Book: Солнце для Джона Рейна




Солнце для Джона Рейна

Барри Эйслер

Солнце для Джона Рейна

На стыке эпох они казались похожими на октябрьский гром, пустое обещание дождя, который не прольется на опустевшие поля.

Шосабуро Абе о самураях эпохи Мейдзи

Эта книга посвящается тем, кто никогда не сможет ее прочитать: отцу Эдгару, который сделал меня сильным; матери Барбаре, научившей разбираться в людях; брату Иэну, подарившему крылья, чтобы я мог летать.

Часть первая

Кто он, третий, идущий всегда с тобой?

Посчитаю, так нас двое: ты да я.

Но взгляну вперед по заснеженной дороге:

Там он, третий, движется рядом с тобой

В темном плаще с капюшоном.

И не знаю, мужчина ли, женщина.

Кто же он, идущий бок о бок с тобой?

Томас Элиот. «Бесплодная земля»

1

Быстрее метеора Гарри рассекал толпу людей, спешащих к началу рабочего дня. Я, отстав метров на двадцать, шел по противоположной стороне улицы и во все корки ругал неожиданную жару, обрушившуюся на Токио в октябре. Кажется, мои старания не прошли даром: работать с Гарри одно удовольствие: в любую щелку протиснется, ничего не упустит. При этом ведет себя вполне естественно, никто и не подумает, что мы приближаемся к объекту, который с поразительной быстротой идет по Догензаке в сторону станции Сибуйя.

Объект зовут Ясухиро Кавамура, он высокопоставленный чиновник, тесно связанный с либерально-демократической партией, или ЛДП, которая правит Японией чуть ли не со дня окончания Второй мировой.

В настоящий момент наш подопечный занимает пост заместителя министра землепользования в новом ведомстве Кокудокотсусо, образовавшемся после упразднения министерств строительства и транспорта. Очевидно, Кавамура кого-то там обидел, иначе я никогда бы о нем не узнал.

— Объект зашел в овощной Хигасимуры, придется обогнать, — послышался голос Гарри.

У каждого из нас по приемнику на микропроцессоре. Крошечные, они совсем незаметны в ушной раковине. Такого же размера микрофон спрятан за лацканом пиджака. Работают приемники на ультракоротких волнах, так что запеленговать невозможно, а если у кого и получится, сигнал зашифрован. Поэтому нам не нужно было держать друг друга в поле зрения, и в данный момент я знал, куда исчез Кавамура, хотя и шел далеко позади. Следить за объектом в одиночку — сущая морока; здорово, что у меня есть Гарри.

Когда до Хигасимуры оставалось метров двадцать, я свернул в одну из аптек, коих на Догензаке превеликое множество. Ничего удивительного: японцы просто помешаны на своем здоровье, борьба с микробами ведется в общенациональном масштабе. Многим срочно потребовалось купить по бутылочке тоника, который постоянно рекламируют по телевизору: в качестве активного компонента на этикетке указана вытяжка из женьшеня, а на самом деле обычный кофеин! Вот сараримэны, или попросту клерки с клеенчатыми портфелями и сосредоточенными лицами, подкрепляют силы перед рабочим днем в недрах какой-нибудь компании. Рядом молодые девчонки, похожие, словно инкубаторские цыплята: высветленные пероксидом волосы, дикий макияж, пустые глаза; всем своим видом красавицы демонстрируют пренебрежение к тому жизненному пути, что избрали для себя сараримэны, но взамен им предложить нечего. Вот седовласый пенсионер с морщинистым лицом, приехавший в Сибуйю, чтобы поразвлечься в одном из местных борделей. За свои утехи он заплатит кредитной картой с личного счета, а выписку спрячет от жены, которая прекрасно обо всем осведомлена.

Пусть Кавамура купит свои фрукты, а я сделаю вид, что выбираю эластичный бинт, благо в зеркальной витрине прекрасно видна улица. Зачем же Кавамура зашел в овощной? Неужели что-то заподозрил? Не нравится мне это, ох не нравится! Если бы не постоянный контакт, чтобы не спугнуть объект, Гарри пришлось бы споткнуться на ровном месте или завязать шнурок. Притаившийся в овощном Кавамура наверняка бы все заметил и укрепился в своих подозрениях. Атак Гарри неспешно пройдет мимо и остановится метров черед двадцать пять, когда я сообщу, что наш подопечный снова на улице.

Да, в овощной Кавамура свернул не случайно, но нас с Гарри на такой ерунде не проведешь. Мы профессионалы и отлично знаем, что следует предпринять.

Выйдя из аптеки, я пошел гораздо медленнее, чтобы Кавамура успел выйти из магазина. На душе было неспокойно: не слишком ли я близко? Если понадобится срочно ретироваться, то в каком магазине можно скрыться? А что, если со станции за нами следит охрана Кавамуры? В таком случае я точно привлек их внимание: сначала спешил, чтобы не отстать от объекта, а теперь едва передвигаю ноги. По пути на работу люди так себя не ведут. Гарри наверняка тоже заподозрили.

— Я в сто девятом, — сообщил мой помощник. Значит, он зашел в торговый центр «109», где находятся одноименный ресторан и модные бутики.

— Зря, — отозвался я, — на первом этаже бельевой отдел. Боюсь, будешь выделяться среди школьниц, выбирающих лифчики на вате.

— Вообще-то я хотел подождать у входа, — проговорил Гарри, и я представил, как он заливается краской.

У входа в «109»-й всегда много туристов и праздношатающихся бездельников.

— А я-то думал, тебе нужно белье, — пробормотал я, стараясь подавить улыбку. — Ладно, веди себя тихо и жди сигнала.

— Понял.

До овощного всего десять метров, а Кавамуры до сих пор не видно. Придется идти еще медленнее. Впрочем, я на противоположной стороне улицы, и объект вряд ли сразу меня заметит, так что можно остановиться и повертеть в руках сотовый. Заметит он, только если обернется, хотя благодаря унаследованным от отца азиатским чертам из толпы я не выделяюсь. А уж на чистокровного японца Гарри (сокращенно от Харриоси) вообще никто не обращает внимания.

Вернувшись в Токио в начале восьмидесятых, я со своими каштановыми волосами (мамино наследство) казался белой вороной. Пришлось срочно стать брюнетом. Но в последние несколько лет страна с ума сходит от русых волос, так что можно больше не краситься. Постоянно говорю Гарри, чтобы купил себе краску, однако его внешность не волнует. Да и недостатков у моего друга не так-то много: робкая улыбка, будто в ожидании удара промеж глаз, нервное моргание, по-детски пухлые щеки и черная грива жестких волос. Те же самые черты делают его совершенно заурядным, а в нашей работе это самое главное.

Тут из магазина вылетел Кавамура, и мне пришлось остановиться. Для японца наш объект довольно высок, а при ходьбе он подпрыгивает, что очень помогает слежке. Зато одет Кавамура в темный костюм, как девяносто процентов идущих по Догензаке мужчин, включая Гарри и меня, так что не стоит отпускать его слишком далеко.

Не успев отойти на более-менее приличное расстояние, Кавамура остановился, чтобы закурить. Я постарался ничем себя не выдать: плечи опущены, взгляд прилип к спине бредущего впереди — ну вылитый менеджер.

Немного помедлив, Кавамура пошел дальше.

Я растянул губы в кривоватой улыбке. Японцы никогда не останавливаются, чтобы прикурить, боясь потерять сотые доли секунды, которые к концу жизни перерастут в недели. Ветра нет, а значит, нет и объективной причины останавливаться. На душе у объекта неспокойно, что еще раз доказывает его вину.

В чем он виноват, я не знаю и выяснять не собираюсь. Обычно я задаю всего несколько вопросов: будущий объект — мужчина? С женщинами и детьми не работаю. Нанимали ли кого-нибудь еще? Дублировать чьи-то действия и функционировать в команде неинтересно, я привык работать один. И еще: в отличие от террористов я никогда не задеваю посторонних, а угрожающие письма и требования выкупа считаю проявлением некомпетентности. Иногда прошу независимого доказательства вины, чтобы убедиться, что невинные не пострадают.

Отсутствие такого доказательства за последние восемнадцать лет останавливало меня дважды. Однажды меня пытались подослать к брату редактора крупной газеты, в которой публиковались изобличающие статьи о коррупции в одной из префектур. В следующий раз в жертвы избрали отца молодого финансиста, который с излишним рвением пытался установить причину разорения своего банка. Самого редактора или финансиста я бы убрал с превеликим удовольствием, но у нанимателей имелись причины действовать иначе, и, зная мои принципы, они попытались ввести меня в заблуждение. Больше я на них не работаю.

Я не наемник и не самурай, хотя фактически и нахожусь в услужении. Отличительный признак самурая — безграничная преданность господину, и было время, когда, начитавшись романов и комиксов, я был верным вассалом Соединенных Штатов. Слепая любовь, особенно без взаимности, никогда не длится долго; горько разочаровавшись, я стал реалистом.

— Мы идем, — объявил я, проходя мимо «109»-го. Наклоняться к лацкану не приходилось: микрофоны достаточно чувствительны. Иначе опытный охранник вычислит меня в два счета. Не уверен, что за нами следит охрана Кавамуры, однако осторожность не помешает. Гарри узнает, что мы проходим мимо, и через секунду к нам присоединится.

Популярность сотовых несказанно облегчила нашу работу. Несколько лет назад любого, кто идет по улице и бормочет себе под нос, сочли бы невменяемым или шпионом иностранной разведки, а сегодня в таком поведении нет ничего странного.

В конце Догензаки горел красный свет, и, приближаясь к пересечению пяти улиц, люди пошли медленнее. Неоновые огни и массивные видеомониторы ярко освещали окрестные здания. Скрипя шинами, по перекрестку проехал дизельный грузовик. Сквозь толпу пробирался обливающийся потом уличный торговец, а у фонарного столба спал неопределенного возраста бездомный. Как он может дрыхнуть среди такого шума? Наверное, все дело в черном отчаянии или алкоголе...

В конце Догензаки всегда пробки, а в час пик, едва загорается зеленый, три сотни человек бросаются переходить улицу и еще столько же ждут в толпе. Итак, теперь надо толкаться и работать локтями. Я буду следовать за Кавамурой на расстоянии пяти метров, значит, между нами пройдут человек двести. Зная, что у нашего подопечного проездной, мы с Гарри заранее купили билеты, чтобы преодолеть турникет следом за ним. Конечно, контролеры все равно ничего не заметят (в час пик они едва справляются с бешеным напором толпы), так что прокомпостировать можно что угодно, хоть билет на бейсбол.

Зажегся зеленый, и толпы ринулись навстречу друг другу, словно на картине художника-баталиста. Кажется, в голове токийцев работает невидимый радар, помогающий не сталкиваться на улице. Увидев, что Кавамура пересек станцию, я бросился за ним. Когда мы проходили мимо кабинки контролера, между нами было пятеро. Сейчас нельзя отставать ни на шаг: как только подъедет поезд, на платформу высыпят шесть тысяч человек, а еще столько же набьются в вагон, отчаянно сражаясь за сидячие места. Иностранцы, считающие японцев вежливыми, никогда не ездили на токийском транспорте.

Растолкав недавно прибывших, мы успели как раз к закрывающимся дверям, из которых торчали локти и сумочки. С грохотом поезд исчез в темном туннеле, следующий подъедет минуты через две.

Кавамура вышел на середину платформы, а я держался неподалеку, стараясь особо не попадаться на глаза. Наш подопечный нервно оглядывался по сторонам, но если все же заметил Гарри или меня, то вряд ли придал этому особое значение: три четверти ожидающих совсем недавно шли по Догензаке.

Когда из туннеля показался поезд, Гарри прошел мимо меня, чуть заметно кивнув, мол, все, дальше действуешь сам. Как и договаривались, его помощь требовалась, пока Кавамура не сядет на поезд. В предыдущих операциях Гарри исчезал со сцены на одном и том же этапе. И на этот раз отработал он отлично и может отдыхать. Я свяжусь с ним позже, когда все будет готово.

Гарри считает меня частным детективом, и, не желая разрушать иллюзии, я порой поручаю ему следить за совершенно неинтересными мне людьми и никогда не упоминаю имен: еще ненароком прочитает в газете некролог и задумается. Иногда, кажется, помощник что-то подозревает, но вопросов не задает, и это главное.

Я вплотную приблизился к Кавамуре; теперь между нами лишь мужчина, приготовившийся штурмовать поезд. Начинается самая трудная часть операции. Если оплошаю, объект меня заметит, и незаметно подойти к нему во второй раз будет куда сложнее.

Опустив правую руку в карман брюк, я нащупал управляемый микропроцессором магнит размером и весом с двадцатипятицентовик. С одной стороны магнит покрыт темно-синей шерстяной тканью, совсем как сегодняшний костюм Кавамуры. При необходимости синий слой можно отлепить, тогда магнит станет серым, а этот цвет мой подопечный тоже очень жалует. Обратная сторона «монетки» липкая.

Вытащив магнит, я ловко зажал его в ладони. Теперь нужно выбрать подходящий момент, чтобы Кавамура ничего не почувствовал. Может, во время посадки в вагон? Отцепив вощеную бумагу, я обнажил липкий слой.

К платформе со свистом подъехал поезд, а Кавамура, достав из кармана сотовый, стал набирать номер.

Ну же, давай! Шагнув к нему, я прилепил магнит к пиджаку чуть ниже левой лопатки и тут же отошел. По телефону мой подопечный говорил всего несколько секунд, и из-за скрипа тормозов я ничего не расслышал. Интересно, кому он звонил? Хотя это уже не важно — через две, максимум три остановки дело будет сделано.

Двери открылись, и на платформу выплеснулся пассажирский поток. Когда он превратился в тоненькую струйку, выстроившиеся в две очереди люди хлынули внутрь. Казалось, включили гигантский пылесос: вагон откровенно напоминал пылесборник! Почти уверен, что поезд трещал по швам. «Двери закрываются!» — проговорил металлический голос, но никто не обратил внимания: народа набилось столько, что верхние поручни были совершенно ненужными. В такой тесноте упасть просто невозможно! Наконец двери действительно закрылись, и мы поехали.

Медленно выдохнув, я осторожно повернул голову. Шея хрустит, зато нервозности как не бывало. Со мной всегда так! Помню, в детстве мы жили в небольшом городке у моря. Там были высокие скалы, с которых так здорово прыгать в воду. Сначала я наблюдал за другими мальчишками, а однажды решил попробовать сам. Забравшись на вершину, я посмотрел вниз и похолодел от страха. Но за мной наблюдали приятели, так что отступать было нельзя. И тогда я решил: спрыгну — и будь что будет. Разбежавшись, я сиганул в воду. О последствиях я не думал, стараясь убедить себя в том, что даже если умру, это совсем не страшно.

Итак, Кавамура стоит в самом конце вагона, примерно в метре от меня. Интересно, зачем он держится за поручень? Так или иначе, нельзя спускать с него глаз.

Мне приказали, чтобы все выглядело естественно, хотя я так работаю всегда, поэтому и пользуюсь спросом. В клинике университета Дзикай Гарри раздобыл медицинскую карту Кавамуры, из которой мы узнали, что у нашего объекта так называемая блокада сердца, причем полная, и что жив он благодаря кардиостимулятору, установленному пять лет назад.

Быстрое движение — и я повернулся спиной к двери. Наверное, соседи по вагону посчитали меня невоспитанным. Да что делать: нужно достать электронную записную книжку, и совсем не хочется, чтобы кто-нибудь прочитал появляющиеся на экране надписи. В записной книжке (ультрасовременный компьютер по совместительству) имелась программа наподобие той, что используют врачи, тестируя кардиостимуляторы. С помощью инфракрасного генератора она подавала команды магниту с темно-синим шерстяным покрытием. В общем, все как в клинике университета Дзикай, за исключением того, что компьютер мой без проводов и миниатюрный, а я не приносил клятву Гиппократа.

Книжка была заблаговременно включена, но находилась в режиме ожидания, так что перевести ее в рабочее состояние было секундным делом. Я быстро взглянул на экран и, увидев «Параметры стимулирования», нажал на «Ввод», получив «Пороговое тестирование» и «Стандартное тестирование». Я выбрал первое, и на экране появился каталог параметров: частота пульса, длительность и напряжение. Снизив частоту до сорока ударов в минуту, я вернулся к предыдущему меню и переустановил длительность. По предварительной установке ток подавался каждые сорок восемь миллисекунд, что совершенно меня не устраивало. Теперь займемся напряжением... Кардиостимулятор работал под напряжением 8,5 вольта, а я стал плавно его уменьшать. Когда дошло до 6,5 вольта, на мониторе высветилось: «Вы уменьшили напряжение стимулятора на два вольта. Хотите продолжить?» Я выбрал «Да» и постепенно сбросил еще два вольта.

Когда поезд прибыл на станцию Йойоги, Кавамура вышел. Интересно зачем? Мне это только мешало: инфракрасное излучение действует лишь на близком расстоянии, а идти за объектом, одновременно изменяя настройки, будет очень непросто. «Черт, не хватило всего пары секунд», — подумал я, собираясь броситься следом. Но объект, оказывается, решил всего лишь пропустить тех, кто выходит, и встал около дверей. Через несколько секунд Кавамура вернулся, за ним вошли несколько новых пассажиров.



Когда благодаря моим стараниям напряжение снизилось до двух вольт, я получил предупреждение, что приближаюсь к минимальной величине и дальнейшее уменьшение опасно. Не обратив на это ни малейшего внимания, я сбавил еще полвольта и внимательно посмотрел на Кавамуру. Он по-прежнему стоял, вцепившись в поручень. Напряжение упало до одного вольта, и на экране высветилось: «Ваша команда понижает напряжение до минимума. Отменить?» Конечно, нет. Боже, еще одно всплывающее окно! «Вы установили минимальное напряжение. Подтвердите!» С удовольствием. После секундной паузы на экране появились жирные красные буквы: «Недопустимо низкое напряжение! Недопустимо низкое напряжение!»

Я закрыл книжку, однако отключать не стал. А что, если с первого раза не получится? Тогда я готов повторить еще раз.

К счастью, не пришлось. Когда поезд резко затормозил у станции Синдзюку, Кавамура чуть не упал на стоящую рядом женщину. Двери открылись, пассажиры хлынули на платформу, но мой подопечный не шелохнулся, одной рукой держась за поручень, а другой прижимая к себе пакет с фруктами. Спешащие к выходу сильно толкались. Кавамура прижался к стене у самых дверей (рот открыт, в глазах — страх и удивление), а затем стал медленно оседать на пол. Один из вошедших на Йойоги склонился над Кавамурой, желая помочь. Странно: это оказался европеец или американец среднего возраста, высокий, поджарый; элегантные очки придавали ему аристократический вид. Он тряс Кавамуру за плечи, но тот никак не реагировал.

— С ним все в порядке? — спросил я, делая вид, что поддерживаю Кавамуру за спину. Тем временем моя левая рука нащупывала магнит. Я спросил по-японски, надеясь, что белый не поймет и наше общение закончится.

— Не знаю, — ответил он и стал снова хлопать Кавамуру по щекам и трясти за плечи.

Надо же, по-японски говорит. Хотя какая разница; магнит от пиджака я уже отлепил. Все, операция завершена.

Я быстро вышел на платформу и постарался раствориться в толпе. Напоследок взглянув в окно вагона, я с удивлением заметил, что белый шарит по карманам Кавамуры. Неужели хочет ограбить? Следовало остановиться и рассмотреть получше, но пассажирский поток нес меня к эскалатору.

Может, вернуться? Нет, это слишком опрометчиво. И к тому же поздно: двери закрываются. Чья-то сумочка застряла в створках, они на мгновение открылись, на рельсы упало яблоко.

2

В Синдзюку я перешел на линию Маранучи и поехал в Огикубо, к западной административной границе Токио. Прежде чем доложить заказчику об успешном завершении операции, нужно убедиться, что за мной нет «хвоста». К тому же в той части города почти не бывает пробок и гораздо проще обнаружить возможных преследователей.

Вообще-то мы с Гарри очень осторожны, но я привык проверять все до конца. В Синдзюку народу столько, что можно не заметить, даже если за тобой следят десять человек. А вот на пустынной платформе с множеством переходов и эскалаторов все на виду. Да и сама поездка в Огикубо помогла мне расслабиться.

Раньше шпионы и те, на кого они работали, прибегали к всевозможным ухищрениям. Заказчик оставлял микрочип где-нибудь в дупле или в одной из книг в публичной библиотеке, а через некоторое время шпион его забирал. Заказчик и исполнитель никогда не встречались, вычислить их было непросто.

С появлением Интернета общение стало легче и безопаснее. Заказчики обмениваются зашифрованными объявлениями. Роль дупла сейчас исполняет какой-нибудь форум или чат. В Интернет я выхожу с сотового, который куплен на подставное лицо.

Большинство сообщений стандартные: имя, краткое досье, номер банковского счета и основные требования к работе. Телефон используется только для доклада об успешном завершении операции, и отчасти поэтому я отправился в Огикубо.

Прямо со станции я позвонил одному типу из ЛДП. Мне он представился как Бенни, так что полное имя скорее всего Бенихана. По-английски он говорит довольно бегло и, вероятно, какое-то время прожил в Штатах, на родном языке со мной не общается, наверное, считая, что по-английски строже и официальнее.

Мы никогда не встречались, однако общения по телефону хватило, чтобы у меня выработалась устойчивая антипатия. Я представлял его карьеристом, каких в японском правительстве хоть отбавляй. За целый день они не поднимают ничего тяжелее носового платка, а вечерами сгоняют лишний вес в элитных фитнес-клубах, где всегда тепло, светло и звучит приятная музыка. Укладывает волосы Бенни с помощью салонного геля, зато экономит на рубашках из немнущейся ткани и ярких галстуках, которые оптом скупает во время сезонных распродаж. Уверен, у него есть талисман вроде инкрустированной бриллиантами ручки, глядя на которую Бенни убеждается в собственной исключительности.

Да, я прекрасно знаю таких парней! Выскочки, мелочь пузатая, ничего толком не умеют. Больше всего им нравится ходить по дорогим борделям, где за определенную плату любая девушка готова его любить и слушать бесконечные рассказы о «работе государственной важности».

— Все готово, — сообщил я, предварительно задав контрольный вопрос и убедившись, что это действительно Бенни.

— Рад слышать, — отозвался он. — Проблем не возникло?

— Ничего серьезного, — после некоторой паузы сказал я, вспомнив высокого белого парня в метро.

— Правда? Вы уверены?

Я решил промолчать.

— Ну ладно, — недовольно проговорил Бенни. — Если что понадобится, вы знаете, как меня найти. Теперь я у вас в долгу.

Похоже, в детстве парень смотрел слишком много фильмов про шпионов, а повзрослев, продолжает играть в Джеймса Бонда. Как-то раз он предложил встретиться. Я сказал, что встреча произойдет, только если меня наймут, чтобы его убить. Бенни рассмеялся, но больше уговаривать не стал.

— Понадобиться может только одно, — заявил я, имея в виду деньги.

— Получите завтра, как обычно.

— Отлично, — равнодушно сказал я и отсоединился, машинально протерев трубку и клавиши. А вдруг люди Бенни вычислят, откуда звонок, и пошлют кого-нибудь снять отпечатки пальцев? Наверняка у них есть доступ к файлам участников войны во Вьетнаме, а мне бы очень не хотелось, чтобы Бенни узнал, что нанятый им убийца — это Джон Рейн, вернувшийся в Японию двадцать лет назад.

В то время благодаря появившимся на войне связям я работал на ЦРУ и следил за тем, чтобы средства из так называемого вспомогательного фонда попадали в надежные руки, вернее, в карман активистов правящей партии, которой уже в то время была ЛДП. ЦРУ тайком поддерживало консервативные политические течения отчасти из-за страха перед коммунистами, отчасти желая закрепить установленный во время оккупации контроль. А ради щедрых дотаций ЛДП была готова на что угодно, даже на то, чтобы стать консервативной!

По сути, я был просто кассиром, зато наладил отличные отношения с парнем по имени Миямото, одним из получателей щедрых даров дяди Сэма. У Миямото имелся коллега, весьма обиженный тем, что получает меньше, чем другие. Он постоянно требовал большего, а в случае отказа грозился поднять шум. Мой друг кипел от негодования: наглый коллега уже использовал подобную тактику и получил повышение, так что сейчас дело было в обычной жадности. Отчаявшись, Миямото предложил мне пятьдесят тысяч долларов за то, чтобы парень больше его не беспокоил. Однако все следовало сделать так, чтобы комар носа не подточил.

Предложение выглядело интересным, но хотелось проверить, насколько опасной может оказаться затея. Я сказал Миямото, что сам за такую работу не берусь, зато знаю кое-кого, кто поможет.

Этим человеком стало мое альтер эго, и со временем я уничтожил все, что напоминало о настоящем Джоне Рейне: прекратил использовать полное имя, сделал пластическую операцию, благодаря которой превратился в стопроцентного японца, стал по-другому стричься. Теперь я ношу очки в широкой оправе и похож на почтенного японского профессора, а не на солдата-полукровку, каким когда-то был. От своих коллег по ЦРУ стараюсь держаться подальше и после того, что случилось в Бу-Допе, ничуть об этом не жалею.

Миямото порекомендовал меня Бенни, в то время только начинавшего карьеру в ЛДП. У друзей Бенни были те же проблемы, что у Миямото. Некоторое время я работал на них обоих, но через десять лет Миямото вышел на пенсию и в том же году тихо умер в своей постели. С тех пор основным заказчиком стал Бенни, который выдает по три-четыре заказа в год и платит по сто тысяч за каждый. Кажется, очень много, но ведь существуют накладные расходы: экипировка, квартиры, которые приходится постоянно менять, взятки.

Бенни... Интересно, знает ли он о том, что случилось в метро? Высокий белый парень, роющийся в карманах распростертого на полу Кавамуры, был похож на попавшую в глаз песчинку: раздражал и не давал успокоиться. Просто совпадение? Может, он всего лишь искал паспорт или удостоверение личности? Это, разумеется, не лучший способ помочь тому, кто посинел от недостатка кислорода, да только неподготовленные люди в критических ситуациях часто ведут себя нерационально. А может, это охранник или связной Кавамуры, которому тот собирался что-то передать? Они могли заранее обо всем договориться... Вдруг именно ему мой бывший объект звонил со станции Сибуйя: «Я в третьем вагоне с конца, поезд уже отъезжает». Тогда ждавший в Йойоги связной знал, как быстро найти Кавамуру. Да, такое вполне возможно.

Вообще-то в моей работе совпадения происходят довольно часто — стоит повнимательнее приглядеться к людям: то, что издалека представляется простым и понятным, при ближайшем рассмотрении оборачивается сложным и запутанным, как лоскут ткани, если взглянуть на него в микроскоп.

Некоторые из моих подопечных занимаются темными делами, и в таких случаях совпадения еще чаще. Иногда приходится вести слежку параллельно с полицией, поэтому нужно быть осторожным и очень аккуратным. Частенько выясняется, что у объекта есть любовница, а то и вторая семья. Однажды владелец крупного казино, за которым я наблюдал целую неделю, бросился под поезд на глазах у нескольких сот человек. Заказчик был в восторге и заплатил даже больше, чем договаривались.

Я никак не мог отделаться от мысли, что Бенни что-то знает. Если бы существовал способ выяснить, что он нарушил один из трех постулатов и нанял кого-то еще, я бы нашел Бенни и призвал к ответу. Но раз реального способа узнать правду нет, придется успокоиться и хотя бы на время отложить эту проблему в сторону.

Деньги, как и обещал Бенни, прибыли на следующее утро, и целых девять дней прошли совершенно спокойно. На десятый позвонил Гарри и, представившись другом Коичиро, пригласил во вторник, в восемь вечера, в ресторан «Куп Шу», что в Синдзюку. Будет очень весело: вино, девочки... Я знал, что в разделе ресторанов «Желтых страниц Токио» нужно пропустить пять объявлений, значит, меня зовут в «Лас-Чикас», и прийти на пять дней и пять часов раньше.

Я люблю «Лас-Чикас», потому что почти все подходят к нему со стороны Аояма-дори и затеряться в толпе ничего не стоит. Перед входом есть небольшой дворик, каждый потенциальный посетитель как на ладони. Вокруг ресторана целая паутина аллей и переулков и ни одного тупика, где может затаиться недоброжелатель. Район ресторана я изучил как свои пять пальцев, поэтому могу быть уверенным, что в «Лас-Чикас» врасплох меня не застанут.

Кухня отличная, равно как и обстановка, горючая смесь Востока и Запада: острый рис по-индийски и бельгийский шоколад, черноволосая монголка с высокими скулами и дочь норвежских фьордов. Мне нравится, что этот ресторан хотя и стал очень модным, сумел сохранить свой неповторимый облик.

В «Лас-Чикас» я пришел на три часа раньше и сидел, потягивая коктейль. Не люблю приходить последним: во-первых, это невежливо, а во-вторых, если пришел последним, то первым не уйдешь.

Около трех со стороны Аояма-дори появился Гарри, однако заметил он меня, только войдя в ресторан.

— Как обычно, спиной к стене, — вместо приветствия проговорил мой помощник.

— Мне нравится вид...

Не раз и не два я объяснял Гарри, на что смотреть, когда заходишь в ресторан или кафе. Спиной к двери, как правило, сидят простые обыватели, а самые удобные места занимают важные птицы и те, кому есть чем рисковать. Последним — особое внимание.

С Гарри мы познакомились пять лет назад в одном из баров Роппонги, где он попал под горячую руку пьяным американским пехотинцам, а я убивал время до очередной операции. Иногда Гарри можно принять за слабоумного: совершенно несуразная одежда и дурацкая манера подолгу смотреть в одну точку. Именно пристальный взгляд вывел из себя американцев, один из которых громко пообещал «натянуть очки на желтую задницу», если Гарри не перестанет пялиться. Мой будущий помощник тут же послушался, но эта покорность еще больше распалила пехотинцев, которые вышли из бара вслед за ним. Когда до меня дошло, что странный очкарик не понимает, в какую переделку попал, я поспешил на помощь. Ненавижу тех, кто задирает слабых, это у меня еще с детства.

Так или иначе, вместо очкастого чудака американцам пришлось иметь дело со мной, и все закончилось не так, как им хотелось. Гарри был страшно благодарен.

Оказалось, этот парень — просто находка! Стопроцентный японец, он родился и вырос в США и на обоих языках говорил совершенно свободно. Гарри успешно окончил колледж и чуть позже аспирантуру по специальности «прикладная математика и кодирование». В аспирантуре он получил административное взыскание за то, что незаконно проник в центральную компьютерную систему колледжа, которую местный преподаватель кодирования считал неприступной для хакеров. Потом были неприятности с ФБР, когда пронырливые агенты сумели связать проблемы одного из крупнейших банков страны с кипучей деятельностью Гарри. О его проделках узнали в Агентстве национальной безопасности и пригласили работать в Форт-Мид[1] в обмен на обещание ликвидировать стремительно растущий список нарушений в области высоких технологий.

В АНБ Гарри проработал несколько лет, успешно взломав компьютерные системы крупнейших компаний и попутно узнав все секреты АНБ. В середине девяностых он приехал в Японию, получив должность системного администратора в международной консалтинговой фирме. Естественно, новые работодатели проверили его досье и пришли в восторг от полного отсутствия правонарушений, а блестящая характеристика из АНБ окончательно влюбила директоров и учредителей в скромного, похожего на подростка молодого человека.

Гарри был неисправимым хакером. В АНБ он откровенно скучал, потому что, несмотря на великолепное техническое оснащение, вся работа контролировалась правительством. В японской фирме тоже существовали четкие стандарты и правила. На каждом этапе, оберегая компьютерную сеть фирмы, мой друг оставлял лазейку, которой впоследствии рассчитывал воспользоваться. Без труда проникнув в личные компьютеры основных клиентов, он запасся бесценным материалом, из которого надеялся извлечь немалую пользу. За безобидной внешностью скрывалось холодное сердце профессионального взломщика.

Со дня знакомства я стал учить его азам своего ремесла. Бедный Гарри был в полном восторге от нашей случайной дружбы, и в его верности мне пока не приходилось сомневаться.

— Что стряслось? — спросил я, когда он присел за мой столик.

— Меня беспокоят две вещи. Уверен, ты в курсе.

— Внимательно тебя слушаю.

— Во-первых, у Кавамуры случился инфаркт в тот самый день, когда мы за ним следили.

Я пригубил коктейль.

— Знаю, это произошло прямо на моих глазах. Ужасное зрелище.

Гарри так и буравил меня глазами.

— Я читал некролог в «Дейли Йомиури», — сообщил он. — Его опубликовала дочь Кавамуры. Вчера состоялись похороны.

— Слушай, а не слишком ли ты молод, чтобы читать некрологи? — насмешливо спросил я.

Мой помощник пожал плечами.

— Я читаю все — это часть моей работы.

Чистая правда. Гарри держит руку на пульсе и умеет добираться до самой сути вещей.

— Что еще случилось?

— Во время похорон в квартире Кавамуры побывали незваные гости. Вот я и подумал: может, это тебя заинтересует?

Мое лицо превратилось в маску.

— Как ты об этом узнал?

Достав из кармана какой-то листок, Гарри протянул его мне.

— Взломал сеть Кейсацучо и прочитал информационное сообщение.

Кейсацучо — это вроде японского ФБР.

— Гарри, ты гений! Для тебя нет ничего невозможного!

Он только отмахнулся:

— Это же Соса, следственный отдел. В их файлы влезет и ребенок!

Совершенно с ним согласен, но лучше промолчу. Не вижу причин сообщать, что на протяжении многих лет я сам ежедневно знакомился с содержанием этих файлов.

Развернув листочек, стал быстро читать. Первым в глаза бросилось имя человека, который составил этот отчет: Тацухико Исикура. Тацу... Почему-то я не удивился.

Я познакомился с Тацу во Вьетнаме, куда его командировало японское Бюро национальной безопасности — одно из предшественников Кейсацучо. Согласно статье девятой послевоенной конституции, участвовать в вооруженных конфликтах Япония права не имела и могла лишь посылать небольшие группы специалистов на «стажировку». Вот правительство и командировало Тацу во Вьетнам составлять схему продвижения конвоев, которые КГБ направлял вьетконговцам. Меня, как свободно владеющего японским, приставили к нему сопровождающим.



Тацу был невысоким, плотненьким, с простоватым добрым лицом, а в глазах — кипучая энергия, проявлявшаяся в привычке выпячивать грудь и с бешеной скоростью срываться с места. Безликая послевоенная Япония безмерно его раздражала, а меня он считал чуть ли не героем.

О жене и двух дочерях Тацу рассказывал редко, но с большой гордостью. Гораздо позже я узнал, что в семье еще был мальчик, погибший при обстоятельствах, о которых безутешный отец предпочитал не рассказывать.

Вернувшись в Японию, мы некоторое время общались, однако потом в моей жизни появились Миямото и Бенни. У нового Джона Рейна друзей быть не могло.

Тем лучше и безопаснее, потому что у Тацу возникла навязчивая идея. Он считал, что на ЛДП работает наемный убийца. В конце восьмидесятых ему стало казаться, что слишком много главных свидетелей, финансовых реформаторов и молодых, но настырных противников политического статус-кво умирают естественной смертью. Наемный убийца, образ которого он нарисовал, был как две капли воды похож на меня.

Коллеги считали, что таинственный наемник существует только в воображении Тацу, а мерещащиеся повсюду заговоры лишь мешали его карьерному росту. С другой стороны, такое упорство по-своему его защищало: никому не хотелось, чтобы он умер естественной смертью, таким образом подтвердив собственную теорию. Наоборот, все наемные убийцы Токио желали Тацу здоровья и долголетия. Хотя, если он узнает слишком много, ситуация тут же изменится.

К счастью, пока мой бывший друг в безопасности. Но надолго ли? Я хорошо знал Тацу. Во Вьетнаме он овладел основами контрразведки гораздо быстрее американских коллег. Несмотря на «ознакомительный» характер поездки, Тацу приобрел множество ценных практических навыков. Вместо того чтобы целыми днями спокойно писать отчеты, он рвался на поле боя, в самую гущу событий.

Руководство пришло в ужас от такого усердия. Сколько раз Тацу мне жаловался, что никто не принимает его всерьез. Упорство, настойчивость и отвага так и пропали даром. Надеюсь, горький опыт чему-нибудь его научил.

Хотя верится с трудом. Тацу — настоящий самурай и будет служить господину, несмотря на обиды и жестокое обращение. Для таких, как он, нет ничего выше верности.

Странно, что Кейсацучо занимается расследованием взлома. Наверное, в смерти Кавамуры было нечто, привлекшее внимание Тацу. Уже не в первый раз мне казалось, что приятель смотрит на меня в старое зеркало, но видит лишь неясный силуэт и не может понять, кто перед ним.

— Ничего не говори, — прервал мои размышления Гарри. — Я знаю правила.

Я внимательно смотрел на своего помощника, словно определяя допустимую степень откровенности. Гарри может очень мне пригодиться. С другой стороны, об истинной сущности моей работы слишком много ему знать не следует. И того, что известно, более чем достаточно. Например, он видел, что отчет подписан Тацу, и вполне возможно, уловил сходство между таинственным убийцей и мной. Естественно, полной уверенности у него нет и быть не может, равно как и четкого представления о происходящем.

Да, Гарри способен стать настоящей проблемой.

— О взломе я не знал, а с этим Кавамурой вообще что-то не так...

Я рассказал о высоком белом парне из поезда.

— Если бы дело было в Нью-Йорке, я бы решил, что это карманник, — задумчиво протянул Гарри.

— Сначала я тоже так подумал, но что светит белому карманнику в Токио? Да на него, разинув рты, смотрят все прохожие!

— Может, этот парень и пришил Кавамуру?

Я покачал головой.

— Не думаю, слишком рискованно. Наверное, этот белый был чьим-то связным.

— Хорошо, допустим, все именно так... с каких пор Кейсацучо ведет расследования взломов?

— Чего не знаю, того не знаю, — честно произнес я. — Может, все дело втом, что Кавамура занимал высокий пост?

— Хочешь, чтобы я собрал информацию? — спросил Гарри.

Следовало промолчать, но мне претила мысль, что я дублировал чьи-то действия. Однажды со мной такое уже случалось... Неужели Бенни все же нанял кого-то еще? Гарри поможет мне установить правду.

— Ты ведь все равно будешь рыться в файлах Кейсацучо?

Парень потупился.

— Да, пожалуй. Не могу отказать себе в удовольствии.

— Тогда вперед! Найдешь что-нибудь интересное — сообщи. Только смотри, осторожнее! А то расслабишься и наделаешь глупостей!

Это предупреждение относилось к нам обоим.

3

Велев Гарри быть осторожным, я вспомнил Джимми Кахоуна, моего школьного приятеля. Он был Джимми до тех самых пор, пока не стал Клёвым Чокнутым.

Мы ушли в армию, едва нам исполнилось семнадцать. Помню, лейтенант потребовал письменное разрешение от родителей.

— Видите ту женщину? — спросил он. — Дайте ей двадцать долларов и попросите написать заявление от имени вашей матери.

Женщина согласилась. Позднее я понял, что так она зарабатывала себе на жизнь.

Мы с Джимми познакомились через его младшую сестру Дейдр. Очень красивая черноволосая ирландка в отличие от многих хорошо относилась к странному, застенчивому чужаку, каким я себя чувствовал в Драйдене. Один идиот сказал Джимми, что она мне нравится. Естественно, это было правдой, однако Кахоуну не хотелось, чтобы за сестрой увивался косоглазый парень. Он был крупнее меня, но я избил его до полусмерти. После этого Джимми меня зауважал, а мы с Дейдр начали встречаться, к тихому ужасу всего города.

Я сказал девушке, что, после того как вернусь из армии, мы поженимся, а она обещала ждать.

— Присмотри за Джимми, ладно? — попросила Дейдр. — Иногда он ведет себя совсем по-детски.

Мы с Кахоуном заявили лейтенанту, что хотим служить вместе, и тот обещал помочь. Не знаю, чья это заслуга, но все вышло, как нам мечталось. Сначала мы попали в подготовительный центр в Форт-Брагге, а потом в одну и ту же часть, где прошли инструктаж по совместной программе министерства обороны и ЦРУ, которая называлась «Профильное обучение». Наверное, это была шутка какого-то чиновника или неуклюжая попытка скрыть истинное назначение программы, потому что «Профильное обучение» подходило ей не больше, чем питбулю имя Ласточка.

Целью программы была подготовка кадров для разведки и диверсионной деятельности в Камбодже, Лаосе и Северном Вьетнаме. Выпускников отправляли в горячие точки на две-три недели, а порой и на месяц. Жить приходилось в походных условиях, не вступая в контакт даже с собственным командованием.

Мы были лучшими из лучших, маленькой мобильной группой, призраками, пробирающимися сквозь джунгли. Почти не спали и не пользовались инсектицидом, чтобы не почувствовали вьетнамцы. Все было очень серьезно.

Нас отправили в Камбоджу в то самое время, когда Никсон официально заявил, что уважает суверенитет этой страны. Если бы об операции кто-нибудь узнал, господину президенту пришлось бы признать, что он лгал не только конгрессу, но и всему народу. Поэтому наш отряд был не просто тайной, факт его существования категорически отрицался американским правительством. Порой приходилось брести по лесу нагишом, чтобы в случае атаки партизаны не нашли американского оружия или одежды. Иногда провизию не сбрасывали неделями: командование опасалось, что пилота могут сбить и взять в плен. Когда одного из нас убивали, семья получала телеграмму с сообщением: «Погиб на границе».

Сначала все шло хорошо. Перед каждой операцией мы подолгу обсуждали, что стоит делать, а что нет. Естественно, каждый слышал о том, что делают с пленными иностранцами камбоджийцы. Но в молодых сердцах не было места страху! Мы же профессионалы, готовые выполнить свой долг перед страной. Сейчас, вспоминая об этом, я начинаю истерически хохотать.

Клёвым Чокнутым Джимми стал после того, как заснул во время первой же перестрелки. Воздух бороздили трассирующие пули; сидя на корточках, мы вслепую стреляли по укрывшимся за деревьями камбоджийцам. Бой продолжался несколько часов, а подкрепление с воздуха мы вызвать не могли, потому что находились на запрещенной территории. «Да пошли вы!..» — громко выругался Джимми и заснул. Всем показалось, что это круто. «Как ты мог заснуть, чокнутый?» — недоумевали мы, когда перестрелка закончилась. «Я знал, что все будет клёво!» — сказал Джимми. С тех пор он и стал Клёвым Чокнутым. Думаю, кроме меня, его настоящего имени никто и не знал.

Джимми не только вел себя как чокнутый, но и выглядел по-идиотски. Еще подростком, упав с мотоцикла, он едва не лишился глаза. Врачи сделали все возможное, однако поврежденный глаз не мог сфокусироваться на определенной точке. Поэтому Джимми смотрел не в глаза собеседнику, а куда-то вдаль. «Всенаправленное трехмерное зрение», — с улыбкой сообщал он.

В школе Джимми был довольно общительным, а во Вьетнаме сильно изменился и стал серьезным. Однажды военный полицейский с немецкой овчаркой хотел задержать его за хулиганское поведение в баре. Сделав вид, что самого полицейского не замечает, Джимми уставился на овчарку. Произошло что-то странное — заскулив, бедная собака испуганно попятилась. Не на шутку струхнув, полицейский решил оставить моего друга в покое. Об этом происшествии ходили легенды, и мало кому хотелось связываться с парнем, которого боятся даже собаки.

В джунглях ему не было равных. Не человек, а животное, которое умеет говорить. От его всенаправленного глаза и немногословности остальным парням было не по себе. Но когда вертолеты с продовольствием улетали, мы испуганно жались к Кахоуну.

Внезапно мои боевые товарищи превратились в ожившие трупы.

«Будь они прокляты, прокляты, — твердил я. — Будь я проклят».

Срочно требовалась передышка, и я решил пойти на джазовый концерт в клуб «Альфи». С тех пор как в шестнадцать лет я купил первую пластинку Билла Эванса, джаз стал для меня панацеей от всех бед.

У «Альфи» выступают джазисты со всей страны и иногда любители. Клуб мне очень нравится, потому что там всегда темно, никто ни на кого не обращает внимания, и, главное, играют отличный джаз. Небольшой зал с низкими потолками рассчитан всего на двадцать пять посетителей, и на концерт можно попасть только по предварительной записи. Такой роскоши при моей нынешней жизни я позволить себе не мог, зато хорошо знал хозяйку клуба — очень полную женщину с толстыми, как сосиски, пальцами и походкой вперевалочку, которая лет тридцать назад могла казаться сексуальной. Флиртовать с мужчинами ей было уже поздно, но она все равно флиртовала и была страшно благодарна за знаки внимания. Уверен, свободных месту «Альфи» сегодня не будет, зато я всегда могу рассчитывать на место в сердце Мамы, как я в шутку называл хозяйку.

Клуб находился в Роппонги, и я решил поехать на метро, не забывая об элементарных мерах безопасности. Перед тем как выйти из вагона, как обычно, выждал, пока не опустеет платформа. Кажется, за мной никто не следит, значит, со спокойным сердцем можно окунуться в ночную жизнь города.

Роппонги — больше чем просто район Токио. Это пряный коктейль из денег, секса и культур самых разных народов. Здесь полно проституток из Европы, приехавших в Японию, чтобы стать моделями. Ярко накрашенные, в туфлях на высоком каблуке, они лениво прохаживаются перед витринами бутиков, надеясь поймать клиента пожирнее. Лица у них пустые и надменные, а вид жалкий. На их фоне особенно хороши японские девушки с гладкой загорелой кожей и длинными волосами, похожими на крылья хищных птиц. Это приживалки. В обмен на любовь богатые бойфренды дарят им сумочки от Виттона и костюмы от Шанель. Дотошные иностранцы продают все, что угодно: от иголки до слона, а бойкие старушки дергают за рукав прохожих, упрашивая «сфотографироваться для семейного альбома». Кто-то сломя голову несется по улице, будто в Роппонги есть куда спешить, а некоторые, наоборот, фланируют, словно ожидая появления знаменитости. Хищники и жертвы — все холодные и насквозь фальшивые.

Клуб «Альфи» находится слева от станции, но я взял за правило подходить к нему с другой стороны, делая огромный крюк. Зазывалы уже были на местах, протягивая листовки, на которые я не обращал никакого внимания. Спустившись по Гайенхигаси-дори, я оказался перед кафе «Миндаль», а затем свернул в проулок, параллельный Роппонги-дори.

Мимо проехал красный «феррари» — живое напоминание о бурных временах, когда богачи скупали полотна импрессионистов, в которых ничего не понимали, и земельные участки в странах, о которых никто не слышал. О, канувшая в Лету эпоха дорогих вин, выпивавшихся за один вечер, миллионных ставок на лошадей и фамильные драгоценности, которые мужчины дарили прекрасным дамам, при этом желая остаться неизвестными!

Срезав на Роппонги-дори, я вошел в здание, где находился клуб, и на лифте поднялся на пятый этаж.

Как я и предполагал, перед дверью в клуб «Альфи» толпились люди. Сама дверь была замечательная: вся оклеенная афишами, причем не только новыми, но и совсем старыми, на которых рекламировались концерты, проходившие в клубе несколько лет назад. Парень с зализанными гелем волосами проверял приглашения. «Как вас зовут?» — спросил он, как только я вышел из лифта. Выслушав признание, что на мое имя место не заказано, контролер тут же потерял ко мне интерес. Пришлось соврать, что на концерт я не пойду, а в клуб пришел для того, чтобы встретиться с Мамой. Не соблаговолит ли милый юноша ее позвать? Скажите, что старый друг... Парень кивнул и скрылся за дверью. Через пару минут ко мне вышла Мама. Вид у нее был довольно решительный. Похоже, она приготовилась дать по-японски вежливый, но твердый отказ очередному любителю джаза. Потом она увидела меня, и на широком лице тут же заиграла улыбка.

— Джун-сан! Сколько лет, сколько зим! — воскликнула Мама, сметая с юбки невидимые пылинки.

Джун — это сокращенное Джунучи, именно так звучит мое японское имя, превращенное американцами в Джона. Низко поклонившись, я тепло улыбнулся в ответ и сказал, что случайно оказался в Роппонги и решил зайти. Предварительной брони у меня нет, и раз у «Альфи» сегодня столько посетителей, то даже не смею просить...

— Да хватит тебе! — перебила Мама.

Протолкнув меня в зал, она бросилась к бару и схватила с полки мою личную бутылку виски. Увидев, что я стою у входа как вкопанный, хозяйка показала на неприметный столик в самом углу.

Подсев ко мне, она налила виски и спросила, один я или с подругой. Ну и лиса! Я всегда хожу один. «Мне повезло!» — подмигнула Мама, и мою усталость как рукой сняло. Да, недаром мне нравится этот клуб. В последний раз я был здесь два месяца назад, а она помнит, где стоит моя бутылка!

Столик располагался совсем рядом с небольшой сценой. В зале царил полумрак, неяркая лампа освещала пианино и крошечный участок сцены. Входа почти не видно... впрочем, капризничать не стоит.

— Я так соскучился! — по-японски сказал я. — А кто сегодня выступает?

— Молодая пианистка, — доверительно сообщила Мама, накрыв мою руку своей. — Зовут ее Мидори Кавамура. Она будет настоящей звездой и в эти выходные выступает в «Синем клоуне». А ты сможешь похвастаться, что уже видел ее у «Альфи»!

Кавамура — фамилия весьма распространенная, так что это наверняка совпадение.

— Я о ней слышал, хотя на выступлениях не бывал. Что за птица?

— Девочка — просто чудо. Играет, как разъяренный Телониус Монк[2]. Настоящий профессионал, не то что некоторые! На прошлой неделе похоронила отца, но продолжает выступать, ни одного концерта не сорвала.

Вот так ситуация!

— Очень жаль... — медленно проговорил я — Как это произошло?

— Во вторник утром случился инфаркт в метро, прямо на линии Яманоте. У отца бедной Мидори было больное сердце. Нужно благодарить небеса за каждый день, что живешь на свете, не правда ли, Джун? А вот и она сама! — Потрепав меня по плечу, Мама выскользнула из-за стола.

Обернувшись, я увидел, как Мидори и ее музыканты торопливо выходят на сцену. Словно пытаясь избавиться от наваждения, я покачал головой. Надо же, пришел к «Альфи», чтобы забыть о Кавамуре, а что получилось? В любимом клубе натыкаюсь на его призрак. Хотелось встать и уйти, но это было бы слишком подозрительно.

Меня распирало какое-то странное любопытство, будто я, виновник автомобильной катастрофы, проматываю назад пленку с ее записью и не могу оторваться...

Мидори садилась за пианино, а я внимательно изучал ее лицо. На вид слегка за тридцать, прямые волосы до плеч, блестящие в неярком свете лампы, черный пуловер с короткими рукавами, надетый будто специально, чтобы подчеркнуть молочную белизну рук. Глаза искусно подведены, и больше никакой косметики. Хотя ей макияж не нужен: девушка красива и знает об этом.

Собравшиеся замерли в предвкушении, а я подался вперед. На секунду пальцы Мидори замерли над клавишами. «Раз, два; раз, два, три!» — негромко скомандовала она, и полутемный зал «Альфи» наполнили рваные аккорды джаза.

Для затравки Мидори и ее джазисты исполнили «Его больше нет», старый этюд Билла Эванса. Отличная вещь, и играла девушка просто замечательно. Хотелось не только слушать, но и смотреть на Мидори, которая казалась частью музыкальной композиции. Однако я отвел глаза...

Мой отец погиб, когда мне только-только исполнилось восемь. Его застрелил реакционер во время уличной демонстрации, которые сотрясали Токио после того как в 1960 году правительство Киси ратифицировало японо-американское соглашение о безопасности. Мы с отцом никогда не были особенно близки; по-моему, из-за меня они с мамой частенько ссорились. Хотя в восемь лет я все равно долго и безутешно рыдал о потерянном папе.

После его смерти нам с мамой пришлось нелегко. В свое время она была штатным юристом в государственном департаменте, когда в Токио стояли войска под командованием генерала Макартура, и участвовала в создании конституции, призванной сделать послевоенную Японию такой, какой желали США. А отец тогда работал в команде премьер-министра Йосиды и занимался переводом конституции на японский, стараясь хоть как-то смягчить ее основные положения.

Новая конституция была принята в мае 1947 года, и вскоре после этого роман моих родителей стал достоянием общественности. Разразился скандал, государственный департамент США и правительство Японии были уверены, что именно по вине моих родителей послевоенная конституция получилась не такой, как им хотелось. Маму с треском выгнали с работы, и после свадьбы она осталась в Японии.

Узнав о случившемся, мои американские бабушка с дедушкой перестали с ней общаться. Обидевшись на родителей и страну, мама постаралась стать японкой и даже выучила язык. С гибелью отца она потеряла вторую родину и новую жизнь, которую строила с таким трудом.

Интересно, а Мидори дружила с отцом? Наверное, нет. Вряд ли Кавамура одобрил решение дочери стать пианисткой. Возможно, они даже ссорились... Если да, то успели ли помириться? Или так и остались чужими, не сказав друг другу самое важное?

Да что это со мной? Какая разница, ладила Мидори с отцом или нет? Она хорошенькая, вот и распустил слюни. Все, хватит, нужно взять себя в руки!

Я огляделся по сторонам. Любители джаза сидели парами и небольшими группами.

Страшно захотелось уйти из клуба туда, где не будут терзать воспоминания.

Только где найти такое место?

Я стал слушать джаз, цепляясь за резкие, отрывистые ноты в попытке выбраться из черного болота депрессии. От выпитого на голодный желудок виски закружилась голова, белые руки Мидори слились в расплывчатое пятно, клуб «Альфи» кружился в фиолетовой дымке все быстрее и быстрее, пока длинные пальцы не замерли над черно-белыми клавишами, а зал не взорвался аплодисментами.

Через секунду трио Мидори устроилось за маленьким столиком, зарезервированным специально для них, и к ним подсела Мама. Уйти, не засвидетельствовав почтения хозяйке, я не мог, а останавливаться у столика Мидори не хотелось. Привлекать к себе внимание совершенно незачем, так что придется дождаться окончания концерта.

«На самом деле тебе хочется услышать второе отделение», — подумал я. Так оно и было. Как и любой джаз, музыка Мидори целительно действовала на мою истерзанную душу. Поэтому я прослушаю второе отделение, тихонько уйду, а потом буду с удовольствием вспоминать сегодняшний вечер.

Так-то лучше, только хватит рассуждать о ее отце, ладно?

Краем глаза заметив, что ко мне идет Мама, я широко улыбнулся.

— Ну, что скажешь?

— Разъяренный Телониус Монк! — повторил я, наливая виски из полупустой бутылки. — Ты, как всегда, права, она будет звездой!

Темные глаза заблестели.

— Хочешь с ней познакомиться?

— Спасибо, сегодня больше хочется слушать, чем говорить.

— Ну и отлично, Мидори будет говорить, а ты слушать. Женщины любят внимательных мужчин. В наше время это такая редкость!

— А если я ей не понравлюсь?

— Она про тебя уже спрашивала!

Черт!

— И что ты сказала?

— Ну, будь я помоложе, то наврала бы, что ты женат и имеешь пятерых детей, — засмеялась Мама, зажав рот рукой. — Но раз я уже старуха, то пришлось признаться, что ты очень любишь джаз, а сегодня пришел специально для того, чтобы ее послушать.

— Большое спасибо, — промямлил я, понимая, что теряю контроль над ситуацией.

— И что дальше? — откинувшись на спинку стула, улыбнулась Мама. — Неужели не хочешь познакомиться? Мидори сказала, что она не против.

— Мама, ты меня разыгрываешь, ничего она такого не говорила!

— Что? Смотри, девушка тебя ждет! — Мама повернулась и помахала Мидори, и та улыбнулась.

— Пожалуйста, не надо! — взмолился я, прекрасно понимая, что ничего не добьюсь.

Улыбка мгновенно слетела с широкого лица, и Мама схватила меня за руку.

— Хватит кривляться! Подойди и поздоровайся!

Ну и ладно, все равно мне нужно в сортир.

Нехотя поднявшись, я подошел к столику Мидори. Похоже, она знала, что рано или поздно Мама меня притащит, но не подала вида. Боже, какие у нее глаза! Колдовские, прожигающие насквозь, непроницаемые!

— Большое спасибо за музыку! — выдавил я. — Сегодня она спасла мою душу.

Бас-гитарист, весьма импозантная личность в черно-белых одеждах, с длинными бачками, презрительно фыркнул, и я подумал, что между ним и Мидори что-то есть. Девушка улыбнулась, давая понять, что к комплиментам давно привыкла.

— Благодарю вас, — церемонно сказала она.

— Да нет, я серьезно! Ваша музыка — настоящее противоядие от лжи, очень честная и естественная, как сама жизнь.

Боже, что за чушь я несу!

Гитарист раздраженно покачал головой:

— Мы играем не для того, чтобы спасать души, а из любви к джазу.

В глазах Мидори мелькнуло разочарование. Да, похоже, у этих двоих не все гладко!

Впрочем, какая мне разница?

— Но ведь джаз очень похож на секс, — возразил я, обращаясь к гитаристу. — Насладиться им можно только вдвоем.

От удивления глаза парня стали совсем круглыми, а Мидори поджала губы, словно пряча улыбку.

— Очень рада, что мы смогли вам помочь, — многозначительно проговорила она.

Взглянув на девушку, я попытался понять, что именно она имела в виду, но ничего не вышло. Пришлось ретироваться в уборную, которая в этом заведении была не больше телефонной будки. Надо же, в джунглях Камбоджи выжил, а на Мамин крючок попался!

Я вернулся в зал и, благодарно улыбнувшись Маме, сел за свой столик. Услышав, как хлопнула дверь, быстро повернул голову, а через тысячную долю секунды снова смотрел на Мидори. Такая реакция вырабатывается только после многолетних тренировок, помогая маскировать истинный интерес.

Вошел белый парень из метро. Тот самый, что обыскивал мертвого Кавамуру.

4

На брелке я ношу несколько необычных предметов: три миниатюрные фомки, которые непосвященный примет за зубочистки, и украденное из стоматологического кабинета зеркальце. Посмотреть в него можно совсем незаметно, особенно если наклониться вперед и опереться на локоть.

Началось второе отделение, но на этот раз мне было не до джаза. Периодически поглядывая в крошечное зеркальце, я видел, как незнакомец о чем-то спорит с хмурящейся Мамой. Нетрудно догадаться, о чем она ему говорит: мол, мест нет и врываться в клуб посреди концерта не совсем вежливо. Вот белый полез в нагрудный карман и продемонстрировал Маме его содержимое. Великодушно улыбнувшись, она махнула рукой в сторону дальней стены. Белый тут же послушался.

Чем же он подкупил хозяйку? Удостоверением инспектора налоговой полиции? Значком полицейского? Я следил за парнем все второе отделение, однако вел он себя вполне безобидно.

Когда концерт закончился, я принял решение. С одной стороны, если этот белый пришел сюда за Мидори, то стоит подождать и убедиться, что это именно так. С другой — если он связан с Кавамурой, то может знать, что инфаркт спровоцирован. Неужели он запомнил мое лицо? Ведь мы с ним всего парой слов обмолвились... Риск невелик, но, как любил говорить Клёвый Чокнутый, за ошибки приходится дорого платить. Теоретически кто-то может знать, как я сейчас выгляжу, и прорваться сквозь кокон анонимности, который я так старательно сплел.

К тому же если я останусь выяснять, чем кончится общение белого и Мидори, то не смогу проследить за ним, когда он выйдет из клуба. Придется ехать в рассчитанной на пятерых кабине лифта, где он точно меня узнает, или сломя голову бежать вниз по лестнице. Если белый выйдет на улицу первым, то я наверняка его потеряю, потому что бурный поток пешеходов на Роппонги-дори тут же унесет его прочь.

Как ни обидно, придется отчалить первым. Когда аплодисменты стихли, я увидел, как белый пошел к сцене. В этот момент несколько гостей тоже собрались уходить, и, спрятавшись за их спинами, я двинулся в сторону выхода.

К сожалению, пришлось вернуться, ведь нужно отдать свою бутылку Маме и еще раз поблагодарить за то, что пустила на концерт.

— Видела, ты разговаривал с Кавамурой, — лукаво улыбнулась она.

— Да, все прошло замечательно!

— Почему уходишь так рано? Являешься раз в год, да и то...

— Обещаю исправиться, но на сегодня у меня другие планы.

Хозяйка пожала плечами, разочарованная тем, что я остался равнодушным к ее чарам.

— Кстати, — будто между прочим спросил я, — что за белый зашел в середине второго отделения?

— Журналист, — объявила Мама, вытирая стакан, — хочет написать статью о Мидори, вот я и разрешила ему остаться.

— Журналист? А из какой газеты?

— Из американского журнала, названия не помню.

— Мидори повезло: она действительно будет звездой. — Я потрепал хозяйку по плечу. — Спокойной ночи, Мама! Надеюсь, скоро встретимся.

Быстро спустившись по лестнице, я зашел в супермаркет «Мейдия» и сделал вид, что выбираю шампанское. Так, «Вдова Клико» 1988 года, очень здорово, но тридцать пять тысяч иен явно не стоит. Краем глаза я смотрел в окно, наблюдая за лифтом клуба «Альфи».

По привычке я огляделся по сторонам, высматривая, где можно устроить засаду на посетителей «Альфи». Теоретически на улице есть стоянка, однако машин всегда столько, что на свободные места рассчитывать не приходится. Совсем рядом с супермаркетом телефонная будка, которую сейчас занял коротко стриженный японец в черной кожаной куртке и больших солнечных очках. Он был в будке еще когда я вышел из клуба, и сейчас стоит, внимательно смотрит на вход в «Альфи».

Белый парень покинул клуб минут через пятнадцать и свернул по Роппонги-дори направо. Я решил проследить, как поведет себя японец из телефонной будки, и тот не заставил долго ждать: повесил трубку и двинулся в том же направлении.

Я вышел из магазина и увидел, что японец уже перебрался на ту сторону Роппонги-дори, по которой шел белый. Да, шпионить парень явно не умеет: сорвался с места, как только журналист вышел из «Альфи»; прежде, не отрываясь, смотрел на здание клуба, а сейчас даже не отошел на приличное расстояние, позволив мне следить за ними обоими. А может, этот японец — телохранитель белого? Хотя вряд ли: телохранители не отступают от своих подопечных ни на шаг и вообще ведут себя иначе.

Когда странная пара свернула на Гайенхигаси-дори, японец отстал от репортера метров на десять. Мне пришлось бежать через дорогу, потому что уже зажегся красный.

«Что за глупость! — подумал я. — Зачем мне это? А если в операции участвует кто-то еще и весь процесс снимается на камеру? Так и засветиться недолго!»

Может, это козни Бенни? Сначала нанял дублера, а теперь издевается. Знает ведь, что я обязательно все проверю.

Я шел за ними несколько кварталов — ни белого, ни японца не волновало, что творится за спиной. Журналист слежки вообще не замечал: не оборачивался, не останавливался, словом, не делал ничего, чтобы заставить преследователя разоблачить себя.

На окраине Роппонги толпа начала редеть, и белый зашел в кафе быстрого обслуживания «Старбакс». Верный своему непрофессионализму, японец занял телефонную будку в нескольких метрах от кафе, а я, перейдя черед дорогу, укрылся в «Бургер-хаусе», где меню полностью соответствовало названию, и сел за столик у окна.

Похоже, японец из будки работает один. Если бы он был с командой, то напарники наверняка бы друг друга сменяли. По пути в кафе я несколько раз оглядывался и никого не заметил. Вряд ли коллегами парня были профессионалы, иначе я бы их точно вычислил.

Удобно устроившись у окна, я наблюдал за репортером, который потягивал колу и то и дело смотрел на часы.

Он либо кого-то ждет, либо просто убивает время перед встречей.

Я не ошибся и через полчаса увидел спешащую по улице Мидори. Заметив вывеску «Старбакс», девушка тут же зашла в кафе.

Тем временем японец достал из кармана сотовый, нажал на какую-то кнопку и поднес к уху. Да, очень естественное поведение для человека, который стоит в телефонной будке... Я заметил, что он пользовался ускоренным набором, значит, на этот номер звонит часто.

Когда Мидори подошла к столику, белый встал и отвесил поклон. Очевидно, передо мной человек, который прожил в Японии достаточно долго, чтобы познакомиться с ее традициями и культурой. Мидори тоже поклонилась, но как-то скованно. Похоже, они знакомы совсем недавно, думаю, в первый раз встретились у «Альфи».

Когда я перевел взгляд на японца, он оторвал трубку от уха и оглядывался по сторонам. Значит, говорит, где находится.

Журналист предложил Мидори сесть и кивнул в сторону прилавка, однако девушка отрицательно покачала головой. Делить с ним хлеб пока не готова.

Я наблюдал за ними минут десять. По ходу беседы жесты незнакомца становились все более умоляющими, а Мидори, наоборот, сидела, поджав губы, а потом встала, поклонилась и стала пятиться к выходу. Белый отвесил поклон скованно, даже застенчиво.

За кем теперь следить? Пусть решает японец из телефон ной будки.

Мидори вышла из кафе и пошла обратно по направлению к Роппонги. Японец проводил ее взглядом, но даже не шелохнулся. Значит, ему нужен белый.

Незнакомец ушел сразу за Мидори, мы с японцем следом, причем в том же порядке, в каком пришли в кафе. Я проводил их до станции метро, держась на приличном расстоянии, пока не пришел поезд на Ебису. Спрятавшись в самом конце вагона, я повернулся к окну и наблюдал за ними, пока поезд не остановился и оба не вышли.

Я вышел секундой позже, надеясь, что белый пойдет в противоположную сторону, но он шел ко мне. Черт! Постепенно сбавив шаг, я остановился у карты метрополитена и наклонил голову так, чтобы ни журналист, ни японец не разглядели моего лица.

Было довольно поздно, и на Ебису вышли всего несколько человек. Пришлось подождать, пока японец и белый поднимутся по эскалатору и уйдут со станции метров на двадцать.

На границе Дайканямы, одного из престижных спальных районов Токио, журналист свернул в сторону большого многоквартирного дома и, открыв дверь электронным ключом, быстро вошел. Японец продвинулся на несколько метров дальше и, достав сотовый, нажал на кнопку и произнес несколько слов, затем с чувством выполненного долга вытащил пачку сигарет и закурил.

Нет, этот парень явно не работает на белого, как мне и казалось раньше. Он за ним следит.

Притаившись на небольшой частной стоянке, я стал ждать. Через пятнадцать минут к дому с оглушительным грохотом подкатил гоночный мотоцикл, которым управлял седок в пронзительно алом шлеме. Японец из телефонной будки что-то ему сообщил, пристроился на заднем сиденье, и оба умчались в ночь.

Можно с уверенностью сказать, что журналист живет в этом доме, но здесь сотни квартир, как же его искать? Выходов тоже как минимум два, поэтому и караулить бесполезно. Осталось узнать номер дома, и можно возвращаться в метро.

5

Спустившись в подземку, я перешел на линию Хибия и проехал до одноименной станции. Теперь на линию Мита и домой! Всегда езжу в обход: осторожность превыше всего.

Заглянув в музыкальный магазин «Цутая», я прошел мимо подростков в отвратительных нарядах, ритмично кивающих головой в такт музыке. Укрывшись в глубине зала, я стал рыться на полках с дисками, не забывая при этом регулярно оглядываться на дверь.

Просмотрев классику, я перешел к джазу. Интересно, а у Мидори есть свой диск? Да, есть, и называется он «В другой раз». На обложке ее фотография: скрестив руки на груди, девушка стоит в островке света. Так, проверим, что за фирма выпустила диск. Название незнакомое. Мама права: Мидори пока не звезда, хотя скоро ею станет.

Собравшись поставить диск на место, я моментально себя одернул: «Боже, это всего лишь диск! Если нравится, купи». А если меня запомнит продавец? Захватив еще один джазовый альбом и концерты Баха, я решительно пошел к кассе. Теперь нужно выбрать самую длинную очередь с самым усталым кассиром, желательно мужчиной. Расплачусь наличными. Скорее всего кассир машинально отмечает тех, кто берет сразу несколько дисков, но, надеюсь, расспрашивать его никто не станет.

Проверив, нет ли слежки, я понес диски домой. Сейчас я живу в Сенгоку — северо-восточной части города. Совсем рядом остатки старого Токио, которые местные называют ситамачи, или нижний город. Этот древний район пережил страшное землетрясение 1923 года и военные бомбежки. Ночная жизнь Сенгоку сосредоточена вокруг маленьких баров, супермаркетов почти нет, равно как и временных жильцов. В основном здесь обитают едоко, настоящие токийцы, которые из поколения в поколение работают в небольших лавочках и ресторанчиках. Слово «сенгоку» означает «тысяча камней». Не знаю, откуда взялось это название, но мне оно нравится.

Именно этот район я считаю домом. После смерти отца мама увезла меня в Штаты. Думаю, испытав много горестей и бед, ей хотелось быть поближе к родителям, которые, казалось, были не против примирения. Мы поселились на севере штата Нью-Йорк, в городке под названием Драйден.

Мама стала преподавать японский в Корнелльском университете, а меня отдали в школу.

Драйден — рабочий городок, где живут в основном белые, так что азиатские черты и плохое произношение сделали меня любимцем местных хулиганов. Первые навыки партизанской войны я получил от туземного населения Драйдена: мальчишки охотились за мной стаями, а я им мстил, отлавливая поодиночке. В общем, партизаном я стал задолго до того, как попал в Дананг.

Синяки и разбитые коленки огорчали маму, но она была слишком занята работой в университете и налаживанием отношений со своими родителями. А мне каждую ночь снилась Япония.

Вырос я городским пугалом, а скрывать свою индивидуальность научился намного позже. Сенгоку потряс меня до глубины души. В этом районе о соседях знают все: как зовут, чем живут. Сначала мне было так неуютно, что я подумывал переехать в западную часть города. Запад — это сердце Токио, которое совершенно чуждо остальной Японии. Жизнь бьет там ключом, много шумных, ярко одетых людей, опьяненных собственной энергией. Короче говоря, царство спасительной безвестности.

Наверное, старый Сенгоку обладает какой-то магией, потому что уехать я не смог. Мне нравилось гулять вечерами по маленькой торговой улице, где дома покрашены в красный и зеленый. Там всегда празднично, даже унылыми зимними вечерами. В самом конце улицы находится небольшой магазинчик, который содержит пожилая пара. Увидев меня, они говорят: «Добро пожаловать домой!», а не «Доброе утро!» или «Добрый вечер!» А еще здесь есть свой видеоцентр с большой желтой вывеской, принадлежащий пухленькой смешливой старушке. Дверь в магазин гостеприимно открыта: хозяйка не боится ни воров, ни холода.

Ассортимент невероятной широты: от Диснея до казарменной порнографии, и каждый день с двенадцати до десяти вечера хозяйка, словно ожившая статуэтка Будды, сидит в своем магазинчике и, поставив у кассы телевизор, смотрит новинки кинопроката.

Здесь живет Женщина-осьминог, которая продает такояки, или жареных осьминогов, прямо из окна собственного дома. Годы и однообразная жизнь сделали ее лицо похожим на осьминожье. Услышав, как она топчется у плиты, местные сорванцы кричат, подмигивая друг другу: «Смотри, смотри, настоящая Женщина-осьминог!»

А вот дом Ямады, учителя музыки. Теплыми летними вечерами из окон льются неспешные звуки фортепиано, и, возвращаясь с прогулок, люди часто останавливаются, чтобы послушать.

В тот уик-энд я думал только о Мидори. Я заваривал лапшу быстрого приготовления, а потом гасил свет и ставил ее диск. Мне нравилось одновременно слушать и смотреть с балкона на узкие улочки Сенгоку. Казалось, я чувствую прикосновение прошлого и ничего не боюсь.

Особый ритм жизни этого района с годами нравился мне все больше. Я словно пустил корни и почувствовал себя его частью. Чужаку здесь не спрятаться: тут же заметят. В Сенгоку вообще не принято прятаться, и, пожалуй, мне это на руку.

6

На следующей неделе я пригласил Гарри в кафе «Иссан». Хочется решить одну маленькую проблему, и без его помощи не обойтись.

Кафе — небольшой деревянный домик, расположенный в Мегуро, в пятидесяти метрах от Мегуро-дори и одноименной станции метро. Заведение скромное, без особых претензий, зато здесь готовят лучшую гречневую лапшу в городе. Хотя я люблю «Иссан» не только за лапшу. У кафе есть своего рода визитная карточка — зал находок, расположенный рядом с входом. Его экспонаты не меняются уже много лет, с того самого дня, как я открыл для себя это кафе. Представляю лицо хозяина, когда один из посетителей воскликнет: «Ну надо же! Это черепаховый рожок для обуви, который я потерял в позапрошлом году!»

Молодая изящная официантка проводила меня за низенький столик в зал татами и, принимая заказ, опустилась на колени. Я взял маринованные сливы: попробую, пока жду Гарри.

Он явился минут через десять, та же официантка подсадила его ко мне.

— Да, зря я надеялся, что ты снова выберешь «Лас-Чикас», — вздохнул он, с тоской оглядывая кафе.

— Решил познакомить тебя с настоящей Японией, а то ты постоянно отираешься в компьютерных магазинах Акихабары. Закажем что-нибудь классическое, ладно? Предлагаю юзукири.

Юзукири — лапша из гречневой муки, приправленная соком юзу — цитрусовых, которые растут только в Японии.

Официантка приняла заказ на два юзукири, и Гарри признался, что ничего интересного о Кавамуре не нашел. Так, некоторые детали биографии.

— Кажется, он всю жизнь состоял в ЛДП, — уныло начал мой помощник. — Политикой стал заниматься еще в студенческие годы. В 1960 году окончил Токийский университет и в числе лучших выпускников был принят на работу в правительство.

— Штатам есть чему поучиться: там в правительство берут тех, кого выгоняют из колледжа. А это все равно, что высевать бракованные семена!

— С этими балбесами мне и приходилось работать, — пожаловался Гарри. — Так или иначе, оказавшись в министерстве промышленности и торговли, Кавамура начал составлять административные руководства для электронной промышленности. В то время министерство работало с такими фирмами, как «Сони» и «Панасоник», стараясь укрепить позиции Японии на мировом рынке, так что для парня двадцати лет у Кавамуры было довольно много власти. По карьерной лестнице он поднимался медленно, но уверенно, без особых взлетов и падений. В середине восьмидесятых получил благодарность за создание стратегического руководства для фирм, занимающихся полупроводниками.

— Сейчас это уже не важно, — равнодушно проговорил я.

Гарри пожал плечами.

— Тем не менее своего Кавамура не упускал. После министерства промышленности и торговли его перевели в Кенсетсусо, бывшее министерство строительства, где он дослужился до замминистра землепользования, а потом министерство строительства вошло в состав Кокудокотсусо.

Сделав паузу, Гарри взъерошил волосы, что никак его не красило.

— Понимаешь, это ведь только биография. Я же не знаю, что ищу. Может, объяснишь? Иначе пропущу самое ценное.

— Не будь к себе слишком строг. Продолжай искать, ладно? — Я замолчал, понимая, что подвергаю себя опасности. Но ради того, чтобы узнать правду, стоит рискнуть. Поэтому я рассказал о том, что случилось в «Альфи» и как следил за странной парочкой до дома в Дайканяме.

— Вот так дела! — покачал головой Гарри. — Идешь себе в клуб, а там дочь Кавамуры...

Я пристально посмотрел на Гарри.

— Мир тесен.

— Наверное, такая карма, — проговорил он, сделав непроницаемое лицо.

Боже, что может знать этот парень?

— Разве ты веришь в карму, Гарри?

Он снова пожал плечами.

— Думаешь, это как-то связано во взломом в квартире Кавамуры?

— Может быть. Тот белый парень в поезде что-то искал. На теле Кавамуры не нашел. Влез в его квартиру. Снова ничего. Вот он и решил встретиться с дочерью, ведь именно к ней перешло имущество отца.

Официантка принесла юзукири и, опустившись на татами, аккуратно поставила на стол. Глубокий поклон, и девушка исчезла.

Быстро уничтожив лапшу, Гарри откинулся к стене и начал рыгать.

— Вкусно!

— Знал, что тебе понравится!

— Позволь тебя кое о чем спросить, — начал он. — Если не хочешь, не отвечай.

— Ладно.

— А ты-то тут при чем? Почему ты так беспокоишься? На тебя это не похоже.

Сказать, что стараюсь для клиента? Нет, вряд ли поверит...

— Происходящее не стыкуется с тем, что рассказал клиент, — начал я. — Вот и чувствую себя не в своей тарелке.

— Неужели?

Похоже, сегодня мне от него не отделаться.

— Ситуация напоминает кое-что произошедшее много лет назад, — сказал я чистую правду. — Казалось, ничего подобного больше не случится... Давай больше не будем об этом, ладно?

Гарри умоляюще поднял руки и наклонился ко мне:

— Очевидно, у белого парня там квартира. В Дайканяме полно иностранцев, но не думаю, что в том доме их больше десятка.

— Отлично, продолжай!

— Мама-сан сказала, что он журналист?

— Да, но это ничего не значит. Наверное, он показал ей визитку, которая может легко оказаться фальшивкой.

— И все-таки зацепка! Могу проверить всех иностранцев, проживающих в том доме по Ниюкану, и узнать, нет ли среди них журналистов.

Ниюкан, сокращенное от Ниюкокуканрикиоку, — это японское иммиграционное бюро, подчиняющееся министерству юстиции.

— Чудесная идея, обязательно проверь! А параллельно отыщи адрес девушки. Я попробовал узнать в справочной, но она там не значится.

Почесав небритую щеку, Гарри опустил глаза, будто прятал улыбку.

— Что?

— Она тебе нравится.

— Боже мой, Гарри...

— Ты пытался ее подцепить, а она отшила! Девчонка крутит динамо! Все ясно: тебе хочется попробовать еще раз.

— Слушай, у тебя слишком богатое воображение.

— Она хорошенькая? Ну скажи, хорошенькая?

— Не буду я ничего тебе говорить!

— Значит, хорошенькая, а ты втрескался!

— Ты читаешь слишком много манга, — посетовал я, имея в виду эротические комиксы, так популярные в Японии.

— Да, а что такого?

Боже, он действительно покупает эту дрянь! Неужели я его обидел?

— Ладно, Гарри! Ты ведь знаешь, один я не справлюсь! Тот журналист что-то искал, поэтому и шарил по карманам Кавамуры! То, что нужно, он явно не нашел, иначе бы не стал расспрашивать Мидори. А теперь скажи, к кому перешли вещи Кавамуры, включая одежду, которая была на нем в день смерти?

— Ясное дело, Мидори!

— Умница! Она и есть наша главная зацепка! Постарайся узнать о ней как можно больше, оттуда и будем плясать!

До конца обеда мы болтали о разных пустяках. Рассказывать о том, что купил диск Мидори, я не стал: мой помощник и так знает слишком много.

7

На следующий день я получил сообщение от Гарри, что на форуме меня ждет сюрприз. Предположив, что он раздобыл адрес Мидори, я не ошибся.

Итак, у нее квартира в жилом комплексе, название которого можно перевести как «Зеленые вершины Харадзуку», совсем рядом со стадионом, где проходила Олимпиада 1964 года. Харадзуку — своего рода пограничная область, отделяющая невозмутимую прохладу парка Йойоги, усыпальницу императора Мейдзи и бешеную Такесита-дори, где царствуют подростки, от элегантных бутиков и бистро Омотесандо.

Гарри сообщил, что автомобиль, зарегистрированный на имя Мидори Кавамуры, в автодорожной инспекции Токио не значится. Выходит, она пользуется либо железной дорогой и садится на станции Харадзуку, либо метро со станции Омотесандо.

Вся проблема в том, что станции метро и железной дороги в разных концах. По дороге к станциям нет ни одного места для засады, так что можно начать с любой, лучше с менее опасной.

Итак, больше подходит станция метро на Омотесандо-дори. Эту улицу никогда не бывавшие в Париже называют Елисейскими полями. На Омотесандо-дори много вязов, которые летом радуют зелеными кронами, а осенью — ковром золотых листьев. Многочисленные бистро и кофейни открыты специально для праздного времяпрепровождения по-парижски, можно спокойно просидеть пару часов, не привлекая внимания.

Но даже при таком раскладе пришлось бы посвятить слежке несколько отчаянно скучных дней. Меня выручило изобретение Гарри, благодаря которому телефон легко превратить в микрофон, причем на расстоянии.

Трюк, правда, срабатывал только на телефонах с цифровым набором и громкоговорящим устройством, чтобы установить связь, не снимая трубки. Слышно не очень хорошо, но слова разобрать можно. Зная, что меня ожидает тоскливая слежка, Гарри протестировал свое изобретение на телефоне Мидори и заверил, что оно работает.

В субботу, в десять часов утра, я засел в кафе «Аояма», вооружившись небольшим приборчиком, подключенным к домашнему телефону Мидори и моему сотовому. Устроившись за столиком, заказал эспрессо у скучающей официантки. Наблюдая за редкими прохожими, я нажат на рычажок, и в наушниках раздалось шипение, означающее, что связь установлена. Шипение, и больше ничего. Придется ждать.

В нескольких метрах от «Аоямы» велись дорожные работы. Четверо парней мешали гравий и проводили какие-то измерения. Вообще-то хватило бы двоих, но якудза, то есть японская мафия, тесно сотрудничающая с министерством строительства, любит привлекать дополнительную рабочую силу. В правительстве довольны, что создаются новые рабочие места, и ради этого готовы на многое закрыть глаза.

Безработица под контролем, все счастливы, а якудза особенно.

Занимая пост замминистра землепользования, отец Мидори наверняка курировал крупнейшие строительные и ремонтные проекты на всей территории Японии. Значит, он был напрямую связан с якудзой. Неудивительно, что у него появились враги!

В кафе вошли трое мужчин в черных костюмах, и с улицы пахнуло гудроном. Этот запах напомнил мне о детстве в Японии. В день начала нового учебного года мама всегда провожала меня в школу. В это время часто велись ремонтные работы, так что у меня запах гудрона ассоциируется с началом гонений, запугивания и драк.

Иногда кажется, что жизнь делится на этапы. Я бы назвал их главами, но нет общей идеи, связывающей главы любого произведения. Первый этап кончился со смертью отца, разрушившей мой счастливый детский мирок. Следующая веха — телеграмма о смерти матери, которую я получил в армии. Вместе с мамой я потерял некую точку притяжения, будто она издалека управляла моими поступками. Сначала я почувствовал себя несчастным, а со временем понял, что свободен как птица. Затем джунгли Камбоджи. А за ними — глава последняя. Называется она «Черная пустота».

Странно, но переезд в Штаты не представляется мне поворотным этапом. Я был чужим в Японии, был чужим и в другой стране. На земном шаре немало мест, где я побывал, став взрослым, но для меня это даже не точки. Так, запятые. Целых десять лет после похорон Клёвого Чокнутого я мотался по планете, моля Бога о смерти. И Господь убил мою душу, оставив пустую телесную оболочку.

Я сражался в Бейруте на стороне ливанских христиан, когда ЦРУ наняло меня готовить моджахедов, которые воевали с советскими войсками в Афганистане. Меня сочли лучшим кандидатом. Я просто находка: типичный наемник, никто не догадается, что я работаю на правительство США.

Для меня война заменила жизнь, а все, что было раньше, кажется призрачным и нереальным. И сужу я по законам военного времени. По-другому просто не умею.

Слышали буддийскую притчу? Монаху приснилась бабочка, и вот сидит он и думает: «А что, если я бабочка, которой приснился монах?»

Вскоре после одиннадцати в квартире Мидори послышались звуки. Шаги, затем плеск воды. Может, принимает душ? Конечно, она ведь работает по ночам. С чего бы ей быть ранней пташкой? Затем примерно в двенадцать хлопнула входная дверь и щелкнул замок. Значит, наша девочка куда-то собралась.

Заплатив за два эспрессо, я вышел на Омотесандо-дори, а потом к железнодорожной станции. Нужно подняться на пешеходную эстакаду — оттуда отлично просматривается вся станция. Впрочем, я тоже буду на виду, так что долго задерживаться нельзя.

Успел как раз вовремя. Простояв на эстакаде всего лишь минуту, я увидел Мидори. Выйдя на Омотесандо-дори, она свернула направо. Ну, проследить за ней теперь будет легче легкого.

На девушке обтягивающие черные брюки и джемпер с V-образным вырезом. Черные волосы убраны в хвост, на глазах солнечные очки. Да, выглядит здорово!

Хватит распускать нюни! Какая разница, красавица она или урод?

В руках Мидори большой пакет с символикой «Малберри», английского производителя кожаных изделий. У них магазин в Минами-Аояма, значит, она идет что-то возвращать.

На середине Аояма-дори девушка свернула в бутик Пола Стюарта. Можно было зайти в бутик и изобразить случайную встречу, но, решив, что одним Полом Стюартом она не ограничится, я решил подождать. Может, нырнуть в галерею Фуше, где неплохая коллекция картин и прекрасный вид на улицу?.. Мидори появилась минут через двадцать.

Следующая остановка девушки — салон Николь Фархи. На этот раз я дожидался ее в цветочном магазине «Аояма», что на первом этаже небоскреба Ла Миа. Из салона Мидори прогулялась по бесконечным переулкам Омотесандо до самой Кото-дори, где свернула направо во французский магазин «Синее небо».

Я остановился у витрины обувного магазина Дж. М. Вестона, наслаждаясь великолепной обувью ручной работы, то и дело посматривая на «Синее небо». Так, похоже, девушке нравится европейская одежда, а большие супермаркеты она недолюбливает, даже самые дорогие. В руках все тот же пакет из «Малберри»; значит, сделав круг, она собирается вернуться домой.

Если Мидори действительно намерена что-то вернуть, то у меня есть шанс попасть в бутик первым. В этом есть определенный риск, потому что, если я буду ждать в «Малберри», а она пойдет другой дорогой, я точно ее потеряю. Зато, если угадаю, встреча будет выглядеть совершенно естественно.

От обувного я прошел к Кото-дори, по дороге заглядывая во все витрины подряд, чтобы не смотреть на девушку. Как только «Синее небо» скрылось из виду, перешел через дорогу и нырнул в «Малберри». Улыбнувшись продавщице, я стал рассматривать стоящие на витрине портфели.

Вскоре в магазин вошла Мидори и, сняв очки, кивнула владелице. Наблюдая за ней краем глаза, я взял первый попавшийся портфель, будто хотел проверить, подходят ли мне его вес и размеры. Через минуту я почувствовал взгляд Мидори, задержавшийся на мне дольше, чем на других посетителях. Поставив портфель на место, я огорченно покачал головой и поднял глаза. Девушка глядела на меня, слегка наклонив голову.

Я растерянно заморгал, изображая искреннее удивление.

— Кавамура-сан! — по-японски поприветствовал я. — Какой приятный сюрприз! В прошлую пятницу я видел вас в клубе «Альфи». Играли вы просто божественно!

Мидори не ответила, но глаза ее заблестели, и я понял: моя наживка проглочена. Она девушка умная, в совпадения не верит и, приди я в магазин позже нее, тотчас догадалась бы о слежке.

— Да, я вас помню. Вы тот мужчина, что сравнил джаз с сексом, — наконец сказала Мидори. Прежде чем я нашелся с ответом, она добавила: — Не стоило вам так говорить, можно было выразиться и помягче.

Лишь сейчас я смог по достоинству оценить ее фигуру: стройная, с длинными руками и ногами, совсем как у отца. Плечи довольно широкие, зато шея длинная и гибкая. Груди маленькие, но очень аппетитные. На фоне черного трикотажа свитера молочно-белая кожа кажется атласной.

Заглянув в темные глаза, я почувствовал, что спорить совсем не хочется.

— Вы правы, — искренне проговорил я, — стоило выразиться иначе.

Мидори покачала головой.

— Вам правда понравился концерт?

— Очень! У меня есть ваш диск, и я давно мечтал услышать вас вживую. Видите ли, по службе мне приходится много путешествовать, так что такой шанс, как в прошлую пятницу, я просто не мог упустить.

— Куда вы обычно ездите?

— В основном в США и Западную Европу. Я консультант, — объявил я таким тоном, будто считал свою работу отчаянно скучной. — Совсем не то, что быть джазовой пианисткой!

— Думаете, быть джазовой пианисткой очень увлекательно? — с улыбкой спросила Мидори.

А из девушки выйдет неплохой следователь: она подсознательно повторяет последние слова собеседника, вызывая на откровенность. И выглядит все очень естественно. Правда, со мной это не пройдет.

— Скажу так: с сексом мои консультации еще никогда не сравнивали.

Запрокинув голову, девушка заразительно засмеялась. В отличие от большинства японских женщин она не считала необходимым прикрывать рот рукой, и уже не в первый раз я почувствовал невольную симпатию.

— Хорошо сказано, — сложив руки на груди, похвалила Мидори.

— Чем занимаетесь сегодня? Решили пройтись по магазинам? — робко улыбнувшись, спросил я.

— Да. А вы?

— То же самое. Давно пора купить новый портфель. Знаете, консультантам необходимо поддерживать определенный имидж, — сказал я и посмотрел на ее пакет. — Похоже, вы любите Пола Стюарта. Его бутик будет моей следующей остановкой.

— Отличный выбор! Я полюбила эту марку еще в Нью-Йорке и страшно обрадовалась, когда они открыли филиал в Токио.

— Вы жили в Нью-Йорке? — спросил я, удивленно подмяв брови.

— Некоторое время, — улыбнулась Мидори, заглядывая мне в глаза.

Да, девочка не из простых! Нужно срочно чем-то ее заинтересовать!

— Вы говорите по-английски? — спросил я, на ходу перейдя на язык Шекспира.

— Кое-как справляюсь, — без запинки ответила она.

— Не хотииите выпить кооофе? — спросил я, ловко имитируя тягучий бруклинский акцент.

— Здорово у вас получается!

— Вообще-то это приглашение.

— Вы же собирались к Полу Стюарту?

— Так и есть, но я проголодался. Знаете кофейню «Цута»? Милое местечко! Оно за углом у самой Котодори.

— Никогда там не была.

— Тогда вам обязательно нужно туда сходить. Кояма-сан варит лучший кофе в городе; можно выпить по чашечке и послушать Баха или Шопена, глядя на тайный садик.

— Тайный садик? — переспросила она, стараясь выиграть время. — А в чем секрет?

— Кояма-сан говорит, что если я кому-то его расскажу, то должен буду убить этого человека. Так что вам лучше посмотреть самой.

Засмеявшись, Мидори выложила последний контраргумент.

— Думаю, сначала мне следует узнать ваше имя.

— Джунучи Фудзивара, — представился я, машинально кланяясь.

— Рада познакомиться с вами, Фудзивара-сан!

— А теперь позвольте познакомить вас с «Цутой»! — улыбнулся я, и мы вышли на улицу.

Идти до «Цуты» минут пять, не дольше, и по дороге мы обсудили, как сильно изменился город за последние несколько лет. Оказалось, мы оба скучаем по тому времени, когда бульвар перед парком Йойоги по субботам закрывался для автомобильного движения и там устраивали костюмированные шествия. Именно тогда в тысячах подвальных баров и кофеен рождался японский джаз. Новое здание мэрии в Синдзюку еще не построили, и в том районе кипела настоящая жизнь. Мне нравилось разговаривать с Мидори, хотя я прекрасно понимал, что это нежелательно.

Нам повезло, и один из двух столиков у окна, выходящего на садик, оказался свободным. Обычно я усаживаюсь у прилавка и наблюдаю, как священнодействует Кояма-сан. Но сегодня мне нужна более доверительная атмосфера. Заказав по чашечке кофе а-ля «Цута», мы передвинули стулья, чтобы обоим был хорошо виден сад.

— Вы давно живете в Токио? — спросил я.

— Почти всю сознательную жизнь, хотя и наездами. — Мидори аккуратно помешивала кофе. — В детстве несколько лет прожила за границей, хотя домом считаю Чибу. Подростком часто ездила в столицу и все время проводила в джаз-клубах. Затем четыре года учебы в Нью-Йорке. Вот и все, теперь вернулась и живу в Токио. А вы давно здесь?

— Могу сказать то же самое: наездами всю жизнь.

— И где же вы научились заказывать кофе с настоящим нью-йоркским акцентом?

Сделав глоток, я стал думать, как лучше ответить. Я почти никогда о себе не рассказываю. Как и предупреждал Клёвый Чокнутый, то, чем я занимаюсь, оставило в душе неизгладимый след. Возможно, постороннему глазу он незаметен, но я-то знаю, он есть. Близкие отношения стали непозволительной роскошью, о чем я иногда сожалею.

С тех пор как я стал призраком, я ни с кем не встречался. Пару раз ходил на свидания, заранее зная, что продолжения не последует. Тацу и другие бывшие друзья пытались познакомить меня с женщинами. И к чему могут привести отношения, если я не могу рассказать о себе главного? Представьте себе беседу:

— Я служил во Вьетнаме!

— Как ты там оказался?

— Видишь ли, я наполовину американец!

Я встречаюсь с несколькими мизу собай, как в Японии называют представительниц полусвета. За это время мы успели как следует друг друга узнать, и теперь формой оплаты выступают не деньги, а дорогие подарки и некоторая доля привязанности. Девушки думают, что я женат, а это значительно облегчает процесс общения: они не удивляются, что мне приходится предпринимать некоторые меры безопасности, и лишних вопросов не задают.

Но замкнутая Мидори уже сделала первый шаг, рассказав о своем детстве, и, если я не отвечу ей подобной откровенностью, мы больше не встретимся, и я ничего не узнаю.

— Можно сказать, я вырос в двух странах, — пояснил я после длинной паузы. — В самом Нью-Йорке никогда не жил, хотя бывать там приходилось, вот и смог изучить местный акцент.

Карие глаза расширились.

— Вы росли в Японии и США?

— Да.

— Как же так вышло?

— Моя мама — американка.

Карий взгляд тут же стал напряженным: девушка искала на моем лице европеоидные черты. В принципе они еще видны, особенно если знаешь, на что обратить внимание.

— Что-то вы не... Наверное, вы больше похожи на отца.

— Некоторым не нравится.

— Что именно?

— На вид я настоящий японец, а на самом деле это не так.

Почему-то я вспомнил, как впервые услышал слово «айноко», или полукровка. Вернувшись из школы, я спросил отца, что это значит. «Ничего особенного!» — заявил он, нахмурившись. Но довольно скоро я вновь услышал это слово от школьных хулиганов, собиравшихся вытрясти из меня мозги, и тут же обо всем догадался.

— Про других сказать не могу, — улыбнулась Мидори, — однако меня очень интересуют все точки соприкосновения культур.

— Правда?

— Да, конечно! Возьмем, к примеру, джаз: корни в Америке черных, а ветви растянулись по всему миру и даже к нам в Японию попали.

— Вы оригиналка! Большинство японцев в глубине души расисты! — Боюсь, мои слова прозвучали гораздо эмоциональнее, чем мне хотелось.

— Не уверена, что дело в расизме. Просто Япония испокон веков была островом, и люди боятся всего нового.

Обычно подобный идеализм меня раздражает, но Мидори, видимо, судит остальных по себе. Заглянув в ее честные глаза, я не смог сдержать улыбки. Полные губы раздвинулись, и девушка улыбнулась в ответ, а в ее взгляде было столько света, что пришлось отвернуться.

— Как же вы росли в двух совершенно разных странах? Наверное, было очень интересно?

— Вообще-то ничего особенного, — задумчиво проговорил я.

Мидори замерла с поднесенной ко рту чашкой.

— Ничего особенного? Честно говоря, не представляю, как так могло получиться!

Осторожнее, Джон, осторожнее! Не распускай нюни!

— Вы правы. На самом деле мне было непросто в обеих странах.

— Где вы прожили дольше? — пригубив кофе, спросила Мидори.

— Лет до десяти в Японии, затем в основном в Штатах, с начала восьмидесятых снова в Японии.

— Поближе к родителям?

Я покачал головой:

— Нет, к тому времени их обоих уже не было в живых.

Девушка сочувственно кивнула.

— Рано остались сиротой?

— В подростковом возрасте, — уклончиво ответил я.

— Ужасно! Подростком быть нелегко, а тут такая утрата! Вы были с ними близки?

Хороший вопрос. В моем представлении отец, даже женившись на американке, оставался среднестатистическим японцем. В глубине души он стыдился, что меня задирают в школе, наверное, даже стеснялся такого сына, как я.

— Думаю, да. Хотя не очень хорошо их помню.

— Собираетесь возвращаться в Штаты?

— Одно время хотел, — произнес я, вспоминая, при каких обстоятельствах стал заниматься своим нынешним делом. — Приехав в Японию, поначалу обещал себе потерпеть еще годик, а потом обратно в Штаты. Сейчас об этом уже не думаю...

— Значит, домом стала Япония?

«У нас нет дома, Джон, и не может быть после того, что мы сделали», — сказал Клёвый Чокнутый, перед тем как я выполнил его последнюю просьбу.

— Да, наверное, — выдержав долгую паузу, проговорил я. — А про себя что скажете? Вам бы хотелось снова оказаться в Америке?

Тонкие пальцы застучали по кофейной чашке, выбивая какой-то ритм.

«Это ее настроение, — догадался я. — Она играет его, словно этюд на фортепиано». Интересно, что бы вышло, задумай я излить душу черно-белым клавишам?

— В Нью-Йорке мне очень нравилось. — Мидори улыбнулась своим воспоминаниям. — Мечтаю снова там оказаться и даже некоторое время пожить. А вот менеджер считает, что нашей группе в Штаты пока рано, хотя в ноябре нас пригласили в «Авангард». Возможно, удастся о себе заявить...

Манхэттенский клуб «Авангард» — настоящая Мекка для профессиональных джазистов.

— "Авангард"? — восхищенно переспросил я. — Здорово! В свое время там начинали Колтрейн, Майлс Дейвис, Билл Эванс и Телониус Монк — весь джазовый пантеон.

— Да, упускать такой шанс нельзя!

— С Нью-Йорка может начаться ваше восхождение! Появятся возможности, какие в Токио даже не снились!

— Посмотрим. Не забывайте: я уже знаю, что такое жить в Нью-Йорке. Похоже на подводное плавание. Сколько всего яркого, красивого и доступного — только руку протяни. А чувствуешь, что тебе не хватает воздуха.

Я провела там четыре года и, чуть не задохнувшись, вернулась домой.

Вот он, мой шанс!

— У вас очень смелые родители, раз отпустили одну в Штаты на целых четыре года!

Мидори слабо улыбнулась.

— Мама умерла, когда я была маленькой, так что учиться в Джуллиард меня послал отец. Он очень любил джаз и радовался, что я решила стать джазовой пианисткой.

— Хозяйка клуба «Альфи» рассказывала, что недавно у вас случилось горе, — проговорил я, чувствуя, как в ушах стучит кровь. — Искренне соболезную. — К моему ужасу, девушка благодарно кивнула. — Чем он занимался?

— В министерстве служил чиновником.

В Японии это уважаемая профессия. Само слово «канрио» начисто лишено негативного значения, присутствующего во многих языках.

— В каком министерстве работал?

— В основном в Кенсетсусо — министерстве строительства.

Почему же я так себе противен?

Все, пора заканчивать! Еще немного, и беседа пойдет не по плану. Сам себя не узнаю, давненько со мной такого не было!

— Министерство строительства — странное место для любителя джаза. Вашему отцу не было скучно?

— Всякое бывало, — призналась Мидори. По-моему, она насторожилась: будто сначала собиралась сказать больше, а в последний момент передумала. Однако ни поза, ни выражение лица не изменились, и я сделал вид, что ничего не заметил.

— Да, нелегко сохранить уникальность, когда окружающие совсем на тебя не похожи. Представляю, что чувствовал ваш отец. Зато у его дочери подобных проблем нет. — Я постарался вложить в улыбку побольше обаяния. — У нее есть своя группа, и она выступает в «Альфи».

Долю секунды девушка сидела напряженная, а потом, словно опомнившись, засмеялась.

Что же я нащупал? Нужно будет обязательно над этим поразмыслить.

— Итак, вы провели в Нью-Йорке целых четыре года. Наверняка за это время появились новые планы...

— Конечно. Прожив некоторое время за границей, человек возвращается совсем другим.

— Что вы имеете в виду?

— Мировоззрение меняется. Обычные вещи уже не воспринимаются как должное. Например, я заметила, что в Нью-Йорке, когда один таксист перебивает клиента у другого, обиженный делает вот так, — воспитанная пианистка Мидори показала настоящий нью-йоркский кукиш, — и осыпает обидчика проклятиями. В Японии такого нет. К чужим ошибкам люди относятся спокойнее, как к чему-то неизбежному, вроде капризов погоды. Думаю, разозлить японца гораздо труднее. Так вот, все это я стала замечать только после возвращения из Штатов.

— Да, темпераменты совсем разные. Кажется, в стрессовых ситуациях правильнее и рациональнее ведут себя японцы. Американцам стоит поучиться их невозмутимости.

— А к какому лагерю принадлежите вы, американскому или японскому? По мировоззрению, конечно, — быстро добавила она, испугавшись собственной прямолинейности.

Взглянув на Мидори, я неожиданно вспомнил ее отца и других своих подопечных. Во что они превратили мою жизнь? Без них все было бы совсем иначе. Или дело совсем не в них?

— Не знаю, — опустив глаза, промолвил я. — Вы еще в «Альфи» могли заметить, что особой терпимостью я не страдаю.

— Можно задать вам один вопрос? — робко спросила девушка.

— Да, конечно!

— Помните, вы сказали, что наша музыка спасла вам душу... Что вы имели в виду?

— Просто хотел завязать разговор, — легкомысленно заявил я и тут же понял, что Мидори ждала совсем другого ответа.

Так, нужно помягче и пооткровеннее, похоже, девушка трепетная.

— В тот вечер музыка заставила вспомнить о некоторых своих поступках. В молодости мне казалось, будто я знаю, что в жизни главное. — Я перешел на английский и почувствовал себя немного увереннее. — А вышло все совсем не так. Бесцельно прожитые годы преследуют...

— Преследуют? — перебила Мидори. Очевидно, я говорил слишком быстро.

— Да, как призраки, — уже по-японски пояснил я.

— Моя музыка помогла разогнать призраков прошлого?

— Да, — грустно улыбнулся я, — нужно почаще слушать ваш диск.

— Потому что призраки могут вернуться?

Боже, Мидори, перестань! Хватит меня мучить!

— Боюсь, они всегда со мной. От прошлого не убежишь, и от себя тоже.

— Сожалеете о своих ошибках?

— Все сожалеют, разве нет?

— Да, наверное, а ваши ошибки такие же, как у всех?

— Не могу сказать, не сравниваю.

— Но вы же только что сравнили!

— А вы девушка упрямая! — усмехнулся я.

— Простите, — покачала головой Мидори.

— Все в порядке, вас это лишь красит.

— Знаете, как говорят: «Сожалеть нужно только о несделанном». Вы не согласны?

— Это совсем не обо мне. Обычно так говорят люди, ведущие размеренный образ жизни.

Вероятно, сегодня она не расскажет ни об отце, ни о белом парне. А давить очень опасно... Пора заканчивать нашу содержательную беседу.

— Пройдетесь еще по магазинам?

— Я бы с удовольствием, но менее чем через час назначена встреча в Дзинбочо.

— Друг? — улыбнулся я.

— Менеджер, — успокоила Мидори.

Заплатив по счету, я проводил девушку до Аояма-дори. Погода испортилась, и прохожих сразу стало меньше. Посмотрев на небо, я увидел низкие тучи.

Ничего не скажешь, время я провел прекрасно, гораздо лучше, чем мог себе представить. Однако холодный воздух и серая мгла быстро вернули меня к неприглядной действительности. Взглянув на девушку, я внутренне поежился.

Боже, Боже, что я натворил!

— В чем дело? — спросила чуткая Мидори.

— Ничего, просто немного устал.

— Мне показалось, вы смотрите на кого-то другого.

— Нет, что вы!

Наши шаги негромким эхом разносились по опустевшей улице.

— Придете еще раз на мой концерт?

— С удовольствием! — Прозвучало по-идиотски, но нужно же как-то добыть полезную информацию.

— В пятницу и субботу мы выступаем в «Синем клоуне».

— Я знаю. — Совсем глупо, однако Мидори, похоже, была довольна.

Она остановила такси, и, галантно открыв дверь, я помог девушке сесть. Вот бы поехать с ней...

Так, что за мысли?! Срочно взять себя в руки!

Такси тронулось с места, а Мидори неожиданно открыла окно.

— Приходите один! — велела она.

8

В следующую пятницу Гарри снова прислал сообщение с просьбой выйти в чат.

Оказывается, он выяснил, что высокий белый из метро действительно журналист. Зовут его Франклин Булфинч, он главный редактор токийского отделения журнала «Форбс». В многоквартирном доме, у дверей которого я оказался несколько дней назад, жили всего пять иностранных подданных, и причем только один мужчина. Так что Гарри пришлось лишь найти его файл в досье иммиграционного бюро. Каждый файл содержит исчерпывающую информацию о проживающем на территории Японии иностранце: полное имя, возраст, место рождения и работы, адрес, отпечатки пальцев и фотографию. Добросовестный Гарри убедился, что другие иностранцы не соответствуют данному мной описанию внешности. Невероятно, но моему помощнику даже удалось скачать фотографию Булфинча. Да, это он, тот самый тип из метро.

Гарри порекомендовал посетить сайт forbes.com, где в архиве хранятся все статьи Булфинча. В результате я провел несколько часов, изучая статьи о предполагаемом влиянии якудзы на правительство, о том, как ЛДП использует угрозы, взятки и запугивание и чем все это грозит рядовым японцам.

Естественно, Булфинч писал на английском, и в японской прессе его статьи не нашли никакого отклика. Наверное, ему очень обидно, хотя при любом другом раскладе меня давно попросили бы его убрать.

Думаю, Кавамура был одним из информаторов Булфинча, отсюда и тайная встреча в метро. Упорство журналиста не могло не вызывать восхищения: надо же, информатор упал замертво прямо перед ним, а он не растерялся и стал шарить по карманам. А все ради правды...

Видимо, кто-то подумал, что хватит выносить сор из избы, и, поскольку убирать регионального редактора крупного издания опасно, решил просто устранить течь. Все должно было выглядеть естественно, иначе Булфинч переполошится и, не ровен час, поднимет международный скандал. Отсюда плавно вытекает мое участие.

Значит, порядок, Бенни никого больше не нанимал. Зря я всполошился. И теперь можно с чистой совестью оставить его в покое.

Я посмотрел на часы. Еще и пяти нет. В «Синий клоун» нужно к семи, времени предостаточно, если, конечно, я решу пойти.

«Соберись и сходи на концерт! — подбадривал я себя. — Она же тебе нравится, очень нравится! В крайнем случае одна мимолетная близость. Ничего страшного».

Ерунда какая-то! Вне зависимости от того, что случится после концерта, Мидори не из тех, кого снимают на одну ночь. Меня страшно к ней тянет, и именно поэтому лучше в «Синем клоуне» не появляться.

«Что за настроение?! Нужно срочно развеяться. Может, позвонить одной из девушек? Например, Кейко, с ней не заскучаешь. Приглашу на ужин в какой-нибудь ресторанчик, а потом сниму номер в отеле...»

Странно, но перспектива провести ночь с Кейко подействовала угнетающе. Может, лучше сходить на тренировку? Например, в Кодокан, где я обычно занимаюсь дзюдо. А что, мысль дельная!

