Book: Мой верный страж




Мой верный страж

Лиза КЛЕЙПАС

МОЙ ВЕРНЫЙ СТРАЖ

Глава 1

Увидев эту женщину впервые, Грант Морган сразу понял, что, несмотря на редкостную красоту, ей никогда не быть ничьей невестой…

Вслед за лодочником он продвигался сквозь клубящийся туман, влажная пелена которого холодила кожу, оседала каплями на шерстяном пальто. Засунув руки глубоко в карманы, он беспокойно обшаривал взглядом окрестности. Река маслянисто поблескивала в тусклом свете ламп, закрепленных на массивных гранитных блоках, окружавших пристань. Две-три утлые лодчонки, раскачиваясь, словно игрушки, на воде, перевозили пассажиров через Темзу. Студеные волны неутомимо бились о ступени и фасад набережной. Колючий мартовский ветер обжигал лицо и уши Гранта, забирался под одежду. Он поежился, вглядываясь в черную гладь реки. Никто не выживет, пробыв более двадцати минут в ледяной воде.

— Где же тело? — Грант нетерпеливо нахмурил лоб и полез под пальто, нащупывая карманные часы. — Я не намерен торчать здесь всю ночь.

Лодочник споткнулся, обернувшись на ходу, и прищурился, разглядывая своего спутника в желтовато-серой пелене тумана.

— Вы ведь Морган, точно? Это ж надо, сам Морган пожаловал… Кому сказать, так не поверят. Личный охранник короля… Вот не думал, что вы снисходите до таких паршивых делишек, как это.

— Увы, случается, — буркнул Грант.

— Сюда, сэр… глядите под ноги. Лестница больно скользкая у самой воды, особенно в такой сырой вечер, как нынче.

Стиснув челюсти, Грант осторожно спустился вниз к кучке мокрого тряпья, темневшей на нижней ступени, ожидая увидеть труп. Лежавшее ничком тело принадлежало женщине. С раскинутыми руками и ногами, в сбившихся мокрых юбках она напоминала тряпичную куклу, забытую ребенком.

Опустившись на корточки, Грант взялся рукой в перчатке за плечо женщины с намерением перевернуть ее на спину. И тут же отпрянул, когда она закашлялась и забилась в судорогах, исторгая из себя воду.

Державшийся позади лодочник в ужасе ахнул.

— Неужто живая? — Голос его дрогнул. — Ей-богу, она была мертвее покойника!

— Болван, — пробормотал Грант.

Сколько же времени бедняжка пролежала на жгучем холоде, пока лодочник вызывал сыщика с Боу-стрит <На Боу-стрит находится главный уголовный полицейский суд в Лондоне.> для расследования происшествия? Ее шансы выжить были бы несравненно выше, получи она помощь своевременно. Ну а так счет складывался не в ее пользу. Перевернув женщину на спину, он положил ее голову себе на колено. Брюки тут же промокли от воды, стекавшей с ее длинных волос. В свете сумерек кожа казалась пепельной, одна сторона лица распухла. Тем не менее тонкие выразительные черты несчастной были ему знакомы. Они, определенно, встречались.

— Бог мой, — выдохнул Грант. Он давно взял за правило ничему не удивляться… но обнаружить Вивьен Роуз Дюваль здесь, в таком состоянии… Это казалось невероятным.

Глаза женщины приоткрылись. Близость смерти туманила ее взор, но она не собиралась покидать этот мир без борьбы. С жалобным стоном Вивьен потянулась к мужчине, цепляясь за его жилет в тщетной попытке спастись. Вынужденный действовать, Грант машинально подхватил ее на руки и встал. Она была миниатюрной и хрупкой, но пропитавшаяся водой одежда удваивала ее вес. Прижав женщину к груди, он недовольно заворчал, чувствуя, как ледяная вода проникает сквозь одежду.

— Забираете ее на Боу-стрит, да, мистер Морган? — сыпал словами лодочник, стараясь не отставать от Гранта, шагавшего через две ступеньки. — Тогда мне с вами по пути. Надо бы сообщить сэру Россу, как меня зовут. Видать, кому-то я здорово услужил, раз нашел эту дамочку, прежде чем она отдала концы. Благодарность мне, само собой, ни к чему… Сделал доброе дело, и все тут… Но может, награда какая полагается, а?

— Найдите доктора Джекоба Линли, — оборвал его Грант. — В это время он обычно бывает в кафе Тома. Передайте ему, чтобы зашел ко мне на Кинг-стрит.

— Никак не могу, — запротестовал лодочник. — Я на работе, к вашему сведению. Глядишь, еще пять шиллингов зашибу за вечер.

— Вы их получите, когда приведете доктора Линли на Кинг-стрит.

— А ежели я его не найду?

— Вы приведете его, куда вам сказано, в ближайшие полчаса, — отрезал Грант, — или я конфискую вашу лодку и устрою вам трехдневный отдых в тюремной камере. Это для вас хороший стимул?

— А я-то считал вас славным парнем, — кисло заметил лодочник, — покуда не довелось повстречаться. Вы совсем не такой, как пишут в газетах. Стоило часами просиживать в тавернах, слушая байки о ваших подвигах… — Он засеменил прочь, всем своим видом выражая разочарование.

Грант угрюмо усмехнулся. Он отлично знал, как его похождения расписываются в газетах. Ловкие борзописцы беззастенчиво преувеличивали его достижения и в конечном итоге сотворили из него сверхчеловека. Естественно, что широкая публика воспринимала его как живую легенду, а не обычного человека со всеми присущими ему недостатками.

Он превратил ремесло сыщика в чрезвычайно прибыльное занятие и заработал целое состояние, возвращая банкам их украденную собственность. Время от времени Грант брался и за другие дела: поиски похищенных наследниц, охрану прибывшего с визитом монарха, выслеживание убийц, — но всегда отдавал предпочтение банкам. С каждым удачным расследованием имя его приобретало все большую известность, пока не стало предметом обсуждения во всех кафе и тавернах Лондона.

Как ни забавно, сливки общества тоже не обошли Гранта своим вниманием — теперь его приглашали едва ли не на все светские приемы. Считалось, что успех балу обеспечен, если там будет Морган. И все же, несмотря на растущую популярность Гранта среди знати, он был скорее приманкой, очередным развлечением, чем неотъемлемой частью мира аристократов, в котором волею судеб вращался. Женщин волновала исходившая от него опасность, мужчины искали его дружбы в расчете выглядеть отважными и бывалыми рядом с ним. Грант сознавал, что никогда не будет по-настоящему принят этими людьми. Едва ли высший свет доверится ему… Он знал слишком много их грязных секретов, слабостей, страхов и страстишек.

От порыва ледяного ветра женщина вздрогнула и застонала. Грант крепче прижал к себе необычную ношу и свернул с набережной. Он пересек булыжную мостовую, покрытую грязью и конским навозом, и двинулся через квадратный дворик, забитый порожними бочками, соседствовавшими со зловонным свинарником и телегой со сломанными колесами. По всему Ковент-Гардену было разбросано множество подобных закоулков, от которых разбегались темные извилины переулков, сплетавшиеся в кишевшую заразой паутину. Ни один джентльмен в здравом уме не решился бы сунуться в эту часть города, где в воровских притонах гнездились проститутки, сутенеры и преступники, способные убить за несколько шиллингов. Но Грант не относил себя к джентльменам, и лондонское дно не вызывало у него ужаса.

Голова женщины покоилась на его плече, слабое дыхание обдавало его шею.

— Что ж, Вивьен, — вымолвил он, — было время, когда я мечтал, чтобы ты оказалась в моих объятиях… правда, это не совсем то, что я имел в виду.

Ему с трудом верилось, что он несет самую желанную в Лондоне женщину мимо обшарпанных лавочек и грязных прилавков Ковент-Гардена. Мясники и торговцы провожали его любопытными взглядами, размалеванные уличные девки выступали из темных углов.

— Эй, парень, — окликнула его похожая на пугало женщина с ввалившимися щеками, — не желаешь ли отведать свеженьких сливок?

— В другой раз, — саркастически бросил Грант, проигнорировав призыв нахальной шлюхи.

Он пошел в северо-западном направлении и оказался на Кинг-стрит, где разваливающиеся строения внезапно сменились аккуратным рядом жилых зданий, среди которых расположились кафе и пара издательств. Чистую ухоженную улицу с домами, украшенными эркерами, населяли представители высших сословий. Грант приобрел здесь элегантный, просторный трехэтажный особняк. Контора на Боу-стрит, с ее бурной деятельностью, находилась всего в двух шагах, но казалась бесконечно далекой от этого безмятежного уголка.

Быстро поднявшись по ступенькам дома, Грант решительно 1шул ногой дверь красного дерева. Не дождавшись отклика, он отступил назад и ударил снова. Дверь распахнулась, и на пороге появилась его экономка, возмущенно протестуя против варварского обращения с полированной древесиной.

Миссис Баттонс, почтенная женщина лет пятидесяти, обладала приятной наружностью, добрым сердцем (несмотря на неприступный вид), твердым характером и строгими религиозными убеждениями. Она не делала секрета, что не одобряет избранную Грантом стезю, поскольку питала глубокое отвращение к насилию и человеческим порокам, с которыми неизбежно сталкивается сыщик. Это, впрочем, никак не отражалось на сдержанной учтивости, с которой она неутомимо принимала представителей преступного мира всех мастей, появлявшихся на пороге их дома.

Подобно остальным сыщикам с Боу-стрит, работавшим под началом сэра Росса Кеннона, Грант настолько погрузился в пучину порока, что время от времени задавался вопросом, чем он, собственно, отличается от преступников, которых выслеживает. Обеспокоенная его судьбой, миссис Баттонс однажды выразила надежду, что наступит день, когда ему откроется свет христианского учения.

— Меня уже не спасти, — бодро ответил Грант. — Лучше не тратьте силы попусту, миссис Баттонс.

Увидев на руках у хозяина безвольное тело, с которого ручьями стекала вода, обычно невозмутимая экономка изумилась.

— Боже правый! — воскликнула она. — Что случилось?

Мышцы Гранта сводило от напряжения. Он слишком устал после стремительного броска через Лондон с тяжелой ношей на руках, чтобы пускаться в объяснения.

— Чуть не утонула, — коротко пояснил он и, обойдя экономку, направился к лестнице. — Я отнесу ее к себе.

— Но как? Кто? — ахнула миссис Баттонс, пытаясь прийти в себя. — Может, ее следует отвезти в больницу?

— Это моя знакомая, — сказал Грант. — Пусть ее осмотрит частный врач. Бог знает, что с ней сделают в больнице.

— Знакомая… — озадаченно повторила экономка, семеня следом. Было очевидно, что ей не терпится узнать больше, но она не решается спросить.

— Вообще-то она ночная фея, — сухо обронил Грант.

— Ночная… и вы сочли возможным принести ее сюда… — В голосе миссис Баттонс явственно прозвучало осуждение. — Сэр, вы в очередной раз превзошли себя.

Он коротко усмехнулся:

— Благодарю вас.

— Это отнюдь не комплимент, — уточнила экономка. — Мистер Морган, не лучше ли приготовить одну из комнат для гостей?

— Она займет мою спальню, — произнес он тоном, не терпящим возражений.

Недовольно хмурясь, миссис Баттонс велела горничной вытереть лужи в холле, пол которого был выложен мраморной плиткой янтарных оттенков.

Уютный особняк с высокими окнами, мебелью в стиле шератон <Томас Шератон (1751-1806) — английский художник-мебельщик. Создал утонченный, строгий классический стиль.> и английскими коврами ручной работы представлял собой жилище, о котором Грант когда-то не осмеливался даже мечтать. Дом разительно отличался от тесной квартирки из трех комнат, где он, один из восьми отпрысков торговца книгами, ютился в детстве. Или череды сиротских приютов и работных домов, ставших его пристанищем после того, как отца бросили в долговую тюрьму и семья распалась.

Оказавшись в конечном итоге на улице, Грант там бы и остался, если бы не торговец рыбой, который, сжалившись над мальчуганом, обеспечил его работой днем и тюфяком на ночь. В минуты отдыха, притулившись к теплой кухонной плите, Грант мечтал о лучшей доле. Его мечты обрели конкретную форму, когда в один прекрасный день он встретил сыщика с Боу-стрит.

Тот патрулировал оживленную рыночную площадь и поймал воришку, укравшего рыбу с прилавка торговца. Широко распахнутыми глазами Грант с благоговением взирал на сыщика в щегольском красном жилете, вооруженного пистолетом. Он казался больше, значительнее, сильнее обычных людей. Грант моментально понял, что единственная надежда избежать уготованной ему участи — это стать сыщиком. В возрасте восемнадцати лет он был зачислен в пеший патруль, через год его назначили дневным дежурным, а несколькими месяцами позже сэр Росс Кеннон включил его в элитное подразделение из полудюжины сыщиков с Боу-стрит.

Задавшись целью проявить себя. Грант набросился на работу с неослабевающим рвением, относясь к каждому делу, как к личной вендетте. Он не щадил сил, охотясь за преступниками, и однажды, преследуя убийцу, пересек Ла-Манш, рассчитывая перехватить его во Франции. По мере того как Гранту сопутствовала удача, он увеличивал свой гонорар до непомерной величины, что только способствовало спросу на его услуги.

Следуя советам одного из богатых клиентов, который был ему многим обязан, Грант вкладывал деньги в транспортные и текстильные компании, приобретал акции отелей и обзавелся недвижимостью, в западной части Лондона. Удача и целеустремленность помогли ему подняться выше, чем можно было надеяться. В возрасте тридцати лет он обладал приличным состоянием и не нуждался и работе, но был не в силах оставить службу на Боу-стрит. Азарт погони, возбуждение, связанное с опасностью, стали второй натурой Гранта, от которой он не собирался отказываться. Он особенно не задумывался, какие именно качества мешают ему осесть и начать вести спокойный образ жизни, но подозревал, что они не делают ему чести.

Добравшись до спальни, Грант опустил Вивьен на массивную кровать красного дерева с балдахином и резными гирляндами на спинках. Большая часть мебели, включая кровать, была сделана на заказ с учетом его габаритов. Он был высоким крепким мужчиной, для которого дверные притолоки и потолочные балки представляли постоянную опасность.

— Осторожно, покрывало! — воскликнула миссис Баттонс, заметив, что одежда Вивьен оставляет мокрый след на тяжелом бархате, расшитом золотом и голубым шелком. — Вы же его погубите!

— Куплю другое, — невозмутимо отозвался Грант, разминая затекшие руки и стаскивая с себя промокшее пальто. Бросив его на пол, он склонился над неподвижным телом девушки. Стремясь как можно скорее освободить ее от одежды, он взялся за лиф платья и приглушенно выругался, обнаружив, что шерстяная ткань задубела от ледяной воды, а пуговицы и крючки расстегнуть невозможно.

Не переставая причитать но поводу испорченного бархатного покрывала, миссис Баттонс вызвалась ему помочь, но вскоре сдалась с раздосадованным вздохом:

— Видно, придется их срезать. Принести ножницы?

Грант покачал головой и потянулся к правой ноге. Неуловимым движением, отработанным благодаря долгому опыту, он извлек из сапога нож с рукояткой из слоновой кости и шестидюймовым лезвием.

Экономка замерла с открытым ртом, наблюдая, как нож, словно масло, разрезает лиф из плотной шерсти.

— Ну и ну, — слабым голосом промолвила она. Грант не повел и ухом, полностью сосредоточившись на своем занятии.

— Никто так не владеет ножом, как бывший торговец рыбой из Ковент-Гардена, — сухо заметил он и освободил Вивьен от платья, открыв взору изящное нижнее белье. Мокрая рубашка облепила белоснежную кожу девушки, явственно обозначив розовые лепестки сосков. Хотя Грант лицезрел бесчисленное множество женских тел, вид полуобнаженной Вивьен заставил его замереть. Им овладело безотчетное ощущение, будто он вторгается в нечто нежное и невинное. Это было тем более нелепо, что Вивьен Дюваль считалась известной куртизанкой.

— Мистер Морган, — проговорила экономка, теребя краешек обширного белого передника, — если вы не возражаете, я бы попросила одну из горничных помочь мне снять с мисс…

— Дюваль, — тихо подсказал Грант.

— …с мисс Дюваль одежду.

— Я сам позабочусь о нашей гостье, — проговорил он. — Готов поспорить, что по меньшей мере батальон мужчин удостоился чести видеть мисс Дюваль обнаженной. Она бы первая сказала: «Делайте свое дело, и к черту скромность». — К тому же Грант полагал, что после всех мытарств, которые он претерпел этим вечером, ему положена небольшая компенсация

— Хорошо, сэр. — Миссис Баттонс бросила на него пристальный взгляд, явно находя его поведение необычным. Вероятно, так оно и было. Он испытывал странный озноб, словно наружный холод смешивался с разгоравшимся внутри жаром.

С каменным лицом Грант продолжал срезать с Вивьен мокрую одежду — вначале один рукав, затем другой. Приподняв девушку, он вытаскивал из-под нее мокрые обрывки платья, как вдруг кто-то вошел в комнату и громко ахнул у него за спиной.

Это был Келлоу, камердинер Гранта, серьезный молодой человек с ранней лысиной и круглыми очками, плотно сидевшими на носу. Глаза его стали размером с блюдце при виде хозяина, с ножом в руке склонившегося над полуодетой женщиной, находившейся в бессознательном состоянии.



— Господи милосердный

Грант обернулся и пригвоздил его к месту яростным взглядом.

— Чем стоять столбом, займитесь делом. Достаньте мою рубашку и несколько полотенец. Да, кстати, принесите чай и бренди. Пошевеливайтесь!

Келлоу открыл было рот, собираясь что-то ответить, но вовремя одумался и поспешил выполнить приказание. Старательно отводя взгляд от распростертой на постели незнакомки, он вручил чистую рубашку миссис Баттонс и выскочил из комнаты.

Настоятельная потребность Гранта согреть Вивьен пересилила желание увидеть ее обнаженной. Лишь на короткое мгновение, когда они с экономкой стягивали с девушки длинную льняную рубашку, ее тело открылось его взору… но мозг жадно впитал мелькнувший образ и сохранил его, чтобы насладиться позже.

Вивьен не была безупречной, но ее несовершенства сулили восторг. Как у большинства миниатюрных женщин, у нее была высокая талия, великолепная округлая грудь и очаровательные ямочки на коленках. Плоский живот оттенял пикантный треугольник темно-рыжих волос. Неудивительно, что она была самой высокооплачиваемой проституткой в Англии. Соблазнительная, прелестная, утонченная… одним словом, женщина, которую мужчина не скоро выпустит из своей постели.

Вместе с экономкой они закутали Вивьен в простыни и одеяла, после чего миссис Баттонс обмотала ее жесткие, намокшие волосы одним из принесенных Келлоу полотенец.

— Красивая женщина, — вздохнула экономка, смягчившись. — И достаточно молодая, чтобы изменить свою жизнь. Надеюсь, Бог в милосердии своем не призовет ее к себе.

— Она не умрет, — отрезал Грант. — Я не допущу этого. — Коснувшись гладкого лба Вивьен, он большим пальцем заправил под полотенце выбившуюся прядь. Затем осторожно наложил холодную примочку на синяк, расплывшийся у нее на виске. — Впрочем, кто-то будет весьма разочарован, если она выживет.

— Прошу прощения, сэр, но я не совсем понимаю… — Глаза экономки расширились, когда пальцы Гранта мягко скользнули по горлу девушки, указывая на темные синяки на ее длинной шее. — Похоже, кто-то пытался…

— Задушить ее, — прозаическим тоном закончил он.

— Но кто мог сотворить такое? — произнесла миссис Баттонс с ужасом.

— В большинстве случаев женщин убивают мужья или любовники. — Его губы изогнулись в невеселой усмешке. — Почему-то женщины всегда боятся незнакомцев, между тем следует остерегаться именно того, кого хорошо знаешь.

С сомнением покачав головой, миссис Баттонс выпрямилась и разгладила передник:

— Если вы не против, сэр, я пришлю кое-какие мази для мисс Дюваль и подожду внизу прибытия доктора.

Грант рассеянно кивнул, едва заметив, как экономка вышла из комнаты. Не сводя глаз с лишенного всякого выражения лица Вивьен, он поправил примочку у нее на лбу, затем с угрюмым смешком коснулся пальцем изящной бледной щеки.

— Я дал слово, что ты проклянешь тот день, когда сделала из меня посмешище, Вивьен, — вымолвил он. — Но никак не ожидал, что возможность свести с тобой счеты представится мне так скоро.

Глава 2

Пробуждение обернулось для нее кошмаром боли и мучительного холода. Дыхание казалось непосильным бременем для легких. Горло и грудь горели, словно их скребли изнутри. Она попыталась заговорить, но издала только слабый хриплый звук и болезненно дернулась:

— О-о…

Сильные руки приподняли ее, поправив подушку под головой, убрали со лба непокорные пряди. Низкий голос пророкотал:

— Не говорите ничего. Выпейте, это поможет.

Она почувствовала у самых губ прикосновение теплой ложки и попыталась уклониться, но мужчина упорствовал. Поддерживая затылок девушки громадной ладонью, он снова поднес ложку к ее рту. Зубы ее лязгали о металл, тело сотрясала крупная дрожь. Она с большим трудом проглотила ложку горячего сладкого чая.

— Умница. Еще одну.

Она заставила себя проглотить вторую ложку, затем третью. Лишь когда ее голову опустили на подушку и закутали плечи одеялами, она приоткрыла глаза и зажмурилась от яркого света стоявшей рядом лампы. Над ней склонился незнакомый мужчина, лицо которого частично скрывала тень. Темноволосый и привлекательный, он казался довольно молодым, но в облике его не было ничего мальчишеского. Загорелая, обветренная кожа свидетельствовала о пристрастии к свежему воздуху, небольшие черные бачки подчеркивали решительный подбородок. Жестким чертам лица как нельзя лучше соответствовали длинный нос, выразительный рот и зеленые глаза. Циничные и проницательные, они словно пронзали ее насквозь.

— Я умираю?.. — просипела она. Все было больно — говорить, двигаться, дышать. Ледяные иглы жалили ее изнутри и снаружи, тиски, сжимавшие легкие, не давали вздохнуть. Ужаснее всего был озноб, сотрясавший каждый мускул, ломавший и крутивший кости и суставы, доводивший до исступления. Если бы только ее перестало трясти хоть ненадолго. Но от попыток унять дрожь становилось еще хуже. Она разваливалась на части, погружалась в омут боли, тонула…

— Вы не умрете, — тихо ответил он. — И озноб со временем прекратится. Это характерно для таких случаев, как ваш.

Таких случаев? Но что произошло? Почему она здесь? Ее опухшие глаза налились слезами, и она прикусила губу, чтобы не заплакать.

— Спасибо, — выдохнула она и пошарила по кровати в поисках его руки, ощутив потребность в человеческом прикосновении. Он слегка отодвинулся, не вставая с краешка кровати, прогнувшейся под его тяжестью, и сжал ее пальцы в своей большой ладони. Его тепло, обжигающая жизненная сила, таившаяся в пожатии, потрясли ее.

— Пожалуйста, не отпускайте меня, — прошептала она, цепляясь за него, словно он был ее единственной надеждой. — Пожалуйста.

Свет лампы смягчил его суровые черты. В непостижимых зеленых глазах сквозило странное выражение, как будто он посмеивался над собой.

— Не выношу женских слез. Перестаньте плакать, если хотите, чтобы я остался.

— Хорошо, — сказала она, крепче впившись зубами в нижнюю губу. Но слезы продолжали струиться из глаз, и незнакомец негромко выругался.

Подхватив девушку вместе с постельным бельем и одеялами, он поднял ее на руки и крепко прижал к себе дрожащее тело. Она с облегчением вздохнула от ощущения его необыкновенной мощи и, склонив голову ему на плечо, коснулась щекой его рубашки. Перед ее взором предстали аккуратное ухо и блестящие завитки жестких каштановых волос, подстриженных короче, чем требовала мода.

— Мне т-так холодно… — произнесла она у самого его уха.

— Вполне естественно после купания в Темзе, — сухо заметил он. — Особенно в это время года.

Его теплое дыхание обдавало лоб девушки, и ее захлестнуло чувство безмерной признательности. Ей захотелось навсегда остаться в его объятиях. Распухшим языком она облизнула пересохшие губы:

— Кто вы?

— Вы не помните?

— Нет, я… — Мысли и образы ускользали от нее. Она ничего не помнила. Во всех направлениях простиралась пустота, бесконечное, сбивающее с толку ничто.

Незнакомец слегка откинул ее голову, придерживая теплыми пальцами затылок. Едва заметная усмешка приподняла уголки его рта:

— Грант Морган.

— Что со мной стряслось? — Она пыталась думать, преодолевая боль и мучительную дрожь. — Я была в воде… — Она вспомнила ледяную воду, которая обжигала холодом глаза и горло, заливала уши, сковывала конечности. Вспомнила, что проиграла битву за воздух, чувствуя, как разрываются от напряжения легкие. Она погружалась все глубже, увлекаемая вниз невидимой силой… — К-кто-то вытащил меня. Это были вы?

— Нет. Вас нашел лодочник и послал за сыщиком. Случилось так, что в тот вечер дежурил я. — Он медленно поглаживал ее по спине. — Как вы оказались в реке, Вивьен?

— Вивьен? — повторила она в замешательстве. — Почему вы меня так называете?

Последовавшая пауза ужаснула девушку. Видимо, она должна знать имя… Вивьен… Она изо всех сил старалась связать с этим именем какой-либо образ, придать ему смысл. Ничего, кроме пустоты.

— Кто такая Вивьен? — прохрипела она. — Что стряслось со мной?

— Успокойтесь, — сказал он. — Вы не знаете собственного имени?

— Нет… не знаю. Я… ничего не помню… — Она содрогнулась от рыданий. — О… меня сейчас вырвет.

Морган быстро схватил фарфоровую чашу с прикроватного столика и нагнул голову девушки над ней. Когда конвульсии закончились, она безвольно повисла на его руках, дрожа всем телом. Грант опустился на кровать и положил ее голову на свое твердое бедро.

— Помогите мне, — простонала она. Длинные пальцы нежно скользнули по ее щеке.

— Все будет в порядке. Не бойтесь.

Невероятно, но его голос, прикосновения, само присутствие утешили девушку, хотя было очевидно, что далеко не все в порядке и есть все основания бояться. Его ласковые руки скользили по ее телу, успокаивая дрожь, облегчая боль в суставах.

— Дышите, — сказал он, круговыми движениями массируя ее грудь, и каким-то чудом ей удалось сделать глубокий вдох. У нее возникла смутная мысль, что нечто подобное испытывают страждущие, когда божественный дух возлагает на них длань… Воистину ангельское прикосновение.

— Ужасно болит голова, — прошептала она. — У меня такое странное чувство… Может, я сошла с ума? Где я?

— Вам надо отдохнуть, — сказал он, — разберемся потом.

— Как, вы сказали, вас зовут? — хриплым шепотом спросила она.

— Меня зовут Грант. Вы у меня дома… и в полной безопасности.

Несмотря на свое плачевное состояние, она чувствовала двойственность его отношения, желание соблюдать дистанцию и не давать волю чувствам. Он явно не хотел быть добрым к ней, но ничего не мог с собой поделать.

— Грант, — повторила она и, сжав его теплую ладонь, прижала ее к своему сердцу. — Спасибо.

Он замер, она почувствовала, как он напрягся. Совершенно измученная, она закрыла глаза и заснула, лежа у него на коленях.

Грант опустил Вивьен на подушки и аккуратно подоткнул одеяло. Он напряженно размышлял, пытаясь разобраться в случившемся. Он сбился со счета, помогая женщинам, попавшим в сложные обстоятельства, и вид девиц в беде его уже не трогал. Оставаясь безучастным, он отлично выполнял свою работу, что устраивало как нанимателей, так и его самого. Он давно разучился плакать. Ничто не могло пробить защитную оболочку, образовавшуюся вокруг его сердца.

Но Вивьен, трогательно прекрасная, несмотря на свой растерзанный вид, тронула его больше, чем он мог ожидать. Грант не в силах был отрицать, что испытывает радость, видя ее у себя дома… в своей постели.

Касаясь Вивьен, он ощущал удары ее сердца, словно ее жизнь билась в его ладони. Ему мучительно хотелось остаться с ней, прижать ее к себе, но не в страстном объятии, а из желания согреть и защитить собственным телом.

Грант потер лицо ладонями, взъерошил волосы и с недовольным ворчанием поднялся на ноги. Что, черт побери, с ним творится?

Воспоминания о том единственном случае, когда два месяца назад он встретился с Вивьен, были свежи в его памяти. Он увидел ее на балу, который лорд Вентуорт давал в честь дня рождения своей любовницы. На балу присутствовали дамы полусвета, проститутки, живущие на широкую ногу, игроки и денди, которые не годились для бомонда, но ставили себя намного выше тех, кто зарабатывал на жизнь своим трудом. Так как общественное положение Гранта никто не взялся бы определить, его приглашали даже на такие сомнительные сборища. Некоторые его знакомые гордились высокими моральными принципами, нравственность других находилась под вопросом, третьи погрязли в пороке. Его повсюду принимали, и везде он был чужим.

Бальный зал с вычурной лепниной, изображавшей Нептуна в окружении русалок, дельфинов и рыб, служил прекрасным фоном для Вивьен. В зеленом шелковом платье, соблазнительно облегавшем изгибы тела, она сама казалась русалкой. Глубокий вырез и подол были отделаны рюшами из белого атласа и темно-зеленого газа, крошечные прозрачные рукавчики удерживали платье на плечах. От внимания Гранта, как и прочих мужчин в зале, не ускользнуло, что Вивьен увлажнила юбки, чтобы они плотнее прилегали к ногам и бедрам, несмотря на лютый холод на улице.

Первый же взгляд на нее был подобен удару молнии. Ее нельзя было назвать классической красавицей, но живая, как пламя, она притягивала непостижимым сочетанием свежести и колдовского обаяния. Губы ее казались воплощением мечты, пухлые, нежные и откровенно чувственные. Копна золотисто-рыжих кудрей, заколотых на макушке, открывала нежную шею и самые красивые плечи, какие Гранту приходилось когда-либо видеть.

Почувствовав на себе его пристальный взгляд, Вивьен обернулась, изогнув яркие губы в дразнящей улыбке, которая одновременно приглашала и отталкивала.

— Как я вижу, вы заметили мисс Дюваль, — с кислым выражением на морщинистом лице произнес лорд Вентуорт, подойдя к Гранту. — Предупреждаю, мой друг: Вивьен Дюваль оставила на своем пути немало разбитых сердец.

— Кому же она принадлежит? — поинтересовался Грант, понимая, что такая красавица не может быть свободной.

— До недавних пор — лорду Джерарду. Он получил приглашение на бал, но отклонил его но неизвестной причине. Полагаю, лорд зализывает раны в одиночестве, пока Вивьен ищет нового покровителя. — Вентуорт хмыкнул при виде сосредоточенной мины Гранта. — Даже не думайте, друг мой.

— Почему же?

— Начать с того, что она требует целое состояние.

— Ну а если это мне по средствам?

Вентуорт рассеянно потянул седеющую прядь:

— Она предпочитает титулованных и женатых поклонников… и, пожалуй, более рафинированных, чем вы, дружище. Надеюсь, я не задел ваших чувств.

— Нисколько, — машинально ответил Грант. Он никогда не скрывал своего происхождения, а порой даже извлекал из него пользу. В сущности, многих женщин его профессия и отсутствие родословной только привлекали. Может, и Вивьен Дюваль захочет некоторого разнообразия после аристократических покровителей с их холеными руками и самодовольным видом.

— Знаете ли, она довольно опасна, — гнул свое Вентуорт. — Говорят, всего пару недель назад она довела одного беднягу до самоубийства.

Грант цинично усмехнулся:

— Я не из тех, кто сводит счеты с жизнью из-за несчастной любви, милорд.

Он не спускал глаз с Вивьен, которая тем временем достала из расшитой бисером сумочки усыпанную драгоценными камнями пудреницу и принялась рассматривать себя в прикрепленном к крышке зеркальце. Кончиком затянутого в перчатку пальца она потрогала мушку в форме сердечка, весьма удачно приклеенную в уголке ее восхитительного рта. Было лево, что она почти не слушает стоявшего поблизости джентльмена, не оставлявшего надежды вовлечь ее в разговор. Его назойливость, видимо, утомила Вивьен, и она указала на длинные столы с закусками. Поклонник кинулся исполнять ее желание, а она продолжила изучение собственного отражения.

Решив воспользоваться представившейся возможностью, Грант взял бокал вина с подноса проходившего мимо официанта и направился к Вивьен, которая, щелкнув крышкой, закрыла пудреницу и убрала ее в сумку.

— Как, уже вернулись? — надменным тоном поинтересовалась она, не глядя на него.

— Вашему спутнику следовало хорошенько подумать, прежде чем оставлять в одиночестве такую красивую женщину.

В темно-синих, как полуночное небо, глазах Вивьен мелькнуло удивление. Скосив взгляд на протянутый ей бокал, она обхватила пальцами витую ножку и сделала маленький глоток.

— Он вовсе не мой спутник. — Ее бархатный голос ласкал слух. — Спасибо. Я умираю от жажды. — Она снова отхлебнула из бокала и подняла на него глаза. Подобно большинству опытных куртизанок, она смотрела на мужчину так, словно он был единственным в зале. — Я заметила, как вы рассматривали меня.

— У меня не было намерения оскорбить вас.

— О, я привыкла к подобным взглядам, — заверила она его.

— Не сомневаюсь.

Вивьен улыбнулась, сверкнув жемчужно-белыми зубами:

— Нас не представили друг другу.

Грант улыбнулся в ответ:

— Мне следует поискать кого-нибудь, кто окажет нам подобную честь?

— Не стоит. — Ее мягкие губы прижались к ободку бокала. — Вы мистер Морган, сыщик с Боу-стрит.

— Почему вы так решили?

— Вы подходите под описание. Высокий рост и зеленые глаза — отличные приметы. — Она задумчиво сжала губы. — Но дело не только в этом… у меня такое чувство, что вам не слишком уютно в подобном окружении. По-моему, вы предпочли бы заняться чем угодно, лишь бы не находиться в душном помещении и вести светские беседы. Вот и галстук туговато затянут.

Грант улыбнулся и ослабил замысловатый узел. Он с трудом выносил оковы цивилизации в виде высокого воротничка и накрахмаленного галстука.

— Вы ошиблись в одном, мисс Дюваль, — для меня нет занятия лучше, чем разговаривать с вами.

— Откуда вы знаете мое имя, сэр? Вам что-нибудь рассказали обо мне? Я вправе знать, что именно.

— Говорят, вы разбили множество сердец.

Она рассмеялась, лукаво сверкнув голубыми глазами:

— Не стану отрицать. Но позвольте предположить, что на вашей совести тоже немало разбитых сердец.



— Разбивать сердца совсем несложно, мисс Дюваль. Куда труднее сохранить любовь.

— Вы слишком серьезно говорите о любви, — сказала Вивьен. — В конце концов это всего-навсего игра.

— Вот как? По каким же правилам играете вы?

— Примерно как в шахматы. Я тщательно разрабатываю стратегию. Жертвую пешку, когда она становится лишней. И никогда не открываю своих замыслов противнику.

— Весьма прагматично.

— В моем положении иначе нельзя. — Ее обольстительная улыбка несколько поблекла, когда она взглянула на него. — Мне не нравится выражение вашего лица, мистер Морган.

Первоначальное влечение Гранта к ней заметно ослабло, когда он понял, что отношения с Вивьен ведут в никуда. Она оказалась жесткой, расчетливой особой, предлагавшей связь без душевной близости. Он же хотел большего, чем красивая упаковка.

Окинув изучающим взглядом его бесстрастные черты, она очаровательно надула губки:

— А вы не изложите свои правила, мистер Морган?

— У меня только одно правило, — ответил он. — Абсолютная честность по отношению к партнеру.

Она весело рассмеялась:

— Ну знаете, это может причинить массу неудобств.

— Знаю.

Уверенная в своей привлекательности, Вивьен кокетничала и заигрывала с ним, демонстрируя грудь, грациозно упиралась рукой в изгиб стройного бедра. Грант понимал, что ему полагается восхищаться ею, но он не мог не задаться вопросом, почему ослепительно красивые женщины так эгоцентричны.

Тут он заметил, что к ним торопливо приближается недавний собеседник Вивьен, сжимая в руках тарелку с деликатесами. Судя по его виду, он был решительно настроен отстаивать свои позиции. Грант, однако, не собирался оспаривать его права. Вивьен Дюваль не стоила публичной перебранки.

Проследив за его взглядом, Вивьен тяжело вздохнула.

— Пригласите меня на танец, пока не вернулся этот зануда, — понизив голос, попросила она.

— Извините, мисс Дюваль, — вкрадчиво произнес Грант, — мне бы не хотелось лишать его вашего общества. Особенно после тех героических усилий, которые он затратил, чтобы добыть для вас закуски.

Глаза Вивьен расширились, как только она поняла, что ее отвергли. Румянец залил ее щеки и лоб, соперничая с темно-рыжим оттенком волос. Когда она обрела дар речи, ее голос прямо сочился презрением:

— Возможно, мы еще встретимся, мистер Моргая. Непременно пошлю за вами, если у меня возникнут проблемы с жульем или громилами.

— Всегда к вашим услугам, — учтиво ответил он и удалился, коротко кивнув.

Грант полагал, что дело этим и кончится, но, к сожалению, их небольшая стычка не прошла незамеченной для любопытной публики. Уязвленная Вивьен поддалась мелочному порыву и воспользовалась ситуацией, чтобы предоставить сплетникам благодатную тему для пересудов. Она тонко намекнула, что грозный мистер Морган сделал ей предложение и получил отказ. Весть о том, что попытка знаменитого сыщика добиться мисс Дюваль окончилась провалом, была с радостью встречена его многочисленными завистниками.

— Он вовсе не так опасен, как утверждают, — ядовито заметил кто-то в расчете, что Грант его слышит, — если женщина запросто поставила его на место.

Гордости Моргана был нанесен жестокий удар, но он хранил молчание, не желая подливать масла в огонь. Он прекрасно понимал, что чем меньше сказано, тем быстрее улягутся слухи. И все же упоминание имени Вивьен всегда вызывало в нем раздражение, особенно когда за его реакцией внимательно наблюдали. Всячески демонстрируя показное равнодушие, он клятвенно пообещал себе, что заставит эту женщину пожалеть о своих кознях. Это обещание он собирался сдержать во что бы то ни стало.

Подойдя к окну, Грант раздвинул шторы из темно-синего дамаста <Плотная узорчатая шелковая или полотняная ткань.>. Он нетерпеливо вглядывался в тихую, сумрачную улицу в ожидании доктора. Не прошло и минуты, как перед его домом остановился наемный экипаж, из которого выбрался Линли. Как обычно, доктор был без шляпы, густая грива светлых волос поблескивала в свете уличных фонарей.

Внешне неторопливый, он двигался широким шагом, тяжелый докторский саквояж казался невесомым в его руках.

Стоя в дверях спальни, Грант кивнул, приветствуя доктора, который в сопровождении экономки поднимался по лестнице. Пытливый ум и прогрессивные взгляды снискали Линли широкую известность. Ему еще не было тридцати, он был холост и хорош собой, что лишь способствовало его популярности. Богатые дамы наперебой приглашали его, утверждая, что только доктор Линли может исцелить их головную боль и женские недуги. Гранта забавляли постоянные сетования Линли, что светские модницы полностью завладели его вниманием, не оставляя времени на серьезные случаи.

Мужчины обменялись рукопожатиями. Они искренне симпатизировали друг другу, будучи профессионалами, которым не раз приходилось сталкиваться с высокими и низкими проявлениями человеческой натуры.

— Ну, Морган, — добродушно сказал Линли, — полагаю, у вас были веские основания вытащить меня от Тома, лишив заслуженной чашки кофе с бренди. Что случилось? По вашему виду не скажешь, что вы больны.

— Моей гостье требуется ваша помощь, — ответил Грант, открывая дверь в спальню. — Час назад ее вытащили из Темзы. Я принес ее сюда, и минут на десять она приходила в себя. Странно, но она утверждает, что ничего не помнит. Даже собственного имени. Неужели такое возможно?

Серые глаза Линли сузились.

— Вообще-то да. Потеря памяти — довольно распространенное явление. Обычно это связано с возрастом, потреблением алкоголя…

— А как насчет удара по голове, после которого жертва чуть не утонула?

Доктор вытянул губы трубочкой и беззвучно свистнул.

— Бедняжка, — промолвил он. — Однажды я наблюдал случай амнезии, вызванной ушибом головы. Человек получил травму во время несчастного случая на верфи. Упавшая балка ударила его по темени, и он находился без сознания трое суток. Когда бедняга очнулся, то обнаружил, что попал в переплет. Он мог ходить, читать, писать, но не узнавал членов собственной семьи и не помнил прошлого.

— И что же, память вернулась к нему?

— Через пять или шесть месяцев. Правда, я слышал о пациенте, память которого вернулась через несколько дней. Невозможно предсказать, сколько времени это займет в вашем случае. И произойдет ли вообще. — Обойдя Гранта, Линли подошел к постели и поставил свой саквояж на стул. Он склонился над спящей женщиной, и до Гранта донесся его потрясенный возглас:

— Мисс Дюваль!

— Она обращалась к вам раньше?

Линли кивнул. Он был явно встревожен. Что-то в выражении лица доктора подсказало Гранту: визит Вивьен был вызван куда более серьезным заболеванием, чем головная боль.

— По какому поводу? — спросил Грант.

— Вы же знаете, я не могу этого сообщить.

— Учитывая, что она ничего не помнит, какая ей разница, если вы поделитесь ее секретами со мной.

Доводы Гранта нисколько не поколебали Линли.

— Не могли бы вы выйти из комнаты, Морган, пока я осмотрю больную?

Прежде чем Грант успел ответить, Вивьен шевельнулась и застонала. Она потерла глаза и, прищурившись, посмотрела на доктора, не узнавая его. Странным образом чувствительный к ее настроениям, Грант точно уловил момент, когда она ударилась в панику. В несколько шагов он оказался рядом с кроватью и взял ее дрожащую руку. Сила его пожатия успокоила девушку.

— Грант, — хрипло прошептала она, взглянув ему в лицо.

— Пришел доктор, — сказал он. — Я подожду за дверью, пока он вас осмотрит. Хорошо?

После долгой паузы она едва заметно кивнула и отпустила его руку.

— Умница. — Грант заправил прядь волос за ее маленькое ушко.

— Как я погляжу, вы успели подружиться, — заметил Линли.

— Обычная история, — заявил Грант. — Женщины не могут устоять перед моим обаянием.

Линли насмешливо скривился:

— Обаянием? Не подозревал, что оно у вас есть.

Они оба удивились, когда услышали слабый голос Вивьен:

— Это потому… что вы не женщина.

Грант уставился на нее, невольно улыбнувшись. Едва живая, она оставалась прирожденной кокеткой. И помоги ему Боже — он не был застрахован от ее чар.

— У меня появилась защитница? — Протянув руку, он коснулся ее щеки. — Придется поблагодарить вас позже.

Слабый румянец окрасил лицо Вивьен. Поймав испытующий взгляд доктора, Грант вдруг осознал, насколько двусмысленно прозвучала эта фраза.

Резко повернувшись, он вышел в коридор и с хмурой гримасой прислонился к оклеенной обоями стене.

— Черт бы тебя побрал, Вивьен, — пробурчал он себе под нос.

Грант с легкостью отверг Вивьен, когда считал ее пустой и тщеславной особой, склонной манипулировать людьми. Он не стал бы и думать о ней, если бы не навет, который с ее подачи разошелся по всему Лондону. Он не испытывал к ней даже ненависти, полагая, что она не стоит подобных эмоций.

Однако в жизни каждого человека наступают моменты, когда обстоятельства делают его особенно уязвимым, и час Вивьен пробил. Неужели она действительно потеряла память? А может, это очередная уловка? Если она ничего не помнит… значит, все стерто. Все защитные барьеры, тайны, обиды и другие причины, которые заставляют людей скрывать свою истинную сущность. Много ли найдется мужчин, удостоившихся чести по-настоящему узнать Вивьен? Ни одного. Грант поставил бы на это свою жизнь.

Джентльмен не стал бы использовать ситуацию в своих интересах. Но ведь он не джентльмен.

Однажды он пообещал себе, что Вивьен заплатит за свои мелочные проделки. Что ж, она заплатит — и с лихвой. Ей придется возместить урон, нанесенный его гордости. Она сама пришла к нему в руки и пробудет с ним столько, сколько он пожелает, или пока к ней не вернется память. Смотря что наступит раньше.

Грант удовлетворенно улыбнулся, и жгучая тоска, сжимавшая его грудь, отпустила.

Ему показалось, что прошло неоправданно много времени, прежде чем Линли открыл дверь и пригласил его войти. Вивьен выглядела спокойной, хотя и измученной, ее лицо было таким же белым, как подушка, на которой покоилась ее голова. При виде Гранта она неуверенно улыбнулась.

— Что скажете? — поинтересовался Грант, обращаясь к доктору, который колдовал над саквояжем, закрывая замок. Линли оторвался от своего занятия:

— Похоже, у мисс Дюваль небольшая контузия.

Грант озадаченно прищурился.

— Сотрясение мозга в результате удара по голове, — пояснил Линли. — Последствия обычно сказываются в течение нескольких недель, возможно, месяца и могут сопровождаться головокружением, тошнотой, физической слабостью, а также амнезией.

— И как вы намерены ее лечить? — спросил Грант.

— К сожалению, все явления, сопутствующие сотрясению мозга, в том числе и амнезия, должны пройти сами. Единственное, что я могу прописать, — это отдых. Думаю, мисс Дюваль скоро поправится, хотя ближайшие дни будут не слишком приятными. Я оставил порошки, чтобы нейтрализовать действие воды, которой она наглоталась, и мази для ушибов и царапин. Я не нашел никаких признаков переломов или внутренних повреждений, только небольшое растяжение лодыжки. — Он подошел к Вивьен и потрепал ее по руке. — Спите, — ласково произнес доктор. — Сон — лучшее лекарство.

Он поднял свой саквояж и направился к выходу, задержавшись у двери, чтобы перекинуться несколькими словами с Морганом. Устремив на Гранта серьезный взгляд серых глаз, Линли заговорил, понизив голос, чтобы не слышала Вивьен:

— Я обнаружил следы пальцев на шее и другие признаки борьбы. Полагаю, вы будете расследовать это дело?

— Несомненно.

— Видимо, амнезия мисс Дюваль усложнит вам задачу. Человеческий мозг — исключительно хрупкий инструмент. — В деловитом тоне доктора прозвучали предостерегающие нотки. — Для мисс Дюваль чрезвычайно важно сохранять спокойствие. Когда ей станет лучше, она сможет посетить знакомые места, что способствует восстановлению памяти. Но можно нанести ей непоправимый вред, если заставить вспоминать то, к чему она еще не готова.

— Я не собираюсь принуждать ее. — Грант недовольно насупился.

— Ну, ваши таланты по части ведения допросов хорошо известны. Я слышал, вы добиваетесь признания от самых закоренелых преступников… И на тот случай, если вы задумали ускорить возврат памяти мисс Дюваль…

— Намек понят, — перебил его Грант, чувствуя себя задетым. — Господи Иисусе, можно подумать, я только и делаю, что избиваю собак и пугаю младенцев!

Линли фыркнул при виде его раздосадованного лица.

— Такая уж у вас репутация, старина. Всего хорошего. Я пришлю вам счет.

— Сделайте одолжение, — буркнул Грант, не скрывая, что ему не терпится выпроводить самонадеянного эскулапа.

— Да, вот еще что… Больные, перенесшие сотрясение мозга, крайне уязвимы. Повторная травма, вызванная, скажем, падением, может оказаться очень опасной, если не фатальной.

— Я позабочусь о ней.

— Отлично, Морган. — Доктор тепло улыбнулся Вивьен. — Au revoir <До свидания (фр.).>, мисс Дюваль. Я навещу вас через несколько дней.

Миссис Баттонс заглянула в комнату и отыскала взглядом Гранта:

— Сэр, вам что-нибудь нужно?

— Пока ничего, — отозвался он, глядя вслед доктору, который вместе с экономкой спускался по лестнице.

— И какая у вас репутация? — слабым голосом спросила Вивьен, видимо, уловившая реплику доктора.

Грант подошел к ней и опустился на стоявший у кровати стул. Он переплел пальцы и вытянул длинные ноги.

— Будь я проклят, если знаю. — Он раздраженно пожал плечами. — Я сыщик с Боу-стрит. Мне приходится сталкиваться с людьми, которые лгут, пытаются что-нибудь утаить, уклоняются от вопросов. У меня есть свои способы извлекать правду на свет Божий, от которых им становится неуютно.

Несмотря на сильное утомление, в голубых глазах Вивьен мелькнула искорка веселья.

— Свои способы, — сонно повторила она. — Что бы это значило?

Грант внезапно усмехнулся и, не в состоянии удержаться, наклонился вперед и убрал упрямый локон с ее лица.

— Это значит, я делаю все необходимое, чтобы докопаться до истины.

— О-о… — Она зевнула, тщетно борясь со сном, но усталость брала свое. — Грант, — прошептала она, — а какая репутация у меня?

И заснула, прежде чем он успел ответить.

Глава 3

Грант проснулся, когда робкие лучи утреннего солнца проникли в комнату. В полной растерянности он уставился на бледно-голубой потолок спальни для гостей, представший перед его взором вместо привычного винно-красного балдахина кровати. Внезапно он вспомнил события прошлого вечера. Из комнаты Вивьен не доносилось ни звука. Интересно, как она провела ночь. После всего, что ей пришлось перенести, она, наверное, проспит весь день.

Заложив руки за голову, Грант полежал еще немного, привыкая к мысли, что Вивьен здесь, совсем рядом с ним. Давненько женщина не спала под его крышей. Подумать только, Вивьен Дюваль в его власти… Эта мысль чрезвычайно забавляла его. Тот факт, что она не помнит, что произошло между ними, делал ситуацию еще более пикантной.

Позевывая, Грант сел на кровати, поскреб густую поросль темных волос на груди и позвонил камердинеру. Затем прошлепал босиком к ближайшему стулу, натянул на себя белье и светло-серые брюки, приготовленные с вечера. За последние годы этот утренний ритуал превратился в привычку. Он поднимался с восходом солнца, за двадцать минут приводил себя в порядок и одевался, следующие полчаса тратил, поглощая обильный завтрак и просматривая «Тайме», после чего отправлялся пешком на Боу-стрит. Сэр Росс Кеннон требовал, чтобы все сыщики, свободные от дежурства, являлись не позже девяти.

Не прошло и пяти минут, как появился Келлоу с кувшином горячей воды и принадлежностями для бритья. Вместе с ним вошла горничная, которая вычистила камин и развела огонь.

Грант разбавил кипятком воду для умывания и плеснул несколько горстей в лицо, чтобы сделать податливой самую упрямую во всем Лондоне щетину. Закончив бритье, он облачился в белую рубашку, серый жилет с геометрическим рисунком и черный шелковый галстук. Официальная форма сыщика состояла из красного жилета, синего сюртука, брюк цвета морской волны и высоких, натертых до зеркального блеска сапог. Человек средних габаритов, одетый в столь яркий костюм — благодаря которому сыщики получили прозвище «красногрудых», — имел бы фатоватый вид. Мужчина же его роста являл собой впечатляющее зрелище.

Вкус самого Гранта склонялся к темным, хорошего покроя костюмам серых, коричневых или черных тонов без каких-либо украшений, за исключением карманных часов. Из соображений удобства он носил короткую стрижку и брился дважды в день, если того требовали дела. Каждый вечер он принимал ванну, чувствуя себя выпачканным снаружи и изнутри не только из-за физических усилий, сопряженных с его деятельностью, но и из-за гнусных личностей, с которыми приходилось иметь дело.

Хотя в обязанности камердинера входило облачение хозяина. Грант предпочитал одеваться сам. Мысль о том, чтобы стоять неподвижно, как манекен, терпеливо ожидая, пока тебя оденут, казалась ему верхом нелепости. Он был крепким, здоровым мужчиной, а не каким-то заморышем, неспособным натянуть костюм на собственные мощи. Когда он поделился своими взглядами с одним из светских приятелей, тот искренне развеселился, не преминув заметить, что в этом и состоит основное различие между низшими сословиями и аристократией.

— Вы хотите сказать, что такая премудрость, как застегивать пуговицы, доступна только низшим классам? — поинтересовался Грант не без иронии.

— Вовсе нет, — отозвался приятель со смехом. — Просто у них нет выбора. Тогда как аристократ всегда найдет, кому поручить любую работу.

Завязав простым узлом черный шелковый галстук, Грант поправил острые уголки стоячего воротника и провел расческой по темным волосам. Бросив последний взгляд в зеркало, он потянулся к темно-серому сюртуку, как вдруг услышал приглушенный звук, донесшийся из комнаты неподалеку.

— Вивьен, — произнес он, уронив сюртук. В несколько шагов он преодолел расстояние до своей спальни и вошел, не потрудившись постучать. В комнате уже побывала горничная, и в камине разгорался огонь.

Вивьен выбралась из постели и стояла, балансируя на одной ноге. Рубашка перекрутилась вокруг ее бедер, длинные волосы спутанной копной падали на спину. Перевязанная лодыжка распухла и, судя по неловкому шажку, который она пыталась сделать, причиняла ей боль.

— Вам что-нибудь нужно? — спросил Грант.

При звуке его голоса Вивьен вздрогнула. Она выглядела немногим лучше, чем накануне. Лицо оставалось призрачно бледным, веки припухли, горло покрывали синяки.

— Может, вы хотите в туалет?

Бесцеремонный вопрос привел Вивьен в неописуемое смущение, и она залилась краской. Яркий румянец в сочетании с рыжими волосами представлял собой живописное зрелище. Грант внезапно развеселился.

— Да, спасибо, — сдавленным шепотом произнесла она и сделала еще один осторожный шажок, припадая на ногу. — Если бы вы объяснили мне…

— Я помогу вам.

— О, нет, не стоит… — Она осеклась и ахнула, когда Грант подхватил ее на руки и прижал к широкой груди. Пока он нес Вивьен по коридору к туалету, она прилагала отчаянные усилия, чтобы натянуть тонкую рубашку на бедра. Подобное проявление целомудрия показалось ему странным для куртизанки. Вивьен славилась полным отсутствием комплексов, не говоря уже о вызывающей манере одеваться. Скромность не относилась к числу ее достоинств. Почему же теперь она пришла в такое волнение?

— Скоро вы наберетесь сил, — сказал он. — А пока оставайтесь в постели и старайтесь не напрягать лодыжку. Если вам что-нибудь понадобится, позвоните горничной.

— Хорошо. Спасибо. — Маленькие руки робко обвили его шею. — Мне очень жаль, что я доставляю вам столько хлопот, мистер… — Вивьен запнулась, и он понял, что она забыла его фамилию.

— Зовите меня Грант, — предложил он, осторожно ставя ее на ноги. — Это приятные хлопоты.

Когда несколько минут спустя она вышла из туалета, Грант ждал ее в коридоре. Облаченная в его рубашку с закатанными рукавами, едва прикрывавшую колени, Вивьен походила на маленькую девочку. Она удивленно вскинула на него глаза и смущенно улыбнулась в ответ на его дружескую улыбку.

— Ну как, лучше? — спросил он.

— Да, спасибо.

Он протянул ей руку:

— Я помогу вам добраться до постели.

После некоторого колебания Вивьен неуверенно шагнула к нему. Грант осторожно обхватил одной рукой ее спину, а другую просунул под колени. Хотя он старался быть предельно нежным, ни на минуту не забывая о травмах Вивьен, она приглушенно охнула, когда он поднял ее. Никогда прежде не приходилось ему держать на руках женщину, столь изысканно соблазнительную. У нее были тонкие кости, но пышные округлые формы, что делало ее бесконечно желанной.

Вернувшись в спальню, Грант опустил Вивьен на постель и замешкался, поправляя сбившиеся подушки. Она поспешно натянула на себя одеяло, укрывшись до самого подбородка. Несмотря на ее плачевное состояние — а может, как раз из-за него, — Грант снова ощутил безотчетный порыв прижать ее к себе и приласкать. Это он-то, обладавший, по общему убеждению, сердцем из гранита или какой-то другой, не менее прочной субстанции.

— Вы не голодны? — ворчливо поинтересовался он.

— Не очень.

— Обязательно что-нибудь съешьте, когда экономка принесет завтрак.

Его командирский тон почему-то вызвал у нее улыбку.

— Постараюсь.

Грант замер, пригвожденный к месту ее улыбкой, лучистой и теплой, словно магическая вспышка осветила ее тонкие черты. Она была настолько не похожа на особу, встреченную им на балу у Вентуорта, что он на минуту усомнился, та ли это женщина. И все же перед ним была Вивьен Дюваль.

— Грант, — нерешительно попросила она, — не могли бы вы дать мне зеркало? — Прижав ладони к щекам, она застенчиво потупилась. — Я совершенно не представляю себе, как выгляжу.

С трудом оторвав от нее взгляд, Грант направился к стоявшему в углу комоду. Он порылся в узких ящиках и вытащил обтянутый кожей деревянный несессер, в котором хранились ножницы, пилка и другие туалетные принадлежности. К внутренней стороне крышки крепилось прямоугольное зеркальце. Подойдя к кровати, он откинул крышку и протянул несессер Вивьен.

Она поднесла его к лицу, но из-за пережитого накануне руки ее сильно дрожали, и Грант придержал несессер, пока она изучала свое отражение. Ее руки казались ледышками, бледные пальцы не гнулись. Затаив дыхание, она расширившимися глазами уставилась в зеркало.

— Как странно, — вымолвила она, — не узнавать собственное лицо.

— Вам грех жаловаться, — глухо произнес Грант. Даже покрытое синяками, бледное и изможденное, ее лицо оставалось прекрасным.

— Вы так думаете? — Она рассматривала себя без малейших признаков самодовольства, которые демонстрировала на балу. Та Вивьен не сомневалась в своей привлекательности. Эта — была куда менее уверена в себе.

— Так думают все без исключения. Вы считаетесь одной из признанных лондонских красавиц.

— Не понимаю почему. — Поймав его скептический взгляд, она добавила:

— Поверьте, я не напрашиваюсь на комплименты, просто… у меня самое заурядное лицо. — Она скорчила забавную рожицу, как ребенок, который дурачится перед зеркалом. У нее вырвался нервный смешок. — У меня такое чувство, что оно не мое. — Глаза ее сверкнули как сапфиры, и Грант встревожился, сообразив, что она на грани истерики.

— Только не это, — пробормотал он. — Я же говорил вам вчера, как на меня действуют слезы.

— Да… вы не выносите женских слез. — Она неуверенно улыбнулась. — Кто бы мог подумать, что сыщик с Боу-стрит может быть настолько чувствительным.

— Чувствительным?! — возмущенно повторил Грант. — Да я самый твердокаменный из всех. — Он сгреб ладонью простыню и поспешно прижал ее к лицу Вивьен.

— Правда? — Всхлипнув последний раз, она уставилась на него поверх простыни, и он заметил смешинки, проступившие сквозь слезы. — Мне вы показались довольно мягким.

Грант открыл рот, собираясь возразить, как вдруг понял, что она его дразнит. Он с большим трудом подавил теплое чувство, разлившееся в груди.

— Во мне чувствительности не больше, чем в мельничном жернове, — сообщил он.

— Позвольте мне остаться при своем мнении. — Она закрыла несессер и удрученно покачала головой. — Не следовало просить у вас зеркало. Я выгляжу даже хуже, чем можно было предположить.

Грант озабоченно смотрел на ее сухие, потрескавшиеся губы. Затем взял с прикроватного столика стеклянную баночку с кремом и протянул ее Вивьен.

— Попробуйте-ка вот это. Линли оставил мази на все случаи жизни: от синяков, сухости кожи, царапин, ссадин.

— Мне понадобится целая бочка, — сказала она, безуспешно дергая за фарфоровую крышку.

Грант забрал у нее баночку и открыл ее. Вместо того чтобы вернуть ее Вивьен, он окинул девушку медленным взглядом.

— Дрожь, кажется, пошла на убыль, — тихо заметил он. Вивьен, вспыхнула и кивнула.

— Пожалуй, но я никак не могу согреться. — Она потерла потрескавшиеся руки. — Я подумала… если это вас не слишком затруднит…

— О горячей ванне?

— О, да.

Мечтательные нотки в ее голосе вызвали у него улыбку.

— Нет ничего проще. Но вы должны беречь себя и позволить слугам вам помочь. Или мне, если пожелаете.

Вивьен уставилась на него, разинув рот от изумления.

— Я… не хотела бы доставлять вам беспокойство… — пролепетала она.

— Никакого беспокойства, — промолвил Грант. Только веселые искорки в зеленых глазах говорили о том, что он подшучивает над ней.

Вивьен тотчас представила, как она, обнаженная, лежит в ванне, над которой поднимается пар, а Грант купает ее, и устыдилась собственной смелости.

— Вот так румянец, — протянул Грант с внезапной улыбкой. — Если уж он не согрел вас, то ничто не поможет. — Он погрузил палец в благоухающий анисом крем и поднес его к ее губам. — Не шевелитесь.

Вивьен послушно замерла, не сводя взгляда с его лица, пока он осторожно накладывал крем на ее губы. Израненная сухая кожа моментально впитала снадобье, и Грант снова погрузил палец в баночку. В комнате повисла мертвая тишина, в которой явственно раздавалось глубокое прерывистое дыхание Вивьен.

Гранту безумно хотелось поцеловать ее, обнять, утешить, словно покинутого ребенка. Кто бы мог подумать, что Вивьен Дюваль может быть такой трогательной и уязвимой. Проклятие! Если она ломает комедию, он придушит ее своими руками.

Наверняка он не первый, у кого возникало подобное желание.

Эта мысль отрезвила Гранта, напомнив ему, как опасно поддаваться чарам Вивьен. Наслаждаться ее обществом, добиваться ее… это куда ни шло, но он не позволит себе увлечься ею. Ни к чему ему такие проблемы. Он растер крем между пальцами, и запах аниса наполнил комнату. Едва касаясь кожи, он смазал кремом ее покрытую синяками, припухшую шею. Вивьен по-прежнему не двигалась, устремив взгляд на его суровое лицо.

— Мы ведь были знакомы раньше, правда? — прошептала она.

Он опустил глаза и не сразу ответил:

— Можно сказать и так.

Охваченная смятением, она пыталась проанализировать ощущения от его прикосновений, удивительное чувство уюта и покоя, которое испытывала в его присутствии. Все в мире казалось ей чужим, даже собственное лицо… но Грант непостижимым образом вселял в нее уверенность и ощущение безопасности. Разве так чувствуют себя в обществе незнакомца?

— К-как мы познакомились? — нетвердым голосом поинтересовалась Вивьен.

— Обсудим это позже. — Ему еще предстояло решить, что именно ей сказать и как объяснить сложившуюся ситуацию. А пока она должна отдыхать и выздоравливать, оставаясь под его присмотром. Хотя его уклончивость явно пришлась Вивьен не по вкусу, она не стала настаивать, и Грант предположил, что она слишком измучена, чтобы спорить. Он полез в карман жилета, извлек часы и нахмурился, обнаружив, что опаздывает. — Мне пора на Боу-стрит, — сказал он. — Я заеду сегодня к вам домой и захвачу кое-какую одежду.

Она попыталась улыбнуться, но в ее голубых глазах застыло умоляющее выражение.

— У меня есть семья или друзья, за которыми можно послать?

— Мне ничего не известно насчет семьи, — признался Грант. — Постараюсь разузнать. Друзья у вас, разумеется, есть, но рано еще думать о посетителях. Сначала надо подлечиться и отдохнуть. — Не в состоянии противиться искушению, он протянул руку и разгладил морщинку у нее на лбу. — Не беспокойтесь, цветочек

Вивьен откинулась на подушке, прикрыв от утомления глаза.

— Столько вопросов, — вздохнула она.

— Скоро вы получите на них ответы. — Он помедлил, а затем с трепетной нежностью в голосе добавил:

— Хотя некоторые из них вам могут не понравиться.

Она серьезно посмотрела на него, прижав руку к горлу:

— Что случилось прошлым вечером?

— Именно это я и намерен выяснить, — ответил Грант с мрачной решимостью.

* * *

Изгибавшаяся плавной дугой улица была застроена в середине шестнадцатого столетия, В прошлом веке здесь располагалось несколько известных резиденций. С наступлением нового века Боу-стрит связывалась в общественном сознании только с одним именем… сэра Росса Кеннона.

Временами казалось, что внимание всего мира приковано к узкому четырехэтажному зданию и его знаменитому обитателю. Кеннон руководил деятельностью полудюжины сыщиков и восьми десятков отборных служащих с ловкостью дирижера, управляющего слаженным оркестром. При нем сыщики с Боу-стрит приобрели мировую известность, подавляя беспорядки, расследуя преступления и охраняя членов августейших фамилий.

Пять лет назад после смерти одного из преемников Филдинга <Филдинг Генри (1707-1754) — английский писатель, драматург и публицист. Назначенный в 1747 году судьей, внес большой вклад в борьбу с преступностью в Лондоне.> немало важных персон рассматривалось в качестве кандидата на пост главы полицейского суда. В конечном итоге, однако, назначение получил мало кому известный Росс Кеннон, служивший ранее в управлении на Грейт-Мальборо-стрит. Кеннон быстро освоился с новыми обязанностями, словно был рожден для этой должности. В кратчайшие сроки он реорганизовал деятельность вверенного ему учреждения, используя в расследовании преступлений научные методы, заражая всех своим энтузиазмом. Требовательный, но гибкий начальник, он пользовался непререкаемым авторитетом у подчиненных — каждый из них был готов отдать за него жизнь. Включая Гранта.

Поднявшись но ступенькам парадного входа, Грант энергично постучал в дверь. Ему открыла экономка Кеннона, миссис Добсон, добродушная толстушка со взбитыми на макушке серебряными кудрями. Ее круглое лицо осветилось улыбкой:

— Опять вы без шляпы, мистер Морган… Так недолго и простудиться до смерти, особенно при таком северном ветре, как сегодня.

— Увы, миссис Добсон. Я не могу носить шляпу, — скорбным тоном отозвался Грант, снимая тяжелое пальто. Он протянул его экономке, которую чуть не погребла под собой эта гора черной шерсти. — Я и так долговязый. — Вошедшие в моду цилиндры придавали ему нелепый вид, добавляя лишние дюймы к его немалому росту, отчего прохожие откровенно пялились на него.

— Едва ли вам удастся скрыть свой рост, расхаживая с непокрытой головой, — резонно заметила она.

Усмехнувшись, Грант ущипнул экономку за пухлую щеку, та ахнула и запричитала. Упрекам ее, впрочем, недоставало жару: оба они знали, что из всех сыщиков Морган был ее любимчиком.

— Где Кеннон? — поинтересовался Грант, блеснув зелеными глазами.

Миссис Добсон без лишних слов указала в сторону кабинета судьи.

Собственность под номером четыре по Боу-стрит включала дом, крошечный дворик, служебные кабинеты, суд и укрепленное помещение для содержания преступников.

Будучи выходцем из знатной семьи, Кеннон мог вести праздный образ жизни в куда более роскошном месте, чем резиденция судьи… если бы это не противоречило его натуре. Он был одержим страстью к справедливости. Избранное им поприще представляло собой непаханое поле, не оставлявшее времени для безделья и развлечений,

Кеннон относился к жизни серьезно и неуклонно следовал своим принципам. Поговаривали, что он пообещал молодой жене, лежавшей на смертном одре, никогда не жениться, и остался верен слову. Вся его неуемная энергия была направлена на работу. Даже самые близкие друзья Кеннона утверждали, что нет такой силы, которая способна поколебать его железный самоконтроль.

Шагая по узкому коридору, ведущему к кабинету Кеннона, Грант едва не столкнулся с двумя сыщиками, успевшими побывать у шефа. Флегстед и Кейс были старше всех в команде и приближались к сорокалетнему рубежу.

— Заступаю на охрану королевской задницы, — бодро возвестил Кейс, между тем как Флегстед сообщил, что получил более выгодное задание — проследить за выплатой квартальных дивидендов в Английском банке.

— Ну а ты чем занимался? — спросил Флегстед, обращаясь к Гранту. Его обветренное лицо лучилось добродушными морщинками. — Дай-ка угадаю… Очередной налет на банк или ограбление в шикарном районе, и тебе пообещали целое состояние, если возьмешься за расследование.

Грант лишь усмехнулся в ответ. Он давно привык к шуткам коллег по поводу его заоблачных комиссионных, снисходительно умалчивая, что за прошедший год поймал больше воров и мошенников, чем все остальные сыщики, вместе взятые.

— Я беру столько, сколько они могут заплатить, — миролюбиво сказал он.

— Единственная причина, по которой благородная публика не может без тебя обойтись, состоит в том, что ты франт, каких мало, — ухмыльнувшись, заявил Кейс. — Мне на днях одна дама так и сказала: «Из всех сыщиков только мистер Морган знает толк в одежде». — Он презрительно фыркнул:

— Как будто деловые качества определяются внешним видом!

— Это я франт? — недоверчиво повторил Грант, переводя взгляд с собственного консервативного костюма на одеяние Кейса, считавшегося завзятым модником. Золотая булавка украшала замысловатый галстук, шелковый жилет был расшит крошечными розами и лилиями. Не говоря уж о широкополой шляпе кремового цвета, лихо надвинутой на ухо.

— Не могу же я появиться в чем попало при дворе. — пробормотал Кейс, оправдываясь.

Громко хмыкнув, Флегстед потянул приятеля за собой, пока спор не перерос в ссору.

— Постой, — остановил его Кейс с нетерпеливыми нотками в голосе. — Морган, я слышал, вчера вечером в реке выловили тело.

— Да.

Лаконичный ответ раздосадовал Кейса:

— До чего же ты скрытный. Может, все-таки расскажешь, что случилось? Кто жертва: мужчина или женщина?

— Какая тебе разница? — спросил Грант, озадаченный интересом коллеги.

— Собираешься распутать это дело?

— Возможно.

— Если хочешь, я за него возьмусь, — предложил Кейс. — Видит Бог, мертвые женщины не по твоей части. Говорят, утопленницы нынче не при деньгах.

Флегстед ухмыльнулся, оценив плоскую остроту с намеком на гонорары Моргана.

Грант настороженно уставился на Кейса.

— С чего ты взял, что это женщина? — с небрежным видом осведомился он.

Кейс моргнул и на секунду замялся:

— Не более чем догадка, дружище. Попал в яблочко?

Грант воздержался от ответа и, бросив на Кейса вопросительный взгляд, вошел в кабинет Кеннона.

Сэр Росс сидел за массивным дубовым столом спиной к двери и лицом к высокому прямоугольному окну, выходившему на улицу. В углу стола, лениво косясь на посетителя, вальяжно разлеглась упитанная кошка. Найденная несколько лет назад на пороге конторы, она тут же получила кличку Недотепа из-за отсутствия хвоста, которого лишилась вследствие несчастного случая или чьей-то жестокой проделки. Всю свою привязанность кошка обратила на Кеннона и никого больше не жаловала.

Повернув темноволосую голову, Кеннон с любезным выражением, но без улыбки приветствовал Гранта.

— Доброе утро, — произнес он. — Кофе на боковом столике.

Грант никогда не отказывался от кофе. Один лишь Кеннон мог соперничать с ним в пристрастии к этому горькому напитку. Оба они употребляли кофе без молока, обжигающе горячий и могли пить его в любое время суток. Грант наполнил фаянсовую кружку и, повинуясь жесту судьи, уселся в стоявшее неподалеку кресло. Кеннон снова склонился над разложенными на столе документами и размашисто подписал один из них.

В ожидании пока судья освободится, Грант скользил взглядом по привычной обстановке кабинета. Одну стену занимали карты города и его окрестностей, а также планы Вестминстера, Английского банка и других зданий, имевших общественное значение. Вдоль другой стены высились книжные полки, заставленные таким количеством томов, которого вполне хватило бы, чтобы придавить слона. Мебель составляли нескольких предметов из массивного дуба, строгих и функциональных. В углу, на подставке красного дерева, стоял глобус. Стены украшала единственная картина, изображавшая типичный для северного Уэльса пейзаж с ручейком, пробивавшимся через отвесные скалы, и видневшимися в отдалении темными деревьями и серыми холмами. Девственная чистота пейзажа резко контрастировала с суетой и искусственностью Лондона.

Наконец Кеннон повернулся к нему, выжидающе выгнув брови. Резкие черты и холодные серые глаза придавали ему сходство с волком. Чтобы казаться красивым, суровому лицу судьи не хватало тепла.

— Ну-с, — произнес он, — что там насчет вчерашнего утопленника? Понадобится расследование?

— Никто не утонул, — ответил Грант. — Жертва — женщина — оказалась жива. Я отнес ее к себе домой и вызвал доктора Линли.

— Вы проявили редкое милосердие.

Грант пожал плечами:

— Я знаком с этой дамой. Ее зовут Вивьен Дюваль.

Имя явно заинтересовало Кеннона.

— Та самая, что отказала вам на балу у Вентуорта?

— Это я отправил ее куда подальше, — возразил Грант со вспышкой раздражения. — Сплетники все безбожно переврали.

Кеннон приподнял черные брови, сардонически хмыкнув:

— Продолжим. Каково состояние мисс Дюваль?

Грант забарабанил пальцами по ручке кресла:

— Вне всякого сомнения, ее пытались убить. Множественные синяки, следы пальцев на шее, не говоря уже об ударе по голове. Линли уверяет, что она поправится… правда, есть одна загвоздка. Она потеряла память и не может предоставить никаких сведений о том, что с ней произошло. Даже не помнит собственного имени.

— Доктор не сказал, когда к ней вернется память и вернется ли вообще?

Грант покачал головой:

— Сие никому не ведомо. И пока расследование не обнаружит каких-либо улик — или к ней не вернется память — ей безопаснее считаться мертвой.

Серые глаза Кеннона понимающе сузились.

— Хотите, чтобы я поручил расследование одному из сыщиков или возьметесь за него сами?

— С вашего разрешения я займусь этим делом сам. — Грант допил кофе и обхватил длинными пальцами кружку, наслаждаясь сохранившимся теплом. — Для начала я хотел бы задать кое-какие вопросы ее бывшему покровителю, лорду Джерарду. Не исключено, что он или другой ревнивый любовник пытался ее задушить. Одному дьяволу известно, сколько у нее отставленных поклонников.

Кеннон сдержанно улыбнулся:

— Я пошлю сотрудника допросить лодочника, который ее нашел, а также всех остальных, кто прошлым вечером переправлял пассажиров вблизи моста Ватерлоо. Вероятно, кто-то видел или слышал что-нибудь, представляющее интерес. Держите меня в курсе расследования. Где будет жить мисс Дюваль тем временем?

Грант внимательно изучал блестящие темные капли, повисшие на стенках кружки. Он постарался придать своему голосу по возможности деловой тон:

— У меня.

— Наверняка у мисс Дюваль есть родственники и друзья, которые могли бы позаботиться о ней.

— Под моей защитой она будет в большей безопасности.

Грант, не моргнув, встретил холодный проницательный взгляд Кеннона. Судья всегда воздерживался от комментариев по поводу личной жизни сыщиков, если она не влияла на их работу. Однако он питал слабость к женщинам и детям и делал все от него зависящее, чтобы оградить их от несправедливости.

После продолжительного неловкого молчания он заговорил:

— Я достаточно хорошо вас знаю, Морган, и… не сомневаюсь, что вы не воспользуетесь ситуацией, в которую попала эта женщина, несмотря на личные обиды.

Грант холодно ответил:

— Не в моих правилах силой навязываться женщинам.

— Я не имел в виду силу, — мягко возразил Кеннон. — Есть другие способы добиться своего… уловки… обольщение.

Подавив искушение посоветовать судье заниматься собственными делами, Грант поднялся и поставил пустую кружку на боковой столик.

— Нет нужды проводить со мной душеспасительные беседы, — проворчал он. — Я не причиню зла мисс Дюваль. Даю вам слово. Не стоит забывать, однако, что она далеко не невинное создание. Она куртизанка. Уловки и обольщение — ее ремесло. Невзирая на потерю памяти, она все та же ночная фея.

С невозмутимым видом Кеннон сложил пальцы домиком и задумчиво уставился на Гранта.

— А мисс Дюваль устраивает такое соглашение?

— Если ей что-нибудь не нравится, пусть катится куда глаза глядят. Никто ее не держит.

— Доведите это до ее сведения.

Проглотив сразу несколько реплик, вертевшихся на языке, Грант склонил голову в знак согласия.

— Что-нибудь еще? — осведомился он с преувеличенной учтивостью, которая граничила с дерзостью.

Кеннон по-прежнему не сводил с него оценивающего взгляда:

— Может, вы объясните мне, что побудило вас приютить мисс Дюваль под своей крышей после всех уверений, что вы не испытываете к ней ничего, кроме неприязни.

— Я никогда не говорил, что испытываю к ней неприязнь, — возразил Грант.

— Бросьте, — последовал мягкий укор. — Вы не скрывали своего возмущения, когда по ее милости ваши косточки перемывали все, кому не лень.

— Будем считать, что мне представился шанс свести счеты. К тому же так проще вести расследование.

Кеннон бросил на него выразительный взгляд:

— Независимо от достоинств этой дамы — или отсутствия таковых — я настаиваю, чтобы вы не давали воли рукам до окончания расследования или пока к ней не вернется память.

Раздосадованный сверх всякой меры, Грант иронично улыбнулся:

— Разве я всегда следую вашим советам?

Кеннон шумно выдохнул и повернулся к своему столу.

— Чертовски жаль, что вы этого не делаете, — проворчал он и махнул рукой, отпуская Гранта.

— Пока, Недотепа, — с напускной беспечностью бросил Грант и усмехнулся, когда кошка удостоила его высокомерным взглядом.

* * *

Парк-лейн, расположенная в центре престижного Мейфэра, представляла собой самый вожделенный в Лондоне адрес. Пронизанная атмосферой богатства и власти, улица была застроена внушительными особняками с колоннами и портиками. Спроектированные с большим размахом здания были предназначены убедить всех и каждого в превосходстве своих обитателей над простыми смертными.

Грант достаточно насмотрелся на интимную жизнь аристократии, чтобы благоговеть перед великолепием Парк-лейн. Представители высшего света имели не меньше слабостей и пороков, чем обычные люди… если не больше. Единственное различие состояло в том, что у первых были почти неограниченные возможности прикрыть свои грешки. Вследствие чего некоторые из них уверовали, что стоят над законами, обязательными для всех остальных. Людей такого сорта Грант отдавал в руки правосудия с особым удовольствием.

Последнего покровителя Вивьен звали Уильям Генри Эллиот, лорд Джерард. В качестве будущего графа Норбьюри его основным занятием было ожидание, пока умрет отец и он унаследует славный титул и значительное состояние. К несчастью для Джерарда, его отец обладал отменным здоровьем и мог еще долго сохранять за собой графство. Тем временем Джерард безудержно предавался развлечениям, удовлетворяя свою страсть к женщинам, выпивке, игре и спорту. Его «соглашение» с Вивьен Дюваль вызвало зависть многих мужчин. Обладание таким красивым и ценным трофеем льстило его самолюбию.

Джерард славился своим необузданным нравом. Не получив желаемого, он устраивал дикие сцены. Хотя считалось, что джентльмен должен относиться к карточным проигрышам достойно, Джерард лгал и изворачивался, отказываясь признавать поражение. Ходили слухи, что он срывает зло на слугах, заслужив репутацию скверного хозяина, и теперь испытывает затруднения с наймом прислуги.

Грант поднялся по ступенькам здания в классическом стиле с портиком, колоннами и скульптурами в нишах. Рукой в перчатке он несколько раз громко ударил в дверь. Массивная створка парадного входа распахнулась, и на пороге появился неприступного вида дворецкий.

— По какому делу, сэр? — осведомился он.

— Передайте лорду Джерарду, что его хочет видеть мистер Морган.

На лице дворецкого промелькнула искорка узнавания, и в голосе зазвучали настороженные нотки.

— Сожалею, сэр, но лорда Джерарда нет дома. Если вы оставите карточку, я позабочусь, чтобы он принял вас позже.

Грант иронично улыбнулся. Фраза «нет дома» была в ходу у дворецких, пытавшихся скрыть то, что хозяин или хозяйка не желает принимать посетителей. Но если Грант собирался кого-либо допросить, вежливые отговорки были последним, что могло его остановить.

— Я не оставляю карточек, — веско заявил он. — Идите и скажите своему хозяину, что пришел мистер Морган. Это не визит вежливости.

Лицо дворецкого оставалось бесстрастным, что не мешало ему прямо-таки излучать неодобрение. Не удостоив Гранта ответом, он оставил его на пороге и исчез в доме. Грант протиснулся внутрь и захлопнул ногой тяжелую дверь. Он стал не спеша оглядывать холл. По периметру помещение опоясывал ряд колонн из белого мрамора, стены были выкрашены в модный оттенок, получивший название «парижского серого». Вверху стены покрывала белая лепнина, поднимавшаяся к высокому потолку. Напротив парадного входа располагалась полукруглая ниша, в которой находилась небольшая фигурка крылатой женщины.

Приблизившись к статуе, Грант потрогал изящное крыло, восхищаясь прекрасной работой.

Появившийся в этот момент дворецкий высокомерно ощетинился:

— Сэр, это часть коллекции римской скульптуры лорда Джерарда.

Грант отступил на шаг и прозаическим тоном заметил:

— Вообще-то греческой. Оригинал находится в афинском Парфеноне.

— Ну… — замялся дворецкий, чувствуя себя уязвленным. — В любом случае трогать это не полагается. Если вы последуете за мной, я провожу вас к лорду Джерарду.

Гранта провели в просторную гостиную со стенами, покрытыми деревянными резными панелями. Выкрашенные в белый и кремовый тона, они образовывали восьмиугольные медальоны, затянутые красным дамастом. Еще более примечательным был потолок с золотым солнцем в центре, от которого расходились выложенные красными и золотыми пластинами лучи. Между окнами с ромбовидными переплетами висели овальные портреты, изображавшие надменные лики пяти графов Норбьюри.

— Хотите выпить, Морган?

Вошедший в комнату лорд Джерард был облачен в расшитый халат из зеленого бархата. Всклокоченные волосы торчали в стороны, мясистое лицо покраснело от обильных возлияний. С бокалом бренди в руке Джерард прошествовал к массивному креслу с подголовником и фигурными ножками и осторожно опустился него. Хотя ему было немногим за тридцать, постоянные излишества наложили отпечаток на его внешность, и он выглядел лет на десять старше. Джерард был среднего роста, ни толстый, ни худой, не красавец, но и не урод. Единственной отличительной чертой в его облике были глаза: маленькие, темные, настороженные.

Выразительным жестом Джерард приподнял бокал.

— Чертовски хороший бренди, — заметил он. — Присоединяйтесь.

— Для меня, пожалуй, рановато, — отозвался Грант, отрицательно покачав головой.

— Не знаю лучшего способа начать день. — Джерард сделал несколько больших глотков.

Грант хранил любезное выражение лица, но внутри у него шевельнулось нечто темное и омерзительное. Перед его глазами, словно вспышка, мелькнул образ Вивьен, ублажающей Джерарда. Она была его содержанкой и, вне всякого сомнения, продала бы себя следующему покровителю, предложи он цену повыше. Охваченный ревностью и отвращением. Грант уселся в кресло по соседству с Джерардом.

— Спасибо, что согласились встретиться со мной, — учтиво произнес он.

Джерард оторвался от бокала и кисло улыбнулся:

— Как я понял, у меня не было особого выбора.

— Это не займет много времени, — сказал Грант. — У меня к вам несколько вопросов.

— Полагаю, ведете какое-то расследование?

Грант небрежно откинулся в кресле, не сводя глаз с лица Джерарда:

— Я хотел бы знать, где вы находились вчера около полуночи?

— В моем клубе, у Крейвенса. Я был с друзьями, и они могут подтвердить мои слова.

— Когда вы ушли оттуда?

— В четыре утра, возможно, в пять. — Толстые губы Джерарда изогнулись в самодовольной ухмылке. — Мне везло в игре, а затем я развлекся с одной из тамошних куколок. Восхитительный вечер.

Резко сменив тему и тон. Грант огорошил его следующим вопросом:

— Каковы ваши отношения с мисс Вивьен Дюваль?

Благодушный настрой Джерарда дал трещину. Лицо его побагровело, темные сузившиеся глаза сверкнули, как осколки обсидиана. Он подался вперед, сжав бокал руками.

— А при чем здесь Вивьен? Что произошло? Во что она вляпалась? Очень надеюсь, что во что-нибудь опасное. Можете ей передать, что я и пальцем не шевельну, чтобы ей помочь, даже если она приползет ко мне на коленях. Да я скорее откушу собственный палец.

— Каковы ваши отношения? — повторил Грант.

Джерард залпом прикончил бренди и промокнул рот рукавом. Спиртное несколько успокоило его, и он расплылся в хитрой улыбке.

— Полагаю, вы в курсе. Вы ведь сами как-то проявили к ней интерес, не так ли? Но остались с носом. — Он фыркнул, заметно повеселев, однако быстро посерьезнел. — Черт бы побрал эту кошку! Я потратил на нее два года. Оплачивал ее счета, подарил городской дом, драгоценности, карету, лошадей — все, что было ее душеньке угодно, лишь бы она спала исключительно со мной. По крайней мере таков был уговор. Впрочем, я не тешил себя иллюзиями, что она мне верна. Вивьен не способна на верность.

— И поэтому вы расстались? Из-за ее неверности?

— Нет. — Джерард мрачно уставился на пустой бокал. — Прежде чем я продолжу исповедь, извольте-ка объяснить… Какого черта мы вообще говорим о Вивьен? С ней что-нибудь случилось?

— Вы ответите на мои вопросы либо здесь, либо на Боу-стрит, — невозмутимо произнес Грант. — Мне уже приходилось принимать пэров королевства в комнате для допросов.

Вне себя от ярости и негодования, Джерард вскочил с кресла:

— Вы смеете мне угрожать… Клянусь Богом, кто-то должен поставить вас на место!

Грант тоже поднялся. Он возвышался на Джерардом почти на целую голову.

— Почему бы вам не попробовать, — вкрадчиво проговорил он.

Грант редко использовал свой рост как средство устрашения, предпочитая полагаться на мозги. Слишком много людей пытались применить против него силу, провоцируя на драку в надежде произвести впечатление на приятелей своей удалью. Гранту давно надоели схватки с бесконечным потоком задир и забияк, бросавших ему вызов. Он дрался только в случае острой необходимости — и всегда побеждал. Ему не доставляло удовольствия избивать кого-либо до потери сознания. Для Джерарда, однако, он готов был сделать исключение.

Лицо Джерарда испуганно вытянулось при виде выросшей перед ним гигантской фигуры. Нервным жестом он пригладил взлохмаченные волосы.

— Я не стану связываться с вами, — промямлил он. — Я выше того, чтобы драться с кем попало.

Грант с подчеркнутой любезностью указал на кресло с подголовником:

— В таком случае присаживайтесь, милорд.

Казалось, Джерарду пришла в голову новая мысль, и он тяжело плюхнулся на бархатные подушки.

— Господи милосердный, — глухо проговорил он, — Вивьен умерла, верно? Так вот в чем дело.

Грант сел и, подавшись вперед, уперся локтями в колени. Он пристально вглядывался в побагровевшее лицо Джерарда:

— Почему вы так решили?

Джерард заговорил, словно в оцепенении:

— Она пропала месяц назад сразу после нашего разрыва. Слуги ее распущены, городской дом закрыт. Я ходил на балы, рассчитывая встретить Вивьен, посещал приемы, музыкальные вечера… Никто не знает, где она и почему не появляется. Все пришли к выводу, что она уединилась с новым покровителем. Но Вивьен не может так долго оставаться вне Лондона, если не случилось что-то ужасное.

— Что вы имеете в виду?

— Вивьен быстро начинает скучать. Ей необходимы постоянные развлечения. Тихий вечер дома свел бы ее с ума. Она не выносит одиночества. Каждый вечер она должна проводить на людях. Я не мог угнаться за ней. — Джерард коротко усмехнулся, признавая свое поражение. — Она оставалась со мной дольше, чем с кем-либо другим. Я нахожу в этом своеобразное утешение.

— У нее были враги?

— Пожалуй, нет… но многие недолюбливали ее.

— Каково было финансовое положение мисс Дюваль, когда она рассталась с вами?

— Деньги утекали у нее сквозь пальцы, как вода. Ее средства не позволяли ей продержаться долго. Ей срочно был нужен новый любовник.

— У вас есть какие-либо предположения относительно кандидата?

— Никаких.

— Что вы знаете о ее семье?

— Насколько мне известно, у нее никого нет. Как вы понимаете, наши разговоры редко касались подобных тем. — Джерард вздохнул и откусил заусеницу на наманикюренном пальце. — Сколько это еще протянется, мистер Морган? Мне необходимо выпить.

— О чем же вы разговаривали? — спросил Грант. — Были ли у мисс Дюваль какие-либо увлечения или пристрастия?

— Все ее интересы вращались вокруг постели. Сомневаюсь, что за всю жизнь она прочитала хоть одну книгу.

— Как насчет новых знакомых? Особенно мужчин?

Джерард закатил глаза:

— Сам Господь Бог не смог бы сосчитать всех мужчин, с которыми Вивьен была знакома.

— Расскажите мне о том дне, когда она разорвала ваше соглашение. Вы возражали?

— Естественно. Я вложил в нее немало средств и не понимал, почему наши отношения не могут продолжаться. Тем более что я закрывал глаза на ее кокетство и заигрывания с другими. Признаться, я вышел из себя — даже пригрозил ей, — но она расхохоталась мне в лицо. Я потребовал, чтобы она назвала имя моего преемника, поскольку не сомневался, что она решилась оставить меня, только заручившись другим соглашением. С самодовольным видом она сообщила, что собирается замуж за весьма состоятельного человека. — Он не без горечи фыркнул. — Взбредет же в голову! Никто не возьмет в жены такой подержанный товар, как Вивьен Дюваль, если не хочет, чтобы над ним потешалась вся Англия. Впрочем, с Вивьен станется. Не исключено, что она очаровала какого-нибудь дряхлого вдовца до такой степени, что он сделал ей предложение.

— Кто-нибудь присутствовал при вашей ссоре?

— Не сомневаюсь, слуги Вивьен все слышали. Я поднял такой шум, что небу стало жарко.

— Вы ударили ее?

— Как можно? — не задумываясь, ответил Джерард, явно задетый подобным предположением. — Признаюсь, я испытывал сильное искушение придушить ее. Но я никогда не бил женщин. И несмотря ни на что, принял бы Вивьен назад, поступившись гордостью, если бы она пожелала.

Грант недоверчиво нахмурил брови. По его мнению, ни одна женщина, как бы привлекательна она ни была, не стоила того, чтобы принести ей в жертву гордость мужчины. Всегда найдется другое миловидное личико, соблазнительная фигура и набор женских чар, которые изгладят из памяти нежелательные воспоминания.

— Я знаю, о чем вы думаете, — сказал Джерард. — Но есть нечто, чего вы не понимаете… Вивьен особенная. Запах, вкус, ощущение… Она несравненна. В постели ей нет равных. Вам приходилось спать с женщиной, которая не знает стыда? Если бы я мог провести с ней еще одну ночь… один час… — Он покачал головой с приглушенным проклятием.

— Ну что ж, милорд, — подытожил Грант. — На сегодня мы закончили. По ходу расследования у меня, возможно, возникнут к вам дополнительные вопросы. — Он поднялся и направился к двери, но остановился, услышав умоляющий голос Джерарда.

— Морган, вы должны мне сказать… Что с ней случилось?

Грант обернулся, с любопытством глядя на него.

— Если бы она умерла, — медленно произнес он, — стали бы вы ее оплакивать? — Он ждал довольно долго, однако, судя по всему, Джерарду было сложно ответить на этот вопрос.

Грант цинично улыбнулся. Джерард напоминал ребенка, лишившегося любимой игрушки. Ему будет недоставать сексуального наслаждения, которое дарила Вивьен, но он не испытывал к ней ни искренней привязанности, ни сочувствия. Бывали случаи, когда куртизанки и их покровители действительно любили друг друга, их отношения продолжались десятилетиями. Грант знал немало мужчин, которые избежали горького разочарования в браке по расчету, заведя любовниц, которые рожали им детей, окружали любовью и заботой, выполняя, по сути, функции жены. Вивьен, однако, стала куртизанкой исключительно из соображений эгоизма и выгоды.

— У вас есть ключи от ее городского дома? — поинтересовался Грант.

Вопрос явно пришелся не по вкусу Джерарду.

— Допустим. Вы что, собираетесь его обыскивать? Что вы рассчитываете найти?

— С мисс Дюваль никогда не знаешь, чего ждать, — мрачно ответил Грант, испытывая смешанное чувство любопытства и безотчетного страха. Чем больше он узнавал о грязном прошлом Вивьен, тем тяжелее становилось у него на душе.

Глава 4

Легко справившись с замком, Грант открыл отделанную бронзой дверь. Принадлежавший Вивьен дом располагался за Гросвенор-Сквер. Нетрудно было догадаться, что шикарный особняк с престижным адресом, эффектным рядом колонн и арочными порталами обошелся кому-то в целое состояние. Еще одно подтверждение успехов, достигнутых Вивьен на избранном ею поприще, с ожесточением подумал Грант.

Внутри было сумрачно и тихо, в воздухе витал слабый запах сырости, как будто помещение давно не проветривалось. Грант зажег лампу и пару настенных бра, заливших ярким светом расписанные вручную стены. Прихватив лампу, он прошелся по комнатам первого этажа. Великолепные фрески пастельных тонов, французские обои, изящная мебель с резными ножками и высокие зеркала в рамах над каждым камином придавали интерьеру женственную элегантность.

Он поднялся по лестнице, отметив роскошные витые перила с закругленными концами и светильники в хрустальных плафонах. Все говорило о том, что на отделку дома средств не жалели. Уловив слабый аромат духов, Грант двинулся на запах и очутился в главной спальне. Он зажег лампы и огляделся вокруг.

Стены были обтянуты изумрудно-зеленым шелком, насыщенный оттенок которого повторялся в расцветке роскошного брюссельского ковра с цветочным орнаментом, лежавшего на полу. Хотя мода требовала, чтобы кровать в спальне дамы наполовину скрывалась в алькове, Вивьен превратила ее в самый заметный предмет обстановки, поместив в центре комнаты на покрытый ковром постамент. Внимание Гранта, однако, привлек портрет Вивьен, висевший напротив кровати. Совершенно обнаженная, она была изображена сидящей вполоборота, так что зрителю открывались ее бледная спина и ягодицы. Она дерзко смотрела через плечо, повернув стан таким образом, чтобы был виден контур ее восхитительно округлой груди.

Художник польстил Вивьен, сделав формы более пышными, чем на самом деле, а ноги длиннее; в развевающихся рыжих волосах полыхали язычки пламени. Спал ли он с Вивьен в один из многочисленных сеансов, пока писал портрет? Похоже на то. Только занятия любовью могли придать ей такой расслабленный, удовлетворенный вид. Лицо раскраснелось, мягкий рот припух, голубые глаза по-кошачьи полузакрыты.

Уставившись на портрет, Грант испытывал чувство, неоднократно посещавшее его в присутствии Вивьен… летний зной и лютый холод… вспышка неистового желания, уравновешенная холодной решимостью. Он желал ее. Но еще больше хотел наказать и унизить, использовать, как она использовала бессчетное множество мужчин. Пришло время воздать Вивьен Дюваль по заслугам.

Он подошел к туалетному столику в стиле Людовика XV с инкрустированной столешницей тюльпанного дерева и взял в руки хрустальный флакон духов. Тяжелый аромат роз с терпкой примесью сандала живо напомнил ему бал у Вентуорта. Именно это сладкое благоухание окутывало теплую кожу Вивьен.

Поставив на место духи, Грант просмотрел неглубокие ящички, набитые щетками для волос, баночками с кремами, черепаховыми гребнями, заколками для волос из слоновой кости и золота. Под всей этой дребеденью лежала небольшая книжка, переплетенная в красный сафьян.

Грант вытащил томик и быстро пролистал его, обнаружив список мужских имен, описание их сексуальной активности, время и даты любовных свиданий. Все это могло послужить идеальным орудием для шантажа. Здесь упоминались также несколько известных лиц, кичившихся надежными браками и незапятнанной репутацией. Никто из них не пожелал бы сделать свои измены достоянием гласности и заплатил бы любую сумму, лишь бы обеспечить молчание Вивьен. И возможно, ради этого пошел бы на убийство.

— Да, Вивьен, ты времени даром не теряла, — пробормотал Грант и, сунув книжку в карман, с излишним ожесточением задвинул ящик.

Сжав челюсти, он методично прошелся по шкафам. Найдя кожаный саквояж, запихнул туда первую попавшуюся одежду — несколько платьев насыщенных цветов, льняное белье, чулки и туфли, коробку с носовыми платками, три пары перчаток. Набив саквояж битком, Грант поднял лампу и вышел из спальни. Завтра он вернется и тщательно обследует дом, но в данный момент ему не терпелось увидеть свою гостью и узнать, как она себя чувствует.

Наняв экипаж, чтобы быстрее добраться до Кинг-стрит, Грант вернулся домой. Миссис Баттонс встретила его в дверях, поеживаясь от порывов холодного ветра. Приняв у него пальто, она перекинула его через руку.

— Добрый день, сэр. Накрывать на стол?

— Я не голоден, — промолвил Грант, бросив взгляд в сторону лестницы. — Как она?

Ничуть не задетая его резкостью, экономка спокойно ответила:

— Очень хорошо, сэр. Мисс Дюваль приняла ванну, а одна из горничных — Мэри — помогла ей вымыть голову. По-моему, ее состояние значительно улучшилось.

— Отлично. — Он внимательно посмотрел на экономку, догадываясь, что она не прочь кое-что добавить к тому, что сказала. — Мне кажется, вы неплохо разбираетесь в людях, миссис Баттонс.

Комплимент доставил ей видимое удовольствие.

— Надеюсь, что так, сэр.

— В таком случае… что вы скажете о мисс Дюваль?

Миссис Баттонс сгорала от желания поделиться своими наблюдениями. Свойственная ей сдержанность уступила место живому интересу.

— Ее поведение сбивает меня с толку, сэр. Когда я принесла ей тосты и ушла, чтобы проследить за приготовлением ванны, она встала с постели и прибрала в комнате. Даже заправила постель, несмотря на боль, которую причиняет ей каждое движение. Не могу понять, почему она все это делает, тем более в таком состоянии. В ванной ухватилась за полное ведро, чтобы помочь Мэри. Ведро мы, конечно, тут же отобрали, а она принялась извиняться, что доставляет нам дополнительные хлопоты. Она всячески старается никого не беспокоить и благодарна за любую помощь, словно не привыкла, чтобы ей прислуживали.

— Понятно. — Лицо Гранта казалось абсолютно бесстрастным, как всегда, когда он был озадачен противоречивыми фактами.

Миссис Баттонс продолжила волнующую ее тему:

— Она производит впечатление самой разумной и душевной молодой женщины из всех, кого я знала. При всем моем уважении, сэр, не могу поверить, что сказанное вами вчера вечером — правда.

— Это правда, — коротко ответил Грант.

Может ли потеря памяти изменить характер человека? Неужели Вивьен забыла о самодовольном высокомерии, с которым обычно держалась… или же она затеяла с ним какую-то игру?

Грант нетерпеливо сунул саквояж миссис Баттонс.

— Пусть одна из горничных займется одеждой мисс Дюваль.

— Хорошо, мистер Морган. — Экономка поставила саквояж на пол и подняла на него спокойные карие глаза. — Сэр, Мэри одолжила мисс Дюваль свою лучшую ночную рубашку — нам не во что было ее одеть.

— Спасибо. Я расцениваю все, что делается для мисс Дюваль, как личное одолжение. Передайте Мэри, пусть закажет себе новое платье и жакет к нему, и включите счет в домашние расходы. Да, приличное платье с дорогой отделкой.

Миссис Баттонс одобрительно улыбнулась:

— Вы хороший хозяин.

Грант ответил ей с хмурой гримасой:

— Скажите лучше законченный негодяй, уж мы-то с вами знаем.

— Да, сэр, — смиренно согласилась экономка. Грант направился к лестнице, чувствуя, как им овладевает непонятное раздражение. Вивьен Дюваль в роли невинной крошки, попавшей в беду… Ну нет, он этого не потерпит. Не пройдет и нескольких минут, как он выведет ее на чистую воду. Если она забыла, что была беспринципной шлюхой, он, черт побери, ей напомнит. Он разоблачит все ее хитрости, бесстыдные уловки, распущенность, чтобы дать ей пищу для размышлений. А потом пусть попробует играть в невинность.

Добравшись до ее спальни, он без стука распахнул дверь, почти уверенный, что Вивьен в своем уединении потешается над всеми, кого она так ловко обманула притворной добродетелью. Он вошел в комнату и… остановился как вкопанный. Она сидела в кресле у камина с книгой на коленях, поджав под себя крошечные ступни. Золотистые отсветы пламени играли на обращенном к нему трогательном в своей беззащитности лице. На ней была белая ночная рубашка с глухим воротом и голубая кашемировая накидка, прикрывавшая талию и бедра.

Положив книгу на пол, Вивьен подтянула накидку повыше. Мучительное напряжение, сковавшее Гранта, достигло предела. У нее было лицо ангела и волосы подручной дьявола. Вымытые локоны ниспадали до талии, словно волны и завихрения расплавленной меди с вкраплениями всех оттенков красного и золотого. Такими волосами природа обычно награждает невзрачных женщин, чтобы компенсировать им недостаток красоты.

Но лицо и фигура Вивьен точно сошли с картины времен Ренессанса, лишь с тем исключением, что реальность была еще более утонченной и невинной, чем любой нарисованный образ. Теперь, когда опухоль сошла, чистая голубизна ее глаз сияла во всей красе. Рот, розовый и нежный, казался чудом природы.

У него захватило дух, сердце бешено колотилось. Грант стиснул зубы. Не будь он цивилизованным человеком, не гордись так своим хваленым самообладанием, то овладел бы ею прямо сейчас, здесь, не думая о последствиях. Он отчаянно ее желал.

Не замечая его яростной внутренней борьбы, Вивьен робко улыбнулась. Грант почти ненавидел ее за эту улыбку, теплую и нежную, проникавшую в самую душу.

Придя в себя, он ответил ей уверенной, несколько отчужденной улыбкой.

— Добрый день, мисс Дюваль. Думаю, нам пора поговорить.

Вивьен плотнее закуталась в накидку, разглядывая стоявшего перед ней мужчину. Она испытывала самые разные чувства, не последним из которых было любопытство. От слуг она знала, что Грант Морган — знаменитый сыщик с Боу-стрит. Самый отважный человек в Англии, как гордо добавила одна из горничных, и теперь Вивьен поняла, что она имела в виду.

Он был настоящим гигантом. Страдая от боли в течение последних двадцати четырех часов, она как-то не заметила, что грубоватый низкий голос и мрачные зеленые глаза принадлежат мужчине, который был необыкновенно… крупным. Широченные плечи, длинные мускулистые ноги, исполинский рост…

Он не был красивым в общепринятом смысле. Волевые черты бесстрастного лица казались высеченными из гранита. Вивьен перевела взгляд на его руки и почувствовала, как жаркая волна залила ее щеки при воспоминании о его нежных прикосновениях.

— Да, я тоже хотела бы поговорить, — откликнулась она.

Морган поднял тяжелое кресло и переставил его ближе к ней, проделав это с поразительной легкостью. Наблюдая за ним, Вивьен задумалась, каково это — обладать такой невероятной мощью. Его физическое присутствие, грубоватая мужественность и жизненная сила словно заполняли собой комнату. Он сел и устремил на нее проницательные зеленые глаза, окаймленные длинными ресницами. Их глубокий цвет напоминал березовую листву или дымчато-зеленую старинную бутыль.

— Мистер Морган, — начала она, не сводя с него глаз. — Я никогда не смогу отблагодарить вас за все, что вы сделали… за вашу доброту и щедрость и… — Ее щеки вспыхнули ярким румянцем. — Я обязана вам жизнью.

— Я не вытаскивал вас из воды, — возразил Морган сухо. — Об этом позаботился лодочник.

— Пусть так, но я бы умерла, — не унималась Вивьен. — Я помню, как лежала на набережной, настолько замерзшая и несчастная, что мне было все равно, выживу я или нет. А затем появились вы.

— А что-нибудь еще вы помните? О себе, о своем прошлом? Может, вы с кем-то боролись или ссорились…

— Нет. — Она прижала руки к шее, осторожно исследуя больное место, и устремила на Гранта вопросительный взгляд. — Мистер Морган… кто это сделал?

— Пока не знаю. Вы чертовски некстати потеряли память.

— Мне очень жаль.

Он пожал плечами:

— Едва ли это ваша вина.

Куда делся нежный незнакомец, который заботился о ней прошлой ночью и сегодня утром? Неужели этот самый человек обнимал и утешал ее, врачевал ее синяки, укладывал в постель, как заботливый родитель обожаемого ребенка? Теперь он казался мрачным и совершенно неприступным. Он сердился, а она не знала почему. Вивьен почувствовала себя еще более одинокой, чем раньше. Он был для нее всем, и его холодность ранила ее.

— Вы чем-то недовольны, — сказала она. — Что случилось? Я сделала что-нибудь не так?

Ее расстроенный вид несколько смягчил Гранта. Не решаясь встретиться с ней взглядом, он сделал глубокий выдох, пытаясь взять себя в руки.

— Нет, — пробормотал он, тряхнув головой. — Все в порядке.

Может, он узнал о ней что-нибудь такое, что ему не нравится, предположила Вивьен. Она задрожала,

— Мне страшно, — проговорила она, сцепив руки на коленях. — Я все время пытаюсь что-нибудь вспомнить. Я ничего не узнаю. Все чужое. Ничто не имеет смысла. И при этом кто-то ненавидит меня настолько, чтобы желать моей смерти…

— Этот кто-то уверен, что вы утонули.

— По-вашему, преступник — мужчина?

— У женщины не хватило бы сил задушить вас голыми руками. Более того, в вашей личной жизни почти нет женщин. Подавляющее большинство ваших знакомых составляют мужчины.

— О-о… — Неужели нельзя рассказать ей все, не вынуждая задавать вопросы? Это просто пытка — смотреть в его каменное лицо и гадать, какие тайны из ее прошлого привели ее к этой невероятной ситуации. — Вы сказали… мне может не понравиться то, что вам известно обо мне, — нерешительно напомнила она.

Он полез в карман сюртука и вытащил небольшую книжку, переплетенную в темно-красную кожу.

— Взгляните на это, — отрывисто произнес он, сунув томик ей в руки.

— Что это такое? — настороженно спросила она.

Он не ответил, не сводя с нее беспокойного взгляда, выдававшего его нетерпение.

Вивьен осторожно открыла книжку, переворачивая страницы, исписанные аккуратным женским почерком. Списки, имена, даты… Наткнувшись на более чем откровенный пассаж, она ахнула и захлопнула томик, подняв на него потрясенный взгляд.

— Зачем, во имя Господа, вы показали мне эту гадость? — Она протянула ему книжку, но он не сделал попытки взять ее. Швырнув томик на пол, она уставилась на него как на свернувшуюся змею. — Чье это творчество и какое отношение оно имеет ко мне?

— Ваше.

— Мое? — Ледяные мурашки поползли по ее телу, и она плотнее запахнула кашемировую накидку. — Вы ошибаетесь, мистер Морган. — От негодования голос ее звучал резко и холодно. — Я не писала ничего подобного. Я не могла.

— Откуда вы знаете?

— Не могла и все! — Потрясенная и обиженная, она бросила на него укоризненный взгляд.

После короткой паузы он заговорил тихо и невыразительно:

— Вы куртизанка, Вивьен. Самая известная в Лондоне. Вы неплохо заработали на своем ремесле.

Лицо ее стало белым как полотно. Сердце лихорадочно забилось в груди.

— Не правда! — воскликнула она. — Эта книжонка принадлежит кому-то другому.

— Я нашел ее в вашем доме, в спальне.

— Зачем бы я стала… то есть зачем кому-то записывать подобные вещи?

— В качестве инструмента шантажа, — мягко предположил он. — А может, чтобы не сбиться со счета.

Вивьен буквально взвилась с кресла, уронив на пол кашемировую накидку. Поморщившись от боли, пронзившей перевязанную лодыжку, она, прихрамывая, отступила на несколько шагов в стремлении оказаться подальше от него.

— Я не делала ничего из того, что описано в этой книжке!

Морган скользнул по Вивьен взглядом, и она поняла, что пламя просвечивает сквозь муслин, соблазнительно освещая ее тело. Она поспешно сжала в горсти просторную рубашку, собрав ее спереди в складки.

— Я не проститутка! — гневно произнесла она. — В противном случае я бы ощущала в себе нечто такое… но я ничего не чувствую. Вы заблуждаетесь на мой счет. Если это образчик ваших детективных талантов, то я от них не в восторге! А теперь… теперь отправляйтесь и выясните наконец, кто я на самом деле.

Морган поднялся с кресла и подошел к ней.

— Не зря говорят, что правда глаза колет.

— Какая же это правда? — возразила Вивьен, тяжело дыша. — Произошла ошибка, можете вы это понять? — Довершая ее унижение, поврежденная лодыжка дала о себе знать, и она покачнулась, теряя равновесие.

— Хотите, я приглашу свидетелей, которые поклянутся на Библии, что вы Вивьен Дюваль? — свирепо осведомился Грант. — Или предпочитаете отправиться к себе домой и взглянуть на портрет у вас в спальне, где вы изображены, в чем мать родила? Я принес кое-какую вашу одежду — как насчет того, чтобы примерить ее и убедиться, что она вам впору? Если пожелаете, я могу завалить вас доказательствами. — Он поймал ее, крепко обхватив плечи, когда она попятилась от него.

Всхлипнув, Вивьен уперлась руками ему в грудь и, запрокинув голову, уставилась на него. Под, ее холодными ладонями его ребра казались твердыми, словно переборки фрегата. Он зажал ее между мощными бедрами, не давая пошевелиться.

— Даже если я Вивьен Дюваль, — упрямо сказала она, — вы не можете утверждать, что я делала то, что описано в той книжонке. Это выдумки.

— Все это правда, Вивьен, до последнего слова. Вы продавали себя за деньги. — Похоже, эта мысль доставляла ему не больше радости, чем ей. — Вы переходили от одного мужчины к другому, получая, что хотели, от каждого из них.

— Неужели? Кто же в таком случае был моим последним покровителем? Где он и почему вы не послали за ним?

— А как вы полагаете, кто он? — вкрадчиво спросил Грант.

От этих слов голова Вивьен пошла кругом. Приоткрыв рот, она обмякла в его руках.

— Я не знаю.

— Мы с вами были любовниками с тех самых пор, как вы оставили лорда Джерарда. Я навещал вас в вашем доме. Мы хранили наши отношения в тайне, однако склонялись к тому, чтобы подписать контракт. — Грант лгал, не чувствуя за собой никакой вины. Она всегда вела такую жизнь, что обман не мог ей навредить, но послужил бы его целям. Он хотел ее, а это был простейший способ получить желаемое.

— Значит, мы с вами… — Она осеклась.

— Да.

— Вы лжете! — Вивьен рванулась прочь, отталкивая его, но он был сильнее. Вскоре бесплодная борьба утомила ее. Она не могла не заметить, что ее движения возбудили Гранта. Восставшее доказательство его желания уперлось ей в живот, обжигая жаром. Как, во имя Госиода, она могла быть близка с этим человеком и ничего не помнить?

Дрожа, она повисла на нем, не в состоянии шевельнуть даже пальцем. От него исходил приятный запах чистого белья и терпкого мыла для бритья, и Вивьен глубоко вдохнула, наслаждаясь его ароматом. Уронив голову ему на грудь, она у слышала, как гулко бьется его сердце.

— Вы ошибаетесь, — сказала она, слишком ошеломленная, чтобы плакать. — Я совсем не такая. Я не способна на это.

Он не ответил, и она поняла: он настолько убежден в своей правоте, что нет смысла спорить. Искорка гнева пробилась через ее смятение. Отлично. Она больше не будет тратить силы, отрицая его обвинения… Время покажет, что он заблуждается.

— Чего вы хотите от меня теперь? — глухо спросила Вивьен. Рука Гранта скользнула по ее спине, и она затрепетала, ощутив тепло его ладони сквозь муслин рубашки.

— Я намерен оставить вас здесь, — ответил он, — ради вашей безопасности и моего удобства.

Его удобства? Стало быть, он собирается продолжить их отношения, несмотря на ее амнезию. Она взглянула на исполинскую кровать, которую находила божественной до сего момента. Если он задумал овладеть ею сегодня, то совершенно напрасно. Она выбежит из дома прямо в ночной рубашке и с визгом понесется по улице.

— Я не стану ублажать вас сегодня вечером, если таковы ваши планы, — мятежно произнесла она. — И завтра тоже. И послезавтра…

— Тихо. — Впервые в его голосе появились веселые нотки. — Я не животное, чтобы приставать к вам, пока вы больны. Мы подождем, когда вам станет лучше.

— Не дождетесь! Я не проститутка.

— Дождусь. Такова наша натура, Вивьен. Вы не сможете изменить себе.

— Отныне и навсегда я не пожелаю ни одного мужчины. Тем более вас! — вне себя от ярости сказала Вивьен.

Ее бравада задела в нем какую-то струнку, дав импульс мрачной решимости доказать нечто ей… и себе. Грант быстро подхватил ее на руки и отнес к кровати. Он опустил ее на аккуратно застеленное покрывало и склонился над ней, заслонив собой свет пламени.

— Нет, — прошептала Вивьен.

В уголке его губ образовались жесткие складки, но стоило ему прижаться к ее рту, как она задохнулась от нежного поцелуя. Он уперся ладонями в матрас по обе стороны от ее головы, не касаясь тела, завладев исключительно ртом. Если бы она пожелала, то легко могла увернуться. Но она оставалась под ним, завороженная жарким потоком сладостных ощущений.

В слабой попытке оттолкнуть Гранта, она подняла руки, но он склонился ниже, и тут в ее рот скользнул его дразнящий язык. Затем он накрыл ее рот губами, впитывая поцелуи, один нежнее и интимнее другого. Грудь Вивьен наливалась восхитительной тяжестью, внизу живота нарастало томление. Затуманившийся мозг более не воспринимал происходящего, да и не стремился. В целой Вселенной остались только эти пронзительные ощущения и тепло его губ.

Внезапно Морган прервал поцелуй и вперил в нее обжигающий взгляд.

— Видите? — хрипло произнес он. — А теперь ответьте мне, какая вы.

Пристыженная и возмущенная, Вивьен перевернулась на бок.

— Убирайтесь, — выдохнула она, зажав уши ладонями. — Я хочу побыть одна.

Он незамедлительно выполнил ее просьбу, оставив ее лежащей калачиком на кровати.

Почти не сознавая, что делает, Грант спустился вниз. Его одолевал сонм вопросов и ощущений.

— Вивьен, — бормотал он, повторяя ее имя то как молитву, то как проклятие.

Он оказался в библиотеке, тихом убежище из кожи и дуба, обставленном удобными креслами и книжными шкафами, сделанными на заказ. Дверцами шкафов служили стекла с резными фасками, нижние полки опоясывала медная решетка. Грант был одержим страстью к книгам, приобретая все, что имело переплет. Кипы сваленных на столах газет давали миссис Батгонс все основания утверждать, что их дом — самое пожароопасное место в Лондоне.

Грант никогда не сидел в праздности, не имея книга или газеты под рукой. Все свободное время он проводил за чтением. Годилось все, только бы не думать о прошлом. По ночам, когда сожаления, точно призраки, витали над его головой, лишая сна и покоя, он приходил в библиотеку, пил бренди и читал, пока слова не начинали расплываться перед глазами.

Беспокойно прохаживаясь перед переплетенными в кожу талисманами, охранявшими от злых духов, Грант искал что-нибудь, Чтобы отвлечься. Он коснулся прохладной сверкающей поверхности, отодвинул стеклянную дверцу и провел пальцами по кожаным корешкам. Но на сей раз прикосновение к книгам не принесло ему желанного облегчения… Рука его жаждала нежной женской плоти, шелковистых волос, округлой груди и бедер…

Он поймал в зеркале свое отражение и поразился выражению печали, застывшему на лице.

Со стоном отвернувшись, Грант подошел к серванту, разместившемуся между небольшими парными буфетами. Один из них использовался в качестве бара. Порывшись внутри, он наткнулся на плоскую ромбовидную бутылку, в которой плескалась темная жидкость.

Вытащив пробку, Грант сделал несколько больших глотков прямо из горлышка, чувствуя, как дорогой французский коньяк мягко обволакивает гортань. Он застыл в ожидании, пока привычное тепло разольется в груди, не ощущая ничего, кроме пустоты.

Его мысли вернулись к Вивьен, сладости ее рта, неожиданно невинному отклику. Словно она не привыкла к поцелуям. Она вела себя как неловкая, но старательная ученица в опытных руках мэтра. Сплошное притворство.

— Невинная, как же, — пробормотал он с мерзким смешком и отхлебнул еще коньяку. Вивьен оставалась первостатейной шлюхой, какой бы обворожительной она ни была. И надо быть круглым дураком, чтобы испытывать к ней сочувствие, желать ее и, что хуже всего, восхищаться ею.

Грант уселся в кресло, упершись ногами в бортик стола, и молча признал убийственную правду. Если бы он не знал, кто такая Вивьен, то сходил бы по ней с ума. Да и кто бы устоял? Она красива, умна и, судя по всему, чувственна. Сообщение о своем малопочтенном ремесле она встретила с идеально разыгранным гневом и замешательством. Именно такой должна быть реакция невинной женщины. В таких ситуациях Грант всегда верил инстинкту. Однако данный случай особый. Ему хорошо известна уникальная природа невинности Вивьен. Не важно, как она ведет себя сейчас. Рано или поздно к ней вернется память, а вместе с ней ее истинная сущность.

Следовательно, он не может позволить себе увлечься ею.

Но, будь он трижды проклят… если это так просто

Глава 5

Свернувшись на необъятной кровати, Вивьен негодовала и терзалась, пока наконец не погрузилась в спасительное забытье. Сон, однако, не принес ей успокоения: ее одолевали причудливые грезы, постепенно приобретавшие все более зловещий характер.

Она спешила по темной улице, ускользая от безликих незнакомцев. Время от времени она останавливалась, смеясь и поддразнивая своих преследователей. Оказавшись возле моста, она влезла на ограждение набережной, увенчанное бронзовой скульптурой речного божества. Мужчины с громкими протестами карабкались вслед за ней, а она хохотала, отпихивая их ногами. Внезапно массивное бронзовое изваяние пришло в движение. Громадные металлические руки сомкнулись вокруг нее, заключив в безжалостные холодные объятия.

Вскрикнув от ужаса, она стала отчаянно вырываться, но статуя, вцепившись в нее мертвой хваткой, повернулась к реке… и бросила ее в черную, обжигающую холодом пучину. Она закричала, идя ко дну, и захлебнулась ледяной водой.

— Вивьен! Проклятие, да проснитесь же вы!

Она подскочила, все еще отбиваясь от чудовищных рук… и увидела над собой Моргана. С обеспокоенным видом он посадил ее к себе на колени и откинул влажные волосы с ее лица. Он был в тонкой льняной сорочке, в расстегнутом вороте темнела впадинка у горла.

Вивьен с трудом перевела дыхание. Оглядевшись вокруг, она поняла, что лежит на полу.

— Вы свалились с кровати, — сообщил Морган.

— М-мне приснился кошмар.

— И что же это было? — мягко спросил он. Так как она продолжала молчать, он провел пальцем по ее лбу, приглаживая взъерошенную бровь. Этот интимный жест оказался действеннее слов.

Вивьен нервно прикусила губу:

— Мне снилось, будто я тону. Все казалось таким реальным… Я не могла дышать.

Грант что-то ласково промычал и успокаивающе похлопал ее по спине, покачивая, словно ребенка. Тепло его тела согревало ее даже через разделявшую их одежду. На секунду у нее возникло мстительное желание оттолкнуть его: слишком свежи были в памяти безобразные обвинения.

Однако Вивьен не двинулась с места. Несмотря на его отвратительное высокомерие и грубость, он был необыкновенно сильным и надежным. В этот миг ей хотелось, чтобы Грант никогда не размыкал объятий. Исходящий от него восхитительный аромат бренди, мужественности и чистого белья напомнил ей о ком-то… чей образ был сокрыт глубоко в памяти. Отца или брата? А может, любовника, который был ей дорог?

Смущенная и раздосадованная, Вивьен сосредоточенно покусывала губы, пытаясь вспомнить.

— Не надо, — сказал Морган, нежно коснувшись пальцем ее рта. — Постарайтесь расслабиться. Не хотите ли выпить?

— Не знаю.

Некоторое время он продолжал, баюкая, держать ее на коленях, пока лихорадочное биение ее сердца не пришло в норму. Его рука, скользнув по ее бедру, задержалась на изгибе талии. Со вспышкой отчаяния Вивьен ощутила, как знаком и привычен ей этот жест. Словно в его объятиях ее истинное место… словно они и в самом деле были любовниками. Она потерлась лицом о его рубашку, вытирая влажные от слез щеки, и почувствовала, как его губы коснулись ее волос.

Морган осторожно поднял ее с пола и, опустив на постель, расправил простыни и одеяла. Подойдя к прикроватному столику, он налил немного бренди в бокал с вытравленными по матовому фону листьями.

— Это вам не помешает, — заметил он, протягивая ей бокал. — От подобных снов так просто не избавишься. Некоторые из них кажутся до такой степени реальными, что просыпаешься с криком. Такова участь всех, кто побывал в лапах у смерти.

Он говорит со знанием дела, мысленно отметила Вивьен, отхлебывая бренди.

— А вы были на волосок от смерти?

— Раз или два.

— Как это случилось?

— Не в моих правилах обсуждать свои подвиги. — Ироническая улыбка тронула его губы, смягчив резкие черты. — Если сыщик начнет хвастаться, он погиб для дела. Все его силы уходят на изобретение лихо закрученных баек. Так что не вводите меня в искушение.

— Я все равно узнаю, — пообещала Вивьен. Она сделала большой глоток бренди, чувствуя, как приятное тепло растекается по жилам и успокаивает расстроенные нервы. — Миссис Баттонс говорит, что опубликовано несколько грошовых романов, повествующих о ваших похождениях.

— Вздор, который годится только на растопку, — фыркнул он. — В моем доме вы не найдете подобной чепухи.

— Напрасно вы так думаете. Слуги, как я поняла, их коллекционируют.

— Вот черти, — пробормотал Морган, немало удивившись. — Совсем свихнулись. Не верьте ни единому их слову.

— Кажется, я вас смутила, — не без удовлетворения отметила она и склонилась над бокалом, пряча улыбку.

— И кто это вам наплел? Миссис Баттонс? Нет, наверное, кто-нибудь из горничных. Я оторву им головы, чтобы отбить охоту к сплетням.

— Слуги гордятся вами, — сказала Вивьен в восторге от того, что нашла способ поддеть его. — Послушать их, так вы легендарная личность. Спасаете богатых наследниц, расследуете безнадежные дела…

— Что за чушь! — У Моргана был такой вид, словно она подшучивает над ним, а не цитирует отзывы его восторженных поклонников. — По большей часта я веду расследования для банков. У меня слабость к этим почтенным учреждениям, точнее к вознаграждениям, которые они назначают. Сэр Росс и мои коллеги но сыску охотно вам скажут, что самое подходящее место для моего сердца — это сейф с наличными.

— Пытаетесь убедить меня, что вы не герой? — констатировала Вивьен.

— Разве ваш опыт общения со мной в течение последних двадцати четырех часов свидетельствует об обратном?

По некоторому размышлению она задумчиво ответила:

— Вы, разумеется, не безупречны — едва ли такое вообще возможно, — но вы делаете добро, рискуя при этом собственной жизнью. А значит, вы герой, даже если лично я вас не одобряю.

— Вы не одобряете меня, — тупо повторил Грант.

— Нет. Я считаю, что вы не должны платить за услуги такой женщины, как я.

Это замечание развеселило и в то же время озадачило его.

— Ну и ну, Вивьен, — насмешливо протянул он, — высказывание совсем не в вашем духе.

— Вот как? — Она теребила краешек простыни. — Не имею ни малейшего представления, что именно в моем духе. Но чем больше я узнаю о себе — вашими заботами, — тем больше удивляюсь: зачем вам или кому-либо другому желать моего общества. Я ведь не слишком приятная особа, не так ли?

В комнате повисло тягостное молчание. Морган не сводил с нее испытующего критического взгляда, словно ученый, получивший неожиданный результат эксперимента. Затем, не сказав ни слова, повернулся и направился к двери. и Вивьен решила, что он уходит. Однако он взял стоявший на боковом столике поднос и вернулся к кровати.

— Ваш ужин, — сообщил он и, поставив поднос ей на колени, аккуратно разложил съехавшие к краю серебряные приборы. — Я нес его наверх, когда услышал, как вы упали.

— Вы принесли мне ужин? — спросила Вивьен, недоумевая, почему он не поручил этого слугам.

— Я искал повод, чтобы извиниться перед вами, — сказал он и отрывисто добавил:

— Сегодня вечером я вел себя непозволительным образом.

Вивьен тронуло его ворчливое, но искреннее — как подсказывала ей интуиция — раскаяние. Он мог не уважать, даже осуждать ее, и тем не менее считал нужным извиниться, когда был не прав. Может, он не такой уж людоед, как ей показалось.

Она воздала должное его честности:

— Вы лишь сказали правду.

— Но мог проявить больше чуткости при этом. Меня, при всем желании, не назовешь дипломатом.

— Мне вообще не следовало сердиться на вас. В конце концов вы не виноваты, что я…

— …прекрасная и обворожительная женщина, — закончил он.

Вивьен вспыхнула и потупилась, нервно комкая разложенную на груди салфетку. Она не находила себя ни прекрасной, ни обворожительной и тем более не ощущала себя опытной куртизанкой.

— Благодарю вас, — с трудом вымолвила она. — Но я совсем не та, за кого вы меня принимаете… по крайней мере в настоящее время я ею не являюсь. Я ничего не помню. И не знаю, как вести себя с вами.

— Пусть это вас не беспокоит, — перебил ее Морган, садясь на стул. Он казался расслабленным и небрежным, однако не сводил с нее глаз. — Ведите себя, как вам угодно. Никто не собирается заставлять вас делать то, чего вы не хотите, — и меньше всех я.

Вивьен глубоко вздохнула и встретила его взгляд.

— Значит, вы не будете настаивать, чтобы я…

— Нет, — тихо сказал он. — Я уже говорил, что не побеспокою вас в этом смысле. Пока вы не пожелаете сами.

— А если я не пожелаю никогда? — еле слышно прошептала Вивьен, сгорая со стыда.

— Выбор за вами, — заверил ее Грант. Озорная усмешка изогнула его губы. — Но берегитесь. Вы можете не устоять перед моей привлекательностью.

В крайнем смущении, Вивьен устремила взгляд на стоявшую перед ней еду: мелко нарезанное куриное мясо, горку приправленных сметаной овощей и ломтик сливочного пудинга. Она взяла с подноса булочку и откусила крошечный кусочек. Прожевать его и проглотить оказалось непосильным делом.

— Это ведь ваша спальня? Я хотела бы перебраться в комнату для гостей, если можно. Мне неприятно лишать вас собственной постели.

— Оставайтесь здесь. Я хочу, чтобы вам было удобно.

— Комната просто великолепная, но кровать чересчур велика и… — Вивьен замялась, не решаясь признаться, как остро ощущает его присутствие, даже когда его нет рядом. Запах и свойственная Гранту аура мужественности окружали ее со всех сторон, витали в воздухе. — Я бывала здесь раньше? — внезапно осведомилась она. — В вашем доме… в этой комнате?

— Нет. Вы впервые гостите у меня.

Значит, когда они были близки, догадалась Вивьен, они встречались у нее или в другом месте. Она была слишком растеряна, чтобы расспрашивать о деталях.

— Мистер Морган… Грант… я хотела бы спросить…

— Да?

— Обещайте, что не будете смеяться. Прошу вас.

— Хорошо.

Взяв в руку серебряную вилку, она с преувеличенным вниманием принялась ее рассматривать, пробуя пальчиком остроту зубцов.

— Нас связывало какое-нибудь чувство? Мы любили друг друга? Или это было чисто деловое соглашение? — Мысль, что она продавала свое тело исключительно ради денег, казалась ей невыносимой. С горящим от стыда лицом Вивьен ждала ответа. К ее величайшему облегчению, Грант не засмеялся.

— Это была не только сделка, — осторожно ответил он — Я надеялся, что вы принесете мне утешение и радость, в которых я очень нуждался.

— В таком случае можно сказать, что мы были друзьями? — осведомилась Вивьен, сжав вилку с такой силой, что острые зубцы оставили на ладони красные отметины.

— Да, мы… — Оборвав фразу, Морган отнял у нее вилку и, обхватив ее кисть своей громадной ладонью, потер ранку большим пальцем. — Мы друзья, Вивьен, — пробормотал он, глядя на полоску красных пятнышек. — Не расстраивайтесь. Вы не какая-нибудь дешевая потаскуш… проститутка. Вы известная куртизанка, и никто вас за это не осуждает.

— Я осуждаю, — страдальческим тоном произнесла Вивьен. — Очень даже осуждаю себя. Я предпочла бы быть кем угодно, только не…

— Вы свыкнетесь с этой мыслью.

— Как раз этого я и боюсь, — прошептала она.

Ее скорбный взгляд вызвал у Моргана непонятную тревогу. Он выпустил руку Вивьен и покинул комнату, оставив ее с угрюмым видом взирать на остывающую пищу на тарелке.

— Я это не надену, — заявила Вивьен, уставившись на приготовленное для нее платье — одно из четырех, принесенных Морганом из ее дома. Хотя она не сомневалась, что платье принадлежит ей, у нее возникли серьезные сомнения относительно собственного вкуса. При всех достоинствах фасона и покроя цвет бархата — нечто среднее между зрелой сливой и черной вишней — резко контрастировал с ее волосами. С удрученным видом она добавила:

— Только не с моей огненной шевелюрой. В нем я буду похожа на огородное пугало.

Выбравшись из ванны, она с помощью Мэри вытерлась длинным белым полотенцем. Миссис Баттонс окинула ее критическим оком.

— По-моему, вас ждет приятный сюрприз, мисс Дюваль. Почему бы вам не примерить платье и не убедиться собственными глазами?

— Хорошо, я попробую, — согласилась Вивьен, покрывшись гусиной кожей с головы до пят от холода. — Но все говорит за то, что я буду выглядеть смешно.

— Уверяю вас, это исключено, — возразила миссис Баттонс. За последние три дня отношение экономки к Вивьен заметно изменилось к лучшему. Этому немало способствовало то, что Вивьен при первой же возможности хвалила и благодарила слуг, искренне признательная за любую помощь.

Если бы Вивьен была знатной дамой, она, вероятно, воспринимала бы все как должное, не снисходя до общения с прислугой. Но, будучи далеко не аристократкой, девушка считала, что домочадцы Моргана более чем добры. Она не сомневалась, что им известно о ее беспутном прошлом, и тем не менее они обращались с ней с почтительностью, достойной герцогини. Когда она упомянула об этом в разговоре с миссис Баттонс, экономка иронично улыбнулась.

— Во-первых, мистер Морган недвусмысленно дал понять, что ценит вас и желает, чтобы к вам относились как к знатной гостье. Но что гораздо важнее, мисс Дюваль, ваше поведение говорит само за себя. Что бы о вас ни болтали, слуги в состоянии понять: вы милая и порядочная молодая женщина.

— К сожалению, это не так, — возразила Вивьен, не решаясь взглянуть экономке в глаза.

— Все мы совершаем ошибки, — немного погодя мягко сказала экономка и ласково погладила ее но плечу. — Мне приходилось слышать о куда более страшных прегрешениях, чем ваши. Благодаря профессии мистера Моргана я видела немало заблудших созданий, в которых не осталось ни крупицы добра или надежды. Вы совсем не в таком отчаянном положении.

— Спасибо, — прошептала Вивьен покаянно. — Я постараюсь оправдать ваше доброе отношение. — С этой минуты миссис Баттонс прониклась к ней почти материнским сочувствием и взяла ее под свое надежное крыло.

Что касается Гранта, Вивьен редко видела его, так как все свое время он посвящал расследованию ее дела и нескольких других. Он навещал ее по утрам, проводил с ней минут пять и исчезал на весь день. Вечера он коротал за чтением в библиотеке, довольствуясь одиноким спартанским ужином.

Морган оставался для Вивьен загадочной фигурой. Грошовые романы, которыми снабдила ее Мэри, проливали мало света на его характер. В них выпячивалась авантюрная сторона его натуры, излагались захватывающие детали расследованных Морганом преступлений, в том числе знаменитая погоня за убийцей через два континента. Однако было ясно, что автор не имеет ни малейшего представления о личности своего героя. Впрочем, как подозревала Вивьен, такой подход устраивал публику, предпочитавшую реальному человеку выдуманные истории, превращавшие его в ходячую легенду. При всем интересе к достижениям и необыкновенным способностям знаменитостей, никто не хотел знать об их слабостях.

Но именно слабости Моргана привлекали Вивьен в первую очередь. Судя по всему, у него их было немного. Скрытный и внешне неуязвимый, он избегал разговоров о своем прошлом, заставляя Вивьен гадать, какие секреты и воспоминания хранятся в его тщательно оберегаемом сердце. В одном она не сомневалась: Морган никогда не доверится ей до такой степени.

Вивьен было понятно презрение Моргана к той жизни, которую она вела до несчастного случая. Она полностью разделяла его чувства. К несчастью, в процессе расследования, видимо, обнаружились дополнительные, весьма нелестные для нее факты. Морган не скрывал, что опрашивает знавших ее людей. Но как выяснилось, никто из них не мог сообщить ничего сколь-нибудь полезного или особо приятного.

Вивьен нахмурилась, отгоняя тягостные мысли. Она оперлась на спинку стоявшего поблизости стула в ожидании, пока Мэри застегнет на ней бархатное платье. Ее лодыжка быстро заживала и только иногда ныла, когда она слишком долго стояла.

— Готово, — удовлетворенно произнесла миссис Баттонс и отошла назад, с улыбкой глядя на Вивьен. — Прелестное платье и цвет идеальный.

Вивьен медленно приблизилась к стоявшему на туалетном столике зеркалу. К ее удивлению, экономка оказалась права. На фоне темного бархата кожа казалась фарфоровой, в волосах вспыхивали рубиновые искры. Черная шелковая тесьма украшала высокий ворот. Таким же шелком был отделан вертикальный разрез от шеи до ключицы, открывавший полоску белой кожи. Ничто более не искажало простых, но элегантных линий платья, за исключением пышной оборки из черного шелка на подоле широкой юбки. Это был строгий туалет, достойный дамы из высшего общества. Вивьен испытала большое облегчение, обнаружив, что является обладательницей нескольких пристойных платьев.

— Слава Богу, — прошептала она, виновато улыбнувшись Мэри и миссис Баттонс, — я чувствую себя вполне респектабельной особой.

— Если пожелаете, мисс Дюваль, — предложила Мэри, — я расчешу вам волосы и заколю их наверх. Тогда вы будете настоящая леди — до кончиков ногтей. И мистеру Моргану понравится, что вы такая нарядная!

— Спасибо, Мэри. — Вивьен направилась к туалетному столику, задержавшись по пути, чтобы поднять влажное полотенце.

— Нет, нет, — запричитала горничная, бросившись к ней одновременно с экономкой. — Вам, мисс Дюваль, не полагается помогать мне!

Вивьен с пристыженной улыбкой отдала полотенце:

— Мне совсем не трудно.

— Не извольте беспокоиться, — сказала Мэри, усаживая ее за туалетный столик.

Остановившись позади Вивьен, миссис Баттонс встретилась с ней взглядом в зеркале. Экономка ласково улыбалась, но выражение ее глаз оставалось задумчивым.

— По-моему, вы не привыкли, чтобы вам прислуживали.

Вивьен вздохнула:

— Хотела бы я знать, к чему привыкла.

— Даме, у которой есть слуги, никогда не придет в голову прибирать в комнате или готовить себе ванну, даже если она забыла все на свете.

— Но у меня были слуги. — Вивьен вытащила шпильку из принесенной Мэри коробочки и обвела волнистый край кончиком пальца. — Во всяком случае, так утверждает мистер Морган. Я была избалованной особой, которая занималась только… — Она умолкла со сконфуженным видом.

— По вашему поведению никак не скажешь, что вы избалованная особа", — заметила экономка. — Думаю, потеря памяти тут ни при чем. — Она философски пожала плечами и улыбнулась:

— Правда, я не врач.

Мэри сделала Вивьен простую прическу, уложив косы в узел на макушке и оставив несколько золотисто-рыжих локонов свободно виться за ушами и на шее. Довольная, Вивьен решила осмотреться в доме.

— Неплохо для разнообразия хотя бы посидеть в другой комнате, — оживленно сказала она. — Нет ли внизу маленькой гостиной или библиотеки? Может, у мистера Моргана найдется несколько книг, на которые я могла бы взглянуть?

При этих словах экономка и горничная обменялись улыбками.

— Конечно, найдется, — ответила миссис Баттонс. — Я провожу вас в библиотеку, мисс Дюваль. Но вы должны щадить лодыжку и не утомляться.

Вивьен нетерпеливо взяла экономку под руку, и они осторожной поступью двинулись вниз. Дом был удивительно красив — темные панели красного дерева, толстые английские ковры, устилавшие полы, шератоновская мебель с присущей ей элегантной простотой линий и великолепные камины, щедро отделанные мрамором. Воздух в библиотеке благоухал воском, кожей и пергаментом. С наслаждением вдыхая эти запахи, Вивьен вошла внутрь. Остановившись посередине просторного помещения, она медленно обернулась, немало удивленная увиденным.

— Это одна из самых больших комнат в доме, — гордо сообщила миссис Баттонс. — Мистер Морган разместил свои драгоценные книги по первому разряду.

Вивьен почтительно взирала на высокие застекленные шкафы, картотеки с тисненными золотом надписями, мраморные бюсты, расставленные по углам. Ее взгляд упал на столы, заваленные книгами, многие из которых были раскрыты, как будто читатель только что отлучился по срочному делу.

— Это ведь не просто дань тщеславию? — поинтересовалась она.

— О, нет. Хозяин просто помешан на книгах. — Миссис Баттонс переставила удобное кресло поближе к весело пылавшему огню и раздвинула шторы, впуская дневной свет. — Я вас оставлю, мисс Дюваль. Думаю, вы найдете чем заняться. Прислать вам чай?

Покачав головой, Вивьен двинулась вдоль шкафов, бегло просматривая корешки. Экономка внезапно рассмеялась.

— Впервые вижу, чтобы кто-нибудь смотрел на книги так же, как мистер Морган, — сказала она.

Не заметив ухода экономки, Вивьен открыла стеклянную дверцу, за которой выстроились томики со стихами. По мере того как она читала одно название за другим, ее охватывало странное чувство… Многие из них казались поразительно знакомыми, вызывая непонятный трепет. Как завороженная, Вивьен потянулась к одной из книг. Ощущая под пальцами мягкую кожу переплета, она открыла томик и нашла стихотворение Китса «Ода греческой урне». «Тебе, нетронутой невесте тишины…» У нее было такое ощущение, будто она читала эти строки тысячу раз. Словно в мозгу распахнулась дверь, открыв доступ к знаниям, хранившимся там до сего момента. В крайнем возбуждении Вивьен прижала томик к груди и схватила другой, затем третий… Шекспир, Китс, Донн, Блейк <Джон Китс (1795-1821), Джон Донн (1572-1631), Уильям Блейк (1757-1827) — английские поэты.>.

От радости у Вивьен закружилась голова. Она вытащила из шкафа столько книг, сколько уместилось в руках, уронив в спешке несколько томиков на пол. Ей хотелось унести их все в тихий уголок и читать запоем.

На нижней полке она обнаружила потрепанные тома по философии. Схватив «Рассуждения» Декарта <Рене Декарт (1596-1650) — французский философ, математик, физик и физиолог.>, она раскрыла книгу наугад и лихорадочно прочитала вслух абзац: «Из всех понятий, которые я некогда считал абсолютно верными, нет ни одного, которое нельзя подвергнуть сомнению…»

Прижав к груди раскрытую книгу, Вивьен пыталась осознать мелькавшие в мозгу хаотические образы. Она изучала эту книгу с кем-то, кто был ей очень дорог. Знакомые фразы принесли ей ощущение безопасности и комфорта, в которых она отчаянно нуждалась. Она закрыла глаза и крепче обхватила книгу, силясь удержать ускользающие воспоминания.

— Ну и дела, — нарушил тишину низкий сардонический голос. — Не ожидал увидеть вас в библиотеке. Нашли что-нибудь интересное?

Глава 6

Быстро обернувшись, Вивьен увидела Моргана, который стоял в дверях с усталой гримасой, заменявшей ему улыбку. Сумрачно-серые тона его брюк и жилета оживлял сюртук цвета мха, на фоне которого его зеленые глаза казались ярче. Вивьен взволнованно шагнула к нему, спеша поделиться своим открытием.

— Грант, — выдохнула она, прижимая к груди рассыпающуюся охапку книг. Сердце ее бешено колотилось. — Помню, я читала эти книги… Вы не представляете себе, что я чувствую. — У нее вырвался нервный смешок. — О, почему я не могу вспомнить больше? Если бы только…

— Вивьен… — тихо отозвался Морган, став серьезным.

В несколько шагов он оказался рядом с ней и подхватил накренившуюся стопку. По сочувственному выражению его лица Вивьен поняла, насколько безумный у нее вид. Слова рвались с ее губ, но он мягко остановил ее.

— Позвольте мне. — Он забрал тяжелые тома из ее слабых рук, положил их на стоявший поблизости стол и повернулся к ней. Сжав плечи девушки огромными ладонями, он притянул ее к себе, и успокаивающе погладил по спине. — Так что вам удалось вспомнить?

Вивьен трепетала, наслаждаясь его объятиями.

— Я читала эти книги раньше с кем-то, кто был мне очень близок. Я не могу представить себе его лица, услышать голос… Чем больше я стараюсь вспомнить, тем быстрее все ускользает.

— Вы читали эти книги? — усомнился Грант, бросив взгляд на беспорядочную груду, сваленную на столе.

Вивьен утвердительно кивнула, уткнувшись лицом ему в грудь:

— Я могу даже кое-что процитировать.

— Хм-м…

Сбитая с толку этим маловразумительным ответом, Вивьен посмотрела ему в глаза.

— Вы что, мне не верите?

Некоторое время он не сводил с нее живого, изучающего взгляда.

— Это совсем не в вашем духе, — вымолвил он наконец.

— Я говорю правду, — настаивала она.

— Вы читали Декарта, — с расстановкой произнес он. — В таком случае я не прочь послушать ваше мнение о картезианстве <Картезианство — учение французского философа-дуалиста Рене Декарта и его последователей.>.

Вивьен задумалась, с облегчением обнаружив, что поняла вопрос.

— Мистер Декарт считал, что душа и тело — это раздельные сущности. А посему мы не можем полагаться на чувства как основу познания. По-моему, он прав… — Она помолчала и добавила:

— Истина — это нечто, что понимаешь сердцем вопреки фактам.

Хотя Морган хранил обычную невозмутимость, Вивьен чувствовала, что он удивлен.

— Похоже, я приютил под своей крышей философа, — заметил он, и внезапно в его глазах вспыхнули веселые искорки. Он положил книгу на стол и потянулся за другой, стоявшей на полке. — Раз так, расскажите мне, в чем Локк <Джон Локк (1632 — 1704) — английский философ.> расходится с Декартом.

Вивьен взяла у него книгу и положила ладонь на сафьяновый переплет.

— Мистер Локк считает, что мозг новорожденного ребенка представляет собой чистую страницу… Верно? — Она бросила взгляд на Моргана, ответившего ей утвердительным кивком. — Он также считает, что знание основывается на опыте. Мысль возникает только в результате чувственного восприятия. Я не могу с этим полностью согласиться. Даже при рождении человек не является пустой грифельной доской. Мне кажется, некоторые вещи заложены в нас с самого начала, до того как мы приобретаем жизненный опыт.

Морган забрал у нее книгу и поставил на полку. Повернувшись к Вивьен, он с нежностью заправил выбившуюся медную прядь ей за ухо.

— Какие еще книги кажутся вам знакомыми?

Вивьен подошла к другому ряду полок и стала вытаскивать аккуратно расставленные тома… труды по истории, теологии, романы и драматические произведения, складывая их во вторую стопку на столе.

— Я уверена, что читала эту, и эту, и те… О, а вот одна из моих любимых книг.

Он улыбнулся ее энтузиазму:

— Вы удивительно начитанны для женщины, которая никогда не читает.

— Кто вам сказал? — удивилась она.

— Лорд Джерард заверил меня, что вы не любите читать.

— Но это не правда.

— Вы настоящий хамелеон, Вивьен, — тихо промолвил он. — Вы усваиваете вкусы тех, кто вас окружает.

— По вашему мнению, я скрывала свое пристрастие к чтению и притворялась тупицей, чтобы привлечь лорда Джерарда, — подытожила она.

— Вы не первая, кто пускается на подобные хитрости. Многие мужчины чувствуют себя неловко в обществе умной женщины.

— И лорд Джерард относится к их числу? — Она тяжело вздохнула. — Каждый день я узнаю о себе что-нибудь новое. И ничего лестного.

Глядя на ее уныло опущенную голову, Грант ощутил странную теску. Он был абсолютно уверен, что знает, кто такая Вивьен Дюваль… к все же она постоянно ставила его в тупик.

Он окинул ее взглядом, подвергнув самому пристрастному осмотру. Вид Вивьен в темном бархатном платье встревожил его не на шутку. Он и не представлял, что в мире может существовать женщина столь же прекрасная, сколь умная, добрая и искренняя. И еще больше изумлял его тот факт, что он нашел такую женщину в лице Вивьен Дюваль. Не будь она куртизанкой, не знай он ее истинной сущности, то сходил бы по ней с ума!

Аккуратно зачесанные назад темно-рыжие волосы открывали самые изящные ушки, какие ему приходилось когда-либо видеть, трогательную шею и линию подбородка, такую изысканную, что он изнывал от желания исследовать нежный изгиб. Грант прошептал ее имя, и она подняла на него ясные голубые глаза, в бездонной глубине которых не было и тени коварства. Вспомнив, каким порочно обольстительным был раньше ее взгляд. Грант с недоумением потряс головой.

— О чем вы думаете? — спросила Вивьен.

— У вас глаза ангела. — Он испытующе вглядывался в ее заалевшее лицо.

— Спасибо, — неуверенно произнесла она. Грант нежно сжал ее ладонь.

— Пойдемте, — сказал он, увлекая ее за собой.

Когда он усадил Вивьен в кресло у камина, она с опаской посмотрела на него:

— Вы собираетесь и дальше экзаменовать меня?

— Нет, — ответил он с невольной улыбкой. Ему хотелось на время забыть обо всех противоречиях, связанных с Вивьен, и просто получать удовольствие от ее общества. Красивая женщина, огонь в камине, комната, полная книг, и бутылка вина… Может, другие мужчины по-иному представляли рай, но Гранту он виделся именно таким.

Притащив охапку книг, он свалил ее на пол у ног Вивьен. Затем достал из буфета бутылку бордо и откупорил ее опытной рукой. Наполнив два бокала, он сел в кресло рядом с Вивьен и протянул ей бокал. Она сразу пригубила вино, не прибегая к ритуалу, обычному для тех, кто привык к изысканным винам… не взбалтывая бокал, чтобы оценить аромат или прозрачность, которую французы поэтично называют «слезой». Ничто не выдавало в ней известную куртизанку, привычную к шикарной жизни… Она производила впечатление молодой неискушенной женщины, далекой от изысков внешнего мира.

— Это обнадеживает, — заметила она, взяв верхнюю книгу из стопки и положив ее на колени. — Конечно, это сущий пустяк — вспомнить книги, но если частичка моей памяти вернулась, возможно, скоро я вспомню все.

— Вы сказали, что читали их вместе с кем-то. — Грант сделал несколько глотков из бокала, не сводя взгляда с ее прелестного лица, освещенного пламенем камина. — Вы можете его себе представить? Какие-нибудь черты или звук голоса? Или место, где вы находились?

— Нет. — Лицо ее приняло задумчивое выражение. — Но когда я пытаюсь вспомнить, то чувствую себя такой… — Она запнулась в поисках подходящего слова. — Одинокой, — продолжила она с видимым усилием. — Словно я потеряла что-то или кого-то, очень мне дорогого.

Потерянная любовь, пришло в голову Гранту, и его неожиданно захлестнула ревность. Пытаясь скрыть эмоции, он опустил глаза.

— Взгляните, — промолвила Вивьен, протягивая ему томик Китса. — Какое стихотворение вам нравится больше всего?

Откинувшись в кресле, она наблюдала за Морганом, который принялся листать ветхие страницы. В свете пламени его темные волосы блестели, как эбонит. Вивьен подумала, что ему следовало бы отрастить их чуть длиннее, чтобы смягчить жесткие черты.

Ее взгляд переместился на томик, утопавший в огромной ладони с длинными пальцами. Как жаль, что ни одному Скульптору не пришло в голову запечатлеть в мраморе жестокую силу этих рук!.. Вивьен они казались в тысячу раз привлекательнее, чем тонкие, холеные руки джентльменов. Впрочем, разве может такой исполин иметь изящные ручки? При этой мысли она улыбнулась.

— Что вас так забавляет? — подняв глаза, спросил Морган.

Соскользнув с кресла, Вивьен опустилась перед ним на колени; юбки ее взметнулись и опали, образовав на полу озерцо винно-красного цвета. Вместо ответа она взяла его ладонь и приложила к ней свою. Она еще раз искренне подивилась мощи Гранта: ее ладошка казалась совсем крохотной.

— Может, я и не помню ни одного знакомого джентльмена, — сообщила она, — но вы самый крупный мужчина, какого мне приходилось видеть. — Между их ладонями словно пробежала искра, и Вивьен резко отдернула руку, вытирая увлажнившуюся кожу о юбку. — Каково это — быть таким высоким?

— Это постоянная головная боль, — сухо ответил Морган, отложив в сторону книгу. — Моя голова опробовала на себе крепость всех дверных рам в Лондоне.

Вивьен сочувственно улыбнулась:

— Должно быть, в детстве вы были долговязым и ужасно неуклюжим.

— Как обезьяна на ходулях, — согласился он, рассмешив ее.

— Бедный мистер Морган. Вас, наверное, дразнили все кому не лень?

— Бесконечно. А когда становилось невмоготу терпеть насмешки, приходилось драться. Каждый мальчишка в округе считал делом чести отлупить самого длинного парня из «Обители милосердия».

— «Обитель милосердия», — повторила Вивьен незнакомое название. — Это школа?

— Сиротский приют. — Не успели эти слова слететь с губ Моргана, как он пожалел о своей откровенности. Он бросил непроницаемый взгляд на притихшую Вивьен. На миг вызов — а возможно, и горечь — вспыхнул в глубине его зеленых глаз. — Я не всегда был в приюте, — пробормотал он. — Мой отец продавал книги. Он был неплохим человеком, но ничего не смыслил в делах. Несколько неудачных займов, предоставленных друзьям, и последовавшие за этим неприятности привели семью в долговую тюрьму. Ну а если ты попал туда, то выбраться невозможно. Как заработать деньги для уплаты долгов, находясь в тюрьме?

— Сколько вам тогда было лет? — спросила Вивьен.

— Девять или десяти. Не помню точно.

— И что дальше?

— В тюрьме началась эпидемия. Мои родители, и две сестры умерли. Мы с младшим братом выжили, и нас отправили в «Обитель милосердия». Через год меня выкинули на улицу за «нарушение внутреннего распорядка».

Он рассказывал об этом без всяких эмоций, но Вивьен чувствовала в его словах боль и ожесточение.

— Как же вы провинились? — осведомилась она.

— Мой брат, Джек, ростом не вышел и был слишком чувствителен. Находилось немало желающих поиздеваться над ним.

— И вам приходилось его защищать, — догадалась Вивьен.

Он кивнул:

— После одной особенно жестокой драки директор приюта перелистал мое дело, в котором пестрели такие эпитеты, как «необузданный» и «неисправимый». Последовал вердикт, что я представляю опасность для других детей. Меня выставили за пределы приюта без еды и каких-либо вещей, кроме тех, что были на мне. Двое суток я проторчал за воротами, с воплями требуя, чтобы меня пустили назад. Я знал, что Джек пропадет без меня. Наконец ко мне соизволил выйти один из учителей и пообещал, что присмотрит за братом. Он посоветовал мне убраться подальше и постараться чего-нибудь добиться в жизни. Я так и поступил.

Вивьен представила себе мальчика, одинокого и испуганного, оторванного от единственного близкого ему человека… вынужденного пробиваться в жизни без чьей-либо помощи. В подобной ситуации проще простого свернуть на кривую дорожку преступлений и насилия. Грат же посвятил себя обществу, которое обошлось с ним с поразительной жестокостью и бессердечием, отнюдь не считая себя героем. Напротив, сознательно играл роль бездушного эгоиста, который служит закону только из соображений выгоды. Каким же человеком надо быть, чтобы, помогая другим, скрывать собственные благородные мотивы?

— Но почему, — спросила она, — вы стали сыщиком?

Морган пожал плечами, цинично скривив рот:

— Все очень логично. Психология преступника понятнее всего тому, кто вырос на улице. Я сам недалеко ушел от них.

— Это не правда, — серьезно сказала она.

— Правда, — возразил он. — Я всего лишь обратная сторона той же скверной монеты.

Воцарилось тягостное молчание. Вивьен принялась выравнивать стопку книг на полу, размышляя над его безжизненным тоном, застывшей позой, повисшим в воздухе напряжением. Он казался бесчувственным и неколебимым, как гранитная скала. И все же она подозревала, что его неуязвимость всего-навсего маска. Слишком мало добра он видел в жизни, не знал ни тепла, ни ласки. Ей неудержимо захотелось обнять его, прижать к груди темноволосую голову, но здравый смысл возобладал. Он не примет от нее утешения, а она удостоится в лучшем случае унизительной насмешки. Самое разумное в ее положении — оставить эту тему.

— Где ваш брат сейчас? — неожиданно выпалила она. Морган, казалось, не слышал.

— Где Джек? — снова спросила она и, выпрямившись перед ним на коленях, заглянула ему в лицо.

Он перевел на нее взгляд, обжигавший зеленым пламенем.

— Вам известна моя подноготная, — сказала она. — Разве я не имею права узнать хотя бы об этом?

Кровь прилила к его лицу. Казалось, какой-то ужасный секрет отравляет его изнутри. Когда она уже решила, что Морган не ответит, он заговорил хриплым прерывающимся шепотом так тихо, что ей пришлось напрягать слух.

— Я вернулся за Джеком, как только смог… заручившись обещанием, что ему дадут работу на том же рыбном прилавке, где я чистил и заворачивал рыбу. Я знал, что его отпустят из приюта, если… какой-нибудь родственник поручится за него. Мне было почти четырнадцать, взрослый мужчина по всем меркам, способный позаботиться о брате. Но когда я пришел в «Обитель милосердия» и спросил о Джеке, мне сказали, что его нет.

— Нет? — переспросила Вивьен. — Он убежал?

— Свинка. Половина детей в приюте переболела. Джек умер без меня… без единой любящей души рядом.

Вивьен горестно взирала на него, испытывая неодолимое желание утешить.

— Я мог его спасти, — тихо продолжил он, — если бы пришел раньше.

— О, нет, — потрясение возразила Вивьен. — Не смейте так думать.

— Это факт.

— Вы несправедливы к себе.

— Я подвел его, — без всякого выражения произнес Грант. Одним быстрым движением он поднялся с кресла и повернулся к огню, глядя на рассыпающиеся угли. Взяв в руки кочергу, он придвинул полено, вспыхнувшее яростным пламенем.

Вивьен тоже встала. Стиснув кулаки, она смотрела на его широкую прямую спину и темную голову, окруженную сияющим ореолом. Сострадание на миг затмило ее собственные заботы и тревоги. Морган посвятил жизнь спасению других, ибо оказался не в силах спасти брата. И несмотря на огромный риск, которому он ежедневно подвергался ради ближних, так и не смог простить себе единственного поражения, обреченный терзаться до конца своих дней. Все ее существо пронзило мучительное желание помочь ему, но она не знала, как это сделать. Вивьен положила руку ему на плечо, помедлила, а затем дотронулась до его затылка. Морган напрягся и вздрогнул всем телом. Негромко выругавшись, он отпрянул от нее с таким видом, словно она вонзила в него кинжал.

— Я не нуждаюсь в жалости… — свирепо бросил он и осекся.

Вивьен прекрасно поняла, что он собирался сказать, и горечь обиды обожгла ее. Почему он не закончил фразу? Почему сдержался в последнюю секунду, пощадив ее чувства? Она с любопытством уставилась на него, ощутив вдруг неестественное спокойствие.

— Спасибо, — сказала она звенящим голосом. — Я ценю вашу деликатность.

— Вивьен, — сердито начал он, — я…

— Мне не следовало задавать вам такие личные вопросы, — перебила она, отступая к двери. — Я очень устала, мистер Морган. Наверное, мне лучше подняться наверх и отдохнуть.

Грант начал что-то говорить, но она поспешно выскочила из комнаты, оставив его в мрачной задумчивости созерцать пламя в камине.

* * *

Морган ушел из дома, пока Вивьен в одиночестве обедала. Она гадала, где и с кем он проведет вечер: в кафе за политической дискуссией или в клубе за картами со знойной красоткой на коленях. Едва ли такой мужчина испытывает недостаток в женщинах. В облике Моргана счастливо сочетались черты джентльмена и повесы, неотразимо притягивая внимание представительниц слабого пола. Можно не сомневаться, что он поражает воображение как высокородных дам, так и простолюдинок.

На сердце у нее была тяжесть, кусок не лез в горло. Почти не притронувшись к ужину, Вивьен легла в постель, прихватив с собой несколько книг. Она читала до полуночи, но сейчас ее не увлекал художественный вымысел — реальные проблемы, подобно злобным духам, не давали ей покоя.

Кто-то пытался ее убить и, возможно, предпримет еще одну попытку, если узнает, что она жива. Хотя Вивьен верила в способность Моргана защитить ее и изобличить убийцу, она сознавала, что он не всемогущ. К тому же она пока не в силах помочь ему — ведь прошлое оставалось для нее тайной за семью печатями.

Отложив книгу, Вивьен перевернулась на живот и задумалась, вглядываясь в тени, отбрасываемые стоявшей у кровати лампой. Что станет с ней? Она погубила себя, ступив на путь порока. Ей придется либо вернуться к прежнему ремеслу, либо найти мужчину, который снизойдет до того, что женится на ней. Или попробовать себя в какой-либо респектабельной профессии, которая могла бы обеспечить ее средствами к существованию. Но кто наймет ее, когда в глазах общества ее репутация безнадежно погублена?

С мрачным видом Вивьен взирала на медный локон своих волос, пышными волнами раскинувшихся но матрасу. Она прекрасно понимала, что ее внешность привлекает мужчин, независимо от того, нуждается она в их внимании или нет. Ей не скрыть того факта, что она была проституткой. Правда все равно выйдет наружу. Чем бы она ни занялась, мужчины будут преследовать ее, делая оскорбительные предложения и отпуская скабрезные шутки.

* * *

Вивьен еще долго ворочалась, предаваясь неприятным размышлениям, прежде чем забылась беспокойным сном. Она ворочалась с боку на бок, пока не превратила постель в ворох сбитых простыней и подушек. Проснувшись наконец, она с криком подскочила на постели и, тяжело дыша, уставилась в темноту невидящим взором.

— Вивьен!

Тихий оклик заставил ее инстинктивно вздрогнуть.

— Что…

— Я услышал ваш крик и пришел посмотреть, как вы.

Это был Морган. Но на сей раз его присутствие не помогло ей расслабиться. На какую-то долю секунды Вивьен даже испугалась, что он пришел домогаться ее благосклонности.

— Мне приснился кошмар, — едва слышно произнесла она. — Извините, что побеспокоила вас.

В темноте Морган казался огромной тенью, нависавшей над кроватью. Сердце Вивьен тревожно забилось. Сжавшись на постели, она в оцепенении наблюдала, как он потянулся к одеялам и несколькими уверенными движениями быстро расправил сбившееся белье.

— Принести воды? — деловито поинтересовался он.

Услышав этот безобидный вопрос, она успокоилась: вряд ли соблазнитель станет предлагать женщине стакан воды, перед тем как наброситься на нее.

— Нет, спасибо, — пролепетала она, взбивая подушку. — Не могли бы вы зажечь лампу? Кошмары такие живые, что я боюсь заснуть. Ужасно глупо, не правда ли? Я веду себя как ребенок.

— Не вижу ничего глупого. — В его голосе зазвучала нежность. — Позвольте мне остаться с вами, Вивьен. Скоро утро.

Она в смятении молчала.

— Я буду обнимать вас как друг, — тихо сказал он. — Как брат. Единственное, чего я хочу, так это избавить вас от кошмаров. — Он помолчал, а затем насмешливо продолжил:

— Признаться, мои желания этим не исчерпываются… но остальное может подождать. Мне остаться или вы предпочитаете, чтобы я зажег лампу?

Вивьен и в самом деле хотела, чтобы он остался. Это было не очень мудрое решение. Она определенно напрашивалась на неприятности. Но присутствие рядом огромного сильного мужчины сулило избавление от кошмаров…

— Ответьте мне сначала на один вопрос, — осторожно сказала она. — Вы, случайно, не голый?

— Я накинул халат, прежде чем войти к вам, — невозмутимо промолвил он. — Вы разочарованы?

— Нет, — отозвалась она так поспешно, что он разразился смехом.

— Без одежды я выгляжу весьма импозантно.

— Охотно верю.

— Решайтесь, мисс Дюваль… Мне остаться или уйти?

— Оставайтесь, — немного поколебавшись, тихо сказала она.

Глава 7

Матрас прогнулся под тяжестью Моргана. Вивьен глубоко вздохнула, крепко сжав кулаки в попытке унять нервную дрожь. Откинув одеяло, Морган осторожно вытянулся рядом с ней.

Затем он обвил рукой ее талию и притянул ее спиной к себе. Вивьен удивленно вскрикнула, ощутив тепло и твердость его тела.

— Вы ведь не боитесь, правда? — вкрадчиво поинтересовался он.

— Нет, — выдохнула она. — Но… мне трудно думать о вас как о друге.

Рука, обнимавшая ее талию, едва заметно напряглась.

— Отлично, — невнятно произнес он.

Вивьен затихла, упиваясь его близостью. Ее окружали запахи мыла, чистой кожи и приятное тепло, прогонявшей ночную прохладу. Конечности ее налились свинцовой тяжестью. Она подалась назад, желая теснее прижаться к нему, но он мягко удержал ее на месте.

— Не вертитесь, — ворчливо произнес он. — Я не евнух.

Вивьен чуть не умерла от смущения, ощутив обжигающее прикосновение его возбужденной плоти к своей пояснице и ягодицам.

— Напрасно мы это затеяли, — с трудом выговорила она. — Так я никогда не засну.

— Вы хотите, чтобы я ушел?

Вивьен молчала, испытывая стыдливость и в го же время наслаждаясь его объятиями. Совесть быстро сдала позиции.

— Может, я и не засну, — неуверенно сказала она, — но зато не увижу кошмаров.

Морган фыркнул:

— Я рад, что вы доверяете мне. Вообще-то я не ожидал, что вы согласитесь,

— Я и не собиралась, — отозвалась Вивьен. — А потом мне пришло в голову, что если бы вы хотели наброситься на меня, то не стали бы откладывать до сегодняшнего дня.

— Я никогда не навязывался женщинам, которые меня не хотят.

— Как я понимаю, в вашей жизни таких было немного.

— Одна или две, не больше, — сухо обронил он.

Вивьен тихо лежала, чувствуя, как дыхание Гранта шевелит легкие завитки волос у нее на затылке. Касаясь ступней его лодыжки, она ощущала приятное покалывание жестких волосков. Он казался воплощением мужественности, и сознание, что только ее слово сдерживает всю его мощь и жизненную силу, льстило самолюбию Вивьен. Она была очарована, опьянена игрой с опасностью.

— Грант, — негромко окликнула она. — Почему вы не женаты?

Он мягко рассмеялся.

— Я не из тех, кто женится. — Он взял в руку ее косу, поигрывая пушистым кончиком.

— Разве вы не хотите иметь жену и детей?

— Какой смысл? У меня нет неодолимой потребности продолжить свой отнюдь не выдающийся род. К тому же я не способен всю жизнь хранить верность одной женщине. Когда мне нужно дамское общество, я его нахожу. Мои слуги присматривают за хозяйством, обеспечивают мне комфорт. Зачем мне жена?

— Вы никогда не встречали женщину, без которой не могли бы жить?

— Вы слишком увлекаетесь романами, — с улыбкой произнес он.

— Наверное, вы правы, — с грустью сказала она. — И все же… вы не будете сожалеть, когда состаритесь и поседеете без спутницы жизни, с которой могли бы разделить…

— И без внуков, которых я носил бы на закорках, — закончил он. — Покорнейше благодарю, но мои амбиции не заходят так далеко, чтобы обзавестись потомством, которое будет дергать меня за бакенбарды и прятать мою трость за диваном. Я предпочел бы немного покоя на старости лет… если доживу до нее.

— Вы ужасный циник.

— Да, — невозмутимо признал он. — Между прочим, вы тоже. Но послушать вас, так вы сама невинность.

Они помолчали, и его теплая ладонь легла на ее плечо.

— Грант, — сказала она, подавив зевок. — Когда вы позволите мне побывать у себя дома?

— Как только доктор Линли скажет, что вы достаточно, окрепли, чтобы разъезжать по городу.

— Отлично. Он навестит меня завтра. Уверена, он не будет возражать.

— К чему такая спешка? — поинтересовался Морган. — Что вы рассчитываете там найти?

— Себя. — Она уткнулась головой в мягкую подушку. — Когда я окажусь в знакомом месте, среди своих вещей и книг, я наверняка все вспомню. Я уже устала чувствовать себя такой… такой пустой.

— У вас совсем немного книг, — сказал он. — Не припоминаю, чтобы я их вообще заметил.

— О-о… — Она повернулась к нему лицом. — Почему те вещи, которые мне нравятся сейчас, не нравились раньше?

— Не знаю. — Его дыхание, благоухавшее корицей с легким привкусом кофе, обдавало ее подбородок. — Может, у Линли есть ответ на этот вопрос.

— Что, по-вашему, произойдет, когда ко мне вернется память? Я стану такой, как прежде?

— Надеюсь, — буркнул он.

— Почему же? — спросила она, уязвленная его прямотой. — Я теперешняя вам не нравлюсь?

— Вы мне чертовски нравитесь, — отрезал он. — И мне чертовски трудно…

— Что?

Вместо ответа он прорычал проклятие, от которого загорелись ее уши.

— Предупреждаю вас, Вивьен, если вы затеяли со мной какую-то игру, я убью вас своими руками.

— Ни в какие игры я не играю, — обиженно возразила она. — С какой стати? Уверяю вас, если бы мне было что сказать о том, кто пытался меня утопить, я бы сделала это сразу. Разве я могу чувствовать себя в безопасности, пока он на свободе?

— Не можете. Что приводит нас к неизбежному выводу… Вы никуда не пойдете без меня.

— Конечно. Я не настолько глупа.

Он передвинул ее на середину кровати, так что они оказались на расстоянии вытянутой руки друг от друга.

— Вот так, оставайтесь там, — сказал он. — И не скатывайтесь на мою сторону, иначе я за себя не ручаюсь.

— Не волнуйтесь, — дерзко бросила она. — Кровать такая большая, что с таким же успехом мы могли бы находиться в соседних графствах.

Вивьен заснула, и ничто не потревожило ее сна. Она испытывала удивительное чувство покоя и полной защищенности, находясь в постели со спящим Морганом. «Пожалуй, от мужчин все же есть какая-то польза», — подумала она в полудреме, прежде чем погрузиться в глубокий сон.

* * *

Это была одна из худших ночей в жизни Гранта. За свое безумное предложение остаться с Вивьен он очень дорого заплатил. Он пытался быть добрым — ошибка, которую не скоро повторит.

Хотя… кисло поправил он себя, если говорить откровенно… доброта здесь ни при чем. Ему просто хотелось ее обнять. Вивьен неудержимо притягивала его. Он хотел быть единственным человеком, к которому она могла бы обратиться, хотел стать для нее всем. А это было не правильно…

Почему его нехитрый план отомстить Вивьен пошел кувырком?

Потому что она обладала всеми качествами, которыми он восхищался в женщинах. Они ни разу не были близки, но он уже точно знал, что его не удовлетворит ночь, неделя, месяц. Он хотел ее надолго. Хотел именно такой — беззащитной, неискушенной, лишенной тщеславия.

Проклятие. Насколько все было бы проще, останься Вивьен прежней. Он бы преспокойно использовал ее, а затем хладнокровно бросил, сообщив на прощание, что всего лишь сравнял счет. Теперь это было невозможно. Он не мог обидеть Вивьен и, вероятно, убил бы любого, кто посмел причинить ей зло.

Открыв воспаленные глаза, Грант угрюмо уставился на тоненькую фигурку, доверчиво свернувшуюся рядом. Она придвинулась к нему примерно час назад и успела довести до исступления. Каждая его клеточка вопила от протеста, руки дрожали от мучительного желания задрать ее ночную рубашку. Он даже прикидывал, не овладеть ли ею прямо сейчас, пока она не пробудилась, и вознести их обоих к вершинам блаженства, погрузившись в сладкое женское тепло. Но он не мог обмануть доверие Вивьен… и не находил в себе сил отодвинуться от нее. И поэтому, безмолвно страдая, оставался все в том же положении, с трудом сдерживая чувственные порывы, обжигавшие чресла.

В мрачной задумчивости Грант прокручивал в уме последние несколько часов, с каждой минутой становившиеся все более изощренной пыткой. Любое движение Вивьен, легкий поворот головы, вздохи, слетавшие с ее уст, дразнили и безмерно возбуждали его. Он, самонадеянно считавший себя властелином собственных страстей, на глазах превращался в тряпку. И все это из-за легкомысленного создания, переспавшего с половиной мужского населения Лондона. Он докатился до того, что не только смирился с этим, но даже искал оправдание легиону ее любовников. Черт побери, да он сам жаждал стать одним из них!

Вивьен, миниатюрная и изящная, как куколка, тесно прижималась к нему. Задравшаяся ночная рубашка обнажила ее стройные лодыжки. Запах ее ненадушенной кожи кружил ему голову, ускорял бег крови. Грант прижался небритым подбородком к темно-рыжему шелку ее волос, испытывая потребность расплести волнистые пряди и зарыться в них лицом.

Вивьен вздохнула во сне, и ее маленькая ступня скользнула между его ног.

Это было последней каплей. Он больше не мог противиться искушению дотронуться до нее. Положив руку на талию Вивьен, Грант двинулся выше, исследуя ее соблазнительную грудь. Накрыв ладонью белоснежное полушарие, он подумал: «Чем же Вивьен отличается от других женщин, которых я знал?» Она словно была создана специально для него. «Сколько мужчин чувствовали то же самое?» — уныло подумал Грант, борясь с примитивным желанием поставить на ней свое клеймо.

Он медленно обводил маковку ее груди, пока не ощутил как затвердел сосок. Ему было уже недостаточно ласкать ее сквозь ткань наглухо застегнутой ночной рубашки. Он умирал от желания коснуться обнаженной кожи пробовать ее на вкус, прижаться к ней губами. Когда он нежно сжал сосок большим и указательным пальцами, дыхание Вивьен стало прерывистым.

Она не шевельнулась, но едва различимая затаенная дрожь выдала ее. Вивьен проснулась… и не противилась его ласкам. Что это — шок, желание или простое любопытство? Грант осторожно отпустил ее грудь и, положив ладонь ей на живот, медленно скользнул вниз, туда, где под тонким хлопком прятались темно-рыжие кудряшки. Вивьен вздрогнула и подобралась, готовясь высвободиться.

Склонившись к ней, он прижался губами к ее шее, прокладывая дорожку к впадинке за ухом, нашептывая слова успокоения, рассказывая, как желает ее, как нуждается в ней, обещая, что будет нежен и терпелив. Рука его накрыла сокровенный холмик, твердое возбужденное естество уперлось ей в бедро. Грант не спешил, оставляя выбор за ней. Но Вивьен принимала ласки, отвечая ему со странной неловкостью, словно пылкая, сверх меры возбужденная девственница. Тяжело дыша, она повернулась к нему и, не открывая крепко зажмуренных глаз, вцепилась ему в плечи. Грант прильнул к ее губам в томительном поцелуе, лаская и дразня ее язык своим. Вивьен застонала и, обвив руками его шею, теснее прижалась к нему, когда он приподнялся над ней…

Торопливый стук в дверь возвестил, что наступило утро и прислуга приступает к чистке каминов и разведению огня. Горничная, не дожидаясь ответа, распахнула дверь и вошла в комнату. Обнаружив, что в постели находятся двое, она застыла на месте с испуганным возгласом.

Вивьен замерла под Грантом с паническим выражением в голубых глазах.

Грант поднял голову и свирепо уставился на горничную.

— Позже, — коротко бросил он.

— Слушаюсь, сэр, — промямлила девушка и стрелой вылетела из комнаты, притворив за собой дверь.

В том, что произошло, не было ее вины. Слуги Моргана не привыкли к такого рода случайностям, поскольку он имел обыкновение встречаться со своими подружками на их территории. Дверь его спальни никогда не запиралась — упущение, которое следовало исправить. Злясь на себя, Грант решил довести до сведения миссис Баттонс, что порядки изменились и новые правила вступают в действие немедленно.

От чувственного настроя Вивьен не осталось и следа. Тело ее оцепенело, лицо горело от смущения. Грант перекатился на бок, мрачно взирая на судорожно выбиравшуюся из постели Вивьен. Чресла его болезненно пульсировали от возбуждения. Если такая пытка повторится, он останется калекой.

Поспешно надев халат, Вивьен плотно его запахнула и туго перепоясалась. Затем кинулась к умывальнику, налила в тазик холодной воды и принялась энергично плескать ее на разгоряченные щеки. Грант с интересом наблюдал за ее напряженной спиной и решительными движениями. Она насухо вытерла лицо, распрямила плечи… и повернулась к нему с выражением человека, которому предстоит неприятная задача.

— Вы хотите, чтобы я вернулась в постель? — осведомилась она, уставившись на покрытый ковром пол.

Вопрос поразил Гранта. Собственно говоря, он бы не возражал… но прежде хотел знать, чему обязан таким предложением. Вивьен не смела поднять на него глаза.

— Я в долгу перед вами, — бесцветным тоном произнесла она. — Вы спасли мне жизнь, предоставили кров и защиту… не говоря уж о наших прошлых отношениях. Ведь мы же делали… это… раньше, и было бы лицемерием с моей стороны отказывать вам. Поэтому, если вы не возражаете, я готова вернуться в постель.

Она стояла перед ним с видом мученицы, преисполненной решимости исполнить свой долг. Ее скованная поза, потупленная голова подействовали на него как ушат ледяной воды.

— Возражаю, — раздраженно буркнул он. — Будь я проклят, если вы явитесь ко мне в постель как жертва на заклание. — Встав с кровати, он стянул распахнувшиеся полы халата и насмешливо скривился, глядя на Вивьен, густо покрасневшую при виде его наготы. — Девичий румянец вам не идет, Вивьен. Не забывайте, что я знал вас до того, как вы потеряли память.

— Чего вы хотите от меня? Я предложила вам свое тело. Должно быть, вы недовольны тем, что я проявила недостаточный энтузиазм.

Он бросил на нее выразительный взгляд.

— Недостаточный? — язвительно повторил он. — Да, Жанна д’Арк испытывала больше энтузиазма, всходя на костер.

В комнате повисло напряженное молчание. На лице Вивьен вдруг отразилось раскаяние, а в глазах сверкнуло веселье. Она поспешно отвернулась, но Грант успел заметить, что ее губы дрогнули от сдерживаемого смеха.

— Простите, — сдавленно произнесла она. — Не очень-то лестно для вас, да?

— Совсем не лестно, — проворчал Грант. Он бы тоже посмеялся, если бы не сгибался от боли в чреслах. Забравшись снова на кровать, он перевернулся на живот и, уткнувшись лицом в подушку, приказал утихнуть мучительному возбуждению. Уловив движение около кровати, он поднял голову и наградил Вивьен грозным взглядом.

— Не приближайтесь, иначе я передумаю и затащу вас в постель.

— Хорошо, сэр, — согласилась она с подозрительной покорностью. — Вероятно, мне лучше забрать одежду и переодеться в соседней комнате.

— Только побыстрее, — попросил Грант и вновь уткнулся в подушку с шумным вздохом.

* * *

Вивьен влезла в роскошное платье синего бархата и итальянского шелка в рубчик с длинными рукавами, пышными сверху и плотно облегавшими руку от локтя до кисти. Узкая полоска брюссельского кружева окаймляла рукава и высокий ворот с мысиком. Вивьен вся извертелась, пытаясь застегнуть ряд пуговиц на спине, и решила отложить эту задачу на потом, обратившись за помощью к Мэри.

Она расплела косы, расчесала пальцами длинные волнистые пряди и подошла к овальному зеркалу, висевшему на обтянутой дамастом стене, чтобы взглянуть на себя. Платье ей шло, подчеркивая голубизну глаз и невольный румянец. все еще заливавший щеки.

При мысли о находившемся в соседней комнате Гранте из ее груди вырвался прерывистый вздох. Тело ее горело, руки были холодны, вся она светилась от смятения и восторга. Даже сейчас ей хотелось вернуться к нему и попросить коснуться ее снова… ощутить его тяжесть.

Понимая механику самого акта, она не помнила, чтобы занималась этим, и не имела понятия, что, собственно, нужно делать. Столь полная неосведомленность нервировала ее. Только что он был таким невероятно нежным, что она чуть было не поддалась его чарам. Никто, и, уж конечно, не она, не мог отрицать сексуальную притягательность Гранта Моргана. Но она не любила его. В то время как внутренний голос нашептывал ей, что в интимные отношения следует вступать, только испытывая сильное чувство. Это тайное убеждение полностью противоречило образу жизни, который она вела до несчастного случая.

Вивьен в отчаянии сжала руками виски и застонала. Она не винила Гранта за его подозрения. Как еще он мог объяснить ее странное поведение? Она была проституткой, и ее природа не могла измениться за одну ночь.

— Ну почему я не могу вспомнить? — вслух произнесла она и с силой надавила костяшками пальцев на пульсирующую жилку.

* * *

Грант оделся и отбыл на Боу-стрит без завтрака и традиционного чтения «Таймс», не сказав ни слова Вивьен. Было очевидно, что горничная посвятила слуг в подробности сцены, разыгравшейся утром в спальне. Все они, включая миссис Баттонс, обращались с ним с такой осторожной почтительностью, что ему хотелось оторвать кому-нибудь голову.

Войдя в дом номер четыре по Боу-стрит, Морган вручил пальто миссис Добсон. Атмосфера в конторе была деловой, но спокойной, так как сэр Росс Кеннон заканчивал очередной выпуск еженедельного бюллетеня, который рассылался по всем магистратам Англии и содержал приметы разыскиваемых преступников и сведения об их гнусных деяниях.

Когда Грант добрался до кабинета Кеннона, тот встретил его в дверях и сунул ему пачку исписанных листков и карандаш.

— Хорошо, что вы здесь, — оживленно сказал он. — Взгляните на эти бумаги. Через десять минут их нужно отправить издателю.

Прислонившись к косяку, Грант быстро просмотрел документ, делая пометки тут и там. Закончив, он вошел в кабинет и увидел там Кейса, листавшего процессуальный кодекс. Расфранченный, как всегда, Кейс был облачен в темно-зеленые брюки, расшитый парчовый жилет и коричневый сюртук отличного покроя. Шея его утопала в пышном галстуке, высоко подпиравшем подбородок.

— Доброе утро, — поздоровался Грант, положив бюллетень на письменный стол красного дерева.

Кейс буркнул в ответ что-то неопределенное, углубившись в чтение заинтересовавшего его раздела. Прочитав полстраницы, он закрыл книгу и вернул ее на полку.

Грант тем временем уселся в кресло, стоявшее рядом со столом Кеннона. Сунув руку в карман сюртука, он вытащил книжку в кожаном переплете, которую нашел в доме Вивьен, и угрюмо уставился на нее. В поисках зацепки он изучил каждую страницу. К этой минуте омерзительные подробности перестали шокировать его, но описание соитий, изложенное изящным женским почерком, все еще вызывало в нем брезгливое чувство. Каждое откровенное выражение отпечаталось в его мозгу огненными буквами.

— Что читаешь? — осведомился Кейс. Грант невесело рассмеялся:

— Боюсь, ты еще не дорос до такого, Кейс.

— Позволь мне судить самому. — Старший коллега взял книжку из рук Гранта и раскрыл ее. По мере того, как он вчитывался в страницу, его кустистые брови удивленно ползли вверх.

— Ну и мерзость, — заметил он, возвращая томик. — И кто же автор?

Грант мрачно улыбнулся:

— Держись от нее подальше, Кейс. Настоящая ведьма. Одной ее улыбки хватит, чтобы скрутить человека в бараний рог.

Несмотря на нарочито небрежный вид Кейса, в его светло-карих глазах светился неподдельный интерес.

— Это имеет отношение к утопленнице, которую ты выловил из реки, верно? Ходят слухи, будто она жива и ты прячешь ее у себя дома.

Грант откинулся на стуле, скосив на коллегу безразличный взгляд:

— Тебе следовало бы знать цену слухам, Кейс.

— Кто она? — настаивал тот. — Она назвала имя нападавшего?

— Откуда такой интерес к моему делу? — спросил Грант.

— Я лишь хотел предложить тебе помощь, так, на всякий случай, — ответил Кейс. — Ты же мне помогал, в конце концов. Что-то ты стал чересчур раздражительным, приятель…

— Если мне понадобится твоя помощь, я тебе сообщу.

— Сделай одолжение, — бросил Кейс с примирительной улыбкой и вышел из кабинета.

Грант сидел в мрачной задумчивости. Кейс прав, он действительно раздражается по пустякам и бросается на окружающих, как любой мужчина, окажись он на его месте. В обществе Вивьен он легко забывал, что она собой представляет и на что способна. Но, расставшись с ней, видел ситуацию в истинном свете. Вивьен — куртизанка, и этим все сказано. Кто-то, скорее всего один из ее бывших любовников, пытался ее убить. Его задача заключается в том, чтобы выяснить, кто на нее покушался, и схватить преступника. А затем выставить Вивьен Дюваль из своего дома и своей жизни навсегда… прежде чем она завладеет его сердцем.

Сэр Росс вошел в кабинет и сразу направился к фаянсовому кофейнику. Следом за ним в дверь прошмыгнула Недотепа. Кошка запрыгнула на пустующий угол письменного стола Кеннона и улеглась на бок, устремив немигающий взгляд на Гранта.

— Доброе утро, Недотепа, — проговорил Грант, потянувшись к пушистой мордочке. Недовольно съежившись, кошка сузила глаза и положила голову на лапы, терпеливо снося его ласки. Грант улыбнулся, восхищаясь снисходительностью Животного. — Вылитая женщина, — пробормотал он. — Нечего и рассчитывать на твою благосклонность, не предложив ничего взамен.

Кеннон вылил себе остатки кофе и поморщился, попробовав чуть теплый с густым осадком напиток.

— Миссис Добсон, — позвал он, повернув темноволосую голову в сторону двери, — кофе кончился.

— Подумайте о своих нервах, сэр… — откликнулась она из коридора.

— Мои нервы в полном порядке, — ответил Кеннон с ворчливыми нотками в голосе. — У меня много работы, миссис Добсон. Позаботьтесь, чтобы приготовили еще один кофейник. — Кеннон подошел к креслу и, садясь в него, коротко улыбнулся. Вспышка веселья ненадолго осветила его суровые черты. — Храни нас Господи от женщин, вообразивших себя всезнайками.

— Аминь, — пробормотал Грант, присоединяясь к его молитве.

Кеннон откинулся в кресле и, прищурив холодные серые глаза, внимательно посмотрел на Гранта.

— Ужасно выглядите. Вы, случайно, не заболели?

Столь необычный вопрос из уст Кеннона привел бы в смятение любого из сыщиков. Грант недовольно нахмурился.

— Не выспался, — односложно ответил он,

— Проблемы с мисс Дюваль?

— Ничего существенного, — пробормотал Грант.

— Как ее здоровье? — поинтересовался Кеннон.

— Идет на поправку. Но память пока не вернулась.

Кеннон кивнул и взял книжку, которую протянул ему Грант.

— Что это?

— Дневник и записная книжка. Я нашел ее в доме мисс Дюваль. Мне кажется, здесь должно быть имя того, кто нам нужен.

Наблюдая за шефом, листавшим книжку, Грант задавался вопросом, что может думать о столь откровенном тексте человек, взявший на себя обязательства, близкие к обету целомудрия. На лице Кеннона отсутствовали какие-либо внешние проявления эмоций: румянец, напряжение, пот — казалось бы, естественные в подобной ситуации. Судья прекрасно владел собой.

— Похоже, мисс Дюваль вела весьма бурную жизнь, — заметил он. — Почему вы решили, что нападавший упомянут в дневнике?

— Причиной покушения могла быть только страсть. За мисс Дюваль не числится незаконных деяний или сомнительных знакомств, у нее нет долгов, поскольку о ней всегда было кому позаботиться. Ничего — только длинный список любовников, которым она изменяла. И которым вела строгий учет… включая их специфические вкусы. Для нее это был бизнес, и, как видите, отлично организованный. При первой же возможности продать себя подороже она не задумываясь бросала очередного любовника.

— И вы полагаете, что один из них, получив отставку, пришел в такую ярость, что попытался ее убить?

— Да.

Кеннон вернул ему книжку:

— Постарайтесь сузить круг поисков, Морган, и поскорее. Если позволить виновнику замести следы, дело можно считать проигранным.

Уставившись на книжонку, Грант провел пальцами по гладкому кожаному переплету.

— Чего бы я хотел, — медленно произнес он, — так это найти способ оповестить широкую публику, что Вивьен жива. Тогда тот, кто покушался на нее, поймет, что потерпел неудачу.

— И предпримет еще одну попытку, — закончил его мысль Кеннон. — Что поставит мисс Дюваль в крайне рискованное положение.

— Отнюдь нет, — решительно возразил Грант. — Она находится под моей защитой — и этому подонку придется иметь дело со мной.

— Отлично. Что ж, давайте явим столице мисс Дюваль. Вы уже подумали о месте и времени?

— Пока нет.

— В таком случае позволю себе кое-что предложить. Моя хорошая знакомая, леди Личфилд, дает бал в субботу вечером. Приглашения на ее приемы пользуются большим спросом, к тому же потом «Тайме» печатает подробный отчет. Я уговорю ее прислать вам приглашение и включить в список гостей, кого вы пожелаете.

Грант неожиданно усмехнулся:

— Привести Вивьен в дом к леди Личфилд?

— Почему бы и нет?

— Вивьен не очень охотно принимают в так называемых приличных домах. Женщины относятся к ней настороженно, прекрасно зная, что немногие мужья избежали ее постели.

— Тем лучше, если на прием явятся ее бывшие любовники, — заявил Кеннон.

Их разговор прервала миссис Добсон, появившаяся с горячим кофейником и чистыми кружками.

— Вы слишком увлекаетесь этим зельем, — неодобрительно заметила она. — Вы оба.

— Кофе обостряет чувства и стимулирует умственную деятельность, — сообщил Кеннон, ожидая, пока она нальет ему щедрую порцию бодрящего напитка. Нетерпеливо взяв протянутую кружку, он обхватил ее длинными пальцами.

— И не дает вам заснуть до полуночи, — проворчала миссис Добсон, энергично тряхнув головой, так что серебряные кудряшки подпрыгнули у нее на макушке. Она повернулась к Гранту с таким видом, словно искала в нем союзника. — Сэр Росс спит не более четырех часов в сутки, не успевает даже, толком поесть… и во имя чего? Сколько бы он ни трудился, работы становится все больше.

Росс скорчил мимолетную гримасу.

— Если дать волю миссис Добсон, — произнес он, обращаясь к Гранту, — я скоро стану таким же толстым и ленивым, как Недотепа.

Злополучное животное пошевелилось, удобнее устраиваясь на столе, и одарило хозяина пренебрежительным взглядом

Недовольно качая головой, миссис Добсон вышла из кабинета.

Кеннон подул на кофе, и облачко пара поднялось над кружкой

— Отлично, — сказал он, посмотрев на Гранта. — С вашего разрешения я обращусь к леди Личфилд с просьбой расширить список гостей.

— Благодарю вас. — Грант помедлил, прежде чем задумчиво добавить:

— Есть еще кое-какие сведения, о которых я не успел упомянуть. Их сообщил мне лорд Джерард во время допроса. Не знаю, стоит ли им верить, поскольку об этом нет ни слова в дневнике мисс Дюваль, да и те, кого я опрашивал, тоже помалкивают.

— Что за сведения? — заинтересовался Кеннон.

— Мисс Дюваль собиралась в ближайшее время выйти замуж. За весьма состоятельного человека.

— Хм-м. С чего бы человеку со средствами «приобретать поношенные башмаки»? — усомнился Кеннон, воспользовавшись выражением, которое употребляли, имея в виду женитьбу на чужой любовнице.

— Вот именно, — сказал Грант. — Как справедливо заметил лорд Джерард, никто не возьмет в жены подержанный товар, каким является Вивьен, если не желает превратиться в посмешище для всей Англии. Хотя не исключено, что она нашла какого-то старого маразматика.

Несмотря на все усилия Гранта сохранять бесстрастный тон, в его голосе сквозила горечь, которая не ускользнула от внимания Кеннона. Грант молча проклинал себя, выведенный из равновесия его пристальным взглядом.

— Каково ваше мнение о мисс Дюваль, Морган? — тихо спросил судья.

— Мое мнение не имеет никакого отношения к делу. — Грант поднялся, стряхивая с брюк воображаемые пылинки. — Если вас интересуют улики…

— Меня интересует ваше мнение, — непреклонным тоном повторил Кеннон. — Прошу вас, садитесь.

Внезапно атмосфера в комнате показалась Гранту удушающей. Ему отчаянно хотелось проигнорировать просьбу судьи. Холодный пронизывающий взгляд Кеннона приводил его в бешенство. Он готов был отделаться дерзкой репликой или удобной ложью… но будь он проклят, если побоится сказать правду, какой бы она ни была. Яростно сверкнув глазами, он снова опустился в кресло.

— В мисс Дюваль живут две разные женщины, — произнес он с каменным выражением лица. — Одну вы найдете в этой книжонке, искушенную, пресыщенную, жадную… порочную до мозга костей. Но есть другая, которая в данный момент находится в моем доме.

— Ну и какая она?

— Умная… нежная… мягкая. Мечта большинства мужчин.

— И ваша? — вкрадчиво произнес Кеннон. Грант вцепился в ручки кресла с такой силой, что побелели костяшки пальцев.

— И моя, — буркнул он наконец. В обращенном на него задумчивом взгляде Кеннона мелькнуло сочувствие, показавшееся Гранту невыносимым.

— Будьте осторожны, — остерег судья.

Грант собирался заверить его, что беспокоиться не о чем, в своей обычной самоуверенной манере… но слова не шли с языка.

— Значит, договорились, — подытожил Кеннон, давая понять, что разговор закончен, и Грант откланялся с нескрываемым облегчением.

Глава 8

— Бал? — Вивьен уставилась на Гранта с таким видом, словно он сошел с ума.

Они сидели в нижней гостиной, и он посвятил ее в план, предложенный сэром Россом. Хотя Грант с пониманием отнесся к ее чувствам, было ясно, что он не оставляет ей выбора.

— Вы просите меня появиться на публике, — взволнованно продолжила Вивьен, — причем не просто на публике, а на грандиозном балу, чтобы поставить всех в известность, что я жива. Но с той минуты я буду рисковать во сто крат сильнее, чем сейчас.

— Вы будете под моей защитой, — возразил Грант, садясь рядом с ней на обтянутую золотистым дамастом кушетку. Он стиснул в ладонях ее судорожно сжатый кулачок и согрел своим теплом, пока ее пальцы не разогнулись. — Доверьтесь мне, — сказал он и едва заметно улыбнулся, глядя в ее встревоженное лицо. — Я никому не позволю причинить вам зло.

— Я никого там не знаю, — проговорила она, вцепившись в его руку. — Что мне говорить и делать?

— От вас требуется только присутствовать.

— Но я не хочу, — умоляющим тоном произнесла она, потирая лоб свободной рукой, чтобы успокоить пульсирующую боль.

— Понимаю, — тихо сказал он. — И тем не менее это необходимо сделать, Вивьен. Ну а пока… я отвезу вас в ваш особняк, чтобы подобрать туалет для бала. У вас по крайней мере две дюжины бальных платьев, и мне понадобилось бы черт знает сколько времени, чтобы выбрать подходящее. Вы же хотели побывать у себя дома — вот вам отличный повод совместить приятное с полезным.

Вивьен нахмурилась, глядя на их сплетенные пальцы, и глубоко вздохнула, пытаясь овладеть собой. Все-будут таращить на нее глаза. Как ей вести светскую беседу, улыбаться и танцевать, если она не помнит ни единой души из своей прошлой жизни? У нее не было никакого желания находиться среди незнакомцев, которые наверняка сочтут ее странной и неискренней. Но более всего ее страшила перспектива оказаться в положении мишени. Что, если покушавшийся на нее субъект вернется, чтобы завершить начатое? И что, если Морган будет ранен или даже убит при этом?

— Бессмыслица какая-то, — сказала она. — Зачем мне идти на бал, устраивая спектакль из своего появления? Почему нельзя как-то иначе распространить нужные сведения? Вы не имеете ни малейшего представления, кому понадобилась моя смерть, не так ли? И хотите, используя меня как приманку, вытащить злоумышленника на свет Божий, поскольку у вас нет ни одного подозреваемого.

— Я хочу, чтобы подонка поймали, — невозмутимо ответил Грант. — А при вашем участии мы скорее добьемся цели.

Он поднял ее с кушетки и вывел в холл, велев экономке принести пальто. Набросив плащ на плечи Вивьен, он надел ей на голову шляпку с вуалью из сиреневого газа, окутывавшей лицо призрачной дымкой.

— И шляпка какая-то траурная, — заметила Вивьен. — У меня такое чувство, будто я отправляюсь на похороны. Остается лишь надеяться, что не на собственные.

Он мягко рассмеялся:

— Извините. Не могу же я допустить, чтобы с вами что-нибудь случилось. Без вас этот мир станет скучным, хотя, возможно, и более спокойным.

Морган облачился в пальто, и лакей проводил их к ожидавшей у дверей карете. Вивьен, полагавшая, что они воспользуются наемным экипажем, была удивлена, увидев красивую коляску, покрытую блестящим черным лаком с золоченой отделкой, запряженную парой идеально подобранных гнедых.

— Никак не ожидала, что у вас такая коляска, — восхищенно сказала она. — Я думала, сыщики передвигаются исключительно пешком.

В его зеленых глазах заплясали веселые искорки.

— Если хотите, можно и пешком.

Вивьен едва заметно улыбнулась.

— Нет уж, спасибо, — отозвалась она с показной беспечностью. — Придется довольствоваться тем, что есть.

Лакей помог ей сесть в коляску и закутал в теплую накидку из толстого кашемира. Поблагодарив его, Вивьен удобно устроилась на мягком кожаном сиденье. Резкий ветер приятно холодил ее лицо после нескольких дней, проведенных взаперти. Усевшись рядом с ней, Грант уверенно взял в руки вожжи. Он подождал, пока лакей заберется на высокое сиденье на запятках, затем потянул вожжи и стегнул лошадей. Они взяли с места ровным аллюром. Хорошо смазанный экипаж плавно двинулся по булыжной мостовой

Вивьен безучастно созерцала расстилавшиеся перед ними картины, выискивая взглядом хоть какие-нибудь знакомые детали.

Каждая улица обладала собственным характером: одну облюбовали издатели и пишущая братия, вдоль другой высились монументальные здания церквей. Благородные господа пробирались по извилистым переулкам, населенным нищими и проститутками. Богатство и бедность находились здесь в тесном соседстве. В воздухе висела такая густая смесь запахов животных, пищи, речной воды, нечистот и пыли, что вскоре Вивьен перестала обращать внимание на это зловоние. Они миновали группу сорванцов, пристававших к разряженному в атлас щеголю… пьяного гуляку, который вывалился из таверны, поддерживаемый под руки потаскушками… коробейников с деревянными ящиками на груди.

Довольно скоро внимание Вивьен переключилось на Моргана, который ловко управлял коляской, маневрируя между запрудившими мостовую повозками, скотом и пешеходами. Он чувствовал себя совершенно свободно среди городской сутолоки, знакомый с каждой улицей и переулком. Вивьен пришло в голову, что Морган принадлежит к числу немногих, кому довелось общаться со всеми слоями общества — от членов королевской фамилии до жалкого карманного воришки.

Они добрались до улицы, застроенной элегантными домами, и остановились перед особняком с массивной бронзовой дверью.

— Это мой дом? — с сомнением спросила Вивьен, уставившись на арочный портал с колоннами.

Морган бросил на нее непроницаемый взгляд:

— Ваш.

Лакей поспешил к лошадям, а Морган помог Вивьен выбраться из коляски. Затем предложил ей руку, проводил до двери и отпер ее.

Вивьен нерешительно вошла внутрь и остановилась в холле в ожидании, пока Морган зажжет лампы и настенные светильники. Просторное помещение, с панелями из набивной французской ткани с цветочным узором и элегантной мебелью в стиле Людовика XIV, было красивым, типично женским… и абсолютно незнакомым.

Яркий свет залил холл, и Вивьен медленно двинулась вдоль застекленного простенка. Остановившись у золоченого столика с мраморной столешницей, она взяла в руки изящную фарфоровую статуэтку и принялась ее рассматривать. Две сидящие фигурки — кавалер и дама с корзинкой на коленях, потянувшаяся за полевым цветком, — очаровали ее своей безыскусностью. Однако, повернув статуэтку, Вивьен обнаружила, что джентльмен запустил руку под юбки дамы. Смущенная грубой шуткой, она поставила статуэтку на место и посмотрела на Моргана. Он наблюдал за ней со странным выражением, словно развлекался и досадовал одновременно.

— Ничего пока не вспомнили? — поинтересовался он.

Она покачала головой и направилась к лестнице. Морган последовал за ней, приноравливаясь к ее шагу. В руке он нес лампу, отбрасывавшую по сторонам причудливые тени. Поднявшись на второй этаж, Вивьен остановилась.

— Спальня там, — подсказал Морган. Легко сжав локоть своей спутницы, он повел ее к последней двери справа. Они вошли в комнату, обитую темно-зеленым шелком, с резной кроватью, водруженной на постамент. Она напоминала небольшую сцену, где все подготовлено к началу представления. Нахмурившись, Вивьен с неловким чувством разглядывала кровать, пока Морган зажигал лампы. Потом она повернулась и увидела картину.

Ей понадобилось некоторое время, прежде чем она сообразила, кто запечатлен на холсте.

— Это я, — произнесла Вивьен сдавленным шепотом. Жаркий румянец залил ее лицо. Она ахнула и резко отвернулась, не в силах смотреть дольше.

— Стало быть, вы не помните, как позировали для портрета. — Голос Моргана подозрительно дрогнул от сдерживаемого веселья. Вивьен, однако, не разделяла его легкомысленного настроения. Она была слишком подавлена: ее захлестнули гнев и стыд за собственное поведение. До сего момента крошечный уголок ее сознания так и не мог поверить, что она действительно известная куртизанка. Но теперь правда предстала перед ней, заключенная в позолоченную раму, — ее прошлое, выставленное на всеобщее обозрение во всей своей вульгарной неприглядности.

— Как я могла… как вообще можно позировать для такого? — вопрошала она, закрыв лицо руками.

— Художники часто используют обнаженные модели. Вам это должно быть известно.

— В данном произведении нет ничего художественного, — презрительно бросила Вивьен. — Его единственное предназначение состоит в том, чтобы…

— Возбуждать, — вкрадчиво закончил Морган.

Она уронила руки, все еще не решаясь повернуться к нему лицом. Какое чудовищное унижение… Оно опаляло ее изнутри подобно пламени костра…

— Снимите его или хотя бы прикройте, — с отчаянием в голосе попросила она.

— Я уже видел его, Вивьен, — ответил он в замешательстве.

Она понимала всю нелепость своей просьбы, но не могла вынести вида портрета — будто это она сама предстала перед ним в костюме Евы.

— Мне он не нравится, — резко сказала Вивьен. — Я не останусь в этой комнате, пока эта вещь здесь висит. Сделайте что-нибудь, прошу вас.

Он подошел к ней сзади и сжал ладонями ее узкие плечи.

— Вы дрожите, — удивился он. — Не надо так расстраиваться.

— А что бы вы чувствовали на моем месте?

Грант неожиданно фыркнул:

— Сомневаюсь, что найдется художник, который согласится изобразить меня в чем мать родила. Я никудышный натурщик.

«Спорный вопрос», — подумала Вивьен. Морган был привлекательнее большинства мужчин, удостоившихся чести быть запечатленными на холсте… но она не собиралась просвещать его на этот счет.

Мягким движением он попытался повернуть ее к себе:

— Ну, ну, все не так уж плохо. Дышите глубже.

Вивьен противилась, упрямо наклонив голову и уставившись в пол.

— Я не сдвинусь с места, пока вы не уберете этот портрет.

— Ладно, будь по-вашему. — Отпустив ее, он решительно пересек комнату, направляясь к портрету. Вскоре до нее донесся шорох, затем поскрипывание тяжелой рамы, и наконец голос Моргана нарушил напряженное молчание:

— Можете открыть глаза.

Вивьен обернулась и увидела, что он снял портрет и прислонил его лицевой стороной к стене.

— Благодарю вас, — сказала она, прерывисто вздохнув. — Эту ужасную вещь надо сжечь.

— Возможно, вы передумаете, когда восстановится память.

— Мне наплевать, что произойдет после того, как вернется моя память, — возразила она. — Я не намерена оставаться куртизанкой.

Морган смотрел на нее с явным скептицизмом, безмерно раздражавшим ее.

— Поживем — увидим, — пробормотал он.

Внимание Вивьен привлекла другая картина — небольшое, написанное маслом полотно в изящной золоченой раме. Оно висело на стене рядом с туалетным столиком, словно ей было приятно смотреть на него, пока она пудрилась, душилась или расчесывала волосы. Подойдя ближе, она уставилась на холст с возрастающим любопытством. Картина совсем не соответствовала стилю, в котором был выдержан дом. Написанная любителем, она отличалась яркими живыми красками. На ней был изображен маленький деревенский коттедж, выкрашенный в белый цвет, с темным переплетением деревянных балок, окруженный ковром пурпурного вереска и высившимися позади серебристыми березами. Буйно разросшиеся розовые кусты, покрытые пышными белыми цветами, частично закрывали фасад коттеджа.

Вивьен не могла отвести глаз от пейзажа. У нее не было сомнений, что она посещала это место раньше и была там счастлива.

— Как странно, — вымолвила она. — Мне кажется, что эту картину дал мне кто-то, кто… — Она умолкла в замешательстве. — О, если бы я только знала, где находится этот коттедж.

— Таких уголков в Англии предостаточно, — сардонически заметил Грант.

Вивьен дотронулась до подписи в углу полотна.

— Дивейн, — прочитала она вслух. — Знакомое имя. Интересно, кто это: друг или…

— Любовник? — тихо продолжил Грант. Она убрала руку и нахмурилась.

— Наверное. — Воспоминания рвались через непроницаемую завесу в ее мозгу. Вконец раздосадованная, Вивьен подошла к массивному, состоявшему из нескольких секций гардеробу с вставленными в дверцы высокими зеркалами, по обеим сторонам которого расположились комоды. Открыв одну из четырех дверей, она увидела длинный ряд платьев всевозможных расцветок из шелка, бархата и атласа, широкие юбки которых трепетали, словно крылья бабочек. Все предметы одежды источали слабый аромат духов — сочетание розы с пряным запахом сандалового дерева, — который сладко будоражил, обволакивая ноздри.

— Похоже, здесь представлены фасоны на любой вкус, — заметила она, чувствуя на себе взгляд Моргана. — Все что угодно: от спокойного до шокирующего. Какого эффекта мы надеемся достигнуть?

— Вивьен Дюваль во всем ее великолепии, — последовал ответ.

Она посмотрела на него через плечо.

— Что на мне было, когда мы впервые встретились?

— Нечто вроде наряда русалки. Зеленый шелк с крошечными рукавчиками из газа.

Деловито порывшись в коллекции туалетов, Вивьен нашла платье, соответствующее описанию.

— Вот это? — спросила она, являя туалет ему на обозрение.

Он кивнул с неожиданно мрачным видом.

Вивьен приложила к себе платье и опустила глаза, разглядывая переливающийся зеленый шелк с крошечными рюшами из белого атласа, напоминавшими пену на гребешках волн. И в самом деле наряд русалки. По-видимому, у нее прекрасный вкус… почему бы и нет? Умение подать себя наилучшим образом должно быть основной заботой куртизанки.

— Может, надеть его? — сказала она. — Как вы считаете? Стоит показаться в нем еще раз?

— Нет. — Он посмотрел на платье с нескрываемой антипатией.

Глубоко задумавшись, Вивьен повесила платье обратно в шкаф.

— Мы не поладили при первой встрече, верно? — поинтересовалась она, перебирая одежду.

— Вы вспомнили?

— Нет… но, глядя на ваше лицо, любой бы догадался, что это был не слишком приятный эпизод.

— Пожалуй, — отрывисто согласился он.

— Это вы не понравились мне или наоборот?

— Полагаю, неприязнь была взаимной.

— Как же тогда… то есть почему вы все-таки заключили со мной соглашение?

— Вы обладаете удивительной способностью застревать у мужчин в сознании.

— Как кость в горле, — удрученно заметила она, невесело рассмеявшись. Вытащив из шкафа белое, бронзовое и сиреневое платья, она бросила красочную охапку на кровать и принялась аккуратно складывать отобранные вещи под пристальным взглядом Моргана. — Одно из них прекрасно подойдет.

— Почему бы вам их не примерить? — спросил он.

— Зачем? Это мои платья. Какие могут быть проблемы?

— Вы несколько похудели после купания в Темзе. — Подойдя к ней, он уверенно обхватил ее талию.

Вивьен вздрогнула от его прикосновения. Близость Гранта Моргана, застеленная шелком постель — все это вмиг лишило ее присутствия духа. Она попыталась сдержать дрожь при воспоминании о его руках, с нежным сладострастием скользивших по ее телу, о губах, прильнувших к ее рту, и восхитительных поцелуях. От него, должно быть, не укрылось ее непроизвольное движение, и он крепче сжал ее талию, приблизив свои губы почти вплотную к ее уху.

— Нет необходимости что-либо примерять, — с трудом выговорила она. — К тому же я не смогу самостоятельно справиться с таким количеством пуговиц.

— Я охотно помогу.

— Не сомневаюсь, — ответила она с застенчивой улыбкой. Восхитительное предвкушение чувственных восторгов забурлило в ее крови и разлилось внизу живота, колени ослабли. На какое-то безумное мгновение ей захотелось откинуться назад и прижать его руки к своей груди.

Но прежде чем закрылись ее глаза, она уловила в зеркале отражение помпезной кровати… и комнаты, где она принимала великое множество мужчин… От этой мысли ей внезапно сделалось дурно. Не исключено, что Морган ждет от нее удовлетворения каких-то свойственных лично ему фантазий. Скажите на милость, как ей соответствовать собственной репутации? Она не имела ни малейшего понятия, как доставить удовольствие мужчине. Почему-то в памяти не сохранилось ничего из ее прошлого богатого опыта. В полном смятении она резко отстранилась от него.

— Грант, — взволнованно проговорила Вивьен, — скажите, когда вы и я… то есть когда мы с вами… — Она бросила несчастный взгляд на кровать, а затем снова посмотрела в его недоверчивые зеленые глаза. — Какое у вас сложилось впечатление? Я хочу сказать… О, вы прекрасно понимаете, что я имею в виду! — Залившись густым румянцем, она не сводила с него глаз.

Как ни странно, Морган пришел в не меньшее замешательство.

— Я не стал бы сравнить вас ни с одной женщиной, с кем мне приходилось спать, — уклончиво ответил он.

— И все же? — настаивала она, ожидая продолжения.

Морган почувствовал себя загнанным в угол. В его ушах назойливо звучали откровения лорда Джерарда, касающиеся Вивьен.

— Вы совершенно бесстыдны в постели, если не сказать больше, — бесстрастно произнес он, скрывая волнение.

— Как странно, — пробормотала она, все еще пунцовая. — Если учесть, что я очень стыдлива от природы.

Они обменялись настороженными взглядами, словно каждый из них таил секрет, в который не собирался посвящать другого ни при каких обстоятельствах.

Глава 9

Посетив на своем веку немало балов и вечеринок, Грант относился к подобным мероприятиям, как к неизбежному злу. Одно событие ничем не отличалось от другого. Парад мужчин в черных фраках, чересчур откровенные туалеты дам… пожилые гости, коротающие время за игрой в вист, пока молодежь танцует в бальном зале, а влюбленные парочки жмутся по углам в гостиной. Традиционный оркестр из пианиста, скрипача и виолончелиста… дамы, тоскующие на сдвинутых в сторону стульчиках в ожидании кавалеров… оживление возле столов с закусками… и ужин, впечатляющий обилием полуостывших блюд.

А также духота, сплетни, неискренние светские улыбки, сладковатые запахи помады для волос и густой аромат духов.

Одним словом, непрерывная скука с первой до последней минуты.

Нынешний вечер, однако, обещал быть совершенно иным. Он придет в сопровождении женщины, которую все в Лондоне считают умершей. К утру в самых разных слоях общества распространится известие, что Вивьен Дюваль жива и появилась на балу леди Личфилд под руку с Грантом Морганом. Он не сомневался, что после событий этого вечера злоумышленник, покушавшийся на Вивьен, так или иначе выдаст себя.

Прихлебывая бренди, Грант ждал в холле своего дома. Черный с золотом экипаж стоял перед парадным входом с верховыми и лакеями в полной готовности. Вивьен опаздывала на десять минут, но Грант по опыту знал, что женщинам всегда не хватает времени одеться к назначенному сроку.

Одна из горничных, Мэри, кубарем скатилась с лестницы с сияющим от возбуждения лицом.

— Она почти готова, сэр. Миссис Баттонс наносит последние штрихи.

Грант коротко кивнул и, оглянувшись, увидел, что в холле постепенно собрались лакеи, дворецкий, горничные и даже его камердинер, Келлоу. Все они благоговейно взирали на лестницу. Его озадачило нескрываемое удовольствие, которое слуги получали от происходящего. Присутствие Вивьен внесло оживление в их существование, неуловимо изменив чисто мужскую атмосферу в доме, который больше не казался обителью холостяка. Нетерпение, с которым слуги ожидали появления Вивьен в бальном туалете, напоминало ритуал, сопровождавший парадный выход хозяйки, обычный для множества лондонских резиденций… и совершенно невероятный для его дома.

Грант хмуро косился на пребывавших в приятном возбуждении слуг, которых, казалось, не трогало его сдержанное неодобрение. Как, впрочем, и то, что Вивьен не является хозяйкой дома. Все его домочадцы, от экономки до кухонной челяди, невольно прониклись симпатией к его гостье, очарованные ее обаянием и деликатностью. Грант презирал их всех, включая самого себя, за полную и безоговорочную капитуляцию перед Вивьен.

Но стоило ей появиться, как все мысли вылетели у него из головы, а слуги дружно испустили вздох восхищения. Совершенно одна, она спускалась по лестнице, одетая в переливающееся платье из бронзового шелка, плескавшееся вокруг ее бедер и ног, словно жидкий металл. Никакой другой оттенок не смог бы столь выгодно подчеркнуть великолепие ее волос и безупречный цвет лица. Глядя на приподнятые низко вырезанным корсажем полушария ее грудей, Морган чуть не облизнулся. Сглотнув, он уставился на нее, забыв о бокале бренди, который Келлоу предупредительно забрал из его нетвердых пальцев.

Короткие пышные рукава оставляли обнаженными плечи Вивьен, тогда как руки полностью закрывали длинные белые перчатки. Шарф бронзового цвета французского шелка с золотой каймой, перекинутый через локти, свободно опоясывал ее сзади. Единственным украшением служил расшитый бронзовыми и золотыми нитями корсаж, сходившийся углом на тонкой талии Вивьен.

Грант встретился с ней взглядом, и его сердце бешено забилось при виде смеющихся голубых глаз, осененных густыми ресницами. Ее волосы были подняты вверх и уложены в корону из кос и локонов — прическу, которой он не видел прежде, но не сомневался, что уже завтра ее подхватят все лондонские модницы. На Вивьен не было драгоценностей — упущение, простительное для Гранта, но совершенно необъяснимое для нее. Прежняя Вивьен не забыла бы о столь важной детали туалета, особенно собираясь на бал, где дамы блистают самыми изысканными украшениями.

Но, как оказалось, Вивьен и слуги нашли выход из положения. Узкая полоска тончайшего газа под цвет платья обвивала ее шею, скрывая еще не рассосавшиеся синяки. Спереди импровизированный шарфик скреплялся крошечной золотой булавкой для галстука в виде короны, происхождение которой не оставляло сомнений. Это был подарок короля, преподнесенный каждому из сыщиков, охранявших его в особых ситуациях. Единственная драгоценность, принадлежавшая Гранту.

Знак отличия сыщика в качестве украшения на прелестной шейке Вивьен вызовет настоящий ураган сплетен. Все как один приглашенные на бал решат, что Вивьен — любовница Гранта.

Польщенный и в то же время раздосадованный, Грант бросил вопросительный взгляд на Келлоу. Продолговатое, с глубокими залысинами лицо камердинера побагровело.

— Э… миссис Баттонс спросила, нет ли у нас какой-нибудь булавки, — извиняющимся тоном сообщил он. — Это все, что мне удалось найти, сэр.

— В будущем постарайся не раздавать мои личные вещи без разрешения, — проворчал Грант.

— Слушаюсь, сэр.

Подойдя к Гранту, Вивьен выгнула темно-рыжую бровь в молчаливом вопросе.

Грант не ответил на ее улыбку.

— Сойдет, — лаконично бросил он, не решаясь сказать больше из опасения, что его голос дрогнет.

С минуту слуги сверлили его укоризненными взглядами. Затем разразились комплиментами, стараясь сгладить грубость хозяина.

— Вы такая хорошенькая, мисс, ну просто картинка!

— …вы там всех затмите…

— …совсем как королева в этом платье…

Жаркое, тревожное чувство разлилось в груди Гранта. Ему хотелось одернуть слуг и пресечь их кощунственное преклонение перед женщиной, избравшей распутство своим ремеслом. Но он не сделал ничего подобного… ибо был очарован ею ничуть не меньше, чем все остальные.

* * *

Отрывочный разговор, который они вели по пути, окончательно заглох, когда экипаж въехал на подъездную аллею лондонских владений леди Личфилд. Вивьен сильно нервничала, и Грант ощутил укол вины, что ничего не сделал, чтобы предупредить ее страхи. Ей предстояло появиться перед множеством совершенно незнакомых людей. Помимо этого, на нее давило сознание, что по завершении нынешнего вечера она снова превратится в мишень для неведомого убийцы. Грант восхищался ее отвагой, внешним спокойствием и готовностью, с которой она доверила ему свою жизнь.

Тем не менее он сознательно воздерживался от столь необходимых ей утешений. В его горле словно встал ком, не дававший выхода нужным словам. Он злился на Вивьен за то, что она так прекрасна, за ее образ жизни, сделавший неизбежным сегодняшнее испытание. Ему хотелось наказать ее за неразборчивость, с которой она дарила свои ласки… за то, что не сберегла себя для него одного.

Эта мысль потрясла Гранта, однако он не мог выбросить ее из головы. Он жаждал исключительных прав на Вивьен — в прошлом, настоящем и будущем. Что было абсурдно и недостижимо.

Умом он понимал, что осуждать Вивьен — чистое лицемерие с его стороны. В конце концов, он сам далеко не монах. И не во власти Вивьен изменить прошлое. Она утверждала, что сожалеет о былом распутстве, и Грант верил ей. Но был бессилен против терзавшей его ревности… ревнуя, в сущности, шлюху… Можно себе представить, как злорадствовали бы его друзья и недруги, узнай они, до чего он докатился. Ни одна душа, включая Вивьен, не должна догадываться о его чувствах к ней.

— Как по-вашему, много соберется народу? — поинтересовалась Вивьен, разглядывая из окна громадный особняк с островерхой крышей, облицованный светлым камнем. Он был построен в форме буквы Е с выдающимся вперед массивным портиком и двумя крыльями. Вокруг здания был разбит сад, обнесенный стеной, увенчанной изваяниями львов, с царственным высокомерием взиравших на окрестности.

— Не меньше трех сотен, — коротко ответил Грант. Вивьен, продолжавшую смотреть в окно, пронизала дрожь.

— Такое скопление людей, и все будет глазеть на меня… Я рада, что не смогу танцевать. — Она откинулась назад и. приподняв подол юбки, рассеянно уставилась на стройную лодыжку, затянутую в шелковый чулок.

Глаза Гранта сузились при виде прелестной ножки. Ему нестерпимо захотелось коснуться ее, исследовать каждый дюйм этой восхитительной плоти. В карете повисла мертвая тишина, и Вивьен перевела на него озабоченный взгляд.

— Как странно, — простодушно сказала она. — У вас такой… отчужденный вид. Неужели вы тоже нервничаете? Или вас что-то беспокоит?

Гранту захотелось схватить ее за плечи и хорошенько встряхнуть.

— Угадайте, — отрывисто бросил он. Вивьен растерянно покачала головой.

— Видимо, я что-то сказала или сделала невпопад… о! — Она осеклась, ее пальцы взлетели к булавке для галстука у нее на шее. — Все дело в этом, да? — полным раскаяния голосом спросила она. — Я чувствовала, что не надо ее брать, но больше ничего не нашлось, чтобы скрыть синяки на шее. Миссис Баттонс и Келлоу заверили меня, что вы никогда… — Она попыталась отстегнуть крошечную золотую булавку. — Мне так жаль. Помогите мне ее снять, пока мы не вошли внутрь, и простите, что позаимствовала вашу вещь…

— Прекратите, — резко сказал он. — Чертова булавка здесь совершенно ни при чем.

Так как она не оставила попыток избавиться от злополучного украшения, он подался вперед и сжал ее руки. Вивьен замерла, оказавшись в опасной близости от него. Что, если он вздумает высвободить ее соблазнительные груди и начнет осыпать их ласками?

Грант крепко сжимал пальцы Вивьен. Дыхание его было шумным и прерывистым. С каждым глубоким вдохом он впитывал нежное чистое благоухание, которое сладким дурманом окутывало его мозг.

— Чем это пахнет? — пробормотал он.

— Миссис Баттонс приготовила для меня немного ванильной воды. Вам не нравится?

— Мы ведь захватили духи из вашего дома. Почему вы не воспользовались ими?

— Они мне не подходят, — прошептала она. — Слишком резкие.

— Вы пахнете как пирожное, — ворчливо заметил Грант. Пирожное, которое отчаянно хочется съесть. От запаха Вивьен, такого невинного, домашнего и аппетитного, кровь вскипала у него в жилах.

Вивьен разжала пальцы, сгорая от желания. Дыхание их смешалось, и Грант увидел, как нежный румянец заливает ее лицо. Странные мысли проносились у него в голове… Он был на грани того, чтобы велеть кучеру ехать дальше и, пока карета будет катить по улицам Лондона, заняться с Вивьен любовью прямо здесь…

Раздался предупредительный стук, и лакей распахнул дверцу кареты. Грант отпустил Вивьен с такой внезапностью, что она ахнула. Прелестная в своем смущении, она поспешно схватила накидку из коричневого шелка и набросила ее на плечи. Ночная прохлада вмиг отрезвила Гранта. Он потер глаза, словно пробудившись от крепкого сна, и выбрался наружу. Лакей опустил откидную лесенку и помог Вивьен выйти из кареты.

Появление Вивьен сразу же привлекло внимание группы джентльменов и дам, направлявшихся к парадному входу. Ее рыжие волосы сияли в потоках света, струившегося от многочисленных фонарей, прикрепленных к каретам. Обманчиво беззаботным движением она взяла Гранта под руку, но он почувствовал ее внутреннее напряжение.

— Бог мой, — услышал он тихий возглас где-то рядом, — не может быть…

— Вы только посмотрите!.. — воскликнул кто-то еще.

— Но я слышал…

— Никто не видел…

Приглушенное шушуканье преследовало их на всем пути от кареты до дома. Лицо Вивьен оставалось бесстрастным, взгляд лихорадочно метался по сторонам. Они влились в ноток гостей, входивших в дом, останавливаясь время от времени, пока хозяйка лично приветствовала очередную пару Величественный интерьер Личфилд-Хауса был выдержан в итальянском стиле с роскошными дубовыми панелями и обилием золоченой лепнины, покрывавшей потолок и стены. Когда они оказались в монументальном холле с пилястрами и камином из резного камня, Вивьен дернула Гранта за рукав. Он наклонился к ней, прислушиваясь к ее шепоту.

— Сколько мы еще должны здесь оставаться?

Вопрос вызвал у него невольную улыбку.

— Вы хотите уйти, даже не повидавшись с леди Личфилд?

— Мне не нравится, что все глазеют на меня… словно на клоуна на деревенской ярмарке.

Ее оценка оказалась на редкость точной. Публика откровенно пялилась на Вивьен, с изумлением обнаружив, что слухи о ее смерти оказались необоснованными и она объявилась… да еще с такой помпой! Появление известной куртизанки на балу у леди Личфилд — куда ее никогда бы не пригласили при обычных обстоятельствах — вызвало шок у дам и поставило джентльменов в неловкое положение. Многие из них охотно пользовались милостями Вивьен, но предпочли бы не встречаться с ней, находясь под неусыпным оком своих подозрительных жен.

Грант успокаивающе коснулся изящной ручки, ухватившейся за его рукав.

— Еще бы им не глазеть на вас, — мягко сказал он. — Весть о вашем исчезновении разлетелась по всему Лондону. Они удивлены, увидев вас живой и невредимой.

— Ну что ж, они меня видели, и теперь я могу ехать домой.

— Позже. — Грант подавил раздраженный вздох, стараясь не поддаваться искушению немедленно увезти ее отсюда, избавив от необходимости проходить сквозь строй представителей высшего общества. Вечер обещал быть долгим для них обоих. — А пока попытайтесь проявить характер. Прежняя Вивьен была бы в восторге от всеобщего внимания. Вам следует радоваться такой исключительной возможности покрасоваться.

— Если бы у меня не было характера, я не оказалась бы здесь, — проворчала она себе под нос.

Они приблизились к леди Личфилд, полной даме лет сорока, которая в свое время считалась первой красавицей в Лондоне. Хотя годы и излишества наложили отпечаток на ее изумительное лицо, она все еще оставалась невероятно привлекательной. Голубые глаза, обрамленные густыми ресницами, по-прежнему сияли над пухлыми щеками, блестящие черные волосы, уложенные на макушке, открывали классический профиль. Будучи королевой лондонской элиты, она вела довольно строгий образ жизни респектабельной вдовы, если бы не слухи, утверждавшие, что она питает слабость к молодым любовникам и щедро оплачивает их услуги. Собственно говоря, она кокетничала с Грантом, когда их представили на приеме в начале сезона, откровенно намекнув, что не прочь «познакомиться с ним поближе».

Завидев его, леди Личфилд простерла к нему руки.

— Неужели это только вторая наша встреча? — проворковала она. — У меня такое чувство, что мы старые друзья, мистер Морган.

— Я бы сказал «добрые друзья», — поправил ее Грант, запечатлев обязательный поцелуй на ее затянутой в перчатку руке. — Слово «старая» к вам совершенно не относится, миледи.

Она игриво хихикнула:

— Уверена, я не первая и не последняя, кто нал жертвой ваших комплиментов, очаровательный плут.

Он усмехнулся, намеренно задержав ее руку дольше, чем того требовали приличия:

— Как и я не последний, кто поддался чарам волшебницы с самыми голубыми в Англии глазами.

Лесть явно пришлась ей по вкусу, хотя в ее смехе сквозила ирония.

— Мистер Морган, прошу вас, остановитесь, пока я не растаяла у ваших ног. — Она повернулась к Вивьен, подвергнув ее пристрастному осмотру с головы до пят. Ее улыбка заметно потускнела. — Добро пожаловать, мисс Дюваль. Рада видеть вас в добром здравии вопреки поразительным слухам, которые носились повсюду весь последний месяц.

— Благодарю вас, миледи. — Вивьен присела в реверансе и неуверенно улыбнулась. — Прошу простить меня, но… мы встречались раньше?

От доброжелательности леди Личфилд не осталось и следа.

— Нет, — тихо ответила она. — Хотя, полагаю, вы были хорошо знакомы с моим покойным мужем.

Столкнувшись с очередным свидетельством своего скандального прошлого, Вивьен не нашлась, что ответить. Она с благодарностью последовала за Грантом, который поспешно увел ее прочь, а леди Личфилд занялась следующей парой.

— Я ей не нравлюсь, — сухо заметила Вивьен, ожидая, пока Грант снимет с нее накидку и вручит ее ожидавшему слуге.

— Как и большинству присутствующих здесь женщин.

— Спасибо за откровенность. Я чувствую себя намного лучше после сомнительных комплиментов, которыми вы так щедро меня осыпаете.

— Вам нужны комплименты?

Они вошли в душную гостиную, встреченные гулом голосов, резко усилившимся при их появлении.

— Я бы не возражала против одного или двух, — понизив голос, сказала Вивьен, поеживаясь под прицелом сотен устремленных на нее взглядов. — Хотя вы наверняка сочтете меня глупой и тщеславной за подобное желание.

Чувствуя себя совершенно свободно, несмотря на пристальное внимание окружающих, Грант увлек Вивьен к свободному пространству у стены, на ходу кивая в ответ на приветствия знакомых. Опустив взгляд, он посмотрел на нее с затаенным жаром в зеленых глазах.

— Вы прекрасны, — сказал он. — Вы самая красивая женщина из всех, кого я знал, и самая желанная. Я в жизни никого так не хотел, как вас. Меня охватило сильнейшее искушение овладеть вами прямо на полу посередине гостиной.

— О-о… — Вивьен в смятении теребила треугольную вставку на корсаже. По стилю он, возможно, уступал Байрону, но не по степени воздействия. От его откровенных фраз у нее сладко заныло в груди. Она в упор посмотрела на него. — Почему вы флиртовали с леди Личфилд? Вы были любовниками?

— Нет. Этой достойной даме нравится любезничать с молодыми людьми, а мне ничего не стоило доставить ей такое удовольствие. Тем более что она может оказаться весьма полезной. Впрочем, она мне действительно симпатична.

Вивьен нахмурилась, ощутив укол ревности:

— Неужели вы вступили бы в связь с женщиной ее возраста?

— Ее едва ли назовешь дряхлой, — возразил он. Внезапно слабая улыбка заиграла на его губах. — Она очень привлекательна, и ей лишь немного за сорок.

— Значит, она по меньшей мере лет на десять вас старше. Если не на пятнадцать.

— Вы не одобряете женщин, предпочитающих мужчин помоложе?

Вивьен с усилием сглотнула:

— Я не вправе кого-либо порицать.

— Французы смотрят на подобные вещи куда проще. Они полагают, что с приходом зрелости и опыта женщина становится более чувственной… и, если ей угодно одаривать своими милостями молодого мужчину, можно считать, что ему повезло.

— В таком случае не смею лишать вас общества леди Личфилд, — елейным голосом произнесла Вивьен. — Почему бы вам не отправиться к ней?

— Леди Личфилд не настолько меня интересует, чтобы вступать с ней в связь, — весело заверил он.

— Что это вас так забавляет? — Она испытывала замешательство и досаду, словно каким-то образом выставила себя дурочкой.

— Ваша ревность.

— Ничего подобного, — возразила Вивьен с нарастающим раздражением. — Совсем наоборот, я… — Она умолкла при виде приближавшейся к ним темной фигуры. — Кто это? — настороженно спросила она.

Грант бросил взгляд через плечо, а затем повернулся к подошедшему мужчине. Вивьен почувствовала, что этот человек пользуется привязанностью и уважением Гранта и является одним из немногих, чьим мнением он дорожит.

— Сэр Росс, — непринужденно произнес Грант, подтолкнув Вивьен вперед, — могу я представить вам мисс Дюваль? Сэр Росс Кеннон — шеф лондонской полиции.

Вивьен присела в реверансе, внимательно разглядывая судью, и нашла его весьма незаурядным, хотя не смогла бы толком объяснить, в чем заключается его исключительность. Он впечатлял своими независимыми манерами и ощущением сдержанной мощи. У него были черные волосы, худощавая фигура, проницательные светло-серые глаза, которые, казалось, замечали все вокруг. Самым поразительным, однако, был его отстраненный вид, словно он не принадлежит к числу собравшихся, хотя и находится среди них. Он держался особняком и был в полном ладу со своим одиночеством.

Унизительная мысль пришла в голову Вивьен… Грант обо всем докладывает своему шефу, советуется с ним. Наверняка тот прекрасно осведомлен обо всем, что касается ее, включая жуткие вещи, которые она написала в той омерзительной книжонке. Она инстинктивно придвинулась к Гранту.

Пристальный взгляд Кеннона не отрывался от ее лица.

— Мисс Дюваль, для меня большое удовольствие познакомиться с вами.

— Разве мы… — начала Вивьен и тут же прикусила язык. Не может же она спрашивать всех подряд, не встречались ли они раньше.

— Нет, к моему величайшему сожалению, — мягко ответил Кеннон на невысказанный вопрос.

Глядя на него, Вивьен не обнаружила никаких признаков осуждения или сарказма. Холодные серые глаза оставались бесстрастными, что несколько успокоило ее.

Кеннон и Грант обменялись многозначительными взглядами. Судья еще раз поклонился Вивьен и учтиво попрощался.

Грант решительно взял Вивьен под локоть.

— Итак, мисс Дюваль, — деловым тоном произнес он, — пришло время поздороваться с остальными гостями.

— Вы уверены? — спросила она, неохотно следуя за ним. Ее страшила перспектива общаться с людьми, не имея представления, кто из них друг, а кто враг. — Я как раз подумала о том, что неплохо бы выпить вина.

— Вы получите свое вино, но позже. — Его рука неумолимо подталкивала ее вперед.

Пряча беспокойство за напускной безмятежностью, Вивьен проследовала через море любопытствующих к небольшой группе из двух дам и трех джентльменов. Грант представил их друг другу: лорд и леди Уэнмен, лорд и леди Шулер, мистер Маршал. Вся компания забавно напыжилась, поглядывая на Вивьен с холодным высокомерием. Благодарная судьбе, что от нее не требуется участия в разговоре, Вивьен наблюдала за Грантом. Он держался преувеличенно любезно, но глаза настороженно следили за собеседниками — он оценивал, проверял, ждал.

Вивьен покосилась на лорда Уэнмена, который казался совершенно спокойным, если бы не нервное постукивание ногой по полу. Встретившись с ним взглядом, она поразилась наглому выражению его бледно-голубых глаз. Уэнмен… Она не узнала лица, но имя казалось странно знакомым. Где она слышала его раньше?

Грант подвел Вивьен к другой группе и представил ее виконту Хаттону, пожилому джентльмену с отдающими желтизной седыми волосами и сморщенной как печеное яблоко кожей. Несмотря на любезные манеры, он уставился на Вивьен с неприкрытым осуждением. Вивьен тотчас вспомнила, что виконт и Уэнмен были упомянуты в ее дневнике.

Итак, она состояла в связи с обоими. Вивьен сжалась от унижения, словно ледяное дуновение коснулось ее спины. Как ни мерзко было читать чертову книжонку, столкнуться с ее персонажами во плоти оказалось несравненно хуже. Сколько подобных сюрпризов поджидает ее здесь? Возмущенная Вивьен повернулась к Гранту с готовыми сорваться с уст обвинениями.

Однако не успела она вымолвить и слова, как перед ней возник краснолицый мужчина с глубоко посаженными смоляными глазками. В отличие от других он не пытался сделать вид, что они не знакомы. Привычным жестом он по-хозяйски схватил ее за руки, не замечая, как напрягся стоявший рядом Грант.

— Господи, Вивьен, — сдавленным тоном произнес он. — Я уж было решил, что ты умерла. Как ты могла вот так исчезнуть? Неужели тебе наплевать, что я пережил по твоей милости? Я понятия не имел, где тебя искать, как удостовериться, что с тобой все в порядке. — Насыщенное парами спиртного дыхание обдавало ее лицо. — Впрочем, зная тебя, я ни минуты не должен был беспокоиться. — Он прервался, смерив Гранта злобным взглядом, затем снова переключился на Вивьен. — Ты ведь как кошка — всегда приземляешься на четыре лапы, верно?

Вивьен безропотно позволила ему держать себя за руки, с неловким чувством сознавая, что взгляды всех присутствующих обращены на них.

— Добрый вечер, Джерард, — вкрадчиво произнес Грант.

Ну конечно, лорд Джерард, ее бывший покровитель. Вивьен улыбнулась дрожащими губами. Гнев, протест, стыд захлестнули ее обжигающей волной. У нее возникло ощущение, будто она выставлена на потеху надменной знати… что, впрочем, соответствовало действительности.

Слишком пьяный, чтобы заметить, что они привлекают всеобщее внимание, Джерард крепче сжал ее затянутые в перчатки руки. Склонившись к ее уху, он прошептал:

— Обещай, что ускользнешь отсюда чуть позже. Мне нужно кое-что обсудить с тобой.

— Хорошо, — вымолвила она, с усилием высвобождая руки.

Джерард, нетвердо ступая, зашагал прочь, а Вивьен двинулась в противоположном направлении, с трудом сознавая, куда идет. Грант последовал за ней, судя по всему, не более чем она довольный развитием событий. Выйдя из гостиной, Вивьен оказалась в длинной картинной галерее с мягкими скамьями, расставленными вдоль стен. Остановившись перед портретом одного из надменных предков хозяев дома, она застыла на месте, судорожно скрестив руки на груди.

Даже не поворачивая головы, она знала, что Грант рядом. Вивьен пришла в неописуемую ярость, но не решалась повысить голос, не желая посвящать в их разговор пару, изучавшую произведения искусства в другом конце галереи.

— Как вам это удалось? — процедила она сквозь стиснутые зубы, — Не прошло и десяти минут, а я уже встретила трех своих бывших любовников. Похоже, вы позаботились, чтобы включить в список гостей всех, кто упомянут в злосчастном дневнике.

— Леди Личфилд любезно согласилась разослать несколько дополнительных приглашений, — бесстрастным тоном отозвался Грант.

— Как мило с ее стороны, — заметила Вивьен с горечью.

— А на что, собственно, вы рассчитывали, Вивьен? Вы же прекрасно знали, что мы намерены использовать это событие, чтобы представить вас широкой публике.

— Но вы не ограничились этим. Вы пригласили всех, кто мог желать мне зла. Я болтаюсь здесь как приманка, а вы сидите и ждете, когда меня проглотят!

— Сегодня тут присутствуют полдюжины сыщиков и констеблей, не говоря уж обо мне и сэре Россе. Все мы наблюдаем за вами. Поверьте, вам ничто не угрожает.

Его слова только подлили масла в огонь. Лицо Вивьен исказилось от ярости.

— Вы могли предупредить о своем замысле! Но вы этого не сделали, потому что хотели застать меня врасплох, унизить, чтобы я испытала стыд, столкнувшись с мужчинами, с которыми спала.

— То есть вы полагаете, что это изощренное наказание, которое я придумал специально для вас? — насмешливо поинтересовался он. — Раскиньте мозгами, Вивьен. На Боу-стрит хватает дел и без персональных вендетт. Моя задача состоит в том, чтобы разоблачить преступника, покушавшегося на вас, а это наилучший способ добиться цели. Ну а если свидетельства вашего прошлого приводят вас в такое смущение, то я тут ни при чем.

— Вы хитрый, грубый… — Она запнулась в поисках самых ужасных эпитетов из всех возможных и замахнулась на него.

— Валяйте, — вкрадчиво произнес Грант, — если вам от этого станет легче.

Вивьен молча смотрела на него, удивительно красивого в черном вечернем облачении, такого сильного и неуязвимого, что пощечина только позабавит его. Она стиснула трясущийся кулачок и ткнула его в живот, всеми силами стараясь обуздать разбушевавшиеся эмоции.

— Кажется, вы просто не способны никому причинить боль, верно? — тихо осведомился Грант. — Даже тем, кто ничего другого не заслуживает. Но это совсем не похоже на вас. Вы могли вырвать у мужчины сердце и раздавить его каблучком с той же легкостью, что прихлопнуть муху. Что, черт побери, с вами стряслось?

До этой минуты Вивьен не чувствовала себя проституткой. Ей вдруг захотелось мгновенно превратиться в прежнюю Вивьен — бесстыдную, равнодушную женщину, которая думает лишь о собственных удовольствиях. Тогда, возможно, боль предательства утихнет. Она привыкла видеть в Гранте Моргане защитника, друга и даже влюбилась в него. Но Грант не был ее другом. Он был ее противником, как и все остальные. Испытывая безмерное одиночество, Вивьен словно обратилась в камень. Раз так… черт с ними со всеми, пусть пялятся, сколько угодно.

Подняв голову, она спокойно встретила его взгляд. Лицо ее побледнело, лишь два ярких пятна горели на щеках.

— Ладно, — негромко проговорила она. — Сегодня все, включая вас, получат то, чего хотят.

— Что, к дьяволу, вы имеет в виду?

— Только то, что я намерена облегчить вашу задачу.

Она распрямила плечи и решительными шагами вышла из галереи, вступив в гостиную, как гладиатор на арену. Помедлив, Грант последовал за ней, озабоченно глядя ей в спину. Все признаки робости и застенчивости исчезли. Невысокая и стройная, она уверенно двигалась среди гостей, с царственной грацией откинув голову. Будто вернулась Вивьен, которую он знал, соблазнительная и кокетливая, как всегда.

Откровенно флиртуя и заигрывая, она сразу привлекла внимание мужчин, слетавшихся к ней как мухи на мед. Вскоре она оказалась в центре оживленного кружка из пяти поклонников, трое из которых являлись ее бывшими любовниками и но всем признакам готовы были возобновить прежние отношения. Сжимая в изящных пальчиках бокал с вином, Вивьен быстро расправилась с ним и взяла другой

Грант шагнул вперед, чувствуя себя как изголодавшийся человек, вынужденный наблюдать, как другие пируют на устроенном им пикнике. И тут же ощутил на плече руку сэра Росса.

— Оставьте ее, — раздался невозмутимый голос судьи. — Она делает именно то, что от нее требуется. Умная женщина, эта ваша приятельница.

— Вивьен всего лишь становится собой, — с горечью отозвался Грант. — Она не угомонится, пока не заставит всех присутствующих здесь мужчин вожделеть ее.

— В самом деле? — В голосе Кеннона прозвучали укоризненные нотки. — Приглядитесь получше, Морган, и скажите мне, что вы видите.

— Куртизанку, чертовски довольную собой. — Грант сделал внушительный глоток бренди.

— Вот как? А я вижу женщину, на лбу которой выступил пот, а пальцы слишком сильно сжимают бокал. Вижу, с каким напряжением она выполняет неприятную обязанность, несмотря на неловкость и смущение, которое испытывает при этом.

Грант презрительно хмыкнул:

— Она неспособна смущаться.

Кеннон задумчиво посмотрел на него:

— Что ж, вам виднее. Хотя в данный момент я сомневаюсь в вашей объективности.

Грант подождал, пока судья отойдет подальше, и буркнул себе под нос:

— Я тоже.

Он продолжал наблюдать за Вивьен, испытывая растущие гнев и ревность. Вот удел любого дурня, у которого хватило глупости проникнуться какими-либо-чувствами к Вивьен. Он смотрел, как она любезничает с бывшими любовниками, вспоминая отвратительные подробности тех экзерсисов, которые она проделывала с ними. Ему хотелось кого-нибудь ударить, избить, проткнуть насквозь, искалечить… все, что угодно, лишь бы дать выход клокотавшему в груди бешенству. Он никогда не думал, что способен на такую вспышку беспричинной ярости, и теперь ужасался сам себе.

* * *

До сего момента Вивьен даже не подозревала, что можно притворяться довольной и веселой, когда душа разрывается от унижения и тоски. Нет пытки хуже, чем стоять здесь, изображая плотский интерес к окружавшим ее мужчинам, когда единственное, чего ей хочется, так это остаться одной.

Вивьен краешком глаза наблюдала за Грантом, не выпуская из поля зрения его высокую фигуру. Он держался в отдалении, нахмурившись. Вивьен все еще сердилась на него, считая ответственным за свои беды, что было не совсем справедливо. Если бы не ее образ жизни, она не влипла бы в эту чудовищную историю и не нуждалась бы в его защите. Ей некого винить, кроме самой себя. Но и ему, черт бы его побрал, следовало относиться к ней более ровно, не бросаясь из крайности в крайность. То он добрый и нежный, а в следующее мгновение преисполнен иронии и высокомерия. Им обоим пойдет на пользу, если он разберется в своих чувствах и перестанет терзать ее постоянной сменой настроений.

Лорд Джерард издалека поймал ее взгляд. Он стоял у стеклянных дверей, которые вели в сад. Вопросительно склонив голову, он указал рукой на дверь.

Сообразив, что он хочет встретиться с ней, Вивьен прикрыла глаза в знак согласия, хотя ее сердце екнуло от страха. Он наверняка попытается ее соблазнить… хотя попытка задушить не менее вероятна. Как бывший любовник, известный своим ревнивым характером, он вполне мог быть тем неизвестным, который бросил ее в Темзу. Она боялась оставаться с ним наедине. Но Грант сказал, что опасаться нечего, и Вивьен верила ему.

Понимая, что нужно избавиться от собравшейся вокруг нее толпы, Вивьен оглянулась, отыскивая глазами Гранта, и тут же встретилась взглядом с пожилым джентльменом с гривой седеющих волос и продолговатым худощавым лицом. Не будучи красивым, он имел весьма представительный вид. Но более всего ее поразило выражение откровенной ненависти в его глазах.

С тревожным чувством она отвела от него взор и продолжила поиски Гранта. При виде знакомой высокой фигуры она послала ему выразительный взгляд. Едва заметного сигнала оказалось достаточно, чтобы он тотчас оказался рядом, оттеснив в сторону ее очарованных поклонников. Не обращая внимания на дружные протесты. Грант вытащил Вивьен из их тесного кружка.

— В чем дело? — приглушенно произнес он, склонившись к ней, чтобы слышать ее тихий голос.

— Потанцуйте со мной.

Он недовольно нахмурился:

— Я плохо танцую.

— Лорд Джерард хочет встретиться со мной в саду. Я надеялась, что в танце вы проведете меня до дверей на противоположной стороне зала и поможете незаметно выскользнуть наружу.

Грант колебался, поглядывая на двери, которые вели в сад. Весьма вероятно, что разговор между Джерардом и Вивьен даст ценную информацию. Намерение девушки встретиться с бывшим любовником, возможно, виновным в покушении на нее, свидетельствовало о редкой отваге. Тем не менее Грант не желал отпускать ее. Он ревновал Вивьен, беспокоился за нее и безумно хотел остаться с ней наедине.

— А ваша лодыжка? — спросил он.

— Справлюсь, — не задумываясь, ответила она. — Я лишь изредка испытываю легкую боль.

— Когда выйдете из дома, — тихо сказал он, — не вздумайте удаляться от дверей и прогуливаться по лужайкам. Договорились?

— Да, конечно.

Заиграл вальс, и он неохотно увлек ее в гущу танцующих пар. Несмотря на владевшее ими напряжение, а может, вследствие его, Вивьен с трудом сдерживалась, чтобы не захихикать. Грант отнюдь не скромничал — он и в самом деле оказался никудышным танцором.

Общими усилиями они медленно пробивались на другой конец зала. Машинально выполняя фигуры вальса, Грант больше всего боялся наступить ей на ногу. Один неверный шаг, и он изувечит ее на всю жизнь. Вивьен молчала, испытывая, по-видимому, не меньшую неловкость… но вдруг до него донесся сдавленный звук, похожий на всхлип. Сбившись с ритма, он взял ее за подбородок и взглянул ей в лицо. Губы ее тряслись, бездонные голубые глаза лучились от смеха.

— Это ужасно, — выдохнула Вивьен и прикусила губу, пытаясь сдержать взрыв веселья.

Грант был уязвлен, в то же время испытывая облегчение.

— Я вас предупреждал, — буркнул он.

— Вы здесь ни при чем. Все было бы иначе, будь у вас партнерша повыше. Мы просто не подходим друг другу. — Она покачала головой и тоскливо добавила:

— Слишком разные.

— Да. — Грант не придал никакого значения этому бесспорному замечанию. Ему нравились миниатюрная фигура Вивьен, высокая талия и изящные руки… нравилось сжимать ее в объятиях… нравилась каждая ее частичка, как совершенная, так и небезупречная. Обретенное вдруг знание разлилось по жилам как наркотик, от которого душа воспаряет в недосягаемую высь, а затем обрушивается вниз с головокружительной скоростью. Из всех женщин, которых он знал… почему именно Вивьен?

Музыка достигла крещендо, бальный зал бешено завертелся в вихре света и красок, когда Грант подтолкнул Вивьен К наружной двери.

— Идите, — пробормотал он. — Джерард уже, наверное, ждет. — И прикрыл ее собой, позволив выскользнуть навстречу бывшему любовнику.

Глава 10

Склон холма позади дома образовывал три идущие одна за другой террасы. Широкие, закругленные по краям ступени вели к нижней лужайке, обрамленной аккуратно подстриженным тисовым кустарником. Несколько старомодный, выдержанный в классическом стиле парк содержался в идеальном порядке с цветочными клумбами геометрической формы и шпалерами живой изгороди вдоль дорожек. К нижним лужайкам вели распахнутые чугунные ворота с каменными столбами, увенчанными бронзовыми урнами.

Не увидев Джерарда, Вивьен спустилась по ступеням. Хотя Грант запретил ей выходить на нижние лужайки, у нее не оставалось выбора. Подавив нервный вздох, она медленно повернулась, озираясь по сторонам. Ночной сад тихо шелестел, где-то вдали ухала сова.

— Вивьен, — услышала она невнятный шепот Джерарда. — Сюда. — Среди завитков чугунной решетки ворот показалась рука и поманила ее пальцем.

Дрожа от ночной прохлады, Вивьен выскользнула в ворота и очутилась перед Джерардом. В голубоватом мерцании лунного света лицо его казалось бледным и бесформенным, как бланманже. Он был среднего роста и телосложения, с наметившейся лысиной на макушке. Вивьен вглядывалась в него, силясь хоть что-нибудь вспомнить. Однако ни его вид, ни звук голоса не вызвали призраков из глубин ее памяти.

Он попытался ее обнять, но она поспешно отступила назад.

Джерард тихо рассмеялся, восхищенно качая головой.

— Какая ж ты кокетка, Вивьен, — промурлыкал он. — Великолепна, как всегда. Видит Бог, я соскучился по тебе.

— Я ненадолго, — ответила она, очаровательно надув губки. — Я не намерена пропустить ни одной сплетни, раз уж оказалась на балу, да еще после такого длительного перерыва.

— Где ты пропадала весь прошлый месяц? Ну же, Вивьен, доверься старому другу.

— Вы мой друг? — осторожно поинтересовалась она.

— Если не я, тогда у тебя их вообще нет.

К сожалению, это вполне могло быть правдой. Склонив набок голову, Вивьен приняла кокетливую позу, накручивая на пальчик выбившийся локон.

— По-моему, мое местонахождение — не ваша забота, милорд.

Он медленно прошелся перед ней, описав полукруг:

— Полагаю, я вправе задать тебе несколько вопросов, крошка.

— В вашем распоряжении пять минут. А затем я возвращаюсь на бал.

— Хорошо. Но давай начнем с нашего дорогого друга Моргана. Кто он тебе? Не могла же ты принять его покровительство — или твои запросы настолько снизились с момента нашей последней встречи? О, я могу допустить, что его первобытный магнетизм притягивает некоторых женщин… но он же простолюдин. Преуспевающая ищейка, прости Господи. Что за игру ты затеяла?

— Никакой игры, — ответила она со скрытым презрением. Как смеет это толстобрюхое, праздное существо попрекать Моргана отсутствием голубой крови? Морган, конечно, не без недостатков… но Джерард ему и в подметки не годится. — Он привлекательный мужчина.

— Гигантская обезьяна, — пренебрежительно хмыкнул Джерард.

— Мне весело с ним. К тому же он в состоянии обеспечить меня в соответствии с моими вкусами. Пока этого достаточно.

— Ты гораздо больше подходишь мне, — вкрадчиво заметил Джерард. — И мы оба это знаем. — Его обсидиановые глаза скользнули по ней с нескрываемой жадностью. — Теперь, когда проблема, которая привела к нашему разрыву, благополучно разрешилась, самое время восстановить прежнее соглашение.

Проблема? Какая проблема? Вивьен изящно зевнула, стараясь не проявлять чрезмерного любопытства.

— Вы говорили с Морганом обо мне, — лениво уронила она.

В его тоне прозвучали извиняющиеся нотки:

— Я думал, что ты умерла, иначе этот ублюдок не услышал бы от меня ни слова.

— И вы посвятили его в «нашу проблему»?

— Разумеется, нет. Я бы ни единой душе не рассказал об этом, к тому же… в свете твоего исчезновения я опасался, что это бросит на меня тень. — Он помолчал, а затем с робостью спросил:

— Чем все закончилось, кстати?

— Что закончилось?

— Не будь такой бестолковой, дорогая. Беременность, конечно. Видимо, у тебя был выкидыш, или ты сама решила… — Он неловко замолчал. — Хорошенько подумав, я вынужден согласиться, что был не прав, отказавшись признать ребенка, но ты же знаешь, какие у нас с женой отношения. У нее слабое здоровье, а известие о твоей беременности ужасно бы ее расстроило. К тому же нет доказательств, что ребенок мой.

Вивьен в смятении отвернулась. Беременность. Выходит, она ждала ребенка. Рука ее медленно скользнула к плоскому животу и задрожала, коснувшись его. «Это не правда», — подумала она. Господи милосердный, если она была беременна, что же стало с ребенком? Ее бросало то в жар, то в холод, пока она перебирала в уме мыслимые варианты. Она предпочитала думать, что все кончилось выкидышем, не в силах даже представить себе возможную альтернативу.

Вивьен, крепко зажмурилась от ужаса. Не могла же она сделать аборт… или могла? Бесчисленные вопросы — как и почему — кружили над ней словно хищные птицы, клевали и щипали, пока она не задрожала от нестерпимой боли.

— Понятно, — сказал Джерард, видя ее замешательство. — Не вини себя, дорогая. Ты не годишься на роль матери семейства. Твои таланты лежат в другой области.

Губы Вивьен приоткрылись, но она не смогла издать ни Звука. Ее мозг сверлила одна-единственная мысль. Грант ничего не должен знать. Если он узнает, что она, судя по всему, совершила, его презрению не будет границ. Он никогда не простит ее… как, впрочем, и она сама не простит себя.

— Вивьен! — Приблизившись сзади, Джерард сжал ее плечи. — Вивьен, брось Моргана и возвращайся ко мне сегодня. Он никто, выскочка, жалкое подобие джентльмена. Я сделаю для тебя значительно больше. Ты же знаешь.

Злые, ядовитые слова вертелись на языке Вивьен, но ей удалось сдержаться. Она не в том положении, чтобы множить число врагов… К тому же Джерард мог пригодиться в дальнейшем. Изобразив улыбку, Вивьен повернулась к нему

— Я подумаю, — сказала она. — Но в любом случае не сегодня. А пока… давайте вернемся в гостиную, каждый сам по себе. Я не хочу смущать Моргана, появившись с вами.

— Один поцелуй, прежде чем мы расстанемся, — потребовал Джерард.

Улыбка Вивьен стала дразнящей.

— Разве я смогу остановиться на одном, милый? Прошу вас, идите.

Он схватил ее руку и сжал, запечатлев поцелуй на тыльной стороне перчатки. Как только он ушел, улыбка исчезла с лица Вивьен. Она прижала костяшки пальцев к холодному влажному лбу, борясь с подступившими слезами. Свернув с дорожки, по которой удалился Джерард, она побрела назад к дому.

Охваченная горькими сожалениями и страхом, Вивьен остановилась у кустарника, густо разросшегося вокруг бел ев шей в темноте статуи. Прохладный ветерок овевал ее разгоряченное лицо Ее лихорадило, сознание туманилось, и она понимала, что должна взять себя в руки, прежде чем возвращаться в гостиную. Ей не хотелось никого видеть, а менее всех Гранта.

— Шлюха! — Она вздрогнула при звуке звенящего от ненависти мужского голоса. — Я не успокоюсь, пока ты жива.

Ошеломленная Вивьен повернулась, пытаясь увидеть обладателя этого голоса. Неясные тени танцевали вокруг нее, сердце бешено колотилось в груди. Услышав шаги, она рванулась с места, словно испуганный кролик, и, подхватив юбки, со сдавленными рыданиями понеслась к освещенному дому. Она взлетела вверх по каменным ступенькам и, поскользнувшись, упала, ударившись голенью о край ступеньки. Вскрикнув от боли, она попыталась вскочить, но слишком поздно — пара рук сомкнулась вокруг нее.

— Нет, — всхлипывала она, безуспешно стараясь вырваться из железной хватки.

— Вивьен, успокойтесь. Это я. Да посмотрите же на меня, черт побери.

Часто моргая, она молча глядела на него, пока не овладела собой.

— Грант, — вымолвила она, тяжело дыша.

Должно быть, он все время наблюдал за ней и кинулся на помощь, как только она запаниковала. Сидя на каменных ступенях, он обнимал ее, склонив к ней затененное лицо. Дрожа от облегчения, Вивьен прильнула к нему, обхватив руками его шею.

— О, слава Богу…

— Что случилось? — нетерпеливо перебил он. — Почему вы побежали?

— Кто-то заговорил со мной из-за статуи.

— Это был Джерард?

— Нет, я так не думаю… голос не похож, но я… О, смотрите! — Она указала на тень, мелькнувшую за статуей и растворившуюся за живой изгородью.

— Это Флегстед, — пробормотал Грант. — Один из сыщиков. Если там кто-нибудь прячется, он его схватит.

— А вы разве не должны преследовать его?

Грант заметил выбившийся из ее прически локон и нежно вернул его на место. Внезапно ласковая усмешка тронула его губы.

— Вы предлагаете оставить вас одну?

— Нет, — тотчас ответила она, крепче обвив руками его шею. — Он мне угрожал.

Грант тут же стал серьезным:

— Что он сказал, Вивьен?

Она колебалась, остро сознавая, что должна быть осмотрительной и ни в коем случае не проговориться о беременности… по крайней мере пока не узнает об этом больше. Теснее прижавшись к нему, она осторожно ответила:

— Что не успокоится, пока я жива.

— Голос вам знаком?

— Нет.

Грант подтянул вверх одну из ее сползших перчаток, коснувшись большим пальцем нежной кожи предплечья. Несмотря на то что его руки были в перчатках, в прикосновении сквозило что-то интимное и успокаивающее.

— Вы не пострадали? — спросил он.

— Нога… я ударилась, но, думаю, это просто ушиб… — Она протестующе взвизгнула, когда он начал приподнимать подол ее юбки. — Не здесь! Подождите…

— Кожа, кажется, не оцарапана. — Грант внимательно осмотрел припухшую голень, не обращая внимания на настойчивые попытки Вивьен вырваться. — Сидите смирно.

— Я не собираюсь сидеть и смотреть, как вы задираете мою… Пустите меня! — Сгорая от стыда, она сообразила, что они уже не одни на ступеньках. Грант поспешно опустил ее юбки, прикрыв травмированную ногу, но не раньше, чем сэр Росс оказался рядом. Пряча пунцовое лицо на груди у Гранта, Вивьен скосила глаза на Кеннона.

— Флегстед не разглядел его лица в темноте, — бесстрастно сообщил тот. — Тем не менее он уверен, что наш приятель высокий, седой и худощавый. И по любопытному совпадению карета лорда Лейна, который соответствует вышеприведенному описанию, в этот самый момент покидает поместье.

— Лейн, — повторил Грант, недоуменно нахмурившись, — его нет в списке подозреваемых.

— Он не упоминается в дневнике мисс Дюваль?

— Нет, — в один голос ответили они.

Вивьен нерешительно дернула Гранта за лацканы сюртука:

— Я заметила в гостиной пожилого мужчину, наблюдавшего за мной… С таким видом, словно он меня ненавидит. У него крючковатый нос. Это не лорд Лейн?

— Вполне возможно, — задумчиво ответил Грант. — Но будь я проклят, если понимаю, какая между вами связь. До сих пор никто не упоминал его имени.

— Позвольте мне выяснить, какое отношение он имеет к делу мисс Дюваль, — произнес Кеннон. — Лейн возглавлял оппозицию моему законопроекту, о расширении ночного патрулирования. — Он мрачно улыбнулся. — Я не прочь вернуть ему должок.

— Как вам будет угодно, — любезно отозвался Грант. Он помог Вивьен встать со своих коленей.

— Могу я теперь уехать домой? — тихо спросила она, и сэр Росс ответил:

— Разумеется. Вы хорошо поработали сегодня, мисс Дюваль. По моему мнению, дело близится к развязке. Скоро вы сможете вернуться к привычной для вас жизни.

— Благодарю вас, — глухо сказала Вивьен. Может быть, она неблагодарное создание, но перспектива возвращения к прежней жизни нисколько ее не прельщала. А как же потерянная память? Когда и как она вернется? И вернется ли вообще? Что, если ей придется провести остаток дней без прошлого, без секретов и воспоминаний, которые превращают человека в личность. Даже если Кеннон и Грант раскроют загадку ее несостоявшегося убийства, избавив от опасности подвергнуться новому нападению, ей никуда не деться от страха перед будущим. Она не знает, кем была и кем должна быть. Какое ужасное наказание — быть лишенной половины жизни!

Видимо, почувствовав ее молчаливое отчаяние, Грант нежно сжал ее руку и повел к дорожке, которая, огибая дом, вела к веренице карет, выстроившихся вдоль полукруглой подъездной аллеи.

— Что подумает леди Личфилд и остальные гости, если мы исчезнем, даже не попрощавшись? — осведомилась Вивьен.

— Они решат, что мы уехали рано, потому что мне не терпится добраться до дома и уложить вас в постель.

Вивьен растерянно моргнула, а волны мурашек, теплые и холодные, пронеслись по ее телу с ног до головы. Заинтригованная его настроением, она чуть было не спросила, действительно ли это входит в его намерения. Но слова не шли у нее с языка… от сознания, что именно этого она больше всего желает. Бесшабашность, охватившая ее нынешним вечером, а также чувство безнадежности породили естественную человеческую потребность хоть ненадолго забыться, насладившись его близостью. Кому повредит, если она отдастся ему? Они уже занимались этим прежде. Она просто не помнит. Что изменится, если они вновь будут близки? В конце концов, у нее не та репутация, которую нужно оберегать. Вивьен чувствовала себя опустошенной, одинокой и испуганной… Ей хотелось доставить ему наслаждение… и себе тоже.

Она испытывала неистовое возбуждение и странную беспечность, словно уже вступила на путь, с которого нет возврата.

Заметив их приближение, лакей поспешно опустил откидную лесенку кареты. Он был слишком хорошо вышколен, чтобы выказать удивление их ранним уходом, и ограничился короткими вопросами относительно пункта их назначения.

— Домой, — буркнул Грант и, предоставив лакею довести это до сведения кучера, помог Вивьен забраться в карету.

Сунув руку под юбки, она потрогала пульсирующий ушиб на голени и поморщилась.

— Болит? — нахмурился Грант.

— Не очень, но… — Она бросила взгляд на встроенный шкафчик, где стояло несколько хрустальных графинов. — Можно немного бренди? Мне как-то не по себе.

Без лишних слов, Грант налил бренди в маленький стаканчик и протянул его ей. Вивьен взяла стаканчик, поднесла к губам и залпом проглотила огненную жидкость. На ее глазах выступили слезы. Подавив кашель, она вернула ему стаканчик.

— Еще, пожалуйста, — хрипло попросила она.

Приподняв бровь, он окинул ее пристальным взглядом и снова наполнил стаканчик. Вторая порция проскользнула легче, и приятное тепло разлилось по ее телу. С легким вздохом Вивьен отдала стаканчик и сжалась в уголке сиденья.

— Так-то лучше, — вымолвила она.

— Вам нечего бояться, Вивьен, — сказал Грант, по-своему истолковав ее потребность выпить. — Я не позволю Лейну, да и никому другому причинить вам зло.

— Знаю. — Она посмотрела на него с доверчивой улыбкой, которая тут же поблекла от его следующих слов:

— Что вы обсуждали с Джерардом в нижнем саду?

— Ничего существенного.

— Расскажите мне, о чем шла речь. А я решу, существенно это или нет.

Поскольку ничто на свете не заставило бы ее признаться в своей тайной беременности, она лихорадочно придумывала, что бы такое сказать.

— Ну… лорд Джерард хотел знать, почему я с вами, и назвал вас жалким подобием джентльмена.

Это замечание вызвало у Гранта сардоническую усмешку, из чего Вивьен заключила, что он уже давно является мишенью для подобных уколов.

— Он неплохо разбирается в людях, — сухо уронил Грант. — Продолжайте.

— Затем он попросил меня оставить вас и вернуться к нему.

— И что вы ответили?

— Я обещала подумать.

— Мудрый ход, — холодно заметил он. — Если уж выбирать, то чем больше вариантов, тем лучше.

— Я не собираюсь снова становиться его любовницей, — заявила оскорбленная Вивьен.

— Кто знает? — Казалось, он сознательно настраивал ее против себя. — Когда все закончится…

— Вы этого хотите? — раздраженно спросила она. — Чтобы я вернулась к лорду Джерарду? Или нашла кого-нибудь еще, кто станет меня содержать?

— Нет. Я хочу совсем не этого.

— Чего же вы… — Она ахнула, когда он потянулся к ней, гибкий и стремительный, словно нападающий тигр, и притянул к себе на колени. Громадная рука запуталась в ее волосах, разрушая замысловатую прическу, рассыпая шпильки по полу кареты.

Дыхание Гранта было неровным, кровь прилила к лицу. Он терзался от ревности, досады, болезненного возбуждения — и все по милости соблазнительного создания, находившейся в его объятиях. Он измучился, желая того, чего никогда не получит, зажатый в тиски собственной совести. Прижимая к себе Вивьен, мягкую и нежную в облаке сбившегося шелка, он жаждал забыться в ее благоуханном тепле.

— Я хочу, чтобы вы остались со мной, — хрипло произнес он. — Чтобы стали моей.

Вивьен загадочно смотрела на него из-под полуопущенных век, будто понимала его терзания. Подняв руку, она ласково дотронулась до его щеки прохладными, затянутыми в перчатку пальцами.

— Значит, так и будет, — вымолвила она, обдавая его лицо легким дыханием. — Потому что я тоже этого хочу.

Эти слова выпустили на волю дьявола, пожиравшего его изнутри. Не в силах сдержаться, Грант стянул перчатку с руки Вивьен и прижал обнаженную кисть к губам, наслаждаясь прикосновением нежной кожи. Он сладострастно закрыл глаза, охваченный блаженством.

Вивьен осторожно отняла руку; ее дрожащие пальцы, высвободившись, скользнули по его напрягшейся шее. Грант не нуждался в дальнейшем поощрении. Склонив голову, он приник к ее рту, требовательно побуждая впустить его язык в сладостные глубины. Неистово стремясь вкусить ее полнее, Грант почувствовал лишь сильнейшую жажду.

Со стоном оторвавшись от губ Вивьен, он посмотрел ей в лицо, жадно озирая прелестные черты.

— Я не могу насытиться вами, — хриплым голосом произнес он. — Вы так прекрасны, так желанны… Вивьен, позвольте мне… — Руки его скользили по ее платью, дергая и отрывая застежки. Переливающаяся ткань с легким треском поддалась, крючки выскочили из петель, и лиф платья упал, обнажив чудесное нежное тело. — Позвольте мне, — повторил он и обхватил рукой ее стройную спину. Его ладонь накрыла упругую грудь, поглаживая большим пальцем мягкий розовый сосок, пока он не затвердел. Вивьен, извиваясь, прикусила губу, когда темноволосая голова склонилась ниже и влажное тепло его рта окружило маковку ее груди.

Опьяненная бренди и своими ощущениями, Вивьен притянула к груди его голову. Он сжал губами ее сосок и потянул, нежно и умело, дрожа от неистового желания. Закрыв глаза, Вивьен прислушалась к голосу плоти. Молнией в мозгу сверкнула мысль, что только бесстыдная куртизанка позволит мужчине такие вольности в карете. Но ей было все равно. Ничто теперь не имело значения, кроме его прикосновений. Она желала его так же страстно, как он ее, и не было в мире силы, способной их разделить.

Он принялся ласкать другую грудь, гладя языком нежную вершину, пока Вивьен со стоном не выгнулась ему навстречу. Каждая ласка, каждое прикосновение его языка отзывались волной восхитительных ощущений внизу ее живота и между бедер. В крайнем возбуждении Вивьен сжала ноги в подсознательном стремлении облегчить нарастающее томление.

Грант сорвал с руки перчатку и, цепляясь шершавой ладонью о шелковые чулки, провел пальцами по ее лодыжке вверх к колену и выше, где подвязка удерживала чулок на бедре.

Вивьен слабо сопротивлялась, дрожа у него на коленях и чередуя прерывистые вздохи с невнятными протестами. Он прижался к ее губам в обжигающем поцелуе, и она со стоном обхватила руками его широкие плечи. Обследовав ее панталоны, его рука нашла отделанный лентой разрез и скользнула внутрь. Пальцы осторожно раздвинули кудряшки, защищавшие сокровенное местечко. Вивьен задрожала от смятения и страха, положив голову ему на плечо.

Сладостная пытка меж тем продолжалась. Он медленно, дразняще поглаживал ее пальцем, пока женственные губы не припухли, став нестерпимо чувствительными. Затем принялся ласкать крошечное средоточие ее желания, доведя ее до слепящего наслаждения, от которого хотелось кричать.

Вивьен заерзала у него на коленях и ощутила вздыбленное естество, упирающееся ей в ягодицы. Нервный смех застрял у нее в горле, когда она поняла, что Грант готов овладеть ею прямо здесь, в карете.

Нащупав пальцами источник влажности, он неожиданно скользнул внутрь мягкой расщелины. Вивьен инстинктивно выгнулась, воспротивившись внезапному вторжению. Но ее мышцы внутри уже крепко сжимали его пальцы, а бедра сомкнулись вокруг его руки. Грант прижался губами к ямочке у нее за ухом, покрывая ее поцелуями и нашептывая слова успокоения.

— Вы такая тугая, — невнятно произнес он. — Почему? Вы боитесь?

— Да, — прошептала она, охваченная вихрем чувств.

— Вам нечего бояться.

— Я… я не помню, как это делается, — задыхаясь, выговорила она и изогнулась от наслаждения. Сладкая боль становилась все сильнее, острее, пока Вивьен не задрожала, вцепившись сзади в его сюртук.

Земной шар сошел со своей оси и завертелся с бешеной скоростью. Опустив Вивьен на сиденье кареты, Грант склонился над ней, встав на колено, и прижался к ее губам в жестком, обжигающем поцелуе. Сердца их бешено колотились, стоны наслаждения слились.

Раскачиваясь и подпрыгивая, карета катила по улицам Лондона, словно изолированный от всего мира кокон. Приподнявшись, Вивьен обняла руками его за плечи и уткнулась лицом в его шею.

— Я люблю вас, — вдруг прошептал он и, отстранившись, взглянул на нее.

— Вы не должны так говорить, — дрогнувшим голосом сказала Вивьен, ощутив от его слов пронзительное счастье.

— Я люблю вас, — повторил он, не сводя с нее зеленых глаз, по-кошачьи мерцавших в темноте.

Вивьен молча смотрела на него, пытаясь понять, сознает ли он, что говорит, или для него не существует разницы между любовью и вожделением.

Карета остановилась, и она поняла, что они на Кинг-стрит. Склонив темноволосую голову, Грант еле слышно прошептал, почти касаясь губами ее уха:

— Будьте моей сегодня, Вивьен.

Глава 11

Час был уже поздний, и слуги удалились на покой, за исключением единственного лакея, который отпер дверь. Изумленно моргнув, лакей отвел взгляд, увидев женщину на руках у хозяина.

Грант двинулся наверх, не выпуская из рук своей драгоценной ноши, уютно закутанной в его пальто. Он смотрел на ее разрумянившееся лицо, выражавшее неуверенность и робкое желание. Вспомнив о словах любви, произнесенных в карете, он почувствовал, что краснеет, хотя и не сожалел о сделанном признании. Впервые совершенно осознанно он сказал женщине, что любит ее. Он открыл в себе черты, о существовании которых не подозревал до нынешнего вечера, и хотел подарить Вивьен всю нежность и страсть, на которые был способен.

Оказавшись в своей комнате, Грант поставил Вивьен на пол возле кровати и прильнул к ее губам. Запустив пальцы в ее взлохмаченные волосы, он вытащил последние шпильки из буйных локонов, расплел косы, и теплый шелковистый поток обрушился ей на плечи.

— Скажите, что я должна делать? — прошептала она и скользнула руками под его сюртук, исследуя рельефный торс. — Я не знаю, как доставить вам удовольствие. Я не помню, как это делается.

— Вам не нужно ничего помнить, — отозвался Грант со страстной нежностью в голосе.

Он притянул ее к своему возбужденному телу, чувствуя, как захватывает дух от восхитительного ощущения ее близости. Прижавшись ртом к ее шее, он поцеловал нежную кожу и проложил дорожку из поцелуев к благоухающей ложбинке между грудями. Вивьен задрожала, обессиленно откинувшись назад, биение ее сердца участилось, откликаясь на прикосновение его губ.

Он медленно раздел ее, терпеливо расстегивая и снимая один за другим предметы одежды. Обнажавшаяся белая кожа мягко светилась, хрупкая фигура поражала пышностью форм. Грант на мгновение закрыл глаза, пытаясь приглушить неистовую страсть. Когда он открыл их снова, Вивьен уже забралась в постель, спеша прикрыть наготу простынями. Ее застенчивость была настолько искренней, что ему пришло в голову, не такой ли она была раньше, прежде чем стала куртизанкой.

— Не надо, — вымолвил он. — Ваше тело слишком прекрасно, чтобы прятать его.

— Мне холодно, — задыхаясь, проговорила она, залившись румянцем.

— Я согрею вас, — пообещал он с мимолетной усмешкой, снимая сюртук.

Вивьен наблюдала, как он освобождается от одежды, обнажая упругую смуглую кожу, покрытую кудрявой порослью в одних местах и шрамами — в других. Она была поражена мощью и грацией его тела, закаленного жестокими тренировками и упражнениями.

— Вы были правы. — запинаясь вымолвила она. — Вы действительно являете собой впечатляющее зрелище без одежды.

Он улыбнулся и склонился над ней, опираясь на руки. Она ощутила легкое прикосновение его губ к волосам.

— Вы не передумали? — спросил он. — Лучше скажите сейчас, пока не поздно.

Вместо ответа Вивьен обвила руками его шею и притянула к себе. Он прижался к ней, и внезапно гулкий стук ее сердца заглушил все остальные звуки. Мысли вмиг исчезли, остались только ощущения… жар его кожи, жесткие волоски на его груди, изысканное скольжение его рта по ее губам, шее, плечам и груди. Его руки ласкали и познавали ее тело без всякой стыдливости.

Вивьен не представляла себе, что человек, изведавший грубую сторону жизни, может быть таким нежным. Тяжело и часто дыша, он трепетно исследовал самые интимные уголки ее тела, обжигая ее горячим дыханием. Он покрывал поцелуями восхитительные полушария ее грудей, ласково покусывая напрягшиеся соски.

Задыхаясь, она извивалась под ним от наслаждения и непонятного томления. Как она могла заниматься этим со множеством мужчин? Разве такое возможно без доверия и настоящей близости? Нет. Должно быть… она стала жертвой всеобщего заблуждения… Однако эта мысль тотчас вылетела у нее из головы.

Грант потянул ее руку вниз, к восставшему доказательству своего желания. С робким любопытством Вивьен обхватила пальцами твердую мужскую плоть, поглаживая и сжимая горячую бархатистую головку. Его возбуждение стало почти нестерпимым. Он жадно поцеловал ее и, раздвинув ее бедра, расположился между ними.

Вивьен напряглась, ощутив легкое жжение, сопровождавшее проникновение в ее тело. Грант шевельнулся и сильным толчком рванулся вперед. Дыхание Вивьен пресеклось от боли. Она никогда прежде не испытывала подобных ощущений. Выставив перед собой руки, она судорожно уперлась ему в грудь, но он повторил толчок и внезапно погрузился в ее лоно.

Сквозь пелену слез, застилавших глаза, она увидела его потрясенное лицо.

— Вивьен, не шевелитесь, — хрипло приказал он, но она не оставляла попыток выбраться из-под него.

Ошеломленный ее очевидной болью, Грант замер, но потом все же двинулся дальше.

— Вы делаете мне больно, — выдохнула она.

Крепко обнимая Вивьен, он шептал ей на ухо слова утешения, говорил, что любит ее, что позаботится о ней и уменьшит боль, если она позволит. Постепенно она расслабилась и прижалась к нему, впившись ногтями ему в спину. Все еще оставаясь в ней, он скользнул рукой вниз по ее телу. Раздвинув большим пальцем влажные кудряшки, он нащупал спрятанный среди них чувствительный бугорок. Медленно поглаживая его, он пытался вызвать отклик ее дрожащего тела. Вивьен застонала, приподнимая бедра навстречу ласкам Гранта, и он понял, что неприятные ощущения отступили. Не переставая дразнить и гладить ее, он задвигался в ней глубокими медленными толчками. Вивьен вскрикнула, инстинктивно выгнувшись в стремлении принять его, и беспокойно принялась шарить руками по его спине. Он перешел на ровный, медленный ритм, упиваясь ее пленительным телом. Она поразительно быстро достигла вершины, вне себя от изумления. Грант же мощно извергся в нее и с громким стоном уткнулся лицом ей в плечо, испытывая непередаваемое блаженство.

Затем осторожно отстранился и не поверил своим глазам. Сбитый с толку, терзаемый угрызениями совести, злясь на самого себя, Грант был вынужден признать неоспоримый факт: Вивьен была… девственницей.

Глядя на ее растерянное лицо, Грант недоверчиво потряс головой. Нащупав простыню, она натянула ее на себя, уставившись на него со смесью смущения и настороженного ожидания. Он положил руку ей на бедро, она дернулась, но не оттолкнула его.

— Почему это так болезненно? — обиженно поинтересовалась она.

— Потому что вы были девственницей, — отозвался он после непродолжительного молчания.

— Но… это невозможно. Я… я Вивьен Дюваль… разве нет? Вы сказали мне… — Она умолкла, изумленно уставившись на него.

— Иисусе, — пробормотал он, силясь понять, как мог совершить такую дикую ошибку. — Вы не Вивьен.

— А что, если я Вивьен? Что, если вы и все прочие заблуждались на мой счет? Что, если…

— Проклятие! Вивьен Дюваль просто не может быть девственницей, — заявил он, глядя на нее во все глаза. — Невероятно. Внешне вы точная копия… но вы не Вивьен.

— Неужели мы родственницы… или даже… — Она замолчала, пораженная внезапной догадкой.

— Близнецы? — закончил он за нее с мрачным видом. — Весьма вероятно. Хотя я не слышал, что у Вивьен есть сестра, тем более точная ее копия.

— Вы уверены, что я не Вивьен? — спросила она убитым голосом. — Значит, все, что вы говорили обо мне… о мужчинах, с которыми я спала… этот жуткий дневник… Это не про меня?

— Не про вас, — тихо ответил он.

Закрыв лицо ладонями, она разразилась слезами.

Потрясенный и озадаченный, Грант заключил ее в объятия, крепко прижав к обнаженной груди. Он мучительно страдал и старался сделать все возможное, чтобы успокоить ее.

— Я сожалею об этой дьявольской неразберихе, — пробормотал он. — Я не могу вернуть вам утраченную невинность. Мне нет прощения.

— Нет, нет, — всхлипывала она, уткнувшись ему в плечо. — Я плачу совсем не поэтому. Это такое облегчение, сознавать, что я не Вивьен, и все же… — Она попыталась сдержать очередной приступ рыданий, но они прорвались с новой силой. — Я думала, что знаю, кто я, и находила в этом какое-то утешение. — Она шмыгнула носом. — Кто я? Я не могу этого больше выносить. Я чувствую себя такой… — Рыдания сделали ее речь совершенно неразборчивой.

Обнимая плачущую Вивьен, Грант ругал себя на чем свет стоит.

— Я это выясню, — грубовато произнес он. — Клянусь. Черт возьми… не плачьте. Прошу вас.

Поглаживая спутанную массу ее волос, он гадал, кто же она такая и как попала на место Вивьен. И почему никто ее но ищет? Должна же где-то быть семья, друзья, кто-нибудь, кого волнует ее отсутствие. Не исключено также, что она обручена. Исчезновение такой молодой и красивой женщины не может остаться незамеченным. Эта мысль породила другие.

Вивьен никто из них не знал по-настоящему.

И где, черт побери, настоящая Вивьен? Не мог ли несостоявшийся убийца найти ее и довести дело до конца?

Сбитый с толку неожиданным поворотом событий, Грат дождался, пока Вивьен — он не мог называть ее иначе — немного успокоится, и нежно опустил ее на постель. Облачившись в полосатый бордовый халат, он затянул пояс и позвонил камердинеру. Не прошло и пяти минут, как появился Келлоу, заспанный, наспех одетый, с всклокоченными волосами. Грант встретил его на пороге, прикрыв дверь, чтобы Вивьен не попала в поле его зрения.

— Кувшин с горячей водой и полотенце, — лаконично распорядился Грант.

— Слушаюсь, сэр.

Камердинер исчез, и Грант вернулся к Вивьен. Она не шевелилась. Приблизившись к ней, он увидел, что глаза ее открыты. Судя по всему, ее одолевали мучительные размышления, в которые она не хотела его посвящать.

— Я должен искупить свою вину перед вами, — тихо произнес он.

Она вздрогнула и повернула голову, глядя на него с улыбкой.

— Вовсе нет, — прошептала она со сверкнувшими на глазах слезами. — Вы не виноваты, что приняли меня за Вивьен… как и все остальные. Никто не усомнился в моей личности. Вы всего лишь приняли желаемое за действительное. — Она судорожно вздохнула. — Что же касается этого… — Коротким жестом она смущенно указала на сбившуюся постель и потупила взор. — Я так же жаждала нашей близости, как и вы, — пристыженным шепотом произнесла она. — И вы не знали, что я девственница.

— Это не освобождает меня от ответственности. — Присев рядом с ней, он взял в руку ее лркон и потер шелковистую прядь между пальцами. — Вивьен… — начал он и осекся. — Проклятие! Как вас теперь называть?

Она едва заметно улыбнулась:

— Называйте меня Вивьен. Я уже привыкла, и, кроме того, не нужно больше придуманных имен. Я хочу узнать собственное.

— Я рад, что вы не Вивьен, — вымолвил он, все еще играя ее локоном. — Я рад, что ни один мужчина, кроме меня, не был с вами близок.

Она немного поколебалась и вопросительно подняла на него голубые глаза:

— Я тоже.

Бесконечное мгновение они смотрели друг на друга, словно пытались заглянуть в свое будущее.

Грант попал в очень щекотливое положение. Именно он, так гордившийся своей осмотрительностью, влюбился в женщину только для того, чтобы узнать, что принимал ее за другую, да еще лишил невинности. Что ж, час расплаты близок. Ему придется рассказать ей правду. Признаться, что сознательно обманул ее, и надеяться, что она простит его и доверится ему вновь. Но не исключено, что он потеряет ее, когда восстановится память и она вернется к прежней жизни.

Грант не представлял себе, что можно испытывать подобную ответственность по отношению к женщине, такую духовную и физическую связь. Их соитие явилось для него откровением, словно взяв ее невинность, он восстановил частичку собственной. Он жаждал снова заняться с ней любовью, учить ее, познавать ее, разделять ее ощущения. Признавшись ей в любви, он внезапно проникся изумлением и восторженным ожиданием, которые вытеснили горечь из его души. Он чувствовал непривычную робость, сознавая себя настоящим безумцем, возмечтавшим о счастье, несмотря на очевидную призрачность своих надежд.

Недоумевая, куда подевался Келлоу и почему выполнение простого поручения заняло столько времени, Грант нетерпеливо приоткрыл дверь и уставился в полутемный холл. Его нога задела краешек какого-то предмета, стоявшего на полу. Посмотрев вниз, он увидел поднос с кувшином горячей воды, салфетками, а также с бренди и бокалами. Видимо, Келлоу решил проявить деликатность, оставив поднос за дверью.

Грант взял поднос и прикрыл ногой дверь. Вернувшись к кровати, он поставил его на столик.

— Возьмите, — сказал он, протягивая Вивьен салфетку.

Она вытерла мокрые глаза и высморкала нос с чисто детским усердием, вызвавшим у Гранта слабую улыбку. Наполнив керамическую чашу кипятком, он взял с подноса другую салфетку, намочил ее в воде и отжал. Вивьен подсознательно попыталась отвернуть раскрасневшееся припухшее лицо, когда он принялся его вытирать. Теплая ткань легко скользила по нежной коже, стирая соленые следы под глазами и на щеках.

Он осторожно надавил ей на плечи, укладывая на подушки, и она послушно легла. Снова намочив салфетку, Грант начал мыть ее, словно ребенка, обтирая руки, подмышки, грудь, живот, ноги. Воспользовавшись чистой теплой салфеткой, он смыл все следы крови и семени. Он старался быть очень осторожным, но, несмотря на все его усилия, она поморщилась, когда он выполнял эту интимную процедуру.

Завершив омовение, Грант укрыл ее одеялом, затем разделся и вымылся сам. Он задул лампу, комната погрузилась в темноту, и забрался к ней в постель. Измученная, но еще бодрствующая Вивьен настороженно замерла, когда матрас прогнулся под его тяжестью.

— Что вы делаете? — прошептала она.

— Обнимаю вас. — Он принялся осыпать ее легкими поцелуями.

Вивьен широко раскрыла глаза и ахнула, упершись руками ему в грудь.

— Не надо, — нетвердым голосом произнесла она. — Я очень устала. — Он догадался, что она покраснела, когда добавила:

— И чуточку ноет.

— Я не причиню вам боли. Обещаю.

Он накрыл губами вершинку ее груди, поглаживая языком, пока она не превратилась в твердый чувствительный бутон. Вивьен с прерывистым вздохом подалась к нему. И, обхватив ладонями его голову, теснее притянула к себе. Сжимая руками ее бедра, Грант проложил дорожку из поцелуев к ее животу, несколько раз мягко ткнувшись языком в крошечное углубление пупка. Вивьен ахнула, почувствовав жаркое скольжение его рта к треугольнику рыжих кудряшек, и стыдливо прикрылась ладонью.

— Нет, — умоляюще сказала она.

— Уберите руку, — тихо попросил он.

— Не могу, — пролепетала Вивьен и шумно выдохнула, когда он покрыл поцелуями ее руку, отыскивая щелочки между пальцами. Прильнув ртом к тыльной стороне ее ладони, он рисовал языком влажные кружочки, пока ее тело не покрылось мурашками возбуждения.

— Уберите руку, — хрипло повторил он. Она упорствовала, продолжая прикрываться, а он неутомимо облизывал каждый ее пальчик от кончика до основания. И вскоре с ее уст сорвался нетерпеливый стон.

— Проклятие, неужели так трудно позволить мне такую малость, — нежно прошептал он. — Уберите руку, дорогая.

Она послушалась, открыв заветное местечко, и Грант с довольным ворчанием зарылся лицом в мягкую поросль густых кудряшек. От первого же жгучего погружения языка в солоноватый грот, все его тело содрогнулось. Он жадно исследовал ее, пробуя и дразня, уносясь в стремительном водовороте чувственного наслаждения.

Полностью отдавшись во власть эмоций, он смутно ощущал ее слабые попытки оттолкнуть его голову. Пальцы ее дрожали, бедра выгибались в безошибочном ритме. Он понимал, что может сделать с ней все, что пожелает, и на мгновение испытал соблазн войти в ее пульсирующее тепло. Но не менее острым было желание ощутить ее экстаз губами, и он принялся утолять это желание, пока она не вскрикнула и не содрогнулась в сладком высвобождении.

— О… — прошептала она, прерывисто дыша. — Я не знала… я никогда не думала…

Грант подтянулся наверх и привлек ее к себе. Прижавшись губами к ее голове, он стал целовать влажные волосы.

— Это только начало, — пообещал он. — Всего лишь крошечная частичка того, что ты испытаешь со мной.

Она сознательно бросилась в этот омут, и если погибнет, то пенять не на кого. Это мысль пришла Вивьен в голову, когда она в одиночестве проснулась, раскинувшись на громадной кровати. На секунду в ней вспыхнула искра надежды, что ей приснился необычный сон. Однако подушка, источавшая слабый мужской запах, и тот факт, что она лежала обнаженная под простынями и одеялом, убедили ее в обратном. С трудом раскрыв усталые глаза, Вивьен откинула одеяло и увидела синяки на ногах и бедрах, словно их слишком сильно сжимали.

Она испытывала неприятные ощущения в тех местах, которые никогда раньше не болели. Между ногами саднило, мышцы на внутренней стороне бедер ныли. Плечи и шея также побаливали. Она с вожделением подумала о горячей ванне, как вдруг в комнату кто-то вошел.

Вивьен моментально натянула одеяло до подбородка и уставилась на Гранта. Он уже успел принять ванну и переодеться. Лицо его было гладко выбрито, влажные волосы аккуратно причесаны. Складывалось впечатление, что он приложил немало усилий, стараясь выглядеть как можно лучше этим утром. Черный галстук был идеально повязан, накрахмаленная белоснежная сорочка прекрасно гармонировала с безупречным серым сюртуком и жилетом цвета древесного угля. Ни единая складка не портила жемчужно-серых брюк, черные ботинки были начищены до зеркального блеска.

Глядя в живые зеленые глаза, Вивьен испытала противоречивые чувства. Она не могла, да и не хотела винить его. Она добровольно предложила себя ему и пережила с ним мгновения наивысшей близости, какая только возможна между мужчиной и женщиной. Часть ее существа пребывала в восторге от этого факта. И все же она не решалась признаться ему в любви. Слишком многое оставалось неопределенным… к тому же ей не давали покоя подозрения.

Грант стремительно подошел к ней и, обхватив ее лицо ладонями, завладел ее губами в страстном поцелуе.

— Доброе утро, — улыбнулся он.

Вивьен вспыхнула под его интимным понимающим взглядом.

— Почему вы не на Боу-стрит? — спросила она. Судя но заливавшему комнату свету, было довольно поздно. Грант обычно уходил с восходом солнца.

— Сегодня утром я не пойду на Боу-стрит, — ответил он, присев на матрас.

Она задумалась над его ответом, теребя краешек простыни:

— Из-за вчерашнего вечера?

— Нет, мы нанесем визит Линли.

— Мне не нужен доктор, — возразила она, придвинувшись к нему ближе, чтобы вдохнуть его терпкий запах. — Женщины, как правило, остаются в живых после потери невинности.

— Возможно, медицинская помощь понадобится мне, — сардонически усмехнулся он и потерся щекой о шелковистую гриву ее волос. — Клянусь дьяволом, прошлый вечер был для меня не меньшим потрясением, чем для вас. — Немного отстранившись, он внимательно посмотрел на ее обеспокоенное лицо и ласково добавил:

— Почему бы вам не отправиться со мной и не послушать, что скажет Линли, цветочек? Достойный доктор задолжал нам несколько ответов.

Он потянулся через кровать к островку бордового шелка и, встряхнув, предложил его ей. Сообразив, что это его халат, Вивьен попыталась влезть в рукава, не обнажая при этом грудь.

— Я видел тысячу признаков вашей невинности. — В его голосе прозвучало сожаление, темный румянец окрасил скулы и переносицу. — До прошлой ночи я считал все это притворством. Я не допускал и мысли, что вы можете быть кем-то другим, а не Вивьен Дюваль. — Он взял ее за руку и коснулся губами тонких лучиков на запястье. — Простите меня, — пробормотал он.

— Мне нечего прощать, — сказала Вивьен, покрывшись мурашками от возбуждения. — Вы не сделали мне ничего плохого. Вы приютили и защитили меня, и я по-прежнему полагаюсь на вас. Но… — Она замолчала, тщетно пытаясь подобрать слова.

Грант опустил руку Вивьен, настороженно глядя на нее

— В чем же дело? — поинтересовался он, сдвинув темные брови.

— Нам не следует продолжать интимные отношения, — заставила она себя закончить. — По крайней мере некоторое время.

Его лицо вдруг стало бесстрастным, но она чувствовала, что он не намерен сдаваться.

— Почему же? — спросил он.

Запахнув плотнее халат, Вивьен постаралась принять достойный вид.

— Я предпочла бы обсудить это позднее.

К ее величайшему облегчению, он не стал настаивать, хотя было ясно, что он не воспринял ее заявление всерьез. Вместо этого он одарил ее полной очарования улыбкой.

— Вам все равно не отделаться от меня, — мягко сказал он.

Вивьен подавила удрученный смешок, тронутая и в то же время встревоженная его решимостью добиться своего. Она позволила ему проводить себя до ванной комнаты, где над эмалированной ванной поднимался пар, а возле камина грелись полотенца. Длинный бордовый халат волочился за ней наподобие шелкового шлейфа.

— Я помогу вам принять ванну, — предложил Грант.

— Нет уж, спасибо, — твердо сказала она. — Мне необходимо побыть одной. Прошу вас.

— Я подожду в соседней комнате.

Лежа в горячей воде, несколько притупившей болезненные ощущения, Вивьен мечтала о короткой передышке от всех забот. Ничто, однако, не могло избавить ее от тревожных мыслей. Она не переставала задаваться вопросом, кто же она на самом деле. Определенно, она не из благородного семейства, поскольку не чувствует своей принадлежности к высшему обществу. Но и не куртизанка. У нее нет имени, семьи, памяти. Вивьен совсем пала духом, чувствуя себя незначительной, отчаявшейся и беспомощной. Что, если она никогда не узнает, кто она такая? Как начать новую жизнь, не ведая, кто и что осталось в прошлом: друзья, семья, а возможно, и человек, которого она любила?

Появилась горничная, чтобы помочь ей выйти из ванны и одеться. Она принесла платье из прекрасного кашемира густого зеленого цвета. Простое, но элегантное, оно облегало фигуру как вторая кожа и застегивалось слева золотой пряжкой. Зеленый шелковый кант обрамлял широкий шалевый воротник и края узких рукавов. Низкий треугольный вырез был задрапирован вставкой из белоснежного кружева, эффектно смотревшейся на изумрудном фоне. Горничная заплела все еще влажные волосы Вивьен в косы и заколола их в тяжелый узел на макушке.

Поблагодарив девушку, Вивьен подошла к двери в спальню, за которой ее ждал Грант. Она помедлила, собираясь с духом, прежде чем задать ему тягостные вопросы, не дававшие ей покоя. Она почти боялась того, что услышит в ответ. Однако не собиралась малодушно прятать голову в песок. Лучше смотреть правде в лицо, какой бы горькой та ни оказалась. Распрямив плечи, она вошла в комнату.

Грант сидел в кресле у окна. Он сразу же встал, окинув ее быстрым взглядом.

— Как вы себя чувствуете? — мягко спросил он. Вивьен попыталась улыбнуться, но губы не слушались ее.

— Мне кажется… — начала она, сглотнув. — Мне кажется, вы должны кое о чем мне рассказать.

Выражение его лица оставалось непроницаемым.

— Например?

— Я хотела бы узнать о ваших отношениях с настоящей Вивьен.

Глава 12

Усадив Вивьен в обтянутое дамастом кресло, Грант сел рядом. Подавшись вперед, он уперся локтями в колени и надолго задумался, глядя на угли в камине. Когда он наконец заговорил, Вивьен не понравилась тщательность, с которой он подбирал слова, будто готовился представить скверную ситуацию в благоприятном свете.

— Хорошо, — сказал Грант, скользнув по ней прищуренными глазами. — Вы имеете полное право знать все, что касается Вивьен Дюваль… но вначале позвольте мне сказать… — Он помолчал, словно ему было тяжело говорить, и вполголоса выругался. — Черт! Мне не раз приходилось совершать дурные поступки — я мог бы представить список длиной в милю. Иногда я шел на это, чтобы выжить, а иногда — из чистого эгоизма и жадности. О чем сожалею. Но из всех моих прегрешений меня больше всего удручает тот факт, что я обманул вас. И клянусь своей жизнью — нет, могилой брата, — что это никогда не повторится.

— В чем же вы обманули? — тихо спросила Вивьен, чувствуя, как ледяные пальцы страха сжимают ее сердце.

Он не отвечал, устремив взгляд в камин.

Вивьен молча смотрела на жесткий, точно высеченный из гранита профиль — и вдруг на нее снизошло озарение.

— Это связано с Вивьен Дюваль? Она никогда не была вашей любовницей… правда? Вопреки всем вашим заверениям вы с ней не спали. Но зачем вам понадобилась эта ложь? — Она в смятении уставилась на него.

Гранту потребовалось все его самообладание, чтобы сохранить присутствие духа под пристальным взглядом ее ясных глаз. Обычно ему не составляло труда признавать свои ошибки. Он бодро анализировал ситуацию, оправдывая себя тем, что всего лишь человек и не застрахован от слабостей и просчетов. Но данный проступок был не из тех, которые можно так просто выбросить из головы. Он воспользовался ситуацией, чтобы отыграться на женщине, и — что самое скверное — обознался. Подавленный чувством вины, он глухо ответил:

— Я хотел отомстить Вивьен за сплетни, которые она распустила обо мне по всему Лондону. Когда однажды вечером я нашел вас и принес сюда, то решил, что пересилю с вами, то есть с ней, чтобы отплатить той же монетой.

— А каковы были ваши дальнейшие намерения? Вышвырнуть ее за ненадобностью? Жестоко обидеть в отместку за унижение, которому она подвергла вас?

Он пристыженно кивнул.

Вивьен шумно вздохнула. Вероятно, ей следовало радоваться, что Грант избрал другую женщину в качестве жертвы, принесенной на алтарь своей гордости. Но ей не стало легче. Она не хотела верить, что он способен на столь мелочный, бесчестный поступок. И мучительно страдала от мысли, что все, что произошло между ними, для него не более чем акт возмездия.

— Понимаю.

— Ничего вы не понимаете.

— Вас нисколько не трогает тот факт, что я пострадала в инциденте и оказалась совершенно беспомощной, — вымолвила она. — Собственно, вы даже получили определенные преимущества, упростившие дело.

В его глазах мелькнули отчаяние и досада.

— С самого начала все пошло наперекосяк. Ваше поведение сбивало меня с толку. Вы вели себя совсем не так, как я ожидал.

Показное спокойствие Вивьен мгновенно испарилось от горького сознания предательства.

— Вы были единственной реальностью во всем мире, единственным человеком, которому я доверяла… и вы обманывали меня без зазрения совести.

— Я солгал только о нашей предполагаемой связи.

— Только? — сердито повторила она, возмущенная, что он пытается преуменьшить значение своего поступка. — А если бы я была настоящей Вивьен, неразборчивой в связях, эгоистичной и вздорной, именно такой, какой вы ее себе представляли? Это вовсе не оправдывает вашего поведения.

— Если бы я знал, кем вы являетесь на самом деле — или хотя бы не являетесь, — я никогда бы не обидел вас.

— Но вы это сделали, — с горечью произнесла она.

— Да, зло совершилось, — бесстрастно заявил он. — И мне ничего не остается, как попытаться искупить свою вину и заслужить ваше прощение.

— Не мое, — поправила она его. — Прощение Вивьен.

Грант уставился на нее с таким видом, словно она вдруг повредилась в уме.

— Будь я проклят, если приближусь к этой особе, сняв шляпу с покаянным видом.

— Это единственное искупление, которое я приму. — Она в упор посмотрела на него. — Я хочу, чтобы вы извинились перед Вивьен, когда найдете ее, за свои жестокие намерения по отношению к ней. Я прощу вас только в том случае, если это сделает она.

— Извиниться перед Вивьен! — повторил он, повысив голос. — Но я не спал с ней, если вы случайно упустили это из виду. Я спал с вами.

— А если бы все вышло, как вы задумали? Вы бы сожалели об этом?

— Нет, — отрывисто бросил он.

— Значит, можно манипулировать людьми и беззастенчиво их обманывать, если, с вашей точки зрения, они этого заслуживают. — Ее лицо разочарованно вытянулось, выражая крайнее осуждение. — Никогда бы не подумала, что вы можете быть таким ограниченным и беспринципным.

— Проклятие, я же сказал, что сожалею!

— Сомневаюсь, — мягко возразила она. — Вы ничуть не сожалеете о своих отвратительных замыслах… все ваши сожаления связаны с тем, что вы наказали не ту, кого собирались. Я не могу любить человека, который ведет себя подобным образом.

Она испытала странное удовлетворение, наблюдая, как он старается обуздать свой темперамент. Закрыв глаза, он кое-как овладел собой, хотя лицо его побагровело, а на щеке дрожал мускул.

— Пора ехать, — произнес он наконец. — Я уже предупредил Линли.

* * *

Модный особняк доктора Линли был в двух шагах от Кинг-стрит, но Грант велел подать экипаж. Их короткая поездка прошла в натянутом молчании. Вивьен поглядывала на громадного рассерженного мужчину, расположившегося напротив. Напряженный и неприступный, он словно готовился к схватке, хотя сражаться было не с кем.

Вивьен подозревала, что он размышляет об их разногласиях, безмолвно оспаривая ее аргументы. Ей страстно хотелось заговорить с ним, найти слова, способные смягчить его… попытаться уговорами и просьбами склонить к своей точке зрения. Но она молчала, понимая, что он должен сам решить этот вопрос. И пусть он недолюбливал настоящую Вивьен Дюваль, его поступку нет оправдания. Никто не вправе лгать и использовать чужую беду в своих целях только потому, что не уважает своего оппонента.

Они подъехали к особняку Линли, занимавшему почетное место в длинном ряду домов в классическом стиле с колоннами и лепниной. Грант помог ей выбраться из экипажа и подняться по ступенькам к двери, где их тотчас встретил дворецкий и пригласил в дом. Доктор Линли ожидал их в библиотеке — небольшой, но содержавшейся в идеальном порядке комнате со стоявшими вдоль стен книжными шкафами, с креслами с высокими спинками и столом, выполненными в стиле хепплуайт <Стиль английской мебели конца XVIII века, названный по имени создателя Джорджа Хепплуайта.>.

Любезно поздоровавшись, Линли усадил Вивьен в кресло у огня. Он улыбнулся и откинул со лба белокурую прядь.

— Мисс Дюваль, — учтиво произнес он, — надеюсь, вы в добром здравии?

Вспыхнув жарким румянцем, Вивьен молча уставилась на доктора, вдруг осознав, что основной целью их визита явилась ее неожиданно обнаружившаяся невинность, а также намерение выяснить, что это значит в ее случае. Как она попала в столь постыдную ситуацию?

Линли подождал, взирая на нее с легким замешательством, а затем переключил внимание на Гранта, сохранявшего каменное выражение лица. Серые глаза доктора вопросительно блеснули.

— Мне пришлось отложить два приема из-за вашей утренней записки, Морган, — заметил он. — Не могли бы вы объяснить, чем вызвана подобная спешка?

— В деле мисс Дюваль появились новые факты. — Грант полусидел, прислонившись к краю массивного стола. — Полагаю, вы ведете записи о каждом из своих пациентов. Я хотел бы посмотреть все, что имеет отношение к мисс Дюваль.

— Записи предназначены только для моих глаз и мисс Дюваль, — ровным тоном возразил доктор.

— Это связано с моим расследованием. — Грант помолчал, взволнованно раздувая ноздри. — Скажите, Линли, когда вы осматривали мисс Дюваль… она была девственницей?

Ошарашенный взгляд доктора метнулся к потупившейся Вивьен, потом опять к Гранту.

— Разумеется, нет, — ответил он.

— Тем не менее она была невинна, во всяком случае, до вчерашней ночи.

В комнате повисло молчание. Лицо доктора приняло сосредоточенное выражение.

— Вы уверены? — спросил он, внимательно изучая их обоих.

Вивьен покраснела, отказываясь встретиться с ним взглядом.

— Я не зеленый юнец, Линли, — пробормотал Грант.

— Значит, я обследовал другую женщину, — деловым тоном заговорил доктор. — Вивьен Дюваль находилась на ранней стадии беременности. Когда я увидел ее в вашем доме, то решил, что у нее был выкидыш или она избавилась от ребенка. Убедившись, что матка не увеличена и нет кровотечения, я воздержался от каких-либо комментариев, полагая, что это не мое дело. Мне даже не пришло в голову обследовать ее на предмет потери невинности.

— Иисусе! — Осмысливая полученные сведения, Грант бросил взгляд на Вивьен. Не заметив никаких признаков удивления с ее стороны, он прищурился. — Вы знали, — догадался он. — Каким-то образом вам стало известно о ее беременности.

— По-видимому, это был ребенок лорда Джерарда, — проговорила Вивьен. — Он рассказал мне об этом вчера вечером в саду.

— Какого дьявола, вы ничего не сказали мне?

— Я догадывалась, какой будет ваша реакция, если вы узнаете, что я преднамеренно избавилась от ребенка. — ответила она. — Вы бы стали презирать меня. Поэтому я решила сохранить все в секрете до поры до времени.

Грант разразился потоком чудовищных проклятий и обратил грозный взгляд на доктора:

— Покажите записи, Линли. Я хотел бы знать, какие еще незначительные детали вы нашли нужным утаить от меня.

Вид взбешенного гиганта мог вывести из равновесия многих мужчин, но Линли и бровью не повел:

— Ладно, Морган, вы можете просмотреть чертово досье, но не раньше, чем я поговорю с мисс Дюваль… то есть с этой молодой женщиной… наедине.

— Почему же наедине? — осведомился Грант.

— Потому что ее самочувствие — моя первейшая забота. Мне приходилось видеть женщин, которые пребывали в истерике после брачной ночи. Я должен удостовериться, что с ней все в порядке. Не надо играть на наших нервах, набрасываясь на всех, как разъяренный медведь.

— Играть на нервах! — Грант ухмыльнулся. — Ее нервы в прекрасном состоянии. — С внезапным беспокойством он взглянул на Вивьен. — Разве нет?

Она не ответила, судорожно сжимая сложенные на коленях руки.

— Вон, — решительно скомандовал Линли, наслаждаясь редкой возможностью приказывать Гранту. — Вы знакомы с домом, дружище. Займите себя в бильярдной. Покурите, выпейте. Я пришлю за вами через несколько минут.

С недовольным ворчанием Грант покинул комнату.

Вивьен подняла настороженный взгляд на Линли. Она приготовилась к осуждению, но обнаружила только доброту и сочувствие в серых глазах доктора. Попросив разрешения сесть, Линли опустился в соседнее кресло и с располагающей улыбкой посмотрел на Вивьен.

— За этим рычанием и буйными вспышками скрывается самый замечательный человек из всех, кого я знаю, — заметил он. — Морган весьма сведущ во многих вопросах, но у него нет никакого опыта по части совращения невинных девиц.

— Он хотел расквитаться с настоящей Вивьен за неприятности, которые она доставила ему, — безжизненным тоном сообщила девушка. — Переспать с ней, а потом выставить.

Линли покачал головой.

— Это совершенно не похоже на него, — задумчиво произнес он.

— Теперь, конечно, он хотел бы загладить вину, — сказала она. — Полагаю, Грант даже пытается убедить себя, что любит меня.

— Вы заслуживаете любого поощрения, которое Морган в состоянии предложить.

— Нет, — промолвила она. — Я не нуждаюсь в поощрении… Я просто хочу знать, кто я.

— Разумеется. — Доктор посмотрел на нее с искренним сочувствием. — Увы, здесь я не в силах вам помочь. Что же касается другой вашей проблемы, то могу заверить вас, что неприятные ощущения, которые вы наверняка испытываете, — временное явление. В следующий раз все будет проще.

Вивьен коротко кивнула.

— Я понимаю, — быстро сказала она. — Нет необходимости развивать эту тему, доктор Линли.

Он успокаивающе улыбнулся:

— Потерпите меня еще минутку. Я хочу, чтобы вы поняли: близости между мужчиной и женщиной должны сопутствовать честность, привязанность и доверие. Тогда вас ждут волшебные переживания, без которых жизнь не может быть полной. Не отдавайтесь мужчине, если не разделяете с ним эти чувства.

Вивьен подумала о Гранте, нетерпеливо расхаживающем в ожидании, пока они закончат разговор, и все в ней сжалось от тоски. Найдет ли она в себе смелость довериться ему снова и достоин ли он такого доверия?

— Морган — отличный парень, — заявил Линли, будто прочитав ее мысли. — Самонадеянный, упрямый, но способный сочувствовать и отважный. Не отвергайте его, моя дорогая. Особенно, если учесть, что он испытывает к вам.

— Ко мне? — спросила пораженная Вивьен. — Что вы имеете в виду?

Доктор улыбнулся:

— Я знаком с Морганом пять лет, но впервые вижу его в таком состоянии из-за женщины.

— Если вы намекаете, что он влюблен в меня… — осторожно начала Вивьен.

— Не важно, на что я намекаю. Он любит вас. — Линли поднялся и подошел к двери. Прежде чем открыть ее, он добавил прозаическим тоном:

— Что из этого получится, полностью зависит от вас.

Линли нашел Гранта в бильярдной. Он сидел на стуле, уперев подбородок в руку, лежавшую на бортике обтянутого зеленым сукном стола. Другой рукой он перекатывал шары из слоновой кости, отправляя один за другим в угловые лузы с подвешенными к ним карманами из зеленой шелковой сетки. Не прерывая своего занятия, он спросил:

— Как она?

— Учитывая, через что ей пришлось пройти с ночи, когда ее выловили из реки, очень хорошо. На редкость жизнеспособная девушка.

Спазм, сжимавший горло. Гранта, прошел. Он доверял Линли, который излечил столько телесных и душевных недугов лондонских дам, что давно стал экспертом в этой области. Грант взял последний шар и, крутанув, точным движением послал его в лузу.

— Я мог бы привлечь вас к ответственности, Линли, — буркнул он. — Ваше молчание по поводу беременности настоящей Вивьен…

— Я был обязан молчать, — невозмутимо заявил доктор. — Мисс Дюваль недвусмысленно дала мне понять во время своего визита, что будущее ребенка, а может, и жизнь зависят от сохранения тайны. Вероятно, она несколько драматизировала ситуацию, но я был склонен ей поверить. Подтверждение беременности ее ничуть не обрадовало, и она удалилась с подозрительной поспешностью. Как будто боялась чего-то… или кого-то.

— Вам следовало сказать мне об этом раньше! — Грант поднялся и рассеяно запустил пальцы в короткие волосы. — Побойтесь Бога, ведь кто-то пытался убить ее! Беременность могла стать причиной покушения.

— Морган, — спокойно произнес доктор, — вы подумали, что станет с моей практикой, если я начну сообщать сведения о частной жизни моих пациенток без их ведома? Известно ли вам, сколько женщин вынуждены скрывать обстоятельства своей беременности по тем ли иным причинам?

— Могу себе представить, — с сардоническим видом бросил Грант.

В поисках убежища от заключенных по расчету, лишенных любви браков знатные лондонские дамы нередко заводили любовников. Прижитых таким образом детей им приходилось выдавать за законных отпрысков своих супругов. Надо было полагать, что популярный доктор Линли хранит немало секретов.

— Я понимаю, что такое конфиденциальные сведения, — сердито продолжил Грант. — Но не следует забывать, что настоящая Вивьен скорее всего жива и скрывается. Она беременна и определенно находится в опасности, так же как и девушка, которую вы видели сегодня. Поэтому, если Вивьен говорила что-нибудь еще в тот день, лучше вам рассказать об этом мне.

— Хорошо. Но прежде чем мы вернемся в библиотеку, я хотел бы дать вам совет. Это касается Вивьен… я имею в виду молодую особу, которая ожидает нас. Вполне понятно, что она не склонна обсуждать то, что произошло между вами, однако не думаю, что она чрезмерно страдает.

— А вы полагали, что, переспав со мной, она будет биться в истерике от страха? — язвительно поинтересовался Грант.

Доктор невесело улыбнулся:

— Вы напрасно иронизируете, Морган. Мне приходилось наносить визиты столь утонченным дамам, что они были не в силах произнести вслух такие низкие слова, как «живот» или «грудь». Некоторые из них не в силах заставить себя рассказать, что у них болит, поэтому я держу в ящике стола куклу, чтобы они могли указать часть тела, которая причиняет им беспокойство. Вы только подумайте, взрослые, замужние женщины! Порой мне кажется, что это не более чем притворство с претензией на деликатность, но бывают и такие экземпляры, которых шокирует все, связанное с сексом и физиологией.

— Вивьен не столь возвышенна, слава Господу.

— Вы правы, — ровным голосом отозвался доктор, — и тем не менее у нее могут быть тайные страхи и тревоги. И только вы — или следующий любовник — сможете ей помочь.

— Никаких любовников, — машинально заявил Грант, возмущенный подобным предположением. — Я единственный мужчина, который у нее будет.

— Как бы там ни было, для большинства женщин второй сексуальный опыт имеет большее значение, чем первый. Он либо укрепляет, либо рассеивает их страхи. По своему профессиональному опыту я знаю, что многие женщины, которые считаются холодными по природе, в действительности подверглись насилию со стороны мужей или любовников.

Грант смерил его свирепым взглядом:

— Я знаю, как доставить удовольствие женщине, Линли. Надеюсь, вы не собираетесь читать мне лекцию, основываясь на своем громадном опыте общения с противоположным полом?

Доктор внезапно рассмеялся:

— Пожалуй, в таком деле я могу всецело положиться на вас.

Вернувшись в библиотеку, они застали Вивьен возле книжного шкафа, заставленного внушительными томами по медицине и другим областям науки. Оторвавшись от тяжелых фолиантов с греческими и латинскими названиями, она посмотрела на Гранта, гадая, о чем они с Линли говорили. Грант недовольно хмурился.

Доктор энергично порылся в ящиках и картотеках и извлек тонкую пачку перевязанных тесемкой листков.

— Ага, вот они, — удовлетворенно сказал он, разложив листки на столе. Грант моментально оказался рядом. — Видите? — продолжил Линли, ткнув пальцем в один из листков. — Ничего особенного, кроме… — Он принялся перебирать страницы, как вдруг небольшой квадратик бумаги выскользнул из пачки и полетел на пол. Вивьен быстро подхватила его. Это было письмо, запечатанное коричневым воском, адресованное В. Дивейн, Уайт-Роуз-коттедж, Форест-Кросс, Суррей.

— Что это? — спросил Грант.

Вивьен молчала, уставившись на письмо. Что-то в надписи на конверте всколыхнуло ее спящую память. Губы ее приоткрылись, и она несколько раз беззвучно перечитала адрес.

— Я жду, Линли, — требовательно произнес Грант, прервав размышления Вивьен. Доктор пожал плечами:

— Боже правый, я совсем забыл о нем.

— Откуда оно взялось? — нетерпеливо осведомился Грант.

— Его оставила здесь мисс Дюваль в тот день, когда подтвердилась ее беременность. Как я уже говорил, она была очень расстроена и в спешке уронила сумочку. Содержимое рассыпалось, она сгребла его в кучу и запихнула назад. После ее ухода я обнаружил забытое письмо и для сохранности сунул его в ее папку, намереваясь вернуть его во время следующего визита.

— Вам не пришло в голову, что письмо может быть важным?

— Я занятой человек, Морган, — вызывающе заявил доктор, скрестив на груди руки. — У меня есть более важные дела, чем присматривать за корреспонденцией моих пациентов. Ну а теперь распечатайте это чертово письмо и прочитайте его.

Пока они выясняли отношения, Вивьен успела сломать печать. Развернув аккуратно сложенный листок, она увидела несколько строк, написанных витиеватым почерком. Какие-то слова были впопыхах вычеркнуты, отдельные буквы не закончены.


"Золотко мое!

Тебе не следует приезжать в город. Тут назревают проблемы, но нет ничего такого, с чем бы я не справилась. Я ненадолго уеду, чтобы уладить кое-какие незначительные дела, а затем приеду в Суррей. Скоро мы снова будем вместе.

Вивьен".


Вивьен продолжала смотреть на письмо, смутно ощущая, что Грант читает через плечо.

— Может, она собиралась послать его любовнику? — предположила она.

— Вероятно.

— Как вы думаете, она сейчас там? В Форест-Кроссе?

— Скоро узнаем. Я сегодня же отправлюсь туда, — сказал Грант. — Сразу же после того, как побываю с докладом у Кеннона на Боу-стрит.

— Я хотела бы поехать с вами.

— Мы не имеем представления, кто или что ожидает нас там. Здесь вам будет безопаснее.

— Но это несправедливо! — воскликнула Вивьен. — Если настоящая Вивьен в Суррее, я хочу с ней встретиться. Может, она объяснит, как я попала на ее место. Вдруг она даже знает, кто я такая. Я должна ехать с вами!

— Нет, — отрезал Грант. — Вы останетесь в Лондоне, в моем доме. Я попрошу выделить сыщика, чтобы присмотрел за вами вечером на тот случай, если мне придется задержаться. — При виде ее несчастного лица он обвил рукой ее талию и, склонившись к ней, тихо добавил:

— Я не намерен рисковать ни единым драгоценным волоском с вашей головы. Я не знаю, что найду в Суррее, и предпочел бы, чтобы вы оставались тут в безопасности и комфорте. Позвольте мне заняться этим самому.

Вивьен кивнула, успокоенная его словами.

— Возвращайтесь скорее, — сказала она. Грант прижался губами к ее лбу, и она догадалась, что он улыбается.

— Поверьте, я хотел бы быть с вами всегда.

Во время короткой поездки домой Вивьен молча разглядывала лежавшее на коленях письмо, обводя кончиком пальца строчки, написанные женским почерком. В. Дивейн… Имя беспокоило ее. Как и многое другое, что казалось знакомым, но не пробуждало настоящих воспоминаний. В. Дивейн…

— Помните небольшой пейзаж в спальне Вивьен возле туалетного столика? — спросила она. — Коттедж, увитый белыми розами… Там была подпись: Дивейн. Должно быть, этот человек много значил для нее, если она повесила картину в спальне и всегда бросается к нему, когда попадает в беду.

Глядя, как она теребит письмо, Грант протянул руку:

— Дайте его мне, пока не изорвали в клочья.

Вивьен безропотно отдала письмо.

— Вы верите, что Вивьен еще жива? — тихо осведомилась она.

Он успокаивающе сжал ее колено:

— Я верю в ее способность приземляться на четыре лапы, как кошка.

Она испытала огромное облегчение от этих слов:

— Я так беспокоюсь о ней. Интересно, неужели мы и в самом деле родственницы? Как вы думаете, мы можем быть сестрами?

— Вполне вероятно, учитывая ваше сходство.

Закрыв глаза, Вивьен судорожно вздохнула.

— Хотелось бы знать, если ли у меня семья, друзья… И почему меня никто не ищет? Человек не может исчезнуть вот так, никем не замеченный… Скучает ли кто-нибудь по мне? — Ее голос упал до шепота. — Любит ли меня?

— Да.

Вивьен вздрогнула и посмотрела в его сосредоточенное лицо, ощущая гулкие удары сердца. «Должно быть, он имеет в виду себя», — в смятении подумала она.

— Если я сегодня найду Вивьен, — сказал Грант, — это ничего не изменит между нами. А когда к вам вернется память, я не дам гроша ломаного за то, что вы помните. Я… твердо намерен стать вашим будущим.

— Если вы имеете в виду, что должны как-то исправить то, что случилось прошлой ночью, — сбивчиво произнесла она, — то я уже говорила, что в этом нет необходимости…

— Я имею в виду совсем другое. Я говорю о своих чувствах к вам.

Восторг, который испытала Вивьен при этих словах, был омрачен сомнениями. Она не мыслила большего счастья, чем быть любимой таким человеком, как Грант Морган. Однако опасалась, что им движет чувство вины и желание спасти ее загубленную репутацию. Меньше всего ей хотелось, чтобы он сделал ей предложение из чувства долга. К тому же она слишком хорошо помнила рассуждения Моргана о браке. Его уверенный тон и цинизм произвели на нее сильное впечатление. А следовательно, если под давлением обстоятельств он свяжет с ней свою судьбу, то со временем непременно ее возненавидит.

— Не надо ничего обещать, — взмолилась она и прижала пальцы к его губам, когда он попытался продолжить. — Не сейчас.

Схватив ее руку, Грант покрыл поцелуями пальцы, ладонь и тонкое запястье.

— Мы обязательно поговорим, когда я вернусь.

Экипаж остановился, и Вивьен поняла, что они уже дома.

— Берегите себя, — сказала она, крепко сжав его руку.

— Не тревожьтесь, — отозвался он. — Я найду Вивьен Дюваль и разберусь в этой дьявольской путанице. — Он помолчал и скорчил гримасу. — Проклятие, я готов извиниться перед ней.

— Правда? — Она уставилась на него, приоткрыв от изумления рот.

— Даже если это меня убьет. — Ироничная усмешка изогнула его губы. — Что весьма возможно, — добавил он с коротким смешком и завладел ее губами в пылком поцелуе.

Глава 13

Форест-Кросс, маленькая деревушка в Суррее, насчитывала две улицы, церковь и лужайку, обсаженную по краям акациями. Нетронутая цивилизацией, она притаилась среди пологих холмов, поросших вереском и утесником. Фасад деревенской гостиницы и вывески лавок и магазинчиков украшали резные изображения стрекозы, видимо, ставшие своеобразным символом деревни. И действительно, множество стрекоз проносилось в воздухе, наполняя его ровным гулом. Оставив двуколку на обочине, Грант вошел в деревенскую булочную, с наслаждением вдохнув сладкий аромат горячей выпечки.

Полная женщина с привычными к тяжелой работе руками вытаскивала противень с булочками из чрева огнедышащей печи.

— Не желаете свежей сдобы, сэр?

— Нет, спасибо. Я ищу Уайт-Роуз-коттедж… Не подскажете, как туда пройти?

— Чего уж проще. Последние годы там проживали Дивейны, школьный учитель с дочкой. Такое милое семейство, ничем, кроме книжек, не интересовались. Детишки вокруг них так и вились. Но бедный мистер Дивейн два года как помер от слабого сердца. А дочка все еще здесь. Поезжайте прямиком по Коттедж-стрит до дороги, а там мимо церкви и дальше по пустоши, пока не увидите коттедж. Только не напугайте девушку, уж больно она робкая. В городе почти не показывается. Скромница, одним словом. — Она помедлила, а затем спросила, слегка нахмурившись:

— Могу я полюбопытствовать, какое у вас к ней дело, сэр?

Он улыбнулся:

— Полюбопытствовать-то можно, да я не отвечу.

Булочница хмыкнула:

— Везучая она девушка, доложу я вам, раз к ней пожаловал такой пригожий молодец. Ну, идите с Богом!

Забравшись в двуколку, Грант нетерпеливо дернул вожжи, понукая лошадей. Легкий экипаж понесся по неровной дороге, раскачиваясь и подпрыгивая, и довольно быстро доставил его к небольшому деревянному коттеджу с черепичной крышей, утопавшему в пышных зарослях розовых кустов. Тишина стояла такая, что Грант мог слышать биение крыльев стрекоз и жужжание насекомых, круживших среди цветов. Густой воздух, напоенный ароматом роз, теплым маревом окружал Гранта, шагавшего к арочному входу, опиравшемуся на толстые деревянные столбы. Коттедж выглядел как иллюстрация к волшебной сказке, с расположенным неподалеку каменным сараем и ручейком, вытекавшим из зарослей тиса и ивняка.

Неосознанно затаив дыхание, Грант стукнул в дверь костяшками пальцев. Он уловил движение, шорохи, настороженный шепот — типичное поведение обитателей дома при появлении чужака. После показавшейся бесконечной паузы он снова постучал, на сей раз кулаком.

Дверь приоткрылась, и на пороге показалась молоденькая горничная с убранными под голубой чепец темными волосами. На лице ее застыло нерешительное выражение.

— Добрый день, сэр, — пролепетала она.

— Я хотел бы поговорить с дамой, которая здесь живет.

— Ее нет дома, сэр. — Девушка явно не умела лгать. — Никого нет дома.

Грант не без иронии отметил про себя, что для сыщика с Боу-стрит обычно никого не бывает дома.

— Лучше бы тебе ее позвать, — внушительно произнес он. — У меня мало времени, а еще меньше терпения.

Горничная покраснела:

— Пожалуйста, сэр, не могли бы вы уйти?

Прежде чем он успел ответить, из глубины коттеджа раздался холодный бархатный голос:

— Я поговорю с ним, Джейн. Может, этого аргумента будет достаточно, чтобы он ушел.

Грант широко распахнул дверь. Прямо перед ним в гостиной стояла женщина. На ней было платье из муслина с узором из веточек, изысканная ткань мягко облегала округлившийся живот. Взгляд Гранта быстро скользнул по ее фигуре и задержался на пистолете, который она держала в маленькой, но твердой руке.

Оружие слегка дрогнуло, когда она увидела его лицо.

— Бог мой! — ахнула она. — Это вы, Морган.

— Вивьен, — с сарказмом произнес он. — Вы ли это? Сколько же вас? Не надо ли мне продолжить поиск по всей Англии?

Глава 14

Виктория. Наконец он узнал имя своей возлюбленной. Грант не переставал повторять его на обратном пути в Лондон.

Виктория и Вивьен действительно были близнецами. Вивьен сменила фамилию на Дюваль, когда начала карьеру куртизанки. Виктория осталась в Форест-Кроссе с отцом.

В Уайт-Роуз-коттедже царила удивительная атмосфера тепла и уюта, хотя было очевидно, что Дивейны принадлежали к обедневшему дворянству. Дом ломился от книг, стопки которых высились в каждом углу, — древние тома с потрепанными обложками. На стенах висели небольшие пейзажи, изображавшие деревенские сценки, выполненные в любительской, но живой манере. Все они были подписаны одним и тем же именем — Виктория Дивейн.

Проговорив с Вивьен всю вторую половину дня, Грант все еще с трудом верил, что две женщины, неотличимые внешне, могли быть настолько разными. Виктория была невинной девушкой благородного происхождения, которая довольствовалась тихой жизнью в сельской глуши. Она проводила дни за чтением, учила деревенских детей, рисовала, бродила по лугам, собирая букеты из вереска. Вивьен, напротив, любила удовольствия, думала только о себе… и обладала весьма расплывчатыми принципами. Отголоски их беседы крутились у Гранта в голове, особенно тот момент, когда он обвинил Вивьен, что она сознательно заманила свою неискушенную сестру в Лондон в надежде отвести опасность от себя.

— Вы бросили ее на растерзание волкам, чтобы спасти собственную шкуру, — заявил Грант с ледяным спокойствием. — Вы хотели, чтобы ее приняли за вас, и добились своего. Весьма кстати избавившись от нее, вы решили жить здесь, заняв ее место.

Лицо Вивьен негодующе исказилось, и она прошипела, как рассерженная кошка:

— Я предпочла остаться здесь, потому что нахожусь не в том состоянии, чтобы отправиться на поиски пропавшей сестры. Я чуть не заболела от беспокойства, гадая, где она и что с ней случилось. Я была уверена, что если она не найдет меня в Лондоне, то вернется сюда. И к вашему сведению, я послала ей письмо с предупреждением, чтобы она не приезжала в город!

— Не это ли? — насмешливо поинтересовался он, извлекая письмо из нагрудного кармана.

Выхватив у него сложенный листок, Вивьен быстро пробежала его глазами:

— Где вы его взяли?

— Вы забыли его в кабинете доктора Линли.

— Ничего подобного! — запальчиво воскликнула она. — Я отправила его, как только… — Она осеклась, пальцы ее взлетели к губам, лицо вытянулось. — Я собиралась, — произнесла она наконец. — Я почти уверена, что отправила письмо, но было столько забот… О Боже! — она отшвырнула письмо, словно змею, и угрюмо уставилась на него. — Я не хотела, чтобы Виктория приезжала в город. Она сама виновата, что вторглась туда, куда не следовало. Я снимаю с себя ответственность за то, что с ней случилось.

— Никто не просит вас брать на себя ответственность, — ровным тоном отозвался Грант. — Помогите мне и своей сестре, ответив на несколько вопросов.

Вивьен сразу же согласилась, лишь бы избавиться от угрозы, нависшей над ней.

— Я расскажу все, что знаю, — сказала она. — Однако после того как мы закончим, вы наверняка захотите поговорить еще с одним человеком. Лордом Лейном.

* * *

Когда тем же вечером Грант появился в резиденции лорда Лейна, того, к сожалению, не оказалось дома. Расспросив дворецкого, Грант выяснил, что Лейн обычно проводит свободное время в клубе «Будлз», тихой гавани, которую облюбовали знатные землевладельцы, предпочитавшие охотничьи истории спорам о политике.

Под отдаленные раскаты грома в быстро сгущавшихся сумерках Грант направил экипаж на Сент-Джеймс-стрит. Проведя весь день в разъездах, он устал и испытывал нетерпение, более всего желая оказаться рядом с Викторией.

Он предвкушал момент, когда наконец доберется до нее и все расскажет… кто она и откуда, как и почему оказалась вовлеченной в события, едва не стоившие ей жизни. Он хотел, чтобы она знала, что худшее позади, чтобы чувствовала себя в безопасности. Отныне и навсегда он будет заботиться о ней, наполнит ее жизнь комфортом и радостями, если только она ему позволит.

Грант строил грандиозные планы, преисполненный оптимизма. Он закончит запутанное дело, связанное с Вивьен Дюваль, а потом займется устройством их с Викторией счастья. После десяти лет занятий сыском он дьявольски устал от драк и поножовщины в темных аллеях, подавления беспорядков, преследования преступников по притонам и злачным местам. Пусть теперь другой бедолага побегает так же… Пора и ему испытать немного радости и удовольствий в жизни.

«Будлз», названный так по имени своего владельца, был роскошным, но довольно скучным заведением, где члены клуба наслаждались покоем и отдыхом. С сигарами и бокалами бренди они сидели в массивных мягких креслах, созерцая картины, изображавшие охотничьи сцены, соревнования по стрельбе и другие сельские развлечения. Ничто не нарушало тишины, кроме шелеста газет и шепота слуг, обслуживающих джентльменов в столовой. Типичный заповедник знати, куда никогда бы не приняли Гранта. Тот факт, что он обладает солидным состоянием, ничего не менял, поскольку у него ire было ни влиятельной семьи, ни загородного поместья, а его охотничьи интересы сводились к поимке двуногой дичи.

Войдя в гостиную, Грант остановился возле знаменитого окна-эркера, где обыкновенно собирались курильщики. К нему тут же поспешил дворецкий, не слишком обрадованный его появлением.

— Сэр? — Лицо дворецкого было надменно-снисходительным. — Позвольте спросить, по какому вы делу?

— Мне необходимо видеть лорда Лейна. Я Морган с Боу-стрит.

Едва заметное удивление мелькнуло в глазах дворецкого. Немыслимо, чтобы член такого клуба, как «Будлз», был как-то связан с Боу-стрит.

— Лорд Лейн ждет вас, мистер Морган?

— Нет.

— В таком случае вам придется встретиться с ним в другое время и в другом месте, сэр. — Величественным жестом дворецкий взялся за ручку двери, намереваясь выпроводить нежеланного посетителя.

Но Грант вызывающе улыбнулся ему в лицо:

— Боюсь, вы не правильно меня поняли. Я не прошу разрешения, а ставлю вас в известность, что намерен встретиться с лордом Лейном. Сегодня. Здесь. Ну а теперь… не скажете ли вы, где он, или предпочитаете, чтобы я осмотрел все комнаты? Должен вас предупредить, что не всегда удается быть аккуратным во время обыска. Случается что-нибудь и разбить ненароком.

Дворецкий застыл в паническом ужасе, представив, в какой хаос может ввергнуть тихий клуб здоровенный сыщик с Боу-стрит, к тому же выведенный из себя.

— Это недопустимо, — выдохнул он. — Вы не должны беспокоить членов клуба. Полагаю, лорд Лейн в столовой. Если вы способны проявить хотя бы минимум осмотрительности, то умоляю вас…

— Я самый осмотрительный человек на свете, — заверил его Грант с ослепительной улыбкой. — Успокойтесь. Я поболтаю с Лейном и уйду раньше, чем достойные члены вашего клуба заметят меня.

— Сомневаюсь, — мрачно изрек дворецкий, провожая обеспокоенным взглядом чужака, ступившего на священную территорию.

В столовой за круглыми столами на мягких, набитых конским волосом стульях расположились джентльмены, в сосредоточенном молчании поглощавшие пищу. С белого сводчатого потолка свисала люстра с тяжелыми хрустальными подвесками. Стену над камином занимала довольно мрачная картина, изображавшая сцену охоты на оленя. При появлении Гранта все дружно повернули головы, устремив осуждающие взгляды на его запылившуюся в дороге одежду и короткие взъерошенные волосы. Ничуть не смущенный своим внешним видом, Грант внимательно оглядывал столы, пока не заметил джентльмена, сидевшего в одиночестве у огня.

Это был высокий мужчина с длинными руками и ногами, сильной проседью в волосах, с худощавым лицом, изрезанным глубокими морщинами, и крючковатым носом. Он углубился в газету. На тарелке перед ним лежал ломтик сыра, немного джема и печенье.

Грант неторопливо подошел к его столу.

— Лорд Лейн, — тихо произнес он. Тот не поднял глаз от газеты, хотя наверняка слышал обращенные к нему слова. — Я Морган с Боу-стрит…

— Мне известно, кто вы, — бросил Лейн, демонстративно дочитав до конца абзац, и отложил газету. Его голос звучал учтиво, но сухо и отрывисто.

— Я хотел бы поговорить с вами.

Бесцветные глаза Лейна холодно уставились на него.

— Как вы смеете надоедать мне в моем клубе!

— Если угодно, мы можем отправиться в другое место, — предложил Грант преувеличенно вежливым тоном.

— Мне угодно, Морган, чтобы вы удалились.

— Боюсь, не в моей власти сделать вам такое одолжение, милорд. То, что я намерен обсудить с вами, не терпит отлагательства. Итак… мы будем разговаривать здесь в присутствии ваших друзей или уединимся в одной из комнат?

Лейн бросил взгляд на находившегося поблизости слугу, нервно косившегося на них. Бедняга не на шутку растерялся, не зная, как справиться с неожиданным вторжением подозрительного субъекта.

— Видимо, мне придется обратиться к обслуживающему персоналу, чтобы вас выкинули отсюда, — сказал Лейн, щелкнув пальцами слуге, который с готовностью устремился к ним.

Грант предупреждающе поднял руку и жестом приказал слуге вернуться на свое место у стены. Затем холодно улыбнулся Лейну.

— Я сегодня не в настроении играть в игры, милорд. Дайте мне вот такусенький повод, — он почти вплотную сблизил большой и указательный пальцы, оставив между ними едва заметную щель, — и я выволоку вас отсюда и доставлю на Боу-стрит в камеру для допросов.

Впалые щеки Лейна побагровели от гнева.

— Вы не посмеете!

— О, не сомневайтесь, — заверил его Грант. — Меня чрезвычайно привлекает идея арестовать постоянного члена «Будлза» прямо в столовой — только для того, чтобы продемонстрировать вашей братии, что это возможно. Но я готов сдержать свои порывы, милорд, если вы будете так любезны ответить на интересующие меня вопросы.

Глаза Лейна полыхали от бессильной ярости.

— Ничтожество, грязный подзаборник…

— Знаю, знаю. — Грант сделал знак слуге, который с нерешительным видом топтался рядом. — Кофе, пожалуйста. Черный. — Он помолчал, выжидающе выгнув бровь. — Так где мы можем поговорить, милорд?

— Кабинет номер четыре свободен?

— Да, милорд.

— Значит, номер четыре, — сказал Грант. — Принесите туда мой кофе.

— Слушаюсь, сэр.

Сопровождаемые взглядами всех присутствующих, они проследовали мимо столов, вышли в коридор и направились в ту его часть, где располагались отдельные кабинеты.

— Вы не представляете себе размеров моего влияния, — с презрительной гримасой прошипел Лейн. — Если я пожелаю, мне хватит одного дня, чтобы сместить вашего шефа. Я могу добиться, что вас закуют в кандалы, наглый щенок!

— Давайте потолкуем о Вивьен Дюваль, — вкрадчиво предложил Грант.

Бледное лицо лорда Лейна приняло оттенок старого пергамента.

— О ком это, во имя Господа, вы говорите?

Появившийся слуга поставил на стол поднос с кофе и бисквитами, наполнил чашку Гранта и поспешно удалился. Когда дверь за ним закрылась, Грант одним Лотком проглотил половину чашки и взглянул на настороженное лицо Лейна.

— Кто-то пытался убить ее месяц назад, — сообщил он. — Мне кажется, вы могли бы пролить свет на это дело.

Услышав имя Вивьен, пожилой джентльмен заскрежетал зубами.

— Я отказываюсь обсуждать эту мерзкую потаскушку.

— Я тоже не отношусь к ее поклонникам, — отозвался Грант. — Но у вас больше оснований ее ненавидеть, чем у кого бы то ни было, не так ли? Вы вините ее в том, что она довела до самоубийства вашего сына.

— Да, на ее совести смерть Гарри, — признал Лейн с надменным видом. — Я всегда это утверждал. — Голос лорда Лейна дрожал от гнева и горя. — Мой сын несколько лет страдал от меланхолии, что явилось причиной его необузданного поведения. Он стал легкой добычей игроков, воров… и женщин, таких как эта дрянь, Вивьен Дюваль. У нее была связь с Гарри, а когда она закончилась, он застрелился.

— Этим не исчерпываются ваши претензии к ней, — сказал Грант. — После смерти Гарри Вивьен Дюваль соблазнила его сына Томаса, вашего единственного внука, и задумала женить его на себе.

Воцарилось долгое молчание.

— Мне ничего не известно о планах моего внука, — наконец произнес Лейн.

Лейн лгал довольно убедительно, но предмет обсуждения был слишком близок его сердцу, а ярость слишком велика, чтобы долго скрывать правду.

— Когда вы узнали, что Вивьен положила глаз на Томаса, вы купили ему патент и отправили в Индию на первом же корабле, — продолжил Грант. — По всей видимости, вы полагали, что, сражаясь с язычниками, дикими животными и экзотическими болезнями, он будет в большей безопасности, чем под влиянием Вивьен. Бог знает, может, вы и правы. Но вам следовало на этом остановиться, милорд. Вы зашли чересчур далеко, когда наняли кого-то, чтобы убить Вивьен.

— Чепуха, — резко бросил Лейн. — Если бы я хотел, чтобы эта шлюха умерла, то прикончил бы ее собственными руками.

— Люди вашего положения никогда ничего не делают сами. Меня лишь удивляет, что вы поручили исполнение своих гнусных замыслов кретину. Он не довел дело до конца. Эта бестолочь не смогла даже убить хрупкую, беззащитную женщину — в чем вы убедились своими глазами, увидев Вивьен на балу у леди Личфилд. И по вполне понятным соображениям решили заставить негодяя завершить то, за что ему было заплачено.

— Вы располагаете доказательствами, подтверждающими этот бред? — самодовольно спросил Лейн.

— У меня будет более чем достаточно доказательств, когда расследование подойдет к концу и я поймаю нанятого вами убийцу.

И вдруг произошло нечто странное… нечто такое, чего ни разу не случалось с Грантом за долгие годы сыскной деятельности. Защитный барьер внезапно рухнул, и Лейн уставился на него взглядом, в котором сверкало неприкрытое злобное ликование.

— Вам его никогда не поймать, — заявил он.

В сущности, это было признанием вины, что явилось для Гранта полной неожиданностью. У Лейна не было ни малейших причин сознаваться. Позднее, однако, Грант пришел к выводу, что подобный поступок вполне соответствовал поведению Лейна, убежденного в собственной безнаказанности. Он нисколько не сомневался, что персона его уровня — пэр королевства — не могла быть привлечена к суду за убийство шлюхи. Более того, пребывая в бешенстве из-за самоубийства сына, в глубине души он даже хотел, чтобы кто-нибудь знал, что смерть Гарри отомщена. Он был стар, его лишили единственного сына и обрекли доживать последние годы в одиночестве.

Грант молча смотрел на Лейна, между тем как тот со спокойной уверенностью продолжил свои откровения:

— Скоро Вивьен Дюваль будет в могиле, ее убийца покинет Англию, и вы не сможете этому помешать.

Стараясь не поддаваться тревоге, Грант напомнил себе, что Виктория находится у него дома под защитой сыщика с Боу-стрит.

— Идиот, которого вы наняли, не доберется до Вивьен, — тихо сказал Грант. — До сих пор ему не удалось дотронуться до нее даже пальцем. С самого начала этой дьявольской сделки он охотился за другой женщиной, понимаете? Женщина, на которую он напал и чуть не утопил в Темзе — именно ее вы видели со мной на балу у леди Личфилд, — не Вивьен Дюваль. Все это время Вивьен скрывалась, а ваш наемник пытался убить ее ни в чем не повинную сестру Викторию.

— Ложь! — Лейн так резко вскочил на ноги, что опрокинул стул. Предположение, что Вивьен здорова и находится вне пределов его досягаемости, привело чопорного аристократа в бешенство. Казалось, даже кончики его жестких седых волос потрескивали от ярости. — Лживый щенок! Только круглый идиот поверит подобной небылице…

— Из-за вашей тупости сестра Вивьен прошла через ад, — перебил его Грант, с трудом сдерживая нарастающий гнев. — Но сегодня вечером кошмар, в котором она живет, закончится. — Не отдавая себе отчета в том, что делает, он сомкнул пальцы на горле Лейна с устрашающей силой. — Почему бы вам не испытать на собственной шкуре то, что довелось пережить ей? — глухо произнес он. — Посмотрим, как вам понравится, когда вас сначала душат, а потом устраивают купание в ледяной Темзе.

— Уберите… руки… — просипел Лейн.

— Назовите имя своего сообщника, чтобы я мог остановить эту чертовщину, — свирепо потребовал Грант. — Назовите имя, старый негодяй.

Лицо Лейна побагровело, глаза вылезли из орбит.

— Если это правда, — выдавил он, задыхаясь, — если их две… я уничтожу для пущей верности обеих.

— Никогда. Все кончено, понятно? — Грант сильнее сдавил его горло. — Имя, — угрюмо повторил он, уставившись, как ангел мщения, в водянистые глаза старика.

Лейн выплюнул имя с таким остервенением, что капельки слюны попали Гранту в лицо.

Руки Гранта ослабли, и он недоуменно воззрился на кашляющего, хватающего ртом воздух Лейна.

— Что вы сказали? — тупо переспросил он. Едва держась на ногах, Лейн попятился назад, повторив имя таким тоном, словно это было ругательство.

— Кейс, — сказал он. — Нейл Генри Кейс… один из ваших хваленых коллег, будь они прокляты. Сыщик. — Он хрипло рассмеялся. — Ему нужны были деньги. Он заверил меня, что дело плевое. Мне следовало хорошенько подумать, прежде чем связываться с подобным ничтожеством. Но будьте уверены, я найду кого-нибудь более компетентного, слышите? Песенка Вивьен Дюваль спета!

Грант потряс головой и двинулся к двери, чувствуя себя так, будто пробирается сквозь зыбучие пески. Он не мог ни дышать, ни смотреть, ни думать…

— Бог мой, — выдохнул он, от ужаса лишившись способности ясно мыслить. Впервые в жизни он не знал, что делать. Кейс был тем сыщиком, которому поручили охранять Викторию нынешним вечером. Ее преподнесли убийце на блюдечке с его, Гранта, одобрения. — Если с ней что-нибудь случится, — хрипло прошептал он, — считайте, что ваша жизнь кончена.

Грант повернулся и, не разбирая дороги, ринулся прочь из удушающей атмосферы клуба навстречу отрезвляющим струям холодного дождя.

— Моя жизнь кончилась, когда умер Гарри! — выкрикнул Лейн, выскочив из комнаты вслед за Грантом. Эхо вторило его словам, разнося их по притихшему от изумления «Будлзу». Жестокая боль сжимала его сердце, давила на грудь, но он ничего не замечал, охваченный безумной яростью. — Я живу с единственной целью — увидеть ее мертвой! Я не успокоюсь, пока она жива, понятно вам? Даже если мне придется выдавить из нее жизнь по капле… своими собственными руками…

Безумно озираясь вокруг, он остановился в центре зала. Со всех сторон к нему спешили слуги и члены клуба, тянулись руки, звучали сочувственные голоса. Но попытки успокоить только распалили Лейна. В исступлении он продолжал выкрикивать проклятия, пока его не накрыло темное облако. В сгущающемся тумане вопли его стихли, превратившись в прерывистые всхлипы, полные мстительных угроз. Сокрушительная боль нарастала, расползалась по всей груди, пол неумолимо кренился, устремляясь ему навстречу. Лейн упал, чувствуя, что растворяется в море ненависти, от которой никогда не захочет, не сможет отказаться.

Глава 15

— Прибыл сыщик, дорогая, — сообщила миссис Баттонс, появившись в дверях библиотеки. — Его зовут мистер Кейс, добрейший джентльмен и самый опытный сотрудник из всех, кого мистер Кеннон мог прислать. Мистер Морган очень высоко его ценит. Мы в хороших руках, будьте уверены.

— Передайте мистеру Кейсу мою благодарность, что взялся присмотреть за нами в отсутствие мистера Моргана, — вымолвила Вивьен. Она стояла у окна библиотеки, с тревогой глядя на улицу. Облака затянули небо, стало темно как ночью, порывистый ветер раскачивал деревья в саду. Временами накрапывал дождь, редкие тяжелые капли падали на землю, предвещая сильный ливень.

— Может, вы поблагодарите его сами, мисс? — предложила экономка. — Он ждет в холле и, судя по всему, хотел бы переговорить с вами, не откладывая.

— Конечно, — неохотно согласилась Вивьен. — Не будете ли вы так любезны проводить его сюда?

— Хорошо, мисс.

Прижав к груди томик стихов, Вивьен крепко стиснула переплет из тисненой кожи и протяжно вздохнула. У нее не было ни малейшего желания разговаривать с Кейсом. Ей хотелось, чтобы Грант прямо сейчас вернулся домой. Привыкнув во всем полагаться на него, она не могла даже помыслить о том, чтобы расстаться с ним хоть на сутки.

Вивьен понимала, что не должна поддаваться эмоциям. Их отношения близились к концу, и она хотела сохранить остатки достоинства перед грядущей разлукой. Если она обнаружит свои чувства, покажет, как нуждается в его улыбке, внимании и дружбе, то только поставит их обоих в неловкое положение. Впереди у нее целая жизнь, в которой нет места Гранту Моргану, и будет лучше, если она научится обходиться без него.

Сделав несколько глубоких вдохов, Вивьен повернулась навстречу миссис Баттонс, которая ввела в комнату Кейса. Сыщик оказался мужчиной среднего роста, приятной наружности с лихо зачесанными назад серебристыми волосами. Он был одет в дорогой костюм розоватого оттенка, в руке держал серую шляпу с широкими полями. Его щегольской вид находился в некотором противоречии с представлениями Вивьен о сыщиках с Боу-стрит. Любезно улыбнувшись, она присела в реверансе. Миссис Баттонс вежливо извинилась и направилась к двери, но Кейс легким жестом остановил ее.

— Прошу вас, останьтесь, миссис Баттонс, — сказал он. — Я хочу, чтобы вы присутствовали при нашем разговоре с мисс Дюваль.

— Хорошо, сэр. — Сложив перед собой руки, экономка послушно ждала, обеспокоенно хмурясь.

— Мисс Дюваль, — начал сыщик с несколько старомодной учтивостью, — я польщен, если не сказать больше, что мне доверили охранять вас.

— Благодарю вас, — откликнулась Вивьен, заметив, что дождь за окном пошел на убыль, но низкие тучи плотно обложили небо. — Миссис Баттонс заверила меня, что вы пользуетесь громадным уважением у моего… — Она смущенно осеклась, чувствуя, что лицо и шею заливает краска. — У мистера Моргана, — сдавленным тоном закончила она. Сколько еще подобных оговорок она сделает, если не возьмет себя в руки? Мой… ничего себе. У нее нет ни малейшего права говорить так о Гранте, демонстрируя свои собственнические устремления.

Видя ее смущение, Кейс постарался сгладить неловкую ситуацию. Его привлекательное, обветренное лицо озарилось улыбкой, подчеркнувшей сеточку морщин вокруг глаз.

— Я сделаю все возможное, чтобы оправдать доверие мистера Моргана.

— Спасибо, мистер Кейс.

— И в этой связи, — осторожно продолжил он, — должен сообщить вам, что планы несколько изменились. Не огорчайтесь — вам ничто не угрожает, — но перед самым моим приходом сюда я получил указание от сэра Росса доставить вас на Боу-стрит.

— Я предпочла бы остаться здесь, — возразила удивленная Вивьен, невольно прижав руку к горлу. Кейс покачал головой:

— Понимаю, мисс Дюваль. Но пока не было Моргана, сэр Росс получил новые сведения, которые требуют вашего присутствия у него в конторе.

— Какие сведения, сэр? — поинтересовалась миссис Баттонс, выступая вперед и становясь рядом с Вивьен.

— Я не вправе разглашать их, — ответил Кейс, снисходительно улыбнувшись расстроенным женщинам. — Но, уверяю вас, мистер Морган одобрил бы эту поездку. Тем более что в Лондоне нет более безопасного места, чем дом номер четыре по Боу-стрит.

— Как долго я буду там находиться? — спросила Вивьен. — До возвращения мистера Моргана?

— Возможно. — Уголок его рта нетерпеливо дернулся. — Собирайтесь, мисс Дюваль. Мы теряем время. Сэр Росс просил меня доставить вас к нему немедленно.

— Хорошо. — Внезапное изменение планов встревожило Вивьен. Хотя Кейс производил приятное впечатление, в нем было нечто отталкивающее, будто за добродушной внешностью прячется холодная скользкая сущность. Охваченная дурными предчувствиями, она чисто инстинктивно сторонилась его. Пульс ее участился, сердце неистово колотилось в груди. Вивьен недоумевала, чем вызвана такая реакция.

Желание ускользнуть от него стало до того острым, что Вивьен едва сдерживалась, чтобы не кинуться прочь.

— Мистер Кейс, — с трудом выговорила она, — вы не будете возражать, если я возьму с собой одну из горничных? Я хотела бы, чтобы меня сопровождала женщина.

— Мэри может поехать с вами, — живо откликнулась миссис Баттонс, подхватив идею Вивьен. Кейс решительно покачал головой:

— В этом нет никакой необходимости. Речь идет не о светском визите, мисс Дюваль, а о деловой поездке. Я предпочел бы отправиться прямо сейчас, пока не разыгралась непогода.

Вивьен обменялась долгим вопросительным взглядом с экономкой. «Можно ли ему доверять?» — словно спрашивал ее взгляд, на что миссис Баттонс молча ответила: «Думаю, да».

Несмотря на очевидную тревогу, экономка была вынуждена согласиться.

— Мисс Дюваль, — сказала она, — если мистер Кейс считает, что вы должны ехать, то о чем здесь говорить? — Беспокойные морщинки собрались у нее на лбу. — Он прав — для вас нет более безопасного места, чем Боу-стрит.

Вивьен посмотрела в окно на потемневшее небо.

— Хорошо, — спокойно сказала она. — Если вы извините меня, мистер Кейс, я хотела бы сменить обувь и надеть накидку с капюшоном.

— Разумеется, мисс Дюваль.

Отступив на шаг, Вивьен пристально вглядывалась в него. Воспоминания обрушились на нее, прорываясь сквозь стену забытья.

— Сэр… мы случайно не встречались раньше?

— Не думаю, мисс. — От притаившейся в его взгляде враждебности Вивьен ощутила острый укол страха. Она внезапно поняла, что не нравится ему вопреки его уверениям в обратном. Должно быть, он наслышался о ней — точнее, о Вивьен — всевозможных небылиц и верит каждой из них.

Раскат грома расколол тишину, и Кейс обернулся к окну, где быстро сгущалась мгла. Что-то в его профиле — нос с горбинкой, зачесанные назад волосы, посадка головы с несколько выдающимся вперед подбородком — вызвало у Вивьен безотчетную тревогу.

Оглянувшись, Кейс уловил напряженное выражение ее лица.

— Нам следует поторопиться, мисс Дюваль.

Вивьен повернулась и вышла из комнаты, стараясь идти нормальным шагом, несмотря на нарастающую панику. Тяжело дыша, она бросила быстрый взгляд через плечо. Кейс стоял у подножия лестницы, внимательно наблюдая за ней. Он напоминал зловещего демона, явившегося с единственной целью — утащить ее в пучину ада.

Вивьен отчаянно захотелось оказаться в безопасности своей комнаты и спрятаться за запертой дверью. Лестница вздымалась перед ней, как неприступный склон горы, но она упорно карабкалась вверх, с трудом переставляя ноги. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем она очутилась в спальне. Притворив непослушными руками дверь, она замерла в неподвижности, дрожа как осиновый лист. У нее было такое ощущение, будто она тонет, ей не хватало воздуха, конечности цепенели от пронзительного холода, окружавшего ее со всех сторон. Грант. В отчаянной мольбе о помощи Вивьен пыталась произнести его Имя, но даже шепот не давался ей. Грант…

И тут она медленно опустилась на колени, когда воспоминания, одно за другим, нахлынули на нее. Ночь, когда она подверглась нападению… мужчина с серебряными волосами и безжалостным лицом… жилистые руки, сомкнувшиеся вокруг ее шеи, впившиеся в горло пальцы, перекрывшие дыхательные пути… И тьма, поглотившая ее, когда она проиграла сражение за глоток воздуха… чтобы снова очнуться в ледяной реке с черным омутом, увлекавшим ее на дно.

Итак, это был Кейс. В глубине души Вивьен не сомневалась, что именно он пытался ее убить и, потерпев неудачу, попытается снова.

На секунду горечь предательства прорвалась сквозь пелену сковавшего ее ужаса.

Грант… как он мог прислать его сюда? Как мог оставить ее с ним?

Но в этом нет его вины, упрямо возразило ее сердце. Он сделал это непреднамеренно.

Она оказалась в смертельной опасности в том самом месте, которое считала таким надежным. Дрожа и задыхаясь, Вивьен подползла к прикроватной тумбочке, где находился ночной горшок. Пока она возилась с дверцей, пытаясь добраться до него, накатившая волна тошноты отступила, и она вздохнула полной грудью.

Закрыв глаза, она прислонилась к гладкой поверхности тумбочки, наслаждаясь прикосновением холодного дерева к разгоряченному влажному лицу. Впервые за долгие недели она могла назвать собственное имя.

— Виктория Дивейн, — произнесла она вслух. — Я Виктория. — Ее губы продолжали шевелиться, беззвучно повторяя одно и то же слово… ее имя, ее настоящее имя. Словно она нашла ключ, который отпирал все запечатанные прежде уголки памяти. Образы прошлого теснились перед ней… сельский коттедж, где текли ее дни среди книг и деревенских детей. Ее друзья из деревни… давняя поездка на побережье… похороны отца.

Крепко зажмурившись, она представила себе его дорогое лицо. Он был школьным учителем, истинным философом, который предпочитал художественный вымысел грубой реальности внешнего мира. Виктория обожала отца и проводила долгие часы в его обществе за чтением.

Она не ведала романтической любви к мужчине, ее не тревожили чувственные желания. С тех пор как мать покинула Форест-Кросс, Виктория испытывала привязанность только к отцу и сестре, изредка навещавшей их… Ни для кого больше в ее сердце не находилось места. Она страшилась опасностей, которые таила в себе любовь, предпочитая одиночество и душевный покой. И никогда бы не оставила свое непритязательное убежище, если бы не ее безответственная сестра, которая навлекла на свою голову уйму неприятностей.

Как ни велико было ее облегчение от возврата памяти и обретения собственного "я", Виктория понимала, что для мужчины, ожидавшего ее внизу, она остается не кем иным, как Вивьен Дюваль.

— О, сестренка, — дрожащим шепотом произнесла она, — если мне суждено остаться в живых, ты за многое ответишь.

Виктория вытерла струйку пота, сбегавшую по щеке к подбородку. Она чувствовала себя, словно мышь, оказавшаяся в одной бочке с котом. Ее первым побуждением было забраться в постель и укрыться с головой в надежде, что Кейс оставит ее в покое. Чего он, конечно, не сделает. Так или иначе он найдет способ выманить ее из дома, и слуги не станут ему в этом препятствовать. Они наверняка примут его сторону, предположив, что амнезия сказалась на ее рассудке. Никто не поверит ее утверждениям, что уважаемый сыщик с Боу-стрит — жестокий убийца.

Куда бы Кейс ни собирался ее везти, Виктория не сомневалась, что контора на Боу-стрит не значится в списке возможных адресов. Вне себя от отчаяния она пыталась найти выход из чудовищного положения, в котором оказалась. В отсутствие Гранта сэр Росс был единственным человеком, которому она могла довериться. С судорожным вздохом девушка промокнула рукавом влажный лоб. Она смутно представляла себе местонахождение конторы на Боу-стрит, догадываясь только, что та располагается на противоположной стороне Ковент-Гардена. Однако надеялась, что без труда найдет столь известное в Лондоне место.

Она тут же начала действовать, отбросив все сомнения. Бросившись к гардеробу, она вытащила темно-зеленую накидку с длинными рукавами и капюшоном в монашеском стиле, складки которого полностью скрывали лицо и волосы. Облачившись в него и сменив туфли на высокие ботинки, Виктория приоткрыла дверь спальни и выглянула в пустынный коридор.

Она постояла, вцепившись в дверной косяк дрожащими руками. Затем осторожно двинулась вперед, с трудом сдерживая инстинктивное желание помчаться стремглав, словно вспугнутый кролик. Сердце ее тревожно билось. Она сделала один нерешительный шажок по коридору, потом другой и быстро зашагала по направлению к черному ходу. Тусклый свет, лившийся в небольшие оконца с частым переплетом, скудно освещал узкую, круто изгибавшуюся лестницу. Цепляясь за перила, девушка устремилась вниз, думая только о том, чтобы не оступиться.

Внезапно на лестничной площадке первого этажа появилась неясная тень, и Виктория в ужасе остановилась. Крик замер у нее в горле. Кейс — мелькнуло у нее в голове, прежде чем она сообразила, что худенькая фигурка, возникшая на ее пути, принадлежит женщине. Это была горничная Мэри, с корзиной выстиранного белья в руке.

Горничная тоже остановилась, в замешательстве уставившись на Викторию.

— Мисс Дюваль? — неуверенно спросила она. — Что вы делаете здесь? Может, вам что-нибудь принести? Что я могу…

— Не говори никому, что видела меня, — сказала Виктория тихо. — Я тебя очень прошу, Мэри. Мне нужно, чтобы все думали, что я все еще у себя в комнате.

Горничная смотрела на нее с таким видом, точно сомневалась в ее рассудке.

— Но куда вы пойдете в такую ужасную погоду?

— Обещай мне, что никому ничего не расскажешь.

— Когда вы вернетесь? — продолжала расспросы встревоженная горничная. — Мисс, если с вами что-нибудь случится, а я не скажу, что видела, как вы уходили, я лишусь работы. Я окажусь на улице! О, пожалуйста, мисс, не уходите…

— Мэри, — с отчаянием перебила ее Виктория, — мне нельзя больше задерживаться. Я вернусь, когда мистер Морган появится дома. Ну а пока не выдавай меня. Или по крайней мере подожди несколько минут. Речь идет о моей жизни и смерти.

Виктория проскочила мимо горничной и побежала вниз по ступенькам, ведущим в цокольный этаж. Оказавшись на нижней площадке, она миновала угольную кладовую, а затем прошла через кухню. Не встретив больше никого, она благополучно добралась до наружной двери и толкнула ее.

В тяжелом воздухе пахло грозой. Вздохнув полной грудью, Виктория пересекла узкую дорогу, служившую хозяйственным нуждам, и поспешила по усыпанной гравием тропинке, которая вела к огороженному со всех сторон саду. Над увитыми плющом каменными стенами высились крепкие тополя. Скользнув под арку, она бросилась прямиком через сад мимо вытесанного из камня стола, окруженного виндзорскими креслами <Виндзорское кресло — полированное, деревянное, без обивки, с выгнутой, состоящей из узких планок спинкой и прямыми подлокотниками.> и каменными кадками с цветущими персиковыми деревьями.

Сердце Виктории бешено колотилось от усталости, но она, не снижая темпа, выбежала из сада, воспользовавшись задней калиткой. С каждым шагом, уводившим ее от главного здания, росли ее облегчение и надежда. Обойдя конюшни и каретный сарай, она быстро зашагала через луг, простиравшийся позади домов на Кинг-стрит.

Она ни на минуту не сомневалась, что поступила правильно, тайком сбежав из дома. Пусть Кейс ждет, полагая, что загнал ее в угол. К тому времени когда он сообразит, что его провели, она уже будет далеко. У Виктории вырвался нервный смешок. Ускорив шаг, она двинулась по направлению к оживленному Ковент-Гардену. По мере приближения к базарной площади гладкие камни мостовой сменил неровный булыжник. Низко надвинув капюшон, Виктория держалась мощеной пешеходной дорожки, минуя слуг, подметавших тротуары перед элегантными особняками, бродячих музыкантов со скрипками и тамбуринами, фонарщиков, зажигавших масляные лампы, подвешенные на чугунных кронштейнах. По улице громыхали телеги и крытые повозки, проносились кареты, что вместе с шумом, производимым людьми и животными, создавало оглушительную какофонию.

Снова пошел дождь, несший избавление от запахов дыма и конского навоза, висевших в туманном воздухе. Гроза, однако, не спешила разразиться, будто ждала сигнала, прежде чем разыграться во всю мощь. Дамы звонко щелкали по мостовой пристегнутыми к обуви толстыми деревянными подошвами, джентльмены сжимали под мышками зонтики, поглядывая на тяжелые облака над головой. Рано спустившаяся мгла придавала окружающему пейзажу зловещий вид, и Виктория дрожала под складками широкой накидки.

Боу-стрит всего в двух шагах отсюда, убеждала она себя. Надо только пересечь Ковент-Гарден, стараясь по возможности не попасться никому на глаза, и она окажется в безопасности конторы Кеннона.

По просьбе Кейса, ожидавшего, пока спустится Вивьен, миссис Баттонс подала вино. Зажав пальцами ножку серебряного кубка эпохи Карла I, Кейс с интересом разглядывал антикварную вещицу. Форма кубка отличалась элегантной простотой.

— Однако Морган неплохо устроился, — произнес он без особого восторга. — Он теперь богаче любого из сыщиков. Мастак делать деньги, верно?

— Мистер Морган много работает, сэр, — ответила экономка, ощутив невольную потребность вступиться за хозяина. — Он умен, отважен и знаменит — нет ничего странного, что его услуги щедро оплачиваются.

— Не больше, чем каждый из нас, — возразил Кейс, растянув губы в улыбке, хотя взгляд его оставался холодным. — И живет при этом как король, тогда как я… — Голос его замер, а выражение лица стало бесстрастным, словно он сожалел о своих словах.

— Кстати, — произнесла миссис Баттонс растерянно, — я хотела бы поблагодарить вас от лица слуг мистера Моргана за заботу о мисс Дюваль. Мы уверены, что с вами она будет как за каменной стеной, не хуже чем с самим мистером Морганом.

— Да, — буркнул он себе под нос. — Я уж позабочусь о вашей драгоценной кошечке.

Миссис Баттонс озадачено склонила голову набок, не уверенная, что правильно расслышала.

— Сэр?

Прежде чем он успел что-либо сказать, их разговор был прерван появлением щупленькой темноволосой горничной с заплаканным лицом. Она находилась в крайнем возбуждении, ломая руки.

— Миссис Баттонс, мэм, — тоненьким голосом произнесла она, прячась за дверным косяком, — наверное, мне надо было сразу вам сказать, но она просила… О, я не знаю, что мне делать, но я ни за какие коврижки не подвела бы ее, честное слово!

— Мэри! — участливо воскликнула экономка, кинувшись к ней, между тем как Кейс выпрямился в кресле.

— В чем дело? — резко спросил он. — О ком это она говорит? О мисс Дюваль?

Горничная судорожно кивнула:

— Она ушла, сэр.

— Ушла? — изумленно повторила миссис Баттонс, а Кейс вскочил на ноги.

— Что, черт побери, означает это ваше «ушла»? — Откровенная угроза, прозвучавшая в его голосе, заставила женщин в изумлении повернуться к нему.

Горничная разразилась сбивчивой речью.

— П-пять минут назад… я столкнулась с ней на лестнице черного хода… и она попросила, чтобы я… О, я бы никому не сказала, но… Разве ей не опасно выходить одной из дома? — Она с тревогой уставилась на экономку. — Миссис Баттонс, я поступила плохо?

— Нет, Мэри, — успокоила экономка девушку, похлопав ее по руке. — Ты поступила именно так, как велел мистер Морган.

— Чертова девка! — взорвался Кейс и швырнул кубок на пол, выплеснув вино на прекрасный ковер ручной работы. Безобразные багряные пятна мгновенно впитались в желто-голубой узор. — Ей не удастся ускользнуть от меня, — проскрежетал он и выскочил из комнаты, громко требуя пальто и шляпу.

Миссис Баттонс растерянно потерла лоб. Тревожные мысли проложили глубокие морщины на ее лице.

— Он ведет себя очень странно, — сказала она скорее себе, чем стоявшей рядом девушке. — И, судя по всему, не испытывает никакой симпатии к мисс Дюваль.

— Только бы он нашел ее, — жалобно пролепетала Мэри. — Тогда с ней все будет в порядке, правда?

Ничего не ответив, экономка последовала за сыщиком в холл и вздрогнула, когда тяжелая дверь захлопнулась за ним.

* * *

Некогда Ковент-Гарден включал в себя две площади, образованные фасадами просторных дворцов, принадлежавших аристократии, и небольшую церковь, спроектированную Иниго Джонсом <Иниго Джонс (1573-1652) — английский архитектор.>. Однако за минувшие столетия он неоднократно перестраивался, и в своем нынешнем виде славился всемирно известными театрами, не говоря уже о многочисленных кафе, посещаемых писателями, художниками и музыкантами. В центре его располагался живописный рынок, раскинувший свои тенета над крытыми площадями и близлежащими улочками и переулками. Занимая обширное пространство примерно в милю шириной, рынок привлекал толпы народа и служил постоянным источником суеты и шума, возраставшими с каждым годом. Знать давно покинула этот район, и теперь внушительные старые здания с величественными лестницами занимали многочисленные магазинчики, таверны, а также заведения, тесно связанные с лондонским преступным миром.

Виктория осторожно ступила под крытую аркаду, где вокруг лавочек и открытых прилавков теснились покупатели. Смешавшись с толпой, она отдалась на волю течения, поражаясь великолепию выставленных в корзинах цветов, из которых тут же по желанию заказчиков составлялись букеты. Дюжины рук копошились в грудах овощей и фруктов, отбирая лучшие, прежде чем сделать покупку. На рыбных прилавках, увешанных связками угрей, крепкие мужчины разделывали и заворачивали свежий улов. Торговец птицами демонстрировал попугая, издававшего пронзительные вопли, тогда как прочий его товар: канарейки, жаворонки и совы в клетках — на разные голоса рекламировал себя сам.

Виктория миновала лавку, торговавшую лекарственными травами и корнями, где на деревянных полках выстроились стеклянные бутыли с настойками и растворами, и задержалась возле витрины парфюмерного магазинчика, сплошь заставленной кремами, мазями и крепкими маслянистыми духами в разноцветных флаконах.

— Эй, красотка, — послышался надтреснутый голос, и Виктория, вздрогнув, обернулась, когда сморщенная рука схватила ее за рукав. Крохотная, кричаще одетая старушонка, увешанная браслетами и побрякушками, в пестрых шарфах и красной юбке крепко вцепилась в ее руку. — Давай-ка я тебе погадаю, девушка… один шиллинг за все секреты! Всего шиллинг, дорогая… а уж какое распрекрасное будущее тебя ждет с таким-то личиком!

— Благодарю вас, но у меня нет денег, — понизив голос, сказала Виктория и, выдернув руку, поспешила прочь.

Гадалка, однако, не отставала, проворно следуя за ней, и снова схватила ее за запястье.

— Я погадаю тебе даром, красавица! — Голос старухи сорвался на визг, напомнив Виктории вопли попугая на птичьем лотке. — Эй, кто хочет узнать судьбу такой пригожей девоньки?

Сообразив, что хитрая гадалка задумала использовать ее как приманку для других клиентов, Виктория решительно высвободилась.

— Нет, — резко сказала она. — Оставьте меня в покое.

Их стычка привлекла внимание, и Виктория, избавившись от гадалки, настороженно огляделась по сторонам. Внезапно ее взгляд упал на джентльмена в светло-серой шляпе, и сердце ее болезненно екнуло от тревоги. Неужели Кейс выследил ее?

Она взволнованно озиралась, отыскивая в толпе знакомую шляпу, но та бесследно исчезла. «Наверное, показалось», — подумала Виктория, поспешно сворачивая к массивному портику, украшавшему фасад оперного театра, перед закрытыми дверями которого толпился народ. Собравшаяся у подножия четырех исполинских колонн публика напоминала растревоженную колонию муравьев. Все они, судя по всему, принимали участие в акции протеста. Благородные господа и бродяги с одинаковым рвением вносили свою лепту в общий беспорядок, шумно выступая против недавнего повышения цен.

— Старые цены! — выкрикивали одни. — Требуем старые цены!

— Снизить, снизить! — скандировали другие.

Нырнув в бурлящую толпу, Виктория забилась в глубь толпы, притаившись за одной из дорических колонн. Сердце ее бешено колотилось, а вокруг свистела, волновалась и двигалась людская масса. Прислонившись к холодному камню, она неподвижно стояла, устремив взгляд на рельефные фигуры Шекспира, муз и статую Комедии, установленную в нише над ними.

Кейс близко — она чувствовала это.

Он принимает ее за Вивьен и собирается убить либо из личных соображений, либо его наняли с этой целью. Если он уже знает, что она сбежала из дома, то наверняка догадался, что она будет искать убежища на Боу-стрит. И сделает все, что в его силах, чтобы не допустить ее до сэра Росса.

Внезапно Виктория ощутила вспышку гнева из-за вопиющей несправедливости судьбы. Она оказалась в опасности не по собственной вине. Беспокоясь за сестру, она приехала в Лондон и, втянутая в цепочку странных событий, попала в эту жуткую ситуацию.

Небеса вдруг разверзлись, и потоки воды хлынули на землю, быстро разогнав толпу, кинувшуюся врассыпную в поисках укрытия.

Глубоко вздохнув, Виктория осторожно высунулась из-за колонны и огляделась вокруг. Она сразу заметила серую шляпу и ужаснулась, узнав Кейса. Он стоял всего лишь в пятидесяти футах от нее, расспрашивая с холодной целеустремленностью какого-то человека. Весь его вид выдавал крайнее напряжение.

— Боже, — прошептала она.

В этот миг Кейс обернулся и посмотрел прямо на Викторию. Его бесстрастное лицо злобно исказилось. Отшвырнув в сторону мужчину, с которым говорил, он устремился к ней с убийственным выражением в глазах. Виктория бросилась наутек и, пробившись сквозь редеющую толпу, побежала вдоль здания оперы. Споткнувшись на булыжной мостовой на углу Рассел-стрит, она чуть не упала, остро сознавая, что любое промедление может стоить ей жизни. «Кейсу не остановить меня, — с мрачной решимостью подумала она. — Я доберусь до Боу-стрит, будь он проклят…» Она зашла слишком далеко, чтобы потерпеть неудачу.

* * *

Ворвавшись в собственный дом, Грант смертельно побледнел, обнаружив необычное скопление слуг в холле, включавшее всех лакеев и горничных во главе с миссис Баттонс.

— Мистер Морган! — воскликнула экономка, бросившись к нему. Она пребывала в крайней растерянности и волнении, длинные пряди волос выбились из обычно безупречного пучка. Грант впервые видел ее в таком расстройстве.

— Где она?! — яростно спросил он.

— Слава Господу, вы вернулись, — нервно зачастила миссис Баттонс. — Я была на грани того, чтобы послать записку на Боу-стрит, поскольку мы не знали, когда вас ждать, но я подумала, что нужно проверить, просил ли сэр Росс…

— О чем, к дьяволу, вы толкуете? — Он оглядел слуг, застывших с мрачными лицами, и отрывисто спросил:

— Где Виктория?

Вопрос вызвал всеобщее замешательство.

— Виктория? — переспросила экономна с ошарашенным видом.

Грант нетерпеливо замотал головой:

— Вивьен. Мисс Дюваль. Женщина, которая жила здесь последние недели, черт побери. Где она? Где Кейс?

Повисло тяжелое молчание, и вместе с затянувшейся паузой росли тревога и ярость Гранта. Наконец он понял, что никто не осмеливается ответить, и, цепенея от ужасных предчувствий, закричал:

— Кто-нибудь скажет, что случилось, черт бы вас побрал?!

Мэри понуро шагнула вперед, втянув голову в плечи, точно опасалась, что ее признание не останется безнаказанным.

— Во всем виновата я, сэр, — жалобно промямлила она. — Я видела, как мисс Дюваль уходит из дома. Она спускалась по лестнице черного хода, направляясь к задней двери, что возле кухни. Мисс Дюваль попросила меня никому ничего не говорить. Сказала, что это вопрос жизни или смерти. Но я подумала, что лучше рассказать все миссис Баттонс, и так и поступила.

Кровь тяжело пульсировала в голове у Гранта, отзываясь гулким шумом в ушах.

— Вопрос жизни и смерти, — глухо повторил он. Видимо, Виктория догадалась, что она в опасности и сбежала.

Миссис Баттонс нервно разглаживала передник, словно никак не могла вытереть влажные ладони.

— Видите ли, сэр, мистер Кейс сразу по приезде сообщил, что сэр Росс просил его доставить мисс Дюваль на Боу-стрит. Вел он себя при этом довольно странно, я бы сказала, холодно. За все годы знакомства я ни разу не видела его в подобном состоянии. Мисс Дюваль явно не хотела ехать с ним, но согласилась, отлучившись ненадолго, чтобы перевдеться. И пока мы ждали ее в библиотеке, потихоньку ушла из дома. Полагаю, любая женщина в ее положении должна бояться незнакомцев.

— Я наблюдала за ней из окна, — вставила Мэри. — Она вроде бы отправилась в сторону рынка. А мистер Кейс кинулся за ней по пятам.

— Она пошла на Боу-стрит, — пробормотал Грант. С точки зрения Виктории, это было единственное безопасное место, помимо его дома. Вне себя от тревоги, он скомандовал одному из лакеев седлать лошадь и скакать во весь опор на Боу-стрит. — Передайте Кеннону, пусть задействует всех, кого только можно. Констеблей, сыщиков, патрульных. Нужно прочесать Ковент-Гарден и окрестные улицы вдоль и поперек, пока мисс Дюваль и Кейс не будут найдены. Давай пошевеливайся — у тебя пять минут, чтобы доставить свою задницу на Боу-стрит.

— Слушаюсь, сэр. — Лакей бегом кинулся исполнять поручение.

Грант выскочил из дому, не замечая дождя, моментально промочившего его с головы до ног. Непривычное чувство сдавило его грудь — страх, которого он прежде не ведал. Он никогда не волновался по поводу собственной безопасности, уверенный, что выйдет победителем из любой передряги. Но страх за дорогое ему существо — смесь любви, ужаса и ярости — оказался наихудшей разновидностью страдания.

Сломя голову он несся к Ковент-Гардену, не обращая внимания на хлещущие струи, заставлявшие пешеходов искать укрытия, и водопады брызг, обдававшие его из-под колес проносившихся по лужам карет. Если что-нибудь случилось с Викторией… Эта мысль отзывалась дьявольской болью в его сердце, а легкие горели, словно их наполнял огонь, а не воздух.

Грант быстро пересек кладбище за собором Святого Павла, освященное захоронениями двух столетий, и, оставив позади витавший там запах тлена, свернул в восточный портал собора. Перед ним простирался Ковент-Гарден, величественный и убогий, символ деловой активности и крайнего небрежения. Проститутки и карманники, воры и бандиты свободно разгуливали здесь, чувствуя себя как дома. И все это отребье проявило бы несомненный интерес к одинокой женщине с хорошеньким личиком и рыжими волосами. С нарастающей паникой он пытался решить, направилась ли Виктория в обход по темным переулкам, кишевшим бродягами и преступниками, или двинулась прямиком через рыночную площадь. Он должен найти ее, прежде чем это сделает Кейс.

— Виктория, где ты? — беззвучно произнес Грант, чувствуя, как с каждой минутой растут его тревога и тоска. Ему понадобилась вся его выдержка, чтобы не выкрикнуть свой отчаянный вопрос во весь голос.

* * *

Съежившись под низвергавшимися на землю струями дождя, Виктория яростно моргала, вытирая руками мокрое лицо. Наугад она свернула на боковую улочку, ответвлявшуюся от Рассел-стрит, с отчаянием сознавая, что движется не в том направлении. Она уже должна была добраться до Боу-стрит.

Если бы только знала дорогу. Если бы прошло чуть больше времени, прежде чем Кейс обнаружил ее исчезновение.

Путаясь в облепивших лодыжки насквозь промокших юбках, она побежала дальше мимо обшарпанных строений. Как и повсюду в Лондоне, тут располагалось множество борделей, воровских притонов и трущоб, прятавшихся на задворках опрятных улиц с нарядными фасадами. Не оглядываясь, Виктория метнулась к ближайшему убежищу и сбежала вниз по ступенькам, которые вели в полуподвал двухэтажной конторы букмекера.

Тяжело дыша, она отворила тяжелую дверь и шагнула в темное помещение, скудно освещенное масляными лампами. Там находилась по меньшей мере дюжина мужчин, слишком увлеченных своими занятиями, чтобы сразу заметить ее появление. Сгрудившись у прилавка, уставленного жестянками с табаком и сигарами, джентльмены и народ попроще с одинаковым интересом изучали вывешенные на стене списки. Букмекер с тяжелыми кожаными кошелями на бедрах прохаживался вдоль прилавка, с завидной скоростью принимая ставки. «…Так, предложена кругленькая сумма, кто еще…» — призывал он, пощипывая кудрявые бакенбарды большим и указательным пальцами и фиксируя тупым карандашом очередное пари.

В воздухе висел густой запах пота, табака, сырой шерсти и влажного дорогого сукна. Сжавшись в углу, Виктория низко надвинула капюшон и затаилась, плотно запахнув накидку. Она молча молилась, чтобы Кейс проскочил мимо и продолжил поиски где-нибудь в другом месте, сознавая всю тщетность своих надежд. Эта часть Лондона была хорошо знакома Кейсу, как и всем сыщикам, в обязанности которых входило регулярное прочесывание всех заведений сомнительного толка в поисках преступников. Погоня за беглецами и их поимка составляли основу ремесла сыщиков, которым они владели в совершенстве.

— Так, так, что это у нас здесь? — Культурная речь, явно принадлежавшая джентльмену, прервала ее безрадостные размышления, и перед ней остановилась пара ног, обутых в ботфорты. — Похоже, прехорошенькая пташка нашла сухое гнездышко, чтобы переждать грозу.

Прием ставок на время прекратился, и взгляды всех присутствующих устремились на Викторию. Прикусив нижнюю губу, она постаралась взять себя в руки, чтобы не дрогнуть, когда мужчина бесцеремонно сдернул капюшон с ее головы. У него перехватило дыхание при виде ее влажных сверкающих темно-рыжих волос.

— Ну и красотка, — низким голосом протянул он и расхохотался, окидывая ее заинтересованным взглядом. — Что привело тебя сюда, моя цыпочка? Верно, ищешь с кем провести вечерок? Считай, что тебе повезло. У меня полный карман денег.

— Готов поспорить, у него найдется кое-что еще, помимо денег, — ввернул кто-то, и помещение огласилось дружным смехом.

С ужасом сознавая, что становится центром внимания, Виктория пристально смотрела в лицо обнаружившего ее мужчины. Он выглядел как джентльмен, возможно, даже представитель нетитулованного дворянства. Его круглое лицо было гладко выбрито, а коренастая фигура облачена в кофейного цвета бриджи и сюртук с высоким воротом и замысловато повязанным галстуком.

— Какой-то тип пристал ко мне на рынке, — сказала Виктория. — Я надеялась, что избавлюсь от него, спрятавшись здесь на несколько минут.

Он прищелкнул языком с выражением неискреннего сочувствия и обнял ее за спину с оскорбительной фамильярностью.

— Бедняжка. Я готов защитить тебя своим телом. — Потянувшись к ней, он начал расстегивать ее накидку, не обращая внимания на возмущенный возглас девушки. — Не волнуйся. Я лишь хочу взглянуть, что ты можешь предложить.

Посетители конторы уставились на них с неподдельным интересом. Даже букмекер отвлекся от своих обязанностей, чтобы понаблюдать за происходящим, присоединившись к одобрительным выкрикам мужчин, желавших увидеть, что скрывается под накидкой.

— Я пришла сюда, чтобы спастись от преследования одного мужчины, — с негодованием сказала Виктория, отталкивая его руки и отступая дальше в угол. — А совсем не для того, чтобы найти другого.

Самодовольный болван только хмыкнул, уверенный, что она заигрывает с ним.

— Я предлагаю тебе ночь с неутомимым жеребцом и щедрое вознаграждение за твои услуги, — заявил он. — Чего еще желать женщине?

— Я сама могу предложить вам вознаграждение, если вы поможете мне добраться до Боу-стрит, — возразила Виктория. — Вы наверняка слышали о Гранте Моргане, сыщике с Боу-стрит. Уверяю вас, он сочтет личным одолжением, если вы доставите меня туда живой и невредимой.

Похоть, горевшая во взгляде непрошеного ухажера, несколько поугасла, и он посмотрел на нее с нескрываемым удивлением.

— Морган, говоришь? Какое отношение ты имеешь к нему?

Лучик надежды пробился в смятенное сознание девушки. Судя по всему, имя Гранта произвело на него впечатление. Если он согласится проводить ее до Боу-стрит, она спасется от Кейса. В стремлении убедить его в необходимости ей помочь Виктория вцепилась в рукав мужчины. Однако не успела она произнести и слова, как новое лицо появилось в букмекерской конторе.

Взглянув на серую шляпу вошедшего мужчины, Виктория испуганно вскрикнула.

— Это он, — дрожащим голосом произнесла она.

— Тот тип, который к тебе приставал? — уточнил ее самозваный покровитель.

Горло Виктории сдавило, и она только кивнула в ответ, уставившись на Кейса. Он тяжело дышал от усталости, на лице застыло свирепое выражение. Но при виде девушки в его глазах вспыхнуло злобное ликование.

— Я сыщик с Боу-стрит и преследую подозреваемую, — холодно и четко выговорил он. — Передайте эту женщину мне.

Появление сыщика вызвало настоящий переполох среди посетителей. Букмекер вышел из-за прилавка и разразился сердитой тирадой.

— У меня честный бизнес, понятно! Что ж такое нужно сотворить, чтобы вы, свиньи, держались подальше от моего корыта? — Взаимная неприязнь букмекеров и сыщиков была общеизвестна. Букмекеров возмущали облавы, которые власти устраивали в принадлежавших им заведениях в поисках преступников. Сыщики же считали, что букмекеры и преступники одного поля ягоды, и обычно не слишком церемонились с ними.

— Я расследую преступление против Короны, — с важным видом объявил Кейс, "направляясь к Виктории. — Буду очень признателен, если вы передадите мне эту особу, не создавая лишних проблем, поскольку она должна дать показания.

— Он лжет! — выкрикнула Виктория и бросилась на грудь своему недавнему оппоненту, хватаясь за любую, самую жалкую возможность защититься от Кейса. — Я ничего не сделала!

— В чем ее обвиняют? — поинтересовался джентльмен, обхватив Викторию рукой.

— У меня нет времени на перечисление всех ее провинностей, — отрезал Кейс. — Отпустите женщину и займитесь собственными делами.

— Делайте, что он говорит, — сердито скомандовал букмекер. — Пусть забирает ее и катится ко всем чертям. Нечего ему здесь болтаться.

Мужчина вздохнул и мягко отстранился, подтолкнув Викторию вперед.

— Ты вроде бы собиралась на Боу-стрит, голубка. Похоже, у тебя появился провожатый.

— Он не собирается туда идти! — завопила она, продолжая цепляться за него. — Он убьет меня. Не отдавайте меня ему!

— Убьет? — недоверчиво фыркнул мужчина. — Успокойся, голубушка, до этого не дойдет, что бы ты там ни натворила. Как только окажешься на скамье подсудимых, подмигни судье своими прелестными глазками, и он тут же отпустит тебя на все четыре стороны.

— Прошу вас, — в отчаянии взмолилась Виктория, — помогите мне добраться до сэра Росса Кеннона. Или мистера Моргана… речь идет о моей жизни.

На лице мужчины промелькнуло нерешительное выражение. Видимо, то, что он увидел в глазах девушки, убедило его

— Так и быть, — обронил он. — Что ж, я мог найти занятие и похуже, чем выручать из беды девицу, да еще в такой дождливый вечер. — Он взглянул на Кейса с любезной, несколько снисходительной улыбкой. — Думаю, ничего страшного не случится, если я сам провожу девушку до Боу-стрит, — сказал он. — Вы ведь хотели доставить ее именно туда? Какая разница, кто из нас выполнит это поручение?

Виктория напряглась, когда Кейс приблизился к ним, глаза его казались темными омутами смерти на неподвижном лице. Казалось, он раздумывает над ответом, взвешивая аргументы за и против.

— Я покажу вам, в чем разница, — спокойно проговорил сыщик.

Он молниеносным движением выхватил из-под пальто какой-то предмет и замахнулся. Виктория узнала короткую, налитую свинцом дубинку, которую сыщики использовали, усмиряя непокорных преступников. Вскрикнув, она едва успела увернуться, когда Кейс нанес три быстрых удара по голове и плечам ее защитника. Содрогнувшись всем телом, тот со стоном осел на пол, выпустив ее из рук.

Кейс тут же схватил девушку, вывернув ей руку. Глухо замычав сквозь стиснутые зубы, Виктория нагнулась вперед в попытке облегчить пронзительную боль. Шквал негодующих возгласов пронесся по комнате, но громкий голос Кейса перекрыл нестройные возгласы протеста:

— Если кто-нибудь еще попытается мне помешать, я арестую его за пособничество опасному преступнику. Есть желающие провести ночь в Ньюгейте? — Он рассмеялся, презрительно глядя на притихшую толпу. — Я так и думал, — насмешливо бросил он. — Возвращайтесь к своим делам, джентльмены, и выкиньте это маленькое происшествие из головы.

— Убирайся отсюда; и чтоб я тебя здесь больше не видел! — рявкнул букмекер, присоединяясь к группе, собравшейся вокруг избитого мужчины.

— С превеликим удовольствием, — бросил Кейс, выволакивая сопротивляющуюся Викторию на улицу во власть разгулявшейся стихии.

— Вы не можете убить меня теперь! — закричала она, щурясь от стены дождя, ударившей ей в лицо. — Есть свидетели… они подтвердят, что вы увели меня с собой. Вас будут судить… повесят…

— Я исчезну задолго до того, как начнется расследование, — глумливо скривился Кейс и, продолжая выкручивать девушке руку, потащил ее по улице, обходя разлившуюся сточную канаву, вырытую посередине.

Виктория лихорадочно озиралась по сторонам в надежде на помощь, но улица оставалась пустынной. Только привычные ко всему обитатели подвалов провожали равнодушными взглядами странную пару. Они миновали вход в скотобойню, из которой несло омерзительной вонью. Даже яростный дождь не мог перебить застарелого запаха засохшей крови и жира. Глаза Виктории жгло и резало от непрерывных слез, которые стекали по щекам, смешиваясь со струйками дождя.

— Почему вы это делаете?! — выкликнула она. Как ни удивительно, Кейс расслышал ее слова, несмотря на рев бури.

— Я чертовски стар, чтобы и дальше гоняться за преступниками, но на те жалкие гроши, что у меня есть, не уйдешь в отставку. Будь я проклят, если соглашусь влачить собачью жизнь до конца своих дней.

— Кто заплатил вам за мое убийство… — Она оборвала фразу, вскрикнув, когда он больно крутанул ей руку.

— Хватит скулить, — буркнул он. Они свернули за угол и, углубившись в хитросплетение переулков, быстро зашагали к заброшенной фабрике. Здание пришло в полный упадок, и никто не осмеливался селиться в ненадежном убежище, даже бедняки, теснившиеся, как сельди в бочке, в близлежащих трущобах. Виктория вскрикнула и уперлась ногами, когда он попытался втолюгуть ее в дверной проем.

Наказание последовало незамедлительно. Кейс сильно ударил ее по голове, чтобы сломить сопротивление. Сознание ее затуманилось, ноги подкосились. Повиснув на нем, Виктория тщетно пыталась собраться с мыслями. Он заткнул ей рот, воспользовавшись галстуком в качестве кляпа, и ее замутило от вкуса йота и крахмала. Завернув руки ей за спину, Кейс защелкнул холодные наручники на ее запястьях.

Спотыкаясь, Виктория, двинулась вперед, повинуясь бесцеремонным рукам сыщика, толкавшего ее в сторону полуразрушенной лестницы. Остатки ступенек скрипели и крошились под их ногами. В здании царил сумрак, единственным источником света были дыры в прогнившей крыше и зиявшие в стенах щели. Несмотря на порывы ветра, задувавшего снаружи, затхлый воздух был неподвижен: жирная пленка покрывала все видимые поверхности.

«Никто теперь меня не найдет», — в оцепенении подумала Виктория, когда Кейс втолкнул ее, задыхающуюся и дрожащую, на второй этаж фабрики. Высохший помет грызунов устилал пол, растрескавшиеся стены обросли грязью, паутиной и птичьими гнездами. Всполошившиеся обитатели фабрики пищали и хлопали крыльями, снимаясь с насестов. Через полуразрушенную крышу протекала вода, собираясь в лужи. Кейс дотащил Викторию до угла и грубо толкнул в грудь, так что она повалилась на спину, словно беспомощный ворох одежды с задравшимися до колен юбками.

Вдруг он замер, уставившись на ее мокрые чулки. Лицо его приняло напряженное выражение, от которого Виктории сделалось дурно.

— Я собирался быстро покончить с тобой, — сказал он. — Но теперь думаю, что заслужил дополнительную плату за те хлопоты, что ты мне доставила, неугомонная сучка. Я не прочь отведать того, что пришлось по вкусу Моргану.

Внезапно все стало нереальным. Потрясенной Виктории казалось, что она спит, а когда проснется, Морган будет рядом и скажет, что все хорошо. Отгородившись от внешнего мира, она сосредоточилась на мысли, что видит кошмарный сон. Она даже не съежилась, когда Кейс опустился перед ней на колени и принялся дергать застежку брюк.

— Мир станет без тебя чище, — бормотал он. — Я видел тысячи таких, как ты. Вот что я тебе скажу: ты закоренелая, неисправимая шлюшка. Ты и тебе подобные не имеют права на жизнь. — Его голос дрогнул от зависти. — Моргану подавай все самое лучшее… У него губа не дура. — Продолжая злобно бормотать, он сгреб в охапку ее юбки, и Виктория пожалела, что еще жива.

Глава 16

По настоянию Гранта Ковент-Гарден и его окрестности вскоре наводнили сыщики, пешие патрульные, констебли и дозорные. Конный патруль, состоявший из отставных кавалеристов, разделил всю территорию на секции и по-военному дотошно прочесывал их. Сам Кеннон оставался на Боу-стрит, распорядившись, чтобы ему регулярно докладывали о развитии событий.

Грант понимал, что стремление Кеннона найти Викторию и Кейса выходит за рамки личных интересов. Общественность пристально следила за деятельностью конторы на Боу-стрит, выискивая признаки коррупции среди ее сотрудников. Проступки Кейса — если они подтвердятся — будут использованы против Кеннона и планируемых им реорганизации и расширения полицейской системы. Похоже, это соображение побуждало сыщиков к самым активным действиям.

— Морган, — обеспокоенно сказал Флегстед, надвинув ниже шляпу под напором бьющих в лицо капель, — хоть убей, не могу привести ни одной разумной причины, заставившей мисс Дюваль сбежать от Кейса. Видимо, она просто потеряла голову и запаниковала… но почему? Все знают, что Кейс отличный парень.

Грант покачал головой и зашагал к зданию оперы.

— Мне ничего толком не известно, — процедил он.

— Кому, как не тебе, знать, — возразил Флегстед, стараясь не отставать от его широкого шага. — Кейс ничего особенного не сделал, просто, как и все мы, разыскивает мисс Дюваль, чтобы доставить ее в безопасное место!

Готовность Флегстеда свидетельствовать в пользу старинного друга должна была бы тронуть Гранта. Лицо бывалого сыщика выражало крайнее огорчение. Он знал Кейса много лет и тяжело переживал, догадываясь, что тот попал под подозрение.

Грант сознавал, что ему следует проявить понимание, возможно, даже сказать пару слов, чтобы умерить тревогу Флегстеда. Вместо этого он схватил посреди улицы ошеломленного коллегу за грудки.

— Тогда где он, черт бы его побрал? — Грант был вне себя от гнева и отчаяния. — Не расписывай мне, какой он душка, лучше помоги найти подонка!

— Да… конечно. — Флегстед осторожно оторвал его руки от пальто. Он в замешательстве и с некоторым испугом уставился на Гранта. — Успокойся, Морган. Впервые вижу, чтобы ты так завелся… Послушай, ты же всегда сохранял холодную голову, даже во время беспорядков!

Грант отпустил его с яростным ворчанием. Он никогда не терял хладнокровия — будь то разъяренная толпа, бунт, драка или кровавое побоище. Но нынешняя схватка отличалась от прежних. Ставкой в ней была жизнь Виктории. Ей угрожала смертельная опасность, и из-за того, что он был не в состоянии добраться до нее, что-то дикое, нечеловеческое разъедало его изнутри, прорываясь на поверхность. Внезапно он понял, что вполне способен кого-нибудь убить, если не возьмет себя в руки. Действуя автоматически, он продолжил путь к зданию оперы, где капитан пешего патруля разговаривал с двумя мужчинами.

— А тебе не приходило в голову, что они сбежали вместе? — размышлял вслух Флегстед. — Женщины так и вешаются на Кейса, а учитывая репутацию мисс Дюваль…

— Проваливай. — В низком голосе Гранта прозвучали убийственные нотки. — Пока я тебя не прикончил.

Сообразив, что это не пустая угроза, Флегстед побледнел и поспешил прочь.

— Пожалуй, мне надо переговорить с капитаном Брогдоном о действиях пешего патруля.

— Морган! Морган! — Услышав взволнованный оклик, Грант оглянулся. Вдоль фасада оперного театра стремглав несся констебль, вынырнувший из улочек, расходившихся на север от рынка. — Мистер Морган… меня послали передать вам…

Грант в несколько шагов оказался возле молодого человека, чуть не сбив его с ног.

— В чем дело?

— Вас, наверное, заинтересует… контора букмекера, что в переулке рядом с Рассел-стрит… — Констебль замолчал, судорожно переводя дыхание.

— Говори! — гаркнул Грант. — Проклятие, еще успеешь надышаться.

— Так точно, сэр. — Констебль резко кивнул и, сделав над собой усилие, продолжил:

— Букмекер и несколько его посетителей утверждают, что недавно в контору заходила девушка с просьбой проводить ее на Боу-стрит. Но следом явился сыщик и насильно увел ее с собой.

— Хвала Господу! — воскликнул Флегстед, который задержался, чтобы выслушать констебля. На его лице отразилось облегчение. — Ясно, что это Кейс и мисс Дюваль. Он нашел ее! Теперь все будет в порядке.

Проигнорировав радостную тираду сыщика, Грант угрюмо спросил:

— Когда это произошло?

— Не более десяти минут назад, сэр.

Флегстед с жаром вмешался:

— Я пойду прямо на Боу-стрити встречу их. Наверняка Кейс сразу же отправится туда.

— Куда же еще, — уронил Грант и, сорвавшись с места, сломя голову помчался по направлению к Рассел-стрит.

Найти контору букмекера оказалось несложно. Перед входом в полуподвал в окружении группы констеблей стоял коренастый, важного вида мужчина. Прикрываясь изрядно пострадавшим от непогоды зонтиком, он оглашал окрестности возмущенными воплями, обращаясь ко всем и каждому. Владелец заведения находился тут же, судя по тяжелым кожаным карманам, выделявшим его из толпы.

Констебли вытянулись и дружно посторонились при виде Гранта. По их удивленным взглядам он заключил, что представляет собой довольно странное зрелище с прилипшими к голове волосами, бескровным напряженным лицом и злобной гримасой.

Букмекер прищурился, вперив в него оценивающий взгляд.

— Стало быть, этот здоровенный детина и есть Морган, — произнес он. — Она вас поминала, та куколка, что заявилась в мое заведение и устроила весь этот чертов кавардак.

— Расскажите мистеру Моррану, что случилось, — вмешался один из констеблей.

— Да чего тут рассказывать. Сыщик, значит, хотел, чтобы эта дуреха шла с ним, а она давай верещать, что он ее убьет.

— А потом была драка, — подсказал констебль.

— Точно, — с кислым видом подтвердил букмекер. — Один из моих клиентов положил на девчонку глаз, ну а чертов сыщик чуть не вышиб из него мозги. — Он презрительно сплюнул. — Пижоны красногрудые, чтоб им пусто было! Как тут займешься честным бизнесом!

— В каком направлении они пошли? — услышал Грант собственный хриплый голос.

— Может, я и знаю, — протянул букмекер с хитрой улыбкой, — а может, и нет.

Не выдержав, один из констеблей схватил его за плечо и нетерпеливо тряхнул.

— Тронь меня еще разок, — пригрозил букмекер, — и пусть кто-нибудь другой вам рассказывает, куда они подевались! Ну так что, дадите девчонке помереть или как?

— Чего ты хочешь? — тихо спросил Грант, уставившись на букмекера с такой яростью, что тот занервничал.

— А чтоб красногрудые не совались в мое заведение! — выпалил он.

— Решено.

— Позвольте, мистер Морган… — начал было констебль, возражая против скоропалительной сделки, но под убийственным взглядом Гранта покорно умолк.

Букмекер подозрительно хмурился.

— А почем я знаю, что вы сдержите слово?

— Этого ты не знаешь, — ответствовал Грант. Его голос загремел, соперничая с ревом бури. — Но клянусь всем святым, что я убью тебя, если ты сию же секунду не скажешь, куда, черт побери, они пошли!

— Ладно, — сдался букмекер и позвал Уилли. Тут же неведомо откуда появился щуплый парнишка лет одиннадцати, одетый в истрепанную одежонку с чужого плеча и сползавшую на уши кепку. — Мой личный сыщик, — не без гордости сообщил букмекер. — Я послал его проследить за тем ублюдком, что увел девчонку.

— Они двинули прямиком к развалюхе здесь неподалеку, — сообщил запыхавшийся мальчишка. — Идемте, мистер Морган, сэр. — И он припустил по улице, оглянувшись через плечо, чтобы убедиться, что Морган следует за ним. В мгновение ока Грант догнал его. — Я знаю, сэр, где они, — прокричал мальчик и помчался еще быстрее.

На углу, как останки сторожевой башни, высилось полуразрушенное здание, зияя темными проломами в стенах и пустыми глазницами окон, в которых поблескивали осколки стекол.

— Сюда, — крикнул Уилли, резко притормозив у входа, и подозрительно уставился в дверной проем. — Вот сюда они зашли. Только я внутрь не пойду, сэр… В этом сарае ни одной целой доски не осталось.

Почти не слушая его, Грант переступил порог и оказался в темном сыром помещении. Сооружение скрипело на все лады, словно в любую минуту могло рассыпаться в прах. Дождь беспрепятственно проникал внутрь через дыры в крыше и стенах, однако нисколько не освежал гнилостную атмосферу. До Гранта не доносилось ни голосов, ни звуков борьбы, и казалось невероятным, что Виктория тут. На секунду он усомнился, не ошибся ли мальчик или, может, букмекер сыграл с ним злую шутку. Он колебался, не решаясь попусту тратить драгоценное время, как вдруг следы на полу привлекли его внимание. Его взгляд метнулся к лестнице, на ступеньках которой тоже виднелись свежие следы. Кто-то совсем недавно здесь побывал.

Внутри у Гранта что-то оборвалось. Сорвавшись с места, он ринулся по лестнице, не обращая внимания на угрожающий треск ступенек под его тяжестью, карабкаясь вверх с помощью рук и ног. До этой минуты он не ведал, что такое настоящее отчаяние, не ощущал нестерпимой муки, которая жидким огнем разливалась по жилам, опаляла каждый дюйм кожи. Он должен добраться до Виктории, должен успеть… потому что иначе… Грант знал, что не сможет жить в этом мире без нее.

Где бегом, а кое-где ползком Грант добрался до второго этажа. Через красную пелену неистовой ярости он увидел у противоположной стены две человеческие фигуры. Кейс, скорчившись над распростертой Викторией; шарил у нее под юбками. Полыхнувшая вдруг молния залила все вокруг ослепительно белым светом. Единственным цветным пятном в помещении были волосы Виктории, рубиновым озерцом окружавшие ее голову. Глаза ее были закрыты, рот заткнут кляпом. Совершенно неподвижная, она лежала, распластавшись под сыщиком.

Нечеловеческое рычание зародилось в груди Гранта, дьявольский рык, исторгнутый из недр души. Не отдавая более себе отчета, он прыгнул на Кейса, одержимый жаждой убийства. Отлетев в сторону, Кейс с проклятиями покатился по полу, нащупывая рукоятку пистолета, но Грант перехватил его руку и прижал к полу, ломая кости. Кейс вскрикнул от боли и врезал кулаком другой руки Гранту в челюсть, но тот почти не почувствовал удара. Им завладела одна-единственная мысль — уничтожить врага.

— Она ничто, слышишь ты, проклятое животное! — заорал Кейс, свирепо уставившись в дикое, безжалостное лицо Гранта. — Из-за шлюх не убивают!

Грант не отвечал, продолжая методично избивать сыщика, пока тот не замолк. Кейс перестал сопротивляться и обхватил руками голову, прикрываясь от ударов. Когда он превратился в скорчившийся на полу стонущий комок, Грант потянулся к голенищу сапога и вытащил нож, наслаждаясь ощущением его тяжести в руке. Ничто, кроме смерти, не могло удовлетворить его теперь. Все, во что он верил: закон, добро, справедливость — растаяло, как дым. Почти обезумев от жажды крови, он занес нож.

Его остановил невнятный звук. Хрипло и прерывисто дыша, Грант оглянулся. Перевернувшись на бок, Виктория смотрела на него широко распахнутыми глазами, пытаясь что-то сказать.

Грант оцепенел, не в силах оторваться от ее лица, завороженный взглядом голубых глаз. Он дрожал от сдерживаемого напряжения, яростно сопротивляясь проблеску разума, прорвавшемуся сквозь убийственную ярость, владевшую им.

— Отвернись, — глухо произнес он, не узнавая собственного голоса.

Виктория замотала головой, понимая, что он не сможет убить человека у нее на глазах.

— Отвернись, тебе говорят, — зарычал Грант.

Взгляды их скрестились — его грозный и ее упрямый, пока он наконец не сдался. С низким стоном он признал свое поражение и сунул нож за голенище. Последним ударом лишив Кейса сознания, Грант обыскал его карманы. Обнаружив ключи от наручников, оковывавших руки Виктории, он подошел к ней и опустился на колени. Она поморщилась, когда ключ повернулся и наручники соскользнули с ее израненных запястий.

Освободив девушку от кляпа, он взглянул в измученное, залитое слезами лицо, притянул ее к себе на колени и заключил в объятия. Она испытала невероятное облегчение. Он непрерывно гладил ее, жадно скользя губами по волосам, коже, одежде, словно хотел поглотить целиком.

— Грант, — выдохнула она, вздрагивая от его страстных поцелуев.

Заурчав от наслаждения и жгучего желания, он впился в губы Виктории, чувствуя, как ее рука легла ему на шею. Теплое дыхание обдало его ухо, когда она заговорила:

— Я думала, что умру здесь. Думала… что его лицо будет последним, что мне суждено увидеть в этой жизни.

— Мое лицо будет последним, что ты увидишь в этой жизни, — ворчливо отозвался он.

— Я все вспомнила… этот человек, Кейс… уже пытался убить меня.

Грант понимал, что сжимает ее слишком сильно, но почему-то не мог разомкнуть руки.

— Прости, — выдавил он наконец. — Мне так жаль. Это я виноват…

— Нет, нет. Не говори так, пожалуйста. — Она обхватила руками его крепкую шею. — Как ты меня нашел? От кого все узнал?

— От Лейна. За последние четыре часа я чуть не спятил от мысли, что не доберусь до тебя вовремя. — Он со стоном уткнулся лицом в лиф ее платья. — О Боже!

Запустив пальцы в его мокрые волосы, Виктория что-то нежно и неразборчиво шептала.

— Я никогда больше не спущу с тебя глаз, — невнятно произнес он, и у Виктории вырвался нервный смешок.

— Чудесно. Меня это вполне устраивает.

Под напором продолжавшей завывать и свирепствовать бури старая фабрика содрогалась и трещала. Надсадный скрип вынудил Гранта действовать. Неохотно сняв Викторию с колен, он поднялся вместе с ней на ноги.

— Пора выбираться отсюда, — пробормотал он.

— Да уж. — Она с отвращением огляделась по сторонам, задержавшись взглядом на неподвижной фигуре Кейса. — А что делать с ним?

— Предоставим его другим, — ответил Грант, не возражая, чтобы здание рухнуло и придавило подонка… при условии, что они успеют благополучно выбраться наружу. Поддерживая девушку, он обвил рукой ее талию. — Ты можешь идти, Виктория?

Она кивнула и, к его изумлению, улыбнулась потрескавшимися губами.

— В чем дело? — спросил он, опасаясь, что ужас последних минут временно сказался на ее рассудке.

— Ты назвал меня по имени, — напряженным тоном ответила она, продолжая улыбаться. — Откуда ты…

— Объясню позже. — Не в силах устоять, он нагнулся и завладел ее губами в пылком поцелуе. — Пойдем.

Они осторожно спустились по сломанной лестнице. Грант шел впереди, проверяя каждую ступеньку и лестничную площадку, прежде чем позволить Виктории сделать шаг. У нее тряслись поджилки, несмотря на то что опасность миновала, мурашки пробегали по телу, конечности онемели.

— Тебе больно? — спросил Грант, и Виктория уловила в его невозмутимом голосе мучительное беспокойство.

— Нет, — ответила она, стиснув зубы, чтобы не стучали. — Он не… то есть ты появился прежде, чем он… — Она умолкла, когда Грант нежно приподнял ее, перенося через сломанную ступеньку. — Я в полном порядке, — постаралась она убедить его. Вид у него, однако, был встревоженный. Глядя на его ожесточенный профиль, Виктория чувствовала, что он молча казнит себя за то, что случилось.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем они спустились на нижний этаж и выбрались наружу. Как только они ступили на твердую землю, Грант поднял ее на руки, прижав к груди. Виктория уткнулась ему в плечо, обнаружив, что они оказались в гуще толпы из констеблей, сыщиков и любопытных зрителей.

— Я могу идти, — пролепетала она, между тем как по толпе прокатился ропот облегчения и радостных восклицаний.

Грант проигнорировал слабый протест Виктории, не собираясь выпускать ее из рук. Командир конных патрульных, в чине ротмистра, подъехал к ним и, спешившись, уважительно кивнул Гранту.

— Сэр, — сказал он, — рад видеть, что мисс Дюваль в безопасности. — Он помолчал, глядя на развалины фабрики. — Мистер Кейс все еще там? В смысле, что нам…

— Он жив, — сообщил Грант сухо. — Но ему потребуется помощь, чтобы спуститься со второго этажа.

Ротмистр встревоженно нахмурился:

— Сооружение в аварийном состоянии. Это смертельная ловушка, сэр. Я не могу гарантировать безопасность ни одному человеку, который отважится туда войти.

— В таком случае можете разрушить его до основания и откапывать Кейса из-под руин, — равнодушно произнес Грант. — Мне ровным счетом наплевать, как вы вытащите его оттуда.

Ротмистр моргнул, явно озадаченный бессердечным отношением Гранта к бывшему товарищу.

— Сэр, позвольте предложить вам моего коня. — Он сделал знак одному из конных патрульных, и тот подвел к ним громадного гнедого.

Грант посадил Викторию в седло и вскочил на спину лошади. Бросив взгляд на обшарпанное строение, он холодно сверкнул глазами.

— Когда Кейса спустят вниз, — сказал он ротмистру, — арестуйте его и препроводите в камеру на Боу-стрит. У меня осталось незаконченное дельце к этому подонку… После того как Кеннон разберется с ним — он мой.

— Слушаюсь, мистер Морган, — отозвался ротмистр, глядя на него с благоговейным трепетом. Было очевидно, что Грант не тот человек, неудовольствие которого он рискнул бы вызвать.

* * *

Слишком измученная, чтобы заботиться о приличиях, Виктория сидела с задравшимися до колен юбками. Она откинулась назад, прислонившись к Гранту, который обнимал ее за талию. Прижав девушку к себе, он пустил гнедого в галоп. Викторию трясло в ознобе, она с большим трудом держалась в седле. Она подставляла лицо дождю, благословляя холодные струи и ломоту в конечностях как веское доказательство того, что жива и невредима.

«Грант пришел за мной», — с изумлением думала она. И спас от гибели. Это было настоящее чудо. Она преисполнилась к нему такой благодарностью, какой не испытывала вешек. Виктория знала, что ради нее он пошел бы на все и убил бы Кейса, но даровал ему жизнь, ибо таково было ее желание. При этой мысли Викторию затопило блаженство. Она обладала властью над могущественным и своевольным Грантом Морганом… потому что он любил ее.

Упиваясь этим чувством, Виктория привалилась к Гранту, смирившись е холодом и неудобством скачки. Уличные фонари тускло освещали улицы, рассеивая пронизанную дождем мглу, пока они добирались до дома номер четыре по Боу-стрит. Спешившись первым, Грант потянулся к девушке и осторожно опустил ее на землю, Виктория, весело улыбнулась ему.

— Я в порядке, — сказала она. Он сжал челюсти:

— Я все время представляю себе, как ты лежишь на полу фабрики. И Кейс над тобой…

— Но ты остановил его. — Привстав на цыпочки, она погладила его по щеке. Вспышка неистовых эмоций пронзила Гранта, и она ощутила ладонью охватившую его дрожь.

— Что, если бы я опоздал? — хрипло спросил он, и его зеленые глаза потемнели от боли.

Виктория с сочувствием смотрела на него, понимая, что он нуждается в утешении, пожалуй, даже в большей степени, нежели она. После смерти брата Грант впервые столкнулся с возможностью потерять близкого человека. Он не позволял себе привязываться ни к кому, не желая подвергать себя риску пережить снова боль утраты.

— В этом не было бы твоей вины, — осторожно сказала Виктория. — Есть вещи, неподвластные нам.

С внезапным изумлением она поняла, что он ждал от нее совсем других слов. Грант был не из тех мужчин, кто способен смириться с обстоятельствами.

— Чертовски слабое утешение, — буркнул он, сардонически выгнув темную бровь. — Ты не можешь придумать что-нибудь получше?

Видя, что он постепенно приходит в себя, Виктория едва заметно улыбнулась.

— Начнем с того, — сказала она, — что ты появился вовремя и спас меня. Зачем беспокоиться о том, чего не произошло?

— Потому что я… — Грант умолк и скорчил хмурую гримасу. — Потому что не каждый день обнаруживаешь, что хрупкое, вечно попадающее в переделки создание является центром твоей вселенной.

— Попадающее в переделки? — переспросила она с наигранным возмущением, в то время как ее сердце радостно екнуло.

Эрнест, мальчик, выполнявший поручения при сэре Россе, выскочил из дверей и увел лошадь в конюшню за домом. К удивлению Виктории, Грант вошел через парадный подъезд, вместо того чтобы воспользоваться служебным входом со двора. Главное здание было связано с конторой коридорами, по которым можно было пройти также в суд, где велись допросы и слушались дела.

— Кто эти люди? — спросила Виктория, инстинктивно стараясь держаться ближе к Гранту при виде людей, заполонивших каждый уголок громадного здания.

— Информаторы, преступники, присяжные, адвокаты… Кто угодно.

— Здесь всегда так многолюдно?

— Это еще что. Я бывал в таких местах, где яблоку было негде упасть. — Оглядев толпу, Грант кивнул полной даме с серебряными волосами, направлявшей людские потоки в нужные кабинеты. Поймав его взгляд, экономка Кеннона поспешила к нему и остановилась как вкопанная.

— Боже мой, — пролепетала она, переводя взгляд с его мокрой растерзанной фигуры на Викторию. — Ну и вид у вас двоих, мистер Морган.

— Мне нужно срочно повидать Кеннона, — отрывисто произнес Грант. — В нашем распоряжении всего лишь несколько минут. Мисс Дюваль… то есть мисс Дивейн… прошла через тяжелое испытание и нуждается в отдыхе.

— Да, да, конечно. — Экономка с сочувствием посмотрела на Викторию. — Сюда, пожалуйста. — Она провела их через оживленную толпу к кабинету сэра Росса, небольшой комнате с прямоугольными окнами, выходившими на улицу. Дубовая мебель, громоздкие книжные полки и глобус — вот и вся обстановка.

Сэр Росс, занятый беседой с двумя мужчинами, по виду клерками, прервался на полуслове, когда Грант и Виктория вошли в комнату.

— Морган, — произнес он, сверкнув серыми глазами, и вопросительно уставился на них, — где Кейс?

— Его скоро доставят сюда, — отозвался Грант. Вглядевшись в лицо Гранта, Кеннон каким-то образом понял, что произошло. Прикрыв глаза, он поник в кресле и потер виски пальцами, будто у него вдруг адски разболелась голова.

— Миссис Добсон, — обратился он к экономке, — принесите выпить чего-нибудь горячего и одеяла.

— Сию минуту, сэр, — откликнулась она и тотчас исчезла.

Кеннон решительно выставил из кабинета клерков и плотно закрыл дверь, отгородившись от шума и суеты, отголоски которых слабым эхом доносились из коридора. Повернувшись к Гранту и Виктории, судья жестом предложил им сесть.

Поблагодарив Гранта за помощь, Виктория присела на массивный дубовый стул. Ее трясло, мокрая одежда прилипала к телу, она чувствовала себя неловко, ощущая грязь, покрывавшую волосы и накидку. Как никогда в жизни ей хотелось принять ванну. Она мечтала вымыться, высохнуть, забраться в теплую постель и отоспаться.

— Это ненадолго, — вымолвил Грант, встревоженный ее измученным видом.

Кеннон услышал его слова.

— Да, конечно, — подтвердил он, выдвигая стул. Усевшись перед ней, он взял ее руку своей большой прохладной ладонью. Виктория подняла удивленный взгляд, встретившись с серьезными серыми глазами.

— Мисс… — начал он, сделав паузу.

— Дивейн, — подсказала она с робкой улыбкой.

— Дивейн, — тихо повторил он. — У вас, наверное, такое чувство, словно вы вычерпали море решетом.

Несмотря на крайнее утомление, неожиданное сравнение рассмешило Викторию.

— Что-то в этом роде.

— Поверьте, мне очень жаль, что вы пострадали от рук одного из моих подчиненных… Я не в силах возместить причиненное вам зло… но даю слово, что если я когда-нибудь смогу быть вам полезен, то сделаю все, от меня зависящее. Только попросите.

— Благодарю вас, — мягко отозвалась Виктория, немало смущенная извинениями одного из самых могущественных в Лондоне людей.

Кеннон выпустил ее руку и предоставил ей передышку, пока миссис Добсон не принесла одеяла. Когда Виктория, закутанная в теплый кокон из шерсти, обхватила ледяными пальцами дымящуюся кружку с чаем, неумолимый взгляд судьи вернулся к ней.

— Мисс Дивейн… прошу вас, расскажите, по возможности подробно, что произошло сегодня вечером.

Запинаясь в поисках подходящих слов, Виктория описала события, последовавшие за отъездом Гранта. Время от времени в разговор вступал Грант, дополняя ее рассказ. Внезапно дверь кабинета затряслась: кто-то царапался и скребся в нее, пытаясь открыть. Виктория прервалась и с любопытством оглянулась на источник странных звуков.

Закатив глаза, Кеннон поднялся и отворил дверь, в которую лениво прошествовала большая полосатая кошка, устремив на Викторию оценивающий взгляд.

— Недотепа, — строго остерег Кеннон.

Но вместо того чтобы забиться в угол, кошка бросила на него мятежный взгляд и. запрыгнув к Виктории на колени, свернулась в пышный клубок, к немалому удивлению присутствующих.

С невнятными извинениями Кеннон попытался забрать нахальное создание, но Виктория с улыбкой покачала головой.

— Не беспокойтесь, — сказала она. — Я люблю животных.

В глазах Кеннона блеснула ответная улыбка.

— Ну вот вы и познакомились с настоящим главой Боу-стрит, — заметил он, указав на самодовольную представительницу семейства кошачьих, и вернулся на свое место.

С блаженно мурлычущей кошкой на коленях Вивьен закончила свое повествование и устало моргнула. В кабинете было тепло, и впервые за последние недели она испытала умиротворение, ощутив себя в полной безопасности.

Воцарилось долгое задумчивое молчание, и Кеннон стал с отсутствующим видом разглядывать пейзаж на стене. На картине был изображен стремительный ручеек, несшийся между скалами, на фоне отдаленных холмов, поросших лесом. Виктория предположила, что сейчас судья предпочел бы оказаться в таком вот безмятежном уголке.

— Кейс, — произнес судья таким тоном, словно отдался во власть воспоминаний. В его серых глазах горели холодные огоньки, выражавшие гнев с налетом горечи. Он переживал не только профессиональную трагедию, но и личную.

— Мне очень жаль, что так получилось, — искренне сказала Виктория, сочувственно посмотрев на Гранта. — Видимо, это усложнит жизнь всем сыщикам?

Он улыбнулся, лаская ее взглядом зеленых глаз.

— Не волнуйся, цветочек. Боу-стрит знавала и худшие времена. — Он ловко столкнул кошку с колен Виктории, проигнорировав протестующее ворчание, и поднял ее на ноги. — Мисс Дивейн пора отправляться домой, — произнес он, обращаясь к Кеннону. — Отложим дела на завтра.

— Моя карета отвезет вас на Кинг-стрит. — Открыв дверь, Кеннон позвал своего юного порученца и вполголоса проинструктировал его. Появилась экономка и спросила, не нужно ли что-нибудь Виктории.

— На сегодня мы закончили, — ответил Кеннон. — Благодарю вас, мисс Дивейн. Надеюсь, что ужасные потрясения сегодняшнего дня ре скажутся на вашем здоровье.

— Хороший отдых — это все, что мне нужно, — заверила она его.

Замечание Кеннона заставило Гранта тревожно нахмуриться.

— Нужно послать за Линли, — сказал он. — Будет нелишним, если он осмотрит тебя.

— Опять? — Виктория замотала головой. — Я не нуждаюсь в визитах доктора дважды в день. Отправляйся к нему сам, если не можешь без него обойтись. А я хочу домой.

— Значит, домой, — мягко согласился он, выводя ее из кабинета.

Миссис Добсон вышла в коридор, провожая взглядом удалявшуюся пару. Когда она повернулась к Россу, на ее лице было довольное, хотя и несколько озадаченное выражение.

— Похоже, наш мистер Морган наконец влюбился, — заметила она.

— И, надо сказать, по уши, — кисло добавил Росс. — Бедняга.

Ласковая улыбка осветила круглое лицо миссис Добсон.

— Возможно, наступит день, сэр, когда какая-нибудь крошка похитит и ваше сердце.

— Я перережу себе горло, если такое случится, — возразил судья невозмутимым тоном. — А пока я бы не отказался от кофе.

Экономка негодующе воззрилась на него:

— В такое время, сэр? И слышать об этом не хочу. Если вам что и нужно, так это отдых, а не отрава, которая доконает ваши нервы…

Вздохнув, Кеннон сел за стол и стоически выслушал поток нравоучений, последовавший за этим.

Глава 17

По возвращении на Кинг-стрит Виктория была встречена встревоженной миссис Баттонс и плачущей Мэри. Обеих женщин потрясло известие, что Кейс намеревался расправиться с ней.

— Вам следовало довериться мне, мисс! — воскликнула экономка. — Если бы вы это сделали, я наверняка нашла бы способ вам помочь.

— Извините, — ответила Виктория с усталой улыбкой. — Должно быть, я совсем потеряла голову от шока, связанного с неожиданным возвращением памяти, и страха перед Кейсом. — Ей не хотелось задевать ничьих чувств, признавшись в своих опасениях, что слуги примут сторону сыщика с Боу-стрит. — Как бы там ни было, — добавила она, — все закончилось хорошо, благодаря мистеру Моргану.

— Видимо, скоро мы получим еще один бульварный роман, — предположила миссис Баттонс. — Еще одно волнующее приключение мистера Моргана, легенды Боу-стрит.

— Скорее уж олуха с Боу-стрит, — проворчал Грант. — Все произошло по моей вине. Я с самого начала хотел, чтобы Викторию охранял Флегстед. Мне не надо было соглашаться на предложение Кейса.

— Но ты же ничего не знал, — возразила Виктория. — Никто не мог его заподозрить, даже сэр Росс.

Грант только поморщился в ответ, не соглашаясь с ее попытками найти ему оправдание. Нежно коснувшись ее лба, он отвел непокорные пряди.

— Миссис Баттонс, — сказал он, не сводя глаз с Виктории, — мисс Дивейн потребуется ванна. И стакан теплого молока с бренди.

— О да, — согласилась Виктория, вздрогнув от удовольствия.

— Предоставьте все нам, мистер Морган, — сказала экономка и обратилась к стоявшей рядом горничной:

— Мэри, помоги девушкам наполнить ванну для мисс Дивейн и еще одну в комнате для гостей для мистера Моргана.

— Слушаюсь, мэм, — живо откликнулась Мэри, кинувшись выполнять поручение.

— Отнести тебя наверх? — с нежностью обратился Морган к Виктории.

Улыбнувшись, девушка покачала головой. Очарованная теплом его взгляда, она даже не заметила, как экономка оставила их.

— Ты придешь ко мне после того, как примешь ванну? — спросила она.

Он склонился к ней и прижался губами к ее виску.

— Нет, — ответил он тихо.

Удивленная Виктория отстранилась от него:

— Почему?

— Событий для одного дня и так более чем достаточно.

Не в силах удержаться, Виктория прижалась к его могучей груди:

— А если я тебя хочу?

— Тебе нужно выспаться, — твердо сказал Грант.

— Сон — это пустая трата времени.

Он невольно расхохотался и заключил ее в объятия. Она почувствовала, как его дыхание шевелит локоны над ее ухом.

— Это лишь подтверждает, насколько ты измучена. Даже не соображаешь, что говоришь.

— Соображаю, — настаивала Виктория.

— Послушай, цветочек, — в голосе Гранта сквозило напряжение, — это был чертовски трудный день и для меня тоже. Боюсь, что если зайду к тебе вечером… — Он помедлил, подбирая подходящие слова. — У меня не хватит…

— Сил? — подсказала она.

— Самообладания.

— О-о… — Виктория сглотнула, уставившись в его непроницаемое лицо. — Но если ты…

— Иди, — буркнул он. Легко оторвав девушку от себя и повернув к лестнице, он подтолкнул ее вперед. — Я не могу поручиться за себя сегодня. Отдохни. Увидимся утром, Виктория.

Нахмурившись, Виктория двинулась вверх по лестнице, оглядываясь на Гранта. Дождавшись, пока она добралась до лестничной площадки, он повернулся и направился в библиотеку на поиски столь необходимого ему бренди.

* * *

С помощью слуг Виктория вымылась и дважды прополоскала волосы, блаженно вздохнув, когда вода смыла всю грязь. Ванна смягчила боль в усталых мышцах и изгнала холод из костей. Все это в сочетании со сдобренным бренди молоком благотворно сказалось на ее состоянии. Облачившись в чистую муслиновую ночную рубашку и пеньюар со множеством крошечных перламутровых пуговок спереди, она дремала, сидя перед камином, пока слуги осторожно расчесывали влажные волосы, высушивая красноватые пряди у огня.

— Хотите еще молока? — спросила миссис Баттонс. — Или, может, чего-нибудь поесть? Тосты… суп… или яйцо…

— Нет, спасибо. — Виктория потерла глаза и зевнула. Видя ее усталость и желание остаться одной, экономка кивнула Мэри, и они направились к двери.

— Позвоните, если вам что-нибудь понадобится, мисс Дивейн, — мягко сказала миссис Баттонс.

Виктория вытянула ноги к огню, наблюдая за золотистыми отблесками, игравшими на пальцах ног. Она гадала, закончил ли Грант мыться или уже спит в комнате для гостей, уверенная, что он сдержит слово и не придет к ней, считая, что ей необходимо выспаться. Она не сомневалась, что он прав. Но испытывала потребность быть с ним, найти покой в его ласковых объятиях и утешить его в ответ.

Минувшим вечером она была на волосок от смерти — всего лишь через месяц после первого покушения на ее жизнь. Сознавая это, Виктория отчаянно желала наслаждаться каждым мгновением до конца своих дней. Сон и в самом деле был напрасной тратой времени… особенно, если учесть, что мужчина, которого она любит, находится в двух шагах от нее.

Неожиданно для себя, Виктория оказалась у дверей апартаментов для гостей. Дрожащими пальцами она повернула ручку и вошла в маленькую прихожую, которая вела в спальню. Как и в хозяйских покоях, в камине горел огонь, освещавший комнату неровным красноватым сиянием с пляшущими по углам тенями.

А на кровати… То, что предстало взору Виктории, заставило ее замереть на месте, взволнованную и возбужденную, с гулко забившимся сердцем. Небрежно раскинувшись, лежал Грант, свесив одну ногу и согнув в колене другую. В руке он держал книгу, которую читал, слегка наморщив лоб и мрачно сжав губы. Его мощная фигура была совершенно обнаженной.

Пламя камина окрасило его кожу в янтарный цвет, разбросало золотые блики по блестящим черным волосам. Пораженная Виктория не могла насмотреться на столь роскошную наготу.

Она поняла, что пора подать голос, поскольку его сузившийся взгляд переключился на нее и он машинально прикрылся раскрытой книгой. Этот инстинктивный жест показался ей забавным, а его грозная гримаса только усилила комический эффект. Крепко сжав губы, она сдержала смех и двинулась в комнату.

— Тебе не следует читать при таком скверном освещении, — назидательно произнесла она дрогнувшим голосом. — Ты слишком напрягаешь зрение.

Он нахмурился еще сильнее:

— Еще один орган моего тела может перенапрячься, если ты не вернешься к себе в комнату.

Не обращая внимания на его предупреждение, она закрыла дверь и осторожно приблизилась к кровати.

— Мне не спится.

Грант сел на постели, свесив ноги, продолжая прикрывать книгой чресла. Мышцы его живс5та вздрогнули.

— Ты провалишься в сон, как только коснешься головой подушки и закроешь глаза. — Он скользнул взглядом по тонкому муслину пеньюара, и Виктория услышала, как его дыхание участилось. Воодушевленная, она подошла ближе. — Я уже сказал тебе, Виктория, — предостерег он. — Не сегодня.

— Разве ты не хочешь быть со мной?

— Для меня важнее всего в данный момент твое здоровье.

— Самое лучшее для меня — это ты. — Глядя в неистовые зеленые глаза, она коснулась верхней пуговицы пеньюара и попробовала ее расстегнуть. Нервозность сделала ее неуклюжей, и ей не сразу удалось вытащить перламутровую пуговицу из шелковой петельки. Грант молчал, не сводя с нее немигающего взгляда. Вспыхнув от внезапного смущения, она дернула застежку и пуговка, оторвавшись, упала на ковер. С возрастающей досадой Виктория поняла, что осталось еще более дюжины пуговиц. При таких темпах ей понадобится вся ночь только на то, чтобы снять пеньюар. Она посмотрела на Гранта и скорчила кислую мину. — Я не слишком искусная соблазнительница, да?

В ту же секунду он швырнул книгу через всю комнату, и она с глухим стуком упала на пол. Виктория ахнула, внезапно оказавшись в воздухе и опустившись на кровать. Грант склонился над ней, заслонив широкими плечами пламя камина.

— Учитывая, что я тверже железа, — сказал он севшим голосом, — я бы сказал, что кое-что у тебя все же получилось.

Виктория почувствовала, как возбужденное естество уперлось ей в живот, а мускулистое бедро раздвинуло колени. Она нерешительно обвила руками его талию, положив ладони на твердую спину.

— Ты такой горячий, — прошептала она, блуждая прохладными пальцами по его гибкой спине.

Дыхание вырывалось сквозь стиснутые зубы Гранта, словно ему было больно, и Виктория неуверенно замерла.

— Что-нибудь не так?

— Нет, нет… — Зарывшись лицом в ее разметавшиеся локоны, он признался:

— Когда ты касаешься меня, я перестаю понимать, где я: в аду или в раю.

— Это хорошо?

— Это прекрасно, — невнятно произнес он.

Улыбнувшись, она сомкнула руки у него за спиной, с силой притянув его к себе. Нашептывая слова любви, Грант осыпал ее легкими поцелуями, тем временем неспешно расстегивая ее пеньюар.

— Поцелуй меня, — выдохнула Виктория и со стоном прильнула к нему.

Почувствовав, что пеньюар распахнулся, она попыталась избавиться от ставшего лишним предмета одежды. Грант помог ей сбросить воздушное одеяние. Теперь только ночная рубашка разделяла их тела. Он ласкал ее грудь через тонкий муслин, пока затвердевший сосок не уперся ему в ладонь.

Дрожа от возбуждения, Виктория касалась его тела, восхищаясь тугими мускулами. Грант охотно откликался на ее прикосновения. Она вздрогнула от непроизвольных толчков его возбужденного естества, вспомнив их первое соитие и последовавшую за ним боль.

Почувствовав ее страх, Грант навис над ней, опираясь на локти.

— Не бойся, — хрипло произнес он.

— Я не боюсь, — солгала Виктория и обняла его за плечи. — Ты говорил, это не больно, если я буду готова.

— Верно. — Он запечатлел на ее губах восхитительно нежный поцелуй, и она, податливая и доверчивая, раскрылась перед ним, как цветок под солнцем. Она не волновалась, даже когда он помедлил, чтобы снять с нее ночную рубашку. Обхватив руками ее груди, он прильнул сначала к одной розовой вершинке, а затем к другой, накрыв губами чувствительный сосок. Она выгнулась навстречу возбуждающему прикосновению. Он сжал рукой ее колено и двинулся выше, к островку волос, покрывавших венерин бугорок. Его пальцы нежно перебирали рыжие кудряшки, лаская и дразня, пока она не застонала гортанно.

Грант содрогнулся от неистового желания. Он знал, что она готова к вторжению, ощущая сочившуюся сквозь рыжий шелк волос влагу… но сдержался. Не сейчас… не раньше, чем она сама захочет. Повторяя слова любви, он продолжал интимные ласки, наслаждаясь ее прерывистым дыханием, внезапным трепетом тела, когда его палец скользнул в горячее гладкое лоно. Виктория вцепилась ему в плечи, словно решая: оттолкнуть его или притянуть ближе? Глаза ее закрылись, красивые брови нахмурились. Склонившись над ее грудью, он принялся посасывать сосок.

— Умоляю, — выдохнула она наконец, неосознанно подтянув колени и разведя бедра. — Возьми меня… это слишком, я…

— Ты хочешь меня? — спросил он.

— Да, — прошептала она, обратив к нему влажное раскрасневшееся лицо.

Он приподнялся над ней и, устроившись между ее ногами, бросился в любовную атаку. Внезапно ее глаза распахнулись, и она выставила перед собой руки.

— Я не могу… — дрожащим голосом произнесла она.

— Сделай это для меня, — прошептал он. — Виктория, впусти меня. — Он увеличил давление и почувствовал, как ее тело расслабляется, становится гладким и податливым. Застонав от облегчения, он проник в нее одним плавным движением и полностью погрузился в ее влажное тепло. Виктория всхлипнула и обвила его руками, принимая в себя.

Гранта захлестнуло блаженство. Он безоглядно отдавался во власть ощущений. Двигаясь мощными толчками, он наслаждался податливостью ее тела, с готовностью принимавшего его. Виктория неотрывно смотрела в чеканные черты, увлажненные бисеринками пота. Она была на седьмом небе от счастья. Внезапно все расплылось у нее перед глазами и по телу пробежала сладкая судорога. Грант шумно выдохнул и глубже вонзился в нее, прикусив зубами ее плечо. Виктория выгнулась в экстазе.

Находясь на гребне жаркой волны, она ощутила последние, судорожные толчки, сопровождавшиеся неистовым рыком. Минуту-другую он оставался в ней, затем, освободив ее от своей тяжести, вытянулся рядом. Обессиленная и разгоряченная, удовлетворенная и пресыщенная, Виктория пристроилась у него на плече, чувствуя, как его губы касаются ее виска и мочки уха.

— Я люблю тебя, — прошептала она и услышала ответное признание в любви. Сонно улыбнувшись, она погрузилась в глубокий сон, упиваясь теплом и запахом Гранта.

Глава 18

Виктория проснулась, почувствовав, что Грант встает, и сонно запротестовала. Он тихо засмеялся и на секунду вернулся к ней, нежно поцеловав в шею. Щетина на его подбородке царапнула ее кожу, отозвавшись в теле приятной дрожью.

— Спи, — негромка велел он. — Мне пора на Боу-стрит.

Она обвила руками его шею:

— Уже утро?

— Да. — Он с наслаждением вдохнул запах ее волос.

Виктория гладила мощные мускулы его спины, ощущая его восхитительную мужественность, тяжесть тела, шершавое прикосновение небритой щеки…

— Останься со мной, — умоляющим тоном произнесла она, вздрогнув от удовольствия, когда теплая ладонь накрыла ее грудь.

Грант весело застонал, с трудом противясь искушению.

— Увы, любовь моя. Меня ждет Кеннон, да и вообще сегодня много дел. Но я скоро вернусь. — Он поцеловал ее белоснежную грудь. — Впредь я не намерен надолго покидать твои объятия.

Виктория взъерошила его короткие черные волосы, посмотрев на него с мечтательным выражением:

— Хотелось бы верить.

Он пристально вглядывался в нее, медленно лаская трепещущее тело.

— Разве это невозможно, любовь моя?

— Возможно, но… — Теперь он поглаживал большим пальцем крошечную ямку пупка, мешая ей ясно мыслить. — Есть разница между мечтами, — с трудом выговорила она, — и реальностью.

— На мою долю выпало столько реальности, что хватило бы на десять жизней, — сообщил он. — Неплохо бы осуществить кое-какие мечты для разнообразия.

— Какие же?

— Для начала жениться на тебе.

Столь прямолинейное заявление ошеломило Викторию. Меньше всего она ожидала, проснувшись поутру, получить предложение руки и сердца. Собравшись с мыслями, она нерешительно ответила:

— Я… я понимаю, что любая на моем месте сочла бы за честь подобное предложение.

— А ты? — тихо спросил он.

— Я боюсь, что ты… — Виктория замолчала, бросив на него неуверенный взгляд, и выскользнула из его теплых объятий. Завернувшись в простыню, она уставилась на Гранта с молчаливой мольбой, заставившей его нахмуриться.

— Виктория, — сказал он и, потянувшись к ней с величайшей осторожностью, едва коснулся пальцами нежной кожи. — Мне не следовало начинать этот разговор сейчас. Ты еще слишком измучена, а у меня нет времени. Но, черт побери, я не оставлю камня на камне, пока не узнаю, чего ты боишься.

Не поднимая глаз от блестящего голубого шелка покрывала, Виктория ответила:

— Мне кажется, ты желаешь меня только из-за сходства с сестрой. Ведь именно Вивьен ты хотел с самого начала… и я не могу винить тебя за это. Она такая изысканная и волнующая — все мужчины желают обладать ею. Мне никогда не сравниться с ней в этом смысле. И я не вынесу, если, проснувшись однажды утром рядом с тобой, увижу неизбежное разочарование в твоих глазах.

Пораженный до глубины души, Грант пытался понять, откуда взялась подобная неуверенность в себе. Почему Виктория до такой степени терялась в тени своей сестры? Боже праведный, несколько трюков, которыми Вивьен владела в постели, не шли ни в какое сравнение с притягательностью Виктории. Она была душевной, умной, щедрой… идеальной спутницей жизни.

— Ты нежная… прекрасная… дурочка, — услышал он собственный голос. — Как тебе могло прийти в голову, что я предпочитаю ее? Как ты можешь сомневаться в моих чувствах? Уверяю тебя, я не слепой и в состоянии решить, что мне нужно.

Раздосадованный не на шутку, он сдернул с Виктории одеяло, проигнорировав ее испуганный возглас. Схватив девушку за руку, он заставил ее дотронуться до своих чресел. От прикосновения прохладной руки его плоть тут же мгновенно восстала.

— Как тебе это? — хрипло произнес он и склонился над ней, уставившись тяжелым взглядом в ее заалевшее лицо. — Почувствуй меня, а потом посмотри мне в глаза и скажи: ты видишь в них разочарование?

— Ты делаешь мне предложение только потому, что я была невинна, — упрямо сказала она. — Пытаешься как истинный джентльмен спасти положение…

Грант завладел ее губами в пылком поцелуе и остановился, только когда услышал сдавленный стон желания.

— Я не джентльмен, — глухо выговорил он. Сомневающийся взгляд Виктории был прикован к его глазам.

— Однажды ты сказал, что ты не из тех, кто женится.

— Из тех самых, когда речь идет о тебе.

— Но ты не обязан, — серьезно проговорила она, вырвав у него свою руку. — Пойми… у тебя нет никаких обязательств по отношению ко мне. Мы можем оставаться друзьями, очень близкими…

— Мне не нужен друг. Мне нужна ты. Днем и ночью. Каждую минуту, на всю оставшуюся жизнь. — Крепко прижав ее к себе, он заглянул в разрумянившееся личико и хрипло спросил:

— Разве не этого ты хочешь?

Вспыхнув еще ярче, Виктория судорожно кивнула и беззвучно ответила «да».

— Слава Богу, — сказал Грант, откидывая волосы с ее лица. — Потому что я не могу без тебя жить. Так, еще что-нибудь стоит между нами?

— Твоя работа… — Ее голос сорвался, но она продолжила, не желая оставлять недомолвок:

— Мне тяжело сознавать, что ты постоянно подвергаешься опасности… что, расставшись со мной утром, можешь не вернуться вечером. Я не смогу так жить.

Его руки теснее обхватили ее.

— Я уже решил оставить службу на Боу-стрит, — сказал он. — Слишком много лет своей жизни я отдал улице. Теперь у меня есть выбор… Я найду себе другое занятие.

— Это правда? — серьезна спросила она. Он кивнул и прижался губами к ее лбу.

— Выходи за меня замуж, Виктория.

Виктория не отвечала, глядя в спокойные зеленые глаза. Она любила его сильнее, чем когда-либо могла себе представить. Но какое-то беспокойство снедало ее. Она хотела разложить его по полочкам, проанализировать и найти необходимые ответы. Однако для этого ей потребуется уединение и время.

— Дай мне несколько дней, — попросила она. — Мне нужно съездить домой, повидать сестру и… обрести себя.

Нахмурившись, Грант с недоумением покачал головой:

— Обрести себя? Ты же сказала, что память полностью восстановилась.

— Да, но я еще не стала самой собой. И не готова резко изменить свою жизнь, прежде чем проведу несколько дней в мире и покое родного дома.

— Виктория, — натянуто произнес он, — ты любишь меня или нет?

— Да, я люблю тебя. — Она коснулась его щеки, взор ее внезапно затуманился от нахлынувших чувств. — Я очень люблю тебя, — пылко повторила она.

— В таком случае прими мое предложение.

— Не сейчас, — возразила она, не уступая ему в упрямстве.

С раздосадованным смешком он посмотрел на нее так, словно был не прочь хорошенько встряхнуть.

— Проклятие, почему бы просто не сказать «да»? Зачем откладывать неизбежное?

— Я дам тебе ответ, как только смогу, — пообещала Виктория. — Не торопись. Если ты проявишь немного терпения…

— Я не могу терпеть. Я безумно тебя хочу. — Он наградил ее страстным поцелуем.

Очарованная игривым проникновением его языка, Виктория жадно потянулась к нему, мечтая слиться в любовном экстазе. Грант мгновенно прильнул к ней всем телом, ткнувшись возбужденным естеством в расщелину между ее бедрами. Она открылась ему с такой готовностью, что он улыбнулся ее рвению.

— Виктория, — пробормотал Грант, просунув руку между их телами к облачку рыжих волос, лаская и дразня ее искусными пальцами. — Разве ты не понимаешь, что принадлежишь мне? — Он увлажнил набухшую нежную плоть, готовя ее к вторжению. Прижавшись губами к шее девушки, он помедлил, вдыхая слабое благоухание ванили. Горячая бархатистая головка его любовного орудия шевельнулась, и он нежно проник в ее сладостный грот.

— Скорее, — нетерпеливо выдохнула Виктория. Грант же уговаривал ее потерпеть и расслабиться, но она была слишком неопытна в любовных баталиях. Потная и дрожащая, она судорожно выгибалась и билась, вцепившись в него, пока он не сдался с тихим смешком. Повинуясь ее безмолвному призыву, он слился с ней воедино, и вскоре наслаждение пронзило ее, как разряд молнии.

— Что ж, — невнятно произнес Грант, уткнувшись в ее мягкую грудь, — надеюсь, это даст тебе пищу для размышлений.

Невольно улыбнувшись, Виктория обхватила руками его голову и запечатлела поцелуй на черных густых завитках.

— Поторопись, — проворковала она. — Ты опаздываешь на работу… а я бы не хотела, чтобы тебе пришлось объяснять почему.

— Никто и не подумает спрашивать, — отозвался он, не двигаясь. — В моей постели самая прекрасная женщина Англии… Было бы ненормально, если бы я не опоздал.

* * *

В конечном итоге Грант появился в кабинете Кеннона всего лишь на несколько минут позже обычного. При виде угрюмого блеска в серых глазах судьи он предусмотрительно сделал серьезную мину. Как всегда, Кеннон держался со спокойным достоинством, но Грант ощутил напряженную работу мысли и глубокую тревогу, скрытую под невозмутимой личиной. Было ясно, что Боу-стрит подверглась осаде со стороны прессы, общественности и правительства.

Грант понимал, что сам имел бы столь же бледный вид, если бы не ночь наслаждений, проведенная в объятиях Виктории. Его так и подмывало посоветовать Кеннону завести себе женщину, но он сдержался, не имея привычки совать нос в чужие дела… особенно в дела человека, который так тщательно оберегает свою личную жизнь.

Осведомившись о самочувствии Виктории, Кеннон сообщил Гранту, что Кейс полностью сознался в содеянном и заключен под стражу. Ему будет предъявлено обвинение, и он предстанет перед судом. Новости нисколько не удивили Гранта, не понаслышке знавшего о способности Кеннона вырвать признание даже у каминной полки. От Виктории Дивейн требовалось только явиться днем в суд к началу второго заседания, чтобы клерк зафиксировал ее показания. Делу предполагалось дать решительный ход, не привлекая лишнего внимания, дабы не возбуждать публику.

— Значит, Виктории не придется сталкиваться с Кейсом в суде, — с облегчением сказал Грант. Он готов был смотаться в ад и обратно, но не допустить, чтобы Виктория оказалась в одном помещении с мерзавцем.

— Нет никакой необходимости подвергать мисс Дивейн очередному испытанию, — ответил Кеннон. — Вполне достаточно ее письменного свидетельства вкупе с признанием самого Кейса, чтобы передать его в руки королевского правосудия.

— А как насчет Лейна? — спросил Грант. — Его, надо полагать, арестуют сегодня утром? Я бы с удовольствием предложил свои услуги.

Судья помолчал, неторопливо поднеся к губам кружку с кофе, и удивленно уставился на Гранта.

— Так вы ничего не слышали? Лорд Лейн умер.

Грант недоуменно покачал голой, неуверенный, что правильно расслышал.

— Что вы сказали?

— Вчера вечером, сразу после вашего ухода из «Будлза», с ним случился апоплексический удар.

С минуту Грант растерянно потирал гладко выбритый подбородок. С одной стороны, он был рад, что старый негодяй наконец встретился с Создателем. С другой стороны, весьма сожалел, что лорду Лейну удалось избежать судебного разбирательства на земле.

— Что ж, — сказал он наконец, — жаль, что я не мог задержаться в клубе и насладиться зрелищем.

Судья нахмурился:

— Недостойное замечание, Морган, хотя я понимаю, чем оно вызвано.

Но Грант нисколько не сожалел о своих словах. По его мнению, судьба оказалась милосердной к лорду Лейну и он слишком легко отделался. Так или иначе дело сделано, а Гранту предстояло решить более насущные проблемы, прежде чем строить планы на будущее.

— Увы, сэр, мне далеко до вашей бесстрастной натуры… как бы я к этому ни стремился.

— Оставим в покое мою натуру. Я хотел бы сделать вам предложение. И надеюсь, что вы отнесетесь к нему с должным вниманием.

— Что за предложение?

— Видите ли… я принял на себя обязанности надзирать за отправлением правосудия в Эссексе, Кенте, Харфордшире и Суррее в дополнение к тем функциям, которые уже выполняю.

Бросив на судью удивленный взгляд, Грант многозначительно присвистнул. Новые назначения существенно расширяли сферу деятельности Кеннона. Если до сих пор он тянул лямку за двоих, то теперь работы хватило бы на шестерых. Насколько Гранту было известно, ни один из предшественников Кеннона на посту главы полицейского суда не имел подобных полномочий.

— Первые отклики общественности не заставили себя ждать, — сухо продолжил Кеннон. — Все сходятся на том, что я одержим жаждой власти и склонен выходить за рамки своей юрисдикции. Возможно, так оно и есть. Но я не вижу другого способа одолеть преступность, кроме как вести с ней войну на всех фронтах: как в Лондоне, так и вне его.

— В таком случае вашим критикам ничего не остается, как повеситься, — заметил Грант.

— Едва ли они последуют вашему совету, — с явным сожалением произнес Кеннон.

Улыбнувшись, Грант подался вперед и пожал руку судьи.

— Примите мои поздравления, — с чувством сказал он. — Вам предстоит чертовски много работы. Не хотел бы я оказаться в вашей шкуре, но не сомневаюсь, что вы справитесь.

— Благодарю вас, — промолвил Кеннон без всякого выражения, только глаза его вдруг весело блеснули. — Собственно говоря, я хотел бы предложить вашу кандидатуру в качестве помощника шефа полиции, который будет работать непосредственно со мной.

Грант уставился на него с откровенным изумлением. Предложение Кеннона было как нельзя кстати. Должность в уголовном суде позволяла остаться в полиции, занимаясь любимым делом, и в то же время избавляла от опасностей, подстерегавших сыщика на улицах. Он мог бы расширить свои познания в юриспруденции — что казалось весьма заманчивым — и продолжать расследование сложных дел. И все же Грант сомневался, сравнивая аскетическую, строго упорядоченную, посвященную исключительно работе жизнь Кеннона со своим образом жизни. Нерешительная, чуть ироничная усмешка тронула его губы.

— Этот пост автоматически подразумевает присвоение дворянского звания, — заметил Кеннон, — если вас прельщают подобные вещи.

— Сэр Грант, — произнес Морган с коротким смешком и ошалело потряс головой. — Дьявол! Мне следовало бы ухватиться за такой шанс… но, не думаю, что я подходящая кандидатура.

Кеннон пристально смотрел на него.

— Отчего же?

Колеблясь, Грант бросил взгляд на свои руки. Костяшки пальцев и ладони были ободраны и разбиты в кровь во время бурных событий минувшего дня.

— Вы же видели, что я сделал с Кейсом, — пробормотал он.

— Да, — отозвался Кеннон после небольшой паузы. — Вы его изрядно отделали. Но, должен признать, не без оснований.

— Я чуть не прикончил его. Выхватил нож и… убил бы. Просто не смог сделать этого на глазах у Виктории.

— В пылу схватки…

— Пыл здесь ни при чем, — перебил его Грант, выкладывая все начистоту. — В тот миг я чертовски ясно мыслил. Я возомнил себя судьей, присяжными и палачом. Я считал себя вправе отнять у него жизнь и был бы счастлив это сделать. Меня остановило только присутствие Виктории. Я боялся, что это никогда не изгладится из ее памяти. — Он угрюмо улыбнулся, устремив взгляд на Кеннона. — Вы по-прежнему готовы доверить мне должность в суде теперь, когда знаете, на что я способен?

Кеннон окинул Гранта задумчивым взглядом:

— Послушайте, Морган… Я не так уж бесстрастен по натуре, что бы вы там ни думали. Если бы женщина, которую я люблю, подверглась жестокому нападению, я поступил бы так же, а то и хуже. Мы все совершаем ошибки, о которых приходится сожалеть. Я сам далеко не безгрешен. И не жду от вас большего, чем от самого себя.

Грант внезапно усмехнулся, испытывая облегчение, что судья не счел его действия непростительными:

— Тогда все в порядке. Я согласен. Немного респектабельности мне не помешает. Чертовски надоело целыми днями гоняться за ворами и головорезами. К тому же, если повезет, я скоро обзаведусь семьей, о которой надо заботиться.

— А-а, значит, вы намерены жениться на мисс Дивейн.

Представив себе Викторию, Грант почувствовал, что на его лице появилась улыбка… теплая и простодушная…

— Всю жизнь я считал, что брак — это петля на шее, — сказал он. — Клялся, что ничего подобного со мной не случится. А теперь мне кажется, что это не так уж плохо. — За легкой бравадой таилась внезапная тоска… Он нуждался в Виктории. Без нее его жизнь не будет полной. Грант вдруг ощутил острую потребность отправиться домой и убедить ее принять его предложение.

Он мог поклясться, что Кеннон едва заметно улыбнулся его последнему замечанию.

— Это совсем не плохо, — заверил его судья. — А с надежной женщиной брак может быть… — Кеннон запнулся, подыскивая нужное слово с таким видом, словно погрузился в сладкие, давно забытые воспоминания. Грант никогда не видел в его серых глазах такого теплого выражения. — Желаю удачи, Морган, — сказал он после непродолжительного молчания.

* * *

Большую часть дня Виктория провела в саду за домом. Погода стояла прохладная, влажный ветерок гнал по небу низкие тучи. Она читала, расположившись за каменным столом, бродила по аллеям, окаймленным кустами сирени, жасмина и жимолости. Ухоженный сад окружали увитые плющом кирпичные стены и высокие тополя. Вдоль дорожек тянулись пышные клумбы цветущих и плодоносящих растений, наполнявших воздух благоуханием.

Казалось, что город находится в сотне миль от этого мирного уголка. Невозможно было не чувствовать себя счастливой в таком прелестном месте.

Тем не менее Виктория ощущала растущую потребность вернуться в Уайт-Роуз-коттедж. Она хотела увидеть сестру в убедиться, что с Вивьен все в порядке. И самое главное — ей не терпелось оказаться в знакомом окружении, чтобы в родных стенах обрести себя. Хотя память ее полностью восстановилась, она чувствовала, что не успокоится, пока не проведет несколько дней дома. Присев за каменный стол, она опустила голову на скрещенные руки.

— Что ты здесь делаешь?

Знакомый голос проник в круговерть ее мыслей. Виктория подняла глаза и улыбнулась при виде Гранта. Он уселся напротив нее и взял ее руку в свою. Другой рукой он коснулся ее прохладной щеки, обведя большим пальцем тени под глазами.

— Тебе следовало вздремнуть, — промолвил он. — Нам придется съездить на Боу-стрит во второй половине дня для дачи показаний. Хотелось бы, чтобы ты хорошо отдохнула.

Виктория склонила голову, прильнув щекой к его ладони:

— Я не могу заснуть. Все время думаю.

— О чем, любовь моя?

— Хочу повидаться с сестрой. Хочу съездить в Форест-Кросс и выспаться в своей постели.

Грант снял сюртук и набросил его ей на плечи. Плотное сукно на шелковой подкладке еще хранило его тепло и запах, и Виктория тесно запахнулась в него.

— Я отвезу тебя туда сразу же после того, как мы разделаемся с показаниями. Мы пробудем там столько, сколько захочешь.

— Спасибо, но… лучше мне поехать одной. Я хочу о многом подумать, а в твоем присутствии у меня ничего не получится.

Грант молчал, борясь со вспышкой раздражения. Когда он снова заговорил, голос его звучал тихо и холодно:

— О чем, собственно, ты собираешься думать?

Виктория пожала плечами:

— О себе… о моем прошлом… будущем.

— Ты имеешь в виду свое будущее со мной, — уточнил он.

— Я хочу поехать домой и поразмыслить обо всем, что случилось. Моя жизнь слишком быстро изменилась, ты не находишь?

Грант разочарованно вздохнул. Потянувшись к Виктории, он усадил ее к себе на колени и скользнул рукой под наброшенный на нее сюртук. Тепло его ладони, проникнув через платье, согрело ее грудь.

— Понимаю, — неохотно произнес он. — Но мне не нравится, что ты собираешься путешествовать одна и останешься в Форест-Кроссе без моей защиты.

Она ласково улыбнулась:

— Грант… до того как мы встретились, я довольно долго была самостоятельной.

— Пора это изменить, — буркнул он.

— Позволь мне одной поехать в Форест-Кросс, — уговаривала Виктория, хотя они оба понимали, что она не нуждается в разрешении.

Гранта парализовал страх, что, если он выпустит ее из виду, она вообще раздумает выходить за него замуж. В конце концов, он не в состоянии предложить ей тихую сельскую жизнь, к которой она привыкла. Он не джентльмен. Она видела достаточно свидетельств его грубоватой натуры и бешеного нрава, видела его многочисленные недостатки. Он относится к тому типу мужчин, которых она презирала и побаивалась в своей прежней тепличной жизни.

— Хорошо, — с трудом выговорил он. — Я отправлю тебя в Форест-Кросс после дачи показаний. Ты поедешь в моей карете с моим кучером и лакеем. Я приеду за тобой через неделю.

— Неделю? Но этого недостаточно… — Виктория умолкла на середине фразы, понимая, что с таким же успехом могла бы разговаривать с глухим, и кисло улыбнулась. — Ладно.

Новая мысль пришла Гранту в голову, и он нахмурился.

— Ты ведь не собираешься встречаться с бывшими поклонниками в Форест-Кроссе?

В ее глазах сверкнула озорная усмешка.

— Нет, мистер Морган. Деревенские парни за мной не ухаживали.

— Неужели? Да что с ними со всеми такое, прости Господи?

— Я не принимала их авансы, — заявила Виктория, удобнее устраиваясь у него на коленях. — Все мое время поглощали заботы об отце, чтение и… — Она нежно склонила голову ему на плечо. — Наверное, я ждала тебя, — сказала она и почувствовала, как сжалось кольцо его рук.

Глава 19

Велев кучеру остановиться в конце грунтовой дороги, Виктория вышла из кареты и пешком дошла до Уайт-Роуз-коттеджа. Успокоенная знакомым видом, она жадно вглядывалась в мирный пейзаж. За время отсутствия ее маленький мирок пришел в запустение. Розовые кусты нуждались в подрезке, клумбы армерии, ноготков и душистого горошка заросли сорняками. И все же это был ее дом. Виктория ускорила шаги и приблизилась к арочному входу с таким чувством, словно отсутствовала целый год, а не месяц.

Ее радость омрачали только мысли о Гранте. В миг расставания в Лондоне он не поцеловал ее на прощание и с мрачным видом смотрел ей вслед, пока она, высунувшись из кареты, махала рукой. Он казался таким забавным и одновременно трогательным в своем унынии, что Виктория чуть не велела кучеру поворачивать назад. Упрямство, с которым она отказывалась принять его предложение, обескураживало и безмерно огорчало его.

Разумеется, Виктория хотела выйти замуж за Гранта Моргана, но сомневалась, не закончится ли подобный союз крахом? Она боялась, что надоест ему и наступит день, когда он пожалеет о том, что женился на ней… а вот этого она точно не вынесет.

Ей хотелось поделиться своими проблемами с сестрой, единственным родным человеком на всем белом свете. Несмотря на свои причуды, Вивьен была весьма прагматичной женщиной. К тому же Виктория знала, что сестра любит ее и не откажется выслушать и дать наилучший, с ее точки зрения, совет.

Радуясь возвращению, с нетерпеливо бьющимся сердцем, Виктория постучала и вошла, не дожидаясь ответа.

— Джейн, — послышалось из глубины дома, — не ожидала, что ты вернешься из деревни так… — Голос затих, и Вивьен, появившись в гостиной, уставилась на нежданную гостью.

Виктория с сияющей улыбкой смотрела на сестру. Как всегда, ее поразил облик Вивьен, такой знакомый и одновременно экзотический. Как можно любить человека и совершенно его не понимать? Вивьен принадлежала к миру, настолько далекому от ее собственного, что казалось невероятным, что они происходят из одной семьи, более того — являются близнецами.

Вивьен первая нарушила молчание:

— Ты была совершенно права, отказываясь от всех моих предложений приехать в город. Лондон — неподходящее место для тебя, деревенский мышонок.

Виктория рассмеялась и заключила сестру в объятия.

— Вивьен… Я не верю своим глазам. — Беременность ее близняшки стала очевидной: живот округлился, кожа светилась изнутри. Деликатное положение Вивьен придавало ей неожиданно трогательный вид, и она казалась красивее, чем когда-либо.

— Я ужасно толстая, — сказала Вивьен.

— Нет, ты очень красивая. Правда. — С чрезвычайной осторожностью прижав к себе сестру, Виктория почувствовала, как Вивьен расслабилась и облегченно вздохнула.

— Милая Виктория, — вымолвила она, обнимая ее в ответ, — я думала, ты станешь презирать меня за все, что тебе пришлось вынести по моей милости. Я боялась даже показаться тебе на глаза..

— Как я могу презирать родную сестру? Ты — все, что у меня есть. — Разомкнув объятия, Виктория отстранилась и улыбнулась. — Правда… мне страшно не понравилось быть тобой!

Вивьен пришла в недоумение, а затем рассмеялась.

— Не сомневаюсь, что ты чувствовала себя не в своей тарелке, изображая даму полусвета. Но уверяю тебя, это намного лучше, чем похоронить себя заживо в Форест-Кроссе.

— Вообще-то, меня чуть не похоронили, — сухо напомнила Виктория.

Вивьен кивнула с покаянным видом:

— Прости меня, дорогая. Ты же знаешь, я никогда бы сознательно не подвергла тебя опасности. Если бы только ты осталась здесь, вместо того чтобы ехать в Лондон…

— Я беспокоилась о тебе.

— Имей в виду, что я способна позаботиться о себе с куда большим успехом, чем ты. — Прижав руку к пояснице, Вивьен направилась к потертой бархатной кушетке. — Мне лучше присесть: ноги гудят.

— Тебе помочь? — спросила Виктория, моментально проникнувшись сочувствием.

Вивьен похлопала по кушетке рядом с собой:

— Сядь, и давай поговорим. Как я понимаю, твое присутствие тут означает, что все позади?

— Да. Несостоявшийся убийца сидит в камере на Боу-стрит. Оказалось, что лорд Лейн нанял сыщика с Боу-стрит, чтобы убить меня… точнее тебя — во всяком случае, он так думал.

— Господи милосердный! Как зовут сыщика?

Слово за слово, Виктория выложила всю историю, прерываемая изредка тихими восклицаниями Вивьен. К величайшему облегчению Виктории, у сестры хватило великодушия не выказать удовлетворения при известии о смерти лорда Лейна.

— Полагаю, он теперь со своим сыном, Гарри, — заметила Вивьен, с излишней тщательностью разглаживая юбки. — Пусть покоится с миром. — Она подняла обеспокоенный взгляд. — Они оба были очень несчастны, особенно Гарри. Именно поэтому я с ним связалась… думала, что несколько дней наслаждения как раз то, что ему нужно. Но он отказывался смириться с тем, что я не могу оставаться с ним вечно. Возможно, лорд Лейн прав… Если бы я не спала с Гарри, он был бы жив.

— Никто не знает этого наверняка, — возразила Виктория, удивленная и обрадованная искренним раскаянием Вивьен. Открытие, что сестра еще способна испытывать угрызения совести, явилось для нее приятной неожиданностью. — Не терзайся попусту, строя предположения. Просто пообещай, что оставишь в покое сына Гарри — бедный юноша и без того достаточно настрадался.

— Конечно, — не задумываясь сказала Вивьен. — В противном случае, боюсь, лорд Лейн достанет меня даже из могилы. Хотя, признаться, я неравнодушна к этому юноше. Он такой нежный, серьезный и трогательный. Из всех этих господ он единственный, кто по-настоящему любил меня. С моей стороны было непростительной глупостью принимать его предложение. Но так уж получилась, что я увлеклась им, пусть и ненадолго.

Виктория сжала руку сестры:

— Что ты собираешься делать? Надеюсь, ты останешься со мной и позволишь заботиться о тебе, пока не появится малыш.

В ответ Вивьен решительно покачала головой:

— Поеду в Италию. У меня там полно друзей, и мне необходимо отвлечься от всех ужасов последнего месяца. К тому же там сейчас находится один джентльмен… граф, кстати… который уже несколько лет не дает мне проходу. Он богат, как Крез. — Она широко улыбнулась. — Пожалуй, пора заняться им вплотную.

— Но разве можно так жить дальше? — ужаснулась Виктория. — Особенно после рождения ребенка.

— Конечно, можно. Не волнуйся, ребенок не пострадает никоим образом. Он или она будет иметь все самое лучшее — положись на меня. Как только он родится и моя фигура придет в норму, я найду нового покровителя и заключу соглашение с учетом интересов ребенка. Видит Бог, у меня будет достаточно слуг, чтобы позаботиться обо всем.

Слушая сестру, Виктория ощутила глубокое разочарование:

— Но разве тебя устраивает роль чьей-то любовницы? Я сделаю все, что в моих силах, и мистер Морган тоже, чтобы помочь тебе изменить твою жизнь.

— А я не хочу ничего менять, — будничным тоном возразила Вивьен. — Мне нравится быть куртизанкой. Это легко, приятно и выгодно. Зачем мне бросать занятие, в котором я явно преуспела. И пожалуйста, избавь меня от сентенций о чести и приличиях… Мне лично кажется, что честь в том и состоит, чтобы делать что-то наилучшим образом.

Виктория горестно покачала головой:

— О, Вивьен…

— Довольно, — решительно заявила ее сестра. — Я еду в Италию, и точка.

— Пообещай мне кое-что, — не сдавалась Виктория. — Если в конечном итоге ты решишь, что у тебя нет времени на ребенка, не перекладывай его воспитание на слуг или чужих людей. Прошу тебя. Мне невыносима мысль, что член нашей семьи будет… Привези его мне.

Вивьен смотрела на нее со скептическим видом.

— Как странно. С какой стати ты станешь возиться с ублюдком лорда Джерарда?

— Потому что это твой ребенок… и моя племянница. Или племянник. Пообещай мне, Вивьен. — Видя, что сестра колеблется, Виктория добавила:

— Ты в долгу передо мной.

— Ну ладно… обещаю. — Вытянув ноги в тапочках, Вивьен жестом попросила принести ей мягкую скамеечку с цветочной вышивкой. Снимая обувь с ног сестры и подставляя под них скамеечку, Виктория ощущала на себе ее оценивающий взгляд.

— Ты ни словом не упомянула о своих отношениях с мистером Морганом, — заметила Вивьен с напускным равнодушием.

Виктория посмотрела в проницательные голубые глаза сестры:

— Что он сказал тебе, когда приезжал сюда?

Рассмеявшись, Вивьен накрутила на палец блестящий рыжий локон.

— То немногое, чего он не сказал, я угадала. Сознавайся, Виктория, он уже дошел до точки или нет?

Вспыхнув, Виктория едва заметно кивнула:

— Да, он сделал мне предложение.

— И ты его приняла?

Виктория неохотно покачала головой:

— Я сомневаюсь в целесообразности этого брака.

— О Господи! — промолвила Вивьен, глядя на сестру любящим взглядом с изрядной долей раздражения. — Вечно ты мудришь. Ладно, выкладывай, что тебя тревожит.

Виктория была рада излить душу единственному на свете человеку, который по-настоящему знал, какой была ее жизнь до недавних пор.

— Хотела бы я знать, как отец представлял себе мое будущее, — задумчиво сказала она. — Я не знаю, в чем мое предназначение. О Вивьен, мистер Морган — прекрасный человек. Но я не уверена, что смогу дать ему то, чего он заслуживает. У нас так мало общего. Разные характеры, происхождение, темперамент. Он мне не пара.

— Если так, почему ты не отказала ему?

— Потому что я его люблю. Просто боюсь, что мы не подходим друг другу.

Вивьен насмешливо фыркнула.

— Хватит молоть чепуху, Виктория. Какая разница, кто кому подходит. Ты запросто приспособишься к новым обстоятельствам… Не такая уж это драма — выйти замуж за состоятельного человека, пусть и без титула. — Вивьен закатила глаза и вздохнула. — Как это похоже на тебя — анализировать ситуацию, пока она не станет в десять раз сложнее, чем на самом деле! Совсем как отец.

— Отец был замечательным человеком, — натянуто сказала Виктория.

— Да… замечательный, добродетельный, одинокий страдалец. После того как мама оставила его, отец ушел в свою раковину и спрятался от мира. И ты решила возместить ему все, чего он лишился, превратившись в точное его подобие. Ты жила в том же чертовом коттедже, корпела над теми же проклятыми книгами. Ничего хорошего в этом не вижу.

— Ты не понимаешь… — вскинулась Виктория.

— Неужели? — перебила ее Вивьен. — Я понимаю все твои страхи лучше, чем ты сама. Ты предпочитала отсиживаться здесь в гордом одиночестве, потому что боялась полюбить кого-нибудь и подвергнуть себя риску быть брошенной. Вот что на самом деле терзает тебя. С тех пор как мама оставила нас, ты все время ждешь, что любой человек, к которому ты привяжешься, поступит так же.

Правда, прозвучавшая в этих словах, ошеломила Викторию. Она уставилась на сестру полными слез глазами.

Вивьен права — с уходом матери она перестала быть самой собой. Она потеряла способность доверять людям, открывать им душу, замкнувшись в защитной скорлупе, через которую никто не мог проникнуть. Пока не появился Грант.

Он заслужил ее доверие. Заслужил право быть любимым безоглядно. Единственное, что от нее требуется, так это поверить в себя.

— Насколько все было проще, когда отец был жив, — сказала Виктория. — Я внушила себе, что никто, кроме него, мне не нужен. Мы спасали друг друга от одиночества. Но как только его не стало… — Она замолчала, прикусив губу, и разрыдалась.

Вивьен вздохнула и с усилием встала, потянувшись к комоду. Вытащив носовой платок, она уронила белый квадратик на колени Виктории.

— Прошло два года, — заметила она. — Пора подумать о том, как жить дальше.

Промокнув глаза мягкой тканью, Виктория энергично кивнула.

— Я понимаю, — невнятно произнесла она. — Я устала от скорби. Устала от одиночества. И я люблю Гранта Моргана больше жизни.

— Слава Богу, — прочувствованно сказала сестра. — Смею надеяться, даже отец признал бы, что ты несла свое покаяние достаточно долго. И раз уж мы коснулись этой темы, скажу тебе то, что давно хотела сказать… Любовь к мужчине не превращает женщину в «падшее создание», как ты всегда думала обо мне и маме.

— Я никогда…

— Не спорь. Могу себе представить, что говорил отец обо мне и маме за нашими спинами. И не исключено, что кое-что вполне справедливо. — В ее голосе появились ироничные нотки. — Возможно, я чересчур щедро дарю свои милости. Но в одном я уверена — нет ничего дурного в том, чтобы отдаваться мужчине, которого любишь, как ты Моргана. А вот замуровать себя в здесь, в Форест-Кроссе, — настоящее преступление. Вот почему я в скором времени покидаю эту забытую Богом деревеньку, и тебе советую сделать то же самое.

— Вообще-то, — кисло заметила Виктория, — у меня сложилось впечатление, что вы не слишком-то жалуете друг друга. Почему ты изменила мнение?

— Я по-прежнему не питаю к нему особой симпатии, — заверила ее Вивьен с коротким смешком. — С чего бы? Разве что… он, определенно, любит тебя, иначе не стал бы приносить мне довольно забавные извинения тебе в угоду.

— Неужели? — с радостным удивлением спросила Виктория. — Он действительно выразил сожаление?

— Да, он во всем признался и попросил у меня прощения. — На лице Вивьен появилась хитрая улыбка. — Не скрою, было довольно приятно наблюдать, как он давится извинениями только потому, что ты просила его об этом. Поэтому на твоем месте я бы вышла за него замуж, если, конечно, ты не хочешь разбить ему сердце. Или… — Она помедлила, размышляя над очередной идеей, пришедшей ей в голову. — Или поехали со мной! Мы посетим Венецию, Париж… Ты только вообрази, какое внимание привлекут две сестры с нашей внешностью. Я научу тебя всему, что знаю о мужчинах и… великий Боже, да мы могли бы сорвать большой куш!

Виктория посмотрела на оживленное лицо сестры и решительно покачала головой.

— Нет.

— Это была отличная мысль, — сказала Вивьен, оправдываясь. — Жаль, что у тебя щепетильности больше, чем воображения.

* * *

Рагу из картофеля, фасоли, зелени и лука кипело на небольшой чугунной плите. Аппетитные запахи наполняли коттедж, уплывая наружу через открытые окна. Виктория печально улыбнулась, вспомнив, сколько раз она готовила это блюдо для отца. Он никогда не был чревоугодником, относясь к приему пищи как к жизненной необходимости. В тех редких случаях, когда Виктория пекла сливовый пудинг или приносила смородиновые булочки из лавки, он ограничивался крошечным кусочком. Единственным исключением было овощное рагу, которое он ел с аппетитом и явным удовольствием.

— Отец, — ласково прошептала она, помедлив над видавшим виды саквояжем, в который укладывала свою одежду, — надеюсь, ты не против, что я выхожу замуж за человека, совсем не похожего на тебя.

Грант твердо стоял на земле. Обладая неуемной жаждой жизни, он, в отличие от ее отца, не прятался от мира, а боролся с его несовершенством, имея дело с опасными, а подчас и омерзительными явлениями. Он видел худшие стороны человеческой натуры, которые Дивейны предпочитали не замечать, проводя дни в размышлениях о прекрасном. И все же… Виктории казалось, что Грант понравился бы ее отцу, хотя бы своим бесстрашием перед реальной жизнью.

Напевая без слов, девушка подошла к плите, помешала рагу и добавила щепотку соли в горшок. Вернувшись к прерванным сборам, она взялась за старую вязаную шаль, как вдруг раздался требовательный стук в дверь. Казалось, весь коттедж сотрясается от мощных ударов.

Озадаченная и немного встревоженная, Виктория поспешила к двери. При виде стоявшего на пороге Гранта она приглушенно ахнула и отступила. Он был потрясающе красив в великолепном черном сюртуке, серебристо-сером жилете и брюках темно-серого цвета. Элегантная, отличного покроя одежда выгодно подчеркивала широкие плечи и худощавый торс. Жизненная сила Гранта в очередной раз поразила ее… Громадный и опасный, он возвышался над ней с суровым, почти гневным выражением лица. Виктория, однако, без страха смотрела в неистовые зеленые глаза, отчаянно желая прильнуть к его твердым губам и смягчить их поцелуем.

— Привет, — сказала она, смущенно приглаживая растрепанные волосы, заплетенные в косу. Его ослепительный вид напомнил ей о собственном затрапезном платьице из вылинявшего муслина в цветочек, которое годилось разве что для работы по дому или в саду. Она улыбнулась в ответ на его мрачный взгляд, продлевая восхитительный момент, прежде чем броситься в его объятия. — Что ты здесь делаешь?

— Сколько можно торчать в этом захолустье? — буркнул он с хмурой гримасой.

Столь беспардонное заявление вызвало у нее удивленный смех.

— По-моему, мы договорились о неделе.

— Неделя прошла.

— Прошло ровно два с половиной дня, если быть точным, — сообщила она.

— А мне показалось, что год.

Виктория задрожала от удовольствия, когда он обвил руками ее талию и притянул к себе.

— Я тоже скучала по тебе, — с улыбкой призналась она. Грант нежно коснулся ее лица, обхватив горячей ладонью ее щеку.

— Где Вивьен? — поинтересовался он.

— Уехала в Лондон. Ей надоела сельская идиллия. И мне тоже. — Виктория указала на полупустой саквояж с вещами и стопку сложенной одежды рядом. — Я собиралась вернуться раньше, — призналась она. — Оказалось, что у меня не так уж много неразрешенных проблем.

— А как насчет помолвки? — спросил он с угрюмым видом. — Ты приняла решение?

— Да, — ответила она с неожиданной горячностью. — Да, я выйду за тебя замуж… если ты еще не передумал.

— Ни за что в жизни, — глухо произнес Грант, неотрывно глядя в ее сияющее лицо.

Глаза Виктории закрылись, когда он приник к ее губам в томительно-медленном поцелуе, исторгнув из ее груди счастливый вздох. Едва касаясь, он игриво ласкал ее губы, пока Виктория не потянулась к нему, желая большего. Грант не заставил себя ждать и впился в ее рот, глубоко проникнув языком внутрь. Застонав от удовольствия, она крепко обняла его, прижимаясь так тесно, словно хотела слиться с ним воедино.

Внезапно Грант оторвался от ее губ и рассмеялся, переводя дыхание. В его зеленых глазах светилась нежность.

— Видно, придется научить тебя терпению, — лукаво произнес он, скользя по ее телу теплыми ладонями.

— Зачем?

— В такое дело лучше не бросаться очертя голову.

— Но мне так нравится, — возразила она кокетливым тоном.

Улыбнувшись, Грант осыпал ее поцелуями, нашептывая слова любви, одновременно пытаясь расстегнуть застежку на спине ветхого муслинового платья. Спустив его с плеч, он окинул восхищенным взглядом обнажившееся пленительное тело.

— Если бы я знала, что ты приедешь, — пролепетала Виктория, — я надела бы красивое платье, вплела в волосы ленты…

— Я предпочел бы, чтобы на тебе вообще ничего не было.

Словно в подтверждение своих слов, он сдернул платье с ее бедер, и оно упало на пол. За ним последовала рубашка, и Виктория осталась в одних панталонах, чулках и туфлях. Полуобнаженная, она стояла перед ним, дрожа на легком сквозняке. Он обхватил ладонями восхитительные полушария ее грудей, согревая их своим теплом. С участившимся дыханием она обессиленно прислонилась к прохладной штукатурке стены. Он медленно целовал полураскрытые губы Виктории, успокаивая и одновременно возбуждая ее. Его пальцы мягко пощипывали розовые вершинки сосков. Приподняв ее грудь, он накрыл губами тугой бутон, щекоча его языком. Виктория всхлипнула, извиваясь и вздрагивая от вспыхнувшей в теле восхитительной пульсации.

— Коснись меня, — задыхаясь, взмолилась она, непроизвольно подавшись к нему.

— Где? — дразнящим шепотом поинтересовался он, не отрываясь от ее груди. Виктория нетерпеливо дернула за завязки панталон, страстно желая избавиться от последнего предмета одежды. К ее досаде, тесемки завязались в тугой узел и только сильнее запутывались от неловких попыток их развязать.

Грант отвел ее руки от панталон и поцеловал в обнаженную талию.

— Не шевелись, — приказал он.

— Почему? Что ты… — Она осеклась и тревожно вскрикнула при виде мелькнувшего в воздухе длинного острого ножа. Прежде чем она успела сделать хоть одно движение, лезвие рассекло завязки вместе с панталонами, и лоскуты тонкого полотна упали к ее ногам.

— Грант! — взвизгнула она. — Эта штука действует мне на нервы.

Он усмехнулся и сунул нож в сапог.

— Эта штука может оказаться чертовски полезной в самых неожиданных ситуациях.

— Да, но все-таки…

— А теперь подними ногу. — Опустившись на колени, он снял одну туфельку, потом другую и взялся за краешек чулка. Но помедлил, скользя ладонями вверх по ее бедрам. — Пожалуй, их можно оставить, — произнес он. — Мне нравится, как ты в них выглядишь…

— Грант, — запротестовала Виктория, неудержимо краснея под его пристальным взглядом. Она чувствовала себя ужасно уязвимой, представ практически обнаженной перед полностью одетым мужчиной.

Он неспешно провел пальцами по нежной, почти прозрачной коже ее бедер, через которую просвечивали сиреневые жилки.

— Я куплю тебе кружевные чулки, — мечтательно произнес он. — Черные. И шелковые подвязки, усыпанные драгоценными камнями.

— Пойдем в спальню, — произнесла Виктория слабым голосом.

— Еще рано. — Кончиками пальцев он расчесывал спутанный островок волос, разделяя блестящие кудряшки. — Ты так прекрасна.

Виктория трепетала, стоя перед Грантом с раздвинутыми ногами. Склонившись к ней, он целовал ее живот, исследуя языком нежную ямку пупка. Тяжелое дыхание вырывалось из его груди. Вдруг он поднял на нее горящий взгляд зеленых глаз.

— Хочешь, чтобы я поцеловал тебя?

Она кивнула, теперь уже совсем пунцовая.

— Куда?

«Я не могу признаться», — пронеслось в голове у Виктории. Сгорая со стыда, она крепко сжала кулачки. Забавляясь ее смущением, Грант не сводил с нее обольстительного, исполненного желания взгляда, предоставив ей право сделать первый шаг. Казалось, сам воздух потрескивает от напряжения. Полыхая ярким румянцем, Виктория сдалась — она запустила пальцы в темные завитки его волос, притянула его голову к пульсирующему средоточию своей женственности и, наверное, упала бы под натиском языка Гранта, если бы он не поддержал ее за ягодицы. Извиваясь, она стонала от мучительного восторга, цепенея от приближения скорой разрядки.

Внезапно он оторвался от нее и выпрямился, пожирая горящим взглядом ее порозовевшее тело.

— Пожалуйста, Грант…

Он отозвался ласковым бормотанием, занявшись застежкой брюк. К немалому удивлению Виктории, он подхватил ее на руки и прижал к стене, рукой предохраняя ее спину от шероховатой штукатурки. Обхватив ногами его торс, она тотчас ощутила настойчивые толчки его возбужденной плоти, искавшей вход в ее лоно. Легко скользнув внутрь, он заполнил ее собой, пригвоздив к стене. У нее захватило дух от наслаждения. Виктория испытывала невероятное возбуждение, прижимаясь обнаженным телом к полностью одетому мужчине. Она жадно прильнула губами к его влажной шее.

— Ты любишь меня? — пробормотал он, слегка шевельнувшись в ней.

— Да… о, Грант… — Виктория выгнулась и закричала, подхваченная волной наслаждения.

— Ответь мне, — настаивал он, двигаясь глубокими медленными толчками.

Виктория напряглась в предчувствии новой волны ощущений.

— Я люблю тебя, — выдохнула она. — Люблю тебя… люблю тебя…

Долгожданное признание вознесло его в запредельные выси, и он со стоном вонзился в нее, растворившись в блаженстве высвобождения. Сомкнув ноги, он крепко сжимал ее, не желая выпускать из своих объятий.

— Виктория, — задыхаясь, прошептал он и пылко прильнул к ее губам.

— Так, теперь мы разденем тебя, — отдышавшись, деловито сказала она, развязывая его черный галстук. Грант рассмеялся и поставил ее на ноги.

— А потом?

Уронив галстук на пол, Виктория уткнулась лицом ему в шею, вдыхая терпкий мужской запах.

— А потом я покажу тебе, как сильна моя любовь. — Отстранившись, она посмотрела на него с вопросительной улыбкой. — Если ты, конечно, в состоянии.

Он усмехнулся и наградил ее жарким поцелуем.

— Не в моих правилах уклоняться от вызова.

— Я так и думала. — И она восторженно расхохоталась, когда он поднял ее на руки и понес в спальню.


Эпилог


Первые шесть месяцев супружеской жизни существенно изменили представление Виктории о Гранте. Исходя из общего мнения, что Гранта нелегко приручить, она дала себе слово не ограничивать его свободу и не указывать ему, с кем общаться. Если он сочтет нужным проводить ночи вне дома, — значит, так тому и быть. Что бы он ни делал, она постарается воздерживаться от критических замечаний. Зная независимый нрав Гранта, она не сомневалась, что он не потерпит никаких поползновений с ее стороны держать его в узде. Виктория готова была на любые уступки, лишь бы не превратиться для мужа в камень на шее.

Однако, к величайшему ее изумлению, как, впрочем, и всех остальных, кто знал Гранта Моргана, он воспринял супружескую жизнь как нечто естественное, словно никогда не ведал иного существования. Он вошел в роль мужа легко и радостно, демонстрируя преданность, о которой большинство жен могли только мечтать. Вместо того чтобы слоняться по лондонским тавернам с друзьями, Грант предпочитал коротать вечера в обществе жены за чтением и бокалом вина, беседуя, споря и занимаясь любовью долгими ночами.

Он проводил с ней все свободное время, посещая балы, обеды, музыкальные вечера, а также спортивные состязания, скачки и даже злачные места, где собирались заядлые игроки. Рядом с ним она чувствовала себя как за каменной стеной, что вовсе не означало тепличных условий. Показывая ей красоты Лондона, он не скрывал его мрачных тайн. Он обращался с Викторией как с равноправным партнером, возлюбленной, другом и любовницей. Благодаря Гранту жизнь ее приобрела полноту и яркость, о которой она даже не мечтала в Форест-Кроссе.

В те вечера, когда они оставались дома, Виктория присоединялась к Гранту, изучавшему книги по законодательству, позаимствованные из библиотеки сэра Росса. Новые обязанности увлекли Гранта, требуя от него большего напряжения сил, чем деятельность сыщика. Он охотно принял вызов, с удовольствием осваивая искусство юридических дебатов и ведения допросов, и постепенно приобрел определенное влияние в политических кругах. Все это вкупе с пожалованным дворянством обеспечило ему более высокое общественное положение по сравнению с прежним.

Виктория со своей стороны делала все возможное, чтобы занять достойное место в лондонском обществе, придирчиво отбирая приглашения из множества карточек, приходивших на их адрес. Она консультировалась с архитекторами относительного особняка, который Грант предполагал построить в Мейфэре, не пренебрегая советами новых друзей, которыми успела обзавестись в Лондоне. С их подачи она сделалась активным членом дамских комитетов в поддержку заблудших женщин и брошенных детей, хотя и понимала, сколь незначительны их достижения по сравнению с проблемами, которые они пытались разрешить.

— Количество детей и женщин, которым необходима помощь, просто поражает, — заметила как-то вечером Виктория, испытывая скорее уныние, чем энтузиазм в преддверии очередной благотворительной акции. — Даже если усилия комитета увенчаются успехом, мы сможем помочь лишь ничтожной доле всех нуждающихся. Порой я сомневаюсь, стоит ли вообще пытаться что-нибудь изменить.

Заключив жену в объятия, Грант заправил в прическу выбившуюся прядь и поцеловал ее в лоб.

— Думаю, стоит, — отозвался он, с улыбкой глядя в ее расстроенное лицо. — Я сам часто задавался вопросом, зачем рисковать головой, преследуя одного ворюгу, когда тысячи других остаются безнаказанными.

— И что же поддерживало тебя?

Он пожал плечами:

— Наверное, надежда, что, избавив общество от одного преступника, я спасаю чье-то будущее. Разве судьба хотя бы одного человека не стоит любых усилий?

Улыбнувшись, Виктория крепко обняла его в порыве чувств.

— Я всегда знала, — невнятно проговорила она, уткнувшись ему в плечо, — что в глубине души ты безнадежный идеалист.

Грант усмехнулся:

— Придется преподать вам урок, миледи, чтобы отучить бросаться оскорблениями. — И, запрокинув ее голову, он прижался к ее губам в страстном поцелуе.

* * *

Погрузившись в записи, связанные с проводимым им расследованием, Грант едва расслышал стук в дверь его кабинета на Боу-стрит.

— Да, — буркнул он, недовольный, что его отрывают от срочных дел.

Дверь скрипнула, и в образовавшуюся щель заглянула миссис Добсон.

— Сэр Грант, к вам посетитель.

В ответ он сердито поморщился:

— Я же предупреждал, что не намерен никого принимать, пока не состоится завтрашнее заседание…

— Да, сэр, но… это леди Морган.

Хмурое выражение вмиг исчезло с лица Гранта. Виктория была редкой гостьей на Боу-стрит, что вполне устраивало Моргана, не желавшего, чтобы его жена лишний раз сталкивалась с отбросами общества. Вместе с тем увидеть ее в неурочный час было чрезвычайно приятно.

— Ради Бога, не заставляйте ее ждать, — сказал он. — Пусть войдет.

Экономка улыбнулась и распахнула дверь, пропустив Викторию. Ее стройная фигура была облачена в бледно-розовое муслиновое платье с высоким воротом и длинными рукавами, отделанными темно-розовыми лентами. Спереди лиф платья украшала шелковая шнуровка, подчеркивавшая ее обворожительные округлости. Поднявшись со стула, Грант подождал, когда миссис Добсон закроет за собой дверь, а затем заключил жену в объятия и завладел ее губами в страстном поцелуе.

— То, что надо, — вымолвил он, оторвавшись от ее губ. — Легкомысленная красотка, чтобы развеять мою скуку.

— Надеюсь, я не отрываю тебя от важных дел, — виновато произнесла Виктория.

— У меня нет дел важнее тебя. — Он потерся носом о нежную шею, играя ленточкой на вороте платья. — Что привело вас на Боу-стрит, миледи? Вы намерены подать жалобу или заявить о преступлении?

Она рассмеялась:

— Не совсем.

— Значит, вы хотите дать показания или, возможно, располагаете ценной информацией?

— В определенном смысле.

Он опустился на стул и притянул ее к себе на колени, лукаво поблескивая зелеными глазами.

— Я жду чистосердечного признания, миледи.

— Грант, пожалуйста, — запротестовала она, ерзая у него на коленях и смущенно поглядывая на дверь. — Сюда могут войти. Что они подумают?

Его рука скользнула ей под юбки и смело двинулась к колену.

— Что я молодожен, неравнодушный к собственной жене.

— Грант, — взмолилась она, залившись румянцем, и Грант рассмеялся, сжалившись над ней.

— А я-то думал, что лишил тебя всякой стыдливости, — сказал он, сжимая ее колено. — Ладно, постараюсь сдержаться. Итак, чем я обязан твоему визиту?

Обвив руками его шею, Виктория серьезно посмотрела на него.

— Я бы не стала тебя беспокоить, но… Я посылала за доктором Линли сегодня.

— Линли, — настороженно повторил Грант. Виктория кивнула.

— Видишь ли, я неважно чувствовала себя в последнее время, но, чтобы не тревожить тебя понапрасну, ничего не говорила… — Она осеклась, поморщившись, когда он с силой стиснул ее ногу. — Грант! — воскликнула она, растерянно уставившись на мужа.

Сердце его внезапно отчаянно забилось, и он не сразу заговорил, охваченный дурными предчувствиями.

— Виктория, — произнес он надтреснутым голосом, — ты больна?

— О дорогой, нет… Конечно, нет, просто… — Виктория замялась. — Я беременна, — объявила она, успокаивающе поглаживая его грудь рукой в перчатке. — Беспокоиться совершенно не о чем. У нас будет ребенок.

Гранта затопила волна облегчения. Теснее притянув к себе жену, он зарылся лицом в ее мятую грудь и перевел дух.

— Боже, Виктория, — вымолвил он.

Она нервно засмеялась, сжав в ладонях его голову:

— Как ты относишься к прибавлению семейства?

— Как к чуду. — Грант повернулся и прижал ухо к ее сердцу. Вслушиваясь в частое ровное биение, он тихо и счастливо улыбался.

— Довольно распространенное чудо, — заметила Виктория с улыбкой. — Это случается каждый день во множестве семей.

— Но не в моей. — Несколько отстранившись от жены,

Грант уставился на ее стройное тело, представив, как вскоре увеличится ее живот.

— Как ты себя чувствуешь? — обеспокоенно спросил он.

Виктория погладила его по щеке.

— Сгораю от нетерпения, — ответила она. — Не могу дождаться того дня, когда буду держать ребенка на руках.

* * *

Случилось так, однако, что младенец появился в доме Моргана намного раньше, чем ожидалось. Примерно через месяц после того сообщения Виктории о беременности Грант наслаждался тихим ужином с женой, как вдруг миссис Баттонс нарушила их уединение. На лице экономки застыло странное, почти комическое выражение, словно она никак не могла прийти в себя от шока.

— Леди Морган, — неловко начала она, — вам пришла… э… посылка… из Италии.

— В такой час? — Виктория обменялась с мужем недоуменным взглядом. — Наверное, это подарок от моей сестры, — предположила она. — Как чудесно. Вот уже несколько месяцев, как от нее нет известий. Там есть сопроводительное письмо, миссис Баттонс?

— Да, но…

— Принесите, пожалуйста, письмо сюда, а посылку оставьте в гостиной. Мы откроем ее после ужина.

Прежде чем экономка успела ответить, Виктория услышала тонкий пронзительный писк, похожий на мяуканье кошки… или на детский плач.

Грант поднялся из-за стола, вытирая губы салфеткой.

— Не думаю, что эта посылка согласится ждать в гостиной, — пробормотал он и, обойдя застывшую в дверях экономку, решительно вышел из комнаты.

— Ребенок? — спросила пораженная Виктория, встретившись взглядом с миссис Баттонс. Экономка утвердительно кивнула:

— Да, миледи. Прислан из Италии с кормилицей, которая ни слова не понимает по-английски.

— О Боже! — Виктория бросилась вслед за мужем.

В холле толпились слуги, с изумлением разглядывая темноволосую девушку в крестьянском платье, поверх которого был надет серый передник из грубой ткани. Она судорожно сжимала в руках орущий сверток и, казалось, была готова расплакаться сама.

— Синьора, — воскликнула она при виде Виктории, разразившись потоком иностранных слов.

Виктория успокаивающим жестом положила руку ей на плечо.

— Все в порядке, — сказала она, надеясь, что кормилица поймет хотя бы интонацию, если не слова. — Спасибо, что благополучно доставили ребенка. Вы, должно быть, устали и проголодались. — Она взглянула на миссис Баттонс, которая тотчас отправила одну из горничных приготовить комнату для кормилицы. Указав на плачущего младенца, Виктория ласково улыбнулась девушке. — Можно? — спросила она.

С явным облегчением та тут же вручила ей сверток. Неловко взяв ребенка, Виктория уставилась на крошечное, красное личико, обрамленное рыженькими волосиками, перевязанными бантом. Не могло быть никаких сомнений, что это дитя Вивьен.

— О, моя прелесть, — проворковала Виктория. — Сладенькая, драгоценная крошка…

— Дай-ка его мне, — деловито произнес Грант, стоя за ее спиной. — Головка болтается.

Уступив ему девочку, Виктория взяла письмо из рук кормилицы. Оно было написано рукой Вивьен и адресовано ей. Нахмурившись, Виктория сломала печать и прочитала письмо вслух:

— «Милая Виктория, как и обещала, отправляю тебе ребенка, поскольку сейчас я слишком занята, чтобы уделить ему необходимое внимание. Если тебе это не совсем удобно, найди кого-нибудь, кто позаботится об Изабелле. Я возмещу все расходы, когда вернусь в Англию. Моя любовь всегда с тобой… Вивьен».

Повернувшись к Гранту, Виктория увидела, что ребенок затих, уставившись круглыми немигающими глазами в смуглое лицо мужа. Малюсенькая ручка крепко сжала его палец. Девочка казалась ужасно маленькой на фоне широкой груди Гранта и, судя по всему, прекрасно чувствовала себя в его надежных руках.

— Не знала, что ты умеешь обращаться с детьми, — заметила Виктория, наблюдая за ними с удивленной улыбкой. Баюкая ребенка, Грант тихо сказал:

— Не умею я с ними обращаться. Просто у меня свой подход к рыжеволосым девицам.

— Могу поручиться за это. — Все еще хмурясь, Виктория погладила яркий хохолок на голове младенца. — Бедная Изабелла, — промолвила она.

— Вивьен приедет за девочкой? — спросил Грант, не сводя глаз с ребенка.

— Трудно сказать наверняка, но… — Виктория замолчала и посмотрела на мужа, обнаружив, что не в силах приукрасить правду. — Нет, — тихо сказала она. — Вряд ли она захочет, чтобы ребенок напоминал ей о прошлом… к тому же она никогда не стремилась стать матерью. Не думаю, что она когда-нибудь заберет девочку.

— Как же тогда быть?

— Ты не станешь возражать, если наша семья увеличится чуть раньше срока? — нерешительно спросила Виктория.

Грант с трудом поверил, что ему предлагают стать отцом незаконнорожденного ребенка Вивьен Дюваль. Она не нравилась ему раньше и вряд ли понравится в будущем. Но, глядя на маленькое личико, он не находил в нем ничего от Вивьен. Это трогательное, невинное дитя вызывало в нем инстинктивное желание защитить.

— Никто лучше нас не позаботится о ней, — вымолвил он, обращаясь скорее к себе, чем к Виктории.

Жена придвинулась к нему, обвив рукой его талию.

— Пожалуй, — с улыбкой согласилась она. — О, Грант… я нисколько не сомневалась, что ты согласишься. — Она привстала на цыпочки и поцеловала его. — Знаешь, ты ни разу не разочаровал меня.

Грант приготовился возразить, но, заглянув в сияющие голубые глаза, преисполнился такой любовью, что не смог произнести ни слова.

— Ни разу, — повторила Виктория, не спуская с него глаз. — Мне нравится в тебе все, до единой черточки.

— Именно поэтому, миледи, — мягко отозвался он, — я и женился на вас.





home | Мой верный страж | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 54
Средний рейтинг 4.9 из 5



Оцените эту книгу