две стопятидесятидвухмиллиметровые самоходные гаубицы "Паладин" – это если совсем хреново будет. Были и гражданские пикапы с пулеметными турелями в кузове – но их за военную технику никто не считает, такие были у многих торговцев и вообще состоятельных гражданских. Был и вертолет огневой поддержки – UH1, такой же, как во Вьетнаме, но он был неисправен. Танков не было, но и смысла в них здесь не было.

Оставшиеся три четверти площади были отданы в аренду под склады, торговлю и обслуживание караванов. Огромная площадка для техники была способна вместить шестьдесят тяжелых грузовиков – фур, склады вмещали в себя товара вдвое больше, чем могло было быть привезено на этих грузовиках. Имелось два магазинчика – "Чай, кофе и другие колониальные товары" и оружейный. Оружейный содержала Техасская армия, конкурировать с ними было сложно, но можно. Тем более, что цены там были высокие, а доступ в охраняемый периметр имел далеко не каждый. Имелась в периметре и гостиница – однозвездочная, зато безопасная. Что-то типа постоялого двора…

Выйдя, я огляделся по сторонам, глянул на часы. Времени было десять часов по местному, база уже проснулась и жила полной жизнью. Туда-сюда сновал народ, причем военные особо от гражданских не отличались. Армейского и сходного с армейским камуфляжа в свое время было запасено море, и те, кто ходил в караванах или жил на Диких землях предпочитали в качестве повседневной одежды его – неэстетично, зато дешево и практично…

День обещал быть жарким, почти летним – времени девять часов, а уже припекает. Вздохнув, я зашагал к стоянке машин. Хоть стоянка была и охраняемой – но проверить в каком состоянии машины было нужно. Вчера так устали, что было уже ни до чего. Потом пойду, позавтракаю и вместе с командиром базы начнем вырабатывать план дальнейших действий…

– Майкл! Майкл!

Я обернулся. Ну конечно – как не так… Хосе. Всегда первым прибегает, как чует…

Хосе Дельгадо, невысокий, полностью лысый, улыбчивый толстяк, до катастрофы служивший в федеральной полиции Мексики, сейчас занимался торговлей новым и подержанным оружием, служил в местной территориальной полиции и приторговывал понемногу с Техасом. Если раньше, до катастрофы представить себе занимающегося бизнесом полицейского (я имею в виду – честным бизнесом, а не взятки брать) было сложно, то сейчас это было в порядке вещей. Народа было мало, платило государство тоже мало – и все зарабатывали деньги как могли. Кто умел крутиться – без куска хлеба не оставался никогда. Вот и Хосе – недавно новый грузовик пригнал с Техаса…

– Доброго здоровья!

– Тебе того же – буркнул я, продолжая неспешно идти к стоянке машин

– Как дела. Как твоя очаровательная жена?

Энджи… Лучше бы не упоминал…

Знаете, до катастрофы было в ходу такое понятие – casual sex. Типа секса для здоровья или секса без обязательств. У женщин даже понятие появилось – друг для секса. Сейчас было немного по-другому – нравы в Техасе всегда отличались некоей консервативностью и патриархальностью, а сейчас во многих семьях после катастрофы успело родиться по два, а то и три ребенка. Земли было много, обрабатывать и защищать кто-то должен был, на Диких территориях пустующая земля раздавалась бесплатно – поэтому и рожали. А у меня…

А у меня – как всегда не так, как у людей. Для Энджи похоже я и был – другом для секса. И не более того. Отношения наши были официально оформлены – но это только для того, чтобы не смотрели косо ни на нее, ни на меня. Если нормальные жены сидели дома, рожали и воспитывали детей, то моя жена рожать упорно отказывалась, а вместо этого занялась бизнесом. Да каким – проводкой караванов! Шокировало это многих, но в наших краях в чужие семейные дела никто не лез. Мужчина в доме царь и бог, если его устраивает такая жена и то чем она занимается – то и другим до этого никакого дела нет.

На Дикие территории Энджи и ее команда не лезли, ходили только по территории Конфедерации и по приграничью. Там было намного безопаснее, крупных банд не было уже давно, огромных стай одержимых как в первый год – тоже не было. Но и безопасными дорогами это назвать было тоже нельзя…



– Нормально – буркнул я – что хотел, говори. Некогда мне, я здесь по делу.

– Так мы все здесь по делу! Говорят, ты товар в караване привез?

– Есть такое. А деньги у тебя есть?

– На хороший товар найдутся и деньги – на все тридцать два зуба улыбнулся Дельгадо – был бы товар. Сколько привез?

– Много. Тебе сколько надо?

– А чего есть?

– Калаши – обычные и укороченные. Калибр 5,56. Новые совсем – с завода взял. Оптику на сей раз не привез.

– Нормально… И сколько хочешь?

– Пять с половиной за обычный, пять шестьсот за укороченный. Два магазина к каждому.

– Брось… – начал торговаться Дельгадо – нереальная цена. Я в магазине могу дешевле купить…

– Если тебя туда пустят. Твоя цена?

– Четыре и за обычный, и за укороченный

– Четыре?! – я остановился как вкопанный – да ты, омбре (уважительное обращение к мужчине в Мексике среди бандитов, от hombre – прим автора), совсем стыд потерял! Какие четыре, я еле-еле расходы отобью на такой цене. А я их по такому дерьму тащил! За караван платил!

– Вот именно! – поднял палец Дельгадо – за караван платил. Ты торгуешься, Майкл – а зря. Если у тебя их никто не купит – тебе придется обратно их тащить. Таким образом, ты их не продашь, а два раза за караван заплатишь!

Вот ведь сукин сын!

– А ты думаешь – ты один такой красивый здесь? А если я к Виктору обращусь?

– К Виктору?! – Дельгадо рассмеялся – да у Виктора денег ни копейки нет, одно местное дерьмо. А у меня доллары Конфедерации. Ты на обмене больше потеряешь.

– Зато раз и навсегда накажу тебя! – недобро прищурился я – потому что ты и в самом деле страх потерял. Хуан тоже клювом щелкать не будет.

– Ладно. Четыре пятьсот за оба варианта

– Пять. Это нормальная цена. Ты их продашь за семь.

– За семь? Да кто мне заплатит такие деньги, тем более что партия как я понимаю крупная? Мне ее придется месяц, а то и больше распродавать.

– Не прибедняйся. Здесь дефицит. Продашь нормально. Те же сталкеры купят, копы местные…

Сталкеры… Так называли группы рисковых людей – и мексиканцев и техасцев, которые на свой страх и риск совались в опасные, не зачищенные зоны и вывозили оттуда артефакты. Спросом пользовались транспортные средства в нормальном состоянии, оружие всех видов, полицейская и боевая техника. Часть сталкеров специализировалась на промышленном оборудовании – его не хватало ни в Техасе, ни здесь. С армией сталкеры не ссорились, но и недолюбливали. Чувство было взаимным.

– Сталкеры? Зачем им, они сами оружие находят?

– В плохом состоянии. По три – четыре года лежавшее без присмотра. Потом реставрируют. Лучше купить нормальный автомат под стандартный армейский патрон, чем соваться в опасную зону непонятно с чем. Да и среди гражданских у вас спрос есть – так что не пудри мне мозги. Пять – и точка.

– Четыре семьсот.

– Не стыдно? По мелочи торгуешься.

– Это для вас мелочи, а здесь совсем не мелочь.

– Ладно. На полноразмерный четыре девятьсот, на короткий пять. Или покупай – или мимо пролетай! Надоел ты мне.

– По рукам – Дельгадо улыбнулся, протянул руку. Я остался стоять, как стоял

– Сколько берешь?

– А сколько есть?

– Двадцать больших ящиков, в каждом по десять штук.

Дельгадо задумался…

– Это для меня много. Пока возьму половину, остальные продавай сам либо оставь здесь на складе. Я посмотрю, как торговля идет, если нормально – вернусь и выкуплю со склада остатки.

– Нормально, по рукам. Но если не успеешь выкупить – не обижайся. Деньги у тебя с собой?

– Кто же носит такую сумму с собой, омбре. К вечеру – привезу.

– Ну, тогда и товар вечером. Кстати… Не мог бы ты с собой взять сталкера из толковых

– А что случилось?

– Да поговорить хочу немного. Разведать обстановку вокруг и дальше.

– А куда вы собираетесь? Уж не в Мехико-сити ли?

А вот это – не твое собачье дело, засранец ушлый!

– Да нет. Туда не полезем. По окрестностям прогуляемся, постараемся найти трассу, чтобы не идти в обход (в одном месте дорога до "Альфы" давала большой крюк, километров сорок лишних, не меньше – прим автора).

– Дело хорошее… Я часикам к трем по местному подскочу, идет.

– В пятнадцать ноль- ноль – поправил я его – нормально. И сталкера не забудь прихватить.

Дельгадо направился обратно к своему фургону, я же дошел наконец до наших машин…

Колонну мы гнали большую, поэтому на проводку ушла едва ли не рота. Два бронетранспортера – один LAV-25 и один Stryker в "логистическом" варианте, переделанном нами под боевой. Переделывали просто – по центру ставилась турель с Minigun М134, чуть ближе к кабине – еще одна турель со старым добрым Browning M2. Ну и пара пулеметов по бортам. Борта дополнительно укреплялись решетками, как в Ираке и листами толстой стали. В кузове ставились сидения и ящики с патронами. Миниган был предназначен для работы по живой силе, по гранатометчикам, Браунинг – по технике. Ничего серьезнее бывших полицейских броневиков у бандитов не было, Браунинг вскрывал такие вот консервные банки на раз.

Два Ошкоша – тоже переделанные в машины для проводки колонн – несколько пулеметов и автоматический гранатомет, нарощенные броней борта. Обе машины были "носатые", полноприводные, с бронированной "иракской" кабиной. Таких машин (подготовленных к отправке в Ирак) осталось на складах во время катастрофы – море. Эта машина была намного лучше любого БТР – дорогого и капризного. Два Хаммера – оба с автоматическими гранатометами Мк19. При проводке колонн Мк. 19 и Миниган – самое полезное оружие (хотя и прожорливое). И две машины снабжения – бронированный бензовоз и вторая машина – с водой, запчастями и прочими припасами. На дикой территории ни придорожных ресторанов, ни автомастерских не было, обходились собственными силами…

У машин было пусто, если не считать Мака, копающегося под откинутым капотом одного из Ошкошей…

– Доброго здоровья…

– Доброго здоровья, сэр! – здоровяк выпрямился так резко, что ударился головой о поднятый капот – а я вас и не услышал…

– Смотри, так и одержимого можно не услышать. Что с движком?

– Мощность теряет, сэр. Пока не пойму, почему…

– Отремонтировать сможешь? – нахмурился я. Потерять машину на Дикой земле – последнее дело, на буксир брать – тоже проблема…

– Думаю, что до вечера, разберусь, сэр…

Мак разберется… В далеком прошлом он был техником на авиабазе, где научился чинить практически все, что ездит и летает. Без него я просто не знаю, что бы мы делали – запчастей не хватало, иногда разбирали на запчасти старые машины или пытались сделать нужные запчасти сами на станках. Мак играл в этом огромную роль…

Еще раз осмотрев машины, и убедившись, что ночью ничего с них не пропало, я пошел в местный "ресторан" подкрепиться. Намечался рейд – поэтому возможности поесть нормальную пищу у нас скоро не будет…

Техас, окрестности Монтеррея

Укрепленный район "Альфа"

15 мая 2014 года вечер

Комендант укрепрайона, полковник Кертис Рэдхок – высокий, молодой для полковника, в отглаженной военной форме с погонами армии Техаса изумленно смотрел на меня, качая головой.

– Вы что, на самом деле хотите дойти до Мехико-Сити?

– А в чем проблема? – спокойно спросил я

– Да в том. Там в городе – что банд, что одержимых – пруд пруди. Я, например не рискую отходить в ту сторону от базы дальше, чем на двенадцать километров – дальность эффективной артиллерийской поддержки. А вы хотите углубиться в дикую территорию больше чем на четыреста миль.

– Ну, на то мы и дальний разведывательный патруль. Здесь тоже была когда-то дикая территория – заметил я – до тех пор, пока не поставили форты. Сейчас же – более-менее зачистили, через пару лет здесь будет столь же безопасно, как и на территории Конфедерации. Сами же писали в Даллас, что с той стороны проходят крупные бандгруппы и на их уничтожение приходится тратить множество ресурсов. Пассивной обороной дело не поправить – будут и налеты, и прорывы и минометные обстрелы. Границу все равно – наглухо не перекроешь. А так – наметим подходящие места, установим форты, доставим пионеров (пионеры – первопроходцы, желающие захватить землю. Они одновременно и работают на земле и имеют оружие, чтобы защищаться. То есть это солдаты и крестьяне одновременно – прим автора). Через пару лет окультурим…

– Через пару лет… – полковник скептически усмехнулся – здесь потому и окультурили, что была относительно спокойная местность. Ну, город есть, согласен, причем миллионник – но все равно не так. А там – до катастрофы сорок миллионов душ проживало. Теперь прикинь, сколько там бандитов и одержимых…

– Ну в сам город я не полезу, только по краям хочу проехаться… Но по любому рано или поздно чистить придется. Иначе покоя не будет.

– Смотрите… Технику я вам не дам – самому не хватает. Огнем – подержу, если будете в пределах досягаемости.

– Спасибо и за это – сказал я – мне больше то информация нужна. Я тут новенький, у вас же информация о том, что ждет нас впереди, должна быть.

– Информация… – задумался полковник – пожалуй, кое-что расскажу. В районе Мехико и окрестностей заправляет некий дон Хесус Карраро. Есть и более мелкие бандиты, но этот – самый главный, босс всех боссов. Он раньше был наркомафиози, а сейчас и вовсе там – царь и бог. При нем – не меньше пяти тысяч боевиков – это по самым минимальным подсчетам. Есть и бронетехника, которую они захватили у мексиканской армии. Этот дон Хесус содержит не менее двадцати тысяч рабов, которые работают на него. Так же дон Хесус по старой памяти выращивает коку и марихуану…

– Зачем? – удивился я

Проблема наркоторговли, равно как и прочей преступности в конфедерации решена была просто и эффективно. Наличие, например трех и более доз наркоты в момент задержания, свидетельствовало о том, что ты – наркоторговец. Наказание – расстрел на месте. Если меньше трех доз – значит, ты наркоман. Наказание – каторжные работы. Если наркоторговец предлагал гражданину Конфедерации купить у него наркотик в любом количестве, гражданин имел право расстрелять его на месте, что при постоянном ношении оружия было легко сделать. Уголовный кодекс был простым и понятным, видов наказания было всего три – смертная казнь, каторжные работы и ссылка в Дикие земли в качестве поселенца. Грабить, разбойничать, рэкетировать тоже было чревато – пойди, порэкетируй, когда ствол у каждого, и даже двенадцатилетние пацаны имеют автоматы. Разбойников даже не судили – просто не брали в плен и все…

– Для себя, для своего воинства и для рабов. Герильерос его на кокаине и марихуане сидит, рабов же он на какой то синтетике дешевой держит.

– Откуда знаете? Побеги были?

– Да какие там побеги… Рабы от него не бегают. Взяли живыми нескольких его герильерос, ну и поговорили малехо, перед тем как кончить…

– Зря кончили. Я бы тоже с ними переговорил с удовольствием…

– А где их держать? На кой черт мне это надо – проблемы лишние, их и так непочатый край. Так от них больше пользы – землю удобрят…

– А насчет техники они не сказали?

– Насчет техники… Тут сведения разные. Однозначно есть полицейские броневики, там водяные пушки переоборудовали, и они горящим бензином поливают. Есть и броневики с пулеметами. Остальное – на уровне слухов. Говорят, что даже танки какие-то есть, но в глаза – не видывали. В нападениях на форты танки не участвовали…

Нападения на форты и укрепрайоны, хоть и не каждый день, но бывали. В основном – банальные обстрелы. Последний серьезный случай был, когда на форт Дельта под прикрытием минометного огня напали около пятисот человек при РПГ и крупнокалиберных пулеметах на пикапах. Отбились с трудом, с потерями, сгорели часть стоящих в форте фур с товаром – но и сама банда потеряла не меньше половины боевиков, так ничего и не добившись. Трупы, оставшиеся на нейтралке сожгли, чтобы не привлекать одержимых бесплатным обедом…

– Где в основном сконцентрированы эти герильерос вместе с доном Хесусом?

– Предместья Мехико. Пачука де Сото, но это неточно.

– Постараемся не соваться… Карты хоть есть свежие?

– Откуда? Старые – дам скопировать, а новые – кто же картографировать то будет…

– Спасибо и на этом…

Хосе Дельгадо и его компаньон – мрачный коренастый мексиканец с багровым шрамом через все лицо, уже ждали меня на своем почти новом, кустарно бронированном в Техасе грузовичке Шевроле. Выглядело с виду это ужасно – зато ездить было относительно безопасно. От самого распространенного оружия бандитов и герильерос – АКМ – эта броня уберегала и экипаж и двигатель. А больше ничего и не было нужно.

Рассчитались быстро – Хосе привез несколько пачек денег, сноровисто втроем закинули товар в грузовик. Договорились о дальнейших поставках. Деньги я сдам в банк вечером – здесь существовало полевое отделение первого национального банка Техаса – крупнейшего банка, принадлежащего самой республике. Были и коммерческие – но они работали только в Конфедерации, здесь, на дикой земле больше банков не было.

– Слушай, Хосе. Ты же мне обещал привести сталкера из толковых, чтобы переговорить. И только не говори, что забыл…

– Нет, не забыл… – улыбнулся Хосе – просто он за КПП ждет. На территорию базы он ни ногой. Не любит он вашего брата…

– И с чего бы это… Ладно, показывай…

На машине Хосе мы выехали за пределы КПП, контроль прошли быстро, поскольку я был в машине и сказал, что действительно продал это оружие (Воров было все же много, ничего не спасало. И каторжные работы не пугали). Медленно, чтобы не нервировать занявшего позицию на крыше блока пулеметчика мы выкатились за КПП.

– Ну и где твой сталкер? – спросил я, оглядывая запаркованные как попало вне периметра машины, больше похожие на подобранные на свалке.

– А вон его машина стоит – указал Дельгадо на одно из чудовищ…

В свое время Крайслер производил для Мексики машину, которую не продавали в США. На базе короткого пикапа Додж Рэм делали трехдверный мощный внедорожник Рэмчарджер – в Мексике почему то любили такие вот трехдверные машины. Были они редкостью, в год продавалось всего три – пять тысяч таких машин. И одну из таких машин я видел перед собой…

Джип был выкрашен в своеобразный камуфляж из темно-зеленых, серых, коричневых бесформенных пятен, наползающих друг на друга. Лифтованная сантиметров на десять подвеска, шнорхель для питания двигателя воздухом при форсированни водных преград. На крыше – мощный, сваренный из толстого уголка багажник, чем-то загруженный. Две фары – искатели. Стекла настолько испещрены разными трещинами и сколами что непонятно, как на этой машине можно ездить. В нескольких местах на кузове – следы от пуль. В целом, машина выглядела надежной, крепкой и предельно приспособленной к езде по самому тяжелому бездорожью. Не знаю, кто ее готовил и когда – до катастрофы или после – но подготовили к бездорожью прекрасно…

– И как зовут владельца этого драндулета? – спросил я, разглядывая темный силуэт на месте водителя, едва видимый за растресканным стеклом.

– А черт его знает… Зови Боб – не ошибешься…

– Боб? Он что – техасец?

– Пойди да сам спроси. Он лишних вопросов не любит – а мне мои зубы еще пригодятся…

– Он про меня что знает?

– Я ему сказал, что один мой друг, которому я многим обязан, намерен прогуляться в окрестности Мехико-сити чтобы взбодриться и развеять кровь. Остальное скажи ему сам.

– Ну, бывай… – я выскочил из кабины Шевроле и направился к Доджу

Подойдя к машине со стороны водителя, я выжидающе оперся на капот, ожидая, что сталкер выйдет ко мне. Однако – никакой, вообще никакой реакции. Выждав пару минут и поняв, что стоять так можно и вечно, я подошел к водительской двери и легонько постучал по стеклу…

Стекло поехало вниз, явно не на стеклоподъемнике, обычная крутилка…

– Я майор Маршалл, национальная гвардия Техаса – представился я

– И что мне с того… – грубо поинтересовался сталкер

Сталкеру, с которым меня свел Дельгадо, на вид было лет сорок не больше. Камуфлированная куртка, шляпа, какую обычно носят техасцы, но с какой-то скатанной тканью на полях (как потом я узнал – маскировочная сетка, чтобы прикрывать лицо). Загорелое, с небольшими морщинками и шрамиками, обветренное лицо…

– То, что я ваш потенциальный клиент – спокойно ответил я – вы можете не любить национальную гвардию Техаса и тех, кто в ней служит, но что-то мне подсказывает, что вы любите деньги. А они у меня есть. За экскурсию по диким местам для меня и моих друзей я заплачу настоящими долларами Конфедерации. Так как?

– Нет – сказал, как отрезал сталкер

– А зачем вы тогда сюда приехали? – ехидно осведомился я

– Чтобы посмотреть на придурка, служащего в армии Техаса…

Машина газанула с места так, что я едва успел отскочить в сторону. Тяжелый здесь народ, тяжелый…





home | Ген Человечности 4. Дикая земля | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу