Book: Четверостишия (перевод с аварского)




Гамзат Цадаса

Четверостишия


На юношу смотрю не без надежды

И говорю ему сегодня снова:

«Пусть будет нрав твой краше, чем одежды,

Дела твои — значительнее слова».


Страницы книг — познания истоки,

Но людям Жизнь в любыe времена

Преподавала главные уроки,

Учительница лучшая — она.


Дело делай своё, как всегда, ты

И спокойствие в жизни храни,

Чем бы ни были ночи чреваты,

Чем чреваты бы ни были дни.


Считалось встарь: нет краше смерти,

Чем за отчизну умереть,

И вы мне, юноши, поверьте,

Что так считаться будет впредь.


Всех длиннее у того дорога,

Кто в наплывах солнца и тумана,

Вдалеке от отчего порога

Ищет человека без изъяна.


Крупица воска встретится в меду

И волосок в овечьем сыре.

Что делать? К моему стыду,

И я не совершенен в мире.


Отца главнее в доме нет души,

В семье слывет он «первым барабанщиком»,

Под музыку его, сынок, пляши,

Будь хоть министром, хоть простым чеканщиком.


Поступка недостойного следы

Не смыть слезами собственной беды,

Лишь только наши честные поступки

Даруют миру добрые плоды.


Мысль за собой вести па поводу

Обязаны слова в любую пору,

Они, зубов перелетев гряду,

Перелетают каменную гору.


Не ведают о том, как ночь длинна,

Глаза, которым сладок сон.

И звёзды на небе во время сна

Лишь тот считает, кто влюблён.


Благоразумье продлевает годы

И возвышает в жизни нас весьма,

А всякое затмение ума

Преумножает слёзы и невзгоды.


Прямое слово стоит многих фраз

И действеннее многих заклинаний.

Короткий уважительный отказ

Честней невыполнимых обещаний.


У нас характер, словно у пророков,

Не видим часто собственных пороков;

Когда бы замечать их научились,

В наш адрес меньше было бы упрёков.


Воистину тот славен и велик,

Кто победил во гневе свой язык.

И тот, кто самого себя сильнее,

Воистину сильнейший из владык.


Известно, что дурная голова

Напрасно ноги целый день тревожит,

Предпочитает действию слова

И ложь от правды отличить не может.


Человека скромного заметили,

Честь к нему направила стопы.

Ничего нас так, как добродетели,

Выделить не может из толпы.


Быть берегись натурой хрупкой,

Её сломать один пустяк,

Быть стерегись и мягкой губкой,

Её способен выжать всяк.


Себя не уважает тот,

Кто в понедельник, вторник, среду

Без приглашенья, словно кот,

К чужому явится обеду.


Проси, коль надо, но без лести,

Когда ты сам себе не враг.

И никогда ценою чести

Не обретай житейских благ.


Ты сделать важный шаг решил, не так ли?

Но прежде глянь, куда ступить ногой.

И раньше, чем воздвигнуть стены сакли,

Ты приглядись к соседям, дорогой.


Не плачь, когда тебе не грустно.

Не смейся, если не смешно.

Не льсти ни письменно, ни устно:

Всем не потрафишь всё равно.


Хоть похвалы достоин ты вполне,

Остерегайся самовосхваленья,

Все эти «Я», «Моими», «Обо мне» —

Опасные в речах местоименья.


По виду мышц оцениваем разом

Двужильного коня или вола,

А сила человека — это разум,

Способный отличать добро от зла.


Сплетни, как собаки без ошейников,

Не якшайся с ними, милый друг,

И держись подальше от мошенников,

Дело предстоит или досуг.


Парень, честь не проворонь:

Честь — великая заслуга.

Тот, кто честен, тот в огонь

Лихо кинется за друга.


Доброе имя дороже всего,

Друга верней не дано никому.

Годы бессильны состарить его,

Память о нас завещаем ему.


Тому друзей иметь не сложно,

Кто от рождения не глуп,

Чьё слово каждое — надёжно,

Взгляд ясен и карман не скуп.


Такого друга заведи,

Чтоб в левой стороне груди

Хранил бы верность этот человек,

Став правою рукой твоей навек.


Тот, кто коварен был, как змей,

Решил поссорить двух друзей,

Но разума хватило у двоих

Схватить за горло ссорившего их.


Наступит сплетня нам на пятки,

И с кем-то дружбу рвём мы вдруг,

Забыв, что и хороший друг

Порой имеет недостатки.


Врагу не верьте вы до самой смерти,

Маскировать умеет он коварство.

Пред тем как пить лекарство, вы проверьте,

Какое принимаете лекарство.


Не могут быть символом дружеских уз

Шашлычное братство и винный союз.

Медовое слово сказать на пиру

Способен и тот, кто не склонен к добру.


Пред пламенем родного очага

Ещё мой дед говаривал, бывало:

— С лихвой хватает одного врага,

А ста друзей, как ни крутись, всё мало.


Знает каждый истинный мужчина

На сто вёрст вокруг:

Хороша двуглавая вершина,

Плох — двуликий друг.


Бездушный посочувствует едва ли,

Какие б кошки ни скреблись в груди,

Бездушному не открывай печали

И помощи от недруга не жди.


Быть славным малым не мала заслуга,

Такому себялюбцем не прослыть,

И потому способен он за друга

Отчаянную голову сложить.


Размолвки до вражды не доводи,

Обидчивость — дурная привереда.

При встрече словом «Здравствуй» устыди

Непоздоровавшегося соседа.


Не наноси товарищу вреда,

Не ставь ему подножку никогда,

Кто друга предаёт тщеславья ради,

Тот сокращает сам свои года.


Единомышленник не тот,

Кто мысли у тебя крадёт

И, не имея собственных достоинств,

Пускает эти мысли в оборот.


«Не спорь с невеждой» — этому совету

Ты следуй, друг, в любые времена.

В никчемный спор кидаться смысла нету:

В нём истина не будет рождена.


Достаточно и малого словца,

Чтоб страсти грозным вспыхнули пожаром,

И одного хватает подлеца,

Чтоб жизнь для многих сделалась кошмаром.


Войдя в родимое жильё,

Забудь условности, кунак!

Спина зачешется — её

Чеши хоть о дверной косяк.


Кто их не видел — возносить охочих

Себя не по заслугам и уму?

Быть самым низким суждено тому,

Кто мнит в душе, что он превыше прочих.


Бесстрашие и мудрость — это свойства

В час испытаний — меч наш и кольчуга,

А трусость и ослиное геройство —

Предательства, достойные друг друга.


Постучится к сопернику горе —

Не злорадствуй с врагом заодно,

Знай: коварно житейское море,

Переменчиво слишком оно.


Не угрожай: «Вот покажу я вам!»

А вдруг не сможешь выполнить угрозы,

А тех, кому ты напророчил слёзы,

Ждёт в честь паденья твоего — байрам!


Схожи слава и тень неизменностью нрава:

За достойным, как тень, ходит слава вослед,

И бежит от ловца настоящая слава,

Как за тенью, за славой гоняться не след.


Не стремись над людьми возвышаться,

Обречён, по признанью молвы,

С высоты недостойный сорваться

И остаться без головы.


Ты слов пустых не говори,

Они одно и то же,

Что и бараньи пузыри, —

Цена их не дороже.


Ругать пред чужими pодню —

Нет в этом ни прока, ни чести.

Как ты ни тряси пятерню,

Останутся пальцы на месте.


Не предавайся сладким грёзам;

А то ты станешь их рабом.

Противоборствуй лучше грозам

В своём стремлении любом.


В спор не встрeвaй, — мне мудрость говорит, —

«Коль спора не ясна тебе основа».

Кто справедливым словом дорожит,

Тот не опрoвергaет это слово.


В драку кинуться не мудрено,

Но ещё до начала атаки

Не мешает продумать одно:

Вылезать как ты будешь из драки?


Так говорится в наших местах:

— Храни свою тайну в своих устах,

А станешь хранить не в своих устах,

Сороки её разнесут на хвостах.


Словом стреляй осмотрительней в споре,

Не забывай, дорогой человек:

Рана от пули — затянется вскоре,

Рана от слова — пылает весь век.


С тех пор как род людской возник,

Он неспроста считать привык,

Что вправе змеи, а не люди

Иметь раздвоенный язык.


Мы все одноязыки, что не ново,

Но по два уха каждому дано

Лишь для того, чтоб выслушав два слова,

В ответ произносили мы одно.


Опасней пули в наши времена

Слывёт обида не без основания,

Простреливает сердце нам она

Без промаха с любого расстояния.


Ума палата — выше всех палат,

К ней за советом обращайся, брат,

И правду отличишь ты от неправды,

И будешь знать, кто прав, кто виноват.


Если бы мог, то на каменных скатах

Высек бы я кубачинским ножом:

В тайне от улиц держи языкатых

Всё, что увидишь ты в доме чужом.


Пусть рассказчик рассказ свой ведёт,

Не спеши перебить, дурачина.

За кувшин отвечает лишь тот,

Чья рука держит ручку кувшина.


Не забывай, на обещанье скорый,

Что яловое слово не в чести,

И не бери той тяжести, которой

Тебе и трёх шагов не пронести.


Не радуйся, когда превознесут

Всё то в тебе, чем ты не обладаешь,

И не сердись, когда ругать начнут

Всё то в тебе, что сам не замечаешь.


Я знаю: покупатели с базаров

Домой товаров не везут гнилых.

На мельнице наслышавшись хабаров,

Не разноси по белу свету иx.


Душевное слово всегда удивительно;

В том его сила и главная суть,

Что душу другого оно доверительно

Может почтительно вмиг распахнуть.


На рынках закон существует издревле:

Чем больше товара — тем стоит дешевле.

Товар и талант меж собою не схожи,

Таланта чем больше, тем стоит дороже.


Секретничать в компании негоже:

Ведь тайное шушуканье двоих

Со стороны на заговор похоже

И вправе настораживать других.


Имей, мой друг, ума хоть целый клад,

Ты стерегись пренебрегать советом

И знай, что слово перед белым светом

Нельзя, как пулю, повернуть назад.


Добропорядочность — твой клад.

Чем больше, не иначе,

Его раздать сумеешь, брат,

Тем станешь ты богачe.


Всему своя мера. А должен, к примеру,

Ты чувствовать гнева границу и меру;

Но если покаялся битый в грехах,

Ты гнев свой на милость смени, как аллах.


Оказывая помощь — не хвались

И не стремись о ней напомнить другу,

Но забывать при этом стерегись

Оказанную им тебе услугу.


В домах, чьи стены из самана,

И всюду под шатром небес

Делись излишеством кармана,

А не излишеством словес.


Отправившись из дома в дальний путь,

Ты о семье и детях не забудь

И привези с собой по возвращеньи

Хоть камушек им в дар какой-нибудь.


Слыть хочешь щедрым, не роняя марки,

Нy что ж, слыви и обретай почёт,

Но только делай щедрые подарки

При всём при том не за казённый счет.


Ешь, не перегружая живота,

Ремня не распускай пред бурдюками:

К лицу всегда одежда больше та,

Что ткётся не зубами, а руками.


Очень скоро дурная привычка

Дорастёт до большого греха.

Вор, укравший сегодня яичко,

Через день украдёт петуха.


Бездельником не будь и знай одно:

Что в жизни тот лишь, кто трудиться будет,

И виноград добудет и руно,

И хлеб и розы для себя добудет.


Кто, чуть свет под сполохом багряным

Просыпаясь, глаз не трёт спросонок,

У того овцой, а не бараном

Будет народившийся ребёнок.


Ты расточительным не будь,

Ведь щедрости не в этом суть,

И жадностью не отличайся,

Чтоб гость в твой дом запомнил путь.


Не собирай богатства про запас,

Богатство — это нынешний наш час,

Всё то, чем обладаешь ты сегодня,

Накопленных богатств ценней в сто раз.


Бывают в жизни чудеса,

Иной известен хваткой

Стращать лепешкой хлебной пса,

А взяточника — взяткой.


Если то, о чём тебе известно,

Ты второй иль тpетий слышишь раз,

Не ропщи: «Мол, мне не интересно»,

Повторенье образует нас.


Погрязшему в самом себе

Близки лишь собственные нужды,

А мысли о чужой судьбе

Ему и тягостны и чужды.


Лишь у того казна богата,

Кто не разменивал добро,

Но не всегда молчанье — злато,

А не молчанье — серебро.


Деньги, по мненью аульского люда,

Трудится честно который всегда,

Если пришли неизвестно откуда,

Вскоре уйдут неизвестно куда.


Душевной сути и уму

Характер наших слов подобен,

И первый враг язык тому,

Кто нищ умом и сердцем злобен.


Коль нрав чужой себе присвоишь ты,

Что подостойней собственного будет,

Тебя никто за это не осудит,

Лишь был бы он исполнен доброты.


Живи, на чужое не зарясь,

Судьбы не темни небеса

И помни, что чёрная зависть

Опаснее чёрного пса.


Если бедность выводит на свет

Все изъяны в душе человека,

То серебряным звоном монет

Их богатство скрывает от века.


Кони кривды — хромоноги,

Седоков их ждёт беда,

На обмане, на подлоге

Не ускачешь никуда.


Учили деды в старину:

— Ты не поддакивай вруну,

А иначе тебе придётся

С ним разделить его вину.







home | Четверостишия (перевод с аварского) | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу