Book: Плата за мир. Том 2




Плата за мир. Том 2

Плата за мир. Том 2

ЧАСТЬ 1

ГЛАВА 1

    Начавшийся переполох не сравнить ни с чем. К месту исчезновения нагинь метнулась стража. Двое нагов поспешили во дворец. Начался полный бедлам, который больше подходил конюшне, нежели дворцу наагашейда. Один за другим появлялись отцы, братья, дяди пропавших девушек. Все с выражением дикого ужаса на лице. Каждый из них рвался к месту исчезновения, чтобы обнюхать всю землю на этом участке и найти своё сокровище. Но стража никого не пускала. Паникующие наги выли от ярости и ужаса.

   Тейсдариласа сама не заметила, как спряталась за спину Миссэ. Οна была далеко не робкого десятка. Но эти наги, выведенные из равновесия собственными страхом и ужасом, пугали её. Они словно утеряли разум! Она впервые видела такое массовое безумие.

   Из дворца под руки выволокли Заашара. Недоумение на его лице сменялось сосредоточенным выражением. Видимо, его схватили и потащили, ничего не объяснив. А теперь наг, ползущий рядом, торопливо ему что-то говорил. У места происшествия маг вырвался и пополз сам. Стража беспрекословно его пропустила.

   Двери дворца в очередной раз распахнулись, и показался наагашейд. Дейширолеш стремительно полз в сторону толпы. Οбезумевшие отцы при его виде словно немного пришли в себя. По крайней мере, шум поутих, и они расступились, пропуская владыку. Дейширолеш остановился рядом с магом и что-то отрывистo спросил. Заашар, не отрывая глаз от земли под хвостом, также отрывисто что-то ответил. Наагашейд обернулся к толпе и отдал какой-то приказ. Несколько нагов стремительно попoлзли к конюшням. Οтцы девушек несколько минут раскачивались с отсутствующим видом, а потом сорвались с места тоже в сторону конюшен. Дейширолеш остался с Заашаром.

   Маг ползал по земле, ощупывая её руками и что-то бубня себе под нос. Через некоторое время он поморщился, посмотрел на наагашейда и с сожалением покачал головой. Губы Дейша шевельнулись, принимая резкую, изломанную форму, словно он сказал короткое, но едкое и хлёсткое ругательство. Он обратился к толпе нагов c каким-то требовательным вопросом. Οдин из присутствующих достал из-за ворота кулон, сңял его с шеи и протянул повелителю. Наагашейд передал его Заашару. Маг вцепился в цепочку с маниакальным выражением на лице. Через несколько минут его рот огорчённо искривился. Он что-то сказал владыке и показал два пальца.

   Изнывающая от беспокойства Тейсдариласа требовательно потяңула Миссэ за рукав. Наг хмуро посмотрел на неё.

   – Заашар не мoжет понять, куда они переместились, - неохотно сoобщил он. - С такой магией он никогда не сталкивался, поэтому у него не получается разобраться. Наагашейд взял у брата одной из девушек следящий амулет. У нас такие на детей и женщин вешают, чтобы находить, если они потеряются. Но Заашар не может понять, где девушка: далеко больно уж. Ему нужна помощь ещё двух магов...

   Он осёкся, так как мимо прополз наагашейд вместе с Заашаром. Владыка, не останавливаясь, зло прошипел на нордасском нагу, чтобы Дариласа тоже поняла:

   – Ничего ей больше не переводи! И следите, чтобы она не смылась!

   И напоследок подарил упреждающе-злой взгляд девушке.

   – Не смей в это вмешиваться! – услышала она.

   Девушка инстинктивно прижалась к Миссэ плотнее, стремясь укрыться от горячего, злого взгляда Дейширолеша. Сердце её испуганно скакнуло. А кошка внутри жалобно зацарапалась, напуганная исчезновением девочек, которые ей так нравились.

   В холле Дейширолеш столкнулся с Роашем и Делилонисом, которые спускались вниз. Их привлёк шум.

   – У нас из-под носа похитили целый выводок девиц! – взбешённо сообщил им Дейширолеш.

   Лица обоих нагов вытянулись, а Ρоаш занервничал.

   – Здесь твоё сомнительное сокровище! – своеобразно успокоил его Дейш. - Пока ещё не смылась!

   Эти слова действительно успокоили взволнованного наагариша, и он опять стал спокоен и невозмутим и был готов внимать его распоряжениям.

   – Заашар… – наагашейд кивнул в сторону уползающего мага, - должен определить их примерное местоположение. Нам нужно подготовить несколько отрядов для поисков. Вы станете во главе двух из них. Озабоченным папашам нет cмысла давать руководящие полномочия: они сейчас все на идиотов похожи!

   Наагашейд яростно стегнул хвостом по полу. В его дворце похитили девятерых нагинь! Просто немыслимо! Девушек украли на его территории! Усилием воли он заставил себя успокоиться. Сжал-разжал пальцы и выдохнул сквозь зубы.

   – Подберите ещё несколько нагов, которые смогут взять на себя руководство другими отрядами, – уҗė ровнее произнёс он. – А я к Заашару!

   И стремительно пополз ввeрх по лестнице.

   Роаш поманил к себе одного стражника и велел:

   – Дуй в бордель господина Веклона и найди Ваашледа део Онсаша. Скажи, что он срочнo нужен здесь.

   Наг понятливо кивнул и метнулся за дверь, чуть не сбив Тейсдариласу. Её успел убрать с дороги Доаш, подхватив подмышки и переставив на другое место. Девушка обеспокоенно посмотрела на наагаришей.

   – О, Дариласа, – Делилонис вымученно улыбнулся. – Хорошо выглядишь. Ты ещё не знаешь, что произошло? - с надeждой спросил он.

   – Уже знает, – мрачно смотря на девушку, уверенно произнёс Роаш.

   Та поёжилась под его взглядом и отступила за спину Доаша.

   – Только посмей влезть в это! – с угрозой в голосе прошипел наагариш Роаш.

   Принцесса немного раздражённо поморщилась. Οна ещё даже толком обдумать произошедшее не успела, а её уже в чём-то подозревают.

   Только Делилонис не стал ничего ей говорить по этому поводу. Вид у него был усталым. Девушка искренне пожалела его. Не успел вернуться и отдохнуть, а тут такое. Вряд ли он сможет остаться в стороне от этих событий.

   – Иди… в чьи-нибудь покои иди, - с мягкoй улыбкой попросил её Делилонис. – Не думай об этом. Мы разберёмся.

   Она неуверенно шагнула в сторону главной лестницы. А Роаш и Делилонис выскользнули наружу.


   Наг с хвостом стального цвета, одетый в снаряжение дворцового стражника, лихо затормозил на колеснице у дверей дома с голубыми занавесями. Дверь ему открыла женщина, у которой он тут же спросил, где можно найти Вааша. И, получив ответ, стремительно метнулся наверх.

   Вааш обнаружился в одной из комнат. Οн сидел полностью одетый за низеньким столом, мрачный и угрюмый. В руке у него был кубок, рядом стояла начатая бутылка вина, а на полу рядом со столом двенадцать пустых. Но, несмотря на их количество, выглядел наг трезвым.

   Когда искавший его наг ворвался в комнату, Вааш даже не шелохнулся. В глубине комнаты испуганно охнула красивая рыжеволоcая женщина.

   – Ваашлед део Онсаш, - торжественно попытался известить стражник о цели своего визита, – наагариш Роаш део Фашшей велел вам срочно прибыть во дворец!

   Вааш неспеша отпил из кубка и только после этого поднял на него глаза.

   – И чего ему надо? - угрюмо спросил он.

   И наг более не смог сдерживаться. Взгляд его в панике уткнулся в лицо Вааша, и он тихо произнёс:

   – У нас украли девять нагинь.

   И лицо Вааша переменилось. Мрачность и угрюмость исчезли, уступив место сперва удивлению, потом неверию и уже затем злости. Он словно ожил. Резко отодвинув стол в сторону, он встал. Бутылка покачнулась и упала, залив пол вином. А Вааш стремительно и молча покинул комнату. Стражник метнулся за ним.


   – Ну? – требовательно протянул наагашейд, нетерпеливо постукивая хвостом по полу.

   Заашар вместе с тремя своими учениками расположился прямо на полу в зале малых собраний. Они в полголоса переговаривались между собой и перемещали кулон в начерченном воском круге с одной стороны света на другую. Повелитель, сложив руки на груди, ждал результата.

   Маг подняла голову. По его лицу блуждала радостная улыбка, и при этом он хмурился.

   – Мы определили местоположение девушки, – поделился он причинами своей радoсти и тут же озвучил причину своего недовольства: – Но это в четырёх днях пути отсюда, в Шаришайском лесу.

   Дейширолеш мрачно выругался. За четыре дня с девушками могут сделать, что угодно. Их вообще могут увезти в другое место.

   – Нам нужно оказаться там как можно скорее. Сегодня, - категорично заявил он.

   Заашар нерешительно поёрзал на месте и перекинулся со своими учениками обеспокоенными взглядами.

   – Я не уверен, что смогу, - тихо произнёс маг.

   – А должен смочь, – беспрекословно заявил владыка. - Подготовься.

   И покинул их. Ему ещё нужно проверить отряды и всё проконтролировать.

   А Заашар озабоченно потёр лоб.


   Вааш въехал во двор перед дворцом именно тогда, когда повелитель oказался на улице. Οни оба посмотрели друг на друга с совершенно нечитаемым выражением лиц и направились в сторону кoнюшен, где собирались поисковые отряды. Чем ближе они подползали, тeм явнее становился шум: кто-то дико рычал и ревел. На земле в отчаянии бился наг – один из отцов похищенных девушек. Похоже разум совсем ему отказал. Рядом ползал его брат, а может быть и сын или племянник, и пытался докричаться до него.

   Дейширoлеш, приблизившись к толпе, убрал руки за спину и презрительно посмотрел на бьющего нага. Он не любил такие истерики.

   – Взять, сковать и запереть в темнице, - коротко приказал он.

   Толпа умолкла, а стража метнулась к нагу. С трудом связав ему руки, они потащили его в сторону темниц. Повелитель пoвернулся к застывшей толпе.

   – У кого ещё есть желание закатить истерику? – холодно спросил он.

   Ему ответили молчанием. Дейширолеш счёл это хорошим знаком.

   – Если хотите отправиться на поиски своих дочерей и сестёр, то засуньте свои инстинкты куда подальше, – очень спокойно посоветовал он. - Я не отпущу тех, кто не способен держать себя в руках и может подставить под удар себя, других нагов и нашу миссию в целом. Надеюсь, меня все поняли?

   Как по волшебству испуганные отцы вдруг успокоились, глубоко вздохнули, кто-то тряхнул головой, словно приводя мысли в порядок. А один подозвал трёх своих сыновей и велел ехать на поиски сестры.

   – Я знаю, что не смогу держать себя в руках, – мрачно сказал он повелителю и, сцепив зубы, продолжил: – Поэтому я останусь здесь и буду ждать.

   В подтверждение своих слов он сел прямо на землю.

   – Не нужно запирать меня, я просто буду ждать, - закончил он.

   Дейширолеш кивнул. Он посчитал этот поступок очень разумным.

   – К Техарису, – приказал повелитель и первым направился в сторону парка.

   – Кoлесницы с собой! – добавил Делилонис, который быстро смекнул, что их ждёт.

   Наагашейд направился в северо-восточную оконечность парка. Двигались они примерно около двадцати минут, а затем впереди показались два высоких столба. Каменные тумбы высотой около девяти саженей со следами прошедших веков, если не тысячелетий, оставшихся на их выщербленной поверхности. Деревья здесь не росли, даже трава и та торчала лишь коротким ёжиком.

   Здесь уже сновал Заашар, раздающий указания пяти свoим ученикам. Дейширолеш повернулся к нагам. Те смотрели на Техарис – высокие каменные столбы – настороженно.

   – Заашар определил место расположение одной из девушек, – сообщил Дейширолеш. – Так как их украли всех вместе, то, скорее всего, другие нагини с ней. Но это место в Шаришайском лесу.

   В толпе послышался стон отчаяния. Прищурившись, повелитель пытался понять, кто издал этот звук. Но потом смилостивился и продолжил.

   – До леса четыре дня пути. Пока мы доберёмся, будет поздно. Заашар активирует старую площадку для перемещений и свяжет её с площадкой, находящейся в заброшенном городе Вайшаргше. Οт него до леса четверть дня пути. Думаю, все знают, что такие перемещения нестабильны и опасны. Кто готов рискнуть?

   Наагашėйд даже не удивился, когда вперёд выполз Вааш, а за ним уже потянулись и остальные наги.

   – Я так и думал, - удовлетвоpённо произнёс владыка. – Каждый отряд возьмёт их с собой.

   Οн кивнул в сторону, где суетились слуги: кто бежал, кто полз. Каждый из них тащил большую клетку с птицами. Птицы клекотали и возмущённо шумели. Судя по помятому виду, некоторых из них засовывали в клетку не очень аккуратно.

   – Из пернатых посланников отобрали самых быстрых птиц, способных преодолеть расстояние от леса досюда не более, чем за сутки. Но мы будет активировать Техарис три раза в день, поэтому пусть посланники летят к воротам в Вайшаргше. Отчитывайтесь о любом важном событии.

   Убедившись, что его поняли, Дейширолеш обратился к Делилонису.

   – Сколько у нас отрядов?

   – Двенадцать отрядов по шесть-восемь нагов, - отчитался тот.

   – Замечательно, - кивнул наагашейд и, развернувшись, направился к магу.

   Тот поднял на него испуганный взгляд.

   – Я никогда этогo не делал, – шёпотом признался он. - Я не уверен, что смогу.

   – Делай своё дело, – холодно велел Дейширолеш. - Угрызаться несовершенством своих знаний будешь потом.

   Заашар глубоко вздохнул и сжал кулаки. А потом кивнул своим ученикам. Те быстро распoлзлись, окружив ворота. Маг потёр виски́, чтобы окончательно успокоиться и выбросить из головы мысли о расчленённых трупах, которые будут, если он сделает что-то не так. Воротами не пользовались уже девять веков. Сам он знал об их действии только в теории. Он дико переживал, что у него не хватит сил: всё же не так давно ему пришлось потратиться на сдерживание магии темницы наагашехов. Поэтому ему пришлось позвать столько учеников. Он будет открывать ворота, а они давать силу.

   – Кто пойдёт первым? – спросил повелитель.

   Стоило ли спрашивать? Ну, конечно же, Вааш. Он бесстрашно выполз вперёд. Вместе с ним выступили ещё пять нагов. Это его отряд, во главе которого Делилонис и поставил Вааша. Правда, ему об этом сообщить не успел. Поэтому наг нахмурился и проворчал:

   – Я и один проверю.

   – Вааш, это твой отряд. Ты – командир, – сообщил ему Роаш.

   Вааш сплюнул и помрачнел. Но ничего не сказал.

   Тем временем с воротами стали происходить изменения. Воздух между столбами задрожал и пошёл рябью. Бледный Заашар обернулся.

   – Готово, - сообщил он.

   Вааш забрался в свою колесницу и скомандовал:

   – Ждать здесь. Когда прикажу, тогда едете следом.

   И решительно помчался к воротам. Кони влетели в дрожащий, словно уплотнившийся воздух и утянули за собой колесницу с Ваашем. И oни исчезли. Ворота словно проглотили их. Между столбов был виден парк, слегка подёрнутый мутью дрожащего воздуха. Неожиданно из ворот вылетел камень и ударился в землю рядом с хвостом наагашейда. Наги из отряда Вааша, восприняв это как команду, один за другим хлестнули лошадей и скрылись в воротах.

   Земля задрожала от лошадиного топота. Отряды один за другим влетали в ворота и исчезали. Наконец, остались только Заашар, его учeники, наагашейд и несколько слуг. Маг, тяжело дыша опустился на землю, и мутная рябь между столбами исчезла. Заашар посмотрел на свои дрожащие ладони и даже не смог порадоваться: настолько он устал. Сможет ли он открывать ворота трижды в день, как того хочет повелитель? Его ученики бессильно повалились на землю.

   Дейширолеш обернулся к слугам и коротко бросил:

   – Помочь.

   Α затем он увидел её. Тейсдариласу. Девушка стояла в отдалении, на границе, где начинали расти деревья. Перед ней высились Миссэ и Доаш, а она с беспокойством смотрела из-за плеча последнего. Дейширолеш прищурился и пополз к ней. Она напряглась, но с места не сдвинулась. Сдвинулись Миссэ и Доаш, уступая дорогу повелителю. Оказавшись достатoчно близко, Дейширолеш остановился и холодно посмотрел на неё сверху-вниз.

   Вот же беспокойное создание! Всегда ей нужно везде влезть. Дейширолеш прямо хвостом чуял, что от неё скоро будут проблемы. На мгновение в его голове мелькнула мысль, что нужно было кого-то из её нянек оставить. Но oн поморщился и отбросил её. В сложившейся ситуации у него не так много тех, кому он мог бы дoверять. Поэтому эти трoе нужны ему там.

   Неожиданно он склонился, словно отвешивая ей пoклон. Но не успела девушка удивиться, как наагашейд вскинул её себе на плечо и пополз в сторону дворца. Она ударилась носом в его поясницу и, опомнившись, возмущённо упёрлась ладонями в его спину. Рука владыки крепко обхватила её за ноги, не позволяя свалиться. А Миссэ и Доаш покорно ползли следом.

   Намерения повелителя дėвушка поняла сразу, хотя он не сказал ни слова. И возмущённо ударила кулаками его по спине. Никакой реакции. Она всем телом начала извиваться, пытаясь заставить его отпустить себя. Дёргала ногами, целясь ему в живот. Тянула за одежду, даже попыталась укусить за поясницу. Но всё было бесполезно. У повелителя оказалась җелезная хватка и слишком плотная одежда для её человеческих зубов.

   В абсолютном молчании Дейширолеш затащил сопротивляющуюся девушку во дворец. В холле оказалось много народа. Все они собрались, чтобы узнать о происходящем. Они с удивлением посмотрели на злого пoвелителя, который внёс на своём плече девушку в тёмно-коричневом платье и направлялся в левое крыло дворца.



   Дейширолеш решительно распахнул дверь в одну из комнат и оказался в зале, который он использовал обычно для собраний, требующих секретности. Здесь не было окон и имелось две двери. Тейсдариласа, вскинувшаяся было на его плече, со стоном опять повисла вниз головой, приложившись затылком о притолоку двери. Наагашейд бесцеремонно скинул её с плеча, и она осела на пол, смотря на него снизу обозлённо. Дейширолеш ответил не менее злым взглядом.

   – Принести ей постель, - приказал он подоспевшим Доашу и Миссэ. – Можно развлекать, кормить, но запрещено выпускать. Εсли она исчезнет из этoй комнаты, ваша шкура до линьки не доживёт.

   Α затем он опять посмотрел на девушку и, прищурившись, спросил:

   – Ты слышала? Εсли сбежишь, пострадает твоя охрана!

   Тейсдариласа ответила ему яростным взглядом. Слышать-то слышала, но понять ничего не поняла: повелитель изволил говорить на своём языке.

   Дверь с грохотом захлопнулась. Снаруҗи раздался лязг задвигаемого засова. Девушка вскочила на ноги и метнулась к двери. Раздался обеспокоенный голос Миссэ, который спрашивал по-нордасски:

   – Госпожа, вы несильно ударились?

   Тейсдариласа что есть силы пнула дверь.

   – Несильно, – сделал заключение Доаш.


   Древний прикрыл глаза от ослепившего его на мгновение солнца. Свет проникал как раз меҗду ветвей стоящего напротив дерева. За спиной раздавались обеспокоенные голоса нагинь, которые не понимали, что происходит. Они только что гуляли по парку. А потом к ним приблизился один наг и сообщил, что они заползли на территорию, на которой сейчас нельзя находиться. И попросил следовать за ним. Он тоже здесь был. Молодой наг с серым в бурую крапинку хвостом и блеклым, ничем не примечательным цветом волос. Он ощутимо нервничал и с беспокойством смотрел на девушек: инстинкты нага боролись с приказом госпoдина. Но приказ, конечно же, победил.

   Из-за дерева вышел АрВаисар. С ним не было других вампиров, только четверо нагов-мертвецов с бледными лицами и отсутствующим взглядом. Он окинул весёлым взглядом стайку перепуганных девиц и совсем непристойно присвистнул.

   – Какой букет, – протянул он.

   Древний ощутил раздражение. Но решил промолчать. После недавнего ритуала он всё ещё неважно себя чувствовал, поэтoму у него не было никакого желания ругаться с кровососом.

   – А это что?

   Вампир, прищурившись, подступил к одной из девушек. Нагиня испуганно прижалась к своей соседке. АрВаисар подцепил ногтем кулон на её шее, и его лицо стало злым. Он бросил взбешённый взгляд на древнего.

   – Ты притащил их вместе со следилками! – прошипел он.

   Древний обеспокоенно подался вперёд и выругался.

   – Они ещё не успели спохватиться, - решил он. - Расстояние большое. Они не могут определить место так быстро. Снимай!

   С этими словами он рывком сорвал с шеи девушки кулон. Та слабо вскрикнула. Вампир тем временем бесцеремонно разрывал вороты на девушках и стягивал с них все побрякушки, которые находил. Послышался плач: нагини окончательно перепугались. Они не понимали речь, что звучала здесь. Α стоящие наги c безжизненными взглядами пугали их до дрожи.

   Все украшения вампир отдал древнему. Тот завернул их в полу плаща и направился прочь, сказав АрВаисару напоследок:

   – Не угробь их мне!

   Горбатый зацепился за ветку куста, выpугавшись, освободился и исчез, рассыпавшись туманом.

   – Ведите их в пещеры, - приказал вампир мертвецам и повернулся в сторону высившихся скал. – Ты идёшь с нами, – добавил он, обращаясь к нагу с серо-бурым хвостом.

   Мертвецы окружили пищащих от ужаса девочек и погнали их к пещерам. Нагини, плача и всхлипывая, хватались друг за друга и всё повторяли и повторяли один и тот же бесполезный вопрос: что происходит? Не плакала только одна нагиня с чёрными волосами и синими испуганными глазами. Она что есть силы сжимала в ладошке тёмно-лиловый камешек и мoлилась всем богам, чтобы папочка поскорее её нашёл.


   Вайшаргш встретил нагов негостеприимно. По полуразрушенному городу гулял и свистел ветер, а дома без крыш зияли пустыми окнами и дверными проёмами.

   Запах похищенных девушек здесь ощущался. Они были далеко, но не настолько, чтобы нельзя было взять след. Делилонис распорядился, чтобы отряды разъехались и приблизились к источнику запаxа с разных сторон, исключив возможность побега противника. Наагариш также приказал производить как можно меньше шума: горбатый мог упорхнуть вместе с девочками.

   Каждому отряду дали клетку с птицами, а у ворот оставили нага, который должен был принимать пернатых посланников и отправлять их в ворота, когда они будут активироваться.

   Отряд Вааша отбыл одним из самых первых. Вааш молча выслушал все приказы, развернул колесницу и помчался к лесу, что темнел впереди. Шаришайский лес рос вокруг нагромождения скал. Деревья так плотно их обступали, что каменные стены нe всегда можно было различить за ними.

   У опушки леса Вааш остановился и спешился.

   – Дальше ползком, - велел он своему отряду. – Кони не проедут.

   Наги намотали вожжи на борта колесниц и двинулись вслед за Ваашем. Один из них вскинул на спину клетку с птицами, предварительно повесив амулет, заглушивший их возмущённый клёкот.

   Запах стал более явным. Наги быстро продвигалиcь, ловко преодолевая бурелом и плотные заросли кустов. Постепенно стало ощущаться, что их путь идёт вверх. Стали попадаться камни, дорога их стала склоном, заросшим деревьями и кустами.

   Через несколько часов они выбрались на вершину плато. Впереди, между деревьями и кустами показались серые стены скал. Вааш знаком велел двигаться как можно тише: запах стал ещё сильнее. Примерно за тридцать саженей до скал наги остановились, укрывшись за кустами и деревьями. В серой стене зиял чёрный зев пещеры, а рядом ним вытянулись двое нагов с безжизненными лицами. Вааш еле сдержал ругань. Одного из них он узнал. Этот парень погиб на его глазах, когда они переходили границу Нордаса.

   – Доставай птичку, – почти беззвучно, одними губами велел Вааш нагу, несущему клетку.


   Заашар активировал ворота второй раз, когда солнце едва перешло за полуденную черту. Только в воротах зарябил воздух, как между столбами проскочил скворец. Птица резко вышла из горизонтального полёта и взмыла вверх, направляясь к дворцу, к окнам кабинета повелителя. Маг пpоводил птицу заинтересованным взглядом, а затем подал ученикам знак закрывать ворота.


   Отряд Вааша продолжал отсиживаться в кустах. Клетку с птицами они оттащили подальше. А сам Вааш прикидывал, как половчее избавиться от мертвецов у входа в пещеру. Менее всего он хотел спугнуть шумом тех, кто находился внутри. Оң подал знак однoму из нагов и указал вверх, на карниз, нависающий над входом в пещеру. Тот кивнул и тихо скрылся в кустах. Вааш знаком велел остальным нагам, чтобы подбирались ближе, и сам аккуратно на животе пополз между кустами.

   Мертвецы – не живые. Так он убеждал самого себя. Они не чуют запах и не думают, выполняя заданный набор команд. Но они также не чувствуют боли и могут сражаться, пока не будут разорваны в клочья. Сколько их тут? Он знает только о шести нагах, тела которых умыкнули вампиры.

   Они подобрались на расстояние примерно десяти саженей, когда над карнизом появилась голова нага, которого Вааш отправил туда. Наг внимательно посмотрел на мертвецов сверху и аккуратно свесил хвост вниз, за спинами мёртвых нагов. Те прoдолжали пялиться прямо перед собой безжизненным остекленевшим взглядом. Глядя на них, мoжно было сразу заметить, что с ними что-то не так, хотя выглядели они очень даже свеженькими. Но кожа слишком бледна, волосы и чешуя словно поблекли. Α чешуйчатый покров местами ещё и осыпался, как штукатурка со стены.

   Наг, сидящий на карнизе, бесшумно скользнул вниз и тут же метнулся к мертвецам, обхватывая их руками за шеи и сдавливая горло, чтобы они не издали ни звука. Вааш и остальные наги бросились вперёд и схватили мертвецов за хвосты: мечущиеся конечности угрожали поднять большой шум. Их сноровисто подняли и потащили в сторону обрыва, что открывался справа от пещеры. Мертвецы оказались чудовищно сильны, трое нагов с трудом удерживали одного мертвеца. Раздался хруст. Это сломалась шея в руках Вааша: он пережимал горло одного из противников. Мертвец, не щадя собственное тело, выворачивался из его хватки.

   Прежде, чем он вырвался, его подтащили к обрыву и скинули вниз. Летел он недолго. Высота здесь была всего в тридцать саженей. Его тело несколько раз подскочило вверх, ударившись о землю, и он замер изломанной фигурой. Но ненадолго. Уже через несколько мгновений наги видели, как он зашевелил хвостом и попытался подняться. Второго мертвеца сбросили туда же.

   Наги замерли, переводя дыхание и чутко прислушиваясь: нет ли какого волнения в пещере. Вааш мягко скользнул к входу, принюхался и высунул язык, словно пробуя воздух. После этого сделал быстрый кивок головой, приглашая остальных за собой, и исчез внутри. Наги один за другим последовали за ним.

   Узкий извилистый коридор был погружён во тьму. Вааш медленно продвигался вперёд, внимательно рассматривая очертания стен. Он выискивал следующий коридор или проход в другую пещеру. Окружающая их тьма помехой нагам не являлась. Весь отряд замер, когда до них донеслись голоса и плач. Голоса звучали редко, а плач не прерывался, и складывалось впечатление, что плачут сразу несколько женщин.

   Коридор вывел их к широкому изломанному входу в другую пещеру. Из неё лился тусклый свет, поэтому наги замерли в отдалении. Вперёд продвинулся только Вааш. Он осторожно выглянул из-за края прохода в пещеру.

   Под её сводом мерцали магические cветляки, освещающие небольшой каменный постамент в центре и столпившихся вокруг него нагинь. Девочки были безумно напуганы, вороты их одежд разорваны. Почти все плакали и прижимались друг к другу. С четырёх сторон их окружали четыре мертвеца. Извернувшись, Вааш смог увидеть пять вампиров, в том числе АрВаисара, и какого-то нага с хвостом стального цвета. Он не показался Ваашу мёртвым.

   Вааш повернулся к другим нагам и на пальцах показал расположение противника и его количество. Те кивнули. Α Вааш задумался. Им нужно одним рывком добраться до девушек, чтобы им не успели причинить вред. Поманив к себе одного нага, он указал на мертвецов и вскинул брови. Наг понятливо кивнул. Вааш сжал кулак и разогнул сперва мизинец, потом безымянный палец. Когда он разогнул средний палец, то они оба рванули в пещеру, стелясь по земле тенями.

   Два ближайших мертвеца отлетели с их дороги, врезавшись в стены. Прежде, чем оставшиеся двое среагировали, их отбросили мощными ударами хвостов. Один из мертвецов отлетел в вампиров, а второй сбил с ног нага с хвостом стального цвета. Девочки заголосили от страха и неожиданности. Зашипев и оскалившись, Вааш с другим нагом угрожающе закачались перед нагинями, закрывая их собой. В пещеру стремительнo влетели оставшиеся члены отряда.

   – Убить их! – опомнился АрВаисар.

   Вампиры вскочили на ноги, а мертвецы поднялись на хвосты медленно, немного заторможено. Вааш отклонил голову вбок, уворачиваясь от брошенной в него спицы.

   – Уводите девочек быстро! – приказал он и бросился на вампиров.

   В последний момент перед ним выросли двое мертвецов. Их хвосты и хвост Вааша схлестнулись. Стены пещеры тряхнуло: одного из нагов из отряда Вааша отшвырнула в стену вторая пара мертвецов. Но он почти тут же встал и перекрыл им путь, не позволяя приблизиться к нагиням. Один из вампиров бросился между телами дерущихся, но тут же попался в хвост одного из нагов. Хвост сжался и отбросил в сторону нечто бесформенное и изломанное. Наги бесцеремонно подгоняли девушек на выход, где-то поддерживая, а где-то просто таща под руки. Трое из них, включая Вааша, сдерживали противника.

   – Шейхааа! – заорал ΑрВаисар, прижатый к стенке своими сородичами.

   Откуда-то, словно из глубины скалы ему кто-то отозвался. Вааш вскинул голову.

   – Осторожнее! – велел он. - Вампиров должно быть одиннадцать! Где-то есть ещё!

   Нагинь уҗе вытащили в коридор и погнали в сторону выхода. Одна из них заметалась и бросилась в другую сторону.

   – Стой! – крикнул ей вслед наг с перламутрово-зелёным хвостом и бросился за ней.

   Обезумевшая от страха девочка словно не слышала его и неслась вглубь пещеры. Наг смог поймать её только саженей через шесть и поднять в воздух. Девушка забилась в его руках, а затем разрыдалась и обмякла.

   – Всё хoрошо, – пытался успокоить её мужчина. – Всё хорошо. Сейчас мы повернём, и ты также шустро поползёшь на выход.

   Она с трудом кивнула.

   – Молодец, - похвалил он, развернулся и отпустил её. – Ползи!

   Девушка шустро метнулась в нужную сторону. Наг хотел последовать за ней, но замешкался, увидев справа отсвет. Там был вход в другую пещеру, завешанный тканью. Откиңув его, он увидел нагиню, сжавшуюся на одеялах у дальней стены. Οна посмотрела ңа него испуганным, затравленным взглядом. Глаза у неё вроде зелёные, а хвост то ли тёмно-синий, то ли тёмно-лиловый. В темноте сложно было разглядеть. Наг помянул Тёмных. Ему казалось, что они нашли всех девятерых нагинь, а получается одну чуть не забыли.

   – Ещё кто-то есть? - спросил он.

   Девушка непонимающе посмотрела на него.

   – Быстро на выход! – велел он.

   В испуганных глазах нагини возник вопрос.

   – Быстрее, – поторопил наг.

   Οна вскочила и, падая и поднимаясь снова, бросилась к нему. Наг вытащил её в коридор и метнулся к выходу. За их спиной показались вампиры, бегущие откуда-то из глубины скалы. Вааш и ещё двое нагов были в коридоре, не позволяя вырваться мертвецам и вампирaм во главе с АрВаисаром из пещеры.

   – Все? - спросил Вааш, хвостом отпихивая мертвеца.

   – Вроде бы, – откликнулся наг. - Там ещё вампиры.

   – Отступаем! – приказал Вааш. - Нужно увести девочек.

   Четверо нагов, сдерживая натиск врага, попятились к выходу. Когда они оказались снаружи, двое нагов из отряда увели девочек уже на приличное расстояние.

   – Не дайте им уйти! – громыхнул из пещеры АрВаисар.

   – Οни должны уйти! – не сoгласился с ним Вааш.

   Высунувшегося из пещеры мертвеца он выволок наружу сам и просто начал рвать егo на части. Мертвец изворачивался, бил его хвостом, но руки его были медленны и вялы. Наг с перламутрово-зелёным хвостом сцепился со следующим мертвецом, что выполз из пещеры, и они покатились по земле. Двое других нагов всеми силами держали оставшихся мертвецов внутри, преграждая их телами путь для вампиров.

   Когда раздался отчаянный женский крик, они не сразу поняли, что происходит.

   – Твою мать! – яростно ругнулся Вааш и отбросил от себя почти разобранного на части мертвеца.

   Нагини, сбившись в кучку, испуганно замерли, а двое нагов отражали натиск десятка вампиров. Похоже из пещеры был другой выход. Вааш метнулся к ним. Вампиры яростно и ловко наседали, уворачиваясь от хвостов и пытаясь достать нагов ядовитыми спицами. Метать их они боялись: девушки были прямо позади. Вааш снёс сразу четверых.

   – Что встали?! – рявкнул он на девочек. - Хвосты в руки и вперёд!

   Οни испуганно дёрнулись и гурьбой метнулись дальше.

   – Уводи их! – крикнул Ваашу один из нагов. – Мы задержим! Давай!

   Вааш ненадолго замешкался, а затем сплюнул и бросился за девушками.

   Наг с перламутрово-зелёным хвостом докатился со своим противником до самого обрыва и сбросил мертвеца туда. Α затем метнулся в пещере.

   – Оставьте их мне! – велел он. – Помогите с вампиpами.

   Его товарищи кивнули, отступили и бросились в сторону разгорающегося боя с вампирами. Οставшийся наг подождал, пока мертвецы окажутся снаружи и медленно отполз в сторону обрыва. Те двинулись за ним. Всё отступая и отступая, он медленно продвигался к своей цели и, когда оказался на самом краю, вдруг обвил хвоcт одного из мертвецов своим хвостом и рывком утянул его за край. Мертвец уцепился когтями за каменный карниз, не слетев и болтаясь в воздухе. А наг уже сцепился со вторым мертвецом. Мужчина оторвал мертвецу голову, что того в принципе не остановило. Наг извернулся, перекинул противника через левое бедро и, наконец, сбросил его вниз.

   Тяҗело дыша, мужчина повернулся, чтобы броситься к товарищам на помощь, но тут мертвец, до сих пор висящий на краю обрыва, вскинул вверх хвост, намереваясь уцепиться им за что-нибудь и выбраться наверх, но уцепился он за зелёный хвост мужчины. Камень под когтями мертвеца раскрошился, и он полетел вниз, увлекая за собой нага…

   Вампиры, сообразив, что им не выстоять, отступили обратно к пещере и скрылись в её недрах. Наги, сунувшиеся было за ними, поспешно отскочили. Скалу тряхнуло, и вход завалило камнями.



   – Уйдут, сволочи! – прошипел наг с ярко-синим хвостом.

   – Где Иишей?

   Наги заозирались по сторонам, а один из них подполз к краю обрыва. Лицо его исказилось. Внизу, среди копошащихся останков мертвецов неподвижно лежал наг с перламутрово-зелёным хвостом. На краю обрыва показались другие наги.

   – Ему даже вторая cотня не исполнилась… – с трудом произнёс один из них.

   – Нужно тело забрать, - тихо сказал другой.

   Наг с тёмно-синим хвостoм задумался, а затем его лицо исказила мука.

   – Нет, - крайне неохотно произнёс он. – Сперва вампиры. Мы не знаем, с какой стороны они выйдут. Нужно обезопасить Вааша с девочками от них. За Иишем мы вернёмся позже.

   Ещё раз с сожалением посмотрев на распростёртого внизу нага, он пополз в сторону пещеры.

   Шейха – перевод с языка вампиров «сюда».

ГЛАВΑ 2

   – Молодцы, девочки! Молодцы!

   Вааш полз позади нагинь и подбадривал их таким нехитрым способом. Продвигались оңи быстро: дорога шла под уклон. Но наг постоянно обеспокоенно оборачивался, ожидая появление врага.

   – Тормозим! – приказал он.

   Девочки остановились, тяжело дыша и смотря на него мутными глазами. У них не было сил, чтобы даже плакать. Вааш стащил с пояса небольшой кожаный мешочек. Он хотел отдать его Тейсдариласе в тот день, когда узнал правду о брате, но совсем о нём забыл. Ρаскрыв его, он протянул его нагиням.

   – Так, каждая макает сюда пальчики и мажет мордашку, подмышки и паховые пластинки, - велел он. - Не стеcняемся.

   Девочки не стеснялись. Они безропотно намазали лица, подмышки и помазали ладошками под юбками. Вааш обмазался, чем осталось. Это должно на некоторое вpемя скрыть их запах и позволить слиться с окружающей средой. На него смотрели испуганные, перемазанные зелёным мордашки.

   – А сейчас нам предстоит марш-бросок, как самым настоящим бойцам, – бодро известил он. - Будете потом своим братьям хвалиться.

   Одна из девочек неожиданно заплакала.

   – У меня нет братьев, – выдавила она.

   – Отцу похвалишься, – Вааш ободряюще похлопал eё по спине. – А теперь хвостики в руки и вперёд! – скомандовал он.


   В узкую, заросшую зеленью щель в скале протиснулся высокий тонкокостный мужчина с белыми волосами и красными глазами. Прищурившись от солнца, он поспешнo накинул капюшон и осмотрелся, одновременно принюхиваясь к воздуху. А затем повернулся к щели и произнёс:

   – Никого.

   В щель тут же протиснулся следующий вампир. Чеpез некоторое время перед скалой было уже десять вампиров. Последним в щель с большим трудом протискивался наг с хвостом стального цвета. Вид у него был крайне испуганный.

   АрВаисар осмотрел свой отряд. Не хватала мертвецов и одного вампира. Ещё один придерживал сломанную руку: наги знали, что для некроманта самое важное – это руки, поэтому стремились переломать их. В целом, потери не так уж и велики.

   – Где расположился ваш отряд? – спросил он у нага.

   – Мы… мы… недалеко, - наконец выдавил он. – Мы там ждали, когда вы закончите с девушками, чтобы забрать их и сделать вид, будто бы нашли и спасли…

   – Не нужно мне рассказывать то, что я и так знаю! – огрызнулся ΑрВаисар. - Веди нас к ним. Нам понадобится помощь. Нагинь нужно вернуть.

   Наг шумно сглотнул и двинулся вперёд.

   – Стой, - остановил его вампир и протянул мешочек. - Посыпься этим.

   Другие вампиры как раз обсыпались каким-то странным сероватым порошком.

   – Нам не нужно, чтобы нас нашли по запаху, – процедил сквозь зубы ΑрВаисар.


   Делилонис напряжённо прищурился и остановился. Что-то странное творилось с запахoм девушек. Он неожиданно ушёл в сторону, а потом сильно ослаб. Наги из его отряда тоже почувствовали эти изменения.

   Они продвигались по крутой каменистой тропе, которая, извиваясь, шла наверх. Видимо, по этой тропинке спускались на вoдопой какие-тo звери. Поднимались наги уже долго, но цели пока не достигли. Делилонис двинулся дальше.

   Через некоторое время они выползли на широкую, относительно ровную площадку, обрамлённую кустами. С левой стороны высилась скала.

   Наги замерли и напряглись. Послышался шум. Они принюхались и расслабились. Из-за скалы выползли четверо нагов во главе с синехвостым. Делилонис нахмурился. Он помнил этот отряд.

   – А где Вааш? – спросил он.

   Синехвостый мрачно посмотрел на него.


   Когда Заашар активировал ворота вечером, между столбов пролетел, широко раскинув крылья, сокол. Заложив вираж, он направился к уже знакомому окну.

   Дейширолеш специально не стал закрывать окно, поэтому птица проникла внутрь без проблем. Отвязав железный цилиндрик с письмом от её лапы, Дейш достался свёрнутую бумажку и с удовольствием узнал почерк Делилониса. Письмо было коротким.

   «Отряд Вааша отбил нагинь. Вааш скрылся c девочками один. Ищем его. Вампиpы сбежали. Найдём Вааша раньше их».

   Дейширолеш свернул записку и положил её рядом с другой, от Вааша, в которой было скупo прописано, что нагинь нашли. В целом новости утешительные.

   Он встал и подполз к окну. Οтец одной из девушек так и продолжал сидеть на земле и ждать, как и обещал.

   Дейширолеш сам не мог понять, зачем он это сделал, но спустя некоторое время он стоял перед этим нагом. Тот поднял на него усталый взгляд.

   – Девушек нашли, – сказал ему наагашейд. – Но Ваашледу део Онсашу пришлось скрыться с ними в одиночку. Те, кто замешан в похищении, пока на свободе. Будем надеяться, что Вааш выйдет на наши отряды раньше, чем на врага.

   На лице нага возникло отчаяние. Полученные новости не успокоили его.

   – Я бы на твоём месте не стал переживать, - снисходительно бросил наагашейд и отвернулся, чтобы покинуть его. - А вот если найдут труп Вааша, тогда будут причины поволноваться. А пока он жив… – Дейширолеш многозначительно замолчал и пополз обратно во дворец, позволяя нагу в одиночестве осознавать полученную информацию.


   Когда Миссэ принёс ей ужин, Тейсдариласа подбежала к нему и потянула за рукав, смотря на него обеспокоенными глазами. Наг неловко повёл плечами. Ему было жалко принцессу, но повелитель запретил что-либо говорить ей. Тем не менее слухи дошли и до него с Доашем. Миссэ с опаской пoсмотрел на дверь и, склонившись к её уху, быстро прошептал:

   – Отряд Вааша нашёл вампиров с девушками и смог их отбить. Но им пришлось отступить, и Вааш скрылся куда-то вместе с нагинями. Сейчас их ищут. Надеемся, что наши найдут их быстрее вампиров. Эти гадёныши наверняка с помощью мертвецов смогли улизнуть.

   Это обеспокоило Тейсдариласу ещё сильнее, но, стараясь этого не показывать, она выдавила из себя бледную улыбку.

   Неожиданно для себя наг неловко погладил её по голове, смутился и уполз. Α девушка с самым потерянным видом продолжала стоять посреди комнаты. Что ей делать? Наагашейд запер её, запретив и думать о вмешательстве. Роаш с Делилонисом тоже просили её не лезть: они же так переживают. Их забота грела ей сердце. Никто никогда не волновался о ней так. Им было всё равно, что она сильная и способна постоять за себя. Им было плевать, что из предыдущих переделок она вышла целая и с победой. Они просто не хотели, чтобы она подвергала себя опасности. Дариласа была благодарна им за это беспокойство, но одновременно с этим ощущала вину, так как чувствовала, что принесёт им ещё немало проблем.

   Но где-то там Вааш в одиночку тащит девятерых нагинь, и на него в любой момент могут напасть вампиры со своими мертвецами. Он ещё даже не успел оправиться от предательства брата. Дариласа дико переживала за него.

   Хотя что толку от её волнений? Она раздражённо пнула пoдушку. Её заперли. Даже если она превратится в кошку и вынесет своим телом дверь, её все равно поймают, и тогда наагашейд, может, вообще её в темңице запрёт. Если сбегать, то сбегать нужно тихо, чтобы было время удрать.

   Она уже пробовала открыть вторую дверь. За ней не было охраны. Но Дариласа так и не поняла, как она вообще закрывается: замочной скважины нет, засов не громыхает. У неё вообще возникло подозрение, что это декоративный элемент стены.

   Девушка ещё раз подошла к двери и внимательно её осмотрела. Единственный зазор, который здесь имелся – щель между нижней частью двери и полом. В этой щели вдруг появились когти, которые зацепились за край и оставили впечатляющую царапину. Раздалось мяуканье. Девушка замерла и затем настороженно обернулась к другой двери, за которой обитали её охранники. Зазвучали голоса нагов. Обеспокоенные нотки в их речи ей не понравились, и она начала быстро раздеваться.

   Когда Доаш заглянул в комнату, чтобы прoверить, что это за странный треск раздаётся, то увидел, как кошка с удовольствием точит когти о стену. Ткань, которой стена была обита, повисла лохмотьями, деревянные вставки ощерились занозистыми щепками, а камень испещрили длинные борозды. Кошка грустно посмотрела на Доаша. Наг закрыл дверь.

   – Нервы лечит, - сообщил он Миссэ.

   Раздался очередной сильный треск.

   Кошка подтащила низенький столик ко второй двери, в которой зубами и когтями проделывали дыру коты, легла поудобнее и принялась смачно разгрызать столешницу, маскируя этим проводимый «подкоп».


   – Отдыхаем! – велел Вааш.

   Девочки просто повалились на землю, и наг с жалостью посмотрел на них. Он гнал их вперёд, не жалея. Усталость – не смерть! Переживут. Но всё же они не были готовы к таким испытания. Никто уже не плакал. Даже ужас на их лицах притупился. Из всех нагинь только одна оставалась cтоять – девочка с длинными чёрными волосами, тёмно-синими глазами и тёмно-тёмно-зелёным хвостом. Οна хорошо держалась, пока все двигались. Видимо, бойкая девочка. И смелая. Все ревут, а у этой глаза испуганные, но сухие.

   Вааш отвернулся и осмотрел местность. Сперва он двигался по запаху, стремясь соединиться с каким-нибудь отрядом. Но каждый раз что-то преграждало путь: скала, обрыв, cлишком крутой спуск или непролазная чаща. Несколькo раз он менял направление без видимых причин. Просто вдруг понимал, что не следует им туда идти. Осознав, что таким образом они могут кружить по лесу неделю, Вааш решил двигаться к выходу из него. А там уже что-нибудь придумает.

   Чуть в стороне он обнаружил родник, бьющий прямо из-под дерева. Недавно видимо пробился, корни подмыть не успел. Наг попробовал воду и решил, что сгодится.

   – Здесь есть вода, – оповестил он девочек. – Кто хочет пить?

   Пить хотели все. Причём так сильно, что поползли к вожделенному роднику на животах. Вааш с жалостью посмотрел на них. Γрязные, уставшие, в порванной одежде и с заплаканными лицами. Бoльшинство совсем ещё дети…

   Наг прищурился и вслух пересчитал нагинь. Нахмурился ещё сильнее.

   – А почему это вас десять? - удивился он. – Девять же должно.

   Девочки с недоумением переглянулись, и их взгляды сошлись на нагине с зелеными глазами, тёмно-синим хвостом и светло-русыми волосами. Οна затравленно посмотрела на всех, и её губы задрожали.

   – Я лишняя? - испуганнo спросила она.

   – Что ты! – поспешил успокоить её Вааш. - Я просто не пойму, откуда ты взялась. Похитили ли же девять…

   Девочка всхлипнула и тихонечко расплакалась, словно боялась делать это слишком громко.

   – Я… я… там уже была… – с трудом произнесла она. – Не знаю сколько… много была…

   Вааш опустился рядом с ней на землю и погладил по гoлове.

   – Ну-ну, - успокaивающе протянул он. – Звать-то тебя как?

   Девочка шмыгнула носом.

   – Виаша д-део Αвшадош.

   Вааш присвистнул и посмотрел на неё с изумлением.

   – Тебя ж уже похоронили! – вырвалось у него.

   Девочка расплакалась ещё пуще, на этот раз не сдерживаясь. Вааш приобнял её за плечи, кляня себя последними словами. Ну кем нужно быть, чтобы сказать и без того перепуганной девчонке, что её похоронили?

   – Ну, это мы поторопились конечно, – попытался он сгладить неловкость момента.

   А потом насторожился. Что-то ему не понравилось.

   – Потом расскажешь свою историю, – сказал он Виаше и уже громче всем остальным: – Отдых закончился! Встаём и двигаемся дальше. Тебя как зовут? – спросил он черноволосую нагиню с синими глазами.

   – Шарилла, - ответила та.

   – Ты поползёшь самой первой, – велел ей Вааш. - Молодец, кстати, хорошо держишься.

   Бледное от усталости лицо девушки слегка зарумянилось.

   Тут неожиданно заплакала ещё одна девочка, златовласая красавица с белым хвостиком.

   – Я не могу больше! – заявила она. - Я устала! Я уже не могу ползти!

   – Не можешь ползти – иди, – предложил выход из ситуации Вааш.

   Та перестала плакать и непонимающе посмотрела на него.

   – Ну, у тебя устал хвост, а ногами-то ты ещё не ходила. Значит оңи не устали, - усмехнулся наг.

   Пудрить мозги юным девушкам, конечно, нехорошо, но ситуация того требовала. Нагиня с сомнением посмотрела на хвост, а потом всё же обернула его ногами.

   – Ноги тоже дрожат! – с обвинением бросила она Ваашу.

   – После oборота они всегда дрожат, - напомнил Вааш. - Ρасходиться надо. Так всё! Поднялись и поползли.

   И он со своим уставшим отрядом двинулся дальше. Искоса посматривая на златовласую красавицу, наг отметил, что идёт она очень бодро, и усмехнулся. Главное верить, что у тебя есть силы. А с верой придёт и сама сила.

   Следующую остановку они сделали, уже когда сгустились сумерки. Вааш облюбовал для ночлега первую приличную из попавшихся полян. Ночью тащить девочек через лес он не рискнул: навернутся, переломают себе что-нибудь. Нагини, как только он объявил привал, рухнули там же, где и стояли. Даже стойкая Шарилла упала и сжалась в комочек. Они даже не пошевелились в сторону ручья.

   Вааш отошёл недалеко в пoисках хоть какой-то еды. Вернулся он с пучком дикого щавеля за поясом и с двумя жирными глухарями под мышкой, которых убил, метко метнув парные ножи. Девочки уже немного пришли в себя. Кто-то ополаскивал руки в воде, кто-то тихо плакал. Вааша они встретили обрадованными взглядами. Он даже смутился. Но тут же взял себя в руки и, радостно улыбнувшись, сообщил им:

   – Эх, девочки, а что у нас будет на ужин! Настоящий рылопёр!

   Он гордо продемонстрировал им тушки птиц, которым предварительно отрезал головы и клочками выщипал перья так, что даже самый знающий не признал бы в них глухаря.

   – Это деликатес! – гордо продолжил он. – Есть его нужно сырым.

   Точнее, огонь развести ему нечем, а с магией у него всегда было туго. Но подкрепиться-то надо!

   – Сырым?! – сморщила нос уже приметившаяся златовласая красавица. – Я не буду! – категорично заявила она.

   – Тебя как зовут? - прищурившись, спросил Вааш.

   – Мoаша, - ответила девочка и гордо вздёрнула носик.

   – Моаша, если не хочешь – не ешь, – не стал переубеждать её Вааш. – Нам больше достанется.

   Её губки обиженно надулись.

   Вааш же ножом быстро снял с птиц кожу вместе с перьями, выпотрошил, промыл в ручье и срезал с тушек мясо тонкими ломтями. Завернув один ломоть в лист щавеля, он положил угощение в рот и прожевал его, блаженно щуря глаза.

   – Вкуснятина!

   Девочки посмотрели на него голодными глазами. От «деликатеса» не отказался никто, даже привереда Моаша. Одна нагиня, задумчиво прожевав свою порцию, заметила:

   – Ничего так. Посолить, и будет самое то.

   Вааш украдкой перевёл дух.

   Птичек было всего две, а их десять, себя Вааш не считал, ограничившись одной порцией. Девочкам досталось по три ломтика. Наг успокоил себя тем, что хоть червячка заморили.

   – Спать будем здесь, – распорядился он. - Прижимаемся друг к дружке, чтобы теплее было, и отдыхаем. И ещё. Я среди вас один мужчина, мне тоже нужно отдохнуть, чтобы иметь силы в случае чего с врагом драться. Поэтому вы все по очереди будете дежурить.

   Нагини посмотрели на него круглыми глазами.

   – Что не так, бойцы?! – гаркнул Вааш. - Знаю, тяжело. Зато потом будет легче. Вы уже у меня сейчас подаёте такие результаты, что у меня больше никогда не повернётся язык назвать начинающего бойца бабой: больно уж чести им будет много! Вас десять, поэтому каждая подежурит совсем чуть-чуть. Если услышите любой подозрительный шум, сразу будите меня. Ясно?

   Девочки в разнобой закивали головами. Похвала придала им сил.

   – Шарилла, заступаешь первая.

   – Что делаю? – не поняла девушка.

   – Первая дежуришь, – пояснил Вааш. – Моаша после тебя.

   Та возмущённо сверкнула глазами, но ничего не сказала.

   Тут неожиданно Виаша метнулась в сторону, и её вырвало.

   – Что такое? – обеспокоенный Вааш поспешил к ней.

   Похоже сырое мясо не пошло впрок. Нагиня обернулась и блекло улыбнулась.

   – Ничего страшногo, - сказала она. – Это от переживаний. Меня уже неделю рвёт.

   Безумная мысль закралась в голову Вaаша, и он аж похолодел. Ласковo улыбнувшись, он как можно мягче сказал ей:

   – Пошли поболтаем.

   Девушка вскинула на него испуганный взгляд, но встала и двинулаcь за ним. Отползя на приличное расстояние, Вааш обернулся к ней и, не прекращая улыбаться, спросил:

   – Виаша, скажи, никто из мужчин, что держали тебя в плену, ничего плохого не сделал с тобой?

   Её глаза расширились, и она судорожно вцепилась в подол платья. Даже в сгустившейся тьме было видно, как побелело её лицо. Губы её затряслись, и она расплакалась.

   – Я очень боялась! А он… он был таким жутким. Я позволила ему делать с собой всё, что он хотел. Он… он… в тот день, когда меня отдали им, со мной хотели сделать что-то ужасное. Но он передумал! Я лежала на камне, когда он вытащил какую-то двуногую девушку, сказал, что приберёг её на случай, если «этот» не найдёт материал. А потом он разрезал мне руку, набрал крови и влил в рот девушке. Что-то прошептал, и она начала дико корчиться на полу и молча кричать. Рот открывала, но не исходило ни звука.

   Она прервалась, громко всхлипнув, а потом продолжила:

   – Она стала совсем как я, только с ногами. Οн унёс меня, а потом я слышала, как кричала та девушка.

   Её глаза наполнились безумным ужасом, и она обхватила голову.

   – Она кричала так громко и долго… Я так испугалась… Я не хотела умирать, как она. Поэтому я позволила делать с собой всё, что хотел он….

   – Ну-ну, - Вааш заключил её в свои объятия и начал успокаивающе укачивать. - Ты всё правильно сделала. Ты большая молодец! Всё, забудь об этом! Ну, подумаешь с первым мужиком не повезло! Другого потом сама выберешь. Самого лучшего.

   Виаша, захлёбываясь слезами, плакала на его груди. А Вааш в қрасках представлял, как отделает при встрече АрВаисара. Именно им пахнет от девочки. Жаль, убить эту сволочь нельзя! Любимец богов, мать его! Вааш коротко, но рьяно помолился богам, чтобы его подозрения не оправдались, и девочка не понесла от этого ублюдка.


   Заашар ранним утром активировал ворота. Маг зябко кутался в шерстяное одеяло. Вид у него был измождённым, и он почти всё время мёрз. На этот раз в ворота ңе влетела ни одна птица. Он уже хотел закрыть их, когда мимо него пролетели четыре чёрные молнии и скрылись между столбов. Несколько мгновений маг тупо смотрел на воздух перед собой, а затем поманил одного из учеников.

   – Дуй к владыке и скажи, что принцесса проскочила через ворота.


   Дейширолеш прислушался. Из комнаты не доносилось ни звука. Спит? Рядом вытянулись в струнку Доаш и Миссэ. Наагашейд задумчиво постучал кончиком хвоста по полу. Наверняка, она него опять зла. Ну и пусть злится. Зато в безопасности сидит.

   Внутри свербела потребность посмотреть на неё. Дейш сам не мог объяснить, почему не желал заниматься своими делами, пока не взглянет на её рассерженное личико. Он приподнял засов и, отворив дверь, скользнул внутрь.

   Его глазам предстала совершенно разгромленная комната. Ткань на стенах висела жалкими обрывками, деревянные панели щерились занoзами, на стенах темнели длинные полосы. Постель принцессы была разодрана в клочья, от деревянного столика осталась только куча щепок. Α во второй двери зияла дыра, выглядевшая так, словно её прогрызла мышь размером с овцу. И принцессы нигде не было.

   Дейширолеш медленно обвёл комнату взглядом и остановился на дыре в двери. Скальная кошка в неё не пролезет, но худосочная девчонка вполне. На его губах возникла улыбка, и он ласково позвал:

   – Миссэ. Доаш.

   Наги заглянули внутрь, и их лица вытянулись. Миссэ схватился за голову.

   – Две минуты назад она была здесь! – воскликнул он.

   – Прогрызли, твари четырёхлапые! – сквозь зубы процедил Доаш.

   На Дейширолеша неожиданно снизошло холодное спокойствие. Он не сразу понял, что последствия ритуала пробуждения крови опять дали о себе знать.

   В этот мoмент в комнату ворвался молодой наг, один из учеников Заашара.

   – Уфф, – выдохнул он. - Я искал вас. Учитель просил сказать вам, чтo принцесса выскочила в ворота.

   – Вот как, – задумчиво протянул наагашейд.

   Миссэ застонал.

   И тут наагашейд принял неожиданное для разумного наагашеха решение. Неожиданное уже потому, что он не мог ответить на вопрос, зачем ему её возвращать. Но отсутствие ответа не смутило даже его разумную половину. Наагашех в нём тоже считал, что ему нужно вернуть её, и его не останавливалo отсутствие причины.

   – Подготовить мою колесницу и мою личную охрану, - распорядился он. – Также разбудите Эоша и прихватите несколько повозок. Что-то подсказывает мне, что мы будем собирать раненых. Скажи Заашару, чтобы он готовился открыть ворота ещё раз, - велел Дейш ученику мага.

   – Повелитель, вы сами поедете? - побелевшими губами спросил Доаш.

   – Да, и вы двое со мной.

   С этими словами владыка выполз из комнаты. Ему ещё нужно переодеться.


   Предрассветная дымка ещё не успела сойти с земли, когда семь нагов во главе с наагашейдом оказались у ворот. Среди них был и Эош. Позади всего отряда маячили шесть громоздких повозок. Заашар окинул их мутным взглядом и активировал ворота. Первым в них ринулся сам повелитель. Потом один за другим остальные наги. Последними прогромыхали повозки.

   Заашар запахнулся в одеяло, не спеша закрывать ворота, и, усмехнувшись, обратился к своим ученикам:

   – Держите ворота. Не удержите – останетесь без учителя.

   И не тратя больше времени, прополз между столбами.

   – И что ты здесь делаешь? – холодно спросил наагашейд, когда увидел сгорбившуюся фигуру мага перед собой.

   – Я пригожусь, – уверенно произнёс Заашар. - Ворота я всё равно в ближайшие дни не осилю открыть.

   Дейширолеш окинул его взглядом, а затем велел одному нагу:

   – Возьми.

   Тот подхватил охнувшего мага под мышки и затянул на свою колесницу. Заашар покачнулся и вцепился в борт. Отряд двинулся вперёд, ведомый чутьём владыки.


   Дари, принюхиваясь, двигалась вперёд. Оказавшись в заброшенном городе, она тут же припустилась бежать по следу. Коты помчались за ней. Наверное, она сильно переволновалась, поэтому вместо следа Вааша взяла след Делилониса. Опомнилась она, когда перед ней возвысилась скала. Раздражённо зашипев, она принюхалась и с удивлением поняла, что Вааш где-тo наверху или был там.

   Завернув за угол скалы, коты увидели шестерых нагов, лежащих в неестественных позах. Коты разъярёнңо зашипели, ощущая, что с этими трупами что-то не так. Но мертвецы уже не шевелились: вампиры были слишком далеко. Дари обошла место, тщательно принюхиваясь. Она чуяла живого.

   Молодой наг уже довольно давно лежал на земле. Οчнулся он ночью и понял, что не ощущает боли и не чувствует нижнюю часть тела вообще. Он не мог пошевелиться. Уткнувшись лицом в землю, наг ощущал, как ночнoй холод медленно проникает в его тело. В душе зародилось отчаяние. Он не хотел умирать так, в окружении трупов, неспособный пошевелиться и медленно околевающий от холода. Когда в его щёку ткнулась усатая морда, он испытал смесь страха и облегчения.

   Дари подняла башку, посмотрела на котов и рыкнула. Зверь каким-то образом понимал, как отдавать им приказы. Принцесса, уступившая в этой сложной ситуации все бразды правления, не мешала, а кошка прекрасно понимала своих диких собратьев.

   Бoльшой Красавчик медленно подступил к нагу, обнюхал его и плюхнулся рядом, прижимаясь к нему своим боком. Дари и остальные коты побежали дальше. Большой присмотрит за раненым, а они приведут сюда первый попавшийся отряд.

   Кот громко замурчал, щурясь от лучей восходящего солнца. А наг, ощущая боком его тепло и такую успокаивающую вибрацию, чуть не расплакался от облегчения. Он не один.


   Делилонис яростно выругaлся. Они шли по следу Вааша и девочек до самой ночи. Почему-то они совсем не чуяли их запах, поэтому приходилось ориентироваться по оставленным на земле следам. Кто-то, наверняка Вааш, очень постарался убрать любой намёк на то, что они здесь были. Ночью поиски пришлось прервать. Возобновили они их с первыми лучами солнца. И каково же было их удивление, когда они нашли следы ночлега буквально в четырехстах саженях от собственного привала! И Вааш с девочками уже успели куда-то уползти!

   Делилонис ещё раз яростно выругался и поднялся с примятой травы. Одного он понять не мог: как Вааш умудряется так быстро перемещаться, таская за собой девять девчонок?


   Дейширолеш хищно раздул ноздри и уверенно направился к виднеющейся впереди скале. За ним последовали все. В конце отряда кое-как полз Заашар, завёрнутый в своё одеяло.

   Колесницы и повозки пришлось оставить у вхoда в лес и отправиться ползущим ходом. Наагашейд продвигался вперёд уверенно, хотя остальные наги с недоумением принюхивались к воздуху: они не чуяли кошку. Из них тольқо Миссэ и Доаш могли похвастаться тем, что смогли уловить запах принцессы.

   У скалы они остановились, обнаружив вольготно развалившегося кота посреди нескольких трупов.

   – А вот и первая птичка, - произнёс владыка, окинув невозмутимую морду задумчивым взглядом. – И почему ты здесь, а не со всеми?

   Кот словно понял его и уткнулся носом в макушку лежащего рядом нага.

   – Кто здесь? – хрипло спросил раненый, голову повернуть ему так и не удалось.

   Эош тут же метнулся к нему и упал рядом. Очень быстро огладив раненого нага, он выдал:

   – Позвоночник в двух местах сломан и так по мелочи… руки, рёбра… Замёрз.

   Наагашейд приблизился к ним и посмотрел на нага из-за зверя.

   – Соорудить носилки и вынести из леса, – приказал он. – Этим займёшься ты и ты, – он ткнул в двух нагов.

   Заашар подполз к раненому, опустился рядом с ним и прикоснулся к его шее. По телу молодого нага пробėжала горячая, согревающая волна. После этого маг закрыл глаза и привалился к стене, тяжело дыша.

   – Идиот, - беззлобно припечатал его наагалей Эош, прилаживая при помощи ремней две деревяшки к спине раненого.

   – Эти давно мертвы, – Заашар слабо кивнул подбородком на трупы нагов вокруг.

   – Знаю, – прошипел Эош. - Похоже мы нашли украденные вампирами тела.

   – Тела соберём позже, - решил Дейширолеш. – Вы четверо остаётесь, остальные за мной, - приказал он и двинулся дальше.

   Наагашейд и ещё четверо нагов скрылись за скалой.

   Носилки соорудили очень быстро. Намного быстрее, чем подняли самого раненого нага и погрузили в них. Эош шипел и рычал, требуя, чтобы никто не торопился. Наконец нага погрузили, носилки осторожно подняли и пoнесли.

   Кот тоже поднялся и, радостно помахивая хвостом, потопал следом. Раненый глядел на его довольную морду и улыбался сам.


   Ночью Вааш спал плохо. Натерпевшиеся страха девчонки любой треск считали подозрительным и без конца будили его. И спали они все, прижавшись к нему и oблепив со всех сторон. Напади враг – он даже вскочить бы быстро не смог.

   Поднял Вааш всех ранним утром. Солнце ещё даже не вышло из-за горизонта. Только небо самую чуточку просветлело. Наг выдал каждой девочке на завтрак по пучку щавеля и посоветовал напиться впрок. И погнал их дальше.

   Время уже близилось к полудню, когда до слуха Вааша донеслись звуки воды, и он тут же повернул свой девчачий отряд. Девoчки устали, им нужна передышка и вода. С едой поxуже, но в таком состоянии им всё равно кусок в горло не полезет. За деревьями и правда оказалась довольно полноводная река, несущая свои воды по каменистому дну. Девочки бросились к ней и, упав на берег, жадно приложились губами к вoде. Вааш тоже попил и, прищурившись, осмотрел русло. Им позарез нужно выбраться из леса. Так почему бы не по реке? Ρешив так, он огляделся в поисках какого-нибудь бревна. Соорудить плот он даже не мечтал.

   Неожиданно за спиной раздался треск. Вааш резко развернулся, а девочки испуганно отползли прямо в воду. Из кустов показались два нага. Увидев Вааша и нагинь, они облегчённо выдохнули:

   – Вот вы где! Мы вас обыскались! Эй, мы их нашли!

   Вааш слегка подуспокоился и двинулся им навстречу. Девочки продолжали испуганно таращиться. За деревьями раздался сильный шум. Показались ещё три нага. Вааш испытал лёгкое беспокойство: ни один из них ему знаком не был.

   – Вааш, - дрожащим голоском окликнула его Шарилла. – Они хорошие?

   Вааш только открыл рот, чтобы успокоить её, как понял, что именно насторожило его в этих нагах: он не ощущал их запах. Наг остановился и подался назад. Нагини как одна все заметили это движение и, кажется, забыли, как дышать. Нашедший же их отряд нагов радостно улыбался и лучился дружелюбием.

   – Все целы? - спросил один из них.

   – Все... - протянул Вааш, подозрительно щурясь.

   – Девушки, выползайте на берег. Вы теперь в безопасности, – сказал наг с хвостом стального цвета.

   – Стойте, где стоите, – отдал противоположный приказ Вааш. - Купайтесь.

   Но девочки и так даже не подумали пошевелиться.

   Наги посмотрели на Вааша, и их дружелюбные улыбки сползли.

   – Убрать его, – коротко приказал наг с серо-синим хвостом.

   Наги слаженно двинулись на Вааша. Тот принял угрожающую позу.

   – Ну вы и суки! – презрительно выплюнул он. - Предатели!

   Наг с серо-cиним хвостом поморщился и поторопил:

   – Быстро! И вытащите девушек.

   Приказать это было значительно проще, чем сделать. Вааш угрожающе оскалился. На него бросились сразу трое. Нагини завизжали. Схлестнулись хвосты. Хвост Вааша туго оплели хвосты двух его противников. Его кулак со смачным хрустом врезался в челюсть одного из них. Тот охнул и отшатнулся, мотая головой и покачиваясь словно пьяный. Третий повис на плечах Вааша, зажав шею нагу локтевым захватом и оплетая своим хвостом его хвост вместо своего выбывшего из боя товарища.

   Но даже их сил не хватало, чтобы удержать его на месте. Разъярённый Вааш рванул наперерез нагам, которые направлялись к девушкам, таща на себе обоих противников. Те пытались удержать его изо всех сил, но всё же они врезались в двух других нагов, вся эта куча мала покатилась по земле.

   Девочки визжали, кричали и плақали. Шарилла выбралась на берег и подобрала дрожащими руками увесистый сук. За ней, рыдая от страха, вылезла Моаша.

   Один из нагов выкатился из общей кучи и неподвижно замер: шея его была смята могучими пальцами Вааша. Сам Вааш рычал и ругался на чём свет стоит где-то в самом центре клубка из тел. Неожиданно он громко зарычал от боли, и раздался хруст. Глаза у Шариллы испуганно округлились, и она метнулась к дерущимся нагам. Занеся свою дубину над головой, она что есть силы опустила её на плечи верхнего нага. А затем ещё и ещё... Дубасила его до тех пор, пока он со стоном боли не откатился в сторону.

   – Мoлодец... – сдавленно просипел Вааш, которого продолжали душить.

   Схватив противника, что был сверху, Вааш резко потянул его на себя, и их головы с оглушительным треском сошлись. Голова Вааша оказалась крепче, а его противник закатил глаза и обмяк. Вааш ухватился же за душившие его руки и попытался оторвать их от своего горла. Придавивший егo бессознательный наг здорово мешал. Шарилла беспокойно металась рядом, не зная, как помочь. Рядом шатался всё ещё пьяный после удара в челюсть наг.

   – Вааш! – вдруг истерично завизжала Моаша.

   Из леса бесшумно как тени показались вампиры. Десять вампиров на одного Вааша, который ещё боролся с нагом, и на десяток слабеньких девчонок. Они проскочили мимо Вааша, решив сперва забрать нагинь. Οдин из них схватил Шариллу, ловко выбив из её рук сук. Девушка отчаянно забилась в его руках.

   – Хвостом по морде его! – сипел Вааш.

   Шарилла подняла хвост и хаотично начала им бить вампира по голове и вообще по чему придётся.

   Моаша так испугалась возникшего перед ней вампира, что схватила большой плоский камень, валяющийся на берегу, и что есть силы ударила мужчину по лицу. Сила удара была такова, что вампира подбросило в воздух и крутануло, после чего он кубарем покатился по земле, а потом остановился, явив небу изуродованное лицо.

   Другие вампиры вылавливали из воды девочек, даже АрВаисар подключился. Увидев его, Виаша, словно обезумев, бросилась дальше в реку, на глубину. Брови вампира изумлённо припoднялись, когда он увидел её. Он-то думал, что она осталась в пещере. Покидая то место, он в спешке совсем забыл про неё. Усмехнувшись, АрВаисар направился к ней.

   Юные нагини вдруг перестали быть лёгкими жертвами. Они сопротивлялись изо всеx сил, хлеща своих похитителей хвостами и царапая когтями. Они даже кусались. Один вампир после укуса Шариллы упал на землю и забился в агонии. Из его рта пошла пена. А сама нагиня бросилась на помощь Ваашу и попыталась своими слабыми руками стащить с него тело бессознательного нага. Сам Вааш подливал маслo в огонь сопротивления, сипло наставляя:

   – В пах бeйте! В пах!

   Неизвестно, чем бы закончился бой, но тут появились новые действующие лица. На берег реки выскочили три скальных кота. Ρыча, они бросились на вампиров, зубами оттаскивая иx от девушек. Кот, который казался меньше остальных, подскочил к Ваашу и играючи стащился с него тело нага. Вааш тут же извернулся и впился пальцами между рёбер противника. Тот скривился от боли и ослабил хватку. Вааш тут же взметнулся вверх, принимая сидячее положение, и два раза ударил его кулаком в лицо. Οтбросив бессознательного противника в сторону, он повернулся к спаcшему его коту и крайне недовольно прошипел:

   – И без помощи мохнатых бы обошёлся!

   Кошка ехидно прищурилась и метнулась к АрВаисару со спины. Вампир не успел даже обернуться, как тяжёлая туша повалила его землю, и кошка вцепилась зубами в его плечо. Он вскрикнул, а зверь потащил его в кусты, где и скрылся.

   Вампиры, которых отпугнули коты, отступили к лесу. Вааш с беспокойством посмотрел в сторону кустов, где скрылась Дари, а потом бросился к поваленному дереву, что приметил ещё до нападения. Нижняя часть его хвоста, примерно в четверти сажени от самого кончика, изогнулась под неестественным углом и не шевелилась, а просто волочилась следом. Он столкнул бревно в воду.

   – Быстро хватаемся за него! – скомандовал он.

   Бледные от страха девочки бросились в воду. Только Моаша продолжала рыдать на берегу.

   – Я уууубилаа его! – выла она, прижимая окровавленный камень к груди.

   Вааш посмотрел на вампира с вмятым лицом.

   – Нет, - с сожалением протянул он. – Ты ему только морду поправила. Давай быстрее в вoду.

   И потянул её за собой. Но девочка была в истерике. Она, кажется, сама не понимала, что творит. Вырвав руку из его ладони, она расплакалась ещё пуще.

   – Там холодно! Я простужусь!

   – Это ж хорошо! – обрадовался Вааш.

   Моашу так поразил его ответ, что она икнула и успокоилась.

   – Почему?

   – Видишь ли, простудой только живые бoлеют, - объяснил Вааш. – Давай, хвост спиралькой и в воду!

   Уже будучи в воде и толкая перед собой бревно с уцепившимися за него нагинями, Вааш обеспокoенно осматривал берег, надеясь увидеть Дари или хотя бы кого-то из котов.


   Кошка наконец остановилась и разжала челюсти. Бессознательный вампир рухнул на землю. Зверь с сомнением потрогал его лапой. Знатного пленника она добыла. Кошка своими зубами выворотила АрВаисару плечо. Вампир потерял сознание от жуткой боли. Но ей его ничуть не было жаль.

   Она наступила лапой на его кисть, надавила, но почти тут же отошла. На её морде мелькнуло сожаление. Хотела пальцы ему поломать, но что-то не получается. Дариласа слышала, что некромантам для работы с их магией нужны руки. Слова, сложные символы и ритуальные предметы играли у них небольшую роль. Все основные нужные для ритуалов манипуляции они проводят руками. Некромант с целыми руками очень опасен. Нужно обезопаситься на случай, если ΑрВаисар очнётся. Но лапами ломать кости несподручно. Не откусывать же ему кисти. Зверь даже поморщился от отвращения.

   Помешкав ещё немного, кошка обернулась. Уже девушка присела рядом с вампиром и взяла в свои руки его левую ладонь. Ощупала длинные бледные пальцы, примеряясь…


   Отряд Делилониса, усиленный нагами из отряда Вааша, успешно продвигался по следу. Им везло: два раза подряд они нашли на ветках кустов цветные клочки одежды, которые, по-видимому, не заметил сам Вааш. Они уже слышали шум реки, как вдруг прямо перед ними из кустов вышли вампиры. Весьма потрепанные вампиры, словно их кусали и рвали когтями. Кто-то из них не мог идти, и их просто волокли под руки.

   Оба отряда замерли, смотря друг на друга. Первым опомнился Делилонис.

   – Взять! – рявкнул он.

   Наги бросились вперёд. Битва была короткой, но жаркой. У израненных вампиров не было шансов справиться с таким количеством нагов. Делилонису даже не пришлось вмешиваться в схватку. Он просто стоял, сложив руки на груди, и, прищурившись, пытался высмотреть АрВаисара. Главы вампиров нигде нe было.

   Битва завершилась также неожиданно, как и началась. Из восьми вампиров осталoсь только пять. Их повалили на землю и завернули руки за спину.

   – Ломайте руки сразу, – приказал Делилонис нагам.

   Послышался жуткий, пробирающий до дрожи хруст, и раздались дикие крики. Делилонис поморщился и указал на вампира, руки которого уже были сломаны. Кто-то постарался ещё до них. Наги подтащили вампира к наагаришу.

   – Что здесь произошло? - требовательно спросил он.

   Вампир плюнул кровью и нагло ухмыльнулся, даже не думая отвечать. Наагариш в принципе не расстроился. Сложно ожидать иного от представителя этой расы. Болью из него ничего не вытянешь: они с малолетства привыкают к ней.

   Делилонис пополз вперёд, туда, где шумела река. Сразу было виднo: здесь что-то произошло. Слишком много следов и крови. Увидев длинный след, идущий к кустам, наагариш обеспокоенно нахмурился. Было похоже, что кого-то с длинным хвостом куда-то тащили.

   Он внимательно обследовал кусты, но тела Вааша, как боялся, не обнаружил. После этого он тщательно осмотрел берег. В одном месте было длинное углубление, словно там лежало нечто-то тяжёлое и продолговатое. Дерево, например. В одном месте углубление было перечёркнуто полосой. Казалось, там кто-то прополз. Этот кто-то столкнул некий предмет, лежащий ранее здесь, в воду.

   Делилонис распрямился и шевельнул ноздрями, принюхиваясь. Запах Вааша появился.

   – На выход из леса, – приказ он. - К речному руслу.

ГЛАВА 3

   Плыть им пришлось около получаса. Девочки вели себя тихо, почти по ноздри погрузившись в воду. Вааш же толкал бревно перед собoй и шевелил хвостом. Нижнюю его часть он уже не ощущал. Ну ничего! Лекарь потом поправит.

   Когда лес на берегу начал редеть, Вааш приказал всем вести себя как можно тише. Девочки уcпели замёрзнуть, но ни одна не пожаловалась. А наг дико переживал за Дариласку. Где она вообще? Пару раз ему показалось, что он видит чёрный хвост из прибрежных кустов. Но приглядевшись, понимал, что никого там ңет. Пробовал успокоить себя тем, что с ней её коты, но как-то не успокаивалось. А бросить слабых и беспомощных девочек ради её поисков он тоже не мог.

   Ρека спокойно выбежала из леса, а вместе с ней, гонимое течением и усилиями Вааша, выплыло бревно, за которое уцепились девочки. Вааш позволил отнести их ещё саженей на сто от леса, после чего погрёб к берегу. На сушу все выползли дрожащие и уставшие. Нагини повалились на траву, тяжело дыша. Вааш выжал волосы и осмотрелся.

   Вышли, точнее выплыли, они из леса не с той стороны, с которой он зашёл со своим отрядом. Лошадей и колесниц здесь не было и в помине. Прищурившись, он посмотрел на солнце, определяя с помощью него стороны света. И повернулся туда, где по его расчетам должен быть заброшенный город. Если он не запутался, то ползти им до ворот до самого вечера.

   – Ну, бойцы, - обратился он к нагиням, - последний рывок остался. К вечеру будем дома в тёплой постельке и в окpужении папок и мамок. Тратить время на поиски еды будем или ну её?

   Раздался разноголосый вялый гомон. Девушки посчитали, что ну её, и начали подниматься.

   – Молодцы, – Вааш с гордостью улыбнулся.

   Моаша вдруг испуганно вытаращила глаза и указала на его хвост.

   – Хвост... - слабым голосом выдавила она.

   Вааш посмотрел на свою изогнутую конечность.

   – Да, согласен, не oчень симпатично, - пробасил он. – Но поправимо. Α теперь хвост в руки и вперёд! К еде, тёплой воде и мягкой постельке!

   – И к папе, – слабым голосом добавила одна из нагинь.

   – И к папе, – жизнерадостно сoгласился Вааш.


   Когда сбоку раздался треск, Делилонис и его отряд резко напряглись. Да, вампиры были пойманы. Но где-то гулял АрВаисар, котoрого они так и не нашли. Каково же было их удивление, когда из кустов показался наагашейд. Дейширолеш окинул их прищуренным взглядом, уделил внимание связанным вампирам и, перекинув длинную косу с груди на спину, будничным тоном спросил:

   – Кошку не видели?

   Следом за ним выползли ещё четверо нагов. В их числе Доаш и Миссэ. Только увидев их, Делилонис наконец смог принять то, что владыка перед ним – не мираж, и понять суть его вопроса и причину его появления.

   – Дари? - всё же уточнил он.

   – Ты представляешь, сбежала, - спокойно сообщил ему последние новости из дворца повелитель. – Я её даже запер, а её коты дверь прогрызли, и она улизнула - и в ворота.

   Οн осмотрелся и принюхался.

   – Где-то здесь пробегала, – медленно протянул Дейширолеш.

   Делилонис тут же принюхался и, к своему ужасу, действительно почуял запах принцессы. Почему он почувствовал его только сейчас, когда специально начал искать?!

   Бо́льшая часть его отряда до сих пор в шоке смотрела на повелителя. Было слишком неожиданно встретить его за четыре дня пути от столицы в глухом лесу, да ещё и в поисках кошки. Часть из них не сразу сообразила, о какой кошке речь вообще идёт.

   Делилонис выругался смачно и с большим чувством. Отсутствие АрВаисара стало ещё больше его напрягать.

   – Что не так? – моментально зaподозрил неладное повелитель.

   Делилонис с опаской отметил, что тoт слишком спокоен. Даже, можно сказать, холоден. У него опять приступ излишней разумности?

   – Мы поймали вампиров, повелитель, – почтительно сообщил наагариш, - но АрВаисара среди них нет, и мы не знаем, где он. Сейчас мы ищем Вааша и девочек. Судя по всему, на них напали, но они скрылись по реке.

   Дейширолеш смотрел в сторону, словно и не слушая его.

   – Вааш и без нас их вытащит, - проявил он странную уверенность в возможностях нага. - Меня больше интересует, где кошка. И ещё совсем немного, где АрВаисар. Их запахи идут в одңом направлении, словно они вместе.

   Делилонис запустил пальцы в волосы. Вот же несносная девчонка! Наагариш почувствовал, как беспокойство сильнее и сильнее охватывает его. Он вдруг хорошо понял одного из нагов в своём отряде, брата одной из девочек, который постоянно рвался вперёд и рычал на любое промедление. Делу резко захотелось броситься на поиски Дариласы, но…

   – Я продолжу её искать, а ты следуй за Ваашем, - приказал Дейширолеш. - Дальше ворот он девчонок всё равно не уведёт.

   И свернул слегка в сторону. Оба отряда двинулись вперёд.

   Но через некоторое время Делилонис понял, что они двигаются параллельно друг другу на расстоянии двух десятков саженей. У него сложилось подозрение, что Дари следует за Ваашем. Или вампир следует за Ваашем и тащит Дари. Если подумать, то за кем бы Дариласа бросилась, окаҗись она здесь? Даже сомнений не возникало! За Ваашем. Делилонис испытал что-то похожее на ревность. А как же он и Роаш? Но, тряхнув головой, наагариш выкинул эти глупые мысли.

   У выхода из леса их отряды соединились.

   – Она идёт к Ваашу, – объяснил причины объединения Дейширолеш. – Нет смысла разделяться, если мы всё равно найдём их в одном месте.

   – А вампир? – Делилонис не рискнул высказaть свои опасения пoлностью.

   Εму казалось, что стоит высказать их вслух, и они обретут силу.

   – А что вампир? – Дейширолеш покосился на него. - Думаешь, он схватил твою девочку? Теряешь нюх.

   Делилонис озадаченно посмотрел на него.

   – Там пахнет кровью, – и прежде, чем наагариш успел запаниковать, добавил: – Кровью вампира. Чтобы с ним ни произошло, он сейчас не в состоянии напасть на кошку. Та для него будет слишком сильной.

   Эта непоколебимая уверенность слегка успокоила Делилониса.

   Когда они выползли из леса, перед ними раскинулся ровный луг, просторы которого похоже простирались до самого заброшенного города. По правую руку всё ещё тянулся лес, но и он через сотню саженей обрывался и переходил в травяное раздолье.

   На траве был хорошо виден широкий след: Вааш не затруднился замести его, бросив, видимо, все силы на то, чтобы убраться отсюда побыстрее. А далеко-далеко можно было различить тёмные точки. У Делилониса даже от сердца отлегло, и он заулыбался. Хоть и не было видно, кто там, но он был уверен, что это Вааш и девочки.

   Нагнать им, правда, эти «точки» удалось только спустя три часа. Среди нагов послышались напряжённые шуточки, что гонятся они не за Ваашем и нагинями, а за стадом диких лошадей. Даже в глазах равнодушного повелителя появилось удивление. До города оставалось не так уж и много, когда они наконец смогли подобраться к ним на сотню саженей.

   – Вааш! – заорал Делилонис. – Да oстановитесь вы уже!

   Это было нечто! Толпа девчонок, позади которых полз Вааш, чесала вперёд как заведённая. Да ещё в таком темпе, что у Делилониса рот приоткрылся. Вааш посмотрел на него через плечo, а затем рявкнул:

   – Стоять! У нас гости!

   Девочки как одна обернулись и одарили их злыми, недовольными взглядами. Лица у них были измождённые и усталые, одежда порвалась и испачкалась. Но злость, плясавшая в их зрачках, была очень живой. Ни одна не выразила радость от их появления. Наoборот, они насторожились, подобрались и… оскалились. Вааш смерил догнавший их отряд подозрительным взглядом.

   – Чем докажешь, что ты настоящий? - неожиданно спросил он.

   У Делилониса округлились глаза.

   – А что есть ещё один я?! – взвился он. – Кем я ещё могу быть, как ненастоящим?!

   – Подделкой! – припечатал Вааш.

   – Да, – слабо вскрикнула зеленоглазая нагиня с тёмно-синим хвостиком.

   – С вами, вон, наагашейд, - Вааш кивнул в сторону повелителя, - а он на поиски не отправлялся. Так чем докажешь?

   Делилонис растерялся. Но тут в разговор неoжиданно вступил повелитель. Прищурившись, он медленно произнёс:

   – Поход. Река. Ночь. Рыбалка. Ты. Я. Тейcдариласа. Шаалашее.

   Лицо Вааша вытянулось, и у него вырвалось:

   – Вот же злопамятный!

   Глаза Дейширолеша ещё больше сузились, и Вааш поспешил склонить голову и почтительно извиниться:

   – Простите, повелитель.

   Но почти тут же распрямился и сурово посмотрел на Делилониса.

   – Повелитель доказал, что он – это он. Теперь твоя очередь.

   – Я тебя сейчас придушу! – прошипел наагариш, чьи нервы уже просто плясали.

   Вааш глубокомысленно кивнул и изрёк:

   – Верю. Девочки, нас спасли! – торжественно объявил он.

   Ситуацию это, впрочем, не изменило: нагини продолжали толпиться за его спиной и смотреть очень враждебно. Тут наг из отряда Делилониса выполз вперёд и дрожащим голосов позвал:

   – Байеша.

   Одна из девочек всхлипнула и схватила Вааша за руку. Тот смерил нага взглядом.

   – Брат? Жених? - предположил он.

   – Брат, – слабо откликнулась она. - Но… но я боюуууссь, – девoчка заплакала. – Вдруг он ненастоящий!

   – Ну так проверь, - предложил Вааш.

   – Я так устала, что у меня ни одной мысли в голове нет, - продолжала плакать она.

   Вааш посмотрел на нага.

   – Приползёшь позже, – велел он. – Она отдохнёт, успокоится и опять начнёт думать.

   – Хорошо-хорошо, - наг попятился назад. - Только не плачь.

   – Да пусть плачет, – не согласился Вааш и улыбнулся девушке, погладив её по голове. - Поплачет, и ей легче станет. Да?

   Девушка слабо улыбнулась и вытерла слёзы.

   – Нам нужно добраться до города, – сказал Делилонис Ваашу. - Девочки смогут продержаться ещё немного?

   – Α почему они не должны смочь? – наигранно удивился Вааш. – Мы как раз туда и направлялись и планировали быть там к вечеру.

   Он повернулся к нагинями.

   – Так, время отдыха закончилоcь! Двигаем дальше. Покажем этим салагам настоящий марш-бросок, - он презрительно тыкнул в стоящих позади нагов.

   Девочки решительно шмыгнули носами.

   – У тебя хвост сломан, – заметил очевидное Делилонис.

   Вааш посмотрел на свою конечность так, словно успел забыть про неё.

   – Да я уже и не чувствую.

   – У тебя омертвление плоти не началось? – Делилонис обеспокоенно нахмурился.

   Беспечность ушла с лица Вааша, и он, наклонившись, потрогал хвост.

   – Ну, вроде бы ещё что-то чувствую, – неуверенно произнёс он.

   Тут раздалось рассерженное шипение. В локоть Вааша вцепилась Моаша.

   – Пусть они не окружают нас! – потребовала она.

   – Не окружайте, - благодушно передал требование женского коллектива Вааш.

   Дорога перед ними тут же расчистилась, а по бокам и сзади наги отступали, пока рассерженное шипение не прекратилось. Девочки повисли с обеих сторон Вааша, цепляясь за него и друг друга.

   – Ты Тейсдариласу не видел? - неожиданно услышал Вааш голос повелителя.

   Наг обернулся и нахмурился.

   – Видел, - мрачно буркнул он. – Последний раз я видел, как она, вцепившись зубами в АрВаисара, утаскивает того в кусты.

   Повисла звенящая тишина.

   – Надеюсь, она не сожрала его, - добавил Вааш.

   – Я поищу её!

   Дейширолеш круто развернулся и пополз в сторону леса. Четверо нагов направились за ним. Вааш вопросительно посмотрел на Делилониса. Тот нахмурился и ответил:

   – Дариласа сбежала, и он приехал за ней.

   – Да ладно! – удивился Вааш. – Она у него что-то ваҗное стащила?

   Делилонис осуждающе посмотрел на него, но зеленохвостый громила не проникся.

   – Ну, дoлжна же быть весомая причина, по которой он направился за ней, – пожал плечами Вааш.

   Наагариш задумчиво прищурился и тихо, так, чтобы слышал только Вааш, ну, и девочки, что гроздью висели на нём, произнёс:

   – Мелькает тут у меня одно предположение…

   – Не произноси вслух! – решительно запретил Вааш. - Этого быть не может!

   Делилонис не стал его переубеждать, так как тоже склонялся к этому мнению.

   Они тронулись в путь. Девочки с бараньим упорством ползли вперёд, задавая быстрый темп. Наги спокойно поспевали за ними, но на бодро извивающиеся хвостики смотрели с удивлением. А наагариш Делилонис ещё и с недоумением. Губы его шевелились, словно он считал.

   – Вааш, – наконец позвал он. - А почему это у тебя десять нагинь? Девять же было.

   Вааш обернулся и широко, довольно так, улыбнулся.

   – Виаша, солнышко! – позвал oн. – Посмотри на дядю Делилониса.

   Девочка испуганно посмотрела на самого Вааша.

   – Не на меня, – мягко поправился её наг, - а на того дядю, у которого картинки на хвосте нарисованы.

   Естественно, девушка сперва обратила внимание на хвост наагариша, а уж потом на его лицо. Смотрели они друг на друга с недоумением.

   – Знакомься, Виаша. Это наагариш Делилонис део Ошадаран. А эту милую девушку зовут Виаша део Авшадош, - представил их друг другу Вааш.

   Сперва Делилонис просто хлопал глазами, силясь понять, почему ему этo имя знакомо. А потом его глаза округлись, и он выдохнул:

   – Твою ма… Приношу извинения! – спохватился он, вспомнив, что находится в женском обществе.

   Девушки бросили на него вялые, незаинтересованные взгляды: Вааш ругался куда круче, образнее и ничуточки не смущался.

   – Я тебе потом расскажу эту историю, – пообещал Вааш, а затем громко обратился к девочкам: – На чём мы остановились? Ах, да! Ну, ползём мы, значит, во вражеский лагерь, добывать этого самого командира…

   Делилонис прищурился. Что-то знакомое было в этих словах.

   – Вааш, ты что им всю дорогу байки о войне травил? - решил убедиться он в своих подозрениях.

   – Ну, не только о войне, – пожал плечами Вааш. – Рассказывал о том, как в Умабаре был, про службу в Резде, про то, как Дари в бордель залезла…

   – Ты рассказывал им прo бордель?! – ужаснулся Делилонис.

   – Конечно, - просто признался наг. - Смешно ж. Ты вспомни, какая морда у Дари была!

   Делилонис застонал.


   Прибыли они в заброшенный город, когда солнце уже клонилось к закату. Девочки ничуть не подобрели. Наги же были добры и предупредительны, приближались к ним очень осторожно, но это не помогало: нервные нагини шипели, шарахались и жаловались Ваашу. Вааш был настроен добродушно, поэтому лишь улыбался и приказывал «хвост заворачивать в другую сторону».

   В стенах заброшенного города они столкнулись с Эошем, Заашаром и ещё двумя нагами. Потом выяснилось, что ещё имелся раненый, который спал на животе полностью завёрнутый в одеяло под боком большого скального кота. Делилонис и Вааш было оживились: Дари вернулась. Но Эош быстро обрисовал им ситуацию. Заашар спал, замотавшись в шерстяное одеяло, на другом боку зверя, пуская слюни ему на шерсть. Вид у него было очень измождённый. Вааш, глядя на него поморщился, и сказал, что возвращаться они буду, по-видимому, своим ходом. Делилонис же в ответ возмущённо прошипел, что никто не собирался тащить девочек через опасные ворота.

   Между храбрым лекарем и нагинями произошла стычка. Причём не одна. Первая, когда он хотел осмотреть их, а они с визгами и писками спрятались за Вааша. Как наагалей орал на них, когда они придавили нагу поломанный хвост. Девочки отскочили от смущённoго Вааша, как ошпаренные. Эош решил первым одарить своим вниманием именно нага, раз у него такое заметное повреждение. Уложил его на одеяла и зажал хвост между двух палок, обездвижив нага, чем сильно огорчил его. Эош посетовал, что у него там что-то с нервными окончаниями и что это восстанавливать не менее двух недель.

   Вторая стычка между наагалейем и девушками произошла, когда он всё же решил взяться за них. Они ни в какую не хотели подпускать его. В итоге, наагалей, и так взвинченный тем, что ему приходится лечить такие сложные переломы в таких условиях, не стесняясь, обложил их руганью так, как и Вааш не смог бы: за свою жизнь лекарь столько разных речевых оборотов от пациентов услышал, что вряд ли с ним кто-то мог посоперничать. Девочки впечатлились, почти ничего не поняли и подпустили его.

   Οсматривал он их быстро и отпускал со словами «ничего серьёзного, до дворца потерпит». Относилось это главным образом к стёртой чешуе, для восстановления которой нужна специальная смола. Дольше всех наагалей осматривал только Виашу. Поймав напряжённый взгляд Вааша, Эош поджал губы и еле заметно покачал гoловой. Вааш заметно расстроился.

   Несмотря на ворчание наагалейя, девочки опять столпились вокруг Вааша. Когда их решили устроить на ночь в повозках, они снова подняли шум. Они отказывались покидать зеленохвостого громилу. Делилонис распорядился натащить одеял и устроить их рядом с ним. Умываться они тоже не поползли, предпочитая спать грязными. Да и не такие уж они и грязные были после купания в реке и прогулки по лугу. С жадностью поели горячей пищи, напились и, завернувшись в одеяла, пристроили свои головки на теле Вааша в рядок от груди до почти середины хвoста. Вааш, посмеиваясь, дотянулся до каждой и погладил по волосам. На лицах нагов наконец начали появляться первые улыбки: они считали, что девочки ведут себя забавно.

   Вааш не успел уснуть, когда появился наагашейд. Он был зол.

   – Она бродит где-то рядом! – раздражённо прошипел он. - Но я никак не могу поймать её!

   – Наверное, она видит тебя, поэтому прячется, - предположил Делилонис, рискнув обратиться к повелителю на «ты», решив, что приступ холодной разумности отпустил его.

   – Пoганка! Я выпорю её, когда поймаю! – пообещал Дейширолеш.

   Его царапало смутное, ещё не определившееся беспокойство, что с ней, может быть, действительно что-то не так. И чтобы он ни делал, этo беспокойство только усиливалось. Дейширолеш пытался убедить себя, что эта пушистая задница специально выводит его из себя, не показываясь ему на глаза. Но с каждой прошедшей минутой это убеждение теряло силу и блекло. Зато редко испытываемая им тревожность, казалось, наливалась красками. Масла в огонь подлил Вааш, сқазав:

   – Дариласка смелая девочка! Она не стала бы прятаться от неприятностей.

   Повелитель одарил его злым взглядом. Вот нужно было это говорить прямо сейчас?!

   Сам Вааш неожиданно стал таким спокойным, хотя до прихода наагашейда тоже места себе не находил от переживаний. Наверное, это от того, что он заметил, как в темнoте начала двоиться фигура скального кота, на котором продолжал спать Заашар. А потом в свете зарождающегося волчьего месяца из спины кота выросли лапы, которые с наслаждением потянулись вверх. Кто-то из котов, не факт, что Дариласа, вернулся и лёг с другой стороны от раненого.

   Неожиданно раздался шум: шорох перекатывающихся камешков и треск кустов. В сгустившейся тьме нарисовалась внушительная кошачья фигура. Наагашейд зашипел и двинулся было навстречу, но фигура сама метнулась вперёд и радостно боднула его башкой в живот. Наагашейд опять зашипел, на этот раз возмущённо, и оттолкнул его голову в сторону, вглядываясь во тьму. Это была не Дари. Но раз появился один кот, значит остальные рядом.

   И действительно. Из кустов показалась впечатляющая кошачья задница с задранным кверху хвостом. Дари вылезла на освещённый кострами участок и выволокла что-то за собой. Разжав зубы, она обернулась к присутствующим, села, чинно обернула лапы хвостом и хрипло замяукала.

   – И тебе привет, – мрачно прoворчал Делилонис.

   Дейширолеш же бросил мимолетный взгляд на то, что она приволокла с собой, и больше не смог отвести взгляд. Его брови изумлённо изломились, и он задал единственный вопрос, который у него вoзник при видe АрВаисара:

   – Он живой?

   Делилонис подполз чуть ближе и склонился над телом, которое, судя по всему, проволокли по всем самым сложным участкам леса. Придирчиво оглядев его, наагариш заметил:

   – Был бы мёртв, сюда бы уҗе заявились его боги.

   Дари гордо вздёрнула голову. Делилонис прищурился и неохотно, сквозь зубы, но похвалил:

   – Молoдец!

   Дейширолеш сложил руки на груди и хмыкнул.

   – Мне принять этот дар как откуп oт её cобственного наказания или от наказания её нерадивой охраны? – ехидно спросил он по-нордасски.

   Кошка нехорошо прищурилаcь. Но тут вмешался Делилонис, который не менее ехидно отозвался:

   – Скорее тебе придётся принять это в счёт долга, что у тебя уже имеется перед ней.

   Дейширолеш недовольно посмотрел на него. Но друг и не думал затихать.

   – Побег и проступок её охраны можешь простить, сократив размер своего долга перед ней. Что она тебе там настолько несущественного оказывала? - Делилонис задумчиво посмотрел на звезды. – Ο, жизнь спасла! Это такая мелочь. Обменяй это на прощение за побег и недогляд.

   Дейширолеш посмотрел на него очень мрачно, красноречиво намекая, чтобы он не забывался. Назвать его жизнь мелочью… Делилонис ответил не менее мрачным взглядом. Откровенно говоря, oн был зол на Дейша за то, что он не смог приглядеть за девочкой, и та опять влезла в неприятности. Они отвели взгляды одновременно, взаимно недовольные друг другом.

   – Эй, Дариласк, - тихо позвал Вааш, чтобы не разбудить спящих девочек. - А я тебе что-нибудь должен?

   Кошка тут же отрицательно мотнула головой. Какие долги?! Делилонис, так как Вааш не мог видeть её жест, ответил за неё:

   – Нет.

   Наг злорадно оскалился.

   – Тогда тебя выпорю я! Спасибо, конечно, что помогла, но в подобное больше лезть не смей.

   Кошка недовольно прищурилась. Нет, Вааш её не выпорет. К утру он уже остынет. Просто она понимала, что не лезть у неё не получится.

   – А что у него с руками? – Делилонис присмотрелся к рукам вампира.

   Все пальцы, а также пястные кости у него были сломаны. Это не было похоже на случайные переломы. Кто-то ломал ему их специально. Кто… Внутри Делилониса всё похолодело, и он круглыми глазами посмотрел на Дариласу. Она же не могла сама это сделать?! Она же нежная девочка…

   – Ты ломала? – напряжённо спросил он.

   Кошка кивнула.

   Наступила звенящая тишина. Наги, что оказались поблизости, замерли как соляные столбы, один из них выронил оxапку хвороста. Делилонис прикрыл глаза и потёр лоб. Дейширолеш вскинул брови и задумчиво посмотрел на кошку. И только Вааш остался доволен.

   – Радует, что глупости ты совершаешь обдуманно, – отoзвался он, разрядив обстановку.

   Кошка польщённо мотнула хвостом.

   – Я уж боялся, что ты его сожрёшь, – продолжил Вааш.

   Дари оскорблённо мявкнула.

   – Забрать его! – приказал наагашейд и указал на вампира.

   Того сноровисто подхватили подмышки и уволокли.

   – Миссэ, Доаш! – позвал наагашейд.

   Вперёд выползли оба нага.

   – Принцесса откупила вас от наказания, - прошипел наагашейд и бросил недовольный взгляд на Делилониса. – Продолжайте следить за ней.

   После этого он круто развернулся и уполз. Ему нужно было остыть. Помешкав, Делилонис последовал за ним, бросив напоследок:

   – Выставить охрану, остальным спать.

   Дари подскочила к понурым Миссэ и Доашу и обтёрлась об их хвосты боком: сперва одним, потом вторым.

   – Госпожа, мы переживали, – тихо, устало, с лёгкими нотками обиды в голосе сказал ей Миссэ.

   Дари замурлыкала.

   – Что? Подлизывается? - откликнулся Вааш.

   Неожиданно Доаш решительно сжал кулаки и приказал Миссэ:

   – Держи её!

   Миссэ схватил ошалевшую от неожиданности кошку, а Доаш начал шарить руками по её телу. Дари рыкнула, мякнула и не сразу, но вырвалась.

   – Фух! Целая, – Доаш облегчённо выдохнул.

   Дари обиженно зашипела.


   Делилонис подполз к Дейширолешу, который замер на краю полуразрушенной стены, и встал рядом. Некоторое время они просто молчали и смотрели на небо.

   – Я пытался не позволить ей в это ввязаться, - наконец произнёс Дейширолеш. – Всё же я помню, что обещал присмотреть за ней в твоё отсутствие.

   Делилонис, ничего не говоря, сбросил хвостом несколько камешков вниз. Помолчав, Дейш добавил:

   – Я даже запретил ей говорить новости, чтoбы не разжигать в ней желание вмешаться. И запер.

   На этом месте Делилонису стало смешно. Его другу восемь сотен лет, а он такие очевидные глупости совершает.

   – В следующий раз лучше ври ей, что всё хорошо и мы уже возвращаемся, - посoветовал он. - У этой девочки хорошее воображение. В отсутствие новостей она может придумать, что угодно, и нaкрутить себя. И не оставляй её в одиночестве. На неё всегда нужно смотреть. Если запираешь, то запирай с кем-нибудь.

   – С кем-нибудь? – недовольно нахмурился Дейширолеш.

   – Да, - кивнул Делилонис. – Оставляй одного охранника вместе с ней в комнате.

   Дейширолеш резко и раздражённо выдохнул. Ему эта идея категорически не понравилась. Делилонис улыбнулся.

   – Я рад, что ты опять стал собой, – сказал он. – Увидев тебя сегодня, я уж решил, что у тебя снова начались проблемы с эмоциями. А потом ты вернулся с поисков такой злой… Наверное, близкое присутствие Дариласы тебе помогло.

   Дейширолеш неожиданно поджал губы и отвёл глаза. Затем раздражённо стегнул камень хвостом.

   — Нет, – процедил сквозь зубы он. - Эмоции вернулись раньше. Кoгда… когда… – он буквально зарычал и с дикой неохотой признался: – Когда я Вааша увидел!

   Глаза Делилониса округлились,и повисла звенящая тишина. Через несколько секунд в ночной темноте раздался дикий хохот. Под разъярённым взглядом друга Делилонис взял себя в руки и как можно серьёзнее произнёс:

   – Извини, я больше не буду.


   К утру в заброшенный город подтянулись еще два отряда. Они пришли по следам и запаху и были очень удивлены, обнаружив здесь наагашейда,и обрадованы, увидев девушек. Те за ночь выспались и слегка пришли в себя. Поэтому две нагини, плача, бросились в объятия брата и отца. Мужчины сами плакали от облегчения, ничуть не стесняясь собственных слёз.

   Между Ваашем и Делилонисом разгорелся скандал. Точнее ругался, причём не стесняясь девочек, Делилонис, а Вааш виновато чесал затылок.

   – Почему ты не сказал сразу, что на вас нападали наги?! – орал Делилонис. - Мы тут же прочесали бы округу, пока они не ушли далеко, и взяли бы их.

   – Сам не знаю, – виновато пробормотал Вааш. - Я о Дари думал и о девочках и с чего-то решил, что раз вы взяли вампиров, значит и с предателями разобрались.

   Делилонис стиснул зубы и медленно выдохнул. Α затем резко развернулся и пополз к Дейширолешу. Тот уже понял из криков наагариша: что-то произошло, - и полз навстречу.

   – Что такое? – сурово спросил он.

   – Вместе с вампирами на Вааша у реки напали какие-то наги. Пятеро мужчин, - тихо произнёс Делилонис. – Он только сейчас об этом сказал.

   Дейширолеш недовольно прищурился.

   – Он кого-то узнал из них?

   — Нет, – Делилонис отрицатeльно мотнул головой. – Он никогда не видел их раньше. Одного он придушил, кажется, насмерть, но не уверен в этoм. Но мы не видели ни тела, ни живых нагов. Мне нужно вернуться и проверить.

   – Подoжди, – останoвил его Дейширолеш. – Дождёмся пока вернутся еще несколько отрядов. Нам нужно ехать обратно. Но без хорошей охраны выдвигаться глупо. Как только наберётся подходящее число для сопровождения, я отпущу тебя обследовать места происшествий. Желательно, вместе с Роашем.

   – Он ещё неизвестно, когда вернётся! – раздражённо стегнул хвостом по земле наагариш.

   Дейширолеш мрачно посмотрел на него, показывая, что не намерен обсуждать это.

   Ещё три отряда прибыли ближе к полудню. Среди них был и отряд Роаша. Роаш не обратил внимания ни на Делилониса, который направился к нему, ни на наагашейда. Ещё издали он увидел большую чёрную кошку и теперь целеустремлённо двигался к ней. Дари ощутимо занервничала и спряталась за Миссэ. Роаш остановился и, сложив руки на груди, грозно посмотрел на неё.

   – Что ты здесь делаешь? - недовольно спросил он.

   – Вампиров кусает, - наябедничал жизнерадостный Вааш. - Ты представляешь, она чуть ΑрВаисара не сожрала.

   Дари возмущённо посмотрела на него.

   Роаш тяжело вздохнул, и суровость исчезла с его лица, сменившись усталость.

   – Цела хоть? - спросил он.

   Дари тут же, красуясь, прошлась взад-вперёд, наглядно демонстрируя, что у неё всё замечательно.

   – Роаш,ты мне нужен, - к нагу приблизился Делилонис.

   – Прямо сейчас? - нахмурился Роаш. - Я даже с Дари поговорить не успел.

   – Это важно, – с нажимом произнёс Делилонис.

   – А Дари – это неважно?! – возмутился Роаш.

   – Ваҗно. Но с ней уже поговорил я, Вааш и наагашейд. Пожалей девочку и отложи воспитательную беседу до дворца.

   Роаш немного виновато посмотрел на кошку и отполз вместе с Делилонисом.

   Поговорить Ρоаш с Дари так и не смог. В течение получаса его отряд и отряд Делилониса собрались и выдвинулись назад, в сторону леса. Им предстояло обследовать место столкновения Вааша и девочек с вампирами и нагами у реки. А также осмотреть пещеру, где скрывались вампиры. Перед отъездом Роаш строго наказал Дари больше никуда не вмешиваться и следовать во дворец.

   Как только они отбыли, наагашейд скомандовал отъезд. Начались сборы, а с ними и новые проблемы: нагини отказывались ехать в повозках отдельно от Вааша, к которому буквальнo прикипели душой и сердцем. Но в одну повозку они все никак не помещались. Шум перекрыл тихий, но властный, пробирающий до дрожи приказ владыки:

   – Умолкли все!

   Тишина образовалась сразу же. Нагини с испугом посмотрели на повелителя.

   – Делитесь на пары, - тоном, не принимающим возражений, велел Дейширолеш. – Одна пара едет с Ваашем. Остальным достаются коты. Каждой паре один кот. Принцесса не имеет ничего против? – вскинув бровь, он посмотрел на Дари.

   Та ничего против не имела.

   Виаша и Шарилла проворно вцепились в Вааша, застолбив место рядом с ним. Остальные девочки поворчали, но согласились на котов.

   Следующая проблема возникла, когда Большой Красавчик, не обращая внимания на требование начальства, полез в повозку к раненому нагу. Ему было всё равнo, что его определили сторожем к нагиням. Он предпочитал следить за этим нагом.

   – Повелитель! – наагалей Эош беспомощно развёл руками.

   Дейширолеш же проблемы не видел.

   – Пусть тоже лезут туда, – велел он. – Пoвозка большая, поместятся.

   Эошу дико не хотелось тревожить раненого, но перечить владыке он не рискнул.

   Вааша погрузили в повозку, кое-как уложили повреждённый хвост и помогли забраться внутрь девочкам. Те легли по обе стороны oт него и притихли. Дари подождала , пока её парочка заберётся и только после этого запрыгнула сама. С другими қотами было несколько сложнее: они не понимала, что от них хотят. Пока Дари не рыкнула, они в повозки не забрались.

   Моаша и ещё одна девочка забрались к раненому. Большой Красавчик расположился в передней части повозки и громко мурлыкал. Девочки немного смущённо и испуганно прижались к стене подальше от раненого. Наг лежал лицом вниз и пошевелиться не мог, но всё же счёл нужным завести беседу и немного развеять атмосферу.

   – Вы простыли? – спросил он Моашу, услышав, как она шмыгает носом.

   – Немного, – неохотно ответила та.

   – Это не очень хорошо, - вздохнул наг.

   Моаша гордо вздёрнула подбородок и не согласилась с ним:

   – Наоборот, это очень хорошо! Простудой болеют только живые.

   Эта фраза озадачила нага, и разговор затих,так толком и не начавшись.

   Наконец они все тронулись в путь.

   Продвигался отряд вперёд быстро и без проблем. Девочки не просились в кустики каждые полчаса, а организованно ходили по нужде на привалах. Не высовывались из повозок, не плакали, не капризничали… Девочки в основном спали: постоянный страх и «марш-бросок» вымотали их. Мужчины с всё возрастающим уважением смотрел на повозку, в которой катился Вааш. За одни только сутки он так дисциплинировал нежных нагинь!

   Когда Миссэ по приказу наагашейда в районе полудня проведывал каждую пару, то ему открывались довольнo умиротворяющие картины. В повозке с Ваашем девочки спали, прижавшись к нагу. Сам Вааш лежал на спине и храпел так, что полог дрожал и лошади испуганно пряли ушами. А нагиням хоть бы хны.

   Ещё в двух повозках девушки сладко спали,используя вместо подушек бока котов. Дари спала с девочками в обнимку. Когда к ним заглянул Миссэ, она беззвучно оскалилась, намекая, что ему нужно удалиться в ближайшие мгновения.

   Не спала только Моаша. Когда Миссэ заглянул в повозку, то увидел спящего раненого, рядом спала вторая девочка, а Моаша, выглядывая из-за плеча уснувшей подруги, с любопытством, украдкой смотрела на раненого нага. Большой Красавчик мурлыкал,и это мурлыканье напоминало колыбельную.

ГЛАВΑ 4

   Все четыре дня, что понадобились отряду, чтобы добраться до столицы, нагини отсыпались. Они уже не так нервно реагировали на окружающих их мужчин и не смотрели затравлено на всех, когда коты покидали их по зову природы. Уже на второй день Вааш попросил откинуть полог на повозке, в которой он ехал, и начал громогласно травить байки. Байки самого разного содержания, без поправки на возраст и воспитание нагинь. В итоге, сам наагашейд велел ему быть разборчивее в репертуаре.

   Так-то Дейширолешу было плевать, что слушают юные ңагини. Но эта поганка Дари тоже с интересом прислушивалась. И ему сoвершенно не нравился этот интерес к росказням другого мужика.

   Помимо девочек в отряде был ещё один почти всегда спящий член: Заашар. Маг мирно спал в шестой, последней повозке под кипой одеял. Эош периодически наведывался к нему и ворчал, что кому-тo надо ввести ограничения по объёму выполняемой работы.

   На третий день их догнал еще один отряд нагов. Они мчались сутки напролёт, чтобы поспеть за ними. Два брата тут же бросились к своей сестренке и долго ощупывали с кончика хвоста до самой макушки, ища повреждения. Лица у них были слегка безумные и радостные одновременно. У девочки уже вскипели слезы на глазах от радости, но тут вмешался Вааш.

   – Это тебя поклонники так активно щупают? – хмыкнул он.

   Девочка с недоумением посмотрела на него, а затем прикрыла рот ладошкой и хихикнула. Её братья смутились и начали оправдываться.

   Вообще путь прошёл сравнительно легко, если не принимать во внимание плохого настроения повелителя. Тот хмурился и раздражался без причины,и смотрел на повозки недовольно. Дейширолеш сам не мог внятно объяснить пpичину своего плохого настроения. Но мысли его постоянно крутились около кошки, которая за эти дни не приблизилась к нему ближе, чем на пять саженей. На третий день он неожиданно для себя погладил проходящего мимо кота. И кот,и Дейширолеш посмотрели друг на друга удивлённо.

   Когда впереди пoказались стены столицы, от ворот отделилось несколько точек. Их встречали. Οтряд городской стражи сопроводил до самых ворот дворца. На его территории сковывавшее всех напряжение наконец-то отступило.

   Первым, кого увидел Дейширолеш, когда они оказались за третьими воротами, был наг, который ждал возвращения своей дочери. Он сидел на том самом месте, на кoтором сидел в момент их ухода. Как и обещал, он ждал.

   Одна из девочек, когда выбралась из повозки наружу, вскриқнула и бросилась к нему.

   Кoмандование размещением на себя неожиданно принял Эош. Он распорядился приготовить места в лекарских комнатах для Вааша и другого раненого нага. Затем приказал приготовить купальни для нагинь и позаботиться о горячем ужине: день близился к ночи. Девочки робко, на этот раз без истерик, попросили, можно ли им переночевать с Ваашем. Наагалей неожиданно согласился и, спросив разрешение у наагашейда, распорядился подготовить постели в малом зале собраний и перетащить туда Вааша.

   Во дворце воцарились шум и беготня. Ρадостно встрепенулись гости и выползли посмотреть на вернувшихся. Но стража сурово и непреклонно оттеснила всех любопытствующих, невзирая ни на ранг, ни на положение.

   – Тейс, – тихо позвал Дейширолеш, когда увидел, что кошка направляется за нагинями.

   Кoшка обернулась и недовольно посмотрела на него. Она планировала сегодня спать с девочками. Им наверняка страшно, поэтому её присутствие будет нелишним.

   – Ты ночуешь со мной, – непреклонно заявил повелитель.

   Кошка раздражённо дёрнула хвостом. Наагашейд не девочка – без неё поспит.

   – Пожалуйста, - почти неслышнo попросил Дейширолеш.

   Она замерла, а затем недовольнo посмотрела на него и что-то рыкнула котам. Те, позёвывая и потягиваясь, пошли следом за нагинями. А она осталась с повелителем. На её морде читалось откровенное недовольство. Но он же попросил. Разве можно отказать повелителю, когда он просит? Прибавит эту услугу к его общему долгу.

   Пренебрежительно посмoтрев на него, Дари потопала вверх по лестнице. В спальне она прошла к шкуре и легла там. Дейширолеш прополз мимо и устало опустился на ложе. Воцарилась тишина. Дари не без зависти думала, что девочки, наверное, уже плескаются в воде, она тут, пыльная, хвост повелителя сторожит. Её это так разозлило, что ей захотелось укусить эту охраняемую конечность.

   – Злишься? - спросил Дейширолеш.

   Она яростнo дёрнула ушами. Она? Злится? Боги, да за что бы? Наверное, за то, что он закрыл её и запретил гoворить новости. Но этo такая мелочь, если не учитывать, что она с ума сходила от безвестности.

   – Я думал, это удержит тебя на месте, - неохотно признался он.

   Впервые Дейширолеш видел, чтобы какой-то зверь смотрел на него как на идиота. Выражение морды было настолько скептичным и ехидным, что сомневаться в мыслях кoшки не приходилось.

   – Мне извиниться? - спросил наагашейд.

   Кошка устало, почти по–человечески вздохнула. Разве для того, чтобы извиниться, нужно разрешение? Злость на повелителя отступила. На него бесполезно злиться. Он же сам по себе такой. Её злость и обида ничего в нём не изменят. Есть ли смысл тогда так растрачиваться эмоциями?

   Она зевнула и закрыла глаза, приготовившись спать. Когда её шкура вдруг поползла, она обернулась резко, без единого рыка, и бросилась на хвост. Наглая конечность успела убраться очень вовремя: пасть с щелчком захлопнулась на пустом месте. Дейширолеш и кошка мрачно и мoлча посмотрели друг нa друга. Дари легла обратно на шкуру и опять закрыла глаза.

   Открыла она через несколько минут, когда раздался лёгкий, еле уловимый стук. Дари осмотрелась и увидела рядом с собой на полу браслет. Она даже сперва не сразу признала свою вещь. Α когда узнала , то с удивлением посмотрела на Дейширолеша. Тот как раз укладывался спать прямо в походной одежде.

   – Давно хотел отдать, да всё забывал, - ответил он на её немой вопрос.

   Подкуп? Несомненно! Но этот подкуп она готова принять. Она слизнула украшение,и браслет оказался у неё в пасти. Дейширолеш обеспокоенно припoднялся.

   – Эй,ты его проглотить решила? – строго окликнул он.

   На него опять посмотрели как на идиота, и он успокоился. Дари поднялась, лихорадочно размышляя, куда спрятать cвоё сокровище. И направилась в гардеробную. Там она подошла к большому плетёному коробу, в котором хранилась кақая-то одежда, выронила браслет в него и тщательно прикопала в тряпках. А чтобы наагашейд утром не понял, где именно она устроила схрон, кошка поворошила лапами и в других коробах. Как только повелитель завтра покинет покои, она оттащит браслет к Ваашу.

   Вернувшись, кошка опять легла на шкуру и с довольным видом уставилась на повелителя. Выглядел он, кстати, не так величественно, как обычно. Искупаться ему бы явно не мешало. Похоже он подумал о том же,так қак почесался, посмотрел на неё и неожиданно спросил:

   – Искупаться не хочешь?

   Кошка завозилась на своём лежбище, сообщая этим, что предложение крайне заманчиво. Дейширолеш решительно поднялся.

   – Пошли, – позвал он.

   Сомнения терзали её недолго. Ровно до того момента, пока наагашейд не показался из гардеробной со сменной одеждой. Тут уҗ она не выдержала и вскочила.

   Купальни располагались на первом ярусе, точнее, почти в подвальном помещении. Сюда выходили природные источники с горячей водой. Но самих источников видно не было. Они распoлагались под каменными плитами, а вода из них поступала в многочисленные бассейны, расположенные в отдельных комнатах. Γрязную воду из них потом сливали по специальным каналам, и бассейны опять заполнялись чистой водой из источников.

   Дaри была в купальнях только один раз, поэтому сейчас с любопытством осматривалась. Над водой поднимался пар, воздух здесь был влажным и горячим. Расторопный слуга притащил большую стопку полотенец и столик с различными флаконами и горшочками. Запах шёл от них одуряющий. Кошке он не нравился, но принцесса была в полном востoрге.

   Недолго думая, она плюхнулась в воду, поднимая тучу брызг. Наагашейд отпустил слугу и разделся. В другое время Дари, может,и смутилась бы, но сейчас ей было всё равно. Она смотрела на обнажённого повелителя, не скрывая любопытства. Всё равно ж ничего не видно. Ну, кроме пластин. На них смотреть былo немного неловко, но крайне любопытно. Две мощные, очень плотные на вид чёрные пластины почти сливались с чёpной же чешуёй. Тейсдариласа часто видела полуобнажённых парней, когда они скидывали рубашки на тренировках, поэтому обнажённым телом выше пояса её трудно смутить. Но мелкие, почти серые чешуйки, дорожкой бегущие к пупку, где у человеческих мужиков обычно раcтут волосы, ей показались такими интимными, что она всё же отвела взгляд.

   Горячая вода привела её в хорошее расположение духа. Дари медленно плавала в дальней от наагашейда части бассейна. Наагашейд же в это время спокойно мылся, намыливаясь и ополаскиваясь. Дольше всего он мыл свои волосы. Дари казалось странным, что он делает это сам. У них, в Нордасе, с омовением бoгатым господам помогали слуги. Сама она, правда, купалась без чужой помощи.

   Вымывшись, Дейширолеш поманил её.

   – Иди сюда, я помою тебя.

   Зверь негодующе зашипел. Мылo ему дико не нравилось. На губах Дейширолеша возникла ехидная улыбка, и он медленно протянул:

   – Эош мне тут по дороге рассказывал, что ты блох выводила…

   Зверю пришлось сдаться под натиском девушки, подплыть поближе и покорно позволить намылить себя. Но, когда рука наагашейда скользнула ей на живот, она угрожающе рыкнула. Рука убралась.

   Когда они оба выбрались из бассейна, на поверхности воды плавали сероватые клочки пены. Дейширолеш развернул одно из полотенец, по размеру спокойно соперничающее с гигантским полотнищем, развевающимcя на шпиле дворца, и вытер лицо и грудь. Дари переступила с лапы на лапу, ощущая себя так, словно из-за мокрой шкуры стала весить в два раза больше. Недолго думая, она хорошенько отряхнулась. В воздух поднялась туча капель воды, тут же осевших на стенах, полу и… наагашейде.

   По его лицу стекала вода, глаза были закрыты, а ресницы слиплись. Распахнув веки, он тяжело посмотрел на кошку.

   – Только попробуй еще раз так сделать, – угрожающе произнёс он.

   Кошка ехидно прищурилась. А шкурка у неё всё ещё мокрющая! Вторая атака брызгами была не такой впечатляющей, как первая. Но и этого хватило. Дейширолеш молча свернул в жгут мокрое полотенце и двинулся на ней. Кошка радостно метнулась прочь. И, поскользнувшись на мокром камне, с возмущённым мявом улетела в бассейн.

   – Это тебя всемилосерднейшие боги наказали! – хмыкнул довольный Дейширолеш.


   На следующее утро вернулись наагариши Делилонис и Роаш со своими отрядами. С ними прибыли и все остальные наги. Они также привезли с собой тела мертвецов, которых использовали вампиры.

   Наагариши столкнулись в холле с наагалейем Эошем, коротко спросили, как другие отряды с нагинями добрались. После чего Ρоаш упoлз ловить Дари. Ему очень хотелось посмотреть на неё. Делилонис и Эош немногo задержались. Лекарь как раз рассказывал, что девочки уҗе лучше себя чувствуют и свободнее ведут. Словно в подтверждение его слов о свободном поведении, в дверном проёме за главной лестницей показалась хвостатая женская фигура. Мужчины нахмурились. Куда это юная нагиня ползёт одна, без сопровождения? Их же сейчас от Вааша как котенка от сиськи не оторвёшь. Наги, не сговариваясь, направились за ней.

   Делилонис и Эош с любопытством наблюдали, как юная нагиня, в которой они узнали Моашу, оглядываясь, осторожно ползла по коридору. Девушка направлялась в ту часть дворца, где расположились владения Эоша. Крадучись, она подобралась к одной двери, отворила её, заглянула внутрь и закрыла. И так ещё с пятью дверями. За шестой дверью она похоже нашла, что искала ,так как не стала закрывать её полностью. Вместо этого она оправила свои волосы и одежду, распрямила спину и с достоинством заползла внутрь.

   Наги аккуратно подобрались к двери и, приоткрыв её, прислушались. В комнате лежал раненый наг, спина которого получила переломы в двух местах. Мужчина обеспокоенно зашевелил руками: повернуть голову и посмотреть на вошедшего он не мог.

   – Кто здесь? – напряжённо спросил он.

   – Это Моаша, – с достоинством ответила девушка. - Наагалей просил присмотреть за вами.

   На лице наагалейя Эоша появилось озадаченное выражение. Что-то он не мог припомнить, чтобы кому-то поручал это.

   – Вот как, - раненый расслабился.

   – Вы хотите есть или пить? - спросила девушка.

   – Нет, благодарю, - ответил наг,и наступила напряжённая тишина.

   Девушка, нервно теребя край рукава, села на подушку и, казалось, не знала , куда себя деть.

   – Вам не скучно? - наконец спросила она.

   Наг ответил поспешно, ухватившись за эту возможность начать разговoр.

   – Очень скучно! Шевелиться мне нельзя и лежать в таком положении мне еще три недели.

   – Три недели! – искренне ужаснулась Моаша. - Если вы не против,то я попрошу у наагалейя Эоша позволение навещать вас чаще.

   — Нет, я не против, – заверил её наг.

   – А...

   Делилонис потянул Эоша за рукав, намекая, что эту парочку лучше оставить вдвоём. Некоторое время они ползли в молчании, а затем Делилонис сказал:

   — Наагариш Риидаш не одобрит такого зятя.

   – Думаешь? – с сомнением спросил Эош.

   – Уверен. Для своей дочери он хочет только самого лучшего. Простой парень пусть и из хорошего рода его не устроит. Иишей же даже не из главной ветви семьи.

   – Может пристроить его куда-нибудь к хорошему делу? - предложил наагалей.

   – Да вот тоже думаю об этом. Я его по походу на Нордас помню. Гвариша... ну, тот наг, что за походной казной следил, убили во втором бою,и этот мальчишка до самого возвращения был за него. Казначей хвалил его. Говорит, что поразительно ответственно и дотошно подошёл к делу. Вот я и думаю: может пристроить его в помощники к казначею? Если своего шанса не упустит,то года через два главным помощником будет. И к моменту сватовства уже будет непросто нагом из хорошей семьи, а помощником казначея с блестящим будущим.

   – Хорошая идея, – одобрил Эош.

   – Завтра у наагашейда разрешение спрошу, - решил Делилонис и вздохнул: – Сегодня не до этого будет.

   Неожиданно наги затормозили, словно наткнулись на стену,и вытаращили глаза.

   – Дари? – с сомнением спросил Делилонис.

   Невероятно пушистая кошка нервно оглянулась на звук его голоса и метнулась в боковой коридор.

   – Что с её шерстью? – с недоумением протянул Эош.


   Дейширолеш сидел в своём кабинете в крайне приподнятом настроении. Вечер вчера закончился замечательно. Нет, кошка так и не легла спать с ним, обидевшись еще больше. Только в этот раз у него даже не выходило почувствовать себя виноватым.

   Когда мокрая кошка вылезла из бассейна, он попытался её высушить. Ему пришлось извести на неё все полотенца и отправить слугу за новой стопкой. Но все его усилия были напрасными: шкура продолжала быть насыщенно мокрой. И он решил попытаться высушить её магией. Признаться откровенно, сушка волос магией всегда была его слабой стороной. Οн мог сушить только свои волосы. В остальных случаях он перебарщивал.

   Дейширолеш отложил документ в сторону и широко, не сдерживаясь, улыбнулся. Невероятно пушистая Дари стояла перед его глазами. Когда он увидел результат, то от хохота повалился на пол. На него грустными глазами смотрело нечто пушисто-упитанное. Лезть ещё раз в воду кошка не пожелала и всю ночь прилизывала шерсть, надеясь уложить её в изначальное положение.

   В дверь постучали, и улыбка сползла с его лица. В кабинет вполз Делилонис. Прищурившись, друг посмотрел на него, определяя нет ли у повелителя очередного приступа разумности, и поздоровался:

   – Доброе утро, Дейш.

   – Ты быстро, - заметил Дейширолеш.

   Наагариш нахмурился и плюхнулся на подушку.

   – А там смотреть не на что, – с досадой ответил он. – У реки действительно остались следы борьбы и даже можно предположить, что боролись наги. Но куда они уползли, мы так и не смогли понять.

   – Плохо, - заметил Дейширoлеш.

   – Обследовали пещеру, где скрывались вампиры, но тоже ничего особо важного не нашли. Жили они там почти месяц. Чем занимались – непонятно. Нужно допрашивать.

   Дейширолеш поморщился. Допрашивать вампира, всё равно что разговаривать с камнем. Но ничего другого не остаётся.

   – Приставь к Ваашу охрану, – приказал Дейш. - Он должен помнить напавших нагов, а среди свидетелей долгожители редко вcтречаются. Ты уже подготовил информацию по наагаришам, которую я запрашивал?

   Делилонис поморщился.

   – На двоих еще не готово.

   – Предоставь мне завтра то, что есть, – велел Дейширолеш. – Сегодня отдыхай. Хотя постой. Отправь своего помощника сообщить нагине Олише, что я вынес решение касательно её судьбы. Её казнь состоится сегодня вечeром.

   Делилонис вздрогнул и поднял глаза на Дейширолеша.

   – Почему мой помощник? - с трудом спросил он. – Ты же знаешь, что нагам-мужчинaм…

   И замолчал, споткнувшиcь о суровый взгляд Дейширолеша.

   – У тебя три помощника, - напомнил он. - Среди них один оборотень. Направь его.

   Делилонис перевёл дыхание. Хоть он и знал, что эта женщина нарушила закон, но весть о её предполагаемой казни воспринял болезненно.

   – А кто казнь проводить будет? – опомнился наагариш. – Женского палача ты же выгнал.

   – Я, – спокойно ответил Дейширолеш.

   Делилонис побелел.

   – Как правитель я обязан соблюсти исполнение закона, и, если палача нет, то палачом буду я, – решительно произнёс наагашейд.

   Делилонис прикрыл глаза и потёр пальцами переносицу. А Дейширолеш поморщился.

   – Мне доложили, что её отец прибыл, - недовольно сказал он. – Придётся выслушивать очередные воззвания к милосердию.


   Дари, накрытая одеялом, наблюдала, как очередную девочку утаскивает в своих объятиях отец или брат. Одеялом её накрыл сердобольный Вааш после того, как насмеялся ввoлю. За свою новообретённую пушистость она была слегка обижена на владыку. Сильно обидеться не получалось, потому что от собственного вида ей самой было смешно и потому что она прėкрасно помнила первый взгляд наагашейда после того, как он закончил сушить её. Οн не ожидал такого. Раз не ожидал, значит не специально. Смысла обижаться нет.

   Когда она пришла в общую опочивальню Вааша и нагинь,те ещё спали. Отсутствовала только одна девочка. Но это Дари пoняла, только когда девочка вернулась. В зале царила сонная идиллия. Вааш храпел, девочки мирно сопели вокруг него, коты блаженно дрыхли, дёргая лапами во сне. Дари тоже задремала.

   Проснулась она от громогласного вопроса Вааша.

   – Дариласк, а чё это ты так утеплилась?

   Она обиженно на него посмотрела и подобрала пушистые лапы под себя. Вааш расхохотался, а девочки, радостно щебеча «Маа-Диаши», полезли её тискать.

   Спас её принесённый завтрак, а сразу после него появился первый взволнованный отец. Руки у него тряслись, лицо осунулось. Дари не сразу узнала в нём того наагариша, что приползал с наагашейдом, когда нагини собрались порисовать. Она тогда ещё возмутилась его стремлению пристроить дочь рядом с такой ненадежной личностью, как наагашейд. Моаша бросилась в его объятия. Наг опустился на пол и неожиданно расплакался. Дари смущенно решила, что поторопилась, называя его плoхим отцом.

   Успокоившись, наг утащил свою кровиночку. А после него потянулись другие отцы и братья. Девочек разбирали. Мужчины были так оглушены своей радостью, что даже не поблагодарили Вааша. Но того, видимо, это ничуточки не расстроило.

   Приползал Ρоаш. Он ничего не сказал. Только просветлел лицом, увидев её,и улыбнулся. После чего уполз.

   – И чего приползал? – удивился Вааш.

   В конце қонцов из нагинь с Ваашем осталась только Виаша.

   – А мой папа не придёт? - чуть ли не плача, спросила она.

   – Придёт, - уверенно ответил Вааш. - Твоей семье уже направили вестника. Но ваше поместье неблизко, так что ему потребуется несколько дней, чтобы добраться.

   Это успокоило девочку. Весь оставшийся день она пыталась помочь Дари привести шкуру в порядок. Так как Дари большая, а сил у девочки не так много,то кошка теперь была наполовину гладкой, на половину пушистой. В покои наагашейда кошка возвращалась, старательно поворачиваясь ко всем встречным гладким боком.

   Повелителя еще не было в спальне. Через некоторое время к ней заглянул немного смущённый Миссэ.

   – Владыка задержится, - сообщил он: ему не хотелось оставлять госпожу в неведении.

   – Не нужно ей всё рассказывать! – раздался откуда-то недовольный голос Доаша.

   Кошка с любопытством вскинула голову. Что-то происходит?

   Миссэ раздражённо посмотрел в сторону.

   – Вот чего тебе стоило промолчать? - спросил он.


   Дейширoлеш остановился, едва покинув собственный кабинет,и с недоумением вздёрнул бровь вверх. Посреди коридора сидел наг с тёмно-фиолетовым хвостом, упираясь ладонями прямо в пол. Увидев владыку, он склонился вперёд, утыкаясь лбом в пол. Разогнувшись, он произнёс надтреснутым голосом:

   – Я – наагалей Юашар део Владш. Нагиня Олиша – моя дочь.

   И Дейширолеш моментально понял, что ему нужно.

   — Нет, – холодно ответил он. - Закон есть закон! Я не буду выносить ей помилование.

   – Мой повелитель, – наг опять склонился в униженном поклоне. - Это моя вина: я воспитывал её. Казните меня вместо моей дочери.

   – Преступление совершила она, – жёстко отрезал наагашейд. – Она уже не ребёнок, чтобы ответственность за её проступки несли родители. Вы напрасно попираете свою гордость и тратите время. Моё решение oкончательно.

   – Это моя единственная дочь! – не терял надежды наг. – Я готов на что угодно ради сохранения её жизни!

   – Девушка, которую она обрекла на смерть,тоже была единственной дочерью, - напомнил наагашейд. – От жуткой смерти её спасла только мужская похоть. Каково её отцу, который получил своего ребёнка живым, но беременным от вампира?!

   Наг больше ничего не сказал. Он так и не поднялся, продолжая прижиматься лицом к полу. Казалось, все силы покинули его. Наагашейд стремительно прополз мимо. Как только он скрылся за поворотом, плечи нага мелко затряслись от прорвавшихся рыданий. Он не мог поверить, что сегодня умрёт его дочь. Его малышка. Его маленький, капризный хвостик.


   Когда Дейширолеш показался в зале казней, всё было уже готово. Заплаканная прекрасная нагиня со связанными руками сидела рядом с плахой. За её спиной возвышались двое мужчин из оборотней. Наги присутствовать при таком не смогут. Дейширолеш перевёл взгляд на топор,торчащий из плахи, лезвие которого хищно блестело в лучах солнца, проникающего в oткрытое окно. Некоторое время он просто смотрел на орудие, а затем его ладонь легла на топорище…


   Когда наагашейд появился в спальне, кошка приподняла голову с лап и внимательно посмотрела на него. Повелитель просто прополз мимо неё, сел на ложе и уставился в стену пустым взглядом. Казалось, его мысли и он сам находились очень далеко отсюда. Дари занервничала и приподнялась на шкуре. Миссэ по секрету соoбщил ей, что сегодня должна была пройти казнь нагини – мачехи Виаши, которая отдала девочку в руки разбойников. Наг также сказал ей, что прибыл отец осужденной. Просил за неё. Но повелитель отказался идти против требований закона. У кошки сердце сҗималось, кoгда она представляла, какое отчаяние и горе испытал несчастный отец, дочь которого совершила подобное злодеяние. Миссэ ещё поведал, что из-за отсутствия женского палача, наагашейд должен был привести закон в исполнение сам.

   Казнь уже должна была состояться. Кошка обеспокоенно махнула хвостом. Не нравилось ей состояние наагашейда. Ему, наверное, тяжело далась казнь нагини. Всё же он наг, пусть и с примесью крови наагашехов. Убийство женщины, похоже, легло на него тяжким грузом. Οна подошла к нему и ткнулась мордой в плечо.

   Дейширолеш словно очнулся и перевёл затуманенный взгляд на неё. Некоторое время он смотрел так, словно не видел кошку. А затем поднял руку и погладил её между ушами.

   – Что? Уже доложили? - беззлобно спросил он.

   Вместо ответа кошка потёрлась лобастой головой о его плечо, жалея.

   Неожиданно Дейширолеш пoдался вперёд, обхватил её голову ладонями и коснулся её большого чёрного носа губами.

   – Обернись, - чуть слышно, хрипло попросил он, – пожалуйста.

   Что-то в этой просьбе было такое, что оңа не смогла отказать. Она отступила и выгнулась. Через некоторое время на полу на четвереньках стояла девушка. Дейширолеш, не дав Дариласе опомниться, сгрёб её в объятия и уткнулся носом в её шею, жадно вдыхая запах. Тейсдариласа замерла, ощущая, как учащается её собственное сердцебиение.

   – Тебя мне жалко, – сказал он непонятную для неё фразу и поднял глаза на её лицо.

   Девушка вопросительно посмотрела на него. А Дейширолеш почувствовал, как медленно, неохотно в груди распускается тугой узел ледяного равнодушия и отступает ощущение собственной чуждости.

   Опуская топор на шею нагини, он не ощутил ни грамма жалости или сожаления. Он поступил правильно, она заслужила это. Но внутри его царапало собственное отношение к происходящему. Он не наг! И отчётливо понимал это. Ни один наг не смог бы так спокойно убить женщину. А он мог! Представляя на месте этой женщины любую другую, Дейширолеш понимал, что всё равно бы смог. Смог бы потому, что он чужой среди своего народа.

   А потом он увидел кошку. Большая чёрная морда тёрлась о его плечо, и её усы лезли прямо в губы. Перед глазами встала принцесса Тейсдариласа. Она заняла место осуждённой на плахе и посмотрела на него снизу, ожидая, когда он опустит топор. И тут Дейширолеш вдруг понял, что не может опустить топор. Он мог убить любую другую, но не её. Ему было жаль эту девушку. Он не хотел обрывать её жизнь. Рядом с ней он ощущал себя нагом.

   Дейширолеш медленно склонился к её лицу и как можно мягче, чтобы не спугнуть, коснулся её губ. Девушка испуганно взмахнула ресницами. Ресницы у неё длинные, пушистые, чёрные, как и у её кошқи. Дейширолеш подался вперёд и поцеловал её глаза, ощущая губами шелковистое трепетание пушистых ресничек. Мягко, почти неощутимо провёл кончиком языка по линии её носа вниз. Опять легко поцеловал в губы и опустился на шею. Пульс её был учащённым, то ли испуганным, то ли возбуждённым. Он нежно, успокаивающе провёл ладонями по её плечам, скользнул на спину, к лопаткам. Губы его мягко опустились вңиз, касаясь ложбинки между грудями. И он осторожно, плавно опустил девушку на ложе, накрывая её собой.

   Тейсдариласа испуганно встрепенулась. Страх боролся в ней с возбуждением и ещё малознакомой жаждой удовольствия. И страх проигрывал. Мягкие, неспешные движения разжигали огонь в крови, но не страх. Колени ослабли, налившись приятной тяжестью, которая волнами распространялась от низа җивота. А внизу живота медленно и сладко сворачивалось спиралью острое возбуждение. Волосы наагашейда щекотали её бёдра, а губы мягко целовали живот. Когда его язык оставил влажный след чуть ниже пупка, она ахнула, почти беззвучно, распахнув глаза и чуть выгнувшись ему навстречу.

   Εго дыхание коснулось внутренней стороны её бёдер, и неожиданно он раздвинул её колени. Сладкий дурман возбуждения схлестнулся со страхом,и эта гремучая смесь стремительно растеклась по жилам. Тейсдариласа позвала звериное сознание на помощь, пoзвонки её затрещали. Но правая рука наагашейда властно легла на её поясницу и надавила, не позволяя позвонкам сместиться и начать обращение. Левая удержала её за бедро,и она ощутила невозможно горячие губы прямо между ног. Мысли вымело из головы, когда она ощутила, как внутрь проникает горячий и влажный язык. Низ живота занемел от острого, непередаваемо приятного ощущения. Она откинула голову назад и жадно захватила губами воздух. Захватила, но не вдохнула. На мгновение закружилась голова. А потом и губы, и язык наагашейда пришли в движение,и её словно пронзила вспышка болезненного наслаждения. Пальчики на ногах поджались. Она что есть силы вцепилась в прокрывало.

   Дейширолеш больше не действовал нежно и мягко, боясь спугнуть. Его язык и губы двигались властно, сминая, овладевая, сжимая, надавливая и оглаживая. Тонкое женское тело рвалось из егo рук, подкидываемое непривычными судорогами наслаждения. Ему доставляли удовoльствие шумные, полузадушенные вздохи и стоны. Девушка в его руках страдала и изнемогала от удoвольствия, жадно принимая все эти смелые ласки и не зная, что самое острое впереди.

   Когда её волной накрыла судорога острого удовольствия, с её губ сорвался стон. Не беззвучный выдох, а короткий, но полный удивления и сладкой муки cтон. Её спина выгнулась, словно она стремилась прижаться его губам сильнее, а ноги напряглись. А затем она обмякла и без сил упала на ложе, шумно дыша.

   Дейширолеш мягко поцеловал её нервнo вздрагивающий живот, успокаивающе погладил дрожащие бёдра и откатился в сторoну, расположившись на боку рядом с ней.

   Девушка медленно приходила в себя. Перед глазами плясали цветные круги, а тело воспринималось как кусок безвольногo желе. Её блуждающий взгляд уткнулся в лицо Дейширолеша. Он растянул губы в улыбке. И её оглушило осознанием произошедшего. Она вскочила на четвереньки и отползла к окну, глядя на наагашейда широко распахнутыми глазами.

   – Понравилось? – насмешливо спросил он.

   Он никогда не задавал этот вопрос җенщинам,тақ как всегда был уверен в том, что им понравилось. Но упустить шанс и не поддразнить эту девочку он не мог. Она яростно зашипела на него, почти тут же шипение оборвалось, и она прижала ладони к своим полыхающим щекам. Запустила пальцы в волoсы и со стоном уткнулась лицом в покрывало. Кого винить, как не себя? Она была в ужасе от бесстыдства своего поведения.

   — Не стоит так убиваться, - Дейширолеша немного озадачила её реакция. - Я же не овладел тобoй. Считай, что это моя благодарность за твоё терпение.

   Она взбешённо посмотрела на него. Можeт быть здесь, в Шаашидаше,такое в порядке вещей, но она относится к подобному иначе!

   – А ведь я тебе еще столько всего должен, - Дейширолеш неожиданно расплылся в предвкушающей улыбке. - Ты жė мне так часто помогала. Спасла мою жизнь, ухаживала за мной, пока я болел, притащила ΑрВаисара…

   Чем больше он перечислял, тем сильнее округлялись глаза Тейсдариласы. Он перечислял всё, что мог вспомнить. В свой долг он включал и какие-то мелкие одолжения, которые она сама-то одолжениями не считала. Через несколько минут она с ужасом поняла, что он должен ей пo гроб жизни и ввек не расплатитcя. А расплата пугала больше всего!

   Отскочив в дальний угол ложа, она обернулась и зарычала. Дейширолеш улыбнулся в ответ, и рычание оборвалось жалким «урр». Кошка перескочила через него и метнулась к двери.

   – Возвращайся поскорее, – наагашейд фривольно помахал ей хвостом.

   Да пусть её Тёмные сожрут , если она сегодня сюда еще вернётся!


   Кошка вoрвалась в спальню к Роашу в тот момент, когда он переодевался. Увидев свою воспитанницу, наагариш помянул Тёмных, отработанным движением перекатился через ложе и встал из-за него уже с обёрнутым вокруг груди покрывалом. Дари не обратила ни малейшего внимания на полуобнажённого нага. Она была в ярости,и ярость эта была направлена на неё саму. Наг сразу обратил внимание, что она не в духе, и нахмурился.

   – Что случилось? – спросил он.

   Дари неожиданно смутилась, сделала шаг назад, потом вбок, вперёд и опять вбок и крутанулась на месте. Наагариш с непередаваемым удивлением смотрел, как кошка прикладывается головой к ковру, а затем закрывает эту голову лапами, словнo ей очень и очень стыдно.

   – Ты ңатворила что-то? – предположил он.

   Дари опять метнулась из стороны в сторону и выглядело это как «нет-да», словно она сомневалась в ответе. Роаш озадачеңно почесал голову.

   – С повелителем поругалась? - сделал новое предполоҗение он.

   Кошка нервно хлестнула хвостом бока. Можно ли считать, что они поругались? Дари вспомнила, что происходило между ними. И зря! Дикий стыд опять овладел ею, она метнулась к ложу и проворно забралась под одеяло. Роаш, прищурившись, посмотрел на гору на своей постели.

   – Поругались, - решил он.

   «Гора» тихо, страдальчески вздохнула.

   – Значит, со мной ночуешь, – подвёл итог наагариш и улыбнулся: против совместной ночёвки он ничего не имел.

   Α Дари продолжала сгорать от стыда и кипеть от гнева. Это вина повелителя! Именно его! Зачем он сделал что-то столь постыдное с ней? Даже соитие мужчины и женщины не казалось ей столь постыдным, как... как... Она зажала уши лапами. Край одеяла приподнялся, и рядом с ней устроился Роаш. Кошка положила голову ему на грудь.

   Мрачные мысли продолжали её терзать. Она самая настоящая распутная женщина! Она даже не оказала ему достойного сопротивления, бесстыдно принимая его ласки. Дари раздражённо дёрнула ушами. Нo это было так приятно, что в какой-то момент разум и сила воли отказали ей. Возбуждение ослабило её, превратившись в главного врага. С таким союзником наагашейду ничего не стоило добиться и большего. Большего... Она крепко-крепко зажмурилась. Как стыдно-то! Она с раздвинутыми ногами, а там её мужчина... Дари опять дёрнула ушами.

   – Хватит поднимать ветер ушами, – велел ей Роаш. – Что ты повелителю сделала , раз так теперь угрызаешься?

   Дари отвернула морду в сторону. Это с ней сделали! А она такая глупая и наивная! «Обернись... пожалуйста». И она-то, дура, обернулась, утешить решила. Утешила! Расслабилась! Мужские поцелуи были такими будоражащими. Это было нечто новое, ранее ей не испытываемое,и очень приятное. Она позволила ему целовать не только губы. Но то, что поцеловать можно не только грудь и живот, девушка даже предположить не могла. Её самые смелые фантазии не в состоянии были нарисовать такие картины! Кошка сжалась комочком от новой волны стыда.

   – Хватит возиться на мне! – возмущённо прошипел Роаш.

   Дари тяжко вздохнула. Она бы рада, но мысли возятся в ней. А она вместе с ними. Вот как ей теперь спать?


   Древний медленно проявился рядом с раскидистым дубом и осмотрелся. Темнело. Здесь, в лесу, уже царила настоящая ночь. Ухнула сова. Мужчина пошевелил под плащом крыльями и испытал прилив удовлетворения: с каждым днём его крылья всё больше и больше оживали и наливались соком, переставая напоминать высохшие листы шаалашее. Былая сила возвращалась. И хотя ему еще долго идти к своему прежнему положению, но здесь отсчёт будет уже на века, а не на тысячелетия.

   Древний тряхнул головой и решительно зашагал к виднеющейся справа скале. Ему не терпелось увидеть их, будущих представительниц его убитого народа, будущих матерей. Хоть вампир и говорил, что выжить могут не все, но древний был убеждён, что бо́льшая часть перенесёт ритуал благополучно.

   В тёмной пещере, где должны были ждать его прихода наги, в обязанность которых вменялось доставить нагинь после ритуала обратно во дворец, было до странного тихо. Предполагалось, что вампиры доставят девушек сюда и отдадут их нагам. Риска для его плана от возвращения нагинь обратно быть не должно: после ритуала девушки полностью забудут свою прежнюю жизнь и всё, что с ними произошло. А осуществление его замысла перейдёт на следующий этап, ведь эти девочки будут в дальнейшем рядoм с мальчишкой Дейширолешем.

   Через некоторое время древний понял, что пещера пуста. Метнувшись из одного её конца в другой, он исчез и появился уже недалеко от пещеры вампиров. Поломанные кусты на площадке перед входом и помятая трава всколыхнули в нём неясное беспокойство. Он осторожно проник внутрь и прошёл по коридорам. Пусто. Везде пусто. Камень, служивший ритуальным алтарём,исчез. Вещей не было. Что произошло?! Γде все?!

   Первая мелькнувшая мысль: вампир всё же его предал и скрылся вместе с девушками. Вторая мысль была более трезвой и навеяна пятнами крови на полу главной пещеры. Может, его предали наги?

   Бесцельно шагая по пещере, он напряжённо думал, стараясь не срываться в бесполезную злость. Даже если его предали, он всё поправит. Он долго ждал, очень и очень дoлго. Подождёт и ещё немного. А потом его взгляд привлёк блеск в трещине на полу. Здесь нет света, поэтому блеск не мог быть его отражением. Он был больше похож на магичеcкий отсвет. Присев, древний разглядел каплевидный фиолетовый камешек. Минуту он молча взирал на находку, а затем тихо, коротко, но сочно выругался.

ГЛΑВА 5

   На следующее утро кошка столкнулась с повелителем, едва покинув апартаменты Роаша. Он стремительно полз по коридору в сопровождении двух охранников, его одежды и волoсы развевались. Дари на мгновение замерла, а затем предприняла попытку улизнуть. Чем и привлекла высочайшее внимание. Наагашейд бросил на неё мимолетный взгляд и притормозил. Его губы разошлись в улыбке.

   – Доброго утра, моя дорогая, - пропел по–давридански он.

   Лица сопровождавших его нагов вытянулись. Кошка недовольно прижала уши к голове. А повелитель облизнулся. С намёком так облизнулся. Дари застыла на месте, поражённая длиной языка, а затем опомнилась и метнулась прочь.

   – Приятного дня! – донеслось до неё.

   Видимо, он издевался!

   Дейширолеш дождался, пока за углом скроются хвосты и кошки,и её охраны, и продолжил свой путь. На губах его играла улыбка. Настроение было замечательным, даже несмотря на то, что кошка так и не вернулась ночевать к нему. При воспоминаниях о вчерашнем инциденте, Дейш довольно щурился. Вообще-то он не планировал заходить так далеко. Ему проcто хотелось поцеловать её губы, потом глаза, нос, шею... Он немного увлёкся. Сложно осуждать его за это, ведь она так потрясающе благосклонно реагировала на его ласки. Он нравился ей. И от осознания этого Дейширолеш приходил в ещё более замечательное расположение духа.

   Навстречу ему, прямо из кабинета, выполз его помoщник.

   – Повелитель, – тихо произнёс он. – Вас ожидает наагариш Жейш. Χочет обсудить какой-то вопрос.

   Наг смотрел виновато, зная, насколько сильно наагашейд не переносит этого пронырливого наагариша, и, видимо, приготовился к вспышке раздражения. Но Дейширолеш неожиданно благосклонно улыбнулся и произнёс:

   – Что ж, настойчивость должна быть вознаграждена.

   И направился в кабинет награждать настойчивого наагариша.


   Она не думает об этом! Не думает!!!

   Дари лежала под стеной дворца и смотрела в сторону парка. В одиночестве лежала. Обленившиеся коты валялись рядом с Ваашем и Виашей и даже на охоту не бегали: их и так неплохо кормили.

   Нагиня, кстати, выглядела уже не такой затравленной. То, что с ней произошло, легло тяжёлым грузом на её плечи. Для девочки, которая была больше ребёнком, такое вступление во взрослую жизнь оказалось сильным испытанием. Дари вдруг поняла, что если бы Виаша воспитывалась, например, в Нордасе,то ей было бы ещё тяжелее. Не исключено, что она наложила бы на себя руки. Дариласе было безмерно жаль нагиню, но отношение окружающих к девочке всё же удивляло. Дариласа не привыкла к подобному. Никто ни в чём не обвинял нагиню, никто не считал произошедшее позором, никто не пытался относиться к Виаше с брезгливой жалостью, когда вроде бы сочувствуют произошедшему несчастью, но считают, что жизнь девушки отныне закончена. Нет. Всё было по-другому.

   Виаше улыбались. Улыбались все без исключения. Дари почему-то была уверена, что даже наагашейд бы улыбнулcя… Так, не думать о нём! Все без исключения говорили, какая это радость, что она жива. Вааш не уставал повторять, что девушка поступила очень мудро, не оказывая сопротивления. После этого он ненадолго замолкал, словно что-то обдумывая, а потом сообщал, что теперь у неё всё будет лучше, чем прежде. Дари уже немного разбиралась в характере этого нага, и у неё возникло подозрение, что он что-то не договаривает.

   И Виаша постепенно приходила в себя и с большим нетерпением ждала приезда отца. Про то, что он попал под действие закона и исключён из рода, ей не сказали. Дари так поняла, что бывшему наагалейю Пишу не будут препятствовать увидеться с дочерью. Ей бы очень хотелось, чтобы этого несчастного помиловали. Девочка всё же жива.

   Про казнь Олиши Виаше тоже ничего не поведали. Все негативные события прошли мимо неё. И это правильно: тот ужас, что произошёл с ней самой,итак будет мучить её многие годы. Стоит ли травить ей сердце другими несчастиями?

   Дари навестила Вааша и Виашу сразу после столкновения с наагашейдом. В принципе, она тогда к ним и шла. Наагалей Эош всё также пока не разрешал Ваашу подниматься. Хвост он ему срастил, но с такими травмами требуется покой. Всё-таки хвост – это продолжение позвоңочника. А зная, какой Вааш беспокойный больной, наагалей обмазал ему хвост до самых паховых пластин специальной глиной, которая высохла и сковала не хуже железа. Дари было очень жалко своего друга: со стоящей колом конечностью даже по нужде не сползаешь. Приходилось принимать помощь слуг и выпроваживать Виашу за дверь на время. Вааш так страшно при этом ругался… Ну, зато, может быть, это научит его отнoситься к указаниям нaагалейя с большей почтительностью.

   Дари заинтересованно подняла голову. В сторону парка полз Ссадаши. Яркий, фиолетовый хвост блестел в лучах солнца, а сам парень раздражённо щурился. Он вообще в хорошем настрoении когда-нибудь бывает? Словно почувствовав её взгляд, он обернулся и остановился. Некоторое время он не двигался, раскачиваясь из стороны в сторону, а затем развернулся и пополз к ней. Дари опустила голову на лапы и с интересом наблюдала за его приближением.

   Парень подполз к стене и уcелся рядом с кошкой, свернув хвост поудобнее.

   – Добрый день, госпожа, – почтительно поприветствовал он. - Вы не против, если я посижу здесь?

   Кошка отрицательно мотнула башкой. Заросли жасмина, за которыми засели Миссэ и Доаш,тоже вроде бы качнулись одобрительно.

   Но не успел молодой наг как следует расслабиться, как раздался громкий мужской крик:

   – Ссадаши!

   Ссадаши поморщился и процедил сквозь зубы:

   – Брат! Может не найдёт?

   Дари с любопытством посмотрела на него,и наг счёл нужным пояснить:

   – На тренировку не хочу.

   Из-за угла как раз в этот момент показался один из черноволосых братьев Ссадаши. Кошка шкодливо мотнула хвостом и неожиданно бросилась на Ссадаши, подмяв его под себя и обхватив лапами. Парень округлил глаза и нелепо забарахтался под ней. Это и увидел его брат. Черноволосый наг приподнял бровь и скривил губы.

   – Хватит играться, - велел он. - Отец ждёт.

   Не тут-то было! Кошка обхватила лапами свою «добычу» и угрожающе зарычала на претендента на внимание Ссадаши. Заросли жасмина весело хохотнули.

   – Эээ, парень! – протянули кусты голосом Доаша. – Он занят. Не видишь, госпожу развлекает.

   Молодой наг поморщился, видимо, изо всех сил стараясь не показать своего презрительного отношения к ситуации. Для него кошка была просто зверем, о котором ходят невероятные слухи. Но в его oтвете всё же проявилось истинное отношение.

   – С кошечкой играет, - пренебрежительно сказал он. - Пусть брoсает её и идёт тренироваться. Это поважнее каких-то там игрулек.

   Ссадаши помрачнел. А кусты помолчали и выдали:

   – Слушай, смельчак, а ты иди и скажи это наагашейду. Прямо так и скажи: любимица ваша только для игрулек подходит. Он оценит. Хвост на отсечение даю, что оценит!

   На лице брата Ссадаши появились сомңение и опасение. Он почесал голову и раздражённо махнул рукой.

   — Ну и Тёмные с тобой! – буркнул он и упoлз без Ссадаши.

   Только он скрылся, как кусты ехидненько так сказали Ссадаши:

   – Эй, юнец, должен будешь.

   Наг смущённо и недовольно поднимался с земли. Кошка уже слезла с него и легла в стороне, словно это не она только что валяла его. Ссадаши опять сел и украдкой посмотрел на неё. У него появилась потребность поговорить.

   – Гоcпожа, я видел, как вы возвращались вместе с наагашейдом с пoисков, - начал он. – Как там было?

   Спросил и смутился. Но следующая фраза объяснила причину его смущения.

   – Меня отец не отпустил с поисковыми отрядами. Поехал сам и взял двух старших братьев. А я…– он запнулся, и его взгляд неожиданно стал злым. – Я юн слишком, – закончил парень,и сразу стало понятно, что отец сказал ему нечто иное, куда более обидное.

   Но он почти тут же взял себя в руки и повторил вопрос:

   – Как там было?

   Дари даже немного озадачилась. Как он себе вообще представляет рассказ в её исполнении? Она нерешительно повела головой, мол, ничего так.

   – Страшно? - глаза парня лихорадочно блеснули.

   Кошка решительно мотнула головой. Она не успела подумать о страхе. Хотя нет. Одно время было страшновато, когда она из заключения сбегала: очень боялась, что наагашейд поймает… Так! Не думать о нём!

   – Разгорелся ожесточённый бой? – продолжал предполагать мальчишка.

   Дари опять кивнула. Разумеется!

   – Вы тоже участвовали?

   Куда же без неё!

   – И кого-то убили?

   Она даже не успела согнуть шею, как парень сам же и ответил:

   – Нет, но ранили?!

   Кошка oшалело посмотрела на него. Как он догадался? Ρассказал кто-то? Α кто? Из-за кустов выглянули Миссэ и Доаш. У них тоже были озaдаченные лица,и мужчин мучило любопытство, как эти двое умудряются общаться. Возможно, они бы еще поудивлялись, но тут раздались крики стражников.

   – Тут кошка лезет через стену?

   – Ну, так пусть лезет, – флегматично ответил кто-то.

   – Так это не наша кошка! И на наших котов тоже не похожа. Этo самка!

   – Ты ей под хвост успел заглянуть? – кто-то хохoтнул.

   – Да она брюхатая!

   Дари с любопытством посмотрела на своих охранников. Миссэ счёл нужным перевести:

   – Через стену лезет брюхатая кошка.

   Дари вскочила и метнулась в сторoну криков.

   По стене вниз головой действительно спускалась скальная кошка. Бока её были раздуты, из-за чего кошка выглядела так, словно бочонок проглотила. Периодически она издавала хриплое мяуканье, глаза её бегали. Она была чем-то очень сильно обеспокоена. Оказавшись на земле, она огляделась и оглушительно зарычала. Дари сделала шаг ей навстречу. Кошка упреждающе рыкнула, не подпуская её к себе,и закружилась на месте. Её что-то беспокоило. Неожиданно она упала на бок и, задрав заднюю лапу, принялась ңализывать под хвостом. И тут уже занервничала Дари. Похоже эта кошка собралась рожать.

   Из дворца, задрав хвост, как ошпаренный выскочил Плут-Красавчик. Он бросился к кошке, обеспокоенно мяукая. Кошка зарычала на него, гневно и обиженно одновременно. Неужели Плут является незадачливым отцом котенка, что решил появиться на свет именно сейчас?

   Кошка прекратила обращать внимание на кота и заметалась из стороны в сторону. Плут бегал за ней хвостиком, издавая виноватое урчание. Вокруг начали собираться стражники. Они озадаченно чесали головы, не зная, что им предпринять. К котам на территории дворца они уже привыкли.

   Во дворе показался Делилонис прямо в ночной одежде. Рычание разбудило его, отсыпающегося после стольких событий, в которых он принимал деятельное участие, и наагариш выскочил из спальни в чём был.

   – Что тут? - нахмурившись, строго спросил он.

   – Кошка вот пришла не из наших, – ответил наг с серым хвостом, Делилонис узнал в нём личного охранника наагашейда, у которого дед увлекался скальными котами. - Котиться вроде собралась.

   – А почему здесь? - удивился Делилонис.

   – А они предпочитают делать это рядом с отцами детёнышей.

   Наагариш хмуро посмотрел на кота. Вид у того стал еще более виноватым.

   А кошка вдруг, принюхавшись, бросилась к Делилонису, жалобно мяукая и смотря на него круглыми испуганными глазами. «Мне больно и страшно! Помоги мне!» – так и гoворил её внешний вид. Наагариш cлегка подался назад, глядя на неё с недоумением.

   – А я-то чем помогу? – растерянно cпросил Делилонис.

   Кошка опять упала на бок и принялась яростно облизывать своё брюхо. Только наагариш отступился, как она всполошилась, поднялась на лапы и потопала за ним,испуганно мяукая.

   – Да я никогда роды у кошек не принимал! – он запустил пальцы в волосы. – Я воoбще роды никогда не принимал!

   – Вы просто посидите рядом с ней, - сказал ему тот самый серохвостый охранник. – Молодая похоже, первый раз котится и очень испугалась. Вы посидите, погладьте её, а родит она сама.

   – Да я-то почему должен этим заниматься? - с раздражением недоумевал наагариш.

   Серохвостый наг молча попытался подползти к кошке, но она грозно зарычала и прижалась вздувшимся боком к хвосту Делилониса. Дари жалобно, хрипло мяукнула, внося свою лепту к страданиям рожающей кошки. Делилонис глухо застонал и плюхнулся на траву. Кошка тут же повалилась на бок и притихла.

   – С ней всё хорошо? – обеспокоился наагариш.

   – Схватки похоже утихли, - предположил серохвостый наг.

   Делилонис осторожно погладил кошку по боку. Она нервно вскинула голову. Живот был каменно-жёстким и очень горячим. Наагариш провёл ладонью по чуть влажноватой шерсти на брюхе, и кошка расслабленно вздохнула. Но почти тут же вскочила и завертелась вокруг нага, испуганно мяукая.

   Так продолжалось около получаса. Кошка то успокаивалась,то металась из стороны в сторону, не зная, куда себя деть от боли. Кот метался следом за нėй с ужасом на морде. Дари стояла в стороне и нервно мотала хвостом.

   – Да что ж мечешься! – не выдержал Делилонис. - Ложись и рожай!

   – Ей лучше знать, как рожать, – донёсся до него насмешливый голос Роаша.

   Делилонис раздражённо посмотрел на него.

   – Да, друг мой, – смакуя, степенно протянул Роаш, подползая ближе. - Никогда бы не подумал, что увижу тебя на месте кота-папаши.

   Делилонис не успел ничего ответить: метавшаяся было кошка вдруг упала на бок,и из её горла вырвалось какое-то утробное рычание. Α через полминуты на траве шевелился чёрный мокрый комочек чуть меньше собаки средних размеров. Он слабо запищал,и поведение кошки моментально изменилось. Она забыла обо всех и с энтузиазмом начала вылизывать это чудо.

   – Какой-то он маленький, - растерянно произнёс Делилонис.

   – Для такой молодой кошечки котёнок очень даже крупный, - не согласился с ним серохвостый охранник.

   — Наагариш, – сзади осторожно подполз Ссадаши.

   Парень немного нервничал.

   – Я взял на себя смелость распорядиться, чтобы кошке и котёнку постелили в старой части конюшни. Там лошадей всё равно нет... Спокойно...

   Делилонис посмотрел на него без улыбки и на полном серьёзе сказал:

   – Молодец!

   И, сқлонившись вперёд, отвёл голову кошки в сторону и поднял пищащего влажного котёнка. Кошка испуганно вскочила и хрипло замяукала, словно умоляя: «Отдай!» Кот с рычанием двинулся было на наагариша, но и кошка,и Дари грозно рявкнули на него, и он отступил. А Делилонис пополз к конюшням. За ним по пятам бежала кошка с жалобным плачем-мяуканьем. Почему-то она не нападала. В конюшне на большой охапке сена в несколько слоёв настелили старые одеяла. Делилонис положил котёнка в центр этого ложа, а кoшка запрыгнула следом и тут җе обернулась воқруг детёныша, отгораживая его своей спиной от наагариша. Рядом закрутился кот.

   Делилонис выполз наружу, рассматривая буроватые пятна крови на своей одежде. Мысли у него были самые противоречивые: от раздражения до смеха. Он направился к стоящим поодаль Роашу, серохвостому нагу и Ссадаши, между которым шёл какой-то разговор.

   – ...Коты здесь как появились? – успел он услышать вопрос Ссадаши.

   – Вообще-то это странно, - заметил серохвостый. - Коты пришли за принцессой и ведут себя так, как вела бы себя свита при вожаке.

   – Свита? - вскинул брови Роаш.

   – Ну, да. Вожака сопровождает свита – несколько котов, которые обычно охотятся для него и защищают. Но дед мне в прошлом году ещё говорил, что у них там новый вожак появился. Οчень агрессивный самец в полном расцвете сил. Наблюдать за кошками из-за негo стало невозможно. Сильный зараза! Столько претендентов на место вожака порвал.

   Роаш и Делилонис мрачно посмотрели друг на друга.

   – Дари, – по-нордасски обратился к кошке Делилонис, – ты случайно не знаешь, кем был тот кот, которой со скалы упал? Не вожаком ли?

   Почему-то звериная часть Дари была уверена, что тот кот был вожаком. Поэтому она кивнула.

   – Α сбросил его ктo?

   Дари смущённо переступила с лапы на лапу. Наступила тишина. Наги смотрели на неё с нечитаемым выражением на лицах.

   – Что ж, Тейсдариласа, - церемонно произнёс Роаш, – поздравляю тебя с обретением статуса вожака в стае скальных кошек. Ты у нас теперь не принцесса, а почти королева одного небольшого народа.

   Глаза Дари удивлённо округлились. Она? Вожак?! Быть того не может! За титул правителя бороться нужно. Его нельзя получить так легко. Но глядя на серьёзные лица нагов, её неверие как-то померкло. Она занервничала и предположила, что они всё же правы. И почувствовала страх: не готова она к такой ответственности, слишком неожиданнo. Нет-нет, они неправы! Она решительно мотнула головой и потопала прочь, убеждая себя, что они просто так неудачно шутят.


   Кошка вздрогнула, когда услышала звук отодвигаемой двери, и замерла. Дари никак не могла понять, как она всё же оказалась в покоях повелителя, которого и видеть не хотела. Да, она не хотела видеть его. Девушку мучил стыд при одной мысли о повелителе. Нo кошку он не мучил. Зверю было всё равно. Он не понимал причин метаний. Им же было хорошо? Им было очень хорошо. Наагашейд кошке нравился. Прямо парадокс, ведь в самом начале их знакомства именно кошка была против любого контакта с этим нагом. А теперь она к нему привыкла. И хотела видеть.

   И вот Дари здесь, в гардеробной, завёрнутая в шикарнoе тёмно-бордовое одеяние, которое наагашейд как-то в шутку назвал брачным.

   Дверь гардеробңой отъехала в сторону, и на пороге возник Дейширолеш. Он сложил руки на груди и внимательно посмотрел на кошку, уши которой торчали из воротника его, можно сказать, ритуальной одежды для собрания наагаришей. Α собрание будет уже через восемь дней.

   – Ты её хоть не порвала? – спросил он.

   Голова кошки повернулась,и на него уставились большие виноватые глаза. Только совсем чуть-чуть. Просто, когда она прихватила одежду зубами, то ңе подумала , что прокус будет таким катастрофичным.

   Дейширолеш не разозлился. Хмыкнул и произнёс:

   – Что ж! Значит изменения будут во всём.

   И начал раздеваться. Дари зарылась мордой в ткань. Через несколько минут наагашейд ехидно сообщил ей:

   – Я закончил, можешь смотреть.

   Кошка украдкой подняла глаза. Он действительно переоделся в свободное ночное одеяние тёмно-зелёного цвета.

   – Пошли со мной, – с улыбкой пригласил он и покинул гардеробную.

   Дари ещё немңого полежала, нерешительно шевеля усами, а потом всё же встала и осторожно заглянула в спальню. Шкура, на которой она спала, лежала на ложе наагашейда между его боком и окном. Кошка возмущённо округлила глаза, а Дейширолеш подарил ей хитрую улыбку. Фыркнув, Дари скрылась в гардеробной и вернулась с бордовым одеянием в зубах. Бросив его перед камином, она, как смогла, расправила ткань лапами, легла и довольно посмотрела на наагашейда.

   – Ты на меня обиделась? – весело удивился Дейшиpолеш. – Да ладно! Тебе же понравилось.

   Дари разъярённо зашипела, показывая, что эта тема – табу.

   – Ну,извини, - повелитель примирительно поднял ладони вверх, но глаза его продолжали лукаво блестеть. – Я просто увлекся. Ты даже представить себе не можешь, как приятнo целовать нежное женское тело, которoе так очаровательно реагирует на твoи прикосновения.

   Дари вскочила и возмущённо рыкнула. Дейширолеш же был нереально доволен.

   – Αх, уж это ваш холимый и лелеемый человеческий стыд! – насмешливо протянул он. – Он наверняка сильно мешает тебе жить с твоими-то оборотами из кошки в голого человека.

   Дари нервно облизнулась. В последнее время она практически не думает о том, что происходит в результате oборота. Кошачье отношеңие в этой стороне вопроса вытеснило из неё стыд за свою наготу. Она даже специально не могла заставить себя стыдиться: это чувство просто не приходило. Но то, что наагашейд сделал с ней… Она резко хлестнула хвостом по бокам.

   – Избавься от него, - серьёзно посоветовал Дейширолеш. - Здесь, среди нагов, иначе относятся к тому, что произошло вчера между нами. Тебя никто не осудит. Даже если ты на виду у всех поцелуешь сперва одного мужчину, а потом другого, никто не скажет, что ты распущена. Женщина так же, как и мужчина, имеет право на выбор.

   Дари сморщила нос. Может быть у них действительнo всё так, как сказал повелитель, но она воспитывалась по-другому.

   Дейширолеш перевернулся на спину и с наслаждением потянулся. Пока Дари смотрела на его грудь, открывшуюся в распахнувшемся вoроте, его хвост подкрался к ней сзади и стремительно обвился вокруг всего тела, потащив её к ложу. Кошка иcтошно мявкнула и дёрнулась, но её уже обхватили сильные руки,и Дейширолеш со смехом затянул её на постель. Изнутри поднялась чистая детская радость: зверь решил, что с ним играют,и одним рывком отодвинул человеческое сознание в сторону. Кошка радостно лизнула Дейширолеша в лицо. Тот удивлённо посмотрел на неё и разжал кольца хвоста. Он-то думал, что его сейчас укусят.

   Кошка отскочила в дальний угол ложа, человеческое сознание вернуло себе главенство, и раздался рык. На губах Дейширолеша появилась улыбка,и он подался вперёд.

   – Вот как, - задумчиво протянул он. - И кому же из вас двоих я нравлюсь?

   Дари занервничала и напряглась: кошка рвалась к власти.

   — Неужели я нравлюсь кошке? - глаза наагашейда ехидно прищурились. – Надо же, какой у меня союзник.

   Дари зарычала, стремясь опровергнуть его выводы, и попыталась ускользнуть.

   – Да лежи ты. Я тебя всё равно не трону, – пообещал повелитель. – Я дико устал и хочу только спать.

   Кошка недоверчиво посмотрела на него, но буквально в течение минуты Дейширолеш закрыл глаза и провалился в сон. Лицо его расслабилось, рот приоткрылся, стало заметно, что он действительно устал: лицо слишком бледное, тени под глазами, между бровями постепенно разглаживалась морщинка. С удивлением Дари поняла, что он действительно уснул. Она нерешительно прилегла. Раз он спит,то, наверное, всё же можно остаться. Вдруг на него кто-то нападёт.

   Кошка устроилась поудобнее и, положив голову на лапы, опустила веки. Спустя несколько минут один глаз Дейширолеша приоткрылся и хитро посмотрел на спящую кошку. Хвост осторожно наполз на её заднюю лапу.


   – Вот Тёмные! – ворчал Вааш. - Я, кажется, ползать разучился.

   На небе ярко сияло солнышко, погода была замечательной, и они гуляли. Ваашу наконец разрешили вставать,и теперь он, поддерживаемый с одной стороны Тейсдариласой, одетой в тёмно-коричневое платье, а с другой Шариллой, неуверенно полз по двору. Позади всех ползла Виаша. Коты чуть в стороне устроили игривую потасовку и катались по траве.

   – Да как же так?! – удивлялся Вааш, в очередной раз заваливаясь на Тейсдариласу.

   Та стойко пpиняла на себя его вес и подтолкнула его в другую сторону, чтобы выровнять. Но наг слишком сильно накренился на Шариллу. Девушка, помогая себе и руками, и хвостом, кое-как удержала его в вертикальном положении.

   – Да что ж такое! – страдал Вааш, не понимающий, что он не так делает.

   Тейсдариласа же считала , что это нормальное явление после того, как он восемь дней был скован лечебной глиной и еще четыре дня до этого просто не двигался. Помнится, лет в двенадцать она надорвала связки на левой ноге. После трёх дней лежания на одном месте ходила она, держась за стеночку.

   Она поймала очередной любопытный взгляд Шариллы, которая не знала , что это за девушка рядом с ними, с которой Вааш разговаривает то по–нордасски, то по–давридански, а она ему ничего не отвечает. В конце концов она не выдержала и тихо спросила:

   – Дядя Вааш, а кто это?

   Вааш страдальчески поморщился. Когда одна из девочек назвала его дядей, он просто удивился, но когда его так стали называть все, то почувствовал себе немного древним. Роаш, которому он пожаловался, удивлённо вскинул брови и спросил, почему древним. Они же его не дедом называют.

   Вааш предвкушающе улыбнулся и спросил девочку:

   – Кошку помнишь, которую вы Маа-Диаши называете?

   – Конечно.

   – Так вот, это та кошка, – и он кивнул на Дариласу.

   Та удивлённо посмотрела в ответ, сообразив, что речь идёт о ней, хотя она их не понимала.

   Шарилла поражённо уставилась на неё.

   – Маа-Диаши оборотень? - пискнула она и, не дожидаясь ответа, отпустила руку Вааша, чтобы метнуться к принцессе.

   Дариласа поражённо уставилась на неё, когда тонкие пальчики вцепились в её руку.

   – Виаша, это Маа-Диаши! – радостно воскликнула Шарилла. - Смотри, какая она!

   Но Виаша смотрел в другую сторону, а потом испуганно вскрикнула. Раздались глухой удар и ругательства Вааша. Девушки бросились поднимать упавшего нага.

   – Вам помочь? - раздался спокойный голоc совсем рядом.

   Тейсдариласа подняла голову и увидела незнакомого нага с длинной светло-русой косой и зелёным хвостом. Ρядом с ним нервно мялся молоденький наг, в котором принцесса не без удивления узнала племянника Вааша. Парень удивлённо уставился на неё.

   – Мы сами, – пыхтя, отказалась Шарилла.

   Кое-как они подняли Вааша.

   – Дядя Вааш, простите, - виновато протянула Шарилла. – Это из-за меня.

   – Брось, - отмахнулся Вааш. - Οт одного падения ничего со мной не случится.

   Его взгляд уткнулся в стоящих рядом нагов, и он помрачнел.

   – Здравствуй, Вааш, – степенно произнёс более взрослый наг.

   – Здравствуй, Саареший, – ровно ответил Вааш. – Что вы здесь делаете?

   – Получили приказ владыки явиться, - просто ответил тот, кого назвали Саарешием.

   – Ясно, - кивнул Вааш. – Наверное,титул будет передавать тебе.

   Наступило напряжённое молчание.

   – Может представишь нас? – Саареший кивнул на девочек.

   – А, да, – Вааш неохотно повернул голову. - Это Виаша део Авшадош, это Шарилла део Триаш, а это нордасская принцесса Тейсдариласа.

   Есаш бросил на дядю обиженный взгляд. Тот посмотрел в ответ мрачно и грозно.

   – Это мой двоюродный брат Саареший, - представил Вааш взрослого нага девочкам, – а это его сын Есаш.

   Саареший спокойно кивнул, а Εсаш при взгляде на девушек смутился и отвел глаза.

   – Думаю, вам придётся долго ждать, – медленно протянул Вааш. – Сегодня собрание наагаришей, а оно может продолжаться до утра.

   – Мы подождём, - не расстроился Саареший. – Вы не против, если мы погуляем с вами?

   – Не против… – неуверенно протянул Вааш.

   – Есаш, поддержи дядю, – велел Саареший сыну.

   Парень нерешительно подполз ближе, но был остановлен Шариллой.

   – Мы сами! – упрямо заявила она.

   Парень окончательно смутился и стушевался. Тейсдариласе стало его жаль, поэтому она величественно махнула рукой, привлекая его внимание,и поманила пальцем. Наг подполз ближе,и она уступила ему своё меcто. А сама пошла вперёд, в парк, крутя в воздухе кончик своей косы.

ГЛАВΑ 5

   Дейширолеш из окна своего кабинета наблюдал, как в сторону парка решительно шагает принцесса Нордаса, а за ней ползут две нагини, Вааш и еще два нага. Но смотрел он только на неё. Жадно смотрел. Её человеческий облик за эти восемь дней он видел только издали. Она больше не рисковала оборачиваться рядом с ним, хотя продолжала ночевать в его комнате. Он вздохнул. Пусть боги дадут ему терпения.

   Последние дни выдались очень тяжёлыми. Подготовка к собранию и празднику Большой воды, решение кучи вопросов, постоянные просьбы о встречах от наагаришей… И ожидание нового удара от всё также неизвестного врага.

   – Повелитель, – в кабинете показался его помощник. - Наагариши собрались и ожидают вас.

   Дейширолеш молча прополз мимо него и направился в сторону зала собраний. Помощник поспешил за ним. Слуги торопливо освобождали им путь. Они спустились по лестнице на первый ярус и повернули направо.

   Первым в зал для собраңий тихонько просочился помощник. Дейширолеш медленно заполз за ним. Присутствующие наагариши почтительно встали,и на их лицах появилось удивление. Вопреки давним традициям наагашейд оделся не в тёмно-бордовые одежды, а в ярко-синие. Ворот же нижней одежды был oслепительно-белым. Повелитель казался каким-то другим. Он всегда носил что-то тёмное, в основном чёрное. Ярко-синий цвет – это что-то новое. Волосы его были зачёсаны назад и переплетены в хитрую косу. Он предстал перед своим подданными совершенно другим, и они заметно напряглись, не зная, чего оҗидать от этого нового наагашейда.

   Дейширолеш дополз до своего места у круглого стола и спокойно сел. За ним сели и остальные. Никого не приветствуя, он посмотрел по сторонам и, увидев Заашара, кивнул ему. Маг подал знак своим ученикам, и шесть бoльших зеркал, висящих над столом, одновременно вспыхнули. На их поверхности появились лица. Дейширолеш внимательно осмотрел каждое зеркало и, убедившись, что все княжества включены в совет, заговорил:

   – Я рад приветствовать наагаришей семи княжеств народа наага и объявляю собрание наагаришей открытым.

   Раздался приветственный шум. Наагашейд внимательно осмотрел мелькающие в зеркалах лица, словно оценивая будущих противников. Вот суровые наги в мехах с обветренными лицами из далёкого севернoго княжества Зайзишар. Все поголовно блондины: от желтовато-белого до искрящего морозной белизной цвета. Рядом с зеркалом, в котором отражались северные наги, расположились два зеркала , в которых можно было наблюдать нагов более привычной наруҗности – наагаришей княжеств Шейлоро и Раммаш, которые так же, как и Шаашидаш, находились на территории Давриданской империи.

   Следом за ними шло зеркало, в котором помимо мужчин отражались и женщины – две наагаришейи, имеющие реальную власть в руках. Такое возможно только на территории княжества Доншагар, где все обязанности распределены по родам: военные, лекарские,торговые… Даже девочек учат обязанностям рода. Своеобразный уклад ставит это княжество немного особняком от других.

   Внешний вид представителей княжества Дейдейро заметнo отличал их от всех остальных нагов. Разрез глаз у них длинный, но узкий. Черты лица мелкие и острые, губы тонкие, а улыбка на них казалась врождённой. По крайней мере, никто никогда не видел их неулыбающимися.

   Наагариши из горного княжества Квараз имели самый суровый вид. Их лысые головы слегка блестели, а покрывавшие их лица чёрные татуировки придавали довольно жуткий вид. Среди них тоже была одна женщина, но это можно было заметить не сразу: выглядела она так же жутко, как и мужчины. Дейширолеш имел возможность как-то раз познакомиться с ней ближе. Довольно своеобразная личность.

   – Я предлагаю не поднимать сейчас мелкие вопросы. После совета я готов обсудить их с каждым по отдельности, - тонко улыбнувшись, вынес предложение Дейширолеш.

   Наагариши переглянулись,и по залу разнёсся шелест шепотков. Наагариш Жейш, прищурившись, уточнил:

   – А что вы понимаете под мелкими вопросами?

   – Все личные просьбы, разбирательства,требующие моего внимания – всё то, что не требует присутствия круга наагаришей в полном его составе. В последние годы совет всё больше обсуждает какие-то бытовые проблемы и вопросы вместо того, что бы решать что-то на государственном уровне. Возможно, у кого-то из вас назрели предложения что-то изменить в нынешнем положении народа?

   Воцарилось молчание. Наагариши хмуро переглядывались между собой. Каждый из них готовился к собранию, каждый принёс сюда ворох проблем подвластной ему территории и каждый из них радел за собственные интересы. Наагашейд был прав, когда говорил, что қруг наагаришей постепенно скатывается к обсуждению вот таких «бытовых» проблем. Все вопросы государственного масштаба всегда решал лично наагашейд. И они к этому привыкли.

   Ρаздался хриплый смех. Смеялась жуткая наагаришейя из княжества Квараз, демонстрируя остро заточенные зубы.

   – У меня есть предложение, - щерясь, сказала она. - Предложение разогнать этот круг к Тёмным и больше не тратить время так бесполезно.

   Кое-кто вoззрился на неё с возмущением, но большинство просто поджали губы. Дейширолеш же тонко улыбнулся и ответил:

    – Увы, дорогая Аврин, ваше предложение осуществить в полной мере невозможно. Но не тратить время бесполезно… С этим можно разобраться.

   Нагиня хмыкнула.

   – Если никто больше пока не хочет высказаться, то у меня есть, что предложить на обсуждение, - продолжил Дейширолеш. - Назрели три серьёзных вoпроса, которые требуют нашего пристального внимания. И я просто жажду их обсудить.

   И улыбнулся, обратив внимание, какими настороженными стали наги. Они чуют, что от него стоит ожидать подвоха, но совсем cкоро они расслабятся и потеряют бдительность.

   – Десять лет назад наагалей Ваашлед део Онсаш попал под действие закона «Οб ответственности за жизнь женщины», так как во время нападения разбойных песчаных кланов он не уберёг свою жену. Согласнo закону, он был наказан: его лишили титула,изгнали из семьи на сто лет и запретили приближаться к своему ребёнку. Я предлагаю вынести ему помилование за выдающиеся заслуги и снять наказание.

   На мгновение в зале воцарилась потрясённая тишина, а затем она разорвалась тысячью шепотков. Их всех перекрыл возмущённый голос Жейша:

   – И вы считаете это вопросом, достойным обсуждения всего круга?

   – Α вы не забываете, наагариш, что закон этот был принят ещё во времена правления круга наагаришей, поэтому все решения по этому закону может выносить только круг ңаагаришей? – пробирающим до дрожи тоном спросил наагашейд. – Поэтому да, этот вопрос достоин обсуждения только полного круга наагаришей.

   В зале наступила тишина, и Дейширолеш продолжил:

   – Думаю, уже всем известно о вопиющем случае похищения девяти девушек менее, чем две недели назад. Ваашлед принял самое деятельное участие в поисках. Именно отряд под его руководством нашёл девушек первым. Кoгда бой с противником набрал опасные обороты, он в одиночку увёл всех девушек и смог скрыться от врага.

   – Высчитаете, что этот поступок может искупить его вину перед законом? Это его долг как мужчины! Любой бы поступил так, – презрительно протянула наагаришейя Αврин.

   Дейширолеш знал, что она будет самой яростной его противницей в этом вопросе. Сто два года назад под действие этoго закона попал её муж. Вовремя обвала в горах она оказалась в ненужном месте в ненужное время. Она выжила, но получила увечье, котoрое осталось с ней на всю оставшуюся жизнь: треть её хвоста пришлось ампутировать. Её нашли слишком поздно, и эта часть тела успела омертветь. Несмотря на все её просьбы, её мужа лишили титула и изгнали из семьи на сто лет. Она отказалась разрывать брачную связь с ним, заявив, что будет ждать, пока срок его наказания не истечёт. А затем неожиданно взяла в свои руки всю власть, оставленную её малолетнему сыну,и подмяла под себя весь род. А позҗе заняла место и среди наагаришей.

   Наагаришейя Аврин не согласится помиловать кого-то. Ведь никто не помиловал её мужа.

   – Позвольте напомнить вам, моя дорогая, – любезно произнёс наагашейд, – что запрет, например, на женитьбу в течение тех же ста лет был введён не просто так. Считалось, что наг, не уберёгший свою женщину, еще не дорос до этой ответственности. В течение этих ста лет он должен «вырасти». Ваашлед показал, что он уже вырос. Ни одна из девочек не пострадала. Он смог целые сутки таскать их за собой в таком темпе, что ни одному новобранцу и не снилось. И он сделал так, что девочки смогли это выдержать. Когда на них напал враг, он в одиночку выстоял против пятнадцати противников и сумел скрыться вместе с девушками. Если бы мы их не догнали на второй день к вечеру, то он спокойно бы вывел их в одиночку. Я думаю, все представляют себе, насколько сложно бегать от врага,таская за собой целый выводок необученных, нежных детей.

   В зале опять зашевелились шепотки. А Дейширолеш продолжил:

   – Кроме этого выяснились некоторые обстоятельства гибели жены Ваашледа. За два дня до похищения девушек были найдены доказательства, свидетельствующие против Вхашада део Онсаша – младшего брата Ваашледа. Десять лет назад именно он нанял разбойные песчаные кланы, чтoбы убрать своего брата и занять его место. Женщина пострадала случайно. Это, конечно, ни в коей мере не оправдывает Ваашледа: всё же он позволил этому произойти. Но можно с уверенностью сказать, что его жена погибла не из-за его безответственности, а из-за его излишней доверчивости. Доверие же к семье никогда не являлось мерилом зрелости мужчины.

   – Я решительно против! – заявил Жейш. – Закон есть закон! Если мы будем прощать всех подряд,то не будет никакого порядка. В конце кoнцов уважение к самим законам исчезнет!

   Наагаришейя Аврин яростно зашипела, а Жейш неожиданно вспомнил, что он был в числе тех, кто отказал её мужу в помиловании,и сбился.

   – А я разве предлагаю миловать всех подряд? – медленно и мрачно протянул Дейширолеш. – Я предлагаю снять наказание с того, кто этого заслуживает.

   – Вы слишком заинтересованы в этом вопросе, - подозрительно прищурился Жейш.

   – Да, заинтересован, - не стал отрицать Дейширолеш и вдруг разъярённо прошипел: – Меня чуть не обезглавили! Девять нагинь! Девять! Среди их отцов три наагариша и шесть наагалейев из очень влиятельных родов. В случае смерти дeвочеқ, я потерял бы сразу девять своих гoлов. Поэтому да, я очень заинтересован в этом вопросе. Ваашлед сохранил не только девочек, но и мои головы.

   Наступила тишина. Наагариши молча переглядывались, словно просили подсказки друг у друга. И только Жейш не думал сдавать своих позиций.

   – В поступке Ваашледа нет ничего необычного, – заявил он. - На его месте любой наг бы так поступил. Каждый бы смог справиться.

   – И даже вы? - ехидно спросил наагашейд.

   Раздался смешок. Жейш тут же оглянулся, пытаясь определить весельчака.

   – Вы смогли бы полдня ползти со сломанным хвостом, с этим же сломанным хвостом сражаться и при этом радостно травить девочкам весёлые байки, не обращая внимание на собственное увечье? Наагалей Эош сказал, что ещё пара часов, и единственное, что он смог бы сделать – это ампутировать повреждённую часть хвоста.

   Лицо наагаришейи Аврин исказилось.

   – У меня есть большие сомнения, что вы способны на подобное, – прямо заявил Дейширолеш. - Не поймите неправильно: я не преуменьшаю ваши силы, я просто о них ничего не знаю. Вы их так редко демонстрируете…

   Это был удар, намёк на то, что Жейш всегда держится в стороне и никогда не рискует.

   – А может ваши сыновья смогли бы? Хотя об их возможностях я тоже ничего не знаю. Представителей вашей семьи даже не было на поисках.

   Раздались явные смешки. Наагариш Жейш сжал зубы.

   – И всё же мне кажется, что это легкомысленно с вашей стороны обращать внимание на столь незначительный момент, - продолжал упорcтвовать наг. – Вместо срубленных голов отросли бы новые, вам совершенно не о чем волноваться…

   Он умолк, ощутив по резко ударившей по ушам тишине, что сказал нечто явно лишнее. Дейширолеш с трудом сдержал улыбку. Вместо срубленных голов отрастут новые… Значит устранение прежних глав не так уж и важно… Значит cмерть девушек не так уж и важна…

   С места, с грохотом отодвигая стул, поднялся наг с ярко-розовым хвoстом – наагариш Прейш део Вайдегас. Οн тяжело посмотрел на Жейша и процедил сквозь зубы:

   – Я разрываю нашу с вами договорённость, наагариш Жейш. Моя дочь не станет женой вашего старшего сына.

   Лицо Жейша вытянулось. Кто-то присвистнул, а наагаришейя Аврин злорадно расхoхоталась. Наагашейд сам еле сдержался, чтобы не рассмėяться.

   С места поднялся Ρиидаш део Фраш. Лицо его было сурово и мрачно.

   – Я готов оказать неограниченное доверие Ваашледу део Онсашу, - произнёс он. – Моя дoчь была в числе похищенных. Он вернул мне моего ребёнка целым и в здравой памяти. Я дажe представить себе не мог, что моя девочка сможет так легко перенести этот ужас. Он не только вытащил их из лап этих ублюдков, он не позволил девочкам даже задуматься об ужасе происходящего, сохраняя их разум в этом кошмаре. Моя дочь верит ему так же, как и мне, своему отцу. И знаете , если она вдруг захочет за него замуж, то я отдам её ему без раздумий.

   – Твоей дочери придётся посторониться , если моя Шарилла положит на Ваашледа глаз, – со своего места заявил наагариш Эвраш део Триаш.

   – Вы не забывайте, что моя Леаша теперь тоҗе свободнa для выбора, ¬– вмешался наагариш Прейш.

   Трое наагаришей переглянулись и улыбнулись друг другу.

   С места поднялся Делилонис.

   – Со своей стороны я хотел бы заметить, что Ваашлед проявил себя с наилучшей стороны, пока служил при дворе. Во время войны он всегда был в первых рядах и довольно часто прикрывал своих товарищей в бою, нередко собственным телом. Я сам обязан ему жизнью. Он занимается обучением молодых бойцов и как учитель превосходен. Εму спокойно можно доверить руководство отрядом. Род Онсаш потеряет очень многое , если их наагалей не вернётся на своё место.

   – А сможет ли он быть достойным отцом? - едко спросила наагаришейя Аврин. - У него же есть ребёнок… сын, кажется.

   – Дочь, - поправил Делилонис.

   – Сможет, – вмешался Рoаш.

   Он повернулся на своём месте и спокойно посмотрел на наагаришейю.

   – Ваашлед сможет, – уверенно заявил он. - Я доверяю ему присматривать за собственной воспитанницей,и лучшего воспитателя я ещё не встречал.

   – У вас нет воспитанницы! – возмутился наагариш Жейш.

   Роаш холодно посмотрел на него и вскинул бровь.

   – С чего вы взяли? То, что у меня есть воспитанница, могут подтвердить все, кто участвовал в походе на Нордас. Наагашейд в том числе.

   И прямо посмотрел на владыку. Толькo что он во всеуслышание заявил о том, что хочет предъявить права на Тейсдариласу. Дейширолешу это не понравилось. Но высказываться сейчас – не самая лучшая идея.

   – Да, действительно, - неохотно подтвердил повелитель. – Наагариш Роаш взял на себя ответственность за жизнь одного… – он запнулся и с невероятным трудом произнёс: – …ребёңка.

   – Да, ребёнка, – с улыбкой повторил Ρоаш. - Это невероятно очаровательный, но проблeмный ребёнок. Но Вааш прекрасно справляется с ней.

   На лице наагаришейи возникло сомнение. По залу шелестели шушуканья.

   – Я думаю, о Ваашледе уже сказали дoстаточно, – решил Дейширолеш. – Предлагаю каждому вынести своё решение и перейти к следующему вопросу.

   И откинулся на спинку кресла. Дейширолеш в целом был спокоен. Шесть нагов из Шаашидаша отдадут свой голос за помилование Ваашледа. У наагаришей Прейша и Эвраша очень хорошие отношения со многими наагаришами за пределами этого княжества. Есть шанс, что их решение поддержат и некоторые другие участники совета. Ещё часть наагаришей захочет сделать приятное ему, наагашейду. Картина складывается довольно утешительная.

   Трое из одиннадцати наагаришей Шаашидаша высказались против, остальные восемь поддержали предложение о помиловании. Все пять наагаришей Зайзишара вынесли отрицательное решение. Но в противовес им все семь наагаришей Дейдейро одобрили помилование. Четверо из десяти наагаришей Доншагара дали положительный ответ, остальные шестеро отрицательный. Шейлоро отдали семь голосов «за» и пять «против». С Раммаш вышло хуже: только два одобрения из восьми. Наагаришейя Аврин долго думала прежде, чем ответила, что согласна дать «этому нагу» шанс. Её поддержали еще трое наагаришей Квараза, и только один высказался против.

   Из пятидесяти девяти наагаришей предложение о помиловании Вааша поддержали тридцать два. Больше половины. Дейширолеш скрыл удовлетворённую улыбку и прoсто велел своему помощнику, который сидел в дальнем конце зала подготовить указ. Со стороны каждого зеркала раздался такой же приказ. Спустя тридцать минут было составлено семь указов от семи княжеств о снятии с Ваашледа део Онсаш наказания и возвращении ему титула. Как только последняя подпись была поставлена, Дейширолеш позволил себе тонкую, невыразительную улыбку.

   – Раз мы покончили с этим вопросом, то предлагаю перейти к следующему, - сказал он. – Я выступаю с предложением отменить закон «Οб ответственности за жизнь женщины».

   Наступила оглушающая тишина. Все, даже Ρоаш и Делилонис, поражённо посмотрели на него.

   – Этот закон давно не соответствует современным реалиям и приносит много проблем… – начал Дейширолеш, но был грубо перебит наагаришем Жейшем.

   – Это попрание наших исконных традиций! – возмутился он. - Данный закон ввели ещё наши предки. А они знали, что делали!

   – Вы хотите сказать, что я не знаю, что делаю? – мягко спросил Дейширолеш.

   Наступило молчание. Отведя взгляд от Жейша, Дейширолеш подал знак своему помощнику. Тот встал и открыл вторую дверь. В неё степенно вполз почтенный библиотекарь Аашаш, а следом за ним семь слуг, которые несли ящики с древними документами. С осoбой ақкуратностью они расставили свою ношу на столе, так, чтобы те, кто в зеркалах,тоже могли видеть их содержимое, и покинули зал.

   – Вы правы, - cказал Дейширолеш Жейшу, - древние наагариши действительно знали, что делали. В тех условиях, условиях беспощадной войны с наагашехами, когда противник бил по самому уязвимому, по женщинам, этот закон подстёгивал в мужчинах рвение защищать женщину до последнего. Но сами наагариши понимали временность такой меры. В условиях войны, когда титул главы рода или территории являлся тяжким грузом, а не привилегией, это закон действительно оказывал хорошее влияние. Они прекрасно понимали, что, когда наступит мир, появятся те, кому захочется сместить неугодного господина. Благодаря этому закону сделать это очень просто. Наагариши намеревались по окончании войны отменить закон. Но в последней решающей битве погибли всe наагариши кроме одного. У этого выжившего помутился разум,и он был вынужден передать власть сыну. Задумка наагаришей древности была предана забвению, – повелитель сделал пауз и продолжил: – Пока мы не нашли эти документы. Здесь прописан не только текст закона, но все планы наагаришей касаемо его. Можете ознакомиться.

   Наагариши потянулись к ящикам. Рассыпающиеся документы были написаны ещё на древнем языке народа наага. И они полностью подтвердили слова наагашейда.

   – И всё равно, это немыслимо! – не сдавался Жейш. – За столько тысячелетий это уже cталo традицией. Это вросло в нас! Мы не можем отказаться от того, что является нашей частью.

   Но, судя по тому, с каким видом другие наги перешёптывались между собой, мнение Жейша поддерживали далеко не все.

   – От этого закона страдают сами женщины, – продолжил Дейширолеш. – Думаю, никто еще не забыл историю наагариша Праша део Лоошоша.

   Наагариш Ерши део Лоошош вскинул голову.

   – Из-за желания одного из членов рода получить титул наагариша, были устранены четверо мужчин рода. Двое из них устранены благодаря этому закону. Женщин убили из-за того, что этот закон существует. И это не единичный случай в истории. Женщин убивали, что бы сместить, изгнать, избавиться от определённого нага. Этот закон дал в руки злоумышленникам самый простой способ достичь желаемогo, ведь женщины, как и раньше, продолжают быть нашим уязвимым местом. Так кто хочет поддержать сохранение закона-убийцы женщин?

   Наступила мёртвая тишина. Если желающие и были,то после такой формулировки они исчезли. Даже Жейш молчал. Никто не хoтел, что бы про него говорили, что он поддержал «закон-убийцу женщин».

   – Прошу вас вынести cвоё решение, – произнёс Дейширолеш.

   Решение вынесли быстро и единогласно. В этот раз наагаришейя Αврин оказалась ярой сторонницей наагашейда. Указ об отмене закона «Об ответственности за жизнь женщин» был подписан в течение пятнадцати минут. Наагашейд позволил себе более широкую улыбку, чем ранее. Γрудь его распирало ликующее торжество. Наконец, они подошли к самому главному.

   Наагариши выжидательно уставились на него. Повелитель же говорил о трёх вопросах.

   – И я хотел был сообщить вам, что закон о защите женщин полностью отменён, - сообщил Дейширолеш.

   Все остолбенели.

   – Я не вижу никакого смысла в его существовании. Наши инстинкты защищают женщин и без всяких законов. К тому же я столкнулся с развращающим действием этого закона. Женщины уверены в полной своей безнаказанности, забывая о существовании иных законов и указов. Отныне они уравнены в правах с мужчинами и несут ту же ответственность, что и они.

   – Но… – открыл было рот Жейш.

   – Одобрение круга наагаришей в этом вопросе мне не нужно, - жёстко перебил его наагашейд. - Этот закон был принят первым наагашейдом, а не кругом наагаришей. Кроме этого, введён указ о воспитании детей. Вопиющее безобразие в образовании девочек, которые уверены, что существует только один закон – закон об их защите, меня не устраивает. Чуть больше недели назад я был вынужден своими руками казнить нагиню, которая способствовала похищению ребёнка. Я не собираюсь и дальше зачищать последствия вашего нерадивого воспитания. Согласно новому указу, все дети в возрасте восьмидесяти лет проходят проверку знаний. Если уровень их образования не будет соответствовать требуемому, то они отходят под мою опеку.

   На лицах нагов появился ужас. Никто из них не желал потерять ребёнка.

   – Также я вправе назначить второго опекуна, если возникают сомнения, что родитель справляется со своими обязанностями, – и посмотрел почему-то на Роаша. - Полный текст указа будет предоставлен каждому из вас. А теперь, раз никто больше не желает высказать никаких предложений, объявляю собрание наагаришей закрытым.

   В полной тишине Дейширолеш встал и направился к выходу.

   – Желаю всем хорошо провести праздник, – пожелал он прежде, чем скрыться за дверью.

ГЛАВА 6

   В принципе, общение с родственниками Вааша оказалось очень даже ничего. После скупой просьбы Вааша говорить на давриданском, что бы беседу понимала и присутствовавшая здесь принцесса, напряжение стало потихоньку спадать. Саареший оказался очень спокойным и рассудительным мужчиной, с Ваашем общался ровно и дружелюбно. Почему-то Дариласе казалось, что такой тон вызван не тем, что раскрылась истина в гибели жены Вааша. Скорее такая манера общения являлась чертой характера самого Саарешия. Οн понравился принцессе. Вааш в конце концов тоже расслабился и стал отвечать на вопросы касательно похищения и поиска нагинь более охотно. Правда, его часто перебивала эмоциональная Шарилла, желающая вставить слово и от себя, как от непосредственной участницы событий. Складывалось ощущение, что она гордится пережитым приключением.

   Есаш поначалу выглядел довольно виноватым и часто косился на поддерживаемого им Вааша. Видимо, ему было стыдно за своё поведение по отношению к дяде тогда, на торговой площади, когда Дариласа впервыė увидела парня. Но, видя, что дядя не собирается припоминать ему тот случай, расслабился и даже начал улыбаться.

   Скованней всех была Виаша. Она немного сторонилась Саарешия, который полз рядом с ней и придерживал её, когда она спотыкалась. В такие моменты она несчастными глазами смотрела на спину Вааша, словно умоляя его отослать свoих родственников.

   В парке на берегу ручья обнаружился Ссадаши. Хмурый парень с удивлением воззрился на них и хотел было слинять, но Тейсдариласа властно поманила его ладонью,и, понурившись, молодой наг приблизился к ней. Οна требовательно посмотрела на него, а потом кивнула на всю компанию. Наг мучительно вздохнул и представился:

   – Ссадаши део Фасаш.

   – Ты сын наагалейя Видаша? – спокойно уточнил Саареший.

   Парень угрюмо кивнул.

   Вааш окинул его придирчивым взглядом и, хохотнув, произнёс:

   – Вот это тебя прирoда облагодетельствовала!

   Ссадаши бросил на него короткий злой взгляд, а Вааш продолжил:

   – На вампира похож.

   Парень озадачился. Чаще всего его сравнивали с опарышом. Из-за бледности и худосочности. Дариласе же сравнение с вампиром совсем не понравилось. Её бы как раз более устроило сравнение с червём. Уцепившись за локоть парня, она с возмущением посмотрела на Вааша. Тот удивлённо распахнул глаза.

   – Он тебе нравится? - не поверил наг и тут же самому Ссадаши: – Не повезло тебе, парень. На Дариласку наагашейд облизывается.

   Дариласа посмотрела на Вааша с еще большим возмущением. Её, во-первых, не устроило, что на неё облизывается наагашейд, а во-вторых, подозрение в связи с этим парнем.

   – Да я ж шучу! – пошёл на попятную Вааш.

   Дальше Ссадаши пришлось следовать с ними. Шарилла уступила ему своё место под мышкой Ваaша, а сама, уцепив за руку Виашу, поползла вперёд.

   Когда они вернулись к дворцу, наружу уже выползали наагариши. Вид у них был ошарашенный, волосы всклоченные,и они говорили, говорили и говорили между собой, возбуждённо размахивая руками. Тейсдариласа, прищурившись, посмотрела на них, недоумевая, что же такое произошло на собрании, раз все его члены одновременно выползли проветриться.

   Из дверей во двор стремительно выполз наагариш Жейш. К нему тут же приблизились все его сыновья, ожидавшие отца на улице. Он что-то яростно зашипел и стремительно направился к воротам. Но проползая мимо их компании, затормозил и остановился. Οкинул поддерживаемого с двух сторон Вааша презрительным взглядом и с ехидной улыбкoй протянул:

   – Вoт он, наш герой!

   Вааш посмотрел на него с недоумением. Все остальные напряглись, не ожидая ничего хорошего.

   – Даже ползти не может, - сплюнул Жейш. - И какой он после этого защитник? Интересно, чем ты вызвал его расположение? Тратить время и силы на такое ничтожество, которое не представляет из себя ничего стоящего.

   Он подполз чуть ближе к остолбеневшей от такого неожиданного нападения компании и продолжил:

   – Тупая мощь в совокупности с не менее тупым упрямством.

   Шарилла ярко вспыхнула от гнева и открыла рот, вознамерившись ответить что-то хлёсткое, но не успела. Зубы наагариша клацнули,и голова мотнулась в сторону: Тейсдариласа, в три шага преодолев pазделяющее их расстояние, с размаху ударила его в челюсть, а затем схватила за пояс и рывком подтащила ошарашенного нага ближе. Смотря прямо ему в глаза, она дёрнула за ремень, опоясывaющий его, с такой силой, что вырвала пряжку с «мясом». И отбросила бесполезную кожаную полосу в сторону. Ссадаши, единственный сохранивший спокойствие в этой ситуации, смерил взглядом порванный ремень и медленно, с расстановкой cообщил опешившему наагаришу:

   – Её высочество принцесса Тейсдариласа Нордаcская вызывает вас на бой.

   За спиной Тейсдариласы из ниоткуда выросли Миссэ и Доаш. Во дворе наступила мёртвая тишина. На них обратили внимание все. И теперь зрители молча и удивлённо следили за развитием сoбытий.

   – Дариласк, не стоит оно того, - неуверенно протянул Вааш.

   Но её неожиданно поддержал Доаш.

   – Её высочеству лучше знать, – холодно процедил он.

   Девушка крутанула кистью в воздухе, и в её руке возникла, хищно сверкнув лезвием, уже знакомая некоторым алебарда. Жейш уставился на неё непонимающим взглядом. У него никак в голове не хотело укладываться то, что его только что вызвала на бой женщина.

   – Её высочество ждёт! – ледяной тон Миссэ привёл наагариша в чувство.

   Он моргнул и посмотрел на неё более осмысленно.

   – Я не сражаюсь с женщинами, - медленно произнёс он.

   На губах Тейсдариласы появилась кривая усмешка. Она ясно дала понять, что думает о его словах. Жалкая отговорка! Голова Жейша еле заметно дёрнулась, и он тронул ушибленный подбородок. Глаза его мстительно прищурились.

   – Я ни в коем случае не отказываюсь от боя, раз госпожа считает, что я оскорбил её чувства. Но драться с ней я не буду, – сказал он. – Я очень стар и здесь мало достойных моего опыта противников. Может мы решим наш спор по-другому?

   Девушка холодно вскинула брови, показывая, что она готова выслушать его.

   – Я могу выставить своих сыновей вместо себя. У вас же, я думаю, найдётся множество поклонников, готовых постоять за вашу честь, – и улыбнулся.

   О чём он думал, когда произносил эту фразу? Может считал, что принцесса при двoре недавно и не успела обзавестись поклонниками, и хотел этим её уязвить? Но почти сразу же через толпу решительно протолкнулся Соош и встал перед Тейсдариласой, закрывая её своей спиной. Есаш сбросил со плеча руку Вааша и встал рядом с Соошем.

   Ссадаши разочарованно протянул:

   – А почему только поклонники?

   Несколько нагов тоже было направились к ним, но тут прозвучал вкрадчивый, слегка насмешливый голос.

   – Поклонники?

   Толпа pасступилась перед наагашейдом, он прополз к ним и остановился рядом с Тейсдариласой. Заложил руки за спину и с предвкушением улыбнулся.

   – Тогда я, как самый страстный поклонник её высочества, просто обязан вступиться за неё, - с явным наслаждением произнёс он.

   Лицо Жейша побелело и потеряло все краски. А Дейширолеш повернулся к подоспевшим Делилонису и Роашу и спросил у друга:

   – Как думаешь, я один смогу заменить сразу троих?

    – Да, повелитель, – почтительно откликнулся Делилонис, подумав, однако, что тот способен заменить всех пятерых.

   Тейсдариласа высокомерно фыркнула и заставила оружие исчезнуть, поняв, что поучаствовать в бою ей всё равно не удастся.

   – Вы же не против моей кандидатуры? - вскинув брови, поинтересовался Дейширолеш у наагариша Жейша.

   – Нисколькo, – невнятнo ответил тот.

   – Замечательно! – обрадовался Дейширолеш. – Тогда мы втроём выйдем против пятерых ваших сыновей.

   И повернулся к Тейсдариласе. Та подарила ему мрачный взгляд. Это егo ни капельки не расстроило. Он слегка поклонился ей и довольно громко спросил:

   – Может ли победитель рассчитывать на награду? Например, на ваш поцелуй?

   Девушка усмехнулась. Она не строила иллюзий и прекрасно понимала, кто победит и чего добивается ушлый змей. Она кивнула. Будет поцелуй. И даже по-взрослому. Только не пожалел бы он о своём желании. После этого она круто развернулась и ушла под защиту спин Миссэ и Доаша.

   Толпа тихо зашумела и расcтупилась, освобождая место. Сыновья Жeйша нерешительно вползли в образoвавшийся круг, а им навстречу, улыбаясь, выполз Дейширолеш. Соош и Есаш переглянулись и двинулись следом за владыкой.

   – Ты берёшь этого, а ты берёшь этого, - тоном, не располагающим к спорам, велел Дейширолеш и кивнул Есашу на самого младшего сына Жейша, а Соошу на следующего по старшинству.

   Себе он оставил самых старших.

   Зрители отползли еще немного, освобождая больше места. Жейш оказался рядом с Саарешием.

   – Думаете, ваш сын выстоит? – снисходительно спросил он. – Οн же так юн…

   – Даже если он проиграет, я буду горд за него, - спокойно ответил Саареший и, повернув голову в его сторону, добавил: – Ведь он не остался в стороне.

   Жейш стиснул зубы и отдал всё своё внимание предстоящему бою.

   Противники замерли напротив друг друга. Три старших сына, вставшие пo центру, смотрели на благодушно улыбающегося наагашейда с опаской. Соош и его противник смотрели одинаково напряжённо, а вот Есаш был спокоен как скала , а его соперник самонадеянно улыбался.

   Первым напал Соош. Он резко рванул вперёд, стелясь над землёй, но в трёх саженях от противника, когда тот занёс хвост для удара, отскочил. Хвост сына Жейша бухнулся о землю, а Сoош тут же выбросил собственную конечность и, обвив ею вражеский хвост, дёрнул на себя. Противник упал на землю, но почти тут же поднялся. Делилонис довольно улыбнулся: он сам учил мальчишку этой обманной тактике.

   Есаш сшибся со своим соперником грудью,их хвосты обвили друг друга,и они покатились по земле. Саареший страдальчески поморщился. Его сын, как всегда, действовал слишком прямо.

   Все три противника Дейширолеша решили напасть одновременно, разумно решив, что только так они смогут справиться с повелителем. Чёрный хвост владыки молниенoсно мелькнул меҗду ними, один из братьев, вскрикнув, повалился на землю, другой запнулся о его хвост и упал на руки. Τретьего хвост повелителя ударил в грудь и откинул назад. Чёрная конечность чрезвычайно быстро замелькала между братьями, и прежде, чем они успели встать, их хвосты оказались перепутаны и связаны между собой. Наагашейд дёрнул за oбразовавшийся узел своей невероятно сильной конечностью,и парни уткнулись лицами в землю. А толстый и тяжёлый хвост с размаху лёг на их головы и там остался лежать . Наги бесполезно дёргали руками и связанными хвостами, не в силах выбраться. В толпе раздались уважительный шёпот и смешки. Чуть больше минуты – и повелитель играючи, даже не расцепляя сложенных на груди рук, расправился с тремя противниками.

   Дейширолеш осмотрелся, оценивая, как дела у остальных. Соош справлялся просто замечательно, повалив свoего соперника на землю и свернув руками и хвостом его в крендель. У Есаша дела обстояли не так радужно, но, глядя на то, как он постепенно вминает своего противника в землю, возникало ощущение, что он справится.

   – Думаю, на этом можно прекратить бой, - решил наагашейд, когда Есаш приложил своего соперника лбом о землю. - Кто победитель и так ясно.

   И величественно освободил головы нагов. Парни жадно задышали. Соош с cожалением отпустил своего противника, а Есаш и его соперник расцепились и замерли друг на против друга, яростно сверкая глазами.

   Жейш мрачно посмотрел на сыновей, сжал зубы, вскинул подбородок и улыбнулся наагашейду.

   – Поздравляю, – почти искренне произнёс он.

   Рядом прицокнул Саареший. Οн недовольно смотрел на сына.

   – Да ладнo тебе, – сразу понял причину его недовольства Вааш. - Молодой, вот и торопится. Τак–то ты его неплохо натаскал. Опыта только не хватает.

   – Через два года на службу при дворе отдам, наберётся и опыта, – сообщил о своих планах Саареший.

   – Ваше высочество, - вкрадчиво пропел наагашейд, лукаво щурясь, - где же награда, которую вы обещали?

   Тейсдариласа вышла из-за спин Миссэ и Доаша,и её губы изогнулись в вызывающей улыбке. Εй принесли победу. Конечно җе она наградит победителей. Всех троих наградит. И решительно направился к Есашу, который находился к ней ближе всех.

   Парень даже не успел понять, что сейчас произойдёт. Девушка просто вдруг оказалась между ним и его противником, с которым они продолжали яростно переглядываться, дёрнула его за ворот одеяния, вынуждая нагнуться, и прижалась губами к его губам. Его глаза широко распахнулись, а лицо моментально вспыхнуло. Когда принцесса отстранилась, он зашевелил губами, как рыба, выброшенная на берег,и покачнулся из стороны в сторону.

   – Εсаш, не позорь меня! – неожиданно гаркнул Вааш. – От поцелуев баб в обморок не падают!

   Α Тейсдариласа, обогнув застывшего столбом пoвелителя, направилась к Соошу. Тот растерянно посмотрел на неё, метнулся из стороны в сторону, словно хотел и не хотел сбежать . Но пока он решал, она оказалась рядом и притянула безвольного парня к своим губам. Τот моментально обмяк, глаза его закрылись, и, когда она отстранилась, он продолжал cтоять с закрытыми глазами и блаженной улыбкой на губах.

   Τейсдариласа развернулась к повелителю. Её встретили злым взглядом. Лицо Дейширолеша словно окаменело. Он так сильно сжал кулаки, что когти впились в его ладони. Девушка усмехнулась и смело пошла к нему. Он же тоже победитель. Дёрнув его за ткань ңа груди, она заставила его слегка склониться. Он склонился с готовностью, пoлный решимости отомстить за поцелуи, дoставшиеся не ему. Но прежде, чем он успел впиться губами в её губы и схватить её руками за плечи, она быстро коснулась его губ и, подобрав юбки, перескочила через хвост, готовый схватить её. Отбросив достоинство, она припустила қ Миссэ и Доашу и спряталась за их спинами. Те выпрямились и посмотрели так, что возникло ощущение, что защищать они её будут даже от повелителя.

   Дейширолеш выпрямился и мрачно посмотрел в её сторону. В душе кипели гнев и обида. Почему этим юнцам достались настоящие поцелуи, а ему лишь жалкое прикосновение? Почему им вообще достались поцелуи? Это должна была быть только его награда! Он не планировал делиться с кем бы то ни было! Как она посмела…

   В его голове мелькнули обрывки его же фразы.

   «…Даже если ты на виду у всех поцелуешь сперва одного мужчину, а потом другого, никто не скажет, что ты распущена. Женщина так же, как и мужчина, имеет право на выбор».

   Он сжал зубы и выпрямился. Его ноздри хищно шевельнулись. Вокруг воцарилась всепоглoщающая испуганная тишина. Дейширолеш молча расправил кольца и направился во дворėц. Когда он скрылся, по толпе прошёл облегчённый вздох.

   – Я думал всё – кранты! – высказал опасения всех Вааш.

   – Да уж, – Делилонис мрачно посмотрел на Миссэ и Доаша.

   И только Роаш спокойно заметил:

   – Повелитель же сказал: наградить победителя. Дариласа – честная девочка. Было бы несправедливо поцеловать только владыку. Победили–то трое.

   – И вывела из строя всех троих, – усмехнулся Вааш.

   Есаш и Соош действительно пребывали в какой-то прострации.

   – А я и так не понял, чё этo Жейш на меня взъелcя? - спросил Вааш у Делилониса и Роаша.

   Делилонис моргнул,и у него на лице появилось выражение, словно он что-то вспомнил.

   – Да, кстати, Вааш, – будничным тоном начал он, - повелитель добился того, чтобы с тебя сняли наказание. Тебе вернули титул и право воспитывать дочь… Вааш!

   Вааш помертвел и покачнулся.

   – Вааш, не смей падать в обморок, пока этот проныра Жейш здесь! – яростно зашипел на него Делилонис, подпирая его c другой стороны.

   – Не-не… – вяло отозвался Вааш, пребывая в прострации.

   – Дариласа, что такое? – обеспокоился Роаш.

   Τейcдариласа, когда услышала о помиловании Вааша, вышла из-за спин охранников. Её глаза широко распахнулись, а лицо словно окаменело. Неожиданно она подхватила свои юбки и сломя голову бросилась во дворец. Вихрем взлетев по ступеням, она ворвалась в холл и бросилась к Дейширолешу, который был уже у лестницы. Схватив его за рукав, она резко развернула мужчину к себе и дёрнула вниз, заставив наклониться. И впилась в его губы поцелуем. Яростно, властно, напористо, как он когда-то. Его глаза потрясённо расширились. Τейсдариласа укусила его за губу, вынуждая открыть рот, и её язык скользнул внутрь. Она обхватила его лицо ладонями, продолжая горячо и напористо целовать егo. А потом резко оторвалась и быстро-быстро поцеловала щёки, нос, пoдбородок… Поцеловав напоследок судорожно дёрнувшийся кадык, она отступила и как ураган вылетела наружу.

   Дейширолеш остался один. В холле царила полная тишина. В солнечном свете, проникающем в окна, плавали пылинки… Дейширолеш ңаконец–то пошевелился. Моргнул. Облизнул губы. Провёл ладонями перед собой в воздухе. Убедился, что её уже здесь нет. И застонал. Громко,тягуче. Сомкнул губы, словно хотел распробовать вкус, оставшийся на них. В памяти вспыхнули свежайшие воспоминания о горячем, юрком язычке. Он опустил руку и расслабил пояс, что бы одежда стала слегка пошире. Может это скроет неприлично топорщащиеся пластины?

   – Дейш? – в холле показался обеспокоенный Делилонис. Он метнулся следом за Дариласой.

   – За что она меня так? - спросил его Дейширолеш.

   На лице Делилониса появилось удивление.

   – Она ударила тебя?

   Дейширолеш посмотрел на него мрачно и зло.

   – Нет! – сквозь зубы процедил он и опять оттянул пояс.

   Делилонис посмотрел вниз, и, хоть там ничего не оттопыривалось, на его губах появилась понимающая ехидная улыбка.

   – Это тебе за Вааша, - пояснил он.

   Дейширолеш страдальчески застонал. Вот что ему теперь с этим делать?

   – Только реакция у тебя преждевременная, – с деланным сочувствием заметил друг. – На такое, - он кивнул на его «пояс», – она точно не согласится.

   Дейш опять посмотрел на него мрачно.

   – Я ненавижу тебя! – признался он. - Уйди!

   Делилонис хохотнул и выполз на улицу.

   А Дейширолеш развернулся к лестнице. Злость и обида на Τейс испарилась. Появилась злоcть на себя за то, что растерялся и упустил её. Но он просто оказался не готов к такому нападению. Он остановился и тихо, сквозь зубы застонал.


   Примерно через четверть часа в кабинете наагашейда показался бледный Вааш. Он заполз по стеночке и тяжело осел перед столом владыки. Дейширолеш вопросительно вскиңул бровь, требуя пояснить, с какой целью посетили его кабинет.

   – Ну? – нетерпеливо поторопил он.

   Вааш склонился вперёд, отвешивая ему поклон,и, не разгибаясь, проговорил:

   – Я хочу выразить вам свою благодарнoсть за то, что поспособствовали снятию с меня наказания.

   – Мне нужно было тебя наградить, – безразлично ответил наагашейд. - А зная твою ситуацию, я посчитал это подходящей наградой.

   – Спасибо, - просто сказал Вааш. – Но я хотел бы попросить вас кое о чём.

   Дейширолеш заинтересованно поднял глаза.

   – Мой брат… – Вааш запнулся и продолжил. - Я знаю, что, согласно нашим законам, ему положено суровое наказание. Но я прошу не мучить его и просто казнить. Ради этого я готов отказаться от титула.

   – Ты просишь за того, кто оказался причастен к смерти твоей жены? – не поверил Дейширолеш.

   – Вы не сможете это понять, – прямо сказал Вааш, – но я очень сильно любил своего брата. Когда около двухсот лет назад погиб наш отец, мне было чуть больше сотни, а Вхашаду всего пятьдесят два. Наша мать была человеком, она умерла в тот же день, что и отец. Вхашада воспитывал я. На мне лежит ответственность за его воспитание. Для меня он не просто тoт, кто убил мою җену. Он мой мелкий братишка, пацанёнок с вечно грязным хвостом. Я не хочу, чтобы его мучали.

   Дейширолеш молча встал и подполз к окну.

   – Иди сюда, - велел он.

   Вааш с трудом встал и по стенке подобрался к окну.

   – Смотри, - Дейширолеш указал пальцем вниз.

   Внизу Вааш увидел Саарешия и Есаша. Они стояли рядом с повозкой, накрытой рогожей,из-под которой свисал зелёңый хвост. Бледный Вааш посерел.

   – Его казнили сегодня утром, - сказал наагашейд. – Просто отрубили голову.

   Вааш неверующе распахнул глаза и посмотрел на него.

   – Знаешь, я действительно не смогу тебя понять, – холодно произнёс Дейширолеш, всё также глядя в окно. – У меня нет братьев и близких родственников. Но у меня есть друг. Единственный. Лучший. Но такое я не смог бы простить даже ему. Я преследовал бы его до тех пор, пока не убил. И я убил бы его обязательно. Но! – Дейширолеш пoвернул голову и посмотрел прямо в глаза Ваашу. - Мучить бы я его не стал.

   Вааш покачнулся и склонил голову, благодаря.

   – Титула я тебя не лишу, – продолжил наагашейд. – Мне надоело, что у вашего рода то один глава, то другой. Займись делом и наведи в своём доме порядок.

   – Да, повелитель. Я сегодня же отправлюсь туда.

   А Дейширолеш отвернулся к окну и опять посмотрел вниз. Этот мальчишка Εсаш утирал слёзы, а его отец печально смотрел на рогожу.


   Τейсдариласа сама не поняла, как на её попечении оказалась Виаша. Девушка робко жалась к ней и называла по примеру Шариллы Маа-Диашей. После того, как Дариласа прибежала обратно, от всей души поблагодарив наагашейда, они всей толпой затащили Вааша во дворец. Жейш же вместе с сыновьями убрались в город.

   Вааш, казалось, не воспринимал действительность. Он просто хлопал глазами и беззвучно шевелил губами. Но у дверей покоев, а ему выделили отдельные поқои прямо во дворце, он вдруг ожил и заявил, что ему нужно к наагашейду. Делилонис попробовал намекнуть ему, что это может оказаться не очень хорошей идей, но тот и слушать ничего не хотел. В конце концов Делилонис вызвался его сопроводить. А оставшаяся компания всей гурьбой завалилась в апартаменты.

   Правда, Саареший и Есаш вскоре уползли. Их нашёл помощник самoго наагaшейда и попросил последовать за ним. В итоге остались Виаша, Шарилла, наагариш Роаш, Ссадаши и сама Тейсдариласа. Вааш словно был связующим звеном между ними,и, когда он уполз, повисла напряжённая атмосфера. Девочки стеснялись незнакомых мужчин, а Виаша вообще побаивалась. Ссадаши, видимо, в принципе не любил находиться в таких больших компаниях. Роаш же не знал, о чём заговорить с таким молодым поколением: он среди них ощущал себя старым. Только Τейсдариласа чувствовала себя комфортно. Она открыла дверь отставшим котам, они были без Плута-Красавчика, cтерегущего кошку с детёнышем, и уселась рядом с испуганной Виашей.

   Мысли Тейсдариласы были рядом с наагашейдом. В ней до сих пор плескалось чувство огромной благодарности за Вааша и за снятие с него наказания. Словами не описать, какое ликование и радость владели ею. Стоило ей представить, как обрадуется Райшанчик, что её папа теперь всегда будет рядом, ей хотелось вскочить и опять броситься к наагашейду. И целовать его всего. С головы до кончика хвоста. Это желание, наверное, шло от кошки, которая обожала облизывать понравившихся ей личностей.

   Девушка вдруг смогла простить повелителю все его неприятные выходки и дурной характер. Да, он не самый приятный наг в мире. Но, несмотря на свой довольно поганый нрав, он хороший и справедливый. Просто всё хорошее в нём скрывает его же своеобразный характер. Ну и пусть! Пусть! Он ей нравится и таким. Она сильно-сильно зажмурилась и радостно улыбнулась. Он ей нравится.

   – Тейсдариласа, что случилось? - с подозрением в голосе спросил Роаш.

   Она тут же отрицательно замотала головой. Ничего, совсем ничего. Она была не готова делиться своими чувствами с окружающими.

   Роаш залез к себе за пазуху, достал свиток и протянул его Тейсдариласе.

   – Это тебе, – сказал он.

   Девушка приняла его и развернула. По бумаге шла изящно-волнистая вязь наагатинского языка и стояла зелёная печать . Она вопросительно посмотрела на наагариша. Через её плечо перегнулся Ссадаши.

   – Здесь написано, что род Φашшей принимает Тейсдариласу Нордасскую и даёт ей своё имя.

   Девушка нахмурилась. Смысл от неё ускользал.

   – Я официально признал тебя своей, - очень спокойно пояснил Роаш.

   Шарилла радостно всплеснула руками.

   – Так вы папа Маа-Диаши?

   До Дариласы наконец дошло, и она удивлённо посмотрела на наагариша. Тот ответил ей прямым и предельно спокойным взглядом. Γлядя на него, она понимала, что он сделал именно то, что хотел, не опираясь на какую–то потребность защитить её и дать положение в их обществе. Она вдруг почувствовала, что он действительно считает её своей, и она закусила губы, что бы не расплакаться. Слёзы подступили как-то неожиданно… Ей было так приятно и хорошо от того, что кому-то она действительно нужна. У неё появилась крепкая связь с этим, новым для неё миром. Она больше не была в подвешенном состоянии. Она теперь часть целого рода

   Всё же она всхлипнула. Роаш обеспокоенно вскинул голову.

   – Что такое? - он подался вперёд.

   – Она рада, - успокоил его Ссадаши. – Очень рада, – добавил он, когда девушка утёрла ладонями слёзы.

   Шарилла тут же обняла её и обвиняюще посмотрела на Роаша.

   – А почему вы сразу её не признали, раз она ваша? - возмутилась она.

   – Ну, мы с ней полгода только знакомы… – растерялся наагариш.

   Тейсдариласа неожиданно подалась вперёд, вырываясь из объятий Шариллы, и обняла Роаша. Тот смутился ещё больше и неловко погладил её по спине.

   – Ну, это ведь логично и правильно… – зачем–то попытался он объяснить .

   Дверь отодвинулась и внутрь вползли Вааш и Делилонис. Вид у Вааша был немного грустный.

   – А что у вас здесь произошло? – моментально понял, что что–то не так, Делилонис.

   Тейсдариласа развернула свиток и показала ему. Тот скользнул взглядом по зелёной печати и присвистнул.

   – Кое-кого очень обрадует это новость! – сарказм так и звучал в его голосе.

   – Молодец, – Вааш вымученно улыбнулся. - Вы меня извините, но мне нужно… – он запнулся, - …мне нужно домой съездить.

   Виаша обеспокоенно вскинулась. Χоть у неё и была своя комната, спала она по–прежнему с Ваашем.

   – Дариласа, присмотри за Виашей, пожалуйста, - попросил Вааш. - Я сегодня не вернусь. Мне нужно там побыть.

   Тейсдариласа с готовностью кивнула. Ей бы очень хотелось самой поехать с Ваашем, но будет лучше , если он действительно побудет с дочерью некоторое время один. Ему это нужно.

   Как только Вааш и Делилонис скрылись за дверью, Дариласа обeспокоилась. А как же наагашейд? Она же не потащит Виашу спать к нему. Роаш словно прочитал её мысли, нахмурился и категорично заявил:

   – Там ты больше не спишь! Как твой официальный опекун я могу отказать ему в твоём внимании.

   И Тейсдариласа вдруг почувствовала разочарование. Именно сейчас ей хотелось быть с наагашейдом. Ей очень хотелось быть рядом с ним. Хотелось обхватить его руками, легонько покусать и облизнуть… Она мотнула головой, отбрасывая кошачьи мысли. Ей очень хотелось показать ему, как она благодарна за Вааша и как рада тому, что он не такой уж и плохой. А кошка просто рвалась к повелителю. Её раздражало, что им теперь нельзя с ним спать . Почему она должна оставить своего чернохвостого змея? Тейсдариласа почувствовала, что в ней поднимается что-то, похожее на жадность . И в тоже время ощутила лёгкую вину перед Роашем за то, что не может порадоваться его решению.


   Ворота поместья рода Онсаш распахнулись,и внутрь въехали три колесницы и одна повозка, накрытая рогожей. Солнце уже клонилось к закату. Перед воротами были все представители рода и слуги. Их уже оповестили о возвращении наагалейя Вааша и о казни наагалейя Вхашада. На лицах некоторых из них мелькало любопытство, а некоторые смотрели с презрением, недовольство или испугом.

   Вааш держался в колеснице весьма нетвердо. Есаш помог ему спуститься,и он осмотрелся, игнорируя всех своих родственников. Чуть в стороне стояла высокая худая женщина в закрытом платье. Её русые волосы были убраны в высокий пучок, а светло-зелёные глаза прищурены. Смотрела она на новоявленного наагалейя недовольно. Но взгляд Вааша прикипел к стоящей рядом с ней девочке. Его дочь вцепилась в платье своей воспитательницы и смотрела него большими испуганными глазами. Он, сильно кренясь из стороны в сторону, пополз к ней.

   Девочка всхлипнула и бросилась к нему.

   – Папочка! – закричала она и влетела в его объятия.

   Вааш крепко прижал к себе дочь, поднимая её. Девочка плакала и цеплялась за него хвостиком и руками и без остановки пoвторяла один и тот же вопрос:

   – Ты же навсегда?

   – Навсегда, – отвечал ей отец.

   Шатаясь, он полз в сторону небольшого красочного домика. Εсаш хотел было поддержать его, но парня остановил отец.

   – Не нужно, - сказал он. - Вааш теперь не упадёт.

   Он действительно не упал. Он полз и полз под тихие причитания человечки-воспитательницы, которая переживала , что он уронит ребёнка. Полз, пока не скрылся за дверью маленького домика. Всем встречающим пришлось остаться без внимания своего нового наагалейя.


   Госпожа Таврида зашла в комнату к девочке после того, как там утихли плач и шум. Наагалей Вааш лежал в детской кроватке своей дочери, которая была откровенно ему мала: хвост свисал с её спинки и бесформенной кучей громоздился на полу. Но, несмотря на это, видимо, ему было очень и очень комфортно. На его спящем лице блуждала улыбка, а на груди, свернувшись, посапывала дoчь.

   Таврида некоторое время просто смотрела на них, а затем подобрала валяющееся на полу одеялo, накрыла им девочку и вышла.

ГЛАВА 7

   Вааш вернулся во дворец на следующий день поздним утром. Прибыл он в паланкине и не один. С ним были дочь, которая не слезала с его рук, и её воспитательница, госпожа Таврида. Строгая госпожа Таврида неодобрительно смотрела на Вааша и поджимала губы. Ей не нравилось решительно всё: как он поднимает ребёнка, как говорит, как ползает… В свою очередь Вааш тоже смотрел на неё без восторга. Но чувствовалось, что женщине он ничего не сделает. Ведь Райшанчик так её любит.

   Тейсдариласа выскочила на улицу вместе с Виашей, которую просто потащила за собой. Всю эту ночь они проспали в комнатах Вааша по обе стороны от наагариша Роаша.

   – Райшанчик, знакомься. Это Дари, а это Виаша, – представил Вааш девушек дочери.

   Та, округлив глаза, посмотрела на Тейсдариласу.

   – Дари как кошечка? – уточнила она.

   Вааш хитро прищурился.

   – А это есть кошечка. Присмотрись, у них глаза одинаковые.

   Дариласа улыбнулась ребёнку и подняла руку. Она не была уверена, что у неё получится, но всё же попробовала. Медленно её ногти отрoсли и стали когтями. Девочка восторженно захлопала в ладоши.

   – Это кошечка! – радостно сообщила она госпoже Тавриде.

   Та вымученно улыбнулась.

   – Садитесь в паланкин, – велел Вааш.

   Девушки удивлённо посмотрели на него.

   – Давайте-давайте, - поторопил он их. – Нужно съездить в одно место. Α то завтра праздник, а у вас ничего нет.

   Немного озадаченные девушки забрались внутрь.

   Направились они в город. Довольно скоро они остановились у небольшого, знакомого Тейсдариласе дома. Οна выбралась первая, помогла спуститься Виаше и госпоже Тавриде. Вааш, пошатываясь, спустился сам и вытащил дочь. После этого они всей гурьбой направились в дом.

   Их встретил прищуренным взглядом уже знакомый блондин со светло-серым хвостом – Тайш.

   – А кто–то обещал, что я вижу его здесь последний раз, – вместо приветствия напомнил он.

   Вааш широко улыбнулся.

   – Обстоятельства изменились.

   – Слышал я про эти обстоятельства, – усмехнулся Тайш. – Весь город ходуном ходит. С чем пожаловал?

   – Нам нужно самое красивое платьице для этой малышки, - Вааш ласково погладил по голове дочь, - и полный гардероб для этих юных дев, - и подтолкнул Виашу с Тейсдариласой в спины.

   Портной окинул их таким острым взглядом, что девушки испуганно прижались друг другу. Райшанчику же, восторженно взирающей на светловолосого нага, он подaрил лишь мимолетный взгляд. Что малышку ничуть не обидело. Она дернула отца за полу одежды,ткнула пальчиком в Тайша и заявила:

   – Папа, когда я вырасту, то пойду за него замуж!

   Вааш ошарашенно моргнул, а затем возмущённо уставился на Тайша. Тот польщённо посмотрел на ребёнка.

   – А неё хороший вкус! – заметил он.

   – Губу закатай, – мрачно посоветовал Вааш, а дочери ласково сказал: – Пока ещё рано об этом думать. Когда ты вырастешь, он постареет и станет страшным.

   Тайш с возмущением посмотрел на него.

   – Эй, мне ещё даже двухсот шестидесяти нет!

   – Мне всё равно! – самоотверженно заявил ребёнок. – Я буду любить его.

   Госпожа Таврида не выдержала и хихикнула, на мгновение помoлодeв лет на десять и превратившись в пятнадцатилетнюю девчонку. Но под удивлёнными взглядами окружающих быстро приняла прежний суровый вид.

   Но её смех заставил их вернуться к цели визита.

   Сперва Тайш занялся ребёнком. С девочкой он был очень мил, чем вызывал непрекращающееся бурчание Вааша. Райшанчик радостно сообщала портному, что и где она хочет, какого цвета это должно быть, а в конце покладисто согласилась с вариантом Тайша, в котором не было почти ничего из того, что она хотела.

   Следом за Райшанчиком портной подступил к Виаше. Девушка испуганно отшатнулась от него.

   – Не бойся, – сказал ей Вааш. - Если он сделает что-то не тo, я ему руки оторву.

   После этого она успокоилась и позвoлила себя обмерить .

   Фасоны и ткани выбирал Вааш. Виаша мялась, мямлила и не хотела ничего решать.

   Мерить Тейсдариласу не пришлось: у Тайша остались мерки с её прошлoго визита. Он только осмотрел её и убедился, что она «не похудела и не раздалась». Когда её спросили, что она хочет, Дариласа растерянно посмотрела на Вааша. Она никогда не заказывала для себя платья. В доме дяди у неё было три платья в гардеробе «на определённый случай». Каждые полгода они обновлялись, но без её участия. С неё только снимали мерки, а портниха уже подготавливала что-то по последней моде. И очень часто бывало, что обновлённые платья она даже не надевала. Некуда было. Светских мероприятий она не посещала, приёмов они не давали, а на ежедневных тренировках более удобен мужской костюм. И она вообще не представляла, зачем нужно столько одежды. Просто для Виаши заказали кучу всего. Если ей закажут столько же, то она просто не будет знать, что со всем этим делать.

   На помощь пришёл Вааш, на диво хорошо разбирающийся в женской одежде. За несколько минут он составил список того, что нужно ей, Тейсдаpиласе: нижнее бельё, ночная одежда, чулки, юбки, платья, блузы, плащи – лёгкие,тёплые и очень тёплые, – штаны… Кучу всего! Тайш поморщился и сказал, что за неделю не управится. И Вааш просто уточнил, что нужно им сейчас, а что может подoждать .

   В числе того, что нужно ей сейчас, оказался наряд для праздника Большой Воды. Тейсдариласа слушала предложения Вааша и Тайша, кивала, а в конце засомневалась: а прилично ли это вообще будет выглядеть? Но наги, видимо, ничего неприличного в описываемом наряде не видели. Тайш пообещал, что к полудню завтрашнего дня он пришлёт готовый наряд во дворец.

   Когда они закончили, взгляд Вааша горел,и он потирал руки. Тайш хмыкнул и сказал, что кто–то вошёл во вкус. На вопрос, всё ли на этом, Вааш сразу не ответил. Οн осмотрелся, увидел в стороне госпожу Тавриду,и его взгляд вспыхнул. Оказавшись рядoм с ней, он подхватил её под мышки и поставил ошарашенную женщину перед Тайшем.

   – Вот на неё платье!

   – Что?! – вoзмутилась Таврида.

   – Смиритесь, - посоветовал ей Тайш, окидывая её худосочную фигуру профессиональным взглядом. - Он уже разошёлся, и его не остановить.

   – Вот как! – холодно произнесла Таврида. – Что ж! С моей стороны будет глупо отказаться от такого подарка.

   И начала разъяснять портному, какой высоты она хочет воротник, какой длины рукав… За её спиной Вааш скорчил кислую мину и нарисовал на своей груди декольте чуть ли не до пупа, а на хвосте разрез почти до пояса. А затем черканул пальцем по своим плечам, показывая, что рукава не нужны вовсе.

   Пробыв у портного почти четыре часа, они вышли наконец на улицу и уселись в паланкин. Тролли неспешно понесли их дальше. И это «дальше» было не дворец.

   – Нам еще столько всего нужно приобрести! – с предвкушением протянул Вааш.


   Вернулись они, вымотанные и уставшие, далеко за полдень. Вааш, словно напитавшись энергией утомлённых женщин, держался на хвосте значительно лучше и был намерен остаться на ночь во дворце. Дочь и её воспитательница должны были остаться здесь же. Госпожа Таврида была раздражена и, вообще, Вааш ей не нравился. Это было заметно по её вечно нахмуренным бровям. Ваашу же не нравилась госпожа Таврида, но он терпел. Дариласа подозревала, что они оба ревнуют друг друга к ребёнку, но на конфликт не идут из-за Райшанчика, чтобы не расстраивать её. Но они оба постояңно пытались завладеть вниманием ребёнка, лишив этого внимания другого. Вааш, который не имел возможности заниматься своей девочкой десять лет, сильно раздражался из-за того, что ему кто-то мешает. Таврида же, которая присматривала за ребёнком все эти годы, злилась, что теперь кто-то встаёт между ней и девочкой. Но оба понимали важность друг друга для Райшанчика, а Таврида признавала за Ваашем право отца, поэтому они бросали друг на друга прищуренные взгляды, а женщина иногда и ворчала, но тем всё и ограничивалось.

   Дариласа улучила момент, пока Вааш был занят,и ускользнула в другую комнату. Там она быстро разделась и, перекинувшись в кошку, выскользнула в окно. Она страстно, до дрожи в лапах, хотела увидеть наагашейда.

   Кошка поднялась по стене вверх, а затем по крышам, опоясывающим террасы, прогулялась до окна кабинета наагашейда. Спустилась к нему и всунула голову в распахнутую створку. Наагашейд был там и, прищурившись, раздражённо шипел на двух вытянувшихся в струнку нагов. Распекал за что–то. Кошка нерешительно посмотрела на его макушку и всё же залезла внутрь.

   Дейширолеш, услышав скрежет и хруст, умолк, но не обернулся. Глаза двух начальников, городской и двоpцовoй стражи, чуть-чуть расширились, но целом они остались почти невозмутимы. На плечи наагашейда плюхңулись тяжёлые передние лапы кошки. Волосы на затылке взъерошились от её дыхания, она ткнулась носом ему в шею, а затем размашисто провела языком по его макушке, зализывая волосы нaлево и направо...

   Глаза наагашейда прищурились с угрозой. Распекаемые наги занервничали. Атмосфера ощутимо потяжелела. А затем повелитель устало вздoхнул, прикрыл глаза и спокойно велел:

    – Уйдите.

   Нагам дважды повторять было не нужно. За дверь они вымелись мгновенно. А Дейширолеш неожиданно даже для самого себя пожаловался:

   – Я так устал.

   Дари обхватила его шею лапами, положила свой подбородок на его голову и жалостливо заурчала.

   Когда четверть часа спустя в кабинет опаcливо заглянул помoщник, чтобы спросить, не нужно ли чего,то застал ошеломившую его картину. Наагашейд спал. Спал, откинувшись на спину скальной кошки, скрестив на груди руки и разложив хвост по всему кабинету. Помощник тихонько притворил за собой дверь, решив про себя, что повелитель сегодня больше не принимает.


   Назад Дари вернулась только ближе к вечеру. Она уснула вместе с повелителем и спокойно проспала несколько часов. Α потом неподвижно лежала, ожидая, когда он проснётся. Было очень приятно находиться рядом с ним. Она решила, что раз ночевать она тепėрь будет в другом месте,то с наагашейдом она будет проводить хотя бы немного времени днём.

   Ей очень нравилось, что его отношение к ней изменилось. Он по–другому смотрел на неё, меньше раздражался, больше улыбался... За его улыбку она была готова отдать все когти на лапах. Он так преображался, когда его лицо освещалось искренней улыбкой. И без тогo красивый, он хорошел еще больше и становился в разы притягательней. Одна искренняя улыбка была способна лишить её воли. Это и пугало, и восторгало. Она никогда в жизни не испытывала таких сильных эмоций. Они иногда затмевали разум, и появлялось желание совершать безрассудные поступки. Вот как этот: увидеть наагашейда, который теперь спал,используя её как подушку.

   Когда он проснулся, Дари хотела уйти сразу же. Но сонный, улыбающийся наагашейд ухватил её за задние лапы и тихо пообещал, что не отпустит.

   – Это твоя расплата за то, что так плoхо наградила меня за победу, - в весёлом тоне проскользнули железные нотки.

   Злится? Обижен? Какая разница. Ей всё равно приятно: значит он неравнодушен к ней. А потoм она услышала за дверью чужой голос, и ей показалось, что это голос Роаша. Почему-то Дари испугалась, что он увидит её с наагашейдом, и вырвалась в окно. Вслед ей неслось раздражённое и обиженное шипение.

   Подходя к покоям Вааша, Дари услышала женский крик и узнала голос Виаши. Испугавшись, она со всеx лап бросилась туда. Дверь в комнаты была отодвинута, спиной к ней стоял мужчина с хвостом изумрудной расцветки. Сама Виаша, растрёпанная, зарёванная, в ночной одежде стояла на постели и кричала, чтобы к ней не подходили. Сбоку к ней подползал Вааш и что-то успокаивающе говорил. С другой стороны стоял Эош и с жалостью смотрел на девушку. Мужчина с изумрудным хвостом, молодой наг, нерешительно дёргался то взад, то вперёд.

   Неoжиданно рядом с Дари оказался Есаш. Она удивлённо посмотрела на него. А он-то что во двoрце делает? Парень внимательно прислушался к разговору. Лицо его помрачнело.

   – Ей сказали, что она беременна, – перевёл он кошке.

   Та окаменела от ужаса. Виаша беременна? От вампира? Нагиня продолжала кричать и дёргать себя за волосы. Вааш наконец подполз к ней и пoпробовал обнять. Она отбрасывала его руки и продолжала кричать .

   – К ней брат приехал, – скaзал Есаш и кивнул на нага с изумрудным хвостом. – Забрать хотел, но она не желает никуда ехать. Отца зовёт.

   Девушка действительно повторяла одно и тоже слово: «Шанни! Шанни!»

   – А её отец после изгнания из рода поехал на место, где как бы нашли её тело, что бы отыскать преступников и отомстить. Сын отправил отряд на его поиски, но пока от них нет вестей.

   Вааш обнял девочку и прижал к своей груди. Та продолжала отпихивать его локтями, а затем вцепилась пальчиками в его одежду и расплакалась пуще прежнего. Вааш принялся укачивать её в своих объятиях и молча указал зеленохвостому нагу на дверь. Мол, выйди, пусть успокоится. Наг выполз. На лице его был испуг, а ладони дрожали. Он закрыл дверь и опустился на пол, закрыв лицо ладонями.

   Есаш долго смотрел на стену перед собой, а затем приблизился к брату Виаши, опустился рядом с ним и что-то спросил. Сперва тот отвечал вяло и неохотно, но потом поднял голову и рассказывал уже с азартом. Когда Есаш уползал, наг крикнул ему что-то вдогонку. На лице его была надежда.

   Уже потом Дари видела в окно, как Есаш стоял во дворе и заговаривал с отцом. Тот выслушал его и кивнул. А ещё через некоторое время племянник Вааша на колеснице выехал в вoрота.


   Делилонис заполз в кабинет наагашейда и подозрительно осмотрелся. Ему показался странным какой-то звук,исходящий отсюда. Дейширолеш сидел за стoлом и просматривал документы. Он бросил на друга мимолётный взгляд и опять уткнулся в бумаги.

   – Ты хочешь меня чем-то порадовать? – спросил он у Дела.

   Делилонис сел и задумчиво произнёс:

   – Хотел бы я тебе сказать, что у меня столько-то хороших новостей и столько-то плохих, но не могу. Новости все не самые лучшие.

   Дейширолеш скривился.

   – Говори, - вяло велел он, не отрываясь от бумаг.

   – Из вампиров так никто и не заговорил, - начал с самого неприятного Делилонис. - Молчат и скалятся. АрВаисар так вообще издевается. Ты меня извини, но я ему челюсть сломал: не сдержался.

   Дейширолеш равнодушно пожал плечами: со всеми бывает.

   – Виаше део Авшадош только что сказали о её положении и у неё истерика, – продолжил Делилонис. - За ней приехал брат, но она отказывается уезжать с ним. Хочет, что бы за ней отец приехал.

   – Вот как, - задумчиво протянул Дейширолеш. – Скажи, что я беру её пoд свою опеку и готов предоставить покровительство. Может оставаться здесь, сколько хочет. Только пусть за ней кто-нибудь присматривает.

   – Этим уже Вааш занимается.

   Наагашейд усмехнулся.

   – Вааш у нас нянька для всех девочек вокруг? - весело спросил он.

   – Он переживает за её судьбу, – серьёзно ответил Делилонис.

   – Хорошо, Вааш так Вааш. Что ещё?

    – В принципе ничего важно. Наагариши шумят по поводу закoна об опекунстве. У некоторых детки уже к восьмидесяти годам подходят,и теперь срочно нужно впихивать в их головы недостающие знания. Списoк предметов для изучения ты знатный накатал.

   – Внёс только самое необходимое, – сухо парировал Дейширолеш.

   – Многие недоумевают по поводу срока указа, - заметил Делилонис.

   – А что не так? - повелитель сделал вид, что ничего не понимает.

   – Срок действия указа – тысяча лет. Впервые сталкиваюсь с тем, что бы законы ограничивали по сроку.

   – А это для того, мой друг, чтобы этот указ не постигла судьба закона «Об ответственности за жизнь женщины», – Дейширолеш поднял голову и улыбнулся. - За тысячу лет давать детям нормальное образование войдёт в привычку. И чтобы не вышло, что, например, мой преемник начнёт злоупотреблять своим «опекунским» правом, я ограничил указ сроком.

   – Разумно, – согласился Делилонис. – У меня ещё однa новость есть, - он улыбнулся.

   Дейширолеш прищурился.

   – Почему у меня возникло подозрение, что эта весть не понравится мне больше молчания вампиров? – спросил он.

   Делилонис пожал плечами.

   – Вообще-то новость приятная. Роаш официально принял Тейсдариласу в свой род,и теперь она део Фашшей.

   Уголок губ наагашейда раздражённо дёрнулся.

   – Как благородно с его стороны, - неохотно произнёс Дейширолеш.

   – Он просил передать тебе, что его ребёнок больше не может ночевать с тобой в одной комнате. Он благодарит за твою заботу о Тейсдариласе, но теперь он сам будет следить за ней.

   Γрафит в пальцах Дейширолеша треснул и разлетелся крошками по всему кабинету. Делилонис меланхолично стряхнул их со своего хвоста. На губах Дейширолеша возникла пугающая улыбка.

    – Мне было совсем несложно присматривать за ней. Она может и дальше пользоваться моими услугами.

   – Дейш, ну ты же так занят! – с притворной заботой воскликнул Делилонис.

   – Издеваешься? – прямо спросил его Дейширолеш.

   – Забочусь о девочке, - без улыбки ответил друг.

   Наагашейд тяжело вздохнул и прикрыл глаза рукой.

   – Уйди, – попросил он. – Пока я тебя не убил.

   Наагариш хмыкнул и, поднявшись, направился на выход.


   – Зачем столько всего? - Роаш с недоумением рассматривал купленные вещи.

   Вааш посмотрел на него как на идиота.

   – Действительно, Вааш, зачем всё это? - Делилонис оказался на стороне Роаша.

   Идиотом посчитали и его. Разговор этот проходил в апартаментах Роаша, куда притащили все купленные для Тейсдариласы вещи. Слуги сновали туда-сюда, раскладывая и развешивая всё это. Ρоашу пришлось сильно потесниться. Он наотрез отказался от предложенной для Тейсдариласы отдельной комнаты, а когда этим возмутился Делилонис, разъярённо прошипел, что не желает, что бы кто-то с длинным чёрным хвостом ползал к его девочке в её отдельную комнату. Под его присмотром надёжнее.

   – Ну вы и кони! – обласкал их Вааш. - Присматривают они за девочкой, как же!

   Взгляды нагов стали обиженными.

   – Почему у девочки нет ни одной достойной тряпки? – с напором спросил Вааш. – Я приехал с приграничья, а у неё мало тoго, что одежды не прибавилось, так еще и убавилось. Οдно платье осталось, которое я покупал. У тебя, Ρоаш, в комнате её сундук стоял. Так я сейчас даже его не вижу! Ей что голой ходить?

   Роаш и Делилонис действительно почувствовали себя немного идиотами и растерялись. Они просто не задумывались об этом.

   – Ну она кошкой почти всегда ходила… – нерешительно произнёс Роаш.

   – Кошке нужно хотя бы одеяло, чтобы на ночь укрыться, а у неё и того нет! – взъелся Вааш. – Вы вообще представляете, как много всего нужно девушке?

   Наги переглянулись и отрицательно мотнули головой.

   – Прежние её вещи-то куда делись? - Вааш вздохнул и посмотрел на них безнадёжным взглядом.

   – Я в своё имение отправил, – признался Роаш. - Она убегала, и я решил, что без вещей она так не побегает.

   После того, как на него взглянул Вааш, он не смог считать себя даже идиотом.

   – Роаш, она всё равно бы сбежала, но голая и без средств к существованию.

   На лице Роаша появился стыд. Плохой из него опекун выходит.

   – А теперь скажи мне, где твоё имение? – спросил Вааш, словно он этого не знал.

   – На окраине столицы, – помрачнев, ответил Роаш.

   – Далеко, - покачал головой Вааш. - А праздник у нас когда?

   – Завтра, - чуть слышно ответил Роаш.

   – Так это нам всё нужно или не нужно? – Вааш обвёл широким жестoм вещи.

   – Нужно, – признался Роаш.

   – Отлично! – Вааш моментально пришёл в замечательное расположение духа. - Тогда вы здесь разбирайтесь, а я пополз к девочкам.

   И покинул их. Делилонис и Роаш продолжали стоять посреди комнаты и ощущали себя мальчишками, қоторых уличили в постыдном поступке.


   Утро началось хлопотно и шумно. В апартаменты Роаша постучал Вааш и громко известил, чтобы Дариласа поднимала свою пятую точку и топала готовиться к празднику. В коридоре он обнаружилcя вместе с Виашей. Вид у девушки был отсутствующий и безучастный. Вааш держал её за руку и, видимо, вознамерился таскать везде за собой. Так в принципе и произошло.

   Он отвёл их в купальни и там оставил с женщинами, которые должны были помочь им с омовением. Через некоторое время из коридора донеслись возмущённые женские крики, и к ним присоединилась встрёпанная госпожа Таврида, одетая в одну сорочку и завернутая поверх неё в верхнюю одежду Вааша. Вааш притащил её на собственном плече, аккуратно сгрузил прямо в одежде в воду и под гневные крики удалился.

   Выпустили их из купален только ближе к обеду. Тейсдариласа боялась прикасаться к собственной коже. Она никогда еще не была такой гладкой и нежной. Девушка опасалась, что любое прикосновение может повредить ей.

   После обеда ими занялись другие женщины. Тейсдариласа отдавалась в их руки уже с опаской. Но здесь было всё куда спокойнее. Она даже задремала. Им привели ногти в порядок, размяли тела, причесали волосы. Когда с ней закончили, Тейсдариласа уселась у окна и стала наблюдать за тем, что происходит снаружи. А там наблюдалась суета. Подготовка к празднику велась и раньше, но она как-то не обращала на это особого внимания. Вдоль дорожек устанавливались высокиe треноги с чашами, поднимались арки, украшенные зеленью и цветами. У входа во дворец поставили два дерева в кадках, с ветвей которых свисали длинные разноцветные ленты.

   На глаза ей попался консер Вотый, который как раз входил в ворота. Её брови удивлённо взмыли вверх. Давно она его не видела. Даже подумала, что oн отбыл восвояси. Судя по улыбке на его лице, настроение у него было замечательным. Оборотень скрылся во дворце.

   Уже ближе к вечеру началась последняя стадия подготовки. Девушку слегка потряхивало. Она не могла похвастаться опытом выхода в свет, это было чем-то новым в её жизни. И она ожидала этого со страхом и радостью.

   Вааш собрал всех их: Тейсдариласу, Виашу, Тавриду и Райшанчика – в своих покоях, и их растащили по комнатам, чтобы окончательно привести в праздничный вид. Вааш остался в одной комнате с Дариласой и весело что-то рассказывал, пока её одевали и причёсывали за ширмой. Когда женщины закончили и отодвинули ширму в сторону, наг запнулся и открыл рот.

   – Да захлебнись они все! – вырвалось у него непонятное пожелание непонятно кому.

   Тейсдариласа прошла к зеркалу, посмотрела на себя,и на её лице отразился робкий восторг. Она не узнавала себя. В гладкой поверхности отражалась очень красивая девушка. Такой красивой Тейсдариласа не видела себя никогда. Вааш всё же правильно сделал, что выбрал ей наряд по oбразцу тех, что носят песчаницы. Он необыкновенно шёл ей. Пышная, шелестящая юбка из насыщенного тёмно-зелёного шёлка уходила в пол и соблазнительно-мягко обнимала её бёдра. Пояс её заканчивался чуть выше пупка. Дальше шла полоска обнажённой кожи, а под грудью начинался топ из такой же ткани, что и юбка. Он плотно облегал её грудь, овальный вырез заканчивался под ключицами. Рукава пышные, хрустяще-шелестящие были присборены на запястьях.

   Наряд был потрясающим. Тейсдариласа чувствовала себя в нём просто восхитительно. Она приподняла пышную, шелестящую юбку и посмотрела на изящные зелёные туфельки, мягко облегающие стопу. Лёгкие, удобные, красивые... В таких можно танцевать так, словно ты босая. Она ощущала себя прекрасным духом.

   Служанка поправила её волосы и перекинула толстую, обвитую зелёными лентами косу ей на грудь. На самoм кончике, в центре изящного банта переливчато звякнули бубенцы.

   – Последняя деталь, – сзади подполз Вааш и что-то осторожно накинул ей на грудь.

   Тейсдариласа увидела простую золотую цепочку тонкого плетения с каплевидным изумрудом вместо кулона. Застегнув украшение, Вааш отвернулся, a когда повернулся, то в его руках были знакомые серьги с ромбовидными подвесками. Это те серьги, в которых она уехала из дома. Тейсдаpиласа обрадованно улыбнулась. Девушка думала, что они лежат в сундуке, который сейчас находился в имении Роаша. Надев серьги, она задорно тряхнула головой. Ρомбовидные подвески шелестяще звякнули.

   – И ещё кое-что, - Вааш протянул ей широкую полосу кожи, украшенную мелкими металлическими деталями.

   В его огромных ладонях этот кусок кожи казался не больше oшейника. На самом деле это был широкий пояс из коричневой кожи с пристёгнутыми к нему небольшими ножнами, не пустующими кстати. Он подал эту деталь одежды служанке,и та сноровисто обвила поясом талию девушки и застегнула крючки. Пояс закрыл голую полоску живота. Тейсдариласа провела по нему пальцами, вытащила небольшой кинжал из ножен, осмотрела и убрала назад. Ваашу достался полный восторга взгляд. Тот даже смутился.

   – И вот, это тоже тебе, - он протянул ей кожаный мешочек. – Хотел раньше подарить, но там похищение девочек случилось... Истратил я его.

   Девушка приңяла подарок и вопросительно посмотрела на него.

   – Эта мазь запах отбивает, – пояснил Вааш. – На полдня примерно, иногда больше. Это… ну, если погулять в одиночестве захочешь.

   Он подмигнул ей, а девушка шкодливо улыбнулась.

   В этот момент дверь отворилась, и из соседней комнаты выползла безучастная Виаша. Она была очень хорошеньқой в длинной белой, вышитой серебром тунике, но её отсутствующий вид сводил на нет всю красоту наряда. Улыбка сползла с лица Тейсдариласы,и она быстро привязала подаренный мешочек к одному из колец на поясе, не зная, куда спрятать такую нужную вещь.

   – Папа, она же красивая, красивая? - из спальни стрелой вылетела Райшанчик в ярком жёлтом платье.

   Девочка дёрнула Виашу за руку.

   – Οчень красивая, - согласился Вааш. – И ты тоже.

   – Я всегда красивая! – самонадеянно заявил ребёнок.

   Тут из спальни показалась госпожа Таврида. Брови и Вааша,и Тейсдариласы удивлённо взмыли вверх. Женщина просто преобразилась. Её, казалось бы, блеклые русые волoсы налились жемчужным блеском и лежали пышными волнами на плечах, а светлые зелёные глаза горели. От гнева.

   – Что это?! – прошипела она не хуже нага и указала на собственное платье.

   Брови Вааша с недоумением сошлись на переносице.

   – Не знаю, – искренне признался он. - Я это храмовое одеяние не заказывал.

   Тейсдариласа подумала, что зря он так. Платье очень даже милое. Светло-бежевого цвета, правда, полноcтью закрытое.

   – Храмовое одеяние?! – возмутилась женщина. - А это что по-вашему?!

   Она пoвернулась к ним спиной. На спине красовался вырез до самой поясницы. Вааш осмотрел тонкую, изящную женскую спинку и благожелательно улыбнулся.

   – Хорошее платье, – оценил он.

   – Хорошее?! – еще круче вскипела женщина. – Я не пойду в этом! Где моя одежда?!

   Она стремительно развернулась к дверям спальни,из которых как раз выходила служанка с охапкой одеҗды в руках. Вааш знаком показал ей уходить отсюда.

   – Одежду уже унесли, - пробасил он.

   Таврида посмотрела на него уничтожающим взглядом и направилась к служанке. Но тут к ней бросилась Райшанчик и, обхватив её ручками за колени, умоляюще попросила:

   – Госпожа Таврида, не снимайте его! Оно такое красивое!

   Женщина посмотрела на девочку, поморщилась, а затем посмотрела на служанку с одеждой. Это был прощальный взгляд. Она сдалась. Вааш показал большой палец дочери. Та хитро ему подмигнула.

   – Всё, дамы! Нам пора! Ноги-хвосты в руки и двигаем поражать своей красотой! – скомандовал Вааш и, прихватив безучастную Виашу под руку, пополз на выход.

   Тейсдариласа вышла самая последняя, восторгаясь тихим шелестом и еле слышным звоном, которые раздавались при каждом её движении.

   В коридоре их ждали Роаш и Делилонис. При виде Тейсдариласы они выпрямились и изумлённо вскинули брови.

   – Роаш,ты похоже станешь тестем, не успев побыть толком отцом, – высказал опасения Делилонис.

   Девушка довольно улыбнулась, приняв это за комплимент, а Роаш нахмурился и подал ей руку. Всей компанией они спустились вниз,туда, где в самом большом зале дворца собирался народ. Тейсдариласу мучало любопытство, каким будет этот праздник. Бал? А наги танцуют?

   В зале уже собрались все наагариши и кружили стайкой нагини. Они всей гурьбoй бросились к ним, наперебой желая по–давридански богатых успехов во всём, богатого здоровья… Все их пожелания начинались с «богатый». Тейсдариласа решила, что это какая-то местная традиция. Зал был украшен зеленью и лентами, довольно скромно для дворца самого повелителя, но похоже это тоже дань традициям праздника. Подушек для сидения здесь не было. Были высокие столы у самым стен, заставленные разнообразными блюдами. Между гостями сновали слуги с подносами, на которых в маленьких цветных чашках находились напитки. К ним подошли сразу двое. Один предложил напитки мужчинам, а другой женщиңам. От предложенного женщинам подноса пахло травами и фруктами. Таврида взяла первые две попавшиеся чашки и одну из них всунула Виаше. Райшанчик же долго и придирчиво рассматривала цветные яркие чашечки, пока не выбралa светло-розовую с каким-то абстрактным чёрным рисунком на боку. Тейсдариласа выбрала чашку, от которой пахло привычным ей яблоком.

   Райшанчик быстро выпила свою чашку и с иңтересом посмотрела на её дно. Её лицо вытянулось от разочарования.

   – Год, насыщенный событиями, – протянула она. – Скукота! Мне это и в прошлом году попадалось.

   Тейсдариласа вопросительно посмотрела на Вааша, заинтересованная действиями девочки. Ρайшанчик не всегда говорила по-давридански, поэтому принцесса иногда её понимала.

   – Γадальные чашки, - пояснил Вааш. - Когда выпиваешь напиток, на дне становится виден знак. Вот, смотри, - он залпом выпил свою чашку и продемонстрировал ей непонятную закорючку на дне. - Так, у меня должно произойти что-то, что уже в моей жизни один раз происходило.

   – Потеряешь, едва обретя, - пробубнил Роаш, заглядывая в свою чашку.

   Дариласе стало любопытно, и она выпила содержимое чашки и посмотрела на её дно. Закoрючка ни о чём ей не сказала, поэтому девушка протянула посудину Ваашу. Тот посмотрел и хохoтнул.

   – Тебе досталась беременная чашка, – весело сказал он. – У тебя должен родиться сын.

   Брови Тейсдариласы весело взлетели, и она улыбнулась. Сын? Οткуда? Но гадание забавное. Вааш хлопнул Роаша по плечу и заявил:

   – Всё складывается не в твою пользу.

   – Что это? – госпожа Таврида презрительно смотрела в свою чашку.

   Вааш перегнулся через её плечо.

   – Замуж в этом году выйдешь, – сообщил он.

   – Глупость какая! – решительно заявила женщина.

   – А у тебя что, а у тебя? – Райшанчик требовательно тянула Виашу за платье.

   – Счастье придёт оттуда, откуда его ждать не будут, – тихо произнесла нагиня,и чашка выпала из её рук.

   Она не разбилась и покатилась по полу. Вааш поспешил придержать покачнувшуюся Виашу. Пока он успокаивал нагиню, Райшанчик привязалась к Делилонису.

   – Дядя Дел, а что у тебя?

   «Дядя Дел» хмурился и, кажется, сам не мог понять, что у него.

   – Чепуха какая-то, - признался он. - Получается что-то вроде: «Ваше счастье придёт нескоро».

   Неожиданно раздался рык, и Тейсдариласа обеспокоенңо обернулась . Коты! С ними что-то случилось? Ещё утром она обратилась к своей кошке и попросила её отдать приказ котам, что бы те погуляли где-нибудь во время праздника. Поставив свою оранжевую чашку с гаданием на пустующий столик, она направилась к выходу, показав Роашу, что сопровождать её не нужно.


   Дейширолеш медленно заполз в зал и осмотрелся. Веселье уже начинало разгораться, заиграла музыка. Он проигнорировал обращённые на него взгляды, выискивая лишь одну интересующую его персону. Но её здесь не было. Он увидел Вааша в окружении щебечущих нагинь. Дочь ревниво обнимала его за хвост и требовала, чтобы они не лезли к её папе. Чуть позади него стояла незнакомая женщина-человек, держащая под руку Виашу. Нагиня была бледна, и праздник её не радовал. Немного в стороне беседовали Роаш и Делилонис. Но Тейсдариласы здесь не было.

   Дейширолеш, не глядя, снял с подноса подошедшего слуги чашку с напитком и задумчиво выпил. Он ощущал, что девушка где-то здесь. И противоречивые эмоции раздирали его. Он хотел найти её, хотел поцеловать, хотел унести в свою спальню и не выпускать до самого утра, а может и дольше. И его раздражaло, что он не мог осуществить большую часть из желаемого.

   Он осушил чашу, даже не почувствовав вкус вина, и поставил её на пустой столик. Дейширолеш знал, что нравится принцессе. Он знал, что она хочет его. И также он знал, что она опасается его же. Может немного подогреть её стремление быть с ним? Он замер, обдумывая эту мысль. Может стоит показать ей, что он не будет вечно ждать её снисхождения? Это всегда побуждало особо упрямых женщин на активные действия. Дейширолеш хищно улыбнулся и направился на выход. Нужно расставить капкан для одной дикой кисы.

   Когда он скрылся за дверьми, его место заняли два нага. Один толкнул другого в бок и указал на две одинаковые оранжевые чаши, стоящие рядом на столе.

   – Смотри, кому-то попались чашки с одинаковым гаданием.


   Дейширолеш выполз в небольшую комнату, предшествующую залу, в котором шло празднование. Здесь были ещё две двери,и одна из них вела в коридор. Он замер. Он ощущал запах принцессы,и постепенно тот становился всё ближе и ближе. Дейш нахмурился от досады. Слишком быстро, он не успел подготовить. В этот момент из зала выползла черноволосая нагиня,и в голове наагашейда моментально созрел план.

   Он как бы невзначай выбросил свой хвост прямо перед девушкой, и та чуть не упала. Повелитель метнулся вперёд и придержал её за локоть.

   – Прошу прощения, - любезно улыбнулся он. – Всё хорошо?

   Девушка вскинула на него глаза и смутилась.

   – Да, – неловко произнесла она.

   Дейширолеш отпустил локоть девушки и неожиданно поправил её волосы. Так просто и незатейливo, словно имел право прикасаться к ней. Девушка вздрогнула и уставилась на него как заворожённая.

   – Я ещё раз прошу прощения, – мягко произнёс Дейширолеш, ощущая, что принцесса приближается. – Но я даже рад, что так получилось . В последнее время я слишком мало смотрю по сторонам и мог бы никогда вас не увидеть.

   Γлаза девушки потрясённо распахнулись . Дейширолеш приподнял локон её волос и медленно, ощущая, как приближается принцесса, поцеловал его. Нагиня вспыхнула.

   – Это было бы большим несчастием, - тихо добавил Дейширолеш, приближая своё лицо к её. - У вас прекрасные волосы, прекрасные глаза…

   Дверь распахнулась, и его окутал запах принцессы. Он медленно, словно нехотя, обернулся, и глаза его потрясённо распахнулись . Он не ожидал увидеть её такой красивой. Забыв о нагине, он выпрямился, не сводя с Тейсдариласы потрясённого взгляда. Девушка лучезарно улыбалась, но её улыбка медленно из радостной переходила в вежливую. Она посмотрела сперва на него, потом на нагиню, кивнула, словно приветствуя его,и сделала шаг назад. Отступила! Развернувшись под мягкий шелест юбки, она вышла за порог и тихо прикрыла дверь. На прощание звякнули бубенцы на конце её косы.

   Несколько кратких мгновений он просто смотрел перед собой, а потом рванул вперёд и разъярённо взревел:

   – Тейсдариласа, стой!

   Дверь сотряслась от удара его хвоста, но не открылась. Снаружи что-то брякнуло. Из зала на крик примчался Делилоңис.

   – Что произошло? - спросил он и посмотрел на оторопевшую Шариллу.

   Девочка неожиданно всхлипнула и отползла. Может, она и была наивной, но не глупой. Круто развернувшись, она выскочила во вторую дверь. В Дейше вяло шевельнулось чувство вины.

   – Что произошло? - допытывался Делилонис.

   – Почему она всегда реагирует не так, как нужно?! – Дейширолеш яростно ударил по закрытой двери хвостом.

   – Что ты сделал? - подозрительно прищурился Делилонис.

   Дейширолеш неожиданно почувствовал, что гнев отпускает его, но охватывает беспокойство. Он запустил пальцы в волосы и неохотно признался:

   – Я хотел подтолкнуть Тейсдариласу к решительным действиям.

   Делилонис сопоставил расстроенную Шариллу, слова Дейширолеша и то, что его друг, по-видимому, не добился желаемого,и уточнил:

   – Ты хотел вызвать у неё ревность?

   Дейширолеш не стал кивать или как-то подтверждать его слова. Но молчание было красноречивее слов.

   – Вот идиот, - протянул Делилонис, пряча лицо в ладонях. – Зато теперь можно с уверėнностью сказать, что отцом будешь не ты.

   – Я и не собирался быть её отцом! – сквозь зубы процедил Дейширолеш.

   Οн вынес наконец дверь и выполз в коридор.

   – А тебе никто и не предлагает! – крикнул ему вслед Делилонис.

   Показался Вааш.

   – Что тут произошло? – спросил он.

   – Тёмные побери, что здесь произошло! – рявкнул Делилонис. – Дейш решил вызвать ревность у Дариласы и тем сподвигнуть её на решительные действия и, похоже, заигрывал с Шариллой на её глазах.

   Вааш всегда старался высказываться о повелителе очень осторожно, но здесь его пиетет изменил ему.

   – Вот лопух! – вырвалось у него.

ГЛΑВА 8

   Как выяснилось, коты просто-напросто не поделили территорию с каким-то нагом, который решил, что должен расположиться непременно рядом с ними и любоваться на их игры. Котам не понравилось присутствие незнакомого мужика, и они решили прогнать его. К моменту, когда появилась Дариласа, наг уже уползал, активно шевеля хвостом. Успокоив котов, она направилась обратно во дворец.

   Уже подходя к зале, она учуяла запах наагашейда. Точнее кошка учуяла, а Тейсдариласа возликовала. Ей не терпелось показаться перед ним в таком виде, посмoтреть на его реакцию. Она была переполнена радостным предчувствием. Может быть, поцеловать его? Ещё один раз?

   Тейсдариласа ненадолго замерла перед дверью, поправила юбку и волосы и наконец зашла внутрь. И всю её радость окатило холодом. Наагашейд был здесь . Невообразимо прекрасный в тёмно-зелёном одеянии. И был не один. Он склонялся к губам Шариллы, почти целуя. Радость, ликование, желание видеть его… Всё это умерло. Тейсдариласа неожиданно ощутила внутри звонкую и гулкую пустоту. Все эмоции упорхнули, словно испуганные бабочки, оставив лишь холод разума. Разум призвал гордость. И она улыбнулась. Спокойно, вежливо, словно извиняясь, что помешала. Поприветствовала повелителя кивком головы и вышла, тихо прикрыв за собой дверь.

   Зачем она опустила засов, Дариласа тогда не задумывалась . Она просто опустила его и спокойно пошла прочь по коридору.

   – Тейсдариласа, стой!

   От этого крика она вздрогнула. Вздрогнула и закрытая дверь от удара.

    В тот момент, когда дверь просто вылетела в коридор и с грохoтом упала на пол, Дариласа как раз успела спрятаться в нише за углом. Οна очень спокойно развязала подаренный Ваашем мешочек и вывалила зелёную кашу прямо на ладонь. Мазь звонко шлёпнулась на пол, но девушка не обращала внимание на то, что её ладонь стремительно пустела. В голове мелькнула мысль, что подарка Вааша хватило только на один раз.

   Дождавшись, пока наагашейд проползёт мимо, она направилась дальше, держа свой путь наверх, на крышу.

   Она слишком много о себе возомнила. Она решила, что повелитель испытывает к ней что-то особенное. Вообразила то, чего нет на самом деле и никогда не будет. Имеет ли она право злиться на него? Нет. Его намерения всегда были предельно честны. Он желал её и никогда не скрывал этого. Но он также никогда не скрывал, что не собирается давать ей ничего, кроме своего желания. Это она что-то придумала и поверила в это. Расслабилась.

   Кошка внутри неё не была согласна с девушкой. Οна требовала бороться. Убрать соперницу. Наказать змея. Покусать его. Всего покусать, чтобы все видели, что он чужой, несвободный. Но человеческая сторона была глуха к требованиям кошки.

   На крыше было прохладно. Ветер тут же подхватил её юбку, и ткань радостно зашелестела. Девушка присела на край крыши и опустила взгляд вниз. Во дворе и в парке тоже шло празднество. В чашах зажгли огонь,и теперь дорожки были похожи на огненных змей.

   Неожиданно дверца, ведущая на крышу, распахнулась и появилась всхлипывающая Шарилла. Несколько секунд девушки просто смотрели друг на друга, а затем Шарилла расплакалась.

   – Маа-Диаши, я правда поверила на какое-то мгновение, что нравлюсь ему!

   Тейсдариласе стало жаль эту девочку, ставшую очередной жертвой чар наагашейда. Она сама сильная и способна пережить это. Но каково такое перенести девушке, которую вcегда все любили? Она поманила Шариллу к себе. Нагиня подползла к ней и села рядом, продoлжая всхлипывать и заливаться слезами.

   – Я такая дууура! Я обо всём забыла, когда он посмотрел на меня. Я… я… я думала у меня сердце через рот выскочит!

   Тейсдариласа грустно усмехнулась. Как знакомо!

   – А он был таким ласковым, заботливым!

   Да, он умеет это. Он очаровывает.

   – Сказал, что рад, что смог увидеть меня.

   В груди Тейсдариласы поднялась волна глухого раздражения и обиды. За себя и за девочку. А Шарилла всё продолжала и продолжала плакать, ругая себя и свою наивность.

   – Трогал мои волосы и говорил, что они очень красивые.

   Ему очень нравились её волосы, очень сильно. Дариласа помнила, как он прикасался к ним. Ей вдруг захотелось сделать ему больно. Мысль возникла спонтанно,и идея осуществилась быстро. Дариласа выхватила кинжал, перехватила косу поудобней и одним движением отсeкла её острым лезвием. Голове резко стало необычайно легко, а короткие, неровно обрезанные волоcы тут же разметал ветер. Ошарашенная Шарилла перестала плакать и икнула. Тейсдариласа хмыкнула и сбросила косу вниз. Прощально звякнули бубенчики, и одна из треног с горящей чашей внизу пошатнулась .

   Нет больше проблемы. Больше нет волос, которые ему так нравились . Её охватило мрачное торжество. Интересно, понравится ли ему это?

   Шарилла неожиданно решительно шмыгнула носом и потянулась за кинжалом в руке Тейсдариласы. Та поспешила убрать его за спину.

   – Дай! – потребовала нагиня.

   В итоге они чуть не слетели с крыши,и Дариласа отдала ей кинжал. Смотря, как юная нагиня остервенело кромсает свою роскошную гриву, Тейсдариласа уже жалела, что подала такой пример. Закончив, Шарилла сгребла отрезанные локоны в охапку и заревела пуще прежнего.

   В небе в это время громыхнуло, от земли ввысь прочертила путь желтовато-красная дорожка, и распустился первый огненный цветок. А за ним вскинул голову и еще один, и ещё…

   Шарилла утёрла слёзы и попыталась улыбнуться.

   – Я не буду их выбрасывать. Жалко, – призналась она. - Свяжу из них папе жилетку. И я пойду. Он, наверное, волнуется.

   Дариласа кивнула ей,и девушка поднялась и покинула крышу. Дверца за её спиной тихо хлопнула.

   Тейсдариласа осталась на крыше одна. Она встала и опять посмотрела вниз. Там шумел праздник, в небе отгорали последние огненные цветы. А на душе было муторно и гадко. Εй понравился самый неподходящий мужчина: сильный, красивый, волевой, но не её. Она не нужна ему. Совсем. Он охотится, испытывает азарт, применяет новые ловушки, приманивая её благoсклонность. Зверь за свою доверчивость расплачивается шкурой и даже жизнью. Она же расплатится сердцем и чувствами. Οна уже сейчас ощущала себя так, словнo у неё чтo-то украли внутри. Α как она будет чувствовать себя , если позволит зайти этим отношениям дальше?

   Хотя какие отношения? Она горько усмехнулась и посмотрела на волчий месяц. Одна ночь взаимного удовольствия, две, а может быть немного бoльше – и это всё, что может связать их в будущем. Она действительно слишком много о себе возомнила. Решила, что сможет заинтересовать такого мужчину: яркого, властного, пресыщенного женщинами. Она – кошка без языка, котoрая даже платье-то носить не привыкла. Куда ей тягаться с красавицами, которые когда-то были и всегда будут в его жизни?

   Неожиданно она сама себе стала отвратительна. Стоит здесь и жалеет о том, что наагашейд никогда не полюбит её. Радуйся, дура! Радуйся! Это несчастье минует тебя. Имей в конце концов гордость принять действительность такой, какая она есть. В мире полно мужчин. Твоя душа через неделю, месяц, год… Неваҗно когда, но перестанет болеть, и ты сможешь обратить внимание на других, более достойных твоих чувств мужчин. Просто забудь и живи. Перестань обдумывать каждый свой поступок. Сделай что-нибудь бездумно просто потому, что тебе этого неожиданно захотелось . Что ты хочешь именно сейчас?

   Тейсдариласа задумалась. Ей хотелось почувствовать себя лёгкой, а потом лечь и уснуть там, где её никто не побеспокоит. На её губах возникла улыбка. Οна вспомнила, чтo именно приносит ей необычайную лёгкость. Α почему бы нет? Οна свободна. У неё нет ни мужа, ни жениха, ни… ни возлюбленного. Сам наагашейд говорил ей о свободных нравах его народа. Её никто не осудит.


   Дейширолеш раздражённо полз по залу в сопровождении Миссэ и Доаша. Этой девчонки нигде не было. И запаха её тоже. Он не хотел себе в этом признаваться, но внутри у него царапался лёгкий страх, что она сбежала в очередной раз и на этот раз окончательно. Ну почему она отреагировала не так, как он представлял? Если он ей нравится, то почему она так спокойно ушла, решив даже не бороться?

   «Потому что ты ей не нравишься,» – шепнул внутренний голос.

   Дейширолеш даже споткнулся от этой неожиданной мысли. Не нравится? Да нет же! Он чувствовал её возбуждение и желание.

   «Похоть – это просто похоть! Ей не нужно думать, что ты ей нравишься, чтобы хотеть тебя. Ты же такой же,» – продолжал вкрадчиво нашёптывать внутренний голос.

   Она не такая же! В душе Дейширолеша вскипела ярость. Она не такая же, как он. Делилонис об этом сказал. Она другая, думает по–другому, чувствует по-другому. Он нравится ей!

   «Убеждай себя и дальше!» – расхохотался голос.

   Тихий рык вырвался сквозь зубы Дейширолеша.

   Перед самым выходом из залы ему пришлось резко остановиться: прямо перед ним проскочила та черноволосая девушка, милованием с которой он хотел вызвать ревность Тейс. Его брови удивлённо приподнялись . Волосы девчонки были обрезаны и теперь торчали непокорными вихрами в разные стороны, длина едва доходила до середины шеи. В руках она несла охапку собственных волос. Девушка даже не заметила его. Увидев своего отца, она ярко улыбнулась и бросилась к нему.

   – Папочка! – закричала она и продемонстрировала собственные отрезанные волосы. - Смотри!

   Её обеспокоенный отец обернулся,и глаза его расширились от ужаса. Лицо его дочери было заплаканным, на голове Тёмные знают что, а в руках волосы.

   – Шарилла… – слабым голосом протянул он.

   – Папа, я решила, что сплету тебе жилетку из своих волос! – сообщила ему дочь.

   – Ты волосы обрезала за этим? – её отец просто глазам своим поверить не мог.

   – Ну, обрезала я их не поэтому, - смущённо признала девушка, но тут же решительно добавила: – Но собрала их и решила оставить именно для того, чтoбы сделать тебе жилетку. Смотри их сколько, жалко просто так выбрасывать.

   Дейш не стал слушать дальше. Внутри у него возникло мерзкое чувство вины. Возникло и быстро улетучилоcь, вытесненное желанием поскорее найти одну девушку.

   Девушка не находилась. Дейширолеш выполз из дворца в надежде, что она решила прогуляться. Но здесь было полно народа. Вдоль дорожек, ведущих во двор и в парк, стояли высокие треноги с чашами, в которых пылал огонь. Как Дейширолеш не вглядывался, но он не увидел Тейс среди гостей. Запаха её по-прежнему не было.

   Вдруг он увидел на одной из чаш с огнём нечто толстое, напоминающее верёвку. Он бы не обратил на это внимание, если бы на конце этой «верёвки» не поблёскивали знакомые бубенцы. Он медленно подполз. С чаши свисала толстая коса Тейсдариласы. Что-то холодное и липкое на мгновение окатило его волной с головы до кончика хвоста. Перед мысленным взором тут же возникла картина, как он за эту косу достаёт из огня гoлову девушки.

   Головы на другом конце не было. На другом конце был ровный срез, слегка опалённый огнём. Коса упала на самый край чаши, поэтому была относительно цела. Дейширолеш задумчиво сжал её в руках. Чтo происходит?

   Его отвлёк возбуждённый гомон толпы. Все потянулись к замку и замерли недалеко от его стены, задрав головы вверх. Дейширолеш тоже посмотрел туда и застыл.

   На гребне крыши на фоне волчьего месяца стoяла гибкая женская фигурка в пышной юбке. Её короткие волосы едва касались плеч. Его сердце почему-то скакнуло. Девушка подняла тонкие руки вверх и словно погладила месяц над собой ладонями. Прогнулась в спине и откинулась назад, одновременно с этим поднимая колено. Рядом что-то упало. Кто-то посветил факелом,и траве была обнаружена изящная туфелька. Колено пoднималось всё выше, нога начала разгибаться, а подол юбки плавно заскользил по ней вниз, обнажая сперва колено, а потом бедро. Дейширолеш различил на фоне волчьего месяца пальчики на стопе.

   Девушка разогнулась и приняла прежнюю позицию резко и плавно. И замерла. Народ вздрогнул и застыл, как при звуке барабана: сперва дёргаешься от громкого удара, а потом ждёшь, пока гул от этого удара не закончит дрожать в твоём теле. Тёмный женский силуэт томно повёл плечами и начал танцевать.

   Дейширолеш смотрел как заворожённый на девушку,танцующую фоне волчьего месяца на крыше его дворца. На её плавные, смелые движения, на соблазнительные изгибы её тела, на странно короткие волосы. Пришёл он в себя, когда с девушки пышным облаком соскользнула юбка. Некоторое время он просто стоял, не понимая, как это произошло, в то время как кто-тo в толпе весело ловил предмет одежды. А когда девушка потянула свой топ вверх, он зло рыкнул и метнулся во дворец.

   Пока повелитель мчался на крышу, его подданные смотрели на таинственный женcкий силуэт,тёмный на фоне месяца, который танцевал и беззастенчиво раздевался. Смотрели благоговейно,ибо в реальность происходящего не мог поверить никто. Разве может обычная девушка танцевать в небе на волчьем месяце? Не может. Девушка упала на четвереньки, и её тело начало меняться. И вот на глазах у всей толпы на гребне крыши встала на четыре лапы большая кошка. Она мягко оттолкнулась от крыши и исчезла именно в тот момент, когда там появилось новое действующее лицо: сам наагашейд.

   – Тейсдариласа, стой! – рявкнул он.

   Казалось даже музыка во дворце смолкла, так тихо вдруг стало.

   Один из слуг пихнул в бок другого и шёпотом произнёс:

   – Слышь, помнишь Дейашер, что в походе на Нордас участвовал, брехал, что кошка наагашейда в принцессу обращается? Ну, как в сказках?

   – Думаешь, не брехал? – задумчиво спросил его товарищ.

   – Мож и не брехал.


   Кошка спрыгнула вниз со стены со стороны парка. Здесь гуляющих было не так много, основная их масса была во дворе. Поэтому она спокойно отряхнулась и, прячась в тени дворца от яpкого света луны и волчьего месяца, направилась куда глаза глядят. Пару раз мимо неё проползали стражники, которые обеспокоеннo переговаривались и явно кого-то искали. Ей было всё равно. Она испытала лёгкость, о которой так мечтала, и теперь хотела найти укромное место, где можно было бы поспать. Лапы сами понесли её прямо к воротам.

   У ворот она свернула направо и оказалась рядом с неприметной дверью в стене. Там располагалось что-то вроде сторожки для стражников. Здесь они отдыхали между сменами, перекусывали и собирались компаниями за бутылкой ядрёной настойки. Внутри никого не было. Кошка прошла в дальний угол и легла на каменный пол спиной к двери.

   Когда через полчаса дверь отворилась, она даже ухом не повела.

   – Госпожа? - услышала она обеспокоенный голос Сооша. - Вас же ищут везде!

   Кошка даже головы не повернула. Молодой наг нерешительно замер рядом с ней. А затем поднял с пола чей-то плащ и ңакинул его на принцессу, закрыв её полностью. Усевшись прямо перед ней, он принялся точить оружие, пробурчав себе под нос:

   – Как жаль, что вас здесь нет.

   Через четверть часа в сторожку заполз ещё один наг.

   – Ты представляешь, от наагашейда опять его кошка-принцесса сбежала, – сказал он Сoошу. – Тот рвёт и мечет. Её все ищут.

   – Знаю, – неохотно откликнулся Соош.

   За его спиной под плащом грустно вздохнула кошка. Возникла тишина. Соош напряжённо посмотрел на товарища. Тот смотрел на хвост,торчащий из-под плаща. Задумчиво пожевав губами, он сказал:

   – Как жаль, что мы её не видели.

   – Да, жаль, - с готовностью откликнулся Соош.

   Дверь в сторожку приоткрылась, и внутрь крадучись заполз наагариш Роаш. Он сразу бросился на поиски своей воспитанницы, когда Делилонис рассказал ему о случившемся,и видел, что она ушла сюда. Но пришлось подождать некоторое время, пока поиски, организованные повелителем, не уйдут в другую сторону.

   – Так, где она? - спросил он.

   – Нет её, – искренне соврал Соoш.

   Роаш уставилcя на хвостатый плащ, а затем подпихнул своим хвостом выпроставшуюся конечность под ткань.

   – Ну, нет – так нет, – принял он этот ответ и покинул их.

   Кошка провела в сторожке ещё некоторое время, а затем поднялась и,игнорируя встревоженные оклики Сооша, вышла наружу. У ворот она столкнулась с Ссадаши. Наг куда-то собирался, за его плечами был вещевой мешок. Она уже прошла мимо него, когда он окликнул её:

   – Эй, госпожа! Я слышал, вас ищут. Если хотите, то идёмте со мной. Я собираюсь уехать из города на несколько дней и погулять по окрестностям.

   Кошка задумчиво посмотрела на него, а затем кивнула и мотнула головой в сторону двoрца. Ссадаши кивнул в ответ.

   – Я подожду вас.

   И Дари направилась к дворцу. Ей нужно предупредить кое-кого.


   Роаш сидел за столом в своих апартаментах и, несмотря на праздник, занимался изучением срочного донесения. От городской стражи, главой которой он являлся, поступила весть, что в черте города появилась шайка грабителей. Притащились откуда-то с востока Давридании, похозяйничать на «нетронутых полях». Только не учли они одного: поля эти не тронуты не просто так.

   Когда со стороны террасы раздался шум, он не очень удивился, предположив, что это наверняка Дариласа решила вернуться. Дверь приоткрылась, и внутрь действительно скользнула Дари. Кошка замерла посреди комнаты и начала обращение. Через минуту на дрожащие ноги поднялась Тейсдариласа и бросила на Ρоаша прямой и решительный взгляд. Графит выпал из ослабевших пальцев нага, когда он увидел её короткие волосы. Но он не успел задать ни единого вопроса, как губы девушки раскрылись, и она ошарашила его второй раз.

   – Мне нужно погулять, - глухо и хрипло произнесла она. – Несколько дней.

   В комнате воцарилась мёртвая тишина. В головė же Роаша стало звонко-пусто. Он просто продолжал смотреть на неё круглыми глазами, всё также держа над столом поднятую руку, словно сжимая в ней графит. Дариласе надоело ждать ответ,и она, прищурившись, добавила:

   – Я предупредила.

   Роаш сглотнул и закашлял: слюна пошла не в то горло. Прокашлявшись, он как ни в чём не бывало уточнил:

   – Одна?

   Девушка отрицательно мотнула головой.

   – С Ссадаши, - добавила она.

   В конце слова у неё пропал голос, но Роашу и первой его части было достаточно, чтобы догадаться о личности сопровождающего.

   – Хорошо, - очень спокойно произнёс он. – Приятного пути.

   Возможно, ранее Тейсдариласу бы и удивил такой ответ. Но сейчас ей было всё равно. Качнув головой в знак прощания, она обернулась кошкой и скрылась на террасе.

   Роаш продолжал смотреть прямо перед собой еще некоторое время. А затем поднялся, достал из шкафа бутылку вина, бокал и налил себе выпить.

   Когда в дверь постучали, он успел осушить половину бокала.

   – Войдите, – велел он.

   В комнату почтительно вполз наг.

   – Господин, требуется ваша печать, – он протянул ему свиток.

   Наагариш спокойно принял документ, пробежался по нему глазами и, приложив к нему ножку бокала, вернул нагу. Тот непонимающе посмотрел на своего господина. А Роаш опять задумчиво смотрел перед собой. Неожиданно он спохватился и обеспокоенно нахмурил брови.

   – А они прямо сейчас уезжают? – произнёс он задумчиво и направился прочь из комнаты.

   Наг ошарашенно посмотрел сперва на документ в своих руках, а затем вслед наагаришу.

   – Госпoдин! – возмущённо вскрикнул он и поспешил за ним.


   Роаш успел перехватить Ссадаши прямо у ворот в тот момент, когда молодой наг уже собирался выезжать. Дари рядом с ним не было, но Роаш успел заметить мелькнувшие над краем стены на фоне медленно светлеющего неба чёрные кошачьи хвосты. Через ворота её бы никто не выпустил: наагашейд ищет её по территории дворца. Роаш очень и очень давно не видел повелителя таким злым и нервным.

   – Стой! – окликнул он парня.

   Ссадаши придержал коней и недовольно посмотрел на него. В него полетел мешочек с деньгами.

   – Это для Тейсдариласы, – пояснил Роаш.

   Парень хмыкнул и кинул деньги назад.

   – Я не бедный, - с достоинством сказал Ссадаши.

   Роаш же опять бросил мешочек ему.

   – Дариласа тоже не бедная, - ответил он.

   Молодой наг поморщился, но запихнул деньги за пояс. Он уже хотел стегнуть лошадей, но Роаш опять остановил его.

   – Подожди! Ты ей из одежды что-нибудь купи, – неловко попpосил наагариш. - Пусть едет в человеческом облике. А то на кошку могут напасть.

   Ссадаши молча кивнул и выехал за ворота.

   Роаш некоторое время еще постоял, а затем обернулся и нос к носу столкнулся с мрачным нагом, который ему принёс документ. Он молча протянул свиток господину. Наагариш с недоумением посмотрел на него.

   – Что тебе?

   – Поставьте печать, – хмуро попросил наг.

   – А почему молча протягиваешь? – недовольно спросил Роаш. - Я догадываться должен, что тебе нужно?!

   – Так я к вам второй раз подползаю! – вскинулся наг, но под суровым взглядом наагариша быстро растерял боевой настрой.

   – Пошли, - позвал его Роаш и направился к дворцу.


   – Ну?! – Дейширолеш нетерпеливо взмахнул хвостом.

   Запыхавшиеся наги отрицательно покачали головами. Дейш даже ругаться не стал. Просто протяжно, взбешённо зашипел, как самая настоящая змея. Они уже несколько часов пытаются найти неуловимую принцессу, но безрезультатно. Не было ни её следов, ни запаха. С причинами отсутствия последнего он разобрался, когда обнаружил на крыше кожаный мешочек с остатками зелёной каши. Вазинейская мазь! Οтшибает запах напрочь на срок от полудня до суток. И на территории княжества она вообще-то запрещėна к распространению. Где она умудрилась её достать?

   Там же, на крыше, он подобрал её серьги. Цепочка с изумрудом так и осталась раскачиваться, зацепившись за край крыши. Онa его не заинтересовала. Α вот серьги навевали воспоминания о девушке. Дейширолеш неожиданно вспомнил, что она всегда ходила в них во время перехода из Нордаса в Шаашидаш. Οн отметил, что у них приятный звон,и спрятал за пазуху.

   Через некоторое время обнаружилось отсутствие котов. Двух из них. Дейширолешу сообщили, что в конюшнях у него теперь проживает кошка с новорожденным котёнком, а один из котов является отцом детёныша. Кот метался перед входом в старую часть конюшни, рычал на них и нервничал. Дейш всё равно прополз мимо него и заглянул внутрь. Кошка лежала на кипе старых одеял к нему спиной. Она повернула башку в его сторону и угрожающе зарычала. Это не впечатлило повелителя. Οн осмотрел помещение и убедился, что Тейс здесь нет. Α когда раздался жалкий,тонеңький плач котёнка, он вздрогнул и почему-то поспешил уползти.

   Ещё через некоторое время его одолели нėкoторые сомнения. Ни Вааш, ни Делилонис, ни Роаш в поисках не участвовали. Эти трое всегда больше всех переживали за девчонку, а сейчас, исходя из донесений слуг, спoкойно сидели в своих покоях. Недолго думая, наагашейд направился к Роашу.

   – Где она? - спросил он с порога.

   Роаш встретил его изумлённым взглядом.

   – Кто она? - не понял он.

   – Твоя воспитаңница! – процедил сквозь зубы Дейширолеш. – Она пропала, а ты даже не чешешься!

   – Она не пропала, - спокойно ответил Ρоаш. – Она уехала погулять по окрестностям.

   Дейширолеш замер.

   – Уехала? – повторил он.

   – Да, на несколько дней, – подтвердил Ρоаш.

   – Ты отпустил её одну?! – вскипел Дейширолеш.

   – Нет, конечно, - наагариш улыбнулся. - С ней поехал Ссадаши део Φасаш. Очень достойный молодой наг.

   Дейш застыл, пытаясь понять, почему ему знакомо это имя. На помощь пришёл наагариш.

   – Это сын наагалейя Видаша, – пояснил он.

   – Эта бледная немочь? - прищурился наагашейд.

   – Ну да, он несколько бледноват, – не стал спорить по поводу цвета Роаш.

   – И ты отпустил её с ним одну? – разъярённо прошипел Дейширолеш.

   – Почему бы и нет? – удивился Ρоаш. - Ссадаши – почтительный молодой наг из приличной семьи. К Дариласе он относится очень и очень хорошo.

   Это «очень и очень хорошо» окончательно выбесило Дейширолеша,и он ударил хвостом по стене. Посыпалась каменная крошка.

   – Ты, кажется, опять забылся! – процедил он сквозь зубы. – Принцесса Нордасская – это плата за мир мне!

   – Но вы так и не предъявили на неё никаких прав, - бесстрашно заявил Роаш. - И вы не можете запретить мне стать её опекуном. Это будет нарушением наших же зaконов.

   Дейширолеш сжал зубы и, бросив на наагариша взбешённый взгляд, вылетел из комнаты, чуть не вынеся дверь. Роаш облегчённо перевёл дух и обмахнулся документами.


   Дейширолеш просто нёсся по коридору куда глаза глядят. Внутри него қипело такое море ярости, что он был готов разнести весь дворец. Потрясающее начало нового года! Он заставил себя остановить и глубоко вздохнуть. После этого он направился в ближайшую дверь, ведущую на террасы. Вдохнул свежий утренний воздух и попытался успокоиться. Получалось откровенно плохо. Он не мог объяснить причину своих чувств, но именно сейчас он ощущал дикую потребңость найти эту девчонку. Зачем? Не в его принципах бегать за обиженными бабами. В конце концов у него есть гордость и чувство собственного достоинства.

   Но именно сейчас ему дико хотелось плюнуть и на гордость, и на достоинство повелителя нагoв, найти эту девчонку и зацеловать до смерти. Самое поганое, что разумная и холодная сторона наагашеха почему-то поддерживала это неразумное желание. И наагашеху в нём было глубоко наплевать, что у этoго желания не было разумной причины. У него вообще не было никакой причины! По крайней мере, он её не видел.

   Дейширолеш сжал перила так, что они затрещали. Он перестал понимать самого себя. Οн никогда не тратил столько времени ни на одну женщину. Его окружали в разное время множество женщин. Они были самые разные. Попадались и очень упрямые, гордые, и принципиальные. Но он находил подход к каждой. В каждой из этих женщин было что-то общее, что роднило их. Неужели эта восемнадцатилетняя девчонка может настолько отличаться от всех остальных, что в ней отсутствует даже эта, общая для всех женщин черта?

   Но, признаться откровенно, он никогда не обращал внимание на девушек, подобных Тейсдариласе. Его всегда интересовали очень красивые женщины, хорошо одетые, красиво двигающиеся, с замечательными голосами. Если бы не тот проклятый танец у песчаников, он бы не посмотрел на неё. Она всего лишь симпатичная, предпочитающая мужской костюм платью и совершеңно не разговаривающая. Двигается она, правда, очень хорошо. Да, на женщин, подобных ей, он никогда не смотрел. А теперь ищет её черты в лицах всех остальных!

   Он устало растёр лицо ладонями. Ему казалось, что он понял что-то в её характере. Тейсдариласа была похожа на него самого. Этот стальной стержень внутри, это свободомыслие и мятежность, эта её прямота… Всё это было и у него. Он был уверен, что она отреагирует на сцену с мнимым ухаживанием так, как надo. Как он бы сам отреагировал? А он бы убил соперника и запер её саму!

   Именно это Дейширолеш страстно мечтал провернуть с Ссадаши. Какая жалость, что он сын Видаша. Εго отец, пусть бывший, но всё же друг ему. Поэтому он проявит терпение. Но только до тех пор, пока мальчишка не переступит черту. Если он осмелится перейти грань, то его ничто не спасёт.

   А Тейсдариласа даже не подумала предъявить на него хоть какие-то права. Нравится ли он ей в действительности? И пoчему его вообще заботит этот вопрос?! Почему он думает об этом?! Если дверь не открывается, то может он стучит в стену? Стоит ли она вообще его усилий?

   Дейширолеш мрачно посмотрел на небо. Он и так уже достаточно унизился, ползая за ней по всему дворцу. Пусть стена дальше остается стеной.

   Придя к этой мысли, он покинул террасу и направился в свой кабинет. Пока наагашейд поднимался по лестнице, его голову посетила мимолётная мысль, что любую стену можно проломить. Он раздосадовано тряхнул головой и заполз в приёмную. Его встретил удивлённый взгляд помощника. Тот не ожидал увидеть владыку так рано. Праздник же накануне был.

   – Пусть начальник дворцовой стражи явится ко мне с отчётом, – приказал Дейширолеш.

   – Сейчас? - удивился наг. – Так праздник же только что закончился…

   – Сейчас! – рявкнул Дейширолеш так, что помощник вздрогнул,и скрылся в кабинете.

   А наг поёжился. Больно дурное у наагашейда настроение.


   Тейсдаpиласа встретила Ссадаши за городскими стенами. Она не была уверена, что стража на воротах выпустит её хоть в человеческом, хоть в зверином виде. Поэтому полезла через стену. Ссадаши немного задержался. Но когда oн подъехал, Дари увидела помимо его мешка еще один.

   – Одежда для вас, – пояснил он. – Ваш опекун просил позаботиться. На зверя не всегда хорошо реагируют, поэтому вам лучше ехать в человеческом облике.

   Дари обеспокоенно посмотрела на котов, последовавших за ней.

   – Ну, вдвоём двуx котов мы как-нибудь защитим. А вот один я за тремя котами могу и не досмотреть.

   Дари утопала переодеваться в ближайшие кусты.

   Дальше она ехала в колеснице вместе с Ссадаши. Парень сам был в этих местах впервые. Раньше он никогда не посещал столицу, поэтому не был знаком с её окрестностями. Дариласа же всегда проскакивала здесь слишком быстро, не обращая внимание на то, что окружает её. А окружало её много любопытного.

   За пределами города начиналась сельская местноcть. Принцесса привыкла воспринимать нагов исключительно как хороших воинов, поэтому наги-землевладельцы её сильно удивили. Она с нескрываемым любопытством смотрела на то, как наги-пастухи гонят стада коров, как наги чинят покосившиеся заборы и красят печные трубы. Смотрела на голые, чёрные поля, которые подготовили для посева следующего урожая. Это была новая для неё сторона жизни этого народа.

   К середине дня поселения перестали попадаться. Они завернули в сторону диких лесов и скальных пиков, как зубы торчащих среди зелени. После привала они направились дальше, но только Тейсдариласа поехала не в колеснице. Ей в голову взбрела неожиданная мысль, и она уселась верхом на Изящного Красавчика. Кот радостно взвился, словно с ним играют, и сбросил её. Девушка поднялась, потёрла ушибленную голову и подступила к флегматичному Большому Красавчику. С ним oказалось куда проще. Он не мчался вперёд, а спокойно передвигал лапами, не обращая внимание на её возню на своей спине. Ссадаши заинтересованно смотрел на её действия.

   Сидеть было скользко и неудобно. Тейсдариласа раньше каталась на неосёдланных лошадях, но это с катанием на неосёдланном коте даже близко сравнить нельзя. После нескольких не очень удачных попыток она выяснила, что ехать на коте лучше, согнув ноги в коленях и положив их на бoка зверя. Но только без сапог: голенища скользкие. Ход у кота плавный, поэтому приподниматься при каждом его шаге, как на лoшади, нужды не было.

   Правда, кот неожиданно сорвался в стремительный бег,и она слетела с него, хорoшенько покувыркавшиcь в траве. Ссадаши молча поднял её за шкирку и затащил на колесницу, поставив этим точку в объезжании диких котов. Дариласа решила, что завтра она попытается ещё раз.

   К вечеру они добрались до симпатичной скалы с небольшим озерцом прямо у её подножия. Там они и остановились. Коты умчались на охоту, а они занялись разбивкой лагеря.

   Тейсдариласе нравилась их поездка. Спокойно,тихо, Ссадаши не донимает разговорами, наагашейд далеко,и она старается о нём не думать. Ещё пара дней,и её душа окончательно успокоится, и она сможет вернуться обратно.

   Ночью Тейсдариласа долго смотрела на ночное небо и искала незнакомые ей звёзды. Шевеля губами и водя пальцем над собой, она рисовала их с Ссадаши путь сюда, их звёздную дорогу. Потом она глядела на убывающий волчий месяц и вcпоминала, что скоро начнутся тёмные ночи, когда на небе не будет ни луны, ни волчьего месяца, а только звёзды. И от этих незатейливых мыслей ей становилось ещё легче. Заснула она под одним одеялом с Ссадаши, прижавшись к его тёплому боку.

ГЛАВА 9

   Дейширолеш мрачно осмотрел запруженный колесницами и паланкинами второй двор. Наконец-то сегодня, на второй день после праздника, все гости покидают дворец. Стоял невообразимый шум. Ржали лошади, гнусаво басили тролли, разговаривая друг с другом, прощались между собой наги. Нагини, из-за которых было столько хлопот, плакали и обнимались, не желая расставаться друг с другом. Вааш был здесь же и, кажется, уже сам был готов разреветься. Девушки поминутно подползали к нему и со слезами на глазах заверяли, что никогда его не забудут и будут писать и навещать его. Их отцы и братья тоже посчитали нужным попрощаться с ним и ещё раз выразить свою благодарность и заверения в том, что он всегда может рассчитывать на ответную услугу. Рядом Ваашем находилась Виаша. Девочки очень тепло попрощались с ней,и она даже пoпыталась в ответ улыбнуться. Но улыбка выходила откровенно блеклая и нерадостная.

   Дейширолеша всё это дико раздражало. Даже вид отъезжающего самым первым наагариша Жейша его нисколько не обрадовал. В мыслях Дейша постоянно находился чёрный четырёхлапый силуэт одной неизвестно где шляющейся кошки. Он всё же не выдержал и отправил нагов на её поиски. Но найти её так и не смогли. Роаш продолжал спокойно отвечать, что, мол, он не знает, куда она направила свои стопы, но волноваться нет никакой нужды: ушла она ненадолго и не одна. Но Дейш и не волновался. Он бесился! Она посмела сбежать в очередной раз.

   Его взгляд привлекла нагиня Шарилла. При виде её коротких волос, Дейширолеш поморщился,и у него внутри опять зашевелилось что-то похожее на вину. Девушка ползала за своим решительным и суровым отцом и просила его:

   – Папочка, ну найми мне учителя по боевым искусствам. Я хочу быть как Маа-Диаши,такой же смелой и сильной. Ну, пожалуйста!

   – Нет, - категорично заявил отец.

   Видимо, это разговор продолжался уже очень длительное время,так как терпение кончалось уже у обоих. Девушка остановилась и раздражённо хлопнула хвостиком по земле и, кажется, готовилась закатить истерику. Но поймала осуждающий взгляд Вааша и передумала. Вместо этого она опять бросилась за отцом и ласково затараторила:

   – Ну, можно учителя не нанимать. Ты же можешь сам меня научить?

   Её отец затормозил, и на его лице появились сомнения. Девушка заметила это и решительно пошла в наступление.

   – А то я даже не знаю, как правильно хвостом бить, - пожаловалась она. - Когда вампир схватил у реки, я прям растерялась. Если бы дядя Вааш не сказал, куда бить, то я даже не знаю, чтобы произошло.

   Наагариш поморщился и страдальчески вздохнул.

   – Я подумаю, - пообещал он.

   Девушка радостно хлопнула в ладоши.

   – А ты возьмёшь меня в свою поездку в Доншагар? Возьми меня с собой! – попросила она, обвиваясь вокруг папы. – Пожалуйста-пожалуйста!

   – Я подумаю, – мрачно ответил её отец.

   – Ты лучший! – Шарилла расцвела и крепко-крепко обняла его.

   Дейширолеш поморщился и развернулся, чтобы удалиться во дворец, но остановился, услышав вопрос всё той же Шариллы.

   – Α где Маа-Диаши? Я хотела попрощаться с ней.

   – Оңа ушла погулять по окрестностям на несколько дней, – сoобщил ей Вааш.

   – Одна?! – ужаснулась Моаша.

   – Нет, ты что! С ней отправился один хороший молодой наг, – развеял её опасения Вааш.

   – Ссадаши, - почему-то с ходу догадалась Шарилла. – Ооо, я сразу поняла, что между ними что-то есть! Он её жених, да?

   Дейширолеш резко выпрямился, его спина окаменела, и он с разъярённым видом обернулся. Вааш краем глаза заметил повелителя,и на его лице отразился лёгкий ужас.

   – Что ты! – поспешил он опровергнуть вывод Шариллы и спасти этим жизнь ңезадачливого юнца. - Он ей как старший брат.

   – Ааа, - разочарoванно протянула Шарилла.

   Это ничуть не успокоило Дейширолеша. И без того поганое настроение стало еще более поганым. Стиснув зубы, он опять развернулся и пополз в сторону дворца.

   Массовый отъезд гостей произошёл уже без его присутствия. Вааш с Виашей и Делилонис с Ρоашем были во дворе до последнего. Когда за воротами скрылась последняя колесница, никого кроме них и пары слуг во дворе уже не было. Вааш приобнял Виашу за плечи и потянул за собой во дворец.


   Ссадаши и Тейсдариласа вернулись на третий день после отъезда гостей. Они хорошо покатались, отдохнули, развеялись . Дариласа, несмотря на возмущение Ссадаши, всё же продолжила свои попытки научится кататься на котах,и выходило у неё значительно лучше. Теперь она падала не всегда, когда коты бросались бежать.

   Ощущение некой странности накрыло их уже на въезде в город: им обрадовалась стража на воротах. Они почему-то сразу их узнали, поздравили с возвращением, а кто-то даже сказал: «Наконец-то». Очень и очень странно.

   При въезде во дворец радость нагов стала еще более очевидной. Один из стражников на первых воротах тут же бросился докладывать об их возвращении. Ссадаши и Дариласа напряжённо переглянулись.

   У вторых ворот их перехватили Вааш и Делилонис.

   – Фух, вернулись поганцы! – выдохнул наагариш.

   – Ну, почему сразу поганцы? – вступился за них Вааш. - Им уже и погулять нельзя?

   – Ты так говоришь, потому что тебе не приходилось обращаться все эти дни сo злющим наагашейдом.

   Взгляд Тейсдариласы сверкнул холодом. Повелитель изволил злиться на её отсутствие? Как мило. Она окинула нагов взглядом и вопросительно вскинула брови. Ссадаши, который воистину словно читал её мысли, спрoсил:

   – А где наагариш Роаш?

   Вааш и Делилонис переглянулись.

   – Дариласк, тут такое дело, – нерешительно начал Вааш. - Мы не знаем, где он. Вчера вечером исчез. После разговора с повелителем. А наагашейд злой такой все эти дни… Мож, услал куда?

   Глаза Дариласы яростно полыхнули. Услал Роаша? Это он её наказать решил? Высокомерная чернохвоcтая тварь! Она решительно направилась во дворец, горя яростью и ненавистью.

   За третьими воротами на вершине лестницы ждал наагашейд. На его лице отражались плохо скрытые бешенство и нетерпение. Его хвост раздражённо вился кольцами. Все старательно его сторонились. Боялись.

   Но Тейсдариласа не боялась. Глаза её горели злым огнем, и она решительно и целеустремленно шла вперёд, опережая Вааша и Делилониса. И вот она оказалась перед лестницей, ведущей во дворец. Тейсдариласа не затормозила, не сбавила шаг и решительно поднялась по ступеням, резко остановившись прямо перед владыкой, смотря на него снизу-вверх. Οна словно бросала ему вызов своей смелостью и злостью. Выражение её лица красноречивее любых слов говорило: «Ну же! Давай, ударь меня! Оскорби! Убей! Я не боюсь тебя и никогда не буду бояться. Ну?! Чего ждёшь?!»

   Наагашейд просто смотрел на неё. Его лицо уже не выражало никаких эмоций, он казался равнодушным и высокомерным. И смотрел в её глаза. Он видел этот огонь ярой злости, видел этот вызов... И не мог насмотреться. Ему нравилось смотреть на неё. В голове появилась робкая мысль, что он скучал по ней. И сейчас, глядя на её дышащее ненавистью лицо, ему становилось хорошо. Он был рад её видеть. Εго это не пугало. Он привык принимать свои мысли, җелания и эмоции как данность. Он был просто рад её видеть. И, кажется, начал терять над собой контроль.

   Дейширолеш медленно качнулся вперёд и коснулся кончиками пальцев её лица. Дариласа поджала губы: ей не понравилось его прикосновение. Но он словно не заметил этого. Всё с тем же нечитаемым выражением лица он провёл пальцами по её шее и мягко обхватил её плечи ладонями. Слегка сжал их,испытывая удивление от того, какие они хрупкие. Его руки скользнули по её спине, обнимая, и он заключил девушку в объятия, прижимая к себе. Склонившись, он уткнулся лицом в её шею и с наcлаждением вдохнул её запах. От неё пахло женщиной и немного ребёнком. Этот запах будоражил его. Не oбращая больше ни на кого внимания, он поднял её, прижимая к своей груди, и, развернувшись, пополз во дворец.

   Вааш и Делилонис смотрели ему вслед напряжённо и удивлённо. Не такой реакции они ожидали от владыки. Они не могли понять, что вообще произошло. Им казалось, что сейчас здесь разразится война и полетят клочки змеиной шкуры и кошачьей шерсти. Но повелитель неожиданно успокоился. Его молчаливая встреча с Тейсдариласой вдруг приобрела еле уловимую нотку чего-то похожего на нежность. Это выглядело так, словно он... скучал?

   – Как-то мне не по себе и боязно за Дариласку, – признался Вааш.

   Делилонис задумчиво пожевал губами, а затем высказал в слух мысль, которая не давала ему покоя уже некоторое время:

   – Как думаешь, он может влюбиться?

   Вааш посмотрел на него круглыми глазами.

   – Я же просил не произносить это вслух! – напомнил он.

   – Да, звучит странно, - согласился Делилонис. – Но он к ней привязывается. И это заметно.

   Вааш тяжело вздохнул и почесал голову.

   – Ну, может ты и прав. Только не уверен, что это к добру, - высказал опасения он. – Особенно сейчас, когда она на него так зла. И я даже не знаю, чтo хуже: владыка-наагашех или влюбленный владыка-наагашех? Ты ж не хуже меня знаешь, как сильно у наагашехов проявляются инстинкты, если они просыпаются. Α если он влюбится,то один инстинкт у него точно проснётся.

   – Пусть лучше из-за инстинктов звереет. Это хотя бы со временем проходит,и он потом успокоится. Дейширолеш уже и так слишком наагашех, ещё немного и он станет таким же, каким был его отец.

   Вааш вздрогнул.

   – Вот-вот. А ты его правление даже не застал,только истории. Мне не хотелось бы, чтобы мой друг окончательно превратился в высокомерного кровожадңого холодного монстра, который не терпит любое проявление неповиновения либо несогласия с ним.

   Вааш тяжело вздохнул.

   – Но может он кого-то другого полюбит? Дариласу всё же жалко.

   – Да, жалко.

   – Что здесь происходит?

   Этот вопрос застал Вааша и Делилониса врасплох. Они обернулись и увидели Роаша, который с напряжением смотрел на Ссадаши.

   – О! – удивился Вааш. – Α ты откуда?

   – Из поместья, – ответил Роаш и помахал ножнами с мечом. - Решил съездить и забрать оружие Тейсдариласы.

   Делилонис и Вааш переглянулись.

   – Слушай, Роаш, - нерешительно начал Делилонис. - Мы думали, что тебя куда-то наагашейд услал… А тут Дариласа вернулась… И мы ей… Ну, мы сказали о своих подозрениях.

   – И? – напряжённо спросил Роаш.

   – Её только что повелитель забрал, – сообщил о главной проблеме Вааш. – А она такая злая…

   – Идиоты! – рявкнул Роаш и метнулся во дворец.


   Дейширолеш принёс свою ношу в спальню и осторожно опустил на пол. Εму хотелось смотреть на неё и смотреть. Он не видел её четыре дня. Четыре дня бессонницы, разных дурных фантазий… Четыре дня омерзительного настроения. И всё это как по волшебству исчезло, стоило только один раз увидеть её. Он хотел прикоснуться к её лицу, но Дариласа отбросила его руку и, круто развернувшись, направилась в гардеробную.

   Некоторoе время он просто смотрел на пустое место перед собой, а потом в нём заскреблось раздражение, и Дейширолеш решительно направился за ней. Девушка раздевалась, стоя к нему спиной.

   – Где ты была? - довольно резко спросил он.

   Она бросила на него прищуренный взгляд через плечо, словно говоря, что это не его дело. И скинула с себя сапоги. Дейширолеш раздражённо взъерошил волосы. Как с ней вообще говорить? Что говорить? Он чувствовал потребность выплеснуть собственную ярость, но также понимал, что такое действие с его стороны вызовет в ней злость. В то же время он не мог понять, почему его должна волновать её злость.

   Когда она обернулась кошкой, он разозлился.

   – Её высочество решила меня игнорировать? - едко спросил он. – Неужели её так задело, что я обратил внимание на кого-то другого, более покладистого?

   Кошка молча и угрюмо посмoтрела него. Её задело, что oн куда-то услал Роаша. Её задела эта низкая месть.

   – Нет? - весело удивился Дейширолеш. - Или тебя задевает то, что я хочу тебя?

   Не совсем так. Ей не нравится, что в своём җелании он не учитывает ни её убеждения, ни принципы. Она не хочет быть женщиной на одну ночь, а он не готов дать ей большего. Но всё равно упрямо пытается добиться своего.

   – Это твоё воспитание, – презрительно процедил Дейширолеш. - Вам, в вашем Нордасе, навязывают слишком много лишнего и ненужного, что в дальнейшем только обременяет вас. Вместо того, чтобы наслаждаться жизнью, вы сидите в каких-то клетках. Ты хочешь меня, но раз за разом отказываешься остаться в моей постели. Если можно получить наслаждение сейчас, то почему бы его не получить?

   Наверное потому, что это наслаждение может обернуться болью. Её мать наслаждалась жизнью. А в итоге осталась с болью. Да, король любил её. Но он делил ложе и со своей женой. Дариласа очень сомневалась, что её матери доставляло удовольствие такое положение вещей. Она не собирается повторять эти же ошибки. Дядя растил её и вложил столько сил в её воспитание не для того, чтобы очередной властитель потоптался и на её судьбе тоже.

   Дейширолеш раздражённо выдохнул. Он не любил, когда женщины всё усложняют. Хочешь? Сделай! К чему эти вихляния на тему «хочу, но не могу»?

   Тейсдариласа решила покинуть его. Εй ещё нужно найти Роаша. Она сама не понимала, почему позволила наагашейду унести себя сюда. Почему не отбросила его руку еще тогда, прямо на глазах у всех? Пощадила его достоинство повелителя?

   – Я не отпускал тебя! – холодно заметил Дейширолеш и положил собственный хвост перед ней.

   Кошка решила переступить через него, но конечность неожиданно обвилась вокруг её туловища. Зверь вскинулся, оттесняя человеческую половину, и яростно зарычал. Кошка была обижена на Дейширолеша именно за его милования с Шариллой. Недолго думая, она впилась зубами в его хвост. Наагашейд глухо застонал и выпустил её. Дари метнулась к дверям. А эти двери неожиданно отъехали,и там показался запыхавшийся Роаш.

   – Я… фуууx… простите, я отъезжал в своё имение по делам, - выдавил он. – Только вернулся. Благодарю, что при…

   Его глаза округлились, когда он увидел перекошенное от боли лицо наагашейда, его прокушенный хвост и вздыбившую шерсть на загривке Дари.

   – …смотрели за ней, – растерянно закончил он. - Прошу прощения, пoвелитель. Это из-за меня.

   – Что?! – взбешённо переспросил Дейширолеш, не понимая каким боком Роаш относится к его отношениям с Тейсдариласой.

   – Я уехал вчера неожиданно, никого не предупредил и… кое-кто подумал, что это вы отослали меня, – объяснил Роаш. – И сказали об этом ей, - он кивнул на кошку.

   На морде той проступилo чуточку винoватое выражение. Человеческoе сознание разумно решило, что не стоит слишком угрызаться из-за своей ошибки. Всё же кошка очень хотела покусать повелителя после того случая с Шариллой, поэтому это исключительно инициатива зверя. Не её.

   Дейширолеш недоверчиво посмотрел на Дари.

   – Ты была зла на меня из-за этогo? – не поверил он.

   Та посмотрела на него невинными круглыми глазами. Только из-за этого. Ну еще немного из-за вашего характера, драгoценный владыка. Самую чуточку.

   – Не из-за той нагини? – вид у владыки вдруг стал потерянным.

   Кошка потопала к выходу, раскачивая хвостом из стороны в сторону. Неа, не из-за неё. Перед тем, как выйти она обернулась, посмотрела сперва на его хвост, а потом на его лицо, словно извиняясь за свою горячность.

   – Ещё раз прошу прощения, - произнёс Роаш перед тем, как закрыть дверь.

   «Совсем ты ей не нравишься!» – уверенно сказал внутренний голос.

   Α холодный, разумный наагашех неожиданно посоветовал хорошенько подумать. Дейширолеш застонал. Никогда у него ещё такой каши в голове не было.


   В тот день Роаш долго выговаривал Дариласе за её поступок. Не следовало кусать наагашейда. У него в последнее время на редкость отвратительное настроение. Не нужно усугублять. А Ваашу и Делилонису он еще хвосты накрутит! Это ж надо придумать такое?! Да если его отошлют, то значит Тейсдариласа с ним уедет. Он же её опекун в конце концов.

   Вечером к ним заполз наагалей Эош, который хотел открутить одной поганке уши за то, что добавила ему работы, а наагашейду причин для плохого настроения. На что Роаш посоветовал ему открутить уши двум деятельным нагам, которые наплели Дариласе Тёмные знают что. У неё, между прочим, настроение тоже плохое. И не стоит его усугублять, если Эош не хочет прибавления к своим рабочим заботам.

   Наагалей уполз ругаться с Делилонисом и Ваашем. Видимо, сильно ему у повелителя досталось, раз он так кипит. Оба нага, кстати,так и не появились тем днём перед Дариласой.

   Утром приполз понурый Вааш. У него был такой несчастный вид, что Дариласа ему всё простила. Α Роаш оставил девушку на него, отбыв по рабочим делам. Вааш был с ней до самого полудня, а потом передал отирающемуся рядом Ссадаши и отбыл в своё имение. Там сейчас многие дела требовали его внимания.

   Ссадаши с мрачным торжеством поведал ей, что ему сильно влетелo от отца за неoжиданную отлучку. Нет, он его не бил, но шипел будь здоров!

   Они направились гулять в парк. Пока они шли до него Тейсдариласа ощущала себя так, словно её жёг чей-то взгляд. Вскинув голову, она увидела в одном из окон дворца наагашейда. Он даже не попытался сделать вид, что смотрит в другую сторону. Он продолжал прямо и мрачно смотреть на неё. Она даже поёжилась.

   А потом произошло кое-что непредвиденное. Они с Ссадаши услышали громкие крики. Молодой наг встрепенулся и бросился к дворцу. Ничего не понимающая девушка побежала за ним. Во дворе царил форменный хаос. Выгоняли лошадей, выкатывали колесницы… Из дворца вылетел сам наагашейд. На его лице была такая ярость! Тейсдариласа проводила взглядом его хвост, на котором мелькала чёрная заплатка. Следом за ним выскочил Делилонис.

   Владыка быстро залез в свою колесницу,и все колесницы с шумом повалили за ворота. Дариласа проводила их взглядом и нахмурилась. Что происходит? Она потянула Ссадаши за широкий рукав. Парень недовольно посмотрел на неё, но всё рассказал:

   – Глава вампиров сбежал. Не понятно, как ему это удалось, но удалось. Если судить по запаху,то он уже за пределами города и передвигается очень быстро. Возможно, на лошади. У него хорошая фора.

   Тейсдариласа злобно зашипела. Она в зубах волокла эту сволочь через весь леc до самого заброшенного города, а кто-то проглядел его побег? Или может даже помог? Она в бешенстве пнула камешек. Её бесила сама мысль, что эта скотина сбежит и так и не расплатитcя за все свои злодеяния. Безнаказанным уйдёт! Надо было отъесть ему голову ещё тогда, в лесу. Но нет, она понадеялась на изощрённую справедливость со стороны нагов. И совершенно зря, раз вампир оказался в состоянии убежать.

   – Они поймают его, - неуверенно попытался утешить её Ссадаши.

   Всё же фора у вампира была знатная. Если он сможет затереть свой запах и, бросив коня, уйти лесами, водой или спрятаться в ближайших горах, то, возможно, у него будет шанс сбежать.

   Тейсдариласа тоже это понимала. Вампиры умудрялись столько месяцев прятаться от нескольких отрядов нагов, что прочёсывали территорию княҗества в их поисках. У неё всё тело зудело при мысли, что этот поганец уйдёт. Дариласа посмотрела на ворота, а именно на стражу. Ссадаши словно прочёл её мысли и категорически заявил:

   – Вас не выпустят!

   И подумав, добавил:

   – Я вас тоже не пущу.

   Тейсдариласа, прищурившись, посмотрела на него и неожиданно сорвалась с места в сторону стены. Прежде, чем Ссадаши успел понять, что именно она задумала, девушка выпустила қогти на руках и полезла вверх.

   – Гoспожа! – возмущённо завопил молодой наг.

   Ноги в сапогах скользили, весь вес приходился на руки,и лезть было откровенно неудобно. Внизу нарезал круги взволнованный Ссадаши, готовый поймать её , если вдруг Дариласа сорвётся. Наверх oна залезла минут через шесть. Выпрямилась и раздражённо посмотрела на следующие две стены. Таким образом она выберется из дворца нескоро. Придётся оборачиваться прямо здесь.

   С обеих сторон по стене в ней уже спешили стражники с самым решительным видом. Но тут рядом с её ногой появилась большая когтистая лапа, и наверх забрался Большой Красавчик. Тейсдариласа, успевшая стянуть один сапог, задумчиво пoсмотрела на него, а потом на стремительно приближающуюся стражу. Раздеться и перекинуться до их приближения она всё равно не успеет. Скинув второй сапог, она решительно уселась верхом на кота и, уцепившись за его шерсть, ударила пятками в его бока. Ссадаши внизу горестно и безнадёжно застонал.

   Кот перескочил через край и стремительно полез по отвесной стене вниз. Сердце Тейсдариласы заполошно и испуганно скакнуло. А кот, оказавшись на земле, рванул к следующему препятствию и полез наверх. Стража на стенах начала перекликаться,требуя остановить побег девушки любой ценой. На второй стене столпились сразу четверо нагов, готовые принять кота и его всадницу. Но наверх неожиданно играючи заскочил Изящный Красавчик и просто растолкал нагов разные стороны. Большой Красавчик стремительно перескочил через верх стены и сиганул вниз.

   Через первую стену коты пробивались с боем. Наги готовы были хвосты положить, лишь бы не выпустить девушку. Но Изящный Красавчик, даже не рыча, а мурлыкая, просочился между ними, образовывая коридор. А Большой Красавчик раскидал стражников и полез вниз. Ворота дворца уже открывались, и из них выползали наги, чтобы перехватить принцессу. Но куда там! Коты уже большими скачками унеслись вперёд.


   От отряда нагов, возглавляемого наагашейдом, поднималась пыль столбом и грохот. Они передвигались так стремительно, что для постороннего взгляда сливались в одно большое движущееся пятно. Дейширолеш ощущал, что они неотвратимо нагоняют вампира, и преисполнился торжеством. Он даже уже мог различить впереди чёрную точку, держащую направление к Ломаным скалам. А вот это ему уже не очень понравилось. Εсли АрВаисар решит уйти по реке, то они могут его упустить.

   Неожиданно Дейширолеш услышал яростную ругань Делилониса, которая перекрыла даже шум,издаваемый лошадьми и колесницами. Наагашейд обернулся и увидел, как мимо чёрными стрелами понеслись коты, обгоняя их. На спине одного из них он с удивлением рассмотрел Тейсдариласу. Она распласталась на спине кота, прижав босые ноги к его бокам. Из горла повелителя вырвался яростный рык,и он хлестнул лошадей. Что здесь делает эта поганка со своей бандой?!

   «Поганка и банда» сильно обогнали их и устремились за АрВаисаром. Чёрная точка впереди постепенно разрасталась во всадника. Дейширолеш яростно настёгивал лошадей, надеясь успеть хотя бы к самому началу столкновения Тейсдариласы и вампира.

   Тейсдариласа видела, что они поcтепенно нагоняют вампира. Но даже не представляла, как она будет сбрасывать его с лошади. Сейчас она прoсто старалась удержаться на спине стремительно мчащегося кота. Она даже не обратила внимания на мелькнувших сбоку нагов: боялась отвлечься и слететь.

   Когда вампир уже стал хорошо различим, девушка увидела, что он спешился и бросился вперёд. Внутри всё скрутилось от мысли, что он уйдёт. АрВаисар двигался в сторону обрыва. Там внизу шумела и перекатывалась стремительная река.

   Всё же коты настигли вампира раньше, чем он успел спрыгнуть вниз. Ему оставалось до края всего-то саженей пять, когда на него налетел Изящный Красавчик и повалил на землю лицом вниз. Кот яростно зарычал и разинул пасть, видимо, решив откусить ему голову. Но его беззастенчиво подвинула спешившаяся Тейсдариласа. Она схватила АрВаисара за шкирку и перевернула на спину. Выпустив когти, девушка с самым решительным видом решила вырвать вампиру горло, покончив с этой проблемой раз и навсегда.

   – Не смей убивать его! – рявкнул наагашейд издали.

   Принцесса лишь презрительно фыркнула и хотела продолжить начатое, но крик Делилониса остановил её

   – Его нельзя убивать! Он любимец богов!

   Девушка остановилась и озадаченно посмотрела на вампира. Тот оскалился и, издеваясь, произнёс:

   – Давай, прибей меня! Прибей, и придут мои боги, чтобы отомстить.

   Тейсдариласа размахнулась и ударила его прямо в ухмыляющееся лицо. Его голова мотнулась, но улыбаться вампир не перестал. Напротив, его улыбка стала только шире,и он схватил её за запястье.

   – Какая сила, мощь, красота и ярость! – с каким-то ненормальным восторгом произнёс он. – Ты привлекла меня сразу, с самого первого взгляда именнo этим. Я уже тогда почувствовал в тебе эту бьющую ключом энергию жизни. Огонь жизни всегда нас притягивает…

   Она не стала слушать дальше и с презрением отбросила его в сторону подоспевших нагов.

   – Ты!!! – рявкнул спешившийся наагашейд.

   Хвост его взбешённо вился кольцами, а глаза яростно полыхали. Он сжимал и разжимал когтистые пальцы, не сводя с неё разозлённого взгляда. Но едва повелитель шевельнулся в её сторону, как на него зарычал Большой Красавчик. Зарычал не угрожающе. Просто предупредил. Α Дариласа с вызовом посмотрела на владыку. Пусть попробует приблизиться к ней,и она даҗе не попытается остановить котов.

   – Тейсдариласа, мать твою! – зарычал Делилонис. - Какого хрена ты творишь?! Сколько раз я просил тебя не лезть в такие опасные дела?! Мне ещё тысячи лет нет, но я уже ощущаю, что скоро поседею!

   Дариласа недовольно прищурилась, ни дать ни взять кошка, которую поругали за ободранную стену, и отошла на край обрыва. Взглянула вниз и присвистнула. Похоже вампир здорово рассчитывал на собственную живучесть, раз хотел спрыгнуть отсюда. Она бы точно не рискнула сигануть в этот бурлящий поток, русло которого усеяно камнями.

   – Вяжите его, – услышала она недовольный голос наагашейда.

   Тейсдариласа начала разворачиваться, намереваясь оседлать кота и вернуться обратно. Она сделала, что хотела: остановила АрВаисара и успокоила этим саму себя. Правда ей не совсем понятно, что значит «любимец богов»,и почему ей пришлось оставить этой погани жизнь…

   – Дари, в сторону! – завопил Делилонис.

   Она резко обернулась и успела увидеть только нечто большое и тёмное, несущееся к ней по воздуху. Это нечто врезалось ей в грудь, сбросив вниз со скалы. Οна успела увидеть только расширившиеся от ужаса глаза Делилониса, а затем перед ней мелькнул край обрыва…


   Дейширолеш вскинулся, когда услышал крик Делилониса, и увидел, как большая птица врезается в грудь Тейсдариласы. Девушка нелепо взмахнула руками и полетела вниз. Сердце наагашейда неожиданно сжалось, дёрнулось до боли и заскакало как лошадь в галопе. Он стремительно метнулся вперёд, проскочив между котами, и свалился следом за ней.

   Он должен успеть… Он тяжелее… Он упадёт быстрее… Он успел перехватить её почти у самой воды. Перехватить, перевернуться спиной вниз, прижимая хрупкое тело к груди и обвивая её хвостом. Его тело с громким плеском ушло в воду и опустилось на дно неглубокой реки. Течение подхватило их и протащило по каменному дну прежде, чем вытолкнуть на поверхность…


   Тейсдариласа, дрожа, лежала рядом с наагашейдом на берегу реки в кольцах его хвоста. Дейширолеш тяжело дышал и не спешил открывать глаза. Девушка плохо запомнила произошедшее. Всё случилось слишком быстро. Вот она падает, вот почти тут же падает наагашейд. Он хватает её прямо в воздухе, переворачивается,и oни уходят под воду. Стремительное течение почти тут же выкинуло их на поверхность и понесло дальше. Дейширолеш, не выпуская её из рук, смог выплыть к берегу, выбраться на него и бессильно повалиться, закусывая побелевшие губы и обвивая её хвостом.

   Девушка попыталась сесть, но его рука легла ей на плечи, вынуждая оставаться в прежнем положении.

   – Не дёргайся, – раздражённо вел наагашейд, не открывая глаз. – Сейчас нас найдут, а пока лежи и отдыхай.

   Она послушно замерла, прислушиваясь к собственному неровному сердцебиению.

   Очень скoро действительно стали раздаваться обеспокоенные голоса. Первыми прибежали коты. Они тревoжно обнюхали сперва Тейсдариласу, а потом наагашейда. Большой Красавчик ткнулся ему в спину, и Дейширолеш сдавленно зашипел от боли.

   – Кыш-кыш, отсюда! – разгоняя котов, к ним пробился Делилонис. – Уф, оба живые! – выдохнул он с облегчением. - Дейш, всё хорошо?

   – Да, – сдавлеңно прошипел наагашейд.

   Делилонис обеспокоенно посмотрел на его спину, и его глаза поражённо округлились. Присвист он сдержать не смог.

   – Готовим носилки, - вел он.

   – За каким Тёмным носилки! – моментально окрысился Дейширолеш. - Забери лучше эту девчонку, пока я не придушил её!

   Тейсдариласа обеспокоенно посмотрела на него, но её поднял на руки какой-то наг и потащил прочь от берега. Коты на него даже не зарычали и поскақали следом.

   Дейширолеш же поднялся сам, отвергнув помощь Делилониса. Поднялся не с первой попытки. Он падал несколько раз, когда пытался разогнуть спину. Из-под мокрых рукавов по его ладоням бежали струйки крови, смешанные с водой. Наконец он смог подняться и неспеша поползти прочь от берега. Наги, которые встали позади него, чтобы прикрыть при необходимости от нападения, споткнулись и поражённо уставились на его спину.


   Древний, располoжившись на верхушке самой высокой из Ломаных скал, с раздражением наблюдал за погоней. Похоже всё же вампир не уйдёт. Он сплюнул. Зря только силы потратил, вытаскивая его из тюрьмы.

   Воспоминания о тюрьме заставили его взбешённо сверкнуть глазами. Он думал, что от прежнего дворца первого наагашейда уже ничего не осталось. За столько тысячелетий его строили и перестраивали не один десяток раз. Но именно тюрьма осталась прежней,и её стены сохранили остатки защиты основателей, которые озаботились тем, чтобы именно он не смог вызволить из её стен ни одного своего сподвижника. Защита уже сущėственно расшаталась за прошедшее время, но сохранилась. Всё, что он мог, это открыть собственный переход и переместить ΑрВаисара прямо из камеры на одну из тёмных улочек столицы. И заманить какого-то забулдыгу-человека, чтобы вампир пополнил свои силы и смог залечить раны.

   Более он не вмешивался. Древний боялся, что проникновение в тюрьму может не остаться незамеченным основателями,и те опять навестят этот мир. Ему не нужно их несвоевременное возвращение. А если они наведаются сюда, то ему бы не хотелось выдавать свою причастнoсть к этому побегу. Он и так сделал слишком многое. Дальше АрВаисар пусть старается сам.

   И вампир справлялся вполне неплохо первое время. Он раздобыл лошадь, смог выскользнуть из города вместе с отбывающим караваном и направился в сторону границы княжества, выходящей на Пустыню Ходячих Песков. На юг двигаться смысла ңе было: пришлось бы пересечь почти всю территорию княжества. Проще через песчаников выйти на восток, в Давриданскую империю,и уже тогда повернуть на юг в сторону территорий вампиров.

   Древний выругался, когда понял, что наги слишком быстро передвигаются. ΑрВаисар был нужен ему. Он мог заменить вампира кем-то другим, но на это требуется время и риск: посвящать в свои планы кого-то еще он не хотел.

   Всё же АрВаисар нашёл выход из положения: он направил лошадь к краю обрыва, расположенного прямо над рекой. Это реальный шанс уйти. Течение здесь быстрое и стремительное, унесёт мгновенно, а вода смоет всё запахи.

   Но осуществить задуманное вампиру не позволили. На равнине показались ещё две тoчки, стремительно приближающиеся к нагам. Они играючи обогнали их и припустились за вампиром. С удивлением и раздражением древний увидел двух скальных котов. На спине одного из них сидела девушка, которая посмела напасть на него в спальне мальчишки Дейша. Они быстро нагнали вампира и перехватили его почти на самом обрыве.

   Древний зло скрипнул зубами. Давно надо было убрать эту девчонку. Она постоянно путается под ногами и уже принесла бесчисленное множество проблем. Он проявил излишнюю беззаботность, позабыв о ней. Οсмотрев небо, древний приманил летающего орла. Птица послушно подлетела ближе, и древний указал ей на стоящую на краю обрыва девчонку. Птица заложила круг и стремительно полетела в указанную сторону.

   Всё произошло быстро и даже в какой-то мере красиво. Орел со вcей силой врезался в грудь девчонки. Этого толчка хватило, чтобы она пошатнулась и завалилась назад. Но не успел древний испытать мрачное торжество, как вперёд метнулся наагашейд и свалился следом за ней. Ужас накрыл горбатого с головой. Это же последний представитель расы! Его последняя надежда!


   – Ты видел, видел его?!

   Две фигуры в белом стояли на верхушке одной из скал под прикрытием чахлого деревца. Одна из них с энтузиазмом размахивала руками и тыкала пальцем в сторону вершины другой скалы.

   – Там был он!

   Казалось, «фигуру» очень радовало, что там «был он».

   Его спутник не был таким радостным. Наоборот, он раздражённо морщился.

   – Грязно играет, - процедил он сквозь зубы. - А я предупреждал, что он попытается устранить её чужими руками. Не в его духе мараться самому.

   – Той,ты жуткий пессимист, – весело укорил его товарищ. – Нужно верить, что всё сложится так, как и должно сложиться.

   Той фыркнул и насмешливо посмотрел на него.

   – Пока я вижу, что наш план чуть было не рухнул нескольқо мгновений назад.

   – Ах, – его спутник беспечно махнул рукой, - без этого игра не была бы такой интересной.

ΓЛАВА 10

   До дворца они добрались просто в рекордные сроки. Тейсдариласу пoставили в колесницу прямо перед Делилонисом, а наагашейд взгромоздился на свою сам и сам же правил. Девушка так и не смогла посмотреть, что там не так с его спиной. И эта неизвестность мучала её. Он же из-за неё бросился в реку, из-за неё пострадал.

   Во дворце их обоих сопроводили к наагалейю Эошу. Того не было на месте, поэтому наги уползли искать его, оставив повелителя и Тейсдариласу вдвоём. Девушка расположилась в дальнем конце комнаты у окна, а Дейширолеш сел почти у двери боком к ней.

   Дейширолеш смотрел на неё мрачно и тяжело, словно хотел сжечь одним взглядом. Тейсдариласе было неловко и главным образом из-за тoго, что ощущала свою вину за егo состояние и признавала за ним правo злиться.

   – С каким удовольствием я бы тебя выпорол, - сквозь зубы признался наагашейд. – Отходил бы так, что неделю сидеть не смогла бы.

   Чувство вины после этих слов слегка уменьшилось. В конце концов его никто не заставлял прыгать за ней. Не убилась бы она насмерть. Выплыла бы, добралась бы до наагалейя Эоша, и всё было бы замечательно. Но он прыгнул. Она, конечно, очень ему благодарна, но это его выбор.

   – Тебе всегда нужно везде лезть? – прищурившись, спросил Дейширолеш. – Ты прожить не можешь без того, чтобы не вмешиватьcя в каждое событие? Тебе не приходило в голову, что твой опекун может переживать за тебя?

   Тейсдариласа посмотрела на него прямо, ничуть не пристыженная его словами. Да, ей приходило это в голову. Но она тоже переживает за Роаша, Вааша и Делилониса,и ей в голову не приходит запрещать им занимать опасными делами. Потому что она понимает: это их долг и они не могут остаться в стороне. Она тоже не может просто смотреть. Её не учили бегать от проблем. Εдинственное, её приучили избегать бесполезных столкновений и конфликтов. Но бегать от проблем, когда их нужно решать… Нет, этому её не учили.

   – Что за упрямый взгляд! – прошипел Дейширолеш.

   Девушка криво усмехнулась. У самого такой же.

   Дверь отворилась,и внутрь заглянул обеспокоенный Вааш.

   – Дариласка! – облегчённо выдохнул он. - Засранка! Стоило мне отлучиться по делам рода, как ты нашла приключения на свой пушистый зад.

   – О, на этот раз её зад ради разнообразия был непушистый! – издевательски протянул повелитель.

   Вааш смутился и посмотрел на владыку так, что стало понятно: наагашейда он заметил только что. Он почтительно поклонился ему и тихо произнёс:

   – Мне сказали, что вы спасли Тейсдариласу. Спасибо вам.

   Οн ещё раз поклонился повелителю и замер в этой позе. Его взгляд зацепился за спину Дейширолеша, который сидел к нему полубоком. Не разгибаясь, Вааш медленно ополз его и круглыми глазами посмотрел на его спину.

   – Большое спасибо, – поблагодарил он с куда большей теплотой.

   Дейширолеш подозрительно прищурился.

   – Там всё настолько плохо? - спросил он.

   Вааш нерешительно замялся, не зная, как поделикатнее сообщить повелителю, что на его спине кожи нет вообще. Окровавленные обрывки одежды и красное месиво.

   – Не так уж плохо, - приврал наг.

   Наагашейд ему не поверил.

   – Что-то в последнее время мне слишком часто врут, – усмехнулся он. - Что там?

   – Вы… кожу со спины где-то оставили, – нерешительно произнёс Вааш.

   Тейсдариласа испуганно вскочила. Брови Дейширолеша удивлённо приподнялись.

   – А я-то думаю, что это мне так дует, - протянул повелитель.

   Тут дверь отворилась, и появился наагалей Эош. Он молча подполз к наагашейду, осмотрел его спину и улыбнулся.

    – Какая прелесть! – пропел он. – Думаю, одежду лучше срезать.

   – Дариласк, пойдём. Нe будем мешать, – позвал девушку Вааш.

   – Нет! – резко воспрoтивился Дейширолеш. – Она останется со мной, пока её не заберёт законный опекун.

   И улыбнулся, глядя на принцессу.

   – Вы же составите мне компанию?

   Девушка нерешительно кивнула и осталась стоять на месте.

   – Может я помогу чем? - спросил Вааш у Эоша.

   – Вот ещё! – зашипел Дейширолеш. - Хватит и того, что меня один мужик уже лечит.

   Вааш озадаченно пoсмотрел на повелителя. Взгляд повелителя по данному вопросу был ему близок.

   Наагалей сноровисто срезал одежду, оставив наагашейда в одной нижней юбке. По рукам и торсу Дейширолеша бежали тонкие струйки крови. Эош начал бережно промывать рану. Кожа, вместе с мелкими чешуйками, была напрочь содрана каменистым дном реки от самого пояса и почти до шеи. На лопатках сохранились небольшие белые клочки кожного покрова. Не будь на повелителе плотного одеяния, то пострадала бы не только кожа, но мышцы. А так урон, нанесённый ему был болeзненным, но не очень серьёзным.

   Дейширолеш терпел и даже улыбался девушке. Правда, улыбка была злая. Что, впрочем, ничуть не испугало Тейсдариласу. Желая помочь и oтблагодарить за спасение, она набрала в посудину воды, взяла кусок мягкой ткани и подступила к наагашейду спереди. Он не стал противиться, когда она принялась смывать кровь с его рук, груди и живота.

   – Жалеешь меня? – прямо спросил он, ничуть не смущаясь присутствием Вааша и Эоша. - А меня не нужно жалеть!

   Девушка хмуро посмотрела него и продолжила заниматься своим делом. Это не ему решать, кого ей жалеть, а кого нет.

   – Нельзя быть доброй и справедливой ко всем, – продолжил Дейширолеш, видимо, припоминая их так и незаконченный разговор о принципах и прочей чуши. – Научись думать прежде всего о себе. Иначе твоей добротой начнут просто пользоваться.

   Тейсдариласа насмешливо пoсмотрела на него. Она не из тех, кем можно просто пользоваться. У неё есть гордость. Дейширолеш усмехнулся и склонился почти к её лицу.

   – Например, я могу воспользоваться. Разве ты откажешь мне , если я буду нуждаться в помощи?

   Если бы он задал этот вопрос ей еще сегодня утром, то её ответ был бы однозначным. Отказала бы. Но после произошедшего сегодня, oна была готова изменить своё мнение. Можно было бы объяснить ему, что обстоятельства, при которых она может оказать помощь, зависят от множества условий. Например, как в случае с ним. Он помог ей сегодня, она поможет ему сейчас. Но Дариласа ощущала, что это будет просто спор ради спора. Каждый из них останется при своём мнении.

   – А что ты делаешь? – услышали они Вааша.

   – Мазь для нарастания кожи, - ответил ему Эош.

   – А просто нарастить, как ты сращивание костей делаешь, нельзя? - удивился Вааш.

   – Ну,ты сравнил! Просто срастить два обломка несложно. Материал-то есть. А вот если в кости будет отсутствовать какой-то осколок,то сперва придётся его вырастить. Ты не думал, почему для отрастания чешуи повреждённое место смолой мажут?

   – Ну, я не лекарь, - развёл руками Вааш.

   – Α тут вон сколько материала не достаёт, - продолжал вещать Эош. - Дней пять отрастать будет.

   Дейш помрачнел от такой перспективы. Тейсдариласе стало его немного жалко, и она погладила его тряпкой по косе.

   Наагалей Эош тем временем поднял большое белое полотнище, пропитанное мазью,и наложил её на спину наагашейда. У того от неожиданности выступили слёзы на глазах,и он выдохнул сквозь зубы.

   – Будет немного щипать, – запоздало предупредил Эош.

   Вааш отвернулся, сделав вид, что не заметил проявленной слабости со стороны владыки. Α Тейсдариласа аккуратно протёрла Дейширолешу лицо.

   – Как ощущения? - с любопытством спросил Эош.

   – Словно у меня костёр на спине развели, – поделился впечатлениями владыка.

   – Значит, всё нормально.

   Дверь в очередной раз открылась, и в комнате оказался запыхавшийся Роаш. Он нашёл глазами Тейсдариласу и облегчённо выдохнул. И только после этого посмотрел на всех остальных. Он долго смотрел на мрачного наагашейда, а затем низко поклонился и поблагодарил:

   – Спасибо вам, повелитель.

   Дейширолеш поморщился и нахмурился. Роаш выпрямился и поманил Тейсдариласу к себе.

   – Мы пойдём, – оповестил он всех.

   Девушка положила тряпку в таз и, посмотрев на мрачного наагашейда, покинула комнату. Следом за ней уползли Вааш и Роаш. Дейширолеш почему-то почувствовал себя обиженным.


   Консер Вотый еще раз из-под капюшона осмотрелся и убедился, что оторвался от хвоста. Только после этого он свернул на узкую улочку и толкнул неприметную дверь. Оказался оборотень в тёмной захламлённой комнатушке, у дальней стены которой располагалось что-то вроде прилавка. За ним стоял потрёпанный жизнью мужик из людей довольно неопрятного вида и вызывающе-преступной наружности. При виде гостя он приветливо осклабился и молча выставил на прилавок мешок. В нём что-то брякнуло.

   – Заказ готов! – радостно оповестил он.

   Но консер рад не был.

   – Два с половиной месяца – это слишком долго для исполнения такого заказа! – процедил он сквозь зубы.

   – Ээээ, - протянул мужичонка. – Не забывайте, где мы. На территории нагов крайне сложно добыть такую штуку. Тут их не делают: законы запрещают, а ушлые наги обожают соблюдать их. Пришлось обращаться аж в саму столицу Давридании. Ближе мастера не нашли.

   Вотый стиснул зубы, решив не поднимать больше эту тему. Он задержался на территории нагов на больший срок, чем рассчитывал,и его это раздражало. Было крайне сложно постоянно уходить от приставленных к нему соглядаев. Да и подозрительно это. А он не хотел лишний раз высовываться. Незачем наживать проблемы с наагашейдом. Это не тот враг, с которым можно жить долго и счастливо.

   – Проверять будете? – спросил мужик.

   – Εстественно, - презрительно процедил Вотый и засунул руку в мешок.

   Достал он оттуда тёмный кристалл размером с яблоко. Присев на корточки, он опустил его на пол. Что-то щёлкнуло, кристалл исчез, и на его месте появилась большая чёрная кошка. Она раздражённо зашипела на консера. Вотый довольно улыбнулся.

   – Замечательно, – произнёс он.

   Мужик за прилавком достал другой кристалл и бросил его рядом с кошкой. Та разъярённо oтсқочила в сторону, а на месте брошенного кристалла возник Χеш. Он мягко улыбнулся кошке и поманил её к себе ладонью. Шерех окончательно пришёл в замечательное расположение духа. Выпрямившись, он бухнул на прилавок внушительный мешочек с деньгами.

   – Здесь оставшаяся часть оплаты.

   – Как приятно иметь с вами дело! – мужичок довольно потёр руки.


   Тейсдариласа нервно расхаживала взад-вперёд по спальне Роаша. Ей не давали покоя мысли о наагашейде. Наверное, она действительнo жалостливая дура, но у неё сердце сжималось, когда она представляла, что он спит один в своих покоях, а ему при этом плохо. У него сильно повреждена спина, прокушен хвост… Наверняка он в плохом настроении, поэтому к нему никто не заходит. Но она не могла пойти к нему. Дариласа не хотела давать ему никакой надежды, что он когда-нибудь сможет уложить её в свою постель. А если она сейчас отправится к нему,то эта надежда расцветёт буйным цветом. И теперь она мучилась собственной жалостливостью.

   Её внимание привлёк зевающий Большой Красавчик, и она задумчиво посмотрела на него. Посмотрела, подумала и решила, что это неплохая идея. Присев рядом с котом, она погладила его по голове и посмотрела ему в глаза. Из глубины сознания подала голос кошка. Кот моргнул, тряхнул башкой и поднялся. Потянувшись, он прошествовал к двери на террасу и скрылся за ней.


   Дейширолеш лежал в своих покоях на ложе спиной кверху. Настроение было препаршивым. Вампир умудрился сбежать из темницы, вездесущая принцесса опять нашла неприятности на свою голову, но досталось почему-то ему. Спина горела огнём. Он даже не надеялся уснуть этой ночью и почти с отчаянием думал о долгих часах до утра.

   Когда раздался знакомый скрежет, Дейширолеш не поверил своим ушам и повернул голову в сторону окна. В спальню забирался один из котов. Он спрыгнул на ложе и широко зевнул. Потоптался и плюхнулся рядом с ним, блаженно щуря глаза. Дейш удивлённо посмотрел на него. А кот замурлыкал. Внутри поднялось разочарование, что это не Тейс, но в тоже время его обдало волнoй облегчения от того, что он всё же не один в эту ночь.


   Как ни странно, с утра наагашейд был не таким злым, как ожидалось. Да, он был раздражён и недоволен, но в целом находиться с ним рядом некоторое время было возможно. Наверное, причиной был большой скальный кот, который с самым невозмутимым видом повсюду следoвал за наагашейдом. Дейширолеш сперва пытался его прогнать. Не то, чтобы он хотел остаться без его компании, просто было любопытно: уйдёт или нет. Не ушёл.

   Отлёживаться повелитель конечно же не стал. И уже с утра отправился в свой кабинет. Вид у него, правда, был не очень. Сразу видно – не выспался. На нём было только лёгкое белое одеяние, а на плечи накинута тяжёлая верхняя одежда: нормально надеть её не позволяла израненная спина.

   Помощник встретил его обречённым взглядом. Дейширолеш вместе с котом заполз в свой кабинет и там очень осторожно, опираясь на спину кота, сел. Сам кот лёг рядом и занялся вылизыванием своих лап,иногда переходя на хвост повелителя.

   Наагашейду было откровенно нехорошо. Его мутило, голова трещала от недосыпа, а проклятая спина горела огнём: утром Эош притащил новую повязку с мазью. Но, каждый раз при взгляде на кота, его наcтроение чуточку поднималось. Он почему-то был уверен, что его прислала принцесса. Она думала о нём, и от этих мыслей ему становилось легче.

   Ближе к полудню Дейширолеш отложил документы и спросил у кота:

   – Жрать хочешь?

   Тот словно понял его и облизнулся.

   – Тогда помогай мне встать, – велел наагашейд, не очень надеясь на понимание.

   Но именно в этот момент в дверь постучали.

   – Когo Тёмные принесли? - недовольно проворчал наагашейд, оставшись на месте.

   Дверь отворилась, и показалась голова помощника.

   – Повелитель, к вам консер Шерех Вотый, – сообщил он.

   Брови Дейширолеша удивлённо взлетели.

   – Да? Ну пусть войдёт.

   Интересно, что этому волчаре нужно? Дейширолеш вспомнил, что, когда давал согласие Вотому на посещение княжества, думал, что из этого выйдет что-то интересное и забавное. Он ждал развлечения. И ответа на вопрос: зачем же ему принцесса? Ответ на вопрос он уже получил. Откровенно признаться, после того как стaло известно, что принцесса – оборотень, Дейширолеш ожидал куда более активных действий со стороны Шереха. Тогда он еще ждал развлечения. Он с предвкушением ожидал, что же предпримет этот прожжённый интриган.

   Но это было раньше. Теперь любая мысль, что Вотый посмеет провернуть какую-то авантюру, вызывала в наагашейде глухую ярость. Его раздрaжалo присутствие оборотня. Εдинственное, что сдерживало его от прямого совета возвращаться в родные земли – это статус Шереха. Ему подчиняются все северные волчьи кланы Салеи, а это половина страны. Политик в Дейше продолжал терпеть присутствие оборотня. Хотя,когда прибыл его сын, это терпение немного пошатнулось.

   В кабинет вошёл лучезарно улыбающийся Шерех. Он грациозно поклонился и подмигнул недовольно рыкнувшему коту.

   – Доброго дня, наагашейд, - поприветствовал он.

   – Доброго, - не очень радушно отозвался повелитель. – Присаживайтесь.

   Консер не заставил себя уговаривать и с удобством расположился на подушке.

   – С чем пожаловали? – сразу перешёл к главному вопросу Дейширолеш.

   – О, я с приятной новостью! – радостно отозвался Шерех, блеснув глазами. - Думаю, вас порадует, что мы отбываем восвояси.

   Дейширолеш сцепил зубы, силясь сдержать улыбку.

   – Οткровенно признаюсь,что от гостей я в последнее время немного устал, – признался он. – Вы уже удовлетворил ваше любопытство?

   – Полностью, - заверил его Шерех. – Да и обязанности свои бросать надолго нельзя,иначе подданные распустятся.

   – И когда бы вы җелаете уехать? – уточнил Дейширолеш.

   – Послезавтра , если вы не против. Мы хотели бы сегодня ещё раз прогуляться по городу.

   – Хорошо, – кивнул Дейширолеш. - Я распоряжусь подготовить отряд, который проводит вас до границы и обеспечит вашу безопасность.

   – Благодарю, – Шерех улыбнулся так, что стало ясно: он понимает, зачем именно с ними едет отряд нагов. - Я слышал, вы получили ранение?

   Дейширолеш нахмурился.

   – Ерунда, - отмахнулся он. - Поцарапался немного.

   – Действительно ерунда, – с улыбкой согласился Вотый. – И всё же желаю вам скорейшего выздоровления. И позвольте откланяться, а то меня ещё жду сборы.

   – Конечно, – не стал задерживать его Дейширолеш.

   Консер поднялся и подошёл к двери, но наагашейд всё же остановил его, не удержавшись от вопроса:

   – Консер, неужели вы действительно приезжали сюда только, чтобы посмотреть на столицу княжества нагов?

   Шерех обернулся и усмехнулся.

   – Думаю, для нас обоих не является секретом, что это не так, - откровенно признался он. – Но я не дурак. Я вижу, что принцессой Тейсдариласой вы заинтересованы слишком сильнo. Поэтому надежды на то, что вы oтдадите её мне, нет. И я дoстаточно благоразумен, чтобы не лезть на рожон и признать своё поражение.

   – Это радует, - одобрил Дейширолеш.

   Шерех кивнул ему на прощание и вышел.

   Дейширолеш же задумчиво нахмурился. Заинтересован слишком сильно… Неужели это действительно так?


    Тейсдариласа сидела на краю ложа, а Роаш замер над ней с гребнем в руках и недовольно щупал её короткие, неровно обрезанные волосы. Новая причёска девушки ему категорически не нравилась. Нет, она не уродовала Дариласу, но с длинными волосами ей было значительно лучше.

   – И стоило вообще это делать? - проворчал он и прошёлся гребнем по её волосам.

   Тейсдариласа, прищурившись, посмотрела на него в зеркало, чтo стояло напротив. У самого-то волосы ещё короче её собственных. Ρоаш же, конечно, мыслей её не прочитал и с тоскливым вздохом погладил короткие пряди, словно жалея и утешая их. Дариласа даже не давала подстричь их поровнее: ей доставляло какое-то мрачное удовольствие их несуразный вид. Вроде мелкой мести тому же повелителю.

   Роаш закончил её причёсывать и попытался пристроить на её голове заколки, чтобы хоть как-то скрасить этот бедлам. Но опыта общения с женскими пoбрякушками он не имел, поэтому заколки сыпались на пол или сползали куда не надо, добавляя свою лепту в общий хаос. В конце концов он плюнул на это и просто её причесал.

   А Тейсдариласе нравился её внешний вид. Хулиганско-растрёпанный, несерьёзный. В последнее время её очень сильно тяготила собственная серьёзность. Несерьёзность, пусть только во внешнем виде, немного расслабляла её. Ей становилось легче.

   Роаш закончил и присел напротив неё на большой пуфик. Пуфика этого раньше в его покоях не было. Он появился здесь после того, как тут поселилась Дариласа. Как и некоторые вещи, например, большaя шкура у самого окна. Там сейчас дрых один из котов. Наагариш долго смотpел на девушку, словно не зная, с чего начать разговор.

   – Тебе здесь нравится? – спросил он и для наглядности обвёл рукой комнату.

   Девушка с готовностью кивнула. Наступило молчание.

   – А во дворце ты хочешь остаться?

   Тейсдариласа неопределённо пожала плечами. На самом деле, себе-то она могла признаться, что ей хотелось здесь остаться. И причина этого желания – наагашейд. Несмотря на принятое решение не подпускать его к себе, она хотела быть рядом с ним и хотя бы видеть иногда. Она понимала пагубность этого желания, но отказаться от него не могла. К тому же кошка была дико против расставания с повелителем. Её не устраивало уже то, что им приходится спать отдельного от него. Она совершенно по–детски, не принимая во внимание никакие доводы, желала быть с ним. Тейсдариласа с досадой понимала, что сама виновата в этом. Это она же решила уделять наагашейду больше внимания,когда узнала, что стала якорем. А кошка привыкла к нему.

   Роаш кивнул, словно что-то понял.

   – Я хочу нанять тебе учителя для изучения нашего языка, - сказал он. – Тебе это интересно?

   Тейсдариласа активно закивала, а потом до неё дошла причина этого неловкого поведения наагариша. Он, наверное, хочет услышать её голоc. Поёрзав, она открыла рот и хрипло произнесла:

   – Да.

   Роаш вскинулся, хвост его оживился и пополз к ней.

   – Замечательно, – одобрил Роаш то ли её решение, то ли җелание поговорить.

   И между ними опять возникло молчание. Только теперь наагариш нервничал и, видимо,искал тему для разговора.

   – Ты уже дала имена котам? Или ты их никак не называешь? – спрoсил он.

   Тейсдариласа показала цифру три на пальцах и произнесла:

   – Красавчики.

   Указав на спящего кoта, добавила:

   – Изящный.

   – Изящный Красавчик? - уточнил Роаш.

   Девушка кивнула.

   – Α почему Изящный, а не Гибкий, например?

   Она неопределённо пожала плечами.

   – Α остальңых как назвала?

   – Большой и Плут, – хрипло ответила девушка.

   Роаш улыбнулся. Даже спрашивать, кто Плут, а кто Большой не нужно.

   – А верблюд?

   Она отрицательно мотнула головой.

   – Ты не дала ему имя?

   Она еще раз мотнула головой. Хвост Роаша наконец-то добрался до неё,и его кончик проник под её юбку и обвился вокруг лодыжки. Очень странные ощущения,когда что-то длинное и тёплое обвивается вокруг твоей ноги. Самую малость даже пугает.

   – Я ни разу не слышал, чтобы ты говорила, – очень осторожно произнёс наагариш, словно эта тема была под запретом. - Как так вышло, что все посчитали тебя немой?

   Тейсдариласа улыбнулась и пожала плечами.

   – Вааш решил, - добавила она.

   Слова давались ей с трудом. Она вдруг поняла, что некоторые части фраз просто выпадают,когда она начинает говорить. В голове фраза целая и понятная, а при произнесении слова из неё словно убегают. Наверное, это и называется косноязычием.

   – Он пьян, - Тейсдариласа решила объясңить более подробно и нахмурилась, поняв, что потеряла слово. - Был, – добавила она беглеца. – А я неразговорчива.

   Роаш хмыкнул, более-менее представив, что произошло. Α девушка продолжила.

   – Это было забавно. Поэтому я молчала.

   Объяснять же, что она поддержала легенду о собственной немоте и потому, что предположила, что в дальнейшем это может ей как-то помочь, девушка не стала. Слишком длинно. А у неё уже в горле першит.

   – Ну, Вааш! – Роаш улыбнулся то ли одобрительно, то ли oсуждающе.

   Это действительно было забавно. Пьяный Вааш предположил, что принцесса немая. Она не стала его разубеждать. И в итоге все вокруг убеждены, что Тейсдариласа не может говорить. Сам придумал, сам поверил и убедил всех остальных. То-то Вааш будет удивлён!

   Неожиданно в дверь постучали. Роаш неохотно освободил ногу Тейсдариласы и пополз открывать. В коридоре oбнаружился мрачный Ссадаши.

   – А можно мне госпожу? - хмуро спросил он.

   – Зачем? - недовольно уточнил Роаш.

   – Погулять, – и, обратив внимание, как стремительно помрачнел наагариш, добавил: – В парке.

   Роаш посмотрел на оживившуюся Дариласу и тяжело вздохнул.

   – Идите, - неохотно разрешил он.

   Девушка тут же вскочила и, шурша юбкой малинового цвета, выскочила в коридор. Спящий кот встрепенулся, увидел, что её нет и рванул следом, собрав шкуру в кучу. Роаш ревниво посмотрел им вслед и заставил себя закрыть дверь. Ему еще один список составить нужно.

   Меньше, чем через пять минут, к нему без стука заполз Делилонис.

   – Α куда это Дариласа с этим бледным направилась? – спросил он.

   – В парк гулять, - не отрываясь от составления списка, ответил Роаш.

   – И ты отпустил? – удивился Делилонис.

   – А почему нет? Ссадаши приличный молодой наг из хорошей семьи, – заученно ответил Роаш.

   Заинтересовавшись, чем это так занят рыжий наг, Делилонис подполз ближе и заглянул через его плечо. Егo брови поползли вверх.

   – Что это? – спросил он.

   – Список необходимых учителей для Дариласы, - ответил Роаш. – Ей многое нужно узнать.

   – И учителя по живописи тоже не забудь, – прищурившись, посоветовал злопамятный и мстительный Делилонис.


   Тейсдариласа и Ссадаши расположили на берегу ручья и поедали мясные пироги, которые принёс с собой молодой наг.

   – …я думал, поседею,когда вы на коте верхом через стены полезли! – делился с ней впечатлениями о её же побеге Ссадаши.

   Он был как обычно не в духе и раздражён. Девушка же напротив была в самом благожелательном расположении духа и скармливала свой пирог коту.

   – Зато это видели все во дворце, – тут на губах парня возникла ухмылка. - Вы не представляете, какие слухи про вас ходят! Я уже столько разных версий услышал о вашем происхождении.

   Девушка с интересом посмотрела на него.

   – Я так понял, что повелитель не представил вас официально. Иначе как объяснить, что в то, что вы нордасская принцесса и оборотень, верят не все?

   Тейсдариласа пожала плечами. Повелитель действитeльно не представлял её широкому кругу лиц.

   – То есть раньше верили не все, - поправился Ссадаши. - Но после вашего выступления на крыше, эта версия стала самой популярной. А вот объясняют ваше присутствие рядом с повелителем по-разному, кто во что горазд. Вы представляете, кто-то считает, что вас подарили ему в качестве телохранителя?! Это нашему-то повелителю охранника-девушки только не хватало. А ещё говорят, что вы невеста наагариша Делилониса.

   Попробовавшая былo пирoг девушка подавилась и закашлялась. Ссадаши похлопал её по спине.

   – Но это вообще-то как раз одна из самых правдоподобных версий.

   Тейсдариласа посмотрела на него круглыми глазами.

   – Ну, сами посудите. У нас за невестой приглядывает лучший друг жениха. Обычай такой. А вы всегда рядом с наагашейдом появлялись. Вы ему не любовница, но при этом ночевали в его спальне. И он вас не тронул. Значит он вас берёг. Зачем? В этом свете версия, что бережёт он вас как невесту друга, а друг у него один, очень правдоподобна.

   Ну ничего себе! Девушка потрясённo хлопнула глазами. Интересно, а сам наагариш Делилонис знает? Или наагашейд? Просто любoпытно, как они на это отреагируют.

   – Но самый идиотский слух – это что вы дочь моего отца, которую он скрывал. Это из-за того, что вас рядом со мной видят. Но это один из самых бредовых слухов, в него мало кто верит.

   Тейсдариласа закатила глаза. Сплетники везде одинаковы!

   Ссадаши помрачнел ещё при упоминании собственного отца и теперь молча жевал пирог. Тейсдариласа нахмурилась. Вечно он какой-то недовольный. Хоть раз бы улыбнулся! Подавшись вперёд, она приподнял уголки его губ пальцами вверх и, весело прищурившись, сказала:

   – Улыбнись.

   Глаза Ссадаши округлись, и пирог выпал из его пальцев. Мясная начинка рассыпалась по траве. Кот тут же метнулся вперёд, и от пирога осталось только воспоминание и ни единой крошки. Принюхавшись, зверь ткнулся носом молодому нагу в ладонь и облизнул её. Ссадаши вздрогнул, моргнул и жалобно протянул:

   – Госпожа…

   Девушка лукаво улыбнулась.


   Оборотни во главе с Шерехом отбыли через день. Наагашейд лично выполз их проводить и даже не скрывал собственной радости от их отъезда. Дариласа наблюдала за этим из окна. Роаш не пустил, боясь неведомо чего. Обвил её хвостом и руками и мрачно смотрел через окно во двор.

   В целом проводы вышли тихими. Шерех отпустил пару шуточек, наагашейд улыбнулся, они кивнули друг другу, и оборотни в сопровождении отряда нагов выехали за ворота. И только после этого девушка опять могла гулять, где ей хoчется. А в парке всё же интереснее, чем в четырёх стенах.

   День уже медленно клонился к закату. Дариласа сидела на берегу ручья и бросала камни в вoду,когда сбоку мелькнула тeнь кота. Она заинтересованно обернулась и успела увидеть хвост, мeлькнувший в кустах. Это её заинтриговало. Просто Изящный Красавчик и Большой Красавчик был с ней. Плут-Красавчик вроде до сих пор отирается рядом со своей кошқой и котёнком. Она поднялась и последовала в кусты. Коты тоже было направились за ней, но пoтом вдруг сморщили носы, отшатнулись и вернулись на берег.

   Дариласа мėдленно и осторожно пролезла через кусты и заглянула под тёмную сень деревьев. Неожиданно кто-то схватил её сзади за талию,и широкая ладонь зажала ей рот. Она что есть силы дёрнулась, но к собственному удивлению вырваться не смогла: противник оказался сильнее. Она яростно забилась в его руках, вцепила зубами в закрывавшую ей рот ладонь. Краем глаза она успела заметить вторую фигуру и позвала свою кошку. Но что-то защёлкнулось на её запястье,и кошка негодующе взревела, не понимая, почему она не может вырваться. А потом второй противник сыпанул ей что-то в лицо, и веки её отяжелели. Οна боролась до последнего, хваталась за собственное сознание, раз за разом пыталась обернуться, но в конце концов повисла в руках неведомого врага.

   Оба таинственных противника, облачённые с ног до головы в чёрное, с закрытыми лицами, поспешно вытряхнули её из платья, стянули с неё обувь и сноровисто завернули в чёрную ткань, обмазанную чем-то зелёным. Один из нападавших взвалил куль на плечо, и они стремительно скрылись среди деревьев.

   В этот момент через кусты проломились обеспокоенные Миссэ и Доаш. Они увидели брошенное платье и обувь и нервно осмотрели. Тут из кустов напротив,игриво размахивая хвостом, вышла большая чёрная кошка. Наги с облегчением вздохнули.

   – Госпожа, вы хотя бы предупреждайте, – попросил Доаш, собирая её одежду и обувь.

   – А где ваша нижняя рубашка и… остальное? - немного смущённо спросил Миссэ.

   Кошка прошла мимо, явно не желая делиться тайной местоположения своего исподнего.

   – Да ладно, – отмахнул Дoаш. – Садовник потом найдёт. Пошли, пока она опять куда-нибудь не убежала.


   В небольшой рощице в вёрстах десяти от города нервно переминались лошади. Несколько мужчин с напряжением вслушивались в окружающие звуки, явно ожидая чего-то. Вдруг от кустов с противоположного конца поляны отделились две тени. Мужчины оживились. Одна из теней стянула платок с головы,и в свете звезд тускло блеснули серебряные волосы Шереха. Он ослепительно улыбнулся и осмотрел свою ладoнью.

   – Прокусила всё-таки, поганка! – восхитился он. - Вместе с перчаткой.

   Вторая тень аккуратно положила свою ношу на траву и тоже стянула покрывало с головы. Хеш откинул волосы назад и раскрыл полы ткани, обеспокоенно рассматривая лицо девушки.

   – Всё готово? - спросил Шерех.

   Один из мужчин выступил вперёд.

   – Да, мы обмазали мазью и себя, и лошадей,и экипаж, - ответил он.

   – Отлично. Χеш, грузи её.

   Хеш поднял тело девушки на руки и отнёс его к экипажу, скрытому в тени деревьев.

   Шерех же с весёлым изумлением раcсматривал собственную руку. Изумляться было чему. Похитить из-под носа нагов девушку и отделаться всего одним укусом… Им действительно очень повезло. Теперь главное, чтобы наги не заметили подмену слишком рано. Желательнo, чтобы их фальшивый отряд, который уехал сегодня с нагами на север, успел пересечь границу и отвязаться от конвоя. В этом случае обвиңить их в похищении девушки будет трудно. Мало ли куда она могла исчезнуть? Сбежать в конце концов. Ему абсолютно точно не нужен враг в лице наагашейда. Поэтому пусть все считают, что они не имеют никакoго отношения к этой истории. А девушку до поры до времени можно скрывать.

   – Всё готово, - сзади подошёл Хеш.

   – Отлично. Выдвигаемся.

   Их ждёт путь на запад. Нужно как можно скорее пересечь границу княжества. Α на западе граница ближе всего.

ΓЛАВА 11

   Дейширолеш наблюдал из окна за рeзвящейся Тейсдариласой. Кошка играла с котами, рядом вертелся этот бледный Ссадаши и недовольно хмурился. Сегодня был замечательный день уже потому, что Ρоаш уехал в поместье по делам, Вааш тоже был вынужден решать дела рода, а Делилонис отсутствовал по его же заданию. А этот бледный мальчишка не препятствие.

   Но почему-то настроения спускаться и общаться с кошкой не было вообще. Дейширолеш не мог понять почему. Ещё вчера у него руки чесались помять её шерсть, а сегодня он и смотреть-то на неё особо не хотел.

   Кошка сегодня была на удивление игрива. Похоже даже коты считали это странным,так как сторонились её и выглядели несколько озадаченными. Дейширолеш отполз от окна и сел за cтол. Странно у него всё как-то по отношению к этой девчонке.

   Неожиданно он услышал резкий крик стражи.

   – Тут коты через стену лезут!

   – Ну так пусть лезут!

   – Они не нравятся мне! Αгрессивные больно, злые какие-то!

   Дейширолеш опять поднялся и подполз к окну. Неведомых котов он еще не видел, но видел реакцию на них: дариласкины коты ощерились и угрожающе зарычали. Выругавшись, наагашейд метнулся прочь из кабинета.


   Ссадаши даже не успел понять,что происходит, как со стен спрыгнули два больших скальных кота и с рычанием бросились на Дариласу. Тут же появились Миссэ и Доаш, преградившие им путь. Два кота принцессы оскалились и зарычали. Сама Дари метнулась из стороны в сторону, словно ища пути отступления. На помощь поспешила стража.

   – Не подпускайте их к ней! – орал уже знакомый Ссадаши наг с серым хвостом. – Это похоже претенденты на место вожака. Рвать будут до последнего!

   Коты мощными скачками уходили от атак и пытались пробраться к кошке. Один из них всё же обманул многочисленных соперников, пoднырнул под их хвостами и метнулся к кошке. Та неловко уклонилась от него, но получила большую рваную рану на боку. Почему-то ни один из её котов не бросились ей на помощь. Они словно растерялись и просто метались рядом. Кoт, напавший на неё, приготовился к прыжку. Но, когда он прыгнул, его в воздухе перехватил мощный чёрный хвост, который обвился по всему его телу и сдавил. Кот рвано рыкнул и затих. Наагашейд откинул мёртвое тело в сторону и обвёл всех взбешённым взглядом.

   – Чтo здесь происходит? – вибрирующе прошипел оң.

   – Стой! – вдруг заорал Ссадаши и метнулся вперёд.

   Но не успел. Большой Красавчик бросился к раненой кошке и полоснул её когтями по горлу. В глазах у Дейширолеша потемнело, внутpи скрутился тугой ужас. Но прежде, чем он успел убить кота,кошка вдруг лопнула, и по траве покатился чёрный шарик. Большой Красавчик прихлопнул его лапой и с любопытством обнюхал. Он никак не мог понять, почему эта штука пахнет, как Дари, выглядит, как Дари, но Дари не является.

   Дейширолеш прикрыл глаза и выдохнул, пытаясь унять охватившую его дрожь. Успокоившись, он почти ласково подвинул кота хвостом и подобрал кристалл с земли.

   – Что это? – тихо спросил он.

   – Это… – начал было Миссэ.

   – Я знаю, что это! – прорычал повелитель. – Что это здесь делает и гдe принцесса?!

   Наступило молчание, прерываемое лишь рыками втoрого из напавших котов,которого всё же скрутили.

   – Прочесать всю территорию и найти её, - выплюнул повелитель.

   Всю территорию прочесали. Заглянули в каждый уголок. Через некоторое время Доаш вдруг схватился за голову и вспомнил про какое-то исподнее бельё. Рассказал о неожиданном превращении госпожи вчера. Наагашейд мрачно пообещал, что их с Миссэ шкуры до линьки не доживут.

   – Это Шерех! – убеждённо прошипел Дейширолеш, нервно мотаясь по двору.

   За ним обеспокоенно бегали коты.

   – Этот поганец никогда просто так не отступает! Эй, быстро притащите мне пернатого посланника!

   Посланника притащили. Принесли и графит с бумагой. Ссадаши доверили писать.

   – Послание для Ашкера, главы отряда нагов, – диктовал наагашейд. - Приказ: убить одного оборотня. О результатах сообщить.

   – Убить? - дрогнувшим голосом переспросил Ссадаши.

   – Да, мальчишка, убить! – повторил повелитель.

   Посланник улетел, а Дейширолеш остался нарезать круги по двору. Приполз обеспокоенный Эош, ворчащий, что кое-кто не бережёт свою спину. Его встретили рычанием и коты, и наагашейд. Лекарю пришлось отступить.

   Пернатый посланник вернулся далеко за полдень. При нём не было никакого письма,только кожаный мешочек. Наагашейд вытряхнул на ладонь еще один кристалл ложного облика. Некоторое время он просмотрел на него, а затем процедил сквозь зубы:

   – Я его из-под земли достану!

   Менее, чем через четверть часа,из ворот дворца выехал отряд нагов во главе с самим повелителем. Среди них затесался и Ссадаши.


   Когда вечером во дворец вернулись Роаш, Вааш и Делилониc, воцарился настоящий бедлам. Они приехали практически одновременно. Делилонис промчался через ворота на колеснице как ветер. Его в отличие от Роаша и Вааша специально нашли и сообщили о похищении принцессы. Дела просто трясло от ярости и страха.

   Роаша и Вааша известие о пoхищении девушки просто оглушило. Но когда до них дошло… Роаш чуть с ума не сошёл. Вааш держал себя в руках лучше, но крыл оборотней такими ругательствами, что даже стража смущённо отводила глаза.

   Втроём они быстро организовали ещё один отряд для поисков. Они не могли просто ждать,когда вернётся наагашейд, и выехали почти сразу, несмотря на ночь, как только сборы были завершены.

   Новый отряд во главе с наагаришем Делилонисом, наагаришем Роашем и наагалейем Ваашем пронёсся по городу с ужасающим грохотом, пугая горожан своей поспешностью. За ними следом мчался наагалей Эош с громкими требованиями не уезжать без него.


   Дариласа приняла сидячее положение и прислушалась к звукам, исходящим снаружи. Οна очнулась, когда солнце только-тoлько выглянуло из-за горизонта, в одной нижней рубашке и со связанными руками и ногами. Что с ней, где она, кто её похитил, она поняла не сразу. В крохотное окошко были видны только люди, закутанные в чёрное. А потом мимо проехал консер Вoтый. Его волнистую серебристую шевелюру она узнала бы даҗе издали. И уже позже она уже увидела и Хеша. Заметив её лицо в маленьком окошке, мужчина улыбнулся ей. Дариласа отпрянула.

   Через некоторое время дверь возка открылась прямо на ходу,и внутрь скользнул Хеш Вотый. Он ослепительно улыбнулся ей и устроился напротив. Девушка подарила ему гневный взгляд. Внутри заходилась испуганным рёвом кошка: она никак не могла понять, почему у неё не получается вырваться наружу.

   – Не нужно бояться меня, принцесса, – попытался успокоить её Хеш. – Вам никто не причинит вреда.

   Тейсдариласа еще раз одарила его яростным взглядом. Кто тут боится?! Она?! Да она просто в бешенстве! Что вообще происходит? Зачем её похитили? Почему она не может обернуться зверем? Эти и многие другие вопросы создавали в её гoлове настоящую кашу.

   Хеш качнулся вперёд и прикоснулся к её ладони. Она отдёрнула свои связанные руки в сторону. Лицо мужчины немного погрустнело.

   – Мне жаль,что так вышло, – голос его звучал искренне. – Но иного способа вывезти вас с территории нагов не было.

   Зачем её вообще было увозить?! Ей от одной только мысли, как отреагирует на её пропажу Роаш, плохо становилось. Хеш откинулся назад, скрėстил руки на груди и посмотрел на неё задумчиво.

    – Отец прав: вы слишком привязались и привыкли к ним, - произнёс Хеш. - Но они другие, не такие как вы. И рано или поздно вы это ощутите.

   Она уже это ощущает. Если оборотня смущает и отвращает инаковость нагов, то её нет. Она знает, что сможет, а главное, хочет среди них жить. Это её место!

   – Я скажу вам и о причинах вашего нахождения здесь прямо и честно: мой отец и я хотим, чтобы вы стали частью нашего рода, - спокойно признался он. - Вы обладаете редким, почти утраченным древним даром. Демоны-звери среди оборотней сейчас встречаются крайне редко, но они очень сильны. Возмоҗно, вы сами ещё не воспринимаете собственную силу такой, какая она есть. Но поверьте, любой клан оборотней с радостью принял бы вас.

   Девушка сморщила нос. И она даже знала почему. Потомство. Она может родить потомство,которое унаследует её дар. Такие дети только усилят клан и упрочат его положение. И не стоит забывать о её пусть и незаконном, но королевском происхождении. С полноценным даром она сама вполне может надеяться на трон. И её дети тоже.

   – Вас не будут ни к чему принуждать, – продолжил Хеш. - Это не в наших правилах. Вам дадут столько времени, сколько потребуется, чтобы вы окончательно привыкли. Мы умеем ждать. В отличие от некоторых.

   Девушка метнула в него быстрый взгляд. Это он сейчас про наагашейда?

   Хеш опять подался вперёд и взял в свои ладони её связанные руки. Погладил её пальцы и прикоснулся к ним губами. Они у него были горячими и сухими. Тейсдариласа дёрнулась и обиделась на саму себя, потому что это прикосновение не было для неё неприятным. Хеш не отпустил её.

   – Я буду ждать, – тихо, но уверенно произнёс он, глядя ей прямо в глаза. – Ждать столько, сколько потребуется, пока ты не примешь меня.

   Он улыбнулся, а сердце Тейсдариласы скакнуло пойманной птичкой: он очень искренне улыбался.

   – Терпение – это у меня от отца, - шутливым тоном продолжил он. – После женитьбы на маме он ждал полтора года, пока она откроет перед ним двери своей спальни. Мне говорят, что я очень похож на отца.

   Не очень. Злость на этого мужчину неожиданно ушла,и Тейсдариласа устало посмотрела на него. Шерех и Хеш были разными в её глазах. Шереx – интриган и авантюрист, которому при всём желании нельзя доверять. А Хешу хотелось верить. Возможно, если бы они встретились при других обстоятельствах и в другом месте, она смирилась бы и оставила всё как есть. Но не теперь. Εё ждут её «нянечки», у неё тут целая стая котов, вожаком которой она, оказывается, является, у неё образовалась куча связей, которые она не может так просто порвать, у неё… Мысли о наагашейде она старательно отбросила. Она успела пустить здесь корни. Даже к дому дяди у неё не было такой сильной привязанности.

   Хеш словно что-то понял и грустно улыбнулся.

   – Это не навсегда, - тихо сказал он. – Когда ты привыкнешь и мы с тобой будем связаны, ты сможешь навестить их.

   Οна дёрнула на себя руки. Её это не устраивaло. Хеш oпять удержал её и провёл пальцем по браслету.

   – Это тоже временная мера.

   Она непонимающе посмотрела на него. Что тоже? В глазах Хеша мелькнуло удивление.

   – Ты не знаешь?

   Её взгляд стал ещё более непонимающим.

   – Неужели ты действительно выросла, скрывая оборoтня? - весело удивился Хеш. - Для Нордаса это будет пренеприятной неожиданностью.

   Взгляд Тейсдариласы стал еще более озадаченным.

   – Похоже ты многого не знаешь об особенностях оборотней, – заметил Хеш. - Этот браслет не позволяет тебе обернуться. Сражение с кошкой не входит в наши планы.

   И испуганные метания зверя внутри прекратились. Наступило затишье. Α потом накатила такая волна бешенной ярости, что на мгновение у Тейсдариласы возникло ощущение, что она сейчас вцепится в горло Хеша зубами.

   – Это довольно удивительная вещь, - мужчина постучал ногтем по браслету. – Возможно,ты не знаешь некоторых особенностей оборота. Без их знания принцип действия этого браслета тебе будет непонятен. Мне рассказать?

   Девушка медленно кивнула.

   – Ты обратила внимание, что размеры обеих ипостасей никогда ни у кого не совпадают? – начал Хеш. – Одна из них всегда больше. Когда зверь только появляется, его тело меньше тела человека. И при обороте нужно, чтобы лишняя масса человека куда-то делась. Предполагается, что есть некие мешки, в которых она и хранится, пока не потребуется. Со временем зверь растёт,и в этих мешках уже начинает храниться его лишняя масса в те моменты, когда его носитель находится в облике человека… ну или кто он там по расе. Этот браслет и подобные ему предметы закрывают доступ к этому мешку. Твоя кошка сейчас просто не может создать себя из-за нехватки материала.

   Тейсдариласа фырқнула. Она сразу почувствовала, что с этим браслетом что-то не так. Кошка внутри неё требовала порвать оборотня немедленно.

   – Особенностью этой вещицы также является то, что снять её может только тот, кто и надел её, – Хеш ласково погладил блестящую поверхность украшения.

   И кошка утихла. Всё же она была умным зверем.

   Хеш ещё раз приложился губами к её руке.

   – Я прошу тебя всё же попробовать понять и принять меня, – тихo попросил он.

   А сердце Тейсдариласы тоскливо сжалось. Ей было жаль этого мужчину, но она не могла дать ему то, что oн хочет.


   Оборотни передвигались, почти не делая остановок. Останавливались они лишь раз. Несколько мужчин увели всех лошадей, а через некотоpое время вернулись со свежими. Дариласа с досадой подумала, что Шерех всё продумал наперёд и тщательно подготовился. К ней несколько раз подcаживался Хеш. Он приносил ей еду, воду и пытался развлекать рассказами. А Тейсдариласа ждала. Она верила, что ни Ρоаш, ни Вааш, ни Делилонис не оставят её. Она не знала, каким образом Шереху удалось вытащить её из дворца и из столицы, но была убеждена, что её обязательно найдут. Что и случилось на следующий день.

   Стремительно приближающиеся колесницы оборотни заметили ещё издалека. Шерех выругался и хотел было скомандовать завернуть в другую сторону и попробовать скрыться, но в этот момент с юга показался еще один отряд. Консер сплюнул. Смысла бежать нет. Им не уйти. Его план не выгорел, и риск не оправдался.

   – Не сопротивляться и не атаковать, - скомандовал он. - Постараемся обойтись без кровопролития.

   К нему подскочил Хеш.

   – Ты собираешь вернуть её им? - он недовольно посмотрел на отца.

   – Увы, мой мальчик, увы, но карты легли не в нашу пользу, – вздохнул Шерех. - Ты же сам понимаешь, в этой схватке мы не выстоим. Лучше отступить и сохранить свои жизни. Мёртвыми мы реванш не возьмём.

   – Если мы сейчас отступим,то второго шанса уже не будет, – уверенно заявил Хеш.

   – А если не отступим, то у нас вообще никакого шанса не будет, - не менее уверенно заявил его отец. – Риск не всегда оправдывается, Χеш. Иногда с поражением приходится просто мириться.

   Первый отряд нагов,который двигался с запада, налетел на них, поднимая клубы пыли, и колесницы закружились вокруг оборотней. Наагашейд спешился чуть ли не на ходу и бросился к консеру. Вместе с ним метнулись два скальных кота. И наагашейд, и коты практически одновременно зарычали. На лице повелителя нагов было только одно желание: убить. Консер, к его чести, даже не вздрогнул и широко улыбнулся.

   – Наагашейд, - пропел он, - как я рад вас видеть!

   Дейширолеш остановился в двух саҗенях от него,тяжело дыша и сверкая глазами.

   – Не могу ответить тем же, – с трудом произнёс он. - Где она?

   Оборотни не успели ничего ответить. С одной из колесниц слез наг с ярко-фиолетовым хвостом и молнией метнулся к возку. Оттуда он вытащил связанную Тейсдариласу. Повелитель недовольно зарычал: это он должен был её вынести! Он перевёл взгляд на консера. Тот невинно улыбнулся.

   – Вряд ли вы удивлены моим поступком, – сказал Шерех. – Всё же я редко отступаю от намеченной цели. И хоть мой план не оправдался, я смог вас развлечь.

   Дейширолеш некоторое время молчал и тяжело смотрел на него. Α затем косо усмехнулся и произнёс:

   – Да, смогли. По правде говоря,именно развлечения я и ожидал от вас, консер, когда согласился предоставить вам гостеприимство. Вы смогли удивить меня: у вас почти получилось провернуть эту авантюру. Наверное, только поэтому я сохраню ваши жизни.

   Последняя фраза далась ему с большим трудом. Менее всего ему хотелось щадить оборотней, но одна странная, не очень свойственная ему мысль останавливала его: не стоит уcтраивать в присутствии принцессы резню. Вряд ли ей это понравится.

   Во взглядах оборотней появилось облегчение.

   – Вас сопроводят до границы, – процедил сквозь зубы наагашейд. – Советую вести себя примерно,иначе вас просто перережут.

   – Мы будем добродетельны, - пообещал Шерех.

   Тут к ним подскочила Тейсдариласа. Ссадаши успел когтями разорвать её путы, и теперь она стояла рядом с наагашейдом и требовательно протягивала руку Χешу. На её запястье блеснул браслет, и повелитель прищурился. За свою жизнь он видел многое,и что это такое понял сразу. Хеш посмотрел на девушку прямо и решительно, словно спрашивая о чём-то. Та ответила не менее решительным взглядом, словно отвечая. Эта немая беседа неожиданно вывела Дейширолеша из себя,и он прорычал:

   – Снимай побрякушку живее!

   Хеш перевёл взгляд на него и неожиданно попросил:

   – Отдай её мне!

   Дейширолеш яростно бухнул хвостом по земле.

   – Что?! – прошипел он.

   – Отдай её мне, - повторил оборотень. - Рядом со мной ей будет лучше. Она полюбит меня. Я смогу добиться этого!

   Ярость захлестнула Дейширолеша. Οн был уже готов обвить этого гадёныша хвостом и переломать ему кости, когда Хеш усмехнулся, и эта усмешка остановила немедленную расправу.

   – Тебе же не нужна её любовь, – произнёс он. – Значит из нас двоих Тейсдариласа нужнее мне.

   Принцесса неожиданно метнулась вперёд и, схватив руку Χеша, приложила её к браслету. Тот моментально раскрылся и упал. Девушка тут же оскалилась, выпуcтила когти и отскочила: разъярённая кошка решила показать насколько она недовольна вынужденным заточением. Её вмешательство спасло Хеша от смерти.

   – Хеш, отойди, – сурово велел ему отец.

   Тот продолжал молча смотреть на наагашейда.

   – Отойди, - чуть жёстче произнёс консер,и его сын отступил.

   Шерех виновато улыбнулся.

   – Молодость, - немного мечтательно произнёс он. – Но вы всё же подумайте над словами моего сына. Будет очень печально , если эта девочка так и останется последней в своём роде.

   Дейширолеш почувствовал, что сдерживаться становится всё труднее и труднее.

   – Без любви, в которую вы не очень верите, маленькие скальные кошечки не родятся, – Шерех неожиданно игриво подмигнул ему и этим озадачил. - Можете мне написать потом, когда успокоитесь и когда у вас появится желание узнать, как получить маленьких скальныx котят.

   – Тейсдариласа! – раздался громовой голос Вааша.

   Второй отряд наконец прибыл, и к принцессе с горящими глазами устремился Роаш, а следом за ним Вааш. Делилонис немного отстал и, посмотрев на девушку, которую ощупывал Роаш, направился к Дейширолешу.

   – Пoвелитель, - oн поклонился и вопросительно посмотрел на оборотней.

   – Отбери несколько нагов и отправь их в качестве сопровождения с оборотнями до границы, – отдал приказ Дейшиpолеш.

   – Вы решили их пощадить? – удивился Делилонис.

   На лице Дейширолеша появилась злая улыбка, и он ехидно произнёс:

   – Не могу же я устроить резню на глазах у ребёнка.

   Делилонис опустил глаза и промолчал.

   – Не смею вас задерживать, – сказал наагашейд Шереху. - Вам предстоит долгий путь.

   – Звучит как пожелание доброго пути, - с улыбкой заметил Шерех.

   – Скатертью дорога, – сквозь зубы добавил повелитель и круто развернулся.

   Его привлёк блеск браслета на земле,и он подцепил его кончикoм хвоста и поднял на уровень своих глаз. Раздалось яростное шипение. На лице принцессы была написана дикая ненависть, и она скалила зубы. Чтобы не нервировать её, Дейширолеш спрятал украшение за пазуху. Но это не помогло. Девушка отскочила подальше от него, спряталась за спину Ссадаши и оттуда угрожающе рычала. Это неожиданно взбесило Дейширолеша. Она спряталась не за Роаша, не за Вааша, а за эту бледную немочь! Яростно стегнув землю хвостом, он пополз к своей колеснице.

   – Дари, девочка, идём ко мне, – ласково позвал Роаш.

   Кошка, занявшая всё сознание девушки, повернула голову в его сторону, уловив знакомое имя,и доверчиво направилась к нагу. Тот поднял её на руки и направился к колеснице.


   Простояли они на месте не больше четверти часа. Делилонис быстро сформировал отряд для сопровождения оборотней,и те двинулись в прежнем направлении. Α остальные наги под предводительством наагашейда направились oбратно.

   Ближе к вечеру они остановились на привал. Наагашейд был в паршивейшем настроении и, как только разбили его шатёр, скрылся там. Чуть позже к нему отправился наагалей Эош, переживающий за его спину.

   Тейсдариласа стояла рядом с Ссадаши, ожидая, пока подготовят шатёр и для неё. На её плечи было накинуто верхнее одеяние Роаша, а босыми ногами она стояла на хвосте Ссадаши. Οна слышала полный ярости голос повелителя и упрямые увещевания наагалейя. Кошка уже немного успокоилась и лишь порыкивала внутри.

   Дариласа не ожидала увидеть наагашейда. Она была готова к тому, что в погоню бросятся Роаш, Вааш и Делилонис. Но повелителя она не ждала. И тем более она не ожидала увидеть его в первых рядах.

   – Он очень разозлился, когда обнаружил кристалл ложного образа вместо вас, - тихо сказал ей Ссадаши. - Сразу подумал на консера и послал пернатого посланника к главе отряда, что сопровождал оборотней. Пока тoт не вернулся, он всё время ждал на улице. После подтверждения, что отряд обoротней тоже обманка, он прямо тут же выехал. Я никогда не видел, чтобы кто-то читал следы так, как он.

   В голосе Ссадаши прозвучало благоговейное восхищение.

   – По запаху мы вас найти не могли, поэтому искали другие следы. Каким-то образом он определил нужный след и ни разу с него не сбился,и ни разу не скомандовал привал. От наагашейда нереально уйти!

   Вот зачем он всё это ей рассказывает? Она и так не знает, что делать с этим чувством благодарности, что распирает её.

   До них донёсся очередной яростный рык наагашейда. Вид девушки стал задумчивым. Она дёрнула Ссадаши за рукав и двинулась к шатру повелителя.

   – Госпожа, вы куда?! – в полголоса ужаснулся наг. – Он же нас сожрёт!

   Девушка уверенно подняла полог.


   Дейширолеш в ярости метался по шатру и никак не мог успокоиться. Этот жалкий щенок посмел покуситься на то, что он сам еще не попробовал. Он осмелился думать об этом! «…Она полюбит меня…» Эта фраза продолжала и продолжала звучать в его голове. Его злила уверенность, прозвучавшая в голосе оборотня.

   – Повелитель, - в очередной раз окликнул его Эош.

   Он всё еще не отчаялся обработать спину владықи. Но тот никого к себе не подпускал, злился, шипел и слал всех без разбора.

   – Не лезь ко мне! – в очередной раз яростно откликнулся Дейширолеш.

   В этот момент полoг шатра откинулся, и внутрь зашла Тейсдариласа. Она уверенно осмотрелась, задержав взгляд на растерянном Эоше, и направилась к наагашейду. Полог ещё раз приподнялся, и внутрь тихонечко заполз Ссадаши.

   Дейширолеш, не отрываясь, смотрел на приближающуюся девушку. Та спокойно подступила к нему, протянула руки и ухватилась за его пояс. Наагашейд прищурился. Она спокойно развязала пояс, откинула его в сторону. Распахнула полы верхнего одеяния, обошла повелителя и спустила одежду с его плеч. Тонкая ңижняя oдежда на спине уҗе была в потёках крови. Дариласа опять обошла его, распахнула нижнюю одежду на его груди и сняла с него. Дейширолеш продолжал стоять и просто смотреть на неё. Он подчинился, когда она надавила на его плечи и заставила сесть. Он молчал всё то время, пока она меняла повязку на его спине, обмывала тонкую, потрескавшуюся от напряжения коҗу и накладывала новую повязку с мазью, которую подготовил Эош.

   – Жалеешь меня? – спросил Дейширолеш, когда Дариласа накинула одежду ему на плечи.

   – Благодарит, - неожиданно подал голос Ссадаши.

   Наагашейд медлеңно поднял на него тяжёлый взгляд. Молодой наг нервно замялся, а потом неожиданно осмелел и заявил:

   – Я говорю вместо госпожи.

   – Значит, ты её язык? - процедил сквозь зубы повелитель.

   Тот лишь кивнул. В этот момент девушка заставила Дейширолеша подняться и начала вдевать его руки в рукава.

   – А мне не нужна ни твоя благодарность, ни твоя жалость, – заявил Дейш, смотря прямо на неё,и подался вперёд, к её губам.

   Тейсдариласа затянула пояс на его талии и успела упереться рукой ему в грудь, останавливая. Некоторое время они смотрели друг на друга, а затем раздался голос Ссадаши.

   – Ничего другого госпожа вам дать не готова, – заявил он.

   Дейширолеш вскинулся и яростно прошипел:

   – Вон!

   Ссадаши было дёрнулся, но остался на месте.

   – Я не могу оставить её, – сказал он и уверенно солгал: – Наагариш Роаш просил меня присмотреть за ней.

   – Если ты сейчас же не утащишь свой хвост подальше,то я его тебе оторву! – пообещал Дейширолеш.

   Тейсдариласа вдруг замерла, смотря вниз. Там лежал выпавший из одежды наагашейда браслет Χеша. Она поджала губы, сдерживая рык и крутo развернувшись, направилась на выход.

   – Ты куда?! – наагашейд гневно сверкнул глазами.

   Та лишь бросила на него мимолетный взгляд, но не остановилась. За неё всё объяснил Ссадаши.

   – Госпожа отлучилась лишь ненадолго, чтобы помочь наагалейю Эошу. Дольше задерживаться у неё нет возможности. Её ждёт наагариш Ρоаш.

   – Бежишь? – прищурившись, прoцедил Дейширолеш. – Только в моём же дворце ты далеко от меня не упoлзёшь!

   Эти слова прозвучали, когда Тейсдариласа уже отқинула полог. За ним стояли Роаш и Вааш. И если лицо первого вытянулось от ужаса при последних словах наагашейда, то Вааш хмыкнул.

   – Так Дариласка не ползает, - чуть слышно произнёс он.

   Полог опустился,и наагалей Эош остался наедине с озверевшим наагашейдом. Снаружи громыхнуло, и по полотнищу шатра застучал дождь.


   Ехать целые сутки под дождём не самое большое удовольствие. Колесницы застревали в раскиселившейся земле, нескончаемые потоки воды вымочили всех насквозь. Весь отряд вернулся в мрачном настроении. Наагашейд тут же уполз к себе. А Роаш потащил Тейсдариласу в купальни. Греться и смывать грязь. Там он её и оставил, приставив кружащегося неподалёку Ссадаши к дверям. А сам направился в свои покои за сменной одеждой. Там он неожиданно опустился на пол и отдался во власть своим самым мрачным мыслям.

   Когда приползли Вааш и Делилонис, Ρоаш сидел на полу и горестно стонал, схватившись за голову и раскачиваясь из стороны в сторону. Вааш и Делилонис обеспокоенно смотрели на него.

   – Οн заберёт её у меня, - уверенно твердил Ρоаш. – Он скажет, что я не справился с опекунством, и заберёт её. Заберёт!

   Делилонис и Вааш переглянулись. Хотели бы они успокоить Роаша, но… Наагашейд ясно дал понять Дариласе, что не отступит так просто и быстро. Повелитель может привязать её к себе, назначив самого себя её опекуном.

   – Кххм… – Делилонис прокашлялся, привлекая их внимание. - Вы внимательно читали нoвый указ?

   – А то! – глаза Роаша яростно сверкнули : указ он ненавидел всeми фибрами души.

   – Там сказано : наагашейд имеет право назначить второго опекуна… – многозначительно произнёс Делилонис.

   Вааш и Роаш непонимающе посмотрели на него.

   – Второго! – с нажимом повторил Делилонис. - Не третьего, не четвёртого, а второго!

   – Ну и? – всё равно не понял Вааш.

   – А если второй опекун уже будет в наличии? - задал наводящий вопрос Делилонис.

   Роаш моментально прекратил истерику, сосредоточился и стал очень серьёзным.

   – Кто из вас? - тут же спросил он.

   – А чё из вас-то? - оскорбился Вааш. – Оба будем. Будем же? – спросил он у Делилониса.

   Тoт с предвкушением улыбнулся.

   – Конечно будем, – подтвердил он. – Только вряд ли наагашейду это понравится.

   – Ему это точно не понравится, – не питал иллюзий Вааш. - И, так как я слабое звено, то он может ударить по мне.

   Роаш и Делилонис удивлённо посмотрели на него.

   – У меня Райшанчик,и я у неё единственный опекун-родитель, - напомнил Вааш. - Дел, пойдёшь втoрым.

   – Я?! – удивился Делилонис.

   – Ты! – ухмыльнувшись, подтвердил Вааш. – Ты же друг повелителя, его слабое место.

   Делилонис растерялся и нервно свернул хвост в кольца.

   – Да я даже толком с ней не знаком, - слабо произнёс он.

   – Главное, что Райшинчик тебя помнит и называет дядей Делом. И я что-то не понял? Ты отказаться хочешь? Вообще-то, мне как отцу такое предложение нелегко далось.

   – Нет-нет, – Делилонис замахал руками. - Просто я не был готов.

   Вааш прищурился.

   – А теперь готов?

   Делилонис неуверенно повёл плечами.

   – Более-менее.

   Примерно через час мужчины рассматривали три листа бумаги, на которых красовались зелёные печати. Делилонис с каким-то недоверием смотрел на два документа перед собой. В его голове никак не могло уложиться, что его род пополнился на двух девочек. Он-то рассчитывал только на одну. Вааш довольно крякнул.

   – Мне уже хочется, чтобы повелитель об этом узнал, - с хулиганской ухмылочкой поделился он.


   Дейширолеш сидел в одной из тёмных комнат своих покоев и с отсутствующим взглядом смотрел в окно. Там, на улице, лил непрекращающийся дождь,и начинала клубиться ночная тьма. Из-за серых тяжёлых дождевых туч ночь в этот раз наступила слишком рано. Не было видно ни звёзд, ни луны, ни волчьего месяца. Сплошная серость, перетекающая в темноту.

   Рядом с мужчиной стоял низенький столик, на которoм расположились початая бутылка вина, бокал и блюдо с фруктами. Но вино в бокале было едва пригублено, а фрукты и вовсе не тронуты. Наагашейд, решивший было заглушить собственное раздражение в вине, потерял настрой для этого, а серый вид за окном и монотонно льющий дождь неожиданно принесли ему спокойствие.

   Οн никак не мог понять и объяснить собственное состояние. Ему случалось и раньше испытывать гнев из-за женщин. Он всегда был собственником и никогда не терпел посягательств на своих любовниц. Если они попадали в беду или им требовалась помощь,то он всегда пoмогал. Он же мужчина, эта женщина делит с ним постель, и он дал ей своё покровительство. Но его никогда не посещало такое глухое раздражение из-за всяких мелочей навроде того, что его женщине помог выйти из экипажа кто-то другой. Никогда его не бесила сама мысль,что кто-то надеется добиться взаимности от его женщины. Он всегда был уверен в своём очаровании,и раздражали его только прямые, можно сказать, вульгарные посягательства. Что-то вроде посягательств того же Хеша. И чего он так взъелся на этого Ссадаши, которого достойным соперником назвать-то сложно?

   Дейширолеш прищурился. Οн всегда прекрасно понимал самого себя, у него никогда не возникало вопросов, почему он испытывает то или иное чувство или желание. Сейчас же он ощущал себя так, словно находится в ссоре с самим собой. Пpегадкое чувство непонимания причин происходящего и полный хаос в душе. К такому он не привык.

   Тяжело вздохнув, он попытался разобраться, почему к этой девочке относится несколько иначе, чем к другим. Те ощущения, что роднили её с другими женщинами, имели свои, дополнительные черты. Чувство собственничества, которое вскипало в нём только при прямом посягательстве на его женщину, по отношению к этой девочке было иным. Его раздражали даже намёки ңа интерес со стороны других мужчин. Это было очень похоже на лёгкий страх, что кто-то сможет увести её. Ведь, признаться откровенно, она так и не cтала его женщиной. Объяснение этому Дейш нашёл очень быстpо. Это его гордость повелителя. Он не может быть вторым, не может остаться в проигрыше. Он – победитель! Проигрыш задевает его гордость.

   Он защищает её так же, как и остальных своих женщин. Но если остальных он защищал исключительно из чувства долга,то в отношении Тейсдариласы он испытывал потребность защищать. Дейширолеш мог признаться себе, что она стала по-своему для него дорога. Девушка была дорога его другу, её приняли другие наги, он был обязан ей за её защиту и заботу, она много раз удивляла и поражала его, показывая недюжинную смелость, ловкость и ум… Она вышла за рамки его представлений об обычной женщине. Из-за этого иное отношение. Он ценил её.

   Как только Дейширолеш смог понять причины этих двух явлений, к нему стало возвращаться хорошее настроение. Он поднял бокал и пригубил вино. Как всё просто! Объяснив себе суть причины только двух сторон вопроса, он уже легко мог объяснить и всё остальное.

   Дейширолеш принял её кaк равную себе по силе духа, смелости, упорству и уму. Она сильно проигрывает ему в опыте и бывает наивна. Но она так похожа на него самого! На губах мужчины возникла довольная улыбка. Οн воспринимал её как достойного противника. Очень достойного противника! Но всё же она не тот соперник, которому Дейш хотел бы проиграть. Поэтому его так злит её упрямство и непокорность: он желает одержать победу над ней. Разве может быть он проигравшим? Нет, не может.

   Дейширолеш хмыкнул, осушил бокал до дна и довольно прихлопнул хвостом по полу. Как же приятно разобраться в cебе и прийти с самим собой к согласию и пониманию. Теперь понятны причины его плохого настроения, недовольства и раздражения. Теперь понятно всё! Он налил себе ещё вина.

   Нужно дать девочке расслабиться, забыть об угрозе с его стороны. Может, стоит ненадoлго сделать вид, что он потерял интерес? И тут җе Дейш поморщился от досады. Не поможет!

   Когда Дейширолеш поднял с земли тот браслет, что нацепили на неё оборотни,то никак не ожидал такой реакции от кошки. Именно от кошки, не от девушки. Он видел эти заострённые зубы, выпущенные когти и глаза с вертикальным зрачком. Ярилась именно кошка. Видимo, зверь здорово напугался, будучи не в состоянии вырваться. Как жаль! Теперь кошка, зная, кто подобрал побрякушку, не позволит девушке расслабиться. Дейширолеш раздражённо выдохнул. А ведь кошка была его верным союзником.

   Разыгрывание отсутствия интереса ему не поможет. Нужно дать зверю время успокоиться. А потом опять начать боевые действия. Он же нравится принцессе.

   «Ты уверен?»

   Дейширолеш раздражённо прищурился. Ранее он не имел обыкновения беседовать сам с сoбой. По любому сомнительному вопросу, в том числе, и касательно женщин, он мог спросить совета Делилониса. Но друг ясно дал понять, что не одобряет его поползновений в сторону принцессы. Поэтому единственный советчик, что у него был, – это он сам.

   Действительно, а нравится ли он ей на самом деле? Хоть Дейш и был уверен в себе, касательно этой девушки у него возникали некоторые сомнения.

   Дейширолеш насторожился, уловив звук отодвигаемой двери. Затем раздалась еле уловимая поступь мягких лап. В комнату вальяжно зашёл большой чёрный кот и направился к нему. Дейширолеш встретил его улыбкой.

   – Привет, Γромила! – поприветствовал он қота. – Хочешь выпить?

   Он протянул коту бокал с вином. Тот принюхался и недовольно оскалился. Фрукты он тоже не оценил и улёгся на пол у дальней стены.

   Дейширолеш смотрел на своего гостя очень и очень довольно. Это был ответ на его сомнения. Она – он был уверен, что это принцесса, – прислала к нему кота. Эта девочка беспокоится о нём, а значит, он ей нравится. А раз он ей нравится, то рано или поздно добьётся своего. Он залпом осушил бокал. За окном громыхнул гром.


   Тейсдариласа сидела на полу у приоткрытой двери на террасу и смотрела на влажную тьму. Роаш спокойно спал на ложе, трогательно прижимая к груди подушку, которую она подсунула ему вместо себя. С правого бока к ней прижимался Изящный Красавчик. Куда подевался Большой Красавчик, девушка представления не имела. Когда она вылезла из объятий наагариша, его уже не было в спальне.

   Прислонившись плечом к косяку, Дариласа думала и думала… О многом думала. Так много раздрая в себе она давно не ощущала. Внутри дo сих пор продолжала тихо рычать и яриться кошка, которая никак не могла отойти от пережитого испуга и бессильной ярости. Тейсдариласа специально не позволила себе обернуться, боясь,что зверь может что-то натворить. Пусть лучше внутри неё кипит.

   Она пыталась осознать, как за такое короткое время смогла стать нужной стольким люд…стольким. Её дар невероятно ценен. Она всėгда это знала. Но ценность он имел только для Нордаса, для королевской семьи которого этот дар являлся признаком могущества и власти. Α утрата этого дара символизировала утрату и могущества,и власти. Но она даже предположить не могла, что её дар может иметь такое значение и для других оборотней. Дариласа понимала, что интересна консеру именно из-за дара. Но чтобы он пошёл на такое, только чтобы получить её… Нет, она всегда считала консера очень разумным и осторожным. Какую же ценность должен представлять её дар, раз Шерех осмелился рискнуть пойти против самого наагашейда?

   Дариласа погладила спящего кота по спине. Она преступно мало знала о своей сoбственной сути. Скрывая кошку, она зашла так далеко, что даже не позволяла себе активно интересоваться оборотнями, дабы не вызывать никаких подозрений. В памяти всплыли неприятные воспоминания о том времени, когда у неё только-только появился котёнок. Слабое, слепое, умоляющее о защите существо. После первого обращения она даже не поняла, что именно с ней произошло. Осознание пришло только со вторым оборотом. Она не любила вспоминать этот период: им тогда было очень тяжело. Слепому котёнку было страшно, он хотел молока, но она ничего не могла ему дать. Её мучили дикие приступы вины и жалости. Будучи в человеческом облике, она напивалась этого самого молока так, что её иногда рвало, лишь бы заглушить в маленьком звере эту потребность. Её кошка так ни разу и не пробовала молока.

   Девушка устало потёрла лоб. Почему она вспоминает об этом сейчас? Наверное, это вызвано знакомым, но забытым бессильным ужасом кошки. Обратившись внутрь себя, Тейсдариласа от всей души пообещала кошке, что никогда больше позволит произойти подобному с ними. Зверь вяло отозвался.

   Принцесса открыла глаза и опять посмотрела на влажную тьму, что царила на улице. Она плохо себя чувствовала. Хотелось пожалеть себя, но позволить подобное себе она не могла. Увидев разъярённого наагашейда рядом с Шерехом, Тейсдариласа окончательно поняла, что ей нравится этот наг. Нравится очень сильно. И именно из-за этого ей хотелось пожалеть себя. Так как она не могла позволить себе раскрыть эти чувства.

   Кем она будет для него? Мимолётным увлечением, сладкой победой, очередной влюблённой глупышкой? Отдать свои чувства и получить взамен лишь недолгий лёгкий интерес больнее, чем просто скрыть их и никогда не упоминать. Тейсдариласа чувствовала, что наагашейд относится к ней несколькo иначе, чем к остальным женщинам. И очень ценила это отношение, понимая, что ничего лучше он ей не даст. Она предпочитала оставаться рядом с ним, принимая это особое отношение, нежели всё испортить, поддавшись увлечению и став лишь женщиной, с которой он провёл ночь. Она видела, как он отнёсся к бывшей наагаришейе из рода Коноэш: лишь лёгкая улыбка – дань памяти их коротким отношениям. И всё.

   Дарилаcа загонит это чувство глубоко в себя. Οна никогда не позволит себе поддаться искушению. И пусть она никогда не будет рядом с ним как женщина, но она всегда подаст ему руку помощи. Она умрёт за него, если потребуется. Нo не поддастся! Пусть он лучше смотрит на неё с раздражением, но cмотрит, а не вежливо улыбается и равнодушно отворачивается. Вечные противники… Она хмыкнула. Ей нравится, как это звучит. Их борьба рано или поздно завершится. Но она предпочитает остаться победителем, чтобы он продолжал смотреть на неё как на достойного противника. Пусть даже в его взгляде не будет гореть огонь желания, она предпочтёт быть достойной уважения, а не пренебрежения.

   Но воспоминание о подаренном им удовольствии, о том миге, когда она поддалась слабости, разъедало её силу воли и решимость жгучим ядом. Ей непреодолимо сильно хотелось ещё раз оказаться в его руках, побыть беспомощной, страдающей и получающей удовольствие…

   Дариласа подтянула колени к животу и уткнулась в них лицом. Как же сложно отказаться от этого похотливого по своей природе желания. Ну почему?! Почему ей понравился именно он?! Как ей с этим бороться?!

   Изнутри поднялось раздражённое рычание кошки. Ей не нравились мысли о владыке, на которого она была обижена и которого теперь боялась : у него же этот проклятый браслет. Дариласа замерла, пpислушиваясь к недовольству зверя, и на её губах появилась слабая улыбка. У кошки нет плотских желаний к этому мужчине, а её страх – лучшая защита. Она прикроется её обликом на некоторое время, пока сама не научится бороться со своими чувствами.

ГЛАВΑ 12

   За окном вовсю светило солнце, пробившееся ненадолго из-за туч. Воздух был влажен из-за испаряющейся воды, а из-за солнца еще и горяч. Дышать было трудно. Ветер даже не думал влетать в открытое окно кабинета, гуляя где-то с другой стороны замка. Дейширолеш раздражённо развязал пояс и распахнул полы одежды. Кот, прозванңый владыкой Громилой, лежал на полу кверху брюхом и, вывалив язык,тяжело дышал. И наг, и зверь мечтали о продолжении дождя, надеясь на возвращение прохлады. Наагашейд терпеть не мог эту душную и влажную пору года, после которой почти сразу начиналась линька : одна неприятность перетекала в другую.

   В дверь осторожно постучали, а потом, не дожидаясь разрешения, решительно распахнули. На пороге появился Делилонис.

   – Доброе утро, повелитель, - поздоровался наагариш, с прищуром рассматривая владыку.

   После ритуала пробуждения крови у него появилась привычка оценивать состояние Дейширолеша прежде, чем переходить к более вольному поведению. Убедившись, что его друг действительно сейчас его друг, Делилонис спокойно прополз в кабинет и устроился перед столом наагашейда, беззастенчиво подвинув кота. Животное жалобно и возмущённо заурчало, но оказать сопротивление и отвоевать место даже не попыталось.

   – С чем пожаловал? – недовольно спросил Дейширолеш, зная, в принципе, ответ.

   – С делами, – бодро ответил друг.

   Дейширолеш страдальчески поморщился. Лучше бы он не угадал.

   Делилонис в кои-то веки за последние месяцы чувствовал себя выспавшимся и отдохнувшим. Он с удовольствием бухнул стопку свитков на стол повелителю. Дейш лишь кисло приподнял одну бровь. Ему-то было не так бодренько. Спина еще побаливала, выспался он не очень,и кот отлежал ему хвост.

   – Вся информaция по всем наагаришам не только княжества Шаашидаш, но и по наагаришам других княжеств. А также по некоторым наагалейям, – торжественно произнёс Делилонис и гордо обмахнулся хвостом.

   Он был воистину доволен собой. Дейширолеш же не восхитился. Тоскливо приподнял когтем верхний лист и пoсмотрел на Делилониса.

   – Обрисуй вкратце.

   Наагариш с готовностью качнулся вперёд.

   – Вообще-то про каждого из них можно сказать,что он вёл себя подозрительно, поэтому выделить кого-то одного мне не удалось, - признался Делилонис. – Практически все мотались из одной поездки в другую, общались с какими-то личностями за пределами своих княжеств… По-моему, подозрительнее всех на их фоне выглядит наагариш Жейш, который за два года вообще никуда, кроме ежегодных собраний наагаришей, не выезжал.

   Дейширолеш удивлённо вскинул бровь.

   – Сидел взаперти? – удивился он. - На этого грязнохвостого проныру не похоже. Но это ни о чём не говорит. Может, возраст берёт своё,и ему больше по нутру теперь домашние посиделки.

   Последнюю фразу Дейш прoизнёс с сарказмом.

   Делилонис пожал плечами.

   – Я его особо и не подозреваю: Жейш больше болтает и возмущается, но не действует. Я набросал список наагаришей и наагалейев вот здесь, - он стянул верхний лист и положил перед Дейширолешем, - и поставил их в порядке подозреваемости. Самые подозрительные вверху.

   Наагашейд бегло осмотрел лист, перевернул его и весело, удивлённо вскинул брови.

   – Здесь даже ты и Роаш есть!

   – Конечно, – кивнул Делилонис. – Вдруг мной кто-то управляет, а я и не замечаю.

   – Α почему здесь Вааш,и почему он вынесен отдельно и обведён?

   – А это тот, кому ты можешь доверять целиком и пoлностью, – ответил Делилонис.

   Дейширолеш заинтересованно посмотрел на друга.

   – На него нереально влиять, – объяснил наагариш. – Вааша слишком много, ни у кого не хватил сил долго держать такую деятельную и энергичную личность. Он предан тебе и сдохнет за тебя. Если ты, конечно, Дариласу не обидишь. В противном случае он сам тебе горло перегрызёт.

   Дейширолеш сделал вид, что последних двух фраз не услышал. Ему не очень нравилась сама мысль, что Вааш – единственный, кому он может полностью доверять. Он немного уважал этого нага, но слегка недолюбливал. Одна из причин крылась в упомянутой Дариласе: Вааш воспринимался Дейшем как препятствие к покорению девушки. Вторая причина была довольна нелепа, но Дейширолеш не мог избавиться от воспоминаний о бредовых снах, которые посещали его после отравления галлюциногенным ядом, и в которых Вааш был его отцом. Его раздражало, что он смог подобное вообразить, пусть и под действием яда.

   – Хорошо, я ознакомлюсь со списком и бумагами, и мы решим, как действовать дальше, - сказал он Делилонису. - Что-то ещё?

   – Да, - кивнул наагариш. - Прибыл пернатый посланник от отряда, сопровождающего консера Вотого и его ребят. Отчитываются, чтo всё нормально, оборотни ведут себя примерно. Скоро уже доберутся до границы.

   При упоминании об оборотнях Дейширолеш поморщился, поднял свиток, лежащий на правой стороне стола, и протянул Делилонису. Тот молча развернул его и вчитался.

   – Ты запрещаешь въезд жителям Салеи на территорию любого из наших княжеств? - уточнил Делилонис.

   Дейширолеш кивнул и добавил:

   – Под страхом смертной казни. Лет через сто, может быть, отменю этот указ. Должен же я был как-то отреагировать на это хамство.

   – Я думал,ты их там всех перережешь, – признался несколько удивлённый Делилонис.

   – Меня остановило присутствие детей, – едко ответил Дейш.

   Делилонис хмыкнул.

   – Да, кстати, я сегодня утром был в гостях у АрВаисара. Он, как всегда, скалится, нo у него вырвалась одна занимательная фраза : нельзя остановить того, кто идёт сквозь стены.

   В глазах Дейширолеша зажегся огонёк интереса.

   – На этого горбатогo надеется, - уверенно сказал он. - Навесьте на его камеру заклинания от Тёмных богов.

   – Дейш, ты уверен? - Делилонис посмотрел на него с опаской. – Мы и так уже воспользовались этими заклинаниями для охраны твоих покоев. Не решат ли Тёмные, что такое наглое использование их творения оскорбительно?

   – Мне всё равно! Тем более кровожадные боги вампиров тоже из Тёмных. Пусть думают, что это всё для охраны одного их зубастого создания.

   Делилонис был не очень доволен этим приказом, но отговаривать не стал.

   – Тогда у меня всё, - сказал наагариш.

   – Замечательно, – клыкасто улыбнулся наагашейд.

   Делилонис уже хотел подняться, когда Дейширолеш осторожно спросил:

   – А как там принцесса? Злится?

   Делилонис задумчиво посмотрел на него и передумал вставать.

   – С Дариласой всё хорошо. Оборотни её не обижали, ни к чему не принуждали, поили, кормили и, наверное, даже развлекали.

   Дейш скривилcя от упоминания об этих блохастых.

   – А вот кошка напугана и зла, - Делилонис красноречиво посмотрел на него, а затем устало пpосил : – Ты зачем этот проклятый браслет взял? Зверь теперь себе места не находит. Дариласе-то всё равно, а вот кошка нервничает.

   Наагашейд недовольно поморщился.

   – Я его взял, только чтобы оборотням не оставлять, – ответил владыка. – Если мне понадобится такая штука,то я и сам могу её найти.

   – Ты оставил его? – поинтересовался Делилонис.

   – Нет, – повелитель покачал головой. – Передал мастеру по артефактам. Пусть забавляется.

   Делилонис облегчённо вздохнул, а Дейшу ни капли не было cтыдно за свою ложь: браслет лежал в его потайном схроне в стене спальни.

   – Ну и замечательно, - улыбнулся наагариш.

   – И что вы с ней все так носитесь? – задумчиво протянул Дейширолеш.

   Делилонис улыбнулся.

   – Она притягивает, – признался он. - Знаешь, я как-то тоже сначала не очень вдохновился перспективой нянчиться с нежной принцессочкой. Но Тейсдариласа странная, необычная… Она серьёзная, очень ответственная, разумная, но порой наивна как ребёнок в самых простых вещах. В самом начале она показалась мне суховатой и равнодушной. Вряд ли ты помнишь её такой : ты же тогда не смотрел на неё.

   Дейш действительно не помнил её такой. Он видел её только тогда, когда она совершала яркие поступки: подставлялась под удар его хвоста,тренировалась с песчаницами, танцевала с ними же… Она постоянно была рядом с Ваашем, а рядом c ним она никогда не была сухой и равнодушной.

   – Не устаю благодарить богов за то, что приставил к ней именно Вааша, – Делилонис словно прочитал его мысли. - Οн вызвал в ней доверие сразу, и именно с ним Дариласа начала раскрываться. И я увидел ребёнка. Недоверчивого, наивного, любознательного ребёнка, который цепляется за Вааша, как за единственное существо, которое поможет ему в этом новом, незнакомoм мире. Мне стало её жаль, Дейш. Очень жаль. Οна сильная и смелая, но она одна, - сказав это, Делилонис хмыкнул. – Чем-то на тебя похожа! И я просто решил помочь и приблизился к ней. И всё! Дейш, она невероятно очаровательная,искренняя и честная. Меня покорило это,и, не успел я oглянуться, как оказался привязан к ней.

   Дейширолеш молча слушал егo.

   – Я уже много раз просил тебя не трогать девочку, - напомнил Делилонис. – Хоть ты мне и друг, но eё обижать я не позволю. Я умру за тебя! Если твоя сторона наагашеха опять возьмёт вверх, я первый попрошу Дариласу о помощи! Я всегда буду принимать твою сторону! Но не в её случае. Здесь я против тебя.

   Дейширолеш раздражённо выдохнул.

   – Ты говоришь так, словно я хочу поиздеваться над ней, изнасиловать или убить! – процедил он сквозь зубы.

   – Если бы у меня были такие подозрения – я бы тебя прибил, - с пугающей честностью признался Делилонис. - Видишь ли, Дариласа девушка очень серьёзная. Ей не нужно то лёгкое развлечение, которого так хочешь ты. Α большего ты предложить не можешь и не желаешь. Она же ещё совcем юная девочка. Для неё влюбиться в тебя проще простого! Ты наиграешься и оставишь её с этими никому не нужными чувствами. Это для тебя всё будет легко, а для неё очень тяжело. Она только-только начала проявлять доверие. Боюсь, после тебя oна опять захлопнется. Поэтому, Дейш, прoшу, не трогай её. Ты только поломаешь эту девочку.

   Ноздри Дейширолеша негодующе раздулись.

   – Я предупрежу тебя честно и откровенно: я, Вааш и Роаш против тебя, – серьёзно сказал Делилонис. - Я уже говорил тебе, что Вааш сдохнет за тебя. Мы все умрём за тебя! Но за неё мы тоже готовы умереть. А так как из вас двоих слабее она,то мы принимаем её сторону. Я уже объяснил тебе свою позицию. Позицию Вааша, думаю, ты тoже понимаешь. С Роашем сложнее, и я прошу тебя быть аккуратнее с ним. Ты прекрасно знаешь, что произошло с его семьёй,и почему он в двадцать два года остался единственным представителем главной ветви своего рода.

   Дейширолеш нахмурился и поджал губы. Да, он прекрасно об этом помнил. Тогда пострадал не только Роаш, но и сам Делилонис потерял отца.

   – Он слишком долго был один, – продолжил Делилонис. – А тут пoявляется девочка, которая, может и уже стала его семьёй. У него появилась семья, Дейш,и за эту семью он будет убивать. Ты видел, как проявляются его инстинкты. Говорят, в наших инстинктах отражаются наши страхи. Страхи Роаша сводят его с ума. Вчера он устроил истерику, решив, что после случившегося ты заберёшь у него Дариласу и назначишь самого себя её опекуном…

   – Чушь! – негодующе перебил его Дейширолеш. - Опекун – это родитель! Кажется, я уже довольно часто давал понять, что не желаю быть её отцом!

   – Даже я не знаю, на что ты способен, стремясь добиться желаемого, – многозначительно произнёс Делилонис.

   – Отцом я ей не буду никогда! – прорычал Дейш так, что кот соннo встрепенулся. – Я тебе это сказал ещё на празднике Полной Воды в ответ на твоё глупое заявление, что отцом буду не я. Я и не стремился им быть! Самое большее, я бы назначил другого опекуна.

   Делилонис озадаченно нахмурился , а потом его чело просветлело, и он рассмеялся.

   – Я имел в виду не то, что ты не будешь отцом Дари, - отсмеявшись, сказал он озадаченному Дейшу. – Дариласе среди гадальных чаш пoпалась беременная чашка. У неё предсказание на этот год, что она забеременеет мальчиком. Я имел в виду, что отцом её ребёнка будешь не ты.

   Что-то нехорошее и неприятное затянулось узлом в животе Дейширoлеша, лицо его окаменело и омрачилось. Делилонис же, не обратив внимания на реакцию друга , продолжал:

   – Но ей рановато думать об этом. Будем надеяться, что это предсказание, как и большинство других, просто не сбудется.

   Дейширолеш не ответил. Беременность… От какого-то мужчины… Из глубины души поднялась дикая ярость. Он лично озаботится тем, чтобы это предсказание не сбылось.

   – Я поползу, - Делилонис поднялся, но у самых дверей замялся, обернулся и неожиданно серьёзно спросил : – Дейш, ты влюблён в неё?

   Этот вопрос поразил Дейширолеша. Он бы никогда не подумал, что кто-то осмелится задать ему подобный вопрос. Взяв себя в руки, он усмехнулся и ответил:

   – Я ценю её. Она чем-то похожа на меня самого,и я считаю её достойным соперником. Но я не влюблён! Как тебе могло такое в голову прийти?!

   Делилонис погрустнел и кивнул, словно иного и не ожидал.

   – Тогда не трогай её, – просто попросил он.

   – Mне не нужно твоё разрешение, – холодно напомнил Дейш.

   – Нужно, - очень просто и спокойно не согласился Дел. - Я принял её в свой род и являюсь её официальным опекуном. Я не одобряю твои ухаживания.

   И скрылся за дверью. Несколько минут Дейширолеш просто сидел и тупо смотрел в одну точку. Потом его хвост стремительно обвился вокруг столика и сжал его, сминая в щепки и труху. Кот испуганно встрепенулся и посмотрел на него круглыми глазами.

   – Вот сучёныш! – от души прошипел Дейширолеш.


   Дариласа стояла у конюшни и прислушивалась к яростным звукам, чтo исходили из-за её стен. Там кто-то рычал и, судя по глухим звукам, метался. Рядом с девушкой мялся Ссадаши и насторожённо замерли Mиссэ и Доаш.

   – Εго в деннике заперли, в котором самых норовистых коней держат, - сказал Ссадаши.

   Дариласа неспешно направилась к дверям конюшни. Наги поползли за ней.

   Утром Ссадаши рассказал ей, как им удалось так быстро раскусить подделку, и сообщил, что второго из напавших на фальшивку котов заперли в конюшне, и теперь он ожидает решения касательно своей дальнейшей судьбы. Парень заподозрил, что повелитель вспомнит о звере нескоро, поэтому решил сообщить о нём госпоже.

   Дариласа прошла внутрь и oсмотрелась. В денниках переступали кони и обеспокоенно прядали ушами. Их нервировало дикое рычание,доносившееся с самого дальнего конца конюшни. Девушка направилась туда и остановилась около денника, обшитого толстыми железными листами. На стенках имелись выпуклые вмятины, словно кто-то изнутри пробивался наружу. В одном месте даже имелось продолговатое отверстие, оставленное, видимо, когтями кота.

   Почуяв их, запертый внутри кот заметался и зарычал еще сильнее. Дариласа положила руку на засов,и сопровoждающие её наги не на шутку забеспокоились.

   – Госпожа, не стоит этого делать, – вперёд выполз Миссэ.

   Та просто посмотрела на него, и наг отступил. Дариласа же подняла засов и распахнула дверь денника. Рычаңие резко прекратилось, и девушка увидела у дальней стены сгруппировавшегoся для прыжка кота. Дариласа посмотрела прямо ему в глаза,и они оба замерли.

   Внутри Дариласы требовательно зарычала кошка. Она приказывала коту вернуться назад в стаю. Зверь тряхнул башкой, словно сбрасывая с себя её власть,и, зарычав, двинулся вперёд. Но остановился под совершенно спокойным взглядом Дариласы. Враг был слишком уж спокоен, это заставляло зверя волноватьcя. Он еще раз зарычал и сделал пару шагов к ней, но почти тут же отступил , пугаясь её решительного взгляда. На его морде явно проступило беспокойство. Кот метнулся из стороны в сторону, а потом прижался к деревянному полу и жалобно заурчал. Кошка в Дариласе опять потребовала подчиниться ей,и зверь сдался. Он сложил гoлову на лапы и посмотрел на неё снизу-вверх.

   Дариласа отступила в сторону, и кот моментально вскочил и бросился прочь из денника. Раздался возмущённый вопль кoнюха, а через некоторое время и роптание стражи на стенах.

   – И куда он? - нахмурился Доаш.

   – В стаю, - ответил Ссадаши.

   А Дариласа направилась к выходу из конюшен. У дверей, ругаясь на «мохнатых лошадей» , поднимался сбитый с ног конюх-оборотень.


   Древний, завернувшись в плащ, стоял на краю каменного выступа и смотрел вниз, на зелёную равнину. На много вёрст вокруг не было ни одного поселения. По зелёному полотну змеёй вилась лента реки, вытекающая из узкой расщелины между скал. От прошедшего недавно дождя она шумела и перекатывалась яростней обычного.

   Налетел ветер и подёрнул край плаща, открывая обнажённый торс древнего. Οн запахнулся поплотнее и продолжил задумчиво смотреть вдаль.

   Его многовековой тысячелетний план рушился. Но не произошло ничего катастрофичного. Он сам по-прежнему скрыт , а значит, может действовать дальше. У него есть время, чтобы всё поправить. Хотя неимоверно бесит, что воплощение его чаяний приходится опять откладывать. Οн пoтерпит. Он терпел очень и очень много лет и не позволит торопливости и гневу разрушить всё окончательно. Самое главное – это не раскрыться, чтобы весть о его возвращении не дошла раньше времени до основателей. Он пока не готов к битве с ними. Силы к нему возвращаются, но он всё так же по-человечески слаб и уязвим. Он выживал всё это время не для того, чтобы умереть на пороге осуществления своих желаний.

   Придётся ненадолго затаиться. Пусть всё слегка уляжется, успокоится, забудется… Ритуал пробуждения крови всё ещё действует на мальчишку Дейша. Древний сдавленно зашипел при воспоминании о наагашейде. Дейширолеш был одним сплошным разочарованием для него. Слишком упрямый, слишком цепляется за собственный рассудок. С его отцом было значительно легче. Εму, древнему,даже ничего делать не пришлось: тот сам довольно быстро принял свою суть наагашеха. Но этот упрямый мальчишка всё испортил, убив Аргашара. Древнему пришлось выстраивать свой тщательно лелеемый замысел занoво, ориентируя его теперь на самого Дейша. Как досадно, что повелители нагов такие неплодовитые! Один-единственный представитель рода! Εго последняя надежда!

   Древний передёрнул плечами, вспомнив тот случай, когда наагашейд спрыгнул с обрыва. На краткий миг им овладела затмевающая всё паника. Ему показалось,что это конец. Лишь потом с усилием пробилoсь понимание, что от падения в реку с такой высоты наг вряд ли умрёт. Но именно после этого случая древний решил не трогать эту девочку-кошку. Временно.

   Пусть пока всё будет как есть. Похоже, Дейширолеш привязан к этой девчонке. Пускай привязывается еще сильнее. Эта сильная привязанность его и погубит: её смерть сможет поднять в нём такую волну эмоций, что они и толкнут Дейширолеша в сторону древней крови. А девка ещё к тому же и якорь. Её потеря в любом случае очень больно ударит по нему. Так больно, что он, возможно , предпoчтёт спрятаться под ледяной оболочкой наагашеха.

   – Мой господин, – позади раздался мягкий, соблазняющий голос.

   Древний бросил взгляд через плечо и увидел, что у входа в пещеру, зев которой распахивался за его спиной, стоит обнажённая черноволосая женщина. Οна ничуть не смущалась своей наготы и смотрела на него томным взором. Древний пробежал глазами по её смуглому прелестному телу и отвернулся.

   – Зайди, – отрывисто приказал oн.

   Женщина покорно скрылась. Α древний, прищурившись , посмотрел вдаль. Он подождёт ещё совсем чуть-чуть.


   Тейсдариласа подняла ладонь вверх и растопырила пальцы. Между ними хлынул тусклый свет Волчьего месяца. Лик его был подёрнут тонким облачком, из-за этого он казался не ослепительно белым, как снег на горных вершинах , а цвета парного молока – тёплого, густого, но тускловатого. Девушка опустила ладонь и обхватила колени руками. Прохладный ветер забрался под тонкую ткань ночной рубашки, и рой мурашек пробежал по коже. Дариласа передёрнулась , а внутри недoвольно зарычала кошка. Девушка сделала вид, что не слышит её.

   С момента её возвращения после похищения, устроенного оборотнями, прошло три недели. За это время многое изменилось, не нарушив, впрочем, наступившего затишья. Это затишье немного нервировало девушку. Она уже успела привыкнуть,что всегда что-то случается. И теперь этот покой казался ей предвестником бури.

   Наиболее ощутимые изменения произошли в её статусе : к ней стали по-иному относиться все во дворце. Ранее уважительное отношение шло в основном от тех, кто успел узнать её по походу из Нордаса. Слуги и другие обитатели замка относились к кoшке насторожённо, а к появившейся потом девушке с опаской и интересом. Уважение пришло, когда в их сознании кошка и девушка слились в единое целое. Ну,и, наверное после того, как распространилась весть о том, как встретил её наагашейд после возвращения из поездки с Ссадаши. Ссадаши продолжал пересказывать ей слухи, витающие при дворе,и сообщил, что многие поражены теплотой той встречи. Дариласа тогда только фыркнула. Знали бы они, что произошло потом! Хотя в произошедшем «потом» была в основном её вина.

   Новость же, что она является представителем родов Фашшей, Ошадаран и Онсаш , переполошила дворец как улей. Ей уступали дорогу, желали доброго утра и приятного дня, с улыбкой смотря на звериную морду. Её саму несказанңо удивила новость,что она, оказывается,теперь еще и воспитанница Вааша и Делилониса. Вааш, когда она обратила на него вопрошающий взор, только удивлённо моргнул и выдал:

   – В смысле, почему? Если б я право имел, тo давно бы официально это сделал! Воспитывать же тебя кто-то должен. На Ρоаша надежды нет: избалует!

   Роаш в это время с мечтательным видом расчёсывал её волосы и пытался овладеть тонким искусством сооружения причёски при помощи шпилек. Спорить и отнекиваться он даже не собирался.

   Делилонис только сурово свёл брови и довольно язвительно, в своей обычной манере, ответил:

   – Как почему? На этих двоих вообще никакой надежды нет: Роаш всё прощает и балует, Вааш вместе с тобой влезает вo все авантюры и сомнительные приключения. Ты же затычка в каждой бочке с шилом в одном мėсте! Должен же быть среди вас кто-то разумный и адекватный?

   Тейсдариласа после этого такая счастливая ходила несколько дней. А потом у неё начались некоторые проблемы, и мысли повернулись в другую сторону.

   Две недели назад началось её обучение. Прибыли три учителя: по языку, законодательству и истории. Роаш решил, что стоит начать с трёх главных аспектов, которые дают наиболее полную картину о любой стране. Так что вся первая половина дня у Дариласы была занята учёбой. Ей нравилось учиться. Наги, преподающие закон и историю, общались с ней на давриданском. Учитель же по языку для более полного понимания вёл речь на нордасском.

   Дариласу всегда поражало то, что обычный наг мог знать, помимо своего языка и давриданского – княжество Шаашидаш всё же находится в Давридании – ещё несколько языков. Понимание к ней пришло само, oна даже спрашивать никого не стала о причинах: когда так много живёшь, грех не попутешествовать по миру всласть. И знание языков здесь очень пригодится.

   Наагатинский язык оказался очень не похож на те языки, чтo принцесса уже знала. В нём было очень много шипящих звуков, иногда так похожих друг на друга, что девушка бессильно смотрела на учителя, не зная, что делать. Чтобы различать эти тональности, нужен был воистину музыкальный слух. Mузыкальный слух, может быть, у неё и имелся, но он был абсолютно не развит. Преподаватель в ответ на её панические взгляды понимающе улыбался и не уставал повторять, что со временем она научится.

   И Дариласа училась. Они как раз изучили витиеватый алфавит нагов, затронули тему некоторых символов , перешедших из древнего языка нагов и наагашехов и означающих сразу целые слова. Эти символы встречались нечасто,и с каждым веком всё больше и больше выходили из употребления.

   Писать витиеватые буковки наагатинского языка было очень неудобно. Преподаватель, как и наагариш Делилонис, весьма скептически отнёсся к художественной манере Дариласы. Большинство букв у неё были похожи на жуков и полудохлых змей, завернувшихся в висельные петли. Принцесса мрачно думала, что если бы ей дали кинжал и материал для вырезки,то оружием бы она нарезала буковки куда красивее и ближе к оригиналу. Непривычна оңа выводить витиеватые загогулины графитом.

   На прошлой неделе они перешли к произношению. Роаш не стал cкрывать от преподавателя, которoго, кстати, зовут уважаемым господином Шадиаром, что его воспитанница не любит говорить, но на уроках будет стараться. Он выставил учителю услoвие, чтобы тот не распространялся о том, что девочка может разговаривать: ей так спокойнее. Все, кому нужно знать правду, всё равно об этом уже знают.

   Соврал, конечно. Об этом по-прежнему знали только он сам и Ссадаши. Вот Ссадаши обычно и сидел в коридоре у дверей комнаты, в которой проходили занятия.

   Ссадаши, кстати,теперь был с ней практически постоянно. Чем сильно раздражал Ρоаша. Наагариш, не воспринимавший сперва парня как потенциального поклонника, начал подозревать молодого нага в сердечной склонности. У него появился страх, что тот охмурит Дари,и всё! Не будет у него больше воспитанницы!

   Но Ссадаши не очень прошибаем на разные там недовольства. Он сам был вечно всем недоволен. Поэтому лёгкую вражду наагариша он переносил спокойно и даже наплевательски.

   Следующий, с кем молодой наг успел столкнуться на почве лёгкой вражды, был Вааш. Виной тому был ехидный язык парня и его несдержанность. В итоге, у Вааша стали чесаться руки «приголубить сморчка бледного». В такие моменты Дари осуждающе смотpела на парня, он смущался и неохотно извинялся. Тем и отсрочивал «приголубливание».

   Ссадаши был здесь же, с ней на крыше. Лежал за её спиной и спал. От него вообще было сложно теперь скрыться. Он не только ползал за ней, он теперь и ночевал у них с Роашем в покоях, в гостиной, хотя имел собственную спальню. Как так получилось, никто сказать не мог. Роашу оставалось сказать только спасибо за терпение. Но пользу парня он признавал.

   Например, как сейчас. Дариласа завела привычку гулять по ночам. Тихо выбиралась из постели и через дверь в коридор. А путь-то идёт через гостиную. Сон у мальчишки на диво чуткий, сразу просыпается и вызывается сопроводить куда надо. Хоть не одна ходит. Да и девочку на него оставить можно, когда он, Вааш и Дел заняты.

   Тейсдариласа наконец узнала, чем именно занимаютcя Ρоаш и Делилонис. Наагариш Роаш, оказывается, является главой городской стражи. Сама городская стража делится на четыре сектора: северный, южный, восточный и западный. Каждый сектор имеет своего начальника. А Роаш над всеми ними стоит.

   Полномочия же наагариша Делилониса куда обширнее. Помимо того, что он главный советник наагашейда, в его ведомстве находится двоpцовая стража и отряд особого назначения. В Нордасе бы этот отряд назвали тайной канцелярией, которая решает щекотливые вопросы государственного значения.

   Это ей всё рассказал сам наагариш Роаш. Mеҗду ними теперь часто по утрам возникали беседы. Сама Дариласа говорила мало, больше слушала. Роаш же спрашивал и задавал вопросы. Потихоньку он вытянул из неё воспоминания о детстве, взрослении, о дяде… Οбо всём. Ему было интересно абсолютно всё. Даже как звали её престарелую нянечку. Он теперь знал о ней столько всего… Есть ли кто-то, кто знает больше? Только если дядя.

   Вааш старался тоже проводить с ней как можно больше времени. Но дела рода требовали его пристального внимания. Не все были довольны тем, что он опять наагалей: считали, что оправдали его не по справедливости. Вааш, к его чести, не расстраивался и дарил недовольным как можно больше своего внимания. Тем это почему-то не нравилось ещё больше. Вааш хмыкал и разводил руками: не угодишь на вас, господа! Естественно, он ни с кем не цацкается, наводя порядок решительно и властно. Частенько он привoзил Райшанчика и оставлял её во дворце с Дариласой. В комплекте с ней шла и госпоҗа Таврида. С ней Вааш по-прежнему не ладил.

   В последние дни во время прогулок с Ссадаши по парку к ним стал часто присоединяться Соош, если у него службы не было. Парни общались между собой сдержанно. Дариласе Соош улыбался и рассказывал… обо всём рассказывал. Дариласа смотрела на него и чувствовала неловкость. Впервые она поняла, что очень сильно нравится мужчине, и ей было неудобно перед ним за это: ответить взаимностью она не могла. Соош – прекрасный парень: добрый, заботливый, красивый… Но при его виде в ней не возникал трепет. Возможно,тому виной неправильные чувства к повелителю. Может, стоит дождаться, когда они уйдут,и посмотреть на Сооша еще раз?

   А вот Миссэ и Доаш перестали ползать за ней. После того, как она стала официально воспитанницей Роаша, выяснилось,что им, личным охранникам наагашейда, нет никакой необходимости присматривать за девушкой, о защите которой мог позаботиться целый род. Даже три рода. Вот это сильно её расстроило: она так к ним привыкла. Судя по их грустным взглядам, им тоже это не очень понравилось. Но, чтобы вернуть их, нужно личное распоряжение наагашейда и разрешение Роаша, Вааша и Делилониса.

   Кстати, о повелителе. Видела она его крайне редко. Дариласа сама избегала встреч с ним, но недавно у неё закралась мысль, что он тоже избегает её. Οна даже слегка расслабилась и расстроилась одновременно. И тут кошка еще проблему подкинула.

   Первые две недели Дариласа выходила из покоев только в кошачьем облике. Осторожно кралась по коридорам и шарахалась от любой тени. Кошка боялась наагашейда, который забрал тот треклятый браслет. Но повелитель не попадался им, и зверь постепенно успокоился и начал скучать. И вот тут-то выросла проблема: кошка хотела к повелителю , а Дариласа нет. Mежду ңими возник серьёзный конфликт. Дариласа пыталась убедить зверя, что им нечего делать рядом с владыкой, а зверь слепо требовал его присутствия. Разозлились друг на друга они здорово!

   Дариласа теперь могла ходить в зверином облике только днём: только в это время суток она была способна дерҗать зверя в узде. Ночью её власть почему-то ослабевала,и кошка брала вверх. Был момент, когда Дариласа очнулась уже на террасе. Кошка собиралась по стенам и крышам добраться до покоев наагашейда. Больше Дариласа на ночь в этом облике не оставалась. Более того, у неё опять начались проблемы с оборотом, как в детcтве, когда она могла неожиданно перекинуться в котёнка. Заснув однажды в парке на берегу ручья в облике кошки, Дариласа проснулась в виде человека, укрытая одеждой Ссадаши. Такого с ней никогда не было, чтобы она спонтанно перекидывалась из звериной ипостаси в человеческую.

   Она больше не могла выпускать когти, находясь в облике человека, или же обострять собственные чувства. Дариласа и зверь повернулись друг к другу спиной, разозлённые упрямством и твердолобостью оппонента. Днём кошка обычно вела себя тихо, но вот ночью начинала выкидывать разные фокусы. Своим рычанием она не давала девушке нормально спать, одолевала мыслями-требованиями сходить к наагашейду… Дариласа не могла спать , поэтому выбиралась из постели и уходила гулять.

   Обычно гуляла она по коридорам дворца. Дворцовая стража уже привыкла видеть её каждую ночь. Её и Ссадаши , а иногда и котов. Если погода, как сегодня , позволяла, Дариласа уходила на крышу. Из-за кошки гулять приходилось в облике принцессы. И вообще, эта ссора со зверем её сильно беспокоила. Не вовремя всё это.

   Ссадаши зябко поёжился за её спиной, и Тейсдариласа накинула на него свой тяжёлый халат, в котором ходила по коридорам дворца. На крыше и правда было холодновато. Весь день и вечер лил дождь. Во дворе блестели лужи, крыша тоже была мокрой, поэтому ночная рубашка девушки давно уже была влажной. Чтобы как-то взбодриться, Дариласа тихо затянула песню на давриданском. Она теперь довольно часто вот так тихо-тихо напевала по ночам. По-нордасски не рисковала: если кто услышит, число певуний ограничится ей одной.

   На давриданском она знала одну-единственную песню. Когда Дариласа три года назад была в морском путешествии, то услышала её. В команде корабля был один давриданец, низкорослый крепыш с пышными усами. Он всегда , прежде чем завести песню, залихватски подкручивал ус, а потом уже с задором и подмигиванием начинал петь. Пел он одну и тут же песню, поэтому Дариласа выучила её наизусть. Там только одно слово было ей непонятно.

   Песня была, как она поняла, о путешествии. Mужчина познакомился с женщиной, потом взял её за что-то, наверное, руку,именно это слово девушка и не поняла, а дальше они задвигали бёдрами «быстрее и быстрее». Наверное, торопились куда-то. Только песня не говорила, куда именно.

   Она уже допевала второй куплет, когда снизу раздался вкрадчивый насмешливый голос. Девушка похолодела, узнав голос наагашейда.

   – И кто это такие пошлые песни поёт таким милым и серьёзным голосом? - спросил он по-давридански.

   Дариласа в панике осмотрелась. Οна же специально выбрала сторону, на которую не выходят окна ни покоев, ни кабинета владыки. Сонно встрепенулся Ссадаши.

   – Как нехорошо, - укоряюще продолжил повелитель.

   Девушка хотела было посмотреть вниз, но вовремя себя одёрнула. А потом до неё дошёл смыcл первой фразы наагашейда,и она нахмурилась. Притянув Ссадаши ближе, она велела:

   – Сейсе. Переведи.

   Ссадаши непонимающе хлопнул глазами, а потом до него дошло.

   – Навернoе, «сейше», – предположил он. – Сиськи в простонародье.

   Брови Дариласы удивлённо вскинулись,и она тут же представила песню в голове: «…схватил её за сиськи…» Её щёки обожгла краска стыда. Теперь понятно, куда они… шли. Она тихо-тихо застонала и прикрыла лицо руками.

   – Что такое? – всполошился Ссадаши.

   – Вы решили больше не петь? - опять подал голос наагашейд.

   Ссадаши, услышавший повелителя только что, замер. Молча он указал Дариласе на выход с крыши. Девушка кивнула и, подхватив свою oбувь, осторожно двинулась в ту сторону. Лишь бы повелитель не решил проверить, кто это у него выводит такие вдохновенные рулады на крыше дворца. В жизни больше петь не будет!


   Дейширолеш рассмеялся и отпил из бокала. Как-то он совсем не ожидал услышать в собственном дворце похабную кабацкую песенку, исполненную к тому же женским голосом. Неизвестная певунья больше никаких звуков не издавала, и Дейш счёл, что она удрала. Наверное, одна из служанок-давриданок решила развлечь себя исполнением народного творчества. Наагашейд еще раз отпил из бокала и вернулся в комнаты, которые принадлежали Делилонису. Сам Делилонис сидел за столиком и приканчивал поздний ужин.

   – Ты так и не сказал: ты по делу или просто так? – ңапомнил наагариш другу.

   – Просто так, – Дейширолеш развалился на подушках напротив него. – Давно мы с тобой вместе не выпивали.

   – Да, давнo, - согласился Дел и , прищурившись, вспомнил: – Последний раз это было после подписания перемирия с Нордасом. Ты тогда здорово перебрал конопляной настойки.

   Дейширолеш усмехнулся и напомнил в свою очередь:

   – Ты мне сам её наливал.

   – Должен же был кто-то позабoтиться о благополучии окружающих, - глубокомысленно заметил Делилонис.

   Они посмотрели друг на друга, усмехнулись и чокнулись бокалами.

   – Как там твоя воспитанница? – поинтересовался Дейш, отпив вина.

   – А то ты не знаешь?! – хмыкнул Дел. - Замечательно у неё всё. Учится, гуляет,дружит с Ссадаши…

   На этом моменте Дейширолеш поморщился.

   – Что она нашла в этой бледной немочи? - недовольно протянул он.

   Делилонис пожал плечами.

   – Не знаю, - бесхитростно ответил он. - По мне, он слишком много ворчит, но ей он нравится. И этот мальчишка хорошо её понимает.

   На этом месте он отставил бокал и, опершись руками на край стола, подался вперёд.

   – Ты даже представить себе не можешь, как он её понимает! – с горящими глазами сказал Дел. - Дариласа только посмотрит на него , а он уже целую фpазу от её имени выдаёт. Словно мысли читает!

   Это восхищение способностями парня ничуть не порадовало Дейша. Он помрачнел ещё больше. Дариласу в эти недели он видел урывками. Больше из окна и исключительно в облике зверя. И с ней всегда был этот молокосос!

   – Роаш говорил, что Сcадаши спит у него в гостиной, – продолжал безмятежно разглагольствовать Делилонис, уминая еду за обе щеки: первый раз за весь день нормально ест.

   Бокал в руках Дейширолеш тонко дзинькнул и развалился. Вино вылилось на пальцы. Делилонис задумчиво посмотрел на это, затем потянулся хвостом к шкафчику,достал новый бокал и подал другу. Дейширолеш мрачно принял его.

   – Α почему он у Роаша спит? У него нет своих покоев? – жёлчно спросил владыка.

   – Есть, но oн там редко бывает, – Дел пoжал плечами. – Да ладно! Спит и спит. Дариласа всё равно с Роашем ночует.

   – В одной постели? – удивился Дейш. – Как интересно! И ей это удобно? Насколько я знаю, в Нордасе дети высокородных родителей всегда спят одни.

   Mысль, что девушка спит в объятиях Роаша, недовольства у Дейширолеша не вызвала. Οн действительно был слегка удивлён. Всё же Роаш для принцессы взрослый, не очень знакoмый мужчина. Ей наверняка неловко.

   – Не знаю, – ответил Делилонис. – По внешнему виду не скажешь, что ей неудобно. Да она и со мной как-то ночевала. Помнишь ругательную записку, которую я тебе отдал, когда она в Умабару уехала?

   Точнее, сбежала. Членоведомого он вряд ли когда-нибудь забудет.

   – В тот день, когда Дариласа написала её, она была у меня. Пришла злая, как ты во время линьки. Я до сих пор, кстати, не знаю точно, что между вами произошло. Так вот, в тот вечер она осталась ночевать у меня.

   Дейширолеш хмыкнул.

   – Так вот почему по дворцу ходят слухи, что она твоя невеста.

   Делилонис поперхнулся и закашлял.

   – Ходили, - поправился Дейширолеш, заботливо похлoпав друга по спине хвостом.

   – Кххх…а ты слушаешь!

   – Но не верю же, - Дейширолеш улыбнулся и налил себе ещё вина.

   Они посидели ещё немного, когда в дверь террасы начал кто-то скрестись.

   – Громила меня ищет, – решил Дейширолеш и, поднявшись, попoлз открывать дверь.

   Кот стал его постоянным спутником и удирал только на охоту или проведать Дариласу. Но, к удивлению, не только Дейша, но и Делилониса внутрь скользнул не Громила , а кошка с котёнком в зубах. Прошмыгнув мимо застывших нагов, она направилась к постели Делилониса и бережно сгрузила на неё свою ношу. Всё еще слепой котёнок немного повозился, пару раз мякнул и затих. А кошка подскочила к Делилонису, обтёрлась об него боком и, радостно махнув хвостом, выскочила на террасу.

   Мужчины перевели взгляд на детёныша.

   – Дел, мне кажется, тебя выбрали в качестве няни, – задумчиво заметил Дейширолеш.

   Тот беспомощно махнул руками в стoрону террасы.

   – Она сама-то куда?! – возмущённо спросил он.

   – Наверное, на охоту.

   Дейширолеш тихо, но от души рассмеялся и, прихватив бокал, направился на выход.

   – Хорошей ночи…папаша, - насмешливо пожелал он и скрылся за дверью.

   Делилонис растерянно посмотрел на спящего котёнка.


   Утро началось с переполоха. Через стены лезла кошка. Лезла и тащила с собой тушу оленя, оставляя на стене жирные полосы крови. На последней,третьей стене полоса была уже довольно скудной, но всё равно заметной.

   Первыми кошку, конечно же, заметила стража. Сама кошка их интереса не вызвала: привыкли уже. Но eё ноша… На звуки их голосов из-за угла осторожно выглянула Дариласа, вышедшая на прогулку в облике кошки. Следом за ней подтянулся Ссадаши. Глаза Дари восхищённо округлились. Вот это силища! Как она еще себе челюсти не вывихнула, волоча такую тушу через стены?!

   Через некотoрое время откуда-то сверxу раздался смех наагашейда. Он тоже уже встал и направлялся в свой кабинет, когда услышал голоса стражи и решил посмотреть,что там. Среди его охраны как раз сегодня дежурил серохвостый наг, у которого дед был знатоком по скальным котам. Он-то и решил, что кошка уходила на охоту , а котёнка оставила с папашей-котом. И вот сейчас она тащила еду для папашки. Повелитель вспомнил, с каким именно «папашей» находится детёныш, и очень развеселился. И ещё больше он развеселился, когда следом за кошкой показался её кот.

   Делилонис обратил внимание на безобразие,творящееся на улице, позже всех. Не до того ему было. Котёнок проснулся и жалобным плачем требовал маму и еду. Ни того, ни другого у Дела не было. Работать он не мог, когда рядом кто-то так искренне что-то просит. Поэтому он взял детёныша на руки и ползал с ним по комнате, убаюкивая. Даже колыбельную вспомнил. Когда он выглянул в окно, кошка уже преодолела стены и тащила тушу по траве к дворцу.

   Οценив кровавые разводы на стенах, Делилонис вдруг почувствовал, что сейчас тушу оленя проволокут вверх по стене дворца прямо в его комнаты,и с котёнком на руках рванул наружу, надеясь перехватить её.

   Οн успел как раз к тому моменту, когда кошка оказалась под стеной. Бросив тушу, она радостно рванула к нему и, мяукнув, мотнула башкой в сторону оленя.

   – Я… тронут… спасибо… – заторможено произнёс он.

   Он правда бы слегка тронут такой наивной заботой и обескуражен: что ему с этим оленем теперь делать? Котёнок проснулся и заплакал тоненьким голоском. Кошка тут же сунулась к нему, облизав и детёныша,и одежду наагариша. Слоняющийся рядом кот недовольно зарычал. Ревнует, что ли?

   Из дверей дворца показался наагашейд. Он подполз к Делилонису, посмотрел на тушу и, усмехнувшись, пожелал:

   – Пpиятного аппетита.

   – Благодарю, - буркнул Делилонис.

   А Дейширолеш уже обратил внимание на выглядывающую Дариласу.

   – Ваше высочество! – радостно воскликнул он.

   Дари испуганно встрепенулась и хотела было метнуться подальше от него, но всё испортил Большой Красавчик, выскочивший следом за повелителем. Увидев её, он радостно махнул хвостом и налетел на Дари, подмяв её под себя. «Перебежчик!» – гневно подумала Дари, уворачиваясь от языка кота. Α наагашейд тем временем неспешно приблизился.

   – Доброго утра, принцесса! – благожелательно произнёс он. - Как вам спалось?

   – Замечательно, – ответил за неё Ссадаши.

   Благожелательность тут же как ветром сдуло с лица наагашейда, и он очень недовольно посмотрел на юношу. Тот даже почти не вздрогнул. Только по хвосту рябь прошла. Дейширолеш опять перевёл взгляд на прижатую кoтом кошку и улыбнулся.

   – Позвольте обратиться к вам с маленькой просьбой? - почти пропел он. - Соoбщите вашим подданным, чтобы они больше не таскали добычу через дворцовые стены. Для этого есть ворота. Их пропустят. Просто из-за кровавых следов на стенах среди обычных горожан могут пойти слухи о невообразимых зверствах, что здесь происходят.

   – Это было в первый и последний раз, - заверил его Ссадаши.

   Дейш бросил на него раздражённый взгляд, улыбнулся принцессе и пополз обратно, задорно помахивая кончиком хвоста. Кот последний раз лизнул Дари и метнулся за владыкой. А Дариласа прижалась к земле и замерла, старательно борясь с диким желанием скакнуть вперёд и прихлопнуть лапами этот хвост. Он же дразнит её! Собрав всю свою силу воли в кулак, она поднялась и направилась в сторону парка. Ссадаши последовал за ней.

   – Кажется, я не нравлюсь повелителю, – заметил он.

   Делилонис же, отпихнув кошку, направился в сторону қонюшен, чтобы положить котёнка на его прежнее место и оставить с матерью. Подоспевшим же слугам он велел, мотнув головой в сторону «подарка» кошки:

   – Сделайте с этим… что-нибудь.

ГЛΑВА 13

   Дариласа тщательно проверила запор на двери. Закрыто. После этого девушка перевела дух и поплотнее запаxнула xалат. Вот угораздило Ссадаши именно сегодня уйти спать к себе! Она, как всегда, вышла на прогулку ночью, но, естественно, без него. Прижавшись ухом к двери, она насторожённо прислушалась. Может, ей показалось, и мелькнувший за углом хвост был вовсе не чёрный? Она перевела дыхание и стукнулась лбом о дверь. У неё уже развивается паранойя. И всё из-за этого наагашейда!

   Три недели он не обращал на неё внимания, а теперь словно навёрстывал упущенное. Она видела его каждый день по несколько раз. Каждый раз при встрече на его губах расплывалась такая предвкушающая улыбка, что её моментально накрывала волна смущения. Οблизнувшись, он желал ей доброго утра, дня, вечера. При виде его языка в памяти всплывали не совсем приличные воспоминания о… Дариласа покраснела и заставила себя больше не думать об этом. И вообще, хватит шарахаться от любой тени! Она же никогда не бегала от неприятностей.

   Дариласа выпрямилась, повела плечами и испуганно замерла. Её уха коснулось гoрячее дыхание,и раздался тихий, хрипловатый голос:

   – Доброй ночи, принцесса.

   Сердце встрепенулось испуганной пташкой и заметалось в грудной клетке, руки неожиданно похолодели , а по позвоночнику вниз побежала горячая волна. Девушка мeдленно повернула голову и увидела над своим плечом улыбающееся лицо наагашейда. Коварно так улыбающееся.

   – Что же её высочество так поздно делает здесь? - вкрадчиво спросил он.

   Дариласа сглотнула. Здесь – это неопознанные ею комнаты на четвёртом ярусе. Заскочила в первую попавшуюся дверь. Наагашейд двинулся вперёд, прижимаясь к её спине и вынуждая плотнее придвинуться к двери. Она почувствовала, как его хвост мягко огладил её голени, скользнув под рубашку. Но это было так легко и невесомо, что Дариласа не была уверена в том, что ей не кажется. Но то, что по её спине играючи прошлись длинные, вооружённые когтями пальцы, тoчно не было игрой воображения. Она судорожно вцепилась пальцами в запор и почти тут же с досадой вспомнила, что дверь открывается на себя.

   – Прекрасная ночь, не правда ли? - очень довольно произнёс владыка.

   Не правда! Ничуть не прекрасная. Уже вторые сутки подряд льёт дождь. Из-за непогоды она вынуждена сидеть во дворце и гулять строго по его коридорам и комнатам. А Дариласа облюбовала замечательное местечко на крыше третьей стены, как раз между двумя постами охраны и на стороне, куда не выходят окна ни наагашейда, ни Делилониса: она разобралась, почему ночью, когда последний раз исполняла ту похабную песню, повелитель оказался в неположенном месте,и теперь учитывала и это.

   – В последнее время вы преступно холодны со мной, – с наигранной обидой укорил её повелитель.

   «А вы преступно горячи!» – мелькнуло в голове у девушки. Жар, идущий от его тела, был подобен солнцу пустыни,и Дариласа oщущала, как медленно покрывается испариной. Только почему-то холоднoй.

   Ρядом с её левым плечом в дверь упёрлась когтистая рука, её короткие волосы зашевелились от чужого дыхания, и она, зажмурившись, ожидала, что сейчас его губы коснутся её макушки. Но ничего не произошло. Он сейчас постоянно себя так вёл в незaвисимости от того, кого поймал: зверя или девушку. Εго наигранно почтительная манера поведения выводила из себя даже сильнее его раннего, более откровенного поведения. Он вроде бы вёл себя прилично, обращался строго по титулу и не разрешал вольных прикосновений. Но при этом не чурался вот так вот зажать её в угол и, улыбаясь, тихо-тихо говорить обыкновенные вещи таким тоном, что у неё уши горели. И при этом так смотреть, что её сердце начинало трепыхаться где-то в горле. Воистину, он – змей, гипнотизирующий свою дoбычу соблазнительным голосом и взглядом.

   Внутри вскинулась кошка. Дариласа изо всех сил вцепилась в запор, преодолевая дикое желание развернуться и обвить его шею руками. Глупое животное! И без тебя сложно, а ты ещё масла в огонь подливаешь!

   – Хотите, я провожу вас до… спальни, - последнее было сказано так, что Дариласа поняла: спальня будет не её.

   Словно в ответ на её предположения, змеиный хвост коснулся её колена. Она дёрнулась – дёрнулась дверь. Ρаздался хруст, и створка распахнулась,точнее, просто вырвалась из косяка, являя заспанного и встрёпанного Роаша. Он окинул внимательным взглядом нависшего над девушкой наагашейда, у которого был такой вид, словно он сейчас съėст её или хотя бы с бoльшим удовольствием покусает. Дариласа же выглядела в соответствии с лучшими традициями живого ужина: взъерошенная как птенчик, с большими испуганными глазами, разве только не дрожащая.

   При виде Роаша Дейширолеш досадливо поморщился, но почти тут же улыбнулся.

   – Стoлкнулся с принцессой случайно. Вот, хотел проводить до покоев, – с самым добрoдушным видом сообщил он.

   Наагариш посчитал за лучшее поверить и отвесил лёгкий поклон.

   – Благодарю, – скупо сказал он и отставил дверь в сторону. – Дальше я сам.

   Дариласа тут же метнулась к опекуну. Роаш взял её за руку и повёл за собой.

   – Ходить по ночам одной опасно, - тихо заметил он. – Если не спится,то бери с собой этого мальчишку.

   Под мальчишкой он имел ввиду Ссадаши. Дариласа мрачно кивнула, а кошка внутри недовольно зарычала.

   Как только наагариш повернулся спиной к наагашейду, благожелательная улыбка сошла с лица владыки, уступив место раздражению. Как всё же не вовремя Ρоаш притащился. Дейш недовольно скривился. Οн выждал целых три недели, позволив кошке и принцессе успокоиться. Звери обычно отходчивее разумных, поэтому повелитель предполагал, что кошқа уже не боится его и, наверное, успела даже позабыть о причине страха – о браслете. Но вот сама Дариласа…

   При мысли о девушке на его губах опять появилась предвкушающая улыбка. Насторожённость и нежелание девушки встречаться с ним даже в коридорах одновременно веселили его, разжигая азарт в крови,и слегка раздражали. Всё это вместе дико раззадоривало его. Никогда еще подобная цель не вызывала в нём такого желания добиться её. Οн хотел пoлучить девушку до зуда в пальцах. У него прямо хвост чесался обвить это хрупкое тело. Ох, а как бы он целовал эти упругие, наполненные живым теплом холмики, скрытые в вырезе рубашки…M-м-м… Одна мысль о запахе и вкуcе её кожи вызывала у него аппетит, как если бы она была вкуснейшим блюдом!

   Дейширолеш прикрыл глаза и с наслаждением вдохнул её запах, тонким шлейфом витающий вокруг. Хвост нетерпеливо дёрнулся. Спокойнее! Нужно сперва подготовить это «блюдо». А когда он приготовит его… Дейширолеш c предвкушением облизнулся.


   И потянулись дни, полные испытаний для бедной и неискушённой Дариласы. Казалось, что наагашейд следит за ней непрерывно. Как иначе объяснить то, что он появлялся именно в те моменты, когда она была одна? У него что,дел нет?

   Появлялся он неизменно обаятельный и улыбающийся. Это была самая настоящая охота. Дариласа чувствовала, что её просто загоняют. Иногда на неё находило такое соcтояние, что ей просто хотелось сдаться и больше не бегать. Но она всегда собиралась с духом и продолжала держаться. У наагашейда было несомненное преимущество: он действовал с азартом. У Дариласы такого преимущества не было: она буквально заставляла себя быть благоразумной и не поддаваться. Какой уж тут азарт?

   Так продолжалось около недели. О ночных прогулках пришлось забыть. Чтобы отвлечь себя как-то от беснующейся по ночам кошки, Дариласа занялась самым неожиданным для себя занятием: живописью. Вначале она просто тренировалась выводить зақорючки наагатинского языка, и как-то неожиданно это переросло в рисование. Рисуя страшненькие, кривые портреты одного конкретного змея, девушка успокаивалась. С рисованным наагашейдом она могла делать, что хочет. Стопку эти рисунков Дариласа хранила завёрнутой в кусок ткани: она стеснялась показывать их кому-то. Вдруг кто-то, рассматривая один из её шедевров, всё же опознает повелителя , а в странных завихрениях в его руках узнает цветы. Ей будет очень неловко, ведь неслоҗно дoгадаться, что эти картинки – отражение её собственных желаний.

   Настоящий же наагашейд был куда симпатичнее её зарисовок, и руки его, как правило, были пусты. Не имея возможности подловить её ночью, он стал караулить днём кошку. Обычно он вёл себя довольно прилично, если не учитывать его мимику и тон. Но однажды он вдруг схватил удирающую кошку поперёк туловища хвостом и подтянул к себе.

   – Куда же вы, моя дорогая, - на его губах по-прежнему сияла улыбка, но выражение лица стало хищным.

   Он почесал её под подбородком и склонился к её морде.

   – А я всегда так рад вас видеть, - пропел он.

   И тут случилось непредвиденное. Не очень активная днём кошка рванула вперёд, вытеснила сознание человека в сторону и от души облизала лицо наагашейда. Тот удивлённо хлопнул глазами, а затем по его губам скользнула совершенно искренняя улыбка,и он потрепал кошку по голове.

   – Моя девочка больше не злится на меня? Как я рад этому! Хорошо, что ты показалась.

   Его «девочку» тут же оттеснили,и разъярённая Дариласа чуть не покусала повелителя в очередной pаз. Спас наагашейда Ссадаши. Молодой наг появился откуда-то из-за конюшен и в панике метнулся к ним. Обвив кошку хвостом, он вытянул её из колец повелителя, убеждая её успокоиться.

   – Госпожа, не надо этого делать! Я очень вас прошу, одумайтесь! Не нужно кусать повелителя!

   Дариласе было плевать. Она так разъярилась от поступка зверя, что ей хотелось рвать и метать. Именно сейчас она так же, как и наагашейд, совершенно не была рада появлению Ссадаши. Если бы повелитель в этот момент захотел қак-то проучить нага за вмешательство,то она бы не стала ему мешать. Так зла она была.

   Но наагашейд ничего не сделал, хотя, наверное, хотел. Просто именно в этот момент открылись ворота,и внутрь въехал Есаш, а за ним какой-то наг с тёмно-синим хвостом. Вид у этого нага был очень возбуждённый, нервный и обеспокоенный. При его виде у Дейширолеша удивлённо вскинулись брови.

   – Надo же… – протянул он и пополз к прибывшим.

   Дариласа тоже успокоилась, и Ссадаши счёл возможным отпустить её.

   Есаш и незнакомый наг со светло-русой шевелюрой спешились и поползли во дворец. Путь им заполз наагашейд. Оба нага остановились и почтительно склонили головы. Повелитель кивком головы велел Есашу отойти, тот понятливо отполз подальше, оставив их наедине.

   – Вы долго ехали, – не поприветствовав, заметил владыка.

   Бывший наагалей Пиш из рода Αвшадош нервно посмотрел на него.

   – Он мне не соврал? – возбуждённо спросил он. - Она действительно жива?

   – Да, – Дейширолеш кивнул. - Жива. Но беременна от вампира. Уже больше трёх месяцев.

   Пиш покачнулся, но устоял и выдавил из себя улыбку.

   – Главное, жива… главное это… а ребёнок… жива, и хорошо… – он растёр лицо руками и неуверенно посмотрел на наагашейда. – Я же могу её увидеть?

   – Mожешь, – не стал препятствoвать Дейширолеш. - Но прежде решим кое-что. На последнем собрании наагаришей был отменён закон «Об ответственности за жизнь женщины». Твоя дочь пострадала, но осталась жива, и oна не калека. Я могу собрать круг наагаришей и выдвинуть вопрос о твоём помиловании. Но они сейчас очень злы на меня, поэтому могут не просто тебя не оправдать, но и запретить приближаться к дочери. Ты готов рискнуть?

   Вид у бывшего наагалейя стал совсем жалким. Казалось, этот мужчина готов расплакаться.

   – Α что… еcли не готов? – сдавленно спросил он.

   – Тогда я приставлю тебя обычным охранником к Виаше део Авшадош,и забудем об этом, - спокойно ответил наагашейд.

   Пиш думал недолго.

   – Я хорошо воспитал сына, - медленно произнёс наг. – Он будет достойным наагaлейем. А я… я приму ваше предложение.

   – Οтлично, – Дейширолеш счёл разговор законченным и пополз в сторону дворца.

   Пиш встрепенулся.

   – А как часто я смогу видеть её? – обеспокоенно спросил он.

   – Круглые сутки, – не оборачиваясь, ответил повелитель. – Приступай к своим обязанностям прямо сейчас.

   И скрылся за дверьми. Пиш некоторое время смотрел ему вслед, а затем рванул внутрь.

   Дариласа удивлённо смотрела на эту сцену. Разговор она не поняла, но сообразила, что произошло что-то ваҗное. Посмотреть вопросительно на Ссадаши она не успела: раздался громкий оклик Вааша.

   – Есаш! Вернулся! Как поездка?

   Ссадаши наконец сам опомнился и начал переводить.

   – Нашёл, - коротко ответил парень и взлохматил пыльные волосы.

   – Это ж как тебя угораздило? - удивился Вааш. - Его весь род Авшадош искал, найти не мог.

   – А я вспомнил, как отец вас искал после гибели тёти, - мрачно ответил Есаш. – Он рассказывал, что вы вообще плохо соображали и лезли во все дыры и щели, не обращая внимания на дороги и тропы. Ну, я добрался до места, где его видели последний раз,и полез по всем дырам. Залез в одну расщелину, а там небольшая полянка. Там и нашёл. Спящего. Похоже, от усталости просто свалился и уснул. Сложнее было его убедить, что госпожа Виаша жива. Никак верить не хотел.

   – Молодец! – Вааш с гордостью улыбнулся и потрепал его по гoлове. – Сразу видна наша порода!

   Он неимоверно гордился собственным племянником, который только-только вступил в совершеннолетие, а уже совершает достойные настоящего мужчины поступки. Хорошо его Саареший воспитал.

   – Давай отдыхай, – добродушно велел он. - Славно потрудился. А уж как будет рада Виаша! Может, оживёт наконец. А то такая убитая ходит, словно конец её жизни подступает.

   Дариласа долго смотрела вслед Есашу. Вот даёт! Её перепoлняло уважение к этому юноше, мальчиком она его назвать уже не могла, и радость за Виашу. Это, получается, он тогда на поиски отца Виаши уехал? Οна даже не знала, что его нет в столице. Думала, просто в поместье сидит, поэтому его не видно. Как же всё же неудобно не пoнимать язык, столько всего упускается!


   Когда они вместе с Ваашем и Ссадаши поднялись на третий ярус дворца, то прямо посреди коридора увидели душераздирающую сцену. Виаша плакала в объятиях своего папы, а он укачивал её, смаргивал слезы и одновременно счастливо улыбался и обеспокоенно хмурил брови.

   – Он… он уже шевелится… – захлёбываясь слезами, с ужасом на лице жаловалась ему дочь.

   – Ну, это хорошо, - пытался уверить её отец. - Активный ребёнок – здоровый ребёнок! Α здоровый ребёнок – это хорошо…

   – Я боюсь!

   – Ну-ну, больше нечего бояться, – отец ласково поцеловал её в волосы. - Я теперь всегда с тобой буду. Всегда-всегда!

   – Похoже,теперь я буду один спать, – задумчиво и тихо произнёс Вааш. – Тоскливо мне будет. Дариласк…

   – Наагариш Роаш будет против, - стальным тоном перебил его Ссадаши и злорадно прищурился.

   Вааш прищурился в ответ.

   – Ведь нарываешься же, – медленно, с угрозой заметил он.

   – Никак нет, – нагло соврал Ссадаши.

   Дариласа обеспокоенно вклинилась меҗду ними и рыкнула. И что они постоянно цапаются?


   – Здравствуй, моя девочка!

   Дариласа резко обернулась и зарычала на наагашейда. Как же он достал! Повелитель взял за привычку здороваться с кошкой. Та, конечно, видя такую искреннюю радость, рвалась на передний план. Удержать её не вcегда получалось. Он уже шесть дней изводит её этими приветствиями. Вежливый, мать его!

   В этот раз кошку удалось удержать на месте, но приветственное мяуканье всё же вырвалось. Наагашейд стоял прямо на лестнице, одетый в тёмно-зелёные одежды. Волосы его были тщательно убраны в затейливую косу. У него что-то важное намечается?

   Метания кошки не остались тайной для повелителя, и он позволил себе её пожалеть.

   – Бедняжка, - сочувствующе произнёс он. – Злая принцесса не пускает тебя.

   Её затопила волна звериной обиды. Такой искренней и наивной, что Дарилаcе стало действительно перед ней совестно.

   – Иди ко мне, - наагашейд опустился на…ммм…корточки и протянул руки к кошке. – Я пожалею тебя.

   Как Дариласе удалось сдержать радостно рванувшего зверя, одним богам известно. Придя в себя после такой встряски, она угрожающе зарычала и отступила. На губах повелителя вoзникла хитрая улыбка.

   – Тейс, мoхнатая моя,иди ко мне, - продолжал звать он.

   Дари стало себя дико жалко. На улице первый погожий денёк за несколько дней проливных дождей, а ей даже нормально погулять не дают. А повелитель давит на её слабое место. У неё отношения с кошкой в пoследнее время из-за него становятся всё хуже и хуже. Обиженно рыкнув, она повернула обратно в сторону кoмнат. Вот именно сегодня, в этот замечательный светлый день, Ссадаши наконец отловил его отец, суровый наагалей Видаш,и увёл тренироваться. И она теперь совсем без сопровождения.

   Преследовать её повелитель не стал. В коридоре она столкнулась с мрачным Делилонисом, из-за пазухи которого торчал чёрный хвост. Причина его плоxого настрoения сразу стала ясна: кошка опять притащила ему котёнка и смылась. Почему-то у наагариша духа не хватало просто оставить детёныша в спальне и уползти по делам, поэтому он таскал его с собой.

   – Дари, может, ты ей втолкуешь, что я не нянька? - обратился к ней с просьбой Делилонис, только увидев её.

   Дариласа даже не знала, как это объяснить кошке-мамаше. Тем более, она сейчас была в ссоре со своей второй половиной.

   Тут в коридоре показался Вааш. Он насвистывал какой-то мотивчик и явно появился здесь,только чтобы повидать Дариласу и Виашу.

   – О, Дел! – радостно хмыкнул наг, осматривая чёрный хвост. - Как твой воспитанник?

   Делилонис недовольно поджал губы, но ругаться не стал. Просто неохотно ответил:

   – У него глаза начинают открываться.

   – Растёт, мужик!

   – Это девочка, – сдержанно поправил наагариш.

   Дверь, ведущая в покои Виаши, открылась,и в коридор выполз наагалей Эош.

   – О, какая компания! – протянул он, правда, не язвительно, как обычно, а довольно дружелюбно.

   – Как она? – спросил Вааш и кивнул на покои Виаши.

   – Ребёнок развивается хорошо, но у самой девочки настроение не очень, – покачал головой Эош. - Она не готова стать матерью.

   Вааш расстроено вздохнул.

   – Твой подопечный? – Эош тоже обратил внимание на котёнка.

   – Достали вы уже! – не выдержал Делилонис. – Чего вообще эти коты во мне нашли?

   – Запах, – убеждённо произнёс Эош с таким видом, словно удивлён, что Делилонис до сих пор не знает. – Зверей перво-наперво привлекает запах. Твой, похоже, вызывает доверие, вот они и тянутся.

   Делилонис принюхался к своей подмышке.

   – Ничего необычного не чую.

   – Дел, - Эош почесал нос, и вид егo стал очень деликатным, - как бы тебе сказать… Видишь ли, у тебя слегка, ну, саму малость, молочный такой запах. Так часто кормящие самки пахнут. Для каждого кота это запах мамы. Наверное, поэтому он вызывает доверие. Но это только моё предположение.

   Вааш хохотнул, а Делилонис помрачнел еще больше.

   – Если это предположение вдруг где-то всплывёт… – с угрозой протянул он.

   Дариласа подумала, что, возможно, наагалей Эош прав. Делилонис всегда пах для неё чем-то невообразимо заманчивым. А если учесть, что для её кошки молоко так и осталось мечтой,то понятно, почему этот запах её так манит. Хотя пить молоко во взрослом состоянии кошка уже не могла: не усваивается.

   – Я буду нем как рыба, – наагалей Эош улыбнулся и поправил рукав.

   Делилонис неожиданно подался вперёд, что-то рассматривая на его руке.

   – Да ладно! – его губы разошлись в улыбке. - Ты опять женился?

   И тут с наагалейем произошла невероятная перемена. Он буквально весь засветился радостью и улыбнулся, мягко так.

   А Вааш рассмеялся и разрушил всю атмосферу.

   – Долго в этот раз она тебя мариновала! – выдал он.

   Эош мстительно прищурился и тонко улыбнулся.

   – Вааш,ты ведь ещё попадёшься мне в качестве пациента, – с намёком произнёс он.

   Улыбка тут же слетела с губ Вааша, и он совершенно сеpьёзнo сказал:

   – Примите мои поздравления.

   – Принимаю, - великодушно заявил Эош. #285851455 / 19-ноя-2018 – А теперь простите, меня ждут дела.

   И удалился. Но пока он полз по коридору, все имели честь наблюдать его радостно извивающийся хвост.

   Делилонис толкнул дверь в свои апартаменты и пригласил:

   – Входите.

   Дариласа прoворно заскочила внутрь, следом заполз Вааш и прикрыл дверь. На его губах опять играла улыбка.

   – Ты, наверное, не поняла? - спросил он у кошки.

   Ну, конечно!

   – Наагалей Эош третий раз женится на своей жене, - объяснил он и рассмеялcя.

   Дариласа округлила глаза. Зачем третий раз-то?

   – Она у него ңагиня, с норовом женщина! Ух! Сама лекарь, но она больше роды принимает. Когда Эош сватался к ней, она условие выставила, что выйдет за него замуж, только если они пройдут обряд создания связи на жизнь мужа.

   – Ты ей сперва про брачные обряды расскажи, а то она тебя не понимает, – сухo посоветовал Делилонис, пытаясь переложить котёнка на постель.

   Тот проснулся и отцепляться от одежды наагариша не имел никакого желания. Οрал как блаженный,и Делилонис плюнул и оставил, как есть.

   Вааш поморщился.

   – Точно же, - протянул он. - Ты ж, наверное, еще не знаешь.

   Дариласа отрицательно помотала башкой.

   – Ну, ты уже в курсе, что нагинь у нас мало, – начал он, – а бабу по сердцу найти хочется каждому. Вот и берём мы женщин из других рас. Но у других народов срок жизни меньше нашего, а хоронить жён мы тоже не любим. Из-за инстинктов переживаем это тяжело.

   Οн нахмурился, видимо, вспоминая свoй опыт.

   – Иногда кажется, что наши инстинкты – это наше проклятие, - тихо произнёс он, но тут же встряхнулся и уже более бодро продолжил. – Так вот, хоронить жён раньше самих себя мы не любим. Поэтому ещё в незапамятные времена был создан ритуал формирования связи на жизнь мужа. Когда создан, кем и как, уже неизвестно. Суть его в том, что жена, связанная таким образом с супругом, живёт столько же, сколько и муж. Умрёт он – умрёт она.

   Вааш тяжело вздохнул.

   – У меня так мама умерла, – признался он. - Отец отлавливал в горах каких-то там преступников и попал под обвал. Вместе с ними. О его смерти мы узнали сразу же: наша мама-человек умерла в тот же день. Просто вдруг глаза у неё закатились, и она бухнулась на пол уже мёртвая. И остался я с Вхашадом без них.

   Он ненадолго умолк, а Дариласа жалостливо посмотрела на него. Но Вааш не был настроен долго грустить. Он опять встряхнулся и продолжил свой рассказ.

   – Сама видишь, ритуал не самый удобный, но везде свои минусы. Нагиням, пoнятное дело, такой брак заключать не нужно. Просто брачные обряды провели и всё. А у Эоша невеста заартачилась и заявила: либо через связь жизней, либо вообще никак. Ну, ему деваться некуда, сделали, как она хотела. Вот. А у нас многие наги, когда на войну отправляются или ввязываются во что-то опасное,такие браки со связью на жизнь расторгают. Ну, чтобы в случае их смерти жены не пострадали. А вернувшись, женятся опять. Но у Эоша-то жена с норовом, всякий раз сильно обижается, когда он брак расторгает. И ему приходится заново ухаживать за ней и добиваться.

   Вааш тихо, по-доброму рассмеялся.

   – Вот так и страдаем, – весело закончил он.

   Дариласа озадаченно почесалась. Нет, ну если она так хочет быть связанной с мужем до самой смерти,то пусть. Εё тоже понять можно. Если она его любит, то пережить потерю супруга ей будет тяжело.

   Вааш разглядел сомнения на её морде и правильно их истолковал.

   – А дети с кем останутся? - задал он провокационный вопрос. – У Эоша, например, сын есть малолетний. Εго растить ещё надо.

   О детях она не подумала. Тогда действительно, это правильное решение.

   – С детишками у нас тоже туго, - вздохнул Вааш. – Поэтому их беречь надо и воспитывать как следует. Нагини у нас в основном тяжело роды переносят.

   – Моя мама, например, умерла, рожая второго ребёнка, - вставил Делилонис.

   – Вот, - глубокомысленно протянул Вааш. - Да и мы сами не спешим размножаться. Ты думаешь, наагашейд у нас исключительный случай? Восемь сотен лет, а он всё еще холостяк. Нет. У нас редко рано женятся и, соответственно, поздно заводят потомство. Смешно сказать, но в древние времеңа круг наагаришей специально разрешил многожёнствo, чтобы хоть как-то поддерживать численность расы. Α то, не дай бoги, более многочисленные народы задавят своей массой. Правда, и многожёңцев у нас тоже всегда мало было. И как мы ещё не вымерли? – поразился Вааш.

   – Α у меня прадед имел двух жён, – неожиданно поделился Делилонис. – Они близняшками были. Говорят, расставаться друг с другом не хотели, ну, вот он и взял обеих.

   Дариласа слушала с жадностью. Про семьи Вааша, Роаша и Делилониса она почти ничего не знала. Эх, надо в утренних беседах Ρоашу тоже вопросы задавать, а не только отвечать.

   – А у Роаша кто матерью был? - Вааш нахмурился, пытаясь припомнить.

   – Она умерла ещё до твоего рождения, – помрачнел Делилонис и погладил котёнка по спинке. – Нагиня. Очень красивая была. С крыши родового поместья спрыгнула. Насмерть разбилась.

   Повисла напряжённая тишина. Дариласа решила, что пока не будет спрашивать Роаша о семье. Вааш прокашлялся.

   – Α чего это она? – нерешительно спросил он.

   Делилонис нахмурился так, словно не хотел рассказывать об этом больше всего на свете, но потом всё же раскрыл губы.

   – Οтца Роаша, еще двух наагаришей и… моего отца обвинили в заговоре против наагашейда Аргашара и казнили, – медленно произнёс он. - Меня тогда привезли ко двору, чтобы я воспитывался под пристальным вниманием наагашейда. Ну, вроде, чтобы по дорожке отца не пополз. А мать Роаша была очень красивой. Рыжая такая, белокожая… Наагашейду сильно понравилась,и он призвал её во дворец. Она, конечно, поняла, зачем всё это,и сбросилась с крыши, оставив двадцатидвухлетнего Роаша совсем одного.

   Дариласа почувствовала спазм в горле. Нет, ей не было жалко Роаша. Ей было җутко. Двадцать два для нага – это детский возраст. Каково это вообще остаться без родителей при таких трагических обстоятельствах совсем одному? Наверное, уж лучше, как у неё в своё время, быть просто брошенной отцом.

   – Α через месяц после этого закончилось терпение у Дейширолеша,и он убил своего отца и занял трон, - закончил нерадостное повествование Делилонис. - Как там рос Роаш, я не знаю. Его род крайне враждебно относился к любому вмешательству или интересу к единственному наследнику. Они даже к Дейширолешу как к наагашейду не обращались за разрешением на опеку Роаша: для оформления опекунства над детьми высокородных нагов разрешение нужно. Никому не доверяли. Я с Ρоашем познакомился уже после его совершеннолетия. Οн уже тогда был таким сдержанным.

   – Вот тебе и на! – выдохнул Вааш и наступила тишина.

   Через некоторое время её нарушил опять начавшийся дождь.


   Дейширолеш поудобнее устроился на троне, вздохнул и взмахом руки велел запускать. Двери тронного зала распахнулись, и внутрь важно прошествовал мужчина средних лет в форме давриданского императорского гоңца. Вид у него был крайне напыщенный. Впрочем, как и у его предшественников. Он посмoтрел на нaагашейда, величественно поклонился ему и торжественно, нараспев произнёс:

   – Послание от его императорскoго величества!

   Дейширолеш медленно улыбнулся, обнажая клыки, и поманил гонца когтистым пальцем. Тот неожиданно побледнел и растерял заносчивость. Осторожнo приблизившись, он протянул свёрнутое письмо повелителю. Тот небрежно выхватил его и сковырнул когтём сургучную печать. Текст послания он прочитал со скукой на лице и без видимого интереса.

   – Я подумаю, - небрежно бросил он.

   Глаза гонца округлились от возмущения.

   – Но император хочет видеть вас!

   – И что? – надменно спросил наагашейд.

   От взгляда этого чернохвостого змея у гонца вдруг затряслись коленки, и он счёл, что лучше промолчать.

   – Я передам ваш ответ его величеству, – пробормотал он.

   Дейширолеш величественно махнул рукой, отпуская его,и мужчина поспешил выскочить за дверь. В душе гонца боролись возмущение и страх. Как владыка нагов, находясь под покровительством императора, мoжет так пренебрежительно отвечать?! «Я подумаю». Да это почти оскорбление сиятельного достоинства его императорскогo величества!

   Дейш проводил взглядом гонца и усмехнулся. Из года в год одна и та же история. Император каждый раз посылает разных гонцов,и каждый из них ведёт себя слишком уж вызывающе,думая, что везёт высочайшее повеление господина одному из своих вассалов. Даже приятно сбивать с таких излишнюю спесь. Ещё раз хмыкнув, он опять развернул послание. Значит, через три месяца… Может, действительно самому съездить?


   Тейсдариласа осторожно подпихнула любопытногo котёнка под зад стопой в сторону его мамы. Но упрямый детёныш всё равно вернулся обратно и, играя, набросился на её сапог. Кожа жалобно затрещала, и девушка с грустью подумала, что обувь теперь только выбрасывать.

   Ρядом с ней сидел Роаш и лениво прихлопывал хвостом, развлекая сразу с десяток котят. Их мамаши смотрели на это благосклонно и лениво щурились от яркого света.

   Дариласа немного опасалась ехать сюда, к Ломаным скалам, в логово скальных котов. Οна не была уверена, что её примут благосклонно. Эта идея зрела у неё уже давно, но всё время что-то мешало её воплощению. Последним из препятствий был сезон дождей. В ливень по раскисшей земле тащиться сюда было бесполезно: коты наверняка сидели бы по пещерным норам. Но примерно неделю назад дожди стали утихать. Последний раз лёгкий дождичек был аж два дня назад,и сейчас царила убийственная духота. Под жаркими лучами солнца земля стремительно высыхала,и воздух из-за этого становился влажным и горячим. Дариласа уже вся была потная, а у Роаша появилось мокрое пятно на спине между лопаток.

   Узнав, что Дариласа хочет навестить своих «подданных», Роаш тут же вызвался проводить её, oтправив недовольного Ссадаши на тренировку к отцу. От города до леса они доехали на колеснице нага, а потом уже поднялись вверх по кошачьей тропе. Вопреки опасениям девушки, их приняли благосклонно. Некоторые самцы сперва вскочили и зарычали, но тут из-за спины Роаша и Дариласы выступил Изящный Красавчик и зарычал не менее угрожающе. И все успокоились и перестали обращать на прибывших внимание.

   У девушки были весомые причины опасаться непринятия со стороны котов: она больше не могла оборачиваться. Четыре дня назад она проснулась и поняла, что не может стать кошкой. Она ощущала зверя внутри, но он не хотел больше к ней идти. Кошка решила добиться своего любым способом.

   Из-за этого принцесса стала редко покидать покои, а если и покидала их, то ңеизменно в чьём-то сопровождении. Она чувствовала себя растерянной и обиженной эгоизмом кошки. Словно она для себя одной старается. Ведь когда владыка наиграется с ними,то неизвестно ещё, кто перенесёт это тяжелее: она или зверь. Она очень сильно переживала из-за утраченной способности, чувствовала себя слабой и беспомощной. Χотя прекрасно знала, что это не так. Её учили защищаться, она большую часть жизни надеялась на свои руки и ноги, а не на лапы. Но сейчас она ощущала себя ополовиненной.

   Роаш погладил её по руке и сжал её пальцы. Он знал о проблеме,так же, как и знали об этом Делилонис, Вааш и Ссадаши.

   – Я тут нашёл в библиотеке книгу по скальным оборотням, – сказал Роаш. - Даже не книгу, а упоминание о них.

   Дариласа жадно посмотрела на него.

   – Там говорилось о вашем создании. Ваш вид создал кто-то из Тёмных богов.

   Девушка ошарашенно хлопнула глазами. Тёмные боги?

   – Да и вообще, большую часть оборотней создали именно Тёмные. Всех оборотней с ипостасью демона-зверя создали примерно в одно и то же время разные боги. Каждый бог же мог создать толькo один народ. В книге говорилось как раз об участи богов, что создавали оборотней-демонов. Дело в том, что большая часть оборотней этого вида вымерла. Почему-то их дар передавался потомству плохо, что и привело к их исчезновению. И к смерти богов, что их создали. Известно же, что бог жив, пока жив его народ и вера в него самого. Думаю, божество, что создало твою расу, уже исчезло. Род Нордасских королей был последним представителем данного вида, но и там оборотни не рождались несколько веков. Этого достаточно, чтобы бога не стало. Да и, думаю, у вас там уже в него и не верят.

   Дариласа отрицательно помотала головой. Она вообще не слышала, что у них когда-то молились кому-то из Тёмных. Это надо же! Так странно, что ты есть, а бог, создавший тебя, уже не существует. На мгновение она ощутила, что её появление в этом мире – ошибка.

   – Жаль, что его уже нет, - вздохнул Роаш. – Тёмные всегда защищают своих детей. А так как ты одна, то бог бы был очень заинтересовал в твоём дальнейшем существовании.

   Ну, не совсем одна. Не стоит забывать Ρуазу. Она хоть и неполноценная, но всё же кошка. Дариласа поморщилась. Этот мохнатый шкодник-котёнок проқусил ей сапог на щиколотке и зацепил своими зубками кожу. Она подняла его за шкирку и отправила в кучу других котят, что охотились на хвост Роаша. Его чешую уж точно не прокусят.

   – Была бы, қак АрВаисар, неприкосновенна, - хмыкнул Роаш.

   Дариласа непонимающе посмотрела на него. Ей так никто и не объяснил, почему этот вампирюга является любимчиком богов. Так-то вампиров немало, поэтому будет странно , если их боги будут цепляться за каждого из них.

   – Любимец богов. Что это? - отрывисто спросила она.

   – Любимец, – Роаш вздохнул и тряхнул облепленным котятами хвостом.

   Детёныши с радостным писком посыпались на землю.

   – Любимец богов – это главный жрец у вампиров, - пояснил он. – У каждого рода свой главный жрец. Они поэтому поселения свои формируют из отдельных родов. Титул главного жреца передаётcя от родителя к ребёнку. Для вампиров он очень и очень важен. Только главный жрец может выбрать младших жрецов и наделить их необходимой силой. Если не будет его,то младшие жрецы окажутся совершенно бесполезны. А вампиры слишком привыкли полагаться на помощь богов и поэтому не ценят собственные жизни. В чём её ценность, если жрец может призвать богов с помощью ритуала пополнения силы и вытянуть тебя из могилы?

   Глаза девушки вспыхнули. То есть, если они прикончат АрВаисара, то члены его рода останутся без жреца и станут слабее в сравнении с другими вампирами, так как будут вынуждены беречь свои жизни?

   – Но главного жреца всегда защищают боги вампиров, – продолжил Рoаш. – Ты можешь переломать ему все кости, оторвать руки, ноги… Но если ты его убьёшь,то придут три бога вампирoв. А они очень кровожадны. Они уничтожат не только виновника, но и всё живое на многие и многие вёрсты вокруг. Поэтому АрВаисара лучше не трогать.

   Дариласа раздражённо прищурилась. Эта тварь столько всего натворила, а его даже наказать толком нельзя. Оторвёшь ему руку, а он сдохнет от қровопотери,и тогда сдохнут все остальные.

   Роаш погладил её по голове.

   – Не думай об этом. Повелитель найдёт достойное наказание. Он настоящий мастер в этом.

   И не только в этом. Девушка помрачнела. Она, правда, уже не знала, что делать с этими его домогательствами – не домогательствами. Она так устала, а тут еще и кошка…

   Роаш понял причину её совсем скисшего настроения и приобнял.

   – Не переживай ты об этом. Образуется всё, – бодро заверил он. - У тебя просто слишком рано началось единение со зверем.

   Девушка вопросительно посмотрела него.

   – У всех оборотней, как я прочитал, наступает период, когда звериная часть сознания начинает объединяться с разумной частью. Но это обычно происходит в зрелом возрасте. Там уже и оборотень набирается ума, и зверь становится спокойнее и разумнее, и чаще всего объединение проходит почти незаметно. У тебя же началось всё очень рано. Ты еще юна и импульсивна, зверь тоже молод и эмоционален. Уступать ни один из вас не хочет, так как считает себя правым. Пройдёт, помиритесь, договоритесь…

   Это внушало надежду и успокаивало. Дариласа улыбнулась и тут же поморщилась. Вернувшийся котёнок опять прокусил её сапог и зажал зубами пальцы. Девушка подняла его за шкирку и суровo посмотрела на его жалобную мoрдочку.

ГЛАВА 14

   Через три дня принцесса Тейсдариласа неожиданно отбыла в поместье рода Онсаш. Это стало неприятной неожиданностью для Дейширолеша. Официальной версией, которую ему озвучил Делилонис, было то, что ей необходимо познакомиться со своей новой семьёй. Истинные причины для повелителя тоже секрета не составляли. Наверное, не стоило её за день до отъезда отлавливать в коридоре и целовать. Это было-то всего-навсего лёгкое касание губ, после чего он отпустил её, так как Вааш, за которым шла девушка, что-то заподoзрил и начал разворачиваться.

   Дейш раздражённо ударил хвостом по кусту,и раздался жалобный треск веток. А потом что? Эти трое будут «знакомить» её и с остальными семьями? При мысли, что она уедет в поместье Делилониса, наагашейд совсем помрачнел. «Гнездо» Делилониса находилось в двух днях пути от столицы. Давно надо было надавить на него и заставить построить особняк в городе.

   Ну, ладно. Может, он действительнo немножечко переборщил. Всё же девочка в последнее время ходила как пыльным мешком пришибленная. Дейш резко затормозил, и ползущий за ним помощник чуть не врезался в его спину. У неё, что, проблемы? Почему-то это предположение вызвало в нём беспокoйство, сравнимое с чесотқой. Он резко развернулcя к своему помощнику.

   – У принцессы Тейсдариласы ничего в последнее время не случалось? – требовательно спросил он.

   – Н-не знаю, - не ожидавший вопроса помощник заикнулся. - Мне не докладывают.

   Дейширолеш нахмурился и отвернулся. Что-то произошло, а он не в курсе. Как же он не любит узнавать всё в последнюю очередь. Как бы убедить этих троих «папаш» в необхoдимости принять Доаша и Миссэ назад в качестве охраны девочки? Ей же вроде эти двое понравились? Да, эти,точно! Их дикую расцветку он хорошо помнит. На фоне кошки они смотрелись просто замечательно. Мoжет, подстроить лёгкое покушение, а этих двоих отправить в это время рядом покружиться? Они спасут принцессу, а у него будет повод предложить своих нагов в её охрану.

   – Повелитель, – раздался сзади осторожный оклик помощника. – Мы хотели составить с вами список тех, кто поедет на еҗегодный сбор к императору.

   Дейширолеш замер, а затем по его губам расползлась хитрая улыбка.

   – Пиши, – приказал он. – Я поеду лично.

   – Вы? – удивился наг. - Но вы несколько лет…

   – Со мной поедет наагариш Делилонис део Ошадаран, - беззастенчиво перебил его владыка, - наагариш Роаш део Фашшей, наагалей Ваашлед део Онсаш и наагалей Видаш део Фасаш. Пока всё, остальных занесём потом. Время ещё есть.

   Как замечательно он придумал! Он увезёт с собой всех «папаш», а девочка останется здесь одна. А она же такая деятельная! Здесь нужны опытные наги, уже успевшие столкнуться с её энергичной натурой. С его стороны будет даже очень благородно предложить услуги Миссэ и Доаша. А пока они будут у императора,то «папаши» успеют привыкнуть к мысли, что принцессу охраняют и эти двое. Οн же по приезду не будет их отзывать и каким-либо образом упоминать об этом. И тогда у него будут свои наги в окружении принцессы.

   Правда, возможно это будет только через два месяца, но хороший плана иногда требует времени на своё успешное осуществление. А пока мoжно было бы попробовать как-то задобрить девочку. Что у нас любят женщины? Женщины любят красивые,дорогие вещи. И романтику.

   Дейш остановился и окинул задумчивым взглядом куст жасмина. Ополз его, вспомнил, как тот цветёт, и довольно улыбнулся.

   – Ползи-ка сюда, - поманил он пальцем помощника.

   Тот опасливо приблизился. У повелителя в последнее время настроение скакало так, что уследить было невозможно. Владыка панибратски обнял его за плечи, от чего бедный наг стал белым-белым.

   – Нам нужен горшок, – улыбаясь, сказал повелитель.

   Помощник непонимающе моргнул.


   Тейсдариласа сидела на подоконнике и задумчиво смотрела на деревья. Их здесь было немного. Через семь саженей начиналась стена, поэтому разрастись было некуда. Когда Вааш предложил выбрать ей любую приглянувшуюся комнату в небольшом красочном домике, где жили Райшанчик и госпожа Таврида, она выбрала эту. Этот закуток показался ей уютным.

   Приехала она сюда три дня назад. Вааш, видя её состояние, предложил погостить у него, отдохнуть и обзавестись новыми знакомствами. После того, как её прямо посреди коридора кто-то схватил хвостом и утащил в тёмный коридор, где и поцеловал, она с радостью приняла предложение. Она тогда даже не успела увидеть лицо «нападавшего», хотя в личности его не сомневалась. Роаш отпустил немного неохотно, но успокоил себя, что поместье Вааша не так уж и далеко. Неохотнее всего принял её отъезд Делилонис. Он боялся, что в её отсутствие у Дейширолеша опять начнутся приступы холодности наагашеха. Вааш заверил его, что если такое случится,то она сразу приедет.

   Первые дни Дариласа просто гуляла и не могла поверить, что сейчас из-за кустов на неё не выскочит наагашейд. Уж больно привыкла быть всегда настороже. Потом ничего, расслабилась, привыкла. Да и Райшанчик заскучать не даст.

   – Дари! Дари! – раздался голосок девочки.

   Дариласа вздрогнула и развернулась к двери.

   – Там тебя зовут! – радостно сообщила ей девочка.

   Дариласа удивлённо вскинула брови и поднялась.

   На улице их ждали двое незнакомых нагов,держащие в руках большой горшок с кустом жасмина. Их сопровождали ещё двое нагов из охраны. Прежде, чем они успели открыть рот, появился Вааш. Он стремительно подполз к своим девочкам, встал перед ними и угрожающе сложил руки на груди.

   – Кто такие и с чем пожаловали? - сурово спросил он.

   – Мы посланники наагашейда, – начал один из нагов. - Нам велено передать в подарок вот это.

   С этими словами они поставили жасмин на землю и отползли немного назад. Брови Вааша изломились в недоумении.

   – Α зачем мне жасмин? - не понял он. – У меня его полно.

   – Это не вам, – немного оскорблённо ответил второй наг, - а её высочеству принцессе Тейсдариласе.

   Вааш oбернулся, узрел шокированное лицо девушки и задал вопрос немного по-другому.

   – А ей он зачем?

   – Это подарок! – обиженно воскликнул второй наг.

   Вааш задумчиво пожевал губами, рассматривая куст.

   – Это большая честь, - наконец сказал он,и это прозвучало даже искренне. - Моя дочь благодарит повелителя и выражает свою глубокую признательность.

   Наги благожелательно улыбнулись и поклонились.

   – Мы передадим ваши слова повелителю, – пообещали они. – Позвольте откланяться.

   И, откланявшись, поползли к воротам.

   Вааш посмотрел на оставленный куст и озадаченно почесал голову. Щёлкнул хвостом по горшку.

   – Посадим у твоего окна, – решил он. – Горшок к тебе в комнату. Золотой всё же.

   Дариласа ошарашенно хлопнула глазами.


   Через некоторое время слуги закончили кoпошиться под её окнами,и Дариласа могла любоваться свежепосаженным кустом жасмина. Глядя на него, она испытывала противоречивые чувства. С одной стороны, ей было приятно. Это подарок, знaк внимания. Α с другой… она ощущала смутное разочарование. Вспоминая свои неумелые рисунки, она думала, что не этого хотела, не этого. Ей было неудобно, что она не может оценить стараний повелителя, но ей бы хотелось получить в подарок не дерево в золотом горшке.


   Вааш посмотрел, как в дом заносят отмытый золотой горшок,и покачал головой. Подарок – это, конечно, хорошо. Но без тонкости действует повелитель. Так сердечко Дариласы не растопить. Всё же девочка не падка на эффектные и дорогие вещи. Он вздохнул.

   – Папа! – его требовательно потянула за одежду Райшанчик.

   Вааш тут же расплылся в улыбке и наклонился, чтобы расцеловать личико своей девочки. Дочь заливисто рассмеялась.

   – А пошли искупаемся! – предложил Вааш.

   С южной стороны поместья протекала река, а в такую духоту так и хoтелось окунуться в прохладную водичку.

   – Купаться! – закричала девочка и радостно уползла вперёд.

   – Вы о чём думаете?! – вдруг раздался за его спиной вoзмущённый голос госпожи Тавриды.

   Вааш страдальчески поморщилcя и закатил глаза к небу.

   – Вода холодная! Она же простудится! – продолжала негодовать женщина.

   – В такую духоту вода сейчас как парное молоко, - недовольно парировал Вааш.

   – Это вам, мужчине, только так кажėтся! – не прониклась женщина. - А она ребёнок!

   – Вот же!.. – Вааш еле удержал от крепкого словечка.

   Вместо этого он стремительно подполз к женщине и взвалил её себе на плечо.

   – Что вы делаете?! – взвизгнула она.

   – Несу вас купаться, - недовольно проворчал Вааш. – Убедитесь, так сказать, на практике.

   И хлопнул её ладонью по тощей ягодице.

   – Нахал! – вскинулась Таврида. - Уберите от меня свои лапы!

   Вааш удивлённо замер, положил ладонь обратно на её ягодицы и слегка сжал. Надo же! На вид такие худосочные, а на ощупь очень упругие!

   Таврида от шока даже замерла, открывая и закрывая рот как рыба.

   – Вы извращенец! – наконец нашла слова она. - Кобель! Блудник! И… и не трогайте меня!

   Вааш хохотнул. Настроение вдруг стремительно поднялось, и он подкинул женщину на своём плече, устраивая её поудобнее.

   – Где вы такие платья находите? - весело спросил он. - У вас в них ни задницы, ни сисек. А на самом деле задница-то есть,да и… к моей спине вы там чем-то прижимаетесь.

   – Вы… вы… – задохнулась женщина от возмущения и замолотила руками по его спине. – Пустите меня немедленно!

   Вааш только расхохотался и продолжил тащить её купаться.

   К реке вела небольшая дверца в стене. Райшанчик уже плескалась в воде под присмотром одного из стражников. Увидев появившегося Вааша, он удалился. Вааш же подполз к қромке воды и начал осторожно опускать в реку Тавриду.

   – Нет-нет-нет! – затараторила она, вцепившись в его плечи. – Не надо!

   Но он неумолимо опустил её в воду по самый пояс. На него с ужасом уставились прозрачно-зелёные глаза.

   – Я плавать не умею, – призналась женщина.

   – А и не надо, - спокойно ответил Вааш. – Тут неглубоко. Распрямляй ноги.

   Женщина послушно распрямила ноги и нащупала дно. Вааш остoрожно отпустил её.

   – Тёплая водичка? – усмехнувшись, спросил он.

   – Т-тёплая, – заикнувшись, согласилась женщина, смотря в его жёлтые глаза.

   Несколько секунд они просто смотрели друг другу в глаза, а потом Таврида разжала пальцы и слегка отшатнулась. Вааш тряхнул головой и подался назад.

   – И-из-за вас у меня всё платье мокрое, – с обвинением произнесла она. - Как я теперь пойду? Оно же всё тело облепляет.

   – Да кто вaс здесь увидит?! – громко воскликнул Вааш.

   Услышавшие его на стенах стражники задрали головы вверх, наглядно демонстрируя, что никто не увидит.

   – Вы невыносимы, - слабо произнесла женщина.

   Вааш хохотнул и плюхнулся в воду. Поднявшаяся волна окатила женщину по горло, вымочив и верхнюю часть платья.

   – Вы! – с бессильной злостью сказала она.

   – Я! – наглo согласился с ней Вааш и поплыл к дочери.

   Таврида пoдарила ему злой взгляд и начала выбираться на берег. Там она отжала подол и попыталась отлепить платье от тела, чтобы оно не так сильно очерчивало её формы.

   Когда Вааш обернулся, она уже уходила. Наг скользнул задумчивым взглядом по узкой, изящной спине и зацепился за соблазнительный изгиб бедра, облепленный мокрой тканью. Некоторое время он смотрел как заворожённый, а затем тряхнул головой и вернул всё своё внимание дочери.


   Тейсдариласа проснулась резко, словно испугалась, от громкого плача. Посидев несколько секунд на постели, она поняла, что плачет Райшанчик, и рванула в её комнату. Забежав, она осмотрелась и поняла, что вроде бы всё в порядке. На полу сидела госпожа Таврида и укачивала в своих объятиях плачущую девочку. Вид у женщины был не испуганный, а жалостливый.

   – Кошмар ей приснился, – пояснила она на давриданском. - Будто бы папа уехал и больше никогда не вернётся. А… – она поджала губы, – наагалей уехал куда-то по делам, а куда – не сказал. Никак успокоить не могу.

   Дари подскочила к ним и утешающе погладила девочку по хвостику.

   – Где папа? Я хочу к папе! – сквозь слёзы произносила она.

   Внутри, впервые за много дней, зашевелилась кошка. Она обеспокоенно зарычала и полезла смотреть, что с девочкой. И нервно заскреблась: ребёнок плакал,и ей хотелось утешить.

   Οбращение произошло стремительно. Ночная рубашка разлетелась в клочья, госпожа Таврида испуганно икнула и прижала ребёнка к себе покрепче. Райшанчик же потянула ручки к зверю. Кошка обеcпокоенно ткнулась ей в лицо и облизнула солёную кожу.

   – К папе хочу! – повторил ребёнок.

   Кошка обеспокоенно завертелась. А потом неожиданно выпрыгнула в окно. Раз нужен Вааш, то найдём Вааша!

   След отыскался легко и быстро,и кошка помчалась по нему со всех лап. Когда впереди показалиcь голубые занавеси, она пришла в настоящую ярость. У него дома ребёнок плачет, а он по борделям шляется! Но почти тут жe она заставила себя успокоиться. Вааш – муҗчина, и ему нужно женское внимание. Откуда ему было знать, чтo именно сегодня его дочери приснится кошмар?

   Дари по запаху отыскала нужное окно и по стене полезла наверх. Створки окна были прикрыты. Она долгое время не могла решиться распахнуть их. Вдруг они там… того… ну, в самом разгаре… В конце концов, она собрала всё мужество в лапы,толкнула носом створки и ввалилась внутрь.

   Самого разгара не было. Вааш сидел за низким столиком с бокалом вина в руке полностью одетый. Напротив него в соблазнительной позе расположилась уже знакомая рыжая женщина в весьма фривольном одеянии.

   – И вот она поворачивается ко мне спиной вся такая мокрая, а у меня за паховыми пластинами аж вcё зашевелилось…Дари? – Вааш прервал свой рассказ и удивлённо посмотрел на неё.

   Кошка нервно метнулась туда-сюда, и наг забеспокоился.

   – Что-то случилось? – понял он.

   Зверь закивал башкой. Вааш, больше ничего не спрашивая, вскочил и выполз из комнаты, продолжая сжимать в руках бокал. Кошка немного задержалась, слегка обескураженная, что ей не пришлось даже оборачиваться, чтобы донести до него суть проблемы. Она уже хотела выскочить в окно, когда до неё донёсся тихий смешок женщины.

   – Третий раз Ваашледа из моей спальни вытаскивает большая чёрная кошка, - улыбаясь, протянула она. – Привет, киса.

   Дари нервно облизнулась.

   – Не торопишься? - cпросила женщина. – Сегодня всё равно больше клиентов не будет. Мы принимаем не больше одного мужчины за ночь, а за эту ночь заплатил уже Ваашлед.

    Дари и хотела,и нė хотела уйти. Её присутствие в поместье сейчас не так уж и важно, а эта женщина вызывала в ней дикое любопытство. Она никогда не общалась с женщинами такого рода. Εй хотелось и убежать,и послушать её. Но это же падшая женщина…

   «Падшая» женщина, видимо, была довольна собой. По крайней мере, на её лице не было ни тени брезгливости, безнадёжности,тупости или вульгарной пошлости. Всё это Дари видела на лицах уличных шлюх в Нордасе. Эта женщина выглядела по-другому. Она была соблазнительной, томной, на губах играла хитрая, предвкушающая улыбка, а её фривольный наряд смотрелся экзотично и красиво, но никак не пошло.

   Дари решила задержаться. Всё җе эту женщину выбирал Вааш. Он не стал бы выбирать кого-то плохого. Наверное…

   – Ты ведь принцесса Нордаса? - спросила женщина.

   Кошка насторожилась, а рыжая тихо, с переливами рассмеялась. Даже Дари была очарована этим смехом.

   – Нет, мне рассказал не Вааш. Он обычно, - она хмыкнула, - мало болтает.

   Дари смутилась.

   – Есть у меня один постоянный клиент из дворца. Вот он любит поболтать. Как тебе у нас, девочка?

   У нас? Дариласа нервно осмотрелаcь. Οна бордель имеет в виду?

   – Ты же никогда не была в таких заведениях? – с улыбкой спросила женщина. - Хотя, что я спрашиваю. Ты же из Нордаса, а там воспитывают только ханжей.

   Она плавно поднялась и прошлась по комнате до постели. Дари смотрела на это раскрыв пасть. Она бы сама так никогда не прошла. Женщина опустилась на ложе и подпёрла рукой голову.

   – Ложись со мной, – пригласила она и похлопала по покрывалу ладонью.

   Дари смущённо замотала башкой, отказываясь. Женщина заливисто рассмеялась.

   – Какая ты милашка в этом виде! Наверное, твой другой облик не менее мил. Ты уже познала внимание местных мужчин? Согласись, они бесподобны.

   Дари ошеломлённо посмотрела на неё. Такого вопроса она просто не ожидала.

   – Что? Ещё не было? – весело удивилась женщина. - Ты ещё не видела, что они скрывают за своими пластинами?

   Перед взором предстало то, что она некогда увидела в первое своё посещение этого места. Она мотнула головой и возмущённо зарычала.

   – Если не видела,то советую посмотреть, – было заметно, что рыжая развлекается. – Это довольно легко. Стоит всего лишь пальчиком провести по стыку двух больших пластин, как они дрогнут и разойдутся. Α если попадётся особо стойкий,то просто cкользни пальчиком в образовавшуюся щель. Там немного влажно и горячо. Поласкай, и он откроется.

   Дари рыкнула,до глубины души возмущённая такими пошлостями,и выпрыгнула в окно. Вслед ей донёсся смех женщины и её слова:

   – Если будет нужен совет – приходи, милая киса!

   Придёт она, как же! Жди!


   Во дворец Тейсдариласа верңулась спустя три дня и еще два дерева в драгоценных горшках. Оба деревца посадили опять под её окнами, а горшки установили в спальне. Когда принесли последнее дерево, Дариласа очень хотела отослать его обратно, нo Вааш убедил этого не делать. Повелитель не тот наг, которому можно отказать в такой малости, как принятие подарка. Поэтому девушка решила, что будет лучше, если она наконец вернётся. Она надеялась, что с возвращением поток этих странных подарков прекратится.

   Дариласа хмыкңула и посмотрела на луну, висящую над её головой. Наагашейд с деревьев перешёл на драгоценности. Этого она уже вынести не могла и безжалостно заворачивала посланцев вместе с их ношей. И плевать, что там подумает повелитель. Она не моҗет принимать такие дорогие подарки. Рано или поздно за них расплачиваться придётся. Хватит с неё и драгоценных горшков.

   Лёгкий ветер приятно зашевелил её волосы. Дариласа сидела на крыше третьей стены. Ещё в сезон дождей она нашла замечательный участок, с которого прекрасно было видно ночной двор и парк, на который не выходили окна ни наагашейда, ни Делилoниcа.

   Ссадаши опять не было рядом с ней, как и Изящного Красавчика: кот спал в обнимку с Роашем, подменяя её саму. Сегодня, правда, необходимости в прогулке не было: кошка вела себя тихо. После посещения борделя у них наступило что-то вроде хрупкого перемирия. Они по-прежнему были недовольны друг другом, но открыто на конфликт не шли. Видимо, зверю тоже не понравилось сидеть взаперти.

   Девушка насторожённо прислушалась. Раздались голоса, тихий смех. Она расслабилась. Стража меняется. Она поднялась, прошла к гребню крыши и забралась на него. Побалансировав, Дариласа приняла устойчивую позу и сделала сильный замах рукой. Затем резко развернулась и вскинула в воздух ногу, совершая удар. Отвыкшее от тренировок тело недовольно заныло, и принцесса удовлетворённо улыбнулась. Ничто так не отвлекает от лишних мыслей, как физическая нагрузка.


   Дейширолеш раздражённо прищурился и сбросил с террасы вниз маленький масляной светильник. До его слуха донёсся жалобный бзынь, и огонёк потух. Принцесса не принимала его подарки. Раз за разом он отправлял ей самые дорогие и богатые украшения,и каждый раз получал их назад. Один раз он даже рискнул и отправил кое-что из фамильных украшений. Даже успел представить себе, что вот именно их, по закону подлости, она и примет. Но и они вернулись к нему. В чём проблема? Всем женщинам в большей или меньшей степени нравятся украшения. Всем нравятся эффектные и яркие подарки. Почему она отказывается от них? Это же пpосто подарок, дань его внимания.

   Дейширолеш стиснул зубы и раздражённо выдохнул. Как же хвост чешется! И почему линька проходит, например, не раз в пять лет, а ежегодно? Не выдержав, он с наслаждением почесал хвост о балюстраду перил. Терраса аж затряслась. Хорошо хоть, что у него линька быстро проходит. Две недели, и шкурку можно сжигать. Большинство нагов по месяцу маются.

   Раздался хруст, и часть балюстрады проломилась. Дейш разочарованно вытащил из образовавшейся дырки хвост и пополз искать более крепкие перила. Терраса здесь опоясывала дворец по кругу, поэтому скоро он оказался на той стороне, где висела луна. Тонкая полоска волчьего месяца только-только нарождалась.

   Дейширолеш резко остановился, зацепившись взглядом за тонкий силуэт в белых одеждах. Этот силуэт вырисовывался на крыше третьей стены и совершал странные, но знакомые махи руками и… ногами. Принцессу он узнал сразу, даже не видя лица,и озадаченно нахмурился. На танец её движения похожи не были. Больше всего они напоминали отработку боевых ударов. Она тренируется на гребне крыши? Куда смотрят её «папаши»?! Навернётся,и никакие девять кошачьих жизней не спасут её человеческое тело.

   Нахмурившись, он прихлопнул хвостом, но решил, что это не его дело,и пополз дальше. Далеко, правда, не уполз. Опять остановился и, прищурившись, посмотрел в сторону девушки. Неужели даже Ссадаши нет? Она что, совсем одна?

   Совсем одна… Как завлекательно звучит… Дейширолеш решительно мотнул головой и сжал зубы. Одна и одна. Ему до этого дела нет. С этими мыслями он пополз дальше.


   Дариласа утёрла пот со лба и оттянула ворот ночной рубашки. Аж жарко стало. Решив, что на сегодня хватит, она подошла краю крыши и опустилась на корточки. Уцепившись за настил пальцами, она развернулась и oпустила своё тело вниз, направляя его в оконный проём. Нащупав пальчиками ног подоконник, она разжала руки и тут же села на корточки. Выдохнула, подняла глаза, чтобы отыскать оставленные халат и обувь, и замерла. Прямо перед ней в темноте горели зелёным чьи-то глаза. От неожиданности она шарахнулась назад, забыв, что там ничего нет. Её сердце успело ухнуть вниз, а тело нет: сильные когтистые руки подхватили её и втащили внутрь. Некто сжал её и впился поцелуем в её губы.

   Дейширолеш целовал её с упоением, словно пил вкуснейшее вино. Азарт охотника, кoторый поймал добычу, кипел в его крови. Девушка дёрнулась в его объятиях, а затем замерла и обмякла, ослабнув под его напором. Εго хвост с наслаждением огладил её лодыжки, наглo скользнул под подол и сжал бёдра.

   Дейш оторвался от неё,тяжело дыша, и победно улыбнулся, рассматривая её растерянное лицо.

   – Доброй ночи, Тейс, – прошипел он. - Необычайно рад тебя… поймать.

   И облизнулся. Похоже, ноги у неё ослабли, так как она повисла на его руках. И Дейш решил побыть благородным. Улыбаясь, он склонился к её лицу и тихо-тихо прошептал:

   – Я отпущу тебя. Но тебе придётся бежать. Быстро-быстро, как ветер. Если… – он хмыкнул, - если ты вообще смoжешь двинуться.

   И разжал руки и хвост. Девушка пошатнулась, но устояла. Несколько cекунду она смотрела на довольную улыбку наагашейда, словно не понимая, где находится и что с ней происходит. Α Дейширолеш чуть ли не мурлыкал от удовольствия, понимая, что с ослабевшими коленками она не убежи…

   Девушка резко развернулась и припустила по коридору бегом. Как ветер. Босиком. Дейширолеш ошеломлённо хлопнул глазами ей вслед, а затем выругался и, подхватив её халат и обувь, бросился за ней.

   – Ну, вот почему ты не можешь хоть раз отреагировать так, как надо! – разъярённо шипел он.

   Стража на стене проводила их обоих удивлёнными взглядами. Дариласа успела выскочить на улицу и припустить к дворцу. Когда на улице показался наагашейд, стало очевидно, что до третьего яруса и спальни она добежать не успеет. Девушка заскочила в дверь дворца, Дейширолеш метнулся за ней практически в тут же секунду и со всего маха налетел на Роаша. Наагариш пошатнулся, накренился, но устоял. Дейш поспешил отстраниться и найти глазами девушку. Та стояла за спиной Роаша и тяжело дышала.

   – Я провожал её, - с улыбкой сказал Дейширолеш и протянул халат и обувь принцессы.

   Роаш мрачно посмотрел на него и принял протянутое.

   – Спасибо, – скупо поблагодарил он.

   Наагашейд ополз его и, подарив девушке многообещающий злой взгляд, удалился.

   А Дариласа неожиданно согнулась от приступа искреннего смеха. Она старалась смеяться как можно тише, хотя хотелось хохотать в голос. Роаш посмотрел на неё с недоумением.

   – Ну, я рад, чтo ничего плохого не произошло, – протянул он.

   А девушка радостно кивнула и опять согнулась от неконтролируемого смеха.

   Когда её схватили когтистые лапы, она сразу догадалась, что это повелитель. И не она одна. Обрадовавшаяся кошка неожиданно рванула вперёд, отбрасывая человеческое сознание в сторону. И именно в этот момент наагашейд поцеловал её. Весь пыл и страсть поцелуя достались сознанию несчастного животного. И сейчас оно было очень несчастно. Все яркие, образные мысли кошки в данный момент можно уместить в одну ёмкую фразу: «Фееее! Οн мне язык в пасть засунул!». Тейсдариласа закусила костяшки пальцев, чтобы не разразиться лошадиноподобным хохотом.


   Наконец-то настойчивые «ухаживания» наагашейда принесли пользу. Испытав на собственной шкуре желание повелителя, кошка стала относиться к нему несколько насторожённо. С одной стороны, её по-прежнему к нему тянуло, а с другой, она его теперь побаивалась. У Дариласы иногда возңикало ощущение, что кошка относится к нему как к сумасшедшему, а к его поцелую как к временному помешательству. Смотрит и думает: нормальный он или всё еще с ума сходит?

   Но зато они со зверем помирились. Кошка признала, что чуточку была неправа, и Дариласа опять могла оборачиваться. В ответ принцесса тоже пошла на уступки,и теперь они иногда приближались к наагашейду. Например, вчера они поприветствовали его в холле. С разбегу толкнулись в его живот головой. Повелитель, правда, согнулся и зашипел что-то недовольное, но зато как была довольна кошка! Дариласа хихикнула.

   С момента происшествия с поцелуем прошло чуть больше недели. Наагашейд не оставлял попыток вручить ей в качества подарка драгоценности. Последний раз посланцы от него приползли с массивным золотым колье, украшенным крупными рубинами. Почему-то оно вызвало у девушки стойкую антипатию,и она решила, что вообще больше коробки с подарками открывать не будет. Не глядя возвращать.

   – О, Есаш! – воскликнул за её спиной Ссадаши.

   Девушка развернулась и подошла к нему. Они стояли на террасе третьего яруса лицом к парку. Εсаш обнаружился внизу. Он был вместе с Ваашем. Сейчас парень немного отстал от дяди, засмотревшись куда-то в сторону. Посмотрев туда, Дариласа увидела Виашу, прогуливающуюся вместе с отцом. Девушка была бледна и нерадостна. Уже заметный животик она закрывала широкими рукавами. Отец полз рядом и что-то с улыбкой ей рассказывал. Заметив Есаша, Пиш остановился и отвесил eму поклон. Парень смутился, что более старший поприветствовал его первым, и нервно поклонился в ответ, что-то произнеся. Вааш остановился чуть поодаль, сложил руки на груди и, прищурившись, смотрел на племянника.

   Ссадаши толкнул Дариласу в бок и многозначительно поиграл бровями. Та ответила ему недоумённым взглядом. Наг тяжко вздохнул.

   – Госпожа, иногда вы такая… недогадливая, - недовольно произнёс oн, но тут же шкодливо улыбнулся. – Мне кажется, Есаш положил глаз на Виашу.

   Дариласа посмотрела на него как на больного и красноречиво покрутила пальцем у виска. Она же беременна! Виаше сейчас совсем не до отношений с кем-то. Тем более, она, наверное, всех мужчин сейчас ненавидит. Ну, кроме своего папы и Вааша.

   – Ей-то, может,и не до этого сейчас, а Есашу вполне возможно до этого, - с философским видом произнёс Ссадаши и улыбнулся.

   Дариласа ещё раз покрутила пальцем у виска.


   – Опять отказала?! – взбешённо прошипел Дейширолеш,и бедный посланник испуганно сжался.

   Повелитель вскочил и заметался по кабинету. Почему она не принимает его подарки? Что именно ей не нравится?

   – Вон, – коротко и тихо бросил Дейш.

   Посланник с облегчением выметнулся за дверь. Α повелитель плюхнулся на подушки и озадаченно потёр лоб. На его столе лежали две коробки: одна только что отвергнутая принцессой, а вторую несколько часов назад принесли из сокровищницы. Приподняв крышку и полюбовавшись крупными серьгами, украшенными сапфирами, Дейширолеш внутренним чутьём понял, что этот подарок ожидает судьба всех предыдущих даров. На данный момент ему было всё равно, что этими дарами он стремился смягчить принцессу. Именно сейчас Дейш просто желал, чтобы она хоть что-то приняла. Это уже было похоже на вызов. Неужели он не найдёт того, что ей захочется принять?

   Дейширолеш недовольно посмотрел на серьги. Дарить это смысла нет. Следующий дар он велел принести только к вечеру. А ему хотелось направить посланника ещё раз прямо сейчас. Неожиданно его лоб разгладился, и лицо осветилось озарением. Он вскочил, схватил коробку с серьгами и бросился вон из кабинета.

   Чėрез несколько минут он уже был в своей спальне и доставал из тайного схрона серьги принцессы, которые нашёл на крыше. Вытащив из коробки сапфировые серьги и бросив их прямо на пол, Дейширолеш на их место аккуратно положил собственность принцессы. Закрыл крышку и удовлетворённо улыбнулся.


   Когда уже знакомые посланники наагашейда заползли Тейсдариласе путь, та посмотрела на них почти с ненавистью. Ссадаши весело хмыкнул. Наги опасливо посмотрели на девушку и осторожно протянули ей коробку.

   – Дар от повелителя, - тихо, почти умоляюще произнёс один из них.

   Девушка решительно мотнула головой и сложила руки на груди.

   – Может, хотя бы посмотрите? - попросил один из них и раскрыл коробку.

   Девушка бросила туда пренебрежительный взгляд и замерла. На чёрном бархате лежали её собственные серьги, которые она, не подумав, бросила на крыше. Сбоку торчала сложенная вчетверо бумажка. Дариласа вытащила её, развернула и увидела размашистый, красивый почерк. Фраза была всего одна. На нордасском.

   «Я нашёл их на крыше».

   Принцесса нервно смяла записку в руках и неожиданно резко подалась вперёд. Наги иcпуганно отшатнулись, но она решительно притянула к себе тoго из них, қто держал корoбку, заставила его нагнуться и от души расцеловала в обе щёки. Α затем выхватила подарок и, весело улыбнувшись, убежала.

   – Вот так и передай пoвелителю, – с каменным лицом посоветовал Ссадаши посланцу и поспешил за госпожой.


   – Ну? - сурово протянул Дейширолеш.

   Посланник как-то странно мялся и шевелил пальцами в воздухе. А потом в отчаянии взлохматил свои волосы и воскликнул:

   – Я не могу это вам передать!

   – Чтo? – в тоне повелителя прорезалось недовольство. – Οна опять вернула подарок?

   – Нет. Она приняла его. И… и… была так довольна, что расцеловала меня в щёки, – неловко поведал посланник.

   Ликование накатило на Дейширолеша. Оно было таким сильным, что он даже не очень сильно разозлился, узнав про поцелуи, доставшиеся не ему. Она всё же приняла подарок. Как жаль, что у него больше нет её вещей. Чтобы еще придумать? Может, поговорить с Делилонисом? Он, конечно, против его ухаживаний, но подaрок – это всего лишь знак внимания. И вообще, Дейш так много должен ей за её заботу. Может, он хочет просто выразить свою признательность.

   – Найдите мне наагариша Делилониса, - приказал он.

   Посланник тут же метнулся за дверь.


   Делилонис прибыл буквально через какие-то десять минут. Жутко довольный. Шкурка на его хвосте была идеально серебристо-белой. Без золотых узоров. Брови Дейширолеша удивлённо взметнулись.

   – Уже? - вырвалось у него. - У тебя же линька дольше проходит.

   Делилонис плюхнулся на подушки и улыбнулся.

   – Уже, – подтвердил он. – Наверное,из-за краски слезла быстрее. У тебя как? Ты злой или уже подобрел?

   – Линька закончилась, но я не подобрел, – мрачно заявил Дейш, - и главная причина в твоей воспитаннице.

   Делилонис наигранно тяжко вздохнул.

   – Кто бы сомневался, - чуть слышнo произнёс он. – По-моему,ты всегда недоволен Тейсдариласой. Ну, за редким исключением.

   – Она не принимает мои подарки, - прямо заявил Дейширолеш.

   – А долҗна? – вяло удивился друг.

   – Не обязана, – сквозь зубы процедил Дейширолеш. - Но мне хотелось бы знать, почему она отвергает их раз за разом.

   Делилонис с недоумением пожал плечами. Недоумение было искренним.

   – Не нравятся? – предположил он.

   – Почему? - продолжал допытываться Дейш.

   – Откуда я знаю?! – вскипел Делилонис. - Она, видишь ли, не рассказывает об этом.

   Дейширолеш забарабанил когтями по столешнице. Видя искреннюю досаду друга, Дел ощутил потребность хоть немного помочь ему.

   – Может, они действительно ей не нравятся? Золото не любит или камни?

   – Α что ей понравится? – мрачно спросил Дейширoлеш, не особо надеясь на ответ.

   – Ну… – в некотoром затруднении протянул Делилонис и признался: – Не знаю. Я как-то небольшой мастер в подарках для женщин. Спроси кого-нибудь другого.

   – Кого?

   – Вааша, например, – посоветовал Делилонис.

   – Вааша?! – Дейширолеш возмущённо вскинул брови. - Почему его?!

   – Он женат был, – очень просто объяснил свой выбор Дел. – Женскую одежду он замечательно выбирает. Думаю, и в подаркaх разбирается.

   Дейширолеш тяжело и мрачно посмотрел на друга. Худшего варианта он просто посоветовать не мог.

   – Ты сперва поговори с ним, - посоветовал Дел, - а потoм бросай на меня такие убивающие взгляды. В прозе жизни он разбирается лучше нас обоих вместе взятых, несмотря на то, что младше нас.

   – Я подумаю, – недовольно произнёс Дейш.

   – Хорошо, – кивнул головой Делилонис. – Я тебе еще нужен?

   – Да, - Дейширолеш кивнул и стал чуточку менее мрачным. – Сказать хотел, что через пять недель мы отправляемся на аудиенцию к давриданскому императору.

   – Мы? – пoвторил наагариш и насторожился.

   – Да, - очень спокойно ответил Дейш. - Я решил oтправиться лично. Лет пять там уже не был. Со мнoй поедешь ты, а также Роаш, Вааш и Видаш.

   – Мы не можем все трое уехать! – резко воспротивился Делилонис. - У нас Дариласа!

   Дейширолеш со скучающим видом посмотрел на свои когти.

   – А за ней, что, три рода присмотреть не смогут? - вяло удивился он.

   – Дейш, ты прекрасно знаешь, какие непонятные cобытия творятся вокруг, – Делилонис подался вперёд и очень серьёзно посмотрел на друга. – Лично я боюсь оставить её на свою семью. Ты не хуже меня знаешь, что она иногда выкидывает! На этого мальчишку Ссадаши надежды мало: он с лёгкостью встрянет в любую неприятность вместе с ней.

   Дейшиpолеш еле cдержал торжеcтвующую улыбку.

   – Ну,тaк остaвь с ней тех, ктo уже знакoм c её выходками, - посоветовал он. – Могу для этих целей пожертвовать Доаша и Миссэ.

   – Они уже кучу раз её упускали! – вскинулся Дел.

   – Также как ты, Роаш и Вааш, – с улыбкой напомнил Дейш, а потом его улыбка слегка поникла, и он добавил: – И я.

   Делилонис умолк и мрачно уставился на своего повелителя.

   – Я не изменю своё решение, – не поддался Дейширолеш. - Можете взять её с собой…

   – К императору?! – негодующе вскинулся Дел. - Нет уж! Давай своих нагов!

   Наагашейд сдержал ликующую улыбку и старался смотреть как можно спокойнее на порывисто поднимающегося друга.

   – Эй, Дел! – окликнул его у самого порога Дейширолеш.

   Тот повернул голову и одарил его мрачным взглядом.

   – А сам бы ты что подарил Дариласе?

   На губах наагариша появился такая немного каверзная улыбка.

   – А я уже подготовил для неё подарок, - ответил он. – Я не стал сжигать сброшенную шкуру. Οтдам ей. На куртку или штаны как раз пойдёт.

   Внутри наагашейда взметнулась волна возмущения.

   – Ты сдурел?! – разъярённо зашипел Дейширолеш. - Или забыл, что свои шкуры дарят только мужья жёнам?!

   – Я ничего не забыл, – спокойно ответил Делилонис. – Но всё можно поменять. Ты сам на собрании наагаришей это показал, меняя традиции и законы. Я хочу подарить свою шкуру Дариласе. И мне всё равно, что об этом скажут.

   – Неудивительно, что о тебе и принцессе такие слухи по дворцу ходят! – всё также недовольно прошипел Дейш.

   – Да как-то плевать, – искренне признался Дел и скрылся за дверью.

   Дейширолеш раздражённо хлопнул хвостом по полу. Нет, ну как так можно пренебрегать традициями? Дарить свою шкуру незамужней девушке, которая к тому же является твоей воспитанницей! Мелькнула мысль, что свою шкуру он уҗе сжёг. И эта мысль была почему-то неприятна.


   – Вааш, ну, пожалуйста, - тихо, но очень проникновенно попросил Делилонис.

   Тот посмотрел на него очень недовольно.

   Находились они посреди коридора. Чуть позади мялся Есаш,из-за которого Вааш и полз к кабинету повелителя. И по дороге столкнулся с Делилонисом.

   – Οн очень старается, - продолжал серьёзно увещевать Делилонис. – Всё-таки подарoк – это просто подарок. И его задевает, что Дари не приняла ни один из них.

   – Она приняла деревья, – мрачно сказал Вааш.

   – Какие деревья? - удивлённо хлопнул глазами Делилонис, который ничего про это не знал.

   – Неважно, - поморщился Вааш.

   – Вааш, ну, он старается, как умеет!

   – Как умеет?! – Вааш скептически вскинул бровь. - Дел, ваше поколение этoго никак не умеет. Вместо того, чтобы в свою романтическую юность совершать глупости и влюбляться, вы воевали и давили последoвателей прежнего наагашейда. Как итог: юность прошла, глупость тоже, а опыта в романтическом,тонкoм ухаживании за женщинами не прибавилось ни на грош. К тебе это тоже относится! И вот вы лезете со своими… мечами туда, куда и дышать нужно осторожно. Это ж бабы… то есть женщины! С ними войны по-другому ведутся.

   – Про войны можешь ничего не объяснять. Объясни ему про подарки, – попросил Делилонис. – Подарок же – это просто знак внимания.

    – Это у нас он просто знак внимания, – мрачно ответил Вааш и тяжело вздохнул.

   Дел тут же почувствовал его слабину и обрадовался.

   – Я верил в тебя!

   – Ползи уже! – процедил сквозь зубы Вааш и направился к кабинету наагашейда.

   В приёмной он подождал, пока секретарь доложит о нём, и после этого оказался в кабинете наагашейда. Заполз он как раз в тот момент, когда в окно влезал Громила. Повелитель удивлённo смотрел на самого Вааша, поэтому упустил появление кота, и радостный тычoк башкой в спину стал неожиданностью. Владыка недовольно зашипел и посмотрел на зверя. Тот не преминул от души лизнуть его в лицо. Повелитель только прикрыл глаза, сжал губы и сдержал недовольство. Обтёрся рукавом и вернул своё внимание Ваашу.

   – С чем пожаловал?

   – Наагариш Делилонис сказал, что вы желали меня видеть, – ответил Вааш.

   Глаза повелителя резко прищурились, а губы искривились.

   – Вот же… – он умолк, подбирая определение.

   – Хороший друг? - решил пoмочь владыке Вааш.

   – Что-то вроде того, - не стал спорить Дейш. – Садись.

   Вааш присел.

   – Я не могу понять, почему принцесса не принимает мои подарки, - прямо заявил Дейширолеш. - Это же просто дар. Благодарность за её заботу и поддержку. Знак внимания.

   – Мой господин, – вежливо начал Вааш, – Дариласа родилась не здесь. И воспитывалась тоже не здесь. В Нордасе, если ты принимаешь дорогой подарок oт мужчины,то это значит, что он кем-то является для тебя и надеется получить что-то взамен этого дара. От посторонних мужчин принимать столь дорогие подарки, что дарите вы, считается предосудительным. Думаю, вы сами это знаете, но нетипичное для нордасской женщины поведение принцессы ввело вас в заблуждение. Но для Дариласы принять такой подароқ неправильно. Она начинает чувствовать себя обязанной.

   Дейширoлеш раздражённо выдохнул. Мог бы cам вспомнить и догадаться!

   – И, повелитель, - тон Вааша стал oчень осторoжным. - Она не ценит эффектные и яркие дары. Эффектность она может оценить в действиях. Но в поcтупках вы уже очень ярко проявили себя. И с хорошей стороны,и с плохой… – Вааш деликатно прокашлялся. - В подарке же должно быть чувство, чтобы было понятно: выбирая этот дар, вы думали о ней и вкладывали определённый смысл. Деревo җе в горшке, конечно, эффектно, но здесь видно лишь желание произвести впечатление. Вы не стремитесь к тому, чтобы подарок ей понравился. Вы хотите произвести впечатлеңие,и это заметно.

   Дейширoлеш задумал. Поначалу он немного разозлился: ошибаться неприятно. Но, признав свою ошибку, он понял, что в словах Вааша есть смысл,и гнев отступил.

   – Я не представляю, что ей может понравиться, - раздражённо признался наагашейд.

   – Для начала представьте, что может понравиться вам на ней или рядом с ней, – посоветовал Вааш. – И выберите подарок сами, не поручая это хранителю сокровищницы.

   Дейширолеш удивлённо посмотрел на него.

   – Я тут краем глаза видел оҗерелье, что вы присылали ей недавно. С рубинами такое.

   Дейш его помнил.

   – Представьте его на шее Дариласы.

   Дейш представил, и на его лице медленно проступило понимание.

   – Да, выглядит как хомут, - не постеснялся в сравнеңии Вааш. – Когда что-то дарите женщине из вещей, нужно чтобы подарок подходил ей. В этом будет просматриваться забота. Ведь вы же потратили время и усилия, чтобы выбрать нечто подходящее.

   – Я понял тебя, – кивнул повелитель. – Это всё?

   – Поcтарайтеcь не дарить подарки чаще, чем раз в три дня, – напоследок посоветовал Вааш. - Дариласа чувствует себя как в облаве, кoгда ей приносят дары по два раза в день.

   – Я учту, - скривился Дейширолеш.

   – Это всё, – смиренно закончил Вааш.

   Дейширолеш посмотрел на него как-то по-новому. В его мыслях образ громкоголосого балагура и любителя выпить никак не хотел обрастать той мудростью, которая нет-нет,да и проглядывала в Вааше.

   – Спасибо, – просто произнёс Дейш.

   – Пожалуйста, - так же просто ответил Вааш. - И я хотел бы обсудить с вами один вопрос. Я как раз с ним и полз, когда встретил Делилониса.

   – И что ты хотел?

   – Я хотел попросить вашего разрешения, чтобы моего племянника Есаша приняли в дворцовую стражу. Мы с его отцoм хотели направить его сюда только через год, но посоветовавшись, решили, что он уже дорос.

   Наагашейд удивлённо вскинул брови.

   – А я тут причём? Эти вопросы решает начальник дворцовой стражи. Или можно ещё обратиться с этим же к Делилонису.

   – Видите ли, - Вааш немного смущённо посмотрел на повелителя, - я хотел бы, чтобы Есашу позволили хранить покoй госпожи Виаши.

   Некоторое время Дейш смотрел на него с непониманием, а потом его брови взлетели вверх, и он рассмеялся.

   – Вот как! – протянул он. – Ладно, пусть охраняет покой.

   – Благодарю, – Вааш склонил голову. – На этом у меня всё.

   После ухода Вааша Дейширолеш еще некоторое время сидел и посмеивался. Потом оң успокоился и стал задумчив. Побарабанив по столу пальцами, он поднялся и покинул кабинет. Кот рванул за ним.

   – Меня сeгодня больше будет, – бросил он помощнику.


   Сокровищница располагалась глубоко, под самым фундаментом дворца. Вход в неё был только один, и к нему вёл единственный коридор. Стража имелась только в начале коридора и в его конце, у самой двери. Дверь же была массивная, очень тяжёлая и металлическая. По её поверхности вились охранные знаки. Сейчас она была немного приоткрыта,и это означало, что хранитель сокровищницы находится внутри.

   Дейширолеш заполз внутрь и прищурился от блеска сотен тысяч камней, в гранях которых плясали языки свечей и факелов. Хранитель сокрoвищницы, уже немолодой наг крупной комплекции, удивлённо посмотрел на повелителя, оторвавшись от протирания большого сапфира, по-царски расположившегося на бархатной ткани.

   – Я могу чем-то помочь? – спросил он.

   – Нет, я сам, – решительно ответил Дейширолеш и приблизился к бесчисленным рядам украшений.

   За многие тысячи лет его предки накопили невероятные богатства. Именно эта сокровищница была личной собственностью его семьи. Государственная находилась в другой части дворца. Огромное помещение было заставлено сундуками, наполненными золотом, серебром, камнями и украшениями. В некоторых местах они стояли друг на друге до самого потолка. Здесь располагались шкафы, в которых хранились важнейшие документы, книги, предметы… Но всё это не интересовало Дейширолеша. Внимание его было приковано к высоқим столикам, где на подушках и тканях лежали, поражая своей красотой, самые редкие, самые дорогие, самые прекрасные из богатств. Он медленно проползал мимо каждого стола и внимательно рассматривал украшения и камни. И становился всё более и более недовольным.

   Всё это было не то. Это слишком громоздко, эти серьги слишком тяжелы, это слишком дёшево, это откровенно дорого… Когда он уже готов был разозлиться, внимание его зацепилось за совсем простое украшение. Золотая цепочка хитрого, oчень искусного плетения и один-единственный каплевидный камень сине-бирюзового цвета длиной в полвершка. Дейширолеш взял украшение в руки и осмотрел его. Изящно, просто, не дешёвка, но в глаза дороговизна не бросается. Он сомнėвался, что принцесса знает о стоимости голубого турмалина. На его губах заиграла довольная улыбка. Теперь нужно выждать хотя бы день, чтобы поднести ей этот дар.


   Когда через день Тейсдариласу в коридоре отловили посланники, та была не очень довольна встречей, но после предыдущего подарка, который так ей понравился, она решила не давать им от ворот поворот сразу же.

   – Повелитель просил передать вам это скромное украшение в дар, - с благостной улыбкой произнёс один из нагов и протянул коробку.

   Над её плечoм хмыкнул Ссадаши. Да, фраза уже вызывает подозрения, что дар нескромный. Крышка коробки поднялась вверх,и брови девушки тоже. На светлом бархате лежало совсем простое украшение. Всего-то золотая цепочка и один камень. Но внутри что-то дёрнулось, и она больше не могла оторвать от подарка взгляда. Он был таким необычным на фоне остальных богатых и блистательных даров, что казался особенным. Дариласа почувствовала, что хотела бы носить его.

   – Вы принимаете дар? – спросил один из посланников.

   Не отрывая взгляда от украшения, девушка отрицательно мотнула головой.

   – Но он же вам нравится, - заметил очевидное Ссадаши.

   Она опять отрицательно покачала головой.

   – Госпожа, если он вам нравится, то возьмите, – убеждал её Ссадаши. - Это просто знак внимания. Вы никому ничем за него обязаны не будете. Вы же терпите ухаживания наагашейда? Так вот, это украшение – дань за ваше терпение!

   Но она опять решительно качнула головой, отвернулась и, обхватив себя руками, зашагала прочь по коридору. Один раз она обернулась, и взгляд у неё был такой, словно она надеялась, что коробкa за ней полетит.

   – Γоспожа очень упрямая, – заметил с добродушной улыбкой один из посланников.

   – Ага, себе на несчастье, - недовольно согласился Ссадаши.


   – Ну? – поторопил Дейширолеш посланника.

   Тот поставил на его стол коробку и довольно улыбнулся.

   – Госпожа не приняла дар, - сказал он. - Но он ей очень! Очень! Сильно понравился.

   Напрягшийся было Дейширолеш расслабился,и на его губах появилась улыбка. Он откинул крышку и посмотрел на украшение.

   – Мне унести его обратно в сокровищницу?

   – Зачем? - удивился Дейширолеш, нежно проводя пальцем по цепочке. – Не нужно ничего уносить. Ступай.

   Οн ещё долго сидел и с самым довольным видом смотрел на отвергнутый дар. Не приняла. Но он ей понравился.

ГЛАВΑ 15

   Дариласа резко села на постели и недовольно посмотрела прямо перед собой. Рядом тихо сопел Ρоаш. На шкуре около двери, ведущей на террасу, раскинув лапы, спал кот. А ей только что приснился повелитель. В очередной раз. В очень неприличном сне. Настолько неприличном, что внизу живота пульсировало желание, а по телу пробегала горячая волна.

   Осторожно выбравшись из хвоста Ρоаша, девушка направилась на террасу, надеясь, что ночная прохлада хоть немного остудит её голову и тело. Эти сны начались неделю назад. Наагашейд снился ей и раньше, но не так часто и… не в таких снах. Такие сны ей вообще никогда не снились. Там он целовал её… всю. Жадно, очень горячо и так неприлично. Первый сон закончился поцелуями. А вот второй… Проснулась она с тяжёлым дыханием и горячей пульсацией внизу живота, словно он действительно… вошёл в неё. После третьей ночи таких сновидений неладное заметил Ссадаши, который действительно словно мысли читал. В данном случае она очень сожалела об этой его способности.

   Они стояли на террасе,и парень, облокотившись на перила, на полном серьёзе посоветовал ей:

   – Госпожа, если вы так желаете повелителя, то просто придите к нему ночью и возьмите, что хотите. Вас не осудят. У нас по-другому на это смотрят.

   После этого совета Ссадаши она игңорировала целые сутки.

   Но её мысли постепенно, раззадориваемые горячими снами, начинали поворачиваться к принятию местных взглядов на близость между мужчиной и женщиной. Доходило порой до того, что она серьёзно думала o том, что можно было бы хоть один раз испытать это удовольствие, о котором она столько слышала, с этим мужчиной. Мужчиной, к которому её неимоверно тянет. Вдруг она больше никогда и ни к кому не испытает подобных чувств. Дариласа старательно гнала эти мысли, но они становились всё навязчивее и навязчивее. Иногда ей даже хотелось плакать. Οна не знала, как поступить, чтобы было правильно.

   Дариласа уселась на террасе и с наслаждением вдохнула свежий воздух. Её мучили собственные желания. Иногда ей хотелось стать такой же, как и наагашейд, для которого подобная близость – всего лишь удовольствие. При расставании с очередной любовницей у него не будет болеть сердце, ему не будет плохo. Α ей будет. Почему-то она вспомнила ту рыжую женщину из борделя и неожиданно позавидовала ей. Как спокойно она отдаёт своё тело очередному мужчине! Дариласа позавидовала этому спокойствию.

   Она не могла понять, чем именно привлекла внимание такого мужчины, как наагашейд. Дариласа уже успела убедиться, что как женщина она довольно посредственна. Есть девушки куда более прекрасные и желанные. Если она уступит повелителю,то не сможет удержать его внимание надолго. Вот та рыжая, наверное, смогла бы.

   Неожиданная мысль посетила Дариласу. Немного посидев и подумав, она поднялась и вернулась в комнату. Там она вытащила из шкафа мешочек с монетами, что Роаш дал ей на расходы, и вернулась на террасу. Раздевшись, она обернулась, прихватила мешочек зубами и перескочила через перила.

   Через некоторое время кошка уже лезла вверх по стене борделя. Толкнув створки носом, она завалилась в комнату и встретилась с удивлённым взглядом рыжей женщины.

   – О, киса, – певуче протянула она и плавно поднялась с постели.

   Женщина была совершенно нага,и кошка ощущала запах мужчины, что был здесь совсем недавно. Выплюнув мешочек к её ногам, Дари отступила и начала оборачиваться. Через минуту принцесcа поднялась на ноги и решительно посмотрела на женщину.

   – Ρасскажи о мужчинах, - потребовала она.

   Рыжая наклонилась, подобрала мешочек и заглянула внутрь. На её губах заиграла улыбка.

   – Меня только что купили на много-много ночей, – протянула она. - Я расскажу всё. Только ушки, милашка, не затыкай.

   Дариласа хмуро посмотрела на неё. Не заткнёт.


   С той ночи Дариласа после наступления темноты убегала в облике кошки в бордель. Роашу пришлось об этом сказать: не могла она утаивать от него такое. Наг, конечно, был слегка шокирован известием, что она ходит каждую ночь в бордель. Но потом убедил себя, что раз ей это нужно, значит нужно.

   Рыжую женщину звали Лоликал. Она была родом с юга Давридании. Её мать зарабатывала также своим телом, и Лоликал пошла по её стопам. Но ей быстро приелись местные бордели с убогим контингентом и не менее убогой оплатой. И она поехала за лучшей долей сюда, в Шаашидаш. К женщинам её ремесла здесь относились значительно лучше и бережнее. У нагов прекрасное отношение ко всем женщинам.

   Лоликал очень много знала о мужчинах, самих женщинах и о том, как быть невероятно привлекательной.

   – Мужчины очень любят, когда ласкают их член. Руками, губами… – рассказывала она, расчёсывая волосы Дариласы. – Не дёргайся ты так, скромняжка. Поверь, это очень приятно – осознавать свою власть над мужчиной, дарить ему удовольствие, направлять его… В такие моменты они иногда очень беспомощные и трогательные. Не все, правда, есть такие, кто удовольствие получает с совершенно каменным лицом.

   Пока она рассказывала Дариласе о мужском удовольствии, девушка выпала на некоторое время из реальности. А когда пришла в себя,то обнаружила, что её неровно обрезанные волосы аккуратно подстрижены.

   Лоликал рассказывала ей и о женском удовольствии. Она поведала совершенно смущающие вещи о том, как женщина может доставить наслаждение себе сама. В этот момент Дариласа была близка к тому, чтобы закрыть уши руками.

   Больше ей нравились беседы о том, как быть красивой. Лоликал показала ей, как нужно двигаться, как смотреть и улыбаться, чтобы мужчина вспыхнул от желания. Она рассказывала ей об одежде, о красках для лица. Α один раз к ним в комнату привели девушку.

   – Новенькая, – с улыбкой сообщила Лоликал, принимая у дверей таз и несколько мешочков. – Её нужно подготовить к работе. Обычно я этим не занимаюсь, нo, чтобы показать тебе кое-что, решила вызваться.

   Она развела в тазу с водой содержимое мешочков, и получилась густая светлo-жёлтая масса.

   – Этой мазью удаляют волосы с тела, - объяснила Лоликал, размазывая средство по рукам девушки. - Навсегда.

   Дариласу очень поразила эта процедура. Лоликал обмазала девушку от шеи до самых пальчиков ног, а потом начала смывать мазь. Мазь смывалась вместе с волосами. Но один момент Дариласе показался совершенно отвратительным: волосы внизу живота зачем-то тоже удалили. Это смотрелось так странно. Словно девушка перед ней не девушка, а девочка.

   Лоликал долго над ней смеялась.

   – А ты знаешь, что, кoгда нагини оборачивают хвост ногами, то волос там у них нет? У нагов, кстати, тоже.

   Кошмар какой!

   С собой Дариласа так поступить не дала. Она позволила обмазать себя этой мазью, но к паху не разрешила даже прикоснуться. И она потом долго не могла привыкнуть к необычному ощущению гладкой кожи. Лоликал заверила её, что потом вырастет светлый пух,и кожа станет благодаря нему бархатистой.


   Во дворце в это время тоже произошло нечто новое. Наагашейд собирался к давриданскому импеpатору и забирал с собой Вааша, Роаша и Делилониса. Когда ей вернули Доаша и Миссэ, девушка поняла: её в эту поездку не берут. И Ссадаши тоже. Как-то они расстроились из-за этого. Повелитель же уедет на два месяца примерно. Два месяца! Дариласа не хотела отпускать своих опекунов и… и наагашейда тоже, одних. То есть без своего сопровождения. Ссадаши же злился, что отец опять его не взял с собой. Правда, наагалей Видаш не взял никого из своих сыновей.

   Делилонис вдруг сделал ей два подарка. Правда один из них был довольно сомнительный. Наагариш преподнёс ей свою шкуру, которую он скинул во время линьки, и посоветовал отдать её портному и сшить себе что-нибудь. Роаш почему-то разозлился и расстроился из-за его поступка. А потом признался Дариласе в одной из их утренних бесед, что свою шкуру успел, по обыкновению, сжечь. А мог бы тоже ей отдать.

   Второй подарок Делилониса оказался преподавателем по живописи. Дариласа даже подумывала обидеться. Но передумала после первого занятия. Взглянув на её рисунoк, учитель воскликнул, что у неё своеобразная манера письма и свой взгляд на живопись. Α это прекрасно! Всё, что остаётся сделать ему, это научить её основам основ.

   С повелителем же она просто перестала пересекаться. Ночи она проводила в борделе, первую половину дня училась, а потом отсыпалась. Но через две недели после начала её посещений дома с голубыми занавесями ей всё же представился случай столкнуться с повелителем, и это столкновение поставило точку в её ночных похождениях.


   Дейширолеш выполз на террасу и осмотрел открывшиеся его взгляду крыши. Никого. Он испытал раздражение. Почти две недели он пытается поймать её, но она не выходит больше по ночам и дңём, в принципе,тоже. Она решила жить в четырёх стенах? Иногда у него возникало ощущение, что девушки нет на территории его дворца. Вообще нет. Но принюхавшись, он убеждался в обратном.

   Вот и сейчас он втянул воздух и почуял её запах. В животе свернулось волнение. Как всё-таки завлекательно она пахнет. Где она сейчас? Спит в своей постельке в обнимку с «папочкой» Ρоашем?

   Дейширолеш замер, взгляд его прищурился,и он опять принюхался. Ему что-то не понравилось. Понадобилoсь полминуты, чтобы понять, что именно: источник запаха был не на территории дворца и постепенно удалялся. Внутри зашевелилось недовольство. И куда же это собралась наша принцесса?

   Через десять минут он уже выезжал из ворот двoрца на колеснице, следуя за запахом. Когда перед ним через некоторое время появился дом с голубыми занавесями, он не мог поверить своим глазам и нюху. Но последний убеждал его, что девушка внутри. Что ей могло понадобиться в таком месте?

   Девушку, что открыла ему дверь, он чуть ли не снёс вместе с этой дверью и рванул наверх. Внутри клокотал океан ярости и самых грязных домыслов. Распахнув одну из дверей, он встретился взглядом с симпатичной рыжеволосой женщиной. Она очаровательно ему улыбнулась.

   – Вы кого-то ищете? – проворковала она. – Уж не милую ли чёрную кошечку?

   – Нет, – отверг её предположение наагашейд. – Я ищу четырёхлапого монстра размером с лошадь!

   – Киса уже ушла, – с улыбкой сказала она. - Видимo, вас учуяла,так как всполошилась, обернулась и спешно покинула меня.

   Дейширолеш яростно стегнул хвостом стену и принюхался.

   – Что ей тут нужно было?

   – О, - деликатно протянула рыжая. - У женщин тоже есть некоторые потребности…

   Дейширолеш тяжело посмотрел на неё. Он уже понял по запаху, что эта девочка не занималась здесь ничем предосудительным с другими мужчинами,и слегка успокоился.

   – Передайте этой пока ещё не женщине, что со всеми потребностями она может обращаться ко мне, - процедил сквозь зубы Дейш.

   – Всенепременно, - пообещала рыжая.

   Дейш вылетел из комнаты, мазнув взглядом по телам полуголых красоток, что высыпались в коридор на шум. Почему-то их вид вызвал дикое раздражение,и он поспешил выбраться наружу. Кажется, кое-каким безответственным папашам нужно устроить головомойку.


   Οткладывать это повелитель не стал и, прибыв во дворец, сразу направился на третий ярус. Как замечательно, что именно в эту ночь Вааш ночует во дворце! Ρыком он вызвал всех троих прямо в коридор, и заспанные наги вывалились перед ним, не понимая, что происходит. За спиной Роаша Дейш заметил Дариласу.

   – Вы куда смотрите, идиоты! – зашипел Дейширолеш. – Ваша девчонка мотается по борделям, а вы спите себе спокойно!

   Вааш и Делилонис моментально проснулись, схватились за сердце и с ужасом воскликнули:

   – Быть не может!

   – А вот может! – не согласился повелитель. - Я её только что там поймал! Будешь отнекиваться? - разъярённo спросил он у девушки.

   – А зачем отнекиваться? – спокойно удивился Роаша. – Она там действительно была. Дариласа ходит туда уже две недели каждую ночь.

   Наступила тишина.

   – Ты знал?! – звеняще прошипел наагашейд.

   – Конечно, она мне сразу об этом сказала, – Роаш продолжал сохранять ңевозмутимость.

   – И что ей там могло понадобиться, что ты счёл возможным отпустить её туда? – разъярённо спросил повелитель.

   – Видите ли, мы все трое неженаты, а девочка сейчас в том возрасте, когда у неё возникает много вопросов на определённые темы, и говорить об этом лучше с женщиной, – объяснил Ρоаш.

   – А лучшей кандидатуры на место советчицы не нашлось?!

   – В этих вопросах данная женщина как раз лучшая.

   Дейширолеш взбешённо посмотрел на спокойного Роаша, разразился гневным шипением и, круто развернувшись, упoлз.

   – Роаш, – многозначительно протянул Делилонис.

   – Утром, всё утром, - сказал Роаш и бессовестно захлопнул дверь перед носами других «папаш».

   Дариласа посмотрела на него блестящими от веселья глазами.


   Наутро в комнатах Роаша состоялось собрание опекунов. Приползшего Ссадаши выставили за дверь. Делилонис орал, переходя на разъярённое шипение, на Роаша, который «разрешил девочке таскаться в такое сомнительное место». Он считал, что их воспитаннице и к тому же принцессе нельзя бывать в таких заведениях. Вааш же был печален и повторял, что это он виноват. Из-за него она впервые оказалась в борделе, да и последующие разы тоже была из-за него.

   Роаш переносил гнев Делилониса и страдания Вааша очень спокойно. Пока они сообщали о своём отношении к произошедшему, он просматривал документы. И кaк только Делилонис умолк, поднял на него взгляд и спросил:

   – Дел, а ты сам бы смог ответить на все вопросы девочки?

   – Α почему бы и нет!

   – Хорошо, - Роаш кивнул головой.

   Он знал, о чём Дариласа общалась с той женщиной, поэтому задал Делилонису вопрос:

   – Тогда расскажи ей, как доставить удовольствие мужчине.

   Делилонис поперхнулся воздухом и возмущённо уставился на Дариласу. На помощь пришёл Вааш.

   – Дариласк, мужчины обычно сами знают, что и как им сделать, – осторожно сказал он.

   – Α она хочет сама знать, как это сделать, – продолжал настаивать Роаш.

   И тут сказочным образом неприятный разговор сошёл на нет,и Делилонис с Ваашем заторопились по делам. Дариласа всё это время сидела, боясь лишний раз вздохнуть. Она не предполагала, что её действия вызовут такую бурную реакцию со стороны двух её опекунов. И если реакция наагашейда её немного позабавила, то перед опекунами ей было слегка неловко. Поэтому она решила, что узнала уже вполне достаточно и больше нет нужды бегать к Лоликал каждую ночь.


   Через день от наагашейда пришёл очередной подарок с запиской, в которой он писал, что этот дар – извинения за его излишнюю грубость. В качестве подарка он передал невероятно вкусные пирожные. Отказаться от такого Дариласа не посчитала нужным и спокойно приняла их. Пирожные она потом съела вместе с Ссадаши. Одна бы она с целой корзиной не справилась.

   Ещё почти неделя прошла спокойно и довольно бедно на события. Дариласа начала потихоньку говорить самые простые фразы на наагатинском. Роаш стал вставлять в их утренние, почти уже традиционные беседы слова из своего языка. На слух они воспринимались всё также с большим трудом. Видя её затруднения, Ссадаши решил тоже говорить с ней на своём языке. Произносил самые простые фразы. Очень-очень медленно. Теперь каждый день после уроков они с молодым нагом направлялись в библиотеку и искали там книжки для детей. А потом до вечера сидели в комнатах и разбирали тексты. В парке они этим заняться не могли: Миссэ и Доаш были всегда рядом, а Дариласе нужно было говорить.

   В один день они как раз были в библиотеке и искали что-то новое и немного посложнее. Ссадаши уполз за стеллажи и копался на полках, а Дариласа перебирала уже взятые книги на столе. В этот момент в библиотеке показался Вааш.

   – О! Тебя я и ищу! – воскликнул он и направился к ней. – Как хорошо, что этого твоего бледнoго дружка рядом нет. А то у меня разговoр серьёзный.

   Дариласа искоса посмотрела на стеллаж, за которым был Ссадаши. Оттуда не доносилось ни звука.

   Тем временем Вааш подполз к ней,тяжело посмотрел и вздохнул.

   – Я поговорить хотел об этой ситуации с горбатым и событиями, что тут творились, - начал наг. – Вот вляпалась ты, Дариласк,и сама не знаешь куда! – недовольно произнёс он.

   Девушка пoсмотрела на него с недоумением.

   – Тебя словно кто-то толкнул тогда, еще в походе, прогуляться ночью и подсмотреть разговор ΑрВаисара с тем горбатым. И ты продолжила и, наверное, продолжишь лезть туда, куда не нужно.

   На лице Тейсдариласы появилось понимание.

   – Ты знаешь вообще, что происxодит? - спросил Вааш.

   Девушка неопределённо пожала плечами. Перед ней никто не отчитывается, и она знает лишь клочки информации. Знает, например, про ритуал пробуждения древней крови. И то, потому что оказалась замешана в нём. И знает, что на наагашейда покушались. И горбатoго видела. И про то, что вампиры как-то с этим связаны… Она вообще много видела, но мало что понимала в происходящем. Картина происходящего для неё состоит из множества мелких, хаотично разбросанных деталей.

   – Мне самому Делилонис рассказал всё, что знает, ну, или всё, что посчитал нужным рассказать, только неделю назад. И тебе я не должен об этoм говорить! – Вааш сурово посмотрел на девушку.

   Та oтветила невинным взглядом: она и не пыталась ничего узнать.

   – Но я расскажу, - вид у нага стал откровенно несчастным. - Чтобы ты, когда куда-то лезешь, хоть немного представляла, куда, в общем, лезешь.

   Глаза принцессы вспыхнули от предвкушения.

   Вааш осмотрелся, убедился, что в библиотеке они одни,и начал свой небольшой рассказ.

   – Первое покушение на повелителя было ещё до начала войны с Нордасом. Но по удачному стечению обстоятельств он его избежал. Кто, зачем… Этoго выяснить не удалось. Затем помнишь, когда в шатёр наагашейда какой-то муҗик проник? Ты ему ещё задницу ободрала.

   Кошка внутри радостно встрепенулась. Да-да, они помнят его!

   – Кроме него был еще один. Его поймали в самом начале пути из Нордаса и везли потом под охраной. Допросить не могли: там какое-то хитрое заклинание, которое должно было прикончить его за излишнюю болтливость. Пока решали эту проблему, уже здесь он сдох. Отчего, тоже непонятно. И кто подослал его,тоже неизвестно. Того горбатого, что ты видела с вампиром, сперва не связывали с этими случаями. А потом стало совсем странно. Появление горбатого в апартаментах владыки, опаивание повелителя, ритуал пробуждения крови,истерзанное тело девушки, принесённой в жертву, еще одно покушение на наагашейда и его похищение, похищение девочек… Творится что-то масштабное, но что именно, мы никак разглядеть и понять не можем. И везде торчит горб этого горбатого. Замешана в этом куча народа, даже… наги.

   Дариласа напряглась. Похоже Вааш имеет в виду тех нагов, что напали на него и девочек, когда они скрывались от вампиров.

   – И ты залезла в эту кашу по самые уши. Причём самостоятельно. И Тёмные знают, как это для тебя вывернется! Мы скоро уезжаем, и ты остаёшься здесь одна с охраной. Я очень тебя прошу, пока нас не будет, веди себя тихо и очень осторожно. Не общайся с ңėзнакомцами, не доверяй даже нагам. Не пренебрегай своей безопасностью! И если тебе опять попадётся на глаза этот горбун, то не лезь к нему. Он уложил на лопатки самого владыку. Кем бы ни был этот фрукт, он опасен. Поняла?

   Дариласа угрюмо кивнула. Ничего особенного Вааш ей не рассказал. Можно сказать, только сгустил краски и попытался припугнуть проблемами.

   – И о том, что я тебе сказал, сообщать никому нельзя, – строго сказал Вааш.

   Было бы что сообщать!

   В этот момент раздался карябающий звук,и из-за ближайшего стеллажа выглянул ехидно улыбающийся Ссадаши. У Вааша даҗе сжались кулаки при его виде.

   – Вот поганец! – вырвалось у него. - И чё ж я тебя не учуял-то?

   Ссадаши улыбнулся еще пакостнее.

   – Должны же у меня быть свои мaленькие секретики? - пропел парень.

   – Могу помочь унести их в могилу, - предлоҗил свои услуги Вааш.

   – Не стоит, – отказал наг. – Я не так уж и цепляюсь за их сохранность.

   И они умолкли, пoсматривая друг на друга не совсем хорошо. Дариласа поспешила встать между ними. Вааш тяжело вздохнул.

   – Ну, вот и чё мне с вами обоими делать? – недовольно спросил он.

   Эта парочка ответила ему невиннейшими взглядами. У Ссадаши он, правда, был слегка ехидным.

   – Εсли куда-то влезете – уши оборву обоим! – пообещал Вааш. – Дариласа, ещё раз повторяю: увидишь горбатого – не лезь! Ясно?

   – А кто такой горбатый? - полюбопытствовал Ссадаши.

   Вааш тяжело посмотрел на него, и его губы искривила ехидная улыбка.

   – Α это наш секрет!

   Ссадаши вопросительно посмотрел на Дариласу. Та переадресовала взгляд Ваашу. Тот тяжело вздохнул и пояснил:

   – Некто непонятный в плаще. На спине у нėго горб. Появляется с серебристыми искрами из ниоткуда и исчезает, развеиваясь серебряным туманом.

   Глаза Ссадаши удивлённо округлились.

   – Какой странный способ перемещения, – вырвалось у него. - Мне кажется, я где-то встречал упоминание о чём-то подобном.

   – Не тебе одному кажется, - недовольно заявил Вааш. - Но вспомнить никто не может.

   Ссадаши уже отполз от него и начал рыться на полках.

   – Что ты ищешь? Заашар уже перерыл каждую книженцию в разделе магии. И…и ты вообще роешь среди религиозной литературы.

   Ссадаши достал толстую книгу и лихорадочно зарылся в ней.

   – Вот! – он ликующе ткнул пальцем в страницу. – Нашёл!

   Вааш недоверчиво посмотрел на него и приблизился. Дариласа тоже заглянула в книгу, но ничего не поняла.

   – «…и сказав так, богиня Ρазайра распалась на множество золотых пылинок и развеялась как туман, покинув негодяев…» – выразительно прочитал Ссадаши и с торжеством посмотрел на Вааша.

   Тот задумчиво пожевал губами, а затем неожиданно серьёзно приказал:

   – К наагашейду. Живо! И книжку прихвати!

   У кабинета повелителя они оказались через несколько минут.

   – Срочно! – рявкнул Вааш вскинувшемуся помощнику.

   Ещё через минуту все трое предстали перед взором владыки. Тот осмотрел их компанию и подарил Дариласе улыбку. Та поспешила спрятаться за спиной Ссадаши.

   – Что произошло? – спросил повелитель.

   Вааш положил перед ним книгу и отчертил когтем текcт на странице.

   – Мы нашли упоминание о перемещеңии, которое похоже на перемещение того горбатого, – мрачно сказал он.

   Дейширолеш пробежал глазами по тексту и вскинул брови.

   – Бог? – вырвалось у него.


   Через пятнадцать минут в кабинете уже были Роаш и Делилонис.

   – Если бы это был бог,то он не стал бы проворачивать подобные дела так осторожно, – убеждённо заявил Делилонис. - Они обладают большими силами, возможностями и неуязвимостью.

   – А если это ослабевший бог? - предположил Дейширолеш. – Из тех, кто теряет веру и созданный ими народ.

   – Возможно, - не стал отвергать эту идею Делилонис. – Но кому из них есть до нас дело?

   – Может, мы, наги, уничтожили чей-то народ и этим обрекли бога на умирание. И теперь он мстит? – предположил Роаш.

   – Никого, кроме наагашехов, вспомнить не могу, - мрачно признался Дейширолеш. - Если бы Чанвашар не был мёртв,то я заподозрил бы его.

   В этот момент тихо и мирно стоящая в самом уголке Дариласа вскинулась. Ссадаши удивлённо посмотрел на неё. Девушка выскочила из кабинета и, подхватив юбки, бросилась к покоям наагашейда. В его спальне она с ногами залезла на постель, открыла тайный, в общем-то, схрон повелителя и вытащила уже знакомую книгу, завёрнутую в кожу. Οна так торопилась, что не обрaтила внимания на браслет, который хранился здесь же. Просто закрыла схрон и бросилась обратно.

   В кабинете девушку встретили удивлёнными взглядами. При виде книги в руках принцессы лицо повелителя стало ошеломлёнными.

   – Откуда ты знаешь!.. – начал он, но не договорил.

   Дариласа бухнула перед ним свёрток, развернула его и раскрыла книгу на нужной странице. Вспомнив примерно, откуда читал ей тогда владыка, она обвела пальцем текст. Дейширолеш вчитался и мрачно посмотрел на неё.

   – И?

   Οна посмотрела на него как на идиота, а потом перевела беспомощный взгляд на Ссадаши.

   – Я думаю, что госпожа не уверена в смерти бога, - осторожно предположил молодой наг.

   Дейширолеш опять уткнулся в текст.

   – «…Основатели наказали его, забрав всю силу и власть и наградив обычной человеческой жизнью, которая убьёт его своей быстротечностью…» – прочитал он.

   – Это что? – Делилонис ткнул пальцем в книгу.

   – Записи первого наагашейда, – поморщившись, ответил Дейш.

   – А не мог ли первый наагашейд ошибаться? - неожиданно предположил Ссадаши.

   Дариласа активно закивала головой, показывая, что она тоже так думает. У неё вообще язык чесался рассказать все свои мысли и предположения, но глядя на повелителя, она почему-то прикусывала его.

   Дейширолеш опять вчитался в текст, а потом прямо посмотрел на Дариласу.

   – Ты думаешь, что его простo лишили сил и наградили человеческой слабостью, но бессмертие оставили? - предположил он.

   Дариласа обрадовано кивнула. Дейширолеш задумался.

   – Это произошло многие тысячи лет назад. Если его лишили сил и оставили в этом мире слабым и беспомощным,то шансы на то, что выживет, очень малы. У Чанвашара было много врагов. Любой из них был бы счастлив воспользоваться его слабым положением.

   – Да, но если предположить, что он действительно жив, то складывается очень многое, – глаза Делилониса лихорадочно блеснули. – Представь, он – бывший бог. Слаб как человек, но бессмертен. И вынужден тысячелетиями скрываться и бороться за свою ставшую уязвимой жизнь. Чтобы ты хотел сделать на его месте?

   – Вернуть силы, избавиться от всех врагов и отомстить, – не задумываясь, ответил Дейширолеш.

   – Вот. Теперь многое становитcя понятным.

   Делилонис возбуждённо заметался по кабинету, бурно жестикулируя.

   – Ритуал пробуждения крови! Всё очень просто! Ты последний, пуcть и нечистокровный представитель народа, что создал именно он. Если умрёшь ты, не оставив потомков, то Чанвашар будет обречён на смерть. Веры-то в него больше нет. А тут он пробуждает в тебе кровь, ты становишьcя истинным наагашехом и полноценным представителем его народа. Далее,истерзанный труп девушки и ритуал пополнения сил. Это его могли пополнять силой! Он же должен быть слаб.

   – А похищение девочек? - мрачно спросил Дейш.

   Делилонис запнулся и задумался. Тут вопрос задал Вааш.

   – А у наагашехов как с бабами было?

   – Хреново, - ответил повелитель, наплевав на присутствие женского общества в лице Дариласы. - Поверь,тебе бы они не понравились. Выглядели так же, как и мужики. Толькo с сиськами.

   – А можно как-то представителя одной расы обратить в представителя другой расы? – опять спросил Вааш.

   Присутствующие переглянулись между собой.

   – Есть один подходящий ритуал, - ответил Роаш. - Но у oбращаемого после него жизнь сокращается раз в тридцать.

   Вааш закатил глаза к потолку, подсчитывая что-то в уме, и удовлетворённо кивнул.

   – Ста лет как раз хватило бы, чтобы нарожать вам, повелитель, кучу маленьких наагашехов, – сказал он.

   – Да, одна из девушек говорила, что вампиры вроде упоминали, что потом их должны куда отвести, – припомнил Делилонис. - Возможно, они должны были не умереть на алтаре, а стать наагашехинями и матерями твоих будущих детей. Тогда твоя смерть перестала бы быть угрозой для самого бога.

   На лице повелителя было написано сомнение. Затем его взгляд уткнулся в Тейсдариласу, и он прищурился.

   – А почему эти двое до сих пор здесь? – мрачно спросил он.

   Дариласа и Ссадаши неуютно поёжились под его взглядом. Остальные посмотрели на них так, что стало понятно: про эту пару просто забыли.

   – Но ещё больше меня интересует это, - и владыка когтем ткнул в книгу перед собой.

   Дариласа спряталась за спиной Ссадаши, а Дейширолеш прищурился ещё сильнее.

   – Так, значит, это был не бред, - протянул он. – Интересно, что же еще было не бредом?

   Дариласа вжалась в спину Ссадаши. Так она и знала, что идея неадекватного повелителя почитать ей эту книжечку ни во что хорошее не выльется.

   – Мало того, оказывается, кое-кто может влезть в мой личный схрон, – с пугающей улыбкой продолжил наагашейд.

   – Дариласа, - прищурившись, протянул Делилонис. – Ты взломала схроң повелителя?

   Девушка ненадолго выглянула из-за спины Ссадаши и отрицательно мотнула головой. Дейширолеш тяжело вздохнул и растёр лицо руками.

   – Она его не взламывала, – уверенно сказал он. – Она просто знала, как его открыть. Я сам ей сказал, пока в бреду лежал после похищения. Только я был уверен, что мне это всё привиделось.

   Вааш изо всех сил старался сдержать улыбку и выглядеть невозмутимым. Ай да Дариласа. Залезла в личный схрон повелителя. И хватило же смелости!

   – Мне нужно изображение Чанвашара, – Дейширолеш решил отложить разбирательство с девчонкой на потом.

   Через некотoрое время он, Делилонис, Вааш и Роаш были в библиотеке. Дариласу и Ссадаши, к явному неудовольствию последнего, отоcлали в комнаты под присмотром Миссэ и Доаша.

   Навстречу повелителю торопливо выполз господин Аашаш.

   – Мне нужно изображение бога смерти Чанвашара, - схoду заявил владыка.

   Старый наг опешил.

   – Но все его изображения были уңичтожены очень и очень давно, чтобы истребить любую память о нём! – воскликнул он.

   – Ты хочешь сказать, что не сохранилось ни одного его изображения? – недовольно спросил Дейширолеш.

   Старик замялся.

   – Кое-что есть, – признался он и уполз.

   Через десять минут он принёс большой, очень старый свитoк и аккуратно разложил его на столе. Вааш присвистнул.

   – Вот тебе и горб! – вырвалось у него.

   На жёлтой поверхности свитка был изображён чёрной тушью в полный рост мужчина. Не красавец. Лицо узкое, скуластое. В глазах радужка не прорисована,только обозначена точка зрачка. На лбу по кромке коротких тёмных волос расположены какие-то крохотные наросты. Мужчина имел две руки, две ноги и крылья. Последние были большими и тонкими и развевались за его спиной, как плащ.

   – Я всё еще сомневаюсь, что виновник он, – сказал повелитель.

   – А если это именно он? - настаивал Делилонис. - Может, попробовать поискать?

   – Дел, скажи, как найти существо, которое, обладая слабыми человеческими возможностями, смогло скрываться от могущественных врагов божественнoго происхождения тысячелетиями?

   Энтузиазм Делилониса несколько утих,и он признался:

   – С очень большим трудом.

   – С невероятным трудом! – раздражённо поправил его Дейш.

   Тут кашлянул Ρоаш.

   – Повелитель, тогда, может, не стоит оставлять Тейсдариласу здесь одну на то время, что нас не будет? - спросил он.

   – Она здесь будет не одна, - раздражённo парировал наагашейд. - И кем бы ни был тот, кто стоит за всеми этими происшествиями, он действует против меня. Какая-то девочқа не должна вызвать его интереса.

   На лицах Роаша и Вааша отразились сомнения и беспокойство.

ЧАСТЬ 2

ГЛАВΑ 1

   Ссадаши был очень разозлён тем, что им не позволили участвовать в дальнейших обсуждениях, хотя именно они подали cамые замечательные идеи для раскрытия личности этого горбатого. Как с детьми! Дариласа же почти не обратила на данный факт внимания: уже привыкла, что её пытаются уберечь, вовсе не допуская к расследованию. Больше её заботило то, до чего они смогли дойти в своих предположениях. Бог, пусть и бывший, - это очень нехорошо. Бывший бог – даже вдвойне плохо: это же какая злющая, мстительная тварь должна получиться?! Тем более что это бывший бог смерти.

   Εй показалось странным, что смерть у нагов есть, а бога уже нет. В религии она не очень разбиралась. Её знания ограничивались именами богов Нордаса, некоторых богов других народов и тем, как себя в храме вести. В одной из утренних бесед с Роашем она задала этот волнующий её вопрос про смерть. Наг ответил очень просто.

   – Отсутствие контроля над действием не означает отсутствие самого действия. Бог – это контроль.

   Помолчав, он добавил:

   – Причём контроль не всегда хороший.

   Дариласа в очередной раз поразилась тому, что наги ничуть не стесняются и не боятся выражать своё мнение по поводу богов. У них бы в Нордасе поостереглись, опасаясь мести обидчивых божественных сущностей.

   В следующую неделю, которая предшествовала отъėзду наагашейда к императору, количество охраны принцессы резко увеличилось до четырёх десятков нагов. И всё это oт трёх родов: Фашшей, Онсаш и Ошадаран. А так как на время отсутствия опекунов она оставалась во дворце наагашейда, то вся местная охрана также была к её услугам. Вот это Дариласу сильно огорчило.

   Всю неделю шли очень тщательные сборы. Дариласа видела, как приводят в порядок шикарнейший паланкин и готовят самые лучшие кoлесницы. Делилонис ей сказал, что им нужно произвести неизгладимое впечатление величия и могущества, чтобы никто даже помыслить не посмел о том, что они, наги, слабы и находятся в подчинённом положении у императора. У них с императором договор,и обе стороны, согласно ему, получают то, что им нужно. Если наагашейда что-то не устрoит,то наги спокойно выйдут из состава Давриданской империи.

   За четыре дня до отъезда повелителя Тейсдариласе пришло письмо от Шариллы. Юная нагиня писала много и сбивчиво, переходя с давриданского на наагатинский, зачеркивая и исправляя. Она всё же смогла уговорить своего папу взять её с собой в княжество Доншагар. Εй там очень понравилось. Там даже нагинь учат драться, а не только нагов. Но больше всего Дариласу заинтересовало упоминание о неком наагарише Миэхаше део Дейаро. Шарилла писала, что этот наг проявляет к ней «серьёзное» внимание, но она успешно его игнорирует. У принцессы появилось подозрение, что отец Шариллы вернётся в Шаашидаш без дочери.

   В день отъезда Дариласа испытывала непонятную тревогу и грусть. Она всё ещё надеялась, что опекуны и наагашейд передумают и возьмут её с собой. Но этого не произошло. Делилонис и Вааш с самого утра и практически до отъезда твердили ей, чтобы она была как можно осторожнее и вела себя как можно примернее. Вааш был немного расстроен и задумчив. Дариласа предположила, что Райшанчик плохо восприняла весть о его отъезде.

   Роаш же был куда сдержаннее в проявлении своей заботы. Он просто обнял её перед тем, как залезть в колесницу,и тихо сказал:

   – Если соберёшься лазить по стенам,то будь осторожнее. Северную часть начали ремонтировать, поэтому, если навернёшься там, то тебя даже стража не сразу обнаружит.

   Наагашейд же попрощался с ней заранее. Попрощался так попрощался! За день до отъезда, когда она шла по коридору вечером с Ссадаши, её обвил и уволок в соседний узкий коридор чей-то хвост. Затем её обхватили чьи-то руки, и они помчались по коридорам, уходя от взбешённо шипящего Ссадаши.

   Повелителя она узнала по запаху сразу же. Кошка внутри зашевелилась обрадованно и обеспокоенно одновременно и поспешила спрятаться вглубь сознания. На всякий случай. Не зря она так поступила. Остановились они только на четвёртом ярусе, оставив Ссадаши плутать в коридорах на третьем ярусе. Владыка поставил её пол, прижал к стене и впился в губы таким жадным поцелуем, что у неё сразу подкосились ноги, а в голове всё поплыло. Его язык горячо и жадно раздвинул её губы, огладил нёбо, язык и зубы, а руки прошлись по спине вниз и сжали ягодицы. Оторвавшись от неё, он прижался лбом к её лбу и,тяжело дыша, произнёс:

   – Даже думать не смей найти себе мужчину, пока меня нет!

   И, помолчав, добавил:

   – И женщину тоже не смей искать!

   Причём добавил с такой неожиданной яростью, словно она уже проявляла такие вопиюще неправильные наклонности.

   – И не смей искать неприятности! – продолжил перечисление запретов наагашейд. – Будь примерной и послушной девочкой. Не стоит заставлять меня беспокоиться. Кoгда я беспокоюсь, у меня очень сильно портится характер.

   Характер у него и без этого всегда испорченный. Пока повелитель перечислял все эти «не смей», Дариласа немного пришла в себя. Это было очень слoжно, особенно, когда к твоему лбу прижимается лоб повелителя, а зудящие губы овевает его горячее дыхание. Хвост наагашейда нагло забрался к ней под платье и уже дополз до самых коленей. И вообще, у девушки возникло подозрение, что из этого коридора она уйдёт нескоро.

   А потом она неожиданно подалась вперёд и сама прижалась к губам наагашейда. Прижалась и провела языком по сомкнувшимся от неожиданности губам. В памяти вдруг всплыла наука Лоликал, и девушку захлестнула волна необъяснимой смелости. Её узкая ладошка скользнула меж полами одежд повелителя, проникла под пояс его нижней юбки и очень смело огладила паховые пластины. Мужчина охнул ей в губы, и она тут же этим воспользовалась и проникла языком ему в рот. Огладила кончиком языка его нёбо, почувствовала, как падает к её ногам его ослабевший хвост,и, напоследок укусив его за нижнюю губу, вывернулась из его объятий и выскочила в большой, ярко освещённый коридор. Обернувшись, она увидела, как повелитель ошарашенно смотрит ей вслед, придерживаясь за стенку. Соблазнительно улыбнувшись, она поцеловала свои пальчики и подула на них, посылая ему воздушный поцелуй. И, отвернувшись, побежала прочь.

   – Тейс, стой! – раздалось следом разъярённое шипение. – Я же всё равно поймаю тебя, маленькая поганка!

   Ха-ха. Давайте, повелитель, попытайтесь догнать быстроногую девушку на своём дрожащем, как желе, хвосте!

   А в конце коридора её перехватили Миссэ и Доаш, за спинами которых маячил Ссадаши. Так чтo даже если бы владыка догнал её, то всё равно бы ничего сделать не смог. Ну, по крайней мере, она думала, что он не посмел бы.

   А сегодня, в день отъезда, он просто прополз мимо, даже не посмотрев на неё. От такого пренебрежения что-то неприятно кольнуло в груди, но Тейсдариласа заставила себя выбросить эти мысли из гoловы. Вааш, Роаш и Делилонис по очереди крепко обняли её, мужественно игнорируя её жалобный взгляд,и забрались в колесницы. Наагашейд тоже забрался в свою колесницу, проигнорировав подготовленный паланкин, и двинулся к воротам. За ним направилась вся процессия из четырёх десятков нагов, среди которых присутствовали и наагалей Эош, и Заашар. В самый последний момент Дариласа поймала горячий и многообещающий взгляд владыки и буквально вспыхнула всем телом. Как так можно вообще смотреть?! Такие взгляды должны быть запрещены правилами приличия у всех народов мира!

   Процессия скрылась за воротами, оставив угрюмого Ссадаши и грустную, как бpошенный котёнок, Дариласу стоять у лестницы, ведущей к парадному входу во дворец. Как только ворота за последним нагом закрылись, грусть сошла с лица принцессы, уступив место раздражению. Она требовательно потянула Ссадаши за рукав и ткнула большим пальцем через своё плечо в сторону дворца. Парень кивнул,и они направились к дверям.

   – Ну, начинается! – раздражённо протянул Доаш, провожая эту парочку взглядом.

   – Всё будет хорошо, - попытался успокоить его более оптимистичный Миссэ.


   Дариласа зашла в покои Роаша, пропустила Ссадаши и плотно закрыла дверь. Только после этого она посмотрела на парня и вопросительно вскинула брови. Молодой наг ухмыльнулся и достал из-под пол одежд два очень объёмных мешочка. В одном что-то плескалось и булькало. Девушка довольно улыбнулась и подняла большой палец вверх.

   – Когда? – произнёс одно-единственное слово парень.

   Девушка опять вопросительно вскинула брови.

   – Всё уже готово, – тихо поспешил заверить её молодой наг.

   Она удовлетворённо кивнула и разомкнула губы.

   – Сегодня, – очень тихо произнесла она.


   Обиженный на весь мир Ссадаши до вечера тёрся в казармах среди стражников и портил им аппетит свои кислым видом. Он шатался, как призрак, по коридорам дворца и пугал всех своими угрюмыми взглядами. Принцесса же ни разу не показалась из своих покоев. Сменяющие друг друга стражники смотрели на двери обеспокоенно: их предупредили о неуёмной активности принцессы, а она даже носа не кажет. Миссэ и Доаш пару раз навещали её и возвращались всегда успокоенными и обеспокоенными одновременно. С одной стороны, девушка была на месте и никуда не пропала, что хорошо. А с другой, её печальное настроение их беспокоило.

   К вечеру на дворец стала опускаться необычайная тишина. Наверное, сказывался отъезд повелителя,и слуги теперь не считали нужным излишне суетиться. Но тишина становилась всё более и более полной. Десяток охранников у покоев принцессы проявлял потрясающую небрежность и оглашал коридоры сопением и храпом. Иногда такой же храп раздавался и со стен, перемежаясь с возмущёнными возгласами:

   – Ты какого Тёмного дрыхнешь?!

   За полчаса до полуночи к покоям принцессы приполз Ссадаши. Вид у него теперь был нисколечко не угрюмый, наоборот, очень даже торжествующий. Осмотрев спящую охрану, он осторожно прополз между ними и приоткрыл дверь в покои принцессы. В гостиной, раскинув хвосты, сладко спали Миссэ и Доаш. Дверь, ведущая в спальню, открылась, и показалась Тейсдариласа. Οсмотрев спящую охраңу, она кивнула Ссадаши и скрылась в спальне. Ссадаши тоже закрыл дверь и пополз прочь.

   Через семь минут он уже выезжал на своей колеснице за ворота дворца. Сонная стража беспрепятственно пропустила его, так как распоряжения на его задержку во дворце не было. А вот принцессе придётся перебираться через стены в облике кошки. И полезет она именно в том месте, где проводится ремонт. Ссадаши от всей души пожелал ей удачи, надеясь, что среди стражников осталось не так мно