Кодокан, или «Институт изучения пути», был основан в 1882 году Дзигоро Кано, создателем дзюдо. Освоив несколько видов боевого искусства, Кано изобрел новое направление, главным принципом которого стало рациональное использование физической и умственной энергии. На западные виды борьбы дзюдо похоже не больше, чем карате на бокс. Основной арсенал дзюдоиста не мощные удары, а броски и захваты, которые на тренировках нужно применять с большой осторожностью. На мой взгляд, чтобы стать настоящим мастером, нужно обладать осторожностью и колоссальным терпением. Интересно, согласился бы со мной Кано?

В данный момент штаб-квартира и тренировочные залы Кодокана расположены в суперсовременном восьмиэтажном здании в Канкьоку, что всего в нескольких километрах от Сенгоку. Проехав одну станцию на метро, я быстро переоделся и вышел в дайдодзо, или главный зал, где занималась команда токийского университета. С первым соперником я разобрался менее чем за минуту, и, разглядев во мне мастера, студенты выстроились в очередь. Через полчаса я одолел их всех. Молодость и сила — это хорошо, но для дзюдоиста далеко не самое главное.

Укладывая на татами очередного студента, я заметил куроби, или обладателя черного пояса, скромно разминавшегося в углу. Пояс у него потертый и скорее серый, чем черный; значит, он давно его носит. Интересно, сколько куроби лет? Волосы густые и без малейшего намека на седину, а на лице довольно много морщин. Зато двигается он так, что молодой позавидует! А как легко садится на шпагат! Кажется, Черный Пояс тоже меня заметил и оценил, хотя я ни разу не видел, чтобы он смотрел в мою сторону.

Пора сделать перерыв, и я извинился перед студентами, которые так и не успели излить на меня юношеский пыл. Отрадно, что молодые мне по-прежнему по зубам. Интересно, надолго ли меня хватит?

Тем временем мужчина с потертым поясом тренировал захват в паре с плотным, коротко стриженным студентом, и я подошел посмотреть. Да, производит впечатление, бедный парень даже морщится!

Закончив, куроби поблагодарил полуживого студента и повернулся ко мне.

— Не желаете присоединиться? — по-английски спросил он и низко поклонился.

Крайне обескураженный, я внимательно посмотрел на куроби. Вид решительный, на лице ни тени улыбки. Значит, он действительно за мной наблюдал. Неужели заметил, что я не стопроцентный японец? Может быть... Теперь, наверное, хочет проверить, насколько я хорош на татами. Странно, очень странно! И английский, по крайней мере в плане произношения, у него отличный! С иностранцами любят биться те, кто мало с ними общался, а здесь все совсем не так.

— С удовольствием, — по-японски ответил я. Может, прикинуться идиотом? — Вы говорите по-японски?

— Конечно, я же японец! — возмутился Черный Пояс.

— Простите, но у вас такое замечательное произношение, что я подумал...

— У вас с языками тоже нет никаких проблем, — засмеялся мужчина. — Равно как и с дзюдо!

Тогда почему он продолжает говорить по-английски? Я не на шутку встревожился. Японским я владею как родным, ничуть не хуже — английским, и поэтому комплимент, мягко говоря, неуместен. Нужно срочно прояснить ситуацию.

Отыскав свободное место, мы поклонились друг другу и начали кружить, выжидая удобный момент для атаки. Мой соперник выглядел абсолютно расслабленным и двигался на удивление легко. Я сделал ложное движение, будто собираясь атаковать слева, однако куроби мгновенно во всем разобрался и уложил меня на татами.

Не знаю, сколько ему лет, но скорость потрясающая! Я быстро вскочил, и мы снова пошли по кругу, на этот раз в другую сторону. Дыхание у куроби даже не сбилось, а ведь он только что провел непростой прием.

Вцепившись в левую руку противника, я собирался провести захват слева, но куроби был начеку. Может, сделать внутреннюю подкрутку? Ничего не вышло — он быстро сжал ноги, отрезав путь к отступлению. Я потерял равновесие, и через секунду был снова повержен.

В течение пяти следующих минут я был побит еще трижды. Да, черный пояс просто так не дают...

— Давайте последний раз, — попросил я, чувствуя, что стремительно теряю силы.

— Как скажете, — по-японски отозвался куроби.

Так, сейчас я тебе покажу! Есть у меня секретное оружие... Посмотрим, чем ты ответишь.

Перекрестный захват — мой любимый прием. Своим названием он обязан углу, под которым проводится атака. В классическом варианте соперники лежат на спине перпендикулярно друг другу. Но есть одна разновидность, которую называют «захват в полете», — это когда атакующий проводит захват из положения стоя. Для успешного проведения требуется полная отдача, а результативность невысокая, поэтому к приему прибегают нечасто, а многие его вообще не знают.

Если мой соперник из последней категории, самое время его просветить.

Итак, я долго кружил по татами, всем видом показывая, что сильно устал. Черный Пояс трижды пытался провести захват, но я каждый раз уклонялся, будто решил уйти в глухую оборону. Наконец он решил проявить инициативу и схватил меня за ворот уваги[3]. Я тут же вцепился в его руку и будто нырнул под куроби. Голова оказалась между ногами, правая нога уперлась под мышку, и Черный Пояс потерял равновесие. Перебрасывая противника через себя, я прочитал на его лице замешательство. Мы упали на маты, и, удерживая правую руку куроби, я попытался разогнуть ее в локте.

Он перекатился на бок, однако вырваться не смог. Правая рука соперника растянулась до естественных пределов, и я усилил давление. Куроби не сдавался! Еще пара миллиметров — и он сломает себе локоть...

— Сдавайтесь! — велел я, но мой противник лишь поморщился.

Сопротивляться в таком положении бесполезно. Ценой сломанного локтя даже на Олимпийских играх не побеждают.

— Сдавайтесь! — раздраженно повторил я. Куроби никак не отреагировал.

Прошло еще пять минут. Может, остановить поединок? Ломать руку совершенно не хочется. Ну и упрямец!

Наконец соперник похлопал меня по ноге, что означало: он признает поражение. Я тут же его отпустил.

— Прекрасно! — похвалил Черный Пояс, растирая локоть. — Я бы попросил о реванше, да боюсь, сегодня у меня уже форма не та.

— Зачем было столько терпеть? В таком положении все равно бы ничего не вышло. Только силы зря потратили.

— Виной всему моя дурацкая гордость, — согласно кивнул куроби.

— Я тоже не люблю сдаваться, но ведь вы выиграли четыре схватки из пяти, значит, общая победа за вами.

Тот же странный диалог: он говорит по-английски, я отвечаю по-японски.

— Спасибо за урок, — низко поклонившись, поблагодарил куроби. — В первый раз встречаю такое удачное исполнение перекрестного захвата. У вас есть чему поучиться.

— Где вы тренируетесь? Время от времени я сюда прихожу, а вас раньше никогда не видел...

— В частном клубе, — ответил Черный Пояс. — Может быть, когда-нибудь и вы к нам присоединитесь. Сибуми — ценное качество для дзюдоиста, а вам его не занимать.

Сибуми — чисто японская эстетическая категория, означающая естественное величие. В более узком интеллектуальном смысле она практически сводится к мудрости.

— Где находится клуб?

— В Токио, хотя вы вряд ли о нем слышали. Наш... клуб для иностранцев закрыт. Хотя вы-то, конечно, японец, — быстро поправился куроби.

— И все же вы почему-то обратились ко мне по-английски.

Может, зря я всполошился?

— Черты лица у вас японские, — после небольшой паузы проговорил Черный Пояс, — однако мне почудилось что-то европеоидное, и я решил проверить. В таких вопросах я обычно не промахиваюсь. В вашем случае если бы я ошибся, то вы бы просто меня не поняли, верно?

Это называется разведка боем. Стреляешь по деревьям, и если в ответ открывают огонь, значит, за деревьями враг.

— Вам это кажется интересным? — тщательно маскируя раздражение, спросил я.

Кажется, куроби застигли врасплох.

— Тогда давайте начистоту, ладно?

— А вы все это время кривили душой?

Черный Пояс улыбнулся.

— Вы ведь не чистокровный японец... Чувствую примесь американской крови.

Я никак не отреагировал.

— И тем не менее вы меня понимаете. Американцы ценят откровенность. Это одна из неприятных особенностей национального характера, вдвойне неприятная оттого, что они постоянно ею кичатся. А сейчас я чувствую, что сам становлюсь откровенным. Видите, как пагубно американское влияние?

Да, везет мне на идиотов! Ультраправых в Японии хватает. Утверждают, что ненавидят Америку, а в глубине души восхищаются всем американским.

— Думаете, американцы виноваты в том, что японцы стали излишне откровенными?

— Конечно, вы немного преувеличиваете, но в целом да. Американцы — те же миссионеры, что пятьсот лет назад высадились на острове Кюсю. Единственная разница в том, что сейчас они насаждают не христианство, а американский образ жизни, свою философию, которая в этой стране возведена в статус религии. Откровенность — одно из самых безобидных ее проявлений.

— Считаете, что вас превращают в американца? — развеселился я.

— Вот именно! У американцев два основных постулата: «Люди рождаются равными» и «Торговля — двигатель прогресса». Вся их жизнь похожа на большой супермаркет! Без красивых идей, способных объединить представителей разных национальностей и культур, никуда. А теперь янки решили доказать их состоятельность и жизнеспособность, насильственно насаждая по всему миру. Не миссионеры, а самые настоящие крестоносцы!

— Какая оригинальная теория! — восхитился я. — Но ведь американцы не одиноки в таком отношении к другим народам и культурам. Достаточно вспомнить колониальную политику Японии в Китае и Корее. Чем, по-вашему, ее можно объяснить? Попыткой спасти Азию от американских крестоносцев?

— Вы снова преувеличиваете, хотя в принципе недалеки от правды. Именно философия рынка и постоянной конкуренции подвигла Японию на колониальные завоевания. Смотрите, что делается в Китае: американцы скупают земли и предприятия! Политика «открытых дверей» фактически означает разграбление Азии. Если мы не ответим тем же, то попадем в кольцо американских вассалов, которые лишат нас сырья.

— Скажите, — вырвалось у меня, и отступать было уже поздно, — вы правда во все это верите? Считаете, что японцы — народ миролюбивый, а воевать нас научили американцы? Простите, но на Корею мы впервые напали четыреста лет назад, так что здесь Америка ни при чем.

Куроби шагнул ко мне и неожиданно вырос.

— Вы совершенно меня не поняли. В этом столетии все войны были напрямую или косвенно развязаны США. А что касается более раннего этапа, то причин много, в том числе и самых низменных: стремление к власти, захвату чужого имущества и так далее. Воинственность на генетическом уровне заложена в людях вообще и японцах в частности. Однако оружие массового уничтожения родилось не в Японии! На такое способны только американцы и русские!

Тонкие пальцы нервно теребили черный пояс.

— Война — неотъемлемая часть истории человечества. А вот духовное порабощение — дело совсем другое. Это привилегия наиболее развитых стран, которые могут позволить себе крестовый поход против всего мира, грозя еретикам ядерными бомбами!

Да, парень точно свихнулся!

— Спасибо, что поделились со мной своими идеями, — низко поклонившись, сказал я. — Было очень интересно и поучительно!

Поклонившись, куроби стал пятиться к двери.

— Всегда пожалуйста! Думаю, мы еще встретимся.

Наконец-то меня оставили в покое! Я тут же нашел Ямаиси, одного из завсегдатаев клуба, и спросил, не знает ли он мужчину с черным поясом, который сейчас идет к выходу.

— Нет, — пожал плечами Ямаиси, — но дзюдоист он отличный! Я видел, как вы боролись.

Перед тем как принять душ, я решил немного прийти в себя и отправился в пустой зал на пятом этаже. Свет можно было не включать: ярких огней парка Каракуэн вполне достаточно. Поклонившись портрету Дзигоро Кано, я подошел к окну.

Самый популярный аттракцион в Каракуэне — американские горки. И я бездумно смотрел, как вагончик медленно ползет по рельсам к верхней точке. На секунду он замер, покачнулся, а затем под восторженный визг пассажиров с огромной высоты устремился вниз.

Только сейчас я почувствовал, что кимоно намокло. В Кодокан я пришел, естественно, из-за дзюдо, но постепенно он стал для меня чем-то большим, чем просто школа или клуб. Кого здесь только не встретишь! Сюда ходит седой старик, занимающийся дзюдо всю жизнь. Последние несколько лет он приводит внука и терпеливо учит всем тонкостям. Мальчишка способный, а вот кимоно ему явно велико! Среди постоянных посетителей молодой иранец, приехавший в Токио только ради дзюдо. Говорят, за четыре года он не пропустил ни одного занятия! А сколько студентов! Совсем молодые, эмоции бьют через край. Плачут из-за неудач, а как радуются первым победам!..

Я посмотрел на темное небо. Восьмой час, на концерт я уже опоздал.

Ну и ладно...

9

На субботу никаких особых планов не было, и я решил отправиться в свой любимый букинистический. Находится он в Дзинбочо — районе, который славится книжными магазинами. Чем там только не торгуют: американской литературой, японской, антикварными изданиями, причем у каждого магазина своя специализация. Несколькими днями раньше владелец сообщил по пейджеру, что отложил для меня редкое издание книги о душителях, которую я давно мечтал добавить к своей скромной коллекции.

От станции Сенгоку я поехал на юг по линии Мита. Метро и железной дорогой я пользуюсь поочередно: разнообразие не повредит. Сегодня в поезде находился собиравший пожертвования монах. Что-то много их в последнее время развелось: в магазинах, метро, только до парламента еще не дошли! Вот и Дзинбочо. Вообще-то я собирался выйти поближе к магазину «Иссейдо», но, задумавшись о Мидори и ее отце, свернул не туда. «Переход на линию Ханзоман» — гласил указатель, и только тут я понял свою ошибку. Пришлось разворачиваться и идти обратно.

Я успел заметить, что позади, метрах в десяти от меня, по коридору спешит невысокий плотненький японец. Мы поравнялись, и я смерил его взглядом. Коротышка сделал вид, что ничего не замечает. На нем костюм в тонкую продольную полоску: наверное, где-то слышал, что полосатые вещи зрительно удлиняют фигуру.

Опустив глаза, я тут же понял, как толстяку удалось незаметно ко мне подойти: на нем тенниски на резиновой подошве. А в руках отличный атташе-кейс, причем модель явно эксклюзивная. Как-то нелогично получается: зачем дорогой кейс, если весь вид портит дешевая обувь. Хотя о вкусах не спорят... Если этот коротышка — бизнесмен, то заехал он явно не туда: деловой мир Токио в основном сосредоточен в Касумигасеки и Акасаке. Но тамошние обитатели тенниски не носят: такая обувь больше подходит для прогулки на природе или долгой слежки.

Кроме кейса, в руках толстяка ничего не было, однако почему-то мне стало не по себе. Нагнав его, я незаметно глянул через плечо, стараясь запомнить походку. Лицо можно легко изменить с помощью макияжа, на одежду вообще не стоит полагаться, а вот походка — совершенно другое дело, к ней стоит присмотреться. Коротышка шагает широко, интенсивно работает руками и покачивает головой, словно китайский болванчик. Наконец он снова меня обогнал и скрылся за поворотом.

А вот и выход к магазину «Иссейдо». Оглядевшись по сторонам, я поднялся по эскалатору. Возможно, ничего страшного нет, но я на всякий случай лицо и походку этого коротышки запомню и постараюсь быть начеку.

Обещанная книга оказалась в отличном состоянии, цена была приемлемой, и я уже предвкушал, сколько приятных минут проведу в компании небольшого томика. Хотелось поскорее домой, и все же пришлось подождать, пока владелец магазина упакует книгу в плотную коричневую бумагу и перевяжет ленточкой. Это особый церемониал, демонстрирующий уважение к покупателю, так что торопить невежливо. Наконец он с поклоном протянул мне сверток, я низко поклонился в ответ и вышел.

Скорее обратно в метро! Будь я твердо уверен, что за мной кто-то следит, то поймал бы такси, но может, толстяк с кейсом ждет на станции? Ведь некоторые работают только в метро... Я прождал на платформе минут семь и пропустил два поезда. Лучшей проверки не придумаешь! Вроде бы никого. Значит, интуиция подвела, а толстяк просто не умеет одеваться.

Второй концерт Мидори в «Синем клоуне» начинается примерно через час. Интересно, что она подумает, если я и сегодня не приду? Ну, девушка взрослая и решит, что я просто не захотел продолжить знакомство. Вряд ли мы когда-нибудь встретимся, однако если это все-таки произойдет, то наверняка сумеем с честью выйти из ситуации. Ведь ничего особенного нет: мы познакомились, а встречаться не стали. Мидори расспросит обо мне Маму, но та знает лишь то, что я иногда появляюсь у «Альфи».

Ну почему мы познакомились при таких обстоятельствах?! Ведь могло сложиться иначе, и тогда...

Я едва сдержался, чтобы не посмеяться над собственной глупостью. Надо же, розовые сопли распустил!

Снова вспомнились слова Клёвого Чокнутого: «У нас нет дома, Джон, и не может быть после того, что мы сделали».

«Забудь о ней! — приказал я себе. — Все равно придется!»

Неожиданно ожил мой пейджер. Отыскав телефон-автомат, я набрал указанный номер.

— Для вас есть работа! — объявил Бенни, когда мы обменялись позывными.

— Почему связываетесь со мной таким образом? Почему не через чат?

— Дело срочное. Так вы беретесь?

— Разве я когда-нибудь отказывался?

— На этот раз придется поступиться одним из ваших принципов... за дополнительную компенсацию.

— Я слушаю.

— Речь пойдет о женщине, джазовой пианистке.

У меня перехватило дыхание.

— Вы меня слышите? — спросил Бенни.

— Да, конечно.

— Если по-прежнему интересно, то сообщу подробности в чате.

— Как ее зовут?

— Не телефонный разговор.

Я угрюмо молчал.

— Ну ладно, — прочистил горло Бенни, — имя то же, что у вашего последнего клиента. Дело семейное. А что, это имеет значение?

— Вообще-то нет.

— Так вы беретесь?

— Вряд ли.

— Если согласитесь, обещаю солидный бонус!

— Насколько солидный?

— Вы знаете, где найти подробности.

— Поинтересуюсь.

— Ответ мне нужен в течение сорока восьми часов. Проблему-то все равно нужно решать.

— Понял, — коротко сказал я и отсоединился.

Словно оцепенев, я застыл у телефона, апатично наблюдая за прохожими.

«Проблему-то все равно нужно решать!» Чертов Бенни! Дает понять, что незаменимых людей нет.

Боже, ну почему Мидори? Наверное, все дело во встрече с Булфинчем. Японец из телефонной будки видел, как они встречались в кафе, и те, на кого он работает, решили, что Мидори узнала нечто лишнее. Или, возможно, у нее есть то, что интересует Булфинча. Дело важное, раз предпринимаются столь решительные меры.

«Нужно соглашаться. Если откажешься, Бенни наймет другого. По крайней мере все можно сделать быстро, чтобы она ничего не почувствовала».

Рассуждать легко... Будь проклят тот день, когда я впервые встретился с Мидори!

К станции с грохотом подъехал поезд. Он идет до станции Отемачи, а там можно пересесть и доехать до Омотесандо. Оттуда и до «Синего клоуна» недалеко.

«Значит, судьба!» — подумал я и сел в поезд.

10

Если хочешь выжить, нужно научиться думать так, как твои враги. Эту истину я усвоил в детстве, защищаясь от школьных хулиганов, а потом еще раз осознал в джунглях Камбоджи. Достаточно взглянуть на ситуацию глазами врага, и все будет ясно.

Самое главное — оказаться в нужное время в нужном месте. Это не так-то просто сделать: надо следить за объектом, пока досконально не изучишь распорядок дня и примерный маршрут следования. Потом, перебрав все возможные места для засады, выбрать самое выгодное.

В то же время не стоит забывать, что точно такая же слежка может вестись за тобой. Умение работать быстро и эффективно, не забывая о собственной безопасности, — визитная карточка настоящих профессионалов.

В самообороне действуют те же правила. Поставьте себя на место грабителя: если срочно понадобились деньги, куда вы пойдете? Правильно, к банкомату и скорее всего ночью. Место тоже подберете подходящее: людное, чтобы не пришлось долго ждать, но не слишком, иначе могут помешать, темное, чтобы не заметили, и вместе с тем удобное, чтобы нагнать жертву, как только он или она снимет деньги с карточки. И так далее, и тому подобное. Проведя небольшой анализ, вы легко поймете, где может поджидать опасность, и удвоите бдительность.

А за Мидори и следить не нужно: ее распорядок дня согласуется с расписанием концертов. Булфинчу ничего не стоило узнать, когда она выступает у «Альфи». Так что любой из наймитов Бенни справится без труда.

Проехав семь остановок до Омотесандо по линии Чийода-сен, я вышел в город. Рядом со станцией есть интернет-кафе. Заплатив за час, я вышел в чат и загрузил оставленное Бенни сообщение. Интернет здесь быстрый, так что через секунду я уже любовался на отсканированные фото Мидори. Подробный адрес, телефон и расписание концертов, включая сегодняшнее выступление в «Синем клоуне», прилагались. Гонорар — сто пятьдесят тысяч долларов. Бенни не соврал: прибавка действительно солидная.

Упоминание сегодняшнего концерта не на шутку меня встревожило. Ничего не скажешь, информирован Бенни прекрасно, и в любой другой ситуации я бы провел операцию, не откладывая дело в долгий ящик. С другой стороны, мне дали сорок восемь часов на обдумывание, так что в ближайшие двое суток жизнь Мидори в безопасности.

Что же делать? Предупредить девушку, что за ее жизнь назначено крупное вознаграждение? Можно попробовать, только вряд ли она поверит... А даже если поверит, что дальше? Научить ее элементарным правилам самообороны? Спрятать где-нибудь, пока не улягутся страсти?

Ерунда какая-то! Сделать можно только одно: за сорок восемь часов выяснить, почему люди Бенни считают Мидори помехой, и постараться их переубедить.

До «Синего клоуна» примерно километр, я собирался прогуляться, однако в последний момент передумал и остановил такси. Выиграю время и немного осмотрюсь. Водителю я велел ехать по Кото-дори, а затем направо к «Синему клоуну». Надеюсь, на дороге пробка и я успею отыскать места, которые сам бы использовал для засады.

Как я и предполагал, по Кото-дори мы ползли целую вечность, и я как следует осмотрелся. Как ни странно, район «Синего клоуна» не слишком удобен для слежки. Вокруг клуба много магазинов, которые закрываются после шести. Есть французский ресторан «Идея фикс» с удобными балкончиками на втором этаже. Зато подниматься в этот ресторан надо по узкой длинной лестнице, так что вряд ли кто-нибудь решится его использовать.

С другой стороны, зачем вообще ждать? Можно навестить Мидори в антракте, предварительно рассчитав, сколько длится концерт. Если киллер выбрал этот способ, то наверняка приедет попозже.

Или, наоборот, он уже в клубе, явился с приглашением, будто добропорядочный любитель джаза.

Остановив такси в начале Омотесандо-дори, я прошел четыре квартала к «Синему клоуну». Тщательно осмотрел все пригодные для засады места, но никого подозрительного не увидел.

Желающих попасть на второй концерт собралась целая очередь; я подошел к кассе, где мне сказали, что билеты давно распроданы.

Черт, как же я об этом не подумал! Может, Мидори оказалась предусмотрительнее? Она же все-таки меня пригласила...

— Я друг Мидори Кавамуры, — нерешительно сказал я. — Меня зовут Джунучи Фудзивара.

— Да, конечно, — лучезарно улыбнулась кассирша. — Кавамура-сан предупредила, что вы можете прийти. Придется подождать, второй концерт начинается через пятнадцать минут, и мы найдем вам место поудобнее.

Кивнув, я отошел в сторону. Минут через пять стали выходить слушатели с первого концерта. Как только зал опустел, меня провели по широкой крутой лестнице и усадили за столик справа от сцены.

Да, «Синего клоуна» с «Альфи» не спутаешь. Во-первых, в «Клоуне» высокие потолки, а зал «Альфи» напоминает пещеру. Да и класс совершенно иной: ковры, деревянная обшивка, в вестибюле компьютеры для тех, кто в перерыве захочет проверить электронную почту. Но самое главное — публика: к «Альфи» ходят только ради музыки, а в «Синий клоун» — чтобы покрасоваться.

Будь я киллером, какое бы место выбрал? Наверное, в конце зала, поближе к выходу, чтобы иметь свободный путь к отступлению и возможность наблюдать за всеми не оборачиваясь.

Итак, проверяем выходы. Делая вид, что ищу знакомых, я огляделся по сторонам. За одним из столиков в конце зала сидел японец возрастом чуть за сорок, в темном мятом костюме. Выражение лица вкрадчивое, даже слишком. Вместе с ним за столиком молодая пара, но они оживленно беседуют, так что мужчина явно не с ними. Почти все гости сидят по двое-трое и с нетерпением ждут концерта, а Темный Костюм совершенно спокоен. Что-то с ним не так.

Теперь правая сторона. За столиком сидят три девушки в ярких нарядах. Кажется, здесь все чисто.

Раз Темный Костюм сможет наблюдать за мной на протяжении всего концерта, нужно проверить, есть ли у него сообщники. Пришлось рассказать сидевшей рядом паре, что я близкий друг Мидори и пришел по ее приглашению. Через секунду новость разлетелась по залу, и мне удалось кое с кем познакомиться.

Ко мне подошла официантка, я заказал скотч, и большинство собравшихся последовали моему примеру. Раз я друг Мидори Кавамуры, значит, все, что я делаю, здорово.

Бурные аплодисменты: на сцене появилось трио. Вот еще одно отличие от «Альфи»: там музыкантов встречают почтительной тишиной.

Девушка устроилась за пианино. Сегодня на ней вытертые джинсы и черная бархатная блузка с глубоким вырезом. Она наклонила голову, пальцы коснулись клавиш, и публика замерла, словно в ожидании чуда.

Начала медленно, по-своему интерпретируя «Алмазные углы» Телониуса Монка. В общем, играла гораздо эмоциональнее, чем в «Альфи», с большей отдачей и намного выразительнее, чем гитарист и барабанщик. В аккордах сквозили ярость, отчаяние и безумная боль, передававшиеся слушателям.

Концерт продолжался девяносто минут, и этюд Монка вместе с Мидори заставляли нас то грустить, то наполняли безумной радостью. Закончила она бешеным пассажем, и гости восторженно зааплодировали. Девушка встала и благодарно поклонилась публике, гитарист и барабанщик улыбались и вытирали со лба пот. Аплодисменты не смолкали. Подарив публике свое сердце, взамен Мидори получила искреннюю благодарность. Когда гости наконец успокоились и стали вставать с мест, музыканты ушли со сцены.

Через несколько минут Мидори вышла в зал и села за мой столик. После концерта она раскраснелась и была чудо как хороша.

— Я сразу вас заметила, — проговорила она, легонько прижимаясь ко мне плечом. — Спасибо, что пришли.

— Спасибо, что пригласили! Кассирша была сама любезность.

— Если бы я ее не предупредила, вас бы не пустили, а с улицы не так хорошо слышно, правда?

— Да, в зале намного удобнее. — Я оглянулся по сторонам, будто наслаждаясь роскошью обстановки, хотя на самом деле искал Темный Костюм.

— Хотите перекусить? Мы с ребятами как раз собирались.

Я не знал, что ответить. В присутствии посторонних ничего ценного не узнать, а новые знакомства ни к чему.

— Сегодня же закончился ваш первый ангажемент в «Синем клоуне»! Хотите отметить со своей группой?

— Нет-нет! — возразила Мидори, снова касаясь меня плечом. — И разве вам не интересно познакомиться с ребятами? Сегодня они играли просто здорово!

С другой стороны, если вечер сложится удачно, возможно, будет шанс поговорить с ней наедине...

— Да, зрители в восторге.

— Мы собрались в «Живой бар». Знаете, где это?

Отличный выбор! «Живой бар» — сеть ресторанчиков, ближайший из которых находится в Омотесандо. По сути дела, бар совсем рядом, но придется раз пять сворачивать, так что я смогу проверить, следит ли за нами Темный Костюм.

— Вообще-то это целая сеть ресторанов...

— Да, но тот, что в Омотесандо, — самый лучший. Там масса интересных блюд и отличный выбор спиртного. Хозяйка «Альфи» говорит, что в винах вы разбираетесь лучше многих.

— Мама льстит, — улыбнулся я. Нужно быть осторожнее, иначе в «Альфи» на меня составят целое досье. — Позвольте мне хотя бы заплатить за скотч...

— Он уже оплачен, — улыбнулась Мидори. — Пойдемте!

— Вы заплатили за меня?

— Просто сказала администратору, что мужчина, сидящий справа у сцены, — мой хороший друг. Так что все за счет заведения, — по-английски закончила она.

— Вы очень любезны!

— Подождете пару минут? Нужно кое-что забрать из гримерной.

Вряд ли киллер решится пробраться в гримерную. На улице действовать гораздо проще и безопаснее, тем более что в клубе полно охраны.

— Конечно! — беззаботно сказал я, поворачиваясь к сцене спиной, чтобы наблюдать за происходящим в зале. Гости суетились, пробираясь к выходу, и мужчину в темном костюме я не заметил.

— Где встретимся?

— Давайте прямо здесь через пять минут.

Появилась Мидори немного позже, думаю, прошло минут пятнадцать. Она успела переодеться в черный джемпер из шелка или тонкого кашемира и черные же брюки классического покроя. Длинные блестящие волосы струились по плечам.

— Простите, что задержалась.

— Выглядите просто замечательно! — похвалил я и взял Мидори под руку.

— Тогда пойдемте скорее! — улыбнулась девушка. — Ребята уже ждут.

Мы вышли через переднюю дверь, обогнав несколько задержавшихся гостей. Каждый из них кланялся и благодарил Мидори за отличное выступление.

Будь я киллером, то затаился бы у лестницы в «Идее фикс»: оттуда прекрасно видны передняя и боковая двери. Наверное, после окончания концерта Темный Костюм поспешил именно туда.

Вот тебе и сорок восемь часов... Ай да Бенни! Живет под девизом: «Спешите, предложение истекает в полночь!» Совсем как во время сезонных распродаж.

Бас-гитарист и барабанщик ждали у входа в клуб.

— Томо, Ко, это Джинучи Фудзивара, о котором я вам рассказывала, — познакомила нас Мидори.

— Очень рад знакомству, — по-японски сказал я и низко поклонился. — Играли вы просто божественно!

— Давайте говорить по-английски! — предложила Мидори. — Они оба жили в Нью-Йорке, Фудзивара-сан, и умеют приглашать на кофе по-бруклински.

— Тогда зовите меня Джоном! — попросил я, протягивая руку барабанщику.

— А вы меня Томом. — Парень пожимал руку и одновременно кланялся. Лицо у него открытое, немного удивленное, а одежда самая простая: джинсы, тонкая белая рубашка и синий блейзер. Держался Том очень естественно и сразу мне понравился.

— По-моему, мы встречались в клубе «Альфи», — проговорил гитарист, осторожно протягивая руку. Наряд тот же, что и в прошлый раз: черные джинсы, белый блейзер, прямоугольной формы очки — будто сошел с обложки модного журнала!

— Правильно! — пожал руку я. — Сегодня все получилось еще лучше. Перед концертом хозяйка «Альфи» сказала, что у вас большое будущее. Так вот, она совершенно права!

Думаю, гитарист почувствовал лесть, но после концерта пребывал в благодушном настроении. Или все дело в английском? Так или иначе, его улыбка получилась вполне искренней.

— Спасибо за добрые слова! Зовите меня Кеном...

— А меня Мидори! — вмешалась девушка. — Кажется, я не на шутку проголодалась!

По дороге в ресторан болтали в основном о джазе и о том, как каждый из нас его открыл. Я был лет на десять старше любого из них, но, поскольку все мы считали себя духовными последователями школы Чарли Паркера — Билла Эванса — Майлса Дейвиса, точек соприкосновения оказалось более чем достаточно.

Время от времени мне удавалось оглядываться, и пару раз я замечал типа в темном костюме. Не думаю, что он станет действовать сейчас, когда с Мидори друзья.

Хотя, если Бенни загнать в угол, он не остановится ни перед чем... Может, киллеру приказано убрать девушку любой ценой? Готовый к решительным действиям, я весь обратился в слух.

А вот и «Живой бар», притаился на первом этаже высотного здания. У входа нас встретил молодой японец в новеньком, застегнутом на все пуговицы кителе. Единогласно признанная лидером Мидори попросила столик на четверых. Японец низко поклонился и что-то прошептал в стоящий рядом с кассой микрофончик. Через секунду парень отвел нас к столику, где уже ждала улыбающаяся официантка.

Для субботнего вечера народу было на удивление мало: в основном за черными лакированными столиками расположились элегантные женщины с безупречным макияжем и горящими глазами. Костюмы от Шанель сидели так естественно, будто они носили их всю жизнь. Однако рядом с Мидори они почему-то казались похожими на кукол Барби.

Мы успели заказать напитки и легкие закуски, когда в зал провели мужчину в темном костюме. Он сел спиной к нашему столику; впрочем, на стене — большое зеркало, так что мы у него как на ладони.

Поджидая, пока принесут еду, мои спутники продолжали болтать о джазе, а я ломал голову, как избавиться от Темного Костюма. Он представитель многочисленной армии противника, и если появится возможность уничтожить хотя бы одного ее члена, я с удовольствием ею воспользуюсь. Надеюсь, все пройдет гладко и хозяева киллера никогда не узнают о моем участии в этой истории, а я выиграю время, чтобы спасти Мидори.

Когда все было съедено и мы по новой заказали напитки, кто-то из музыкантов спросил, чем я занимаюсь.

— Я консультант, помогаю импортерам разобраться в особенностях японского рынка.

— Здорово! — воскликнул Том. — Иностранцам приходится нелегко. Сколько воды утекло, а во многих отношениях Япония так и осталась изолированным от всего мира островком.

— Джону это только на руку, — съязвил Кен. — Правда, Джон? Если бы в Японии не было столько глупых законов, а министерство торговли не погрязло в коррупции, вам бы пришлось искать новую работу!

— Слушай, Кен, — вмешалась Мидори, — мы и так знаем, что ты циник. Не стоит доказывать это еще раз.

Неужели наш гитарист уже пьян?

— Когда-то и ты была такой же, — не унимался Кен и, повернувшись ко мне, пояснил: — Не знаю, чему Мидори учили в Джуллиарде, но из Нью-Йорка она вернулась настоящей радикалкой. Мечтала перевернуть Японию с ног на голову! А теперь у нее другие приоритеты...

— Нет, мне по-прежнему хочется многое изменить, — возразила Мидори. — Просто громкими лозунгами и демонстрациями ничего не добьешься. Нужно набраться терпения и четко представлять себе конечную цель.

— И чего ты за последнее время добилась? Что сделала для страны? — вопрошал Кен.

— Понимаете, — повернулся ко мне Том, — Кену кажется, что, выступая в элитарных клубах вроде «Синего клоуна», он предает свои убеждения. А раздражение часто выплескивается на нас с Мидори...

— Не только я, а все мы продались за тридцать сребреников! — горько усмехнулся гитарист.

— Хватит, Кен, смени пластинку, — взмолилась Мидори, устало закрыв глаза.

— Джон, а вы что скажете? — набросился на меня гитарист. — Как говорят наши друзья-американцы: «Если ты не решаешь проблему, значит, ты ее создаешь».

— Есть и третий вариант, — с улыбкой напомнил я: — «Тебе все по барабану».

Гитарист обреченно кивнул, будто я подтвердил его опасения.

— Вот это хуже всего.

Я пожал плечами. Мне было действительно все равно, и нервничать я не собирался.

— Если честно, никогда не думал, что могу изменить что-то в глобальном масштабе. У моих клиентов появляются проблемы — я помогаю их решать. Вот и все... Хотя то, о чем вы говорите, важно. Просто к серьезному разговору я пока не готов...

На лице Кена ясно читалось желание пустить кому-нибудь кровь, но моя вежливость подействовала обезоруживающе. Я ведь не спорю, значит, и возразить ему нечего.

— Давайте выпьем! — гораздо миролюбивее предложил он.

— Я пас, — заявила Мидори. — И вообще время уже не детское.

Посмотрев на соседний столик, я заметил, что Темный Костюм, подняв колено, щелкает чем-то похожим на одноразовую зажигалку.

Вот засранец! Это же камера!

Он снимает Мидори, и на некоторых фотографиях буду я.

Значит, придется уйти с этой троицей, а потом соврать, что забыл в ресторане что-то ценное, и вернуться к Темному Костюму. Отпустить его я не могу, особенно после того, как он меня заснял.

Однако наемник Бенни решил облегчить мне жизнь: неожиданно встал и направился в уборную.

— Мне тоже пора домой, — заявил я, чувствуя, как бешено стучит сердце. — Только отлучусь на секунду...

Вперив глаза в пол, я шел за Темным Костюмом. Широко раскрыв дверь, мужчина шагнул в уборную, и быстрее мыши я нырнул следом. Две кабинки, два писсуара. Боковым зрением я заметил, что двери кабинок приоткрыты. Значит, мы одни. Сосредоточившись, я почувствовал, как по телу движется воздух, наполняя кровь кислородом.

Услышав шаги, киллер обернулся, узнал во мне одного из спутников Мидори и каким-то шестым чувством ощутил опасность. Ну уж нет, никакой инстинкт тебе не поможет! Мои глаза так и впились втело противника, а мозг, мгновенно оценив ситуацию, просчитывал возможные варианты атаки.

Решив не медлить ни секунды, я шагнул к мужчине и сжал ему трахею большим и указательным пальцами. Голова киллера откинулась назад, а руки потянулись к горлу.

Воспользовавшись замешательством, я запустил руки в его карманы и в левом нашел камеру.

Издавая странный клекот, киллер продолжал хвататься за горло. Движения судорожные, значит, ему не хватает воздуха. Отлично, мне удалось сломать трахею!

Так, задохнется он секунд через тридцать, но их у меня нет. Схватив умирающего одной рукой за волосы, другой за подбородок, я быстро свернул ему шею.

Наемник Бенни обмяк и стал оседать. Пришлось брать его за плечи и волочь в пустую кабинку. Не прошло и пяти секунд, как я усадил убийцу во вполне естественном положении. Дверь закрыта, и, увидев ноги, все подумают, что кабинка занята. Если повезет, бездыханное тело обнаружат не скоро.

Осторожно захлопнув дверь, я коленом опустил задвижку, а потом подтянулся и вылез из кабинки. Быстро отмотав туалетной бумаги, я протер дверцу, надеясь не оставить отпечатков пальцев. Бумагу затолкал в задний карман брюк. Теперь можно выходить!

— Все в порядке? — спросил я, подойдя к столику.

— Да, конечно, — проговорила Мидори, и мы пошли к кассе.

Счет был у Тома, но я настоял, что заплачу сам: концерт же слушал бесплатно, так что теперь мы квиты! На самом деле мне не хотелось, чтобы кто-то из них пользовался кредиткой, ведь установить имя владельца — секундное дело.

Я пересчитывал сдачу, когда Том, словно спохватившись, бросился в уборную.

— Подожди, я с тобой! — закричал Кен и побежал следом.

А что, если тело соскользнет с унитаза? Я словно примерз к барной стойке, понимая, что остается положиться на удачу.

— Не хотите прогуляться до дома пешком? — предложил я М ид ори. Она успела рассказать, что живет в Харадзуку, хотя я, конечно, знал это и раньше.

— С удовольствием! — улыбнулась девушка.

Минуты через три вернулись Том с Кеном. Парни весело смеялись, и я понял, что Темный Костюм по-прежнему сидит на стульчаке.

Мы вышли из ресторана и окунулись в вечернюю прохладу Омотесандо.

— Моя машина у «Синего клоуна», — глядя на Мидори, сказал Кен. — Кого-нибудь подвезти?

— Нет, спасибо, — покачала головой девушка.

— Я на метро. Спасибо за приглашение! — отозвался я.

— А вот я с удовольствием! — весело сказал Том, моментально разрядив обстановку. — Джон, было очень приятно с вами познакомиться! Спасибо за ужин!

— А вам спасибо за концерт, — низко поклонившись, сказал я. — Надеюсь, мы еще не раз встретимся.

— Да, конечно, — кисло протянул Кен, но Том уже тянул его за рукав, и парни поспешили к «Синему клоуну».

— Все в порядке? — спросила Мидори, убедившись, что Том с Кеном далеко и не слышат.

— Да, вечер получился замечательный! Ребята очень приятные.

— С Кеном иногда бывает сложно.

Я пожал плечами.

— Ему не понравилось, что вы пригласили чужого.

— Просто он еще слишком молод. Спасибо вам за терпение.

— Все в порядке.

— Знаете, я обычно не зову малознакомых людей на концерты и тем более в ресторан.

— Ну, мы ведь встречались уже дважды, так что своим принципам вы не изменили.

Мидори засмеялась.

— Хотите чего-нибудь выпить?

— Пожалуй, — отозвался я, пытаясь понять, к чему она ведет. — И даже знаю место, которое наверняка вам понравится.

Я повел ее в бар «Сатох» — небольшое заведение на втором этаже одного из зданий, притаившихся на аллее, соединяющей Омотесандо-дори и Мейдзи-дори. По дороге я успел несколько раз оглянуться. «Хвоста» не было. Значит, Темный Костюм работал один.

Поднявшись на лифте на второй этаж, мы попали в плен цветущих гардений, которыми так увлекается супруга Сатох-сана. Поворот направо, небольшой лестничный пролет — и перед нами сам хозяин, безупречно элегантный, в шелковом жилете с бабочкой.

— Ах, Фудзивара-сан! — широко улыбаясь, проговорил он и низко поклонился. — Добро пожаловать!

— Очень рад видеть вас, Сатох-сан, — ответил я и, оглядевшись по сторонам, увидел, что свободных мест почти нет. — Примете нас?

— Да, конечно! — отозвался хозяин и вежливо попросил сидевших у стойки посетителей сдвинуться вправо, чтобы освободить место для нас с Мидори.

Поблагодарив Сатох-сана и еще раз извинившись перед посетителями, мы устроились с максимальным удобством. Похоже, интерьер бара не оставил девушку равнодушной: глаза у нее совсем круглые. Что же, ничего удивительного, здесь есть на что посмотреть: бесконечные ряды бутылок виски, некоторые такие старые, что не разобрать надпись на этикетке. Виски в этом заведении не только товар, но и предмет интерьера: бутылки стоят на полках, на низеньких столиках, в нишах. На дальней от нас стене — древний американский велосипед, рядом — дисковый телефон, на вид килограммов восьми весом, и портрет президента Кеннеди в деревянной рамке.

Сатох-сан подает только виски и ставит только джаз, так что сейчас из прабабушки современных стереоустановок неслось слегка искаженное пение Курта Эллинга.

— Здесь... здесь так здорово! — захлебываясь в эмоциях, воскликнула Мидори.

— Необычно, правда? — переспросил я, довольный, что ей понравилось. — Сатох-сан — бывший служащий, смертельно уставший от мышиной возни на работе. Страстный любитель виски и джаза, он экономил всю жизнь, пока десять лет назад не открыл собственное заведение. Думаю, это лучший бар в Японии.

К нам подошел хозяин, и я представил ему свою спутницу.

— Да, конечно! — вырвалось у Сатох-сана. Порывшись в стопке дисков, он нашел нужный: «В другой раз» Мидори Кавамуры. Густо покрасневшая девушка умоляла поставить что-нибудь другое.

— Что предложите сегодня? — поинтересовался я.

Четырежды в год Сатох-сан посещает Шотландию и привозит редкие, порой даже эксклюзивные сорта виски.

— Сколько бокалов? — уточнил хозяин. Ответь я «несколько», он бы устроил целую дегустацию, начиная со сравнительно легкого продукта южной Шотландии, чтобы постепенно подвести меня к терпкому, с йодистым ароматом виски острова Айлей.

— Наверное, только один.

Сатох-сан посмотрел на Мидори, и она кивнула.

— Порезче или помягче?

— Порезче! — не задумываясь, выпалила девушка.

Хозяин улыбнулся: на такой ответ он и рассчитывал. Значит, нас ждет что-то особенное. Жестом фокусника Сатох-сан достал из зеркального шкафчика прозрачную бутыль.

— Сорокалетний «Ардберг», — представил он. — С южной части острова Айлей. Очень редкий сорт. Держу в простой бутыли, потому что опасаюсь кражи.

А вот и ослепительно чистые бокалы!

— Неразбавленный? — спросил Сатох-сан, не зная, что любит Мидори.

— Да! — ответила она, чем снова заслужила одобрение хозяина, который, отлив напиток, бережно закупорил бутылку.

— Секрет этого виски — в сочетании «несочетаемых» ароматов. Они гармонируют, образуя неповторимый букет, — объяснил Сатох-сан, превратившись в лектора. — Здесь присутствуют ароматы дыма, торфа, хереса и морской соли. Словно непризнанный гений, этот виски ждал своего часа целых сорок лет. А сегодня с ним познакомитесь вы. Наслаждайтесь!

— Мне даже страшно, — призналась Мидори и подняла бокал, чтобы посмотреть сквозь янтарную жидкость на свет.

— В этом баре всегда так: дегустация нового сорта сопровождается небольшой лекцией. Сатох-сан любит преподносить товар лицом.

Девушка пригубила виски и несколько секунд молчала, наслаждаясь сложным букетом.

— Здорово! — наконец проговорила она. — Огонь, лед и свежее дыхание моря.

— Совсем как ваша музыка!

Улыбнувшись, Мидори легко коснулась меня плечом.

— Мне так понравилась наша беседа в «Цуте»! Пожалуйста, расскажите о себе еще что-нибудь!

— Вряд ли вам будет интересно...

— Попробуйте, а я решу, интересно мне или нет.

Похоже, девушке больше нравится слушать, чем говорить, что не слишком для меня удобно. Но другого выхода нет — придется рассказывать.

— Долгое время домом для меня был небольшой городок на севере штата Нью-Йорк. Именно туда после смерти отца увезла меня мама.

— А после этого вы приезжали в Японию?

— Несколько раз. Когда я был в седьмом классе, бабушка и дедушка со стороны отца написали мне о программе международного обмена, участники которой могли целый семестр учиться в японской школе. К тому времени в Штатах мне уже порядком надоело. Я подал заявку и попал в Сайтаму Гаукен.

— На целый семестр? Ваша мама, наверное, очень скучала.

— Да, с одной стороны, да. А с другой — она смогла отдохнуть и уделить больше внимания работе. В то время со мной было непросто.

«Непросто» — слово очень удобное и емкое; не рассказывать же Мидори обо всех драках и дисциплинарных взысканиях!

— Ну и как вам школа?

Я колебался, не зная, что ответить: далеко не все воспоминания были приятными.

— Все оказалось сложнее, чем я ожидал. Мало того, что проявился акцент; узнав, что я наполовину американец, дети стали считать меня настоящим отморозком!

В темных глазах было столько сочувствия, что я со своими корыстными интересами показался себе Иудой-предателем.

— Я знаю, что такое вернуться на родину после долгого отсутствия, — тихо сказала Мидори. — Предвкушаешь теплый прием, а не получив его, понимаешь, что стал бездомным.

— К счастью, все уже в прошлом, — махнул рукой я, изображая равнодушие.

— А что случилось после школы?

— Вьетнам.

— Вьетнам? Вы слишком молоды... Как же так вышло?

— В армию я попал еще подростком, а война была в самом разгаре... — Я отдавал себе отчет, что рассказываю слишком много, но почему-то меня это не беспокоило.

— И сколько вы там прослужили?

— Три года.

— Первый раз слышу, чтобы призывали больше чем на год.

— Все правильно, но меня никто не призывал.

— Вы пошли добровольцем? — изумленно спросила Мидори.

Боже, я сто лет никому не рассказывал о Вьетнаме... Сначала было слишком страшно, а потом стало не с кем беседовать.

— Сейчас это кажется абсурдным, но я действительно пошел добровольцем. Хотелось доказать всем, а в первую очередь себе, что я настоящий американец, несмотря на цвет кожи. Воевать пришлось в Азии, и мне стало еще сложнее, но я не роптал. Мало того, брался за самые опасные задания...

Несколько секунд мы молчали, и первой заговорила Мидори:

— Это вьетнамские призраки не дают вам покоя?

— Да, некоторые из них пришли из Вьетнама, — ответил я.

У Мидори, видимо, есть табу, касающиеся малознакомых мужчин, а у меня — свои запреты, и относятся они к прошлому. Мы и так зашли слишком далеко.

Пальцы девушки сжимали бокал с виски, и неожиданно для себя я поднес их поближе к глазам.

— Типичные пальцы пианистки, тонкие, но очень сильные.

Ловкое движение — и теперь в качестве хироманта выступает Мидори.

— Хочешь узнать человека — взгляни на его руки. Я вижу бусидо. А судя по суставам... Чем вы занимаетесь? Дзюдо или, может, айкидо?

Бусидо — мужчина-воин. В моем случае — вечный солдат. Да, мозоли и поврежденные суставы выдали меня с головой... В том, как Мидори держала мои руки, не было ничего необычного, но сердце, по-видимому, считало иначе.

Испугавшись, что девушка может узнать больше, чем нужно, я поспешно отдернул руки.

— Сейчас только дзюдо. Удушающие захваты, броски — это как раз по мне. Тренируюсь в Кодокане: для дзюдоиста лучшего места не найти.

— Я знакома с Кодоканом, хотя сама несколько лет занималась айкидо.

— Зачем джазовой пианистке айкидо?

— Это было до джаза. Сейчас тренироваться не могу — берегу руки. В клуб я пришла после того, как начали третировать в школе. Отец взял меня с собой в Штаты, а по возвращении одноклассники приняли меня в штыки. Так что у нас с вами много общего.

— Айкидо помогло?

— Не сразу. Зато школьные обиды придавали тренировкам дополнительный стимул. Однажды какая-то девчонка схватила меня за руку, и я, выполнив подсечку, уложила ее прямо на песок в школьном дворе. С тех пор пыла у задир поубавилось. И очень хорошо, потому что, кроме той подсечки, я ничего не умела.

Я подивился упорству, которое от подсечки в школьном дворе привело ее на дорогу к славе.

Пальцы девушки снова легли на бокал с виски, а я любовался неспешной грацией ее движений: никакой суеты, ничего лишнего.

— Вы занимаетесь садо, — озвучил внезапную догадку я, имея в виду искусство чайной церемонии. Проводя изысканную, невероятно сложную церемонию, молодые девушки пытаются добиться максимально естественной элегантности в движениях и душевной гармонии. Каждый жест в садо имеет определенный смысл, не беспорядочное движение, а жест-символ, такой выразительный, что и слова не нужны.

— Занималась много лет назад без особого успеха, — призналась Мидори. — Неужели что-то чувствуется? Еще немного виски, и вы ничего не заметите.

— Тогда не пейте, — попросил я, заставляя себя не смотреть в темные глаза. — Я люблю садо.

— А что еще вы любите? — улыбнувшись, спросила девушка.

Что она задумала?

— Трудно сказать... Многое. Например, слушать и смотреть, как вы играете.

— Почему?

Я пригубил «Ардберг»; виски обожгло пищевод, мгновенно оживив кровь.

— Мне нравится, что вы всегда начинаете спокойно, а потом, полностью отдавшись музыке, обо всем забываете. Каждый раз вы рисуете образ, настолько живой, что ваши слушатели его видят. Словно управляя чужими душами, вы и их заставляете забыть об окружающем.

— А еще почему?

— Разве этого недостаточно? — рассмеялся я.

— Нет, ведь есть еще какие-то причины.

Я бездумно вертел в руках бокал, наблюдая за золотыми отблесками янтарной жидкости.

— По-моему, с помощью джаза вы пытаетесь что-то найти. Что-то неуловимое, потому что, несмотря на все усилия, цель всегда далека... В какой-то момент вы близки к отчаянию, и это отражается на музыке, а потом проходит все, кроме грусти. Но ваша грусть светла, в ней чувствуется смирение и житейская мудрость.

Уже в который раз я чувствовал, что становлюсь слишком откровенным. Откуда эта пассивность? Нужно срочно брать ситуацию под контроль!

— Такие слова — лучшая награда для любого музыканта, — после небольшой паузы сказала Мидори. — Я ведь не просто так выбрала джаз. Помню, однажды зимой, еще в Чибе, мне не спалось, и среди ночи я вышла на улицу. Была оттепель, и, сняв куртку, я долго сидела во дворе своей старой школы. Вокруг никого: только я, небо и темные силуэты деревьев. Тогда я впервые осознала: придет день, и я умру. Небо, луна и деревья останутся, а я исчезну, и на скамейке будет сидеть совсем другая девушка... Именно таков порядок вещей, но на глаза навернулись слезы, и я долго плакала. Все когда-нибудь кончается, и нужно смириться.

Неожиданно я вспомнил ее отца. Воистину все когда-нибудь кончается.

Мы долго молчали, и я попытайся сменить тему:

— Что имел в виду Кен, когда сказал, что вы были радикалкой?

Мидори осторожно глотнула «Ардберг».

— Кен — неисправимый романтик. Я была не радикалкой, а скорее мятежницей и бунтаркой.

— Против чего бунтовали?

— Боже, Джон, оглянитесь по сторонам! Что творится с Японией? ЛДП, бюрократы, куда они гонят страну?

— Да, проблемы есть, — признал я.

— Проблемы?.. Экономика катится к черту, людям нечем платить налоги, они боятся держать деньги в банках. А что делает правительство? Кое-как сокращает бюджетный дефицит и создает рабочие места на госпредприятиях. Знаете почему? Потому что все строительные объекты контролируются мафией с молчаливого согласия наших политиков. Страна залита цементом, места почти не осталось, а правительство строит и строит парковки, где никто не паркуется, мосты и дороги, по которым никто не ездит. Видели жуткие молы, что стоят вдоль побережья, якобы защищая от размывания? Исследования показывают, что эти чудища не предотвращают размывание, а наоборот, ему способствуют. Мы разрушаем экосистему, а коррумпированное министерство строительства процветает. А вы говорите «проблемы есть»!

— Думаю, Кен не так уж и не прав! — улыбнулся я. — Вы настоящая радикалка.

— Дело не в радикальных идеях, а в здравом смысле, — покачала головой Мидори. — Признайтесь, разве вас не раздражает существующее положение вещей? Вы не чувствуете себя обманутым?

— Иногда, — осторожно ответил я.

— А вот меня подобный расклад вещей страшно бесит! Именно это и имел в виду Кен.

— Простите, но разве ваш отец не был частью «подобного расклада» и «существующего положения»?

Повисла неловкая пауза.

— Ну, у нас были разногласия.

— Наверное, вы часто спорили.

— Да, долгое время мы вообще не могли найти общий язык.

— Однако помирились?

— Несколько месяцев назад у отца нашли рак легких, — грустно сказала Мидори. — После этого он пересмотрел свои приоритеты, но полностью восстановить отношения мы не успели.

Новость меня просто огорошила.

— У него был рак легких? А... хозяйка «Альфи» сказала, что инсульт.

— Несмотря на больное сердце, он много курил. В правительстве все курят, ему не хотелось быть белой вороной. Папа так сроднился с нашей чертовой системой, что отдал за нее жизнь.

— Рак легких — страшная вещь, — сказал я и пригубил виски. — Поэтому, умерев от инсульта, ваш отец не страдал.

Как же я ненавидел себя за лицемерие!

— Да, и это — единственное, что меня утешает.

— Простите за любопытство, но как именно изменились приоритеты вашего отца после того, как ему поставили страшный диагноз?

Мидори рассеянно смотрела вдаль.

— Если воспользоваться теорией Кена, то папа понял, что всю жизнь создавал проблемы и что пора их решать.

— Он успел что-нибудь сделать?

— Боюсь, нет, хотя он говорил, что перед смертью очень хочет сделать что-то хорошее. Изменилось его мировоззрение, и для меня это самое главное.

— А почему вы уверены, что он ничего не успел?

— О чем это вы? — настороженно спросила Мидори.

— Представьте, вашему отцу ставят страшный диагноз. Ему хочется сделать что-то полезное, чтобы исправить ошибки прошлого. Думаете, он что-нибудь успел?

— Я не совсем понимаю, о чем вы, — твердо сказала Мидори, и я снова натолкнулся на неприступную стену.

— Помните, о чем вы говорили в «Цуте»? Что делать, если в чем-то раскаиваешься, а исправить нет времени?

— Трудно сказать, у каждого по-разному.

Ну же, Мидори, помоги мне!

— Что же мог предпринять ваш отец? На что мог решиться, чтобы хоть как-то оправдаться в собственных глазах?

— Не знаю...

Знаешь, милая, знаешь, недаром же с тобой встречался журналист! Знаешь, но молчишь!

— Раз он хотел решать проблемы, то, может, попробовал как-то повлиять на своих коллег?

Мидори не ответила, и я решил, что попал точно в цель. Теперь нужно быть осторожнее, иначе девушка замкнется и больше ничего не расскажет.

— Вы спрашиваете, потому что сами о чем-то сожалеете? — неожиданно спросила Мидори.

Я испуганно поднял глаза. Да, в проницательности ей не откажешь! Зато появляется отличный предлог продолжить расспросы.

— Не знаю...

— Почему бы вам не рассказать все, как есть?

Ощущения примерно такие же, как после подсечки в айкидо.

— Нет, — глухо ответил я. — Не могу!

— Неужели со мной так трудно?

— Как раз наоборот, — улыбнулся я. — В этом-то вся проблема.

— Вы странный человек, Джон, — вздохнула Мидори. — Боитесь рассказывать о себе...

— Нет, просто вы мне гораздо интереснее.

— Точнее, мой отец.

— Ну, мне казалось, его опыт может быть полезным.

— Чему-то приходится учиться самостоятельно.

— Тоже верно, но я стараюсь пользоваться и чужим. Простите, если показался назойливым.

— Ничего страшного, — улыбнулась Мидори. — Только все эти события случились недавно...

— Да, конечно, — кивнул я, понимая, что разговор окончен. — Наверное, вам пора домой.

Интересная ситуация! С одной стороны, мы явно нравимся друг другу, и вполне вероятно, что Мидори пригласит меня на чашечку кофе. Если такое случится, я смогу осмотреть ее квартиру. Придется быть очень осторожным, чтобы не наделать глупостей.

Но с другой — если девушка не пригласит подняться, все попытки набиться в гости будут расцениваться как намеки на постель. Отпускать Мидори одну просто нельзя: ее адрес прекрасно известен Бенни.

Поблагодарив Сатох-сана за гостеприимство и знакомство со старым «Ардбергом», я оплатил счет, и мы окунулись в ночную прохладу Омотесандо. Улицы почти опустели.

— Вам в какую сторону? — спросила Мидори. — Отсюда я обычно хожу пешком.

— Я провожу вас, если не возражаете.

— Не стоит...

— Прошу вас, Мидори, мне бы очень хотелось! — умоляюще проговорил я, думая о сообщении Бенни.

— Хорошо, — улыбнулась девушка.

До ее дома мы дошли минут за пятнадцать, никакого «хвоста» я не заметил. Наверное, неудивительно, раз Темный Костюм исчез со сцены.

Вот и входная дверь. Мидори достала ключи и повернулась ко мне.

— Ну что же...

Это вежливый намек на прощание. Значит, на кофе меня не пригласят...

— С вами все будет в порядке?

Девушка понимающе на меня посмотрела, хотя об истинной причине столь настойчивого интереса не догадывалась.

— Конечно, я ведь здесь живу.

— Хорошо, а телефон у вас есть? — Номер мне давно известен, но нужно же как-то поддержать знакомство.

— Нет, к сожалению, нет.

Да, все хуже, чем я думал.

— Ясно, вы сторонница луддитов[4]. Ладно, если что, подайте дымовой сигнал, договорились?

Мидори захихикала.

— Я пошутила! Пятьсот двадцать семь — пятьдесят шесть — четыреста пятьдесят шесть.

— Спасибо! Можно иногда вам звонить?

«Например, минут через пять, чтобы проверить, что в квартире чисто?»

— Конечно, буду очень рада.

Вытащив из кармана ручку, я записал на запястье номер.

Мидори наклонила голову и улыбнулась. Похоже, она ждет поцелуя!

Решительно повернувшись, я шагнул на подъездную дорожку.

— Джон? — окликнула девушка.

— Да?

— Судя по тому, как вы меня расспрашивали, вы тоже радикал.

В голове завертелось несколько вариантов оправдания, однако здесь они не подойдут.

— Спокойной ночи, Мидори! — только и сказал я.

Пройдя несколько метров, я оглянулся, но она уже вошла в дом.

11

Тихо, как мышь, я проскользнул на автостоянку напротив дома Мидори. Стараясь держаться подальше от яркого, льющегося из окон света, я смотрел, как девушка стоит у лифта. Двери открылись, и она вошла.

В холле никого, так что, если незваные гости не притаились в квартире, ночь пройдет спокойно.

Достав приборчик Гарри, я подключился к домашнему телефону Мидори.

Тишина, а через минуту заскрежетал замок и хлопнула дверь. Шорох легких шагов, наверное, Мидори, а затем еще шаги, и, судя по звуку, там несколько человек. Испуганный крик...

— Послушайте, не надо кричать. Вы в безопасности. Мы расследуем дело государственной важности. Приходится соблюдать максимальную осторожность. Постарайтесь понять.

— Покажите... Покажите ваши удостоверения! — пролепетала перепуганная Мидори.

— Нет времени! Мы просто зададим вам пару вопросов и тут же уйдем.

— Покажите удостоверения, — гораздо увереннее потребовала девушка, — или я начну кричать. Стены здесь очень тонкие, я разбужу всех соседей!

Какая умница: смелая и решительная, сразу сообразила, что делать!

— Пожалуйста, не надо шуметь! — попросил вкрадчивый голос, а затем я услышал громкий шлепок. Негодяи распустили руки! Нужно срочно что-то делать!

— Какого черта вам надо? — тяжело дыша, спросила Мидори.

— В день смерти ваш отец нес с собой нечто ценное. Сейчас эта вещь у вас, мы пришли ее забрать.

— Не понимаю, о чем вы...

Еще одна пощечина. Черт!

Без ключа в дом мне не проникнуть. Даже если кто-то откроет дверь подъезда, а я скользну внутрь, как попасть в квартиру? Может, выбить дверь... Да, и навстречу выйдут четверо громил и тут же вытрясут из меня всю душу!

Отключив прослушивание, я набрал номер Мидори. После третьего гудка сработал автоответчик.

Выругавшись, я принялся набирать снова.

Пусть эти сволочи нервничают! Если проявить настойчивость, они могут дать Мидори ответить, чтобы не возбуждать лишних подозрений.

После пятой попытки девушка взяла трубку.

— Слушаю, — дрожащим голосом пролепетала она.

— Мидори, это Джон! Знаю, вы не можете говорить и что у вас в квартире посторонние. А сейчас скажите: «Нет, бабушка, я одна. Со мной нет никакого мужчины».

— Что?

— Просто скажите вслух: «Нет, бабушка, я одна. Со мной нет никакого мужчины».

— Нет, бабушка... Я одна, со мной нет никакого мужчины.

— Умница, а сейчас скажите: «Нет, приходить не надо, со мной никого нет».

— Нет, приходить не надо, со мной никого нет.

Думаю, этим ребятам не терпится убраться подобру-поздорову!

— Отлично. Продолжайте спорить с бабушкой, ладно? Эти люди не из полиции, как вы, наверное, уже поняли. Я помогу, но для этого вам нужно выбраться из дома. Скажите им, что в день смерти у вашего отца были с собой документы и они спрятаны у него на квартире. Пообещайте, что пойдете с ними и покажете. Мол, описать тайник не можете, а на месте сразу сориентируетесь.

— Бабушка, ты зря волнуешься!

— Буду ждать вас на улице, — сказал я и отсоединился.

В какую сторону они пойдут? Где устроить засаду? Мои сомнения разрешила скрюченная от ревматизма старуха, решившая среди ночи вынести мусор. Дверь открылась, и я быстрее пули пронесся мимо перепуганной бабули.

Мидори жила на третьем этаже, и я со всех ног понесся по лестнице. Мертвая тишина, а потом где-то в конце коридора хлопнула дверь.

Приоткрыв дверь на этаж, я снял с брелка зеркало и постарался рассмотреть, что делается в коридоре.

Из квартиры вышел высокий японец, огляделся по сторонам и кивнул. Затем появилась Мидори, а следом за ней второй японец, бесцеремонно державший ее за плечи.

Еще раз проверив коридор, высокий повел свой конвой прямо ко мне. Закрыв дверь, я снова посмотрел в зеркальце. Совсем рядом висит пенный огнетушитель. Я быстро оторвал его от стены и притаился справа от двери. Содрав пломбу, я приподнял форсунку.

Медленно тянулись секунды. Шаги ближе и ближе...

Тяжело дыша, я впился пальцами в рычаг.

На сотую долю секунды мне показалось, что дверь открывается. Но все получилось не так — конвой прошел мимо.

Черт, я думал, что они пойдут по лестнице! Я снова приоткрыл дверь и стал следить за ними в зеркальце. Мужчины зажали девушку в тиски, и один что-то держал у ее спины: пистолет или нож.

Незаметно к ним не подойти: меня услышат, а если у них оружие, то вообще ничего не получится.

Бегом на первый этаж!.. Очутившись в холле, я притаился у высокой колонны. Лифт совсем рядом! Прижав огнетушитель к груди, я снова достал зеркальце.

Они приехали через полминуты и вышли, сбившись в плотную группу. В войсках особого назначения учат, что таким образом двигаться нельзя: легко попасть в засаду или подорваться на мине. Эти парни явно боятся, что Мидори сбежит.

Спрятав зеркальце и брелок в карман, я весь обратился в слух. Когда, по моим подсчетам, нас разделяла пара сантиметров, с оглушительным «Кийя!» я выскочил из-за колонны и нажал на рычаг.

Не случилось ровным счетом ничего. Огнетушитель икнул и негромко зашипел.

Высокий японец удивленно раскрыл рот и стал что-то искать в кармане пиджака. Желая его опередить, я грозно поднял перевернутый огнетушитель. Из недр кармана вынырнул короткоствольный пистолет. Шагнув вперед, я ударил огнетушителем прямо по лицу врага. Раздался негромкий треск, и, словно куль с мукой, наймит Бенни осел на Мидори и своего сообщника, а пистолет с грохотом упал на пол.

Оттолкнув потерявшую равновесие девушку, на меня бросился второй бандит. Надо же, и у него пистолет!.. На этот раз огнетушитель будет ядром! Я вложил в толчок всю силу, сбил бандита с ног и, не желая останавливаться на полпути, бросился на поверженного врага и вырвал из рук пистолет. Не успел бедняга прикрыть лицо руками, как я врезал ему по уху. Что-то хрустнуло, и бандит перестал сопротивляться.

Я повернулся к первому бандиту, он не шевелился. Лицо бледное как мел.

К Мидори я так и не успел: к ней бросился третий головорез, до этого скрывавшийся в лифте. Схватив девушку за шею, он выставил ее перед собой как живой щит, а другой рукой стал шарить в кармане, пытаясь нащупать пистолет. «Пушку» я так и не увидел: вырвавшись из объятий, ловкая Мидори схватила наемника за левую руку и провела захват. Парень не сплоховал и, вращаясь в противоположном направлении, высвободил руку. Но я не дал ему опомниться и, подражая Бэкхему, сильно пнул в голову. Удивительно, как выдержала шея!

Перепуганная Мидори смотрел на меня во все глаза.

— Вы в порядке? — спросил я, осторожно коснувшись ее руки. — Эти бандиты ничего вам не сделали?

Девушка покачала головой.

— Они сказали, что из полиции, но ни удостоверений, ни значков не показали... Зачем эти люди пробрались в мою квартиру? Кто они? А как вы узнали, что со мной что-то не так?

Бережно держа за руку, я повел Мидори к стеклянным дверям, то и дело оглядываясь по сторонам.

— Я видел их в «Синем клоуне», — пояснил я, жестом попросив Мидори прибавить шагу. — В баре этих людей не было, вот я и решил, что они пробрались к вам в квартиру.

— Вы видели их в «Синем клоуне»? Что они хотели? А вы-то кто такой?

— Ваш друг. Я случайно узнал, что вам угрожает опасность, и хочу помочь. Подробности сообщу позже, а сейчас позвольте отвести вас в более безопасное место.

— В безопасное место? — переспросила Мидори и, остановившись у дверей, посмотрела на троих бандитов, лица которых превратились в кровавое месиво.

— Обещаю все вам объяснить, только чуть позже. Поймите, ваша жизнь в опасности, и я не смогу помочь, если вы мне не поверите. Поговорим в другом месте, ладно?

Инфракрасный сенсор среагировал на наше приближение, и стеклянные двери раскрылись.

— Куда же мы пойдем?

— Туда, где вас никто не будет искать. Например, в какой-нибудь отель.

Бандит, которому я разбил лицо ногой, застонал и попытался встать на четвереньки. Пришлось вернуться и нанести еще один удар.

— Мидори, нельзя терять ни минуты. Вы должны мне довериться, пожалуйста!

Двери автоматически закрылись.

Очень хотелось обыскать бандитов: а вдруг найдется удостоверение личности? Но в тот момент гораздо важнее было увести девушку.

— Как же я могу вам доверять? — покачала головой Мидори, однако сопротивляться не стала и шагнула к дверям.

— Положитесь на интуицию, она подскажет, что делать.

Наконец мы вышли из дома, и, осмотревшись, я заметил невысокого уродливого японца, притаившегося метрах в пяти от входной двери. Нос у него был почти плоский — разбивали столько раз, что хозяин махнул на него рукой. Коротышка видел, что произошло в фойе, и явно не знал, что делать. Похоже, это не простой любитель ночных прогулок. Скорее всего он работает с теми тремя...

Я повел девушку направо, подальше от типа с разбитым носом.

— Как вы догадались, что у меня в квартире посторонние? — спросила Мидори. — Как вы вообще обо всем узнали?

— Так вышло, — буркнул я, уже в который раз оглядываясь по сторонам. — Подумайте, если бы я был заодно с теми типами, то разве стал бы звонить? Пожалуйста, позвольте вам помочь! Я очень не хочу, чтобы вы пострадали. Это единственная причина, по которой я здесь.

Обернувшись, я заметил, как плосконосый со всех ног бросился в фойе — наверняка чтобы привести в чувство своих дружков.

Если эти типы с самого начала хотели куда-то везти Мидори, то у них должна быть машина. Автомобилей у дома более чем достаточно, но как узнать, который принадлежит этим головорезам?

— Они говорили, куда собираются везти вас? — спросил я. — Или кто их послал?

— Нет, назвались полицейскими, и все.

— Понятно...

Черт, где бандиты могли оставить машину? Сколько их: четверо или больше? Нужно уходить, и как можно быстрее, тогда сообщники сами себя обнаружат.

Мы стремительно пересекли стоянку и, выйдя на Омотесандо-дори, поймали такси. Водитель отвезет нас в Сибуйю, к супермаркету «Сейбу». Улицы опустели; как ни смотрел я в окна, никакой погони не заметил.

Наверное, в такой ситуации лучше всего укрыться в лав-отеле. Лав-отель — чисто японское ноу-хау, порожденное острой нехваткой жилья. Семьи ютятся в крошечных квартирках, и маме с папой негде пообщаться... Вот и приходится идти в лав-отель, где номера сдаются посуточно и почасно, можно платить наличными, и никто не требует паспорт. В некоторых заведениях есть тематические номера, воссоздающие атмосферу римских купален, американского ранчо и парижского борделя.

Кроме нехватки жилья, появлению лав-отелей способствовали некоторые особенности национального характера. Друзей, какими бы близкими они ни были, в Японии домой приглашают намного реже, чем, например, в Штатах. А молодые женщины допускают мужчин к телу куда раньше, чем за порог собственного дома.

Те, кто охотится за Мидори, совсем не глупы и могут догадаться, куда мы отправились среди ночи. По крайней мере я бы на их месте тут же подумал о лав-отеле. Но подобных заведений в Токио больше десяти тысяч, так что найти нас будет не так-то просто.

А вот и Сибуйя, лав-отели здесь на каждом шагу. Выбрав первый попавшийся, я сказал пожилой администраторше, что нам нужен номер с ванной, заплатил за сутки вперед и тут же получил ключи.

Поднявшись на лифте на пятый этаж, мы обнаружили наш номер в самом конце короткого коридора. Я открыл дверь, и Мидори вошла первой. Так, кровать одна... Хотя что можно ждать от лав-отеля? Зато есть небольшая кушеточка, на которой, поджав ноги, я вполне умещусь.

Присев на краешек кровати, Мидори многозначительно на меня посмотрела.

— Ну, вот что мы имеем, — спокойно начала она. — Сегодня в моей квартире ждали трое. Что они из полиции — наверняка ложь. Сначала я решила, что вы с ними заодно, но потом вы так их избили... Вы попросили пойти с вами в безопасное место и обещали все объяснить. Я слушаю!

Я кивнул, решая, с чего лучше начать.

— Полагаю, вы уже поняли, что это связано с вашим отцом.

— Те мужчины сказали, что в день смерти у него с собой было что-то важное.

— Да, а теперь эта ценность перешла к вам.

— Не знаю, почему они так решили.

— Мне кажется, вы не совсем откровенны.

— Можете думать что угодно.

— Мидори, знаете, что здесь не так? В вашей квартире караулят трое незнакомцев, избивают вас, потом из-под земли появляюсь я и вытряхиваю из них душу. Согласитесь, не самый обычный день в жизни джазовой пианистки, а вам даже в голову не приходит обратиться в полицию.

Девушка молчала.

— Почему вы этого не делаете? Они же вам помогут!

Мидори неподвижно смотрела перед собой. Тонкие пальцы барабанили по кровати.

Черт побери, она что-то знает! Знает, но молчит.

— Мидори, расскажите об отце! Я не смогу помочь, если вы не будете откровенной.

Девушка резко поднялась с кровати и заглянула мне в глаза.

— Рассказать вам? — с издевкой спросила она. — Нет, это вы мне расскажите! Кто вы такой, черт побери?! Если не скажете, точно пойду в полицию, и наплевать, что будет потом!

Ну, это уже кое-что!

— Что вы хотите знать?

— Все!

— Хорошо...

— Для начала объясните, что за люди караулили меня дома.

— Попробую.

— Кто они такие?

— Понятия не имею.

— Но вы знали, что они за мной следят?

Да, она не успокоится, пока не выяснит все до конца. Малой кровью не отделаешься...

— Да.

— Откуда?

— Ваша квартира прослушивается.

— Прослушивается? Значит, вы вместе с теми бандитами...

— Нет.

— Может, хватит односложных ответов? Это вы прослушиваете мой телефон?

— Да.

Пронзив меня колючим взглядом, Мидори бессильно опустилась на кровать.

— На кого вы работаете?

— Не важно.

— Тогда что вы от меня хотите?

— Чтобы с вами все было в порядке, — тихо сказал я, заглядывая в карие глаза.

— И что вы собираетесь делать?

— Эти люди охотятся на вас, потому что к вам попало нечто, с их точки зрения, опасное. Что именно, я не знаю, но пока эту ценность не заберут, вас в покое не оставят.

— А если бы я отдала эту ценность вам...

— Боюсь, не поможет, ведь я толком не знаю, в чем дело. Говорю же, я здесь совсем подругой причине. Просто не хочу, чтобы вы пострадали...

— Представляете, как это выглядит с моей точки зрения? «Доверься мне, девочка, и все будет в порядке!»

— Понимаю...

— Не уверена, что до конца.

— Не важно. Расскажите об отце.

Повисла долгая пауза, и я догадался, что она сейчас скажет.

— Так вот откуда все эти вопросы. Вы пришли в «Альфи»... О Боже, вы использовали меня с самого начала!

— Часть того, что вы говорите, — правда, но далеко не все... А теперь расскажите об отце.

— Нет!

Чертова девчонка!

— Журналист вас тоже расспрашивал, правда? Франклин Булфинч... Что вы ему сказали?

Мидори бросила на меня настороженный взгляд:

— Не понимаю, о чем речь...

Я обреченно посмотрел на дверь. «Все, Джон, уходи. Ты сделал, что мог!» Где же моя твердость?!

— Послушайте, Мидори! Я-то сейчас могу встать и уйти... Это вы не спите в своей кровати, это вы боитесь обратиться в полицию, это вы не сможете жить нормальной жизнью. Это вам надо выпутываться либо с моей помощью, либо самостоятельно.

Целую минуту мы сидели молча.

— Булфинч сказал, что в день смерти отец должен был кое-что ему передать. Но случилось страшное, и встреча не состоялась. Вот он и спросил, у меня ли эта вещь, а если нет, то знаю ли я, где она находится.

— Что за вещь?

— Диск. Какой именно, Булфинч не сказал. Дескать, подробности мне только навредят.

— Он вам и так навредил. За ним следили от самого клуба «Альфи» до кафе. Знаете, что было на том диске?

— Нет.

— Стоит ли вам говорить, что эти люди ради своей цели не остановятся ни перед чем?

— Понимаю.

— Чудесно, давайте подведем итог: все думают, что ваш отец сказал или передал вам что-то важное. Это действительно так?

— Нет...

— Попробуйте вспомнить. Может, он дал вам какой-нибудь ключ? Например, от сейфа? Или сообщил, что хранит где-то важные документы? Хоть что-нибудь...

— Ничего похожего, — после небольшой паузы промолвила Мидори.

Она что-то скрывает. Ничего удивительного, с какой радости она должна мне доверять...

— Но вы что-то знаете, — проговорил я. — Иначе обратились бы в полицию.

Сложив руки на груди, девушка смотрела перед собой.

— Ради Бога, Мидори, доверьтесь мне! Позвольте вам помочь!

— Это совсем не то, что вы думаете...

— Ничего я не думаю... Просто расскажите все, что знаете!

Заговорила Мидори не сразу:

— Мы с отцом долгое время... не ладили. Началось все в подростковом возрасте, когда я поняла, чем отец занимается.

Девушка встала и нервно зашагала по комнате.

— Аппаратчик ЛДП, он одновременно поднимался по карьерной лестнице в Кенсетсусо, бывшем министерстве строительства. Когда Кенсетсусо реформировалось в Кокудотокотсусо, он стал замминистра землепользования, то есть, по сути, возглавил государственный сектор строительства. Понимаете, что это значит для Японии?

— Примерно. Государственные строительные программы фактически спонсируют якудзу, используя средства общественных фондов и строительных компаний.

— А в обмен якудза предоставляет «крышу», отстаивая интересы министерства на любом уровне. Так что министерство и якудза — два сапога пара. Знаете, почему строительные бригады и фирмы называют себя гумми?

Гумми — это группа, или группировка, именно так называется боевой отряд якудзы. Настоящими гумми были люди, потерявшие работу после Второй мировой. Чтобы хоть как-то прокормить семью, они выполняли мелкие поручения бандитов, получая гроши. Со временем банды переросли в якудзу, непосредственно контролирующую строительные бригады.

— Да, знаю.

— Тогда вам должно быть известно, что после Второй мировой между строительными компаниями шла настоящая война, настолько серьезная, что даже полиция боялась вмешиваться. Чтобы уладить конфликт, была необходима мощная структура. Ее создали, и она существует по сей день. До недавнего времени ею руководил мой отец.

Мидори нервно засмеялась.

— Помните, как в 1994 году в Осаке строили международный аэропорт? Стоимость заказа составляла четырнадцать миллионов долларов, так что принять участие хотелось всем. В том же году был убит Такуми Масару — глава «Ямагучи-гумми». Прибылью не поделился. Папе пришлось «заказать» его, чтобы успокоить якудзу.

— Боже, неужели отец рассказывал вам такие вещи?!

— Когда узнал, что смертельно болен, решил исповедоваться...

Я молча кивнул.

— Синие от татуировок громилы в темных очках из Синдзюку — всего лишь пешки для моего отца, — продолжала девушка, расхаживая по комнате. — Винтики в сложном механизме. Политики голосуют за программы по возведению ненужных объектов, предоставляя работу строительным компаниям. Мафия помогает набирать голоса на выборах. Выйдя на пенсию, чиновники из министерства строительства формально становятся консультантами: жалованье, машина с водителем и никаких обязанностей. Каждый год перед принятием бюджета верхушка министерств строительства и финансов сообща решает, как лучше «поделить пирог».

Во взгляде Мидори сквозила безысходность.

— Япония составляет всего четыре процента от территории США, а на государственное строительство тратит на тридцать процентов больше. По некоторым подсчетам, за последние десять лет правительство таким образом выплатило якудзе десять триллионов иен.

Десять триллионов?! Примерно сто миллиардов долларов!

— И ваш отец решил положить этому конец?

— Да, когда поставили страшный диагноз, он позвонил мне. До этого мы не общались почти год. Папа сказал, что хочет поговорить о чем-то важном, и я решила, что речь пойдет о его здоровье. Увидев, как сильно он состарился, я поняла, что не ошиблась.

Мы сидели на кухне и пили чай. Беседовали в основном о джазе. Его работа всегда являлась для меня табу. «Папа, что случилось?» — наконец спросила я.

«Ничего особенного», — ответил он и улыбнулся. На секунду мне показалось, что наших ссор и противоречий как не бывало. «Недавно я узнал, что жить мне осталось совсем недолго. Месяц, максимум два. Чуть больше, если провести химиотерапию, но я ни за что не соглашусь. Самое странное, что новость меня ничуть не расстроила». Его глаза наполнились слезами, чего я никогда раньше не видела. «Гораздо страшнее то, что еще при жизни я потерял дочь».

Мидори украдкой вытерла слезы.

— Папа рассказал обо всех махинациях, в которых непосредственно участвовал. Ему хотелось исправить хоть что-то. Оказывается, такие мысли возникали и раньше, но отец боялся, что его убьют. А еще он опасался за меня, потому что «коллеги» не остановятся ни перед чем. Понимая, что времени мало, он не знал, на что решиться, ведь после его смерти якудза может отомстить мне.

— Что он собирался сделать?

— Не знаю... Я сказала, что не желаю быть заложницей коррумпированной системы, и если он хочет со мной помириться, то должен действовать без оглядки.

— Очень смело с вашей стороны.

Слезы высохли, Мидори взяла себя в руки.

— Ничего особенного. Я же радикалка.

— Итак, мы знаем, что он говорил с этим репортером, Булфинчем, и должен был передать диск. Остается выяснить, что было на том диске.

— Каким образом?

— Нужно связаться с Булфинчем.

— И что вы ему скажете?

— Еще не решил.

Повисла долгая пауза, и я почувствовал, как наваливается смертельная усталость.

— Давайте немного передохнем, — предложил я. — Я лягу на кушетке, ладно? Завтра обсудим все еще раз. Может, что-нибудь прояснится.

Завтра все будет только сложнее и запутаннее. И я прекрасно это знал.

12

На следующий день я поднялся в семь часов и, пообещав Мидори позвонить позднее, отправился на станцию Сибуйя. Надо кое-что забрать из квартиры в Сенгоку, например, фальшивый паспорт, на случай, если придется срочно выехать из страны.

Я попросил девушку без крайней нужды из номера не выходить, прекрасно понимая, что ей необходимо купить еду и сменное белье. Сотовым тоже лучше не злоупотреблять, а при разговоре помнить, что телефон, возможно, прослушивается.

По линии Яманоте я проехал в Икебукуро — довольно безликий район на северо-западе Токио. Прямо со станции взял такси до Хакусана, от которого до дома минут десять ходьбы. По дороге активизировал голосовую почту на домашнем телефоне.

У моего телефона несколько особенностей. В любое время можно дистанционно включить устройство громкоговорящей связи, превращая телефон в радиопередатчик. А еще он реагирует на звук: например, уловив человеческий голос, немедленно включает громкоговорящую связь и набирает номер моего сотового в Штатах, к которому тоже подключена голосовая почта. Перед возвращением домой я всегда проверяю почту и знаю, были ли у меня гости.

По правде говоря, телефон мне практически не нужен. К себе я никого не приглашаю, более того, ни одной душе не известно, где я на самом деле живу. Я арендую небольшую квартиру в Очонамизу, которую практически не посещаю, а квартира в Сенгоку зарегистрирована на фирму, никак со мной не связанную. При такой работе, как моя, необходимо заботиться о безопасности!

Оглядываясь по сторонам, я слушал длинные гудки, а потом набрал код.

Обычно мне приходит один и тот же ответ. «Новых сообщений нет», — произносит механический женский голос. Надеюсь, и сегодня никаких сюрпризов не будет.

«Одно новое сообщение».

Черт побери! Я так перепугался, что не мог вспомнить, какую кнопку нажать, чтобы прослушать сообщение, но механическая женщина услужливо подсказала. Затаив дыхание, я нажал на единицу.

" — Квартирка небольшая, — по-японски произнес какой-то мужчина. — Спрятаться негде.

— Стой прямо у двери, — проговорил второй японец. — А когда он зайдет, брызнешь слезоточивым газом".

Голос знакомый, но чей именно, я понял не сразу: обычно я слышал его на английском.

Бенни!

— А если он откажется говорить?

— Не откажется".

Я так и впился в сотовый. Как этот засранец меня нашел?

Когда записано сообщение? Как же вызвать дополнительные функции? Черт, нужно было заранее потренироваться. Напрасно я успокоился... Нажал на шестерку. Сообщение повторилось в ускоренном режиме. Проклятие! Может, пятерка? Механическая девица отрапортовала, что сообщение принято в четырнадцать часов. Так, время калифорнийское, значит, в Токио было семь утра, а сейчас восемь.

Ладно, планы меняются. Сохранив сообщение, я позвонил Мидори и сказал, что случилось кое-что важное и до моего возвращения не следует никуда выходить. Затем вернулся в Сугамо, когда-то знаменитый тюрьмами НАТО, в которых содержались японские военные преступники, а сейчас превратившийся в район красных фонарей и лав-отелей.

Отель я выбрал ближайший к Сенгоку. Комната попалась темная, но мне было все равно. Только бы найти стационарную линию, зарядить сотовый и немного отдышаться.

Подняв телефонную трубку, я набрал номер своей квартиры. Гудков не было, но я услышал, как установилась связь. За полчаса не было ни единого шороха, и я решил, что гости ушли. Затем скрип стула, удаляющиеся шаги, а потом журчание. Похоже, кто-то воспользовался моим туалетом!

Так я и просидел весь день с прижатым к уху сотовым. Надеюсь, Бенни и его помощник проголодались не меньше моего.

В половине седьмого утра, когда я решил провести небольшую разминку, в моей квартире зазвонил телефон. Похоже, чей-то сотовый. Бенни что-то пробурчал, а потом сказал своему помощнику: «Мне нужно съездить в Сибакоэн, за пару часов управлюсь».

Что ответил напарник, меня не интересовало. Раз Бенни собрался в Сибакоэн, значит, поедет по линии Мита в южном направлении. Машиной он вряд ли воспользуется: в его положении метро гораздо безопаснее, к тому же в Сенгоку за каждым чужим автомобилем следят сотни любопытных глаз. От моей квартиры до станции можно добраться по любой из многочисленных улочек; в метро всегда людно, так что мне его не перехватить. А самое главное, я не знаю, как он выглядит. В общем, единственный вариант — поймать его прямо у дома.

В следующую секунду я уже бежал по Хакусан-дори, а потом свернул налево к Сенгоку-дори. Изо всех сил работая ногами, я не забывал держаться поближе к домам: если мои расчеты неверны, то, выйдя на улицу, Бенни тут же меня заметит. Раз он выяснил, где я живу, то как выгляжу, и подавно знает.

Когда до моей улицы оставалось метров пятнадцать, я перешел на шаг, пытаясь привести в порядок дыхание. А вот и поворот на Сенгоку-дори. Прижавшись к дому, я осторожно заглянул за угол. Никого. С момента, как я повесил трубку, прошло не более четырех минут, вряд ли Бенни меня опередил.

Всего в двух шагах фонарь, но мне туда нельзя. Неизвестно, в какую сторону свернет Бенни, так что брать его нужно сразу, как выйдет из дома. Остальное — дело техники.

Хлопнула входная дверь, и я улыбнулся, моментально успокоившись. Местные жители берегут свой покой и не позволяют себе ничего подобного.

Сжавшись словно пружина, я снова заглянул за угол. Невысокий плотненький японец быстро шел в мою сторону. Это его я видел на станции Дзинбочо с дорогим кейсом в руках. Бенни! Можно было догадаться...

Торопливые шаги приближаются. Судя по звуку, Бенни совсем рядом... Я решительно шагнул навстречу.

Бенни так и застыл на месте, выпучив от страха глаза. Да, он знал, как я выгляжу. Не позволив и пикнуть, я дважды ударил его под дых. Застонав, толстяк повалился на асфальт, а я подошел сзади и стал выворачивать правое запястье.

— Поднимайся, урод, и быстрее, иначе руку сломаю! — пригрозил я и, подтверждая серьезность намерения, дернул за запястье. Тяжело дыша, Бенни встал.

Как следует рванув за руку, я потащил его за угол и швырнул на бетонную стену лицом. Проверим, нет ли у Бенни оружия. Кажется, нет, только сотовый, который скоро сменит хозяина.

Вспомнив Мидори, я заставил Бенни еще раз поцеловать бетон. Перепуганный толстяк только хрипел: для криков не хватало воздуха. Нет, так просто ему не отделаться. Сдавив дряблую шею, я с силой пнул его по яйцам.

— Ты, любитель кейсов, слушай внимательно! — Бенни попробовал сопротивляться, но я сильнее сжал горло. — Мне страшно хочется понять, что происходит, и узнать имена тех, кто замешан в этом дерьме.

Я чуть ослабил хватку, и толстяк жадно глотнул воздуха.

— Ты же понимаешь, об этом рассказывать нельзя...

Пришлось снова надавить на горло.

— Послушай, если будешь паинькой, возможно, останешься в живых. А если нет, то пеняй на себя, понял, милый? Так что давай колись! — Я на секунду перекрыл ему кислород, велев кивнуть, если согласен сотрудничать. Бенни кивнул сначала нерешительно, а потом смелее и энергичнее, и я тут же ослабил давление.

— Хольцер, — прохрипел он. — Билл Хольцер.

— И кто же этот Хольцер? — спросил я, стараясь скрыть удивление.

— Он сказал, что знает тебя по Вьетнаму.

— Что Билл делает в Токио?

— Он из ЦРУ! Глава токийского отделения.

Хольцер — глава отделения ЦРУ? Невероятно! Значит, знает, чьи задницы целовать!

— Ну а ты-то что, Бенни? Тоже продался ЦРУ?

— Они платят, — тяжело дыша, проговорил толстяк. — А деньги мне очень нужны.

— Что понадобилось старине Биллу?

Во Вьетнаме мы с Хольцером действительно общались, хотя отношения не особенно складывались. Во всех стычках победителем выходил он, так что по идее зуб на него иметь должен скорее я.

— Якобы ты знаешь, где спрятан какой-то диск. Я должен вернуть его Хольцеру.

— Что еще за диск?

— Понятия не имею. Мне известно только, что от него зависит национальная безопасность Соединенных Штатов.

— Национальная безопасность Штатов... Слушай, хватит повторять чужие слова. Лучше выкладывай, что на диске.

— Хольцер не сказал. Ты же знаешь, как рассуждают в таких случаях: меньше знаешь, крепче спишь!

— Что за парень был с тобой в моей квартире?

— О ком ты... — начал толстяк, и я снова сдавил ему горло. Бенни попытался вырваться... тщетно. Убедившись, что он синеет, я сжалился.

— Если снова начнешь врать, я тебя накажу. Итак, кто остался в моей квартире?

— Я его не знаю, — пролепетал Бенни и зажмурился. — Он работает на Боейчо Боэйкёку. Хольцер нас познакомил и велел идти к тебе на квартиру, где мы должны были тебя допросить.

Боейчо Боэйкёку — это японский аналог ЦРУ.

— Зачем ты следил за мной в Дзинбочо?

— Обычное дело... Пытались найти диск.

— Как вы узнали, где я живу?

— Хольцер дал мне адрес.

— Где он его взял?

— Понятия не имею...

— А тебе-то что от меня нужно?

— Выяснить, где диск.

— А потом, когда расспросите о диске?

— Ничего. Хольцеру нужен только диск.

Пришлось снова перекрыть ему кислород.

— Черт побери, Бенни, не считай меня идиотом! Тебе прекрасно известно, что должно было случиться потом.

Ну, все более-менее ясно. Хольцер приказывает Бенни отвести парня из Боэйкёку ко мне на квартиру, чтобы меня «допросить». Бенни все прекрасно понимает, однако деваться некуда. Сам он «только задаст мне несколько вопросов», а всю грязную работу сделает мистер Боэйкёку.

Трусливый хорек!.. Я пнул его в яйца, и Бенни закричал бы, однако мои пальцы крепко сжимали горло. Затем я резко отпустил горло, и толстяк повалился на землю, захлебываясь рвотой.

— Значит, так, вот что мы с тобой сделаем. Сейчас ты позвонишь своему дружку из Боэйкёку. Сотовый у него есть, я знаю. Скажи, что звонишь из метро. Мол, меня нашли, и вам нужно срочно встретиться на станции. Именно так и скажешь. Если добавишь что-то или исказишь смысл, я тебя убью. Если все будет в порядке, останешься живым и практически невредимым.

Конечно, может быть, эти парни используют какой-то условный сигнал, отсутствие которого означает, что ситуация вышла из-под контроля.

Бенни стал похож на побитого пса.

— Ты меня отпустишь?

— Если повторишь за мной с точностью до слова. — Я передал ему сотовый.

Перепуганный толстяк сделал все, как я просил, и разговор прозвучал вполне убедительно.

— Теперь я могу идти? — заглядывая в глаза, спросил Бенни. Наверное, вид у меня был грозный, потому что толстяк бросился на колени. — Ты же обещал! Обещал! Я только выполняю приказы!

Вот ты и раскололся, милый!

— Плевать мне на приказы!

— Не убивай! — захлебывался Бенни. — У меня жена и дети.

Поздно, я уже принял решение.

— Будет кому послать траурный букет! — прошептал я и ребром ладони ударил его по шее.

Бенни забился в конвульсиях и тяжело осел на асфальт.

Не оставалось ничего другого, как бросить труп на улице. Квартиру мою рассекретили, так что придется искать другую. Зато можно не беспокоиться о том, что случится в Сенгоку, когда полиция найдет тело.

Перешагнув через Бенни, я направился было в сторону стоянки, когда услышал, как хлопнула входная дверь.

Стоянка огорожена канатом, привязанным к зарытым в песок столбам. Схватив пригоршню песка, я вернулся на стратегический пост на углу Сенгоку-дори. Где же помощник Бенни? Черт, наверное, свернул в переулок, соединяющий мою улицу с параллельной. С чего я решил, что он обязательно пойдет по Сенгоку-дори?

Вот так ситуация! Парень из Боэйкёку сумел меня опередить, так что никакой засады не получится. Как он выглядит, я тоже не знаю, поэтому на станции мне его не найти. Действовать нужно немедленно.

Вслед за неизвестным мне агентом Боэйкёку я быстро пересек Сенгоку-дори. Теперь внимание: по темному переулку спешит одинокая фигура.

Вот бы сейчас палку! Под ногами, как назло, ничего подходящего.

Итак, между нами метров семь. Приятель Бенни — среднего роста крепыш в короткой кожаной куртке. Даже издали видно, какая толстая у него шея. Настоящий бык! В руках что-то вроде трости, этого еще не хватало! У меня-то лишь горсть песка...

Семь метров превратились в три, и я уже собрался его окликнуть, когда Бык неожиданно обернулся.

Шел я почти бесшумно, стараясь смотреть под ноги. На войне я понял, что в человеке живет какой-то животный инстинкт, подсказывающий, когда за тобой охотятся. А еще я научился маскировать интерес, чтобы ненароком не спугнуть жертву. Интуиция у работников спецслужб развита будь здоров!

Крепыш обернулся, и на широком лице отразилось искреннее изумление. Ведь Бенни говорил, что меня видели на станции, а я неожиданно оказался совершенно в другом месте. Бедный, пытается сообразить, что же пошло не так.

Ну и уши — настоящие лопухи, и, судя по форме, их несколько раз зашивали. Японские дзюдоисты и кендоисты защитных шлемов не признают, а изуродованные мочки демонстрируют с огромной гордостью. Значит, противник у меня серьезный.

Стараясь выиграть время, я изо всех сил изображал «просто прохожего». Вот мы поравнялись, и я попробовал обогнуть его слева. Так, судя по помрачневшему лицу, меня узнали. Палка подозрительно зашевелилась и через секунду вместе с левой ногой мелькнула в сантиметрах от моего лица.

Швырнув песок в бычье лицо, я отскочил в сторону. На секунду ослепнув, крепыш бестолково замолотил палкой. Ничего не скажешь, удары у него сильные. Толстяк зажмурился, а лицо исказилось от боли: песок явно делал свое дело. Однако глаза не трет, значит, терпеливый, видна тренировка. Крепкий орешек!

Вот он осторожно шагнул вперед, держа палку наготове. Из покрасневших глаз текли слезы. Он чувствовал, я где-то рядом, но где именно, не знал.

Так, лучше пропустить его вперед, иначе можно нарваться на палку.

Бык прирос к месту, ноздри нервно трепетали, будто он пытался уловить мой запах. Черт, как же он терпит, чтобы не тереть глаза?

С громким «Кийя!» Бык прыгнул вперед и рубанул палкой по воздуху. Нет, парень не угадал, я стоял гораздо ближе. Затем он сделал два больших шага назад и, оторвав левую руку от палки, принялся отчаянно тереть глаза.

Я только этого и ждал и шибанул его кулаком по ключице. Бык моментально сгруппировался, и основная сила удара пришлась на трапециевидные мышцы. Ловко повернувшись, я попробовал перебить локтем сфеноид, но, к сожалению, попал в ухо.

Прежде чем я приготовился нанести еще один удар. Бык перекинул палку через меня и поймал свободной рукой. Я оказался в ловушке, и через секунду противник притянул меня к себе. Вот он немного подался назад, и мои ноги поднялись в воздух. Палка врезалась в спину, стало нечем дышать, а почки разрывались от боли.

Вырваться не получится физически Бык гораздо сильнее. Поэтому я обнял его за шею и, оттолкнувшись, закинул ноги за спину Боже, сейчас палка перережет мне позвоночник!

Неожиданный маневр застал Быка врасплох, и он потерял равновесие. Отступив на шаг, мой противник выпустил палку и стал бешено вращать левой рукой, чтобы прийти в более устойчивое положение. Ничего не вышло: я обвил ногами его спину и повалил на землю. Тяжелое тело придавило к асфальту, спина раскалывалась, но я понимал, что инициатива перешла ко мне.

Схватив его за лацканы куртки, я провел перекрестный захват, известный даже начинающим дзюдоистам. Противник не сплоховал: отбросил палку в сторону и потянулся к моим глазам. Уклоняясь от его пальцев, я замотал головой, а обвившиеся вокруг груди ноги мешали Быку двигаться. Вот он схватил меня за ухо, и я еле вырвался.

Если честно, захват и удушающее движение получились не слишком удачно, вместо сонной артерии мои локти давили на дыхательное горло. Бык долго и отчаянно сопротивлялся, однако поделать ничего не мог. Я не отпустил его, даже когда он перестал биться, лишь огляделся по сторонам, чтобы проверить, нет ли ненужных свидетелей.

Только окончательно убедившись, что противник выведен из строя, я ослабил захват и попытался выбраться на свободу. Боже, какой он тяжелый! Я выпрямился с колоссальным трудом, превозмогая жуткую боль в позвоночнике.

Противник мой еще жив, просто без сознания: чтобы привести его в чувство, достаточно сделать массаж сердца и искусственное дыхание.

Но пусть этому парню помогает кто-нибудь другой! Жаль, не получилось допросить, да ведь это и не Бенни, его так просто не запугаешь.

Присев на корточки, я быстро проверил его карманы. Только сотовый и баллончик со слезоточивым газом; ни паспорта, ни иного удостоверения личности.

Медленно выпрямившись, я пошел в сторону дома. На Сенгоку-дори навстречу попались две девочки в синей форме. Увидев меня, обе так и застыли с круглыми от ужаса глазами. Что их удивило? Я рассеянно провел по щеке. Кровь! Черт возьми, этот поганец расцарапал мне лицо.

Вот и мой дом! Заставив себя преодолеть два лестничных пролета, я открыл дверь и, не снимая обуви с ног, прошел в ванную. Вымыв лицо, посмотрел в зеркало. Да, ну и видок!

Квартира, которая так долго была моим домом, неожиданно показалась чужой. Каким-то образом про нее узнали Хольцер и ЦРУ — призраки прошлого, о которых хотелось забыть. Интересно, что им нужно? Что-то личное или связанное с работой? Для Хольцера, наверное, и то и другое.

Покидав свои вещи в сумку, я вышел в прихожую и напоследок оглянулся. Все чисто, будто никто и не жил никогда.

Быстро спустившись по лестнице, я направился на станцию Сугамо. Две остановки, и я в Сибуйе. Мидори, наверное, заждалась! У меня сотовые Бенни и Быка, может, хоть они наведут на след.

13

Когда я вернулся в отель, позвоночник превратился в раскаленный добела столб. Левый глаз заплыл: Быку все-таки удалось ткнуть пальцем, а голова болела от неестественных вращательных движений, которые я совершал в попытке спасти ухо.

Проходя мимо стойки администратора, я показал ключ. Да, я уже зарегистрирован, так что, пожалуйста, не задавайте лишних вопросов. Пожилая женщина равнодушно кивнула и вновь погрузилась в чтение. Я старательно поворачивался к ней правым боком, и страшный глаз она не заметила.

Для приличия постучавшись, я открыл дверь.

Девушка сидела на кровати, но, увидев мое лицо, вскочила.

— Что случилось? — пролепетала Мидори. В голосе было столько волнения и тревоги, что мне даже полегчало.

— На моей квартире устроили засаду, — пояснил я и, скинув пиджак, без сил опустился на кушетку. — В последнее время мы с вами пользуемся бешеной популярностью.

— Мне не нравится ваш глаз, — проговорила Мидори. — Давайте приложим лед!

Растянувшись на кушетке, я пожирал девушку глазами. На ней джинсы и темно-синяя толстовка; значит, в мое отсутствие пробежалась по магазинам; волосы собраны в хвост, позволяя мне любоваться изящными плечиками, осиной талией, чувственной линией бедер. Боже, да я изнываю от желания, даже боль в спине отпустила. Ничего тут не поделаешь... Любой солдат, хоть раз рисковавший жизнью, расскажет то же самое: после боя всегда нужна женщина.

Вернулась Мидори со льдом и махровым полотенцем. Острая боль пронзила позвоночник, но возбуждение не проходило. Опустившись на колени, девушка приложила лед к заплывшему глазу и пригладила мне волосы. Черт, лед лучше приложить совсем к другому месту!

Она помогла мне прилечь на кушетку, и, остро чувствуя ее близость, я закусил губу.

— Больно? — спросила Мидори; ее прикосновения тут же стали еще нежнее и осторожнее.

— Нет, все в порядке, просто один парень поранил мне спину. Думаю, ничего серьезного.

Какие теплые у нее руки! Боясь пошевелиться, я словно примерз к кушетке. Надеюсь, Мидори ничего не замечает...

Лед таял, и девушка решила добавить новые кубики. Я потянулся, чтобы помочь, и так получилось, что моя ладонь накрыла ее тонкие, сжимающие полотенце пальчики. Теплая кожа и лед — ощущения незабываемые!

— Как хорошо! — простонал я, и Мидори не спросила, что я имею в виду: лед или ее руку. Да я и сам не понимал.

— Вас долго не было, — чуть слышно проговорила она. — Я не знала, что делать, и хотела позвонить вам. А потом решила, что вы заодно с парнями, которые прятались в моей квартире, и пытаетесь втереться в доверие.

— Наверное, на вашем месте я бы так же подумал.

— Я уже не знала, на что решиться, но тут вернулись вы...

Я посмотрел на перепачканное полотенце.

— Ничто не действует так отрезвляюще, как кровь...

— Верно. Знаете, я все вспоминала, как сильно вы пнули того парня в фойе, — у него все лицо было в крови. Наверное, если бы не это, я бы воспользовалась вашим отсутствием и ушла.

— Значит, хорошо, что я разбил ему голову!

Засмеявшись, Мидори прижала полотенце к моему глазу.

— А что-нибудь поесть вы, случайно, не купили? Умираю от голода!

Девушка протянула мне большой бумажный пакет.

— Вот, посмотрите.

— Здорово! Дайте мне пару минут, и я расскажу, что случилось, — попросил я, набрасываясь на рисовые шарики, фаршированные яйца и овощи. А теперь сок, мой любимый апельсиновый. Вкусно, словами не передать!

Расправившись с едой, я сел, чтобы лучше видеть ее глаза.

— В моей квартире караулили двое. Одного я знаю — шестерка из ЛДП по имени Бенни. Оказалось, он связан с ЦРУ. Вам это что-нибудь говорит? Может, ваш отец работал на ЦРУ?

Девушка покачала головой:

— Нет, папа никогда не упоминал ни Бенни, ни ЦРУ.

— Ладно. Второй оказался кендоистом и имел при себе палку, по сути, боевой жезл. Как его зовут, я не знаю.

Мне удалось заполучить их сотовые. Может, что-нибудь выясним...

Потянувшись за пиджаком, я тут же скривился от страшной боли в спине. Вот они, сотовые, в нагрудном кармане. Оба маленькие, тонкие, «раскладушки» самой последней модели.

— Бенни сказал, ЦРУ нужен диск. Тогда зачем они пришли за мной? Боятся, что я что-нибудь вам скажу? Каким-то образом им помешаю?

Открыв телефон кендоиста, я нажал на кнопку повтора. На экране высветился номер.

— С этого и начнем. Узнаем, кому он звонил. Самые интересные номера наверняка запрограммированы на быстрый набор. У меня есть друг, очень надежный, который поможет нам разобраться.

Я заставил себя подняться с кушетки.

— Придется менять отели. Задерживаться слишком долго нельзя: мы не должны выделяться на фоне остальных посетителей.

— Да, пожалуй, — улыбнулась Мидори.

Мы переехали в соседний отель, который назывался «Марокко» и был декорирован в восточном стиле: толстые ковры, кальяны, полупрозрачные шторки и только одна кровать. Еще одной ночи на кушетке моя спина не выдержит.

— Сегодня ваша очередь спать на кровати, — словно прочитав мои мысли, заявила Мидори. — В вашем состоянии кушетки противопоказаны.

— Нет, что вы, — смутился я. — Все в порядке.

— На кушетке лягу я, — мягко, но настойчиво проговорила девушка.

Пришлось согласиться, однако спал я все равно неважно. Снились джунгли южного Лаоса, где мы удирали от отряда Народно-освободительной армии. Получилось так, что я оторвался от своей группы и заблудился. Пытаясь запутать следы, я попал в окружение лаосцев. Все, теперь меня поймают и будут пытать. Вдруг неизвестно откуда появилась Мидори и протянула пистолет. "Боже, сделай же что-нибудь! Пыток я не вынесу! Спаси меня, спаси моих монтаньяров[5]!"

Я резко сел, сна как не бывало. Нужно набрать в легкие побольше воздуха. «Спокойно, это только сон». Откуда в номере Клёвый Чокнутый? Всё, галлюцинации начались.

Лицо мокрое, неужели щека снова кровоточит? Нет, это слезы. С каких пор я плачу во сне?

Полная луна наполняет комнату призрачным светом. Мидори сидит на кушетке, прижав колени к груди. Призраки исчезли.

— Страшный сон? — сочувственно спросила она.

Я осторожно похлопал себя по щекам.

— Давно не спите?

— Не знаю, — пожала плечами она. — Вы метались в постели.

— Я ничего не говорил?

— Нет. Боитесь сказать во сне что-то лишнее?

Как странно: часть лица Мидори освещена луной, а другая в тени.

— Да, — признался я.

— Что это был за сон?

— Не помню. Какие-то разрозненные картинки.

Карие глаза прожигали насквозь.

— Хотите, чтобы я вам доверяла, а сами на откровенность не идете...

Я начал было отвечать, но внезапно разозлился и вышел в уборную.

К черту! К черту ее дурацкие вопросы! К чему мне эта девчонка? Чертов Хольцер знает, что я в Токио, даже адрес вычислил. У меня самого проблем выше крыши!

Все дело в этой пианисточке, нутром чую. Наверняка папаша ей что-нибудь сказал или у нее есть то, что искал взломщик. Неужели не догадывается, что это может быть?

Вернувшись в комнату, я тут же приступил к допросу:

— Мидори, постарайтесь вспомнить. Уверен, отец вам что-то передал или рассказывал...

На лице искреннее удивление.

— Говорила же я вам, нет, ничего подобного.

— Дело в том, что те люди уверены: то, что им нужно, у вас.

— Послушайте, если хотите осмотреть папину квартиру, могу устроить. Там все осталось, как было при нем.

Взломщик ничего не нашел. Тацу, самый дотошный детектив во всем Кейсацучо, тоже вернулся ни с чем. Еще раз осматривать квартиру ни к чему, и почему-то это предложение меня еще больше разозлило.

— Не поможет. А ЦРУ и липовые полицейские, что же они ищут? Диск? Ключ? Уверены, что у вас ничего нет?

— Да, уверена, — густо покраснев, сказала Мидори.

— Но вы хотя бы попытайтесь вспомнить, ладно?

— Нет, не ладно! — вышла из себя девушка. — Как я могу вспомнить, если не знаю, о чем речь!

— Тогда почему вы уверены, что у вас нет того, что они ищут?

— Зачем вы так со мной?

— Потому что чувствую себя идиотом! Меня пытаются убить, а я даже не знаю, за что...

Мидори вскочила на ноги.

— А мне каково? Думаете, мне все это нравится? Я ничего не сделала и понятия не имею, чего от меня хотят!

Я медленно выдохнул, пытаясь обуздать свой гнев.

— Они думают, что у вас этот чертов диск или вы знаете, где он спрятан.

— Ну сколько можно повторять: ничего я не знаю!

Мы стояли, буравя друг друга презрительными взглядами.

— На меня вам плевать! Только и думаете, что о диске...

— Это не так!

— Очень даже так! Все, надоело! Я даже не знаю, кто вы...

Схватив сумку, девушка стала запихивать в нее свои вещи.

— Послушайте, Мидори... — начал я. — Послушай, черт тебя подери! Не наплевать мне на тебя, поняла?

— Ну конечно! Сам фактически сказал, что мне не доверяешь... Думаешь, я тебе верю? Ничего я не знаю, понял? Ни-че-го!

Я вырвал у нее сумку.

— Ладно-ладно, я тебе верю!

— Черта с два! Отдай мои вещи! Отдай, слышишь?

Увидев, что я спрятал ее драгоценную сумку за спину, Мидори сначала застыла от изумления, а потом начала колотить меня в грудь. Я схватил ее за плечи, чтобы хоть как-то защититься от острых локтей.

Позднее я не мог вспомнить, как все случилось. Мидори нападала — я оборонялся. Вот она совсем близко, и чувствуется дурманящий запах ее тела... В следующую секунду мы слились в бесконечном поцелуе.

Мы занимались любовью на полу, никакой нежности, наоборот, срывали друг с друга одежду и урчали, как садомазохисты.

Когда все было кончено, я стянул с постели покрывало, и мы долго сидели, прижавшись друг к другу.

— Хорошо, — протянула Мидори. — Гораздо лучше, чем ты заслуживаешь.

Я все еще не мог прийти в себя. Да, давненько у меня не было такого секса...

— Обидно, что ты мне не доверяешь!

— Мидори, дело не в этом, просто... — начал я и осекся. — Я тебе верю, извини, что был слишком резок.

— Я имела в виду твой сон.

В отчаянии я закрыл лицо руками.

— Не могу, просто не могу... — Никакие слова не способны передать эту боль. — Не могу об этом говорить. Те, кто там не был, не способны понять...

Аккуратно убрав мои руки с лица, Мидори поднесла их губам. Ее тело мерцало в лунной дымке, и мне почудилось, что с небес спустился ангел.

— Тебе нужно выговориться, — промолвила она. — Пожалуйста, расскажи, что тебя мучает.

Я посмотрел на кровать: в призрачном свете сбитые простыни казались частью лунного пейзажа.

— Мама... она была католичкой и в детстве часто брала меня в церковь. Отцу все это не нравилось, но исповеди я не пропускал, рассказывая обо всех своих проделках, драках, ненависти и одиночестве. Сначала это было пустой бравадой, а потом вошло в привычку... Все это было до войны. А на войне... о таком ни на одной исповеди не расскажешь.

— Нельзя же держать все в себе... Воспоминания отравляют твою душу!

Мне действительно захотелось выговориться. Но если Мидори испугается и отвернется?

Нужно принять какое-то решение. О ее отце я, естественно, умолчу, зато расскажу кое-что пострашнее.

Когда я заговорил, мой голос звучал на удивление спокойно.

— Тогда тебе придется услышать о зверствах, Мидори, настоящих зверствах.

Чудесная присказка, но девушка не испугалась.

— Я не знаю, что ты сделал, — тихо сказала она, — однако это было давно. В другой жизни.

— Какая разница? Ты не поймешь, и так даже лучше... — Я снова закрыл лицо руками, пытаясь спрятаться от собственного прошлого.

— Знаешь, иногда я собой даже гордился. Далеко не каждый способен воевать во вьетнамском тылу. Некоторые парни с ума сходили от страха, когда вертолет улетал, оставляя нас среди бескрайних джунглей. А мне все нипочем. Только во Вьетнаме я провел более двадцати операций, каждый раз рискуя жизнью, и сумел остаться невредимым.

Прослышав о моей отваге и живучести, командование сделало меня самым молодым командиром диверсионной группы в истории США. В моей группе все были братьями. Двенадцать человек, мы справлялись с целой дивизией вьетнамцев. Я знал, что никто из парней не сбежит, а они верили мне, как самим себе. Представляешь, что это значит для мальчишки, которого всю жизнь били и дразнили полукровкой?

Я заговорил быстрее, обращаясь к самому себе:

— Если чистишь «толчок», то рано или поздно испачкаешься в дерьме. От человека здесь мало зависит, это дело времени. Вот один из твоих ребят подорвался на противопехотной мине. Тело искорежено, ему не выжить, а ты берешь его за руку и пытаешься успокоить: «Держись, все будет в порядке!» Он кричит, умоляя прикончить, бьется в агонии и умирает, а ты разворачиваешься и уходишь.

Мы и сами ставили мины-ловушки: око за око, зуб за зуб, но что такое двенадцать человек против целой армии? Я терял людей, ставших мне братьями, и со дна души потихоньку поднималась отравляющая кровь ярость. Однажды я попал в деревню, где мог вершить правосудие: убивать и даровать жизнь по своему усмотрению. Это была зона открытого огня, где разрешалось стрелять по всему, что движется. По данным разведки, в деревне свили гнездо вьетконговцы, именно отсюда поставлялось оружие в южные районы джунглей. Вьетнамцы смотрят на тебя с ненавистью, и какой-нибудь шпингалет кричит: «Ты, янки, ублюдок вонючий!» И это после того, что сообщила разведка!.. А двумя часами раньше на мине подорвался еще один из твоих парней. Волей-неволей захочешь отомстить!

Я перевел дыхание.

— Если начнет тошнить, скажи.

Мидори молчала.

— Деревня называлась Ку-Лай. Всех жителей, человек пятьдесят — шестьдесят, включая стариков и детей, мы согнали в одно место. На их глазах спалили дома и перебили скот. Выплескивали гнев, очищали душу... Но она не очищалась!

Что делать с людьми? Я послал командованию радиограмму. Вообще-то радио пользоваться запрещалось: противник может запеленговать и обнаружить отряд. Однако что мне делать с людьми? Мы только что сожгли их деревню!

Ответ был предельно кратким: «Уничтожить!» Именно так нам приказывали: не убить, а уничтожить.

Устроить бойню? Но приказ есть приказ! И я как дурак переспрашиваю: «Кого уничтожить?» — «Всех». — «Но тут женщины и дети...» — «Всех уничтожить», — отвечает безымянный собеседник. «Могу я узнать ваше имя и звание?» — спрашиваю я, потому что понимаю, что не смогу поднять руку на ребенка неизвестно по чьему приказу. «Сынок, да ты в штаны наложишь от страха, если узнаешь мое звание. Ты в зоне свободного огня, так что делай, как приказано».

Я сказал, что не стану выполнять приказ, не проверив полномочий. Вскоре на связь вышли еще двое, представившиеся непосредственными командирами того парня. Один из них сказал: «Приказ отдан с ведома главнокомандующего вооруженными силами США. Выполняйте или попадете под трибунал».

Я передал приказ ребятам. Большинство из них отреагировали так же, как и я: удивились, но ослушаться не посмели. Запротестовали лишь некоторые: «Поднять руку на стариков и детей? Не может быть, не верю!»

У меня был друг, Джимми Кахоун, по прозвищу Клёвый Чокнутый. Сначала он слушал молча, а потом как рявкнет: «Вы, бабы! Слабаки несчастные! Уничтожить — значит уничтожить!» Потом повернулся к вьетнамцам и заорал: «Всем лечь на землю, быстро!» Сперва мы не поняли, что он собирается сделать, а Джимми не долго думая прицелился и — бам-бам-бам! — стал отстреливать одного вьетнамца за другим. Как ни странно, бежать никто даже не пробовал. Тут один из тех, кому не понравился приказ, не выдержал: «Что ты наделал, урод?!» В следующую секунду Кахоун застрелил того парня и всех, кто его поддерживал. И так хладнокровно, будто бил по мишеням в тире.

Я смотрел прямо перед собой и рассказывал, словно речь шла вовсе не обо мне.

— Если бы я мог повернуть время вспять, то наверняка постарался бы остановить бойню. Как мне жить с таким прошлым? Двадцать пять лет я прятался от своих воспоминаний. Но от себя никуда не уйти...

Повисла долгая пауза. Бедная девушка, представляю, что она сейчас думает! «Я переспала с монстром!»

— Зря ты мне об этом рассказал, — проговорила Мидори, подтвердив мои наихудшие подозрения.

— Может, лучше знать, с кем ты связалась? — пожал плечами я.

— Да я не о том! — покачала головой девушка. — Мне слушать было страшно, а ты все это пережил! Никогда не думала, что в войне может быть столько... личного.

— Ну, личного было хоть отбавляй — и для нас, и для вьетнамцев. За каждого убитого американца их награждали медалями. А за голову диверсанта давали премию, равную годичному жалованью офицера.

Мидори осторожно коснулась моего лица. В теплых карих глазах горело сострадание.

— Ты столько всего пережил!.. Даже представить не могла.

Я отстранился.

— Эй, ты еще самого интересного не слышала! Помнишь, я сказал, что, по данным разведки, та деревня считалась чуть ли не военной базой? Так вот, они ошиблись: мы не нашли никаких туннелей, никаких складов с оружием и боеприпасами.

— Но ты ведь об этом не знал...

Я пожал плечами.

— Мало того, вокруг Ку-Лай даже следов шин не было! Могли бы проверить, прежде чем устраивать бойню!

— Ты был молод и потерял голову от злости и страха.

В голосе Мидори столько неподдельной искренности!.. Ладно, пора возвращаться в настоящее.

— Помнишь, в «Цуте» ты сказал, что особой снисходительностью не страдаешь? Ты имел в виду это по отношению к себе?

Я припомнил наш разговор: Мидори собиралась о чем-то меня спросить, но передумала.

— Нет, вообще-то тогда я говорил о других, хотя, полагаю, это справедливо и по отношению ко мне.

Девушка медленно кивнула.

— В Чибе у меня была подружка Мика. Когда я училась в Нью-Йорке, она сбила маленькую девочку. Мика ехала с предельно допустимой скоростью, а малышка каталась на велосипеде и неожиданно выехала на дорогу. Ужасно, но ничего не поделаешь. Такое могло случиться с кем угодно!

Понять, к чему она клонит, несложно. Я давно это знал, еще до того, как меня отправили к психоаналитику. Доктор разложил душу по полочкам, а потом заявил: «Зачем винить себя в том, чего ты просто не мог предотвратить?»

Ясно помню наш разговор. Боже, как он старался вызвать меня на откровенность! Устав от его бредней, я спросил: «Док, а вам самому убивать случалось?» Он не ответил, и я вышел из кабинета. Что тот психоаналитик написал в докладной командованию, мне неведомо.

— Ты до сих пор работаешь на спецслужбы? — поинтересовалась Мидори.

— Косвенным образом да.

— Зачем? Разве ты не хочешь навсегда покончить с прошлым?

Я посмотрел в окно. Луна уже высоко, и ее волшебный свет больше в наш номер не попадал.

— Трудно объяснить, — неуверенно начал я и тут же отвлекся, залюбовавшись волосами девушки: длинные, мерцающие, похожие на дождь. — После Вьетнама я с трудом привыкал к жизни в Штатах. Некоторые вещи хороши только на войне, а для мирной жизни не подходят. Но ты к ним привык и изменить себя не можешь. Вот я и решил вернуться в Азию: ведь именно там ищут покоя мои призраки. И дело не в географии: я умею лишь воевать, я солдат, мое место на поле боя.

— Нельзя же воевать всю жизнь!

— Акула охотится, пока не подохнет, — слабо улыбнулся я.

— Ты не акула!

— Сам не знаю, кто я...

Мы долго молчали, и через некоторое время меня сморила дрема. Эх, пожалею я о своей откровенности, и не раз, но думать просто нет сил, тем более что сказанного не воротишь. А сейчас спать.

Боль в спине сделала сон прерывистым, и, поднимаясь на поверхность сознания, я был готов усомниться во всем, что случилось при лунном свете. Засыпая, я сражался с призраками еще ужаснее, чем те, о которых узнала Мидори.

Часть вторая

Вступив в бой с врагом, медлить нельзя, нужно сразу атаковать, вкладывая в каждый удар всю душу.

Миямото Мусаси. «Книга пяти колец»

14

На следующее утро я сидел в ресторане «Лас чикас», ожидая появления Франклина Булфинча.

Солнце так и било в высокие окна, но втемных очках от Ральфа Лорена, предусмотрительно купленных по дороге, я чувствовал себя вполне комфортно.

Мидори укрылась в музыкальном отделе одного из магазинов Аоямы. Девушка позвонила Булфинчу менее часа назад и назначила встречу. Скорее всего он добропорядочный журналист и придет один, но на всякий случай лучше подстраховаться.

Булфинча трудно не заметить: высокий, худой, в элегантных очках. Да, именно его я видел в поезде. Широкий шаг, осанка безупречная — настоящий аристократ! Сегодня на нем джинсы, синий блейзер и тенниска. Вот он пересек внутренний дворик, вошел в ресторан и стал оглядываться по сторонам, надеясь увидеть Мидори. Меня журналист не узнал.

Булфинч прошел в самый конец зала, по-видимому, предполагая, что там есть отдельная, огороженная секция. Он вернется буквально через секунду, поэтому самое время в последний раз взглянуть на Аояма-дори. У клуба «Альфи» за ним следили, может, и сегодня он привел «хвост»?

Кажется, чисто. Булфинч прошел мимо моего столика, и я решил, что пора действовать.

— Мистер Булфинч?

— Мы знакомы? — неуверенно спросил журналист.

— Я друг Мидори Кавамуры и пришел вместо нее.

— А где она сама?

— Сейчас ее жизнь в опасности, вот и приходится прибегать к дополнительным мерам предосторожности.

— Мидори появится?

— Это зависит от ряда причин.

— Например?

— Например, сочту ли я эту встречу безопасной.

— Кто вы?

— Я же уже сказал: друг, которому нужно то же, что и вам.

— А конкретно?

Я поднял на него скрытые очками глаза.

— Диск.

— Мне ничего об этом не известно, — после некоторой паузы проговорил Булфинч.

Ну конечно!

— Три недели назад отец Мидори должен был передать вам диск, но умер в вагоне метро прямо на ваших глазах. При себе у него диска не было, и вы пришли в клуб «Альфи», надеясь познакомиться с Мидори. Назначив встречу в кафе «Миндаль» на Гайенхигаси-дори, вы рассказали девушке о существовании некоего диска, надеясь, что он у нее. Однако, что за информация на нем содержится, не упомянули, не желая подвергнуть опасности. И тем не менее подвергли, потому что всю дорогу от клуба «Альфи» за вами следили. Полагаю, этого достаточно, чтобы доказать чистоту моих помыслов? Садиться Булфинч не собирался.

— Почти все факты вы могли собрать и без Мидори, а остальное додумали, особенно если сами за мной следили.

Я пожал плечами.

— А еще полчаса назад я говорил с вами голосом Мидори?

После секундного колебания Булфинч все-таки присел за мой столик.

— Ладно, что вы можете мне сообщить?

— Я собирался задать вам тот же вопрос.

— Послушайте, я журналист и пишу статьи. Так у вас есть для меня информация?

— Мне нужно знать, что на том диске.

— Опять вы за свое!

— Мистер Булфинч, — раздраженно начал я, тайком поглядывая на Аояма-дори, — люди, которые охотятся за диском, считают, что он у Мидори, и уже пытались ее убить. Это вы привели «хвост» в «Альфи» и фактически подставили ее под удар! Так что хватит валять дурака, ладно?

Булфинч снял очки и тяжело вздохнул.

— Предположим, диск действительно существует. Но я не понимаю, как помогу Мидори, рассказав, что на нем содержится.

— Вы журналист и, возможно, хотели предать эту информацию гласности.

— Очень может быть.

— Также вероятно, что кое-кому это бы не понравилось.

— Такое нельзя исключать.

— Отлично! Именно страх перед оглаской и заставляет этих людей охотиться на Мидори. Значит ли это, что, как только данные будут опубликованы, она будет вне опасности?

— Пожалуй.

— Выходит, мы с вами хотим одного и того же: чтобы содержимое диска стало достоянием общественности.

Журналист беспокойно заерзал.

— Понимаю, к чему вы ведете. Но я буду откровенен только после того, как увижу девушку.

— У вас есть сотовый?

— Да.

— Покажите!

Из левого кармана блейзера Булфинч достал маленький телефон с откидной крышкой.

— Чудесно, можете убрать, — сказал я и, достав из кармана листочек и ручку, быстро набросал инструкции. Интуиция подсказывала, что телефон не прослушивается, но разве можно слепо доверять интуиции?

«Сотовым не пользоваться ни при каких обстоятельствах, — писал я. — Из ресторана выйдем вместе. Во дворике остановитесь, чтобы я мог вас обыскать. После этого двигаться будете по моей команде. Первым не заговаривайте. Если есть вопросы, напишите на обороте. Если нет, просто отдайте листочек мне».

Закончив, я передал листок Булфинчу. Прочитав, он кивнул и вернул записку мне. Я спрятал ее в кармане, заплатил за кофе и поманил журналиста к выходу.

Во дворике Булфинч позволил себя обыскать. Чисто, как я и предполагал. Теперь на Аояма-дори. Журналист шел впереди, поближе к проезжей части, таким образом превратившись в живой щит. Эту улицу я знал как свои пять пальцев. И все же осторожность не помешает, и я то и дело оглядывался по сторонам.

Негромкие «направо», «налево», «стойте» подсказывали журналисту, куда идти. Вот и магазин. Мы прошли прямо в музыкальный отдел, где ждала Мидори.

— Кавамура-сан, — поприветствовал Булфинч и поклонился. — Очень рад встрече.

— Спасибо, что пришли, — ответила девушка. — В прошлый раз я была с вами не совсем откровенна. Кое-что о делах отца мне все-таки известно, но про тот диск я действительно ничего не знаю.

— Тогда я ничего не смогу для вас сделать, — заявил журналист.

— Скажите, что на диске, — вмешался я.

— Не понимаю, чем это вам поможет.

— Прошу вас, мистер Булфинч, — взмолилась девушка. — Несколько дней назад меня пытались убить... Мне нужна ваша помощь!

Поморщившись, журналист посмотрел сначала на Мидори, потом на меня.

— Ладно, — вздохнул он. — Два месяца назад со мной связался ваш отец. Читал мою колонку в «Форбсе» и захотел подкинуть информацию. Обычное дело.

— Именно тогда у него нашли рак, — прошелестела Мидори.

— Что, простите? — переспросил Булфинч.

— Рак легких. Он знал, что жить ему осталось совсем недолго.

Журналист сочувственно кивнул.

— Простите, не знал.

— Ничего, продолжайте.

— За последние два месяца мы несколько раз встречались, естественно, тайно. Он подробно рассказывал о коррупции в министерстве строительства и о том, как фактически посредничал между ЛДП и якудзой. В результате я многое узнал о происхождении и истинных размерах коррупции в японском обществе. Не хватало только доказательств.

— Каких еще доказательств? — удивился я. — Разве нельзя написать: «Источник информации — высокопоставленное лицо из министерства строительства»?

— Вообще-то да. Но существовали две проблемы. Во-первых, во всем министерстве подобной информацией владел только Кавамура, так что публикация напрямую указывала бы на него.

— А во-вторых? — спросила Мидори.

— Последствия. Мы ведь и раньше публиковали разоблачительные статьи о коррупции в высших эшелонах власти, а японская пресса категорически отказывается реагировать. Почему? Да потому что политики и бюрократы через законы и предписания способны разорить любую компанию. А газеты живут в основном за счет рекламы, которую эти компании предоставляют. Так что, если какая-то газета обидит политика, он тут же позвонит компании-рекламодателю, реклама пойдет в конкурирующее издание, и обидчик обанкротится. Понимаете, о чем я? Особо ретивые издания вообще закрываются! Поэтому журналисты стараются никого не трогать, а от правды шарахаются как от чумы. Видит Бог, в жизни не встречал журналистов послушнее, чем японцы.

— Тогда зачем доказательства? — недоумевал я.

— Веские доказательства могли бы все изменить. Издателям пришлось бы опубликовать мою статью и дать собственные комментарии. Отмалчиваясь, они фактически признают себя марионетками правительства. Общественный резонанс напугает коррумпированных чиновников и придаст духу журналистам. Начнется необратимый цикл, который со временем приведет к политическим реформам, каких Япония не знала со времен реставрации Мейдзи[6].

— Боюсь, вы переоцениваете возможности наших журналистов и издателей.

— Вовсе нет, — покачал головой Булфинч. — Я неплохо знаю некоторых: отличные ребята, умеют писать, но боятся.

— Какое именно доказательство вы хотели получить?

Булфинч посмотрел на меня поверх очков.

— Что-нибудь важное и неопровержимое.

— Тогда диск нужнее Кейсацучо, а не прессе, — проговорила Мидори, вспомнив о японском ФБР.

— Твой отец и дня бы не прожил, попади эта информация в Кейсацучо, — тихо сказал я.

— Боюсь, он прав. Кавамура ведь не первым пытался вынести сор из избы. Слышали о Тадае Хонме?

Еще бы, Хонма-сан... Какая грустная история!

Мидори отрицательно покачала головой.

— Когда в 1998 году обанкротился Кредитный банк Японии, оказалось, что из ста тридцати трех миллиардов, составлявших ссудный капитал, по крайней мере тридцать шесть миллиардов долларов были выданы подставным лицам, причем на льготных условиях. Нити тянулись к якудзе, а от нее аж в Северную Корею. Не в силах разобраться в ситуации, антикризисная комиссия пригласила Тадае Хонму, бывшего директора Национального банка Японии. В сентябре Хонма-сан стал президентом Кредитного банка и попытался разобраться, кто и когда выдавал «левые» кредиты.

Пятнадцатого сентября он повесился в номере одного из отелей Осаки, написав трогательное прощальное письмо жене и детям. Тело быстренько кремировали, и никакого расследования полиция не провела.

И это далеко не единственный случай. Хонма стал седьмым представителем финансовой элиты, совершившим самоубийство в период с 1997 года, когда впервые просочилась информация о крупномасштабных махинациях в Кредитном банке. Среди самоубийц — депутаты парламента, управляющий Национального банка Японии, начальник отдела малого и среднего бизнеса при министерстве финансов... Ни по одному из семи случаев расследования проведено не было. Не позволили.

Оказывается, Тацу не такой и параноик!

— Ходят слухи, что в якудзе есть специалисты, занимающиеся «естественными» смертями. К своим жертвам они выезжают по ночам, диктуют предсмертные записки, накачивают транквилизаторами, а потом душат. В результате все выглядит так, будто человек повесился.

— У вас есть доказательства?

— Пока нет, но ведь дыма без огня не бывает!

Сняв очки, Булфинч осторожно протер линзы.

— Скажу вам кое-что еще. В министерстве строительства дела гораздо хуже, чем в банках. В строительном секторе работает каждый шестой японец, именно отсюда поступает финансовая помощь ЛДП. Хотите изменить Японию — начинайте со строительства. Мидори, ваш отец был очень смелым.

— Знаю, — тихо сказала девушка.

Интересно, она до сих пор верит, что он умер от инфаркта? Так, запахло жареным!

— Я рассказал все, что знал, — произнес Булфинч, — теперь ваша очередь.

— Можете назвать причину, по которой Кавамура мог явиться на встречу с вами без диска?

— Нет!

— То есть встречались вы именно ради передачи диска?

— Да, причем до этого многократно обсуждали детали. В то утро Кавамура должен был принести диск.

— Может, он не смог скачать нужную информацию, вот и пришел с пустыми руками...

— Нет, мы созванивались накануне вечером, и он дал понять, что все в порядке. Оставалось только встретиться.

Внезапно меня осенило.

— Мидори, где жил твой отец?

Я прекрасно знал, где жил Кавамура, но не сообщать же об этом его дочери!

— В Сибуйе.

— В каком чоме? — уточнил я, имея в виду небольшие кварталы, на которые делятся административные районы Токио.

— В Сан-чоме.

— Это ведь в начале Догензаки? До станции метро?

— Да.

Я повернулся к Булфинчу:

— На какой станции в то утро сел Кавамура?

— В Сибуйе и сел.

— Есть у меня одна идея, нужно проверить... Если что-то получится, дам знать.

— Постойте... — начал журналист.

— Понимаю, вам неприятно, и все-таки придется мне довериться. Надеюсь, я смогу найти диск.

— Каким образом?

— Говорю же, есть одна идея. — Я начал пятиться к двери.

— Я пойду с вами, — заявил Булфинч.

— Исключено! Я работаю один.

— Я пойду с вами, — повторил журналист, хватая меня за руку.

Я смерил его взглядом, и он тут же меня отпустил.

— Вы уйдете из магазина первым, — спокойно сказал я. — Спускайтесь к Омотесандо-дори. Я отведу девушку в безопасное место, а потом проверю свою догадку. Как только что-то узнаю, позвоню.

Булфинч растерянно смотрел на Мидори.

— Все в порядке, — улыбнулась девушка. — Мы на вашей стороне.

— Кажется, у меня нет выбора, — пробормотал он, обжигая меня негодующим взглядом. Но я понял, что он на самом деле затеял.

— Мистер Булфинч, — чуть слышно проговорил я, — даже не пытайтесь за мной проследить. Я сразу замечу и могу забыть, что мы друзья.

— Ради всего святого, скажите, что вы задумали! Я же помочь хочу!

— Спускайтесь к Омотесандо-дори. Я скоро позвоню.

— Надеюсь, — процедил Булфинч и, шагнув ко мне, попытался заглянуть в глаза, скрытые творением Ральфа Лорена. А этот парень — смельчак... — Очень надеюсь. — Он коротко кивнул Мидори и пошел к выходу.

— Что у тебя за идея? — тут же потребовала девушка.

— Потом скажу, — я смотрел вслед журналисту, — а сейчас нужно уходить, и побыстрее, пока этот тип не вернулся, чтобы проследить за одним из нас. Пошли!

Прямо у дверей магазина я остановил такси, попросив шофера ехать в Сибуйю, а обернувшись, увидел шагающего в противоположном направлении журналиста.

У станции мы разделились: Мидори вернулась в отель, а я пошел по Догензаке. Именно здесь в то утро, кажущееся таким далеким, мы с Гарри следили за объектом, именно здесь, если меня не подводит интуиция, Кавамура оставил диск.

Я попытался представить себя на месте Кавамуры. Наверное, ему было очень страшно.

Настал великий день: у него диск, который поможет разогнать всю нечисть. Вот он в кармане, такой маленький, невесомый и бесценный. Кавамура понимает, что, если его поймают с этим диском, до выходных не дожить. Менее чем через час он встретится с Булфинчем, передаст свою ношу и сможет спокойно вздохнуть.

«А если за мной следят? — думает Кавамура. — Поймают, тогда всему конец». Он нервно оглядывается по сторонам, даже останавливается якобы для того, чтобы покурить.

Подозрительным кажется каждый. Разве удивительно? Когда с ума сходишь от страха, даже дерево похоже на вьетконговца: темная форма, автомат Калашникова. Любой мужчина в костюме выглядит наемным убийцей: сейчас он запустит руку в твой карман, вытащит диск, а потом сухо щелкнет затвор...

«Нужно избавиться от чертова диска скорее! Пусть Булфинч сам забирает. Где бы его спрятать? Да где угодно! Даже овощной Хигасимуры подойдет...» Вот он, этот овощной! Если диск не здесь, то мне до него не добраться. Но других вариантов избавиться от диска по дороге в метро у Кавамуры не было.

Я вошел в магазин. Владелец, невысокий мужчина с потухшими глазами и пожелтевшей от никотина кожей, бросил мне усталое «здравствуйте!» и снова уткнулся в комиксы. Торговый зал совсем крошечный, и каждая точка прекрасно видна хозяину. Времени у Кавамуры не было, но ведь он думал, что оставляет диск не более чем на час, так что особые меры предосторожности не требуются.

Скорее всего диск уже не здесь. Его мог забрать хозяин, покупатель, кто угодно, однако попробовать все-таки стоит.

Яблоки! Когда закрывались двери, на рельсы упало яблоко. С них и начнем. Я представил, как Кавамура для вида порылся в ящиках и незаметно спрятал диск.

Теперь моя очередь. Ящики неглубокие, а яблоки упакованы в пластиковые пакеты, так что я без труда добрался до самого дна.

Никакого диска! Черт, черт, черт...

Я проверил стоящие рядом груши и мандарины. Тоже ничего. Ммм, как складно все получалось!

Придется что-нибудь купить, ведь я битый час шарил в фруктах. Фарс должен выглядеть убедительно!

— Не могли бы вы упаковать небольшую подарочную корзину? — попросил я хозяина. — Что-нибудь экзотическое и обязательно мускусную дыню!

— Да, конечно, — кисло улыбнулся хозяин.

Пока он возился с корзиной, я получил пять дополнительных минут на поиски. Никакого результата.

Мой подарок почти готов. Хозяин украсил корзину зеленой муаровой лентой. Получилось очень даже недурно. Надеюсь, Мидори понравится.

Я положил на прилавок несколько купюр.

Обидно... Хотя на что я надеялся? Как следует спрятать диск Кавамура не успел. Наверняка его давно нашли.

Хозяин отсчитывал сдачу. Очень аккуратный человек. Аккуратный и обстоятельный.

Последняя попытка!

— Простите, пожалуйста! Понимаю, что скорее всего вас побеспокою напрасно, но на прошлой неделе мой друг выронил у вас компакт-диск и просил узнать, не нашел ли его кто-нибудь. Надежды почти нет, и я даже не хотел об этом заговаривать...

— Мм-м... — промычал хозяин, исчезая за прилавком. Через секунду он протягивал мне небольшой пластиковый пакет. — А я-то гадал, придет кто за ним или нет...

— Спасибо вам огромное! — боясь поверить в удачу, пролепетал я. — Мой друг будет счастлив!

— Рад за вас, — безучастно проговорил хозяин.

15

На заре Сибуйя похожа на отходящего от похмелья великана. Ночное веселье еще не утихло, беззаботный смех гулким эхом раздается на безлюдных улицах. Пьяные крики любителей караоке, елейные голоса зазывал, шепот любовников с каждой минутой все тише. Их тени еще не исчезли, будто призраки, они не верят в наступление утра, желая, чтобы ночь продолжалась бесконечно.

В компании этих призраков я шел по узкой улочке, параллельной Мейдзи-дори, которая соединяет Сибуйю с Аоямой. Я поднялся в несусветную рань, стараясь двигаться бесшумно, чтобы не разбудить Мидори. И все-таки она проснулась.

Диск я решился отнести в Акихабару — электронную Мекку Токио. Там столько интернет-кафе, компьютерных магазинов, что на меня никто не обратил внимания. Только результат был нулевой: вся информация зашифрована.

Так, без Гарри не обойтись. Тем хуже для меня: судя но рассказам Булфинча, на диске информация о специалистах по «естественным» смертям. А вдруг там и моя фамилия?

Гарри я позвонил из телефона-автомата в Ногизаке. Судя по голосу, парень спал, но, стоило упомянуть строительные работы в Какагидзидомае, тут же оживился. Строительные работы — наш условный сигнал, означающий, что я прошу о срочной встрече. Сегодня я вызвал его в небольшую кофейню «Дутор» на Имоарай-дори. Это совсем рядом с его квартирой, так что Гарри доберется туда в два счета.

Когда минут через двадцать я прибыл в кофейню, мой помощник ждал за одним из столиков в конце зала. Волосы спутанные, лицо бледное, в руках утренняя газета.

— Прости, что разбудил, — сказал я, присаживаясь напротив.

Гарри покачал головой.

— Что с лицом?

— Тот, кто это сделал, выглядит еще хуже. Давай позавтракаем!

— Я выпью кофе.

— А как насчет яичницы с беконом?

— Спасибо, только кофе.

— Похоже, у тебя была бурная ночь, — сострил я, представляя, что это может значить для Гарри.

— Слушай, хватит пугать. Раз ты упомянул строительство, значит, случилось что-то важное.

— Иначе ты бы не поднялся с постели!

Заказав яичницу и кофе, я рассказал Гарри обо всем, что случилось за последние дни: о встрече с Мидори, засаде в моей квартире, разговоре с Булфинчем и, наконец, о диске. Умолчал только о событиях предыдущей ночи, упомянув лишь, что мы остановились в лав-отеле.

Читая в сонных глазах искреннюю тревогу и участие, я понял, что доверяю Гарри. И не просто потому, что он фактически не в состоянии мне навредить, а потому, что этот парень стоит моего доверия. А еще потому, что мне хочется ему верить.

— Ума не приложу, как расшифровать файлы, — сетовал я. — Ты бы мог мне помочь, но для этого придется совершить небольшой экскурс в мое прошлое. Всплывет много грязи. Если не хочешь пачкаться, скажи, я пойму...

Парень порозовел, и я понял, как много значит для него моя откровенность.

— Все в порядке, — твердо сказал он, и я рассказал ему о Хольцере, Бенни и явном участии ЦРУ во всей этой истории.

— Жаль, не знал раньше, — вздохнул Гарри, — помог бы чем-нибудь...

— А разве ты не помогаешь? — пожал плечами я. — И чем меньше тебе известно, тем безопаснее для нас обоих.

— Ты рассуждаешь как агент ЦРУ!

— Ну, ты загнул!

— Ничуть! Я ведь работал в Форт-Миде! Только агенты спецслужб превращают паранойю в предмет гордости! С какой стати мне тебе вредить?!

— Не кипятись, парень! Дело в элементарной осторожности!

— Ты спас мне жизнь! Разве можно о таком забыть?

— И не такое случается!

— Только не со мной! А ты не подумал, насколько я тебе доверяю, раз позволил обо всем рассказать и тем самым стал потенциальной мишенью для твоих врагов? Я же знаю, в какие игры ты играешь...

— Вряд ли...

Гарри долго молчал.

— Я достаточно долго хранил твои секреты и собираюсь хранить и дальше! Разве это ни о чем не говорит?

«Никогда не зарекайся, парень!»

— Разве это ни о чем не говорит? — повторил Гарри.

— Конечно, говорит! — сдался я. — А теперь ближе к делу! Начнем с Хольцера.

— Расскажи, как ты с ним познакомился.

— Хорошо, но сначала поем.

— Неужели все так плохо?

Я пожал плечами.

— Познакомились мы во Вьетнаме. Он уже тогда был агентом ЦРУ, приставленным к диверсионным группам. Смелый парень, ничего не скажешь. В штабе не отсиживался, не то что некоторые. Сначала он мне даже понравился, а потом я понял, что это карьерист до мозга костей. В первый раз мы сцепились после операции армии Республики Вьетнам, то есть южновьетнамцев, в Третьем военном секторе. Положившись на данные Хольцера, южане обстреляли из миномета предполагаемую базу вьетконговцев в Тай-Нинх. Занимаясь подсчетом тел, мы фактически проверяли надежность хольцеровского информатора.

Южане так старались, что сровняли базу с землей. Все без исключения тела оказались изуродованными, а оружия мы не нашли. Вот я и сказал Хольцеру, что на Вьетконг не похоже. А он мне: «О чем ты? Это же Тай-Нинх, здесь все вьетконговцы». «Да ладно тебе, — говорю я. — Оружия нет, твой источник тебя надул». Хольцер встал надыбы: мол, как надул, если уничтожены двадцать вьетконговцев! Представляешь, он каждую оторванную ногу считал за целое тело!

Вернувшись на базу, он составил отчет и попросил меня подписать. А я говорю: «Засунь свой отчет в задницу». При этом присутствовали несколько офицеров. Не думаю, что они нас слышали, но и немая сцена выглядела достаточно красноречиво. В конце концов я сбил Хольцера с ног. Думаю, именно этого он и добивался. Обычно на подобные инциденты никто не обращает внимания, однако в то время за взаимодействием спецслужб в юго-восточном регионе пристально следили. Вот Хольцер и сумел извлечь из случившегося пользу. По его версии, получалось так, что я не подписал отчет из-за личной неприязни. До сих пор гадаю, сколько операций было проведено по данным, полученным из его «сверхнадежного» источника.

Впоследствии Хольцер создал мне кучу проблем. Он из тех парней, что умеют подлизываться к нужным людям. Когда после вьетнамской кампании надо мной сгустились тучи, я знал, чьих это рук дело, хотя ни каких доказательств не было.

— Ты никогда не рассказывал, как жил после войны, — заметил Гарри. — Так ты из-за Хольцера уехал из Штатов?

— Отчасти, — коротко ответил я, и мой помощник понял, что эта тема закрыта.

— А как насчет Бенни?

— Знаю только то, что он связан с ЛДП. Вроде мальчика на посылках, хотя посылки очень важные. А теперь выходит, что параллельно он шпионил на ЦРУ. Настоящий крот, прорывший туннель под океаном!

Слово «крот» прозвучало как ругательство, хотя ничего удивительного здесь нет.

Один такой «крот» целых шесть лет срывал операции диверсионных групп в Лаосе, Камбодже и Северном Вьетнаме. Команды прибывали на место — и через пять минут попадали в окружение вьетконговцев. Пару раз ребята подрывались на противопехотных минах. При этом аналогичные операции проходили успешно, значит, у «крота» был ограниченный доступ к данным. Думаю, если бы занимающаяся расследованием комиссия как следует поработала с датами, список подозреваемых был бы намного короче.

Но командование силами США во Вьетнаме отказывалось проводить расследование из-за сложности «партнерских отношений». Другими словами, они боялись оскорбить правительство Южного Вьетнама предположениями, что, возможно, один из их чиновников продался коммунистам. Хуже того, нам приказали продолжать обмен информацией с вьетнамскими коллегами. Мы пытались обойти приказ, передавая ложные координаты; командование обо всем узнало, и разгорелся скандал.

В 1972 году с поличным был пойман капрал южной армии, поставлявший данные северянам, но никто не верил, что один несчастный капрал мог наделать столько бед. Настоящего «крота» так и не нашли.

Достав сотовые Бенни и кендоиста, я передал их Гарри.

— Для начала сделай две вещи. Во-первых, проверь номера, на которые звонили. Чем больше, тем лучше. Наверняка память позволяет. — Я показал, который из двух телефонов Бенни, а который крепыша из Боейчо Боэйкёку. — Посмотри, какие номера запрограммированы на быстрый набор, и попробуй узнать, кому они принадлежат. Нужно выяснить, с кем разговаривали эти парни и насколько они связаны с ЦРУ.

— Нет проблем. Думаю, к концу дня смогу что-нибудь сообщить.

— Отлично, а теперь второе. — Я положил на стол конверт с диском. — Вот из-за чего вся заварушка. Булфинч сказал, что здесь доказательства фактов коррупции в ЛДП и министерстве строительства. Якобы все настолько серьезно, что огласка может повлечь за собой отставку правительства.

Гарри поднял диск и посмотрел на свет.

— Зачем такую серьезную информацию закачали на диск?

— То же самое я хотел спросить у тебя.

— Не знаю. Любые данные гораздо проще переслать по электронной почте. Возможно, файл защищен от копирования. Надо проверить. — Гарри спрятал диск в карман куртки.

— Может, этим Кавамура себя и выдал?

— О чем ты?

— Могли в министерстве или ЛДП узнать, что он скачал файлы на диск?

— Вполне. Некоторые программы уведомляют администратора о создании резервных копий.

— А еще все данные зашифрованы: файл толком не грузится. Неужели шифровкой занимался Кавамура?

— Не думаю. Скорее всего он не имел доступа к этим данным. Зашифровал их тот, кто создал файл.

Вполне правдоподобно. С другой стороны, Бенни заказал мне Кавамуру почти месяц назад. Выходит, они и раньше знали о его контактах с Булфинчем. Прослушивали телефоны?

— Ладно, — сказал я, — если что узнаешь, сообщи. Встретимся здесь же, просто назначишь удобное время. Условный сигнал прежний.

Мой помощник кивнул и собрался уходить.

— Гарри! — окликнул я. — Прошу, не надо лезть сейчас на рожон. Если в ЛДП узнают, где диск, тебе и дня не прожить.

— Постараюсь быть осторожным.

— Осторожным — это мало. Превратись в параноика, не доверяй никому!

— Хорошо, разве что за редким исключением, — ухмыльнулся Гарри.

— Никаких исключений! — рявкнул я, вспомнив Клёвого Чокнутого.

Гарри ушел, и я решил позвонить Мидори. В то утро мы переехали в новый отель. Девушка ответила после первого же гудка.

— Звоню узнать, как дела.

— Твой друг сумеет нам помочь? — спросила она. Я просил следить за тем, что она говорит по телефону, и Мидори очень старалась.

— Не знаю, обещал попробовать.

— Когда придешь?

— Скоро.

— Сделай одолжение, купи что-нибудь почитать: книгу, журнал... Я ходила за продуктами и могла купить сама, но как-то вылетело из головы. Теперь мучаюсь от безделья.

— Хорошо, что-нибудь принесу. Счастливо.

То и дело оглядываясь по сторонам, я дошел до станции Суидобаси. А вот и поезд! Сошел я в Йойоги и пропустил два поезда, внимательно присматриваясь ко всем, кто стоит на платформе. Сев в третий по счету поезд, я проехал одну-единственную остановку до Синдзюку. В город вышел с восточной стороны, попав в старый людный район, совершенно не похожий на неподвижно-рафинированную западную часть, где расположены правительственные учреждения. Я по-прежнему прятал подбитый глаз за очками, и сквозь темные линзы все прохожие казались настоящими злодеями. Толпа несла меня по подземному пассажу; оказавшись за пределами мега-маркета «Верджин», я с огромным трудом протиснулся к нужному мне бутику. Бороться с толпой — все равно что переходить вброд бурную реку! Приглядев темно-синий кашемировый палантин для Мидори, я добавил к нему солнечные очки. Очень пригодятся. Платить пришлось в двух разных кассах, чтобы не подумали, что странный парень в темных очках покупает шпионскую экипировку для своей подружки.

Атеперь в Кинокунию! Народу здесь столько, что пассаж по сравнению с ней — настоящая пустыня Сахара. Мне нужен самый толстый бестселлер и пара журналов.

Я стоял в очереди в кассу, наблюдая за спускавшимися по эскалатору, когда ожил лежащий в кармане сотовый. Наверное, это Гарри... Нет, на дисплее какой-то незнакомый токийский номер.

Расплатившись, я поднялся на улицу и подошел к телефону-автомату, притаившемуся в переулке у Синдзюку-дори. Опустив монету в сто иен, я набрал номер.

— Джон Рейн? — по-английски спросил какой-то мужчина. Я не ответил, и незнакомец повторил мое имя.

— Кажется, я ошибся номером.

Повисла неловкая пауза.

— Меня зовут Линкольн.

— Да что ты!

— Мой шеф хочет с вами встретиться.

Почти уверен, что этот тип из ЦРУ, а шеф — не кто иной, как Хольцер. Я ждал, что Линкольн что-нибудь добавит, но он молчал.

— Должно быть, вы шутите.

— Вовсе нет. Произошла ошибка, и он хочет все объяснить. Назовите любое удобное место и время.

— Как-нибудь в другой раз.

— Вам стоит его выслушать. Все совсем не так, как вам кажется.

Я оглянулся в сторону Кинокунии, взвешивая «за» и «против».

— Тогда прямо сейчас.

— Невозможно: у него встреча. Освободится он только к вечеру.

— Плевать, даже если ему делают операцию на сердце! Так и передайте! Встречаемся в Синдзюку через двадцать минут. Через двадцать одну минуту я уйду.

Снова пауза.

— В какой части Синдзюку?

— В восточной. Пусть идет к студии «Альта», ее видно издалека. Если на нем будет что-нибудь, кроме джинсов, обуви и футболки, встреча не состоится. Ясно? — Пусть у Хольцера будет как можно меньше шансов принести с собой оружие.

— Да, конечно.

— Двадцать минут, время пошло! — сказал я и отсоединился.

Итак, существуют два варианта: либо Хольцер действительно хочет мне что-то сказать, во что я не верю, либо пытается завершить начатое Бенни и кендоистом. В любом случае это шанс как-то прояснить ситуацию. Скорее всего встречу заснимут на камеру. От этого не спастись, даже если держать Хольцера в движении... Хотя какого черта! Раз выяснили мой настоящий адрес, то и фотографий у них, наверное, пруд пруди в самых различных ракурсах. Можно больше не прятаться!

Студия «Альта» на той стороне Синдзюку-дори, рядом ловят клиентов таксисты. Я подошел к самому молодому. Думаю, за разумное вознаграждение он выполнит мою необычную просьбу. Парень должен будет взять белого мужчину в футболке, который через двадцать минут появится со стороны восточного выхода.

— Назови его шефом, — вручая хрустящую купюру, начал я, — если откликнется, вези по Синдзюку-дори до поворота на Мейдзи-дори, а потом налево, на Ясукуни-дори. У банка «Дайва» остановишься и будешь ждать. Я подойду следом. — Достав еще одну купюру, я разорвал ее пополам и отдал половину водителю. Остальное получит на месте и дома склеит. Парень кивнул.

— Визитка есть? — спросил я.

— Конечно! — Водитель тут же достал карточку.

Схватив визитку, я поблагодарил парня, и мы на время расстались. Нужно подняться на пятый этаж: восточный выход оттуда как на ладони. Я посмотрел на часы: осталось четырнадцать минут. Записав на карточке адрес в Икенбукуро, я спрятал ее в нагрудный карман.

Хольцер явился на минуту раньше. Вот он поднимается по эскалатору и неторопливо идет к студии «Альта». Даже с большой высоты я разглядел толстые губы и длинный нос. Ладонь приятно закололо: однажды я этот нос уже ломал! Волосы по-прежнему густые, но не пепельно-русые, как раньше, а седые.

Судя по осанке, он следит за питанием и ходит в спортзал. А вот в футболке ему холодно... Бедняга Хольцер!

Мой таксист что-то у него спросил, Хольцер кивнул и пошел к машине, беспокойно оглядываясь по сторонам. Наконец он устроился на заднем сиденье, и такси поехало по Синдзюку-дори.

Времени на подготовку у Хольцера не было, так что тот, кто с ним пришел, сейчас бросится ловить такси.

Я выждал пару минут, однако никакой суеты не заметил. Пока все идет по плану.

Пора двигаться, скорее, скорее! Перепрыгивая через три ступеньки, я спустился на первый этаж, а потом быстрее молнии перебежал Ясукуни-дори, оказавшись у банка «Дайва» одновременно с такси. Теперь к пассажирской двери и не спускать глаз с рук Хольцера.

Дверь медленно открылась.

— Джон... — вкрадчиво начал мой друг.

— Руки, покажи руки! Ладони вверх! — Не думаю, что он пристрелит меня сразу, но рисковать незачем.

— Я бы поступил так же...

— Хватит болтать! — Увидев, что он послушался, я кивнул. — Руки за голову, так, поворачивайся лицом к водителю.

— Ради Бога, Рейн! — взмолился Хольцер.

— Делай, иначе я уйду!

Я сел на заднее сиденье и передал водителю карточку с адресом. Если честно, то ехать можно куда угодно, главное, не говорить ничего вслух. Сжав левой рукой переплетенные пальцы Хольцера, я быстро обыскал его правой. Чисто. Значит, оружия он не принес, но ведь это только половина успеха.

— Надеюсь, теперь ты доволен, — процедил Хольцер. — Куда мы едем, если не секрет?

Я знал, что он спросит.

— На тебе «жучок», верно? — заглянув в голубые глаза, спросил я. Хольцер молчал. Где он может быть? Под футболкой я ничего не нащупал.

— Сними ремень!

— Иди к черту, Рейн, это уже слишком!

— Снимай ремень, Хольцер! В игры я не играю! Сколько проблем решится, если сейчас я проломлю тебе череп!

— Давай!

— Как скажешь, — радостно кивнул я и повернулся к водителю. — Остановите.

— Ладно-ладно, сдаюсь! — зачастил мой приятель. — Передатчик в поясе. Обычная мера предосторожности. А как иначе после несчастного случая с Бенни?

Он что, намекает, будто смерть Бенни может сойти мне с рук?

— Извините, — обратился я к водителю, — езжайте дальше. Рад слышать, что ты по-прежнему уважаешь коллег! — обернулся я к Хольцеру. — Давай сюда ремень!

— Бенни никогда не был мне коллегой, — процедил Хольцер, делая вид, что раздосадован моей тупостью. — Морочил голову и тебе, и нам! — Сняв ремень, он протянул его мне. Микрофончик наверняка под пряжкой!

— А где батарея?

— Застежка и есть батарея. Сплав никеля.

— Отлично работаете, ребята! — Открыв окно, я выбросил ремень на улицу.

Хольцер попытался меня остановить, но не успел.

— Какого черта, Рейн! Мог бы просто удалить микрофон!

— Покажи туфли!

— Только если обещаешь не выбрасывать их в окно!

— Выброшу, если найду «жучки»! Разувайся! — Так вот что мы носим! Мягчайшие мокасины на резиновой подошве. Микрофон здесь не спрячешь. Стелька теплая и влажная от пота. Значит, он надел их не прямо перед выходом. Да, похоже, здесь умельцы из ЦРУ не приложились.

— Все в порядке? — поддел Хольцер.

— Говори, что хотел, у меня мало времени!

— Знаешь, — театрально вздохнув, начал он, — тот инцидент в твоей квартире — глупая ошибка. Ничего подобного не должно было случиться. Вот я и решил принести извинения лично.

Страшно подумать, как искренне может звучать ложь!

— Я многим рискую, встречаясь с тобой, — вкрадчиво начал Хольцер. — То, что я сейчас расскажу, может быть расценено как...

— Надеюсь, что может, — перебил я. — Если собираешься пересказывать содержание передовиц, то зря теряешь время.

Хольцер нахмурился.

— Мы уже пять лет работаем с одним типом из японского правительства. Человек надежный, на хорошем счету, пользуется доверием. И что самое главное, знает все страшные тайны, а их немало, уж поверь.

К разочарованию Хольцера, я никак не отреагировал.

— С каждым разом его доклады все интереснее, хотя до сенсации пока далеко. Ничего такого, что мы могли бы использовать. Ты меня слушаешь?

Я кивнул. Он имеет в виду «использовать для шантажа»?

— Этот тип ведет себя как девчонка из католической школы: все время говорит нет, хотя сама сгорает от желания. — Мясистые губы изогнулись в усмешке. — Мы продолжали с ним работать, постепенно усложняя задания, но месяцев шесть назад он запел совсем по-другому. Вместо «нет, не хочу» мы стали слышать «нет, боюсь», что, согласись, уже совсем другое дело.

Все понятно! Так говорят люди, знающие себе цену. Обычно это завуалированная просьба увеличить вознаграждение.

— Пришлось срочно его выручать. Щедрые отступные, фальшивый паспорт, билет на тропический остров — фактически та же программа по защите свидетелей, только в VIP-варианте. Взамен он должен был предоставить компромат на ЛДП: что-нибудь стоящее вроде вымогательства, взяток, заказных убийств и устранения стукачей. К каждому материалу доказательства: фотографии, записи телефонных разговоров — в общем, что-то, с чем можно выступить в суде.

— Зачем вам это?

— А ты как думаешь? С таким компроматом ЛДП станет марионеткой правительства США! У руля окажется тот, кто нам понравится. Больше никаких проблем с военными базами, экспортом риса и полупроводников! ЛДП — главная сила в Японии, а теперь за ними будем стоять мы и выжмем из страны все соки!

— Судя по твоему тону, что-то пошло не так. Планы так и остались планами?

— Ну, не совсем, — снова ухмыльнулся Хольцер. — Просто с исполнением придется повременить. Ничего, мы ребята терпеливые!

— А при чем тут Бенни?

— Бедный Бенни был в курсе всего, что происходит в ЛДП, только доказать не мог. Слышал звон, но не знал, где он!

— Однако ко мне на квартиру вы его послали!

— Да, послали, чтобы он тебя допросил. По плану Бенни должен был идти один.

— Как вы узнали о том, что с ним случилось?

— Ради Бога, Рейн! Ему сломали шею практически на пороге твоего дома! Кто еще мог это сделать? Один из местных пенсионеров? К тому же на нем было подслушивающее устройство, так что я своими ушами слышал, как этот крысеныш меня сдал.

—  — А второй парень откуда?

— Про него ничего не знаю, за исключением того, что полиция Токио нашла его бездыханное тело в темном переулке, всего в двухстах метрах от Бенни.

— Бенни сказал, что он из Боейчо Боэйкёку и познакомил их ты.

— В Боейчо Боэйкёку я знаю очень многих, мы часто вместе работаем, но того парня и в глаза не видел. Мы навели кое-какие справки, и могу с уверенностью сказать: на японскую разведку он не работал. Так что к тебе на квартиру пошел по заданию какой-то третьей стороны. Разве можно доверять «кротам»? Ты что, забыл, сколько проблем у нас с ними было во Вьетнаме?

Глянув в зеркало заднего обзора, я увидел изумленное лицо водителя. Вряд ли он понимает, о чем речь, но, похоже, что-то заподозрил.

— У «кротов» на первом месте деньги, — вдохновенно продолжал Хольцер. — Знаешь, Рейн, по Бенни я скучать не стану: знал, на что идет, раз работал на несколько сторон сразу.

— Да, пожалуй, — неохотно согласился я.

— Но вернемся к нашему осведомителю. Три недели назад он должен был передать нам обещанный компромат на компакт-диске. Представляешь цену этого диска? Так вот, в метро с ним случился инфаркт, и он умер. Наши люди побывали в больнице, но диск исчез.

— С чего ты решил, что диск был у него в момент смерти?

— Мы уверены, Рейн. Ты же знаешь, у нас свои методы. Однако пропавший диск — это еще не все... Хочешь узнать самое интересное?

— Сгораю от нетерпения!

— Ну ладно, — заговорщицки прошептал он, пододвигаясь ближе. — Самое интересное — что у нашего друга был не инфаркт! Кто-то подогрел его мотор, и он перестал работать, причем обставили все так, что врачи, не задумываясь, сказали «инфаркт».

— Ну, по-моему, ты загнул...

— Неужели? Не то что в Японии, во всем мире найдется всего несколько человек, способных провести такую операцию. Лично я знаю только тебя.

— Так вот зачем ты меня вызвал? Чтобы поделиться своими предположениями?

— Да ладно тебе, Рейн! Хватит прикидываться! Наверняка ты замешан в этой истории!

— Не понимаю, о чем речь!

— Правда? Может, поймешь, если я скажу, что за последние десять лет половину заказов ты получал от нас, хотя и не напрямую?

Что он такое несет?

Прильнув к моему уху, Хольцер прошептал несколько имен видных политиков, финансистов и чиновников, скоропостижно скончавшихся при моем непосредственном участии.

— Что это доказывает? Обо всех них писали в газетах! — отчаянно отбивался я, прекрасно понимая, что главные козыри он еще не выложил.

Да, Хольцер знал и о чате, и даже номер моего счета в швейцарском банке!

Черт побери, ну надо же так вляпаться! Для этих людей я был и остаюсь пешкой, мелкой сошкой!

— Понимаю, Рейн, для тебя это удар, — сочувственно проговорил Хольцер, откидываясь на спинку сиденья. — Все эти годы ты считал себя «вольным стрелком», а оказалось, что по счетам платило ЦРУ. Но ведь во всем есть положительные стороны! Ты настоящий профессионал... какое там, волшебник! Люди мрут как мухи, и все шито-крыто! Никто так не умеет, только ты!

— Хочешь, научу? — апатично предложил я.

— Да ладно тебе! Знаешь, у меня есть заключение судмедэксперта. Кавамура носил кардиостимулятор, который ни с того ни с сего отключился. Судмедэксперт посчитал это техническим дефектом, но мы копнули чуть глубже и выяснили, что без посторонней помощи ничего подобного бы не случилось. Кто-то вырубил стимулятор. Думаю, ты, Рейн. А теперь вопрос: кто тебя нанял?

— Что-то здесь не клеится, — проговорил я.

— Что именно?

— Зачем прибегать к таким ухищрениям ради диска?

Голубые глаза сузились:

— Я думал, ты мне объяснишь.

— Вряд ли. Могу только сказать, что если бы я охотился за диском, то заполучил бы его гораздо меньшей кровью.

— А может, ты просто выполнял приказ? — прищурившись, спросил Хольцер. — Может, тебе велели вернуть диск любой ценой? Ты ведь не из тех, кто задает лишние вопросы, верно?

— Вообще-то я не мальчик на побегушках. Если хотят вернуть украденное, то обращаются не ко мне.

— Это ты убил Кавамуру, Рейн! Все выглядит очень скверно и подозрительно!

— Да, моей репутации конец!

Хольцер задумчиво потер подбородок:

— Знаешь, диск разыскивает не только ЦРУ. По сравнению с остальными мы настоящие ангелы.

— О ком ты говоришь?

— А то сам не знаешь! Все те, кого он разоблачает: политики и якудза, контролирующая силовые структуры Японии.

— Как ты на меня вышел? Откуда узнал, что я в Японии?

Хольцер покачал головой.

— Секретная информация, разглашать не имею права. Впрочем... — Он снова наклонился ко мне: — Переходи на нашу сторону, и я отвечу на все вопросы.

Не ожидая ничего подобного, я решил, что ослышался.

— Что ты сказал? «Переходи на нашу сторону»?

— Да, именно. В такой ситуации тебе понадобится наша помощь.

— С каких пор ты стал гуманистом?

— Заткнись, Рейн! При чем тут гуманизм? Мы хотим, чтобы ты нам помог. Ты охотился за Кавамурой, так что либо прячешь диск, либо знаешь, где он находится. Ты поможешь нам — мы тебе, простая сделка.

Я давно знаю Хольцера и ему подобных. С ними простых сделок не бывает. Чем проще все кажется, тем сильнее они собираются тебя прижать.

— Не буду спорить, ситуация действительно сложная, — сказал я. — Возможно, я и решусь кому-то довериться. Только не тебе!

— Слушай, глупо злиться из-за того, что случилось сто лет назад! Сейчас совсем другое время...

— Но люди-то не меняются.

Хольцер замахал руками, будто разгоняя неприятный запах.

— Мне все равно, как ты ко мне относишься. Дело не в наших отношениях, а в ситуации. А она такова: за тобой охотятся полиция, ЛДП и якудза. И они тебя найдут, вопрос лишь в том, кто первым. Личность твоя установлена, без нашей помощи тебе конец.

Что же делать? Прибить его прямо сейчас? Они знают, где я живу, и наверняка многое другое. Смерть Хольцера мне с рук не сойдет.

Ехавшая следом машина повернула налево, а следующий за ней седан, в котором сидели четверо японцев, притормозил, вместо того чтобы занять выгодную позицию. Странно.

У светофора я велел водителю свернуть направо. Уже зажегся зеленый, так что бедняга едва успел среагировать. Седан оказался в параллельном ряду. Извинившись, я сказал, что нам нужно все-таки на Мейдзи-дори, и, чертыхнувшись, водитель сделал, как я просил.

Седан двигался следом.

Черт побери!

— Ты привел подмогу, Хольцер? Я же велел приходить одному!

— Они здесь, чтобы взять тебя под стражу. Для твоей же безопасности.

— Чудесно, пусть едут за нами до посольства! — Я не на шутку перепугался и лихорадочно думал, что делать.

— На такси я в посольский квартал не поеду. Хватит, уже и так нарушил правила, встретившись с тобой при таких обстоятельствах. У них ордер на твой арест.

Как же они нас нашли? Даже если передатчик вживлен в тело Хольцера, они не могли так быстро определить наше местоположение.

И тут я все понял. Меня обыграли вчистую! Я звоню Линкольну и назначаю встречу через двадцать минут. Даже не зная точного места, они моментально мобилизуют людей. Через двадцать минут подкрепление прибывает в Синдзюку и рассредоточивается, готовое выступить по сигналу из передатчика. До того как я сел в машину, Хольцер сообщил им номер такси, название компании и улицу, по которой ехал. Эти люди были неподалеку и нашли нас без особого труда. А я-то выбросил в окно передатчик и расслабился.

Ладно, на ошибках учатся. Если, конечно, у меня будет такая возможность.

— Кто они?

— Надежные люди. Работают при посольстве.

У эстакады над Кандой загорелся красный, и такси остановилось.

Я посмотрел по сторонам: куда бы сбежать?

Седан совсем рядом, останавливается...

Хольцер не сводил с меня глаз, пытаясь понять, что я задумал. Наши взгляды встретились, и в следующую секунду он на меня бросился.

— Это для твоего же блага! — кричал Хольцер, пытаясь схватить меня за пояс. Из седана вышли два дородных японца в темных очках.

Я пытался оттолкнуть Хольцера, но он вцепился в меня мертвой хваткой. Повернувшись к нам, водитель что-то возмущенно кричал, да только я его не слышал.

Японцы приближаются... Черт, черт, черт!

Обхватив шею Хольцера правой рукой, я прижал его голову к своей груди, а левой давил на сонную артерию.

— Это «Аум»! «Аум Синрикё»! — закричал я водителю. — У них зарин!

В 1995 году секта «Аум Синрикё» отравила зарином пассажиров токийского метро, и слово «зарин» до сих пор сеет панику и ужас.

Хольцер что-то прохрипел, и я сильнее сдавил его горло. Немного сопротивления — и он начал слабеть.

— Что? Что вы сказали?

Один из дюжих японцев постучал в окно.

— Эти люди из «Аума»! У них зарин! Мой друг без сознания... Езжайте на красный! Скорее, скорее! — Ужас в моем голосе звучал вполне естественно.

Парень мог подумать, что все это дурацкий розыгрыш, а я свихнулся, но слово «зарин» действовало на подсознательном уровне. Он тут же завел машину, свернул на Мейдзи-дори и, то и дело выезжая на встречную полосу, помчался прочь от черного седана. На секунду растерявшись, громилы в темных очках бросились обратно в машину.

— Быстрее! Нам нужно в больницу!

На пересечении Мейдзи-дори и Васеда-дори водитель едва успел проскочить на зеленый свет и лихо завернул направо к больнице скорой помощи. В следующую секунду зажегся красный, разрешая движение по Васеда-дори. Черный седан застрял на перекрестке как минимум на две минуты.

Совсем рядом станция Тозай, значит, пора катапультироваться. Я велел таксисту остановиться. Хольцер без сознания, но дышит. Страшно захотелось прикончить подлеца — одним врагом стало бы меньше, однако возиться нет времени.

Парень закричал, что, мол, нужно завезти моего друга в больницу, а потом обратиться в полицию, но я был непреклонен. Такси остановилось у тротуара, я передал парню половинку разорванной купюры и добавил еще одну целую.

Схватив пакет с покупками, я быстро спустился в метро. Если поезд не подъедет в ближайшую минуту, придется снова подняться в город и идти пешком. Что угодно, лишь бы не стоять на месте. Но мне повезло. Доехав до станции Нихонбаси, я перешел на другую линию и так, петляя и пересаживаясь, доехал до Сибуйи. По дороге я ни на секунду не ослаблял бдительности и, поднимаясь по эскалатору в город, вздохнул с облегчением. Впрочем, раз меня отыскало ЦРУ, о покое можно забыть.

16

Через час я получил сообщение от Гарри, и мы снова встретились в кофейне «Дутор».

— Что ты раскопал? — сразу потребовал я.

— Все очень странно.

— Что значит странно?

— Во-первых, диск защищен от копирования, причем такой защиты я не встречал.

— Тебе удалось загрузить файл?

— Сейчас речь не об этом. Шифровка — отдельная история. Содержимое диска невозможно скопировать или переслать по Интернету.

— То есть с оригинала можно сделать только одну копию?

— Одну или несколько, точно сказать не могу, суть в том, что нельзя снимать копии с копий. Внуков в этой семье не будет.

— То есть файл нельзя переслать по электронной почте или вывесить на форуме?

— Да, если попробовать, данные исказятся, и их будет невозможно прочитать.

— Так, это кое-что объясняет, — проговорил я.

— Что именно?

— Например, почему они так носятся с этим диском. Почему спешат его вернуть. Раз файл нельзя копировать и рассылать, значит, опасность заключена только в диске.

— Правильно.

— А теперь скажи, почему системный администратор разрешил снять одну копию? Почему бы вообще не запретить копирование? Разве так не безопаснее?

— Безопаснее, но и рискованнее. Вдруг что-то случится с оригиналом? А при таком варианте остается резервная копия.

— Ладно, ясно. Что еще странного?

— Ты и сам знаешь, шифровка.

— И что с ней?

— Шифровка странная.

— Давай поконкретнее.

— Когда-нибудь слышал о решетчатом кодировании?

— Боюсь, что нет.

— Шифровальщик располагает данные в определенном порядке, совсем как узор на обоях. Только на обоях узор один и тот же и повторяется всего в двух измерениях. В шифре все гораздо сложнее: больше и повторяющихся элементов, и измерений. Чтобы найти ключ, нужно выявить систему, то есть порядок повторения.

— Более-менее ясно. Как продвигается расшифровка?

— Пока сложно сказать что-то определенное. В Форт-Миде я сталкивался с решетчатым кодированием, но в этом случае все как-то странно.

— Слушай, если я еще раз услышу это слово...

— Понял, прости... Я сказал «странно», потому что последовательность не физическая, а скорее музыкальная.

— Ничего не понимаю.

— Ну, узор чем-то напоминает ноты. И вообще драйвер распознал диск как музыкальный, а не информационный. Так что узор странный, хотя весьма симметричный.

— Думаешь, получится найти ключ?

— Пока ничего не получается. Если честно, я в тупике.

— В тупике?! После стольких лет работы в АНБ ты в тупике?

— Это не шифр, а какая-то мелодия, — оправдывался густо покрасневший Гарри. — Мне нужен человек, разбирающийся в музыке.

— Музыкант? — задумчиво повторил я.

— Да, музыкант. Тот, кто хорошо знаком с нотной грамотой.

Я промолчал.

— Помощь Мидори пришлась бы весьма кстати.

— Я подумаю, — неуверенно пообещал я.

— Да уж, подумай.

— А сотовые? Что-нибудь выяснил?

— Я как раз думал, спросишь ты или нет... Когда-нибудь слышал о «Синненто»?

— Вроде нет.

— Ну, это слово можно перевести как «вера» или «убеждение». Так называется политическая партия. Последний звонок кендоиста был в ее штаб-квартиру. Этот номер введен в кнопку быстрого набора на обоих телефонах. — Гарри улыбнулся совсем как фокусник, предвкушающий, как достанет из шляпы кролика. — Нелишне будет знать и что «Убеждение» оплачивало телефонные счета кендоиста.

— Гарри, ты просто чудо! Что еще?

— Значит, так: в 1978 году «Убеждение» основал Тоси Ямаото. Родился он в 1948 году, единственный сын в очень уважаемой семье, корнями уходящей в кланы самураев. Его отец был офицером императорской армии, а после войны организовал компанию, занимающуюся выпуском переносных средств связи. Первые образцы сбывались многочисленной родне и верхушке дзайбацу, а во время Корейской войны папаша сколотил неплохой капитал — его оборудованием пользовалась вся американская армия.

Дзайбацу, или промышленными и финансовыми конгломератами, до войны управляли самые влиятельные семьи Японии. После войны Макартур срубил дерево, а вот корни остались.

— В юности Ямаото занимался музыкой и провел несколько лет в Европе, обучаясь игре на фортепиано. Похоже, парень весьма одаренный. Когда ему стукнуло двадцать, папа решил, что музыки хватит, и послал продолжить образование в Штаты. Ямаото окончил Гарвард со степенью магистра управления бизнесом и руководил филиалом компании в США, когда умер старик. Наш парень вернулся в Японию, продал компанию, а на вырученные деньги основал «Убеждение» и выставил свою кандидатуру в парламент.

— Ямаото — музыкант? Может, он как-то связан с шифровкой диска?

— Не исключено.

— Прости, продолжай.

— Судя по всему, папины боевые друзья и безупречная репутация оказали влияние на политические взгляды Ямаото. «Убеждение» превратилось в союз правых сил; в 1985 году наш музыкант стал депутатом от Нагано, однако в следующем году переизбран не был.

— Да, в Японии в парламент избирают не за интересную предвыборную программу, а за умение поддакивать правящей партии.

— Именно эту истину пришлось усвоить Ямаото. Впервые получив депутатский мандат, он постоянно рвался на трибуны, требуя отмены статьи девятой конституции, чтобы наша бедная страна могла создать свою армию и выгнать американцев с военных баз. Воспитание национального самосознания, преподавание в школах синто и так далее, и тому подобное. А после поражения запел совсем иначе: о том, как будет строить дороги, поднимать сельское хозяйство, увеличивать дотации пенсионерам и малоимущим. В общем, совершенно другой политик. Даже о националистических взглядах на время позабыл! Так что через год Ямаото снова оказался в парламенте, где благополучно пребывает и по сей день.

Похоже, по-крупному «Убеждение» не играет. Ни разу не слышал, чтобы они вступали в коалицию с ЛДП. Вряд ли за пределами Нагано кто-нибудь их знает. Однако на своем поле Ямаото действует очень умело. Во-первых, у «Убеждения» начисто отсутствуют финансовые проблемы благодаря папиным деньгам, не иначе. Во-вторых, он очень разумно распределяет государственные дотации. Округ Нагано — район в основном сельскохозяйственный; Ямаото в оба глаза следит за тем, чтобы крестьяне получали субсидии, и готов оторвать голову тому, кто попробует ввезти в страну китайский рис. А в-третьих, он пользуется поддержкой синтоистов.

— Синтоисты, — задумчиво повторил я. Синтоизм — анимистическая религия, которая в милитаристской Японии превратилась в национальную идеологию. В отличие от христианства или буддизма синтоизм исповедуется только в Японии. Когда Гарри заговорил о синтоистах, в душу закралось смутное подозрение. В чем же дело? И тут я обо всем догадался...

— Теперь понятно, как они узнали, где я живу! Сколько раз видел, как монахи просят милостыню в метро на линии Мита. Они за мной следили и потихоньку выяснили, где мой дом. Черт побери, как же я об этом не подумал?! А еще каждый день давал им по сто иен, вот дурак!

— Откуда они узнали, что ты пользуешься именно линией Мита?

— Думаю, они и не знали. Немного везения, немного информации от Хольцера плюс мои довоенные фотографии, и все получилось. Увидев меня у Кодокана, они могли предположить, что я живу где-то неподалеку. В непосредственной близости от школы расположены станции всего трех линий, так что им оставалось только привлечь побольше монахов и запастись терпением. Черт, здорово они меня накрыли!

Да, нужно отдать синтоистам должное, поработали на славу! Вся беда в том, что статичную слежку обнаружить практически невозможно. Как я мог догадаться, что монахи за мной следят? Ничего необычного они не делали... Совсем как зона защиты в баскетболе: игрок с мячом прорывается в чужую оборону, а вокруг него, куда ни глянь, защитники. Если защитников много, любая атака захлебнется.

— Зачем синтоистам Ямаото и его партия?

— Ну, у монахов много приверженцев. Им принадлежат крупные храмы, они получают государственные субсидии и спонсорскую помощь и даже в состоянии оказывать покровительство партиям. А политика Ямаото означает больше власти для монахов.

— Думаешь, синтоисты спонсируют «Убеждение»?

— Да, отчасти, хотя дело не только в этом. Синто — основа программы «Убеждения». Партия добивается, чтобы его преподавали в школах, а также предлагает монахам и полицейским сформировать союз по борьбе с преступностью. Не забывай, что до войны синто было национальной идеологией и фактически проповедовало ксенофобию. С каждым днем у него все больше поклонников, хотя за пределами Японии практически никто о нем не знает.

— Ты сказал, их штаб-квартира в Сибакоене?

— Именно.

— Ясно. Пока ты занят расшифровкой, мне понадобится кое-что из оборудования: генератор излучения, лазер, динамик и передатчик, если удастся проникнуть в здание. Нужно понять, чем живут наши друзья из «Убеждения».

— Зачем?

— Хочу собрать побольше информации. Чей это диск? Кто за ним охотится? С какой целью? Чем больше знаю, тем проще защитить себя и Мидори.

— Чтобы воспользоваться лазером и генератором, нужно подобраться совсем близко к зданию. О передатчике даже не говорю. Это опасно! Почему бы тебе не подождать, пока я взломаю код? Может, в файле вся нужная информация?

— Времени нет. А что, если ты найдешь ключ через неделю или не найдешь вообще? А за мной тем временем охотится ЦРУ, якудза и целая армия монахов-синтоистов. Они знают, где я живу, как выгляжу, чем занимаюсь... Время работает против меня — нужно срочно что-то делать.

— Может, лучше на некоторое время уехать из страны? Когда взломаю код, вернешься. Что тебя здесь держит?

— Во-первых, я должен позаботиться о Мидори, а она уехать не может. По собственному паспорту ей путешествовать нельзя, и сомневаюсь, что у нее есть фальшивый.

Гарри кивнул.

— Слушай, что между вами происходит?

Я не ответил.

— Так я и знал! — сказал покрасневший парень.

— Разве от тебя что-нибудь укроется?

Гарри покачал головой.

— Поэтому ты не хочешь, чтобы она помогла взломать код?

— Неужели у меня на лице все написано?

— Вообще-то нет.

— Ладно, я поговорю с Мидори.

— Она бы очень помогла...

— Знаю. Я и не ждал, что ты справишься...

Гарри поник, а потом увидел, что я улыбаюсь.

— Поверил, поверил! — ликовал я.

17

Гарри нанял мне фургон по фальшивому паспорту, я дожидался на его квартире. Странное место: техники всевозможной полно, а удобств никаких. Помню, он рассказывал, как с помощью счетов за электричество полиция вычислила квартиру, в которой выращивали марихуану. Оказывается, оборудование по созданию микроклимата потребляет огромное количество электроэнергии. Вот Гарри и не держит ничего, кроме холодильника и микроволновой печи.

Когда он вернулся, мы вместе погрузили оборудование. Ну и техника у нас, чертовски сложная! Лазер реагирует на вибрацию оконных стекол, которая возникает, если в комнате идет разговор. Затем данные передаются в компьютер, где преобразуются в слова. Генератор излучения улавливает мельчайшие изменения температуры стекла, помогая понять, есть ли в комнате люди.

Покончив с погрузкой, я поставил фургон на платную стоянку. Теперь в Сибуйю, к Мидори!

Купив по дороге бутерброды, я попал в отель в районе часа, и мы наскоро пообедали. В общих чертах сообщив девушке о том, что сегодня случилось, я подарил ей темные очки и палантин. Сейчас она все примерит, а через два часа мы встретимся у дома Гарри.

Когда я приехал, мой помощник как раз занимался диском Кавамуры, а через полчаса зазвонил домофон.

— Кто? — хрипло спросил Гарри.

— Это я, — ответил женский голос.

Я подошел к окну, а Гарри, пропустив гостью в подъезд, открыл дверь и вышел на лестницу. Чем раньше узнаешь, кто к тебе идет, тем лучше.

Через минуту он вернулся вместе с Мидори.

— Это Гарри, мой друг, я тебе о нем рассказывал. Он слишком много времени сидит за компьютером и немного стесняется. Когда узнаешь его поближе, он очень милый.

— Приятно познакомиться, — кивнув, вежливо сказала Мидори.

— Мне тоже очень приятно, — ответил Гарри. Он часто-часто заморгал, и я понял, что парень нервничает. — Пожалуйста, не слушайте Джона! Во время войны на нем испытывали лекарства, и он состарился раньше времени.

Вот тебе и стеснительный парень! Оказывается, ничто человеческое ему не чуждо.

— Разве это из-за лекарств? — невинно спросила Мидори.

Она ему подыгрывает, значит, все в порядке. Гарри победоносно улыбнулся: отомстил за мой прикол в кофейне!

— Ладно, похоже, вы поладите! — вмешался я, опасаясь, что неожиданная общительность Гарри зайдет слишком далеко. — Не будем терять времени. Вот что предстоит сделать... — И я пересказал Мидори свой план.

— Мне это не нравится, — честно призналась девушка. — А если монахи тебя заметят? Слишком рискованно.

— Никто меня не заметит!

— Лучше дай нам время разобрать музыкальный шифр.

— Мы с Гарри обо всем договорились. У вас свое дело, у меня — свое. Так будет гораздо эффективнее.

* * *

Я подогнал фургон к штаб-квартире «Убеждения» в Сибакоене, к югу от правительственного квартала в Касумигасеки. Партия занимает часть второго этажа довольно большого здания. С помощью лазера можно будет установить, где именно чаще всего ведутся беседы, а потом мы с Гарри выясним, о чем речь и какие комнаты занимает «Убеждение». Точно также можно узнать, когда в офисе не бывает народа. Думаю, около полуночи, значит, именно в это время их лучше всего навестить и поставить «жучок». У меня с собой мини-камера, поэтому я смогу увидеть каждого посетителя. А вдруг кто знакомый появится?

Фургон я оставил у противоположной стороны Хибия-дори. Стоянка запрещена, но не думаю, что здесь кого-то штрафуют.

Не успел я установить технику, как в окно постучали. Выглянув, я увидел копа в форме с дубинкой в руках.

Черт побери! Я примирительно поднял руки, однако коп решительно закачал головой.

— А ну-ка выходи!

Техника установлена у водительского сиденья, так что со стороны копа ее не видно. Я быстро перелез на соседнее сиденье и вышел из машины.

Кроме копа, меня ждали трое. Темные очки, бесформенные куртки, а в руках автоматы. Судя по экипировке, эти парни — профессионалы, и если начну сопротивляться — пристрелят. У всех троих исцарапанные мочки, значит, передо мной кендоисты, а с тем, что стоит ближе всех, мы уже встречались. Этот плосконосый уродец вошел в фойе дома Мидори, после того как я избил ее незадачливых похитителей. Один из громил поблагодарил полицейского, и тот поспешно ретировался.

Плосконосый знаком велел перейти вместе с ними через дорогу, и мне не оставалось ничего другого, кроме как послушаться. Хотя, если поведут в здание, смогу поставить «жучок». У меня с собой микропередатчик с липким слоем и динамик...

Не вынимая рук из карманов, парни повели меня к главному входу, а затем вверх по лестнице. На втором этаже Плосконосый прижал меня к стене и приставил к виску автомат, а его дружки обыскали, на передатчик при этом не обратив ни малейшего внимания.

Убедившись, что я чист, Плосконосый сделал шаг назад и от души пнул по яйцам. Не давая вздохнуть, он ударил в живот, а потом еще дважды по ребрам. Я упал на колени, чувствуя, что грудь разрывается от боли. В отчаянии я закрыл лицо руками, но один из дружков плосконосого схватил его за плечо.

— Все, хватит!

Неужели они играют в плохого и хорошего копа?

Они так и стояли несколько минут, позволив мне восстановить дыхание. Не успел я подняться, как меня снова будто сжали в тиски и повели по короткому коридору с закрытыми дверями по обеим сторонам. Остановились мы у самой последней, и плосконосый постучал.

— Войдите!

Меня втолкнули в просторный кабинет, обставленный в традиционном японском стиле. Светлая мебель, дорогая керамика, а на стенах ханга — гравюры в деревянных рамах. В углу вычищенный до блеска кофейный столик, а рядом небольшой кожаный диванчик и кресла. Благополучие и чистота — вот о чем говорил этот кабинет, именно такой образ жизни пропагандирует «Убеждение». Наверное, когда приходят посетители, Плосконосого и его дружков прячут в подвале...

В дальнем конце кабинета письменный стол. Я не сразу узнал сидевшего за ним мужчину. Просто в прошлый раз он был совсем по-другому одет.

Куроби из Кодокана! Тот самый, что донимал антиамериканскими бреднями.

— Здравствуйте, Джон Рейн! — со слабой улыбкой приветствовал он. — Вот так встреча!

— Ямаото, — кивнул я.

Поднявшись, он обошел вокруг стола. Неспешные движения, пластика тигра перед прыжком — все это я заметил еще в Кодокане.

— Спасибо, что пришли! Я уже начал беспокоиться...

Вот это уже гораздо ближе к истине!

— Простите, что не позвонил.

— Ничего страшного. Звонка я и не ждал, зато предполагал, что вы сможете перехватить инициативу. Даже на татами вы стремитесь постоянно атаковать, а в оборону переходите, только чтобы пустить пыль в глаза.

Кивнув громилам, Ямаото велел им подождать за дверью, и они послушно вышли; один Плосконосый задержался и окинул меня ледяным взглядом.

— Я чем-то обидел этого уродца? — спросил я, потирая ребра. — Что-то он не слишком тепло меня встретил...

— Он чем-то вас обидел? Я запретил вас трогать, но этому, как вы изволили выразиться, уродцу непросто себя сдерживать. Исикава, кендоист, которого вы убили в переулке, был его другом.

— Очень жаль, — сочувственно хмыкнул я.

Ямаото покачал головой, будто гибель Исикавы была сущим пустяком.

— Пожалуйста, присядьте, — предложил он. — Хотите чего-нибудь выпить?

— Нет, спасибо, пить не хочется. И я лучше постою.

— Прекрасно понимаю, что вы задумали, Рейн-сан. Я же видел, какой вы быстрый! Поэтому за дверью и ждут трое вооруженных мужчин на случай, если вы сможете меня одолеть. — Он самодовольно улыбнулся, вспоминая подробности нашего поединка. — С удовольствием сразился бы с вами еще раз, только времени нет. Так что почему бы вам не устроиться поудобнее и не обсудить со мной нашу общую проблему?

— Общую проблему?

— Да, проблема у нас одна. Вы прячете то, что я ищу, или знаете, где эта вещь находится. Как только я ее получу, вы перестанете быть помехой, и мы разойдемся мирно. Если у вас ее нет, ситуация сильно усложнится.

Я молчал, ожидая продолжения.

— Нам действительно нужно поговорить, — не выдержал паузы Ямаото. — Присядьте, пожалуйста.

Я кивнул и устроился в кожаном кресле, опустив руки в карманы. Пусть думает, что я смирился. А пока можно включить передатчик... Неизвестно, чем все это кончится, но по крайней мере Гарри все услышит. Готово, осталось только ждать.

— Благодарю вас, — церемонно произнес Ямаото, присаживаясь на диванчик. — А теперь скажите, как вы меня нашли?

Я равнодушно пожал плечами.

— Этот ваш Исикава вломился ко мне в квартиру и пытался убить. Я забрал его сотовый и выяснил, что он связан с вашей партией. Остальное обнаружилось само собой, тем более что, по вашим собственным словам, парень я активный и инициативный!

— Исикава не собирался вас убивать, он хотел просто поговорить.

— Если то, что он со мной сделал, называется «поговорить», вам следует посылать подчиненных к Дейлу Карнеги[7].

— И тем не менее ему нужны были не вы, а диск.

— Диск?

— Не нужно считать моих людей идиотами! Мне прекрасно известно, что вы покрываете Мидори Кавамуру.

Я было испугался, а потом быстро сопоставил факты: люди, пробравшиеся в квартиру Мидори, работали на Ямаото. Сначала их интересовала только девушка: вдруг вместе с отцовскими ценностями она забрала и диск? И тут на сцене появился я: устроил драку, сорвал операцию и спрятал Мидори. Вот и пришлось членам партии «Убеждение» переключить внимание на меня.

— Она-то здесь при чем?

— В день смерти у Кавамуры был с собой диск, так что вполне вероятно, его дочь знает, где он сейчас находится. А она решила скрываться...

— Конечно, это же вполне естественно после того, как в ее квартире оказалась ватага плечистых ребят! Вы не допускаете, что девушка просто испугалась? Она знает, что находится в опасности, но по какой причине, понять не может.

— В ее положении обычный человек обратился бы в полицию, а она этого не сделала. Почему?

— Чего не знаю, того не знаю. Хотя и сам не особенно доверяю полиции.

— Где сейчас Мидори?

— Понятия не имею, она сбежала сразу после засады в ее квартире. Я думал, она у вас.

— Правда? Мои люди давненько ее не видели.

— Тогда, может, она у кого-то из друзей или вообще уехала из города... По-моему, Мидори очень испугана...

— Да... — переплетая пальцы, протянул Ямаото. — Видите ли, Рейн-сан, содержащаяся на этом диске информация опасна для Японии и очень полезна для ее врагов. Враги тоже ищут диск.

Я вспомнил, как Хольцер грозился сделать японское правительство и ЛДП марионетками США. Сколько высокомерия и надменности было в его голосе!

Но кое-чего я по-прежнему не понимал.

— Зачем вы приходили в Кодокан?

— Из чистого любопытства, — задумчиво проговорил Ямаото. — Хотел понять, что движет таким человеком, как вы. Знай я тогда, что наши пути скоро пересекутся, не стал бы искать встречи.

— Таким человеком, как я... Каким таким?

— Корнями уходящим в две совершенно разные культуры.

— Боюсь, я чего-то недопонимаю. Разве мы были знакомы до того момента, как я случайно натолкнулся на ваших людей в квартире Мидори?

— Да, конечно. Наверное, вы не в курсе, но время от времени я пользовался вашими услугами.

Через Бенни...

Боже, да этот парень — настоящая шлюха или, скорее, сутенер! Продавал меня направо и налево. Больше такого не допущу. Никогда!

— Видите, до сегодняшнего дня наши интересы полностью совпадали. Давайте же разрешим эту проблему и восстановим прежний статус-кво.

Да, Ямаото и впрямь хочет получить диск! Даже унижаться готов... Скорее бы Гарри расшифровал чертов файл!

— Вся проблема в том, что я не в курсе, где находится этот диск и что он собой представляет! — в притворном отчаянии воскликнул я. — Если бы знал, обязательно бы вам сказал, но я правда не знаю...

Ямаото нахмурился.

— Жаль, очень жаль... А дочь Кавамуры тоже не в курсе?

— Откуда мне знать?

— В этом-то вся и проблема. Видите ли, пока я не получу диск, девушка остается под прицелом. Для Мидори гораздо лучше, если он вернется ко мне.

На секунду я почти поверил Ямаото: если вернуть диск, Мидори будет в безопасности.

Но ведь в игру вовлечены и другие стороны, и они-то не узнают, что диск уже не у Мидори, Да и какие гарантии у меня остаются? Под обещание вернуться с диском Ямаото меня не отпустит, а где находятся Гарри и Мидори, я не скажу. Как поведет себя лидер партии «Убеждение», получив диск? Вдруг начнет подчищать хвосты и убирать ненужных свидетелей?

— И все-таки мне кажется, вы ошибаетесь, — проговорил я. — Зачем Кавамуре отдавать диск дочери? Он ведь не стал бы намеренно подвергать ее опасности, верно?

— Может, все произошло случайно? Повторяю, очень подозрителен тот факт, что девушка не обратилась в полицию.

Я молча смотрел перед собой.

— Хватит валять дурака! — Ямаото решительно поднялся и снял с вешалки пиджак. — У меня встреча, и нянчиться с вами больше нет времени. Говорите, где диск и Мидори Кавамура.

— Я же сказал, не знаю.

— К сожалению, есть только один способ убедиться в вашей откровенности. И вы сами понимаете какой.

Повисла гнетущая тишина. Первым не выдержал Ямаото.

— Рейн-сан, вы в тяжелом положении, и я вам сочувствую. Но вы наверняка сознаете, что своего я все равно добьюсь. Если поможете, значит, вы друг и уйдете с миром. А если моим людям придется получить информацию другим путем, то за последствия не отвечаю. Вполне возможно, что уйти вы просто не сможете. Понимаете, о чем я? Если не получу диск, то придется устранять связанную с ним опасность, причем систематически. Так что в ваших интересах быть со мной предельно откровенным.

Вид у меня был апатичный, а голова работала с бешеной скоростью: я представлял себе план коридора, лестницу, выход.

Кажется, Ямаото действительно рассчитывал меня расколоть: уж больно долго и испытующе на меня смотрел. Не выдержав, он покачал головой и вызвал своих людей. Подлетевшие громилы мигом подняли меня на ноги.

— Найдите диск! — велел им Ямаото. — Выясните, где Мидори! Любой ценой...

Меня поволокли прочь из кабинета.

— Очень разочарован, — покачал головой лидер партии «Убеждение», снова превращаясь в мирного куроби.

18

Громилы тащили меня по коридору. Вот и выход на лестницу: запертые на засов стеклянные двери. Насколько я помню, открываются они вовнутрь. Если с разбегу пнуть по засову, он отлетит. В крайнем случае можно пробить одну из дверей. Шансы не слишком велики, но это лучше, чем полагаться на милость Плосконосого и его дружков.

Члены партии «Убеждение» гнали меня перед собой, не упуская возможности посильнее ударить или толкнуть, а я всем своим видом демонстрировал испуг и беспомощность. Пусть думают, что я умираю от страха, и чувствуют себя хозяевами положения. Так их проще застать врасплох. Сейчас у меня только одно преимущество, то же, что было у воевавших во вьетнамском тылу диверсантов, — мотивация. Выжить хочется гораздо сильнее, чем громилам — убить.

А вот и пыточная, не больше трех квадратных метров каморка. Дверь с оконцем из матового стекла открывается внутрь. У левой стены прямоугольный стол и два стула. Меня швырнули на один из стульев спиной к входу, и Плосконосый куда-то исчез.

Вернулся он довольно скоро с большой деревянной дубинкой и сел напротив меня. Двое других, словно часовые, замерли у моего стула.

От спины Плосконосого до стены примерно метр свободного пространства. Отлично!

Дверь даже не закрыли. Конечно, зачем трудиться? Их же трое, парни они сильные и решительные, и к тому же это их территория.

Поддев коленом крышку стола, я попытался определить его вес. Да, достаточно тяжелый для такого размера. Кровь жарко стучала в висках.

Плосконосый начал что-то говорить, но я его не слушал. Едва он раскрыл рот, я резко подбросил стол, с силой прижимая киллера к стене. Удар получился что надо, даже ладони заболели.

К сожалению, боевые товарищи Плосконосого равнодушными не остались. Я ловко пнул под дых того, что лез справа, сбив его с ног.

Второй громила подскочил сзади и начал меня душить. К счастью, я успел прижать подбородок к груди, и выполняющая захват рука оказалась выше, чем рассчитывал киллер. Да, силы этому парню не занимать. Еще немного — и он сломает мне челюсть! Времени на размышление не было, и я вцепился в мускулистое предплечье зубами. Мой противник взвыл от боли и обиды.

Пусть орет сколько хочет; главное, что ослабил хватку и я смог вырваться и нанести несколько ударов в живот. Киллер попытался сопротивляться, за что тут же получил по носу. С ног я его не сбил, но хотя бы на время вывел из строя. Теперь быстрее к двери.

Один из громил попробовал схватить меня за ногу, я без труда вырвался. Дверь я распахнул так сильно, что она ударилась о стену, и не выдержавшее удара стекло треснуло.

Будто слепой, я бежал по коридору, падая и снова поднимаясь. У лестницы я оказался в считанные секунды, с разбега пнул засов и, словно уступив моей решимости, двери открылись. Теперь быстрее вниз! Едва держась за перила, я перелетал через четыре ступеньки. Когда первый пролет остался позади, я услышал, как хлопнула дверь. За мной уже гнались, так что создать хорошую фору не получилось.

Нужно поскорее отсюда убираться, пока не подоспело вражеское подкрепление. Станция Сибакоен совсем рядом, на противоположной стороне Хибия-дори. Я бросился через дорогу, каждую секунду рискуя попасть под машину.

Из метро сплошным потоком выходили люди, значит, поезд только что подъехал. У самого входа я еще раз оглянулся: за мной гнались двое громил Ямаото.

Громкий гудок возвестил о приближении еще одного поезда. Может, успею? А что, если начнут стрелять? При таком скоплении народа никто не поймет, откуда выстрелы. Я яростно пробирался сквозь толпу, расталкивая загородивших лестничный пролет старушек. У билетных касс стоят автоматы с напитками, и я на лету купил банку кофе. Сто девяносто граммов, острые углы.

Наконец я на платформе. Черт, немного опоздал, двери уже начали закрываться... Вокруг очень людно, но перед отъезжающим поездом свободный проход. Обернувшись, я увидел, как один из головорезов Ямаото проходит через турникет. Сколько между нами, метров пять? С каждой секундой это расстояние тает...

Размахнувшись, я швырнул банку в приближающегося громилу. Вообще-то целился в живот, а попал чуть выше, в грудину. Удар получился вполне приличный, главное — много шума. Киллер упал, но его дружок с автоматом совсем рядом.

Я обернулся. Поезд набирал скорость. Низко опустив голову, я бросился к удаляющемуся вагону. В ту же секунду прогремел выстрел, затем еще и еще.

До поезда два метра. Один. Я могу схватиться за металлическую планку на заднем углу вагона... На какое-то мгновение я догнал поезд, а потом он начал ускоряться.

Дико закричав, я прыгнул вслед поезду, надеясь ухватиться за планку. Меня захлестнула паника: я падаю, падаю... В следующую секунду пальцы обхватили холодный поручень. Боже, ноги едва не касаются рельсов! Пальцы слабеют с каждой секундой... Последним, что я увидел, было перекосившееся от страха лицо мальчишки, следившего за мной из окна. Поезд въехал в туннель, и я выпустил планку.

Я инстинктивно сжался в комочек — может, обойдется? Все получилось не совсем так, как я хотел: упав на рельсы, я почему-то не покатился, а отскочил словно мяч. В левом боку тут же закололо. Секундный полет, закончившийся негромким «Бум!».

Темный потолок подземного туннеля. Я лежал, пытаясь восстановить дыхание. Может, попробовать пошевелить руками или ногами? Так, кажется, все работает...

Прошло секунд пять, потом еще столько же. Похоже, дышать тоже могу. Интересно, куда я упал?

Стиснув зубы, я заставил себя сесть.

Вот так ситуация! Я на большой куче песка, рядом два ремонтных рабочих в оранжевых касках. Бедные парни разинули рты от удивления.

Все ясно, рабочие чинят бетонный настил, а песок замешивают в цемент.

Боже милостивый, отпусти я поручень секундой позже, грохнулся бы на бетон...

Неторопливо поднявшись, я стал стряхивать песок с одежды. Ну и след на песчаной куче. Будто НЛО приземлился!

Рабочие застыли в ступоре.

— Эй, ребята, где у вас уборная? — бодро спросил я.

Гробовое молчание. Похоже, мой молодцеватый вид испугал их еще больше. Ну и ладно! Я не слишком глубоко в туннеле, так что попробую выйти.

Я попытался обдумать случившееся. Люди Ямаото видели, как я уцепился за поезд, а как упал — нет; они наверняка рассчитывают, что через три минуты я окажусь на станции Мита. Скорее всего туда они и направились, надеясь меня перехватить.

И тут у меня появилась блестящая идея.

Порывшись в кармане, я достал динамик. Он там с тех самых пор, как Плосконосый и его банда выманили меня из фургона. Передатчик тоже на месте. Неужели работает?

— Гарри, ты меня слышишь? Ответь!

Длинная пауза, и я собрался повторить вопрос, когда динамик ожил:

— Джон? Что, черт возьми, происходит? Ты где?

Боже, как я рад его слышать!

— Успокойся, я в порядке. Мне нужна помощь.

— Что случилось? Ты где, в метро? Ты точно в порядке?

Я вылез на платформу. Кое-кто из пассажиров недоуменно на меня смотрел, но я сделал вид, что не происходит ничего странного и вполне нормально появляться из глубин токийского метрополитена в перепачканной одежде.

— Слушай, все хорошо, но давай об этом позже, ладно? Оборудование до сих пор действует?

— Да, я получаю информацию обо всех комнатах.

— Чудесно. Можешь сказать, кто сейчас там?

— Только один человек. Остальные ушли вслед за тобой.

— И Ямаото тоже?

— Да.

— В какой он комнате?

— Если стоять лицом к зданию, то в последней справа, в конце коридора. Он там с тех самых пор, как ты ушел.

Значит, это Плосконосый или один из его друзей. Бедняга, не смог участвовать в погоне!

— Ситуация вот какая: эти головорезы думают, что я еду на станцию Мита, и минуты через четыре там окажутся. Еще пять минут им на то, чтобы понять, что они меня потеряли, и еще пять на обратную дорогу к штаб-квартире «Убеждения». Итак, у меня четырнадцать минут, чтобы пробраться в здание и поставить «жучок».

— Что? А если партийцы не поехали на Миту? Они могут вернуться в любую минуту...

— Тут я полностью полагаюсь на тебя! Будешь держать меня в курсе. А видеосигнал ты получаешь?

— Конечно!

— Я уже почти на месте. Там как, чисто?

— Пока да. Джон, не сходи с ума!

— Слушай, второго такого шанса у меня не будет. Партийцы разошлись, все открыто, а когда вернутся, мы услышим каждое слово. Все, я захожу.

— Да, я тебя вижу. Давай побыстрее!

А то сам не знаю. Поднявшись по лестнице, я повернул направо. Мои надежды оправдались: уходили впопыхах и все двери оставили открытыми.

Кабинет Ямаото третий справа. Обернусь в одну секунду!

Дверь закрыта. Я подергал и попытался повернуть ручку.

— Черт! — выругался я.

— Что такое?

— Кабинет закрыт.

— Плюнь и поставь «жучок» в другое место.

— Не могу, нужно именно здесь. — Я склонился над замком. Ничего особенного, самый простой механизм. — Подожди...

— Джон, уходи оттуда! Они могут вернуться в любую минуту.

Я достал из кармана одну из портативных фомок и стоматологическое зеркальце. Ручка у зеркальца длинная и тонкая, так что в походных условиях вполне сойдет за отмычку. Просунув ручку в замок, я осторожно повернул ее против часовой стрелки. Цилиндр ослаблен, теперь дело за фомкой.

— Даже не пытайся взломать дверь! Ты же непрофессионал! Ставь «жучок» и уходи!

— С чего ты решил, что я не справлюсь? Я сам тебя учил взламывать замки!

— Поэтому я и говорю, что ты непрофессионал... — прогудел Гарри и замолчал. Наверное, понял, что убеждать меня бесполезно, и решил не мешать.

Вроде бы прижал пятый зубец... Черт, фомка соскользнула! Пришлось снова покрутить ручку зеркальца.

— Гарри, что молчишь?

— Нечего болтать! Сосредоточься!

— Да я и так сосредоточен... — Снова нащупал пятый зубец. Все, дальше будет проще!

Проклятие, последний зубец сломан! Как ни крути фомку, прижать не получается.

— Гарри, милый, говори со мной! — взмолился я.

Кажется, получилось! Ручка бесшумно повернулась, и я вошел.

В кабинете горел свет. Опустившись на колени возле кожаного диванчика, я ощупал тыльную сторону. Обито тканью, а края прикреплены к деревянной основе. Отличное место для «жучка»: мы с Гарри отчетливо услышим каждое слово, сказанное в этой комнате.

— Джон, громилы возвращаются! Они уже у дома! Выбирайся, пока не поздно! Лучше через черный ход, он на первом этаже слева.

— Передатчик на месте. Как только уйду из комнаты, отвечать не смогу. Так что ты давай не молчи, продолжай меня инструктировать.

— Слушай, они остановились у входа. Внутрь не заходят, наверное, кого-то ждут. Спускайся к черному ходу и жди, пока я не скажу, что все чисто.

— Ухожу! — Я вернул замку первозданный вид, затем быстро вышел и захлопнул дверь. Вроде бы все в порядке.

Несколько секунд — и я в коридоре.

Прямо на меня идет Плосконосый! Из груди вырываются хриплые стоны, рубашка и лицо перепачканы кровью; похоже, швырнув в него стол, я снова сломал ему нос. Громила стоял между мной и выходом на лестницу, так что мимо не пройти.

Я услышал голос Гарри:

— Один тип прямо перед тобой, а двое других поднимаются по лестнице!

Низко опустив голову, Плосконосый стал похож на приготовившегося к атаке быка.

Он бросился на меня, мгновенно преодолев разделяющее нас расстояние. Схватив за окровавленный ворот, я швырнул его на пол и от души пнул в яйца. Пол заходил ходуном — таким тяжелым оказалось тело. Кровь ударила в голову, и, отдавшись дикому возбуждению, я подпрыгнул, словно бешеный мустанг, и приземлился на израненную грудь Плосконосого. Кажется, я переломал ему кости. Послышалось шипение, будто из огромного воздушного шара выкачали воздух. Все, больше он не встанет.

Я полетел дальше, но на ходу затормозил. Если его найдут в таком виде посреди коридора, то могут догадаться, кто здесь был и зачем. А вдруг Ямаото станет искать «жучки»? Нужно отнести его в каморку в конце коридора.

Упал Плосконосый очень удачно, ногами к заветной каморке, значит, переворачивать не придется. Схватив его за колени, я попытался сдвинуться с места. Боже, какой тяжелый! Я чувствовал себя конем, впряженным в повозку с квадратными колесами. Измученная спина разрывалась от боли.

— Что ты делаешь? — взволнованно спросил Гарри. — Наши друзья приближаются. У тебя секунд двадцать, чтобы уйти из коридора.

Наконец-то каморка! Я бросил Плосконосого в углу и «накрыл» столом. Теперь быстрее в коридор, к восточному выходу.

Добежав до черной лестницы, я услышал шаги в противоположном конце коридора. Быстро протиснулся на лестничную клетку и аккуратно, стараясь не издать ни звука, притворил дверь, оставив небольшую щелку.

И вот я, чуть дыша, сижу на холодных ступенях и наблюдаю за людьми Ямаото. Один держится за живот: это в него я швырнул банку с кофе. Никуда не торопясь, они прошли к комнатам и исчезли из моего поля зрения.

Тут же послышался голос Гарри:

— Они в офисе! Перед домом чисто. Выходи через черный ход, а потом на восток, через парк к Сакурада-дори.

По лестнице я спустился очень быстро и совершенно бесшумно, приоткрыл входную дверь, осмотрелся. Никого. Пробежав коротенький переулок между Хибия-дори и Чуо-дори, я оказался в парке. Все, можно подставить лицо ласковым солнечным лучам.

Часть третья

Они решили вернуться на родную землю, ведь когда слишком долго живешь на чужбине, годы кажутся пустыми. Но, вернувшись, обнаруживаешь, что воздух уже не так бодрит, а центр сосредоточения жизни переместился туда, где мы так долго считали себя временными гостями.

Так между двумя странами теряется родина...

Натаниэл Готорн. «Мраморный фавн»

19

— Ты сумасшедший мазохист, больше я с тобой не работаю! — завопил Гарри, увидев меня на пороге своей квартиры.

— Я сам больше с собой не работаю, — невесело усмехнулся я. — Как там связь со штабом Ямаото? Что-нибудь слышно?

— Да, слышимость отличная. После твоего ухода партийцы провели небольшое собрание. Я все записал, можешь послушать.

— Что-нибудь говорили о парне со сломанными ребрами?

— О ком это ты?

— Едва посадив Ямаото «жучок», я столкнулся с одним из его людей. Значит, они думают, что стычка произошла раньше, иначе ты бы что-нибудь услышал...

— Именно так. По их мнению, это случилось, когда ты вырвался из пыточной. Ямаото и не предполагает, что ты мог вернуться. Знаешь, тот парень умер.

— Да, когда я уходил, вид у него был не самый цветущий.

Гарри смотрел на меня во все глаза.

— Быстро ты его отделал! Надо же, голыми руками, без оружия...

— Вообще-то там больше помогли ноги, — невозмутимо проговорил я. — А где Мидори?

— Пошла покупать синтезатор. Считает, что стоит проиграть зашифрованную в тексте мелодию. Вдруг поможет?

— Ей не стоило выходить, — нахмурился я.

— Других вариантов мы не нашли. Нужно же было кому-то обрабатывать показания приборов, а чуть раньше спасать твою задницу! К сожалению, девушка не особо дружит с электроникой... Что нам оставалось?

— Понятно.

— С ней все будет в порядке: она надела палантин, очки и понимает, что нужно вести себя предельно осторожно.

— Ладно, давай послушаем запись.

— Да, секунду... Только не говори, что ты бросил фургон!

— А ты думаешь, я за ним вернулся?! Даже мазохисты ценят свою жизнь!

Бедный Гарри был похож на ребенка, которому сказали, что любимого пса утопили.

— Ты хоть представляешь, сколько стоят все эти штуки?

Сдержав улыбку, я потрепал его по плечу.

— Ну, значит, с меня причитается, — бодро заявил я и, устроившись перед монитором, надел наушники. — Включай запись!

Гарри щелкнул мышкой, и я услышал, как Ямаото в пух и прах разносит своих подчиненных.

— Никчемные бездари! Он был один, без оружия, а вы его упустили!

Сколько человек он распекал, определить было сложно, потому что подчиненные сносили его выпады молча. Повисла долгая пауза: куроби собирался с мыслями.

— Ладно, сейчас это уже не важно. Возможно, Рейн и не знает, где диск, а если даже и знает, не факт, что вам удалось бы выбить из него правду. Похоже, он гораздо крепче, чем любой из вас.

— Что же сейчас делать, учитель? — нерешительно спросил кто-то.

— В самом деле, что? — с издевкой переспросил Ямаото. — Нужно сосредоточиться на девушке.

— Она же в бегах.

— Да, но к такой жизни Мидори не привыкла. Она ушла на дно внезапно, бросив все дела, в том числе срочные и незавершенные. Долго ей так не протянуть. Возьмите побольше людей: пусть следят за ее родственниками, коллегами и знакомыми. Понадобится дополнительная информация или оборудование — обращайтесь к Хольцеру, он поможет.

Обращайтесь к Хольцеру? Вот так так!

— А как же Рейн?

— С ним все иначе, — проговорил Ямаото. — Этот человек привык и умеет прятаться. Боюсь, нам его не найти, если, конечно, не произойдет чудо.

Я представил, как громилы пристыженно закивали.

— Может, схватим вместе с девицей? — нерешительно спросил один из них.

— Да, не исключено. Рейн явно ее покрывает. Именно он спас Мидори от людей Исикуры, а когда я спросил, где она сейчас, встал на дыбы. Кажется, он на нее запал, — усмехнулся Ямаото. — После всего того, что случилось!

Исикура? При чем тут Исикура?

— В любом случае побег Рейна не так страшен, — продолжал Ямаото. — Девчонка гораздо опаснее, именно ее будет искать Тацухико Исикура. Допускаю, что он найдет ее раньше нас, особенно если вспомнить, что и в квартире Мидори его люди оказались первыми. А уж если найдет диск, то точно сумеет им распорядиться.

Тацу тоже охотится за чертовым диском? Так это его люди караулили в квартире Мидори?!

— Хватит сидеть сложа руки, — решительно проговорил куроби. — Больше никаких срывов! Как только девчонка высунет нос, нужно тут же ее уничтожить.

— Да! — хором прокричали громилы.

— Раз диск до сих пор не найден, даже устранение Мидори не гарантирует полной безопасности. В такой ситуации необходимо вывести из игры Тацухико Исикуру.

— Учитель, — робко возразил кто-то, — Исикура — начальник департамента Кейсацучо. Он не из тех, чья смерть останется безнаказанной. Более того...

— Все правильно, он станет святым мучеником, а его теория преступных сговоров получит неопровержимое доказательство. Но разве у нас есть выбор? У Исикуры теория, а на диске факты, а они получить огласку не должны. В общем, постарайтесь, чтобы гибель Исикуры выглядела как можно естественнее. Черт, как бы сейчас пригодился этот парень... Вот с кого нужно брать пример! Все, свободны.

Я снял наушники и посмотрел на Гарри.

— Сигнал до сих пор поступает?

— Да, и будет поступать недели три, пока не разрядится батарейка. А я буду все записывать.

Я рассеянно кивнул. То, что услышит Гарри, наверняка откроет ему глаза на изнаночную сторону моей работы. Чертов Ямаото уже наговорил слишком много: и о моей «странной» привязанности к Мидори, и как здорово мне удаются заказные убийства...

— Не думаю, что Мидори стоит слушать эту запись, — осторожно проговорил я. — Все, что нужно, она и так знает. Не хотелось бы... еще больше ее компрометировать.

— Понял, — коротко кивнул Гарри.

Боже, да этот парень давно обо всем догадался!

— Хорошо, что мне есть на кого положиться, — благодарно сказал я. — Спасибо!

— Все в порядке, Джон.

Зазвонил домофон, и мой помощник нажал на кнопку.

— Это я, — проговорила Мидори.

Гарри открыл дверь в подъезд, и на этот раз мы поменялись ролями: он встал у окна, а я вышел на лестницу. Минутой позже я увидел Мидори с картонной коробкой в руках. Девушка улыбнулась и, взлетев по ступенькам, прижалась ко мне всем телом.

— С каждым разом ты выглядишь все хуже, — прошептала она, положив коробку на пол.

Боюсь, она права: лицо у меня перепачкано гудроном, вид измученный.

— И на душе тоже не очень, — посетовал я, но улыбнулся, показывая, что рад ее видеть.

— Что стряслось?

— Расскажу чуть позже. Гарри сообщил: вам нужно проиграть мелодию.

— Ладно, — согласилась девушка, срывая с коробки упаковочную ленту. Аккуратно сняв крышку, Мидори достала музыкальную приставку — нечто вроде минисинтезатора.

— Думаешь, это поможет? — спросила она у Гарри.

Мой друг внимательно осмотрел разъем.

— Кажется, есть у меня подходящий адаптер. — Он открыл ящик письменного стола и, перепробовав несколько шнуров, выбрал подходящий. Затем подключил приставку к компьютеру и загрузил файл с диска.

— Вся проблема в том, что я не знаком с нотной грамотой, а Мидори плохо владеет компьютером. Думаю, для начала нужно преобразовать музыкальную комбинацию в графическую, то есть в ноты. Когда данных будет достаточно, специальная программа сможет использовать их как трафарет, и потом я с помощью фрактального анализа постараюсь определить, как повторяются элементы. Выявится система, которую нужно будет применить к стандартному японскому. Вот, собственно, и все.

— Да, именно так я и подумал.

Гарри пронзил меня фирменным взглядом, означающим «ну ты и трепло», а потом обратился к Мидори:

— Попробуй сыграть то, что видишь на экране, и посмотрим, что выдаст программа.

Девушка присела на краешек стула.

— Постой, ты должна очень постараться. Если сыграешь по-иному, изменишь сам «узор», и программа собьется. Сможешь сыграть нота в ноту?

— Думаю, да, хотя с компьютера я играю впервые, поэтому есть определенный риск. Лучше потренироваться. Отсоединишь меня на минутку?

— Конечно. — Гарри кликнул мышкой и отсоединил адаптер. — Скажи, когда будешь готова.

Несколько секунд Мидори молча смотрела на экран, тонкие пальцы чуть заметно трепетали. Вот она коснулась клавиш, и мы впервые услышали мелодию, которая стоила ее отцу жизни.

Через несколько секунд девушка подняла глаза на Гарри.

— Готова, можешь подключать.

Мой помощник вставил адаптер в разъем компьютера.

— Все, машина тебя слушает.

И снова пальцы Мидори запорхали над клавишами, и снова в крохотной квартирке зазвучало что-то похожее на реквием.

Партитура закончилась, и девушка вопросительно взглянула на Гарри.

— Графическая комбинация есть, — заявил он. — Давайте посмотрим, что из этого выйдет.

Затаив дыхание, мы смотрели на экран.

Через полминуты из колонок послышались странные разрозненные звуки, очень отдаленно напоминающие только что сыгранную мелодию.

— Машина анализирует звуки, — пояснил Гарри. — Пытается выявить систему.

Несколько минут мы молчали.

— Особого прогресса не вижу... Не хватает вычислительной мощности?

— И что теперь делать? — спросила Мидори.

Гарри пожал плечами.

— Могу сходить на сайт ливерморской лаборатории и порыться в их суперкомпьютере. Но в последнее время они много работают над безопасностью Сети, так что придется повозиться.

— А суперкомпьютер поможет?

— Не исключено, — проговорил парень. — Вообще-то мощности и на моей машине достаточно. Все дело во времени. Чем больше мощность, тем быстрее будет результат.

— Значит, суперкомпьютер ускорит процесс, — резюмировала Мидори, — однако насколько — неизвестно.

— Правильно.

Повисла тяжелая тишина. Первым заговорил Гарри:

— Давайте трезво оценим ситуацию. С какой целью мы хотим расшифровать файл?

Ясно, к чему он ведет: тому же соблазну я чуть не поддался в штаб-квартире «Убеждения», когда Ямаото спрашивал, где диск.

— О чем ты? — насторожилась Мидори.

— Каковы наши цели? Этот диск, как бомба, которую мы пытаемся обезвредить. Его владельцы знают, что содержимое не копируется и по каналам электронной связи не передается. Не проще ли обезвредить бомбу, вернув ее хозяевам?

— Нет! — закричала побледневшая Мидори. — Мой отец отдал жизнь ради этого файла. Диск должен выполнить свою миссию!

Гарри поднял руки, словно признавая поражение.

— Я лишь пытаюсь найти какой-то выход. Помочь хочу!

— Сам подумай, Мидори права, — начал я. — Дело не только в том, что за этот диск ее отец заплатил жизнью. За ним охотятся столько зубастых хищников: Ямаото, ЦРУ, Кейсацучо. Если отдать диск кому-то одному, другие не успокоятся!

— Пожалуй, — кивнул Гарри.

— Но сравнение с бомбой мне понравилось. Как их обычно обезвреживают?

— Взрывают в безопасном месте, — отозвалась Мидори.

— Умница! — похвалил я.

— Булфинч! — догадалась девушка. — Булфинч опубликует информацию и обезвредит диск. Именно этого хотел мой отец!

— Мы отдадим диск, даже не узнав, что на нем? — изумленно спросил Гарри.

— Можно сказать, что мы и так знаем. Все сказанное Булфинчем, подтвердил Хольцер. Другого варианта я просто не представляю.

— Ты уверен, что журналист справится с расшифровкой?

Я с трудом подавил улыбку. В голосе Гарри столько негодования: надо же, игрушку отнимают, а какой-то репортер способен разгадать загадку без него, самого гениального программиста на свете!

— Думаю, что в «Форбс» есть компетентные сотрудники. Тем более что они заинтересованы в скорейшей публикации.

— Все-таки мне бы хотелось попробовать...

— Представь, и мне тоже! — перебил я. — Но мы не знаем, сколько времени это займет. В настоящий момент у нас слишком много врагов, а оказывать сопротивление с каждой минутой все труднее. Чем скорее Булфинч опубликует чертову статью, тем скорее мы вздохнем с облегчением.

— Все, я ему звоню, — решительно сказала Мидори.

20

Мы с Булфинчем договорились встретиться в Акасака Митсуке, втором крупнейшем развлекательном центре города после Гиндзы с его барами и пип-шопами. Этот район буквально изрезан переулками и аллеями; некоторые такие узкие, что можно пройти только боком. Здесь я как дома и в случае чего смогу уйти от любой погони.

Едва выйдя из метро, я попал под сильный дождь. Через дорогу на фоне серого неба ярким пятном выделялся розовый массив отеля «Акасака Токио». Быстро раскрыв зонт, я свернул на Сотобори-дори, оттуда в переулок, ведущий к местному отделению «Сити-бэнка», а затем к красной кирпичной эспланаде Акасака-дори.

Было около часа пополудни, и я решил перекусить в ресторане «Тенкайчи», или «Лучший под небом». Вообще-то в Токио целая сеть «Тенкайчи», но тот, что на эспланаде, не похож на все остальные. Владелец принимает иностранную валюту, и разномастные банкноты и монеты украшают обшитые коричневым деревом стены заведения. А еще здесь постоянно играют джаз, лишь изредка приправляя его новинками американской поп-музыки. Вместо стульев удобные пуфики, а столики расставлены вдоль стен и по углам, так что можно наблюдать за тем, что происходит на улице, оставаясь совершенно незамеченным.

Изучив меню, я выбрал чукадон — китайские овощи с рисом — и стал смотреть на Акасака-дори.

Так, по договоренности ровно в два часа Булфинч должен начать обход дома №19, причем двигаться следовало против часовой стрелки. В этом квартале десять с лишним улочек, а переулков и того больше, так что журналисту ни за что не просчитать, где именно я буду его ждать. Даже если он придет пораньше, это ничего не изменит. Разве что придется дольше кружить под дождем. Меня-то ему все равно не найти.

Из ресторана я вышел без десяти два и, раскрыв зонт, быстро пересек эспланаду. Мне нужно на Мусидзу-дори, а оттуда к кафе «Дели-франс», которое официально принадлежит дому №19. Там и подожду. Время обеденное, погода отвратительная, поэтому на улице ни души. Устроившись под навесом, я апатично смотрел на капли, падающие с ржавой крыши на забившийся в водосток пластиковый пакет.

Ровно через десять минут послышались гулко отдающиеся на мокрой улице шаги, и я увидел Булфинча. Одет журналист по погоде: оливкового цвета плащ, а в руках большой зонт. Меня, прижавшегося к серой стене кафе, журналист не заметил и, не окликни я его, прошел бы мимо.

— Мистер Булфинч, я здесь!

— Черт! Вы меня напугали!

— Вы один?

— Да, конечно. Диск с собой?

Я вышел из-под навеса и внимательно огляделся по сторонам. Кажется, чисто.

— Он здесь неподалеку. Скажите, что вы собираетесь с ним сделать?

— Будто вы не знаете! Я журналист, напишу серию изобличающих статей, что-то вроде журналистского расследования.

— Сколько это займет времени?

— Сколько времени? Черт, да статьи уже фактически написаны! Не хватает только доказательств.

— Вы должны кое-что узнать...

Я рассказал, что содержащийся на диске файл зашифрован и защищен от копирования, и подробно описал все, что уже делал с ним Гарри.

— Думаю, проблем не возникнет. «Форбс» сотрудничает с ливерморской лабораторией. Наверняка они что-то подскажут. Как только файл расшифруют, я опубликую статьи.

— Пока не выйдет первая, Мидори ежесекундно рискует жизнью...

— Так вот почему вы решили отдать мне диск! Те, кто за ним охотится, как следует бы вам заплатили.

— Хочу, чтобы вы кое-что уяснили. Если не сможете опубликовать этот материал, а Мидори погибнет, я найду вас и убью. Обещаю.

— Я вам верю.

Заглянув в усталые глаза Булфинча, я достал из нагрудного кармана диск и протянул ему. Не сказав больше ни слова, я зашагал к станции метро.

Мне повезло, и поезд пришел почти сразу. Сидя в полупустом вагоне, я думал о Тацу. Да, пока не выйдет статья Булфинча, в опасности находится не только Мидори, но и он. Конечно, голыми руками его не возьмешь, хотя кто знает, что придумают люди Ямаото... Мы не виделись тысячу лет, но когда-то были друзьями, так что хотя бы предупредить его я обязан.

В Кейсацучо я позвонил из автомата на станции Сибаси.

— Узнал? — по-английски спросил я, когда секретарша соединила меня с Тацу.

— Да... Сколько лет, сколько зим! — После он перешел на английский, что показалось хорошим знаком: Тацу не хочет, чтобы коллеги поняли, о чем речь. — Знаешь, что в Сенгоку найдены двое мужчин со следами насильственной смерти? У одного при себе была палка, а на ней отпечатки пальцев. Твои. А мне почему-то казалось, что ты давно уехал из Токио...

Черт, значит, в какой-то момент меня угораздило дотронуться до дубинки! Надо же... Когда после войны я вернулся в Японию, у меня сняли отпечатки пальцев. Обычная процедура: ведь с формально-юридической точки зрения я был иностранцем.

— Мы пытались тебя найти, но ты будто испарился, — продолжал Тацу. — Так что, если звонишь по этому поводу, говорю сразу: помочь не могу. В такой ситуации лучше добровольно явиться в Кейсацучо. Придешь — сделаю все, что в моих силах; а будешь продолжать прятаться — только себе навредишь.

— Именно поэтому и звоню. У меня есть кое-какая информация, Тацу. Хочу поделиться.

— В обмен на что?

Боже, ну до чего догадливый!

— Есть одна просьба. Речь пойдет не обо мне. Слушай, если воспользуешься моей информацией, я сдамся полиции, обещаю. Так что тебе нечего бояться.

— Где и когда?

— Мы говорим конфиденциально?

— Хочешь сказать, что наши телефоны прослушиваются? — с иронией спросил Тацу.

Я знал его достаточно хорошо, чтобы понять намек. Линия действительно прослушивается.

— Понял, — отозвался я. — Записывай или запоминай: фойе отеля «Окура», следующая суббота, ровно в полдень!

На свете нет ничего ужаснее отеля «Окура» и его фойе, так что мой друг догадается, что я ни за что туда не пойду.

— Чудесно, — проворковал Тацу, — до скорого!

— Не поверишь, но я порой скучаю по Вьетнаму! Помнишь дурацкий еженедельный инструктаж, на который нас заставляли ходить?

Наш командир назначал инструктаж на одно и то же время — половину пятого, чтобы освободить вечер для общения с сайгонскими проститутками. Многие возмущались: каков наглец, ходит по девкам и, не стесняясь, об этом рассказывает.

— Конечно, помню!

— Почему-то сейчас эти собрания вспоминаются особенно часто, Странно, правда? Наверное, старею, вот ностальгия и накатывает.

— С кем не бывает...

— Да, наверное. Слушай, давненько мы не встречались! Жизнь течет с бешеной скоростью! А как изменился Токио! Мне так нравился один бар... Напитки там подавали в посуде, которую хозяйка лепила сама. Помнишь его? Наверное, давным-давно закрылся...

Этот бар находился в Ебису.

— Скорее всего теперь там казино, — подыграл мне Тацу; значит, он все понял.

— Да, жизнь есть жизнь... Но бар был отличный, я часто его вспоминаю!

— Слушай, искренне советую явиться с повинной! Это для твоего же блага...

— Обещаю подумать. Спасибо за совет! — Я отсоединился, но рука еще долго сжимала трубку.

Надеюсь, Тацу все понял. Если нет, то не знаю, что и делать...

21

Бар, о котором шла речь, был классической японской изикайей. (Кстати, это Тацу привел меня туда вскоре после моего приезда в Японию.) Изикайя — это маленький уютный бар, такие обычно содержит пожилая семейная пара, живущая в том же доме. Вывески чаще всего нет, о существовании бара извещает только красный фонарь.

Подают в изикайях лишь пиво и саке, но от посетителей отбоя нет: именно здесь спасаются от деспотичных начальников, надоедливых жен, опостылевших друзей. Никто ни на кого внимания не обращает — можно прийти, пропустить стаканчик, подумать о своем.

Когда-то мы с Тацу частенько бывали в Ебису и заглядывали в эту изикайю, однако в моей новой жизни для нее места не нашлось. Я все собирался навестить пожилую Маму-сан, но все как-то руки не доходили. Недели сложились в месяцы, месяцы в годы, а я так и не собрался. Казино-то там вряд ли поместится, значит, бар либо закрыли, либо вовсе снесли. В современном Токио таким заведениям не выжить.

В Ебису я решил приехать пораньше, чтобы было время как следует оглядеться. Да, район сильно изменился: почти все деревянные дома снесли, а на месте рисового поля стоит новехонький торговый центр. Сориентироваться будет непросто.

От метро нужно идти направо. День выдался хмурый, моросил мелкий дождичек.

Кажется, изикайя была здесь. Наихудшие опасения оправдались: уютный деревянный домик исчез, уступив место совершенно безликому магазину «24 часа». Я решил зайти: ни одного покупателя, лишь изнывающая от скуки продавщица. Тацу нет, хотя и неудивительно, ведь до назначенного времени еще целый час.

Знай я, что все так плохо, ни за что бы не назначил встречу в Ебису. Черт, весь район изменился до неузнаваемости! Я вспомнил последний визит в Штаты. Пять лет назад я решил съездить в Драйден, который считаю почти родным городом. Не знаю почему, но после двадцатилетнего отсутствия меня вновь туда потянуло.

Помню, как целых четыре часа гнал машину из Нью-Йорка. А когда приехал, увидел, что изменилось абсолютно все, кроме расположения улиц. Мейн-стрит встретила ослепительно сверкающими витринами: «Макдональдс», «Бенеттон», «Бургер Кинг»... Пару мест я все-таки узнал: крошечные лавочки, магазинчики на фоне торговых центров и супермаркетов казались памятниками древней цивилизации.

Надо же, как быстро ностальгия уступает место апатии и даже отвращению! Между двумя серыми, совершенно неприметными домами притаился скверик. Похоже, это любимое место прогулок молодых матерей с колясками. Обсуждают последние новости, мужей, хвастаются детьми.

Я обошел новый торговый квартал и вернулся по удобной широкой эспланаде. Вообще-то задумано неплохо. Мимо пронеслись мальчишки, деловито потряхивая тяжелыми ранцами. Вот они, будущие хозяева этого района.

С противоположной стороны к магазину «24 часа» подходила высокая фигура в сером плаще. Я был слишком далеко и лица не видел, но осанку и быструю уверенную походку не узнать невозможно. Это Тацу, на ходу докуривающий сигарету.

Заметив меня, он помахал рукой. Тацу подошел ближе, и я отметил, что он сильно постарел и выглядит очень усталым.

— Сколько лет, сколько зим, — проговорил я.

Мы пожали руки. Тацу внимательно меня разглядывал: я-то ведь тоже изменился. К тому же он впервые видит меня после пластической операции. Наверное, удивляется, что с возрастом я превратился в стопроцентного японца. Интересно, что он подумал?

— Рейн-сан, дорогой, во что ты ввязался на этот раз? Представляешь, что будет, если кто-нибудь узнает, что я с тобой встретился и даже не попытался арестовать? Тебя подозревают в двойном убийстве, причем один из убитых тесно связан с ЛДП. Представляешь, какое давление на меня оказывают?

— Даже не скажешь, что рад меня видеть? Слушай, я ведь и обидеться могу!

— Конечно же, я рад, — грустно улыбнулся Тацу, — просто хотелось бы встретиться при иных обстоятельствах.

— Как твои дочери?

Улыбка потеплела.

— Все отлично, — гордо сказал он. — Старшая — врач, младшая — юрист. Похоже, мозги у них от мамы.

— Замуж не выскочили?

— Старшая обручена.

— Поздравляю, значит, скоро станешь дедушкой.

— Всему свое время, — мгновенно посерьезнел Тацу.

Да, с его дочками шутки плохи, чуть что, позовут папочку!

Мы неторопливо шли по торговому кварталу мимо маленькой копии французского шато, неизвестно как сюда попавшего.

Довольно пустых разговоров, пора переходить к делу!

— Тоси Ямаото, глава партии «Убеждение», заказал твое убийство.

Тацу остановился и заглянул мне в глаза.

— Откуда знаешь?

— Прости, на этот вопрос ответить не могу.

Он понимающе кивнул.

— Похоже, источник надежный, просто так ты не стал бы говорить... Не представляешь, сколько людей мечтают меня убить! Удивительно, что я еще жив...

— Может, у тебя есть ангел-хранитель?

— Было бы здорово! — засмеялся Тацу. — Хотя на самом деле все проще. Пока я жив, меня считают гоняющимся за призраками идиотом. А смерть докажет, что я был прав.

— Боюсь, обстоятельства несколько изменились.

Тацу схватил меня за рукав.

— Неужели ты спутался с Ямаото?

— Нет, конечно.

Мой друг кивнул, очевидно, добавляя к портрету таинственного наемника новые детали.

Мы снова зашагали вдоль сверкающих витрин.

— Говоришь, обстоятельства изменились?

— Все дело в диске. Насколько я понял, на нем документальное подтверждение фактов коррупции среди высокопоставленных политиков. За ним и охотится Ямаото.

Вне всяких сомнений, о диске Тацу известно не меньше моего: по словам Ямаото, в квартире Мидори были его люди. Однако он промолчал.

— Слушай, тебе что-нибудь об этом известно? — невинно спросил я.

— Я же коп, — пожал плечами Тацу. — Знаю обо всем помаленьку, как и остальные.

— А Ямаото считает, что ты осведомлен гораздо лучше и тоже охотишься за диском. Сам он не слишком преуспел в поисках, вот и устраняет конкурентов...

— А почему у него не получается?

— Наш партиец не знает, где диск.

— А ты знаешь?

— У меня его нет.

— Я спросил не об этом.

— Тацу, ты ничего не понимаешь! Я пришел не из-за диска, а потому что узнал, что тебе угрожает опасность. Хотел предупредить...

— Но ведь опасность возникла именно из-за пропавшего диска, верно? — хлопая ресницами, спросил он. Да, простачком прикинуться Тацу умеет, только меня не проведешь! — Найди диск, и все будет в порядке!

— Полегче, парень, мы ведь не первый день знакомы! — прошипел я. — Могу сказать лишь следующее: диск сейчас у человека, который превратит содержащуюся на нем информацию в изобличительную статью. Как только она будет опубликована, опасность исчезнет.

Тацу тряхнул меня за плечи.

— Черт, только не говори, что отдал гребаный диск Франклину Булфинчу!

У меня потемнело перед глазами.

— А что?

— А то, что вчера Франклин Булфинч был убит у отеля «Акасака Токио».

— Проклятие! — выругался я, выдавая себя с головой.

— Боже, Рейн, так ты действительно отдал диск Булфинчу?

— Да...

— Думаешь... диск был при нем?

Отель «Акасака Токио». Это же всего в ста метрах от того места, где мы расстались.

— В котором часу это случилось? — решил уточнить я.

— В районе обеда. Так диск был при нем?

— Да, определенно.

Мой приятель ссутулился, будто его ударили в спину. На этот раз он не притворяется.

— Слушай, Тацу, а как ты мог узнать про диск?

— Первоначально Кавамура собирался передать его мне.

Я удивленно поднял брови.

— Да, представь себе! Я ведь уже давно на него вышел и все убеждал стать моим информатором. К сожалению, он, как и большинство людей, недостаточно доверял полиции, вот и решил отдать диск Булфинчу.

— Кавамура сам тебе об этом сообщил?

— Да, позвонил в день гибели.

— Что именно он сказал?

— Чтобы я убирался к черту! Мол, решил отдать диск американскому журналисту. Наверное, это моя вина: был слишком назойлив. Вот Кавамура и сорвался с крючка...

— Почему ты решил, что это именно Булфинч?

— Ну а к кому бы пошел ты, если бы захотел поделиться ценной информацией с американским журналистом? Булфинч-то — фигура известная, много писал о коррупции. Но до сегодняшнего утра, когда сообщили о его убийстве, полной уверенности не было.

— Так вот почему ты следил за Мидори!

— Ну конечно! — Свое знаменитое «ну конечно» Тацу говорит таким тоном, будто не сомневается в непроходимой тупости собеседника. — Кавамура умер вскоре после нашего с ним телефонного разговора. Вряд ли у него было время передать диск журналисту. Из морга его вещи забрала дочь. Видишь, все предельно просто!

— Поэтому ты и взялся расследовать взлом в квартире Кавамуры?

В темных глазах мелькнуло разочарование.

— Взлом совершили мои люди. Мы искали диск.

— Значит, вы получили две попытки его найти: взлом и официальное расследование. Ловко! — не скрывая восхищения, воскликнул я.

— Ничего особенного. Диск-то мы так и не обнаружили! Вот и пришлось переключиться на девушку.

— Такая мысль пришла в голову не только тебе!

— Представляешь, в Омотесандо за ней следил мой человек. С ним произошло нечто странное: в туалетной комнате одного из баров сломали шею. Жутко, правда?

Святые небеса, это был человек Тацу! Так, может, предложив мне убить Мидори, Бенни не шутил относительно сорока восьми часов на раздумье? Хотя сейчас это уже не важно...

— Да, ужасно.

— В ту же самую ночь в дочкиной квартире караулила моя спецгруппа: опытные, надежные ребята, вооруженные до зубов. Но появился какой-то тип, выбил им зубы и увел девушку.

— Ужас! — ахнул я.

Достав из кармана сигарету, Тацу внимательно ее осмотрел и наконец закурил.

— Все кончено, — объявил он. — Диск у ЦРУ.

— С чего ты так решил? А как же наш партиец?

— Мне точно известно, что Ямаото до сих пор его разыскивает. Кроме меня, в этом спектакле еще один участник: тот, кто забрал диск у Булфинча.

— Если ты о Хольцере, то он работает с Ямаото.

— Хольцер не работает с Ямаото, — грустно улыбнулся Тацу, — он его раб. И, как все рабы, мечтает о свободе.

— Ничего не понимаю...

— Ямаото шантажирует Хольцера, равно как и всех своих марионеток. Но наш Хольцер не так-то прост. С помощью диска он рассчитывает оборвать все нити и свергнуть кукольника.

— Значит, он не рассказал Ямаото, что диск у ЦРУ.

— Я же говорю, кукольник до сих пор мечется как ненормальный.

— Тацу, — тихо начал я, — что на этом диске?

С наслаждением затянувшись, мой друг выпустил сизое облачко дыма.

— Видеозаписи супружеских измен, фактов взяточничества и подкупа должностных лиц, номера тайных банковских счетов, сведения об отмывании денег и нелегальных операциях с недвижимостью.

— Изобличающих Ямаото?

— Рейн-сан, ты отличный солдат, но коп никудышный! Изобличающих всех, кроме Ямаото!

Секунду я молчал, пытаясь разобраться в услышанном.

— Он собирался использовать диск для шантажа?

— Ну конечно же! — умилился моей догадливости Тацу. — Думаешь, почему ни одно правительство не задерживается дольше, чем на год? За одиннадцать лет одиннадцать премьер-министров. Все они были либо ставленниками ЛДП, либо реформаторами, которых своевременно обезвреживали и выводили из строя. Это дергал за нити Ямаото, наш великий кукольник.

— Но ведь он даже не состоит в ЛДП!

— Ему и не нужно! В тени находиться гораздо удобнее. Когда его раздражает очередной политик, в СМИ появляются дискредитирующие сообщения, и разгорается скандал. В результате возмутитель неугодного Ямаото порядка ретируется, а позор ложится на ЛДП. Про партию «Убеждение» никто и слыхом не слыхивал.

— А откуда берется компромат?

— Перехватывание сообщений, прослушивание разговоров, слежка, подкуп подчиненных. Часто жертвы становятся сообщниками, так что паутина разрастается и крепнет.

— Зачем же они соглашаются помогать?

— Метод кнута и пряника, Рейн-сан. На Ямаото работает целая бригада красавиц, ради благосклонности которых даже самые верные из политиков готовы забыть обо всем. Допустим, в сети такой девицы попадает депутат. Их сексуальные утехи снимают на камеру, а потом один из помощников Ямаото обещает спрятать пленку в надежном месте, если он проголосует за какой-нибудь законопроект, чаще всего касающийся строительных программ, и назовет уязвимые места своих коллег. Сознательный депутат не станет голосовать за финансирование никому не нужного строительства, но страх часто оказывается сильнее совести и сознания. Что касается компромата на коллег, то психология та же: если очернить соседа, сам не будешь казаться грязным. А поскольку выборы в Японии выигрываются не голосами избирателей, а деньгами, наш партиец предлагает помощь в финансировании предвыборной кампании. Как только депутат становится собственностью Ямаото, то о политической карьере можно не беспокоиться: обо всем позаботится щедрый кукольник.

— Как же я о нем не слышал, если у него столько власти?

— Кукольник всегда в тени. Его жертвы зачастую не знают, кто их шантажирует. Многие считают, это дело одной из фракций ЛДП, и небезосновательно. Ямаото сознательно делает эту партию эпицентром скандала. Ловко, правда? Все обставлено так, что даже лидеры ЛДП верят: именно они управляют страной. А на самом деле за их спинами невидимый кукольник.

— Но ведь ты сам писал о коррупции в ЛДП, — вспомнив скачанные из Интернета статьи, проговорил я.

— Откуда ты знаешь? — вскинулся Тацу.

— Ну, то, что мы перестали общаться, еще не значит, что ты меня больше не интересуешь, — загадочно улыбнулся я.

— Не только писал, но и пытался расследовать. Ямаото надо мной смеется, думает, я лью воду на его мельницу. Хотя так и получилось бы, будь у меня развязаны руки. Однако лишь Ямаото решает, чем должно заниматься Кейсацучо! — с горечью воскликнул Тацу.

Я едва сдержал улыбку — передо мной тот же хитрец, которого я знал во Вьетнаме.

— Итак, на самом деле тебе нужен Ямаото!

Тацу невозмутимо пожал плечами.

— Теперь ясно, зачем ты искал диск.

— Ты же знал, что я в деле, Рейн-сан? Почему не пришел ко мне?

— Были причины.

— Правда?

— Все дело в Мидори. Отдай я тебе диск, Ямаото остался бы ни с чем и мог отомстить. Единственным способом обезопасить девушку была публикация статьи.

— Других причин нет?

Я осторожно заглянул в карие глаза.

— Кажется, нет. Ты считаешь иначе?

В ответ Тацу лишь слабо улыбнулся.

Некоторое время мы шли молча.

— Чем же Ямаото купил Хольцера? — спросил я.

— Предложил то, о чем он всю жизнь мечтал.

— Что именно?

— Власть, конечно! А ты думал, как Хольцер стал главой токийского отделения?

— Это Ямаото поставлял ему информацию?

— Кто же еще? Насколько мне известно, мистер Хольцер прославился успешной вербовкой агентов на территории Японии. Как глава местного отделения, он должен был посылать в Вашингтон стратегически важную информацию, в том числе и о коррупции в японском правительстве. Ну а Ямаото — настоящий кладезь таких данных.

— Слушай, Тацу, да ты сам кладезь, даже страшно становится.

— Страшно то, что я все знаю, а использовать не могу.

— А Хольцер-то понимает, что он пешка?

Мой приятель лишь плечами пожал.

— Сначала ему казалось, это он использует Ямаото, а когда выяснилась горькая правда, что оставалось? Писать в Вашингтон, что все агенты — подставные лица, а отчеты не соответствуют действительности? Хольцер пошел другим путем, гораздо более приятным: вошел в команду Ямаото, который щедро снабжал его данными и сделал звездой. Таким образом, никому не известный партиец протянул руки в самое сердце США!

Хольцер — «крот», ничтожество! Как же я не догадался...

— Знаешь, а Хольцер сказал, что это ЦРУ копало под Кавамуру, и в день смерти тот собирался передать им диск.

— Кавамура «кинул» меня, — пожал плечами Тацу. — Кто знает, кого он еще провел... Сейчас это уже не важно.

— А Булфинч? Как же Хольцер до него добрался?

— Очень просто: за ним следили до того самого момента, как ты передал ему диск. Булфинч был очень легкой мишенью. — В голосе Тацу сквозило неодобрение: мол, глупо было отдавать диск лицу неподготовленному.

Некоторое время мы молчали, каждый думая о своем. Первым заговорил Тацу:

— Рейн-сан, чем ты все это время занимался?

С Тацу нужно держать ухо востро: просто так он ни о чем не спрашивает.

— Все тем же. Работаю консультантом.

— Будь добр, напомни, кого ты консультируешь.

— Слушай, ты же сам все знаешь! Помогаю американским компаниям сориентироваться на японском рынке. Короче говоря, помогаю находить партнеров, что-то вроде того.

— Как интересно! А в какой области работают твои клиенты?

Если Тацу рассчитывал расколоть меня парой каверзных вопросов, то явно просчитался. Бизнес-то у меня не липовый, и клиенты тоже, хотя прибыли почти нет.

— Может, посмотришь на моем сайте? Там специальный раздел посвящен отзывам клиентов.

Он только отмахнулся:

— Да я не то имел в виду. Тебя что-то держит в Японии?

— Какая разница?

— Просто пытаюсь понять...

Что я мог ответить? Что умею только воевать? Что акула охотится, пока не подохнет?

Если быть до конца честным, дело не только в этом. Иногда я ненавижу Японию. Даже по прошествии двадцати пяти лет чувствую себя чужаком, и это очень неприятно. По сути, чужаком я был всегда, а свою сущность скрывал задолго до того, как попал в армию. На вид я обычный японец, говорю прилично, а в глубине души считаю себя полукровкой. До конца жизни буду помнить, что в начальной школе сказала одна учительница: «Что получится, если смешать чистую воду с грязной? Грязная вода!» Лишь через несколько лет унижений и гонений я понял глубинный смысл ее слов: на мне несмываемое пятно — замаскировать можно, а избавиться нет.

— Сколько лет ты здесь живешь? Двадцать пять? — не унимался Тацу. — Домой не пора?

Он все знает...

— Интересно, где этот дом?

— Боюсь, если останешься, мы больше не сможем быть друзьями, — осторожно проговорил Тацу.

— Тогда лучше не общаться.

— Да, пожалуй...

Внезапно у меня появилась идея, настолько оригинальная, что я встал как вкопанный.

— Может, еще не все потеряно!

— О чем это ты?

— Да о диске же! Думаю, мы можем его вернуть.

— Каким образом?

— Содержащийся на нем файл нельзя копировать и передавать по Интернету, а еще он зашифрован. Хольцеру понадобится помощь специалиста. Значит, либо эксперт придет к диску, либо диск к эксперту.

В следующую секунду Тацу уже звонил кому-то по сотовому.

— Мне нужно расписание визитов официальных лиц из США, особенно тех, кто заявлен как агенты АНБ и ЦРУ. Да, да, на ближайшие несколько дней. Прямо сейчас... Конечно, подожду!

Правительства США и Японии договорились в двустороннем порядке обмениваться информацией о визитах правительственных чиновников и агентов спецслужб.

Я знаю Хольцера: он обожает привлекать к себе внимание. Наверняка операция с диском будет названа «величайшим достижением за всю историю ЦРУ» или что-нибудь в таком же духе, а он будет главным героем.

Ждать пришлось целую минуту.

— Да, да, все понял, — зачастил Тацу.

— Итак, японскому правительству заявлено о визите специалиста по шифрованию и кодированию из АНБ и главы южно-азиатского отделения ЦРУ. Оба прибывают сегодня ночным рейсом из Вашингтона. Не думаю, что это совпадение — их вызвал Хольцер!

— А куда они поедут? В посольство?

— Сейчас узнаем. — Тацу снова набрал какой-то длинный номер. — Выясните, запросили ли гости дипломатический эскорт, и если да, то куда он направляется. Да, подожду.

На этот раз ответ пришел почти сразу, и мой приятель прижал трубку к груди.

— В Кейсацучо поступает множество запросов на сопровождение официальных делегаций из США. Мол, в американском правительстве все нищие, обычный эскорт оплатить не в состоянии, вот и обращаются к нам. Кажется, впервые в жизни я с большим вдохновением помогу американским коллегам.

Судя по полученной информации, из отеля «Хилтон», что находится в международном аэропорту Нарита, высокие гости отправятся на военно-морскую базу США в Йокосуке. Случится это рано утром в четверг.

— Ты его прижмешь! — радостно выпалил я.

— Каким образом?

— Очень просто: остановишь машину, отнимешь диск и объявишь Хольцера персоной нон грата.

— На каком основании? Придумай, что мне потом сказать начальству, если, конечно, на месте не пристрелят!

— Черт подери, не знаю! Скажи, что получил информацию из анонимного источника.

— Нет, Рейн-сан, ошибаешься! То, что ты мне сказал, не основание! Домысел, слух...

— Слушай, Тацу, — раздраженно сказал я, — где ты научился так разговаривать? Стопроцентный бюрократ!

— Дело не в бюрократии, — холодно сказал он, и я тут же пожалел о своем выпаде, — а в том, как правильно провести сложную операцию. То, что ты предложил, совершенно неприемлемо.

Я покраснел. Тацу, как никто другой, умеет поставить меня на место, превратив в неловкого, тупого полукровку.

— Ладно, забудем мои глупости. А ты-то что предлагаешь?

— Думаю, что смогу добыть диск и защитить Мидори. Но мне понадобится твоя помощь.

— Что ты задумал?

— Нужно, чтобы машина Хольцера остановилась за пределами военной базы. Предлог можно выбрать любой, например, проверка колес на наличие взрывчатки. Всякое может случиться! Анонимный звонок в Кейсацу-чо был бы очень кстати, — кольнул меня холодным взглядом Тацу.

— Да, пожалуй.

Равнодушно пожав плечами, приятель продиктовал номер телефона, который я записал на тыльной стороне руки. Последние четыре цифры нужно поменять местами и из каждой вычесть два.

— Естественно, офицер охраны попросит водителя приоткрыть окно, чтобы объяснить, из-за чего произошла заминка.

Я кивнул, понимая, к чему он клонит.

— Запиши номер пейджера, — сказал я и быстро продиктовал цифровую комбинацию. — Когда появится информация о маршруте, скинь сообщение. Сначала набираешь номер, потом три пятерки, чтобы я понял, кто это. Еще мне понадобится кое-какая экипировка, вспышка, например.

Название «граната-вспышка» говорит само за себя: взрыва как такового нет, только грохот и ослепительно яркий свет. Спецслужбы часто используют такие для подавления атак террористов: бросают гранату в комнату, чтобы внести хаос, а потом отстреливают «плохих» ребят.

Для чего понадобилась вспышка, объяснять не пришлось.

— Как передать? — только и спросил Тацу.

— Оставишь у фонтана в парке Хибия, — соригинальничал я. — Прямо у бортика со стороны Хибия-дори, вот здесь. — Для пущей наглядности я нарисовал на ладони план. — Как только вспышка будет на месте, сообщи, чтобы не лежала слишком долго без присмотра.

— Договорились.

— И еще кое-что...

— Да?

— Предупреди своих людей! Не хочу, чтобы меня подстрелили по ошибке.

— Хорошо, постараюсь.

— Старайся как следует. Я же головой поплачусь...

— Не только ты. Если операция сорвется, начнется расследование: кто приказал остановить машину и под каким предлогом. В лучшем случае мне грозит отставка, а в худшем — тюрьма.

Тацу прав: мы оба рискуем, хотя смерть все-таки страшнее тюрьмы.

— Ты только останови машину, — тихо сказал я. — Остальное сделаю сам.

Мой друг кивнул и чопорно поклонился.

— Удачи, Рейн-сан, — проговорил он и растворился в осенней мгле.

22

Люблю ночной Токио. Больше всего мне по душе иллюминация, создающая совершенно особую праздничную атмосферу. Яркий неон рекламы, задорное подмигивание клубов и баров, тысячи фар, похожих на человеческие глаза. Это на главных улицах, где всегда кипит жизнь, а в аллеях и переулках бархатный сумрак, разбавленный светом торговых автоматов и фонарей.

После ухода Тацу я брел по темным улочкам Ебису, направляясь в отель «Империал», где собирался пожить, пока не завершится операция. Пожалуй, по дерзости мероприятие ничуть не уступает вылазкам в тыл вьетконговцев. Интересно, что означал поклон Тацу? «Прощай навеки, милый друг?»

Ну уж нет, я слишком многое пережил, чтобы погибнуть по вине такого проходимца, как Хольцер! На темных улицах никого, значит, можно слегка ослабить бдительность и погрузиться в воспоминания.

После того, что случилось в той деревне, для моего отряда настали трудные дни. До этого мы вполне спокойно относились к тому, что убиваем людей. Когда попадаешь в перестрелку, действуешь чисто автоматически, не видя лиц тех, кто стреляет в тебя. Искореженные тела и лужи крови находишь только потом... А в Ку-Лай все было совсем иначе.

Резня, которую мы устроили, была ошибкой, я прекрасно это понимал, но пытался поднять боевой дух ребят. «Мы же на войне, а на войне бывает всякое». Иногда помогало, но чаще — нет. Парни стали нервными, раздражительными, некоторые даже выстрелов боялись. А Клёвый Чокнутый пошел другим путем — с каждым днем он был все непримиримее и беспощаднее.

А еще он близко сошелся с монтаньярами. Когда один из них погиб в перестрелке, Чокнутый лично сообщил новость старейшине. Спал он не в казарме, а в деревне со своими новыми друзьями, выучил их язык и справлял обряды. Монтаньяры верили в магию, и в деревне имелся свой шаман — жуткого вида тип, которого все уважали и боялись.

Командованию все это не нравилось: их-то христиане-монтаньяры не уважали. Когда нас послали в Бу-Доп охранять приграничные деревни, скрытое противостояние достигло апогея. При виде вьетнамцев Клёвого Чокнутого чуть ли не выворачивало, а ему приказывали их защищать.

Озверев от непроходимо тупых командиров, Вьетнама и страшных будней, Клёвый Чокнутый объявил камбоджийским вьетконговцам собственную войну. Помощников долго искать не пришлось: вьетнамцы веками угнетали и притесняли монтаньяров. Так у Чокнутого появился свой отряд. Сколько кровавых рейдов они совершили, не знает никто. Однако в тот момент правительство США решило постепенно вывести войска из Вьетнама — пусть, мол, сами разбираются, и наш отряд расформировали. Чокнутому приказали прекратить свои рейды, но он и не думал слушаться, заявив, что защищает «свою» землю.

Официально переведенный в Сайгон, Чокнутый так и остался на камбоджийской границе. За ним выслали отряд, но ребята не вернулись. Пропали — и все! Это еще хуже, чем если бы их убили, а головы насадили на деревянные копья. Куда делись десять человек? Присоединились к Чокнутому? Превратились в лягушек? Провалились сквозь землю?

Постепенно у отряда Чокнутого кончилось оружие и припасы. Но командир и не думал опускать руки. Поговаривали, что монтаньяры торгуют опийным маком, выручая средства на покупку всего необходимого.

Постепенно мой друг стал настоящим царьком: отгородившись от внешнего мира, он в одиночку уничтожал своих врагов.

Изучив личные дела, командиры узнали, что мы с Джимми земляки и когда-то были друзьями. Однажды меня вызвали в штаб.

— Придется вам отправиться в Бу-Доп и привезти Кахоуна. Мало того, что незаконно находится на территории Камбоджи, он еще и наркотиками торгует. Сами понимаете, международный скандал нам совершенно не нужен.

— Боюсь, он не станет меня слушать, — попытался отбиться я. — Джимми совершено неуправляем.

— Тогда перефразируем приказ: не «привезти», а «найти и обезвредить».

Как сейчас помню: за столом сидели трое — двое из командования силами США во Вьетнаме и агент ЦРУ.

— Обезвредь Кахоуна и можешь отправляться домой, — ласково проговорил одетый в хаки агент.

— Да я не особо и рвусь в Штаты, — с деланным равнодушием проговорил я.

Агент только плечами пожал.

— У нас два варианта. Первый: разбомбить все деревни в Бу-Допе, то есть ради Кахоуна уничтожить около тысячи мирных жителей. В общем-то мы к этому готовы. Но есть и другой вариант: ты спасешь всех этих людей и первым же самолетом вернешься в Штаты. Выбирай! Мне все равно! — Он поднялся из-за стола и вышел.

Естественно, я тут же согласился. Они все равно уничтожат Джимми, и, если честно, для него так будет лучше. Я же видел, каким он стал... На войне подобные случаи не редкость, хотя с Кахоуном все гораздо страшнее. Он живет для того, чтобы убивать! Разве он сможет измениться? Нет, конечно! Представляю его краткое резюме: «Уничтожил более девяноста человек, в том числе женщин и детей. Командовал отрядом карателей». Нет, он человек конченый, ему ничем не поможешь.

Итак, я вернулся в Бу-Доп и попросил монтаньяров отвести меня к Клёвому Чокнутому. Без оружия особой опасности я не представлял, и партизаны согласились.

— Привет, Джимми! — сказал я, увидев бывшего друга. — Сколько лет, сколько зим!

— Джон-Джон! — Кахоун звал меня только так. — Решил ко мне присоединиться? Давно пора! Мы единственные, кого боятся эти дьяволы-вьетконговцы. Со мной можно драться без оглядки на никчемных политиков, понимаешь?

Мы проговорили несколько часов подряд. Когда я сообщил, что командование намерено разбомбить деревни, было далеко за полночь.

— Так я и знал, — опустив голову, пробормотал Чокнутый.

— Что будешь делать?

— Понятия не имею. Превратить монтаньяров в заложников рука не поднимется, но, боюсь, даже в этом случае эти уроды разбомбят деревни.

— Может, лучше сдаться?

— В тюрьму идти совершенно не хочется, — хитро улыбнулся Джимми. — Странно, правда?

— Положение незавидное! Не знаю, что посоветовать...

— Тебе ведь приказали меня убить?

— Да, — глухо ответил я.

— Так выполняй!

Я молчал.

— Другого выхода нет, иначе они уничтожат деревни! Лучше пусть это будешь ты, чем какой-то чужой парень, который сбросит на нас пару бомб. Ты же мне как брат.

Что на это скажешь?

— Я люблю этих людей, — продолжал Кахоун. — Знаешь, сколько их погибло, спасая мою задницу? А все потому, что они знают, что я за них горой.

Это не просто слова. Тот, кто не воевал, не поймет, что боевое братство подчас крепче кровного.

— Монтаньярам это не понравится: они ведь любят меня, идиоты эдакие, чуть ли не богом считают... Но ты парень ловкий, думаю, должен справиться.

— Я просто хочу домой.

— У нас нет дома, Джон, и не может быть после того, что мы сделали! Вот. — Джимми вынул из кобуры пистолет. — Обо мне не беспокойся. Спаси монтаньяров!

Я вспомнил лейтенанта, благодаря совету которого мы попали в армию без родительского согласия.

— Спаси моих монтаньяров, — повторил Кахоун.

А как же Дейдр? Я же обещал ей приглядывать за Джимми!

Кахоун сам зарядил пистолет.

— Давай, Джон-Джон, у меня кончается терпение!

Перед глазами у меня стояла драка, после которой мы стали друзьями. Бот он с разбитым в кровь лицом протягивает мне руку. «Ладно, ладно, уймись! Как там тебя зовут?» — «Джон Рейн, ублюдок!»

А сейчас он протягивает мне пистолет.

— Последний шанс, Джон-Джон, последний шанс!

«Обезвредь Кахоуна и можешь отправляться домой».

«У нас нет дома, Джон, и не может быть после того, что мы сделали!»

Я взял пистолет и дважды нажал на курок. Пули пробили грудь Джимми насквозь. Он умер, даже не успев упасть на пол.

В хижину тут же ворвались двое партизан, но я был начеку и уложил их на месте.

Наверное, монтаньяры успешно отражали атаки извне, а вот к нападению из сердца своего лагеря готовы не были. И главное, потеряв Джимми, оказались полностью деморализованными.

В результате я отделался легкими ранениями — так, осколком задело. Однако командиры были другого мнения: «Все, парень, теперь ты у нас инвалид. Отправляйся домой!» Я сел на самолет и через семьдесят два часа был в Драйдене.

Тело Джимми прибыло двумя днями позже. Состоялись похороны, родители безутешно рыдали, Дейдр тоже. «Боже, Джон, я все знала! Знала, что живым ему не вернуться!»

Всем хотелось узнать, как же погиб Джимми Кахоун. Фактически я сказан правду: при перестрелке на границе.

Сутками позже я уехал из Драйдена, ни с кем не попрощавшись. Джимми оказался прав: у меня больше не было дома.

Наверное, это карма такая! В прошлой жизни я застрелил брата своей девушки, а на этот раз убил человека, а потом спутался с его дочерью. Рассказать кому — не поверят.

В «Империал» я позвонил еще до встречи с Тацу и забронировал номер. Этот отель — одно из моих тайных убежищ. За отдельную плату здесь хранится мой чемодан. В нем самое необходимое: пара костюмов, паспорт, деньги, оружие. Служащие «Империала» считают, что я эмигрант, часто посещающий родственников. Чтобы укрепить их в этом убеждении, пару недель в год я живу в отеле.

Находится «Империал» в центре, а что гораздо важнее в нынешней ситуации: в нем можно спрятаться не хуже, чем в лав-отеле, если, конечно, правильно себя вести.

На станции Хибия внезапно ожил пейджер. Так, от кого сообщение? После номера три пятерки, значит, это Тацу.

Я позвонил ему из первого автомата. Тацу заговорил первым:

— Связь надежная?

— Да, все в порядке.

— Высокие гости выезжают из Нариты ровно в девять утра. До Йокосуки ехать часа полтора. Возможно, кого-то из наших пошлют на базу заранее, так что будь готов.

— Понял. А как мой подарок?

— Будет на месте с минуты на минуту. Через час можешь забрать.

— Хорошо.

— Удачи! — пожелал мой друг и тут же отсоединился.

Снова вставив карточку, я набрал номер, который Тацу продиктовал мне в Ебису. Прикрывая рот ладонью, я зашептал, что в шасси автомобиля, направляющегося завтра на военную базу Йокосука, заложено взрывное устройство. Сработает оно при въезде на КПП.

Получилось весьма убедительно.

Перед встречей с Тацу я принял душ и приоделся, но в момент появления в отеле «Империал» вид у меня был не самый свежий. Надеюсь, никто не заметил, что правый рукав мокрый — «подарочек» Тацу пришлось вылавливать из фонтана. Хотя по легенде я только что прибыл из Калифорнии... Дорога длинная, всякое может случиться. Я пожаловался, что становлюсь слишком старым для долгих перелетов, и молодая администраторша засмеялась.

Чемодан уже ждал меня в номере. Рубашки заботливо выглажены, туфли вычищены. Закрыв дверь на все замки, я достал из потайного отделения пистолет. Патроны здесь, в пустом флаконе от дезодоранта. Быстро зарядив пистолет, я спрятал его под матрас.

В девять зазвонил телефон. Мидори! Нужно сообщить ей номер комнаты.

Через минуту в дверь негромко постучали. Я посмотрел в глазок. Свет потушен, так что пришедший ничего не увидит. В противном случае лучшей мишени не придумаешь, особенно если у гостя пулемет.

Да, это Мидори. Впустив ее, я тут же запер дверь. Девушка с любопытством разглядывала номер.

— Давно нужно было перебраться в место поприличнее. От лав-отелей уже оскомина.

— Зато у них масса преимуществ! — возразил я, прижимая Мидори к себе.

Выбрав из ресторанного меню сашими и горячее саке, мы заказали их прямо в номер, а пока ждали, я рассказал Мидори о встрече с Тацу. О гибели Булфинча тоже сообщил.

Наконец-то наш ужин! Официантка поклонилась и ушла, а я почувствовал на себе испытующий взгляд девушки.

— Хочу кое о чем спросить. Вопрос, наверное, глупый... Можно?

Боже, какие честные у нее глаза!

— Да, конечно, — отозвался я, чувствуя, что земля уходит из-под ног.

— Я тут подумала... Эти люди убили Булфинча. Нас с тобой пытались уничтожить. Как ты думаешь... у папы действительно был инфаркт?

Разлив саке по маленьким чашечкам, я стал смотреть на белые клубы пара, поднимающегося с поверхности. Нужно подождать, когда перестанут дрожать руки.

— Вопрос вовсе не глупый! Существует немало способов убить человека так, чтобы все выглядело максимально естественно. Да и заинтересованных лиц было более чем достаточно.

— Папа боялся, что его убьют. Он сам говорил.

— Да?

Тонкие пальцы забарабанили по столу, будто играя какой-то бешеный пассаж. В глазах холодное пламя.

— Думаю, его убили, — объявила Мидори.

«У нас нет дома, Джон, и не может быть после того, что мы сделали!»

— Возможно, ты права.

Догадалась? Боится довериться интуиции? Трудно сказать?

— Самое главное — твой отец был очень смелым человеком, — хрипло сказал я. — Естественная или нет, его смерть не должна оказаться напрасной. Именно поэтому нужно вернуть этот диск и закончить то, что начал твой папа. Я... просто обязан.

Судя по выражению лица, Мидори в замешательстве.

— Пожалуйста, не надо... Это слишком опасно.

— Все не так страшно, как кажется. Мой друг позаботится, чтобы сопровождающие кортеж не открывали огонь.

Если бы я правда в это верил, было бы здорово!

— А как насчет агентов ЦРУ? Кто знает, что они могут выкинуть?

Я задумался. Тацу наверняка все просчитал: если меня убьют, он получит отличный предлог остановить машину и обыскать пассажиров. И диск найдет, и никаких правил не нарушит... Как тонко и стратегически грамотно. Браво, Тацу!

— Никто меня не подстрелит! Мы обставим все так, чтобы не вызвать лишних подозрений.

— Мне казалось, на войне нельзя полагаться на план.

— И то правда, — засмеялся я, — но я всегда умел импровизировать.

Нужно срочно глотнуть саке!

— Так или иначе — другого выхода нет, — блаженно щурясь, объявил я: горячее саке растекалось по пищеводу, мгновенно оживляя кровь. — Ямаото не знает, что диск у Хольцера, значит, не оставит в покое ни тебя, ни меня.

Несколько минут мы ели молча.

— Все правильно, да от этого не легче! — с горечью проговорила Мидори.

Я собирался сказать, что со временем привыкаешь даже к страху, однако решил промолчать.

Девушка встала и подошла к окну. В ярком свете ночной иллюминации ее силуэт напоминал точеную статуэтку. В следующую секунду я был рядом с ней, купаясь в запахе волос. Медленно, с опаской, мои руки коснулись ее плеч.

Мидори не сопротивлялась, и, осмелев, я стал ласкать ее руки, живот, округлые бедра...

Мы так и стояли, глядя на ночной Токио, и я почувствовал, как тает груз ответственности за то, что случится завтра. Давно мне не было так легко. Воистину нет на свете города лучше ночного Токио. Он как живое существо: яркие огни — глаза, автострады и улицы — вены, а сердце здесь, в моем номере!

Мне нужно совсем немного, всего одна ночь, чтобы забыть о прошлом и насладиться близостью с этой девушкой. А потом... потом придет завтра и все вернется на круги своя.

Дыхание Мидори участилось, и, наслаждаясь ее губами, я забыл даже о ночном Токио. Расстегнув рубашку, тонкие пальцы скользнули вниз, и я понял, что больше не могу сдерживаться.

Упав на кровать, мы сорвали друг с друга одежду. Тело девушки изогнулось, словно дуга, а я ласкал ее полные груди.

— Нет, не так, — простонала Мидори, широко раздвигая ноги.

Когда я овладел ею, она заглянула мне в глаза и еще крепче прижала к себе.

Сначала медленно, потом быстрее и быстрее, и мне показалось, что наши тела сливаются в единое целое.

Когда все было кончено, мы еще долго лежали, не в силах оторваться друг от друга.

— Что ты подмешал в саке? — спросила Мидори.

— Еще бутылочку? — с улыбкой предложил я.

— Можно даже не одну, — сонно проговорила девушка, и это были последние слова, которые я услышал, проваливаясь в глубокое забытье. На этот раз сновидений не было, даже призраки прошлого на время оставили меня в покое.

23

Когда я проснулся, над Токио занималась заря. За окном тихо: город еще видит сладкие сны.

Совсем как Мидори.

Приняв душ, я надел темно-серый костюм от Пола Стюарта, один из двух, хранящихся в отеле. Плюс белая рубашка из тончайшего хлопка, строгий синий галстук, ручной работы туфли и атташе-кейс. Пожалуй, я буду одет лучше, чем любой из американских гостей. Все правильно: экипировка должна соответствовать случаю. А если операция сорвется, Тацу будет не стыдно меня хоронить: наряд как раз подходящий!

Мидори встала, еще когда я был в душе. Облачившись в белый махровый халат, она молча наблюдала за моими сборами.

— Отличный костюм, — похвалила она. — Тебе очень идет.

— Топ-менеджер, ни дать ни взять! — попробовал по" шутить я.

Под тонкой тканью пиджака кобура с пистолетом совершенно не видна. Теперь граната: я аккуратно поднял ее и зажал под мышкой. Если резко опустить руку, упадет на ладонь.

От напряжения затекла шея, и я решил ее размять.

— Ну все, мне пора. Вернусь к вечеру. Подождешь?

Мидори кивнула.

— Да, конечно! Возвращайся скорее.

— Постараюсь.

Я взял кейс и вышел из номера.

В фойе пусто: на завтрак гости еще не потянулись. Я бодро вышел через главный вход и отказался от такси: до вокзала можно пройти пешком. Немного разомнусь и заодно проверю, нет ли «хвоста». Доеду до Синбаси, а там пересяду на поезд до Йокосуки. Можно поехать и напрямую, но в такой день, как сегодня, повышенные меры предосторожности явно не помешают.

Утро выдалось на диво погожим, и мое настроение стремительно улучшалось. Я решил пройти через парк Хибия и у одного из фонтанов заметил цветущую ипомею. Как же она расцвела в октябре, да еще по соседству с холодными брызгами фонтана? Бедная, на осеннем ветру ей не выжить.

На вокзале я купил билет до Синбаси, а через полчаса, прибыв на эту станцию, — до Йокосуки, туда и обратно. Вполне хватило бы билета в один конец, но все солдаты суеверны, а от привычки так просто не избавишься.

В семь я уже был в поезде, который через четыре минуты отъехал с пятого пути западной платформы. Все четко по расписанию. Через семьдесят четыре минуты прибыл на станцию Йокосука. Вон она, база, на другом берегу бухты. Выйдя на платформу, я бросился к первому же телефону-автомату. Звонить вовсе не собирался, просто хотел пропустить вперед пассажиров.

Со станции я шел по неширокой эспланаде параллельно бухте. В отличие от Токио в Йокосуке пасмурно. Холодный ветер доносит соленый запах моря. Да, недолго меня радовала погода.

Море такое же мрачное, как небо. На деревянных мостках я остановился, глядя на темные громады американских военных кораблей. На другом берегу бухты мирные холмы, ослепительно-зеленые на всеобщем сером фоне. Похоже, американцы не очень аккуратны: прилив пригнал к берегу пустые бутылки, пачки сигарет, пластиковые пакеты. Больше всего они похожи на полудохлых медуз.

Бухта напомнила мне Йокогаму. Там находился католический храм, и каждое воскресенье мама водила меня на службу. Мечтала вырастить примерного католика! Мы ехали со станции Сибуйя целый час на поезде. Сейчас это же расстояние покрывается минут за двадцать.

На протяжении всей поездки мама держала меня за руку и, можно сказать, уводила от отцовского неудовольствия. Церковь действительно производит неизгладимое впечатление: запах старых книг, неудобные жесткие скамьи, холодные глаза ангелов и зловещее эхо литургии. Особый смысл происходящему придавало то, что католицизм я воспринимал сквозь призму другой культуры и понимал, что папе все это не нравится.

Говорят, западная культура основана на чувстве вины, а японская — на стыде. Разница состоит в том, что чувство вины, по сути, эмоция, внутреннее переживание, а стыд возникает под влиянием извне.

Как выросший на стыке двух культур человек, могу сказать, что на самом деле особой разницы нет. Чувство вины чаще всего возникает в одиночестве, если некому стыдить. Когда всем все равно, когда некому любить, карать и ненавидеть, человек обращается к Богу. Пара добрых поступков, исповедь, и бывший грешник превращается в праведника.

Послышался хруст гравия, и, обернувшись, я увидел три черных седана, затормозивших всего в нескольких метрах от меня. Из первого вышли двое. Белые. Значит, Хольцер.

Вторая и третья машины остановились справа и слева от первой. За спиной серая вода бухты. Значит, меня окружили. Один за другим из седанов выходили плечистые ребята, в руках у них автоматы.

— Садись! — прорычал тот, что стоял ближе всех, махнув автоматом.

— Что-то не очень хочется, — невозмутимо сказал я. Если хотят убить, помогать не стану.

Шестеро окружили меня полукругом. Если подойдут ближе, смогу прорваться и взять кого-нибудь из них в заложники. Стрелять не будут: неизвестно ведь, в кого попадет пуля-дура.

Что-то «мальчики» не приближаются. Наверное, получили соответствующие инструкции. В руках одного мелькнул электрошокер. Значит, меня хотят не убить, а просто вывести из строя. Разгадав коварный замысел, я бросился к парню, стоящему поближе. Поздно, слишком поздно... Раздался треск — и мощный разряд превратил мое тело в безвольный манекен. Я попытался оттолкнуть электрошокер, но ватные руки не слушались.

Похоже, эти парни — садисты: давно могли бы убрать электрошокер. Нет, им нравится смотреть, как я дергаюсь, точно попавший на крючок карась. Наконец мучение кончилось, однако тело оставалось ватным, даже дышать было трудно. Воспользовавшись моим бессилием, киллеры тщательно меня ощупали снизу доверху: ноги, бедра, спину. Расстегнув пиджак, они вытащили из кобуры пистолет и на этом осмотр закончили. Очень непрофессиональный подход: нашли «пушку» и успокоились! Хотя мне так даже лучше: гранату-то не обнаружили!

Сбив с ног, парни надели мне наручники, а на голову — темный чулок. Все ощущения сконцентрировались на слухе и осязании. Меня поднимают и, словно куль с мукой, бросают на пол какой-то машины. Вот «мальчики» захлопнули двери и завели машину.

Ехали недолго, меньше пяти минут. Судя по скорости и отсутствию поворотов, мы по-прежнему на шоссе номер 16, но уже за территорией военно-морской базы. Парни не особо пинались, и я смог немного размять онемевшие конечности. Кажется, чувствительность возвращается, но от долгого воздействия тока меня сильно тошнило.

Седан затормозил, свернул направо, и послышался скрип гравия. Буквально через секунду мы остановились. Открылись двери, и кто-то сильный, схватив меня за лодыжки, вытащил из машины. Голова ударилась оземь, перед глазами заплясали яркие искры.

Сильные и совершенно невидимые мучители поставили меня на ноги и толкнули вперед. Судя по звуку шагов, я взят в плотные тиски. Ступеньки. Значит, мы заходим в дом. Открылась и с металлическим лязгом захлопнулась какая-то дверь. Получив тычок в спину, я полетел в кресло. И тут с меня сорвали капюшон.

Я внутри строительного вагончика. Сквозь узкое раздвижное окошко проникает неяркий свет. Спиной ко мне сидит мужчина.

— Привет, Джон, страшно рад тебя видеть!

Это Хольцер. Конечно, кто же еще!

— Да пошел ты, — проговорил я, всем видом показывая, что поддался черному отчаянию. — Как ты меня нашел?

— Я знал, что, услышав о гибели Булфинча, ты не успокоишься и сделаешь еще один ход. Парень ты сообразительный, так что мог без труда сопоставить кое-какие детали и выйти на меня. В качестве меры предосторожности я послал патрули во все стратегически важные районы вокруг базы, и, как видишь, не зря.

— Черт! — На этот раз досада была вполне искренней.

— Ну, не будь слишком строг к себе, Джон. Ты ведь знаешь: бороться со мной бесполезно, все равно проиграешь.

— Да уж, — пробормотал я, пытаясь найти какой-то выход из этой мышеловки. Если бы не наручники, то Хольцер и два его помощника были бы мне вполне по силам. Увы, неизвестно, сколько человек караулят на улице...

— Ты понимаешь, о чем я? — не унимался Хольцер. — Ради Бога, Джон, ну как можно быть таким слепым?!

— Ну так просвети меня!

С полных губ сорвались какие-то слова, но я далеко не сразу понял, о чем речь.

— "Кротом" был я... Это я был тем «кротом».

Стиснув зубы, я пытался бороться с эмоциями.

— Хорош врать! Тебя и близко не подпускали к секретной информации. Это был кто-то из вьетнамцев...

— Уверен? — с издевкой поинтересовался Хольцер и заговорщицки зашептал: — Помнишь Ку-Лай?

Вьетнамская деревня на самой границе с Камбоджей. К горлу подкатила дурнота, не имевшая ничего общего с последствиями воздействия тока.

— Да, и что?

— Помнишь, что тебе приказали? «Уничтожить!» А потом еще: «Сынок, да ты в штаны наложишь от страха, если узнаешь мою должность»! Правильно? А ты оказался таким недоверчивым... Пришлось звать на подмогу троих ребят из охраны... Здорово мы повеселились!

Что он такое говорит? Нельзя, нельзя его слушать! Лучше думать о том, как отсюда выбраться!

— Зачем ты все это устроил? — все-таки спросил я.

— Был у меня один информатор... Очень перспективный парень! Кто-то из жителей деревни одолжил ему крупную сумму, а возвращать-то всегда не хочется! Вот я и решил показать, как умею помогать друзьям...

— И ради этого уничтожил целую деревню?

— А что делать, если все вьетнамцы на одно лицо? — оглушительно захохотал Хольцер.

— Чушь! Мог бы просто дать своему информатору денег...

— Да ладно тебе, Джон! Будто не помнишь, что творилось в штабе! — веселился Хольцер. — Наши командиры за каждый цент тряслись, а патроны — пожалуйста, бери, сколько хочешь! В конце концов, что такое деревня Ку-Лай? Десяток убитых вьетконговцев, велика ценность! А сколько возни было бы с выбиванием денег, сколько головной боли!

Наверное, впервые после войны меня охватило черное отчаяние. Еще несколько минут — и я умру, а Хольцер выиграет, как выигрывал всю жизнь. Странно, но смерть меня вовсе не страшила. Гораздо ужаснее было то, что много лет назад я совершил по его милости.

— Я тебе не верю, — проговорил я, пытаясь выиграть время. — Чего ради ты так старался? Не из-за денег же! Тридцать пять лет прошло, а ты был и остаешься нищим чиновником в дешевом костюме.

— Какой же ты балбес, Рейн! — сочувственно проговорил Хольцер. — До таких лет дожил, да так и не понял, что к чему. Услуга за услугу, именно так и делаются дела. Мой информатор подкинул сведения, с помощью которых удалось отследить и пресечь поставки оружия Хо Ши Мину. А вы, ребята, хоть особых проблем не создавали, но раздражали коммунистов безмерно. Еще бы, в самом тылу работали! Вот они и запросили сведения о намечающихся вылазках диверсантов. Чудесный получился бартер: шило на мыло, хотя в моем случае мыло оказалось золотым!

Кажется, он говорит правду, и возразить мне нечего.

— Еще небольшая деталь, прежде чем мои ребята вышибут тебе мозги, — возбужденно зашептал Хольцер. — Это я предложил командованию послать тебя за Клёвым Чокнутым!

Горло судорожно сжалось. Еще немного, и меня вырвет прямо на этого придурка...

— Вообще-то неотесанные монтаньяры привлекли мое внимание по чистой случайности. Зато я сразу понял, кого к ним послать. Джона Рейна, школьного товарища их свихнувшегося командира! Лучшей кандидатуры не найти!

Все кончено, меня сейчас убьют, а на душе так легко и спокойно.

— Само собой, я позаботился, чтобы о твоем подвиге узнали. «Только между нами» — очень милая фраза. Милая и удобная, а на практике означает: «Проследи, чтобы новость попала в газету»!

Я его не слышал. В сознании мелькали образы далекого прошлого: мы с отцом впервые поднимаемся на Фудзияму. Оделись мы слишком легко и, окоченев, по очереди предлагали вернуться домой. Но недоступная вершина манила, и, собрав волю в кулак, мы в конце концов на нее поднялись...

— Представь, что подумали люди? «Ну что за человек! Подло убил лучшего друга!» Да после этого ребята из твоего отряда разбежались кто куда! Думаешь, они могли тебе доверять? Кажется, моя... э-э-э... откровенность погубила твою военную карьеру! Новобранцы шарахались при одном упоминании твоего имени, а командование согласилось с характеристикой «узкоглазый ублюдок, убивший товарища». Завидная репутация, правда?

Папа любил рассказывать о нашем восхождении гостям. Кажется, он хоть немного, но гордился мной.

— Ты что, язык проглотил?

Странно, что я вспомнил об отце. Может, он меня зовет?

Соскучившийся Хольцер поднялся и подошел к своим громилам.

— Здесь его не убивайте: военная база слишком близко. В файлах министерства обороны наверняка сохранилась его стоматологическая карточка. А вдруг тело опознают? Могут выяснить, что он подданный США, а там и до меня недалеко. В общем, увезите куда-нибудь подальше.

Один из парней почтительно открыл дверь, и Хольцер вышел.

Хлопнула дверца, и раздался хруст гравия. Две машины отъехали, значит, здесь стоит еще одна. Вот бы узнать, сколько человек караулит на улице!

В вагончике остались двое, лица хмурые. Может, устроить драку? После того, что наговорил Хольцер, сердце жаждет крови!

— Наручники сильно натирают, — медленно поднимаясь, сказал я. — Может, снимете?

— Не хнычь, — мерзко заржал один из парней, — терпеть осталось недолго.

— Но руки-то болят! — не унимался я и попробовал поднять локти. На лице громилы читалось отвращение. — Кажется, судороги начинаются, — пролепетал я и начал энергично вращать плечами. Граната скользнула вниз по рукаву.

Что-то она медленно падает. Черт, все из-за наручников: они стянули рукав! Лучше было протолкнуть ее на спину, а потом аккуратно поймать... Ладно, сейчас уже поздно что-то менять!

Резко опустив руки, я запрыгал на одной ножке.

— Мне нужно отлить!

Парни переглянулись: кажется, меня считают круглым идиотом.

С каждым прыжком граната падала все ниже и наконец рухнула в мои цепкие пальцы.

У вспышки пятисекундный таймер — если сорвать чеку слишком рано, громилы успеют шмыгнуть за дверь, если промедлю, могу остаться без руки. Не самый лучший способ снять наручники!

Сорвав чеку, я начал считать: один...

Парень, стоявший слева от двери, схватился за автомат.

Два...

— Подождите секунду, подождите! — надрывая горло, заорал я.

Три...

Громилы с отвращением переглянулись. Ясно, что они думают: «А Хольцер говорил, что этот урод опасен!»

Четыре... Зажмурившись, я повернулся к ним спиной и резким движением кисти швырнул гранату. Судя по звуку, она упала на пол, покатилась, раздался грохот, и взрывная волна швырнула меня на пол.

Я катался по полу, пытаясь привести в порядок дыхание. Ощущение как на большой глубине: сильно давит на барабанные перепонки и нечем дышать.

Парни Хольцера выглядят ничуть не лучше: оглушенные и ослепленные, катаются по полу. Сделав глубокий вдох, я попытался встать на колени. Не тут-то было: тут же потерял равновесие и упал на бок.

Поднявшись на четвереньки, один из парней принялся нащупывать автомат. Нужно срочно подняться, тем более что громила шарит вокруг себя и вот-вот найдет «пушку».

Выставив дрожащую левую ногу вперед, я попытался подняться, но снова упал. Без рук-то равновесие не удержишь.

Ловкие пальцы вот-вот схватят автомат...

Перекатившись на спину, я низко опустил сцепленные наручниками руки и, бешено дергаясь, поставил в получившуюся петлю сначала одну ногу, потом вторую. Таким образом руки оказались впереди, и я смог подняться на четвереньки. Не успев обрадоваться, я увидел, что автомат уже вернулся к хозяину.

Каким-то чудом мне удалось встать, шагнуть к парню с автоматом и даже пнуть его в лицо. Пинок получился что надо, и мы попадали в разные стороны.

На ноги я вскочил одновременно со вторым парнем, судорожно мигающим от яркой вспышки. Глаза слезятся, но мое приближение он как-то заметил — правая рука поползла в карман за оружием.

Значит, у него пистолет, здорово, но воспользоваться им я не позволю! Киллер не успел понять, в чем дело, а я уже ударил по шее закованными в металл запястьями. Надеюсь, что-нибудь да порвал! Не останавливаясь на достигнутом, я закинул руку за вражескую голову и стал бить о свое колено. Еще, еще и еще... Так, кажется, готов!

Обернувшись к двери, я заметил, что первый громила снова в строю, причем с ножом в руках.

Разве можно атаковать без подготовки? Я уже сделал полшага вправо, и нож в меня, естественно, не попал.

Повернувшись против часовой стрелки, я зажал руку с ножом между запястьями и попытался повалить парня на пол, но он отлично держал равновесие. Мы боролись так несколько секунд, и я начал опасаться, что вот-вот потеряю нож.

Я ударил соперника в нос и закинул скованные запястья за голову. Теперь бросок через левое плечо. Когда тело достигло наивысшей точки полета, я схватил киллера за шею и пережал сонную артерию. На пол он приземлился совсем вялым, и из безжизненной руки выпал нож.

Кажется, можно передохнуть и обо всем поразмыслить. Интересно, у которого из них ключи от наручников? Первый из киллеров выглядел ужасно: синеющая кожа, распухший, вывалившийся изо рта язык. В кармане ключи от машины. Так, придется обыскивать второго. Да, то, что я ищу, у него. В следующую секунду я был свободен и прихватил валяющийся на полу автомат.

Бежать, бежать отсюда! Как я и ожидал, осталась одна машина. Я быстро завел мотор и выехал на улицу.

Ясно, куда меня завезли: вагончик рядом с федеральной трассой, в пяти-шести километрах от военно-морской базы. По плану седан Хольцера нужно остановить до того, как они въедут на территорию базы. Хольцер уехал всего пять минут назад. Судя по интенсивности движения и количеству светофоров, время еще есть.

Шансов немного, зато одно важное преимущество: мне плевать, выживу я или нет.

Я выехал на шоссе № 16, включив фары и бешено сигналя, чтобы ехавшие впереди дали дорогу. Трижды проехал на красный, а напротив здания почты вылетел на встречную полосу, чтобы, когда загорится зеленый, стартовать раньше всех. Несмотря на бешеную скорость, мне удалось пристегнуться. А машина ничего, с подушкой безопасности!

Жалко, что пришлось использовать гранату: ее я собирался швырнуть в машину Хольцера. Да, придется импровизировать.

Метрах в десяти от ворот базы я увидел седан, сворачивающий направо, к КПП. К машине шел молодой десантник в камуфляже, по его команде водитель открыл окно. У самого КПП полно охраны: наверняка ищут бомбу.

Передо мной слишком много машин — не успею...

Окно открыто, нужно срочно действовать! В отчаянии я стал сигналить. Десантник огляделся, но откуда доносится звук, не понял. Пришлось просигналить еще раз. Парень в камуфляже бестолково смотрел по сторонам.

Я выехал на тротуар, сбивая урны и припаркованные велосипеды. Пешеходы в ужасе разбегались. До ворот несколько метров, и, резко свернув направо, я прямо по клумбам устремился к седану. Десантник едва успел отскочить, увидев, что я несусь на полной скорости. Итак, я въехал в седан со стороны водителя, автомобиль развернуло так, что вместе мы образовывали гигантскую букву V. Хвала воздушной подушке, надувшейся, как говорилось в рекламе, в одну наносекунду, именно ей я обязан жизнью!

Отстегнувшись, я попытался открыть дверь, но ее заклинило. Пришлось лечь на спину, перебросить ноги в открытое окно и, держась за верхний поручень, выбираться из машины.

Седан всего в двух шагах. Схватившись за руль, я вполз в салон, больно ударившись коленями о дверь. Устроившись на коленях у водителя, я оглянулся назад. Хольцер сидел слева и, судя по виду, еще не пришел в себя от столкновения. Рядом с ним молодой парень, скорее всего помощник, а между ними металлический атташе-кейс.

Я схватил Хольцера за голову и прижал к виску дуло автомата. В окно заглянул пехотинец с автоматом наголо. Я еще сильнее сжал голову Хольцера.

— Отойди, иначе прострелю его чертову башку! — проревел я.

Парень и бровью не повел и автомат не опустил.

— Всем выйти из машины! — заревел я. — Быстро!

Я прижал голову Хольцера к себе так, что рука обхватила его шею мертвой хваткой. Мы сидели висок к виску, и пехотинец должен был быть просто снайпером, чтобы случайно не снести голову моему другу.

— Выйти из машины! — снова закричал я. — А ты, — обратился я к водителю, — закрой окно, шевелись!

Водитель нажал на кнопку, окно закрылось, и я велел ему убираться. Парень вылетел быстрее пули, захлопнув за собой дверь.

— Ты! — велел я помощнику. — Убирайся!

Хольцер пытался протестовать, но я еще сильнее сжал его шею, не давая вздохнуть. Парень вопросительно глянул на шефа, а потом на дверь.

— Ее заклинило, — испуганно пролепетал помощник.

— Вылезай через переднюю! Быстрее!

Прихватив кейс, парень полез вперед.

— Ты мне тоже не нужен, ублюдок, — прошипел я, отпуская шею Хольцера. — Только диск отдай.

— Ладно-ладно! Он в нагрудном кармане.

— Вынимай, только медленно.

Хольцер осторожно вытащил диск.

— Положи мне на колени, — велел я, и он послушался. — Повернись к окну, руки за голову! — совершенно не хотелось, чтобы он вытащил пистолет, пока я поднимаю диск.

Я быстро спрятал диск в карман.

— А теперь мы выйдем из машины. Никаких резких движений, иначе превратишься в дуршлаг.

В голубых глазах пылала ненависть.

— Рейн, ты не понимаешь, что творишь! Брось пушку, пока десантники не вышибли тебе мозги!

— Если сейчас же не поднимешь свою задницу, прострелю тебе яйца, и плевать на то, что случится потом, — рявкнул я и прицелился.

Что-то здесь не так, и на душе неспокойно! Слишком быстро Хольцер отдал мне диск... Даже не сопротивлялся!

И тут я понял: диск — фальшивка, настоящий он никогда бы мне не отдал.

Диск Кавамуры... в атташе-кейсе, точно!

— Быстрее! — заорал я, и Хольцер тут же схватился за дверную ручку.

Мы вышли из машины и тут же попали в плотное кольцо десантников с серьезными лицами и автоматами наголо.

— Прочь с дороги, иначе он труп! — взревел я, тыкая автоматом в челюсть Хольцера. За спинами десантников прятался помощник с кейсом в руках. — Эй ты, открой кейс! — Парень непонимающе на меня посмотрел. — Да, ты, ты! Открывай кейс сейчас же.

— Не могу, он заперт...

— Дай ему ключ! — велел я Хольцеру.

— Черта с два!

Меня держат на мушке шестеро, так что свободы никакой. Я дернул Хольцера влево, чтобы десантникам пришлось заново целиться, и двинул ему прикладом по голове. Он упал на колени, и я опустился вместе с ним, чтобы использовать его тело как живой щит. В левом кармане что-то звякнуло. Вот они, ключи!

— Неси кейс сюда! — закричат я помощнику. — Поторапливайся, иначе твой шеф умрет.

Перепуганный парень тут же послушался, и я швырнул ему ключи.

— Открывай!

— Что ты делаешь? — завопил Хольцер, пытаясь подняться. — Не открывай!

— Шевелись, парень! А то вышибу ему мозги!

— Не прикасайся к этому кейсу. В нем дипломатическая почта США! — Бедный парень не знал, что делать. — Черт побери, делай, как я говорю! Этот урод блефует!

— Заткнись! — Я двинул прикладом по подбородку Хольцера и повернулся к парню: — Слушай, неужели диппочта стоит того, чтобы ради нее умирать? Что бы ни было в этом кейсе, жизнь важнее! Открывай!

— Стреляйте в него! — неожиданно заорал Хольцер, обращаясь к десантникам. — Стреляйте!

— Открой чертов кейс, иначе за последствия не ручаюсь!

Все произошло очень быстро: помощник упал на колени и долго не мог попасть ключом в замочную скважину. Хольцер закричал, и пришлось снова ударить его прикладом.

Наконец кейс открылся. Внутри в прозрачном пластиковом гнезде лежал диск Кавамуры.

Тут послышался знакомый голос:

— Арестуйте его!

Обернувшись, я увидел Тацу и трех японских копов. Через секунду на меня надели наручники.

Кто-то из десантников запротестовал.

— Мы за пределами военной базы, — на беглом английском заявил Тацу. — Здесь вы полномочий не имеете — этот человек в нашей юрисдикции.

Заглянув мне в глаза, он покачал головой и быстро ушел.

24

Потом была патрульная машина с воющей сиреной. В штаб-квартире Кейсацучо меня сфотографировали, сняли отпечатки пальцев и поместили в одиночную камеру. Никаких обвинений не предъявляли, с адвокатом связаться не предлагали. Хотя какая разница: ведь личного адвоката все равно нет.

В камере оказалось не так уж страшно. Окна не было, и я коротал время, вспоминая, сколько раз и чем меня кормили. Трижды в день молчаливый охранник приносил большой поднос с рисом, маринованной рыбой и овощами. Он же каждый вечер водил в душевую.

Стараясь не слишком беспокоиться за Мидори, я ждал шестнадцатого приема пищи, когда явились двое и, приказав следовать за ними, отвели в крошечную каморку. Стол, два стула, на потолке голая лампочка. Так, значит, пришло время допросов!

Устало прислонившись к стене, я приготовился ждать. Через несколько минут вошел Тацу. Лицо серьезное, даже суровое, но после пяти дней полного одиночества я был счастлив его видеть.

— Привет, — проговорил я.

— Здравствуй, Джон Рейн, — по-японски ответил Тацу. — Рад встрече. Я очень устал, давай присядем, ладно?

Мы устроились за столом друг против друга. Мой приятель молчал, а я ждал, когда он заговорит. Начало не слишком обнадеживающее, а обстановка не самая комфортная.

— Надеюсь, в камере было не слишком плохо, — наконец проговорил Тацу. — Думаю, ты сам ожидал чего-то подобного.

— Честно говоря, после того, что случилось, я больше рассчитывал на дружеское рукопожатие.

Увидев знакомую невеселую улыбку, я слегка приободрился.

— Пока все не уладил, приходилось создавать видимость.

— Кажется, ты не слишком спешил.

— Старался, как мог. Видишь ли, твое освобождение следовало тщательно подготовить: прежде всего расшифровать диск Кавамуры, затем сделать несколько телефонных звонков и кое с кем встретиться. Еще пришлось порыться в файлах Кейсацучо и уничтожить все файлы о Джинучи Фудзиваре и Джоне Рейне. На каждый этап потребовалось время.

— Так ты расшифровал файл?

— Да.

— Ну и как, не обманулся в ожиданиях?

— Скорее наоборот.

Так, что-то Тацу темнит! Я с нетерпением ждал дальнейших объяснений.

— Вильям Хольцер был объявлен персоной нон грата и выслан в Вашингтон. Чрезвычайный полномочный посол США сообщил, что его заставят уйти в отставку.

— Уйти в отставку? — не верил я своим ушам. — Только и всего? Он шпионил на Ямаото, кормил Вашингтон фальшивыми отчетами... А диск? Разве это не вещественное доказательство?

Тацу кивнул.

— Вряд ли содержащаяся на нем информация может быть использована в суде, — тяжело вздохнул он. — И обе стороны всячески стараются избежать скандала.

— А Ямаото?

— С Тоси Ямаото все очень... сложно.

— Что значит «сложно»?

— Он очень сильный соперник. Против него нужно действовать осторожно, тайком, тщательно все обдумав.

— Ничего не понимаю! А как же диск? Ты же говорил, будто в нем вся сила Ямаото?

— Так и есть...

— Ты не собираешься ничего обнародовать? — догадался я.

— Не собираюсь.

Я молчал, пытаясь осмыслить услышанное.

— Выходит, Ямаото до сих пор ищет свой диск, — обреченно проговорил я. — Что же, можно сказать, ты только что подписал смертный приговор Мидори.

— Ямаото дали понять, что диск уничтожен коррумпированными чиновниками Кейсацучо. После этого его интерес к дочери Кавамуры значительно поубавился. Некоторое время она поживет в Штатах, а там он фактически бессилен.

— Что? Ты не можешь выслать Мидори в Штаты! Ее дом здесь.

— Она уже улетела.

Я по-прежнему ничего не понимал.

— Ты наверняка попытаешься с ней связаться, — продолжал Тацу. — Очень не советую. Мидори думает, что ты умер.

— Почему?

— Потому что я так сказал.

— Изволь объясниться, — с преувеличенной любезностью попросил я, чувствуя, как дрожат поджилки.

— Я, конечно, предполагал, что эта девушка тебе нравится, но, лишь сообщив о твоей смерти, понял, что все куда серьезнее.

Тацу долго молчал, а когда поднял глаза, я прочитал в них сочувствие.

— Понимаю, тебе очень больно, однако я совершенно уверен, что поступил правильно. Разве у вас могло быть будущее? Для Мидори гораздо лучше не знать, что ты виновен в гибели ее отца. Представь, каким ударом оказалась бы для нее эта новость!

Надо же, как ловко Тацу сопоставил все детали головоломки.

— Ей лучше ничего не знать, — безжизненным эхом отозвался я.

Получается, Мидори уже часть прошлого. Как быстро и незаметно. Несколько дней назад я сжимал ее в объятиях, а теперь остались только воспоминания.

— Позволю себе заметить, ваш роман был довольно скоротечным. Нет никаких оснований надеяться, что Мидори станет долго горевать.

— Спасибо за поддержку, — выдавил я.

Тацу кивнул. Мой друг — настоящий японец, долг превыше всего, чувства в сторону.

— И все-таки одно мне не совсем ясно, — после небольшой паузы сказал я. — Разве ты не хотел обнародовать содержимое диска? Это было бы лучшим доказательством твоей теории.

— Для меня гораздо важнее покончить с коррупцией. Практический результат ценнее всех теорий.

— А разве одно не повлечет за собой другое? Булфинч говорил: журналистское расследование послужит хорошим примером для японских СМИ, которые, в свою очередь, помогут лишить власти таких, как Ямаото.

— В чем-то он прав. Но такая статья была бы подобна ядерной бомбе: один удар — и вокруг руины.

— Так в чем же дело? Сбрось бомбу, может, после взрыва в стране станет легче дышать.

В лице Тацу было столько сочувствия, будто от горя я потерял последние мозги и сморозил страшную глупость.

— Видишь ли, в Японии коррупция существует столько же, сколько само общество. Получается, что фундамент насквозь гнилой, однако, если его уничтожить, рухнет само здание. Кто знает, какими последствиями публикация подобной статьи...

— Ерунда! — не вытерпел я. — Если здание сгнило, пусть рушится, построят новое!

— Рейн-сан, — начал терять терпение Тацу, — а ты думал, что возникнет на пепелище?

— То есть?

— Поставь себя на место Ямаото. У него два варианта: первый — остаться в тени и с помощью диска манипулировать либерал-демократами; и второй — опубликовать его содержимое, свергнуть ЛДП и поставить на ее место «Убеждение».

— Да, ведь файл компрометирует только либерал-демократов... — начал понимать я.

— Вот именно. По сравнению с ЛДП «Убеждение» кажется воплощением честности. Конечно, Ямаото придется выйти из тени, зато он сразу получит столько власти, что сможет управлять страной по своему усмотрению и воплотить в жизнь все ультраправые чаяния. Именно к этому он и стремится.

— Откуда ты знаешь?

— Некоторые признаки уже налицо. Общественные деятели открыто превозносят философию императорской Японии и довоенную модель образования. Кое-кто даже посещает храм Ясукуни, где хранятся таблички с именами военных преступников Второй мировой, не обращая внимания на отклик, который во всем мире вызывают подобные действия. Почти уверен: за спинами этих «смельчаков» стоит Ямаото.

— Никогда бы не подумал, что ты либерал...

— Скорее прагматик. Мне все равно, каким курсом идет страна, лишь бы у руля не стоял кукольник.

— После того, что случилось с Булфинчем и Хольцером, он поймет, что диск не уничтожен, — возразил я. — Он ведь и тебя «заказал», так что дальше будет хуже.

— Ну, до меня им так просто не добраться.

— Ты самоуверен!

— Люблю рисковать.

— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, — раздраженно сказал я.

— Есть еще одна причина, по которой с диском нужно обращаться с особой аккуратностью, — как ни в чем не бывало продолжал Тацу. — Он ставит под удар тебя.

— Да неужели? — с издевкой переспросил я.

— Рейн-сан, сколько лет я выслеживал наемника, специалиста по «естественным» смертям! Я был уверен, что он действительно существует, хотя все остальные считали, будто я гоняюсь за призраками. Я его нашел, он сидит за этим столом.

— И что ты собираешься делать?

— Тебе решать.

— То есть?

— Я же сказал: из файлов Кейсацучо удалены все данные о твоей кипучей деятельности. Человека по имени Джунучи Фудзивара никогда не существовало.

— Но ведь остается диск! Выходит, теперь ты сможешь меня контролировать?

Тацу покачал головой, явно разочарованный моей типично американской откровенностью.

— Друзей не шантажирую, а зная некоторые особенности твоего характера, отдаю себе отчет, что контролировать тебя — дело бессмысленное и даже опасное.

Удивительно: этот парень упек меня в кутузку, обманул с диском, отправил Мидори в Америку, а я чувствую себя виноватым.

— Так что можешь снова уходить на дно, — проговорил Тацу. — Но вот в чем вопрос: Рейн-сан, ты действительно хочешь так жить?

Я молчал.

— Со времен Вьетнама я не видел тебя таким... удовлетворенным. И думаю, ты сам знаешь почему. У тебя сердце самурая, а во Вьетнаме ты искренне верил, что служишь своему господину. Для тебя это важнее всего, важнее, чем сама жизнь.

Истинная правда, Тацу попал в точку.

— Во Вьетнаме господин разочаровал тебя настолько, что ты стал ронином.

«Ренин» дословно обозначает «сухой лист, гонимый осенними ветрами», а в моем случае — «самурай без хозяина».

Мой друг явно ждал какой-то реакции, но ее не последовало.

— Я в чем-то ошибся? — поинтересовался проницательный Тацу.

— Нет, — прошелестел я, вспомнив Клёвого Чокнутого.

— Ты самурай, Рейн-сан, без господина пропадешь...

— Слушай, к чему ты?

— Моя битва с терзающим Японию злом очень далека от завершения. Отыскав диск Кавамуры, я получил мощное оружие. Однако этого недостаточно. Нужен воин, преданный и бесстрашный, такой, как ты.

— Ты кое-чего не учел, Тацу. Получив оплеуху от одного господина, нельзя взять и переметнуться к другому. Должно пройти время, чтобы зарубцевались раны.

— У тебя есть другой вариант?

— Да, быть господином самому себе. До последнего времени вполне получалось...

Тацу отмахнулся, будто я нес несусветную чушь.

— С такой же вероятностью можно зачать от мастурбации!

Аналогия получилась настолько живой, что я невольно засмеялся.

— Ну, не знаю, не знаю. Доверять тебе?.. Вон какой ты ловкий: засадил меня в клетку, а сам такое натворил!

— Это еще не значит, что мне нельзя доверять, — заявил педант Тацу.

— Я подумаю.

— Большего и не прошу.

— А теперь выпусти меня отсюда.

Тацу показал на дверь.

— Ты был свободен с той самой минуты, как я вошел в этот кабинет.

— Надо было сразу сказать, — хитро улыбнулся я, — поговорили бы за чашечкой кофе...

25

До следующей встречи с Тацу прошло некоторое время: нужно было уладить кое-какие проблемы.

Во-первых, с Гарри. Вдень засады на Хольцера в Йокосуке он влез в сеть Кейсацучо и узнал, что меня арестовали и «удерживают под стражей». Через несколько дней Гарри сообщил, что мои файлы исчезли.

— Увидев, что досье исчезло, я подумал, будто случилось самое страшное, — лепетал перепуганный парень.

— Все правильно, именно это и требовалось.

— Зачем?

— Потому что копам нужна моя помощь.

— Тогда почему тебя отпустили?

— Услуга за услугу. Сам знаешь: просто так ничего не бывает. — Я рассказал ему о Мидори.

— Возможно, это даже к лучшему.

Гарри известно все или почти все, но он ни за что не признается. Да и зачем ставить друг друга в неловкое положение?

— Чем теперь займешься? — поинтересовался он.

— Еще не решил.

— Если понадобится опытный хакер, свистни!

— Даже не знаю... Ты ведь не справился с решетчатым кодированием, или как там его? В Кейсацучо этот файл за пять минут расшифровали!

— Да, конечно, у них есть доступ к суперкомпьютерам лучших провайдеров! — выпалил Гарри, не сразу разобрав, что я шучу, и лишь потом добавил: — Очень смешно!

— Обязательно с тобой свяжусь, — пообещал я, — как только вернусь из отпуска.

* * *

Я вылетел в Вашингтон — именно туда, по словам Тацу, выслали Хольцера. «Выход в отставку» может затянуться на несколько дней, а то и недель. Все это время он будет находиться в Лэнгли.

Казалось, я смогу его отыскать, методично обзвонив все отели из местного издания «Желтых страниц». Напрасные надежды: гость по имени Вильям Хольцер ни в одном из них не зарегистрировался. Наверное, у него чужой паспорт и наличные.

Может, больше повезет с машиной? Я обзвонил горячие линии всех компаний, занимающихся прокатом. Мол, это Вильям Хольцер, хочу продлить срок действия договора. Среди клиентов «Авис» Вильям Хольцер не значился, зато значился Вильям Херц. Услужливый администратор продиктовал номер машины, якобы понадобившийся моему банку. Я все ждал, что любезный юноша спросит, как случилось, что я не знаю номера, но никаких подозрений не возникло. Через полчаса, воспользовавшись базой данных управления автомобильным транспортом, я выяснил, что у Хольцера белый «форд таурус».

Пришлось снова запастись терпением: в тот же вечер я объехал все отели Лэнгли, внимательно проверяя номера белых «фордов».

Искомый «таурус» нашелся в два часа ночи на стоянке отеля «Ритц Карлтон» на Тайсон-корнер, Недолго думая я снял номер с машины, припаркованной у соседнего «Мариотта», а потом в глухом переулке поставил его на машину, которую накануне взял напрокат. Новый номер плюс неприметный серый костюм, и мне теперь не страшны случайные свидетели и встроенные видеокамеры.

Я вернулся к «Ритцу». Все места рядом с «таурусом» заняты, зато можно пристроиться в заднем ряду. Хотя, если разобраться, так даже лучше. Сыщик, шпион, да и любой мало-мальски сообразительный человек испугаются, увидев рядом со своей машиной фургон с затемненными стеклами, а именно такой у меня был. Фургон я развернул так, чтобы раздвижные двери смотрели на белый «форд».

Я быстро проверил нехитрое оборудование: электрошокер на 250 вольт, гарантирующий мгновенную дезориентацию объекта и потерю сознания при пятисекундном прикосновении, и резиновый шарик среднего размера. Такие шарики продаются в каждой аптеке и стоят восемьдесят девять центов. Портативные дефибрилляторы, все чаще появляющиеся в самолетах уважающих себя компаний, гораздо дороже. Дефибрилляция — процесс тонкий, еще бы, ведь напряжение триста шестьдесят вольт! Если такое приложить в верхней точке сердечной амплитуды, то есть между ударами, аритмия с летальным исходом обеспечена. К счастью, современные дефибрилляторы оснащены специальными сенсорами, определяющими оптимальный момент для применения шока.

Хотя тот же сенсор можно настроить иначе — и кто знает, к какому результату это приведет. А что, отличная идея, не забыть бы...

В шесть тридцать утра, примерно за час до рассвета, я вышел из машины и помочился в кадку с апельсиновым деревом. Немного размявшись, вернулся в фургон и позавтракал холодным кофе с гамбургером — вот он, типичный завтрак сыщика.

Хольцер появился примерно через час. Серый костюм, белая рубашка, темный галстук — образцовый агент ЦРУ!

Мыслями он где-то далеко, раз даже не проверил самые опасные точки стоянки. Стыдно, Хольцер, стыдно, разве можно так расслабляться?!

Натянув толстые перчатки из воловьей кожи, я нажал на кнопку электрошокера. Голубые искры, треск электродов — все в порядке. Я готов.

Я быстро оглядел стоянку — похоже, никого, — а затем скользнул к заднему окну. Так, мой друг садится в машину и снимает пиджак. Надо же, какой аккуратный, помять боится! Ладно, тем краше будет в гробу!

Пиджак скользнул по плечам... Лучшего момента для атаки не найти, все, вперед! Быстрее молнии я выбрался из фургона и сел рядом с Хольцером. Услышав, как хлопнула дверца, он поднял глаза и, увидев меня, раскрыл рот от удивления. Я и пикнуть ему не дал — тут же ткнул электрошокером в живот.

Менее чем через шесть секунд оцепеневшее тело было уже в фургоне. Закрыв раздвижные двери, я бросил Хольцера на заднее сиденье и на всякий случай еще раз пустил ток.

Теперь последние штрихи: для начала зафиксируем тело ремнями безопасности, затем расстегнем рубашку и поднимем галстук, чтобы наложить металлические пластины непосредственно на грудь, и, наконец, нанесем проводящий гель, чтобы не осталось характерных ожоговых отметин.

Я как раз прикладывал вторую пластину, когда Хольцер открыл глаза и посмотрел сначала на свою обнаженную грудь, потом на меня.

— По... подо... — пролепетал он.

— Подожди? — услужливо подсказал я.

Утвердительный кивок.

— Прости, не могу, — покачал головой я, прикрепляя вторую пластину пластырем.

Пытаясь что-то сказать, Хольцер открыл рот, и я ловко затолкал в глотку резиновый шарик. Под воздействием тока мой друг может прикусить язык, что мне совершенно невыгодно: нужно, чтобы все выглядело естественно.

Я прижался к противоположной стене, чтобы случайно не коснуться тела, после того как подам ток. Глаза у Хольцера совсем круглые: страшно ему, бедному.

Я нажал на кнопку.

Тело дернулось вперед, до предела натянув ремень безопасности. Голову прижало к антитравматическому подголовнику. Да, машины сейчас чертовски безопасные.

Выждав целую минуту, я отключил ток и проверил пульс. Все кончено. Вполне удовлетворенный, я снял пластины, вынул из безвольного рта шарик и влажным тампоном удалил остатки геля. Неожиданно для себя я заглянул в мертвые глаза. Странно, но я почти ничего не чувствовал.

Открыв «таурус», я вставил хольцеровский ключ в зажигание и огляделся по сторонам. Из лифта вышла высокая женщина в строгом костюме, села в машину и уехала.

Используя пожарную переноску, я аккуратно, почти бережно поднял тело и усадил на водительское сиденье «тауруса». Захлопнув дверцу, на секунду остановился, любуясь сделанным.

Это тебе за Джимми, Хольцер, и за жителей деревни Ку-Лай! Они ждут тебя в аду.

Меня они тоже ждут... Может, жертвоприношение их задобрит?

Я сел в фургон и на всех парах умчался прочь.

26

Последняя остановка — Манхэттен, Седьмая авеню, 178, клуб «Авангард».

Посетив сайт клуба, я узнал, что трио Мидори Кавамуры выступает в первую неделю ноября. Я забронировал билет на пятничный концерт, начинавшийся в час ночи. Забронировал, но не оплатил: если не появлюсь за пятнадцать минут до начала, мое место кому-нибудь отдадут. Фамилию выбрал самую расхожую: Ватанабе, так что комар носа не подточит!

Мой фургон помчался по шоссе № 95, пересекающему Мэриленд, Делавэр и Нью-Джерси. Из Джерси можно было свернуть на магистраль I-80 и, проехав двести с лишним миль, попасть в Драйден и давно забытое прошлое.

Нет, лучше свернуть направо, в Голландский туннель, который ведет прямо в Нью-Йорк. Мне нужно в гранд-отель «Сохо» на Западном Бродвее, именно там мистер Ватанабе забронировал люкс. Прибыл этот господин в шесть вечера и заплатил одну тысячу четыреста долларов наличными, причем всю сумму однодолларовыми купюрами. К чести персонала, администраторы не выказали ни малейшего удивления, предположив, что богатый японец поджидает любовницу — отсюда и стремление к анонимности.

Благодаря раннему приезду я успел принять душ, пару часов подремать и поужинать в местном ресторане, славящемся своей кухней. До концерта оставался целый час, который я решил скоротать в «Гранд-клубе» — высокие потолки, теплое освещение и черные, симметрично расставленные столы которого позволяют примириться с весьма посредственным ассортиментом спиртного и ужасной музыкой-транс.

От «Сохо» до «Авангарда» примерно миля, и мне захотелось прогуляться. Было очень холодно и сыро, так что угольно-черные габардиновые брюки, кашемировая водолазка в тон и темно-синий блейзер пришлись как нельзя кстати. Довершала образ мягкая фетровая шляпа, которую для тепла и маскировки можно натянуть на самые глаза.

Выкупив билет в двенадцать сорок, я снова вышел на улицу. Ждать в фойе, конечно, приятнее, но что, если случайно встречу Мидори или одного из ее музыкантов?

За минуту до начала концерта я прошел под знаменитым красным навесом и, шмыгнув в зал, устроился за небольшим круглым столиком подальше от сцены. Мидори уже сидела за пианино, вся в черном, как и в день нашей встречи. Нас разделяют зрительный зал и бесконечная грусть, отныне и навсегда.

Медленно погас свет, затих ропот зрителей, и сильные пальцы девушки вдохнули в пианино жизнь. Я так и впился в нее глазами, пытаясь сохранить в памяти одухотворенное лицо и сдержанную грацию движений. Ее музыка будет со мной всю жизнь, но это последний концерт, который я слышу вживую.

В игре Мидори всегда сквозило разочарование, постепенно перерастающее в смирение и грусть. А сегодня все иначе: боль, горечь и открытый вызов окружающему миру. Я пропускал через себя каждый аккорд, каждую ноту, утешаясь, что наши отношения стали частью ее музыки.

Еще я думал о Тацу: он был прав, сказав Мидори, что я погиб. Со временем она могла бы обо всем догадаться.

А еще мой друг не ошибся в том, что Мидори не станет долго горевать. Она такая молодая, красивая, и ее будущее будет просто блестящим. Когда теряешь недавнего знакомого, испытываешь шок, но он проходит. Для того чтобы стать частью чьей-то жизни, нужно время. Раны быстро затягиваются, а воспоминания кажутся такими далекими, будто все это случилось с кем-то из знакомых.

Концерт длился час, а когда закончился, я быстро вышел из клуба и, лишь пройдя несколько метров, остановился. Зажмурившись, вдохнул студеный манхэттенский воздух. Странный у него аромат, но в нем что-то неуловимо знакомое.

— Простите! — окликнул женский голос.

«Мидори!» — подумал я, оборачиваясь. Нет, это всего лишь гардеробщица.

— Вот, вы забыли в зале, — сказала она, протягивая шляпу. Кажется, я положил ее на соседний стул, а едва услышав игру Мидори, обо всем забыл.

Молча кивнув девушке, я пошел по ночной улице.

Мидори... Рядом с ней я забывал обо всем. Но то были чудесные моменты, которым продлиться не суждено. Я такой, каким меня сделала жизнь и собственные поступки, и прекрасно понимаю, что мечты остаются мечтами, а реальность — совсем другое дело.

Самое главное — не бежать от себя, а попытаться что-то изменить. Может, еще не поздно? Может, Тацу поможет? Надо будет подумать.

Мидори... Я часто слушаю ее музыку. Изо всех сил цепляюсь за ноты, но они ускользают, словно песок сквозь пальцы.

Иногда ловлю себя на том, что губы сами повторяют ее имя. Его звук — сладчайшая из всех мелодий, единственное, что у меня осталось. Если повторить несколько раз: Мидори, Мидори, Мидори, то получается молитва.

Думает ли она обо мне?

Наверное, нет.

Но не важно. Достаточно того, что она есть, А я буду слушать ее музыку, незримый, из тени. Так было раньше, так будет всегда.

Благодарности

Моему агенту Нату Собелу и его жене Джудит за то, что верили в меня с самого начала. Именно Нату Джон Рейн обязан своим сложным, многогранным характером, и порой мне казалось, что с ним он ладит гораздо лучше, чем со мной.

Уолтеру Лафеберу из Корнеллского университета, другу и учителю, за книгу «Конфликт: история японо-американской дипломатии», на основе которой создавалось прошлое Рейна.

Инструкторам из центра Кодокан за то, что превратили Джона Рейна в «смертельное оружие».

Бенджамину Фулфорду, главе токийского отделения журнала «Форбс», за смелые статьи о коррупции, разъедающей японское общество.

Коичиро Фусакаве — дипломату с душой артиста, который познакомил меня с японским образом жизни и чудесами Токио.

Дейву Лоури за потрясающую книгу «Осенняя молния: подготовка американского самурая», открывшую мне психологию боевых искусств.

Карлу, ветерану секретных войн, человеку-универсалу, научившему бить первым, сильно и в цель.

И особенно моей жене Лоре за то, что мирится с моим писательством и другими увлечениями. Эта книга была написана лишь благодаря ее поддержке.

От автора

Современный Токио я описал максимально точно, за двумя исключениями. Хорошо знающим Сибуйю токийцам известно, что в середине Догензаки нет овощного Хигасимуры, на самом деле магазин находится в самом конце улицы, рядом со станцией. А тем, кто захочет посетить бар Сатох-сана, придется отправиться в Осаку. По моему глубокому убеждению, это лучший бар Японии, зайдите — не пожалеете.

Примечания

1

В Форт-Миде расположена штаб-квартира АНБ США. — Здесь и далее примеч. пер.

2

Телониус Монк — джазовый композитор и пианист.

3

Увага — тренировочная куртка дзюдоиста.

4

Луддиты — участники первых стихийных выступлений против машин конца XVIII — начала XIX века.

5

Монтаньяры — жители Центрального нагорья Вьетнама, христиане по исповеданию.

6

Реставрация Мейдзи произошла в Японии в 1867 году.

7

Дейл Карнеги — американский психолог, автор популярных руководств по психологии общения.


home | Солнце для Джона Рейна | settings

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу