Book: Морской дракон




Морской дракон

Кэтлин Харрингтон

Морской дракон

1

Май 1498 г. Замок Кинлохлевен. Восточная Шотландия

Отряд всадников в полном вооружении остановился у ворот замка. Фичер оглядел массивные каменные стены и невесело усмехнулся:

– Добро пожаловать в ваши новые владения, милорд!

Настроение Рори и без того было паршивым, а после слов Фичера он нахмурился еще больше.

– Что-то не нравится мне все это, – процедил он сквозь зубы.

Конечно, Рори и не надеялся, что ликующие обитатели замка выйдут приветствовать своего нового хозяина. Скорее наоборот – он ожидал встретить либо наглухо запертые ворота, либо яростное сопротивление. Однако мост был опущен, ворота открыты. Это было непонятно, а потому настораживало.

Рори пустил коня по мосту шагом, внимательно глядя по сторонам и крепко сжимая рукоятку меча.

Для наследницы клана Макдональдов едва ли стало подарком судьбы решение короля. Рори понимал это, а поэтому прихватил с собой полсотни родственников и членов клана, вооруженных и готовых к схватке. Рори Маклин был уверен, что Макдональды не отдадут свои владения без борьбы. А случись так, что придется вести длительную осаду, Рори послал бы кого-нибудь за помощью к своему дяде в Эппин.

Будь оно проклято, это змеиное гнездо вместе со всеми его обитателями! Самому Рори и в голову бы не пришло жениться на наследнице Макдональдов. Эта нелепая идея принадлежала самому королю Шотландии – Джеймсу IV. Король надеялся, что таким образом удастся усмирить клан Макдональдов, который в последнее время доставлял ему массу хлопот.

Всадники миновали ворота и оказались во внутреннем дворе, окруженном толстыми стенами, сложенными из глыб песчаника. Фичер внимательно осмотрелся, выискивая взглядом малейшие признаки возможных ловушек.

Однако обитатели Кинлохлевена продолжали заниматься своими повседневными делами, не обращая особого внимания на отряд вооруженных всадников. Кузнец, стучал своим молотком, рядом раздувал мехи его мускулистый подручный. Бондарь неторопливо шел по двору с бочонком пива на плече. В неподвижном воздухе разносился аромат свежевыпеченного хлеба: в пекарне работали не покладая рук. Только две горничные шмыгнули в амбар и выглядывали оттуда с таким испуганным видом, как будто перед ними предстал сам Сатана со своим воинством.

И никто не собирался ни единым словом приветствовать прибывших.

Рори подал знак, его люди спешились и прошли вслед за ним в плохо освещенный холл. Со скамьи навстречу им поднялся ссутулившийся старик с редеющими волосами. Он заметно хромал: по-видимому, давали о себе знать старые раны.

– Я – управляющий Кинлохлевеном, Дэвид Огилви, – представился он и склонил голову в сдержанном приветствии.

Оглядев крепких, хорошо вооруженных воинов, старик нахмурился. Однако голос его оставался ровным и спокойным.

– Пожалуйста, следуйте за мной, милорд.

Рори коротко кивнул и пошел за управляющим, который медленно, шаркая подошвами по каменному полу, направился в верхний зал.

Поднявшись по широким ступеням, Рори и его люди увидели стоявших небольшими группами Макдональдов. Все были при оружии, но мечи и кинжалы покоились в ножнах. Лишь человек двадцать из них были воинами, остальные – слуги и вассалы. Худой, аскетичного вида священник стоял чуть в стороне, положив руку на плечо чумазому пареньку.

Рори окинул взглядом зал. Обшитый деревом сводчатый потолок украшала яркая роспись. На стенах повсюду богатые гобелены. Резные буфеты заполнены серебряными кружками и блюдами, инкрустированными драгоценными камнями. Полы устланы роскошными ливанскими коврами, достойными украшать гарем какого-нибудь восточного владыки.

Человек, привыкший довольствоваться скромной обстановкой каюты на корабле, должен был бы обрадоваться при виде богатого убранства этого шотландского замка, который отныне будет принадлежать ему. На Рори же подобная роскошь подействовала скорее угнетающе. Он слишком хорошо знал, какая непомерная цена была заплачена за каждую вещь. И у него не было никакого желания платить за все это своей кровью, так же как и кровью своих людей.

Рори сделал незаметное движение рукой. Это был сигнал его людям не расслабляться, быть готовыми к нападению врага в любой момент.

В дальнем конце зала в кресле сидела женщина средних лет. Она явно нервничала и теребила лежащее у нее на коленях вышивание, пока Рори шел к ней через зал. Рядом с креслом стояла девица приблизительно того же возраста, что и предполагаемая невеста Рори. В руках она держала белую пушистую кошку.

Рори еще не успел подойти, когда женщина начала говорить:

– Добро пожаловать в замок Кинлохлевен, лэрд Маклин. Я – леди Беатрис, кузина леди Джоанны. – Не подав Рори руки, она быстро и отрывисто проговорила: – Мне очень жаль, что мой муж отсутствует и не может приветствовать вас здесь. Мы получили письмо от его величества только вчера, а лэрд Эвин сейчас в замке Мингари и даже не подозревает о предстоящем событии!

Рори сухо кивнул в ответ, краем глаза пытаясь разглядеть стоящую рядом девицу. Ее большой нос, квадратная фигура и курчавые волосы не оставляли сомнений в том, что она находится в близком родстве с Сомерледом Макдональдом. Король говорил Рори, что его невеста очень похожа на своего печально известного деда, прозванного Рыжим Волком. Очевидно, это она и есть.

У Рори не было ни земли, ни богатого поместья, поэтому особенно привередничать по поводу лица или фигуры будущей жены не приходилось. Но в глубине души Рори надеялся, что на его невесту, которую, конечно же, он будет выбирать сам и очень осмотрительно, будет хотя бы приятно смотреть.

Угнетало Рори и то, что его нареченная была наполовину англичанкой. Отец его невесты, Аласдар Макдональд, был из тех, кто мечтал о свержении с престола прежнего короля Шотландии, отца Джеймса IV. Он отправился в Лондон с просьбой к королю Эдуарду IV направить войска в Шотландию. Там он познакомился с леди Анной Невил, на которой позже женился. Поэтому их дочь половину своей жизни провела в Англии, в Камберленде. А теперь Рори вынуждают сочетаться браком с той, в чьих жилах течет кровь вероломного дьявола и английской ведьмы.

И вот он здесь, в Кинлохлевене, – жених поневоле! – с подарками для невесты.

Черт возьми, он особо и не надеялся, что она окажется красавицей. Как, впрочем, не рассчитывал и на радушный прием, но все-таки… Он еще раз оглядел зал и подумал, что ради того, чтобы стать хозяином этого замка, многие бы согласились жениться хоть на беззубой карге, а ему, можно сказать, еще повезло. И он решительно повернулся лицом к наследнице.

– Лэрд Маклин, это моя дочь, леди Иден, – представила ее леди Беатрис.

Впервые с того момента, как Рори переступил порог замка, он улыбнулся.

– Рад познакомиться, миледи, – с теплотой в голосе сказал он.

Иден испуганно замерла под его взглядом. От страха она так сильно сжала кошку, что бедное животное вырвалось, оцарапав ей руку. Иден пронзительно вскрикнула и носком шелковой туфли отшвырнула кошку прочь. При этом она насупилась, отчего стала еще менее привлекательной, и сердито посмотрела вслед пушистому зверьку, который пронесся через зал и выскочил в дверь.

С чувством огромного облегчения оттого, что его невеста – не эта малосимпатичная девица, Рори еще раз окинул взглядом собравшихся. Однако здесь были только мужчины и мальчики. Ни одной особы женского пола.

– А где же леди Джоанна? – обратился он к леди Беатрис.

– Ее здесь нет, – как-то уж слишком беспечно ответила та.

– Ах, ее здесь нет? – Рори тяжелым взглядом уставился на женщину. – А где же она, позвольте спросить? Насколько я знаю, письмо от короля вы получили. И я считал, что невеста должна была ждать своего будущего мужа и встречать его. Или я не прав?

– Конечно, вы правы, милорд, – дрожащим голосом проговорила Беатрис, опустив глаза.

На ее щеках выступили красные пятна.

– Н-но, понимаете, дело в том… В общем, когда Джоанна прочитала письмо, она… она тут же исчезла.

– Исчезла?! Что значит исчезла? – Рори был не на шутку рассержен.

Беатрис беспомощно взглянула на дочь, ища поддержки. Та энергично закивала:

– Она куда-то уехала, милорд.

Рори подошел ближе к сжавшимся от страха женщинам и грозно воззрился на них с высоты своего немалого роста:

– Так. И куда же она поехала? В замок Мингари? Отвечайте же!

– Не имею представления, куда могла поехать моя кузина. – Беатрис нервно крутила на пальце массивный перстень.

Ее голос звенел. Пяльцы соскользнули на пол, она нагнулась, чтобы поднять их, затем вновь неохотно подняла глаза и наткнулась на тяжелый взгляд Рори.

– Как только мы заметили, что ее нет, мы стали искать ее повсюду. Эта девушка имеет привычку мгновенно исчезать без всяких объяснений, если что-то вдруг расстроит ее. Потом мы ее, конечно, находим. Она обычно бродит где-нибудь в лесу или в долине. – Беатрис потерла лоб дрожащими пальцами. – Она, знаете ли, немного… не в себе. Его величество, без сомнения, предупредил вас об этом.

– Никто меня ни о чем не предупреждал, – сердито буркнул Рори.

– А не обыскать ли нам замок? – предложил вдруг Фичер.

– О, пожалуйста, обыщите! – оживилась Беатрис. – Я очень беспокоюсь за бедняжку Джоанну, когда она вот так исчезает. Вы знаете, иногда мы не можем найти ее по нескольку дней! А потом находим полумертвую от голода, всю в грязи. Она ведь совершенно беспомощная, совсем как малый ребенок! И если за ней не присматривать…

Рори надоел этот бестолковый разговор. Он повернулся к притихшим Макдональдам и поднял свой меч. Его люди тут же последовали его примеру и обнажили мечи и кинжалы.

– Я – Маклин. По повелению его величества, короля Шотландии Джеймса, отныне этот замок принадлежит мне, так же как и все движимое и недвижимое имущество моей будущей жены.

Макдональды мрачно смотрели на него, но ни один не сделал попытки достать оружие. Маклины славились по всей Шотландии своей свирепостью в битвах. Попробуй Макдональды оказать хоть малейшее сопротивление, и прекрасные ковры в зале были бы залиты их кровью.

– Разоружите их, – распорядился Рори, – а потом обыщите весь замок, вплоть до собачьей конуры. И пусть все проклятые бабы Кинлохлевена сейчас же соберутся в этой комнате.

Женщин со всего замка согнали в зал. Они испуганно жались друг к другу, подобно овцам, которых голодные волки гонят на верную погибель. Некоторые из них всхлипывали, вытирая слезы фартуками, другие крепко прижимали к себе маленьких ребятишек, третьи просто с ужасом таращились на огромных грозных воинов.

Рори вложил меч в ножны и приказал женщинам построиться в ряд. Заложив руки за спину, он пошел вдоль ряда, внимательно вглядываясь в лица. Он искал девушку лет семнадцати, с клювообразным носом, курчавыми рыжими волосами, похожую на Рыжего Волка и к тому же с пустым безумным взглядом.

Тут были женщины самых разнообразных типов и возрастов. Высокие худые горничные с плотно сжатыми губами и острыми подбородками. Стряпуха и ее дочь, похожие на две копны сена. Женщины среднего возраста, занимающиеся пошивом и отбеливанием постельного белья. Скотницы и доярки, которых легко было узнать по их загрубевшим от работы рукам. Прядильщицы и ткачихи, похожие на старых ворон с крючковатыми носами. Молодые птичницы со свежими веснушчатыми лицами.

Рори останавливался возле каждой и спрашивал, как ее зовут и чем она занимается. Все они так тряслись от страха, что не могли внятно отвечать. Рори переспрашивал, но это вызывало у них новый приступ ужаса. Можно было подумать, что с ними разговаривает не человек, а исчадие ада.

– О господи! – вполголоса обратился Рори к Фичеру. – Никогда не видел таких отчаянных трусих! Эти дрожащие дуры могут вывести из себя кого угодно.

– Что верно, то верно, – ухмыльнулся Фичер. – Десяток этих мокрых куриц не стоят одной женщины из клана Маклинов.

Стало совершенно ясно, что ни одна из них не могла быть хозяйкой этого великолепного замка. Король говорил Рори, что его будущая жена – дочь и наследница маркиза и маркизы Аллонби. Несколько лет она прожила в замке Аллонби в Камберленде, в Англии, и получила там соответствующее образование и воспитание. Рори грешным делом думал, что это воспитание могло сделать из нее настоящую чопорную зануду. Но зануда или нет, вести себя как подобает благородной леди она, безусловно, умеет.

– Здесь точно все? – спросил Рори у Фичера.

Тот лишь мрачно кивнул в ответ.

Рори вернулся к леди Беатрис и ее дочери. Иден стояла, вцепившись в руку матери. Рори еще раз внимательно оглядел ее. Среднего роста, крупное и некрасивое лицо, выглядит лет на девятнадцать, но может быть и моложе. Белые руки с короткими пальцами явно не привыкли к труду. Красное бархатное платье, отделанное горностаем, по богатству и роскоши могло сравниться с королевскими нарядами.

Поежившись под пристальным взглядом Рори, Иден нервно хихикнула и тут же зажала рот обеими руками. В ее водянистых глазах появился страх.

Рори совсем упал духом. Было очевидно, что леди Иден – единственное существо женского пола, которое подходит под описание его невесты. К тому же она очень похожа на Рыжего Волка из Гленко.

И все же Рори не покидало чувство, что его пытаются обвести вокруг пальца. Он не имел права ошибиться и взять в жены не ту леди. Ведь если он проведет с ней брачную ночь, то должен будет выполнять по отношению к ней все условия брачного контракта, даже если потом выяснится, что его обманули и его жена – вовсе не леди Джоанна.

Нужно было срочно что-то делать. И Рори принял решение. Макдональды считают его исчадием ада? Что ж, пусть так, он будет действовать соответственно. Он подошел к молодой женщине с двухлетним ребенком на руках и выхватил у нее малыша. Женщина охнула, но тут же зажала рот рукой, боясь напугать ребенка криком.

Рори вынул кинжал и занес его над головой мальчика.

– Если леди Джоанна сию минуту не объявится, ребенок умрет, – со зловещим спокойствием заявил он.

В зале воцарилась мертвая тишина.

Рори повторил свое заявление на английском, не будучи уверенным, что хозяйка замка после многих лет, проведенных в Англии, хорошо знает свой родной гэльский язык. Он надеялся, что Джоанна, испугавшись за жизнь ребенка, выдаст себя. Или ее выдадут ее люди.

Фичер был потрясен поступком Рори не меньше, а, возможно, даже больше всех остальных. Однако ни один мускул не дрогнул на его обезображенном шрамами лице. Он спокойно сложил руки на груди и окинул собравшихся мрачным взглядом. Глядя на невозмутимое лицо гиганта, можно было подумать, что убивать детей для них самое обычное дело. Фичер понял, что Рори нарочно выбрал такого маленького ребенка, надеясь, что тот ничего не поймет. Он не хотел, чтобы происходящее стало потом для мальца кошмарным воспоминанием.

Макдональды словно языки проглотили. Тишину нарушали лишь тихие всхлипывания испуганной матери. Всем обитателям замка вспомнились ужасные рассказы о жестокости Королевского Мстителя, как называли Маклина.

Тишина стала невыносимой; и тут из дальнего угла зала вперед шагнул чумазый мальчишка, стоявший рядом со священником. Ярко-голубые глаза на перемазанном сажей лице расширились от страха, он протянул руку, как бы умоляя о милосердии. Парнишка открыл было рот, чтобы заговорить, но ему помешал резкий возглас леди Беатрис:

– Стойте! Подождите! Я скажу вам правду. Оставьте ребенка.

Рори с интересом взглянул на нее. Казалось, она на грани истерики. Беатрис схватила за руку свою дочь и вытолкнула ее на середину зала, где стоял Рори.

– Вот леди Джоанна. – Ее голос был едва слышен. – Моя дочь Иден осталась в замке Мингари со своим отцом.

Рори кивнул и с облегчением отдал ребенка матери.

С бешено бьющимся сердцем Джоанна прислонилась к отцу Томасу. От пережитого волнения она еле держалась на ногах. Одетая как дворовый мальчик – в видавшую виды клетчатую накидку, ветхую рубашку, дырявые чулки и вязаную шапку, натянутую на уши, чтобы скрыть длинные волосы, леди Джоанна чувствовала себя в относительной безопасности. Словно завороженная наблюдала она за главой клана Маклинов, никак не ожидая увидеть столь яркий образец настоящей мужской силы и красоты. Впрочем, как говорил ей учитель, Люцифер также был до падения чрезвычайно хорош собой.

Больше шести футов ростом, Маклин возвышался над всеми своими воинами. Все они были здоровыми, крепкими молодцами самой устрашающей наружности, но даже среди них капитан выделялся какой-то почти дьявольской мощью. И хотя природа одарила Морского Дракона густыми золотистыми волосами и зелеными глазами, способными лишить покоя не одно женское сердце, за его красотой и обаянием скрывался жестокий, безжалостный негодяй – именно такой, как ей рассказывали.

Джоанна очень надеялась, что их уловка с переодеванием сработает, и Маклин сразу же отправится в замок Мингари в поисках исчезнувшей невесты.



Прочтя накануне письмо от короля, в котором монарх приказывал ей выйти замуж за Маклина, она в первый момент испытала настоящий шок, который, впрочем, быстро сменился возмущением. Джоанна позвала самых близких людей в свою комнату.

– Вы, конечно, хотите знать, почему я собрала вас всех здесь, – сказала она.

Держа королевское послание кончиками пальцев, как будто это было отвратительное насекомое, которое она сняла с подола своего платья, Джоанна подняла руку и потрясла листком бумаги:

– Вот почему.

Беатрис и Иден, сидевшие на краешке широкой кровати Джоанны, удивленно переглянулись. Рядом с ними с одной стороны стоял отец Томас, с другой – Мод Беатон, прежде нянька, а теперь верная наперсница Джоанны.

– Это послание короля, – объяснила девушка. – Того самого негодяя, который посмел объявить себя моим опекуном, после того как по его же приказу повесили моего деда, ложно обвиненного в убийстве и измене. Так вот, этот самый Джеймс Стюарт теперь сообщает, что нашел мне жениха.

– Господи, боже правый! – всплеснула руками Беатрис. – Это невозможно! Дорогая, ты выйдешь замуж за Эндрю, как только мы получим разрешение из Рима.

– Она не может выйти замуж за моего брата, – беспечно заявила Иден, пожав плечами, – раз король распорядился иначе.

Беатрис сердито посмотрела на дочь. Иден было восемнадцать – самое время для замужества. Однако по закону она не могла выйти замуж раньше Джоанны, которая хоть и была моложе, но считалась главой клана. Поэтому родители Иден в данный момент были озабочены судьбой Джоанны больше, чем судьбой собственной дочери.

Эвин Макдональд, двоюродный брат Джоанны, планировал выдать ее за своего шестнадцатилетнего сына Эндрю, чтобы не допустить в клан чужаков. Но не все было так просто. Джоанна и Эндрю были близкими родственниками, а по церковным канонам для такого брака требовалось разрешение самого папы римского.

– Я не выйду замуж по распоряжению короля, – твердо заявила Джоанна.

Она решительно разорвала письмо на две части, а потом, для пущей убедительности, еще на две.

– Лучше уж сразу броситься с башни!

– Миледи, а кого король выбрал вам в мужья? – спокойно спросил отец Томас.

Как и все остальные обитатели замка, он знал Джоанну еще ребенком. Казалось, его ничуть не встревожило ни полное патетики заявление Джоанны, ни то, что она разорвала королевское послание.

Джоанна швырнула обрывки письма на пол и придавила их каблуком.

– Согласно этому посланию, я должна стать женой отвратительного, подлого, злобного, неотесанного мужлана, который захватил моего ни в чем не повинного деда и доставил его палачам.

Беатрис охнула и вскочила с места, не в силах вымолвить ни слова. Прижав руки к груди, она смотрела на Джоанну с ужасом и недоверием. То же выражение было на лицах всех присутствующих.

– Да-да, вы не ослышались. – Голос Джоанны дрогнул. – Мой жених не кто иной, как наш злейший враг, развратный и похотливый вождь клана Маклинов!

– Господи, спаси нас и помилуй! – выдохнула Мод.

Она быстро перекрестилась и поцеловала медальон с изображением святого Мэлруба.

Иден сочувственно уставилась на Джоанну, но в ее маленьких глазках промелькнуло выражение облегчения. Джоанна могла бы поклясться, что в эту секунду ее кузина благодарила всевышнего за то, что не ей выпала такая доля.

– Конец всем нашим планам! – простонала Беатрис, к которой вернулся дар речи.

На худом лице отца Томаса было написано сострадание.

– Как же король мог сосватать вас нашему заклятому врагу?! – с горечью воскликнул он.

– Да точно так же, как взял меня под опеку против моей воли! – сцепив пальцы, ответила Джоанна.

– У тебя будет хвостатый муж, – глупо захихикала Иден, даже не пытаясь скрыть радости оттого, что не ей придется стать женой Морского Дракона.

Своими пухлыми короткими пальчиками она удовлетворенно разгладила складочку на бархатном платье.

– Хватит! – прикрикнула на нее Мод. – Моя госпожа и так достаточно расстроена! Не надо добавлять ей страданий.

– Да что там! – махнула рукой Джоанна. – От правды никуда не деться. Ни для кого не секрет, что именно спрятано под одеждой у этого презренного изверга. Иден просто сказала вслух то, о чем мы все думаем.

Любой ребенок из клана Макдональдов мог рассказать предание о клане их злейших врагов Маклинов. Согласно легенде, Маклины были морскими драконами, которые, приняв человеческий облик, приплыли с севера к берегам Шотландии на длинных кораблях. Нос каждого корабля был украшен вырезанной из дерева головой дракона. Маклины занимались разбоем и грабежом, отличаясь при этом особой свирепостью и жестокостью. Понизив голос, оглядываясь и крестясь, нянюшки рассказывали, что каждый наследник клана Маклинов рождается с отвратительным чешуйчатым хвостом, который отрубают в младенчестве. И всю жизнь потом Маклины прячут уродливый обрубок под одеждой. Именно поэтому вождя клана называют Морским Драконом.

Джоанна мерила шагами комнату, тщетно пытаясь найти выход из положения. Она была наследницей двух великих семейств. Ее с детства приучали к мысли, что замуж она выйдет не по любви, а исходя из интересов обоих кланов. О благородных рыцарях, о которых поют трубадуры в английских балладах, она могла только мечтать.

Но одно дело – думать об этом как о некой будущей возможности, другое – столкнуться с реальностью. С такой же жестокой и неумолимой, как и в тот ужасный день прошлой весной, когда Сомерлед Макдональд, дед Джоанны, стоял на шатком помосте с петлей на шее. Джоанна презирала короля Джеймса Стюарта. Но еще больше, чем убийцу деда, она ненавидела злодея, который схватил его и отдал в руки палачей.

– Что будете делать, миледи? – деловито спросила Мод, скрестив руки на груди и глядя на свою хозяйку со спокойной уверенностью. Няня всегда и во всем поддерживала Джоанну, оставаясь для нее единственным островком стабильности в этой непредсказуемой жизни.

– Прежде всего, необходимо выиграть время. Надо оттягивать свадьбу с Маклином до тех пор, пока не придет разрешение из Рима, – твердо сказала Джоанна.

Иден поправила шелковый чепец, потом в замешательстве стала накручивать каштановый локон на палец.

– Но если ты будешь открыто саботировать приказ короля, то это будет воспринято как измена, – напомнила она.

– Значит, я буду делать это тайно, – решительно заявила Джоанна.

– А почему бы тебе не укрыться временно в потайном ходу? – предложила Беатрис.

Этот потайной ход был построен одним из предков Джоанны. С какой целью – теперь уже никто не мог сказать. Вход в него был замаскирован под заднюю стенку хозяйственного шкафа в прачечной, Ступеньки вели к подвижной панели в облицованной дубом стене одной из комнат на третьем этаже. Джоанна и ее двоюродные братья и сестры в детстве часто играли в этом потайном ходу, но с тех пор никто им не пользовался.

Секунду Джоанна обдумывала эту идею, потом покачала головой.

– Маклин может обнаружить ход, и меня схватят, – сказала она, задумчиво глядя в пол.

Она перебирала в уме всевозможные варианты, но ни один не устраивал ее полностью.

– Однако если он решит, что я уехала в Мингари, – продолжала она, размышляя вслух, – то, возможно, он поскачет туда за мной. – Джоанна вдруг повернулась к отцу Томасу.

Было ясно, что она приняла решение.

– Попросите всех сейчас же собраться в большом зале.

– Что ты задумала, дитя мое? – нахмурился отец Томас.

– У меня есть план, святой отец. Но для его осуществления мне нужна помощь всех обитателей замка. Всех, от мала до велика. И если хоть один человек жестом или взглядом выдаст меня, я пропала. Либо меня повесят как изменницу, либо принудят выйти за Маклина.

– Я бы предпочла, чтобы меня повесили, – жизнерадостно сообщила Иден.

Джоанна тряхнула головой, отгоняя воспоминания и возвращаясь мыслями в настоящее. Вот он – Маклин, стоит сейчас посреди зала, само воплощение зла, огромный и грозный. Но как ни была Джоанна испугана, ее вдруг рассмешило кислое выражение лица Маклина, когда он смотрел на Иден. Похоже, он поверил, что она и есть его невеста, и это его явно не обрадовало.

– Вот леди Джоанна, – повторила Беатрис.

Она крепко держала дочь за руку, не давая ей убежать.

– Ваша невеста, милорд.

– Неправда! Это все неправда! – взвыла Иден.

Мысль, что ее насильно могут выдать замуж за этого монстра, внушала ей такой ужас, что она готова была кричать, кусаться и царапаться.

– Я не Джоанна!

Иден попыталась вырваться, но мать крепко держала ее за руку. Сара Колсон, мать малыша, побывавшего в руках Маклина, воспользовалась тем, что все внимание присутствовавших было приковано к всхлипывающей Иден, и выскользнула из зала, прижимая к себе свое сокровище.

– Стой смирно, мерзавка, – прошипела Беатрис. – Ты позволишь ему убить невинное дитя, только чтобы не выходить за него замуж!

Беатрис сильно дернула дочь за ухо, и та взвизгнула от боли и унижения.

Потирая покрасневшее ухо, Иден оглядела людей, стоявших в зале, и глаза ее наполнились слезами.

– Н-ну, скажите же ему, что я н-не та, которую он ищет! Скажите ему, что я не Джоанна!

Никто не шелохнулся.

Ни жестом, ни взглядом Макдональды не выдали правды.

Но тут Джоанна поймала отчаянный взгляд Иден и решила, что откроется Маклину, пусть даже потом он будет пытать ее на дыбе или закует в цепи и до конца дней посадит в темницу на сухой хлеб и тухлую воду.

Несмотря на то, что даже Беатрис решила пожертвовать собственной дочерью для спасения племянницы, Джоанна не могла допустить, чтобы на Иден обрушились беды, предназначенные ей самой. Это ее, и только ее судьба, и никто не должен страдать вместо нее.

Однако исполнить задуманное оказалось гораздо труднее, чем принять решение. Джоанна почувствовала неприятный холодок в груди. Подобно святой Агнессе, она бы предпочла погибнуть от руки своего врага, сохранив девственность, чем стать его женой. Пусть бы он привязал ее к столбу и тысячи стрел вонзились бы в нее…

Джоанна мысленно молила всех святых о силе и стойкости, чтобы не опозорить свой древний род, носящий гордое имя Макдональд. Больше всего ей хотелось, чтобы ее соплеменники гордились ею.

Ведь она была из клана Макдональдов.

Она была отважна и непобедима.

Но она была напугана до смерти…

Джоанна чувствовала, что ей легче отдаться в лапы самому Сатане, чем этому вероломному, злобному хвостатому Маклину, но отступать было некуда.

Она шагнула, было вперед, но отец Томас удержал ее.

– Подождите, – еле слышно прошептал он, – посмотрим, что будет дальше.

Слух у Маклина был как у дикого зверя. Услышав шепот священника, Маклин повернулся и внимательно посмотрел на него, потом перевел взгляд на стоящего рядом с ним мальчика. В его глазах вспыхнули огоньки: по-видимому, ему пришла в голову удачная мысль.

– Послушайте, святой отец, – обратился он к священнику, – принесите-ка сюда святую реликвию.

Отец Томас ушел и почти сразу же вернулся с маленькой золотой шкатулкой, в которой находилась фаланга пальца святого Дутана. Ее хранили как зеницу ока со времен битвы при Баннокберне.[1] Сомерлед Макдональд прославился в этой битве как один из самых храбрых воинов, и ему была оказана честь стать хранителем этой реликвии.

– Откройте шкатулку, – распорядился Маклин.

Когда отец Томас выполнил распоряжение, Маклин кивнул Иден.

– Теперь положите руку на реликвию и поклянитесь ее святостью, что вы не леди Джоанна.

Иден всхлипнула, громко сглотнула и с мольбой посмотрела на мать. Подбородок ее дрожал, губы кривились от едва сдерживаемых слез.

В зале наступила мертвая тишина.

Казалось, что даже ангелы на расписном потолке задержали дыхание.

Беатрис сурово смотрела на дочь, взглядом приказывая ей держать себя в руках.

Иден поежилась, ее взгляд метнулся к Джоанне, потом остановился на огромном грозном воине, как скала нависшем над ней.

Все, что Джоанна хотела знать, она прочла во взгляде своей кузины. Иден не собиралась лжесвидетельствовать ради женитьбы своего брата на наследнице клана. Джоанна мысленно поблагодарила создателя.

– Ну что ж, леди, клянитесь, что вы не наследница Макдональдов, – повторил Маклин, с иронией глядя на Иден.

Девушка прикоснулась к реликвии дрожащими пальцами.

– Я клянусь, – прошептала она, – клянусь, что я не являюсь наследницей рода. Клянусь отсеченным пальцем святого Дутана, что я – не леди Джоанна.

Ухмылка Морского Дракона стала еще шире.

– Я не верю вам, – заявил он. – Только Макдональды могут лжесвидетельствовать, даже клянясь святыми мощами.

Изумруд в ухе Маклина вспыхивал зеленым огнем, отражая свет горевших в зале свечей. Такие же зеленые искры сверкали в его глазах, в которых теперь читалось удовлетворение. Джоанна бросала на него быстрые взгляды из-под опущенных ресниц, не в силах разобраться в обуревавших ее чувствах. Ей казалось, что ее, как щепку, затягивает водоворот, из которого нет спасения.

Боже, какой у него красивый, чувственный рот! Джоанна не могла отвести глаз от его четко очерченных губ. А глаза, красивые зеленые глаза, с разбегающимися тонкими морщинками в уголках! Глядя в эти глаза, можно было не сомневаться, что их владелец обладает быстрым и живым умом.

Это ничего не значит, сурово одернула себя Джоанна, это только оболочка. А за ней скрывается черное, не знающее жалости сердце. Значит, она будет водить Маклина за нос до тех пор, пока Эвин не спасет и ее, и Иден от участи, которая страшнее смерти.

Рори достал из ножен свой меч и повернулся к Макдональдам. Теперь он был совершенно уверен в том, что его пытаются одурачить. Леди Иден сказала правду. Когда она клялась святыми мощами, в ее глазах стоял такой ужас, что Рори стало ясно – она не лжет. А еще он заметил, как она бросила быстрый взгляд на дворового мальчишку, стоявшего рядом со священником. Конечно, это был не мальчишка, а молодая девушка. Тут Рори мог бы поручиться головой. Господи, неужели они думают, что он не заметил длинных загнутых ресниц и чистой нежной кожи цвета сливок под грязными разводами на ее щеках? Эта девушка, кем бы она ни была, настоящий персик.

Мнимый мальчишка уставился на носки своих башмаков, а Рори продолжал разглядывать его. Тонкие черты лица, волосы, до последней прядки спрятанные под вязаной шапкой, длинные, пушистые, загнутые ресницы, сейчас опущенные и скрывающие, как он успел заметить, ярко-голубые глаза, красиво изогнутые брови, изящные руки. Неужели это и есть «пропавшая» наследница?

Сначала мысль 6 том, что эта миниатюрная – чуть выше полутора метров ростом – девушка может быть внучкой мощного рослого Сомерледа Макдональда, показалась Рори абсурдной. Но потом он вспомнил глаза седовласого Сомерледа. Таких ярко-голубых глаз он никогда больше ни у кого не видел.

Разве что вот у этого чумазого паренька, который к тому же, судя по белой, усыпанной веснушками коже, был рыжим.

А ведь Сомерледа смолоду прозвали Рыжим Волком именно за буйную рыжую шевелюру!

Неужели леди Джоанна на самом деле никуда не исчезала, а ее просто-напросто решили спрятать под самым его носом? Эта мысль привела Рори в ярость. Ведь если это так, значит, все до единого обитатели чертова замка принимают участие в этом заговоре! Рори еще раз оглядел людей, стоявших в зале.

Может ли быть, чтобы все эти люди сговорились дурачить своего нового хозяина?

В эту минуту девушка подняла глаза и встретилась взглядом с Рори. Он увидел в этих удивительно ярких голубых глазах веселых чертенят. «Невероятно, – подумал Рори, – чтобы английская аристократка решила играть роль дворового мальчика. А что, если он и в самом деле пошлет ее чистить конюшни?»

Ну что ж, пусть пока все остается как есть. Он притворится, что поверил, будто Иден его невеста, а тем временем пошлет гонцов в замок Мингари известить Эвина Макдональда о предстоящей свадьбе и убедиться, что леди Джоанны там нет. Кроме того, будет занятно выяснить, кто все-таки скрывается под видом дворового мальчишки.

– Вместо того чтобы возвращаться в Стокер вместе с моей невестой, как планировалось ранее, – холодно объявил он Макдональдам, – мы дождемся прибытия вашего военачальника. Он будет сопровождать меня и леди Джоанну, – Рори бросил в сторону короткий холодный взгляд, – в замок моего дяди, где мы и обвенчаемся.

С этого момента я принимаю на себя все права и обязанности вашего нового лэрда. Иден хотела что-то возразить, но леди Беатрис зажала ей рот рукой прежде, чем та успела произнести хоть слово. По залу прокатился ропот недовольства. По выражению лиц Макдональдов Рори понял, что они ожидали от него других действий. По-видимому, они надеялись, что он вместе со всеми людьми уедет в Мингари в надежде найти там леди Джоанну.

– Поставить часовых у главных и задних ворот, – распорядился Рори, повернувшись к Фичеру. – Никто не должен покидать замок без моего разрешения. Это относится ко всем, вплоть до последнего дворового мальчишки. И послать четырех гонцов в Мингари к Эвину Макдональду с приглашением на свадьбу его племянницы.



Коротко кивнув, Фичер вышел, прихватив с собой нескольких широкоплечих воинов.

Затем Рори обратился к разоруженным Макдональдам:

– По приказу его королевского величества вам предписано явиться в Стокер, где вы присягнете на верность королю. Тот, кто в течение двух дней не явится туда, будет считаться предателем и понесет соответствующее наказание. Разрешаю вам отправляться немедленно.

Хмурые Макдональды вышли из зала. Рори сделал знак Дэвиду Огилви подойти. Смотритель подошел со всей поспешностью, которую только позволяла ему его хромота.

– Пусть кто-нибудь отнесет мои вещи в лучшую спальню замка, – распорядился Рори.

Он взглянул на недовольные лица Беатрис и Иден.

– Надеюсь, что вам, дамы, я не причиню неудобства.

– Конечно, нет, милорд, – с готовностью отозвалась Беатрис.

Движением головы Рори подозвал священника.

– Вы можете отнести реликвию обратно, святой отец. Она больше не понадобится.

– Отец Томас Грэхем, – с опозданием представился священник.

2

Вечером Рори вошел в свою новую спальню, полностью поглощенный неожиданно возникшими перед ним проблемами. Он был почти уверен, что его невеста скрывается под обликом дворового мальчишки по имени Джоуи Макдональд. Чуть раньше, сразу после ужина, Рори наблюдал за тем, как этот паренек – или девчонка, черт возьми! – сидел возле камина и играл в триктрак со Сьюмасом Гилбрайдом, помощником управляющего замком. Всякий раз, когда мальчишка – или девушка? – делал удачный ход, он – или все же она? – весело смеялся. Этот мелодичный смех еще более укрепил Рори в его подозрениях.

Он оглядел спальню. Кровать с пологом на четырех ножках, рядом – резной сундук. Рори подошел и открыл его. Легкий тревожащий запах роз окутал его, вызывая какие-то непонятные, но довольно приятные ощущения. Сундук был доверху набит роскошными, богато отделанными мехом платьями. Глядя на эти платья, Рори представил себе знатную англичанку, чей мир сосредоточен на ее собственных интересах. Значит, это ее спальня, а в сундуке – ее вещи. Он вытащил из сундука отделанное соболем платье цвета лаванды.

Судя по размеру, владелица этого платья была невысокой и очень изящной. Ее макушка едва достала бы до груди Маклина. Рори представил себе Джоуи Макдональда. Джоуи был как раз такого роста, и это было нормально как для двенадцатилетнего мальчишки, так и для миниатюрной семнадцатилетней девушки.

Рори положил платье на место, затем подошел к туалетному столику с выдвижными ящичками. На столике лежали какие-то женские безделушки, стояли изящные флакончики и баночки. Рори выдвинул один ящичек, взял лежавшую сверху серебряную щетку для волос и поднес ее ближе к свету. В щетине запуталась прядка шелковистых волос медного цвета.

О господи! Синие глаза и рыжие волосы!

Рори был так уверен, что леди Джоанна похожа на Иден – крупные черты лица, коренастая фигура, жесткие курчавые волосы, – что ему и в голову не приходило, что его невеста может оказаться хорошенькой.

Невидящим взглядом Рори уставился на гобелен, висящий на дальней стене. Его охватила холодная ярость. Как бы ему хотелось положить эту маленькую лгунью на колени, задрать ее потрепанный килт и всыпать по первое число, да так, чтобы от ее рева стены задрожали! Но если он только попытается выпороть ее, как она, конечно же, того заслуживает, все Макдональды сразу же встанут на ее защиту. Они же готовы наизнанку вывернуться, чтобы скрыть от Маклина свою обожаемую хозяйку.

Даже священник готов солгать ради нее!

Рори присел на край кровати, чтобы разуться, но вдруг замер, и его лицо озарилось веселой улыбкой. Макдональды, конечно, мастера устраивать глупые розыгрыши, и они хорошо повеселились за его счет. Но теперь его черед.

Рори лег, откинувшись на подушку, и уставился на шелковый полог. Мысль отплатить Макдональдам той же монетой все больше нравилась ему. Да, решено. Пусть думают, что им удалось его одурачить. Он будет делать вид, что поверил им… до тех пор, пока не настанет подходящий момент. А вот тогда и посмотрим, кто будет смеяться веселее!

Рори поднялся с кровати, подошел к столу и налил в кружку темного портера. Прихлебывая эль, он размышлял о том, какое удовлетворение получит, продемонстрировав леди Джоанне, кто в действительности является хозяином замка. Он возьмет дворового мальчика Джоуи под свое покровительство, а Макдональды пусть ломают головы над тем, как защитить свою госпожу от Маклина и при этом не выдать ее.

Рори поднял начищенную до блеска серебряную кружку на уровень глаз и улыбнулся своему кривому отражению. Он не станет торопиться. Тем слаще будет реванш.

Рори внезапно проснулся и нахмурился, не в силах понять, как долго он спал. Он уснул одетым, прямо поверх покрывала. Одна тревожная мысль разбудила его.

Он занял спальню Джоанны, но где же тогда ночует она? Где она может быть в полной безопасности? Конечно, не на женской половине. Если парень вечером заходит к женщинам и не появляется до рассвета, то это может вызвать подозрения.

Вряд ли она спит в конюшне. Слишком рискованно.

И не в большом зале, рядом с воинами Маклина.

Тогда где же, черт возьми, она спит?

Рори взял свечу, вышел из комнаты и спустился на первый этаж. Его люди спали вповалку на камышовых матах, со всех сторон слышались храп и сопение, а когда кто-нибудь начинал ворочаться во сне, то и недовольное ворчание. Несмотря на этот шум, чуткий слух Рори уловил приглушенные мужские голоса. Он пошел по длинному коридору на звук этих голосов.

Появление Рори на кухне взывало небольшой переполох. Двое из клана Макдональдов – Сьюмас и Джок Кин – сидели за грубо сколоченным столом и играли в карты при свете сальной свечи. При виде Маклина они вскочили на ноги, их лица исказились от ужаса.

– М-милорд, – с трудом выговорил Сьюмас, тщетно пытаясь улыбнуться, – вам что-нибудь нужно?

Джок быстро глянул в сторону камина. Рори проследил за его взглядом и увидел, что на каменных плитах перед очагом, завернувшись в красно-голубой плед, спит Джоуи Макдональд.

– Нет, ничего не нужно, – ответил Рори. – Мне что-то не спится. Я решил поискать в кухне что-нибудь поесть, а слуг будить не хочется. – Рори посмотрел на раскиданные по столу карты. – А вот в карты я сыграл бы. Не возражаете, если я к вам присоединюсь?

Не ожидая приглашения, он поставил свечу на стол и сел на скамью напротив Сьюмаса.

– Конечно, милорд, конечно, – торопливо сказал Джок, и они снова уселись за стол.

Рори достал из кожаной сумки крону и бросил ее в кучку монет в центре стола.

– А вы, друзья, полуночники, – заметил он.

– Ну, в общем, да, – отозвался Джок, тасуя карты. – Как и вам, милорд, нам не спалось, вот мы и решили убить время – перекинуться в картишки.

Они не успели сыграть партию, как в кухню, потирая глаза и зевая, вошел управляющий Кинлохлевеном, Дэвид Огилви. Увидев сидящего с картами за столом лорда Маклина, Дэвид вытаращил глаза.

– По-видимому, тебе тоже не спится, – заметил Рори, скидывая лишние карты.

Дэвид смутился и стал поправлять надетый наспех килт. По-видимому, одевался он быстро и в темноте. Осторожно скосив глаза в сторону очага, он поймал предостерегающие взгляды Джока и Сьюмаса и сел на скамью рядом с Рори.

Сьюмас потянулся и протяжно зевнул.

– Ну, вы как хотите, а я пошел спать, – объявил он, собирая выигранные деньги. – Вы простите меня, милорд?

На выходе он чуть не столкнулся с отцом Томасом.

Священник взглянул на спящего Джоуи, потом перевел взгляд на сидящих за столом людей.

– Ради всего святого, что здесь… – Он узнал Маклина и замолчал. – Добрый вечер, милорд, – придя в себя, вежливо сказал он.

Рори смотрел на свои карты и откровенно усмехался. Его последние сомнения по поводу Джоуи Макдональда исчезли при виде «смены караула». Сьюмас и Джок отправились спать, а вместо них теперь за столом сидели отец Томас и Дэвид, готовые нести свою вахту.

Что может быть менее подозрительным, чем двое мужчин, которые глубокой ночью сидят за столом и играют в карты, в то время как дворовый мальчишка спит у очага?

Рори положил карты рубашкой вверх на стол, встал и подошел к ящику с дровами, стоявшему рядом с очагом. Он нагнулся и взял полено.

– Давайте я подброшу дров в огонь, милорд, – вскочил со скамьи Дэвид.

Он заковылял к очагу, припадая на искалеченную ногу.

– Да сиди уж, – отозвался Рори, – я и сам справлюсь.

Он присел перед спящим мальчишкой, поворошил угли кочергой и сунул в очаг полено.

Ярко вспыхнувшее пламя осветило спящую Джоанну, на ее щеках заиграл легкий румянец. Рори невольно залюбовался девушкой. Нежное лицо отмыто от сажи, розовые губы чуть приоткрыты, на щеках лежат тени от длинных ресниц. Вместо вязаной шапки надет детский ночной колпак, который сбился, пока она спала, и теперь из-под него выбивались рыжие кудряшки.

Проклятье! Эти Макдональды, видимо, решили, что он слепой!

Джоанна была воплощением девичьей чистоты и нежной женственности. Рори поднялся на ноги, повернулся и увидел, что оба телохранителя Джоанны уже на ногах и смотрят на него с напряженным вниманием.

– Парень спит как убитый, – с коротким смешком заметил Рори, кивнув на спящую Джоанну.

– Да, милорд, – внезапно охрипшим голосом ответил отец Томас.

Он тщетно силился улыбнуться, но губы его не слушались.

Отряхнув руки, Рори вернулся к столу, сел на скамью и взял свои карты.

– Ну что ж, парни, если вы готовы, давайте сыграем всерьез. Предупреждаю, что я здорово умею блефовать.

Дэвид и отец Томас обменялись многозначительными взглядами.

– Мы не сомневаемся, милорд, что вы большой хитрец, – глаза Дэвида лучились весельем, – но вряд ли вам по силам обвести вокруг пальца Макдональдов.

– Рад это слышать, – ухмыльнулся в ответ Рори. – Чем победа трудней, тем интереснее. А легкие победы не доставляют удовольствия.

На следующее утро Фичер зашел в библиотеку и застал там Рори, склонившегося над разложенными на столе планами замка Кинлохлевен.

– Ты всех предупредил? – спросил Рори у своего помощника, не отрываясь от планов.

Замок был устроен на английский манер, наружные защитные сооружения нуждались в укреплении. Маклин решил, что работы начнутся сразу же, как только будут начерчены новые планы. Надо срочно нанять рабочих.

– Все предупреждены, – ответил Фичер.

Его бледно-голубые глаза лучились весельем.

– Сначала они не хотели этому верить, но потом я все-таки убедил их.

– Ты передал им мой приказ? Никто и пальцем не смеет притронуться к ней.

– Все знают, что, если кто осмелится дотронуться до нее, лучше пусть сразу покончит с собой. Иначе пожалеет, что на свет родился.

Рори был вполне удовлетворен ответом. Он выпрямился, повел широкими плечами, помассировал шею сзади, потом подошел к окну. Оно выходило на задний двор, и Рори невольно залюбовался картинкой, представшей его взору.

Посреди грядок с горохом и луком стоял малыш, которого накануне грозился убить Рори. Леди Джоанна в своем мальчишеском одеянии несла из прачечной корзину с бельем, потом остановилась возле ребенка, присела перед ним на корточки и с улыбкой что-то ему сказала. Мать ребенка, молодая миловидная женщина, на другой грядке собирала в передник стручки гороха и улыбалась, наблюдая за ними.

Но тут Рори опять нахмурился. Заметив перемену в настроении кузена, Фичер подошел к нему и обнял за плечи.

– Скажи, что не дает тебе покоя? То, что леди Джоанна – внучка Сомерледа Макдональда, или ее нежелание выйти за тебя замуж?

– Возможно, и то и другое, – ответил Рори, отойдя от окна и прислонившись к стене, – а может быть, дело совсем не в этом. Просто я всегда думал, что сам выберу себе невесту, сам, а вот теперь приходится жениться по королевскому указу.

– Так, насколько я тебя знаю, ты никогда не оставлял недопитую кружку пива ради смазливой мордашки или миленькой улыбки. А сейчас что, ты стал другим? Мужчина не должен терять голову ни по зову сердца, ни по зову какого-нибудь другого органа.

Рори только ухмыльнулся в ответ. Оба они прекрасно знали, насколько далек он был от романтических бредней, о которых распевали барды и которые так нравились чувствительным женщинам.

– Да ладно тебе, брат, – сказал Фичер, не дождавшись от Рори ответа. – Если тебя действительно это так волнует, поезжай в Стокер и попроси короля отменить распоряжение.

– Только зря потрачу время, – махнул рукой Рори. – Я уже пытался отговорить Джеймса от этой дурацкой затеи, как только мне сообщили об этом. Леди Джоанна – внучка последнего маркиза Аллонби, а Невилы всегда были близки к английскому трону. Я напомнил ему об этом, но даже это его не убедило. Тогда я твердо заявил, что брак между Маклинами и Макдональдами просто невозможен, – он не захотел даже слушать. Король считает, что, сделав меня добропорядочным землевладельцем, он совершит благое дело. Он, видишь ли, печется о моем благополучии!

– Ну, в общем-то, его можно понять, – сказал Фичер. – Выдав леди Джоанну за тебя замуж, он будет спокоен и за ее титул, и за ее владения. Конечно, лучше, чтобы все это было в надежных руках Маклинов, чем в лапах негодяя Эвина Макдональда! И, конечно же, Джеймса волнует не столько лояльность леди Джоанны, сколько надежность и верность ее будущего мужа. А то, что она наполовину англичанка, тоже хорошо. Шотландцы будут иметь своих людей в Камберленде.

– Я прекрасно понимаю пользу этого брака и для Джеймса IV, и для Шотландии, – резко ответил Рори. – Но ты, наверное, забыл, что дед моей невесты убил Гидеона Камерона? Я потерял прекрасного наставника и верного союзника из-за злобы и жадности сварливого старика.

– Но ты ведь отомстил за смерть Камерона! Кстати, захочет ли еще леди Джоанна забыть то, что именно ты отправил Рыжего Волка на плаху? – возразил Фичер. – Мне кажется, что тебе надо перестать подогревать себя воспоминаниями об убийстве твоего наставника. Леди Джоанна здесь совершенно ни при чем.

– Она – Макдональд, и этим все сказано, – отрезал Рори.

Фичер нахмурился.

– Знаешь, ты ведь не мальчик и моложе не становишься, – сердито сказал он. – Самое время тебе жениться. А женатому человеку надо иметь землю, чтобы было что оставить наследникам.

Рори так сжал зубы, что на скулах заходили желваки. Ему не надо было напоминать, что у него нет своего поместья. Он был достаточно здравомыслящим человеком, чтобы понимать, что он должен позаботиться не только о будущих наследниках, но и о своих людях. Единственная возможность для него стать землевладельцем – это жениться на богатой наследнице какого-нибудь клана. Тогда его людям будет, где жить. В противном случае они вынуждены будут искать пристанища на чужбине, нанимаясь на работу.

Пока Рори служил королю, плавая по морям, он скопил приличное состояние. И он надеялся, что за верную службу король просто пожалует ему земли Сомерледа Макдональда. Однако король решил иначе. Ну что ж, за все хорошее надо платить, и чем больше этого хорошего, тем выше цена.

– Я думаю, что найдется немало желающих оказаться на твоем месте, – продолжал Фичер. – Кроме того, надо, чтобы рядом с леди был сильный мужчина, способный защитить ее саму и ее добро от тех, кто хотел бы воспользоваться ее неопытностью. Женившись на ней, ты станешь владельцем тысяч акров земли с людьми, амбарами и мельницами, кузнями и каменоломнями, стадами скота и со всякой другой живностью. И никакой возможности бросить все это и упорхнуть, мой птенчик.

– Да, замечательная перспектива, – скривив губы, ответил Рори. – Особенно если вспомнить, что моя невеста с одной стороны является наследницей рода предателей-шотландцев, а с другой – наших заклятых врагов-англичан! Не знаю, что и хуже – то, что она наполовину Макдональд, или то, что наполовину англичанка.

Фичер звонко хлопнул Рори по спине.

– Тысяча чертей, парень! Девушка не виновата в том, что родилась наполовину англичанкой. Или что ее дед – Рыжий Волк из Гленко!

– Должен признаться, – смущенно усмехнулся Рори, – она прехорошенькая. И так чертовски, хорошо пахнет…

Фичер удивленно моргнул:

– Ты-то откуда знаешь? Ты вроде не подходил к ней достаточно близко.

– Ее аромат впитался в подушки. – Улыбка Рори стала еще шире. – В ней, конечно, течет кровь многих поколений предателей, но пахнет она как розовый сад моей матери.

Не только подушки, но и вся постель – матрасы, простыни, одеяла – благоухали цветочным ароматом. Рори проснулся среди ночи, явственно ощущая рядом нежное женское тело. Это его возбудило, что неудивительно после многих месяцев, проведенных в море. В то утро он сердито приказал слуге переменить простыни и проветрить комнату.

Рори взял со стола написанное им утром письмо, посыпал его песком, сложил и запечатал своим перстнем. Потом присоединил его к пачке бумаг, завернул всю пачку в бумагу и перевязал бечевкой.

– Пришли ко мне Артура, – попросил он Фичера. – Я хочу отправить его на корабль. А по пути к «Морскому Дракону» он доставит письма в Стокер. А еще он передаст моей матери одно из платьев Джоанны. Она сможет снять с него мерку и сшить свадебное платье для моей маленькой невесты. А на обратном пути Артур будет сопровождать мою мать, братьев и дядю сюда, в Кинлохлевен.

– Твоя семья прибудет сюда? – удивился Фичер.

Рори перегнулся через стол и хитро улыбнулся:

– Мы справим свадьбу, как только они приедут. А заодно покажем Макдональдам, что Маклины тоже горазды на розыгрыши. Если уж они решили скрывать леди Джоанну, да еще таким нелепым образом, – пусть их, притворимся, что поверили. Пусть думают, что мы не догадываемся о том, кто на самом деле скрывается под видом дворового мальчишки.

– Хочешь отыграться, – понимающе кивнул Фичер.

– Да, но не только, – сказал Рори, хитро прищурившись. – Я хочу усыпить их бдительность. Это гораздо важнее. Пока они уверены, что им удалось нас обмануть, Джоанне нет необходимости покидать Кинлохлевен. Мне совершенно не хочется проснуться однажды утром и узнать, что она сбежала. Я хочу, чтобы моя невеста постоянно была у меня перед глазами, до самого венчания.

К величайшему возмущению Джоанны, Морской Дракон ни разу не высунул свой мерзкий хвост за пределы замка. Он спал в ее постели, ел ее пищу и раздавал приказы с таким видом, словно он – король Англии, не меньше.

Но еще хуже было то, что его люди слонялись повсюду и везде совали свой нос. Во дворе они устраивали учебные бои на мечах, в конюшне стояли их лошади, с шумом и хохотом они толклись возле пекарни, дожидаясь свежего хлеба. Было видно, что эти наглецы чувствуют себя в Кинлохлевене как дома.

Джоанна быстро шла по двору, когда ее окликнул Фичер. Каждый раз, глядя на него, она думала о викингах: наверное, они были именно такими, как этот гигант, – огромный рост, широкие плечи, светлые волосы и рыжеватая борода. Когда-то Мод рассказывала ей о том, как викинги высадились на шотландский берег.

– Эй, парень, Маклин хочет поговорить с тобой. – Фичер нахмурил брови, изо всех сил стараясь придать лицу строгое выражение. – Да поторопись, а то узнаешь почем фунт лиха!

Джоанна молча кивнула и повернула в другую сторону, не снижая скорости. На ее пути стояла поилка для домашней птицы. Джоанна не стала утруждать себя и обходить уток и гусей. Она вихрем пронеслась через середину стаи, перепрыгнув через поилку. За ее спиной раздался возмущенный гогот и хлопанье крыльев. Джоанна бежала с такой скоростью, что, влетев в холл, промчалась мимо Сьюмаса и, прокатившись, как по льду, по каменному полу, остановилась прямо перед застывшим, словно каменное изваяние, Маклином.

Морской Дракон стоял посреди зала, расставив ноги и скрестив руки на широкой, мощной груди. На его плече тускло поблескивала золотая брошь, которая удерживала перекинутый через плечо плед в зеленую и черную клетку – цвета клана Маклинов. Щегольские черные башмаки были украшены золотыми пряжками, чулки до колен обтягивали сильные икры. Рукоятку огромного меча украшал кельтский узор.

Боже правый, да с него можно писать портрет шотландского лэрда, грозного и неумолимого!

Джоанна решила, что появилась не вовремя, и, опустив глаза, собралась было тихонько выйти, но ее остановил голос Маклина.

– Останься, – спокойно сказал он.

Его голос звучал так мягко, что Джоанна засомневалась, к ней ли он обращается. Оказалось, к ней.

Движением руки Маклин отпустил Сьюмаса и сосредоточил свое внимание на Джоанне.

Правильные черты его лица, загрубевшего от морского ветра и солнца, притягивали взгляд девушки. От него просто невозможно было оторваться. Джоанна почувствовала, как внутри ее растет странное чувство восторга, смешанного со страхом. Казалось, нет на свете силы, которая могла бы сокрушить Маклина. Она вспомнила, что при первом знакомстве он показался ей красивым. Сейчас же ей на ум скорее приходили слова: «внушающий трепет» и «пугающе величественный».

– Вы хотели поговорить со мной, милорд? – спросила Джоанна, мысленно возблагодарив бога за то, что ее голос от природы был низким и чуть хрипловатым.

Когда она жила в замке Аллонби в Камберленде, ее тетя Кларисса часто повторяла, что у нее голос как у старой пьянчужки.

Ответ Маклина прозвучал как раскат далекого грома:

– Да, хотел.

– Милорд, он же просто несмышленыш, – вдруг подал голос Сьюмас. – Если он сделал что-то не так, я прослежу, чтобы ему как следует все объяснили.

Рори удивленно взглянул на слугу. Тот должен был сразу уйти, но вместо этого замешкался возле двери, очевидно надеясь узнать, чего же хочет этот ужасный Маклин от его обожаемой хозяйки.

– Если позволите, милорд, – продолжал Сьюмас, – я заберу парнишку с собой. Он поработает на кухне.

Рори смотрел на него, не веря своим ушам. Какой-то слуга осмелился указывать ему, своему хозяину, что следует делать! Под тяжелым взглядом Маклина Сьюмас закрыл рот, сделал два шага к двери, потом бросил на Джоанну взволнованный взгляд и исчез. Джоанна очень надеялась, что он отправился, чтобы позвать кого-нибудь на помощь.

Как только Сьюмас скрылся за дверью, Маклин повернулся к Джоанне и кивком указал ей на библиотеку, которую занял под свой кабинет.

У Джоанны вдруг пересохло в горле. Она с трудом сглотнула и уже собралась было возразить, но не издала ни звука. Ей не хотелось оставаться с ним наедине, но она понимала, что выбора у нее нет. На дрожащих ногах она прошла в библиотеку и встала посреди комнаты. Морской Дракон вошел вслед за ней.

Джоанна изо всех сил сжала челюсти, чтобы не стучали зубы, засунула большие пальцы за пояс и гордо вскинула голову, всем своим видом показывая, что ей совсем не страшно. Она посмотрела Маклину прямо в глаза и наткнулась на его ледяной взгляд.

Боже правый! Его взгляд мог заморозить озеро Лох-Левен в самый разгар лета! И все равно, что бы он там ни собирался с ней сделать, она не выдаст себя. Он никогда не узнает, кто она на самом деле. Никогда!

Подобно принцессе из кельтских сказаний, которую приковали к скале, принеся в жертву морскому дракону ради спасения всего народа, Джоанна намеревалась выполнить свой долг до конца.

Он может пытать ее раскаленным железом.

Он может вздернуть ее на дыбе.

Он даже может бросить ее в ров с водой со связанными руками и ногами!

Все равно, что бы он там ни замышлял, она никогда не сознается ему, что она – владелица замка, который он мечтает прибрать к рукам.

Никогда.

Рори взглянул на перепачканное лицо девушки. Россыпь веснушек на носу и на скулах была едва различима под слоем сажи. Рори стоило больших усилий сохранять серьезный вид. Дерзкая уверенность Джоанны в том, что он ни о чем не догадывается, казалась ему невероятно забавной.

– Как тебя зовут, парень? – грозно сдвинув брови, спросил Рори.

– Джоуи Макдональд.

– Кто твои родители, Джоуи?

Леди Джоанна расправила плечи и гордо вскинула подбородок.

– У меня нет родителей. И дедушки с бабушкой тоже нет, – с вызовом ответила она.

– Значит, ты сирота?

– Именно так обычно называют детей, у которых нет родителей, – улыбнулась она.

Несмотря на ее вызывающий вид, Рори почувствовал, что вопросы причиняют ей неподдельную боль.

– Хорошо, тогда скажи, кто они были? – спросил Маклин более мягким тоном.

– Мой папка погиб в битве при Стерлинге. Он воевал за старого короля. А мама умерла два года назад.

– Значит, твой отец был бунтовщиком.

Девушка сжала кулаки.

– Мой отец был героем, – гордо заявила она. – Прежде чем его убило снарядом из пушки, он убил своим мечом восемь человек!

«Если бы его не убили в бою, то позже повесили бы как предателя и бунтовщика», – подумал Рори, но не стал говорить этого своей невесте.

Значит, Джоанна потеряла отца, когда ей было всего лет восемь. С тех пор она, казалось, не слишком подросла. Потрепанная рубашка была ей явно велика и висела на ней как на вешалке. Старый килт и накидка на плечах были тоже слишком большими для ее хрупкой фигурки. И даже стоптанные башмаки были на несколько размеров больше, чем надо. Но, несмотря на этот немного нелепый вид, держалась она вызывающе.

Ее гордость тронула Рори. Перед его мысленным взором пронеслось его собственное детство. Его отдали на воспитание в дом верных Стюарту людей в возрасте восьми лет. Рядом не было никого из близких, он был там совсем один, и ему очень скоро пришлось научиться защищаться, когда мальчишки задирали его. Он вел тогда себя так же, как сейчас Джоанна, с такой же вызывающей гордостью. Можно только удивляться терпению Гидеона Камерона.

– Я решил послать тебя на обучение к Фичеру, чтобы он сделал из тебя настоящего воина. – Он помолчал, давая Джоанне время справиться с испугом, затем с улыбкой продолжил: – И хотя требовательность и строгость твоего наставника способны творить чудеса, у меня все-таки есть сомнения, обладаешь ли ты всеми необходимыми воину качествами.

В эту минуту в дверях появился Джок Кин.

– Звали, милорд? – спросил он.

Рори кивнул, жестом велел Джоку войти, потом повернулся к Джоанне:

– Помимо работы по дому, я хочу, чтобы ты, парень, поработал на конюшне. С завтрашнего дня будешь выполнять приказания старшего конюха. А на сегодня тебе задание: вычистить из конюшен навоз.

Джок шагнул вперед и стащил с головы шапку, под которой оказалась совершенно лысая, без единого волоска, голова. Он бросил на Джоанну ободряющий взгляд, потом опять посмотрел на Рори.

– Я присмотрю за мальчишкой, милорд, – заверил он Маклина.

Его круглое лицо расплылось в самодовольной улыбке.

– Я прослежу, чтобы он не бездельничал и чтобы не попал в беду.

Рори сложил руки на груди и ждал, что уж теперь-то Джоанна выдаст себя – английская кровь не позволит ей терпеть подобное унижение.

Вместо этого Джоанна шагнула ближе к лысому карлику и взглянула на Рори ясными синими глазами.

– Я сделаю все, что мне скажет Джок, милорд, – пообещала она. – Я умею убирать конюшни, знаю, как это делается. И я умею обращаться с лошадьми. Вот увидите.

– Тогда чего же ты ждешь? – с напускной суровостью спросил Рори. – Иди на конюшню и займись делом.

– Да, милорд. Большое спасибо, милорд. – Джоанна в пояс поклонилась Маклину.

Ему показалось что в ее голосе прозвучала издевка.

– Очень вам благодарен, милорд.

И хотя Рори видел только ее макушку в траченной молью шапке, он готов был поклясться, что она улыбается.

Джоанна еще стояла, согнувшись в низком поклоне, когда в комнату вошла Мод Беатон. Маклину говорили, что она была кормилицей «пропавшей» хозяйки замка. Мод неловко присела с поклоном, когда взгляд Рори скользнул по ней.

– Простите, милорд, – кротким голосом проговорила она, – но мальчик нужен на кухне.

– Джоуи будет работать на конюшне, – нахмурился Рори. – И никогда впредь, что бы там ни случилось, не перебивай меня, женщина, когда я с кем-нибудь разговариваю.

– Слушаюсь, милорд, – смиренно пообещала Мод.

Потом эта высокая крупная женщина быстро глянула на Джоанну и вышла, за ней засеменил Джок. Картина была уморительная – они напоминали курицу с цыпленком.

– Ты можешь идти, парень, – сказал Рори.

– Благодарю, милорд, – широко ухмыляясь, ответила Джоанна и, повернувшись, пошла к двери размашистой мальчишеской походкой.

– И вот еще что, Джоуи, – окликнул вдруг Маклин.

Джоанна остановилась и повернула голову.

– Если ты впредь будешь мне дерзить, я сам научу тебя уважительности. Но имей в виду, что если я возьмусь за твое воспитание, то ты предпочтешь, чтобы Фичер содрал с тебя кожу, выдернул тебе ребра и вбил ими твою башку в плечи.

Девушка вышла из комнаты, не обернувшись.

Рори улыбнулся и восхищенно покачал головой. Да, мужества этой девочке не занимать. Не каждый мужчина может похвастаться такой отвагой. Мысль о том, что эта маленькая храбрая фея скоро окажется в его постели, вдруг вызвала волну вожделения, прокатившуюся по телу Рори. Будь он проклят, если уже не начал ждать с нетерпением дня своей свадьбы!

Почти дюжина людей из клана Макдональдов ждала за дверью библиотеки, не раздастся ли крик Джоанны. Они были готовы в ту же секунду броситься к ней на помощь. Но она вышла целая и невредимая и направилась к выходу. Ее люди пошли за ней.

– С вами все в порядке? – понизив голос, спросил Дэвид Огилви.

– Он ничего вам не сделал? – прошептал кузнец Якоб.

При мысли, что кто-то мог обидеть его обожаемую маленькую хозяйку, его большие сильные руки непроизвольно сжались в кулаки.

Вся процессия во главе с Джоанной направилась по длинному коридору к часовне.

– Он и пальцем ко мне не притронулся, – с улыбкой сообщила Джоанна своим людям, – но никогда в жизни я больше не хотела бы беседовать с Морским Драконом наедине.

Отец Томас положил руку Джоанне на плечо, и они остановились.

– Боюсь, что этот фарс слишком затянулся. Не случилось бы беды, – сказал он тихо, встревоженно глядя на Джоанну.

– И правда, леди Джоанна, – шагнул вперед Сьюмас, – когда мы решились на этот фокус с переодеванием, мы все надеялись, что Дракон в этот же день уедет в Мингари искать вас. А он все еще здесь, и уезжать не собирается.

– Не беспокойтесь, все будет в порядке, – заверила их Джоанна. – Я не намерена так быстро сдаваться. И потом, все, что нам надо делать, – это продолжать дурачить Маклина до приезда Эвина. Он избавит нас от этого чудовища.

Сьюмас поскреб подбородок и сжал губы.

– Миледи, вы не сможете долго водить Маклина за нос. Это становится слишком опасным.

– Смогу, – стояла на своем Джоанна, – я знаю, что смогу. Ну, сами посудите. Маклин был совсем рядом со мной, и у него не возникло и тени сомнения в том, что я мальчишка. Он так же глуп, как и его люди.

Иден прижалась к своей матери.

– Если он узнает, кто ты, он тебя повесит, – передернувшись от страха, прошептала она.

– Да пускай, – легкомысленно отмахнулась Джоанна. – Тогда хоть не придется выходить за него замуж.

Кое-кто из людей прыснул от смеха, но большинство оставались серьезными. Джоанна действительно сильно рисковала. Она вполне вместо свадьбы могла отправиться на виселицу.

Мод беспокойно смотрела на отца Томаса, прижав руку к пухлой щеке.

– Может, нам увезти мою бедную овечку из замка?

– А что, неплохая мысль, – кивнул священник.

Джоанна вполне могла доверять тем, кто был к ней близок, но поручиться за всех членов клана она бы не смогла. Все очень по-разному отнеслись к ней, когда она приехала в Кинлохлевен со своим дедом два года назад. Но, как бы там ни было, она – глава клана и просто обязана помочь своим людям.

– Мое сердце принадлежит Шотландии, и я никуда отсюда не уеду, – сказала она, взволнованно сжав руки. – И, кроме того, если Джои Макдональд сейчас вдруг исчезнет, Маклин поймет, кто это был на самом деле. И вы тогда окажетесь в большой беде. – Джоанна тронула Беатрис за рукав. – Ты получила весточку от Эвина?

– Пока еще нет, – призналась Беатрис. – Но уверена, что получу со дня на день. Возможно, он поехал в замок Стокер, чтобы переговорить с королем. Я очень надеюсь на это. Бог даст, ему удастся уговорить его величество отменить этот мезальянс, и тогда ты сможешь выйти замуж за Эндрю.

– Значит, решено, мы будем ждать возвращения лорда Эвина, – подвела черту Джоанна.

Она заметила беспокойство и тревогу в глазах Иден.

– Не волнуйся, сестричка. Я не позволю Морскому Дракону жениться на тебе. Если уж до этого дойдет, я откроюсь ему.

Увидев, что кузина успокоилась, Джоанна натянула вязаную шапку поглубже на уши, чтобы ни одна предательская рыжая прядка не выбивалась из-под нее.

– Итак, я продолжаю играть роль дворового мальчика, – решительно объявила Джоанна своим близким.

Если не считать последнего разговора с Маклином, Джоанне даже нравилась ее новая роль. Она получала большое удовольствие от того, что могла свободно бегать по замку, пренебрегая скучными правилами поведения, и радовалась, что не приходится сидеть с Иден за вышиванием, зевая от скуки.

– Будь осторожна, дитя мое, – предупредил отец Томас. – Держись подальше от Маклина. Старайся не попадаться ему на глаза. Конечно, может так случиться, что у тебя не будет другого выхода, но все-таки будь осторожна.

После сегодняшнего разговора с Маклином у Джоанны и в мыслях не было дразнить его. Ей совсем не хотелось снова испытать на себе обжигающую резкость его речей или леденящий душу взгляд. Но она решила быть стойкой, как ее любимая героиня, Жанна д'Арк, и держаться до конца.

– Мне надо возвращаться к своим обязанностям, – сказала она отцу Томасу. – Дворовый мальчик не должен бездельничать, иначе ему найдут работу. А если кому-нибудь из Маклинов придет в голову посмотреть, что поделывает Джои Макдональд, то пусть видят, что он убирает конюшни.

– Ох, ягненочек, как же я боюсь за тебя, – вздохнула Мод.

Она обняла Джоанну, крепко прижала к своей мягкой груди и поцеловала в лоб.

Джоанна сглотнула вставший в горле комок. Она снова почувствовала себя маленькой девочкой, которую Мод вот гак же утешала в трудные минуты.

Никто не проронил ни слова.

Никто не обмолвился о том, что не выходило у Джоанны из головы: об истинной сущности Маклина. Все Макдональды шептались о том, что их заклятые враги Маклины, которые проводят большую часть жизни в море, на скалистых безлюдных берегах вступают в любовную связь с русалками.

Если затея Джоанны провалится, ей придется стать женой чуть ли не самого дьявола.

В обязанности дворового мальчика, которые исполняла Джоанна, входило снабжение дровами многочисленных очагов и каминов в замке. Вечером того же дня, когда состоялся памятный разговор с Маклином, Джоанна сидела на краю стола в кухне и грызла яблоко, когда вошел Фичер. Он приказал ей отнести охапку дров в спальню лорда. У Джоанны просто язык чесался напомнить ему, что это ее спальня, а не Маклина, но она подавила в себе это желание, соскочила со стола и пошла за дровами.

С того дня, как Маклин приехал в Кинлохлевен, у Джоанны не было случая побывать в своей спальне, и сейчас, в роли дворового мальчишки, ей было любопытно взглянуть на собственную комнату.

Дверь была открыта настежь, поэтому она вошла без стука. Перед камином стояла большая деревянная бадья для купания, и Артур Хей, слуга Маклина, наливал в нее из ведра горячую воду.

Джоанна застыла на пороге. Слишком поздно она поняла, зачем нужны были еще дрова.

Морской Дракон собирался принимать ванну.

– Чего ты рот разинул? – окликнул Джоанну Артур. – Неси дрова сюда и складывай в ящик.

Маклин сидел на краю пышного перьевого матраса и разувался. Он скользнул отсутствующим взглядом по Джоанне, обратив на нее не больше внимания, чем на вошедшую вместе с ней борзую. Потом он встал и начал расстегивать пряжку на поясе. Джоанне были видны его сильные, красивой формы ноги, покрытые золотистыми волосками. Вид его босых ступней привел ее в такое замешательство, что она споткнулась и чуть не выронила дрова.

Она опустила глаза, борясь с желанием убежать как можно быстрее. Неверными шагами она подошла к камину, мозг ее лихорадочно работал.

За ее спиной послышалось шуршание падающей на пол одежды, сердце в груди у Джоанны подпрыгнуло и забилось сильней. Боже правый, если она сейчас же не уйдет отсюда, будет поздно!

– Добавь-ка еще дров в камин, парень, – обратился к ней Маклин.

– Да, милорд, – еле выговорила Джоанна, стараясь не смотреть на него.

Она встала на колени перед камином и положила полено в огонь. И тут ей пришла в голову мысль, что вся эта ситуация – просто подарок судьбы и другого такого шанса может никогда больше не представиться! Ведь сейчас она наконец-то может узнать, насколько правдивы были рассказы о Маклинах, которые она слышала в детстве. Ей только надо дождаться, когда он совсем разденется, и бросить один-единственный взгляд на его голый зад!

Она, конечно, не слишком верила в то, что у него есть настоящий хвост, но все-таки…

Джоанна почувствовала, что у нее пересохло во рту, и прикусила нижнюю губу. То, что она хотела сделать, было неприлично и грешно. Если она на исповеди расскажет об этом отцу Томасу, он наложит суровую епитимью, и она и за год не отмолит этот грех. Но ситуация складывалась слишком заманчивая, чтобы упустить ее.

Одно за другим поленья полетели в огонь, и Джоанна медленно поднялась с колен. Она смотрела на оранжевое пламя и думала о пламени, которое горит в аду.

– Вода готова, милорд, – позвал Маклина Артур.

– Я тоже, – шепотом сообщила Джоанна пылающим поленьям.

Она выпрямилась и, глубоко вздохнув, повернулась на каблуках.

Господи, спаси и сохрани!

При виде почти раздетого Маклина Джоанна даже рот раскрыла от изумления. Он стоял у края кадки с водой, его наготу прикрывала лишь узкая полоска ткани на бедрах. Его широкие плечи и мускулистые, сильные руки были покрыты золотистым загаром. Поразительно, но голым он казался еще больше и мощнее, чем в одежде.

Щеки Джоанны вспыхнули, ей мгновенно стало жарко. Она не могла оторвать взгляда от Морского Дракона, ей отчего-то трудно вдруг стало дышать.

На правой руке у Маклина был вытатуирован зелено-голубой трехголовый морской змей, наподобие браслета обвивающий его предплечье. Широкая грудь была покрыта густыми золотисто-каштановыми волосками, между едва различимыми сосками на золотой цепочке висел медальон с изображением какого-то святого. На плоском животе волосы сходились в узкую полоску, которая заканчивалась где-то под белой тканью. Картину довершали сильные, стройные ноги.

По-видимому, ему крепко досталось в боях, – все его тело было покрыто шрамами. А одно ранение могло стоить ему жизни. Шрам тянулся от середины груди до правого нижнего ребра.

Странная щемящая боль пронзила тело Джоанны при виде этих шрамов. Боль, смешанная с каким-то непонятным волнением, с предвкушением чего-то. Но все это было так туманно, так незнакомо, что девушка испугалась.

Золотоволосый и золотокожий, Маклин показался Джоанне воплощением невероятно красивого и не менее могущественного языческого бога.

Но тут его рука потянулась к повязке на бедрах, и Джоанна со всех ног бросилась к двери. Послышался плеск воды – это Маклин погрузился в кадку, а Джоанне показалось, что это иерихонские трубы возвестили о наступлении судного дня. Она вылетела из комнаты и сбежала с лестницы, чудом не потеряв по дороге свои слишком большие башмаки. К своему ужасу, за спиной у себя она услышала громкий, раскатистый мужской хохот.

Этой ночью она видела во сне Морского Дракона. Ей снилось, что она лежит опять на своей кровати, в своей спальне. Вдруг сильные руки откинули полог, и прямо перед собой она увидела Маклина.

– Просыпайся, девочка моя, – ласково позвал он.

На нем был только килт, он смотрел на Джоанну, и в неверном свете свечей его взгляд был необъяснимо притягательным, он словно звал, манил куда-то. От этого взгляда по коже у Джоанны поползли мурашки. Она скользнула дрожащей рукой под складки его килта и провела кончиками пальцев по его бедру. Она почувствовала, как напряглись его стальные мышцы. От ее прикосновения у него перехватило дыхание, но он не отстранился.

Джоанна почувствовала, что в ней проснулось доселе незнакомое желание, которое поднимается из каких-то не ведомых глубин ее тела. Ее дыхание стало быстрым и прерывистым, сердце бешено забилось, тело напряглось и затрепетало. Сама не понимая, что она делает, Джоанна встала на колени и через голову стянула ночную сорочку. Ее длинные густые волосы рассыпались по плечам, упали на грудь.

Морской Дракон откинул шелковистые пряди ей за спину, чтобы они не скрывали прекрасные полушария с розовыми сосками.

Он медленно скользил взглядом по ее телу, разглядывая каждый изгиб, каждую впадинку. Она кожей чувствовала жар его взгляда, словно это огнедышащий дракон опалял ее своим дыханием.

Воздух, напоенный ароматом меда, вдруг показался ей тягучим, он притягивал Джоанну к большому, сильному телу Морского Дракона. Она почувствовала себя в невидимой ловушке, расставленной лесными феями. Не в силах противиться властному взгляду зеленых глаз, она опустила голову, покоряясь ему.

– Пойдем со мной, Джоанна, – позвал он.

– Куда? – еле слышно прошептала она.

– Пойдем к озеру, моя маленькая нимфа. Я покажу тебе чудеса, о которых знают только русалки.

– Но я не должна этого делать, – жалобно проговорила Джоанна. – Приличные девушки не ходят на прогулки с дикими морскими драконами.

– Хорошо, – снисходительно улыбнулся он. – Тогда давай вместе примем ванну, любовь моя. Я надеюсь, ты не боишься меня здесь, в твоей собственной спальне?

Тут она заметила кадку с водой, стоящую возле камина.

Присутствие Морского Дракона лишало ее сил, она не могла ему сопротивляться.

– Я не боюсь, – заявила она с отчаянной решимостью.

Он повернулся и пошел к кадке, над которой поднимался пар. Потом он расстегнул пояс, снял килт и нагнулся над кадкой, чтобы попробовать воду.

Джоанна завороженно смотрела на его обнаженное тело. Она видела каждую мышцу на его широких плечах, каждый изгиб мускулистой спины. Ее взгляд опустился ниже, и она застыла от ужаса и отвращения.

Боже правый, именно этого она и боялась!

У Маклина был хвост – блестящий, длинный, настоящий драконий хвост – такого же ярко-зеленого цвета, как его глаза…

Джоанна проснулась от собственного крика. Она пыталась унять бешено бьющееся сердце, уговаривая себя, что это всего лишь сон. Просто ее воображение сыграло с ней плохую шутку, воплотив во сне все ее детские страхи.

Пораженная своей реакцией на образ Маклина, Джоанна прижала к губам кулак и невидящим взглядом уставилась в потолок. Она ничего не могла понять. Между бедрами она чувствовала влажное тепло, все ее тело изгибалось в непонятной истоме.

Джоанне очень не хотелось в этом признаваться, но в глубине души она надеялась, что Маклин все-таки узнает, кто она на самом деле. А потом он поведет ее на брачное ложе и научит всем чудесным вещам, о которых знают только русалки.

Джоанна со стоном перевернулась на живот и уткнулась лицом в ладони. Перед ее мысленным взором стоял обнаженный Маклин, такой, каким она видела его во сне.

Но разве хватит у нее сил выдержать взгляд его проницательных зеленых глаз? Святые угодники, помогите!

3

Гонцы, которых Маклин посылал в замок Мингари, вернулись с известием, что не застали там Эвина Макдональда. Как им было сказано, Эвин со своим сыном отправился в Стокер просить аудиенции короля.

Рори никак не прореагировал на эту новость. У Эвина ничего не выйдет. Идея объединить два клана путем женитьбы Рори на наследнице Макдональдсе крепко засела в голове Джеймса Стюарта. Им, конечно, двигали соображения политического характера. Поэтому брак Рори и Джоанны Макдональд предрешен, и никакие просьбы и уверения ничего не изменят.

Образ Джоанны с широко распахнутыми испуганными глазами и чуть приоткрытым в изумлении ртом возник перед его внутренним взором. Рори так и не понял, что могло столь сильно ее потрясти. Можно было подумать, что перед ней вдруг появился дикий варвар, а не Рори Маклин. Но еще удивительнее было то, что его это беспокоило и раздражало. Ну, казалось бы, какое ему дело, как именно прореагировала на него эта девчонка? Он пытался отогнать от себя это видение, но оно досаждало ему, как назойливая муха.

Чтобы унять беспокойство и раздражение, Рори решил проехаться верхом. Замкнутое пространство Кинлохлевена действовало ему на нервы. Он привык к морскому простору, к вою ветра в парусах, к постоянному плеску волн, к качающейся палубе под ногами. А здесь, в замке, он задыхался.

Чтобы не терять время, Рори решил, что оседлает своего жеребца сам. Он вошел в полутемную конюшню, и лошади тихим ржанием приветствовали его. Его внимание вдруг привлекли какие-то странные стоны в дальнем конце конюшни. Рори направился туда, слой сена на грязном полу заглушал его шаги.

Там он увидел Джоанну. Она сидела на корточках и через щель подсматривала за тем, что происходило в соседнем стойле. Рори с высоты своего роста прекрасно видел, что именно там происходило. На большой куче сена Тэм Маклин занимался любовью с хорошенькой служанкой. Килт Тэма валялся рядом, юбка девушки была задрана гак, что были видны белые пышные бедра и ягодицы. Тэм ритмично двигался, служанка обхватила ногами его тело, а руками прижимала к себе его голову. Слышно было громкое дыхание, прерываемое стонами наслаждения.

Ухмыляясь, Рори протянул руку и схватил Джоанну за шиворот. Она громко вскрикнула от неожиданности, и ее крик спугнул незадачливых любовников. Они вскочили на ноги и быстро привели свою одежду в порядок. Движением брови Рори отправил их вон из конюшни. Ему не пришлось повторять дважды – Тэм и пунцовая от смущения девушка мгновенно исчезли.

Рори поставил свою невесту на ноги.

– Ты не придумал ничего лучше, чем подглядывать за взрослыми? – сердито нахмурив брови, спросил Рори.

– Я не подглядывал, – с вызовом ответила Джоанна. – Я просто услышал стоны Мэри и подумал, что этот здоровый негодяй бьет ее. Я взял вилы, чтобы заколоть его, но тут она стала просить, чтобы он не останавливался, и я решил посмотреть, что там происходит и что будет дальше.

Рори прочел в огромных глазах девушки потрясение и понял, что она не лжет. По-видимому, никто не потрудился просветить ее в этом вопросе и объяснить, откуда берутся дети.

При виде изумления, которое было написано на лице у Джоанны, Рори с трудом удерживался от смеха.

– А когда ты понял, что он не бьет ее?

Джоанна опустила голову.

– Ну, я довольно скоро догадался, что они делают, – призналась она носкам своих ботинок. – Но только им надо было подождать до свадьбы, – возмущенно добавила она.

Рори рассмешило это возмущение.

– Конечно, надо было, – согласился он, – но люди не всегда ждут свадьбы.

Джоанна глубже натянула на уши вязаную шапку, ее брови почти сошлись на переносице.

– Не понимаю почему, – сердито сказала она. – Я думал, что это делают только потому, что так полагается.

Рори поудобней устроился на куче сена, не отрывая взгляда от Джоанны. Ее наивность и искреннее любопытство забавляли его. Но ему совсем не хотелось, чтобы его невеста в первую брачную ночь оказалась полностью не подготовлена к тому, что ей предстояло пережить.

– Ты знаешь, Джои, когда твое собственное тело начнет просыпаться, ты поймешь, что это не так уж возмутительно. А если тебе повезет, то девушка, которая тебе понравится, будет испытывать те же чувства и желания.

Джоанна, все еще хмурясь, бросила на него быстрый взгляд из-под опущенных ресниц.

– А вы тоже будете делать это с леди Джоанной, когда найдете ее? – с подозрением спросила она.

– После свадьбы – обязательно, – ответил Рори, и при этой мысли острое желание пронзило его тело. – Все мужчины делают это после свадьбы со своими женами, парень. В этом нет ничего постыдного. И вреда тоже от этого не бывает.

Она отступила на шаг назад, все еще глядя на него с подозрением.

– А если жена этого не захочет?

– Ну, это забота мужа – сделать так, чтобы жена захотела. – Рори постарался, чтобы его голос звучал мягко и успокаивающе.

Джоанна не отводила взгляда, полного мучительных сомнений, от могучего воина, сидящего перед ней на сене. Вдруг ужасная мысль заставила сжаться ее сердце. Ведь это настоящий бандит, от макушки до пяток! Так каким же способом Морской Дракон может заставить подчиниться непокорную жену?

– Он будет ее бить? – со страхом спросила девушка, почти не сомневаясь в ответе.

Рори улыбнулся, и от уголков его глаз к вискам разбежались тоненькие морщинки.

– Знаешь, Джои, для того чтобы женщина захотела выполнить твое желание, кнут не нужен.

Джоанна судорожно вздохнула. Не кнут? А что же тогда? Неужели магия? Она знала, что Морской Дракон – существо греховное и безнравственное, но неужели он еще и колдун? А что, вполне возможно, что колдовские способности передаются у них от отца к сыну вместе с драконьим хвостом. Во всяком случае, тогда становится понятно, почему он так странно действует на нее.

– Так как же он может добиться своего? – От волнения у Джоанны пересохло во рту.

Рори повернул голову и посмотрел на жеребца, стоявшего в соседнем стойле. Тот, встретив взгляд человека, тихонько заржал.

– Точно так же, как Джок учил тебя приручать норовистых лошадей, – морковкой и яблоками. Как только конь начнет есть из твоих рук, считай, что он тебе подчинился и выполнит любое твое приказание.

Разочарованию Джоанны не было предела.

Господи, морковка и яблоки!

А где же тогда романтические ухаживания, где баллады, которые влюбленный мужчина должен распевать под окнами любимой женщины? Где цветы и признания в вечной и страстной любви?

От разочарования у Джоанны перехватило дыхание. То, что делали Тэм и Мэри, никак не соответствовало ее представлениям о первой брачной ночи. По ее понятиям, это должно было быть романтическое свидание, полное любви и признаний, цветов и поэзии. И конечно, поцелуев…

Неожиданно перед ее внутренним взором возник образ Маклина, почти обнаженного, в одной набедренной повязке. При воспоминании о его сильном, красивом теле сердце Джоанны забилось в сладкой истоме. Она представила себе, как его губы касаются ее обнаженной груди, и ее охватило странное томление. Даже сейчас от одного только звука его глубокого баритона ее кожа покрывалась мурашками. Она уже поняла, что он не будет прибегать к насилию, чтобы соблазнить ее, но волшебству она сопротивляться не сможет. А в том, что он пользуется магией, у Джоанны не было сомнений. Ничем другим, кроме колдовства, Джоанна не могла объяснить странную реакцию своего тела только на одно его присутствие.

– И много девушек вы приручили с помощью морковки и яблок? – спросила Джоанна, замирая от ожидания ответа.

Она чувствовала странное покалывание под ложечкой.

Вместо ответа Маклин коротко хохотнул. Джоанна поняла этот смех как утвердительный ответ.

– И ни разу не получили отказа? – скептически прищурилась она.

Его улыбка стала еще шире.

– И вы никого из них не били?

Изумрудные глаза Маклина искрились весельем. Его явно забавлял этот разговор.

– Знаешь, Джоуи, ты ужасно любопытный, – со смехом ответил он. – Умный мужчина никогда не применит кнут к своей жене, так же как не будет без нужды хлестать хорошего коня.

На этот раз ответ Маклина окончательно смутил Джоанну. Воспитанная на балладах и поэмах, она мечтала о рыцаре в сверкающих доспехах, который прискачет в замок на белом скакуне и увезет ее. Вместо этого она должна выйти замуж за человека, для которого нет никакой разницы между женщиной и лошадью.

– Значит, для вас жена – все равно что домашняя скотина?

– Ну, не совсем так, – терпеливо объяснял Маклин. – Но жена принадлежит мужчине, так же как и его земля, и его скот. И он должен заботиться обо всем, что ему принадлежит, и защищать все это от алчных соседей. Не то можно лишиться всего, что имеешь.

Джоанна молчала, и он продолжил, сменив серьезный тон на веселый:

– Ты же знаешь старинную шотландскую поговорку: «Мое добро, моя жена и «пойдем домой» – самые лучшие слова для шотландца».

Маклин выразился ясно и точно, точнее не скажешь, – он считает и ее, и замок Кинлохлевен своим добром.

– Сьюмас говорил, что вы собираетесь что-то изменить в защитных сооружениях замка, – решила сменить тему разговора Джоанна. – А вам не кажется, что следует сначала посоветоваться с леди Джоанной?

Маклин сел, положив руки на согнутые колени, и недоуменно посмотрел на девушку.

– Что может женщина понимать в фортификации? – изумленно спросил он.

– Ну, вы могли бы объяснить ей все.

Маклин одарил Джоанну широкой улыбкой и потряс головой.

– А она расскажет мне, как вести домашнее хозяйство? Или как отбеливать холсты?

Джоанну возмутило его стремление удалить жену от принятия решений, касающихся ее собственного замка. Она с небрежным видом засунула большие пальцы за пояс и с вызовом посмотрела на него:

– Вы считаете, что она ничего не поймет, потому что она – женщина?

Он с интересом глядел на нее некоторое время, потом пожал плечами.

– Леди Джоанна несколько туповата, – сказал он, покрутив пальцем у виска. – Даже для женщины.

Джоанна пылала негодованием.

– И почему же это вы так решили?

– Мне об этом сказали в первый же день, как я приехал. К тому же леди Джоанна не сказала мне и трех слов за все это время. Как только я появляюсь в поле ее зрения, она таращится на меня так, как будто у меня две головы, а потом стремглав убегает. Я убедился, что леди Беатрис говорила правду, когда рассказала мне, что наследница бегает по долинам и оврагам, не отдавая себе отчета в том, что делает.

– О… – только и смогла произнести Джоанна.

Она опустила глаза, вспомнив, что сама же и придумала эту небылицу.

– Ведь это правда, не так ли? – Маклин испытующе смотрел на нее.

– Ну да, конечно, – ответила девушка уже без прежнего вызова. – Но я думаю, что вы все равно должны сначала обсудить свои планы с ней. Она понимает гораздо больше, чем вы думаете.

– Понимает она или нет, это не имеет никакого значения, парень, – отрезал Маклин. – Я не намерен обсуждать с моей женой ни планы укрепления защитных сооружений замка, ни стратегию ведения боя. Защита замка от врагов – обязанность мужчины.

– А женщина обязана создавать мужу все удобства, рожать наследников и не совать нос в его дела, – с горечью закончила за него Джоанна.

Маклин взял соломинку и стал задумчиво вертеть ее пальцами.

– Знаешь, Джоуи, для парнишки своего возраста ты слишком много и серьезно рассуждаешь на эту тему.

Джоанна спохватилась, плюхнулась на сено рядом с ним и пожала плечами:

– Я просто так, к слову. Мне ведь никогда не придется беспокоиться о замках и землях, как, впрочем, и о женщинах, если уж на то пошло.

Маклин весело хлопнул ее по спине так, что она чуть не свалилась с кучи сена.

– Считай, парень, что тебе повезло, – сказал он. – Ты сможешь выбрать себе невесту сам, по своему вкусу. Тебе не придется жить с той, на которой тебе приказано жениться.

Она удивленно взглянула на него:

– Разве вы не хотите жениться на леди Джоанне?

– А почему я должен этого хотеть? – ответил он вопросом на вопрос.

Она не успела ответить, как он поднялся на ноги.

– Ну, хватит бездельничать. Давай отправляйся работать.

Джоанна накладывала сено в кормушки и краем глаза наблюдала за Маклином. Он оседлал своего коня и вывел его под уздцы из конюшни. Джоанна молила всех святых, чтобы Эвин поскорее вернулся, потому что она никогда не допустит, чтобы бедняжка Иден попала в лапы этому мужлану, который обладал чувствительностью садовой скамейки и романтизмом дубовой двери.

После разговора на конюшне интерес Рори к его невесте возрос многократно. Ему хотелось узнать о ней как можно больше. Да, черт побери, он хотел знать о ней всё, и для начала: как она выглядит без этой дурацкой мальчишеской одежды. И вообще без всякой одежды, если на то пошло. Рори поймал себя на том, что мечтает о брачной ночи и обо всех удовольствиях, которые она обещает.

Однако он не мог расспросить Джоанну обо всем, что его интересовало, поэтому решил прибегнуть к помощи Мод Беатон.

Рори был в библиотеке и стоял, опершись на каминную полку, когда вошла Мод.

– Мне сказали, что ты была кормилицей леди Джоанны и ее няней, – обратился он к женщине.

Мод уселась в кресло, на которое ей указал Маклин, и поставила на колени корзинку с мотками разноцветной шерсти, которую принесла с собой. На ней было надето добротное шерстяное платье, на голове – отделанный бархатом чепец. Женщина держалась спокойно, с достоинством. Все это вместе указывало на ее довольно высокое положение в замке. В ее умных серых глазах не было страха, как у большинства здешних женщин, с которыми до сих пор общался Маклин, и это ему очень понравилось.

– Именно так, милорд, – ответила она. – Надо сказать, нянчить ее было совсем не трудно. Она практически не болела, а ухаживать за здоровым ребенком – одно удовольствие. Когда Джоанна явилась в этот мир, она вопила во всю силу своих легких, ее руки и ноги беспрерывно двигались. С тех пор она не сильно изменилась. А вот ее мать не отличалась здоровьем. С того дня, как леди Анна узнала, что ее муж погиб в бою, она начала чахнуть, а потом и вовсе умерла. Ее бедное сердце не перенесло такого горя.

– Именно тогда эта леди и вернулась в Камберленд с дочерью? – уточнил Маклин.

Мод кивнула, из ее груди вырвался горестный вздох.

– Я настояла на том, чтобы поехать с ними. И хотя это означало жить среди англичан, я не могла и подумать о том, чтобы расстаться с моей малышкой. И, скажу я вам, хорошо, что я все эти ужасные семь лет была рядом с ней, дай ей бог здоровья.

– Ужасные? Почему ужасные?

Мод смотрела на могучего воина, стоявшего перед ней, и размышляла, насколько она может быть искренней с ним. Когда Джоанна придумала этот план с переодеванием, Мод была уверена, что Морской Дракон именно такой, каким рисует его народная молва, – жестокий, злобный, безжалостный и… не очень умный. Но в первый же день своего пребывания в замке он проявил удивительное терпение и понимание по отношению к обитателям Кинлохлевена. За то время, что он правил замком, ни один из Макдональдов не пострадал.

Мод увидела разложенные на столе планы и схемы и догадалась, что Маклин собирается что-то изменить в своем новом доме, а не просто выжать из него все, что можно, и бросить. А то, как он обращался с людьми, и вовсе было выше всяких похвал. Он говорил кратко и доходчиво, был вежлив и доброжелателен. Насколько ей было известно, ни одна служанка или дворовая девушка не ночевала в постели Маклина, хотя некоторые из них и поддались на уговоры его воинов.

И Мод преисполнилась уверенности, что очень скоро маскарад Джоанны закончится. Умный взгляд проницательных зеленых глаз убедил ее в этом. Всю оставшуюся жизнь Маклин и леди Джоанна проведут вместе, связанные узами брака. И лучшего мужа для леди, пожалуй, и желать было бы нельзя. И Мод решила, что будет предельно откровенной.

– О, милорд, Невилы так и не приняли бедную девочку как равную. Ведь она наполовину шотландка, и этим все сказано, – отвечала Мод. – Они постоянно издевались над ее акцентом и манерой вести себя. Даже слуги позволяли себе быть с ней непочтительными. Однажды я услышала, как одна из служанок назвала мою бедную девочку за ее спиной выродком. И, будьте уверены, я этого так не оставила. Та служанка очень пожалела о своих словах, уверяю вас.

Заинтригованный, Рори сел на стул напротив Мод, круглое лицо которой пылало от негодования.

– И Невилы позволяли так обращаться со своей единственной внучкой?

– Дед и бабушка Джоанны редко бывали в Аллонби, – пояснила Мод. – Маркиз оставался в Лондоне, пока позволяло здоровье, и только потом отправился на отдых в Аллонби. Спустя несколько недель после этого он умер, а его жена вернулась ко двору, едва завяли цветы на его могиле. – Мод махнула рукой. – Да и невелика потеря, знаете ли.

Рори положил локти на колени и сцепил пальцы. В тот день, когда король повелел ему взять в жены леди Джоанну, он рассказал Рори, что Джордж Невил, маркиз Аллонби, был лицом приближенным к королю Генри Тюдору, а его супруга была фрейлиной английской королевы.

Рори жестом попросил Мод продолжать.

– Леди Анна очень любила свою дочь, – заверила Мод Маклина. – Но в последние годы своей жизни она была больна. Поэтому бедняжка Джоанна росла одинокой и забытой всеми.

– И что же, никто не позаботился о том, чтобы научить ее манерам или ведению хозяйства? – Удивлению Рори не было предела.

– Как вам сказать, милорд… У Джоанны было много учителей и наставников. Но все это были холодные, бездушные люди, которые за малейшую ошибку в ответе били мою бедняжку по рукам.

– А она часто допускала ошибки? – тихо спросил он, хотя при мысли о том, что кто-то смел причинять Джоанне боль, у него на скулах заходили желваки.

– Достаточно часто. Во всяком случае, почти ни один урок не обходился без ее слез. – Глаза Мод потемнели от гнева. – Учителя! – презрительно фыркнула она. – Джоанна ничем не могла угодить этим самодовольным лицемерам! Им не было до нее никакого дела, даже когда она седлала своего пони и часами скакала по долине совершенно одна! Единственной отдушиной для нее были мечты и фантазии, да еще те сказки, которые я рассказывала ей перед сном. Она жила в своем выдуманном мире, населенном рыцарями и их прекрасными дамами, трубадурами, драконами, с которыми сражались рыцари. Там, в этом мире, она пряталась от ужасной действительности.

– Понятно, – задумчиво протянул Маклин.

Однако ему ничего не было понятно. Рыцари? Драконы? Прекрасные дамы? В этом не было никакого смысла. А Рори был, помимо всего прочего, довольно здравомыслящим человеком.

Мод взглянула на разложенные на столе листы бумаги.

– Вы хотите что-то изменить, милорд? – спросила она тоном человека, ответственного за все происходящее в замке.

Барабаня пальцами по ручке кресла, Рори с отсутствующим видом кивнул. Он представлял себе наследницу клана Макдональдов чопорной английской леди, которая с рождения получала все, чего ни пожелает. А вместо этого перед ним предстал образ одинокой девочки, которую третировали за то, что в ее жилах текла шотландская кровь. Он почувствовал укол совести – все-таки душа у него не зачерствела. Но ведь он думал о ней как о наследнице Макдональдов – его заклятых врагов!

– Значит, Джоанна вернулась в Шотландию, потому что с ней плохо обращались? – спросил он.

– Господь с вами, милорд, – улыбнулась Мод. – Это было не ее решение. За нее решили ее дядя и тетя Блитфилды.

Это удивило Рори. Обычно родственники богатых сирот заботятся о них и стараются держать их поближе к себе.

– И они отправили Джоанну обратно в Шотландию?

– Не совсем так. – Мод не поднимала глаз от ярких клубков шерсти, поглаживая их пальцами.

Но на ее лице появилась хитрая улыбка.

– Расскажи мне, что произошло, – попросил заинтригованный Рори.

– Ну что ж, слушайте. Вскоре после того, как леди Анна умерла, лэрд Филипп и леди Кларисса приехали за Джоанной, чтобы забрать её с собой в Лондон. Кларисса – это младшая сестра леди Анны. Поскольку Блитфилды были очень заняты, а замок Аллонби находился, по их мнению, на краю света, им не терпелось отряхнуть его пыль со своих модных туфель. Они собирались быстренько упаковать вещи Джоанны и увезти ее в свои владения в Суррей, но, по счастью, не успели. У ворот замка появился отряд воинственно настроенных шотландцев. Их командир заявил, что они намерены забрать с собой наследницу Макдональдов, в противном случае они будут штурмовать замок и перебьют всех, кто в нем находится. Эти трусливые англичане решили, что лучше отдать Джоанну, чем лишиться жизни. Ни один из них даже не попытался поднять аркебузу или вытащить меч из ножен!

Рори нахмурился. В такое было трудно поверить.

– Ты хочешь сказать, что родственники Джоанны отдали ее без борьбы? – с сомнением спросил он.

– Ах, милорд, вы что, не знаете англичан? – Губы Мод скривились в презрительной усмешке. – Они никогда не отличались ни честью, ни храбростью.

Рори, как и все шотландцы, тоже был не слишком высокого мнения об англичанах.

– Ее забрали, чтобы получить выкуп? – предположил он.

Мод выразительно хмыкнула и покачала головой:

– Командиром шотландцев был не кто иной, как старый Сомерлед Макдональд, дедушка Джоанны. Блитфилды никогда до этого его не видели, поэтому не могли узнать. А он назвался Рыжим Волком из Гленко. Это имя им тоже ничего не сказало. Они просто подняли решетку в воротах и выпихнули бедную девочку наружу.

– И никто в замке не попытался их остановить?

– Один офицер из охраны попробовал вступиться. Капитан Петчелл сказал, что он и все его люди готовы отдать жизнь за Джоанну. Но когда Джоанна узнала, что снаружи людей гораздо больше, чем в замке, она решила пожертвовать собой, чтобы спасти остальных.

– Разве она не знала, кто командир шотландцев? – удивился Рори.

– Не знала, – ответила Мод. – Она поняла это, когда уже была за воротами замка. А до этого никто не сказал ей, что это был Рыжий Волк. Когда она вышла, Сомерлед позвал ее по имени, и Джоанна побежала к нему. Он сказал ей, что приехал, чтобы отвезти ее домой, в Шотландию.

– А почему он с самого начала не сказал Блитфилдам, кто он, а начал угрожать?

– Потому что прекрасно понимал: они ни за что не отдадут ее добровольно. Вы ведь и сами знаете, милорд, что Джоанна, к счастью, довольно богата. А Блитфилдам совсем не хотелось выпускать такую добычу из рук. Да только страх перед шотландцами оказался сильней их жадности.

По тому, как многозначительно произнесла Мод фразу о богатстве Джоанны, Рори понял, что она и о нем думает не лучше. Так, значит, она считает его просто еще одним охотником за приданым, которому не терпится завладеть богатством и землями девушки?

Но, черт возьми, он ведь пытался отвертеться от этого альянса, навязанного ему королем! Впрочем, какой смысл говорить сейчас об этом. Все равно Мод ему не поверит.

– Если все, что ты говорила, правда, – скептически заметил он, – то леди Джоанна проявила завидную доблесть.

Мод приподняла удивленно брови. Она не привыкла к тому, что ей не верят.

– Да, милорд, это истинная правда. У Джоанны мужества и отваги побольше, чем у иных мужчин. И потом, она же Макдональд!

С задумчивым видом Рори поднялся с кресла:

– На сегодня все. Ты можешь идти.

Мод присела с поклоном и оставила Маклина погруженным в раздумья. Она искренне надеялась, что ее рассказ хоть немного смягчит его гнев, когда он узнает, кто именно скрывается под именем дворового мальчика Джоуи Макдональда.

4

Рори шагал по насыпи, вслух считая шаги. Как он и ожидал, вскоре к нему подошла Джоанна.

– Что это вы делаете, милорд? – спросила она, лукаво улыбаясь.

Ее широко раскрытые фиалковые глаза, опушенные золотящимися на солнце ресницами, светились неподдельным интересом.

– Считаю. – Рори не удостоил ее даже взглядом.

– Считаете что? – Чтобы поспеть за Рори, Джоанне приходилось чуть ли не бежать вприпрыжку.

Он остановился, сложил руки на груди и посмотрел на нее, всем своим видом изображая нетерпение. Хоть щеки и подбородок у нее, как обычно, были вымазаны сажей, смотреть на нее было приятно. Господи, как же она хороша! Тонкие черты лица, яркие большие глаза, и запах от нее такой же, как от ее подушек в спальне.

И она принадлежит ему. Или вскоре будет принадлежать.

Как же ему хотелось содрать с нее эту дурацкую вязаную шапку, чтобы ее золотые шелковистые волосы рассыпались по плечам, взять ее на руки и поцеловать эти мягкие губы. Интересно, думал Рори, они действительно такие сладкие, какими кажутся? Это желание было настолько сильным, что только мысль о том, что его пытаются одурачить, смогла его остановить. Он не собирался играть роль шута для Макдональдов. Он должен отыграться и показать всем, кто здесь истинный хозяин!

Во-первых, он установит жесткий контроль над наследницей-англичанкой и преданными ей людьми. Потом он покажет Джоанне, как он умеет приручать слишком умных, строптивых девчонок – и, уж конечно, не только яблоками и морковкой.

– Будем укреплять навесную башню, – сказал он и отвернулся от нее, чтобы скрыть яркий блеск глаз.

Она схватила его за рукав:

– Разве вы не подождете, пока леди Джоанна не станет вашей женой?

Он многозначительно посмотрел на ее пальцы, вцепившиеся в ткань его рубашки.

«Давай, девочка, прикоснись ко мне. Ведь ты прекрасно знаешь, что ни один дворовый мальчишка не посмеет прикоснуться к своему лэрду. Скоро, совсем скоро ты вообще забудешь свою роль».

Джоанна отдернула руку, будто прочитав его мысли.

– Может, вам стоит все-таки подождать, – неуверенно добавила она. – Хотя бы до свадьбы.

– Не вижу никакой необходимости ждать, Джоуи, – ответил Маклин безразличным тоном, словно не заметив необычной фамильярности слуги. – Тем более что погода стоит хорошая, значит, каменщики и строители могут начать работу.

Маклин с трудом удерживался от смеха, глядя на ее растерянное лицо. Наконец она совладала с собой, с независимым видом засунула большие пальцы за пояс и хмуро посмотрела на Маклина:

– Так вы собираетесь начать работу по укреплению оборонительных сооружений, не обсудив свои планы с леди Джоанной?

Рори опять зашагал вдоль края насыпи, считая шаги. Джоанна семенила сзади.

– Не считаю нужным, – небрежно бросил Рори через плечо. – И потом, какое дело леди Джоанне до того, каким образом будут расположены башни, где будут стоять пушки, и какие еще сооружения нужны для успешной обороны ее замка. Ей достаточно знать, что он будет надежно укреплен.

Он вдруг остановился, и Джоанна, которая бежала, чтобы не отстать, едва не налетела на него.

– Она ведь глуповата, не так ли? – довольно резко спросил Маклин.

– Да, совсем дурочка! – воскликнула Джоанна с милой улыбкой.

Потом спохватилась, шмыгнула носом и постаралась придать лицу выражение сожаления по поводу такого плачевного состояния хозяйки замка.

– Жаль, что она родилась такой. Мне говорили, что такое бывает.

– А мне говорили, что ты умеешь читать и писать.

Резкая смена темы разговора застала Джоанну врасплох.

– Кто говорил? – вскинулась она, соображая, стоит ли признаться в этом или лучше все отрицать.

– Не помню, – солгал Рори.

Он посмотрел вверх, на башню, как бы прикидывая ее высоту.

– Может, отец Грэхем как-то упомянул, что ты получил кое-какое образование. А что, это не так?

Краем глаза Рори наблюдал за внутренней борьбой, которая отражалась на выразительном лице Джоанны. Она явно не могла решить, сказать ли ему правду или придумать очередную историю.

«Ну, давай, малышка, прыгай прямо в ловушку».

Джоанна молчала, и Рори зашагал дальше. Как он и ожидал, она не смогла противиться соблазну представить дворового мальчика полной противоположностью глуповатой наследнице.

– Да, это так, – наконец ответила она. – А почему вы спрашиваете, милорд?

– По-моему, твои таланты не смогут в полной мере реализоваться в конюшне. Ты умный парень. Пойдем-ка в библиотеку, напишешь письмо под диктовку.

– Но обычно Сьюмас пишет все письма, – возразила девушка, стараясь не отстать от Маклина.

За ними наблюдало множество глаз. Рори почти физически ощущал на себе их взгляды. Макдональды внимательно следили за тем, чтобы с их обожаемой хозяйкой чего-нибудь не случилось.

Рори слегка улыбнулся и коротко кивнул, приглашая Джоанну следовать за ним. Он не хотел продолжать разговор при свидетелях, жадно ловивших каждое его слово.

– У него достаточно дел и без этого. Он должен вести счет мешкам с зерном, следить за урожаем ячменя и овса, отвечать за отправку шерсти и кожи. Я не собираюсь загружать его еще и моей перепиской.

– Отец Томас тоже умеет писать и читать. – Джоанна, казалось, была полна желания помочь. – Он знает английский и греческий и еще латынь.

– Письма, которые я должен отправить, будут написаны на самом обычном гэльском языке, на котором мы с тобой говорим каждый день, – ответил Маклин. – И к тому же святой отец сейчас занят. Я просил его оставаться в часовне в течение нескольких дней. Ты знаешь, что кто-то постоянно задувает свечи, зажженные перед алтарем Божьей Матери в честь новобрачных?

– Это ужасно! – возмущенно воскликнула Джоанна.

Она натянула шапку на уши и изобразила на лице отвращение.

– Кто посмел совершить такое святотатство?

– Какой-то негодяй, который не боится адского пламени.

Джоанна остановилась и с ужасом посмотрела на Рори.

– Вы думаете, это так серьезно? Разве это смертный грех?

– Я не знаю большего греха, чем препятствовать молитве другого человека. А ты знаешь?

Джоанна судорожно сглотнула. Ее голос был еле слышен:

– Я никогда не думал об этом. Ну, то есть не думал, что задуть свечи – это препятствовать молитве.

– Когда я поймаю этого мерзавца, – сказал Рори, угрожающе понизив голос, – я устрою ему такое, что адский огонь покажется ему ласковым солнышком.

Сердце Джоанны замерло, во рту пересохло.

– А что, – прохрипела она, – что вы сделаете с ней, в смысле, с ним?

– Раскаленные клещи. Тиски для пальцев. Дыба.

Джоанна так сжала руки, что побелели костяшки пальцев.

– Вы так сурово накажете человека только за то, что: он задул свечи в часовне?

Одной рукой придерживая кинжал, Маклин взглянул на Джоанну и плотоядно улыбнулся:

– Именно так поступают с еретиками.

Джоанна шагнула назад, почти потеряв дар речи.

– С еретиками? – еле слышно прошептала она.

– Хватит болтать, парень. – Рори ухватил ее за локоть и повел в библиотеку. – У нас куча дел.

Джоанна покорно плелась за Маклином в библиотеку своего деда, мучимая самыми мрачными предчувствиями.

Маклин опустился в резное кресло возле стола, заваленного документами и планами, и кивком указал Джоанне на лист бумаги, заточенное перо и маленький пузырек с чернилами.

– Ну что ж, посмотрим, как ты умеешь писать. – В его голосе явно слышалось сомнение.

Всем видом он показывал, что не верит в образованность чумазого сироты.

Сейчас она ему покажет!

Ее наставники в замке Аллонби уделяли много внимания каллиграфии. Монах, который учил Джоанну письму, заставлял ее переписывать Библию. Как он говорил, для потомков.

Она взяла с полки большой атлас, села, скрестив ноги, на лавку возле окна, положила атлас на колени, на него бумагу, взяла перо и с преувеличенным вниманием уставилась на Маклина.

– Дорогая леди Эмма, – начал диктовать Маклин.

– Кто это – леди Эмма?

Он что, собрался диктовать письмо к своей любовнице?! И это он, жених накануне свадьбы! Ну конечно, откуда морским драконам знать, что такое порядочность, честь, совесть? У морских нимф и русалок этому не научишься.

– Какое тебе дело до этого? – одернул ее Маклин. – Давай, пиши.

Прикусив язык, чтобы с него не сорвалось едкое замечание, Джоанна написала приветствие: «Дорогая леди Эмма».

Маклин с довольным видом откинулся на спинку кресла, сложил руки на затылке и вытянул длинные ноги.

– Дорогая леди Эмма, – продолжил диктовать он. – Мои планы несколько изменились. Я бы хотел, чтобы вы привезли всю семью сюда, в Кинлох…

– Эй, эй, не так быстро, – запротестовала Джоанна, царапая пером по бумаге. – Помедленней, я не успеваю.

Он подождал, пока она допишет фразу.

Перо застыло над бумагой, Джоанна исподлобья глянула на Маклина:

– А у леди Эммы большая семья?

– Никогда не задавай своему лэрду вопросов о его личных делах, Джоуи, – приструнил ее Маклин.

Это замечание задело Джоанну за живое.

– У меня не было лэрда с тех пор, как умер Сомерлед Макдональд, – не поднимая глаз, ответила она.

Маклин сделал вид, что не заметил ее вызывающего тона.

– Что ж, зато теперь есть.

Джоанна смотрела на этого противного твердолобого распутника и думала о том, что в тот день, когда он станет ее лэрдом, у нее вырастут крылья и она будет летать вокруг часовни, распевая псалмы и играя на арфе.

Не обращая никакого внимания на ее негодование, Маклин поднялся и ленивой походкой направился к ней. Он скрестил руки на своей широкой, мощной груди и с высоты своего роста посмотрел на письмо, лежащее перед ней. Солнечный свет, падающий из окна, позолотил его волосы, создав что-то вроде нимба над его головой. В этот миг он был похож на Люцифера в зените своей славы!

Он может использовать все колдовство, на какое способен. Это ничего не изменит. Его физическая привлекательность нисколько ее не волнует. Тем более что, возможно, под его черно-зеленым килтом извивается противный чешуйчатый хвост.

Зеленый.

Она ненавидит зеленый цвет.

Этот цвет ассоциируется у нее с жабами, лягушками и болотом.

Джоанна поерзала под его пристальным взглядом, чувствуя, как по спине поползли мурашки.

– Ты готов продолжать? – резко спросил Маклин.

Джоанна облизнула губы и сглотнула.

– Да, уже готов.

– Свадьба пройдет в Кинлохлевене, – продолжил диктовать он, – а не в замке Стокер, как планировалось раньше. Пригласите всех, кого сочтете необходимым, и прежде всего короля Джеймса. Его величество придает этому браку большое значение, он особо настаивал на том, чтобы присутствовать на венчании.

Джоанна издала какой-то странный звук.

– Что-то не так? – поинтересовался Маклин.

– Угу. Ужасно много народу.

Маклин приподнял одну бровь:

– Только не для свадьбы.

– Скажите это Этель, – пробормотала Джоанна.

– Кому?

– Поварихе.

Улыбка пробежала по его губам, и он знаком велел ей продолжать писать.

– Буду ждать вашего прибытия, – продиктовал он. – Ваш сын.

Джоанна недоуменно уставилась на него.

– Ну, в чем дело? – Маклин нетерпеливо прищелкнул пальцами. – Пиши.

Капля чернил сорвалась с кончика пера прямо на письмо, и Джоанна торопливо растерла ее пальцем.

– Леди Эмма – ваша мама?

– А какую другую женщину я стал бы приглашать на свою свадьбу? – Удивлению Маклина не было предела.

– Н-ну, не знаю, – промямлила Джоанна. – Я думал, может… это ваша любовница…

– Ах, Джоуи, Джоуи, – укоризненно покачал головой Маклин. – Разве станет жених приглашать на венчание свою бывшую любовницу? Что за странные мысли? Где ты набрался этих глупостей?

– Я вообще-то не очень хорошо знаю жизнь, – неохотно призналась Джоанна, низко нагнувшись над атласом.

Она почувствовала, как краска заливает ее щеки.

– Я не знаю, что может и чего не может делать мужчина, которого вынуждают жениться против его желания.

– Ас чего ты взял, что я женюсь против желания? – усмехнулся Маклин.

– Вы сами так сказали.

– Никогда не говорил ничего подобного.

Удивившись, Джоанна вскинула голову и встретилась с внимательным взглядом самых удивительных на свете глаз – глаз того оттенка, какого бывают горы, покрытые лесом. Темные и глубокие, чарующие, как волшебство лесных фей.

Вдруг она очень явственно ощутила свежий запах сосен, омытых дождем. Джоанна могла ненавидеть зеленый цвет, но она очень любила лес, любила запах хвои и смолы. Что-то шевельнулось в ее душе. Что-то пьянящее, как вино, и сладкое, как мед диких пчел.

Джоанна изо всех сил старалась не поддаться чарам, но далеко не была уверена, что преуспела в том.

– Как же не говорили! – возмущенно воскликнула она. – Когда мы с вами разговаривали в конюшне, вы сказали, что мне очень повезло, раз я могу сам выбрать себе невесту.

– Ах, вот ты о чем, – кивнул Маклин. – Я думаю, что ты просто неправильно меня понял, парень. Я женюсь на леди Джоанне с большим удовольствием.

– Правда?

Маклин пальцем подкинул кисточку у нее на шапке и обезоруживающе улыбнулся:

– Правда.

Игривость грозного воина смутила Джоанну, но не заставила ее замолчать.

– Даже если она дурочка, которая убегает неизвестно куда и целыми днями, а то и неделями бродит по лесам?

Рори отошел от окна, снова сел в кресло и, подперев кулаком подбородок, внимательно посмотрел на Джоанну. На ее выразительном лице было написано откровенное смущение. Ее юность и неопытность были настолько очевидны, ее было так легко ввести в заблуждение, что Рори должен был бы устыдиться.

Однако то, что он сейчас испытывал, можно было назвать восторгом, восхищением, но отнюдь не стыдом. И он не смог отказать себе в удовольствии немного подразнить ее.

– Когда я женюсь на этой девушке, – мягко проговорил он, – я посажу ее на привязь.

– Что вы сделаете? – Джоанна вскочила со скамьи, книга и письмо полетели на пол. В одной руке она сжимала перо, в другой – пузырек с чернилами.

– О, я посажу ее на длинную цепь, – заверил ее Рори. – Она не будет ограничена одной комнатой, она сможет передвигаться по замку.

– Как вы можете быть таким жестоким? – почти закричала Джоанна.

– Ну, не могу же я позволить моей жене бродить неизвестно где, – спокойно ответил он, снимая пушинку со своего рукава. – Как же она станет обо мне заботиться и дарить мне наследников, если будет бегать по лесам?

Хрупкое тело Джоанны все тряслось от гнева и возмущения.

– Значит, она не будет о вас заботиться.

– Вот как, не будет? – Рори нагнулся и поднял с пола книгу и исписанный лист бумаги.

Он терпеливо ждал, пока Джоанна усядется на свое место.

– У хозяйки мозгов маловато для этого, – спохватилась девушка.

– Ничего, я научу ее исполнять мои желания, – ответил Рори, самодовольно улыбаясь.

Глаза Джоанны метали молнии, она стиснула челюсти и с трудом процедила сквозь зубы:

– Она никогда не научится.

– Научится, парень, обещаю тебе. Главное, чтобы было достаточно яблок и морковки, и она будет прыгать через обруч по первому моему жесту.

Рори протянул руку и водрузил атлас на колени Джоанне, потом положил сверху исписанный лист.

– Поверь мне, Джоуи, мы прекрасно заживем здесь, в Кинлохлевене, несмотря на все недостатки моей жены.

Джоанна посмотрела на этого упрямца и с глубоким вздохом опустила голову. Спорить с ним было совершенно бессмысленно. Он как осел, который упирается и не хочет сделать ни шагу, чем бы его ни прельщали и как бы ни тащили. Джоанна посмотрела на лежащее перед ней письмо и снова тяжело вздохнула:

– Вы уверены, что хотите начать письмо именно так? Просто «Дорогая леди Эмма»?

Маклин удивленно посмотрел на нее:

– Но именно так ее и зовут.

– Но это звучит слишком… – Она замолчала, подбирая нужное слово.

– Слишком официально?

Джоанна кивнула.

– Как вы обычно называете свою маму?

– Мама.

– Тогда почему бы нам не начать письмо так: «Дорогая мама»? – с улыбкой предложила Джоанна.

Он секунду подумал:

– Ну что ж, давай.

Она зачеркнула написанное и сверху добавила новый вариант приветствия.

– Вообще-то, – сообщила она, – по-моему, «любимая мамочка» звучит лучше.

Рори поднял одну бровь, глядя, как она опять зачеркивает и снова пишет, но не стал возражать.

Джоанна в задумчивости прикусила нижнюю губу, все еще не удовлетворенная написанным. Потом после слова «любимая» она добавила «дорогая».

– Ну вот, – наконец сказала она, довольная своей работой, – так будет гораздо лучше.

Маклин поднялся с кресла и снова подошел к ней. Приветствие, зачеркнутое, перечеркнутое и зачеркнутое опять, в конце концов, выглядело так: «Моя любимая, дорогая мамочка».

– Да-а, – протянул Маклин.

В его голосе явно слышалась ирония.

– Хорошо, что я подписал письмо, а то она никогда бы не догадалась, от кого оно.

– Если позволите, я бы хотел предложить еще кое-что, – сказала Джоанна. – Я думаю, что будет лучше закончить его таким образом.

Не дожидаясь его ответа, она зачеркнула строчку и сверху подписала: «С уважением и почтением, Ваш любящий сын».

Маклин взял письмо и перечитал его без всяких комментариев. Слишком поздно Джоанна поняла, что ее почерк слишком красив и витиеват для простого дворового мальчика-сироты. Письмо пестрело всевозможными завитушками и хвостиками.

– Мне надо бы переписать его, – сказала она, потянувшись за письмом.

– Не надо, – ответил Маклин.

На его губах играла еле заметная улыбка.

– Моей маме оно понравится и в таком виде. Думаю, что она получит большое удовольствие, читая его.

В его глазах вспыхивали веселые искорки, и неожиданная теплота в его взгляде и тоне заставила Джоанну судорожно вздохнуть. Как ей могла прийти в голову мысль, что его глаза холодные и невыразительные? Глядя на него сейчас, она сама удивлялась, как еще совсем недавно верила в то, что он только наполовину человек, что в нем течет кровь морских чудищ, бороздящих глубины моря.

Этим утром Маклин казался Джоанне каким-то другим, хотя она не смогла бы объяснить, отчего это. Может, причина была в том, что он впервые подошел к ней так близко, что она ощущала жар, исходящий от его сильного, мускулистого тела? Она отодвинулась подальше, пока запах хвои совсем не затуманил ей ум.

Маклин забрал у Джоанны перо и чернила и положил их на стол, потом взял книгу с ее колен и крепко ухватил ее за руку.

Джоанна вздрогнула от его прикосновения, словно ожидая, что кожа морского дракона окажется холодной и противной на ощупь, но она была теплой, почти горячей, и это напугало ее еще сильнее. Джоанна попыталась вырвать руку, но Маклин положил атлас на широкую скамью и повернул девушку лицом к себе.

Жар, исходящий от его руки, казался Джоанне таким сильным, что ей вдруг ужасно захотелось побежать к роднику и остудить себя ведром ледяной воды.

Маклин повернул ее перемазанную чернилами руку ладошкой кверху и стал разглядывать мозоли – последствия работы в конюшне.

– Джок заставляет тебя работать слишком много, – сказал Маклин, нахмурившись.

– Вовсе нет, – запротестовала Джоанна. – Мне нравится работать в конюшне.

– Я передумал, парень, – заявил Маклин. – Из тебя получится гораздо лучший писарь, чем конюх. С этой минуты ты будешь работать здесь, в библиотеке, со мной.

Джоанна не могла поверить в происходящее. Она прилагала столько усилий, чтобы быть от него подальше, и вот вам, пожалуйста… Маклин, словно не замечая ее судорожных попыток освободиться, смотрел на нее сверху вниз со странным выражением – смесью веселья и симпатии.

«Что он, черт возьми, замышляет?» – растерянно подумала Джоанна.

Если бы Джоанна не понимала, насколько такое предположение абсурдно, она бы решила, что Джоуи просто ему нравится. Уж чего-чего, а проявления дружеских, даже братских чувств к чумазому дворовому мальчишке она никак не ожидала от Морского Дракона.

Звук тяжелых шагов прервал ее бесполезные попытки вырваться. В дверях появился Фичер. Джоанна надеялась, что Маклин ее тут же отпустит, но он продолжал держать ее за руку, как если бы это была самая обычная вещь на свете.

Господи, что подумает его помощник? Ведь лэрды обычно не демонстрируют привязанности к немытым дворовым мальчишкам.

Но Фичер не выказал ни малейшего удивления. Он стоял и, широко улыбаясь, ждал.

– Ну, теперь беги, Джоуи, – сказал Маклин, наконец отпуская ее. – Но помни, что вторую половину дня ты работаешь здесь, со мной.

Джоанна развернулась на каблуках, вихрем пронеслась мимо бородатого гиганта и выскочила в дверь.

На следующее утро отец Грэхем стоял в дверях часовни с открытым требником в руках. На лице его было приличествующее случаю умиротворение. Но когда он взглянул на группу всадников, собирающихся на охоту, от его лица отхлынула кровь. Забыв про молитвы, он поспешил к охотникам.

– Милорд, – воскликнул он, обращаясь к Маклину, который собрался сесть на коня, – вы не можете взять Джоуи с собой!

Маклин, словно не замечая чрезмерного возбуждения священника, продолжал невозмутимо натягивать кожаную перчатку. Он бросил короткий взгляд на хрупкую фигурку, восседающую в седле на гнедой кобыле, потом опять взглянул на отца Грэхема.

– Почему не могу? – спокойно поинтересовался он.

Джоанна бросила на священника предостерегающий взгляд, но тот не обратил на нее внимания.

– Потому, что он… Он слишком молод, чтобы находиться среди грубых солдат. И он никогда в жизни не был на охоте.

– Парню полезно побыть среди взрослых мужчин, – возразил Рори. – И потом, пока Артур в отъезде, Джоуи будет мне прислуживать.

– Только не Джоуи! – вскричал отец Грэхем.

Его темные глаза были полны тревоги.

– В замке много других мальчиков, которые будут прислуживать вам гораздо лучше, милорд.

Рори вдел ногу в стремя и легко взлетел на лошадь.

– И кого же вы можете предложить?

Отец Грэхем оглядел расположившихся поодаль Макдональдов, внимательно следивших за происходящим. Его взгляд наткнулся на две крепкие фигуры – кузнеца и его сына, – которые стояли у входа в кузницу.

– Подмастерье Джейкоба подойдет как нельзя лучше.

– А кто вместо него будет работать у наковальни? – спросил Рори со скучающим видом. – Джоуи не сможет его заменить. У него просто не хватит сил для этого.

Услышав этот странный разговор, кузнец подошел ближе к всадникам.

– Это большая честь для нас, милорд, – обратился он с поклоном к Маклин, – если мой сын Лотар станет прислуживать вам, пока ваш слуга не вернется. Лотару пятнадцать, и он сильнее многих взрослых мужчин.

Лотар поспешил встать рядом со своим массивным отцом. Он сорвал с головы свою коричневую шапку и с надеждой смотрел на Маклина.

Рори посмотрел на рослого парня, потом перевел взгляд на хрупкую фигурку Джоанны на норовистой кобыле.

– И вы считаете, что я могу оставить Джоуи в кузнице вместо Лотара? – Он поскреб подбородок, как бы обдумывая эту идею.

Джоанна успокаивающе похлопала Бебинд по шее, пытаясь скрыть собственное волнение. Если ей удастся улизнуть от группы охотников в лесу, она будет уже за много миль, когда они спохватятся.

– Позвольте мне поехать на охоту, – взмолилась она. – Со мной все будет в порядке, я буду очень осторожен!

Отец Томас встал рядом с гнедой кобылой Джоанны, которая прядала ушами и беспокойно перебирала ногами. Видно было, что ей не терпится пуститься вскачь.

Джоанна нагнулась и проговорила, многозначительно глядя в глаза священнику:

– Я очень хочу поехать, святой отец.

Она надеялась, что он прочтет в ее глазах все, что она не могла сказать вслух.

Но священник был непреклонен:

– Это слишком опасно, дитя мое. Ты можешь упасть с лошади и переломать себе кости.

Это была, конечно, полная ерунда. Джоанна была прекрасной наездницей.

Маклин тронул поводья и, развернувшись, направил своего жеребца к воротам.

– Вы слишком уж опекаете парня, святой отец, – сказал он. – Но если вы боитесь, что он свалится с лошади, я буду находиться рядом с ним неотступно. Не беспокойтесь, я сделаю из Джоуи настоящего мужчину.

Не дожидаясь ответа, Маклин, а за ним и все остальные охотники проехали в ворота и с гиканьем домчались по мосту. Затем всадники перевели лошадей на легкий галоп и взяли направление к холмам, поросшим вереском, потом дальше, к лесу. Четыре борзые собаки мчались рядом с лошадьми и громко лаяли, радуясь предстоящей охоте.

Стояло великолепное майское утро. Цветы тянули разноцветные головки навстречу солнцу. Холмы покрылись цветущими маргаритками и клевером. Молоденькие листочки на березах трепетали на свежем ветерке.

Джоанна едва сдерживала рвущееся наружу веселое возбуждение. Было так здорово опять скакать на лошади! Возможность поехать на охоту с Маклинами была ответом на ее молитвы. Она молила свою любимую святую, Жанну д'Арк, о том, чтобы ей представился шанс убежать из замка. Она обещала Орлеанской деве, что не упустит этот шанс. Она будет терпеливо выжидать, а потом… Когда охотники следом за борзыми заедут в лес, она просто умчится в другом направлении.

Баллакулиш был в одном дне пути, и дорогу она знала. А там бы она наняла сопровождение и поехала бы в замок Мингари. Она не боялась: это была ее земля и ее люди. Единственное, чего она немного опасалась, была встреча с незнакомцами. Но она надеялась, что сумеет этого избежать. А уж как только она попадет в Мингари, Эвин защитит ее. Военный предводитель клана Макдональдов будет драться до последней капли крови, но не даст Маклину опять схватить ее.

Лай борзых наполнял Джоанну радостным предвкушением. С громким гиканьем охотники направляли коней в лес, а значит, ее шансы увеличивались. Но этот чертов Маклин спутал все ее планы.

Будь проклят этот негодяй с черным сердцем!

Верный своему обещанию, данному отцу Томасу, он все время держался рядом с Джоанной, хотя их лошади шли неторопливым шагом, а охотники с гиканьем и свистом давно скрылись в лесу.

– Милорд, вы можете пропустить самое интересное, – сказала Джоанна, пытаясь скрыть усмешку. – Меня не надо опекать, я не упаду с Бебинд. Она хоть и норовистая, но отец Томас явно перестраховался. Поезжайте за вашими людьми, догоните их. Со мной все будет в порядке.

Он проигнорировал ее предложение:

– Мне говорили, что гнедая – любимая лошадь леди Джоанны. Ты, однако, хорошо держишься в седле, да и она тебя слушается. Такое впечатление, что ты уже раньше на ней ездил.

– О, я уверен, что леди не стала бы возражать. Она и раньше позволяла мне ездить на ее лошади, чтобы гнедая не застаивалась. – Джоанна постаралась, чтобы ее голос звучал уверенно. – Миледи редко ездит верхом. Она не любит лошадей.

Рори с восхищением посмотрел на Джоанну. У нее была прекрасная посадка, и лошадью она управляла очень умело.

Ему все больше нравилась его невеста. Он ожидал увидеть чопорную англичанку, а нашел полную жизни шотландскую девушку. Остроумная и находчивая, милая и обаятельная, хотя и слишком дерзкая.

– Скажи мне, Джоуи, как относится леди Джоанна к предстоящему замужеству? Без восторга? – неожиданно спросил Маклин.

Джоанна посмотрела на безоблачное небо, как бы обдумывая ответ. Затем она повернулась и взглянула на Маклина. На ее губах играла едва заметная улыбка, в голубых глазах плясали веселые чертенята.

– Думаю, что она счастлива не больше, чем в первый день вашего знакомства.

Маклин не мог скрыть разочарования.

– Понятно, – протянул он.

– Ну, конечно, леди Джоанна с большей охотой ждала бы свадьбы, если бы не другие предложения, – ободрила его Джоанна. – Эти предложения куда более привлекательны, чем… – Она многозначительно замолчала.

– Привлекательные предложения? – переспросил Маклин, словно не понимая, о чем идет речь.

– М – м… ну да. Предложения руки и сердца, – объяснила она, помахав в воздухе рукой.

– Ага, – кивнул Маклин, глядя на ее изящную ручку. – Я так понимаю, что это предложения от мужчин куда более достойных, чем я, несчастный.

Увидев его разочарование, Джоанна не смогла удержаться от улыбки.

– Да, от мужчин более отважных, более рыцарственных и… – Она замолчала, глядя на него так, как будто боялась оскорбить его чувства.

– Ну, продолжай, – настаивал Маклин. – Договаривай.

Джоанна пожала плечами, как бы извиняясь:

– Намного более красивых.

Маклин почувствовал непреодолимое желание выхватить ее из седла и посадить перед собой, чтобы можно было прижать к себе эту изящную фигурку и закрыть поцелуем этот соблазнительный, но такой лживый рот.

Являясь капитаном «Морского Дракона», Рори привык подчинять себе своевольных матросов с помощью авторитета силы. Скорое и жестокое наказание тех, кто посмел ослушаться своего капитана, было залогом спокойствия в дальнейшем. И теперь Рори очень не хотелось давать своей невесте повод думать, что она может безнаказанно дурачить его.

Но пока он не хотел рисковать. Если она поймет, что ее секрет раскрыт, она может выкинуть какую-нибудь глупость и попытается сбежать до свадьбы.

Мысль о скорой свадьбе, как всегда, вызвала в нем вспышку бешеного желания. Но Рори сжал зубы, стараясь утихомирить не в меру разыгравшееся воображение.

– Есть что-то еще, что я должен знать? – спросил он сухо.

Джоанна выпрямилась в седле, явно наслаждаясь ситуацией:

– Кроме того, что миледи предпочла бы другого мужчину? Да нет, почти ничего. Только еще тот факт, что один из претендентов на руку леди Джоанны очень и очень богат.

– Я так понимаю, что для нее это важно?

Джоанна многозначительно кивнула.

– А вы разве не хотели бы быть ужасно богатым, милорд?

– А я и так богат, – небрежным тоном сообщил Рори.

– Вы богаты? – Джоанна подозрительно посмотрела на него и нахмурилась.

– Да.

– Все равно, вы не можете быть богаты как остальные претенденты, милорд, – безапелляционно заявила Джоанна. – Вы уверены, что хотите жениться на девушке, сердце которой отдано другому?

– Уверен.

– Но почему, ради всего святого?

Рори улыбнулся:

– Потому что это приказ короля.

Джоанна рванулась на своей гнедой вперед, раздраженная сверх меры его самодовольным ответом. Черный жеребец немедленно бросился следом и очень скоро поравнялся с Бебинд.

Пока они скакали рядом, Джоанна украдкой разглядывала Маклина. Иногда было трудно поверить в то, что это и есть тот самый порочный и распутный Морской Дракон. Особенно когда она смотрела в его зеленые глаза.

Три орлиных пера, прикрепленные к его берету фамильной пряжкой, дрожали на ветру. Его золотистые волосы были собраны сзади и перехвачены кожаным шнурком, красивый профиль четко вырисовывался на фоне голубого неба. Сильные бедра напрягались, когда он сжимал бока своего черного жеребца.

Джоанна знала, что он провел несколько лет в море, гоняясь за пиратскими кораблями для короля Джеймса, поэтому ей было удивительно видеть, какой он прекрасный наездник. Казалось, они с лошадью были одним целым, чем-то вроде мифического кентавра, получеловека-полуконя.

– Похоже, мы потеряли охотников, – заметила Джоанна, беспечно улыбаясь.

– Не волнуйся, Джоуи, – успокоил ее Маклин. – Когда они завалят оленя, мы встретимся с ними у мельницы возле озера. Там перекусим и отдохнем.

Джоанна удивленно воззрилась на него:

– А откуда вы знаете, что они будут нас ждать возле мельницы, милорд?

– Я им велел.

Он потянулся вперед и хлопнул Бебинд по крупу. Обе лошади перешли в галоп и поскакали вперед.

5

Мельница Рэннок Мил стояла в месте, где река Левен впадала в озеро Лохлевен. Рядом возвышалась гора Гарб Бейн. С покрытого травой берега открывался прекрасный вид на замок Кинлохлевен. Замок стоял на краю обрыва, который внизу заканчивался в холодных водах озера.

Джоанна грызла печенье, наслаждаясь великолепным видом. Это было, несомненно, одно из красивейших мест Шотландии. В зеркальной воде озера отражались покрытые снегом вершины гор, дремучие леса на их склонах и высокое голубое небо с плывущими по нему облаками.

Эта удивительная картина напомнила Джоанне гобелен, висящий у нее в спальне. Единственное, чего не хватало сейчас, – это рыцаря и его прекрасной дамы, но живое воображение Джоанны восполнило этот пробел.

Красивый, сильный, отважный рыцарь, облаченный в сияющие доспехи, подъехал на красавце-скакуне, спешился и подошел к тому месту, где среди цветущих примул сидела она. В руке у него был букет полевых цветов. Он опустился на колено и поклялся ей в вечной любви и верности. Смущенная, она взяла у него букетик фиалок и мягко отказалась принять его любовь, но его изысканные манеры вскоре сломили ее сопротивление… Он явился, чтобы спасти ее от…

– Ого, вот это выстрел!

– Тысяча чертей! Одноглазый дьявол никогда не промахивается!

Резкие голоса солдат прервали мечтания Джоанны. Люди Маклина натянули раскрашенную оленью шкуру на ствол старого дуба и теперь красовались друг перед другом, соревнуясь в стрельбе из лука. Вот уже несколько раз побеждал Фичер, намного опережая любого из противников.

После того как Джоанна разложила еду на шерстяном пледе, расстеленном прямо на траве, Маклин настоял, чтобы она села рядом с ним. Он объяснил это тем, что ему больше ничего не нужно. Джоанна не сильно утомилась, прислуживая ему. Его желания были просты и немногочисленны: кусок мясного пирога и фляжка с пивом. Насытившись, он положил зеленый берет рядом, вытянул ноги и сложил руки на животе, намереваясь подремать после еды.

Пожалуй, у Артура Хея была не слишком тяжелая служба. Его хозяин был не капризен и не раздражителен.

Даже когда Джоанна разлила на плед пиво, а потом уронила на землю кусок пирога, Маклин не разозлился.

Ей-богу, неудивительно, что она так нервничала. Он наблюдал за ней с ленивой улыбкой на губах, говорил спокойным, чуть небрежным тоном. Как только он задремал, она тут же повернулась к нему спиной – чтобы не видеть его и чтобы всякие фривольные мысли не лезли в голову.

Его густой красивый баритон вызывал в ней какие-то странные ощущения. Джоанна убеждала себя в том, что любая особа женского пола чувствовала бы себя необычно в присутствии этого распутника. А если еще учесть, что распутник искушен в черной магии… Разве ее наставники не предупреждали ее, что Князь Тьмы совращает свои жертвы медовыми речами? Сладкими, опьяняющими речами, полными соблазнов, обещающими неземные радости и удовольствия.

– Ну, что скажете, милорд? – окликнул Маклина Тэм. – Не желаете продемонстрировать свое искусство?

Джоанна повернулась и увидела, что Маклин проснулся и наблюдает за ней из-под полуопущенных век. Он лежал, полностью расслабившись, положив руки за голову и скрестив длинные ноги.

– Сегодня что-то не хочется, – отозвался он. – Пусть лучше Джоуи покажет, на что способен.

Он смотрел на Джоанну, добродушно улыбаясь, а у нее было ощущение, что ее желудок сам собой завязался узлом.

– Я не умею стрелять из лука, – призналась она. – Меня никто не учил.

– Значит, сейчас и научишься, – сказал Маклин.

– Правда? – Она вскочила на ноги и посмотрела на одобрительно кивавших мужчин. – Меня кто-нибудь научит?

Маклин неторопливо поднялся с пледа:

– Я сам тебя научу.

– Вы не шутите, милорд? Правда? Я так хочу научиться!

Но когда Джоанна взяла в руки лук Тэма, она чуть не расплакалась от досады: он был слишком велик для нее.

Она никогда не смогла бы натянуть тетиву, у нее просто не хватило бы сил.

– К седлу моего коня привязан лук, завернутый в ткань, – обратился к ней Маклин. – Пойди принеси его, парень, и получишь первый урок в стрельбе.

Джоанна пошла выполнять приказание, а ноги у нее подгибались. Она была уверена, что лук Маклина окажется слишком тяжелым. А если она не сможет натянуть тетиву и выпустить стрелу, то будет чувствовать себя первостатейной дурой. К ее удивлению, к седлу был приторочен гораздо меньший лук, сделанный из лимонного дерева специально для мальчиков. Вместе с луком в ткань были завернуты кожаный нарукавник и маленькая рукавица для стрельбы из лука.

Джоанна была в полном восторге. Она обернулась и увидела, что все воины смотрят на нее и улыбаются. Их золотоволосый командир уже встал на позицию перед мишенью и ждал ее.

Маклин смотрел, как она спешит к нему с луком, нарукавником и рукавицей в одной руке и колчаном со стрелами, который дал ей Тэм, – в другой. Встретившись с ней взглядом, он увидел ее радостное возбуждение и понял, что был прав. Она не только по собственной воле решила играть роль мальчишки и согласилась быть его личным слугой, она получала от этого истинное удовольствие.

– Вы взяли это для меня, милорд? – радостно спросила Джоанна.

– Да, парень. Я подумал, что днем у нас будет время, чтобы научить тебя стрелять.

Положив колчан на землю, Маклин сначала показал Джоанне, как правильно надевать рукавицу и натягивать тетиву. Затем он поставил ее перед собой и научил правильно держать лук и заряжать стрелу. Он держал ее за руки, помогая натягивать тетиву и целиться.

– Отпускай стрелу мягко, – советовал он. – Пусть она просто выскользнет из твоих пальцев.

У Джоанны ничего не получалось. Стрелы летели куда угодно, только не в цель. Он наклонился к ней и терпеливо объяснял, что надо сконцентрироваться на цели не только глазами, но умом.

– Смотри на цель так, как будто хочешь прожечь в ней дыру, – мягко посоветовал он. – И не позволяй посторонним мыслям отвлекать тебя.

Он научил ее рассчитывать траекторию полета стрелы и делать поправки на ветер.

Но только когда он сам помог ей прицелиться, ее стрела наконец-то попала в мишень. Но Джоанна не обращала на такие мелочи внимания. Радость от того, что она научилась владеть оружием, затмевала все остальное. Мужчины, внимательно наблюдавшие за процессом обучения, криками подбадривали ее после каждой попытки послать стрелу в цель. Когда она, наконец, попала в центр мишени, они так ликовали, словно она была одной из них.

Ее наставники в Камберленде просто умерли бы от ужаса, если бы увидели ее сейчас. Эти узколобые «педагоги» ограничивали ее интересы изучением манер, языков и религии. Они изо всех сил старались заставить ее забыть кельтские легенды и сказания о рыцарях времен короля Артура, но уж над ее воображением они были не властны.

А теперь она учится стрелять из лука, прямо как Робин Гуд!

Ей хотелось замахать крыльями и громко кукарекнуть, как молодому петушку в птичнике.

Рори чувствовал, как Джоанна дрожит от радостного возбуждения. Прикусив от старания нижнюю губу, она была так увлечена уроком, что не замечала, как он слегка прижимает ее к себе.

Его же собственное тело отозвалось на эту близость возбуждением совсем иного рода. Он ощущал все изгибы ее тоненькой, но очень женственной фигурки, прикосновение ее округлых ягодиц, скрытых всего лишь ветхим килтом, к своим бедрам. Жар нестерпимого желания зажег огонь в его чреслах. Он наслаждался ощущением близости, и осознание того факта, что совсем скоро она будет принадлежать ему, наполнило его душу ликованием.

Она будет принадлежать ему вечно.

Чтобы беречь и заботиться о ней.

Чтобы вместе радоваться и наслаждаться теплыми летними днями.

Чтобы согревать и оберегать холодными зимними ночами.

Чтобы быть рядом всю оставшуюся жизнь.

Незнакомая радость переполняла сердце Рори, когда он глядел на свою необыкновенную невесту. Джоанна была удивительной девушкой. Он таких еще никогда не встречал. Рори не переставал удивляться ее жизнерадостности и отваге, казалось, на свете нет ничего, что она не осмелилась бы сделать. А такой искренности и непосредственности Рори не встречал еще ни у одной женщины. Ее характер выдавал страстную натуру, а это многое обещало.

Его знакомые светские дамы флиртовали и жеманились с наигранной пылкостью, но их единственной целью был выгодный брак. И Маклин, хоть и не владел землями, был для них более чем подходящей партией.

В его постели побывало немало женщин, и все они более или менее искренно изображали страсть. Но Маклин знал, что все это делается с одной целью – заманить его в брачные сети.

И никогда, ни у одной из этих женщин так ярко не горели глаза, как сейчас у Джоанны.

Рори чувствовал щекой прикосновение шерстяной шапки Джоанны, его губы были в нескольких сантиметрах от ее нежных губ, и сладкое предвкушение будущих удовольствий волной прокатилось по его телу. В нем проснулось желание такой силы, что он чуть не застонал.

Чертыхаясь про себя, он считал дни до прибытия его семьи. Вот тогда он положит конец этому глупому фарсу, и Джоанна наконец окажется в его постели, где она и должна находиться.

Джоанна не смогла скрыть своего разочарования, когда пришло время собираться домой, поэтому Маклин пообещал ей, что они продолжат обучение стрельбе из лука на следующий же день.

Господи, боже правый! Ну кто мог подумать, что быть личным слугой Маклина так здорово!

– А когда вы научите меня драться мечом, милорд? – спросила Джоанна, с трудом удерживаясь от того, чтобы не побежать вприпрыжку по траве.

Маклин тихо засмеялся, шагая рядом с ней к лошадям:

– Когда ты станешь сильным настолько, чтобы поднять мой меч.

Они почти дошли до дерева, к которому были привязаны лошади, когда Джоанна ухватила Маклина за рукав.

– А кинжалом? Научите меня тогда пользоваться кинжалом! – умоляющим тоном сказала она. – Научите?

Маклин с осуждением покачал головой, хотя глаза его весело блестели.

– А ты, оказывается, кровожадный парень, а, Джоуи?

Она подергала его за рукав:

– Научите? Ну, пожалуйста!

– Возможно.

Казалось, что Джоанну удовлетворил столь неопределенный ответ, и она занесла ногу, чтобы сесть в седло. Но в этот момент Бебинд вдруг решила взбрыкнуть, и Джоанна шлепнулась на траву.

– Эй, давай-ка я подсажу тебя, – неожиданно предложил Маклин и, не дожидаясь ее ответа, поднял ее с земли.

Как-то так получилось, что, когда он подсаживал ее, его рука скользнула под ее килт.

Джоанна оцепенела, почувствовав его большую ладонь на своем бедре. Сильные руки подняли ее и посадили в седло. Ошеломленная тем, что произошло, Джоанна не могла вымолвить ни слова. Она взяла в руки поводья и оглянулась на охотников.

Казалось, что никто из них ничего не заметил, а если и заметил, то не придал этому значения. Они проверяли подпруги и уздечки, готовясь к отъезду.

Даже Маклин, казалось, ничего не заметил. Мало ли что случается! И потом, ведь Джоуи был всего лишь дворовым мальчишкой, значит, извиняться перед ним не было никакой необходимости.

Краска залила щеки Джоанны. Боже правый, она до сих пор чувствовала тепло его руки на задней поверхности бедра. Если бы она утром не завязала длинные концы рубашки между ног, Маклин бы ее точно разоблачил.

Маклин спокойно встретился с ней взглядом, видимо даже не подозревая, что ее сердце готово выпрыгнуть у нее из груди.

– Когда я решу, что ты достаточно натренирован, Джои, я обязательно научу тебя пользоваться кинжалом, – пообещал он, неправильно истолковав ее молчание.

Она опустила ресницы и уставилась на свои трясущиеся руки, понимая, что ей необходимо срочно отсюда бежать. Если она останется в Кинлохлевене, то ее секрет будет раскрыт. Это только вопрос времени. И в этот миг Джоанна с ужасом поняла, что тоненький голосок внутри ее молит о том, чтобы это поскорей случилось.

От смущения у нее пересохло в горле, и она с трудом смогла проговорить:

– Как скажете, милорд.

Охотники уже сидели на лошадях, когда борзые с громким лаем устремились в лес. Вся группа всадников с гиканьем и криками поскакала за ними.

Джоанна в радостном возбуждении поняла, что настал ее час. Ей было достаточно тронуть поводья, и застоявшаяся кобыла понеслась вперед.

Джоанна уносилась от Маклинов все дальше, в сторону ближайшей сосновой рощи. Бебинд забиралась вверх по холму, удаляясь от озера и углубляясь в лес. Она скакала таким бешеным галопом, что Джоанна припала к ее шее, чтобы низко растущие ветки елей и сосен не хлестали по лицу.

Стая тетеревов с шумным хлопаньем крыльев и недовольными криками взлетела почти из-под копыт Бебинд. Напуганная лошадь шарахнулась в сторону, и Джоанна успокоила ее, ласково похлопав по шее.

Лай собак и голоса охотников замерли вдали, и Джоанна перевела Бебинд на шаг. Однако останавливаться было рано. Джоанна решила как можно дальше уехать от Маклина, а уж потом отдохнуть.

Сейчас она ехала по заросшей дороге вдоль обрывистого берега реки, поднимаясь все выше в гору.

Вокруг стояла тишина, и в этой тишине слышно было только, как щелкают клювами клесты да шуршит листвой легкий ветерок. Джоанна перехитрила-таки Маклина. Она должна была бы чувствовать радость от этого, но радости почему-то не было.

Рори выругался сквозь зубы. Он так возбудился от прикосновения к Джоанне, что не смог сразу сесть в седло. Тем более что его норовистый жеребец приплясывал от нетерпения, готовый броситься вслед за охотниками и лающими борзыми. А когда наконец Рори сел на коня, то обнаружил, что Джоанна исчезла.

Основная группа преследовала оленя, но Рори окликнул Фичера и Тэма, велел им следовать за ним и бросился на поиски Джоанны. Он несся по ее следу, усеянному сломанными ветками и сбитыми листьями, а Фичер и Тэм скакали чуть сзади.

Рори понял, что Джоанна двигалась быстро, слишком быстро для такой дороги. Русло реки в том месте круто изгибалось, вода бурлила и пенилась, разбиваясь о пороги. Дорога вилась по обрывистому берегу реки, и одно неосторожное движение могло стоить жизни и Джоанне, и ее лошади. Они просто полетели бы в пропасть. Но если даже Джоанне удалось бы проехать эту очень опасную часть пути, все равно она до темноты не успела бы добраться до ближайшего жилья.

Бурые медведи, когда-то обитавшие в этих лесах, давно исчезли, но оставались волки, кабаны и рыси. Да и погода весной переменчива. Неожиданно может налететь гроза с сильным, ломающим деревья ветром, и тогда Джоанне придется несладко.

Рори увидел среди деревьев небольшой просвет и направил лошадь туда, но тут же резко натянул поводья, останавливая Фраока. Джоанна еще не спешилась, она просто дала своей взмыленной лошади передышку. Когда она услышала, как подъехал Маклин, она испуганно оглянулась и стала понукать свою уставшую кобылу. В эту секунду среди обломков скалы появился одинокий волк, видимо, отбившийся от стаи. Увидев добычу, он оскалился и прыгнул на спину Бебинд.

Испуганная лошадь встала на дыбы, потом, лягаясь, бросилась вперед. По лесу разносилось ее испуганное ржание. Джоанна выпала из седла и с глухим стуком ударилась спиной о камни. Бебинд умчалась дальше в лес, а Джоанна попыталась встать на ноги.

Промахнувшись, волк немедленно развернулся, чтобы повторить атаку, но тут увидел более легкую добычу. Джоанна медленно попятилась к краю обрыва. На плече у волка, крупного самца, была видна едва затянувшаяся рана – след от острого копыта оленя. Видимо, поэтому он и отбился от своей стаи. Доведенный до отчаяния голодом, волк был готов на все ради добычи. Он пригнул голову, обнажил клыки и, припадая к земле, двинулся к Джоанне.

– Не двигайся! – отчаянно закричал Рори, посылая коня вперед.

Сжимая в руке кинжал, он соскочил на землю прямо между Джоанной и волком. И в эту секунду волк прыгнул.

Рори поймал его в прыжке, со всей силы вонзив лезвие в широкую грудь зверя. Волк глухо взвыл и замертво рухнул на землю.

Рори повернулся и увидел, что Джоанна, шатаясь, стоит на самом краю обрыва. Он бросил окровавленный кинжал на землю и кинулся к ней. К счастью, он успел вовремя подхватить девушку: камень под ее ногами закачался, готовый скатиться в пропасть.

Джоанна обхватила Рори руками за шею и прижалась к нему, все еще не веря в свое спасение.

Это было так чертовски приятно, что Рори улыбнулся.

Он чувствовал сквозь одежду, как к нему прижимаются маленькие крепкие груди, бедра, все ее восхитительное нежное женское тело. И мысль о наказании за ее проступок вмиг куда-то улетучилась. Сейчас ему хотелось только одного: чтобы побыстрей закончился этот дурацкий маскарад.

Он отошел подальше от края обрыва, но не спешил опустить ее на землю.

– Вот и все. Теперь ты в безопасности, – тихо сказал он.

Звук его спокойного и уверенного голоса помог Джоанне справиться с охватившей ее паникой. Она открыла глаза, откинула голову и посмотрела ему прямо в глаза.

– Вы спасли мне жизнь, – чуть удивленно прошептала она.

Ошеломленная бурей захвативших ее эмоций, она подняла к нему лицо, забыв на миг, кто она и какую роль должна играть. Ей вдруг ужасно захотелось прижаться губами к этим улыбающимся, красиво очерченным губам, которые были совсем рядом, стоило только чуть потянуться…

Джоанна почувствовала, как волна сладких, неведомых ей ранее желаний поднимается в ней. И она со смущением поняла, что это такое. Ей невыносимо захотелось провести кончиками пальцев по его щекам, по подбородку, прижаться к нему изо всех сил…

Боже правый, ей хотелось, чтобы он ее поцеловал!

На самом деле ей самой хотелось поцеловать Морского Дракона.

Невероятно!

Маклин прижимал ее к себе так крепко, что она чувствовала, как играют напрягшиеся мускулы на его руках. Оставалось лишь надеяться, что большая, не по размеру, рубашка и килт из толстой шерсти надежно скрывают ее девичью фигуру.

Джоанна посмотрела в его глаза и увидела в них искреннее участие. Ей стало стыдно за то, что она его дурачит. Вот уж чего она никак не ожидала! Он не только поверил в то, что она – мальчик, но он действительно хотел помочь Джоуи стать сильным и смелым молодым мужчиной.

Если она сейчас признается ему, что все это время водила его за нос, он никогда не простит ее. Он будет возмущен ее поведением, но не настолько, чтобы отказаться жениться на ней, получив в качестве приданого поместье, замок и имущество. Значит, ей придется выйти замуж за человека, который будет испытывать отвращение к ней, своей жене. Кроме того, она лишится лояльности и уважения Макдональдов из Гленко, которые мечтают выдать ее за своего сына. Она так страстно хотела быть главой клана, но без поддержки Макдональдов из Гленко это почти невозможно.

Маклин медленно поставил Джоанну на ноги. Его руки скользнули по ее телу и обхватили за плечи.

– Пора нам уже…

Он не успел договорить, его прервал треск ветвей и топот копыт, и на поляне появились Фичер и Тэм.

– Ты нашел парнишку! – воскликнул Фичер.

Широкая белозубая улыбка осветила его грубое бородатое лицо, темные глаза радостно сверкнули.

– Да, и очень вовремя, – ответил Маклин, отпуская Джоанну.

Могучие воины спешились и, опустившись на колени, стали осматривать мертвого волка. Потом оба подняли глаза на Джоанну. В их взглядах читалось потрясение, – они поняли, что она была на волосок от гибели. Участие, отразившееся на их лицах, до глубины души тронуло Джоанну. Они были искренне привязаны к своему командиру, и их привязанность, конечно, в меньшей степени, распространялась и на его слугу.

Маклин поднял с земли свой кинжал, вытер кровь о шкуру мертвого зверя и вложил его в ножны.

Наблюдая за его уверенными, спокойными движениями, Джоанна говорила себе, что, по-видимому, она ошибается. Разве могут Маклины испытывать по отношению к Макдональдам иные чувства, кроме ненависти? А она, разве она имеет право на что-либо, кроме презрения? Ведь кланы Макдональдов и Маклинов являются врагами с незапамятных времен. Да еще и глава Маклинов собственноручно подбросил хвороста в костер старой ненависти. Ведь именно он схватил деда Джоанны и в цепях доставил в Эдинбург. А Сомерлед Макдональд был ни в чем не виноват.

– Придется тебе ехать со мной, Джоуи, – обратился к Джоанне Маклин. – Думаю, что твоя Бебинд уже на полпути к дому.

С этими словами он вскочил на своего жеребца и протянул Джоанне руку.

С его помощью она села в седло позади него, и только тогда к ней пришла запоздалая мысль, что она не извинилась за свое внезапное исчезновение.

– Бебинд испугалась кролика, – обратилась она к Маклину, вернее, к его спине. – Она понеслась в лес, и я ничего не мог с ней поделать. Мне оставалось только держаться покрепче.

– Да что ты говоришь! – не обернувшись, ответил Маклин.

Джоанна набрала в грудь воздуха, намеренная расцветить свою ложь яркими подробностями, но не успела вымолвить ни слова, как Фраок с места взял в галоп. Джоанна обхватила Маклина за талию и судорожно вцепилась в его кожаный пояс. Ей сейчас было уже не до разговоров, лишь бы с лошади не свалиться.

6

Вечером того же дня Джоанна сидела на краю своей кровати, скрестив ноги, и начищала кинжал Маклина. Она скинула грубые разбитые башмаки, которые ей дал Джок, и шевелила пальцами в заштопанных потертых носках.

Когда в спальню вошел Маклин, она взглянула на него с удивлением.

– Я думал, что вы играете в карты с Фичером, милорд, – сказала она. – Я могу что-нибудь сделать для вас?

– Нет, ничего не надо, – ответил Маклин. – Оставайся на месте и заканчивай работу.

Рори подошел к столу и поставил на него кружку с элем. Затем он расстегнул пояс с оружием и бросил его на кровать, а сам сел в кресло, положив подбородок на кулак, и стал сквозь полуопущенные ресницы задумчиво изучать Джоанну.

Сегодня он чуть не потерял ee. Бог свидетель, он больше не позволит своей своенравной невесте так рисковать.

Возможно, идея посадить ее на цепь была не так уж плоха…

Когда они возвращались в замок, Рори решил сказать ей, что он знает, кто она на самом деле. Надо было только дождаться подходящего момента. Рори понимал, что она будет потрясена и, возможно, напугана, но он успокоит ее, сказав, что не собирается наказывать ее за попытку его обмануть. Он был уверен, что все это она проделала не из-за вздорного характера, а потому, что считала, что действует в интересах клана.

Несомненно, кто-то из верхушки клана Макдональдов сначала насоветовал ей переодеться, а потом уехал в Стокер присягать королю на верность, бросив ее одну в замке. Поэтому ей пришлось действовать на свой страх и риск, в результате чего она чуть не погибла.

Рори хотел дать ей возможность подготовиться к брачной церемонии. Он знал, что для невесты большое значение имеет свадебное платье, поэтому в письме своей матери он попросил ее привезти для Джоанны особенно красивое платье и красивое нижнее белье. Ну и расшитую шелком ночную сорочку, разумеется.

Рори представил себе, как снимает с белых плеч своей невесты кружевную сорочку, и снова ощутил нахлынувшее желание.

Господи, как же он хотел ее!

Это желание вспыхнуло в нем, когда он учил ее стрелять из лука, и до сих пор продолжало его мучить. Он все еще чувствовал, как прижимается к нему податливое, гибкое тело. Если бы он не был уверен, что всего через несколько дней состоится их свадьба, он вряд ли справился бы с желанием овладеть ею в тот же вечер.

По возвращении в Кинлохлевен Рори был встречен представителями клана Макдональдов, которые выступали от имени всех обитателей замка. Они настаивали на разговоре с ним сейчас же и без свидетелей. Поэтому он отпустил Джоанну, пригласил людей в библиотеку и там выслушал их.

Сьюмас, Дэйв, Джок и Джейкоб, а также преподобный отец Томас изо всех сил старались убедить Рори, что Джоуи не может быть его слугой. В качестве аргументов они приводили его молодость, безответственность – Маклин сам был свидетелем этому, – его маленький рост и тщедушность, его озорной характер.

Рори дал возможность управляющему, камергеру, кузнецу и конюху назвать истинную причину того, что Джоуи не может быть его слугой, но они не воспользовались этой возможностью. Они стали предлагать ему других мальчиков вместо Джоуи, но Маклин отклонял эти кандидатуры, объясняя, почему они не подходят.

Маклину было совершенно ясно, что они решили добиться своего, но чем более убедительные аргументы они приводили, тем больше сердился Рори. Их тупое упрямство уже чуть не стоило Джоанне жизни.

Ну что ж, если им так хочется, пусть доиграют свой идиотский фарс до конца, решил Рори. А потом он научит их относиться к своему лэрду с почтением и уважением, неважно, искренним или нет.

После вечерней трапезы Рори отослал Джоанну наверх, в спальню, с поручениями. Преданные ей слуги мрачно смотрели, как она поднимается по лестнице, но ни один из них даже не попытался ее остановить или открыть правду.

В последнее время Рори замечал, что Джоанна довольно часто бросает на него быстрые взгляды из-под полуопущенных ресниц. Он был уверен, что она в эти моменты радуется тому, что так ловко провела его, Королевского Мстителя.

Это страшно раздражало Рори, и он с сердитым видом прихлебывал свой эль, украдкой разглядывая Джоанну поверх оловянной кружки. Он положил вытянутые ноги на край кровати, и она немедленно отодвинулась, словно он был каким-то чудовищем.

Что, ради всего святого, было в нем такого отвратительного?

– Джоуи, – позвал он, и Джоанна от неожиданности подпрыгнула.

– Ой! Да, милорд. – Она быстро справилась с испугом.

Девушка была так взволнована его близостью, что не заметила, что ответила по-английски. Рори предпочел сделать вид, что тоже этого не заметил.

– Ты говорил, что у леди Джоанны много поклонников. А скажи, за какого мужчину она бы предпочла выйти замуж?

– Простите, милорд? – переспросила Джоанна, шокированная вопросом.

На этот раз она ответила на гэльском.

– Ну, видишь ли, каждая девушка, даже самая глупенькая, мечтает о дне своей свадьбы и пытается представить себе своего жениха.

Джоанна склонилась над кинжалом, полируя широкое стальное лезвие с таким старанием, как будто от этого зависела ее жизнь. Рори нахмурился, вдруг испугавшись, что она может порезать свои тонкие пальчики.

– Да я вообще-то не знаю, – пробормотала она.

Но ее движения замедлились, и Рори с облегчением расслабился.

– Ну хорошо, представь, что ты – это она, наследница клана Макдональдов из Гленко. Тогда какого мужчину ты бы выбрал себе в мужья?

Брови Джоанны сошлись на переносице в одну линию, и она снова начала яростно надраивать тряпкой стальное лезвие.

– Наследница клана не может выбирать. Она должна выйти за того, кого ей выберут. А это решает король и военачальник, клана Эвин Макдональд.

Рори наклонился вперед, готовый выхватить у нее оружие, пока она не поранилась.

– Напряги воображение, парень, – мягко настаивал Рори. – Представь, что она могла бы выбирать. Тогда кого бы она выбрала?

К его безмерному облегчению, Джоанна отложила опасное оружие в сторону. Сложив руки на коленях, она задумчиво посмотрела в потолок и сосредоточенно сжала губы.

– Я не могу этого представить, милорд, – наконец призналась она. – Я всего лишь бедный сирота.

Рори поднялся и подошел к высокому шкафу, стоявшему у стены. Он открыл тяжелые резные дверцы и достал с полки золотую шкатулочку, потом подошел к Джоанне и протянул шкатулочку ей.

– Что это, милорд? – спросила Джоанна, блестящими от любопытства глазами глядя на Маклина.

– Свадебный подарок, – просто ответил Рори. – Я привез его для моей невесты. Ну, давай, парень, открой ее и скажи, как ты думаешь, леди Джоанне понравится или нет.

Джоанна медленно открыла крышку и, увидев, что там, тихо ахнула от восхищения.

В шкатулке, выложенной золотой парчой, лежало ожерелье, некогда принадлежавшее испанской инфанте. У Рори оно оказалось после успешного захвата пиратского корабля. В мягком свете свечей сверкали крупные сапфиры, оправленные в золото. Их блеск отражался в ярко-голубых глазах Джоанны. Это ожерелье было действительно достойно королевы.

– Ну что? – обратился Рори к Джоанне, устав ждать ее комментария. – Как ты думаешь, понравится это ожерелье леди Джоанне?

Джоанна закрыла шкатулку и отложила ее в сторону, рядом с кинжалом, потом с безразличным видом пожала плечами:

– Если вы думаете купить ее расположение дорогими безделушками, то вас ждет неудача, милорд. Она равнодушна к украшениям.

Рори взял шкатулку и сделал вид, что изучает королевский герб на крышке, а сам в это время краем глаза наблюдал за Джоанной.

– Равнодушна, говоришь? – задумчиво проговорил он. – А почему, как ты думаешь?

– Наверное, потому, что она считает более важными другие вещи.

– Другие? Какие, например?

– Например, галантность и любезность.

Рори положил подарок на стол рядом с пивной кружкой.

– Ну-ка, объясни, что ты имеешь в виду, парень.

– Милорд, объяснение на гобелене, который леди привезла с собой из Камберленда. Я слышал, что мать леди Джоанны вышила его специально ей в приданое.

Впервые Рори внимательно посмотрел на гобелен. На нем был изображен рыцарь в новеньких сияющих доспехах, на которых не было ни вмятинки, ни царапинки. Его чистое лицо, нежное, как у девушки, светилось юношеским идеализмом. И если он или его доспехи и побывали на войне, то это, скорее всего, было в глубоком тылу, где врагов и в глаза не видели. Этот изнеженный цветок смотрел на красиво одетую леди, стоявшую на балконе со свечой в руке, чтобы осветить ему путь.

– Ты хочешь сказать, что леди Джоанна надеется выйти замуж за английского рыцаря? – спросил Рори.

– Английского или шотландского – это неважно, – запальчиво ответила Джоанна. Она соскочила с кровати и встала рядом с Маклином перед гобеленом.

Раздраженная его непонятливостью, она красноречивым жестом указала на гобелен.

– Посмотрите на эту сцену и представьте, какие чувства испытывают рыцарь и его дама. Доблестный рыцарь принес ей букет цветов и балладу, которую сочинил в ее честь.

Рори вгляделся в гобелен. Зеленый юнец держал в одной изящной руке букетик цветов, а в другой – свиток, перевязанный лентой.

– Ну и какие же чувства они испытывают? – спросил Рори вдруг охрипшим голосом.

Он почувствовал необъяснимое волнение при взгляде на перепачканное, но очень одухотворенное лицо Джоанны.

– Он клянется ей в вечной любви, – тихо ответила она, глядя на рыцаря. – Он пришел, чтобы спасти ее от презренного нежеланного жениха, которого ей навязал жестокий отчим.

И тут Рори все понял. Рыцари и прекрасные дамы.

Мод говорила ему, что ребенком Джоанна грезила наяву о прекрасных рыцарях, потому что была воспитана на романтических балладах. Его невеста мечтала о рыцаре в сияющих доспехах, который спасет ее от нежеланного жениха, а именно от него, презренного и омерзительного лорда Рори Маклина.

Он еще раз взглянул на гобелен. Черт возьми, чтобы справиться с таким романтическим неженкой, ему не надо будет даже доставать меч. Он может придушить этого щенка голыми руками!

– Вы сможете написать балладу, прославляющую красоту и обаяние вашей дамы, милорд? – спросила Джоанна с ироничной улыбкой. – А потом спеть ее, аккомпанируя себе на лютне?

– Я не играю на лютне, – резко ответил Рори.

Джоанна разочарованно скривила губы, потом с надеждой задала следующий вопрос:

– Может, тогда на скрипке или на гитаре?

– Я не играю ни на каких музыкальных инструментах. – Рори стал совсем мрачным.

Отойдя на шаг, она посмотрела на него с таким изумлением, как будто у него выросли рога.

– Ну, значит, вы пишете стихи во славу мелодичного голоса леди или ее прекрасных глаз.

– Опять неверно, – сквозь зубы процедил Рори.

На его щеках заходили желваки.

Тут Джоанна поняла, что не стоит перегибать палку: можно нарваться на неприятности. Еще немного, и было бы поздно. На всякий случай она торопливо отошла от гобелена в дальний угол комнаты.

Через некоторое время она вернулась на кровать и снова взяла кинжал, вложила его в ножны и, напуганная мрачным видом Рори, положила опасное оружие на стол.

– Вам что-нибудь еще нужно сегодня, милорд? – угодливо спросила она.

Маклин не успел ответить, как в дверь вошла Эбби с двумя ведрами с водой. Она поставила их на пол, вытащила из-за ширмы бадью и установила ее перед камином.

– Что ты делаешь? – продолжая хмуриться, спросил Маклин.

Эбби удивленно уставилась на него, на всякий случай быстро присев в реверансе:

– Но, милорд, ведь вы сами перед тем, как отправиться на охоту, приказали вечером приготовить вам ванну.

– А, да, хорошо, – рассеянно отозвался Маклин, буравя взглядом Джоанну.

Пока Эбби ушла, чтобы принести еще воды, Джоанна стала деловито доставать мыло, простыни для вытирания, кусочки выбеленной ткани для мытья. Пока она занималась приготовлениями, внутри ее поднималось звенящее чувство возбуждения.

Наконец-то! Вот оно!

Уж на этот раз она не убежит, как испуганный цыпленок, она не упустит такую возможность!

Резкий голос Маклина ворвался в ее мысли, разом погасив огонек веселого возбуждения.

– Значит, леди Джоанна ждет, что ее будущий муж будет ухаживать за ней с помощью цветов, музыки и поэзии?

Он все еще стоял перед гобеленом, хмуро глядя на рыцаря. У него было такое кислое выражение лица, что, наверное, все вино в подвалах замка превратилось в уксус.

– Ну, если и ждет, – ответила Джоанна через плечо, избегая смотреть на Маклина, – то она, наверное, будет разочарована, не правда ли, милорд?

Она тихонько присвистнула, когда доставала из шкафа чистую ночную рубашку и пару свежих чулок на завтра. Уж на этот раз она обязательно узнает, есть ли у Морского Дракона хвост или это все глупые выдумки.

При звуках его голоса Джоанне показалось, что над ней собираются грозовые тучи.

– Почему это ты так считаешь, а, Джоуи? – прогремел Маклин.

Джоанна была удивлена сверх меры. Ведь с того дня, как он приехал, Маклин и минуты не пообщался с Иден. Хотя если он считал, что ухаживать за дамой – это то же самое, что объезжать лошадь, то, наверное, он ждал, пока его невеста случайно забредет в конюшню.

– Потому что за все время вы только и сделали, что поцеловали ее мизинец, – хихикнув, ответила Джоанна.

– Когда придет время, я буду целовать не только пальцы, – вдруг охрипнув, отозвался Маклин.

Джоанна быстро отвернулась, налила в бадью еще воды и стала энергично размешивать ее рукой. При мысли о том, что она сейчас увидит сильное, мускулистое тело Маклина, что он будет совершенно голый, ее сердце забилось как сумасшедшее, а внутри что-то стало противно дрожать.

Но на этот раз она не убежит.

Даже если ее будет тошнить от отвращения.

Даже если при виде отвратительного зеленого чешуйчатого хвоста она упадет в обморок.

В комнату опять вошла Эбби с двумя ведрами с холодной и горячей водой.

– Леди Беатрис сказала, что Джоуи нужен в солярии, – сообщила она, опрокидывая ведра в бадью.

– Я нужен здесь, – быстро возразила Джоанна, пока Маклин не успел отпустить ее.

Она выразительно посмотрела на Эбби, мысленно приказывая ей не настаивать на своем.

Прежде чем ответить своей госпоже, Эбби украдкой глянула на Маклина.

– Леди Беатрис очень расстроится, если ты сейчас же не пойдешь со мной, Джои, – упрямо повторила она. – Ты ей нужен для чего-то очень срочного.

– Я хочу, чтобы Джоуи остался, – вмешался Маклин. – Пока Артура нет, парень поможет мне помыться.

У Эбби глаза чуть не вылезли из орбит.

– Леди Беатрис сказала мне, чтобы я помогла вам мыться, если вам надо, чтобы кто-то остался и помог вам. Вы ведь взрослый человек, милорд, и, конечно, сможете сами раздеться, милорд.

Эбби протараторила все это на одном дыхании, потом опустила голову, быстро перекрестилась и на всякий случай сделала реверанс.

– Совсем тебе не обязательно помогать милорду, – решительно сказала Джоанна. – Я – слуга хозяина, я и буду ему помогать. А ты иди к леди Беатрис и скажи ей, что все в порядке.

Эбби вытянула шею в сторону хозяйки и, прикрыв рот рукой, отчаянно прошептала:

– Я никуда без вас не пойду.

– Ты можешь идти, Эбби, – тоном не допускающим возражений сказал Маклин, тем самым прекращая бесполезный спор. – Закрой за собой дверь, девочка. Я не хочу, чтобы здесь был сквозняк. И скажи леди Беатрис, чтобы меня больше сегодня не беспокоили.

Эбби вынуждена была подчиниться. Бог свидетель, она сделала все, что могла.

Джоанна стояла и ждала дальнейших распоряжений. Она вся напряглась, нервы были натянуты, как струны, живот, казалось, завязался в тугой узел. Внутренний огонь так разгорячил ей кровь, что ей казалось, сейчас у нее из ноздрей повалит пар. Сама судьба свела их вместе, и никто не сможет помешать Джоанне воспользоваться этим случаем.

Потому что сейчас она наконец-то узнает правду.

Есть ли у него хвост или нет?

Маклин уселся на край ее мягкого перьевого матраса:

– Приступай, парень. Сними мне башмаки.

Услышав такой приказ, Джоанна растерялась. Она сцепила руки перед собой и неуверенно спросила:

– Но… Но разве Артур делает это?

Маклин ободряюще улыбнулся ей. Он развязал кожаный шнурок, стягивавший его волосы на затылке, и они рассыпались золотистыми волнами. Зеленые искорки в его глазах отзывались в Джоанне веселым звоном.

– Всегда.

Даже глазом не моргнул! А когда она в прошлый раз принесла дрова, он прекрасно разулся сам. Но если ему хочется, чтобы его сегодня побаловали, она не будет возражать.

Джоанна подошла к нему, и, когда он одну за другой вытянул ноги, она расстегнула золотые пряжки на его башмаках и разула его. Потом она отошла на шаг, глубоко вздохнула и стала ждать.

Она убеждала себя, что это не простое любопытство, а чисто познавательный интерес. Как только она узнает, как обстоят дела на самом деле, ей больше не надо будет видеть его голым. Да она и не захочет, если на то пошло.

Но Маклин сидел с таким видом, как будто ждал от нее чего-то еще.

– Вода остынет, милорд, – напомнила она, поглядев на бадью, над которой поднимался пар.

– Тогда чего же ты ждешь, парень? – спросил Маклин.

Его терпению можно было только удивляться.

– Сними мне чулки.

На его губах играла улыбка, точно как тогда, когда она наливала ему эль и доставала мясной пирог. Святая правда, он и тогда проявил удивительное терпение и спокойствие, особенно когда она разлила эль по всему пледу. А он не только не накричал на нее, он еще стал учить ее стрелять из лука. И тоже ни разу не вышел из себя. Джоанна не понимала, почему он был так добр с таким ничтожным мальчишкой, но она никогда не забудет его доброты и участия.

– У вас есть младшие братья, милорд? – спросила Джоанна, усаживаясь перед ним на колени.

Казалось, что вопрос застал Маклина врасплох. Он удивленно поднял свои золотистые брови:

– У меня два брата, и оба моложе меня. А почему ты спрашиваешь?

– Просто так, – ответила Джоанна, стягивая с его ног короткие вязаные чулки.

Вид его босых ступней не был таким шокирующим, как в первый раз, тем более что они были хорошей формы, с красивыми, правильными пальцами. Но при мысли о том, что находится выше, сердце Джоанны замерло, не то от страха, не то от предвкушения. Перед ее мысленным взором возникла его поросшая золотистыми волосами мускулистая грудь, покрытая шрамами, широкие, сильные плечи. По спине у нее вдруг поползли мурашки и руки покрылись гусиной кожей.

– Для такого вопроса должна быть какая-то причина, – настаивал Маклин, лениво улыбаясь. – Почему ты спросил, есть ли у меня младшие братья?

– Ну, понимаете, милорд, – она хитро поглядывала на него из-под ресниц, – я просто подумал, что напоминаю вам одного из них.

7

Маклин сидел словно громом пораженный.

Так она воспринимает его как старшего брата!

Он был расстроен и разочарован.

Боже правый, ни одна женщина не производила на него такого впечатления, как Джоанна. Кровь стучала у него в ушах, желание обладать ею было нестерпимым, особенно сейчас, когда она сидела на коленях перед ним, смиренно глядя на него снизу вверх. Это желание затмевало его разум, и справиться с ним было почти невозможно. Ему хотелось поднять ее, усадить к себе на колени и ласкать ее губами, языком, руками… Он отчаянно хотел узнать все тайны ее восхитительно нежного тела, спрятанного сейчас под этой дурацкой одеждой, изучить их своими чуткими, умелыми руками, подарить ей наслаждение…

И она еще спрашивает, не напоминает ли ему младшего брата!

Как только могла такая бредовая идея прийти ей в голову?

– Да, милорд, напоминаю? – не дождавшись ответа, переспросила она с милой улыбкой.

– У моих братьев с тобой нет ничего общего, Джоуи, – резко ответил Маклин. – Лаклан и Кейр воины, как и я.

– И они такие же большие, как вы, милорд? – удивилась Джоанна.

– Почти. – Он сжал зубы, борясь с чувством острого и горького разочарования.

Проклятье! Вот что получается, когда проявляешь слишком много терпения и понимания. Вместо того чтобы разоблачить ее и наказать за такой наглый обман и упрямство, он позволил ей играть эту шутовскую роль. А теперь это же упрямство держит ее здесь, в его спальне, наедине с ним. И ради того, чтобы продолжать эту нелепую игру, она согласна даже увидеть его голым! Это ли не упрямство?

Но, тысяча чертей, никогда в жизни он не испытывал ничего более эротичного, чем прикосновение ее тонких пальчиков, расстегивающих каждую петельку на его одежде. К тому времени, как она разденет его, от его «братских» чувств не останется и следа. Она увидит совсем другие чувства и желания.

– Вода стынет, милорд, – напомнила Джоанна, вскочив на ноги.

Рори поднялся с кровати и встал рядом с ней. Ее макушка едва доходила до середины его груди.

– Расстегни мою накидку, парень, – тихо приказал он.

Ее глаза стали просто огромными на маленьком грязном личике. Она бросила быстрый взгляд на дверь, безусловно, обдумывая возможность побега, как это было в прошлый раз.

Если она попытается сбежать, он остановит ее.

На этот раз Джоанна останется, чего бы ему это ни стоило.

Но эта своенравная девчонка опять удивила его. В ярко-голубых глазах вспыхнули упрямые искорки, она поджала губы, удерживаясь от очередной дерзости. Потом она приподнялась на цыпочки и начала расстегивать пряжку у него на плече. Она стояла так близко, что он чувствовал, как ее тело касается его одежды. Отстегнув пряжку, она положила ее на стол и перекинула край накидки через его плечо. Рори боролся с желанием покрепче прижать эту хрупкую фигурку к себе. Теперь только широкий кожаный ремень удерживал на нем килт вместе с накидкой.

– Теперь рубашку, – все так же тихо скомандовал он.

– Я что-то не помню, чтобы видел, как Артур делает это, – нахмурилась Джоанна.

Рори сардонически приподнял бровь, его слова были полны сарказма:

– И сколько же раз ты видел, как мой слуга помогает мне раздеться перед принятием ванны?

– Только раз, – призналась Джоанна.

Она опустила голову, ее длинные ресницы легли на щеки. Она облизнула розовым язычком внезапно пересохшие губы.

Это смущение, подчеркнувшее ее нежную женственность, вызвало в Маклине бурю чувств. Его дыхание стало частым, ему не хватало воздуха. Он не мог заставить себя видеть в ней двенадцатилетнего мальчишку. Он видел миниатюрную семнадцатилетнюю девушку с изящной фигуркой и грациозными движениями.

– Сними с меня рубашку, Джоуи, пока вода совсем не остыла, – сказал он довольно спокойным тоном, несмотря на то, что внутри его все сильнее разгорался пожар.

Дрожащими пальцами она стала развязывать шнурки, стягивающие на шее воротник его просторной рубашки.

Затем, не поднимая глаз, чтобы не выдать своих чувств, вытащила из-под пояса подол рубашки.

Рори стащил рубашку через голову и бросил ее на кровать. Он слышал прерывистое дыхание Джоанны. Он прекрасно понимал, чем вызвано ее волнение, и внутренне ликовал. Теперь на нем остался только доходящий почти до колен килт. Джоанна стояла опустив голову, и ему была видна только ее бело-голубая шапка.

Он был уверен, что Джоанна не осмелится раздеть его, но она стояла на месте, не делая попыток сбежать. Наконец она медленно подняла глаза и встретилась с ним взглядом. В ее глазах светилась решимость. Рори было видно даже через разводы грязи на ее лице, что краска сбежала с ее щек. Он мог бы пересчитать все ее веснушки.

Рори провел пальцем по ее носу.

– Вот уж кому надо помыться, так это тебе, Джоуи, – тихо сказал он. – Почему бы тебе не принять ванну после меня? Вода будет еще теплая и мыльная, и ты сможешь отскрести с себя немного грязи, пока я буду одеваться.

Перед его мысленным взором возникла соблазнительная картинка: он ладонями гладит ее белую нежную кожу и мыльная вода стекает по ее телу… На него накатила новая волна желания. При мысли об их скорой брачной ночи и о том, что он станет делать со своей неугомонной невестой, у Рори перехватило дыхание.

Это бесцеремонное предложение вызвало настоящий ужас в невинной душе девушки. Но она постаралась скрыть свое смятение.

– Я не хочу принимать ванну, милорд. Я этого не люблю, – вызывающим тоном заявила она. – Это слишком опасно. Можно подцепить простуду и умереть.

– Но не в такой тёплый весенний вечер, как сегодня, – насмешливо сказал Рори.

– В любой вечер, – возразила Джоанна. – Мой папка однажды теплым летним вечером принял ванну, потом лег в постель и больше не проснулся.

– А я думал, что твой отец погиб в бою, – все тем же шутливым тоном сказал Маклин.

– Это мой настоящий отец погиб в бою, – не моргнув глазом нашлась Джоанна. – А мой отчим умер от простуды после ванны, как я и сказал.

– Да ладно тебе, парень, – поддразнил Рори. – Не будь таким трусишкой. Ты же сам хотел научиться драться с помощью меча и кинжала.

– Сражаться – это одно, – возразила Джоанна, – это мужское дело. А ванна – совсем другое.

Рори провел указательным пальцем по ее грязной щеке, потом задумчиво растер грязь, внимательно посмотрел на пальцы и сказал:

– Немного воды и мыла еще никому не повредили.

– О господи, – проворчала Джоанна, – когда вы наконец залезете в воду! Она же скоро будет совершенно холодная. А я не собираюсь мыться в кадке со льдом.

Рори сложил руки на груди, изо всех сил подавляя в себе желание схватить Джоанну и поднять ее повыше, чтобы заглянуть прямо в глаза. Ему безумно хотелось прижаться ртом к ее губам, сорвать с нее дурацкую шапку и запустить пальцы в ее густые волнистые волосы, а потом покрыть ее лицо поцелуями и раствориться в ее теплом нежном теле.

Он представил себе, как он пробует сладость ее губ, ласкает ее нежную кожу, накрывает ее хрупкую фигурку своим телом и смотрит в ее выразительные глаза, войдя в нее и двигаясь внутри ее. От этих мыслей кровь едва не закипела у него в жилах. Он едва сдерживался.

– Тогда расстегни мой ремень и сними его, – тихо произнес он.

Похоже, на этот раз Джоанна была готова ринуться к двери. Если она сделает хоть одно движение, он остановит ее. Он подхватит ее на руки и уложит в постель, потом ляжет на нее сверху, прижмется к ее стройному, восхитительно женственному телу своим сильным, твердым мужским телом. Он научит ее, как получать удовольствие в супружеской постели, и будет слушать ее возбужденное, частое дыхание, прерываемое стонами наслаждения.

В том, чтобы соблазнить ее сегодня вечером, не было ничего предосудительного: ведь они были помолвлены. Многие пары делили постель до свадьбы, не испытывая при этом никаких угрызений совести.

Джоанна потянулась к большой золотой пряжке. Рори чувствовал, как ее дрожащие пальцы нащупывают застежку. Казалось, эта сладкая мука никогда не кончится. Ему было все труднее бороться с охватившим его возбуждением.

Взгляд Рори упал на причудливый гобелен, висящий на стене. Раньше он этого не замечал, но сейчас вдруг увидел, что блистательный рыцарь на этом гобелене, похоже, самодовольно ухмыляется. Этот самонадеянный молокосос был уверен, что леди, очарованная его изысканными манерами, цветами и слащавыми песенками, тотчас же спрыгнет с балкона в его объятия.

Это его несколько отрезвило, вызвав чувство разочарования. Он взял Джоанну за тонкие запястья, потянул вверх и прижал ее ладони к своей обнаженной груди. Она взглянула на него с таким невинным удивлением, что Рори понял: попытайся он соблазнить ее сегодня – и сразу станет в ее глазах тем самым негодяем, от которого ее надо спасать.

Он должен завоевать ее любовь. И хотя он и не верил в романтические чувства, ему все же было необходимо знать, что его невеста питает к нему хоть какую-то симпатию. Черт возьми, его мать была настолько очарована его отцом, что решилась сбежать с ним, невзирая на последствия.

Рори подозревал, что все молодые девушки – сентиментальные фантазерки. Всем им нравятся слезливые песенки и романсы, которые распевают барды. Джоанна не была исключением, и Рори совсем не хотелось лишать ее наивных мечтаний о прекрасном рыцаре. В противном случае она могла навсегда разочароваться в мужчинах и стать впоследствии желчной, циничной, ни во что не верящей женщиной.

Не о такой жене он мечтал. Нет, он хотел гораздо большего, он хотел, чтобы Джоанна воспринимала именно его как своего спасителя и защитника. Он хотел, чтобы она смотрела на него с таким же восхищением, с каким она смотрела на этого смазливого рыцаря на стене.

Какая злая ирония! Мужчина, который всегда смеялся над романтическими бреднями и не верил в романтическую любовь, теперь жаждал стать романтическим героем! Он мечтал стать для своей любимой тем самым спасителем, который вырвет ее из лап огнедышащего дракона… Вот только неясно, кто должен сыграть роль дракона, уж не он ли сам? Проклятье, что стало с его прагматизмом? Куда делись простые земные чувства и желания?

Если уж ради того, чтобы завоевать любовь Джоанны, ему придется играть роль, то только не роль чудовища.

Джоанна ждала, смущенно глядя на него снизу вверх.

– Милорд?

От ее нежного голоса сердце Рори сжалось.

Если она сейчас посмотрит своими голубыми невинными глазами на его обнаженное тело, Рори не сможет больше контролировать себя. Он вдруг понял, что она может увидеть и догадаться, насколько сильно он возбужден, это можно будет легко прочесть на ее выразительном лице. Нет, этого допустить нельзя. Он должен взять себя в руки.

Рори постарался восстановить дыхание. Он медленно вдыхал через нос, а выдох делал через пересохший рот. Он сжал зубы и честно попытался утихомирить кровь, бурлившую в жилах. Пока он усмирял в себе дикого зверя, страстное желание рвалось наружу, сжимая его внутренности и причиняя острую боль. Хорошо еще, что его килт был сделан из семи ярдов шерстяной ткани, в противном случае девушка, которая была причиной его страданий и сейчас стояла перед ним, обязательно бы увидела его восставшую плоть.

– Уходи, – хрипло проговорил он. – Я сам разденусь.

Сердце Джоанны замерло, когда он оторвал ее руки от своей груди и мягко оттолкнул ее.

Она твердила себе, что только неутоленное любопытство заставляло ее находиться здесь до сих пор.

И именно сейчас он приказывает ей уйти!

Джоанна стояла так близко к Маклину, что ощущала исходивший от него мужской запах. Словно зачарованная, она не могла оторвать взгляда от его широких плеч и мускулистой груди. Длинное гибкое тело трехглавого дракона обвивало рельефные мышцы на руке Маклина. Неровный шрам на его груди отчетливо выделялся среди золотисто-каштановых волос. Между сосками поблескивал золотой медальон с изображением святого Колумба, одного из самых почитаемых в Шотландии святых.

Джоанне нестерпимо хотелось увидеть этого могучего воина полностью раздетым. И теперь она отдавала себе отчет в том, что это желание продиктовано не только стремлением узнать, есть ли у него, в самом деле, драконий хвост или нет. Она горела желанием коснуться пальцами волос, покрывавших его грудь, прижаться губами к позолоченной солнцем коже и вдохнуть запах омытого дождем леса.

Ей вдруг вспомнилась сцена, подсмотренная в конюшне. Она гадала, каково это – оказаться в объятиях Маклина, почувствовать на своем теле его сильные руки, ощутить прикосновение губ к соскам и груди, быть прижатой к постели его большим телом.

Будет ли она умолять его не останавливаться и продолжать, как Мэри умоляла Тэма?

Джоанна затрепетала от охватившего ее возбуждения.

Боже правый, она не может уйти!

Только не сейчас.

Джоанна медленно подняла глаза, надеясь встретиться с Маклином взглядом, но он стоял словно окаменев, вперив взор поверх ее головы куда-то на стену. Она попыталась улыбнуться дрожащими губами:

– Я не против того, чтобы помогать вам переодеваться, милорд. Тем более если Артур обычно это делает. Ведь если я этого не сделаю, я так и не научусь правильно прислуживать вам, буду плохим слугой.

– Уходи! – глухо приказал Маклин.

Джоанна увидела, как его бьет крупная дрожь.

– Вы заболели? – спросила она с искренним беспокойством.

Маклин взялся одной рукой за стойку в углу кровати, опустил голову и, глядя на свои босые ступни, глухо сказал:

– Джоуи, если ты сию секунду не уберешься отсюда к черту, я утоплю тебя в этой кадке, как щенка. Ты понял меня?

Джоанна не стала ждать, пока он повторит свою угрозу. Она рванулась к двери и распахнула ее, перепугав до смерти Беатрис, которая стояла, прижав ухо к тяжелой дубовой двери. Позади Беатрис стояли Мод и Эбби.

Джоанна быстро закрыла за собой дверь и прижала палец к губам, приказывая им сохранять тишину.

– Как ты могла? – возмущенно прошипела Беатрис.

Она уперла руки в бедра и придвинулась ближе к Джоанне.

– Как ты могла оставаться там так долго наедине с этим распутником? Как можно быть такой безрассудной, чтобы так испытывать судьбу? А если бы он разоблачил тебя? Что тогда?

– С тобой все в порядке, дитя мое? – беспокойным шепотом спросила Мод.

Джоанна между тем пыталась скрыть раздражение от того, что Маклин выгнал ее из комнаты и она не увидела самое интересное.

– Я в порядке, – заявила она, независимо вздернув подбородок.

Эбби теребила в руках конец своего фартука, ее карие глаза наполнились слезами.

– Что он с вами сделал, миледи?

– Да ничего, черт возьми, – резко ответила Джоанна. – И никакую судьбу я не испытывала. Маклин относится ко мне как к младшему брату.

Служанка испуганно прижала к губам ладонь, таких выражений от своей госпожи она никогда еще не слышала.

– Как к младшему брату? – с недоверием повторила она.

– Слава тебе господи, – крестясь, пробормотала Беатрис.

Мод промолчала, но, прищурившись, глянула на Джоанну. От этого испытующего, проницательного взгляда щеки Джоанны запылали румянцем. Она вдруг поняла, насколько близка была к тому, чтобы увидеть могучего главу клана Маклинов абсолютно голым. Джоанна застыла, не в силах пошевельнуться.

Боже правый! О чем она, ради всех святых, думала? Она ведь могла выдать себя и все испортить.

А ей необходимо было носить маску Джои до приезда Эвина. Она отвечала за своих людей и должна была оправдать их доверие. Ведь она – глава клана!

– Пойдемте, – слабо улыбаясь, предложила она. – Как бы Морской Дракон не передумал и не позвал меня обратно, чтобы я потерла ему его чешуйчатую спину.

Рори расстегнул ремень, и его килт упал на пол. Затем он взял кружку с элем и шагнул к бадье. Он опустился в теплую воду, застонав от наслаждения. Боже правый, он чувствовал себя как жеребец в охоте, которого не пускают в загон с двадцатью кобылицами. Такой боли в чреслах он не испытывал с пятнадцати лет, с тех пор как тискал в сене молодую бесстыжую служанку.

Рори поднял оловянную кружку, салютуя рыцарю на гобелене.

– Ты выиграл этот поединок, ты, слюнявый сукин сын, – насмешливо обратился он к рыцарю. – Но имей в виду, что своим смазливым лицом и слащавыми манерами ты можешь произвести впечатление только на ту прекрасную даму, которая стоит на балконе. На леди Джоанну твои чары больше не подействуют.

Рори не был силен в риторике. Он не умел плести интриги и придумывать сложные ходы, чтобы привлечь внимание какой-нибудь леди. Он не раздавал заведомо ложных обещаний, чтобы затащить женщину в постель. Для всего этого просто не было необходимости.

Глава клана Маклин гордился своим честным, прямым отношением к жизни, и женщины, с которыми он делил постель, были столь же откровенны в своих желаниях. Как правило, это была чистая страсть, ни к чему не обязывающий зов плоти.

Через несколько дней в Кинлохлевен прибудет его семья, и тогда Лаклан сможет научить его ухаживать за благородной леди. Он потрясающе умеет ухаживать. Его младший брат играл на скрипке, на клавесине и на лютне; сочинял стихи и баллады; он мог любой девушке с непостижимой легкостью заморочить голову и обвести ее вокруг пальца.

Конечно, Лаклан был гораздо привлекательнее своего старшего брата. Стройнее, изящнее, да и лицо почти такое же красивое, как у рыцаря на гобелене. Что же касалось его способов ухаживания, то по сравнению с ним Рори чувствовал себя огромным, неуклюжим медведем.

Мысль о том, что Джоанна может обнаружить сходство между Лакланом и ее придуманным героем, заставила Рори нахмуриться. Он отхлебнул эля из кружки и уставился на гобелен в грустной задумчивости. Да, внешне брат Рори походил на рыцаря с гобелена, но Лаклан был настоящим воином, отважным и решительным, и многочисленные шрамы на его теле были тому подтверждением. Мало кто знал, что шрамы были не только на теле Лаклана, но и в его душе. Несмотря на его обходительность с женским полом, он не избежал потерь и разочарований. Просто он хорошо это скрывал.

Поскольку Джоанна была невестой Рори, Лаклан бы и думать не стал о том, чтобы поухаживать за ней. Здесь Рори мог быть спокоен. Но ему совсем не хотелось, чтобы Джоанна уделяла больше внимания утонченному, галантному Лаклану, чем своему нетерпеливому жениху.

Сегодня вечером она была близка к тому, чтобы в полной мере оценить его нетерпение. Он улыбнулся, вспомнив выражение ее лица, когда она задала ему вопрос, возмутивший его до глубины души.

Ну, ничего. Когда настанет их брачная ночь, он покажет ей, какие «братские» чувства испытывает к ней.

Рори закинул назад голову и коротко хохотнул.

– Ах, Джоанна, – сказал он вслух, салютуя кружкой даме на балконе, – совсем скоро ты узнаешь, каким романтичным и обходительным может быть глава клана Маклинов, когда он этого захочет!

Двумя днями позже Рори встречал гостей, прибывающих под звуки волынки и бой барабанов. Джоанна сидела на главной башне между зубцами и наблюдала за процессией.

Король Джеймс ехал на великолепном скакуне, покрытом роскошной попоной, по левую руку от него ехала красивая женщина. Джоанна решила, что это леди Эмма Макнейл, вдовствующая мать Маклина. Справа от короля был надменный и амбициозный Арчибальд Кэмпбелл, второй граф Аргилл, которого Джоанна однажды видела в Эдинбурге издалека. Прямо позади них держались джентльмен среднего возраста и два более молодых дюжих воина, которые не могли быть никем, кроме как дядей и братьями Маклина.

Вслед за ними в ворота въехала уйма народа. Похоже, весь шотландский двор явился на свадьбу к Маклину. Кроме богато одетых лордов и леди, в свите короля находились личные слуги короля, весьма знатного происхождения, цирюльник, портной, сокольничий – король был страстный любитель соколиной охоты. Музыканты, певцы, танцоры, акробаты, мимы и менестрели текли непрерывным потоком во двор замка. Даже дюжина монахов-францисканцев из близлежащего монастыря и небольшая группа паломников, которые примкнули к королевской процессии, чтобы часть пути пройти без помех.

Двадцать воинов из клана Макдональдов, которые присягнули на верность королю, тоже возвращались в Кинлохлевен вместе с королем и его свитой. Сердце Джоанны болезненно сжалось, когда она увидела среди воинов своего дядю Эвина Макдональда, его брата Годфри и шестнадцатилетнего сына Эвина, Эндрю, своего нареченного жениха.

Эндрю поднял свои красивые карие глаза вверх, на башню, на которой сидела Джоанна, но увидел только дворового мальчишку, глазеющего на прибывающих гостей. После этого, как оно всегда бывало, его взгляд в ожидании распоряжений тут же устремился на отца.

Резкая боль в животе заставила Джоанну согнуться. Она прижала руки к животу, успокаивая себя тем, что на нее просто произвело впечатление количество сопровождающих короля лиц. Интересно, о чем думал Маклин, приглашая сюда столько народу?

В прошлое воскресенье отец Томас во время мессы по распоряжению Маклина огласил имена вступающих в брак. Бедная Иден, побледнев, вжалась в скамью, сама не своя от страха. Джоанна еще раз заверила кузину, что не допустит, чтобы Маклин принудил ее вступить с ним в брак. Она объяснила несчастной перепуганной Иден, что, как только Эвин прибудет в Кинлохлевен, он тут же объявит, что Иден – его дочь, и Маклину придется признать, что его провели.

Поприветствовав короля, Маклин помог своей матери спешиться. Нисколько не смущаясь присутствием высокопоставленных лиц, она обняла сына и что-то прошептала ему на ухо. Маклин весело рассмеялся. Затем он, приветливо улыбаясь, пожал руки прибывшим джентльменам. Его братья, обрадованные встречей, с такой силой хлопали его по спине, что любой другой на его месте не устоял бы на ногах. Разговаривая, они оживленно жестикулировали, и Джоанна поняла, что они поздравляют его с предстоящим венчанием.

Маклин улыбался так, как будто ему не о чем было беспокоиться. А ведь скоро ему придется объяснять всем этим людям, что жених-то готов и ждет с нетерпением свадьбы, а вот невеста… Невесты, кроме Иден, которая никак не годилась ему в жены, нигде не будет видно. Эта мысль заставила Джоанну съежиться. Непонятно почему, но она чувствовала себя виноватой перед Маклином.

Когда король Шотландии под звуки фанфар прошел под главной башней, Джоанна поняла, что не может больше прохлаждаться. Ей необходимо спуститься и проверить, как идут дела в кухне у Этель и Пег. Она молилась, чтобы ее деятельная повариха при виде королевских виночерпиев, поваров и поварят, кухарок и другого народа, выполняющего различные обязанности на кухне, не начала бы для поднятия духа опять прикладываться к бутылке со спиртным. Джоанне надо было посмотреть, соответствует ли статусу гостей убранство спален на четвертом этаже – за это отвечал Дэвид. Да и размеры спален имели значение. Ведь если у Джеймса Стюарта спальня будет хоть чуточку меньше, чем у кого-то из его подчиненных, то головы неминуемо полетят с плеч. И первой будет голова управляющего.

Представив себе количество проблем, которые возникли у нее из-за этого упрямца Маклина, Джоанна нахмурилась и стала слезать с башни.

Она повернулась и почти уткнулась носом в широкую грудь Фичера, который стоял позади нее. Она не слышала, как он подошел, но почти не удивилась, увидев его. Он часто бесшумно появлялся рядом с ней, как будто у него не было другого занятия, кроме как составлять компанию слуге своего командира.

– О чем Маклин думал, когда приглашал такое количество народу? – сердито поинтересовалась она, спускаясь по ступеням рядом с Фичером.

Широкая улыбка осветила бородатое лицо могучего воина.

– По-видимому, парень, он думал о том, как он будет гордиться своей красавицей-невестой.

– Ну да, – фыркнула Джоанна. – А я думаю, что леди Джоанне повезет, если в замке останется хоть крошка съестного, после того как они все уедут.

– Вот об этом-то как раз леди Джоанне беспокоиться не стоит, – заверил ее Фичер. – Ее жених очень богат. Он может кормить всю эту толпу целый месяц без всякого ущерба для себя.

Джоанна остановилась на каменной ступеньке и с ужасом уставилась на Фичера:

– Месяц! Ты хочешь сказать, что они будут здесь торчать целый месяц?

Фичер сложил губы трубочкой и поскреб свою густую светлую бороду.

– Как тебе сказать, – задумчиво протянул он. – Я думаю, что они пробудут здесь несколько дней, не больше. Но я в течение нескольких лет сражался бок о бок с Маклином и знаю, что если он чего-то захочет, то за ценой не постоит.

– О господи! О чем это ты? – раздраженно воскликнула Джоанна.

Фичер ухмыльнулся и заговорщицки подмигнул:

– Ни одна крепость, которую он вознамерился взять, не могла и месяца выстоять под натиском его пушек.

Джоанна вздохнула и стала спускаться по лестнице дальше.

– Крепости и пушки, пушки и крепости, – ворчала она себе под нос. – Интересно, они могут думать о чем-нибудь еще?

8

Рори смог пообщаться со своей семьей только после полудня, после долгого разговора с королем. Он нашел свою мать в одной из комнат на женской половине замка. Леди Эмма стояла перед натянутым на деревянную раму незаконченным гобеленом, который был повернут к свету, падавшему из высокого узкого окна.

Когда Рори вошел, леди Эмма улыбнулась ему и снова обратила взор на гобелен.

– Довольно необычный рисунок, не правда ли? – заметила она, обращаясь к сыну.

Раньше Рори не бывал на женской половине, где обычно за рукоделием и разговорами проводили время дамы. И у него, конечно же, не было никакого желания сидеть с леди Беатрис и Иден и слушать их болтовню. Он подошел к матери, ожидая увидеть еще одного блистательного рыцаря, обольщающего прекрасную даму.

Однако на почти готовом гобелене было изображено нечто другое. Старинный корабль с ужасной драконьей головой на носу рассекал пенящиеся волны. На палубе в ряд стояли воины, глядящие вдаль на скалистый берег. На берегу сидели русалки с обнаженной грудью и расчесывали свои длинные шелковистые волосы.

Рори равнодушно смотрел на гобелен, но тут кое-что привлекло его внимание. Он нагнулся ближе и увидел, что в набегающих на берег волнах изображен обнаженный мужчина с зеленым чешуйчатым драконьим хвостом, который заигрывал с пышнотелой русалкой. Его похотливый взгляд ясно говорил о его намерениях.

– По-моему, это что-то из мифологии, – сказал Рори, озадаченно хмурясь. – Бывшая нянька леди Джоанны, Мод Беатон, хорошо разбирается в вышивке, и это, по-видимому, ее работа. Хотя, должен признать, сюжет кажется мне весьма странным.

Кейр и Лаклан, заинтересовавшись, оставили шахматы и подошли к незаконченному гобелену. Глядя на откровенно эротические образы, Лаклан ухмыльнулся:

– Я читал много мифов и другой греческой литературы, но ничего подобного не помню. Это что-то совсем особенное. Хорошо бы услышать мнение ван Артвельда.

Оторвавшись от захватывающего сюжета, Рори взглянул на брата:

– Очень жаль, что маленький фламандец не приехал с вами. Я надеялся, что он напишет портрет Джоанны в свадебном платье.

– Бедняга вынужден был остаться в Стокере. Он простудился и теперь лечит больное горло.

Полгода назад Лаклан привез в Стокер известного фламандского художника Жана ван Артвельда, чтобы тот написал портрет графа Эппина. На борту «Морского Ястреба» эти двое, такие разные и внешне, и по характеру, сошлись на почве любви к изящным искусствам.

– Он все еще пытается овладеть гэльским языком? – спросил Рори.

– Он сделал потрясающие успехи, – с отсутствующим видом ответил Лаклан.

Его внимание было приковано к великолепным синим и зеленым краскам гобелена.

Кейр, смеясь, подошел ближе, чтобы повнимательней рассмотреть фривольную сцену.

– Может, это что-то из истории клана Макдональдов? – многозначительно подмигнув, предположил он. – Если невеста Рори в брачную ночь начнет петь русалочьи песни, то ему придется несладко. Хорошо, если она позволит ему глотнуть воздуха.

Леди Эмма укоризненно покачала головой и поцокала языком. Она не одобряла непристойных шуток младшего сына. Потом она вопросительно глянула на Рори.

– Когда же мы наконец увидим твою невесту? – в третий раз за сегодняшний день спросила она.

Рори больше не стал отговариваться тем, что Джоанна занята и что он познакомит их позже.

– Вы уже видели ее.

Дункан Стюарт, граф Эппин, который до этого момента равнодушно глядел в окно на озеро, резко повернулся:

– Видели?

Родственники Рори недоуменно переглядывались, а его дядя, энергичный мужчина с седоватыми волосами и проницательными глазами, оставил свой пост возле окна и подошел к ним.

Во время роскошного обеда за накрытым в большом зале столом, за которым собрались гости и хозяева замка, Рори ждал, что кто-нибудь узнает в мальчике Джоанну. Она почти все время находилась прямо перед глазами его близких.

Джоанна помогала слугам накрывать на стол. Она сновала от стола к столу, как пчелка, собирающая нектар в цветущем саду. Она не стояла на месте, поэтому ни у кого из гостей не было возможности поговорить с ней. Да и желающих в общем-то не было. О чем можно разговаривать с чумазым дворовым мальчишкой? Никто не обратил на нее никакого внимания.

Семья ждала от Рори ответа. Он кивнул:

– Да, видели. Моя невеста разгуливает по замку, но узнать ее не так-то просто.

Кейр и Лаклан обменялись недоуменными взглядами.

– Но кто она? Какая из девушек? – спросил Кейр.

– Попробуйте угадать сами, – предложил Рори.

Дункан отошел от гобелена и опустился в кресло возле стола, на котором стояла шахматная доска с резными фигурами из слоновой кости.

– Нам говорили, что наследница очень похожа на своего деда, Рыжего Волка из Гленко, – сказал он, подняв брови.

Рори искренне любил своего дядю. Получив после смерти своего скуповатого отца в наследство титул и изрядное богатство, тридцатичетырехлетний Дункан принял своего незаконнорожденного племянника с распростертыми объятиями и взялся содержать его. Когда Рори исполнилось восемь лет и пришло время заняться его воспитанием, граф отослал его к Камеронам, которые были союзниками Стюартов. Позже он оплатил учебу Рори в университете в Париже, а потом финансировал кораблестроительное предприятие своего племянника.

– И вы ожидали увидеть клювообразный нос и курчавые волосы – отличительные приметы Макдональдов, – ответил Рори, с трудом сдерживая улыбку.

Сияющие глаза леди Эммы затуманились. Она прижала руки к груди, на лице ее появилось выражение беспокойства, столь понятного для любящей матери.

– Но это не… Я надеюсь, что это не леди Иден?

– Сначала я тоже думал, что это Иден, – признался Рори. – Это было самое логичное предположение. Но эта угрюмая девица с вульгарной внешностью, к счастью, не моя невеста.

– Но тогда кто…

Легкий шорох возле двери не дал Лаклану закончить вопрос.

– Ни слова об этом, – предупреждающе поднял руку Рори. – Ни одна живая душа здесь не должна услышать наш разговор.

В дверь постучали, Рори отозвался, и Фичер, распахнув дверь, вошел. За ним следом шла Джоанна. Ее грязный лоб был наморщен, брови сдвинуты. Фичер тихо прикрыл дверь, потом скрестил руки на груди и плечом прислонился к косяку. Теперь можно было быть уверенным, что никто им не помешает.

– Вы хотели видеть меня, милорд? – спросила Джоанна, и по нетерпению в ее голосе Рори понял, что у нее есть гораздо более важные дела, чем играть роль его слуги.

Сегодня, в отличие от других дней, у нее не было времени мчаться к нему по первому зову.

Поношенная вязаная шапка была натянута на самые уши, из-под нее не выбивалось ни единой прядки волос. Слишком большая заштопанная рубашка, подпоясанная ветхим ремнем, спускалась ниже колен. Протертые дырявые чулки с полуистлевшими подвязками болтались вокруг щиколоток.

В это утро она не пожалела сажи из печи, чтобы как следует измазать лицо. На одной щеке были черные полосы от пальцев, которые она в спешке не растерла как следует.

– Входи, Джоуи, – пригласил Рори.

Он подождал, пока она подошла и встала рядом с ним, давая возможность своей семье как следует рассмотреть чумазого мальчишку.

– У моей матери есть к тебе несколько поручений.

Леди Эмма впервые об этом услышала, поэтому удивленно посмотрела на старшего сына, но возражать не стала.

У Джоанны было столько дел, что хватило бы на целый день, но она вежливо улыбнулась красивой даме, стоящей рядом с Маклином, и поклонилась:

– Все, что миледи захочет. К вашим услугам.

Маклин положил руку Джоанне на плечо и дружески ей улыбнулся:

– Письмо, написанное тобой, произвело на леди Эмму такое большое впечатление, что она хотела попросить тебя написать еще одно письмо для нее.

– Буду счастлив услужить, миледи, – сказала Джоанна, с интересом глядя на мать Морского Дракона.

Леди Эмме было за сорок, у нее были светло-русые волосы и мягкие черты лица. Как и ее брат, граф Эппин, она была чуть выше среднего роста, стройная и изящная. По-видимому, Маклин унаследовал огромный рост и богатырское сложение от своего отца.

Джоанна гадала, что еще он унаследовал от предыдущего главы клана Маклинов. Может, зеленый драконий хвост? Или колдовскую силу?

Под взглядами четверых вновь прибывших Джоанна чувствовала себя неловко и переминалась с ноги на ногу, тем более Что они разглядывали ее в полном молчании. Она почувствовала, что под слоем сажи ее щеки начинают пылать.

Они что, не знают, что так глазеть на человека, даже такого маленького и ничтожного, как дворовый мальчик, просто невежливо?

Три горца, три шотландских лорда стояли плечом к плечу. Их грозный вид мог напугать кого угодно. А Джоанна была главой мятежного рода Макдональдов, чья власть была практически уничтожена этой троицей. Поэтому не было ничего удивительного в том, что у нее тряслись поджилки.

Ей-богу, это было внушительное зрелище.

Лаклан Макрэй, которого шотландцы прозвали Морским Ястребом, был почти таким же высоким, как и его старший брат, но не таким мощным. Он был изящнее, черты лица более мягкие. Волнистые рыжевато-каштановые волосы падали на воротник белой рубашки, на губах играла мягкая, дружелюбная улыбка. Он производил впечатление светского человека с изящными манерами. Он был самым красивым мужчиной из всех, кого видела Джоанна. Он был даже более красивым, чем Эндрю, а это о многом говорило. Но, без сомнений, в отличие от Эндрю он был так же силен морально и физически, как и его старший брат.

У всех родных Маклина, за исключением дяди, были его глаза: умные, проницательные, того же насыщенного зеленого цвета. Казалось, что они могут заглянуть в самые потаенные уголки души.

Судорожно сглотнув, Джоанна перевела взгляд на Кейра Макнейла и вздрогнула. Черный Ворон был такого же роста, как и Маклин, и наделен такой же силой. Но в его грубоватом лице было нечто устрашающее, по-видимому, из-за шрама, полученного в бою. Этот шрам пересекал его лицо от брови через сломанный нос до скулы. Кейр был моложе Рори почти на восемь лет, но это не мешало ему быть таким же грозным и могучим воином, как и Маклин.

Джоанна заметила еще одну общую черту у братьев: все трое носили серьги. У Маклина это был изумруд, у Лаклана – ограненный рубин, а у Кейра – массивное золотое кольцо. И она была почти уверена, что у Макрэя на плече есть татуировка коршуна, а у Макнейла – ворона.

– Подожди леди Эмму в ее спальне, парень, – рас порядился Маклин, слегка хлопнув Джоанну по спине. – Она скоро туда придет.

Украдкой бросив последний взгляд на братьев, Джоанна мысленно попросила Жанну д'Арк избавить ее от столь грозных и опасных врагов.

Рори проводил взглядом свою будущую жену, пока она не скрылась за дверью, сопровождаемая Фичером, затем с удовлетворенной улыбкой повернулся к своим близким.

– Прелестная малышка, – пробормотал Лаклан, как только за Джоанной закрылась дверь. – Да ты просто счастливчик, старый тюлень!

Искорки в смеющихся глазах Лаклана подсказали Рори, что тот разглядел и нежную кожу под слоем сажи, и большие ярко-голубые глаза, и длинные пушистые ресницы. Чтобы Лаклан да не заметил хорошенькую девушку! Сроду такого не бывало.

Кейр с недоверием смотрел на Рори.

– Ты шутишь, – неуверенно предположил он.

В ответ Рори лишь покачал головой. Лицо леди Эммы осветилось надеждой. Она подошла к Рори и тронула его за рукав.

– Ты же не имеешь в виду, что этот прелестный ребенок и есть…

– Она отнюдь не ребенок, – широко улыбаясь, поспешил сообщить своим близким Рори. – Хоть она и выглядела сейчас как пацан, который играет в пятнашки, но на самом деле ей семнадцать лет и она леди до мозга костей. Так что, мои дорогие, этот постреленок и есть моя нареченная невеста леди Джоанна, наследница Гленко и глава клана Макдональдов.

– Но… Но почему она одета в мужскую одежду? Да еще такую потрепанную? Она что, дурочка? – Леди Эмма покрутила пальцем у виска.

– Именно в этом и пытаются меня убедить все Макдональды, – рассмеялся Рори. – Но Джоанна – умная и смышленая девушка. Что-то – или кто-то – заставило ее играть эту дурацкую роль, а все ее близкие прикрывают ее. Леди Беатрис и леди Иден, отец Грэхем, местный капеллан, бывшая кормилица Джоанны, все, живущие в замке, – все до единого.

– А королю ты сказал об этом? – с тревогой спросил Дункан.

– Да, – ответил Рори. – К счастью, поскольку объектом розыгрыша являюсь я, его величество счел всю затею довольно забавной.

– Слава богу! – облегченно вздохнула леди Эмма.

– Готов держать пари, что инициатором этой затеи является Эвин Макдональд, – сердито заметил Дункан, крутя в пальцах шахматного слона, валявшегося рядом с доской. – Я узнал, что он послал в Рим прошение о благословении на брак его сына Эндрю и леди Джоанны.

Утром Рори впервые увидел Эндрю, и ему хватило нескольких секунд, чтобы понять, что это зеленый юнец, не отличающийся ни выдающимся умом, ни отвагой.

– Этого не может быть, ты ошибаешься, – прорычал Рори. – Этот парень просто идиот.

– Здесь нет никакой ошибки, – ответил Дункан.

Он поставил коня на шахматную доску рядом с ладьей.

– Один из монахов, который плыл с нами на корабле, переводил на латынь бумаги, которые Эвин направил в Рим. Петиция была подписана архиепископом Эппинским. Поженив кузенов, Макдональды надеются сохранить за собой Кинлохлевен. Но пока не придет разрешение из Ватикана, ничего поделать нельзя.

– Если разрешение из Рима и придет, будет слишком поздно, – мрачно заметил Рори. – Свадьба состоится послезавтра. Леди Джоанна выйдет за меня замуж по велению короля. И все Макдональды будут присутствовать на церемонии, а потом радостно меня поздравят, в противном случае им будет предъявлено обвинение в измене. И помешать этому они не смогут.

– Опасайся заговора, – предупредил Лаклан.

Он был прирожденным дипломатом и всегда держал руку на пульсе дворцовой политики.

– Джеймсу Стюарту нужен этот альянс, чтобы Макдональды из Гленко перешли в его подчинение. Если глава клана будет лоялен к королю, то и все Макдональды будут верны ему, а не прежнему правителю Восточной Шотландии, Дональду Дабу Макдональду, как это было раньше.

Кейр поставил одну ногу на низенький стульчик и оперся на рукоятку своего меча.

– И учти, что каждый член этого проклятого клана втайне поддерживает своего сверженного правителя, – с гримасой отвращения сказал он, – независимо от того, сколько раз они присягнут на верность королю Джеймсу.

– Это точно, – кивнул Дункан.

Он подвинул пешку вперед, чтобы защитить белого короля, потом поднял глаза, в которых сквозила грусть.

– Вот почему королю необходимо, чтобы Кинлохлевен и близлежащие земли были под контролем у Рори.

– Но погодите, ведь Дональд Макдональд еще совсем мальчик, – возразила леди Эмма. – К тому же он сидит в крепости Иннишонейл, под замком у графа Аргилла. Он теперь уже никогда не сможет возглавить восстание на Островах.

– Я бы не стал так уверенно это утверждать, – ответил Лаклан. – Мальчик однажды станет мужчиной, а на Островах всегда найдутся недовольные, которые встанут под знамена Дональда Даба, особенно если это будет сулить им выгоду.

– К тому же никогда не стоит доверять графу Аргиллу, – предупредил Дункан. – Его единственная цель в жизни – это власть над Восточной Шотландией.

– Однако он никогда не освободит для достижения этой цели Дональда Даба, – заметил Кейр. – Кэмпбеллы ненавидят Макдональдов почти так же, как мы.

Рори обнял младшего брата за плечи.

– Никогда ни в чем нельзя быть уверенным в этой жизни, Кейр, и меньше всего – в лояльности Арчибальда Кэмпбелла, графа Аргилла, несмотря на все его клятвы и присяги. Для достижения своих целей он пойдет на все, ни перед чем не остановится. Все средства – законные и не законные – будут для него хороши. Если потребуется, он пойдет и на предательство.

Леди Эмма подошла к столу, налила вина в бокал и протянула своему брату.

– А что Макдональды из Гленко думают о главе своего клана? Она ведь наполовину англичанка?

Дункан взял из рук сестры бокал и встал рядом с ней.

– За исключением тех, кто живет в Кинлохлевене, Макдональды относятся к ней с подозрением. Но перед смертью Сомерлед, в соответствии с законом о наследовании, назвал внучку своей преемницей и главой клана, поэтому открыто никто не решается оспаривать ее права.

Кейр оттолкнул ногой стульчик, на который опирался, и нахмурился:

– Но если она выйдет замуж за сына Эвина, то вся власть над кланом будет сосредоточена в одних руках – в руках Эвина Макдональда. А это уже сила!

Рори принял из рук матери предложенный ею бокал с вином и оперся о край стола.

– Это одна из причин, почему я никому, кроме самых верных моих людей, не сказал, что знаю, где Джоанна, – пояснил Рори. – Я не хочу, чтобы Макдональды упрятали ее куда-нибудь до свадьбы. Пока они уверены, что им удалось меня одурачить, они спокойны. Вне всяких сомнений, они решили объявить, что леди Иден – не настоящая наследница, прямо перед свадьбой. Однако к этому времени будет уже поздно что-либо предпринимать, и им останется только смотреть, как нас с Джоанной обвенчают.

Леди Эмма наполнила вином еще три бокала, протянула один Лаклану, второй – Кейру, а третий взяла сама.

– Давайте пока оставим разговоры о политике и заговорах, – предложила она. – Скоро свадьба моего сына, – она счастливо вздохнула, – и я предлагаю тост за жениха и невесту!

– За жениха и невесту! – хором воскликнули остальные.

Рори отодвинулся от стола и высоко поднял свой бокал:

– За мою невесту!

– Чем еще мы можем тебе помочь? – спросил Лаклан, осушив свой бокал. – Кроме того, что постараемся не убить никого из твоих будущих родственников до свадьбы.

– И не выдадим секрет твоей невесты, – хитро подмигнув, добавил Кейр.

Рори посмотрел на своих улыбающихся братьев. Бессмысленно было скрывать от матери и дяди то, о чем он хотел попросить братьев. Они все равно скоро узнают. Да и весь чертов шотландский двор узнает, когда начнутся свадебные торжества. Но отступать некуда. Рори сжал зубы и свирепо сдвинул брови. Рискуя быть поднятым на смех, он все-таки сказал:

– Да, вы мне поможете, если научите меня танцевать.

9

Все близкие Рори изумленно воззрились на него, не веря своим ушам.

– Что вы на меня уставились? – сквозь стиснутые зубы процедил он. – Вы прекрасно меня слышали – я хочу научиться танцевать!

Лаклан присвистнул.

– После того, как двадцать восемь лет ты игнорировал подобную чепуху, ты решил научиться танцевать с дамами?

– Не с дамами, ты, осел, – сказал Рори, – а с моей невестой. Все женихи танцуют свадебный танец со своими невестами. Это что, преступление?

– Да ты же медведь неуклюжий! – со смехом сказал Кейр. – Ты не сможешь протанцевать и минуты, даже если от этого будет зависеть твоя жизнь!

Рори прикусил нижнюю губу и повел плечами:

– Готов признать, что у меня нет способностей, чтобы прыгать под музыку на цыпочках в танцевальном зале. Но, согласись, что если любой недоумок при дворе может выучить несколько движений самого простенького танца, то неужели я не смогу?

– Да, действительно, почему бы ему не научиться? – вступился за племянника Дункан. – И кстати, двигается он прекрасно. В фехтовании ему вообще нет равных. Когда надо поразить противника, он двигается легко и грациозно.

– Ну да, – ухмыльнулся Кейр, – это если у него в руках меч, а противник – мужчина. А очутись он в зале напротив какой-нибудь хорошенькой леди – у него тут же отнимаются и язык, и ноги! Рори никогда в жизни не выбирал себе партнершу на вечер. Он всегда ждал, когда одна из них выберет его.

– Какого черта, о чем ты? – прорычал Рори.

– Да уж не о твоих танцах, болван, – махнул рукой Кейр.

Веселая улыбка смягчила грубые черты его лица.

– Я просто не пойму, ведь ты здесь уже неделю, старик. Я был уверен, что к этому времени ты уже успел соблазнить хозяйку замка.

– Знаешь, немного сложно соблазнить девушку, когда она прикидывается мальчиком, – каким-то деревянным голосом сказал Рори.

Лаклан и Кейр переглянулись и разом расхохотались.

– Ну, хватит, – строго одернул их Дункан, хотя было видно, что он сам с трудом сдерживает смех. – Не забывайте, что здесь леди.

– Спасибо, Дункан, – сказала леди Эмма.

Она посмотрела на своего старшего сына, ее глаза лучились весельем.

– Я думаю, мой милый, что это очень даже хорошо, что ты решил танцевать на своей свадьбе.

– Согласен, – сказал Лаклан. – Мы с Кейром будем рады научить тебя нескольким движениям. Скажи, еще чем-то мы можем тебе помочь?

– Да, можете. – Рори говорил резко и отрывисто.

Ему было невероятно трудно высказать свою просьбу, но он знал, что не простит себе, если все испортит только из-за того, что испугался насмешек своих братьев.

– Я хочу, чтобы ты написал балладу в честь леди Джоанны. Она будет исполнена во время свадебного пира. Ты можешь это сделать?

– Конечно, могу, – пожал плечами Лаклан. – Ты сам ее исполнишь или хочешь, чтобы я это сделал?

Рори сердито посмотрел на Лаклана:

– Ты же прекрасно знаешь, что я не смогу спеть ни единой проклятой ноты. Но я уверен, что не хочу, чтобы ты стоял посреди зала, как сказочный принц, и распевал сладострастные песни моей впечатлительной невесте. Джоанне совсем не обязательно знать, что ты имеешь к этому отношение.

– Послушай, Рори, а почему бы тебе не пригласить Фергюса Макквистена, чтобы он исполнил балладу? – предложил Кейр. – Мы попросим его объявить на пиру, что эту балладу в честь невесты сочинил ты. Никто и не заметит разницы.

Рори заулыбался. Ему эта идея понравилась. Семидесятилетний Фергюс согнулся от старости и поседел, но его голос был все так же божественен. Джоанна будет слушать красивый тенор трубадура, а смотреть при этом на Рори.

– Есть ведь еще что-то, я прав? – хитро прищурился Лаклан.

Поставив бокал на стол, Рори засунул большие пальцы рук за пояс и сжал челюсти.

– Если вы оба не уйметесь и не прекратите зубоскалить, – предупредил он братьев, – я возьму – вас за шкирки и так стукну лбами, что у вас искры из глаз посыплются.

Кейр и Лаклан еле сдерживались от смеха. Раньше Рори и пальцем бы не пошевелил, чтобы привлечь внимание девушки. Теперь же каждая новая просьба Рори вызывала у них приступ веселья. Они не хотели упускать столь редкий случай – возможность позубоскалить над старшим братом.

– Они не будут смеяться, – поспешно вступила в разговор леди Эмма.

Она укоризненно посмотрела на младших сыновей и покачала головой, потом с ободряющей улыбкой повернулась к Рори:

– Что ты хотел, чтобы они сделали?

– Я хотел, чтобы Лаклан написал сонет моей невесте, – сказал Рори.

Было видно, что эта просьба далась ему с еще большим трудом, чем предыдущие.

– Что-нибудь о ее красоте и очаровании, в общем, ту ерунду, которую так любят слушать девушки.

– Но не лучше ли будет высказать то, что ты чувствуешь, своими словами, дорогой? – спросила леди Эмма.

Лаклан обнял мать за плечи и слегка прижал ее к себе.

– Мама, ты же не хочешь, чтобы он стал сравнивать прелести своей хорошенькой невесты с замечательными качествами осадной машины!

Леди Эмма шлепнула его по руке и неодобрительно нахмурилась, однако спорить с ним не стала.

– Ты попросишь Фергюса зачитать сонет на пиру? – спросил Дункан.

– Я выучу его сам, – придушенным голосом сказал Рори. – И когда придет время, прочту сам.

Как он и ожидал, после этой просьбы долго сдерживаемое веселье братьев прорвалось громовым хохотом. Леди Эмма сжала руки, ее глаза радостно сияли.

– Рори, мальчик мой, похоже, что Джоанна похитила твое сердце!

– Мое сердце на месте, там, где всегда и было, – заявил он, постучав пальцем по груди. – Но Джоанна молода, и ее милая головка, как и головы всех молодых девушек, забита романтической чепухой.

Леди Эмма напряженно выпрямилась, и Рори тут же пожалел о своих словах. Он готов был откусить себе язык за то, что причинил ей боль. Но факт оставался фактом: в нежном возрасте – ей было всего пятнадцать – она убежала с отцом Рори, невзирая на возражения родителей, и ее незаконнорожденный сын заплатил сполна за ее порыв.

– Я ни о чем не жалею, Рори, – мягко сказала леди Эмма. – Я просто хотела бы, чтобы хоть раз ты позволил эмоциям взять верх над разумом. Чтобы ты отдал свое сердце этой милой девушке.

– Мама, не говори ерунды, – нахмурился Рори. – Я женюсь на ней только потому, что так распорядился король. А еще потому, что я хочу оставить своим потомкам земли и замок. Этот альянс дает мне возможность создать нечто прочное и надежное для меня и для моих людей.

Леди Эмма подошла и встала прямо перед ним. Она протянула руку и погладила его по щеке.

– Когда я сбежала с твоим отцом, – сказала она, – я по собственной воле оставила свою семью и наследство ради человека, которого любила.

Она смотрела на сына умоляющим взглядом. Он нехотя улыбнулся, взял ее руку и нежно поцеловал тонкие пальцы. В свои сорок четыре года она все еще была красива, в ее блестящих каштановых волосах не было ни одной седой прядки, несмотря на то, что она пережила троих мужей.

– Только розовощекая девушка, витающая в облаках, может принять зов страсти и физическое влечение за настоящую любовь, – мягко сказал он.

– Это правда, я любила твоего отца без всяких причин, – призналась леди Эмма.

Нахлынувшие воспоминания затуманили ее взор, на губах появилась мечтательная улыбка.

– Однажды, Рори, ты полюбишь женщину так сильно, что забудешь обо всем. Останется одно желание – быть рядом с ней, все остальное будет неважно. Вот тогда ты поймешь меня и простишь.

Отец Рори погиб в восемнадцать лет, и из-за того, что родители Рори не были официально женаты, первенец леди Эммы остался без титула и без наследства.

– Здесь нечего прощать, – возразил Рори. – О лучшей матери, чем ты, и мечтать нельзя.

Леди Эмма грустно улыбнулась:

– А чем мне заняться с Джоанной, когда мы с ней останемся вдвоем?

Рори обнял ее за плечи и поцеловал в лоб.

– Да чем угодно, мама. Главное, чтобы она оставалась с тобой, пока Кейр и Лаклан будут учить меня танцевать. Я не хочу, чтобы она общалась с негодяем Эвином и с его придурковатым сыном.

Джоанна сидела на груде бархатных подушек, наваленных возле высокого окна в спальне леди Эммы. Она уже приготовила бумагу, перо и чернила и теперь с нетерпением ждала мать Маклина. Все ее мысли были заняты приготовлениями к праздничному ужину.

– Ну, вот и я, – войдя в спальню, сказала леди Эмма.

Она опустилась в кресло и лучезарно улыбнулась Джоанне.

– Как это прекрасно – свадьба! На столах полно угощений, музыка и смех, танцы и флирт. Все гости одеты в свои лучшие наряды из шелка и бархата! Поистине, это будет великолепный праздник!

Джоанна слышала звон мечей снизу – это мужчины старались блеснуть своей удалью перед восхищенными дамами. Ближе к вечеру должны были состояться состязания в стрельбе из луков и арбалетов. Стрелки будут поражать нарисованные на шкурах мишени, а потом лучшие из них должны будут сбить чучело птицы с высокого шеста.

– Столько хлопот и забот из-за нескольких минут венчания, – сердито пробормотала Джоанна. – Так вы будете диктовать письмо, миледи?

Леди Эмма кивнула с улыбкой, потом ее взгляд скользнул по маленькому столику с письменными принадлежностями у Джоанны на коленях.

– Да, буду. Я вижу, ты уже подготовился. Но особой спешки нет. Мы еще успеем заняться моей перепиской.

– Мне надо успеть выполнить много поручений до ужина, – мрачно сообщила ей Джоанна. – На самом деле я нужен на кухне прямо сейчас.

– Не волнуйся об этом, мой мальчик, – беззаботно махнула рукой леди Эмма. – Мой сын сказал, что ты можешь остаться со мной на весь день, на случай, если мне что-то понадобится. А какой-нибудь другой мальчик поработает на кухне.

Джоанна едва не начала спорить, но вовремя прикусила язык. Ведь только отец Томас не нуждался в ее указаниях, а за всех остальных решения должна была принимать она. В такой день проблемы могли возникнуть где угодно.

Распространяя вокруг себя аромат лаванды, леди Эмма поднялась с кресла и подошла к огромной кровати. Концы балдахина были высоко подвязаны, а стеганое одеяло оказалось завалено женской одеждой. Леди Эмма взяла из кучи великолепное изумрудное платье и, держа его на весу, показала Джоанне.

– Ну, скажи на милость, разве оно не прекрасно?! – воскликнула она. – Как мать жениха, я должна быть одета в самое лучшее свое платье. Не хочу разочаровывать своего сына. Он ведь никогда раньше не женился. А что ты думаешь по этому поводу?

Джоанна взглянула на великолепный камчатный шелк.

– Я думаю, что это самое красивое платье из всех, какие я видел, – отрывисто проговорила она. – Маклин не будет разочарован. Может, вы все-таки продиктуете мне письмо, миледи?

– Наверное, я надену расшитую золотом сетку на волосы, – задумчиво сказала леди Эмма.

Она положила платье на кровать и любовно погладила мех, которым был отделан корсаж.

– Хотя, может быть, украшенная жемчугом сюда подойдет больше. Ты как думаешь?

Джоанна раздраженно закатила глаза. Эта семейка кого угодно может свести с ума. Ну, какая, скажите на милость, разница, какой головной убор будет надет на леди воскресным утром? Ведь не может быть свадьбы без невесты, значит, это будет обычное воскресное утро.

– Я думаю, что расшитая золотом будет лучше, – сказала Джоанна, нетерпеливо постукивая пером по обтянутому кожей столику.

Леди Эмма вернулась в кресло.

– Ну что ж, давай начнем? – предложила она с улыбкой.

Джоанна склонилась над столиком и приготовилась писать.

– Я готов, миледи, начинайте диктовать, – сказала она.

– Моя дорогая леди Джоанна, – начала леди Эмма мечтательным тоном.

Джоанна удивленно вскинула голову. Не обращая никакого внимания на Джоанну, леди Эмма продолжала диктовать:

– К тому времени как вы прочтете это письмо, вы уже будете моей возлюбленной дочерью.

– Она не умеет читать.

Наконец-то Джоанна сумела привлечь внимание рассеянной женщины. Зеленые глаза уставились на Джоанну.

– Не умеет читать? Она неграмотная?

– Ее не учили. Она глупенькая. Дурочка.

Леди Эмма прижала руки к груди, на лице ее написано сострадание.

– Ах, бедняжка! – воскликнула она.

Чтобы скрыть разочарование, она опустила голову и стала теребить конец своего расшитого пояса.

Джоанна ждала, что сейчас леди Эмма заявит, что ее сын не может жениться на несчастной слабоумной Джоанне. Но опять оказалось, что она недооценивала семью Маклина.

Вдова подняла голову и ободряюще улыбнулась:

– Ну что ж, я уверена, что мой сын будет добр с бедной девочкой.

– Сомневаюсь, – с вызовом сказала Джоанна. – Маклин говорил, что он наденет на нее ошейник и посадит на цепь.

Леди Эмма встала, потом опять села, ее глаза расширились от потрясения.

– Нет, не может быть!

– Он сказал, что будет давать ей морковку и яблоки, пока она не приучится есть у него с рук и не начнет по его приказу прыгать через обруч.

Леди Эмма закрыла лицо платком, ее голос звучал глухо, словно она не могла справиться с волнением.

– Мой сын такое сказал?

На миг Джоанне показалось, что леди Эмма давится от смеха, что ее развеселило немыслимое бессердечие ее сына. Но потом она подумала, что такого просто не может быть: леди Эмма производила впечатление доброго и чуткого человека. Наверное, она скорее готова расплакаться. И девушка продолжила обвинять Маклина, пылая праведным гневом:

– Да, сказал. А еще он сказал, что научит леди Джоанну ублажать его, а потом она родит ему кучу наследников. Ей-богу, он говорил о ней так, словно она – мебель, купленная на ярмарке.

Леди Эмма отняла от лица руки со скомканным платком и стала смотреть в окно позади Джоанны. Ее глаза были мокрыми от слез, но голос звучал ласково и спокойно.

– А что… Что еще он говорил?

Почему-то вдруг успокоившись, Джоанна откинулась на подушки. У нее создалось впечатление, что вдова искренне переживает за несчастную слабоумную наследницу Макдональдов, которая скоро окажется в лапах ее грубого, жестокосердного сына. И вообще, она проявляет к будущей невестке больше милосердия, чем проявил Маклин за все это время.

– Он подтвердил свое отношение к леди Джоанне гнусной пословицей.

– Гм, – задумчиво произнесла леди Эмма, прикладывая платок к уголкам глаз, – позволь-ка мне угадать. «Мое добро, моя жена…»

– Именно, – кивнула Джоанна.

– Я поняла, о чем ты говоришь, дитя мое. Но мой сын также любит и еще одну гэльскую пословицу. «Говори мало, но по делу». Рори не слишком искусен в речах, но это не значит, что он не испытывает глубоких чувств. Как раз наоборот.

Джоанна еле удержалась, чтобы не фыркнуть.

– Что вы имеете в виду, миледи?

– Рори всегда был немногословным, – ответила вдова.

Она сложила платок и засунула его в маленькую су мочку, висевшую у нее на поясе.

– Но это не значит, что его не волнует чужая судьба. За его суровой внешностью скрывается ранимая душа человека, который жаждет быть любимым. Ты не должен верить гадкой болтовне, милый.

Время от времени Рори рискует жизнью, чтобы спасти других. Но все эти его качества, а также храбрость и верность королю вызывают у недостойных людей зависть и злобу.

Джоанна подозрительно посмотрела на леди Эмму:

– А Маклин похож на своего отца?

Казалось, что леди Эмму не удивил и не возмутил столь личный вопрос.

– О да, очень, – ответила она. – И я страстно любила Нила.

Джоанна задумчиво прикусила кончик пера, напряженно размышляя. Если леди так охотно делится своими сокровенными переживаниями, может, задать ей еще один вопрос, который не дает Джоанне покоя?

– А скажите, когда вы… Ну, когда у вас была первая брачная ночь с Нилом Маклином, вас ничего… ну… не поразило?

Уголки глаз леди Эммы собрались в морщинки, совсем как у ее сына, когда он улыбался.

– О чем ты, дитя? Что должно было меня поразить?

– Ну, не знаю, что-нибудь необычное, чего вы… не ожидали.

– Я была очень молода и очень наивна, поэтому, думаю, в ту ночь мне все казалось удивительным. Да и какая девушка не бывает поражена, потеряв невинность?

Джоанна не отступала:

– Но ничто не оттолкнуло вас?

Леди Эмма смотрела на нее с любопытством, явно не понимая, к чему она клонит.

– Да нет, ничего.

– Слава богу, – с видимым облегчением пробормотала Джоанна, склонившись над листом бумаги.

– Что ты говоришь, дитя? Я не расслышала.

Джоанна подняла голову и посмотрела в глаза этой милой женщине:

– Я говорю, хорошо, что вы считаете, что у леди Джоанны в брачную ночь не будет никаких неприятных сюрпризов. Маклин говорил, что, когда мужчина ложится с женщиной в постель, он обращается с ней так же, как со своей лошадью.

Леди Эмма положила ладонь на лоб и отрицательно покачала головой.

– Я уверена, что он совсем не то имел в виду, – сказала она. – Но почему он решил обсудить с тобой такую щекотливую тему? Ты же совсем еще ребенок.

– Маклин застал меня, когда я подглядывал за Тэмом и Мэри в конюшне, – призналась Джоанна. – Он схватил меня за шиворот и тряс до тех пор, пока у меня зубы застучали. А потом прочел мне нотацию по поводу моего поведения. А потом, слово за слово, я спросил его, спал ли он с женщинами. И он начал говорить о том, как он наденет узду на леди Джоанну.

Леди Эмма закрыла лицо руками, вскочила с кресла и быстро пошла к умывальному столику. Она плеснула в тазик воды и стала плескать водой в лицо. Плечи ее тряслись, и она разбрызгивала воду, как будто не умела умываться нормально, как все люди.

Джоанна сняла с колен столик, отставила его в сторону и подошла к леди Эмме.

– Простите, миледи, я не хотел вас расстроить, – извинилась она, напуганная реакцией вдовы на ее слова.

Она не подумала о том, что, в конце концов, этот грубиян Маклин – ее сын. Видимо, ей стало за него очень стыдно.

Леди Эмма взяла полотенце и приложила к лицу. Сквозь ткань ее голос звучал глухо.

– Ты не расстроил меня, мальчик, – задыхаясь, проговорила она. – Просто я так счастлива, что через два дня мой сын женится, что не удержалась от слез. Разве тебе не случалось плакать от счастья?

Джоанна недоуменно покачала головой:

– Я, наверное, никогда не был настолько счастлив.

Джоанна была уверена, что с возвращением Артура Хея ее служба в качестве слуги Маклина закончится и у нее будет достаточно времени, чтобы приглядывать за всеми, кто работал в замке. Но леди Эмма не отпускала Джоанну до самого ужина. К счастью, Мод следила за тем, что происходило на кухне, поэтому все это огромное количество еды было приготовлено без происшествий. Этель не только не воткнула нож под ребра королевскому шеф-повару, но и не напилась. Мод не позволяла ей прикладываться к фляжке с элем.

Пока гости отдавали должное жареной оленине и молочным поросятам, на балконе в дальнем конце огромного зала играли музыканты, в центре зала актеры разыгрывали пьесу, которая прерывалась взрывами хохота и аплодисментами, акробаты демонстрировали свое поразительное искусство на покрытом тростниковыми матами полу.

И каждый раз, когда Джоанна оказывалась возле Маклина, он обсуждал планы укрепления замка.

– Размеры замка позволяют сделать запасы оружия и продовольствия на год, – говорил он королю, сидевшему рядом с ним. – Как только укрепления будут приведены в надлежащий вид, мы сможем противостоять нападению противника, численность которого десятикратно превышает нашу.

Когда Джоанна налила ему вина, Маклин замолчал и дружески ей улыбнулся. Джеймс Стюарт тоже улыбался, его карие глаза смотрели на нее с симпатией и любопытством.

Если учесть, что Джоанна появилась перед ними такой же чумазой, как и обычно, доброта его величества, проявленная к какому-то безвестному мальчишке-слуге, была просто поразительной. Джоанна не могла не признать, что король Шотландии Джеймс IV был намного симпатичнее, чем она себе представляла.

Джоанна носилась по залу с огромным подносом с грязной посудой, когда, наконец заметила, что на нее пристально смотрит Эвин Макдональд. К сорока одному году он стал признанным военачальником клана Гленко Макдональдов и пользовался у своих людей заслуженным уважением. И хотя он был не таким высоким и сильным, как Маклин и его братья, он проявлял в боях завидную силу и храбрость. В его темно-каштановых волосах и бороде уже серебрились седые пряди, а темно-карие глаза светились умом.

– Встретимся в конюшне, – сказал он, понизив голос, когда она специально прошла мимо него с подносом. – Я хочу поговорить с тобой без свидетелей.

– Я улизну отсюда, как только представится возможность, – прошептала Джоанна. Она украдкой глянула на темноволосого юношу, стоящего за спиной Эвина.

Эвин покачал головой, запрещая ей разговаривать с его сыном. Окаменевшее лицо Эндрю выдавало скрытую ярость. Он привык к мысли, что однажды они с Джоанной поженятся, и тогда и Кинлохлевен со всеми прилегающими землями, и богатство будет принадлежать ему. Неудивительно, что его отец опасался, как бы ослепленный яростью Эндрю вольно или невольно не выдал Джоанну, и тогда все их планы пошли бы прахом.

Годфри Макдональд взглянул на Джоанну, когда она забирала у него пустую грязную посуду, и презрительная усмешка искривила его губы. Он и не думал скрьшать отвращение при виде ее грязной мужской одежды.

– Привет, Годфри, – тихо сказала Джоанна.

Годфри был моложе своего брата всего на три года, но он не отличался ни силой характера Эвина, ни приятной внешностью Эндрю. Все его одутловатое лицо было покрыто оспинами, которые не скрывала даже редкая бороденка. Крючковатый нос был в синих прожилках, и, что самое неприятное, Годфри почти постоянно был пьян.

– Иди отсюда, – прошипел он, – пока никто ничего не заподозрил.

Закинув голову, он одним жадным глотком осушил свою кружку.

В зале было столько народу, что Джоанне не составило бы большого труда улизнуть. Но как только она собиралась уйти, возле нее тут же оказывался Фичер либо один из братьев Маклина. Несколько раз она буквально налетала на них. Ткнувшись носом в богатырскую грудь, она каждый раз чувствовала себя так, будто заснула и проснулась в стране великанов.

Когда ужин закончился, слуги разобрали столы и сдвинули к стенам скамьи. Тростниковые маты были убраны, зал был готов к танцам. Леди и лорды кружились, приседали, кланялись, выполняя фигуры танца.

К великому разочарованию Джоанны, Маклин так и не встал со своего кресла на возвышении, где он сидел рядом с королем. Ей очень хотелось посмотреть, как этот, могучий воин стал бы приседать и кружиться в танце с леди Беатрис или с Иден. Судя по обиженному выражению лица кузины Иден, она тоже на это надеялась.

Но Маклин даже не взглянул на танцующих. Похоже, в черной душе этого мужлана не было ни одной искорки романтизма.

Был уже поздний вечер, а Джоанна так и не смогла вырваться из зала, чтобы встретиться с военачальником клана Макдональдов. Она надеялась, что ей удастся сбегать в конюшню, когда все улягутся спать, но Маклин и оба его брата сели за большим кухонным столом играть в карты с Дэви и Сьюмасом. Джоанна знала, что эта игра не на один час.

У Морского Дракона вошло в привычку полночи сидеть за игрой в карты с людьми, которые охраняли Джоанну, пока она спала. Да, очевидно, что с этой семейкой что-то не так. Лаклан и Кейр не выказывали и тени усталости и сидели вместе со старшим братом, силы которого казались неисчерпаемыми. В конце концов, под звук мужских голосов и шорох карт обессиленная Джоанна уснула перед очагом.

– Ставлю крону, что ты блефуешь, Дэви, – со смехом бросил вызов Маклин. – Я предупреждаю, что вижу всех болтунов Макдональдов со всеми вашими хитростями насквозь. Не играй с огнем!

Последнее, что услышала Джоанна, прежде чем провалиться в сон, был смех и звон монеты, которая упала на кучку других монет на столе.

Джоанна улыбнулась, не раскрывая глаз. Почему-то ей пришло в голову, что густой баритон Маклина – это лучшее, что может услышать девушка на сон грядущий.

Только на следующее утро Джоанне удалось улизнуть незамеченной. В конюшне она увидела Джока, быстро сунула ему в руку записку, шепнув, что это для Эвина, и поспешила в часовню.

После того как Эбби и Сара навели здесь порядок, все сияло и сверкало. Дубовые скамьи были отполированы, золотые подсвечники возле алтаря сияли, сам алтарь был покрыт белоснежным выглаженным покрывалом, одним словом, все было готово к завтрашней церемонии. В вестибюле в ведрах с водой стояли огромные букеты роз, лилий и цветущих яблоневых веток. Завтра их поставят в высокие вазы перед главным и двумя боковыми алтарями.

Запах цветов напомнил Джоанне запах ее любимого цветочного мыла, от которого с появлением Маклина она была вынуждена отказаться. Конечно, торопливое мытье в кухне и куски жесткого желтого мыла Этель не шли ни в какое сравнение с купанием в большой кадке, поставленной перед камином. Джоанна очень любила понежиться в теплой воде и насладиться прикосновением мягкого ароматного мыла к своей коже.

Она внимательно огляделась, проверяя, не прячется ли кто-нибудь в тени, а затем поспешила к алтарю перед иконой Божьей Матери, где горели синие свечи. Еще раз оглянувшись, чтобы удостовериться, что она одна, Джоанна наклонилась и задула все свечи. Потом она перекрестилась, встала на колени и прошептала молитву с просьбой простить ей этот ужасный грех.

Тут она услышала у себя за спиной тихие шаги. Ее сердце от страха чуть не выпрыгнуло из груди. Если Маклин схватит ее, он прикажет привязать ее к столбу и сжечь, как еретичку.

10

– Это вряд ли тебя спасет, Джоанна.

Джоанна резко обернулась и с облегчением выдохнула, узнав Эвина. Его силуэт четко вырисовывался на фоне витража.

– Слава богу, это ты, – проговорила она.

– Я получил твою записку, – сказал Эвин, подходя ближе. – Нам лучше побыстрей закончить разговор.

Эвин взял Джоанну за локоть и повел в маленький альков, где их никто не мог увидеть.

– Ты приехал, чтобы забрать меня в Мингари? – спросила Джоанна, надеясь, что ее голос звучит достаточно бодро и Эвин ничего не заподозрит.

На самом деле она и сама не очень понимала, что с ней происходит. Она должна гореть от нетерпения поскорей вырваться из лап Морского Дракона, но сама мысль о том, что она может уехать из Кинлохлевена, причиняла ей боль.

Джоанна убеждала себя, что ей не хочется уезжать потому, что это ее замок. Она любит Кинлохлевен и привязана к нему, а кошмарный горец, который намерен завтра на ней жениться, не имеет к замку никакого отношения.

Эвин взял Джоанну за руку, его темные брови почти сошлись на переносице.

– Не сейчас. Твое исчезновение вызовет ненужную тревогу. Они сразу поймут, кто ты есть на самом деле, отправятся в погоню и поймают нас на полпути в Баллакулиш.

Джоанну пробрала дрожь, она сцепила руки, чтобы они не тряслись. У нее перехватило дыхание.

– Но что же мне делать? – спросила она сдавленным голосом. – Маклин намерен утром жениться на леди Джоанне.

– Просто продолжай вести себя так, как раньше. У тебя замечательно получается изображать мальчика, – сказал Эвин.

Он ободряюще улыбнулся Джоанне и окинул взглядом ее хрупкую фигурку, на которой, как на вешалке, болтались драная рубашка и потертый килт.

– Когда мы объявим, что Иден – моя настоящая дочь, как она и утверждала с самого начала, он станет посмешищем для всего шотландского двора. Какая может быть свадьба, если Маклин не знает, кто его невеста. И тогда Королевскому Мстителю не останется ничего, кроме как убраться в Стокер с пустыми руками.

– И я опять стану леди Джоанной, – с облегчением вздохнула девушка.

Эвин со спокойной уверенностью кивнул и пригладил короткую темную бородку.

– Все, что нам останется делать, – это ждать разрешения из Рима. Как только оно прибудет, ты сможешь выйти замуж за Эндрю. И тогда придет конец мечтам Джеймса Стюарта о том, чтобы зажать Макдональдов из Гленко в своем железном кулаке.

Сердце Джоанны сжалось.

– Как ты думаешь, как скоро придет разрешение?

– Я думаю, что это дело нескольких месяцев.

Эвин, прищурившись, посмотрел на Джоанну, и она отвернулась, не в силах вынести его твердый, проницательный взгляд.

Он схватил ее за руку и повернул лицом к себе.

– Этого ждут от тебя все наши люди, – настойчиво повторил он. – Благополучие всего нашего клана зависит от тебя. Ты обязана исполнить свой долг и выйти замуж за Эндрю. Помни, Джоанна, что ты не бедная потаскушка из таверны и не дочь мелкого фермера. Поэтому твое замужество – вопрос очень важный. Очень многое зависит от того, за кого ты выйдешь замуж. Мы не должны допустить, чтобы Кинлохлевен попал в лапы нашего заклятого врага.

– Я понимаю, – сказала Джоанна, опустив глаза.

Она не хотела, чтобы Эвин увидел, как она несчастна. Ее английские родственники так и не приняли ее до конца. Тетя и дядя Блитфилды часто ворчали на леди Анну за то, что ее дочь растет настоящей шотландской дикаркой. А дед и бабушка Невилы пытались обуздать ее буйную натуру. Джоанна страстно хотела быть нужной своим людям и быть любимой ими, но ее сердце не соглашалось с жертвой, которую она должна была принести ради них.

– Приложи все силы, чтобы не выдать себя, Джоанна, – многозначительно предупредил Эвин.

Она обхватила себя за плечи, чтобы унять сотрясавшую ее дрожь, подняла глаза и встретилась с его холодным взглядом.

– Теперь, когда король здесь, я боюсь, – призналась она. – Если меня узнают, король прикажет повесить меня как изменницу.

Эвин ухватил ее за запястье и крепко сжал. Его слова падали, как топор палача, нарушая мирную тишину церкви:

– Ничего с тобой не случится, если ты будешь достаточно осторожна. Но Макдональды не простят тебе, если ты выдашь себя – вольно или невольно.

Даже не пытаясь вырвать руку из его железной хватки, Джоанна склонила голову, покоряясь неизбежному. Ее плечи поникли.

– Я знаю, – едва слышно прошептала она.

Такая покорность судьбе смягчила Эвина.

– Не забывай, что Маклин схватил Сомерледа и отправил его на смерть, – напомнил он. – Он преследовал старика, устроил на него настоящую охоту, а потом уничтожил, как обыкновенного преступника. Ни один из Макдональдов не может испытывать к Королевскому Мстителю никаких других чувств, кроме ненависти. – Он сделал паузу и потом добавил: – Ну, если только ты не считаешь, что твой дед виноват в тех преступлениях, которые ему приписывают.

– Дедушка был невиновен! – горячо воскликнула Джоанна. – Он никогда бы не убил человека без причины. В этом я абсолютно уверена.

Убежденный в ее искренности, Эвин похлопал ее по руке.

– Интересы клана ты должна ставить превыше всего, Джоанна, как того хотели бы твой отец и твой дед. Ну а когда вы с Эндрю поженитесь, я дам вам полную волю здесь, в Кинлохлевене.

Джоанна прекрасно понимала, что означает это обещание Эвина. Эндрю гораздо больше будут волновать его соколы и лошади, чем насущные заботы настоящего хозяина замка. Он был легкомысленным и пустым юношей, заботился о своей внешности, любил массивные золотые цепи, бархатные сюртуки и отделанные мехом перчатки. И все это, безусловно, будет занимать его куда больше, чем оленьи рощи, пруды с рыбой, загоны для кроликов и голубятни в их владениях. Ей придется следить за тем, чтобы ее самовлюбленный муж не разорил их, но зато она сможет сама принимать решения в повседневных делах. Взамен Эвину нужно будет только одно: чтобы ее люди хранили верность Макдональдам в случае, если на Островах вспыхнет еще одно восстание.

– Ну, я, пожалуй, пойду, – сказал Эвин. – Если кто-нибудь из Маклинов увидит нас с тобой здесь, они наверняка что-то заподозрят.

Не сказав больше ни слова, он повернулся на каблуках и вышел из часовни.

Джоанна прошла в нишу, где находилось выполненное из цветного стекла изображение стройной молодой женщины, одетой в серебристые доспехи. В руке она держала знамя с вышитыми лилиями. Дрожащими руками Джоанна поставила перед Орлеанской девой свечу и зажгла ее. Она делала это каждое утро с того самого дня, как узнала, что должна выйти замуж за Эндрю. Ей сообщили об этом вскоре после смерти ее деда. Джоанна смотрела на одухотворенное, полное решимости лицо Жанны д'Арк и пыталась справиться с чувством безысходности, сдавившим ей сердце.

Каждый день она приходила сюда и просила Жанну послать ей рыцаря, который бы спас ее от брака с Эндрю.

Но вместо доблестного странствующего рыцаря в замок явился Морской Дракон, разбойник и пират, повинный в смерти ее деда.

Ну, в общем, не совсем разбойник, признала Джоанна. По отношению к ее людям Маклин показал себя как мудрый и справедливый хозяин. Прямой и откровенный, он практически никогда не раздражался и не выходил из себя. Отважный воин оказался замечательным хозяином. Многие из обитателей Кинлохлевена уже начали восхищаться им, и даже Мод, вначале относившаяся к нему настороженно, медленно, но верно становилась его сторонницей. Если бы он стал мужем Джоанны, то он бы смог защитить их владения и приумножить богатство.

То, с каким терпением он относился к детям и подросткам Кинлохлевена, включая непоседливого Джои Макдональда, убедило всех, что вряд ли он когда-нибудь мог обидеть ребенка. И уж конечно, он не убил бы малыша в первый день по приезде, как грозился. Он просто хотел их всех напугать и заставить говорить. Джоанна никогда не забудет тот день, когда он так терпеливо учил Джои стрелять из лука. Это был день, когда он спас ей жизнь.

И еще в одном Джоанна была уверена. Она-то знала, что ее дед невиновен, но, по-видимому, у Маклина не было и тени сомнения в том, что именно Сомерлед хладнокровно убил Гидеона Камерона. В противном случае он никогда бы не стал за ним охотиться и не сдал бы палачам.

А вот в чем у Джоанны не было тени сомнений, – так это в том, что кто-то на небесах что-то напутал, когда отреагировал на ее мольбы. Да, в Кинлохлевен явился прекрасный горец, чтобы спасти ее от брака с Эндрю, но это оказался человек, за которого она ни при каких обстоятельствах не может выйти замуж.

Потому что если она выйдет за Маклина, то восстановит против себя всех членов своего клана и всех своих родных.

Сердце Джоанны билось, как птичка, пойманная в сети, при мысли о том, чтобы стать женой Маклина. Интересно, каково это – делить ложе рядом с мужественным воином? Спать под одним одеялом, лежать в его объятиях, слушая бархатную тишину ночи? Чувствовать на своем теле прикосновение его сильных рук, а губами ощущать тепло его губ, когда он будет страстно и нежно целовать ее?

Теплая волна прокатилась по ее телу, и Джоанна прижала руки к лицу, тщетно стараясь отогнать видение, возникшее перед глазами. Она рядом с этим сильным мужчиной, их тела переплелись…

Святые небеса, она не должна думать об этом!

Она должна сделать все возможное, чтобы избежать брака с Маклином. Так велит ей долг.

Тишину часовни нарушил звук шагов, и Джоанна выпрямилась, сдерживая слезы. Часто моргая, она глянула через плечо и увидела Фичера, стоявшего в проходе между скамьями.

– А, вот ты где, парень, – сказал он. – В последний раз, когда я тебя заметил, ты направлялся в конюшню.

Фичер стоял подбоченясь и задумчиво смотрел на Джоанну. Черная повязка на глазу и страшный шрам на скуле, золотая серьга в ухе и узкие ленты, которыми были подвязаны его длинные светлые волосы, больше не пугали Джоанну, потому что в его единственном здоровом глазу читалось искреннее расположение к ней.

В соответствии с ролью дворового мальчишки, которую она играла, Джоанна шмыгнула и вытерла нос рукавом рубашки.

– А вы искали меня, да, сэр?

– Что случилось, парень? – увидев ее покрасневшие глаза, спросил Фичер.

С деланно равнодушным видом она дернула плечом:

– Когда я прибирался, мне в глаз попала пылинка, вот и все.

Фичер подошел к изображению Жанны д'Арк и с неприкрытым восхищением посмотрел на нее.

– Ничего не скажешь, Орлеанская дева отличалась смелостью и решительностью, – сказал он. – Я знаю одну девушку, которая очень напоминает мне Жанну.

– Правда? – замирая, спросила Джоанна.

Она посмотрела вверх, на стройную девушку в кольчуге, на ее вдохновенное бледное лицо, и вздохнула.

– Хотел бы я знать кого-нибудь похожего на нее.

Одноглазый великан посмотрел на зажженную свечу, и его бородатое лицо осветила белозубая улыбка.

– Леди Эмма хотела бы, чтобы ты опять сегодня побыл с ней, парень, – сказал он. – Ты ей зачем-то нужен.

– Пожалуйста, скажи ей, что мне надо сначала поговорить с Маклином, – ответила Джоанна. – Ты, случайно, не знаешь, где он?

– Он наверху, на башне. Занимается укреплениями. – Улыбка Фичера стала еще шире. – Я провожу тебя туда.

Рори стоял на башне, глядя на расстилающуюся внизу долину. На каменном парапете были разложены планы, и Рори объяснял брату, какие изменения он намерен произвести, чтобы укрепить оборонительные возможности замка.

– Как ты видишь, – говорил он, – с запада Кинлохлевен неприступен. Здесь отвесные скалы спускаются прямо в озеро. Но с юга наружная стена, навесная башня и ворота абсолютно не защищены и уязвимы. Я планирую укрепить стену дополнительными опорами, проделать бойницы вдоль всех стен, заменить опускную решетку на воротах на новую, более прочную, и поставить новые ворота. Все боковые входы будут укреплены, а во внутреннем дворе – выкопан еще один колодец. Когда мы все это закончим, нам не будут страшны ни катапульты, ни пушки.

Лаклан одобрительно кивнул и хлопнул брата по плечу.

– В танцах ты, конечно, не силен, Рори, но что касается фортификации, то тут тебе нет равных.

В ответ на лукавый взгляд Лаклана Рори криво усмехнулся:

– Видишь ли, я брал столько замков, что мне известны все мыслимые и немыслимые слабые места. А за танцы вам с Кейром спасибо. Теперь я смогу танцевать на пиру с моей невестой, не опасаясь, что отдавлю ей ноги или на ступлю на платье.

Три брата провели полдня в небольшом зале за закрытой дверью, пока Фичер охранял вход, а леди Эмма держала при себе Джоанну.

Лаклан играл на лютне, покрикивая на Рори, как придирчивый француз – учитель танцев, а Кейр исполнял женскую партию. Картина была просто уморительная. Рори пришлось семенить на цыпочках и расхаживать павлиньим шагом. Это было для него так трудно и непривычно, что он ругался последними словами. В это время почти двухметровый Кейр приседал, жеманно улыбался и делал вид, что поддерживает шлейф платья. И каждый раз, когда Рори наступал на подол воображаемого платья или Кейру на ногу, его братья разражались громовым хохотом. Рори и сам с трудом удерживался от смеха.

– Запомни, Рори, – поучал его Лаклан, – ты не просто должен правильно переставлять ноги, вцепившись в руку своей партнерши. Ты должен танцевать с ней. Смотри ей в глаза и старайся прижать ее к себе крепче, чем требуют приличия. Она должна почувствовать, что ты желаешь ее, а ты должен каждым движением дать ей это понять.

Рори нахмурился. Ему не надо было притворяться, что он хочет Джоанну, так как это желание и так не отпускало его ни на минуту. Но он не собирался показывать это всему двору.

– Тебя не должна смущать мысль о том, что ты будешь демонстрировать свои чувства, – подбодрил его Лаклан. – Это вполне естественно, учитывая, что она действительно прелесть.

– Ты все понял неправильно, – заявил Рори брату, который в ответ с сомнением покачал своей темно-рыжей головой. – Конечно, я испытываю восхищение и расположение по отношению к Джоанне. И даже желание и страсть, если хочешь. Черт, а кто бы не испытывал? Но выставлять себя на посмешище, как делают некоторые идиоты, я не собираюсь. Не настолько я потерял голову.

– Только не говори мне, что ты не запал на эту очаровательную малышку, Рори, – рассмеялся Лаклан. – Уж я-то тебя хорошо знаю. С чего же иначе тебя вдруг заинтересовали танцы, баллады и сонеты? Которые, кстати, почти готовы.

Рори даже себе не хотел признаваться в том, что он действительно неравнодушен к Джоанне, поэтому уверенность Лаклана в своей правоте разозлила его.

– Джоанна верит в сказки о доблестных рыцарях, вот с чего. И если ей хочется видеть рядом с собой рыцаря в сияющих доспехах, то я с удовольствием подыграю ей. Думаю, что она стоит того. Но это совсем не значит, что я в нее влюблен. Жен выбирают, руководствуясь совсем другими причинами. – Рори все больше раздражался. – Поэтому лучше сотри со своего лица эту идиотскую улыбку, черт тебя возьми!

Лаклан не стал возражать, только пожал плечами. Однако глаза его продолжали смеяться.

– Джои хочет поговорить с вами, милорд, – раздался позади них голос Фичера.

Все трое повернулись и увидели, что Фичер поднимается по наружной лестнице, а за ним, как обычно, чумазая и оборванная, идет Джоанна.

Лаклан шагнул вперед, чтобы поприветствовать свою будущую невестку.

– Доброе утро, Джои, – с теплой улыбкой сказал он. – Надеюсь, мы не мешали тебе спать прошлой ночью, когда играли в карты.

– Нет, что вы, я хорошо спал, – ответила Джоанна.

Она ответила улыбкой любезному главе клана Макрэев, но, когда перевела взгляд своих голубых глаз на Рори, выражение лица у нее стало серьезным и даже каким-то торжественным.

– Я хотел бы поговорить с вами наедине, милорд. Это кое-что очень важное.

– Хорошо, – ответил Рори.

Он бросил быстрый взгляд на Фичера и Лаклана:

– Вы извините нас, джентльмены?

Джоанна проводила взглядом удаляющихся мужчин, потом подошла к парапету и встала рядом с Рори.

– Мне нравится ваша семья, – призналась она с недетской серьезностью. – Они все – замечательные люди.

– Я рад, что они тебе нравятся, – отозвался Рори, сворачивая планы и схемы. – Мои братья считают, что ты очень способный парень, а леди Эмма не нахвалится тобой. Похоже, ты заинтересовал ее вчера своими наблюдениями и, размышлениями.

При этих словах Джоанна вскинула ресницы и медленно повернулась лицом к открывающемуся с башни виду.

Она так вцепилась в край каменного парапета, что у нее побелели костяшки пальцев.

– Она рассказала вам, о чем мы с ней говорили? – глядя прямо перед собой, спросила она.

– Нет, – честно ответил Рори.

Леди Эмма отказалась удовлетворить его любопытство, сказав ему только, что, по-видимому, на небе взошла его счастливая звезда, потому что ему, как никому другому, повезло с невестой. При этом ее слова несколько раз прерывались веселым смехом. Причину этого смеха она объяснить тоже отказалась.

На щеках Джоанны вспыхнул румянец, и Рори понял, что темой их разговора был он сам, причем отзывы о нем были отнюдь не лестными.

Джоанна решила сменить тему и показала рукой на развалины крепости на острове почти в центре озера.

– Говорят, что Эйлин Келтик – то самое место, где Фраок сразил ужасное чудовище, которое охраняло волшебные ягоды. Моя кормилица рассказывала мне об этом, когда я был совсем маленьким.

Рори улыбнулся, припомнив, как мама рассказывала ему о кельтском герое, который добыл волшебные целительные ягоды для своей тяжело больной возлюбленной, прекрасной Мэй.

– Вы, конечно же, знаете эту легенду, – радостно добавила Джоанна, – потому что назвали своего коня в честь этого героя.

– Нет, не знаю, – ответил Рори. – Имя коню дала моя мама, когда подарила мне его.

Джоанна разочарованно наморщила свой короткий носик, но ничего больше не сказала. Очевидно, она надеялась, что Рори так же очарован этой легендой, как и она.

Они оба любовались видом, открывшимся их взорам. Великолепные дубовые и березовые рощи расположились прямо у подножия гор. На севере, выше по склону, раскинулся огромный лес. Западную часть склона прорезали глубокие гранитные ущелья, по которым протекала быстрая горная река. С крутого обрыва ее воды падали в долину, образуя великолепный водопад, сверкающий мириадами брызг. Дальше река впадала в богатое рыбой озеро, усеянное небольшими островками. На одном из островов был виден францисканский монастырь. Его часовня была построена в честь святого Финдоки.

– Как же здесь красиво, – тихо сказала Джоанна.

Рори взглянул на нее сверху вниз. Под густыми загнутыми ресницами не было видно ярко-голубых глаз. Полоски сажи на ее миловидном личике не могли скрыть правильных нежных черт. И, несмотря на слишком большую потрепанную рубашку и видавший виды килт, было видно, как прямо и гордо она держится, оправдывая свое высокое происхождение. И Рори в сотый раз спрашивал себя, почему они решили, что ей удастся обмануть его? И ведь этот маскарад длился не один день, а уже целую неделю!

Он еще раз взглянул на великолепный пейзаж и сказал, скрывая истинное значение своих слов:

– Я избороздил много морей и океанов, побывал во многих странах, видел бесчисленное количество городов, но никогда еще я не видел ничего прекраснее, чем то, что оказалось у меня перед глазами сегодня утром.

– Как бы мне хотелось побывать в дальних странах, – мечтательно сказала Джоанна. – Особенно во Франции. Я бы хотел увидеть Париж и Орлеан. – Она повернула голову и искоса посмотрела на Рори. – А вы там бывали, милорд?

– Да, – просто ответил Рори.

Он обнял Джоанну за плечи, стараясь, чтобы это объятие вышло как можно более дружеским, хотя его пальцы просто горели от желания погладить нежную шейку, добраться до затылка и зарыться в волосы, скрытые под этой безобразной шапкой. Ему нестерпимо хотелось кончиками пальцев приподнять упрямый подбородок и поцеловать ее, глядя в удивительные синие глаза, опушенные густыми ресницами.

Он страстно желал, чтобы Джоанна захотела его так же сильно, как он хотел ее.

Завтра эта безобразная шапка исчезнет с ее головы. Так же как и драная рубашка и ветхий килт. До этого момента он должен держать себя в руках и довольствоваться тем, что она рядом с ним, а еще уверенностью в том, что завтра они поженятся.

Рори аккуратно свернул планы, думая о Джоанне, мечтая о том, чтобы она увлеклась им, чтобы потеряла голову. Он хотел, чтобы их свадьба стала воплощением ее девичьих мечтаний. А что касается брачной ночи… При этой мысли его тело напряглось. Что ж, брачная ночь станет воплощением мечтаний страстного, горящего нетерпением жениха.

– С твоим мужеством и отвагой, Джои, ты бы мог стать прекрасным моряком, – продолжил беседу Рори.

– Вы правда так думаете? – спросила Джоанна с лукавой улыбкой.

– Да, правда. Когда-нибудь я возьму тебя на борт «Морского Дракона». Весной мы сможем плавать на дальние острова, а летом поплывем от Гавра до Кадиса.

– А где сейчас ваш корабль, милорд?

– Он стоит на якоре на озере Лох-Линн, недалеко от Стокера.

В глазах Джоанны зажглась жажда приключений.

– Как должно быть здорово иметь целую флотилию и знать, что можешь в любой момент отправиться куда захочешь, – сказала она.

– Многие хотели бы обладать тем, чем обладаю я, – тихо сказал Рори, пристально глядя на Джоанну. – Но я берегу то, что принадлежит мне.

Джоанна нахмурилась. Она напряженно смотрела на Рори, пытаясь разгадать скрытый смысл его слов.

– Ваши враги должны обладать недюжинной силой, чтобы отнять у вас то, что принадлежит вам, – предположила она.

– Никто никогда не сможет этого сделать, – резко ответил он. – Никто и никогда, пока я жив. – Он подкинул пальцем помпон на ее шапке и улыбнулся. – Ну, так о чем ты хотел со мной поговорить, парень?

Джоанна наклонила голову и начала чертить носком ботинка по каменному полу.

– Это насчет вашей свадьбы, – тихо ответила она.

– А что не так с моей свадьбой?

Джоанна не могла заставить себя посмотреть ему в глаза, поэтому начала внимательно разглядывать конец своего пояса.

– Да я хотел спросить у вас, а что, если завтра выяснится, что леди Джоанна на самом деле вовсе не леди Джоанна? Что вы будете делать?

Рори скрестил руки на груди.

– Я точно знаю, кто такая леди Джоанна, – сказал он с абсолютной уверенностью в голосе. – И я намерен завтра утром на ней жениться.

Джоанна уперла руки в бедра и уставилась на этого твердолобого упрямца:

– О боже, Маклин! Наверное, на свете нет более упрямого человека, чем вы! Мы же говорили вам, что леди Джоанна исчезла. Она опять где-то бродит, и никто толком не знает где.

Джоанна явно была напугана, но ее испуг вызвал у Маклина лишь улыбку, такую широкую, что от уголков его глаз разбежались морщинки и стали видны почти все его белые крепкие зубы.

– Ну, сейчас, когда в Кинлохлевене находится король, я думаю, что никто не посмеет солгать, и мы узнаем, где она.

Джоанна развела руками:

– А что, если вы ошибаетесь? Неужели вы не боитесь, что окажетесь у алтаря без невесты? Представляете, как глупо вы будете выглядеть?

– Я рассчитываю, что глава клана Макдональдов будет присутствовать на свадьбе, – стоял Рори на своем.

Он повернулся и зашагал вдоль парапета. Со стороны озера дул легкий ветерок, который колыхал широкие складки его килта и трепал перья на его берете.

Джоанна держалась рядом. Она пыталась придумать аргументы, чтобы убедить этого твердолобого Маклина.

– К настоящему времени, – беззаботным тоном продолжал он, – новость о нашей свадьбе распространилась по всей округе. Если леди Иден не настоящая хозяйка Кинлохлевена, то моя невеста обязательно услышит о предстоящих событиях. Она узнает о приготовлениях, которые сейчас делаются, о том, что будет праздничный пир, цветы в церкви, огромное количество гостей, включая короля Шотландии, которые будут присутствовать на церемонии.

На каждый его шаг приходилось два шага Джоанны, но она не отставала.

– Но разве это не будет для вас… унизительно… стоять одному у алтаря в присутствии всех гостей, если она так и не появится?

– Видишь ли, Джои, я очень надеюсь, что она все-таки захочет присутствовать на собственной свадьбе.

– А если нет? – продолжала допытываться Джоанна, схватив его за рукав и потянув. – Леди же слабоумная, вы не забыли?

Рори остановился и положил ей на плечо бумажный свиток, как при посвящении в рыцари.

– Я тронут твоим беспокойством, Джоуи, – сказал он, доверительно улыбаясь, – но на этот случай у меня есть встречный план.

– Вы не шутите? – недоверчиво переспросила она.

От волнения и внезапной догадки ее голос стал хриплым.

– Вы женитесь на другой девушке?

При виде ее перекосившегося от ужаса лица Рори хохотнул. Ему захотелось поднять ее, закружить и сказать ей, что она – самая потрясающая дерзкая девчонка во всей Шотландии. А потом бы он стал целовать ее шею, потом ниже, ниже, пока не уткнулся бы лицом в ложбинку между молодыми упругими грудями, спрятанными сейчас под нелепой рубашкой, и сказал бы, что она принадлежит ему. Ему, и больше никому на свете.

– Я вообще-то не думал о другой невесте, – как бы размышляя вслух, сказал Рори. – Я считаю за честь выполнить пожелание короля, поэтому я женюсь на леди Джоанне.

– Но как же вы женитесь на ней, если ее на свадьбе не будет?

– Она там будет.

Джоанна нахмурилась и повернулась, чтобы уйти, но Рори поймал ее за плечо и удержал рядом с собой.

– И еще. На свадьбе все должны быть одеты в свои лучшие вещи.

Джоанна скосила глаза, глянув на свою рубашку и килт.

– Это лучшее, что у меня есть, – сообщила она. – Это моя единственная рубашка и единственный килт.

На этот раз она, несомненно, сказала правду.

– Ну тогда хотя бы вымойся сегодня как следует. – Рори погрозил ей пальцем. – И не вздумай появиться на моей свадьбе с чумазым лицом и грязными руками, парень, иначе я восприму это как личное оскорбление. Если ты питаешь отвращение к мытью, это твое дело. Но завтра ты должен быть на церемонии чистый и сияющий, как и все в замке. Завтра будет особенный день.

Голубые глаза яростно сверкнули.

– Я не уверен, что вообще приду на вашу глупую свадьбу, – заявила она.

– Всем, кто живет в Кинлохлевене, приказано быть завтра в церкви, – сказал Рори с угрозой.

Он нагнулся к ней и проговорил ей прямо в ухо, подчеркивая каждое слово:

– И ты будешь там, Джоуи, иначе я сдеру с тебя шкуру и прибью ее на воротах.

Движением плеча Джоанна скинула его руку и пошла к лестнице.

– Хорошо, я там буду, – проворчала она. – Весь вымытый и сияющий. Но вы будете чувствовать себя совершенным глупцом, когда будете стоять перед алтарем совсем один.

– Позволь мне самому об этом позаботиться, – с ухмылкой сказал Рори ей в спину.

После того как гости разошлись по своим спальням, Джоанна с помощью Мод притащила в маленькую каморку возле кухни деревянную бадью из прачечной. Мод помогла Джоанне вымыть длинные густые волосы и замотать их в полотенце, заранее нагретое перед очагом. После этого Мод удалилась, оставив Джоанну в каморке. Она заперла дверь снаружи, а ключ положила в карман, чтобы ее любимицу никто не потревожил.

Джоанна опустилась в горячую воду, наконец наслаждаясь возможностью помыться спокойно, без спешки. Она уперлась пятками в край бадьи и от удовольствия пошевелила пальцами. Вот если бы еще ее любимое мыло было здесь! Но она не могла рисковать. Ведь если завтра в церкви появится Джоуи Макдональд, благоухающий, как букет роз, то это, безусловно, вызовет подозрения. Но эта маленькая жертва не могла испортить удовольствия от неторопливого купания.

Взглянув на ряды бутылок с вином и фляг с пивом, Джоанна вздохнула. Ну почему он такой упрямый? Неужели он не боится, что завтра будет выглядеть дураком перед королем и гостями?

Морской Дракон принимал ванну чуть раньше. Джоанна видела, как Эбби сновала вверх-вниз по лестнице с ведрами, таская горячую воду в спальню.

Джоанна представила себе, как Маклин, в чем мать родила, залезает в бадью с горячей водой, и внутри у нее что-то сладко замерло. Она опустилась поглубже в воду, положила голову, на которой было намотано что-то вроде тюрбана, на край бадьи и закрыла глаза. Она попыталась представить себе, как это – прикоснуться к нему. Ей хотелось скользить ладонями по его сильному мужскому телу, зарыться пальцами в густую поросль на мускулистой груди, ощутить силу его стальных мышц. Интересно, какой он на ощупь?

Морской Дракон выглядел просто олицетворением силы и отваги. И сейчас Джоанне почему-то стало неважно, есть у него хвост или нет. Однако мысль о том, что он совокуплялся с русалками, заставила ее нахмуриться.

Джоанна поцокала языком и с осуждением покачала головой. Она ясно представила себе скандальную картинку: Маклин обнимается с развратной морской нимфой, его сильное тело касается ее пышных форм, он прижимает ее к себе все крепче и крепче…

Хотя какие пышные формы могут быть у русалок? У них и ног-то нет, только рыбий хвост!

Нет, Маклин обнимается не с русалкой.

Он обнимает Джоанну – Джоанну Макдональд, и на ней нет никакой одежды.

Как распутная морская нимфа, она обхватывает руками его сильное обнаженное тело. Его пальцы зарываются в ее волосы на затылке, пока он целует ее. Этот страстный долгий поцелуй как бы связывает их вместе. Навсегда.

Незнакомое чувство, сладкое и в то же время болезненное, пронзило Джоанну. Это чувство было таким сильным, таким всепоглощающим, что ее тело тоже отреагировало: соски затвердели, груди стали полными и тяжелыми. Вокруг ее тела, ставшего вдруг очень чувствительным, плескалась вода, рождая в ней незнакомые, восхитительные ощущения. Интересно, откуда эта пульсация между ног? А если он прикоснется к ней там, каково это будет?

Джоанна резко села прямо и широко открыла глаза. Краска залила ее щеки.

Боже правый! Ведь ее наставники в Аллонби говорили о том, как опасны праздные мысли!

Джоанна сурово поджала губы, взяла чистую тряпочку и обильно намылила ее желтым мылом. Она терла свое тело, как бы смывая с себя нечестивые мысли.

Ее люди все-таки относились к ней с легким недоверием. И это было понятно – ведь она наполовину англичанка! И если они заподозрят, что она увлечена Морским Драконом, то, безусловно, откажут ей в праве быть главой клана. А она, похоже, увлеклась Маклином. Использовал ли он свою магическую силу или нет – она не знала. Но сопротивляться его обаянию у нее не было сил. Увидев его однажды рядом с Эндрю, Джоанна вынуждена была признаться себе, что с большим удовольствием вышла бы замуж за золотоволосого воина, чем за этого шестнадцатилетнего юнца, чьи интересы ограничивались его собственной персоной и развлечениями. Однако если Джоанна хочет, чтобы ее люди любили и уважали ее, – а она хотела этого больше всего на свете, – то ей придется согласиться на брак с Эндрю.

Маклин же, при всей его физической привлекательности, остается тем самым негодяем, из-за которого погиб ее дед, лэрд клана Макдональдов, знаменитый Рыжий Волк.

Об этом она никогда не должна забывать.

Вскоре после того, как мать Джоанны умерла, Сомерлед Макдональд явился в Камберленд, чтобы избавить внучку от похожей на заточение жизни, которую она вела в замке своего дяди. Ее дед встал со своими вооруженными до зубов людьми под стенами замка и объявил, что если ему сейчас же не выдадут наследницу Макдональдов, то он разгромит замок.

Джоанну разбудил шум, и она спросонок испугалась, так как не знала, кто этот грозный горец, который требует выдать именно ее. Тетя Кларисса умоляла ее спасти их всех от неминуемой гибели, а дядя Филипп уверял Джоанну, что ее забирают ради выкупа, поэтому с ней ничего плохого не случится, ее не будут пытать и, скорее всего, не убьют.

Но Джоанна прекрасно знала цену этим заверениям. Она понимала, что если шотландцы, которые стоят за стенами замка, – Маклины, вечные враги Макдональдов, то, прежде чем умереть, она изведает много боли и унижений.

Джоанне потребовалось все ее мужество, чтобы дойти до ворот замка. Она молила всех святых – на каждый шаг по одному святому – о спасении или, если гибели не избежать, о мужестве пройти свой путь до конца.

Огромные ворота замка медленно открылись, скрипя на толстых проржавевших петлях, и Джоанна с бешено бьющимся сердцем шагнула на подъемный мост. От страха у нее тряслись поджилки, но она, как настоящая Макдональд, готова была встретить врага лицом к лицу.

Горцы стояли плотным строем, а их командир вышел немного вперед, навстречу Джоанне. Она храбро направилась прямо к нему. Глаза застилали слезы, в свете факелов она могла только различить, что он высокий и седобородый. Но тут он протянул к ней руки, и она услышала такой знакомый, такой родной голос:

– Дитя мое, это в самом деле ты. Слава богу!

Джоанна помедлила мгновение и бросилась в его объятия.

– Дедушка!

– Да, милая, это я, – широко улыбаясь, ответил он. – Я знаю, эти проклятые англичане ни за что бы не отпустили тебя ко мне, если бы я не пригрозил, что камня на камне не оставлю от их проклятого замка.

Радостно хохоча, он закружил Джоанну.

Сомерлед Макдональд, известный в Шотландии и за ее пределами как Рыжий Волк, активно противостоял избранию на трон Джеймса Стюарта. Но сейчас он был просто дедом, который был несказанно рад встрече с любимой внучкой. Он целовал ее в макушку и в щеки и обнимал так крепко, что она, не выдержав, запищала.

– Пора домой, сокровище моего сердца, – поставив ее, наконец, на землю, сказал он. – Пора возвращаться домой, в Шотландию.

Из кухни донесся громкий мужской хохот, который прервал щемящие воспоминания Джоанны.

Даже накануне свадьбы Маклин не изменил уже ставшему привычным для него времяпрепровождению: игре в карты за кухонным столом. Джоанна слышала, как он раскатисто смеялся, когда делал удачный ход.

Ну что ж, пусть пока смеется. Посмотрим, будет ли ему весело завтра, когда он будет, как последний болван, стоять у алтаря в одиночестве, без невесты.

Бог свидетель, она пыталась предупредить его.

И если этот самонадеянный осел надеется, что леди Джоанна появится на ступенях церкви, чтобы спасти его от позора и насмешек, то он жестоко ошибается. Никто из Макдональдов не может испытывать к Маклину ничего, кроме ненависти.

Джоанна вытравит из своего сердца даже малейшие крохи добрых чувств и симпатии к Королевскому Мстителю. Она отвечает за свои поступки перед своим кланом. Она не может, не имеет права стать женой человека, который погубил ее деда.

11

Утро выдалось просто замечательное – теплое, ясное и солнечное. Таким же обещал быть день. На лазурном небе кое-где проплывали маленькие пушистые облачка, воздух был свеж и чист и напоен ароматом цветущих яблонь. Этот день обитателям Кинлохлевена запомнится надолго. Одни будут вспоминать его с восторгом и восхищением, другие – с возмущением и негодованием. Это зависит от того, к какому клану – Маклинов или Макдональдов – они принадлежат.

Лорды и леди в дорогих туалетах из бархата и парчи поднимались по ступеням церкви и занимали свои места на скамьях, как будто это была самая обычная церемония венчания.

Джоанна проскользнула на свое место возле Мод, терзаемая мрачными предчувствиями. У нее сосало под ложечкой. Ей было одновременно и страшно, и интересно, как Еве в райском саду, когда Змей-искуситель предлагал ей попробовать яблоко. Эвин и Годфри планировали ждать до последнего, прежде чем объявить высокому собранию, что невесты Маклина здесь нет. В том, что Маклин ошибочно считал леди Иден наследницей и своей невестой, их вины не было. Дочь Эвина поклялась на святой реликвии, что она не Джоанна, но Королевский Мститель ей не поверил. Это могли подтвердить свидетели, которых сегодня в церкви было предостаточно.

В десятый раз за утро Джоанна напомнила себе, что она сделала все возможное, чтобы предотвратить грядущий позор Маклина. Она неоднократно и настойчиво предупреждала его, но он остался глух к ее увещеваниям.

Скорчившись на скамье и обхватив себя руками, она краем глаза наблюдала, как Кейр Макнейл, блистательный в своей одежде в зелено-голубую клетку – цвета его клана, провожал свою мать к передней скамье. Его прямые черные волосы были схвачены сзади кожаным шнурком. Многие поколения мореплавателей продолжали род Макнейлов, и Кейр не нарушил традиций клана. Четкие черты лица, крепкое телосложение и шрам над глазом придавали ему сходство с пиратом. Во всяком случае, Джоанне казалось, что пираты выглядят именно так. За Макнейлом и леди Эммой следовал Дункан Стюарт, второй граф Эппинский. Клетки на его одежде были красные и черные.

Леди Эмма для церемонии выбрала расшитый жемчугом головной убор в виде сетки. Он действительно очень шел к ее зеленому атласному платью. Ну и леди Беатрис и Иден тоже, конечно же, демонстрировали свои самые лучшие наряды. С ног до головы увешанные золотыми цепями, брошками и браслетами, с украшенными бахромой кошельками, свисающими с поясов, в элегантных перчатках, они важно прошествовали к своим местам на передней скамье.

Сегодня Иден особенно тщательно занималась туалетом. Она использовала все имеющиеся краски, белила и румяна, чтобы придать привлекательность своему лицу. Но весь эффект от тщательно наведенного грима портило хмурое выражение лица и сведенные на переносице брови. Джоанне было ясно, что если Маклин попытается вытащить Иден к алтарю, то она будет вырываться и кричать, что настоящая невеста – это Джои Макдональд.

Джоанна натянула свою вязаную шапку на уши и быстро оглядела свое поношенное одеяние. Поежившись, она придвинулась поближе к Мод, рядом с которой ей было спокойней. Мод, казалось, ничуть не беспокоилась по поводу возможного развития событий. Все утро она хлопотала по хозяйству, поэтому у нее не нашлось времени встретиться с Джоанной до церемонии, как было запланировано ранее.

До появления в замке Маклина Мод каждое утро расчесывала буйную шевелюру Джоанны и заплетала в тугую косу. Но сегодня у нее на это не было времени, поэтому они вдвоем наспех собрали волосы и закололи их шпильками, чтобы только спрятать под шапку.

Джоанна молилась, чтобы предательские прядки не вылезли из-под шапки. А позже они с Мод смогут уединиться в какой-нибудь маленькой комнатке возле кухни, и тогда Мод более тщательно причешет ее. Ведь никак нельзя было допустить, чтобы ее длинные рыжие волосы мотались у нее по плечам на виду у всего королевского двора, когда начнется пир.

Если только Макдональды поймут, как их провели, они тут же схватятся за оружие, а ее скорее всего повесят за измену королю.

После того как Маклин вчера предупредил ее насчет сегодняшней церемонии, она не посмела выпачкать лицо сажей, как делала это каждый день. Кое-кто из Макдональдов поглядывал на нее, криво усмехаясь, будучи уверенными, что на этом ее маскарад и закончится. Но люди Маклина только улыбались и приветственно махали рукой маленькому напуганному дворовому мальчишке.

Боже правый! Обмануть клан Маклинов оказалось легче, чем деревенских простаков на ярмарке!

Все присутствующие поднялись со своих мест, когда в церковь вошел Джеймс Стюарт, король Шотландии, в честь свадьбы своего доверенного друга одетый в наряд горца. Его сопровождали советники в атласных и бархатных камзолах. Стояла почтительная тишина, пока король с приближенными проследовал к возвышению возле алтаря, повернулся лицом к присутствующим и сел в кресло под бело-голубым балдахином.

Когда из боковой двери в сопровождении своего брата Лаклана и отца Томаса появился Маклин, у Джоанны перехватило дыхание. Высокий статный жених был одет в полотняную рубашку с кружевными воротником и манжетами. Поверх рубашки был надет зеленый бархатный камзол. Сверкающая драгоценная брошь удерживала на плече накидку в черно-зеленую клетку. Сумка из меха морского котика, украшенный драгоценными камнями кинжал, меч с серебряной рукояткой, короткие рейтузы и черные башмаки с золотыми пряжками довершали его наряд.

В день своей свадьбы этот красивый горец казался олицетворением богатства, силы и могущества, являя собой полную противоположность семенящему рядом отцу Томасу. Священник был полон беспокойства и неуверенности. Он окинул растерянным взглядом всех присутствующих и голосом, в котором отчетливо читалось смятение, начал свою речь:

– Мои дорогие друзья! Я имею честь сообщить вам, что сегодня утром его величество король Джеймс, как опекун леди Джоанны, и лэрд Маклин подписали брачный контракт. Лорд Лаклан Макрэй и леди Эмма Макнейл за свидетельствовали факт подписания контракта своими подписями. Имена вступающих в брак оглашены, законных препятствий для брака Джоанны Макдональд и Рори Маклина не обнаружено.

Присутствующие расселись по местам, недоуменно переглядываясь. Со своего места Джоанна видела, как Эвин с гнусной ухмылкой наклонился к брату и сыну и прошептал им что-то, прикрыв рот ладонью. Плечи Годфри затряслись от беззвучного смеха, а Эндрю вздернул подбородок и раздраженно скривился.

– Лорд Маклин надеялся, – продолжал свою речь отец Томас, – что леди Джоанна предпочтет присутствовать на собственной свадьбе сегодня утром, но, к его великому разочарованию, она не явилась. Поэтому по просьбе лорда Маклина и с разрешения его величества короля Джеймса брачные клятвы от имени отсутствующей невесты будут принесены ее доверенным лицом.

После этих слов в церкви воцарилась мертвая тишина, но уже спустя несколько мгновений мужчины и женщины зашевелились и начали переговариваться, наполнив церковь шуршанием одежды и гулом голосов. Все оглядывались, пытаясь угадать, кто же из девушек будет представлять невесту перед алтарем.

Сидящая на передней скамье Иден приосанилась и стала расправлять складочки на платье, уверенная, что, как кузине Джоанны, представлять отсутствующую невесту поручат ей. А Джоанна, в свою очередь, молилась, чтобы самонадеянная девица на сей раз оказалась права.

Сжимая молитвенник так, что побелели костяшки пальцев, отец Томас откашлялся, и шум в церкви постепенно стих.

– Его величество, – сообщил гостям священник, – оставил право выбора представителя невесты за женихом, которые сообщил мне, что намерен просить одного из Макдональдов произнести слова клятвы за леди Джоанну.

Отец Томас повернулся к Маклину и посмотрел на него, взглядом предлагая назвать того, кого он выбрал.

Сидя рядом с Мод, Джоанна совсем сжалась и сползла вниз, стараясь спрятаться за спину сидящего перед ней Дэвида. Она надеялась, что с того места, где стоял Маклин, ее не будет видно. Она оглянулась вокруг и почувствовала, как кожа на затылке напряглась. В каждом углу, в каждом дверном проеме стояли воины Маклина, загораживая широкими плечами все выходы. Во всех углах можно было заметить поблескивающее оружие кого-то из Маклинов.

Джоанна украдкой выглянула из-за плеча Дэвида.

Сдержанная улыбка играла в уголках рта Маклина, когда он сошел с возвышения. Внимательно глядя на собравшихся, он неторопливо шел вдоль скамеек. Наконец почти в центре зала он остановился.

Удивительно, но он абсолютно не выглядел растерянным или расстроенным. Наоборот, казалось, что он вполне доволен происходящим и держит ситуацию под контролем.

– Произнести брачные клятвы от имени моей невесты леди Джоанны Макдональд, – объявил он ясным, звенящим голосом, – я доверяю моему маленькому другу Джоуи Макдональду.

Не веря своим ушам, Джоанна моргнула и вжалась в скамью. Она почувствовала, как зашевелились волосы у нее на голове, а внутренности скрутились в тугой узел.

Рори двинулся к тому месту, где рядом со своей бывшей кормилицей сидела Джоанна. С каждым его шагом у Джоанны все шире раскрывались глаза, но вот он наконец остановился у края скамьи.

Опустив голову и зажмурившись, Джоанна сцепила руки и стала про себя молиться. Если бы она потрудилась взглянуть на Мод, то с удивлением увидела бы, что лицо у той просто сияет от счастья.

– Поскольку ты так беспокоился за меня вчера, – обратился Маклин к скорчившейся на скамье Джоанне, – я уверен, что ты не откажешься помочь мне сегодня. – Он протянул ей руку. – Помоги мне решить эту проблему, парень. Пойдем, произнесешь клятву вместо леди Джоанны.

– Ой, нет, милорд, только не я, – еле выговорила Джоанна, не поднимая головы.

Ее длинные шелковистые ресницы трепетали, как крылышки мотылька.

– Вы же не хотите, чтобы бедный сирота занял место вашей невесты?

– Вот именно этого я и хочу, – настаивал Маклин.

Джоанна совсем вжалась в скамью, стараясь не встретиться с ним взглядом.

– Я не могу, милорд, – выдавила она. – Это будет неправильно.

– Я настаиваю, Джоуи, – не допускающим возражений голосом сказал Маклин.

Джоанна вскинула ресницы и уставилась на него, от ужаса потеряв дар речи. Она как зачарованная смотрела ему в глаза, потом медленно протянула свою изящную ручку, их пальцы встретились. Он слегка потянул ее вверх, она встала и как в тумане пошла за ним к алтарю.

Придворные на своих местах просто застыли от удивления. На их лицах явно читалось замешательство.

Сидящий на передней скамье надменный граф Аргилльский нахмурился, недовольный таким поворотом событий. Затем он сложил руки на коленях и придал лицу равнодушное выражение. Он решил ни во что не вмешиваться и просто наблюдать за тем, как бедный дворовый мальчишка будет приносить брачные обеты вместо отсутствующей невесты.

Эвин и Годфри, наморщив лбы, неотрывно смотрели на Рори. Эндрю не отрывал обеспокоенного взгляда от хрупкой фигурки Джоанны. Но ни один из этой троицы не посмел возразить ни слова – именно на это Рори и рассчитывал.

Пока Маклин и Джоанна медленно шли к алтарю, воины клана Макдональдов беспокойно ерзали на жестких скамьях. Открыто восставать против воли короля они не смели, а больше в этой ситуации они ничего сделать не могли. Ни они, ни кто другой. Обнажить оружие в храме означало бы отлучение от церкви.

Рори был уверен, что его люди, стоявшие у всех выходов и во всех углах, сейчас широко ухмыляются, глядя на его миниатюрную невесту, одетую в мальчишеский наряд. С того самого момента, как они узнали, кто скрывается под маской дворового мальчишки, они были просто очарованы этой отважной девушкой. Свирепые воины с удовольствием позволили ей дурачить их и веселились, наблюдая за ее проделками. Они радовались тому, что невеста их командира оказалась озорной шотландской девушкой, а не сухой, чопорной англичанкой.

Наконец Рори, великолепный в своем наряде лэрда-горца, и Джоанна в мальчишеском одеянии встали бок о бок у алтаря. В церкви наступила тишина.

Отец Томас открыл молитвенник и осенил стоящую перед ним пару святым крестом. У Джоанны в голове была такая путаница, что она не понимала ни одного слова из того, что говорил священник.

Господи, боже всевышний!

Ну почему Маклину надо было выбрать именно Джоуи Макдональда представителем леди Джоанны! Ну почему ей так не везет!

Джоанна почти физически ощущала спиной тяжелый взгляд Эвина. Если военачальник ее клана надеется, что она храбро откажется произнести слова клятвы и тем самым подвергнет себя риску быть повешенной, то он глубоко заблуждается. Жанна д'Арк ей теперь не поможет. Джоанна оказалась в самой сердцевине обрушившейся на нее лавины событий, которая несла ее в неизвестность, и спасения из этой лавины не было. Никто – ни люди, ни ангелы, ни святые – не могли ей помочь.

Она не знала, как будут развиваться события дальше и что ее ждет. И от этого страха перед неизвестностью ее вдруг начала бить дрожь.

Совсем не о такой свадьбе она мечтала.

От досады и разочарования у нее на глаза набежали слезы, и, чтобы не дать им пролиться, она подняла голову и невидящим взором уставилась на разноцветные стекла витражей. Она стояла перед алтарем в поношенной мальчишеской одежде, с волосами, спрятанными под дурацкую вязаную шапку, и чувствовала, как краска смущения заливает ей щеки.

Джоанну раздражала тупость Маклина, возмущал эгоизм Эвина, но больше всего она злилась на саму себя. Идея с переодеванием принадлежала ей, значит, винить теперь она может только себя. Конечно, Маклин ни в чем не виноват, ведь он поверил, что она – мальчик, как она того и хотела.

Ну почему он оказался таким доверчивым?!

Занятая своими горькими мыслями, она не сразу заметила, что Маклин взял ее дрожащую руку в свою сильную теплую ладонь и притянул поближе к себе. В который раз она поразилась тому, какой он большой. Его широкие плечи загораживали от нее растерявшихся людей ее клана. Единственное, что она видела сейчас, – это его – могучего воина, за которого она, кажется, выходит замуж.

Как в тумане, Джоанна подняла глаза и встретилась с его внимательным взглядом. И опять, как уже бывало раньше, она хотела отвернуться и не смогла. Его зеленые, драконьи глаза завораживали, лишали ее разума и воли.

Рори увидел на ее ресницах слезинки, и у него сжалось сердце. Он притянул ее к себе еще ближе и ободряюще улыбнулся. Большим пальцем он стал ласково поглаживать ее дрожащую руку.

Джоанна до конца выдержала свою роль, ничем не выдала себя. И все-таки теперь она выходит замуж за Маклина. Совсем скоро она станет его женой, ляжет с ним в одну постель. При мысли об этом ее охватило странное, неожиданное чувство, похожее на восторг. Ей стало трудно дышать. В голове у нее слабенький, но отчетливый голосок сообщил, что на самом деле она рада такому повороту событий.

Правда, наконец, пробилась наружу, как весной пробивается сквозь корку снега первый подснежник.

Она хотела стать его женой.

Отец Томас уже некоторое время что-то говорил, но потрясенная этим открытием Джоанна не понимала ни слова из его речи. Только когда он возвысил голос, обращаясь ко всем присутствующим, она смогла стряхнуть оцепенение и включиться в происходящее.

– Если кому-нибудь известны факты или обстоятельства, препятствующие браку этой пары, то пусть он назовет их сейчас или никогда.

В церкви воцарилась тишина. Все присутствующие – мужчины, женщины, дети – замерли, ожидая, не раздастся ли чей-нибудь голос протеста.

Джоанна услышала у себя за спиной какой-то странный шум. Она глянула через плечо на переднюю скамью. Эндрю пытался подняться со своего места с искаженным от ярости лицом. С помощью Годфри Эвин удерживал вырывающегося парня на месте, ладонью зажав ему рот.

Казалось, что время остановилось.

Тишина становилась невыносимой. Джоанна почувствовала, что у нее подкашиваются ноги. Но сильная рука Маклина подхватила ее под локоть, не давая упасть. Отец Томас молчал, ожидая, что кто-нибудь все-таки заявит о невозможности этого брака.

Но ни один из Макдональдов не осмелился произнести ни слова.

С победно сверкающими глазами Маклин взял обе руки Джоанны в свои большие ладони.

В душе у Джоанны бушевали самые противоречивые чувства, ей одновременно хотелось плакать и смеяться. Как сквозь туман до нее доносились слова, которые вслед за отцом Томасом повторял Маклин:

– Я, Рори Найэлл Маклин, беру тебя, Джоанна Майри Макдональд, в свои законные супруги…

Страстность, которая слышалась в его густом баритоне, заставила Джоанну затрепетать. Он обращался к ней как к своей невесте! Джоанна зачарованно слушала, воспринимая каждое произнесенное им слово так, как будто он обращался прямо к ней.

– …любить и заботиться… во славе и в бесчестии… в процветании и в забвении…

Он возвышался над Джоанной, склонив золотоволосую голову – могучий и прекрасный, олицетворение устрашающей силы и поразительного обаяния, которому невозможно сопротивляться. Она не могла понять, почему при взгляде на нее лицо его приобретает выражение необъяснимой нежности. Но ей это было приятно.

– …в богатстве и в бедности… в болезни и во здравии… отныне и навеки… пока смерть не разлучит нас… с благословения святой церкви… перед богом и людьми я клянусь тебе.

Маклин не мог знать, что он говорит эти слова своей настоящей невесте, ведь он обращался к своему слуге, к Джои. Но каким-то непостижимым образом создавалось впечатление, что он приносит свои клятвы именно ей, Джоанне.

Неосознанно она потянулась к нему, позабыв о своей роли, о том, что на ней надето вовсе не свадебное платье, а ветхая мальчишеская рубашка и потертый килт. От него исходил запах хвои и нагретой солнцем смолы. Светлые волосы обрамляли красивое, мужественное лицо. Лучи майского солнца, падающие из окна, отражались в изумрудах на пряжке, которая удерживала накидку на его плече.

Джоанне казалось, что эти изумруды заговорщицки ей подмигивают.

– Джоуи… – негромко окликнул ее отец Томас. – Джоуи…

Джоанна с трудом отвела взгляд от Маклина и посмотрела на священника. Чего он от нее хочет? Ах да, она должна произнести слова клятвы за невесту! Джоанна приготовилась повторять за святым отцом.

Маклин чуть сильнее сжал ее руки, и она слабо улыбнулась ему в ответ. Он может не беспокоиться, что она попытается убежать, – слишком сильно у нее тряслись колени. Казалось чудом, что она еще до сих пор держится на ногах.

Она собрала все силы и сосредоточилась на том, что говорил святой отец, хотя кровь стучала у нее в ушах, как кельтские барабаны.

– Я, Джоанна Мария Макдональд, беру тебя, Рори Найэлл Маклин, в свои законные мужья… любить и заботиться… во славе и в бесчестии… в процветании и в забвении… в богатстве и в бедности… в болезни и во здравии… со смирением и послушанием в постели и за трапезой…

При этих словах лицо Маклина осветила улыбка, та самая улыбка, которая завораживала Джоанну, лишая ее сил. Ей стоило огромного труда продолжить.

– …отныне и навеки… пока смерть не разлучит нас… с благословения святой церкви… перед богом и людьми я клянусь тебе.

Отец Томас кивнул Лаклану, и тот шагнул вперед, протягивая священнику кольцо. Освятив его, отец Томас подал его Рори.

Жених Джоанны осторожно взял ее маленькую дрожащую ручку. Его руки были такими большими, теплыми и сильными, что Джоанне захотелось, чтобы он подольше не отпускал ее.

Рори держал кольцо указательным и большим пальцами, и оно казалось на удивление маленьким в его огромной руке.

Он надел кольцо ей на палец и, уверенно произнес:

– Этим кольцом, Джоанна, я скрепляю наши духовные узы и обязуюсь почитать, уважать и любить тебя…

Щеки Джоанны вспыхнули, она посмотрела в его глаза, в изумрудной глубине которых вспыхивали искорки восторга.

Рори поднес руку своей невесты к своим губам, на которых играла удовлетворенная улыбка, и закончил:

– И в том порукой моя честь.

Он притянул ее к себе, одним движением кисти стянул с ее головы вязаную шапку и отбросил ее прочь. Ничем не удерживаемые, ее волосы золотыми волнами рассыпались по плечам, черепаховые гребни попадали ей под ноги.

Сколько ночей провел Рори, пытаясь угадать, какого оттенка ее волосы, спрятанные под этой дурацкой шапкой. Но даже в самых смелых своих фантазиях он представить себе не мог такой красоты. Ее густые блестящие волосы доходили ей почти до талии, на концах закручиваясь в тугие завитки. Цвета меди, они казались то совсем коричневыми, то вспыхивали червонным золотом, если на них падали лучи солнца.

Не думая о том, что делает, Рори прикоснулся к ее локонам, и сейчас же внутри у него все сжалось от нахлынувшего желания.

Ошеломленная произошедшим, смущенная сверх всякой меры, Джоанна уперлась руками ему в грудь, пытаясь вырваться из его нежных, но настойчивых объятий. Но он крепко держал ее и, казалось, был ничуть не удивлен.

– Я знаю, кто ты, Джоанна, – пробормотал он, приподнимая ее над землей.

Его губы скользнули по ее щеке, но в следующее мгновение он нашел ее приоткрытый от изумления рот и припал к нему жадным поцелуем.

Все чувства, вся страсть, которые он сдерживал в течение этих бесконечных дней, вырвались наружу, как дикий жеребец вырывается из загона, сметая все на своем пути. Рори запустил руку в ее роскошные волосы и, обхватив ладонью ее затылок, прижился губами к ее нежным губам!

Не имея сил сопротивляться, Джоанна позволила Маклину поцеловать себя. Она думала, что это будет обычный поцелуй, но почувствовала, что его язык проник к ней в рот и прикоснулся к ее языку.

Боже правый, он целовал ее совсем не так, как было бы прилично жениху целовать невесту. Его поцелуй был полон страсти и едва сдерживаемого желания, такого сильного, какое только может испытывать мужчина по отношению к женщине.

Маклин знал, кто она такая.

Маклин знал, что Джоуи – на самом деле Джоанна Макдональд!

Джоанне вдруг расхотелось сопротивляться. Она тихо вздохнула, подчиняясь, обняла Маклина за шею и ответила на его поцелуй. Он прижимал ее к своему большому, сильному телу, и его страсть мгновенно передалась ей, заставив ее трепетать в его объятиях.

Отец Томас тихо кашлянул, призывая их опомниться и не забывать, что на них смотрят десятки глаз. Джоанна с сожалением оторвалась от губ Рори и провела пальцами по его щеке, скорее чувствуя, чем понимая, как ему не хочется останавливаться.

Рори неохотно прервал поцелуй и опустил свою жену на пол. Продолжая обнимать ее за тонкую талию, он повернулся вместе с ней к высокому собранию и, широко улыбаясь, объявил смущенным гостям:

– Я хочу сообщить вам, что не было никакой необходимости замещать невесту. Вы все слышали, как наследница Макдональдов из Гленко сама произнесла брачные обещания. Ваше величество, дорогие мои родные и друзья! Разрешите мне представить вам мою жену, леди Рори Маклин.

Джоанна бросила быстрый взгляд из-под ресниц на гостей.

Большинство присутствующих поднялись со своих мест и аплодировали, довольные таким неожиданным поворотом дела. Граф Аргилльский неподвижно сидел с невозмутимым выражением лица. Воины Маклина выражали свою радость громкими криками и смехом. Мать и братья Рори удовлетворенно кивали и улыбались. Обитатели Кинлохлевена, включая Этель и ее дочь, Пег и Мэри, весело смеялись, осознав, что так хитро спланированная уловка с самого начала была разгадана. Сьюмас, Дэвид и Джок переглядывались с растерянными улыбками, гадая, не накажут ли их за то, что они покрывали Джоанну. Джейкоб с сыном Лотаром, Эбби, Сара с маленьким Тэдди на руках – все улыбались, радуясь за свою хозяйку.

Однако не все лица выражали радость и одобрение. В одной из боковых ниш стояли Эвин, Годфри и Эндрю. Они злобно поглядывали из-под нахмуренных бровей на сияющего Маклина, однако ни один из них не двинулся с места, не проронил ни слова.

Они были бессильны что-либо изменить.

Маклин провел их всех.

В общей сумятице леди Эмма встала со своего места между Дунканом и Кейром и подошла к молодоженам.

– Прежде чем начнется свадебная месса, дорогая, я хочу, чтобы ты пошла со мной, – обратилась она к Джо анне. – У нас для тебя сюрприз.

Джоанна в замешательстве повернулась к Маклину, он улыбнулся и кивнул ей.

– Иди с моей мамой, – ласково сказал он.

Леди Эмма провела Джоанну в ризницу, где их ждала Мод. На ее круглом лице расплылась широкая улыбка, глаза сияли от радости.

Рядом с высоким шкафом стояло кресло. А на нем, аккуратно расправленное, лежало белое атласное платье. Джоанна медленно подошла к креслу, не сводя восхищенных глаз с платья, протянула руку и прикоснулась к великолепной ткани.

– Но как?.. – Она вопросительно посмотрела на свою бывшую кормилицу и с сомнением покачала головой. – Неужели ты знала обо всем?

– Узнала только сегодня утром, мой цыпленочек, – заверила ее Мод.

Она жестом подозвала Джоанну поближе.

– Поторопись, моя милая! Все тебя ждут. Давай-ка оденем тебя к твоей свадебной мессе.

Джоанна, растерянная, но счастливая, безропотно позволила леди Эмме и Мод стащить с нее рубашку и килт: В мгновение ока изысканная нижняя сорочка из тончайшего батиста сменила простую укороченную рубашку. На ноги были натянуты тонкие белые длинные чулки с голубыми атласными подвязками. Тут же стояли белые атласные туфельки, украшенные маленькими бриллиантиками.

Поверх белья на Джоанну надели кружевную нижнюю юбку, потом еще одну, шелковую, украшенную кружевом.

Затем женщины подняли тяжелое платье, на которое пошло несколько десятков метров атласной ткани, и помогли Джоанне надеть его. Узкие рукава были прекрасно подогнаны и плотно облегали изящные руки Джоанны.

Она взглянула на себя и, увидев низкое декольте, покраснела. Тончайшая нижняя рубашка, красиво присборенная, едва прикрывала грудь.

– Но не выглядит ли это немного слишком…

– Тс-с, – подняла палец Мод. – Не говори ни слова. Твой жених попросил свою мать привезти тебе самое красивое свадебное платье. У леди Эммы прекрасные портнихи, и они поработали на славу.

Затягивая на талии у Джоанны атласный кушак, леди Эмма рассмеялась, прочитав в глазах у Джоанны молчаливый вопрос.

– Я выбрала белый цвет для невесты-девственницы, – пояснила она. – А кроме того, я знаю, как красиво смотрится белый в сочетании с темно-рыжими волосами.

– А откуда вы знаете, какого цвета у меня волосы? – спросила совершенно сбитая с толку Джоанна.

Леди Эмма приподняла один локон и позволила ему соскользнуть с пальцев.

– Рори писал, что ты унаследовала цвет волос и цвет глаз своего деда. – Она ласково потрепала Джоанну по щеке и, прежде чем та успела сказать слово, добавила: – Я молю бога, чтобы ты нашла в себе силы простить моего сына, дитя мое. Только через прощение можно обрести душевный покой.

Глаза Джоанны наполнились слезами, она опустила голову.

Поверх атласного платья на нее надели белую бархатную безрукавку с длинным шлейфом, отделанным горностаем.

После этого леди Эмма и Мод занялись волосами Джоанны. Они не стали собирать их, а просто расчесали, оставив распущенными по плечам и спине. Потом тщательно закрепили на голове венок из белых роз.

Мод отошла на шаг и полюбовалась на творение своих рук.

– Сногсшибательно, – удовлетворенно кивнула она.

Джоанна повернулась, чтобы посмотреть в зеркало на шкафу, и, увидев свое отражение, восхищенно ахнула. Сочетание рыжих волос с белым платьем и венком из белых роз выглядело действительно сногсшибательно. То, что она увидела в зеркале, было воплощением всех ее девичьих мечтаний.

Леди Эмма подошла к ней сзади и застегнула у нее на шее жемчужное ожерелье.

– Рори сказал мне, что тебе не очень понравилось ожерелье из сапфиров, – сказала она отражению Джоанны в зеркале. – Я объяснила ему, что жемчуг гораздо больше подходит для подарка юной невесте. Это мой свадебный подарок тебе, девочка.

Джоанна благоговейно прикоснулась к жемчугу.

– Миледи, – сказала она, – но как вы можете быть так добры ко мне, когда я сыграла такую гадкую шутку с вашим сыном?

Леди Эмма повернула ее к себе и взяла ее лицо в ладони.

– Моя дорогая доченька, даже если бы я могла выбирать из миллиона девушек, я бы не нашла лучшей жены для Рори. Даже если бы я воспользовалась волшебными заклинаниями и искала бы тысячу лет!

С нежной улыбкой леди Эмма наклонилась и поцеловала Джоанну в щеку.

Женщины вывели Джоанну через боковую дверь и подвели к входу в церковь, где вручили ей букет белых роз. Мод широко распахнула перед ней дверь.

– Ну иди же, цыпленочек, – мягко подтолкнула она Джоанну. – А мы пойдем предупредим отца Томаса, что ты уже готова.

Джоанна вошла в холл и увидела, что ее ждет Джеймс IV, король Шотландии. Вместе с ним в холле было несколько человек из его свиты. Король был высоким и красивым мужчиной. У него был открытый лоб, большие глаза и высокие скулы, густые рыжеватые волосы и красиво подстриженная бородка. Он не часто надевал одежду горца, но сегодня на нем был килт и накидка в черно-красную клетку.

Джоанна резко остановилась, подумав, что он сейчас обвинит ее в измене. Как король и ее опекун, он повелел ей выйти замуж за Маклина, а она не захотела выполнить его высочайшее повеление.

У нее от страха перехватило дыхание, и она шагнула назад. В горле встал ком, на глаза от волнения набежали слезы.

Король очень ревностно следил за тем, чтобы в западной части Шотландии все влиятельные и могущественные кланы хранили ему верность. Как он отнесется к главе клана, женщине, которая посмела ослушаться его?

– Поскольку до того, как вы стали леди Маклин, вы были нашей опекаемой, – с милой улыбкой сказал Джеймс Стюарт, – мы имеем честь проводить вас к алтарю.

Джоанна присела в глубоком реверансе и перевела дух.

– Благодарю вас, ваше величество. Для меня это большая честь.

Джеймс был единственным королем, который говорил на гэльском языке. Он был не силен в правописании, но мог побеседовать с теми своими подданными, которые не знали ни слова по-английски. Надо заметить, что Джеймс IV обладал не только способностью к языкам и умением носить шотландский костюм. О его любвеобильности ходили легенды. К двадцати девяти годам он имел уже целую дюжину внебрачных детей по всей Шотландии и осчастливил своим вниманием немало девушек, замужних женщин и молодых вдовушек. И, как великий знаток женщин, он не мог не оценить по достоинству свою подопечную.

Его карие глаза сверкали, когда он смотрел на Джоанну. Он взял ее руку и положил на свой согнутый локоть.

– Никто не наслаждается привлекательностью молодой красотки больше, чем ваш король, – сказал он, пожимая ее пальцы. – Поскольку мы должны выбирать невесту согласно нашим политическим интересам, мы можем только надеяться, что нам повезет так же, как повезло лэрду Маклину, и наша невеста окажется такой же красавицей.

– Вы слишком добры, ваше величество, – лукаво улыбнулась Джоанна.

Она прекрасно понимала теперь, почему король был так популярен у всех своих подданных, за исключением, естественно, Макдональдов и их союзников.

Король кивнул, и двое его приближенных открыли перед ними двери.

Джоанна под руку с королем вошла в зал, и все присутствующие поднялись со своих мест. С хоров послышалась прекрасная музыка – это хор, состоящий из монахов-францисканцев и пилигримов, начал духовные песнопения под нежный аккомпанемент волынок. В этот хор отбирали только хорошо обученных певцов с великолепными голосами. Джоанна видела их в свите короля в день его прибытия в Кинлохлевен.

Впереди возле алтаря ее ждал Маклин. Он так и впился глазами в свою красавицу-невесту, в ее роскошные волосы, в ее пленительную фигурку, которую так эффектно подчеркивало великолепное белое платье. Он протянул ей руку, и по мере их приближения счастливая улыбка на его лице становилась все шире. Джоанна величественно шла по проходу между скамьями под руку с королем Шотландии, мимо сияющих Маклинов, мимо хмурящихся Макдональдов, мимо слуг и мастеровых, мимо королевских придворных, а Рори не мог оторвать от нее восхищенного взгляда.

Но когда он посмотрел в ее ярко-голубые глаза, сердце его сжалось от жалости, нежности и желания защитить и уберечь ее от всех невзгод – такая в них была тревога и страх.

Его мать была права: взошла его счастливая звезда. Весь его цинизм, вся суровость и жесткость растаяли при виде Джоанны, как тает снег под лучами весеннего солнца. Король и Джоанна подошли к алтарю, Рори взял Джоанну за руку, они повернулись лицом к священнику и встали на колени на специальные бархатные подушечки.

С хоров послышалась музыка, возвещающая начало торжественного богослужения. Отец Томас открыл молитвенник, и свадебная месса Джоанны и Рори Маклин началась.

12

Во время праздничной трапезы, последовавшей за торжественной мессой, Джоанна сидела рядом с Рори и с интересом разглядывала большой зал. По стенам были развешаны гирлянды из чайных роз и цветущих яблоневых веток, перевязанные зелеными лентами. В них кое-где были вплетены ветки рябины, которые должны были отогнать злых духов и обеспечить молодым безбедную и счастливую жизнь.

На всех столах стояли золотые подсвечники с толстыми восковыми свечами. Изящные китайские тарелочки, привезенные с Востока, чашки и блюдца, серебряные кубки, ножи и редкие ложки из Голландии поблескивали на белоснежных скатертях. Полы были чисто выметены, поверх них были раскатаны толстые ливанские ковры.

Вдоль стен стояли огромные шкафы с открытыми дверцами, чтобы все могли видеть украшенные вышивкой льняные скатерти и простыни, рулоны тонкой шерсти, тафты, камки, золотой парчи. Прекрасно выделанные шкурки кроликов, горностая, выдры, куницы, лисы, соболя вываливались из резных сундуков, которые стояли под хорами в дальней части зала. На стенах висели великолепные итальянские гобелены, на которых были изображены сцены из древнеримской жизни. Роскошные и щедрые дары, преподнесенные невесте женихом и его семьей, поражали воображение. Такого никто еще не видел.

Рори сидел очень близко к Джоанне, и это действовало на нее просто ошеломляюще. Она настолько была поглощена своим мужем, что, если бы ее спросили, кто сидел рядом с ними, она затруднилась бы ответить. Слева от Маклина король Джеймс вел светскую беседу с графом Арчибальдом Кэмпбеллом Аргилльским и графом Дунканом Стюартом Эппинским. Дальше за ними сидели и оживленно разговаривали леди Эмма, Кейр и Лаклан.

Справа от Джоанны с каменным лицом молча сидел Эвин, рядом с ним леди Беатрис с напыщенным видом что-то говорила Годфри. Еще дальше сидел хмурый притихший Эндрю. За все утро он не сказал Джоанне и двух слов, но ни одно ее движение, ни один жест или взгляд не укрылся от его глаз. Он постоянно напряженно наблюдал за ней. На нем был килт и накидка в красно-синюю клетку, красивое лицо обрамляли темные локоны. Многие дамы не сводили с него глаз, восхищаясь его красотой. Но сегодня ему было не до них.

Отец Томас предпочел сесть за стоящий чуть в стороне стол с другими духовными лицами. Через некоторое время он встал, чтобы поздравить молодых, и в зале воцарилась тишина. Но уже через минуту по залу засновали слуги с огромными подносами, на которых были горы жареной говядины, молодой баранины, лососины, форели, осетрины, деревянные тарелки, на которых были навалены лангусты, крабы, устрицы и угри. Лакеи в шитых золотом голубых ливреях подносили гостям кувшины с водой, серебряные мисочки для омовения рук и полотенца.

Джоанна повернулась к своему мужу. И хотя он хитростью заставил ее произнести слова клятвы, тем не менее, она была достаточно хорошо воспитанна и считала своим долгом поблагодарить его за великолепные подарки, и особенно за потрясающее свадебное платье.

– Маклин, я…

– Рори, – поправил Маклин, по-хозяйски обняв ее одной рукой за талию.

Он наклонился к ней, его зеленые глаза сверкали, он откровенно любовался своей женой. Большим пальцем он провел по ее подбородку.

– Называй меня Рори, – пробормотал он и поцелуем приник к ее губам.

Джоанна почувствовала, как его язык проник к ней в рот и затеял там игру с ее языком. От такой откровенной ласки ее глаза расширились, хотя это ощущение уже было ей знакомо. Ведь точно так же он поцеловал ее в церкви. Дважды. Едва дождавшись конца мессы и не обращая внимания на глазеющих и перешептывающихся гостей, он обнял ее и поцеловал так страстно, что у Джоанны перехватило дух. Ни одна девушка и мечтать не могла о таких поцелуях, да еще и в церкви! Да еще сразу после причастия!

Джоанна раньше никогда даже не слышала о таких поцелуях. Она гадала, где он этому научился? Не у русалок ли?

Как и прежде, она попыталась отстраниться от него. Как и прежде, он не позволил ей этого. Его пальцы зарылись в густые волосы у нее на затылке, удерживая ее на месте.

– Со смирением и послушанием в постели и за трапезой, – напомнил он Джоанне со смешком, игриво дотронувшись до кончика ее носа. – Неужели, дорогая женушка, ты уже забыла свои обещания? Ведь не так уж давно это было.

– Просто я не уверена, что мы ведем себя прилично, когда делаем это, – прошептала она.

Он сделал круглые глаза и тоже шепотом спросил:

– Делаем что?

Джоанна была слишком смущена, чтобы посмотреть ему в глаза. Она опустила голову и, преодолев смущение, еле слышно ответила:

– Ну, то, что мы делаем…

– Ты имеешь в виду – целуемся?

Она взмахнула ресницами и встретилась с ним взглядом.

– Ну, конечно, все ждут от нас поцелуев, – нервничая, ответила Джоанна, – это наша свадьба. Но не…

Рори взял ее лицо в ладони, в его глазах плясали веселые искорки.

– Ах, вот ты о чем, – сказал он серьезно, но подрагивающие уголки его губ ясно говорили о том, что он готов расхохотаться. – Не беспокойся, девочка. Именно так каждый жених целует свою невесту.

– Правда?

– Правда.

– Но меня никто об этом не предупредил, – хмурясь, пожаловалась она, потом укоризненно посмотрела на него. – Ты застал меня врасплох, я такого никак не ожидала.

– У меня для тебя припасено еще много сюрпризов, Джоанна, – сказал Рори, задумчиво накручивая на палец рыжий локон. – Ты еще не раз сегодня удивишься.

Она вопросительно посмотрела на него. Может, он таким образом предупреждает ее о том, что у него есть драконий хвост?

От этой мысли Джоанна почувствовала себя довольно странно. Ей показалось, что она стала легкая, как облачко, а в животе у нее запорхала целая стайка бабочек.

– Я… удивлюсь?

– Удивишься. – Он накрыл ее губы своими и опять затеял ту же игру языком.

Не в силах сопротивляться этому страстному призыву, Джоанна обняла его за шею. Ей ужасно понравился такой способ целоваться, и она решила сама попробовать сделать то же самое. Она легко пробежалась языком по краю его зубов, а потом осторожно просунула язык в теплую глубину его рта.

Эффект превзошел все ее ожидания. Рори издал какой-то странный звук – что-то среднее между рычанием и стоном – и прижал ее к себе так сильно, что ее грудь просто расплющилась о стальные мышцы его груди. Ей показалось, что он сейчас поднимет ее и усадит к себе на колени, не обращая никакого внимания на гостей.

Однако никто из гостей не возмутился, даже наоборот. Воины Маклина приветствовали страстно целующуюся пару громкими криками одобрения. Остальные гости с улыбками и смехом обсуждали этот выходящий за рамки приличия поцелуй.

Наконец Маклин оторвался от Джоанны и легонько чмокнул ее в подбородок.

Джоанна вдохнула свежий запах хвои, смешанный с запахом роз. Во время поцелуя она забыла обо всем на свете, наслаждаясь ощущением его губ на своих губах и игрой языков. Теперь, отдышавшись, она искоса глянула на мужа:

– М-м… Спасибо тебе…

– К вашим услугам, миледи, – хитро улыбаясь, отозвался он.

– …за подарки, – закончила она.

Потом чуть отодвинулась и села в своем кресле, выпрямив спину.

– И за то, что попросил свою маму привезти для меня такое прекрасное свадебное платье.

Рори подхватил пальцами тугой шелковистый локон.

– Поскольку сапфиры, которые я тебе привез, тебе не понравились, я надеюсь, что маме удалось исправить мой промах.

– А когда ты ей написал? – смущенно спросила Джоанна.

Она опустила ресницы и теребила край вышитой скатерти.

– Когда ты узнал, что я… ну…

– Ты поверишь, если я скажу, что я знал с самого начала?

Джоанна внимательно посмотрела в его глаза, но веселые чертенята в них заставили ее сомневаться в его правдивости.

– А я должна этому поверить?

Рори, чуть касаясь, провел пальцем по ее верхней губе.

– Когда-нибудь я скажу тебе, Джоанна, – сказал он низким, бархатным голосом.

Его рука на ее талии двинулась вверх по спине.

– Но не сегодня. Сегодня ты можешь только гадать, правда ли это.

Тут Джоанну обдало волной жара. Она вспомнила один вечер…

– А в тот вечер, когда ты приказал мне помочь тебе раздеться перед купанием, ты знал? – замирая, спросила она.

– Был абсолютно уверен, – кивнул он.

Джоанна вспомнила, как он велел ей снять с него все, кроме килта, а потом вдруг довольно резко выгнал ее из комнаты.

Святые небеса!

Он знал, что она хотела увидеть его голым!

Маклин приподнял ей подбородок и поцеловал в кончик носа.

– Наслаждайся праздником, – ласково посоветовал он, – а я пока буду наслаждаться видом своей покрасневшей от смущения жены.

– Я не смущена, – запротестовала Джоанна. – Просто здесь слишком жарко, вот и все. И потом, все смотрят…

– Пусть смотрят, – сказал Рори. – Они будут разочарованы, если жених не будет целовать свою невесту.

И он подкрепил свои слова еще одним жарким поцелуем, вызвавшим бурю восторга у его воинов.

Маклин оторвался от Джоанны, только когда подошел слуга, чтобы наполнить их бокалы вином. Джоанна поправила сползший набок веночек на голове и, чтобы успокоить бешено бьющееся сердце, постаралась сосредоточиться на разговоре, который вели сидящие по другую сторону от Рори гости.

– Маклин и его братья – превосходные мореплаватели, – говорил король Джеймс графу Аргилльскому. – И мы не беспокоимся, что он перестанет плавать и сделается обычным землевладельцем, как и все мы. Его флотилия позволит развиваться нашим торговым отношениям с континентом. Нам также понятно, почему он не решается оставить свою полную приключений жизнь, учитывая богатство и славу, которую он снискал на этом поприще. Но в любом случае мы спокойны за этот брак. Он не станет помехой службе Маклина на благо королевства.

– Все проходит со временем, даже ненависть, – многозначительно ответил граф. – Вполне вероятно, что скоро Маклин не будет считать женитьбу, на наследнице Макдональдов неприятной обязанностью.

Граф взглянул на новобрачных и, заметив, что Джоанна слушает, виновато улыбнулся.

Граф Аргилльский, глава клана Кэмпбеллов, держал своих соплеменников в ежовых рукавицах. Ему было немногим за пятьдесят, но выглядел он намного моложе. У него были светло-карие, почти рыжие, лисьи глаза, и эти глаза рассматривали сейчас Джоанну внимательно и бесстрастно. Если он и не одобрял идею с переодеванием, то никак этого не показывал.

Джоанна холодно кивнула графу. Потом глянула из-под ресниц на своего мужа. Услышав слова графа, Джоанна поджала губы, но он не счел нужным объясниться.

Она помнила свою беседу с Маклином в конюшне, когда он сказал, что вынужден жениться на наследнице Макдональдов, так как того желает король. Позже он отказался от своих слов. Возможно, тогда он уже догадался о том, кто она на самом деле, и захотел скрыть от нее горькую правду.

Мысль о том, что он никогда не хотел на ней жениться, причинила Джоанне нешуточную боль. А что, если весь этот роскошный праздник – всего лишь показуха? Какой удар по ее самолюбию!

Когда она жила в Камберленде, она знала, что никого не интересовали ее личностные качества. Главным было ее богатство. И она привыкла к этому, но мысль о том, что с тех пор ничего не изменилось, оказалась неожиданно очень болезненной.

Джоанна покопалась в себе и решила, что задета только ее гордость, но не сердце.

В конце концов, она ведь тоже не хотела выходить за него замуж. Иначе зачем она стала бы рядиться мальчиком? Но тогда отчего ей так грустно? Отчего так ноет в груди?

Джоанна совсем запуталась. Она никак не могла разобраться в себе. Ведь она по собственной воле целовалась с Морским Драконом и даже получала от этого удовольствие, а ведь на нем лежит ответственность за смерть ее деда! Бог свидетель, она не должна испытывать никаких других чувств, кроме ненависти, к этому нахальному, самоуверенному типу, обладающему такой сильной волей, что никто и ничто не может ему противостоять. А Джоанна своим поведением еще и умудрилась разочаровать своих людей, членов ее клана. Она видела, какие взгляды бросают на нее Эвин и его семья, – ведь она не выполнила главную свою обязанность как глава клана. Она вышла замуж не за того человека, которого они выбрали для нее, а за их кровного врага.

По окончании мессы все родственники Маклина собрались вокруг новобрачных с поздравлениями и пожеланиями счастья, и только самые близкие Джоанне люди присоединились к ним. Эвин, Годфри и Эндрю стояли в стороне вместе с воинами Макдональдов и хранили мрачное молчание. Казалось, для них не имеет никакого значения тот факт, что Джоанна вынуждена была подчиниться обстоятельствам.

Если Макдональды из Гленко откажутся признать Джоанну главой клана, то за Кинлохлевен начнется кровавая битва. А она со своими близкими окажется между двумя воюющими сторонами.

Между тем обед продолжался. Одно роскошное блюдо следовало за другим, и каждое следующее оказывалось еще более изысканным, чем предыдущее: кабаньи головы, оленина, павлины, лебеди, молочные поросята, журавли, рябчики и жаворонки. На столе стояли огромные блюда с рисом, миндалем, финиками, инжиром, виноградом, апельсинами и гранатами. Ароматные вина и хмельной эль лились рекой, – как только какой-нибудь кувшин пустел, слуги тут же его наполняли.

В центре огромного зала были устроены подмостки, и, пока гости наслаждались едой, танцоры в шотландской одежде развлекали их танцами под аккомпанемент трех волынок. Среди музыкантов был и Тэм Маклин, он играл старинные шотландские мелодии. Затем на подмостки с лютней вышел сероглазый королевский менестрель. Он исполнил для гостей несколько баллад, повествующих о подвигах легендарных шотландских героев.

Во время всех этих развлечений Маклин ни на минуту не оставлял без внимания свою молодую жену. Он пользовался любой возможностью, чтобы обнять ее за талию, погладить плечо, провести рукой по спине, но особенно он был очарован ее длинными рыжими волосами. Дважды его большая ладонь касалась ее ягодиц. Джоанна не очень понимала, как он умудрялся проделывать все это и в то же время поддерживать с кем-нибудь разговор и отвечать на вопросы.

Она вспомнила тот день, когда они поехали на охоту. Он тогда подсаживал ее на лошадь, и его рука попала ей под килт. У Джоанны перехватило дыхание при воспоминании о том, как его пальцы скользили по ее голому бедру. Теперь она поняла, что он сделал это нарочно, хотя притворялся, что даже не заметил этого маленького происшествия.

Сейчас Маклин делал вид, что слушает певцов, а сам в это время осторожно поглаживал ей шею сзади, потихоньку подбираясь к ключице. Джоанна заметила, что его взгляд все чаще останавливается на низком вырезе ее платья. Едва прикрытая, ее грудь вздымалась и опадала при дыхании, и он жадным взглядом смотрел на эти два нежных холмика.

Как бы там ни было, но Маклин – ее муж, и она никуда не могла деться от его ласк. Ей хотелось оттрепать его за уши, как, наверное, часто делали его воспитатели, когда он был мальчишкой. Что ей хотелось сделать, когда они будут одни, – это другой вопрос. Поведение Маклина не оставляло сомнений в том, что он намерен получить максимум удовольствий сегодня ночью. Однако он еще не знает, что у Джоанны Макдональд тоже припасены для него кое-какие сюрпризы.

Джоанна наклонилась к Маклину и с улыбкой сказала, прикрыв рот ладошкой:

– Похоже, что никто не объяснял тебе, милорд муж, что пялиться на вырез платья твоей соседки по столу не прилично.

Маклин громко расхохотался.

– Ну, вообще-то ты не просто моя соседка по столу, – ответил он, не отрывая взгляда от ее груди. – Вы, леди Маклин, моя партнерша по постели. Каждый мужчина хочет получить что-нибудь вкусненькое на десерт. Я, например, надеюсь отведать кое-что очень вкусное и очень сладкое. Просто жду не дождусь.

Сделав вид, что он осматривает жемчужное ожерелье, которое подарила Джоанне леди Эмма, Маклин провел тыльной стороной руки по верхней части ее груди. С удивлением Джоанна почувствовала, что ее грудь налилась, а соски стали вдруг странно чувствительными.

– Кто бы мог подумать, – сказал Рори, многозначительно улыбаясь, – что под мужской рубашкой спрятана такая красота? А теперь это все мое, и я не собираюсь ни с кем делиться.

Он говорил низким хрипловатым голосом, и Джоанна наконец поняла, что ее муж просто-напросто соблазняет ее!

Соблазняет здесь, прямо в огромном зале Кинлохлевена.

Казалось, для него не имеет значения тот факт, что в зале полно народу. Джоанна увидела в его глазах тлеющие огоньки, и ей показалось, что он готов взвалить ее на плечо, как мешок с пшеницей, и потащить наверх в спальню. Она вдруг ощутила странное беспокойство, как будто каждая часть ее тела зажила своей собственной жизнью. Она заерзала на своем стуле, ее бедра непроизвольно сжимались, по телу разлилось тягучее тепло.

В эту минуту она очень ясно поняла, что он собирается овладеть ею и он это сделает.

После трапезы лицедеи разыграли фарс, полный непристойных шуток и намеков. Благодарная публика разражалась хохотом, когда престарелый муж с похотливой улыбкой тянулся к своей аппетитной молодой жене, а потом падал лицом вниз, когда та уворачивалась от его объятий.

Далее один из королевских менестрелей-итальянцев исполнил пасторель, в которой главной героиней была прекрасная пастушка. Сытые и довольные гости слушали ее с большим вниманием.

В заключение на помост вышел немолодой бард с лютней. Он отвесил низкий поклон королю, потом Джоанне и только после этого сел на высокий трехногий табурет.

– Мне оказана высокая честь, – объявил он, – исполнить балладу, сочиненную главой клана Маклинов в честь его молодой жены.

Рори почувствовал, что его охватывает нервное напряжение. Уголком глаза он глянул на свою юную супругу. Одну руку он положил на стол, другой продолжал обнимать Джоанну за талию.

Когда баллада была уже готова, Рори просил Лаклана показать ее, но брат отказался, объяснив это тем, что уже все равно нет времени на исправления. Значит, сейчас она прозвучит так, как была написана, понравится это Рори или нет.

Джоанна подалась вперед, вся обратившись в слух. Она гадала, почему это ее муж пригласил такого пожилого певца для исполнения баллады в ее честь. Но когда Фергюс Макквистен запел, этот вопрос сам собой отпал. Его сильный красивый тенор заполнил зал, и все разговоры тут же смолкли.

Слова и музыка сочиненной Лакланом баллады выражали безответную, почти безнадежную любовь лэрда к прекрасной даме. Как Венера на ночном небе, она ярко сияла неземной красотой, но была, так же недосягаема. Баллада в изысканных выражениях прославляла ум, красоту и душевные качества этой дамы. Джоанна не слышала ничего более прекрасного.

Утонченные выражения и прекрасная мелодия баллады пробуждали в слушателях чувства, о которых многие уже успели забыть в суете дней. Это было желание большой и чистой любви, стремление к идеалу, тоска по чему-то несбыточному.

Фергюс пел, и в какой-то момент Джоанна повернулась к Рори и посмотрела ему в глаза. Он понял, что именно сейчас она увидела его в новом свете.

Сейчас он был для нее не грубым, неотесанным воякой, а галантным кавалером.

Рыцарем в сияющих доспехах.

Рори не очень понимал, как это удалось его брату, но Лаклан точно уловил и передал чувства, которые испытывал Рори по отношению к Джоанне, но которые никогда бы не смог выразить словами. Глядя в сияющие глаза своей красавицы-жены, Рори не знал, как ему отблагодарить Лаклана. Сейчас ему все казалось недостаточным.

Прозвучали последние строки баллады, растаяли последние аккорды, и Джоанна повернулась к Рори.

– Это было прекрасно, Рори, – со вздохом сказала она.

Легко проведя пальцами по его щеке, она добавила:

– Я никогда не слышала ничего более проникновенного.

В первый раз за сегодняшний день она сама поцеловала его. Этот поцелуй был таким нежным, таким трогательным, таким робким, что у Рори сжалось сердце. Его тело немедленно отозвалось на это легкое прикосновение ее губ – по венам пробежала жаркая волна, все мышцы напряглись.

Черт возьми, он не может сейчас дать волю своей страсти. Больше всего ему сейчас хотелось подхватить свою жену на руки и отнести ее наверх, в спальню, не обращая никакого внимания на удивленные взгляды гостей. А там, в спальне, уложить ее на кровать и медленно, не торопясь, снять с нее атласное платье и все, что под ним надето. Но… Надо соблюдать приличия. День только начинал клониться к вечеру, праздник в самом разгаре, и просто уйти с Джоанной наверх нет никакой возможности.

Но больше, чем насладиться близостью с Джоанной, ему хотелось, чтобы она надолго запомнила этот день как воплощение девичьей мечты.

Однажды, когда-нибудь позже, он скажет ей правду о том, что балладу, полную любви и чувственности, написал его брат. И они вместе посмеются над этим, потому что к этому времени у них уже будет куча ребятишек, хорошеньких девчонок и озорных мальчишек, которые будут по утрам прибегать к ним в спальню, требуя вниманий.

Но ночи… Ах, ночи… Это будет их время. Время любви и нежности.

Медленные аккорды менуэта вторглись в сознание Рори, прервав его мечтания. Он посмотрел на Джоанну и неохотно поднялся с кресла.

– Я думаю, что настало время для нашего свадебного танца, – сказал он, подавая Джоанне руку.

Это будет его последний на сегодня подвиг. Дальше он сможет спокойно сидеть в своем кресле и наслаждаться праздником.

Он вывел Джоанну из-за стола в центр зала и церемонно поклонился ей. Не обращая внимания на любопытные взгляды, он постарался сконцентрироваться и припомнить все то, что ему говорил Лаклан, когда он учился танцевать. Ну а если его движения будут недостаточно непринужденными, значит, так тому и быть. Главное – не наступить Джоанне на ногу или на длинный шлейф ее платья.

Джоанна присела в глубоком реверансе, потом поднялась и подала Рори руку. Она явно получала огромное удовольствие от танца – ее лицо сияло, а ярко-голубые глаза с длинными изогнутыми ресницами сверкали, как звезды.

Роскошная грива медно-рыжих вьющихся волос рассыпалась по плечам. Миниатюрная и хрупкая, она двигалась в такт музыке с завораживающей грацией.

Еще когда она была одета мальчишкой, Рори видел, как она привлекательна. Но он и предположить не мог, сколько в ней откроется женственности и изящества, когда она будет одета в женское платье.

Выполняя очередную фигуру танца, Джоанна отставила в сторону ножку, обутую в белую атласную туфельку. Увидев эту крохотную ножку, Рори испугался. Если он нечаянно наступит на нее, он ее просто расплющит! В ней не останется ни одной целой косточки.

Маклин давно уже престал считать поверженных врагов. Однажды при помощи меча и кинжала он один уложил четырнадцать человек! Но только эта малышка заставила его дрожать. Он был готов на все за один ее благосклонный взгляд. Он надеялся только на то, что она не догадывается о своей власти над ним.

– Наш свадебный обед был великолепен, – сказала Джоанна. – Я даже не подозревала о существовании таких блюд, которые приготовили королевские повара.

Танец состоял из поклонов, приседаний и различных переходов. Рори обнаружил, что когда Джоанна приседает, а он наклоняется над ней, то ему открывается прекрасный вид на ее грудь. Эти два упругих молочно-белых полушария могли бы и восьмидесятилетнего старика заставить делать глупости. Чего же тогда ждать от молодого, полного сил мужчины?

Рори улыбнулся. Танцевать с Джоанной оказалось делом куда более приятным, чем он мог себе представить. Если бы она присела чуть пониже, то он смог бы увидеть два розовых бутончика ее сосков.

– Хорошо все-таки, что моя мама взяла на себя обязанность никуда тебя не отпускать, – отвечая на свои мысли, сказал он.

– Никуда – это на кухню? – улыбнулась Джоанна.

В этот момент она опять присела, и Рори быстро облизнул пересохшие губы, не в силах оторваться от соблазнительного зрелища.

– Куда же еще? – кивнул он.

Джоанна посмотрела на него с лукавой улыбкой, потом сделала поворот и присела в заключительном грациозном реверансе.

Рори услышал аплодисменты и только тогда с удивлением понял, что музыка не играет, значит, танец закончился. Он выдохнул и удовлетворенно улыбнулся. У его невесты на ногах по-прежнему было десять пальцев, все целые, и на ее длинном шлейфе не было ни одного отпечатка подошв его башмаков.

Рори повел Джоанну на ее место за столом. Сияющие улыбками Кейр и Лаклан стояли в конце зала и ждали, когда новобрачные поравняются с ними. Лаклан обхватил старшего брата за шею и, наклонившись к его уху, громким шепотом сказал:

– Слушай, ты, дурень, когда я говорил тебе, что в танце ты должен продемонстрировать страсть к своей партнерше, я не имел в виду, что ты должен раздевать ее глазами прямо посреди зала.

Рори нахмурился. Он не думал, что его чувства и мысли были видны окружающим.

– А почему бы нет? – ухмыльнулся Кейр. – Она теперь принадлежит ему, и он может делать все, что ему заблагорассудится.

Джоанна прекрасно слышала этот разговор, и по блеску в ее глазах братья поняли, что она собирается язвительно ответить им. Но не успела она и рта раскрыть, как Кейр взял ее за руку и, отводя в сторону от Рори, сказал:

– Я предлагаю вам выпить бокал вина, лэрд Маклин, пока я потанцую с вашей женой.

Рори с тревогой посмотрел на огромные ступни своего младшего брата.

– Только смотри не наступи на нее, – предупредил он.


После полудня гостей пригласили на рыцарский турнир. К великому облегчению Джоанны, Маклины были вооружены старинным оружием, отбитым у англичан более ста лет назад. Это оружие и старые английские доспехи валялись в подвалах Кинлохлевена, но воины Маклина достали их и начистили так, что они сверкали на солнце.

На покрытом травой лугу были поставлены, шатры, украшенные развевающимися на ветру флажками. Когда Джоанна и Рори заняли почетные места рядом с королем, в центр площадки на своем огромном жеребце выехал Фичер. Он был великолепен в сверкающих на солнце доспехах, вооруженный копьем и щитом. Подъехав ближе, он приветственно поднял копье и громовым голосом объявил:

– С позволения моего лэрда и если миледи не возражает, я буду сражаться в ее честь.

Рори кивнул, а Джоанна повязала на копье Фичеру зеленую атласную ленточку.

– На счастье, – сказала она своему рыцарю.

Потом она с восторгом схватила Рори за руку и прижалась к его плечу.

– Как ты сумел организовать все это так, что я даже ничего не знала?

– Маклины хорошо умеют хранить секреты, – усмехнулся Рори. – Особенно от Макдональдов.

Джоанна наморщила свой веснушчатый носик и лукаво улыбнулась:

– Вы, наверное, считаете себя ужасно умным, милорд муж. Но я вас предупреждаю, что в следующий раз, когда вы захотите удивить меня, у вас ничего не получится. Это будет вам уроком.

Тем временем турнир начался. Во избежание несчастных случаев все участники затупили свое оружие, но все равно бой произвел на всех сильное впечатление. Каждый раз, когда Фичер сбивал своего противника с лошади, зрители разражались криками и аплодисментами. А Джоанна, когда поверженный противник Фичера с грохотом валился на землю, зажмуривалась и закрывала лицо руками.

Высокий и мощный Мердок Маклин, как и ожидалось, оказался достойным противником Фичеру. Когда противники в первый раз поскакали навстречу друг другу и Фичер нанес удар копьем, Мердок спокойно отразил его своим щитом. Второй удар был более успешным. Копье Фичера звонко стукнуло по стальному щитку, прикрывавшему грудь Мердока, и тот вылетел из седла и со страшным грохотом свалился на землю.

Довольно быстро он пришел в себя, поднялся на ноги и, поклонившись королю и молодоженам, удалился с поля.

– Слава богу, – с облегчением выдохнула Джоанна.

Она сунула свою ладошку в руку к Рори, их пальцы переплелись.

Джоанна как бы искала у него защиты и утешения, и этот простой жест произвел бурю в сердце у Рори. Он чувствовал, что все бастионы и крепости, которые он долгие годы возводил в своем сердце и которые позволяли ему спокойно и хладнокровно воспринимать все жизненные коллизии, теперь рушатся, словно сделанные из песка. И все это от одного нежного прикосновения вот этой сидящей рядом хрупкой девушки. Без малейшего усилия она подчинила его себе, чего не смогли сделать вооруженные до зубов могучие враги.

– Все мои люди – закаленные в боях воины, – сказал Рори напряженным сдавленным голосом.

От ее близости у него путались мысли, но отодвинуться не было ни каких сил. Вот если бы она сама чуть-чуть отодвинулась, он, пожалуй, не стал бы сейчас возражать.

– Для них этот турнир – детские игрушки.

Взгляд Джоанны затуманился.

– Я знаю, но все равно, если бы кто-нибудь из них пострадал, тем более в мою честь, я бы чувствовала себя просто ужасно.

– Что я слышу, леди Маклин, – сказал Рори, поднося ее руку к своим губам. – Неужели мы начинаем вам нравиться?

– Возможно, кое-кто из вас, – дернула плечиком Джоанна.

– И кто же, позвольте спросить? – не унимался Рори.

– Например, Тэм и Артур, ну и Фичер, конечно, – ответила Джоанна, приложив ладошку к его руке и сравнивая длину пальцев. – Он даже помогал Мод собирать разные травки и ягоды для окраски шерсти, так что она теперь сможет закончить гобелен.

Рори вспомнил фривольную сцену на незаконченном гобелене, где дюжий молодец с драконьим хвостом заигрывал с морской нимфой.

– Это какой гобелен? Который на женской половине? – уточнил он.

– Тот самый.

– Мы пытались угадать, что там за сюжет. Это, наверное, какой-то малоизвестный греческий миф?

Джоанна сжала губы, едва сдерживаясь, чтобы не расхохотаться. Стараясь не встретиться с ним взглядом, она с преувеличенным вниманием разглядывала их сцепленные руки.

– Не греческий, – наконец смогла выговорить она, – и не римский. Это сцена из одной старинной кельтской легенды.

– Что-то я не слышал ничего подобного, – скептически заметил он.

– О, эту легенду знают только Макдональды, – пояснила Джоанна.

Рори наконец поймал ее взгляд, и по выражению ее глаз понял, что в этом гобелене кроется нечто большее, чем она ему рассказала.

– Ну что ж, – сказал он, легонько нажав пальцем на кончик ее носа, – когда-нибудь тебе придется рассказать мне эту легенду.

– Если хочешь, я расскажу ее тебе сегодня же вечером, – легко согласилась Джоанна, но тут же нахмурилась, поняв, что это прозвучало слишком фривольно.

– Это очень мило с твоей стороны, – промурлыкал Рори, привлекая ее к себе для поцелуя, – но боюсь, что сегодня вечером мы с тобой будем заняты другими делами.

Турнир закончился почти перед самым ужином. Пока гости, оживленно беседуя, возвращались в замок, Тэм на волынке играл веселый марш.

Фичер и Мод шагали бок о бок. Они почти не разговаривали, но она несла шлем и налокотники, в которых он выступал на турнире. А еще раньше они прямо-таки с кошачьей грацией, необычной для таких крупных людей, танцевали быстрый шотландский танец.

Когда Рори увидел их вместе, на его губах расцвела улыбка. Что могло бы быть для него лучше, чем если бы его кузен-великан нашел бы себе жену из Макдональдов, да еще и здесь, в Кинлохлевене! А то, что Мод является наперсницей Джоанны, даже к лучшему. Связанные родственными узами, с годами они будут становиться все ближе друг к другу.

Гости столпились в вестибюле, стоял шум и гам. Рори воспользовался моментом, когда на них никто не смотрел, и увлек свою жену в нишу.

– Пойдем со мной, Джоанна, – позвал он. – Я хочу тебе кое-что показать.

Джоанна замотала головой, глаза ее стали тревожными.

– По-моему, нам лучше вместе со всеми пойти в Большой зал.

Прежде чем она успела сказать еще хоть слово, Рори увлек ее в библиотеку, закрыл за собой дверь и тихо повернул ключ.

13

Рори обнял Джоанну и приподнял, чтобы поцеловать. Он медленно опускал ее так, чтобы она скользила по его телу, наслаждаясь этим невыразимо приятным ощущением. Его сердце колотилось о ребра, дыхание стало прерывистым.

По-видимому, даже через несколько слоев ткани она почувствовала, как напряглась и набухла его плоть. Она прервала поцелуй и, упершись руками в его грудь, отстранилась, глядя на него с любопытством и недоумением.

– То, что ты чувствуешь, Джоанна, – хрипло сказал он, – это желание обладать моей невестой, и в этом нет ничего удивительного.

Он поднял ее повыше, чтобы поцеловать ямочку между ключицами и дотянуться до чувствительного местечка за ухом. От необычных ощущений она поежилась, и тогда Рори взял в рот ее маленькую бархатистую мочку и слегка прикусил.

– Боже, как же ты хорошо пахнешь! – пробормотал он, целуя ее в шею. – Как летний луг, как розовый сад, как все самые вкусные и сладкие вещи, собранные вместе!

Джоанна попыталась высвободиться из его объятий, но он не отпустил ее.

– Ты говоришь так, как будто умираешь с голоду, – пожаловалась она, смущенно хихикнув.

– Умираю, – подтвердил он.

Хрипло застонав, он позволил ее тонкой фигурке сползти вдоль его тела. Потом он неохотно отпустил ее и подошел к письменному столу, на котором стоял какой-то завернутый в ткань предмет.

– Это тебе, Джоанна, – сказал Рори, показывая на сверток.

– Ещё один подарок? – улыбнулась Джоанна, притронувшись рукой к великолепным жемчужинам на шее. – Но вы – я имею в виду тебя и твою семью – уже и так подарили мне много подарков.

– Это были подарки для семьи и для домашнего хозяйства, – возразил Рори. – А этот подарок лично для тебя.


Озадаченно сдвинув брови, Джоанна смотрела на сверток.

– Ну, не робей, разверни его, – торопил Рори.

Он присел на край стола и, взяв сверток в руки, протянул его Джоанне.

– Иди взгляни на подарок.

Джоанна подошла, взяла у него сверток и, присев на стол рядом с ним, развернула ткань. Она восхищенно ахнула и сияющими глазами посмотрела на Рори.

– Ой, как красиво! – протянула она, разглядывая подарок.

Это была золотая клетка, внутри которой на перекладине, сидела желтая канарейка, Верх клетки был украшен нефритовыми листочками и аметистовыми цветами.

На самой верхушке была закреплена золотая цепочка, чтобы клетку можно было подвесить, например, в оконном проеме.

Рори пошарил пальцами по дну клетки и нащупал маленький рычажок. Он нажал на него, и комнату наполнили нежные звуки, как будто кто-то играл на маленьких клавикордах. Рори слегка подтолкнул пальцем жердочку, и канарейка запела.

– Ой, она поет! – восторженно воскликнула Джоанна. – Эта птичка поет! – Широко раскрытыми от удивления глазами она посмотрела на Рори. – Но где же сделали такую удивительную вещицу?

– Похоже, что в Индии, – ответил Рори, польщенный ее интересом к этой игрушке. – А может, и в Персии. Один французский купец привез ее из Ливана и выставил в витрине своей лавки в Париже. А я три года назад увидел ее и купил.

Слишком поздно Рори понял свою ошибку и прикусил язык. Черт возьми, ну что он за человек! Как только дело доходит до ухаживаний, его прямая бесхитростная натура подводит его.

Джоанна задумчиво сдвинула брови.

– В Париже? – переспросила она, разглядывая безделушку, которая явно предназначалась женщине.

Три года назад у Рори была очередная интрижка с замужней женщиной, и красивая игрушка была куплена для нее. Но к тому времени, когда Рори вернулся в Шотландию, старый и очень богатый муж этой женщины, разозленный легкомысленным поведением жены, посадил ее под замок.

Изящная игрушка, упакованная в набитый сеном ящик, пролежала, забытая, в трюме «Морского Дракона», пока Рори не вспомнил о ней накануне свадьбы. Артуру было поручено отвезти матери Рори письмо, а по пути забрать с «Морского Дракона» безделушку и привезти ее в Кинлох-левен.

– Рори, – нерешительно начала Джоанна, разглядывая изящную вещицу.

Она помолчала, потом продолжила тихим голоском:

– Ты когда-нибудь спал с женщиной?

Рори затаил дыхание. Ему не хотелось начинать семейную жизнь с вранья, но он не мог даже предположить, как Джоанна воспримет правду.

– Да, спал, – наконец решился он.

Джоанна явно расстроилась. Она опустила голову и сцепила пальцы. По-видимому, рыцари в сияющих доспехах никогда не ухаживали за другими женщинами, кроме своей единственной Прекрасной Дамы. А во время их разговора в конюшне, когда Рори сказал ей, что приручил нескольких женщин, она поняла, что речь идет только об ухаживании, а не о плотской любви.

– Понятно, – еле слышно прошептала она.

Дотронувшись кончиком пальца до нефритового листочка, она наклонила голову набок, как бы прислушиваясь к прелестным звукам, доносящимся из игрушки.

– Она была очень красивая?

Рори опешил. Так она считает, что он спал только с одной женщиной! Вот это да! Но Рори не спешил исправить ее ошибку. Жестокая правда могла разрушить ту теплоту в их отношениях, которая только-только начала зарождаться.

Рори провел руками по ее плечам, потом большими пальцами погладил тонкие ключицы. Она была так хороша в своем белом атласном платье, с распущенными по плечам рыжими волосами! В течение всего дня Рори просто не мог удержаться от того, чтобы не прикоснуться к ней или не запустить пальцы в эту сверкающую шелковистую массу волос.

– Джоанна, – тихо позвал он. – Ты помнишь, когда мы с тобой стояли на башне и любовались открывшимся видом?

Не поднимая ресниц, она кивнула.

– Я сказал тогда, что в жизни не видел ничего более прекрасного. Но я говорил не о долине и не об озере, девочка. Я говорил о тебе.

Джоанна вскинула голову и с недоверием посмотрела на него:

– Обо мне? Но ведь я была перемазана сажей и одета в мальчишескую одежду!

Рори улыбнулся, взял у нее из рук золотую клетку и поставил ее на стол. Потом он сел в стоящее рядом кресло и притянул ее к себе на колени. Видя ее недоверие, он с улыбкой дотронулся до кончика ее веснушчатого носа.

– Я видел, какая ты красивая, – сказал он, – даже несмотря на твою дурацкую одежду и не менее дурацкую шапку, под которой ты прятала свои прекрасные волосы.

– Правда?

Она никак не хотела ему поверить, и Рори понял, что она даже не подозревает, насколько хороша.

– Правда.

Он уже собрался было подкрепить свои слова поцелуем, но тут хитроумный механизм, спрятанный в днище клетки, закончил свою работу, и чарующие звуки стихли.

– Ой, что это? – воскликнула Джоанна и попыталась выпрямиться, сидя у него на коленях.

Ее голова была занята прекратившим работать механизмом, она даже не поняла, что сейчас с ним происходит.

Рори понял, что еще немного – и он не сможет больше сдерживаться. От ощущения ее упругих ягодиц, прижатых к его плоти, у него помутился разум. Он прочистил горло и передвинул Джоанну ближе к коленям.

Не замечая его переживаний, она потянулась к игрушке и разочарованно сказала:

– Она сломалась, да?

Он помотал головой, перевернул клетку и показал ей рычажок, потом включил машинку еще раз. Джоанна с благоговением наблюдала за его действиями.

Она проследила глазами за тем, как он поставил клетку на стол, потом повернулась к нему и спросила:

– Ты хочешь сказать, что я смогу включать ее еще и еще, столько, сколько захочу?

– Ты сможешь включать ее сколько угодно и когда угодно, – кивнул Рори.

– Спасибо тебе, Рори, – горячо поблагодарила его Джоанна.

Она обхватила его за шею и прижалась своей нежной щечкой к его щеке, а потом звонко чмокнула его в губы.

– Спасибо за все.

Рори очень обрадовало такое проявление благодарности, и он незамедлительно сунул руку в вырез ее платья, другой рукой крепко прижимая ее к себе. От прикосновения его пальцев к нежной, чувствительной коже Джоанна вздрогнула и напряглась. По ее телу прошла дрожь.

– О… О господи! – выдохнула она.

Ей не хватало воздуха, каждый ее вдох был похож на всхлип.

Рори улыбнулся, поняв, что ни один мужчина, а тем более этот шестнадцатилетний сосунок, ее бывший жених, до сих пор не касался ее груди.

Рори желал ее не только телом, он желал ее всем сердцем. Ему хотелось не только физического обладания. Ему хотелось заботиться о ней, оберегать ее, быть нежным и внимательным, знать, что она принадлежит ему душой и телом. Полностью и навсегда. Джоанна – его жена, и когда-нибудь она станет матерью его детей. И это свяжет их на всю жизнь узами, которые не разорвать никому. Эти мысли доставили Рори несказанное удовольствие, настолько острое, что он почувствовал незнакомую сладкую боль, сжавшую сердце.

– Тебе понравился наш свадебный пир? – спросил он, медленно поглаживая мягкие холмики.

– Очень. Просто потрясающе. – Она настороженно смотрела на Рори.

Однако, несмотря на недоверие в ее глазах, было очевидно, что она наслаждалась этими прикосновениями.

– Я рад, что тебе понравилось, – нежно сказал он.

Ее грудь под его чуткими пальцами стала полной и упругой. От этих ласк сам Рори испытал такое мощное желание, что едва не застонал.

Джоанна прерывисто вздохнула и чуть выгнулась, когда он большим пальцем погладил мгновенно затвердевший сосок.

– М-м-м… Мы слишком долго отсутствуем, – пробормотала она. – Все заметят, что нас нет.

– Пусть заметят. – Рори наклонился над ней и снова припал к ее губам.

Он высвободил руку из-под ее корсажа и медленно заскользил по ее атласному платью, ощущая ладонью ее тело под платьем и наслаждаясь этим ощущением. Пока его рука двигалась все ниже, он затеял своим языком очень интимную игру у нее во рту. Тем временем его рука забралась под пышную юбку и заскользила вверх по гладкой коже. Его загрубевшие в боях пальцы зацепили шелковый чулок и, похоже, разорвали тонкую ткань. Рори мысленно поклялся купить Джоанне дюжину новых чулок взамен этих.

– Конечно, мы должны присутствовать на ужине, прежде чем пойдем в спальню, – хрипло сказал он, добравшись до подвязки на ее чулке, – но никто не может нам запретить получить немного удовольствия, а уж потом выйти к гостям.

Когда его рука скользнула под кружевную нижнюю сорочку, доходящую до колен, Джоанна задвигалась, стараясь сесть прямо.

– Может, нам все-таки лучше вернуться в зал, – предложила она хрипловатым контральто, в котором слышались беспокойные нотки. – Все будут нас ждать, никто не сядет за стол без нас.

– Пусть ждут.

Рори просунул руку между ее бедер, продолжая дразнить языком нежную раковинку ее уха.

– Я хочу потрогать тебя, Джоанна, – пробормотал он, прислушиваясь к тому, как просыпается ее чувственность. – Я буду очень аккуратен и очень нежен. Не бойся. Позволь мне потрогать тебя, милая.

– Мы не должны этого делать до брачной ночи, – с беспокойством в голосе сказала она, тем не менее подчиняясь его просьбам.

Рори накрыл ладонью шелковистый холмик, поражаясь тому, какая Джоанна маленькая и хрупкая. Кровь кипела у него в жилах от растущего желания, все мышцы напряглись, легким не хватало воздуха.

– Джоанна, поверь мне, вполне естественно для молодоженов попытаться узнать друг друга поближе до наступления брачной ночи, – заверил он Джоанну, чуть задыхаясь. – Тем более что наш с тобой брак был достаточно необычным, и у нас не было возможности сделать это раньше. Нам надо привыкнуть друг к другу, привыкнуть к новым ощущениям.

– Но, честное слово, мы и так уже достаточно узнали друг друга, – сказала Джоанна, стараясь встать с его колен.

– Нет, милая, – улыбнулся Рори, удерживая ее на месте, – еще недостаточно.

Джоанна почувствовала, как его пальцы поглаживают ее между бедер, забираясь куда-то дальше и вызывая тем самым странную, но очень приятную пульсацию где-то у нее внутри. Она очень сомневалась в том, что все это нормально и дозволено, как он ее уверяет. Но возражать и сопротивляться у нее не было ни сил, ни желания.

Он ласкал ее очень нежно, едва притрагиваясь, но эти легкие прикосновения доставляли ей такое наслаждение, какого она прежде никогда не знала. Ее тело двигалось само, она почти не контролировала себя. Рори дотронулся до какого-то особенно чувствительного местечка, и ее бедра сами собой раскрылись.

– Вот умница, девочка, – все так же хрипло прошептал он. – Позволь мне поласкать тебя еще.

Медленно и осторожно Рори ввел палец внутрь ее, и мышцы Джоанны непроизвольно напряглись. Слишком смущенная, чтобы выдержать его взгляд, она закрыла глаза. Ее бедра двигались под его ладонями, дыхание стало тяжелым и прерывистым.

– Рори… – выдохнула она, – мне кажется… мы не должны…

Внезапно испугавшись новых ощущений, Джоанна попыталась оттолкнуть его. Она была напугана неожиданной и непонятной реакцией своего тела на его прикосновения, а еще тем, что эти прикосновения уносили ее куда-то в неведомое, где она еще никогда не бывала. И где даже не мечтала побывать.

– Мне кажется… мы не должны… прямо сейчас…

– Ш-ш-ш, милая, не разговаривай, просто прислушивайся к своим ощущениям, – прошептал он. – Тебе приятно, когда я трогаю тебя, ведь правда? Ты такая прелесть, и мне так нравится ласкать тебя. Ты ведь хочешь, чтобы я ласкал тебя? Ну конечно, хочешь.

Ни в своих книгах, ни у воспитателей Джоанна не могла узнать ничего, что подготовило бы ее к тому, что происходило с ней.

Ее сердце билось с такой силой, что, казалось, сейчас выпрыгнет из груди. Она вцепилась в рукав бархатного камзола Рори, тщетно пытаясь удержать свое сознание в этом реальном и знакомом мире. Но ласки ее опытного и чуткого мужа уносили ее на такие вершины блаженства, что она могла только хрипло стонать и изгибаться.

– Открой глаза, Джоанна, – скомандовал он.

Его красивый баритон звучал так властно, что Джоанна не могла не подчиниться.

– Скажи, что ты хочешь меня.

Джоанна вскинула ресницы и посмотрела в его зеленые глаза. Они завораживали ее, она не могла отвести взгляда. Как во сне, она медленно подняла руку, легко коснулась изумруда у него в ухе, запустила пальцы в его густые золотистые волосы, не чувствуя ничего, кроме его прикосновений, и выдохнула:

– Рори… Я очень, очень хочу тебя.

На губах Рори появилась победная улыбка, он почувствовал себя завоевателем.

– Но не так сильно, как хочу тебя я, девочка моя дорогая, – сказал он. – Но ты захочешь меня так же сильно, я обещаю тебе.

Казалось, что муж Джоанны совершенно точно знает, где и как надо к ней прикасаться, чтобы доставить наибольшее наслаждение. В ней просыпалась чувственность, а вместе с ней росло блаженство, которое охватывало все тело и затуманивало мозг. Хрипло застонав, Джоанна схватила его за руки и придвинулась к нему, подставляя губы для поцелуя.

Волны наслаждения прокатывались по телу Джоанны, поднимая ее все выше и выше, к самым вершинам неизвестного ей раньше блаженства. Она все громче выкрикивала его имя, и, чтобы приглушить ее голос, Рори приник к ее губам поцелуем. Наконец все тело ее напряглось, она замерла, а потом обмякла и расслабилась в его объятиях.

Какое-то время она лежала неподвижно, шумно вдыхая воздух и пытаясь замедлить бешеный ритм своего сердца. Потом медленно подняла руку и провела по его щеке. Рори покрывал легкими нежными поцелуями все ее лицо – лоб, щеки, подбородок.

– Моя сладкая маленькая женушка, – пробормотал он, поправляя на ней смятое и перекрученное платье.

Джоанна смотрела в его глаза, и ей казалось, что на свете не существует никого и ничего, кроме них двоих. Она провела кончиками пальцев по его бровям/ по скулам, словно изучая его лицо, как бы заново знакомясь с ним. Потом она прикоснулась к его губам.

– Ох, девочка моя, если бы ты только знала, как твой муж хочет тебя, – проговорил Рори, целуя ее пальцы.

Потом он неожиданно прикусил ее палец своими острыми белыми зубами.

– Ай! – вскрикнула Джоанна, отдергивая руку и с трудом удерживаясь от смеха.

Но через минуту ей стало не до смеха. О чем, интересно, она думала, когда позволила ему делать такие вещи? Она бездумно позволила себе забыть, что он является кровным врагом ее клана. Следовательно, не может быть никакой общей постели, никаких интимных ласк и удовольствий. Она так и скажет Маклину сегодня вечером, когда они останутся вдвоем в спальне. Он хитростью заставил ее принести брачные обеты, значит, на основании этого она будет требовать аннулирования брака.

Маклин тронул кончик ее вздернутого носа.

– Я планирую продержать вас в постели по крайней мере следующие две недели, дорогая леди Маклин. За это время я намерен полакомиться вами, так как вы самая вкусная маленькая штучка, которую я когда-либо встречал.

– Если вы съедите меня, лорд Маклин, – притворно нахмурилась Джоанна, – то вам ничего, не останется на следующие две недели.

Лицо Маклина озарилось широкой улыбкой.

– Ну, тогда мне придется откусывать по очень маленькому кусочку, а потом долго смаковать, правда? – хитро прищурился он.


– Мой брат все спланировал, – заверил Годфри плотного мужчину, стоящего возле узкого окошка в сторожевой башне. – Эндрю уедет вместе с ней сегодня же ночью.

Арчибальд Кэмпбелл, второй граф Аргилльский, любовался открывшимся из окна видом и прихлебывал ромашковый чай. Он жестоко страдал от подагры, поэтому не стал ждать окончания пира, а ушел пораньше, чтобы отдохнуть. Обычно очень щепетильный в вопросах этикета, сегодня он принял своего тайного визитера в голубом бархатном домашнем камзоле и удобных мягких шлепанцах.

Граф занимал вторую по роскоши комнату в замке, так как первую, естественно, занимал король. Полы в этой просторной комнате были устланы роскошными коврами, вдоль стен стояла резная дубовая мебель. Огромный буфет был заполнен стеклянной и серебряной посудой, на одной из полок выстроились графины с дорогим вином и бренди.

– Вам не удастся вытащить девушку из замка, – раздраженно сказал граф. – Маклин со своими двумя братцами и с этим чудовищным родственничком убьют каждого, кто попытается украсть Джоанну. И сделают это не моргнув глазом. Причем, если судить по взглядам, которые бросал Маклин на свою невесту, он с большим удовольствием сделает это сам.

Годфри держал стеклянный бокал в ладонях, согревая налитый коньяк.

– Мы не собираемся оружием прокладывать себе путь из замка, – ответил он. – Никакой тревоги поднято не будет. От вас требуется только одно – чтобы ваши люди встретили юных беглецов с их сопровождающими возле мельницы Рэннок.

– Сколько человек мы должны будем встретить?

– Эндрю, четверо воинов, ну и плюс девушка. Я убедил моего старшего брата, что только небольшая группа людей может проскочить незамеченной мимо стражи. А за Маклина не беспокойтесь. К тому времени, когда они приедут на мельницу, он уже встретится с создателем. Его невеста об этом позаботится.

– Чепуха, – фыркнул граф. Он повернулся и скептически взглянул на Годфри. – Эта малышка вообще никого не сможет убить, не говоря уж о ее богатырском муже.

– Ну что ж, – пожал плечами Годфри, – не сможет, значит, не сможет. Это ничего не меняет. Я сделаю так, что это будет выглядеть как ее рук дело. Естественно, король будет в ярости, когда найдет своего любимого горца мертвым, но Джоанну он не повесит. Это будет выглядеть как трагический несчастный случай. Запаниковавшая невеста, испугавшаяся необходимости лечь в постель со своим кровным врагом, решила сбежать со своим кузеном, сохранив девственность. К сожалению, ее попытка уклониться от выполнения супружеских обязанностей оказалась неудачной, жених продолжал настаивать и пал жертвой несчастного случая.

Кэмпбелл уселся в кресло и поставил чашку с блюдцем на маленький столик рядом. Он сцепил пальцы и углубился в размышления.

– И все-таки, – наконец сказал он, – я предпочел бы не убивать Маклина. Я думаю, что было бы вполне достаточно просто воспрепятствовать установлению брачных отношений. Не стоит навлекать на себя гнев короля, потому что возмездие за убийство его верного слуги будет ужасным. Надо постараться обойтись без этого. Ну, разве что обстоятельства сложатся так, что не будет другого выхода.

– Вы говорите прямо как мой трусоватый братец, – хмыкнул Годфри.

Он вдохнул ароматные пары великолепного французского коньяка и отпил из бокала. Благородный напиток живительным теплом разлился по его жилам, но не успокоил его, а, скорее наоборот, вызвал прилив злобы против Королевского Мстителя. Он, Годфри, не сможет спать спокойно, пока этот ублюдок жив.

Граф вопросительно поднял брови, и Годфри продолжил свою мысль:

– Мой брат хотел бы, чтобы это выглядело так, будто в этом деле замешаны только Эндрю и Джоанна. Эвин сказал Эндрю, что Маклин должен быть связан, как поросенок, чтобы утром его братья нашли его посреди брачной постели бездыханным. Тогда, если вдруг что-то пойдет не по плану, Эвин сможет сказать, что он ничего не знал о намерениях молодых влюбленных. Он скажет, что они пошли на это преступление, влекомые страстью друг к другу, и это должно смягчить гнев короля. Всем известно, что у короля довольно романтичная натура.

– Король может быть тронут историей двоих влюбленных, – сухо заметил граф, – но отвергнутый жених, тем более лучший друг, вызовет у него гораздо больше сочувствия. Кроме того, как вы собираетесь провести Эндрю и Джоанну мимо стражи?

– В замке есть потайная лестница.

Арчибальд Кэмпбелл улыбнулся, но это была невеселая улыбка.

Эвин Макдональд был не единственным, кто прочил своего сына в мужья наследнице Макдональдов. Младшему сыну графа Аргилльского, Иену, едва минуло пятнадцать, но он был достаточно взрослым, чтобы воплотить в жизнь надежды и чаяния своего отца, а именно жениться на главе клана Макдональдов и прибавить к владениям графа еще и Кинлохлевен со всеми окрестностями.

– Если мне представится такая возможность, – злорадно ухмыляясь, сказал Годфри, – я сам с удовольствием перережу Маклину глотку. Это единственный способ избавиться от него навсегда. И тогда я смогу вздохнуть спокойно.

Граф откинулся на спинку кресла и осторожно положил больную ногу на невысокий пуфик.

– Я надеюсь, вы сами не очень-то надеетесь, что король поверит в то, что невеста убила своего жениха. Эти двое – я имею в виду Маклина и Джоанну – сегодня целый день не сводили друг с друга глаз и ворковали, как два голубка.

Годфри одним большим глотком допил коньяк и направился к буфету, чтобы снова наполнить бокал.

– Объятия и поцелуи – это одно, а супружеская постель – совсем другое, – процедил он, не оборачиваясь. – Тем более для неопытной, перепуганной девицы. Кроме того, когда найдут его хладный труп, она уже будет далеко. А когда король узнает, что Джоанна в замке Инверари и замужем за Иеном, он будет смотреть сквозь пальцы на смерть Маклина. Если, конечно… – он помолчал, потом поднял свой бокал, салютуя графу, – не обвинит одного из самых могущественных лэрдов Шотландии в открытой измене.

Если граф и заметил лесть, то не подал виду.

– Неважно, я все равно не хочу, чтобы Маклин был убит. В какое время мои люди должны ожидать сбежавших влюбленных?

– До полуночи, если все пойдет хорошо. Предупредите своих людей, что они будут одеты как монахи-францисканцы. И помните, что с Эндрю ничего не должно произойти. Это понятно? В противном случае я буду…

– В противном случае вы будете – что? – тихо спросил граф.

Годфри сжал ножку бокала и уставился на маслянистый напиток. Проклиная про себя свою злую судьбу, по воле которой он оказался в лапах графа Аргилльского, он без лишних слов осушил свой бокал.

14

По старой шотландской традиции братья Рори стащили с его левого башмака золотую пряжку.

– Это для того, – со смехом напомнил Джоанне Кейр, – чтобы ведьмы не лишили твоего жениха силы развязать ленточки, которыми связана девственность. – Джоанна вспыхнула, и он добавил вполголоса: – Это так, примета, но на самом деле я думаю, что тебе не стоит беспокоиться по этому поводу.

Затем все выпили горячий свадебный поссет, приготовленный из горячего вина, молока, яиц, сахара и специй.

Лаклан поднял свой серебряный кубок за здоровье молодых, а потом, хитро улыбаясь, сказал Джоанне:

– Вино придаст твоему жениху сил, а от сахара он станет нежным и внимательным.

– А теперь невесте пора отправляться на отдых, – с теплой улыбкой сказала леди Эмма.

Со своего места перед огромным очагом Рори наблюдал, как Джоанна в сопровождении женщин шла через зал. Кейр и Лаклан стояли по обе стороны от него и отпускали безобидные шуточки по поводу его очевидного желания последовать за женой. Он вообще сегодня снисходительно терпел непристойные шутки и подтрунивания своих братьев, хотя, услышь Джоанна хотя бы половину из того, что было сказано между мужчинами, она бы сгорела со стыда.

Рори понял, что не в состоянии уследить за разговорами вокруг, и перестал даже стараться. Он смотрел на свою удаляющуюся жену и про себя снова и снова повторял строчки написанного Лакланом сентиментального стихотворения.

Рори хотел как следует запомнить это стихотворение, потому что сегодня он не собирался молчать, как обычно. Сегодняшний вечер должен стать особенным. Он будет сдерживать страсть, которая горячит ему кровь, до тех пор, пока его невеста не проникнется соответствующим настроением. А проникнуться ей помогут романтические строки, сочиненные замечательным братом Рори, Лакланом.

Моя любовь, ты так прекрасна!

Твоя краса затмила свет.

Луна старается напрасно —

Тебя прекрасней в мире нет!

Или как там: «Второй такой красивой нет!» Рори вытащил из меховой сумки кусочек бумаги, повернулся к огню и пробежал глазами строчки стихотворения. Потом быстро, пока никто не заметил, сунул его обратно в сумку.

Любовь моя, как ты прекрасна!

Твоя краса затмит луну… не напрасно…

О господи! Он когда-нибудь запомнит этот бред?!

За легким ужином последовали танцы, король на время уединился в одной из комнат со своей очередной пассией, а Джоанна в сопровождении женщин поднималась наверх, в спальню.

Фичер проводил женщин до подножия широкой лестницы и остановился там.

– Вперед, миледи, – сказал он Джоанне. – Я прослежу, чтобы в течение вечера вас никто не потревожил.

Джоанна повернулась и благодарно улыбнулась ему.

Вооруженный до зубов Фичер намеревался стоять на страже всю ночь, не позволяя никому тревожить молодоженов, тем более что гости собирались устроить им «кошачий концерт», трубя в рожки и гремя посудой.

– Проследи, пожалуйста, чтобы мой муж был единственным, кому позволено будет подняться, – сказала Джоанна.

Огромный воин подмигнул своей новой госпоже.

– Не волнуйтесь, миледи, именно так я и поступлю. Спите спокойно, леди Маклин. – Он посмотрел на Мод. – И приятных снов вам, мадемуазель.

– Какой вздор! – фыркнула Мод. – Я трезвомыслящая женщина и не вижу «приятных снов», к тому же я слишком стара, чтобы обращаться ко мне как к молоденькой девушке.

Фичер ухмыльнулся, его светло-голубые глаза светились мягким юмором.

– У тебя ядовитый язычок, Мод Беатон, но на самом деле ты веселая и добродушная, как все пухленькие женщины.

– Вы только послушайте его, – проворчала Мод, – да в скрипе несмазанной телеги больше смысла, чем в звуках, которые издает этот мужлан!

Но когда она повернулась, чтобы подняться по лестнице, на ее губах блуждала довольная улыбка.

У Мод в руках был факел, чтобы освещать путь, поэтому она пошла первой, за ней Джоанна, за которой следовали леди Беатрис и Эбби. Иден очень хотела пойти с ними, но, поскольку она была девственницей, ей пришлось остаться в зале с леди Эммой и остальными гостями.

Пока они поднимались по лестнице, Джоанну охватывало все большее возбуждение. Ей стало трудно дышать. Конечно, ни одна невеста перед брачной ночью не осталась бы спокойной, но Джоанна уже представляла себе, какое наслаждение может доставить женщине любящий мужчина, ведь Маклин кое-что уже показал ей сегодня в библиотеке. И все-таки их свадьба была непохожа на другие свадьбы, да и сами они отличались от обычных молодоженов, значит, она должна быть стойкой и больше не допустить ничего подобного. Но как это сделать?

Джоанна и ее спутницы поднялись на третий этаж и повернули к спальне, когда из тени вышли Эвин и Эндрю.

Мод так резко остановилась, что Джоанна чуть не налетела на нее сзади. Эбби вскрикнула, но тут же зажала ладонью рот.

– Что вы здесь делаете? – строго спросила Мод.

Она подняла факел повыше, чтобы осветить непрошеных визитеров, и сердито смотрела на них, ожидая ответа.

Леди Беатрис тут же подошла к Джоанне и крепко ухватила ее за локоть, как бы испугавшись, что Джоанна может убежать.

– Твоим кузенам нужно немного твоего времени, дорогая, – сказала она шепотом.

– А это не может подождать дозавтра? – жалобно спросила Джоанна, не в силах переключиться с мыслей о предстоящей ночи.

Маклин может просить, уговаривать, льстить и угрожать, но все это будет абсолютно бесполезно. Она приняла решение и не собирается его менять. Она не отступит.

Джоанна сложила на груди руки и выжидающе посмотрела на мужчин.

Седые пряди в волосах и в бороде Эвина серебрились в свете факела. Он выглядел усталым – сказывалось напряжение тяжелого для них всех дня. Глядя на его застывшее лицо и сурово сжатые губы, можно было дать ему больше, чем сорок один год.

– Как твой военачальник, – негромко, но твердо сказал он, обращаясь к Джоанне, – я имею право поговорить с тобой о делах, непосредственно, касающихся клана.

Если существовала какая-то проблема, то Джоанне надо сосредоточиться на ней. Вышла она замуж или нет, но она остается главой клана Макдональдов, значит, все, что касается клана, касается и ее. Она должна помнить о долге и своих обязанностях. Долг превыше всего.

– Хорошо, – согласилась она. Потом повернулась к Мод и Эбби: – Идите и приготовьте мою спальню, пока я поговорю с Эвином.

Мод сморщилась, как будто ее нос учуял неприятный запах.

– Довольно опрометчивый поступок со стороны вашего кузена, миледи, – качая головой, сказала она и сердито посмотрела на Эвина и Эндрю.

На ее открытом лице было написано явное осуждение.

– Жених леди Маклин скоро поднимется к ней, – недовольным тоном сообщила она, – и лучше, чтобы вас здесь к этому моменту не было. И Джоанну надолго не задерживайте.

Эндрю стоял рядом со своим отцом, положив руку на рукоятку меча. Он смотрел на Мод с открытой неприязнью, от злости у него на скулах заходили желваки.

– Это не займет больше минуты, – спокойно ответил Эвин.

Джоанна замахала на женщин руками:

– Умоляю вас, идите, пожалуйста. Я приду через минуту.

Чтобы успокоить Мод, она обнадеживающе ей улыбнулась.

Подождав, пока все три женщины вошли в комнату и закрыли за собой дверь, она повернулась к Эвину.

– Могли бы найти более подходящее время, – проворчала она. – Что, раньше нельзя было со мной поговорить?

– Раньше не получилось, – раздраженно ответил Эвин, – потому что, как только я или Эндрю пытались подойти к тебе, тут же возле тебя оказывался Маклин. Эти мерзавцы не давали никому из Макдональдов ни минуты побыть с тобой наедине. Нам пришлось тайком проникнуть сюда и прятаться в тени, как обыкновенным воришкам.

– Ну ладно, теперь вы здесь. Так о чем вы хотели со мной поговорить? – спросила Джоанна, глядя то на Эвина, то на его сына.

Эндрю шагнул ближе.

– Ты можешь себе представить, что чувствует человек, у которого украли невесту? – с обидой в голосе спросил он. – Я вынужден был целый день смотреть, как он лапает тебя, тогда как мне ты не позволяла даже невинного поцелуя!

– Ты прекрасно знаешь, что мы с тобой никогда не были помолвлены, – раздраженно ответила Джоанна. – Наша помолвка не может состояться, пока не придет разрешение из Рима.

Эндрю упер руки в бедра, его губы искривила презрительная усмешка.

– А ты, конечно, никак не можешь подождать, пока придет разрешение, – язвительно заметил он.

В тех редких случаях, когда они оставались наедине, Эндрю всегда старался оказывать Джоанне знаки внимания. Но поскольку проделывал он это довольно бестолково и часто даже нагло, то обычно получал пощечину.

Джоанна повернулась к Эвину в надежде, что хоть с ним можно будет разговаривать нормально:

– А что еще я могла? Я делала все, что было в моих силах, чтобы меня не опознали. Сегодня утром я пришла в церковь в полной уверенности, что Маклин считает меня мальчиком. А когда он повел меня к алтарю, я вынуждена была произнести слова клятвы, иначе меня обвинили бы в измене за неисполнение воли короля.

Эвин схватил Джоанну за руку и подтолкнул ее к нише в каменной стене. Он понизил голос, хотя, кроме них, здесь никого не было.

– Но сейчас ты можешь кое-что сделать, Джоанна, – требовательным тоном сказал он.

– Да, я знаю, – сухо ответила она.

Интересно, он что, думает, что она собиралась охотно запрыгнуть в постель к Морскому Дракону?

Темные глаза Эвина сверкнули в слабом лунном свете, падавшем из окна. На его тонких губах появилась довольная улыбка.

– Значит, сегодня ночью ты убежишь с нами?

– Ты спятил?

Они оба смотрели на нее сурово и непреклонно, и Джоанна невольно попятилась:

– Как я могу убежать, когда в замке полным-полно солдат Маклина и любой из них жизнь отдаст, чтобы остановить меня? Кроме того, вы же знаете, что они, не задумываясь, убьют любого, кто попытается увести меня!

Эвин смотрел на нее, грозно сдвинув брови, поэтому она продолжила более спокойно:

– Мое замужество не более чем несколько слов, написанных на бумаге. Оно не может считаться состоявшимся, пока мы не стали физически близки. Сегодня ночью, когда Маклин придет ко мне в спальню, я не позволю ему и пальцем притронуться ко мне.

Эвин презрительно рассмеялся:

– Ты что, в самом деле, думаешь, что сможешь справиться с Маклином, если он вознамерится осуществить свои супружеские права? – Он придвинулся к ней ближе и махнул рукой в сторону закрытой двери в спальню. – Ты рассчитываешь, что сможешь провести ночь в одной спальне с главой клана Маклинов и удержишь его от физической близости?

– Именно так я и намерена поступить, – гордо вздернула подбородок Джоанна.

– Тебе не придется удерживать его всю ночь, – горячо заговорил Эндрю. – У моего отца есть план получше. – Он откинул со лба длинную прядь волос и хихикнул, как напроказивший мальчишка. – Под твою кровать я спрятал оружие!

– Оружие! – ахнула Джоанна.

– Тебе понадобится наша помощь, девочка, – сказал Эвин. – Мы проследим, чтобы ты исчезла раньше, чем он изнасилует тебя.

– Он не будет делать этого против моей воли, – затрясла головой Джоанна.

– Ради бога, девочка! – саркастически засмеялся Эвин. – Ты сама себя обманываешь. Маклин ненавидит всех, кто носит имя Макдональд. Ты что, не знаешь, что все говорят об этой женитьбе? – Он печально покачал головой. – Маклин никогда не хотел жениться на тебе. Он категорически отказывался от предложения короля взять в жены наследницу Макдональдов. Подлый ублюдок согласился на этот альянс только под угрозой сурового наказания.

Джоанна гордо выпрямилась и стала смотреть на стену у него за плечом.

– Я знаю, что он не хотел жениться на мне, – процедила она сквозь стиснутые зубы. – Я тоже не горела желанием выходить за него замуж.

Эвин взял Джоанну за подбородок и заставил смотреть себе в глаза.

– Если у тебя нет никакой гордости за клан Макдональдов, – проскрежетал он, – или за своего отца, храброго горца, который погиб, сражаясь за старого короля Стюарта, то, может, у тебя осталась хоть крупица гордости за твою англичанку-мать?

Джоанна смотрела в его полные ярости глаза, и мрачное предчувствие сжало ей сердце. Она откинула его руку прочь и, борясь с непрошеными слезами, сдавленно спросила:

– А при чем здесь моя мама?

Эвин отступил на шаг назад и холодно посмотрел на нее.

– Ты что, ничего не знаешь, девочка? – с сомнением спросил он. – Маклин заявил, что он лучше будет гореть в аду, чем женится на той, чьими родителями были предатель и ведьма.

Обвинение ее матери в колдовстве ошеломило Джоанну. От подобной клеветы бедная женщина, наверное, перевернулась в гробу в своей могиле. Джоанна знала, что могло последовать за таким обвинением. Гроб с телом ее матери вырыли бы из земли и сожгли бы на костре либо бросили бы в озеро, чтобы посмотреть, утонет он или нет. Джоанна выставила вперед руку, как бы защищаясь от видения, которое промелькнуло перед ее глазами. У нее так сжалось горло, что она с трудом могла выговорить:

– Я… Я тебе не верю. С какой стати он стал бы обвинять маму в колдовстве? Он даже и не знал ее никогда.

– Да ты и не должна мне верить, Джоанна, – мягко заговорил Эвин. – Спроси своего ублюдочного жениха, – он качнул подбородком в сторону лестницы, – спроси у любого, кто сейчас празднует свадьбу легковерной невесты Макдональд с ее заклятым врагом. Оскорбительный отказ Маклина жениться на тебе был слышен даже через закрытые двери. И все королевские придворные знают об этом, потому что половина из них слышала это своими ушами. Они все хихикали в кулачок, пока ты с радостной улыбкой танцевала с человеком, который посмел назвать твоего героического отца предателем, а твою бедную маму – ведьмой.

По его абсолютно уверенному тону Джоанна поняла, что он говорит правду. Рори действительно обвинил ее милую, дорогую мамочку в колдовстве. Джоанна почувствовала, что рушатся все ее надежды на счастливое будущее. Ее сердце было разбито, и от этого она ощущала почти невыносимую боль. Ее детские мечты рассыпались в прах. Человек, способный сказать гадость про такую добрую и нежную женщину, как леди Анна, способен на все. От него можно ожидать любых неприятностей. Как наивно было с ее стороны надеяться на взаимопонимание и хорошие отношения с Маклином!

Нет никаких рыцарей в сияющих доспехах, нет никаких прекрасных дам.

Только драконы с черными сердцами, которые доставляют старых, беспомощных людей на казнь и клеветой очерняют добропорядочных женщин.

Бесчеловечные и жестокие драконы, которые обманывают и соблазняют глупеньких, доверчивых дурочек.

Джоанне вдруг стало не по себе в этом темном коридоре. Она вздрогнула и сжала руки. У нее так дрожали губы, что она с трудом могла говорить.

– Хорошо, – наконец сказала она. – Я спрошу его. Сегодня я добьюсь от него правды.

На бородатом лице Эвина сверкнули зубы.

– Надеюсь, у него хватит мужества признаться, – язвительно сказал он.

Неожиданно Эндрю схватил Джоанну за руку.

– Под твоей кроватью заряженный арбалет, Джоанна, – горячо зашептал он. – Дождись, пока женщины уйдут, а Маклин явится в спальню. Пока он будет раздеваться, достань арбалет из-под кровати и…

– Я не буду убивать его, – заявила Джоанна, вздернув подбородок. – Независимо от того, что он сказал или сделал, убивать его я не буду.

– Успокойся, девочка, тебе и не надо его убивать, – заверил ее Эвин. – Просто держи его на мушке, пока не придет Эндрю. Я обещаю тебе, что ждать придется не долго. Пока Маклин будет под прицелом твоего арбалета, Эндрю свяжет его и оставит целым и невредимым, но аккуратно упакованным там же, в спальне. А утром его найдут, но вас уже в замке не будет.

Эндрю не мог сдержать ликующей ухмылки.

– Мы сегодня же удерем из Кинлохлевена, – заявил он, – а потом, когда будем уже в Мингари, напишем прошение о признании твоего брака с Маклином недействительным.

– Я хочу услышать правду из уст самого Маклина, – твердо сказала Джоанна, – но я не хочу удирать, как испуганный зайчишка. Это мой замок. Это мои земли. Это мои люди, и я не брошу их на произвол судьбы.

– Ладно, Джоанна, – сказал Эвин, почесывая бороду.

Он бросил быстрый предупреждающий взгляд на сына.

– На этот раз поступим по-твоему, а дальше будет видно.

15

Рори открыл дверь их комнаты и увидел, что Джоанна ждет его, полулежа на высоких подушках на большой кровати с балдахином. Синий шелковый полог был откинут, и Рори невольно залюбовался открывшейся его взору картиной. Рыжие волосы Джоанны красиво выделялись на фоне белоснежных подушек. И вся она сейчас казалась ему такой прелестной, такой хрупкой посередине этой огромной кровати, что у Рори сжалось горло. Он смотрел на нее с почти благоговейным трепетом. Его сердце колотилось в груди, как, впрочем, у каждого жениха при виде ожидающей его в постели невесты.

На столе, на резном буфете, на каминной полке – везде горели свечи, наполняя комнату мерцающим золотистым светом. В камине жарко пылали поленья, и от этого в комнате было тепло и уютно.

Не отрывая взгляда от своей красавицы-жены, Рори шагнул в комнату и осторожно прикрыл за собой дверь.

На Джоанне была надета просторная кремовая ночная сорочка, стянутая у горла желтыми ленточками. По старой шотландской традиции жених должен был развязать все узелки на одежде невесты, поэтому сопровождавшие Джоанну женщины тщательно проследили, чтобы в ее волосах не осталось ни одной заколки и чтобы все до единой ленточки на ночной сорочке были завязаны.

Ее волосы, расчесанные до шелковистого блеска, свободно спадали по худеньким плечам, рассыпаясь по подушке красивыми локонами. Ярко-голубые глаза Джоанны казались огромными и светились в полумраке комнаты, отражая свет свечей. Она сидела неподвижно и молча наблюдала за Рори.

Рори почувствовал знакомое напряжение в паху. Знакомое уже желание обладать Джоанной пронзило его с особой остротой. Он испытывал это желание с той самой ночи, когда увидел ее спящей возле очага на кухне. Тогда он впервые разглядел, насколько она хороша, и с тех пор желание не покидало его. Но он не мог дать ему волю, он вынужден был ждать.

Теперь этому долгому ожиданию настал конец.

– Ты выглядишь изумительно, – сказал он, мысленно выругав себя за косноязычие.

Рыцарь в доспехах, казалось, глумливо ухмылялся, как бы говоря, что он-то уж смог бы сказать что-нибудь более изысканное.

Верхняя губа у Джоанны дрожала, и Рори понял, что она взволнована. Она попыталась улыбнуться, но губы не слушались, и она просто кивнула ему.

Рори чуть перевел дух. Она нервничала гораздо сильнее, чем он, а значит, скорее всего не заметила его неловкости. Но ему совершенно необходимо помочь ей расслабиться как физически, так и эмоционально, иначе их брачная ночь станет мучительной процедурой для них обоих.

Рори глубоко вздохнул, настраивая себя на медленную, неторопливую подготовку к предстоящему акту любви. Наверное, сначала неплохо было бы просто побеседовать, хотя, бог свидетель, светская беседа никогда не была для Рори легким делом. А сегодня его голова была занята вещами весьма далекими от какой-либо болтовни.

Тем не менее, он должен дать Джоанне достаточно времени, чтобы привыкнуть к тому, что она находится в спальне наедине с мужчиной, который собирается раздеться и забраться к ней в постель.

– Я, пожалуй, налью нам с тобой немного вина, – предложил он с улыбкой.

Джоанна попыталась ответить и открыла рот, но не смогла произнести ни звука. Она опять кивнула.

Рори подошел к высокому резному буфету, где стоял графин с вином и два хрустальных бокала, приготовленные специально для молодоженов. Рори узнал бокалы по кельтским узорам – это был подарок Кейра. Должно быть, леди Эмма заранее принесла графин и бокалы в спальню. Надо будет не забыть поблагодарить ее утром.

Повернувшись спиной к кровати, Рори про себя повторял строки из стихотворения, написанного Лакланом.

Он прочтет эти строчки вслух после того, как они выпьют немного вина, и она не будет так напряжена, сможет чуть-чуть расслабиться. Но надо будет сделать это до того, как желание совсем затуманит ему разум, иначе он не вспомнит ни строчки.

Рори ухмыльнулся сам себе. Кто бы мог подумать, что он станет декламировать романтическую чепуху, чтобы сделать приятное молодой девушке? В такое не поверил бы никто из тех, кто видел его на поле боя. Ну, или в спальне, если на то пошло.

Взяв в каждую руку по бокалу, он повернулся… и замер, увидев острую стрелу заряженного арбалета, направленную ему в живот.

Его маленькая, хрупкая невеста двумя трясущимися руками держала смертельное оружие.

Боже правый! Он слышал о неврозе девственниц, о том, что они совершают иногда глупости, но это было уже слишком.

– Положи его, Джоанна, – сказал Рори, стараясь, чтобы его голос звучал достаточно мягко.

Он сжал пальцами тонкие ножки бокалов.

– Нет… Пока… ты… не ответишь… на мои вопросы, – сквозь зубы процедила она.

Вот этого Рори никак не ожидал!

Она стояла, напряженно выпрямившись, упрямо подняв подбородок, и сверлила его взглядом.

Слишком поздно он понял, что нервозность Джоанны – это не обычная нервозность невесты перед брачной ночью. По какой-то непостижимой причине она была разгневана настолько, что с трудом могла говорить.

Она была в каких-то пяти шагах от него. Слишком близко, чтобы промахнуться, даже если она видела его сквозь слезы, застилающие глаза. И слишком далеко, чтобы он мог дотянуться до нее прежде, чем она спустит курок.

Он заговорил голосом, которого не смели ослушаться мужчины в три раза крупнее Джоанны в пылу битвы:

– Опусти этот чертов арбалет, Джоанна, пока стрела не вылетела.

Ее хрупкое тело задрожало от гнева.

– Сначала… Маклин… ты ответишь… на мои вопросы, – возразила она. – Ты говорил… что мой отец… предатель?

Рори сжал челюсти, сдерживая рвущиеся наружу проклятия.

Кто, черт возьми, сказал ей?

Сначала он как следует отшлепает Джоанну, а потом разберется с этим негодяем. С него надо шкуру живьем содрать!

Для того чтобы зарядить арбалет, требуется недюжинная сила. Обычно стрелок ставил его вертикально, зацеплял тетиву ногой и давил вниз, пока крючок спускового механизма не захватывал тетиву.

Миниатюрная Джоанна при всем желании не смогла бы сделать это сама.

– Кто зарядил арбалет, Джоанна? – спокойно спросил он, пристально глядя в ее пылающие гневом глаза.

Она смотрела на Рори и молчала, как будто не поняла вопроса. Он видел, что она близка к истерике. Да, кто-то – и Рори почти наверняка знал, кто – зарядил для нее смертельное оружие, так что ей оставалось только спустить курок.

Из такого оружия можно было поразить цель на расстоянии четырех сотен ярдов, и если бы Джоанна нажала на курок, то стрела со стальным наконечником просто пригвоздила бы Рори к резному дубовому буфету.

По щекам у Джоанны струились слезы.

– Ты… обвинил… мою маму… в колдовстве, ты… мерзкий сатир? – спросила она, всхлипывая после каждого слова.

Проклятье! Он лично вздернет болтливого ублюдка на дыбе, а потом выпотрошит и разорвет на кусочки.

– Джоанна, кто зарядил для тебя арбалет? – все так же спокойно и уверенно спросил Рори, осторожно делая шаг к ней. – Я знаю, что сама ты этого сделать не могла, девочка. Теперь скажи мне, кто дал тебе оружие, а я обещаю не сердиться на тебя.

Джоанна отступила на шаг, ее нервозность достигла предела. Очевидно, его спокойствие оказалось не той реакцией, которую она ожидала. Черт возьми, она что, ждала, что он бросится на колени к ее ногам и будет умолять о пощаде?

– Ты… ты… так говорил? – настойчиво продолжала спрашивать Джоанна. – Отвечай мне… ты… чудовищная ошибка природы! Я хочу знать правду, черт возьми! Ты называл… моего отца предателем… а мою милую, невинную мамочку… ведьмой?!

Напуганный мужчина обычно непредсказуем, но еще более непредсказуема близкая к истерике женщина. А последние слова Джоанны доказывали, что она как раз на грани истерики.

Криво улыбаясь, Рори пожал плечами. Затем он резким движением швырнул бокал в стену, и тот с громким звоном разлетелся на мелкие кусочки.

От неожиданности Джоанна вздрогнула и оглянулась на звук, автоматически нажав на курок. Стрела с металлическим наконечником вонзилась глубоко в дубовую дверь. В два прыжка Рори преодолел расстояние между ними, выхватил из ослабевших рук Джоанны страшное, но теперь безопасное оружие и швырнул его на кровать.

В эту минуту дверь распахнулась, и в комнату ворвался Эндрю. Он, по-видимому, ожидал увидеть Рори стоящим на коленях и умоляющим сохранить ему жизнь. Увидев совсем другую картину, он смутился и попятился.

– Я так и знал, – прорычал Рори.

Он схватил Эндрю за грудки и прижал его к стене.

– Ты, никчемный слизняк, – прогремел он, с каждым словом колотя Эндрю головой о стену. – Я раздавлю тебя как мокрицу!

Эндрю был перепуган до смерти. Его колени подгибались, руки висели как плети, он почти ничего не видел из-за застилающего глаза тумана.

Для острастки Рори приподнял его и несколько раз встряхнул, хотя ему хотелось превратить смазливое лицо этого щенка в кровавое месиво. Рори взбесила мысль, что Джоанна предпочла ему этого трусливого щенка.

Его остановило только то, что сосунку было всего шестнадцать лет, и он тоже попался в сети наследницы Макдональдов. Если уж такой умудренный жизненным опытом воин, как Рори, не разгадал ее истинного характера, то чего можно было требовать от зеленого юнца?

Рори развернул мальчишку лицом к двери и, придав ему скорости пинком под зад, прогремел:

– Убирайся отсюда к черту!

Эндрю не удержался на подкашивающихся ногах и приземлился на все четыре конечности, но тут же вскочил и мгновенно скрылся в темном коридоре.

Джоанна решила, что ей тоже не стоит больше тут задерживаться, и направилась было к двери, но Рори схватил ее за рубашку, втащил обратно в комнату и закрыл дверь.

– Нет уж, ты никуда не пойдешь.

Рори был разъярен сверх всякой меры, но даже и в таком состоянии он беспокоился о Джоанне. Он осмотрел ее босые ноги, опасаясь, что она могла порезаться об осколки бокала. Убедившись, что ее ступни целы и нигде нет крови, он немного успокоился.

– Пусти меня, – проговорила она, извиваясь как угорь, стараясь освободиться от его железной хватки. – Не смей… прикасаться… ко мне, ты, чудовище! После того… как ты сказал эти… ужасные слова… о моих родителях… не смей…

Рори ухватил прядь ее волос и слегка потянул, чтобы она подняла голову. Он заглянул в ее синие глаза и увидел, что они сверкают от ярости и набежавших слез. Длинные ресницы намокли и слиплись, на их кончиках блестели крупные капли.

– Мне бы надо было положить тебя поперек колен и как следует отшлепать, – стиснув зубы, сказал он.

– А мне надо было застрелить тебя! – выкрикнула Джоанна.

Рори смачно выругался, подхватил Джоанну на руки, подошел к кровати и бросил свою жену на подушки.

Прежде чем она успела вскочить, он прижал ее руки к перине по обе стороны от головы и склонился над ней.

– Ты хотела знать, действительно ли я назвал твоего отца предателем, а мать – ведьмой? – прорычал он. – Ну конечно, назвал! Ни один здравомыслящий шотландец не заключит добровольно брак с вероломными Макдональдами!

– Однако ты согласился довольно скоро, когда узнал величину моего приданого, – ответила Джоанна, презрительно скривившись. – Ах, простите, пожалуйста, лэрд Маклин, но я почему-то не чувствую себя польщенной.

Она была прекрасна в гневе. Глаза, казавшиеся сейчас почти черными, сверкали, рыжие локоны разметались по подушке, щеки разрумянились, на висках сквозь тонкую кожу просвечивали голубенькие жилки.

От нее исходил тонкий аромат роз, и Рори почувствовал, что желание нарастает в нем со скоростью летящей стрелы.

По-видимому, Джоанна прочла это в его глазах, потому что ее гнев вдруг сменился страхом.

– Пусти меня, – попросила она сдавленным голосом.

Рори шумно дышал, стараясь успокоиться и взять себя в руки. Он не мог понять, когда и почему вдруг события приняли такой оборот. Что могло испортить такую прекрасную, романтическую ночь? Ведь он так здорово все спланировал!

Боже правый, мало кто из женщин мог довести здорового, сильного мужика до помешательства. Похоже, что Джоанне в этом деле нет равных.

– Со смирением и послушанием в постели и за трапезой, – ерничая, повторил Рори. – Интересно, Макдональды хоть когда-нибудь выполняют свои обещания?

– Выполняют, но обещания, данные порядочным людям, а не подлым негодяям, которые клевещут на их родителей, – отрезала Джоанна. – К таким и отношение соответствующее.

– Господи, Джоанна, кто бы говорил! – возмутился Рори. – Не ты ли в первую брачную ночь пыталась убить своего собственного мужа?

По тому, как она вспыхнула, Рори понял, что попал в цель.

– Я тебя ненавижу! – закричала Джоанна, и по ее щекам побежали слезы. – И всегда буду ненавидеть!

Рори посмотрел на нее, и у него сжалось сердце. Он мысленно проклял слюнявого идиота, который разрушил те теплые и нежные взаимоотношения, которые только-только стали устанавливаться между ними.

Ощущение пустоты пронзило его грудь, как холодный стальной клинок. Он имел полное право перед богом и людьми взять Джоанну прямо сейчас, но не мог этого сделать. Он был слишком разъярен и напряжен, чтобы терпеливо обучать свою невинную невесту любовным играм, а Джоанна слишком напугана, чтобы принять это как должное.

Если он сейчас попытается воспользоваться своими правами, она будет сопротивляться. Зная ее невообразимое упрямство, Рори понимал, что она будет сопротивляться до тех пор, пока он силой не заставит ее подчиниться. Он вдруг подумал, что в пылу борьбы он мог бы причинить ей боль, и эта мысль заставила его ужаснуться.

Господи, да что же с ним такое происходит?

Он переживает о том, что мог причинить ей боль, когда она только что пыталась пригвоздить его к стене стрелой из арбалета! Рори совсем запутался. В нем бушевали эмоции, полностью противоречащие друг другу.

Ярость боролась с вожделением; нежность – со злостью.

Но сильнее всего было разъедающее душу разочарование.

Рори отпустил руки Джоанны и выпрямился. Кажется, он злился на самого себя даже сильнее, чем на Джоанну или ее братца-молокососа. Презрительно обозвав себя вполголоса недоумком, он подошел к столу, взял фляжку и направился к двери. На пороге он через плечо бросил взгляд на Джоанну.

Она лежала на кровати на животе, обхватив руками голову, и рыдала так, словно у нее разрывалось сердце.

Его маленькая нежная невеста рыдала из-за того, что ей не удалось убить его.

Рори молча вышел и закрыл за собой дверь, давая возможность своей коварной, как и все Макдональды, жене утопить в соленых слезах свое разочарование.

Прохладный вечерний воздух и согревающий напиток из серебряной фляги сделали свое дело – Рори немного успокоился. Сжимая в одной руке фляжку, а другой опираясь на каменный парапет, он смотрел в темное звездное небо. Луна серебристым светом заливала долину внизу, и казалось, что все вокруг нереально, создано по прихоти какого-то очень грустного волшебника.

Рори не хотелось возвращаться в зал, где гости все еще праздновали его свадьбу. Жених, в брачную ночь так скоро вернувшийся за праздничный стол, обязательно вызовет недоумение и пересуды. А Рори совсем не хотелось видеть удивленно поднятые брови и вопросительные взгляды, да и пищу для сплетен давать не хотелось. Именно поэтому он, перескакивая сразу через две ступеньки, поднялся наверх, на башню, и теперь старался успокоиться при помощи доброго шотландского виски. Он глядел на безжизненные далекие звезды, на холодную луну, бесстрастно взирающую на него с небес, и радовался, что уж им-то до него нет никакого дела.

Значит, пока он заучивал стихи для своей жены, она готовилась убить его. Прекрасно!

Боже правый, каким же невероятным ослом он себя выставил!

А это идиотское решение танцевать с невестой, когда все прекрасно знают, что он танцует не лучше дрессированного медведя?!

Заставил всех ждать Джоанну, пока она переодевалась в прекрасное подвенечное платье, простив ей в мгновение ока то, что она целую неделю дурачила его, переодевшись дворовым мальчиком. Да, конечно, он разгадал эту ее хитрость в первый же день, но она-то об этом не знала! Он сам позволил ей дурачить себя.

Затащил ее в библиотеку, пытался соблазнить, почему-то испытывая неловкость от собственного признания в том, что у него были другие женщины! Ему двадцать восемь лет, и он никому не давал обетов верности. Не думает же она, что до встречи с ней он жил как монах?!

Черт возьми, а все из-за того, что он пытался быть кем-то другим, а не самим собой. Надо было наплевать на мечты Джоанны о рыцаре в сияющих доспехах и заставить ее согласиться с тем, что ей придется жить с главой клана Маклинов. Он такой, какой есть, и нечего было изображать из себя невесть кого. В конце концов, она уже достаточно взрослая, чтобы расстаться с детскими иллюзиями. Ей семнадцать, а ведь многих девушек выдают замуж в четырнадцать, а в пятнадцать они уже имеют детей.

Леди Маклин должна понять, что вышла замуж за человека, для которого практические вопросы стояли, стоят и будут стоять на первом месте. Он не верит в романтическую любовь и никогда, черт возьми, не будет притворяться, что для него все эти романтические бредни имеют хоть какое-то значение. Она должна радоваться тому, что ее муж будет заботиться об их благосостоянии, разумно руководить делами в поместье, охранять ее и их детей от врагов и опасностей.

Господи, да что же еще нужно разумной жене?

Рори поднес к губам фляжку и сделал большой глоток живительной влаги. Облокотившись на парапет, он смотрел на долину внизу, на толстые стены замка, на навесную башню и сторожку у ворот, где уже начались строительные работы. Тихая долина, озеро с широкой лунной дорожкой, дальний лес – разве не об этом он мечтал? Замок-крепость с толстыми, надежными стенами, обширные земли, неисчислимое богатство… И молодая жена, которая подарит ему наследников.

Рори постоянно прихлебывал из фляжки обжигающий напиток, но даже виски не заглушало чувства опустошенности в его душе.

Его жена видела в нем только чудовище.

Рори с горечью вспомнил день, когда он вышел из себя и выкрикнул нелестные эпитеты в адрес родителей Джоанны. Он вполне понимал ее чувства. Если бы кто-нибудь посмел назвать его маму, добрейшую леди Эмму, ведьмой, то не прожил бы на свете и часа.

Конечно, Рори совершил тогда большую ошибку. Но это была ошибка, которую можно исправить, нужно только время. Множество браков заключается и при менее благоприятных обстоятельствах, бывает и так, что новобрачные начинают совместную жизнь, вообще не зная друг друга. И ничего, живут вполне счастливо. Может, если он скажет Джоанне, что сожалеет о своих словах, она сможет простить его, и тогда они попробуют начать все сначала, как если бы они только что познакомились?

Сделав последний глоток виски, Рори убрал фляжку в меховую сумку. Он дал своей несчастной невесте достаточно времени, чтобы выплакаться и заснуть. Когда она проснется, он будет рядом с ней на их широкой супружеской кровати. Тогда он попросит у нее прощения за те слова, которые он сказал про ее родителей, а потом они займутся тем, чем и положено заниматься молодоженам в брачную ночь. И если ему повезет, он в недалеком будущем обзаведется наследником.

Во второй раз за этот вечер Рори вошел в свою спальню. Свечи почти догорели, огонь в камине погас, остались только тлеющие угли. Комнату освещал только лунный свет, падающий через высокое окно.

На полу среди осколков разбитого стекла валялся сломанный арбалет. Стрела все еще торчала в двери.

Джоанна лежала, уткнувшись лицом в подушку, точно так же, как когда он уходил. Было не ясно, спит она или только притворяется. Осторожно обходя осколки стекла, Рори подошел к кровати. Джоанна не шелохнулась.

Рори нагнулся и тронул ее за плечо.

– Джоанна, – тихо позвал он, – прости мне мои слова о твоих родителях.

Она не пошевелилась, и Рори понимающе улыбнулся – теперь она будет играть в молчанку, чтобы наказать его.

Женщины так чертовски предсказуемы!

– Джоанна, – позвал он чуть громче.

Он не позволит ей вывести его из себя еще раз.

Опять никакой реакции. Рори перевернул ее на спину и посмотрел в заплаканное лицо. Она крепко спала. Глубоко вдохнув, Рори натянул на нее покрывало. Она тут же повернулась на бок и свернулась калачиком под теплым покрывалом. Рори нагнулся и нежно поцеловал ее в щеку.

Затем он быстро стянул с себя одежду и улегся на кровать. Подложив поудобней подушки, он закинул руки за голову и уставился невидящим взглядом на голубой полог.

Он, конечно, мог бы и разбудить леди Маклин, хотя знал, что обычно она спит как убитая.

Потом он мог бы настоять на исполнении супружеского долга.

Но ему было нужно, чтобы его нежная невеста пришла к нему по собственной воле. Он хотел видеть желание в ее голубых глазах.

Проклятье! Похоже, эта ночка будет не из легких. Но зато завтра все будет по-другому. Никакого сопротивления с ее стороны не будет, и тогда его прелестная жена познает – разумеется, под его чутким руководством – все прелести и радости супружеских отношений.

16

На следующее утро Джоанна постепенно просыпалась, с удивлением обнаружив, что она лежит не на полу перед кухонным очагом, а в своей собственной кровати. Она смутно помнила ощущение большого мускулистого тела рядом с собой. И, похоже, этот мужчина проспал рядом с ней всю ночь! Вспомнив уютное тепло, исходившее от него, Джоанна резко села на постели и широко раскрыла глаза.

Боже правый, он же был голый!

Она в этом совершенно уверена.

Щеки Джоанны вспыхнули, она натянула одеяло до подбородка и подозрительно оглядела комнату. Ее разъяренного мужа нигде не было видно. Только осколки стекла на полу и стрела, глубоко вонзившаяся в дубовую дверь, говорили о том, что вчерашние события произошли наяву, а не в кошмарном сне.

Видит бог, Маклин был ужасно разгневан.

Джоанна на самом деле вовсе не собиралась убивать его. Она только хотела, чтобы он признался, что обвинил ее мать в колдовстве. Ну что ж, он признался, ладно. Но ведь в его голосе не было и тени раскаяния! Джоанна презрительно фыркнула. А чего еще можно ждать от негодяя, который спокойно может отправить невинного человека на виселицу?

Приглушенный стук молотков, доносившийся снаружи, заставил Джоанну вскочить с кровати. Она подбежала к окну, открыла ставни и уставилась на представшую ее взору картину, не веря своим глазам. Команда рабочих снимала старую проржавевшую подъемную решетку, которая защищала главные ворота. Кругом валялись инструменты, неподалеку лежала новая решетка, и Джоанна поняла, что Маклин начал работы по укреплению замка, о которых говорил недавно.

Стараясь не наступить на осколки стекла, Джоанна быстро оделась и со всех ног бросилась вниз по лестнице. Когда она бежала через большой зал, гости удивленно смотрели на нее, но она не стала терять время на объяснения.

Обычно на следующий день после брачной ночи смущенная невеста старалась не показываться на люди, но Джоанне нечего было смущаться.

Джоанна вышла из главной башни и незаметно подошла к своему так называемому мужу, который, конечно же, никогда не будет ее настоящим мужем, что бы он там себе ни думал. Он стоял спиной к Джоанне и внимательно наблюдал за работой, не подозревая о ее присутствии.

– Остановитесь! – крикнула она рабочим, которые удивленно обернулись на ее голос. – Прекратите сейчас же! Все вы, немедленно остановитесь!

Ее люди недоуменно пожимали плечами, не понимая, что происходит. Потом они посмотрели на Маклина, как бы ожидая дальнейших распоряжений.

– Продолжайте, – спокойно сказал он. – Опускайте решетку. – Он подождал, пока они опять принялись за работу, и повернулся к Джоанне.

Она смотрела на него сверкающими от ярости глазами, но он встретил этот взгляд с улыбкой.

– Ну, наконец-то вы проснулись, леди Маклин. Я вообще-то видел, как вы умеете спать, – когда вы спали возле очага на кухне, – поэтому не думал, что вас могут разбудить удары молотка по металлической решетке. Тем не менее, выглядите вы прекрасно.

Джоанна вспыхнула. Все мужчины, работавшие рядом и слышавшие эти слова, были уверены, что виновник того, что она так долго спала сегодня, стоит перед ней и блаженно улыбается.

– Эту работу необходимо немедленно остановить, – сердито заявила Джоанна.

Маклин шагнул к ней и накрутил на палец шелковистый локон. У нее не было времени тщательно причесаться, она просто несколько раз провела щеткой по волосам, оставив их распущенными по плечам.

– Я не могу терять день только потому, что я – молодожен, – мягко сказал Рори. – А вот после обеда у нас с тобой будет достаточно времени для неспешного разговора.

В его распутных глазах сверкнула искорка, одновременно вспыхнул изумруд у него в ухе. Джоанне стало совершенно ясно: он не ограничится просто разговорами. Господи, может этот человек думать о чем-нибудь еще, кроме распутства?

Маклин смотрел на свою невесту с откровенным вожделением. Тем временем рабочие, все из клана Макдональдов, нанятые в близлежащих деревнях, сняли ржавую решетку и положили ее на землю рядом с новой.

Джоанна уперлась руками в бедра и грозно посмотрела на них.

– Немедленно поставьте старую решетку на место, – скомандовала она.

Никто из рабочих даже не шевельнулся, чтобы выполнить ее распоряжение. Правда, они с некоторым испугом посмотрели на Маклина и, когда тот коротко кивнул, продолжили выбивать ржавые петли из полусгнивших деревянных ворот, закрывающих главный вход. Джоанна пришла в состояние, близкое к панике. Она оглядела двор и везде увидела занятых работой людей. Старший каменщик со своими подмастерьями изучал планы и чертежи. Бригада разнорабочих начала копать новый колодец, остальные были заняты заменой задних ворот. На телеге привезли обтесанный камень и свалили у южной стены.

Джоанна схватилась за голову. Боже, боже, она никогда в жизни не сможет оплатить всю эту работу и материалы! Большинство ее арендаторов расплачивались с ней натуральными продуктами, которые они получали в своих хозяйствах. Они приводили в замок скотину, свиней, пригоняли домашнюю птицу, заполняли амбары зерном и овощами. Всего этого добра было в замке с избытком, но вряд ли нашлась хоть горстка серебряных монет.

Джоанна схватила Маклина за руку.

– По какому праву ты здесь распоряжаешься? – возмущенно спросила она. – Я не давала разрешения на все эти работы.

Маклин продолжал сохранять невозмутимость.

– Я делаю то, что должно быть сделано несколько лет назад, – спокойно объяснил он. – Наружные стены нужно укрепить, старые ворота и решетки – заменить на новые, более прочные. – Он отцепил ее пальцы от своего рукава и поднес их к губам. – Кроме того, Кинлохлевен принадлежит мне, не забывайте, леди Маклин, – добавил он. – Поэтому решать, что будет, а что не будет сделано в замке, отныне буду я.

Он отпустил ее руку, повернулся и зашагал прочь. Джоанна бросилась за ним, почти наступая ему на пятки.

– Подожди минутку. – От возмущения она даже задохнулась, но, видя, что он не обращает на нее внимания, повысила голос: – Я хочу поговорить с тобой, Маклин. Сейчас же!

Казалось, что он даже не слышит ее требований. Он вошел в помещение, служившее чем-то вроде арсенала, следом за ним вошла Джоанна.

Внутри находилось несколько человек из клана Маклинов, которые во главе с Фичером разбирали старое оружие и доспехи. Фичер обернулся и, увидев молодоженов, широко улыбнулся.

– Доброе утро, леди Маклин, – обратился он к Джоанне.

Джоанна с отсутствующим видом кивнула, в ответ. Ее внимание было приковано к беспорядку, царившему вокруг. Груды устаревших нагрудных лат, шлемов и других доспехов были навалены на грубо сколоченных верстаках. Ближе к стенам стояли составленные в козлы пики, копья и боевые топоры.

– А эти можно отдать кузнецам на переплавку, – сказал Фичер, показывая на груду старых мечей. – Джейкоб и Лотар могут использовать сталь, чтобы выковать новые мечи.

Маклин кивнул. Казалось, он совершенно не замечал стоящую рядом с ним Джоанну.

Воинственно тряхнув головой, Джоанна скрестила на груди руки и вызывающе посмотрела на них.

– Я хочу, чтобы все это оружие было сложено туда, где оно лежало, – заявила она. – И я хочу, чтобы старые ворота и старая решетка были поставлены на место немедленно.

Кое-кто из работающих людей Маклина удивленно взглянул на нее, на мгновение прекратив работу. Но потом все вернулись к своим занятиям.

Фичер восхищенно взирал на Джоанну с высоты своего роста. Потом он подошел к своим людям, которые краем глаза наблюдали за развитием событий. Фичер сделал им знак глазами, и они один за другим вышли из помещения. Последним вышел Фичер, плотно закрыв за собой тяжелую дверь.

Джоанна не успела и рта раскрыть, как Маклин обхватил ее за талию и посадил на верстак. Он сдвинул в сторону груду старых боевых рукавиц, обеими руками обхватил бедра Джоанны и придвинулся к ней ближе:

– Ну, дорогая женушка, теперь расскажи мне, что тебя так обеспокоило сегодня утром.

– Обеспокоило! – Джоанна возмущенно всплеснула руками. – Ты снял все ворота в замке. Теперь Кинлохлевен может атаковать любой, кто проедет мимо!

Маклин тихо хохотнул. Его руки скользнули по ее корсажу вверх, остановившись под грудью.

– Не так уж часто мимо Кинлохлевена кто-то ездит, это во-первых. А во-вторых, не каждый, кто проедет мимо, должен обязательно напасть. Ну а поскольку все мои враги находятся внутри замка, то какая разница, открыты ворота или нет.

Не дожидаясь ее ответа, Рори откинул назад ее спутанные локоны, нагнулся и уткнулся носом в ее ухо. Языком он дразнил розовую раковинку ее уха, его дыхание было теплым и влажным, и это было очень возбуждающе. Джоанна поежилась, по спине у нее поползли мурашки. Она подумала, что ей бы не стоило позволять ему такие вольности, как вчера. Ну, по крайней мере, сегодня она готова противостоять любым его попыткам повторить вчерашнее.

Джоанна положила руки на широкие плечи Рори, чтобы оттолкнуть его, но вместо этого он придвинулся еще ближе. Причем сделал он это с такой легкостью, что Джоанна только тихо ахнула.

– Большинство моих арендаторов платят мне продуктами и скотиной, – сердито сказала она. – У меня нет денег, чтобы платить за все эти дорогостоящие работы.

– Зато у меня есть, – пробормотал Маклин, придвигаясь еще ближе.

Сердце Джоанны как-то странно замерло, затем забилось все быстрее и быстрее. Она чувствовала на лице дыхание Рори, ее ноздри щекотал свежий запах хвои. Он прижался губами к ее губам и проник языком в рот, дразня и возбуждая ее. Он закрыл глаза, и ему показалось, что он пьет из горного родника.

В Джоанне все нарастало радостное возбуждение. Испугавшись этого, она в смятении прервала поцелуй и поспешно отвернулась.

– Я никогда не смогу вернуть тебе такую большую сумму денег, – задыхаясь, сообщила она.

Попытка отодвинуться от него не удалась: Джоанне мешала груда металла, в которую она упиралась спиной.

– А тебе и не надо будет ничего отдавать, – спокойно ответил Маклин.

Но Джоанна знала, что он ошибается. Ей придется вернуть ему все до последней монетки, когда их брак будет признан недействительным. Она пыталась прикинуть, что из домашней утвари она сможет продать, чтобы наскрести нужную сумму. Ее любимые итальянские гобелены, которые она привезла из самого Камберленда, пожалуй, подойдут. И еще серебряная посуда. И золотые канделябры. Все роскошные вещи, привезенные семьей Маклина в качестве свадебных подарков, придется, конечно, вернуть. Пропади они пропадом!

Пока Джоанна подсчитывала в уме, сколько денег ей принесет продажа той или иной вещи, Морской Дракон запустил пальцы в волосы у нее на затылке. Он прижался к ее губам поцелуем, а потом стал опускаться ниже, целуя ее шею, грудь, плечо. Ее глубоко декольтированное платье позволяло его жадным губам покрывать поцелуями ее нежную кожу почти до сосков, и от этих прикосновений все ее расчеты и подсчеты улетучились в мгновение ока.

Когда он обхватил ладонями ее груди, Джоанна прерывисто вздохнула. Даже через одежду она ощущала исходивший от него жар. Его тело было таким горячим ночью, когда она спала в его объятиях, что ей приснилось, будто она лежит возле пылающего камина.

Рори вдохнул запах, исходивший от Джоанны, и не смог сдержать стона. Прошедшей ночью она сладко спала в его объятиях, и ему пришлось призвать на помощь всю свою волю, чтобы не овладеть ею сонной.

То, что он решил не торопить события, не имело никакого отношения к галантности, черт побери. Просто ему зачем-то было необходимо знать, что Джоанна хочет его так же сильно, как он хочет ее. И у него хватит упрямства, чтобы дождаться от нее такого признания.

– Как ты приятно пахнешь! – пробормотал он, стягивая платье с ее плеч.

Ее кожа цвета сливок была усыпана веснушками, и Рори почувствовал, как его охватывает нежность и умиление. Он поцеловал ее плечико, а потом провел языком по коже над грудью.

Джоанна откинула голову назад, и ее волосы тяжелой волной упали на руку Рори.

– Это розовая вода, – выдохнула она, закрыв глаза. – Я рада, что тебе нравится. Некоторые люди считают, что этот запах слишком слабый и неуловимый. Они предпочитают лаванду, или жасмин, или даже мускус.

– Нет, мне нравится именно этот запах, – заверил ее Рори. – Мне нравится в тебе все, девочка моя, от твоей рыжей макушки до кончиков твоих маленьких пальчиков.

Рори постепенно опускал платье вниз, пока полушария грудей Джоанны не показались полностью. Желание овладеть ею вспыхнуло в нем с такой силой, что у него задрожали руки. Он нагнулся и втянул в рот розовый бутон соска, смакуя его вкус и наслаждаясь ощущением шелковистой кожи в ладонях. Джоанна судорожно вздохнула, задержала дыхание и медленно выдохнула, закрыв от наслаждения глаза. Сердце Рори радостно забилось: он понял, что долго сопротивляться влечению Джоанна не сможет, а значит, его триумф не за горами.

Рори все сильней чувствовал непреодолимое желание воспользоваться своими правами и овладеть женой прямо здесь, на верстаке, среди старого оружия и доспехов. Это желание было таким сильным, что он почти забыл о своем решении подождать, пока Джоанна будет полностью готова отдаться ему. Впрочем, когда дело касалось секса, Рори не отличался особым терпением.

Сейчас все было по-другому. Проклятье! Просто целуя Джоанну, он возбуждался гораздо сильнее, чем когда занимался любовью с другими женщинами. Но он не хотел, чтобы у нее остались неприятные воспоминания об их первой близости, поэтому собрал волю в кулак и решил не торопить события.

Рори поднимал подол ее платья, медленно скользя горячей ладонью вверх по ноге. Затем так же медленно развел ее колени в стороны и встал между гладкими восхитительно белыми бедрами. Сам он был уже настолько возбужден, что этого не мог скрыть даже килт.

– Боже правый, Джоанна! – хрипло выговорил Рори.

Он не мог оторвать взгляда от ног Джоанны в чулках с подвязками, выше которых белела нежная гладкая кожа. От этого зрелища у него перехватило дыхание. Джоанна была такая маленькая, такая изящная. И вместе с тем такая невообразимо женственная, что у Рори помутился разум. Он стал осторожно опускать ее назад, спиной на верстак. Тогда он высвободил руку из-под ее головы и заглянул ей в глаза.

– Вспомни, как я ласкал тебя вчера, – сказал он голосом, полным нежности и еле сдерживаемой страсти. – Вспомни, как это было приятно, девочка моя. Сейчас я буду так же нежен, так же аккуратен, обещаю тебе.

Он снова наклонился и припал губами к ее животу, целуя ее через тонкую ткань белья. Его руки скользили вверх по ее ногам, по бедрам, пока не добрались до упругих завитков волос.

Джоанна судорожно вздохнула и запустила пальцы в густую золотистую шевелюру Рори. У нее не хватило сил потребовать, чтобы он остановился, – слишком сильно было наслаждение. Воспоминания о блаженстве, которое она испытала вчера, когда они были в библиотеке, вытеснили все мысли о долге перед кланом. Чуткие пальцы Рори дотрагивались до самых интимных мест, и это приносило Джоанне невыразимое наслаждение. С замиранием сердца она ждала еще более смелых ласк, от которых у нее между ног становилось тепло и влажно.

– О боже! О господи! – стонала Джоанна, вздрагивая от легких прикосновений Рори.

Одной рукой она ухватилась за рукав его полотняной рубашки, другой – за край его накидки, изо всех сил желая, чтобы наслаждение длилось как можно дольше. Чувственное желание росло и крепло внутри ее, заставляя Джоанну изгибаться и стонать. Каждым жестом, каждым стоном она просила, нет, требовала еще и еще ласк.

Она ждала, что опять, как вчера, Рори введет свой палец внутрь ее, и она опять испытает это жгучее наслаждение, но вместо этого он опустил руки и выпрямился.

– О боже! – повторила Джоанна, но на этот раз это был мучительный стон разочарования.

Джоанна села на верстаке и обхватила Рори за шею, притягивая его к себе. Ее чувствительные соски прижимались к тонкой ткани полотняной рубашки Рори, терлись о толстые складки его накидки. Ей хотелось выгнуть спину и потереться об него, как котенок, который требует ласки. От разочарования она чуть не разрыдалась, и ей пришлось прикусить губу, чтобы не начать хныкать и жаловаться.

Рори взял лицо Джоанны в ладони и заглянул в ее огромные синие глаза. Она смотрела на него непонимающим взглядом, на ее лице было написано смущение и желание, в глазах светился немой вопрос. Рори очень хотелось продолжать ласкать жену до тех пор, пока она не выгнется и не застонет в сладком экстазе, но было еще кое-что, чего он хотел даже больше.

– Скажи мне, что ты хочешь меня, Джоанна, – хрипло попросил он.

Длинные ресницы Джоанны взлетели и тут же тенями опустились на щеки. Она вздрогнула и медленно покачала головой.

– Пожалуйста, дай мне уйти, – еле слышно попросила она, пытаясь унять бешеный ритм своего сердца.

Каждая клеточка тела Рори протестовала против ее ухода, но он совладал с собой и отступил на шаг, давая ей пройти. Она соскочила с верстака, оправила юбки и быстро выскользнула в дверь. Рори облокотился на верстак и тяжело вздохнул, опустив голову и закрыв глаза. Ему очень хотелось броситься за Джоанной, но он усилием воли подавил в себе это желание. Он не будет принуждать свою жену к исполнению супружеского долга против ее воли. Он дождется, пока она сама захочет этого.

Но будь он проклят, если и дальше будет пытаться ей понравиться при помощи стихов и романсов, написанных другими. Нет, пусть она принимает своего мужа таким, какой он есть, – прямым и немногословным воином-горцем.


– Послушай, Рори, по-моему, тебе надо разобраться с тем, что происходит в твоем доме, – спокойно посоветовал Фичер, когда нашел Рори на сторожевой башне, где тот осматривал бойницы и сверял их с чертежами. – Несколько минут назад я видел Мод, и она, между прочим, сообщила мне кое-что, касающееся тебя. – Фичера явно забавляла новость, которую он хотел сообщить Рори. – Я думаю, тебе надо знать об этом, иначе весь шотландский двор еще долго будет перемывать тебе кости.

Рори оторвал взгляд от работающего каменщика и повернулся к Фичеру. В глазах у того плясали веселые огоньки, и Рори понял, что если он не остановит свою женушку, что бы она там ни задумала, то станет объектом для насмешек для всего двора.

– Что там Джоанна опять придумала? – спросил он Фичера, спускаясь вместе с ним вниз по лестнице.

– Да, в общем, ничего особенного, – весело ответил Фичер. – Она просто решила избавиться от кое-какой мебели и домашней утвари. А чтобы сделать это с максимальной выгодой, она объявила, что после полудня в большом зале устроит аукцион, на котором будет выставлено на продажу несколько дюжин различных предметов. Аукцион продлится до захода солнца и, думаю, будет весьма прибыльным для девочки. Ты же знаешь, сколько толстосумов собралось нынче в замке.

– О господи! – выдохнул Рори. – Только этого еще не хватало! – И он со всех ног бросился вниз по ступенькам и дальше через двор.

Ввалившись, точно разъяренный медведь, в открытую дверь своей спальни, он увидел, что Сьюмас и Дэйв под руководством своей хозяйки снимают со стены гобелен с рыцарем и прекрасной дамой. Мод стояла рядом с Джоанной, с осуждением качая головой и цокая языком.

– Могу я поинтересоваться, миледи, что это вы здесь делаете? – подчеркнуто вежливо спросил Рори у Джоанны.

Услышав его голос, Джоанна подпрыгнула от неожиданности и резко обернулась. Ее щеки залил румянец смущения.

– О господи, как ты меня напугал! – с упреком сказала она. – Неужели тебе больше нечем заняться, кроме как шпионить за нами? По-моему, ты собирался проверить, как идут дела на башне.

Удивленный ее дерзким тоном, Рори приподнял брови. Она явно что-то затеяла и не собирается отступаться.

– Джоанна, я жду объяснений. Зачем ты велела снять этот гобелен со стены?

– Я собираюсь его продать, – с вызовом заявила она, вздернув подбородок. – Я сама привезла этот гобелен из Камберленда и теперь решила его продать.

– Зачем?

– Как это – зачем? – Она смотрела на него широко раскрытыми глазами, как будто он сморозил несусветную глупость. – Затем, что мне нужны деньги, а за него можно взять неплохую сумму. А зачем еще люди продают вещи?

– Ага, а деньги, надо думать, пойдут на оплату преобразований в замке, так? – спросил Рори, даже не пытаясь скрыть своего бешенства.

– Конечно, – пожала плечами Джоанна.

Рори прислонился плечом к косяку и сложил руки на груди.

– Повесьте гобелен на место, – велел он.

Его тон не оставлял сомнений в том, что он ждет от Сьюмаса и Дэйва беспрекословного подчинения. Сьюмас немедленно стал взбираться обратно на стремянку. А Дэйв на полу принялся поспешно разворачивать гобелен.

Джоанна рванулась к Маклину. Ее глаза метали молнии.

– Какое тебе дело до того, продаю я гобелен или нет? – почти выкрикнула она. – Он тебе даже не нравился никогда!

– А вот это неправда, – спокойно ответил Рори. – Оказалось, что он мне понравился, и даже очень.

Джоанна взглянула на рыцаря в сияющих доспехах, потом опять перевела взгляд на Рори.

– Я тебе не верю, – заявила она. – С чего это он вдруг тебе понравился?

– Просто этот молодчик мне кажется очень похожим на меня, – сообщил Рори с широкой ухмылкой.

– И ничего подобного, – презрительно фыркнула Джоанна. – Даже близко ничего нет.

– Миледи! – всплеснула руками Мод.

– Да, ничего похожего! – упрямилась Джоанна.

– Ты хочешь сказать, что я не такой красивый? – поинтересовался Рори. – Или не такой галантный?

– Вот именно! – обрадовалась Джоанна. – Именно это я и хочу сказать.

– Джоанна! – одернула ее Мод. – Ты ведешь себя ужасно. Где твои манеры?

За спиной у Джоанны Сьюмас и Дэйв возились с гобеленом, пытаясь повесить его на стену. Им мешал душивший их смех.

– Это все, миледи? – спросил Сьюмас, спустившись со стремянки.

Гобелен висел опять на прежнем месте.

– Нет, не все. Возьмите вот это и сделайте так, как я вам сказала, – распорядилась она, показав рукой на огромный сундук с ее платьями.

Она с вызовом посмотрела на Рори, но, наткнувшись на его насмешливый взгляд, отвела глаза.

– И сундук ты тоже не будешь продавать, – твердо заявил он.

– Я и не собиралась, – лучезарно улыбаясь, сообщила она. – Они должны перенести его в другую комнату.

Рори огляделся и только тут заметил, что в комнате нет резного дубового шкафа, который стоял рядом с кроватью. И женских безделушек в серванте, стоящем у дальней стены, тоже нет. Он прошагал по комнате и остановился перед своей женой.

Джоанна взглянула вверх на своего огромного мужа и нервно сглотнула. Она знала, что пленников на кораблях заставляли идти по краю борта с завязанными глазами, и они в конце концов падали в море. Сейчас ей стало интересно, поступал ли так когда-нибудь Морской Дракон? Она попыталась представить себе, каково это: идти с завязанными глазами по шаткому борту и знать, что у тебя за спиной стоит дюжий капитан с обнаженным мечом в руках.

Когда Маклин заговорил, его голос звучал на удивление спокойно:

– Твои вещички, дорогая женушка, должны лежать там, где они до сих пор лежали.

Джоанна открыла было рот, чтобы ответить, но потом передумала. Она заметила, что, несмотря на спокойный тон, на скулах у Маклина ходили желваки.

– Ну что, милорд, пока все? – обеспокоенно спросил Сьюмас, вместе с Дэви продвигаясь к открытой настежь двери.

Маклин взглянул на них, потом опять перевел взгляд на Джоанну:

– Пока все. Закройте за собой дверь.

Мод не стала ждать особого разрешения уйти. Она на всякий случай присела в реверансе и быстренько ретировалась вслед за двумя слугами, которые исчезли без единого слова.

– Предатели! – крикнула Джоанна им вслед.

Не обращая внимания на разгневанного Маклина, стоящего перед ней, она повернулась и подошла к резному сундуку возле кровати.

– Ну что ж, если они не хотят убрать его отсюда, я сама это сделаю, – сказала она.

Она нагнулась и ухватилась за ручку на сундуке.

Но в тот момент, когда она решительно дернула за ручку, Маклин поставил ногу на крышку сундука. Ручка вырвалась из рук у Джоанны, а сама, потеряв равновесие, она шлепнулась на ковер.

– Ой! – вскрикнула девушка, потирая ушибленный бок.

Она подняла сердитый взгляд на Маклина.

– Ты нарочно это сделал!

Маклин опустился на одно колено возле своей своенравной жены. Черт возьми, чему, собственно, он удивляется? Ведь он знал, на ком женится, и прекрасно понимал, что его ждет. Никто, кроме этой маленькой упрямицы, не додумался бы до того, чтобы переодеться в мальчишеское платье и надеяться, что все сойдет с рук. И ни одна новобрачная ни за что не решилась бы так вести себя с разъяренным мужем – за исключением его маленькой упрямой жены.

Он взял Джоанну за подбородок и приподнял, заставив посмотреть прямо ему в глаза. Он видел, что ее душат гнев и досада, она была вся как натянутая струна.

– Если я решу наказать тебя, – тихо сказал он, – ты как следует получишь по заднице. И поверь мне, это будет не просто шлепок.

Услышав такую угрозу, Джоанна широко раскрыла глаза, но мудро предпочла промолчать, чтобы не разозлить его еще больше.

– Я старался быть терпеливым, – продолжал он так же тихо, – но даже моему ангельскому терпению приходит конец. Запомни раз и навсегда: ничто из нашего имущества не будет продано ни сегодня, ни в какой другой день. И когда я сегодня вечером вернусь в нашу спальню, леди Маклин, я хочу, чтобы вся мебель, все мелочи, все гобелены были на своих местах. Я хочу, чтобы все ваши пузырьки и флакончики с духами также стояли там, где всегда. Я хочу, чтобы ваши ленты и щетка для волос лежали на туалетном столике возле кровати, а сами вы, леди Маклин, – он нагнулся к ней совсем близко, – находились бы в этой самой кровати.

В горле у Джоанны встал ком, когда Маклин поднялся на ноги и некоторое время стоял, грозно возвышаясь над ней, подобно черному ангелу-мстителю. Ей очень хотелось возразить ему, но в его глазах сверкала такая ярость, что Джоанна поостереглась вообще раскрывать рот. Она решила, что иногда стоит прислушаться к голосу разума и здравого смысла. Иногда надо сдержаться, чтобы не вызвать своего врага на открытую войну и тем самым не дать ему преимущества. Особенно если этот враг ростом под два метра и силен, как молодой бык.

У Джоанны язык чесался язвительно ответить Маклину, но она сдержалась и только молча смотрела, как ее муж выходит из комнаты, не проронив больше ни слова и даже не оглянувшись.

– Пусть кто-нибудь скажет мне, что есть на свете человек еще более противный, высокомерный, гадкий, чем Маклин, – пробормотала она, – и я рассмеюсь в лицо этому лжецу!

Она подняла крышку сундука, вытащила из него свои платья и свалила их в кучу на кровати. Затем ухватилась за одну ручку и потащила тяжеленный сундук к двери. Ей пришлось попотеть, но к полудню почти все ее вещи находились в пустующей спальне этажом ниже.

Рори вернулся на башню, где Тэм Маклин занимался расчетами по устройству бойниц.

– Тэм, у меня к тебе поручение, – обратился к нему Рори. – Как только все усядутся за стол, возьми с собой Мердока и отправляйся в нашу с Джоанной спальню. Я хочу, чтобы все, что она оттуда вытащила и перенесла в другую комнату, было возвращено на свои места. Мод Беатон покажет вам, где что стояло. И смотри, чтобы не было лишних разговоров среди слуг. Пусть лучше займутся своими делами, чем шушукаться, обсуждая хозяев.

Не задавая лишних вопросов, Тэм кивнул:

– Будет исполнено, милорд.

17

Джоанна прошла в глубь сеновала, опустилась на мягкое сено на колени и взяла на руки маленького черно-белого котенка.

– Ну, здравствуй, малыш, – ласково проворковала она, поглаживая котенка по шелковистой шерстке.

Котенок громко мурлыкал и тыкался носом Джоанне в щеку.

– И как же мы тебя назовем?

За три дня до того, как в Кинлохлевен стали прибывать гости, кошка Тэбби, обычно живущая в конюшне, принесла пятерых котят. Джоанна знала об этом, но до сегодняшнего дня у нее не было возможности навестить свою любимицу. Она поудобней уселась в мягком сене, вытянула ноги и одного за другим посадила котят к себе на колени. Тэбби терлась о ее ноги, выгнув спину и умильно поглядывая на своих детей. Было видно, что она ужасно гордится таким прекрасным потомством.

– Да-да, конечно, – сказала Джоанна, почесывая кошку за ушком, – ты умница, проделала такую большую работу. Я так рада, что у мамы и детишек все хорошо.

– Я надеюсь, что ты уже перенесла все свои вещи обратно в нашу спальню, – вдруг раздался голос Маклина.

В тишине сеновала его голос прозвучал так неожиданно громко, что кошка мгновенно исчезла, бросив потомство на милость своей хозяйки.

Джоанна подняла глаза на мужа, который стоял на краю сеновала, спокойно глядя на нее. Она так увлеклась котятами, что не слышала, как он поднялся по приставной лестнице наверх. Джоанне пришлось собрать все свое мужество, чтобы выдержать его властный взгляд. Он, безусловно, был сильнее физически, но Джоанна не хотела давать ему еще и моральное превосходство. Пусть он выше и сильнее большинства мужчин, а она – всего лишь хрупкая женщина, но ему не сломить ее гордого духа. Она – Макдональд, и этим все сказано.

– Тебе лучше будет узнать правду сейчас, чем потом, – сказала она. – После того как ты ушел сегодня утром, я перенесла все свои вещи из твоей спальни в другую комнату. Этой ночью я буду спать там, как, впрочем, и все последующие ночи до тех пор, пока ты не покинешь мой замок.

Маклин улыбнулся той самой самоуверенной улыбкой, которую Джоанна уже так хорошо знала.

– Джоанна, девочка моя, – сказал он, с восхищением глядя на нее. – Ты не устаешь удивлять меня. Хороший воин не будет предупреждать врага о том, что собирается на него напасть.

Джоанна уже собиралась заявить ему, что будет просить признания их брака недействительным, так как между ними не было физической близости, но, услышав его последние слова, так резко закрыла рот, что прикусила кончик языка.

– Ай! – вскрикнула она, скривившись от боли и прижав пальцы к губам.

Она посмотрела на него так, как будто он один был в этом виноват.

Маклин опустился на колено рядом с ней.

– Прикусила язычок, маленькая моя? – сочувственно спросил он. – Дай-ка я посмотрю. – Он взял ее за подбородок и приподнял ей лицо.

Глаза Джоанны наполнились слезами, она тщетно старалась оттолкнуть его руку.

– Ты не лекарь, зачем тебе смотреть? Все равно ничем мне не поможешь.

Рори нагнулся и легко коснулся губами ее губ. От этого нежного прикосновения у Джоанны по коже поползли мурашки.

– Ну, не упрямься, женушка, – низким, бархатным баритоном уговаривал Рори. – Я поцелую – и все пройдет. Тебе сразу станет лучше.

– Ну конечно, – фыркнула Джоанна. – Если уж ты хочешь, чтобы мне стало лучше, тогда перестань вмешиваться в мои дела и разочаровывать наших гостей. Все с нетерпением ждали аукциона, а ты все испортил. Ну зачем было отменять аукцион?

Рори опустился на сено рядом с ней и насмешливо хмыкнул.

– Миледи, где ваше воспитание, где хорошие манеры? Разве это прилично – пригласить людей к себе в гости, а потом пытаться облегчить их кошельки, предлагая им купить вашу посуду или постельное белье?

– Вообще-то я не думала о постельном белье, – задумчиво глядя на него, сказала Джоанна. – Ну а поскольку благодаря тебе аукциона не будет, мы сможем организовать веселый костюмированный спектакль, так что гости не будут разочарованы. А после ужина Фергюс Макквистен будет опять петь, я попросила его об этом. Хорошо было бы, чтобы ты написал еще одну балладу, на этот раз в честь Беатрис. Это было бы ей очень приятно.

Маклин вытянул свои длинные ноги и облокотился на руку. Он полулежал рядом с Джоанной, но даже сейчас, когда он был совершенно расслаблен, Джоанна ощущала силу, которая исходила от его большого тела. О его доблести на поле боя ходили легенды, и, наблюдая за ним краем глаза, Джоанна думала о том, что эти легенды – совсем не выдумка. Маклин поглаживал разыгравшегося котенка, который соскочил с колен Джоанны и сейчас прыгал и кувыркался, играя с соломинкой. На губах Рори блуждала ленивая улыбка. Черный котенок коготками вцепился в палец Рори и покусывал его своими маленькими острыми зубками.

«Вот так и со мной, – подумала Джоанна, вспомнив, с какой легкостью он вырвал у нее из рук заряженный арбалет. – Он позволяет мне кусаться и царапаться, но, когда ему это надоест, он справится со мной так же легко, как с этим котенком».

– Боюсь, что мне придется отказать тебе в твоей просьбе, – сказал он.

Джоанна так увлеклась своими невеселыми размышлениями, что не сразу поняла, о чем это он. Она оторвалась от созерцания его большой руки и посмотрела ему в глаза:

– В просьбе… В какой просьбе?

– Ну, ты же попросила меня сочинить еще одну балладу. Так вот, боюсь, что ничего не получится. К сожалению, леди Беатрис не вызывает у меня никаких романтических и любовных эмоций. Придется Фергюсу спеть что-нибудь из своих сочинений. А кстати, на какую тему будет разыгран спектакль? Может, я смогу чем-то помочь, раз уж я отменил аукцион?

– Это будет пьеса по греческому мифу о подземном царстве, – с вызовом ответила Джоанна, готовая дать отпор, если он попытается опять сказать какую-нибудь колкость.

Ну до чего же он все-таки самоуверен!

Маклин поднял бровь:

– Однако, довольно странный выбор для свадебного торжества.

– А по-моему, то, что надо, – заявила Джоанна. – Гадес похитил Персефону, перенес ее в подземное царство мертвых и там надругался над ней. – Она поднесла котенка к лицу и невинным тоном предложила: – Кстати, ты можешь сыграть роль Гадеса.

– Владыки подземного царства? – со смешком переспросил Маклин. – Так вот каким ты меня видишь! А ты, конечно, будешь Персефоной?

Услышав его смех, Джоанна почувствовала холодок, пробежавший по спине, внутри все задрожало, и она поняла, что еще мгновение – и она опрометью бросится вон из комнаты. Борясь с этим желанием, она тем не менее стала осторожно продвигаться к двери, стараясь делать это как можно незаметнее, чтобы он не успел остановить ее.

– Нет, – помотала она головой. – Иден будет богиней, а я буду Паном.

Рори ужасно хотелось обнять ее, прижать к себе и, запустив пальцы в ее густую кудрявую шевелюру, целовать ее до тех пор, пока она не начнет задыхаться и умолять о новых ласках. Однако вместо этого он откинулся назад, удобно расположившись на куче сена и положив руку под голову.

– Ты знаешь, почему-то меня это не удивляет, – насмешливо глядя на нее, сказал он.

Сделав над собой усилие, он оторвал глаза от ее изящной фигурки, понимая, что еще одно неверное движение, и его пугливая невеста даст деру.

– В любом случае, – продолжал он, – я предпочитаю быть зрителем, а не участником этого представления. А роль похитителя Персефоны ты можешь предложить Эндрю. Тогда этот молокосос сколько угодно сможет изображать страсть.

– Эндрю слишком молод и неопытен для этой роли, – возразила Джоанна. – Если ты не хочешь участвовать в спектакле, то я предложу роль Тэму.

– У Тэма сегодня вечером и так много дел, – сказал Рори, улыбкой смягчив свои слова. – А почему бы тебе не попросить Фичера? Я так понимаю, что исполнителю этой роли придется взваливать Иден на плечо и бегать с ней по сцене. В таком случае Фичер справится с этой за дачей лучше всех.

Секунду Джоанна осмысливала это предложение, потом кивнула. Она посадила пятнистого котенка к остальным котятам, а сама исподтишка наблюдала за Рори.

– А как ты узнал, что я здесь? – спросила она. – Ты что, следил за мной?

– Я видел, как ты пошла в конюшню, подумал, что ты хочешь проехаться верхом, и решил к тебе присоединиться. – Рори старался, чтобы его голос звучал дружелюбно, а поза оставалась максимально расслабленной.

На самом деле он не хотел, чтобы Джоанна отлучалась из замка одна, без сопровождения. Кто-нибудь из Маклинов обязательно должен был находиться рядом с ней.

Рори любовался Джоанной из-под полуопущенных ресниц. Ему нравились тонкие черты ее лица, загнутые ресницы, нежная кожа, покрытая смешными веснушками, рыжие волосы, отливающие золотом в солнечных лучах, падавших из окошка. Он заметил, что ее ресницы все чаще взлетают вверх, когда она смотрит на него, а в ее темно-синих глазах появилось сомнение и беспокойство. Рори положил вторую руку под голову, как бы говоря Джоанне, что она вольна уйти, когда ей вздумается, он ее задерживать не собирается.

Джоанна беспокойно поерзала. В конце концов, она повернулась к Рори и нерешительно спросила:

– Ты на меня не сердишься?

– За что?

Его вопрос поверг ее в замешательство. Он что, ничего не помнит? Или события прошедшей ночи для него – так, незначительный эпизод? У Джоанны не было желания напоминать ему об этом, так же как и о той роли, которую сыграл ее идиот-кузен, зарядивший для нее арбалет. Да, он оскорбил память ее родителей, и вспоминать об этом Джоанне было больно, но и ждать от него извинений сейчас было бессмысленно.

– За то, что я собираюсь спать отдельно от тебя, в другой спальне. – Ее голос дрогнул.

– Мы обсудим это позже, – мягко ответил он. – Лучше расскажи мне еще про это представление. Значит, ты будешь Паном. А какой у тебя будет костюм?

– Короткая тога, – ответила она, хитро прищурившись.

Потом она наморщила свой веснушчатый нос и сообщила:

– В волосах у меня будет веточка плюща, а волосы будут подобраны, как у мальчика.

Рори насмешливо скривился:

– Я надеюсь, ты не наденешь эту дурацкую шапку.

Джоанна весело рассмеялась, и от ее звонкого грудного смеха у Рори перехватило дыхание.

– Ну, не такая уж она плохая, – со смехом запротестовала она.

Рори скривился, как будто попробовал лимон, чем вызвал новый приступ смеха у Джоанны.

– Черт, мне надо было сжечь эту дрянь!

В глазах у Джоанны плясали веселые искорки, когда она с дразнящей улыбкой склонилась над ним.

– Я бы никогда не позволила тебе портить мою одежду, Маклин. А шапка… Я, пожалуй, украшу ее жемчугом и буду носить как ночной колпак.

В голове у Рори тут же возник образ Джоанны в ночной одежде, с жемчугами или без них. Он представил, как снимает с ее хрупких плеч кружевную сорочку и накрывает ее обнаженное тело своим. От этих мыслей его пронзило такое острое желание, что он чуть не застонал.

– Поцелуй меня, Джоанна, – тихо попросил он.

От такой неожиданной просьбы Джоанна в изумлении широко раскрыла глаза.

– Нет! – вскрикнула она так, как будто он предложил ей выпить отравы.

– А, понятно, ты просто боишься меня, – разочарованно протянул Рори.

– Ничего подобного, – запальчиво возразила Джоанна.

– Я буду держать обе руки сцепленными за головой, – заверил ее Рори. – Они останутся там, где находятся сейчас, тебе нечего бояться.

– И вовсе я не боюсь! – фыркнула она.

Ее щеки порозовели от возмущения.

– Просто у меня сегодня куча дел. Мне надо чем-то занять гостей, которые слоняются по замку, изнывая от скуки. Они ищут хоть каких-нибудь развлечений, и мой долг – помочь им. Поэтому я не собираюсь целовать ни тебя, ни кого бы то ни было другого.

– Только один разочек, милая, – настаивал Ро ри. – Только чтобы доказать мне, что ты меня не боишься. А потом ты сможешь уйти.

Джоанна настороженно смотрела на Маклина, готовая удрать в любой момент, как перепуганная мышка от кота.

Господи, да дело совсем не в том, что она его боится! Она просто ему не доверяет.

– Макдональды никогда не были трусами, – пробормотала Джоанна.

– Ну, если ты так считаешь, – пожал плечами Рори.

Джоанна придвинулась к нему и посмотрела прямо в его зеленые глаза:

– Да, именно так я считаю.

Он больше ничего не сказал, но по тому, как иронически изогнулись его чувственные губы, Джоанна поняла, что он ждет доказательств.

Джоанна положила руку ему на грудь, наклонилась и быстро поцеловала. Хотя это было даже трудно назвать поцелуем, так, всего лишь легкое касание губ.

– Вот, – торжествующе сказала она, быстро выпрямившись и тряхнув головой. – Вот тебе доказательство, что я ни капельки не боюсь тебя.

– Ах, вот как! – насмешливо протянул Рори. – Значит, вот именно это Макдональды и называют поцелуем? Вот этот легенький клевок?

Джоанна поставила локти ему на грудь и наклонилась к его лицу.

– Никто не целуется так, как ты, – убежденно заявила она.

– Как я? – недоуменно поднял брови Рори.

– Ну, ты знаешь, о чем я… Так… с языком.

– Только так все и целуются, ну, разве что кроме Макдональдов, – со смехом возразил он. – А впрочем, чему я удивляюсь? Ведь твои люди известны своей никчемностью, особенно в постели. И это любимая тема для болтовни при дворе.

Джоанна уставилась на него с недоверием:

– Никогда ничего подобного не слышала!

– Девочка, ты провела большую часть жизни в Камберленде, – объяснил Рори. – И поскольку ты наполовину англичанка, ты не знаешь того, о чем известно всем и каждому. И у англичан, и у Макдональдов в жилах вместо крови – водица. – Рори чуть шевельнулся, как бы собираясь подняться. – Что ж, пойдем, Джоанна. Я понял, что ты не способна ни на что, кроме этого вялого чмоканья.

– Подожди! – Джоанна уперлась руками ему в грудь. – Это все неправда! Макдональды умеют целоваться не хуже других! И даже лучше!

Рори ухмыльнулся, снисходительно глядя на Джоанну:

– Как скажешь, дорогая.

Ну, уж этого Джоанна вынести не могла!

– Мне не надо ничего говорить! – воскликнула она запальчиво. – Я могу это доказать!

Маклин безразлично пожал плечами, словно разрешая ей попробовать, но не очень веря в успех.

Джоанна обхватила его лицо ладошками и прижала свои губы к его губам в таком страстном, таком горячем и соблазнительном поцелуе, что у Рори свело мышцы и заныло в груди.

Но он не ответил на ее поцелуй.

Тогда она прижалась сильней, робко провела языком по его плотно сжатым губам. Когда он и после этого не сделал ни одного движения в ответ, Джоанна надавила пальцами на его подбородок, принуждая открыть рот.

Рори сделал вид, что неохотно подчинился.

Джоанна прикоснулась языком к его языку, сначала несмело, потом более настойчиво. Почти теряясь в незнакомых, но таких приятных ощущениях, она, не осознавая, что делает, тесно прижалась к нему. Теперь она чувствовала его всем своим телом, его напряженные мышцы, жар, исходящий от него. Ее язык двигался у него во рту, доставляя ему невыразимое наслаждение.

Поцелуй все длился и длился, пока сердце Джоанны не начало бешено колотиться о ребра. Наконец она решила прервать поцелуй и уже начала отстраняться, но потом вдруг передумала. Она видела, что, хотя сама она возбуждена сверх меры, Маклин сохраняет олимпийское спокойствие. Она подумала, что не стоит так быстро останавливаться, чтобы не давать ему повода опять издеваться над темпераментом Макдональдов. После такого страстного поцелуя Маклин никогда больше не посмеет сказать ей, что у нее вместо крови вода.

– Ты можешь обнять меня, – прошептала она, почти не отрываясь от его губ.

– Правда? – тихо спросил он, не вынимая рук из-за головы.

Джоанну очень увлекло это занятие, она погрузила пальцы в густые волосы Рори, по пути задев изумруд у него в ухе. Она вся дрожала от возбуждения, сердце трепыхалось, как пойманная птичка. Так неужели же он ничего этого не чувствует? Рори казался таким спокойным, таким безучастным, что для Джоанны стало делом чести вызвать хоть какую-нибудь реакцию со стороны своего мужа.

Она обвила руками его шею и прижалась к нему грудью, надеясь, что уж на это он непременно отреагирует. К ее удивлению, Рори даже глазом не моргнул, а вот ее грудь налилась и стала вдруг невероятно чувствительной.

Рори понимал, что чем дольше он сможет притворяться безучастным к ее ласкам, тем она сильней возбудится, но он тоже был не железный. Ее руки, зарывшиеся в волосы у него на затылке, ее изящная фигурка, прижимавшаяся к его телу, ее упругая грудь вызвали в Рори мощную волну желания, с которой он не смог совладать. Из его горла вырвался стон, скорее похожий на рычание, он подхватил Джоанну и приподнял ее над собой, а потом медленно опустил так, чтобы она скользнула вниз, вдоль его тела. Она почувствовала, как напряглась и увеличилась его плоть, и, испугавшись на мгновение, уперлась руками в его плечи и невнятно пробормотала:

– М-мне лучше уйти…

Но тут же, противореча собственным словам, снова прижалась к его губам сладким поцелуем.

Страсть овладела каждой клеточкой тела Рори. Он перекатился вместе с Джоанной, она оказалась под ним, а он оперся на руки, чтобы не раздавить ее своим весом. Его губы скользнули по ее подбородку, опаляя ее кожу горячим дыханием, потом по шее и дальше вниз, к низкому вырезу ее платья. Она тихонько вздыхала, и сердце Рори отзывалось на каждый ее вздох бешеным стуком. Продолжая целовать ее, он стал осторожно развязывать шнурки на ее корсаже, потом потянул его вниз, и его взору открылась прелестная грудь цвета сливок. У него перехватило дыхание.

– Боже мой, ты просто само совершенство, – пробормотал он. – Я буду целовать тебя, и обещаю, что не пропущу ни одного сантиметра твоего прекрасного тела!

Дрожащими пальцами Джоанна расстегнула булавку, которая удерживала плед у него на плече. Потом она нащупала шнурки, стягивающие рубашку у горла, развязала их, вытянула концы рубашки из-под его пояса и просунула руки под рубашку, скользя ладонями по его груди. От прикосновения ее нежных пальчиков мускулы у него на груди напряглись, по телу прошла дрожь.

– Сними рубашку, – попросила Джоанна голосом, хриплым от страсти.

Рори одним движением стянул рубашку через голову и отшвырнул прочь. Джоанна перебирала пальцами золотистые волоски на его груди, ласкала затвердевшие соски, легонько касалась губами его разгоряченного тела. Это было так восхитительно, что Рори едва сдерживал стон.

– Ах, милая, – пробормотал он.

В его живом воображении тут же возникла картинка, как он занимается любовью со своей юной неопытной невестой, и его тело мгновенно отреагировало сильнейшим возбуждением. Он уткнулся лицом в ее грудь, вдыхая ее запахи и с каждым вздохом все больше пьянея от аромата жасмина, так хорошо ему знакомого, смешанного с запахом нежного женского тела.

Только невероятным усилием воли Рори смог сдержать рвущуюся наружу страсть, сердце его бешено колотилось. Он медленно провел рукой вверх по ее ногам, пока его жадному взору не открылись полностью округлые изящные бедра. Тогда он втиснулся коленом между ее ног. Джоанна инстинктивно развела ноги и двинулась ему навстречу, застонав от наслаждения.

– Отдайся мне, Джоанна, – прошептал он ей на ушко, дразня языком нежную мочку. – Тебе будет очень хорошо, я обещаю тебе, девочка.

Джоанна не понимала, что с ней происходит. Она изнывала от охватившего ее желания и все сильнее прижималась к Рори. Ей хотелось, чтобы он снова ласкал ее так, как он уже делал это раньше, хотелось снова испытать то ни с чем не сравнимое наслаждение, от которого мутился разум и хотелось плакать. Она сжала руками его сильные плечи и посмотрела ему в глаза. Откровенное яростное желание, полыхавшее в его взгляде, вызвало внутри Джоанны ответный пожар.

– О, Рори, я хочу… мне надо…

Когда он наклонился, чтобы поцеловать ее, его улыбка светилась невероятной нежностью. Джоанна в предвкушении закрыла глаза, но… так и не дождалась поцелуя. Рори словно замер, глядя на нее.

Сердце Джоанны упало, из горла вырвался стон разочарования, но Рори прижал палец к ее губам, заставив молчать, а сам стал напряженно прислушиваться.

Снизу послышались мужские голоса. Это вернулась группа охотников, которые уехали еще рано утром и сейчас собирались поставить в стойла своих уставших лошадей.

По-видимому, охота была удачной, охотники весело шутили и смеялись. Рори узнал густой бас Фичера, когда он отпустил какую-то шуточку, и все мужчины дружно расхохотались.

Джоанна не успела еще осознать, что произошло, как Рори уже одернул подол ее платья, поправил корсаж и потянулся за своей рубашкой.

– Оставайся здесь, – прошептал он, натягивая рубашку и застегивая на плече плед заколкой с гербом своего клана. – Сейчас я их выпровожу, а когда они уйдут, ты сможешь незаметно выбраться отсюда.

Внезапно Рори улыбнулся, в его глазах заплясали веселые чертики. Он вытащил из спутанных кудрей Джоанны несколько застрявших там соломинок, а потом наклонился и нежно поцеловал ее в лоб.

– Вечером мы продолжим с того места, где остановились, леди Маклин. А до этого времени я буду с нетерпением ждать представления с участием маленького рыжеволосого Пана. Очень хочется посмотреть, как он будет танцевать в своей коротенькой тоге!

Джоанна была так ошеломлена, что потеряла дар речи. Она молча проводила взглядом Маклина, не в силах собраться с мыслями. Охотники, казалось, совсем не удивились неожиданному появлению Рори, во всяком случае, никто не задал никаких вопросов. Через минуту они ушли, и в конюшне наступила тишина.

Невидящим взглядом Джоанна смотрела на Тэбби, которая лежала со своими котятами на соседней куче сена. Она кормила свой выводок, блаженно щурясь и громко мурлыча, и ей не было никакого дела до того, что ее хозяйка только что чуть не отдалась по собственной воле своему мужу.

Боже правый, она действительно почти отдалась ему! Маклину даже не пришлось принуждать ее к этому! Джоанна зажала руками рот, чтобы не застонать от стыда и отчаяния.

Морской Дракон.

Кровный враг ее клана.

Королевский Мститель, погубивший ее деда.

Человек, который заклеймил позором ее семью, назвав ее мать ведьмой, а отца – предателем!

Господи, ну о чем она только думала!

Джоанна откинулась назад и закрыла глаза. Если быть честной, то следовало признаться, что она вообще ни о чем не думала. Ее тело взяло верх над разумом, вот и все. Даже сейчас оно жаждало его ласк.

Теперь уже не имеет значения, будет ли она спать в другой комнате или в одной с ним постели. То, что сейчас произошло, ясно показало, что Маклин может взять ее где угодно и когда угодно и она с готовностью позволит ему это.

Да, Эвин был прав. Она не в силах противостоять этому коварному обольстителю. Она просто обязана исчезнуть из Кинлохлевена сегодня ночью, иначе будет поздно. Ни о каком аннулировании брака она потом уже не сможет заикнуться.

Джоанна спустилась вниз с сеновала и выскочила из конюшни. Ей необходимо было срочно найти военачальника Макдональдов и сказать ему, что согласна бежать сегодня же. Они с Эндрю воспользуются потайной лестницей, их отсутствия никто не заметит до того момента, пока Маклин не придет в свою спальню и не обнаружит, что его невеста исчезла. Тогда он начнет ее искать, но будет уже поздно.


Представление, поставленное по сюжетам античных мифов, прошло с большим успехом. В нем принял участие сам король Джеймс и его придворные. Они изображали греков, которые шли к храму. На костюмы для них пошли практически все простыни и скатерти, которые нашлись в замке. Лаклан любезно согласился играть роль Зевса, а Кейр изображал брата громовержца, Посейдона. Из леди Эммы вышла великолепная Афродита, а леди Беатрис была Герой.

К всеобщему удовольствию, Иден довольно убедительно сыграла Персефону. Ее Персефона была капризной и раздражительной, здесь Иден даже не пришлось притворяться. И хотя Сьюмас, играющий Гадеса, не смог без посторонней помощи унести пышнотелую богиню – Фичер наотрез отказался в этом участвовать, – в картонной короне и с черным картонным скипетром в руке он выглядел прекрасно.

Но в центре внимания, несомненно, был лукавый Пан, который играл на свирели и вел всю процессию из большого зала во двор, а потом опять в зал. Сверкая синими глазами, этот проказливый бесенок нацепил на Рори гирлянду из весенних цветов, сделав из грозного Маклина красавца Нарцисса.

– Сам виноват, – прошептала Джоанна своему мужу, закрепляя у него за ухом букетик колокольчиков, – надо было соглашаться на тогу.

Рори наблюдал за представлением с растущим нетерпением, которое не укрылось от его зорких братьев. Конечно, никто, кроме молодоженов, не мог знать о том, что произошло в супружеской спальне прошедшей ночью, поэтому мужчины обменивались обычными для этой ситуации шуточками. Всем было понятно нетерпение жениха, ожидающего второй ночи с молодой женой.

Когда представление, наконец, закончилось, Рори вздохнул с облегчением. Теперь он мог с чистой совестью извиниться и удалиться в свою спальню. Однако, когда он поднялся, Джоанны нигде не было видно. Рори гадал, заметила ли она, что все ее вещи возвращены на свои места в их спальню.

С того момента, как они расстались в конюшне, у Рори не было возможности остаться с ней наедине. Каждый раз, когда они встречались взглядами, Джоанна вспыхивала, но отвечала немногословно, только чтобы соблюсти приличия. Это было странно, если учесть то, что совсем недавно произошло между ними.

Поднимаясь по лестнице, Рори улыбался, представляя себе Джоанну, ожидающую его на широкой кровати среди подушек. Однако, войдя в спальню, он обнаружил, что вещи Джоанны здесь, а вот самой ее нигде не видно. Ее упрямство начинало его раздражать. Он сжал челюсти, резко повернулся на каблуках и вышел из комнаты.

Рори шел по коридору третьего этажа, открывая одну дверь за другой, но все они были пусты. Его раздражение росло с каждым шагом. В конце коридора находилась комната, в которую Джоанна еще днем перенесла свои вещи.

Покрывало на постели было не смято, сюда явно давно никто не заходил.

Рори подскочил к окну и рывком открыл ставни. Все было тихо, но какое-то движение у ворот привлекло его внимание. Он увидел группу монахов-францисканцев на лошадях, которые подъехали к воротам. Их лица скрывали низко надвинутые капюшоны. В середине этой группы была одна монашка, лицо которой также было скрыто под капюшоном. Стражники у ворот перекинулись несколькими словами с монахами и пропустили их в ворота.

Монахам было недалеко ехать – их монастырь находился совсем рядом. Рори из окна была видна колокольня. И все-таки странно, что монахи уехали ночью, не дожидаясь рассвета.

Железные подковы прогрохотали по мосту, потом их стук стал тише, пока не замер вдали. И тут на Рори снизошло прозрение. Благодаря какому-то шестому чувству он догадался, кто была эта монашка. Выскочив из комнаты, он бросился к лестнице.

– Фичер! – рявкнул он в темноту и, не дожидаясь ответа, быстро прошел в свою спальню.

После взбучки, которую он устроил Эндрю прошлой ночью, Рори был уверен, что дерзкий юнец не посмеет повторить попытку увезти Джоанну. Вряд ли он решился бы на это сам. Рори готов был поставить сундук золотых на то, что идея переодеться монахами принадлежала Джоанне. У Эндрю просто не хватило бы ума на такое. По-видимому, это она уговорила своего юного кузена повторить попытку.

Проклятье! А он тоже хорош! Вместо того чтобы ухаживать за собственной женой, пытаясь соблазнить ее, надо было сразу воспользоваться своими правами, как только представилась возможность. Да хотя бы сегодня днем! Тогда ничего бы этого не произошло. Но теперь все, хватит! Больше он не станет изображать из себя дурака!

В дверь заглянул Фичер:

– Что случилось?

– Найди Лаклана и Кейра, – прорычал Рори. – Скажи им, чтобы ждали меня в конюшне. И пусть не мешкают!

Фичер коротко кивнул:

– Что-нибудь еще?

– Оставляю Кинлохлевен на тебя, – сказал Рори, надевая пояс с мечом и пристегивая кинжал. – Проследи, чтобы все наши люди вооружились и немедленно заняли свои посты. Будь готов к тому, что Эвин Макдональд может предпринять попытку отбить у нас замок.

– В присутствии короля это будет открытый бунт, – хмуро заметил Фичер.

– От Макдональдов я могу ожидать всего, даже открытого бунта, – буркнул Рори. – Как только мы с братьями уедем, подойди к его величеству и расскажи о том, что случилось.

Фичер обвел взглядом пустую спальню.

– А… собственно, что случилось?

Рори схватил со стола свои рукавицы и ринулся к двери.

– Кроме того, что я бросаю своих гостей, – с холодной яростью сказал он, – произошло еще кое-что. Моя жена сбежала со своим идиотом-кузеном.

18

Они обнаружили, монахов возле мельницы Рэннок. Тела лежали на заросшем травой берегу реки, где, по-видимому, монахи остановились, чтобы напоить лошадей. Рори спешился и быстро оглядел тела.

Четверо.

Слава богу, Джоанны среди них не было.

Рори глотнул ночного воздуха и только тогда понял, что почти перестал дышать. Боже правый, сколько трупов он повидал на своем веку! И скольких людей он сам превратил в бездыханные тела! Но только никогда раньше его внутренности не завязывались узлом при виде мертвецов. Он посмотрел на свои трясущиеся руки и сокрушенно вздохнул.

Рори убеждал себя, что Джоанна цела и невредима. С ней не должно произойти ничего плохого. Он найдет ее, и все будет как прежде. Она будет дерзкой, живой и непредсказуемой, и будет удивлять и веселить его, как и раньше.

Только бы она была жива.

– Сюда! – раздался из зарослей папоротника голос Кейра. – Этот пока еще жив. – Кейр опустился на коле ни и приподнял голову умирающего монаха.

Рори подбежал к Кейру и присел рядом с ним. Как он и ожидал, это был вовсе не монах, а один из Макдональдов.

– Где леди Маклин? – хриплым от волнения голо сом спросил Рори.

Умирающий посмотрел на него замутненным взглядом. Было ясно, что он безнадежен. На его теле было несколько довольно глубоких ран, он истекал кровью. Тоненькая струйка крови сочилась из уголка его рта. Но Рори по опыту знал, что смерть от подобных ран не бывает скорой и легкой. Ресницы раненого затрепетали, и он стал проваливаться в беспамятство.

Рори схватил его за грудки и довольно грубо встряхнул:

– Черт тебя подери, мерзавец, отвечай, где моя жена?

Раненый приоткрыл глаза, на мгновение придя в сознание. Рори надеялся, что он узнал своего нового лэрда.

– Они забрали леди Джоанну и Эндрю, – с трудом проговорил он, закашлялся, кровь изо рта хлынула сильнее.

Рори встряхнул его, боясь, что он потеряет сознание, не ответив на вопрос.

– Кто? Кто их забрал? Да отвечай же, негодяй!

– Разбойники, – булькая кровью, ответил Макдональд. – Застали нас врасплох… Дюжина, может, больше…

Лаклан носком ботинка перевернул остальные три тела, проверил, нет ли у них пульса, потом подошел к братьям. На их вопросительный взгляд он только покачал головой. Лежащий перед ними Макдональд был единственным, оставшимся в живых.

Рори отпустил раненого и поднялся на ноги.

– Прекрати его мучения, – обратился он к Кейру.

Кейр нагнулся, одним движением перерезал Макдональду горло, вытер кинжал о его одежду и присоединился к братьям.

– Она жива, – постарался успокоить Лаклан своего старшего брата, с сочувствием глядя на него. – Тела еще не остыли, значит, они не могли далеко уйти.

Рори был зол сверх всякой меры. Он сжал зубы и вскочил в седло. Фраок почувствовал состояние своего хозяина и, пока Кейр и Лаклан садились на своих коней, нервно пританцовывал на месте.

– Поедем вдоль берега, – сказал Рори. – Скорее всего, они разобьют лагерь в лесу, не подозревая, что мы у них на хвосте. Луна сегодня яркая, поэтому мы заметим дым от их костра.

Трое всадников понеслись по молодой траве вдоль северного берега озера Лох-Левен на запад, туда, где виднелись березовые и дубовые рощи.

Одетая в монашескую рясу, Джоанна сидела спиной к огромному дубу со связанными руками и ногами, с кляпом во рту, привязанная к дереву толстой веревкой. Напротив нее к другому дереву был привязан Эндрю, точно так же связанный по рукам и ногам. Он с тревогой смотрел на нее поверх костра. Эндрю тоже был в рясе, капюшон которой был сейчас откинут назад. Темные волосы падали ему на лицо, нижняя часть которого была замотана тряпкой.

Тринадцать разбойников лежали вповалку вокруг костра и крепко спали. Еще двое поодаль охраняли лагерь. Все они были изгоями без роду, и ждать от них милосердия не приходилось.

Когда они схватили Джоанну и Эндрю, их вожак, дюжий малый с манерами и выправкой воина, заверил их, что им не причинят вреда. Они откуда-то знали, кто скрывается под монашеской одеждой, так как забрали с собой только Джоанну и Эндрю, к которым обращались сразу по именам. Джоанна поняла, что разбойники будут их держать до тех пор, пока Эвин не заплатит выкуп.

Джоанна молилась всем святым, чтобы ее не тронули, и, похоже, ее молитвы были услышаны. Ни один из разбойников даже не приближался к ней. Если не считать того, что ее связали и заткнули кляпом рот, с ней обращались довольно вежливо.

Она прислонилась затылком к шершавой коре дерева и закрыла глаза. Ее туго связанные лодыжки и запястья нестерпимо болели, тело затекло и ныло от вынужденной неподвижности. К тому же грубые швы на рясе больно натерли ей руки и плечи, от полотняного плата саднило подбородок и шею.

Джоанна редко плакала, но сейчас не могла сдержаться от отчаяния и обиды. Прошедшие две ночи должны были стать лучшими в ее жизни. Об этих ночах, полных любви и романтики, мечтает каждая девушка. Джоанна с детства зачитывалась легендами о Тристане и Изольде, о Фраоке и Мэй, о Ланселоте и Гиневре. Она представляла себе романтические признания и клятвы, соединение двух любящих душ, которые не разлучит даже смерть, ночи, полные любви и нежности.

И сейчас Джоанна думала о том, как далека оказалась реальность от ее мечтаний. Вспоминая о том, что произошло в действительности, она чуть не разрыдалась.

После того как она угрожала Маклину арбалетом, он выскочил из спальни, оставив ее одну, рыдающую и несчастную. Ну где это видано, чтобы жених в первую брачную ночь оставлял невесту одну в спальне, а сам уходил неизвестно куда?

Ни в одной легенде, ни в одной балладе Джоанна не слышала о подобном. Его поступок был низким, жестоким, лишенным даже намека на благородство! Она никогда не простит его.

А сегодня утром он чуть не соблазнил ее! Она попалась в его сети, как глупенькая служанка. Даже сейчас ее щеки вспыхнули от смущения.

Вот уже почти три часа она сидит, привязанная к дереву. Времени, чтобы вспомнить все события прошедших двух дней, предостаточно. Единственное, что может оправдать ее, – это кратковременное помешательство. Видимо, именно это с ней и произошло. Чем еще можно объяснить то, что она не только не сопротивлялась его коварным ласкам, но даже сама желала их? Боже, ведь она его ненавидит!

Должна ненавидеть.

Он – Маклин, она – Макдональд. У нее не должно быть к нему других чувств, кроме ненависти.

И она должна с нетерпением ждать, чтобы их брак был аннулирован. А когда придет разрешение из Рима, она должна выйти замуж за Эндрю, для блага своего клана.

Эти утешительные мысли должны были бы укрепить ее решимость и желание поскорей вырваться из лап бандитов. Однако какой-то слабенький голосок в мозгу твердил Джоанне, что, пока за нее не внесут выкуп, ни аннулирования брака с Маклином, ни свадьбы с Эндрю не будет. И по какой-то странной причине этот голосок приносил ей больше успокоения, чем мысль о том, что ее обязательно спасут.

Вдруг ее внимание привлекло едва уловимое движение среди деревьев, прервав ее невеселые размышления. Она широко раскрыла глаза, ожидая увидеть какое-нибудь лесное существо, бродящее вокруг в поисках добычи.

Но то, что она увидела, заставило её сердце замереть.

Меньше чем в десяти шагах от нее один из караульных вдруг медленно и бесшумно осел на землю. Она увидела, как в лунном свете блеснул клинок, и темный силуэт человека возник возле дерева. Этот человек тихо положил тело караульного на траву, вытащил из его груди нож и вытер его об одежду убитого. В том, что караульный убит, у Джоанны не было и тени сомнения. Так неподвижно мог лежать только мертвец.

Буквально через секунду второй часовой странно всхлипнул и упал к ногам Эндрю, Его горло было перерезано вторым неизвестным, также бесшумно возникшим из темноты. Кровь залила пыльные башмаки Эндрю и забрызгала его чулки. В свете костра Джоанне было видно, как расширились от ужаса глаза юноши. Джоанна и сама была напугана, но им в их положении ничего не оставалось, кроме как наблюдать за тем, что последовало за первыми убийствами. Иначе как резней это было трудно назвать.

С мечом в одной руке и кинжалом в другой Рори подошел к разбойнику, лежащему ближе всех к Джоанне, и толкнул его ногой. Бандит вскочил с громким криком, и в то же мгновение Рори по рукоятку всадил меч ему в грудь.

В это время Лаклан разогнал лошадей бандитов, заставив их галопом умчаться в лес. Затем он присоединился к братьям, круша бандитов обеими руками.

Рори свалил третьего бандита ударом меча, одновременно полоснув еще одного кинжалом по телу. Оба свалились с глухим стоном.

Рори оглядел лужайку. На счету у Лаклана и Кейра было по два бандита на каждого. Меньше чем за четыре минуты братья уложили девять разбойников, включая караульных. Они осмелились похитить жену Маклина, значит, ни один из них не должен был остаться в живых.

Джоанна была так напугана, что едва дышала. Она с ужасом смотрела на то, как Маклин и его братья расправляются с оставшимися бандитами, которые спали возле костра, а теперь таращились по сторонам, не в силах спросонья понять, что происходит. Братья покончили с ними быстро, спокойно и, если можно так сказать, даже элегантно. Через мгновение на поляне не осталось ни одного живого бандита. Кейр и Лаклан остановились, опустив окровавленное оружие, переглянулись, и Джоанна с ужасом прочла на их лицах выражение удовлетворения.

Господи помилуй, да им это нравилось!

– Может, надо было дать одному из них пожить подольше, чтобы он ответил на кое-какие вопросы, – заметил с сожалением Лаклан.

Голос его был ровным и спокойным, как и дыхание. Его черный берет с двумя перьями даже не сбился во время резни.

– Впрочем, сейчас уже поздно об этом говорить.

– Зачем? – пожал плечами Маклин, вытирая меч об одежду одного из поверженных бандитов.

Он аккуратно обошел лежащие тела и направился к Джоанне.

– Мы и так знаем, что они виновны, – ухмыльнулся Кейр, тщательно вытирая кинжал, а затем и руки о траву. – Зачем еще тратить на них время?

С пересохшим ртом Джоанна смотрела, как ее муж приближается к ней с кинжалом в руке. Меч он успел вложить в ножны. В отличие от братьев Маклин не улыбался.

По выражению его лица было ясно, что он отнюдь не в восторге от своей жены. Скорее наоборот.

По сравнению с холодной бешеной яростью, сверкавшей в его глазах сейчас, все его предыдущие вспышки гнева казались легким раздражением. Только сейчас Джоанна до конца поняла, почему его прозвали Королевским Мстителем.

Только что, не моргнув глазом, он за считаные минуты убил семь человек и теперь направлялся прямо к Джоанне, чтобы, по-видимому, убить и ее. Если он это сделает, то станет самым богатым вдовцом Шотландии, и никто, кроме его братьев, не будет знать правду о ее смерти. Они, конечно же, будут молчать и не выдадут своего братца. Неужели он откажется от такой замечательной перспективы?

Джоанна вжалась спиной в ствол дерева, стараясь отдалить хоть на мгновение ужасный миг смерти.

– М-м-м! – замотала она головой, пытаясь избавиться от кляпа во рту.

Маклин не обратил на это никакого внимания. Сначала он развязал веревку, которой Джоанна была привязана к дереву, затем разрезал путы у нее на щиколотках. Пропустив длинный конец веревки через путы у нее на руках, он рывком заставил ее подняться на ноги.

Монашеская ряса была Джоанне велика, и она запуталась в ней, наступив на полу.

– Выфафи эфоф кляф! – потребовала она и, споткнувшись, едва не упала.

Связанными руками она приподняла край рясы.

Маклин не удостоил ее даже взглядом. Он держал веревку и вел Джоанну, как телку на рынок, к тому месту на поляне, где их ждал Лаклан, державший под уздцы трех коней. Кейр в это время освобождал от веревок Эндрю.

Первым делом парень вытащил изо рта тряпку.

– Они п-подкрались к н-нам сзади. – Он заикался и быстро переводил взгляд с одного брата на другого. – П-поэ-тому у н-нас не было н-никаких шансов.

Три великана, забрызганных кровью, ухмылялись, глядя на него. Рядом с ними, мощными, высокими, полными сил, он казался маленьким напуганным ребенком, жалким и беспомощным. Он и сам понимал это, поэтому пытался как-то оправдаться.

Кейр смерил Эндрю насмешливым взглядом и покачал головой:

– У тебя, цыпленок, не было бы никаких шансов, даже если бы архангел Гавриил протрубил тебе о приближении бандитов.

Джоанна попробовала поднять руки ко рту, чтобы вытащить проклятую тряпку, но Маклин не позволил. Он просто держал веревку так, чтобы ее руки находились все время науровне пояса.

– Пуфти мефя фейфяф фе! – потребовала она, стараясь освободиться.

Он даже не оглянулся.

– Что будем делать с мальчишкой? – со скучающим видом спросил Лаклан у старшего брата.

Его взгляд на секунду задержался на Джоанне, и она могла бы поклясться, что он еле сдерживает смех.

– Я считаю, что нам надо его прямо здесь и сейчас кастрировать, – предложил Кейр с пиратской ухмылкой. – Это отучит его похищать чужих жен.

Эндрю побелел как мел. Напуганный этим разговором до тошноты, он, как бы защищаясь, поднял руку к лицу и с мольбой посмотрел на свою кузину.

– Д-джоанна, – еле выдавил он, – с-скажи им, ч-что это н-не я п-придумал!

– Фе фрофайте ефо! – взмолилась Джоанна.

Ледяной взгляд Маклина остановился на Джоанне. Он не произнес ни слова, но его молчаливое предупреждение оказалось куда более эффективным, чем кляп. Джоанна больше не издала ни звука.

– Отвези мальчишку в замок Мингари, – обратился Маклин к Лаклану. – Кейр вернется в Кинлохлевен и расскажет его отцу о том, что здесь произошло. Пусть Эвин сам выкручивается и добивается благосклонности короля. Может, ему и удастся спасти этого дурачка от виселицы.

Кейр коснулся щеки Эндрю кончиком своего кинжала.

– А почему бы нам не попортить немножко его смазливую мордашку? – плотоядно ухмыляясь, предложил он. – Совсем чуть-чуть, только чтобы отвадить от него молоденьких девиц.

Маклин молчал, как бы обдумывая предложение брата. Эндрю отвернулся, и его вырвало на траву. Джоанна шагнула к кузену, исполненная жалости и сочувствия, но ближе подойти не смогла: ее не пускала веревка, которую Маклин крепко держал одной рукой.

– Отвези мальчишку домой, Лаклан, – отрывисто скомандовал он брату. – Мы с женой должны остаться на некоторое время наедине.

Лаклан сел на коня и, одной рукой ухватив Эндрю за одежду, усадил его позади себя.

– Ну, давай, парень, пошевеливайся, – усмехнулся он. – Лучше нам убраться отсюда побыстрей, пока мой брат не передумал. А то может так случиться, что какая-нибудь часть твоего нежного тела останется лежать здесь, на траве.

Кейр вскочил в седло и элегантным жестом притронулся к своему голубому берету.

– Леди Маклин, – сказал он, коротко кивнув.

Его глаза полыхнули зеленым пламенем.

Джоанне показалось, что ему ужасно весело, но он старается не показывать виду.

Боже, какое же у них у всех извращенное чувство юмора!

Без лишних слов оба брата отправились в путь, прихватив с собой Эндрю, который был несказанно рад, что его оставили целым и невредимым.

– Сфойфе! Не уефжайфе! – попыталась остановить их Джоанна, но они даже не обернулись.

Внезапно она осознала, в каком ужасном положении оказалась. Одна в лесу, с разъяренным мужем, руки связаны, во рту кляп, вокруг лежат окровавленные трупы пятнадцати разбойников, почти половину из них собственноручно убил ее супруг… Ей стало страшно и холодно, ее начала бить дрожь, даже шерстяная ряса не могла ее согреть. Тряпка, которой был завязан рот, казалась ей затягивающейся петлей.

Маклин потянул за веревку, шаг за шагом притягивая к себе Джоанну. Его губы были сжаты, брови сурово сдвинуты, казалось, что ничто и никогда не сможет смягчить его. Он смотрел на Джоанну, и в его драконьих глазах не было ни капли жалости.

Джоанна упиралась пятками в землю, но все равно двигалась к нему. Он подтащил ее так близко, что она ощущала на лице его дыхание. Их взгляды скрестились в безмолвном поединке.

Джоанна хотела отвести глаза, но не смогла. Она решила, что ни за что не попросит пощады, даже если он поднимет на нее руку. Она расправила плечи и выпрямила спину.

– Я вижу, тебе нравится играть роли, – сказал Маклин, которого явно забавляло все происходящее. – Сначала ты изображала мальчика-сироту, потом ты была лучником, сегодня вечером играла роль Пана, а сейчас ты – монашка! В какую игру мы поиграем теперь, дорогая женушка? Может, ты будешь украденной невестой, а я – человеком, который тебя похитил? Возможно, мы оба найдем это забавным. Мне, во всяком случае, эта идея нравится.

– Ферефтань, – попросила она.

Он дернул ее к себе, их тела соприкоснулись.

– Я должен предупредить тебя, – добавил он почти нежно, – я люблю грубые развлечения.

Он обхватил ее за талию, поднял и забросил на спину Фраоку. Джоанна сдавленно застонала, потому что лежать животом на лошадиной спине было больно и неудобно.

Маклин сел в седло, хлопнул коня по крупу, и Фраок поскакал размашистым галопом.

19

Маклин оказался самым настоящим чудовищем, злобным и безжалостным. Он вез ее словно мешок тряпья, не обращая ни малейшего внимания на ее мольбы и стоны. Рот он ей так и не развязал, но ведь и по одним только стонам он мог догадаться, как ей плохо. Более жестокосердного человека надо было бы еще поискать. Поняв это, Джоанна перестала умолять его и сосредоточилась на своем дыхании. Дышать в такой позе да еще с кляпом во рту было очень трудно. В легких почти не осталось воздуха, кровь пульсировала в голове, Джоанна чувствовала, что задыхается.

Через несколько минут, которые показались ей вечностью, Маклин остановился возле ручья, чтобы смыть кровь с лица и рук. Надо отдать ему должное: прежде чем начать мыться, он перерезал путы на запястьях своей пленницы. Она первым делом стянула противную тряпку со рта на шею, а затем попыталась развязать тугой узел. Маклин несколько мгновений наблюдал за ее усилиями, потом резко выдохнул, отбросил ее руки и кинжалом перерезал мерзкую тряпку.

Когда Джоанна пыталась поговорить с этим гнусным Маклином всего полчаса тому назад, он не только не развязал ей рот, но вообще не обратил на ее попытки никакого внимания, сейчас он, по-видимому, ждет, что она станет с ним разговаривать! Конечно, надо бы ему высказать все, что она о нем думает, но только на этот раз он не услышит от нее ни единого слова.

Маклин, однако, понял ее молчание по-своему. Он вынул из седельной сумки серебряную фляжку и протянул ее Джоанне.

– Вот, возьми, – сказал он мягко, даже как будто с сочувствием. – Это поможет.

Всем своим видом выражая презрение, Джоанна повернулась к нему спиной. Но вдруг у нее закружилась голова и накатила тошнота. Она положила руку на седло Фраока и уткнулась лбом в колючий шерстяной рукав рясы. У нее болело все тело, все мышцы и все косточки нестерпимо ныли. Горло и рот пересохли, кровь молоточками больно стучала в висках.

– Мне просто надо немного воды, – хрипло прошептала она.

– Сначала глотни это, – сказал Маклин, – а потом напьешься из ручья.

Он произнес это таким тоном, что Джоанна поняла: если она сейчас добровольно не выпьет, он вольет ей содержимое фляжки в глотку.

Не поворачиваясь, она протянула руку назад, взяла фляжку, отхлебнула и проглотила. Огненная жидкость обожгла все ее внутренности.

– Ай! – вскрикнула она и с перекошенным лицом повернулась к Рори^ – Что это за гадость?

– Аква вита. Живая вода, – объяснил он, криво усмехнувшись. – Выпей еще. Это придаст тебе сил, и ты сможешь ехать дальше.

Джоанне вовсе не хотелось, чтобы он насильно влил в нее обжигающую жидкость, поэтому она осторожно поднесла фляжку к онемевшим губам. К счастью, ее рот и горло тоже онемели, и она смогла сделать еще глоток. Блаженное тепло разлилось по ее телу, и она облегченно вздохнула.

Маклин забрал у нее фляжку и допил все до дна, не оставив ни капли. Потом они оба, нагнувшись, пили из ручья ледяную воду, сложив руки ковшиком, а после Маклин наполнил фляжку свежей водой и положил ее обратно в седельную сумку. Он достал завернутый в холстину кусок мясного пирога, и они съели его в полном молчании.

Закончив трапезу, он также молча сел в седло, нагнулся и, не произнеся даже самых обычных вежливых слов, что-нибудь вроде «с вашего разрешения, миледи», поднял и посадил ее боком в седло перед собой. Чтобы не свалиться, она ухватила его за руки, и они тронулись в путь.

Джоанне было непривычно и не очень удобно ехать боком в мужском седле, но она не жаловалась. В любом случае это было лучше, чем трястись, лежа поперек конской спины.

Джоанна сидела прямо, напрягая все мышцы, и изо всех сил старалась не прикасаться к мужу. Напрасные усилия! Одна его рука держала поводья, прижимаясь к боку Джоанны, а вторая рука расслабленно лежала на ее бедре. Ни один из них ни словом, ни звуком не нарушил тяжелого молчания.

На рассвете с неба посыпался мелкий холодный дождик. Рори взял притороченный к седлу плед и накинул его на свои широкие плечи. Джоанна гордо отказалась укрываться черно-зеленым пледом, потому что тогда ей пришлось бы прижаться к Маклину. Через некоторое время ее ряса намокла, холод пробрал ее до костей, но она старалась сидеть все так же прямо, ибо вести себя по-другому ей не позволяла гордость.

– Джоанна, – тихонько позвал Рори.

Последние несколько часов она спала, прильнув к его груди и свернувшись, как котенок.

– Джоанна, просыпайся, мы приехали.

Не открывая глаз, она что-то пробормотала и прижалась к нему еще теснее, спрятав лицо под плед, которым были накрыты его плечи. Она так уютно устроилась в его объятиях, так крепко спала, что Рори невольно улыбнулся.

Он несколько часов ехал верхом, промок, почти ничего не ел, давно не спал, но понял, что не может долго сердиться на эту маленькую своенравную девчонку, которая стала его женой. Она была такой изящной, такой женственной, что даже грубая монашеская ряса не могла этого скрыть.

– Джоанна, – громче позвал он.

Она встрепенулась, потерла глаза и резко выпрямилась, окончательно проснувшись.

– Я… я, должно быть, немного вздремнула, – смущенно сказала она.

– Смотри, – сказал Рори, указывая вперед.

Сквозь пелену дождя им открылся изумительный вид.

Это было поместье Арханкери. Оно расположилось в долине среди холмов, поросших вереском, на одном из которых стоял великолепный дом. За ним виднелась покрытая снегом вершина горы. Когда-то давно Рори привезли сюда и отдали на попечение Гидеона Камерона, человека, которого он любил и почитал как родного отца.

– Где мы? – вдруг испугалась Джоанна. Она вцепилась в руку Маклина, ее пальцы мяли ткань его рукава. – Куда ты меня привез?

– Нам надо укрыться от дождя, – ответил он. – Ты вся промокла, так ехать дальше нельзя. Нам надо передохнуть и обсохнуть.

Джоанна подозрительно разглядывала большое здание из серого камня с четырьмя угловыми башнями. Первый его этаж был совсем простым, без всяких украшений. Зато второй изобиловал различными башенками, разной формы окошками, колоннами, фронтон был украшен резными панелями.

– Это поместье не принадлежит Макдональдам, – встревоженно сказала Джоанна, когда они въехали во внутренний двор. – Я не знаю этих людей.

Рори крепче прижал ее к себе и, наклонившись, шепнул в самое ухо:

– Ты права. Мы на земле наших соседей, девочка. Человек, у которого жена – Макдональд, должен иметь как можно больше союзников. Поэтому советую тебе вести себя хорошо, иначе ты сильно пожалеешь.

Дворецкий проводил их в зал, где возле пылающего камина стояли хозяева, вышедшие поприветствовать своих незваных и нежданных гостей.

Мужчина, лет тридцати с небольшим, красивый и хорошо сложенный, встретив встревоженный взгляд Джоанны, приветливо улыбнулся ей. У него были красивые волнистые светло-русые волосы, а живые, блестящие глаза смотрели открыто и с любопытством. От всего его облика веяло спокойной уверенностью и силой.

Рядом с ним стояла изумительно красивая женщина с волосами цвета червонного золота и с молочно-белой кожей. Наклонив голову к плечу и широко раскрыв голубые глаза, она с удивлением рассматривала монашескую рясу и мокрый измятый плат своей гостьи, потом перевела взгляд на Маклина и укоризненно покачала головой. Джоанна могла бы поклясться, что, когда женщина смотрела на нее, в ее небесно-голубых глазах явно читалось сочувствие.

Маклин взял Джоанну под локоть и подвел к хозяевам.

– О милая леди, ради бога, спасите меня! – вдруг пронзительно закричала Джоанна и рухнула перед остолбеневшей женщиной на колени, умоляюще протягивая к ней руки. – Я странствующая монахиня, совершаю паломничество к мощам святого Финдоки. Низкий, подлый, похотливый Морской Дракон похитил меня с грязными намерениями, и меня некому защитить от его притязаний.

– Как тебе не стыдно, – укоризненно сказала женщина Маклину.

Она подняла Джоанну с колен и прижала к себе, не обращая внимания на мокрую одежду, которая оставляла грязные разводы на чисто вымытом полу. От женщины пахло сиренью и имбирными пряниками.

– И долго вы ехали по такой погоде, милая? – спросила она.

У нее был такой добрый и мягкий голос, она смотрела на Джоанну с такой жалостью!

– Всю ночь и весь день, – пожаловалась Джоанна. – И с прошлого вечера у меня маковой росинки во рту не было. Да еще этот дикарь силой заставил меня выпить спиртное. Он надеялся напоить меня, чтобы легче было осуществить свои отвратительные намерения. А что может бедная невинная странница? Только надеяться на помощь добрых людей.

Женщина погладила Джоанну по щеке и улыбнулась:

– Не бойтесь, пока вы в моем доме, вас никто не заставит пить спиртное. Уж это я вам обещаю.

Маклин с улыбкой посмотрел на Джоанну, а затем обратился к несколько удивленным хозяевам.

– Видите ли, моя спутница обожает розыгрыши с переодеванием, – сказал он, и его грешные, распутные зеленые глаза весело сверкнули. – Сегодня она послушница, готовящаяся стать монахиней, а завтра – кто знает? Возможно, она будет цыганкой, которая за пенни расскажет вам ваше будущее, а может, уличной певицей, которая бесконечно будет услаждать ваш слух прекрасными балладами.

– О милая леди, не верьте ему, я вовсе не послушница, – вмешалась Джоанна.

Она была сама искренность.

– Я уже принесла клятвы и обеты. Это случилось два дня назад.

Она быстро взглянула на своего мужа, надеясь, что он назовет ее лгуньей, так как то, что она сказала, было истинной правдой.

Рори сложил руки за спиной.

– Это правда, она действительно принесла клятвы, – весело сообщил он. – Только это были не обеты целомудрия и непорочности. Среди них, правда, был обет послушания, и я намерен требовать от нее выполнения этого обета. – Он широко ухмыльнулся и продолжил: – Алекс и Нина, хочу представить вам мою супругу. Леди Джоанна, позвольте представить вам лорда Александра и милейшую леди Нину.

Джоанна очень надеялась, что после ее слов эти милые люди выставят Маклина из своего дома пинком под его хвостатый зад. Но вместо этого лорд Александр приветствовал их с радушной улыбкой.

– Вы успели как раз к ужину, – сказал он. – Нина поможет вам, леди Маклин, переодеться во что-нибудь сухое, а я подыщу для Рори килт и рубашку. А потом, скажем, через полчаса, встретимся в верхнем зале. Согласны?

Леди Анна повела Джоанну к двери, одной рукой обнимая ее за талию.

– О добрейшая леди, – жалобно всхлипнув, сказала Джоанна, – не верьте ни одному слову из того, что говорил этот ужасный человек. Мы вовсе не женаты, и я молю вас, защитите меня! Не позволяйте ему прикасаться ко мне!

Из глубины комнаты раздался громкий хохот Рори.

– Ну что за выдумщица! – сказал он лэрду Александру. – Впрочем, мне это уже порядком надоело. Надо было надавать ей как следует по заднице, чтобы она перестала наконец нести эту чушь.

Услышав эти возмутительные слова, Джоанна возмущенно вздернула подбородок, но не обернулась. Он просто неотесанный мужлан, вот и все.

Леди Нина успокаивающе прижала ее к себе.

– Утром, когда вы отдохнете, милая леди Маклин, все будет казаться гораздо лучше, поверьте мне, – мягко сказала она.

Сразу после ужина слуга показал Джоанне их спальню. Джоанна прекрасно поняла, что это именно их спальня, но не могла же она начать вопить, как жена фермера, которую надул лоточник, продавший ей рваную тряпку вместо юбки.

Рори прекрасно знал, что его молодая жена еле держится на ногах от усталости, поэтому не спешил в свою спальню. Тем более что он давно не виделся с друзьями, и им было о чем поговорить.

Нынешний лорд Камерон был всего на три года старше Рори. Когда Маклин приехал к его старшему брату, чтобы стать его воспитанником, они с Алексом сразу подружились. Гидеон Камерон, старший брат Алекса, был мудрым и добрым человеком, он обучал Рори не только владеть оружием, но и многим другим вещам. Фактически он заменил Рори отца, которого тот никогда не знал.

Первая жена Гидеона умерла четырнадцать лет назад, и спустя некоторое время он женился на прелестной леди Нине Маквир. Она была намного моложе своего супруга, но любила его даже сильнее, чем первая жена. Его трагическая безвременная смерть была таким тяжелым ударом для его близких, что следующие два года жизнь в усадьбе Арханкери почти замерла. Здесь не устраивались праздники, не было слышно смеха и музыки.

Рори знал об этом, и тем приятней ему было слышать смех Алекса и Нины, когда они слушали рассказ Рори о его сватовстве, ухаживаниях и проделках Джоанны. Когда он рассказал им, как он застал переодетую мальчиком Джоанну в конюшне, когда она подглядывала за Мэри и Тэмом, которые занимались любовью, у леди Нины от смеха на глазах выступили слезы. Даже о заряженном арбалете, нацеленном в грудь жениха, Рори рассказал с юмором, чем вызвал новый приступ смеха у своих друзей.

В конце концов Рори признался, что, случись такая брачная ночь у Кейра или Лаклана, он бы тоже умирал со смеху, но тогда ему было что-то не до смеха.

Глубокой ночью они решили разойтись по спальням и отдохнуть. В коридоре Нина подняла повыше фонарь, так что он осветил их лица, и совершенно серьезно сказала:

– Рори, я предупреждаю тебя, что, если я услышу больше чем один женский вскрик из вашей спальни, я войду туда. Я не посмотрю на то, женаты вы или нет.

Рори широко ухмыльнулся:

– А если ты услышишь мужской голос, зовущий на помощь?

– Вы просто большой мальчишка, милорд, – покачала головой Нина, глядя на Рори потеплевшим взглядом. – Уж как-нибудь защитите себя сами.

– Первое, что я сделаю, когда войду в спальню, – хмыкнул Рори, – это проверю, нет ли под кроватью заряженного арбалета. Надеюсь, вы держите свое оружие под замком?

– Да, можешь не беспокоиться, – со смехом ответила леди Нина и повернулась, чтобы уйти. – Да, и еще, Рори, – вдруг сказала она. – Поздравляю! У тебя прелестная жена.

На следующее утро Рори сидел на кровати, прислонившись к резной спинке орехового дерева, и терпеливо ждал, пока проснется Джоанна. Накануне вечером она была такой уставшей, что уснула, едва добравшись до постели.

Она не проснулась, даже когда уже после полуночи Рори улегся рядом с ней под одеяло. Ее, очевидно, совершенно не волновало, где будет спать ее муж в эту ночь, потому что она лежала как раз посередине кровати, раскинув в стороны ноги и руки. Чтобы лечь, Рори пришлось немного сдвинуть ее, но она тут же перекатилась обратно.

Когда он, наконец, лег, она уютно устроилась рядом с ним, положив голову ему на грудь. Рори почувствовал, как в нем растет желание, но какое-то странное: такого он не испытывал никогда раньше. Это желание было смешано с нежностью и жалостью.

Джоанна пошевелилась во сне, устраиваясь поудобнее и касаясь при этом самых интимных частей тела Рори. От этих прикосновений по его телу прокатилась новая волна возбуждения; ему пришлось даже стиснуть зубы, чтобы не застонать. Осторожно повернув Джоанну на бок, спиной к себе, он тихонько просунул под нее руку и прижал ее округлые крепенькие ягодицы к своей напряженной плоти. От сдерживаемого желания его тело вздрагивало и сотрясалось, как корабль во время шторма, но он понимал, что не может воспользоваться тем, что Джоанна спит, а будить ее он тоже не хотел.

За ужином Джоанна засыпала над каждой ложкой, так она устала за время их пути. И позже, забравшись к ней в постель, Рори не позволил себе сорвать с нее ночную сорочку, которую одолжила ей Нина, и дать волю рукам и губам, как бы ему этого ни хотелось!

Немыслимая нежность, которую он испытывал по отношению к Джоанне, несмотря на все ее поступки, удивляла его самого. Она обманывала, предавала, сбегала от него, но он не мог на нее злиться. Почти всю ночь, пока она сладко спала в его объятиях, он размышлял о том, как могло случиться, что эта малышка стала так необходима ему. Когда она успела занять такое важное место в его жизни? Как ей это удалось? Ведь теперь он просто не представлял себе жизни без нее.

За окнами все так же нескончаемо шумел дождь. Сквозь опущенные занавеси пробивался тусклый утренний свет. Рори слушал стук капель по окну и задумчиво смотрел на свою жену. Джоанна лежала на животе, повернув голову. Нежная розоватая кожа с россыпью золотистых веснушек казалась гладкой, как атлас, и так и манила коснуться ее губами. Рыжие локоны рассыпались по плечам и спине. Рори протянул руку и стал осторожно перебирать шелковистые пряди, пропуская их между пальцами.

Густые ресницы затрепетали, и Джоанна медленно открыла глаза.

– Что ты делаешь в моей кровати? – сонно прошептала она.

Она не шевелилась, словно оцепенела от ужаса, глядя на его голую грудь. Рори был укрыт до пояса, и ее взору открывалось все, что было выше. Ее взгляд остановился на драконе, обвивавшем правую руку Рори.

Рори широко ухмыльнулся, от души наслаждаясь ее наивностью:

– Это не только ваша, но и моя кровать, дорогая леди Маклин.

– Но… Ты же не хочешь сказать, что спал здесь всю ночь! – воскликнула она.

– Обычно люди спят в своих кроватях, – ответил он, потом помолчал и добавил: – Помимо всего прочего. Однако мне было довольно сложно уснуть, когда ты постоянно толкала меня то локтями, то коленками. Поэтому спал я мало, а большую часть ночи лежал и слушал, как ты храпела.

– Я не храплю.

– Откуда тебе знать?

Все так же лежа на животе, Джоанна приподнялась и оперлась на локти.

– Мод никогда не жаловалась, – нахмурившись, сказала она.

Рори обнял ее, прижимая к себе, и потянулся, чтобы поцеловать в щеку, но она отвернулась. Тогда он зарылся лицом в ее волосы и с удовольствием вдохнул их аромат.

– А разве кто-нибудь жалуется? – пробормотал он.

– Я жалуюсь, – уткнувшись лицом в подушку, отчего ее голос звучал приглушенно, сказала Джоанна. – Ты опять лег в постель без ночной сорочки.

Рори тихо засмеялся и поцеловал ее плечо. Она пахла лавандой и женщиной. Сладкой, желанной женщиной.

Ему так нравилось просто лежать рядом с ней. Это сводило его с ума и в то же время дарило упоительное чувство близости. Он не узнавал себя – ведь он до сих пор даже не попытался ее раздеть!

– Ах да, я не захватил с собой ночную сорочку, – сказал он. – Я уезжал в такой спешке, что совсем о ней забыл.

– Значит, ты дикарь, – сердито сообщила Джоанна. – Только дикари уезжают из дома, не захватив ночную сорочку.

– Ну да, конечно, ведь на вас, леди Маклин, надета именно ваша собственная сорочка! – от души веселился Рори.

– Перестань так меня называть!

– Но именно так тебя зовут, девочка.

– Ненадолго! – фыркнула она. – Ты обманом заставил меня произнести эти клятвы.

Рори откинул назад ее волосы и прижался губами к розовой раковинке ее уха.

– Ты попалась в собственную ловушку, Джоанна, – с улыбкой сказал он. – Мы с тобой супруги пред богом и людьми.

Рори прекрасно понимал, как она смущена. Его обуревали самые противоречивые эмоции, в которых он и сам не мог разобраться, не говоря уж о том, чтобы рассказать о них Джоанне. Сейчас он старался определить, какое же чувство было главным в прошедшие две недели.

Он не верил в сентиментальные признания, которыми обмениваются любовники, чтобы скрыть самые простые желания и чувства. Он-то хорошо знал, чего хочет, и считал, что красивые слова здесь совершенно ни к чему. Он хотел овладеть Джоанной, и чтобы она при этом испытывала те же желания и эмоции, что и он. Но от решительных действий его удерживало лишь то, что Джоанна была слишком романтична, она бы просто не поняла его. А он хотел, чтобы их совместная жизнь началась с доверия и взаимной симпатии.

– Джоанна, – тихо позвал он, – прости, что я сказал такое про твоих родителей. Я был не прав.

Она быстро повернулась к нему, в ее глазах появилось выражение признательности.

– Спасибо тебе за это, – сказала она тихо.

Рори поцеловал ее в лоб, потом отодвинулся, чтобы взглянуть на нее. Ее прекрасные темно-синие глаза наполнились слезами.

– Скажи, что ты прощаешь меня, – тихо попросил он.

Ее нижняя губа задрожала.

– Я прощаю тебя.

Он нежно поцеловал ее мокрые ресницы, маленький носик, шелковистые щеки.

– Спасибо тебе за это, – прошептал он.

Пока Рори гнался за Джоанной и Эндрю прошлой ночью, он не думал о роковой ошибке, которую совершил, упустив из виду свою невесту. Ведь если бы он не догнал беглецов, и они добрались бы до замка Мингари, то Макдональды объявили бы брак недействительным на том основании, что между супругами не было физической близости. Ему бы пришлось тогда штурмовать замок, и с обеих сторон было бы много жертв. Не слишком удачное начало семейной жизни.

Рори знал, что Джоанна вовсе не питает к Эндрю нежных чувств. Когда их поймали, они не производили впечатления влюбленной парочки, сбежавшей от королевского диктата. В конце концов, когда Джоанна изображала дворового мальчика, она могла попытаться уехать из Кинлохлевена. Но она не сделала ни одной попытки, пока кто-то не сказал ей, что Рори дурно отзывался о ее родителях.

Рори мог поклясться чем угодно, что этим негодяем был Эвин. Военачальник Макдональдов сыграл на ответственности Джоанны перед кланом и на чувстве любви к умершим родителям. Рори прекрасно понимал, что она сейчас испытывает, но в то же время не собирался дважды совершать одну и ту же ошибку.

Он твердо решил не выпускать Джоанну из постели, пока они не будут связаны узами, которые никто не сможет разорвать. Ни члены ее клана, ни архиепископ, ни даже сам папа.

20

Джоанна знала, что ей сейчас следует выскочить из кровати и, прямо в ночной сорочке, босиком, броситься вниз по лестнице, громко призывая на помощь. Но осознание того, что Маклйн лежит рядом с ней на кровати и на всем его великолепном теле нет ни намека на одежду, сковало ее от макушки до пяток странной истомой. Она и пальцем не могла пошевелить.

Она, конечно, убежит от него, но только не сейчас.

Сегодня же она скажет милейшей леди Нине, что будет спать в своей собственной спальне, в противном случае она лучше просидит всю ночь без сна в зале.

А поскольку она больше никогда не окажется в одной постели с совершенно голым Маклином, то это ее единственный шанс узнать, правда ли то, что рассказывают о нем люди, или это только детские сказки. И пока она это не выяснит, она останется в постели.

Джоанна посмотрела Маклину в глаза и дружеским жестом положила руку ему на плечо.

– На самом деле я не хотела стрелять в тебя из арбалета, – с чувством сказала она. – Я просто хотела узнать правду.

– Я знаю.

Опершись на локоть, Рори протянул руку и обнял Джоанну. Казалось, что трехголовый дракон у него на руке пошевелился. Рори провел ладонью по волосам Джоанны, легко коснулся пальцами лица, шеи и, добравшись до голубой ленты, стягивающей сорочку у горла, потянул за нее.

Джоанна разглядывала правильные, красивые черты его лица, потом осторожно развязала кожаный шнурок, стягивающий его волосы, и они золотистыми волнами рассыпались по его плечам. Она провела кончиками пальцев по его густым прямым бровям, дотронулась до изумруда, сверкавшего в ухе, запустила пальцы в его густую шевелюру.

– Я очень надеюсь, что ты сможешь простить меня, – прошептала она.

– Уже простил, – тоже шепотом ответил он.

Джоанна улыбнулась, вспомнив, как она наставила заряженный арбалет на своего мужа. И как только смелости хватило – ведь он такой большой и сильный!

– Я тебя очень напугала?

Широкая улыбка осветила его лицо. Он начал развязывать вторую ленту, и, глядя на его длинные сильные пальцы, Джоанна нахмурилась. Она должна как можно скорее узнать то, что ее интересует, иначе она рискует до конца жизни остаться в неведении. Если дело зайдет слишком далеко, то ей придется спасаться бегством, но, видит бог, ей этого совсем не хочется!

– На самом деле ты застала меня врасплох, девочка, – сказал Рори низким, бархатным голосом, от которого у нее вдруг замерло сердце. – Я думал в тот момент совершенно о других вещах, поэтому даже не слышал, как ты выскользнула из постели и взяла оружие.

– О каких это других вещах ты думал?

– Ну, например, об этом, – ответил Рори, развязывая третью ленту.

По тому, как он это сказал было ясно, что все происходящее доставляет ему огромное удовольствие.

Он придвинулся ближе к Джоанне и накрыл ее губы своими. Кончиком языка он провел по ее сомкнутым губам, принуждая открыть рот. Джоанна не стала противиться, и его дразнящий, возбуждающий язык коснулся ее языка.

Это было так приятно, что Джоанна решила на время отложить выяснение интересующего ее вопроса. Она обняла Рори за шею и ответила на его поцелуй, но он нарочно сомкнул губы. Этого Джоанна не ожидала. Теперь уже она попыталась заставить его приоткрыть рот, и, когда ей это удалось, она поняла, что он ждал от нее именно этого.

Джоанна открыла для себя, что отдавать не менее приятно, чем получать.

Рори прервал поцелуй, чтобы провести кончиком языка по ее шее. Эта ласка разожгла в Джоанне настоящий пожар. Она затрепетала и тихонько вздохнула. Рори не останавливался ни на секунду, не давая ей прийти в себя.

Вдруг Джоанной овладело беспокойство, и она открыла глаза, только сейчас поняв, что ее ночная сорочка распахнута сверху донизу.

Господи, да когда же он успел развязать оставшиеся три ленты?

– Ох, – выдохнула она, – они все развязались!

Она потянулась, чтобы завязать ленты, но Рори поймал ее руки и переплел ее пальцы со своими. Потом он прижал ее руки к подушке по обе стороны головы и принялся осыпать поцелуями открывшуюся в вороте сорочки грудь.

Сердце Джоанны билось в такт дождю за окном, ей не хватало воздуха.

– Рори, – еле выговорила она.

– М-м-м?

– Мне кажется… нам… надо лучше узнать друг друга.

Рори тихонько засмеялся, продолжая целовать ее:

– Мы этим как раз и занимаемся, милая.

Нежные полушария вздрагивали, когда он касался их губами или языком, а когда он втянул в рот сначала один розовый сосок, а потом другой, Джоанна застонала от острого наслаждения, пронзившего все ее тело. Рори продолжал дразнить языком затвердевшие ягодки, а Джоанна с трудом заставила себя вспомнить, ради чего она позволила ему эти ласки.

Ей нужно было выяснить правду как можно быстрее, а потом сразу же вырваться из его объятий и убежать.

– Да, ты узнаешь меня лучше и лучше, – дрожащим голосом упрекнула она Рори, – а я пока еще тебя почти не знаю.

– Мы потом поменяемся, – хрипло пообещал он. – Просто я начал первым, я и продолжу.

Он снова взял в рот ее сосок и слегка прикусил его. От неожиданного наслаждения у Джоанны перехватило дыхание, она выгнулась, подставляя ему грудь для новых ласк. Странная теплая волна прокатилась по ее телу, заставив ближе придвинуться к нему. Она почувствовала, что ей что-то мешает. Это была простыня, лежавшая между ними. Джоанна беспокойно задвигала ногами, отбрасывая ее в сторону.

Рори отпустил ее руки, чтобы еще раз дотронуться до ее груди.

– Я собираюсь сейчас же, не откладывая, познакоиться с твоим сладким телом, милая, – сообщил он, продолжая целовать ее. – И будь уверена, я не пропущу ни одного изгиба, ни одной ложбинки. А потом мы поменяемся, и ты узнаешь, что, в отличие от твоего, мое тело твердое и покрыто волосами.

И он снова припал к ее губам, поглаживая большими пальцами твердые соски.

Джоанна знала, что не может ждать, пока наступит ее очередь, – если, конечно, она хочет выбраться из постели, сохранив девственность.

От того, устоит ли она сейчас, зависит судьба этого брака. Если она лишится невинности, брак нельзя будет аннулировать.

А от этого зависит судьба ее клана.

Джоанна несмело провела ладонями по его загорелым рукам и широким плечам. Его мышцы под ее нежными пальцами казались просто каменными. Да, мягкости в нем не больше, чем в стальном клинке.

– Давай вместе, – шепотом предложила она и, пока он целовал ее, скользила руками дальше и дальше вниз, по мускулистой спине, к пояснице и еще ниже, по крепким ягодицам.

Она провела кончиками пальцев между ягодицами и, не обнаружив там ничего необычного, провела еще раз, чтобы убедиться окончательно.

Эти ее прикосновения к его обнаженному телу вызвали странный эффект. Рори весь напрягся и замер, пока она с интересом обследовала его тело. Потом он оторвался от ее груди и изумленно взглянул на нее.

– Джоанна… Дорогая… – с удивленным смешком только и смог произнести он. – Ты даже не представляешь себе, что ты со мной делаешь! – И он легонько поцеловал ее в губы.

Джоанна тихонько засмеялась. Она чувствовала невероятное облегчение. Она была так благодарна Рори за то, что он оказался обычным человеком, а не тем монстром, каким его описывали предания и легенды.

Никакого хвоста, даже ни малейшего намека на хвост!

– Я просто изучаю тебя, – радостно сказала она.

Потом еще раз пробежалась пальцами по его обнаженным ягодицам и удовлетворенно улыбнулась.

Слишком поздно она осознала, что он за это время успел отбросить в сторону покрывало и теперь, взявшись за подол ее ночной сорочки, быстро и умело стянул ее через голову Джоанны. Прежде чем она успела прикрыться, он поймал ее руки и развел их в стороны.

– Господи, девочка, какая же ты красивая, – восхищенно сказал он, скользя взглядом по ее обнаженному телу.

Голос его стал хриплым от едва сдерживаемого желания.

– Святые небеса! – тихо прошептала Джоанна.

Она увидела, как он возбужден, и поняла, что совершила роковую ошибку. Ее глупое любопытство привело ее прямо в кипящий котел страсти. Глядя на его напряженную плоть, она поняла, что остановить Маклина теперь будет очень трудно. Она оперлась на локти и попыталась отодвинуться от него. Она и до этой минуты уже совершала много ошибок, но сейчас Джоанна Майри Макдональд попала в настоящую беду.

– Если мы сию же секунду не выберемся из постели, – сообщила она, стараясь беспечно улыбнуться, – мы опоздаем на завтрак. – Она начала тихонько подвигаться к краю кровати. – А я ужасно проголодалась.

– Я тоже, – тихо смеясь, ответил Рори.

Он обхватил ее за талию и посадил напротив себя.

– Прекрасно. – Ее голос был больше похож на лягушачье кваканье, чем на голос молодой девушки. – Значит, мы оба голодны. – Она уперлась руками в его широкую грудь и постаралась отодвинуться от него как можно дальше. – Давай спустимся вниз и поищем чего-нибудь поесть.

Он обхватил ее бедра своими сильными руками.

– Тебе нечего бояться, Джоанна, – мягко сказал он. – Все, что мы будем делать, – это ближе узнавать друг друга.

Джоанна не смогла посмотреть ему в глаза. Она опустила ресницы и уставилась на распятие, висящее у него на груди. От смущения у нее горели щеки. Она видела, чем занимались Тэм и Мэри в конюшне, поэтому понимала, о чем говорит ее муж. Конечно, он имеет в виду не легкую беседу об играх, в которые они играли в детстве, и не о первом пони, подаренном ко дню рождения.

У нее вдруг пересохло во рту, и она щумно сглотнула. Тэм был не такой большой, как Рори, да и Мэри превосходила Джоанну в размерах раза в три.

– Мой кузен Эвин хочет, чтобы брак был аннулирован, – с трудом прошептала она.

– Никакого аннулирования не будет, Джоанна, – твердо заявил Рори.

Он лег на бок, подперев голову, и свободной рукой дотронулся до ее сосков. По ее телу прокатилась волна удовольствия, и она прикусила нижнюю губу, чтобы сдержать стон наслаждения. Рори придвинулся к ней и стал ласкать ее грудь языком и губами. Джоанна почувствовала, как ее груди налились и стали тяжелыми, несмотря на ее твердое решение не реагировать на его ласки. Она откашлялась и попробовала еще раз отвлечь его.

– Эвин говорит, что я должна выйти замуж за Эндрю.

– Забудь об Эндрю, – прорычал Рори. – Я твой муж, девочка, и другого у тебя не будет.

Он просунул руку между ее ног и начал пальцами перебирать шелковистые завитки, покрывающие лоно. Он ласкал ее и одновременно нежно посасывал твердые ягодки сосков. По телу Джоанны пробежала дрожь, она почувствовала неодолимое желание прижаться к этому огромному воину, который ласкал ее с такой удивительной нежностью.

– О господи! – выдохнула она.

Рори улыбнулся, не переставая дразнить и ласкать самые потаенные местечки ее разгоряченного тела.

Джоанна попыталась напомнить себе о долге перед кланом Макдональдов, но вместо этого ее мысли сосредоточились на горячей влаге между ног. Ей было ужасно приятно, она поняла, что это результат умелых действий Маклина. Джоанна стонала от наслаждения, тщетно пытаясь удержать в голове те важные вещи, которые она должна сообщить Маклину, пока дело не зашло слишком далеко.

Видит бог, она не хотела, чтобы Рори подумал, что она коварная соблазнительница, которая позволяет ему самые интимные ласки, а потом требует, чтобы он остановился. Но при мысли, что они дойдут до конца, ее сердце начинало бешено колотиться.

– Эвин отправил в Рим прошение о разрешении на мой брак с Эндрю. – Джоанна еще раз попыталась отвлечь Маклина от любовной игры. – Может, нам лучше подождать и посмотреть, придет ли оно?

– Ничего мы ждать не будем, – ответил Рори.

Он ввел палец внутрь Джоанны, и она всхлипнула от пронзившего ее наслаждения.

– Рори… – еле слышно выговорила она, в ее голосе слышалось смущение. – Я не уверена…

– Поцелуй меня, Джоанна, – перебил ее Рори и накрыл ее рот губами.

Он целовал ее так страстно, что она мгновенно забыла обо всех важных делах. Она пробежалась пальцами по его груди, задержавшись на маленьких твердых сосках, лаская их так же, как он ласкал ее.

– Господи, какая же ты сладкая, – пробормотал он, продолжая свои ласки.

Джоанна наклонила голову, спрятав лицо у него на груди. Она вдыхала такой земной, такой прекрасный мужской запах, исходивший от его кожи, целовала и дотрагивалась языком до этой кожи, заставляя его вздрагивать. Нащупав пальцами у него на груди золотую цепочку, на которой висел медальон с изображением святого Колумба, Джоанна ухватилась за нее, про себя молясь этому святому.

– Я думаю… Может, я слишком маленькая… – едва слышно прошептала она.

Джоанна скорее почувствовала, чем услышала, его смех.

– Позволь мне побеспокоиться об этом, – мягко сказал Рори. – Это дело мужа.

– А что должна делать жена?

– Только получать удовольствие, больше ничего.

– А я его получу? – В ее голосе слышалось сомнение.

– Получишь, Джоанна, я обещаю.

Рори осторожно уложил свою жену на подушки и встал на колени между ее ног. Затем он наклонился над ней и поцеловал твердые розовые ягодки на вершинах ее грудей. Длинные загнутые ресницы Джоанны медленно опустились и замерли на нежных щеках. Опытные умелые пальцы Рори осторожно раздвинули бархатные складки ее лона, продолжая ласкать все сокровенные местечки, пока Джоанна не начала дрожать и извиваться от наслаждения.

Красота ее изящного тела, раскрывшегося перед ним, как распустившийся цветок, разметавшиеся по подушке рыжие кудри, розоватая нежная кожа – все вызывало в Рори незнакомое прежде чувство нежности и желание защитить это сокровище. Его приводила в восторг мысль о том, что она принадлежит ему. Только он будет любить, ласкать и нежить ее. Только он будет заботиться о том, чтобы улыбка никогда не сходила с ее усыпанного веснушками личика. Ни один мужчина никогда не узнает, как хороша она обнаженная, ни один не увидит просыпающуюся страсть в ее голубых глазах.

– Дотронься до меня, Джоанна, – попросил он.

Ее глаза широко распахнулись. Когда она робко потянулась к нему, он взял ее руку и положил на свою набухшую плоть. Вид изящной белой ручки с тонкими пальцами, ласкающей его, пробудили в Рори яростное, животное желание, требующее немедленного удовлетворения. Он стиснул зубы, чувствуя, что воля его ослабевает, ему все труднее сдерживаться. Ему не хватало воздуха, он тихо стонал от наслаждения. Подумать только – могучий двадцативосьмилетний воин превратился в безвольного ягненка от прикосновения нежных пальчиков его собственной, не искушенной в любовных играх жены!

Он наклонился над Джоанной и поцеловал ее.

– Сейчас я войду в тебя, – тихо сказал он. – Я буду очень нежен, милая.

Рори говорил это успокаивающим тоном, но сердце его сжалось, – она была такая миниатюрная!

Он стал осторожно, легкими толчками входить в ее горячее влажное лоно, но наткнулся на преграду, которая не давала ему двигаться дальше. Все его тело покрылось испариной, ему стоило неимоверных усилий сдержаться, но он не хотел причинить ей боль. Теперь стало ясно, что без этого не обойтись.

Он поцеловал ее.

– Сейчас будет немного больно, – хрипло сказал он, – но это в первый и в последний раз, девочка.

Обхватив ее бедра, он одним мощным толчком вошел в нее, разрывая плеву. Она вскрикнула, и у него сжалось сердце. Она словно застыла под ним.

Он поцеловал ее соленые от слез глаза.

– Ох, милая, – полный сочувствия, пробормотал он, – я бы так хотел, чтобы больно было мне, а не тебе!

– Теперь уже все? – с надеждой спросила она.

Ее неискушенность в любовных утехах вызвала у него улыбку. Он тяжело дышал, его сердце громко стучало, как будто он в доспехах и полностью вооруженный вел рукопашный бой.

– Нет, еще не все, девочка моя, – сказал он. – Это была самая трудная часть, и она закончилась. Теперь начинается приятная часть, полная наслаждения и восторга.

Рори не думал о себе, он старался доставить удовольствие своей жене. Он двигался медленно и ритмично, внимательно наблюдая за выражением ее лица, на котором все эмоции были видны совершенно ясно. Ее глаза закрылись, длинные ресницы опять легли на щеки, по которым вдруг потекли слезы. Рори в ужасе замер. Его сердце остановилось на миг, а затем вновь глухо забилось.

– Что с тобой, любимая моя? – спросил он, ожидая услышать самое худшее. – Я причинил тебе боль?

Джоанна медленно открыла затуманенные страстью и слезами глаза, и выражение благоговейного восторга осветило ее лицо.

– Не боль, Рори, – прошептала она с чуть заметной хрипотцой, которую он успел так полюбить, еще когда она изображала из себя Джоуи. – Совсем наоборот… Просто я чувствую себя так… так…

Рори, внутренне возликовав, возобновил свои движения. Нежно улыбаясь ей, он пробормотал:

– Ну, скажи мне, любимая. Скажи же, каково это – чувствовать меня внутри?

– Это очень… это просто… просто прекрасно, – выдохнула она, скользя руками по его поросшей курчавыми волосками груди. – Это так… восхитительно и… волшебно, что я отчего-то плачу…

Он откинул с ее лица шелковистые рыжие пряди волос и обхватил его ладонями.

– Обними меня ногами, любимая.

Джоанна без малейших колебаний сделала так, как он просил.

– Мы постараемся продержаться так долго, как тебе того захочется, моя девочка, – сказал он, невероятным усилием воли сдерживая рвущуюся наружу страсть. – Мы не станем спешить. Постарайся ощутить все оттенки этого чувства и просто наслаждайся.

Джоанна в экстазе провела губами по его солоноватым от пота плечам, чуть прикусила зубами кожу, а затем ее подхватила волна невероятного удовольствия и понесла, дыхание стало частым и прерывистым, она еще сильнее обвила его руками и ногами, желая одного – полностью слиться с ним, утянуть за собой в этот водоворот немыслимых наслаждений, которые он дарил ей.

– Боже, девочка, – задыхаясь, прошептал он, – ты сейчас прикончишь меня.

– О, Рори… О, Рори… О, Рори, – только и могла она выговорить.

А затем она вскрикнула, ее худенькое тело задрожало, напряглось, достигнув высшей точки наслаждения, и она без сил откинулась на подушки.

Он всей своей плотью ощущал этот трепет, зажегший внутри его адское пламя. Восхитительный запах ее страсти взорвал обостренные до предела чувства, он понял, что больше не в состоянии сдерживаться. Последний раз он вонзился в нее, испытав при этом такое полное освобождение, что все его могучее тело сотряслось от чувственного восторга.

Сердце его билось, словно молот о наковальню. Судорожно, с шумом дыша, он собрал последние силы и перекатился на спину, чтобы ненароком не задавить свою хрупкую возлюбленную. Но она сама потянулась к нему и, перекинув через него ногу, легла сверху, прижавшись щекой к его груди и глядя на него широко распахнутыми глазами, полными изумления и восторга. Совершенно потрясенная тем, что произошло между ними, она молча смотрела на него, и этот взгляд сказал ему все, что он хотел сейчас знать.

Рори обхватил ее голову руками, зарывшись пальцами в ее густые растрепанные волосы.

– Ты моя, Джоанна, – сказал он, и ее поразило то, как взволнованно прозвучал его хриплый голос. – Моя и только моя. И клянусь именем господа нашего, я убью всякого, кто попытается отнять тебя у меня.


– Как это мило с вашей стороны – заглянуть к нам на кухню, леди Маклин, – вежливо сказала черноволосая девочка.

Она стояла возле стола, наблюдая, как Джоанна замешивает тесто.

– Мама позволяет поварихе готовить пирог с яблоками и с вареньем, но только мне она разрешает помогать ей печь пирог с крыжовником.

– Печь пирог с крыжовником – это мое самое любимое занятие, – заверила Джоанна свою новую тринадцатилетнюю знакомую. – И ты была так добра, что одолжила мне платье. – Она бросила взгляд на платье из светло-желтой шерсти и вдруг обнаружила зеленое пятно на рукаве. – И вот посмотри, что я натворила! Испортила его!

Леди Нина рассмеялась и, сняв с огня металлический котелок, в котором булькала фруктовая начинка, перенесла его на стол. Ее милое лицо раскраснелось от жары кухни.

– Не беспокойтесь по поводу платья, – сказала она, улыбаясь. – Это одно из старых ее платьев. Рейни так быстро растет, что все равно скоро оно будет ей мало. Похоже, она будет даже выше, чем я.

При упоминании о ее росте девочка вдруг помрачнела.

– Тетя Изабелл сказала, что я буду выше, чем папа, уже к шестнадцати, – мрачно сообщила она.

Джоанна взглянула на девочку, стоящую напротив нее у плиты и размешивающую кипящий соус в миске деревянной ложкой.

Рейни была действительно довольно высокой для своего возраста. Она не знала, куда деть свои длинные худенькие руки и ноги, напоминая неуклюжего, только что родившегося жеребенка.

Леди Нина на мгновение оставила свое дело и уголком глаза взглянула на дочь. Затем, тихо хмыкнув, начала выкладывать дымящуюся фруктовую начинку на тесто, в то время как Джоанна раскатывала корж, чтобы уложить его сверху.

Огромный белый фартук, принадлежащий одной из кухарок и обернутый два раза вокруг тоненькой талии Джоанны, был залит какой-то жидкостью и крыжовенным соком.

Дождь за окном кончился, превратившись в легкий сероватый туман. На большой кухне было тепло и уютно, здесь царил какой-то удивительный дух взаимопонимания и доброжелательности, что очень помогало в их деликатном деле.

Джоанна проспала завтрак и спустилась вниз, когда уже все разошлись по своим делам. Здесь ей сообщили, что лорд Алекс попросил Рори посмотреть кобылу, которая собиралась жеребиться. И мужчины сразу после завтрака отправились на конюшню.

При мысли о муже у Джоанны резко участился пульс. После этой ночи, полной страсти и невероятных открытий, она первой проснулась в его объятиях. И тогда все повторилось снова, на этот раз уже гораздо медленнее и спокойнее, но не менее восхитительно. Он был удивительно нежен с ней, возбуждая ее постепенно, пока ее ответная реакция на его медленные, томные ласки не превратилась в дикую, совершенно неконтролируемую страсть. Она окончательно потеряла все остатки разума и, забыв о скромности и приличиях, с радостью следовала всем его бесстыдным предложениям, при мысли о которых сейчас у нее горели щеки. Боже правый, ведь она даже оцарапала его, спину ногтями, забывшись в экстазе.

Что он подумал о ее бесстыдном поведении, она не узнала, так как мгновенно заснула, так и оставшись лежать на нем, обессиленная и опустошенная до дна. Когда она проснулась во второй раз в это утро, то обнаружила, что лежит под теплым покрывалом, а мужа рядом нет.

– О, так это и есть внучка Сомерледа Макдональда, – послышался мелодичный женский голос.

Вырванная из своих мыслей, Джоанна чуть вздрогнула и обернулась, обнаружив вошедшую на кухню леди в пурпурном бархатном платье и старомодном головном уборе, которая разглядывала ее с веселым интересом. На ее плечах красовалась овсяная шелуха, насыпанная туда, без сомнения, чтобы отвратить злое колдовство, а на шее, на серебряной цепочке висели маленькие стальные ножницы – возможно, одна из самых лучших защит от чар злых эльфов.

Джоанне говорили за ужином, что в замке проживает старшая сестра лэрда. И сейчас, глядя на эту довольно странную даму лет пятидесяти, Джоанна решила, что это скорее всего и есть леди Изабелл.

Со светлыми волосами, высокая и крепко сбитая, женщина походила на самого лэрда Алекса, хотя она сразу производила впечатление очень необычной особы. Рори бы сказал, что она немного не в себе. А Джоанна решила, что леди Изабелл, очень возможно, занимается белой магией.

– Входите, леди Изабелл, познакомьтесь с молодой женой лэрда Маклина, – обратилась к ней Нина, продолжая выкладывать начинку в пирог. – Джоанна, это Изабелл, сестра моего покойного мужа.

Но Изабелл, не дожидаясь, когда ее представят, уже вошла на кухню и подошла к своей племяннице.

– Вы очень похожи на Сомерледа, – сказала она, с симпатией глядя на Джоанну. – Эти необычные, почти красные волосы и глаза цвета сливы… Я бы безошибочно узнала вас, будь хоть вся комната наполнена рыжими Макдональдами.

Джоанна отложила в сторону скалку.

– Так вы знали моего дедушку? – спросила она с любопытством.

Ласково улыбаясь, Изабелл поцеловала свою племянницу в макушку, затем подняла глаза и встретила заинтересованный взгляд Джоанны. Ее светло-карие глаза вдруг как-то таинственно замерцали.

– Так, значит, вам еще ничего не сказали…

Нина отложила свою работу и вытерла руки о фартук.

– Сейчас не время, Изабелл, да и не место…

Изабелл наклонилась вперед и выпалила, без тени злости или ненависти:

– Ваш дед был казнен за убийство моего брата.

21

При этих словах тети Рейни выронила из рук деревянную ложку, и та со стуком упала на пол. Она побледнела и быстро выбежала из комнаты.

– Рейни! – окликнула леди Нина свою дочь, затем встретила взгляд Джоанны, полный ужаса и смятения. – Мне так жаль, дорогая, – произнесла она печально. – Мне так хотелось, чтобы Рейни сначала получше узнала вас, прежде чем ей станет известно, что вы внучка Сомерледа Макдональда.

Джоанна потрясенно уставилась на нее:

– Так ваш муж…

Глаза леди Нины цвета небесной лазури вдруг подернулись печалью, и в них заблестели слезы. Она смахнула их и кивнула с несчастным видом:

– Да, мой покойный муж – Гидеон Камерон. Тот самый человек, которого убил ваш дед.

– Мой дедушка не убивал вашего мужа! – уверенно заявила Джоанна. – Он убивал только в бою и только защищая свою жизнь.

– Гидеон был убит ударом в спину, – сказала Нина со спокойной уверенностью. – Не знаю, что там насчет защиты жизни, но истинный джентльмен никогда не ударит в спину человека, который этого не ожидает.

– Если на Гидеона напали сзади, – голос Джоанны звенел от возбуждения, – то это только доказывает, что дедушка не мог этого сделать. А из-за того, что ваша семья ошибочно обвинила его, мой дед был отвезен в Эдинбург и безвинно казнен за преступление, которого он не совершал.

Рори и Алекс вошли в кухню как раз вовремя, чтобы услышать последние слова Джоанны. Оба мужчины промокли до нитки и; выглядели весьма хмурыми. Стоя возле двери, они словно принесли с собой холод, и атмосфера на этой, еще совсем недавно такой уютной, кухне вдруг сделалась напряженно ледяной, несмотря на горящий очаг.

– Ты не права, Джоанна, – мрачно и довольно резко сказал Рори. – У нас есть неопровержимые доказательства вины Красного Волка.

Возмущенная тем, что он так бессовестно лжет, обвиняя ее дорогого деда, Джоанна оперлась руками о стол и с яростью взглянула на мужа:

– Я этому не верю!

Алекс подошел к леди Нине и бережно обнял ее за плечи, предлагая поддержку и утешение. В его глазах ясно читалась тревога.

– Это очень болезненный разговор для Нины, – сказал он тихо. – Но вы должны знать правду, леди Джоанна. Отрубленная голова Гидеона была доставлена в поместье Арханкери завернутой в плед Макдональдов, сколотый брошью с эмблемой клана.

– Но это же ничего не доказывает! – возразила Джоанна. – Многие Макдональды носят такие броши. И к тому же ее могли стащить.

Рори принял более устойчивую позу, чуть расставив ноги и скрестив на груди руки. На его губах заиграла усмешка.

– Да, но ею было приколото собственноручное послание от Сомерледа Макдональда.

Джоанна сорвала с себя фартук и со злостью швырнула его прямо на готовое тесто.

– Ты лжешь! – крикнула она.

Изабелл улыбнулась и с невозмутимым, даже каким-то отрешенным видом сложила руки на груди.

– Это правда, Джоанна Маклин. И здесь, возле этого самого стола, где лежала голова моего брата, ваш муж и два его брата поклялись предать Красного Волка из Гленко в руки правосудия.

Дрожа от ярости, Джоанна с силой сжала руки. Слезы жгли ей глаза, но она не хотела выказывать слабость перед врагами ее деда, перед врагами ее клана. Она прямо встретила их взгляды, стремясь показать, что она настоящая Макдональд, достойная носить это славное имя.

А затем она повернулась к своему мужу и, гордо задрав подбородок, заявила с холодным презрением:

– Я хочу немедленно уехать к себе домой, в Кинлохлевен.

Рори сжал челюсти и не менее ледяным тоном ответил:

– Мы вернемся домой тогда, когда я найду это нужным, Джоанна, и ни минутой раньше.

Нина с удивлением взглянула на Рори, затем снова перевела взгляд на свою дрожащую гостью, и в ее добрых глазах появилось выражение сострадания. Со своими светлыми волосами и кремовой кожей она показалась сейчас Джоанне настоящим ангелом-утешителем.

Но Джоанна Макдональд не нуждалась в жалости этой женщины. Ей ничего не нужно было от Камеронов. Она свято верила в невиновность своего деда. В своей жажде мщения эти люди отправили на казнь ни в чем не повинного человека. Это они, а вовсе не она были достойны жалости.

– Если бы я знала, что вы думаете о моем дедушке, – процедила она сквозь зубы, – я бы скорее легла спать на обочине дороги, чем вошла в ваш дом.

И прежде чем кто-либо успел сказать хоть слово, Джоанна резко развернулась и выбежала из кухни.

Вместо того чтобы возвращаться в спальню, куда мог следом прийти Маклин, Джоанна отправилась в большую гостиную на втором этаже, дверь в которую была широко распахнута. Она надеялась избежать разговора с мужем до тех пор, пока полностью не успокоится и хорошенько все не обдумает.

Она ни на миг не сомневалась в невиновности своего деда. За день до казни ей разрешили короткое свидание с ним. Он тогда нежно прижал ее к себе и все говорил, как любит и гордится ею. Джоанна не могла до сих пор вспоминать эти минуты без слез. А на прощание он сказал ей: «Голубка моя, верь мне. Я клянусь могилой твоего отца, что невиновен в этом жестоком, бесчестном убийстве. Я не убивал Гидеона Камерона».

Джоанна смахнула слезы и огляделась. В комнате царил полумрак. Тяжелые шелковые шторы на высоких стрельчатых окнах были задернуты, и сквозь узкие щели сюда проникали лишь тоненькие лучики серого утреннего света. Но ни одной свечи в комнате не горело.

Возле окна Джоанна заметила арфу и клавесин и поняла, что оказалась в музыкальном салоне. По стенам были развешаны картины, а на одной висел большой гобелен, изображавший Геркулеса, сражающегося со львом. Повсюду вдоль стен стояли кресла и небольшие столики, а возле камина – скамья с высокой спинкой.

Джоанна направилась прямо к камину, решив разжечь хоть небольшой огонь – в комнате было довольно холодно – и немного посидеть около него и подумать. Ей всегда лучше думалось, глядя на языки пламени. Но когда она уже нагнулась к очагу, то увидела Рейни, свернувшуюся калачиком на скамье, стоявшей рядом с камином. Девочка лежала, положив голову на подушку и закрыв глаза. Но едва она почувствовала чье-то присутствие, как тут же поднялась и села, напряженно глядя на Джоанну.

– Извини меня, пожалуйста, – пробормотала Джоанна.

Сердце ее мгновенно сжалось от жалости к этой несчастной малышке, которая оказалась единственной по-настоящему невинной жертвой среди них всех.

– Я не знала, что ты тут. Я сейчас уйду.

Рейни протянула руку, пытаясь ее остановить.

– Останьтесь, пожалуйста, – попросила она.

Джоанна чуть помедлила в нерешительности, не желая расстраивать девочку еще больше.

– Если ты предпочитаешь побыть одна, я пойму, не беспокойся, – сказала она с теплой улыбкой.

Девочка покачала головой, взгляд ее темных, почти черных глаз был необычайно серьезен.

– Нет, я не хочу быть одна. Мне бы хотелось, чтобы вы остались. Честно.

Джоанна опустилась на скамью рядом с ней, думая в растерянности, что сказать этой печальной девочке, которая только что узнала, что их гостья – внучка убийцы ее отца. Как бы она себя чувствовала на месте этого ребенка?

– Что это у тебя? – ласково спросила Джоанна, заметив, что девочка сжимает в руках какой-то серый камешек. – Можно мне посмотреть?

Рейни тут же с застенчивым видом протянула ей камень, чуть пожав плечами.

– Это волшебная стрела.

Джоанна взяла кусочек выщербленного кремня и с неподдельным интересом принялась его разглядывать. Хотя она никогда прежде не видела такого, но знала из рассказов своей няни, что такие вот крошечные наконечники для стрел маленький народец использует специально для смертных. Не в состоянии сами натянуть арбалет, эльфы заколдовывают какого-нибудь человека своими злыми чарами и заставляют того бросить такой вот камешек в другого смертного. И тогда тот, в кого попадет этот камешек, сразу становится беспомощным и оказывается в волшебном царстве фей. Джоанна с любопытством поднесла камень к глазам и, разглядывая его, повертела в пальцах.

– Это ты сама нашла? – спросила она.

Рейни кивнула, застенчиво улыбаясь:

– Я нашла его два года назад в лесу, тут неподалеку. А сейчас я взяла его специально для вас. Он охранит вас от зла.

Тронутая до глубины души таким искренним жестом, свидетельствующим о добром сердце и дружелюбии девочки, Джоанна шутливо потянула ее за косу.

– Спасибо, Рейни. Я буду хранить его, как самое дорогое сокровище.

Девочка помолчала, глядя на Джоанну со спокойной задумчивостью, затем тихо сказала:

– Я знала, что однажды встречу вас, леди Джоанна, хотя я тогда еще не знала вашего имени. Я видела вас в тот день в лесу, когда нашла волшебный наконечник.

– Как же такое могло случиться? – удивилась Джоанна, недоверчиво качая головой. – Ведь я никогда здесь прежде не бывала.

Рейни невозмутимо пояснила, вовсе не задетая ее недоверием.

– У меня было видение, – просто сказала она, словно речь шла о чем-то самом обыденном.

– В самом деле?

Джоанна глубоко вздохнула, не зная, как ей реагировать на такое необыкновенное заявление. Хотя она сама никогда не встречалась с волшебством, но знала, что некоторые люди, особенно те, кто живет в горах, обладают так называемым вторым зрением, или ясновидением. И она также знала, что этим отличались некоторые члены клана Камеронов.

– Так ты видела меня в своем видении?

Рейни кивнула.

– Я хочу, чтобы вы сохранили эту стрелу эльфов, – настойчиво повторила она все с той же застенчивой улыбкой. – Она защитит вас от зла.

Растроганная, Джоанна взяла в ладони тонкую руку девочки и с волнением сжала ее.

– Ты беспокоишься обо мне и хочешь уберечь меня от зла, хотя думаешь, что мой дедушка убил твоего отца?

Рейни сжала пальцы Джоанны. Ее ответ прозвучал с неожиданной убежденностью:

– Красный Волк не убивал моего папу.

– Откуда ты знаешь? – воскликнула пораженная Джоанна. – Ты видела это в своем видении? Может быть, ты знаешь, кто на самом деле убил лэрда Гидеона?

Рейни опустила голову, ее темные длинные косы упали вперед, на подол ее оранжево-красного платья. Плечи девочки уныло поникли, и Джоанна тут же пожалела, что задала такой неосторожный вопрос.

– Я не знаю, кто убийца, – призналась она, – но, когда я увидела записку, подписанную именем Сомерледа Макдональда, я сразу почувствовала, что это ложь. Я пыталась сказать об этом взрослым, но они просто не стали меня слушать.

– Ах, Рейни! – горестно воскликнула Джоанна, понимая, как больно было этому ребенку узнать о смерти отца, да еще такой страшной. – Как бы я хотела, чтобы ты не видела… – Она замолчала, так как не могла произнести этих ужасных слов.

Она порывисто обняла девочку и прижала к себе.

– Я видела отрубленную голову моего отца, – закончила за нее Рейни со странным спокойствием. – Я была в саду, когда ее перебросили через забор.

Рейни не заплакала, она лишь обняла Джоанну и еще теснее к ней прижалась.

– Мне правда очень жаль твоего отца, – ласково сказала Джоанна, целуя девочку в висок. – Встретив тебя и твою чудесную семью, я поняла, что Гидеон Камерон был очень хорошим человеком.

Рейни чуть отстранилась от нее и подняла глаза на портрет, висящий над камином.

– Моя мама ужасно о нем тоскует, – сказала она тонким голосом, в котором звенели слезы. – И я тоже очень скучаю.

Несколько слезинок скатились по щеке девочки, но она поспешно смахнула их тыльной стороной руки.

Джоанна также подняла глаза, проследив за печальным взглядом девочки. Мужчина на портрете был очень похож на своего младшего брата. Крепко скроенный, сильный, лэрд Гидеон Камерон обладал такими же светло-рыжеватыми волосами и умным, волевым лицом. Его глаза, как у Алекса и Изабелл, были светло-карими.

Джоанна посмотрела на темноволосую, темноглазую девочку и ободряюще ей улыбнулась. Снова прижав ее к себе, она погладила ее по голове, по черным как смоль завиткам волос, выбившимся из туго заплетенных кос, и поцеловала ее в высокий лоб.

– Надеюсь, мы с тобой будет друзьями, – сказала она, искренне этого желая. – И еще я надеюсь, что злодей, убивший твоего отца, будет найден и получит по заслугам.

Рори остановился на пороге музыкальной комнаты, некоторое время наблюдая за обнявшимися девушками. Когда его жена так неожиданно выбежала из кухни, он задержался, чтобы извиниться перед Ниной и Алексом. Затем он поспешил в их спальню, ожидая увидеть там Джоанну, горящую негодованием. Обнаружив, что Джоанны нет, он тут же направился в конюшню, заподозрив, что она решила прямиком отправиться в Кинлохлевен. Однако и здесь Джоанны не оказалось, да и грумы заверили его, что леди Маклин не появлялась там и не пыталась оседлать Фраока или какую-либо другую лошадь.

Свирепея все больше, Рори последовательно обследовал большой холл, малый холл, солярий, галерею, буфетную, кладовую, гардеробную и даже промокший от дождя сад. И только случай привел его на второй этаж, к открытым дверям музыкальной комнаты.

В этот же момент Джоанна подняла голову и увидела его. Не дожидаясь приглашения, Рори вошел и прямиком направился к двум обнявшимся фигуркам на кушетке.

– Рейни подарила мне волшебную стрелу эльфов, – сказала ему тихо Джоанна, – чтобы избавить меня от несчастья.

Она протянула ему кремневый наконечник; Рори молча взял его, внимательно разглядывая расщепленный и явно обработанный кем-то камень.

Обнаружив с облегчением, что яростная вспышка Джоанны полностью погасла, Рори тепло улыбнулся темноволосой девочке, прижавшейся к его жене.

– Ты слишком много времени проводишь со своей тетушкой, малышка, – любовно пожурил он ее. – Скоро ты будешь варить зелье от дурного глаза и заговорами лечить все болезни, начиная от зубной боли и кончая лихорадкой.

Хотя Рори и не одобрял эксцентричные выходки и странные увлечения леди Изабелл, он подозревал, что Рейни очень близка со своей тетушкой, возможно даже больше, чем со своей милой, нежной матерью. И он также думал, что догадывается о причине этой близости.

– Тетя Изабелл ничего не знает об этой стреле эльфов, – ответила Рейни с невероятной серьезностью. – Я хотела бы, чтобы леди Джоанна всегда носила с собой этот наконечник. Он защитит ее от большой опасности.

– Моей жене не нужны никакие амулеты или талисманы, – с неожиданной горячностью возразил Рори. – Я сам могу охранять ее.

Девочка внимательно и задумчиво разглядывала его некоторое время, затем спокойно сказала:

– Когда вы с ней, лэрд Маклин, ни один человек не сможет причинить ей зло. Но вы не сможете защитить ее от своих врагов, когда вас с ней не будет.

Самоуверенно усмехаясь, Рори взял руку девочки и вложил ей в ладонь кусочек «волшебного» камня.

– Тогда нам абсолютно не о чем беспокоиться, не правда ли, малышка? Ведь леди Джоанна никогда не останется одна, я и на шаг не отпущу ее от себя. А теперь беги вниз и найди свою маму, она уже давно беспокоится о тебе.

Рейни уронила камешек на колени Джоанне и чуть заметно ей улыбнулась, словно говоря: «Мы ведь друг друга понимаем, а ему это знать не обязательно, он все равно ничего не поймет». Рейни уже подошла к двери, но замешкалась и, обернувшись, сказала, глядя на Рори:

– У меня есть и для вас подарок, лэрд Маклин. – При этих словах ее не по-детски серьезное, озабоченное личико неожиданно озарила озорная улыбка. – Для того чтобы ваш брак оказался удачным. Я сейчас принесу его вам.

– Спасибо, Рейни, – усмехнулся Рори. – Я высоко ценю твою заботу.

Когда девочка вышла и закрыла за собой дверь, Рори перевел взгляд на жену. Даже в мятом, запачканном мукой желтом платьице, сшитом явно для девочки, Джоанна ухитрялась выглядеть необыкновенно привлекательно. Она словно вся светилась изнутри каким-то особым, искрящимся светом, излучая жизнерадостность и энергию. Но в эту минуту ее обычно живое, радостное выражение лица было затуманено беспокойством, а в глазах застыла тревога.

– Почему ты привез меня сюда? – спросила она сердито, не сумев скрыть боли, явно прозвучавшей в ее дрожащем от обиды голосе.

Отложив камешек, она поднялась и встала прямо перед ним.

– Почему сюда, в Арханкери, когда ты прекрасно знаешь, что я думаю о казни моего ни в чем не повинного дедушки и твоей роли и роли Камеронов в этом злодеянии?

– Я хотел, чтобы ты встретилась с семьей Гидеона, Джоанна, – спокойно отвечал он. – Я хотел, чтобы ты узнала, каким замечательным, достойным человеком он был и какой трагедией стала его смерть для семьи. Я хотел, чтобы ты поняла, почему я непременно должен был захватить Красного Волка и заставить его предстать перед судом.

Она прямо взглянула на него своими горящими от негодования синими глазами:

– Ты и твои братья схватили не того человека, Маклин. И мы, Макдональды, никогда этого не забудем!

Выведенный из себя ее упрямством, Рори отвернулся, подошел к окну и, ухватившись рукой за тяжелую штору, с силой сжал ее и отдернул. За окном утренний весенний туман стелился по холмам, покрытым цветущим вереском, придавая долине Арханкери волшебный, призрачный вид.

Рори глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться и не выплеснуть на свою маленькую, прелестную женушку душивший его гнев. Воспоминания об их удивительной ночи, полной страстной неги, преследовали его все утро, не давая думать ни о чем другом. Никогда прежде он не вспоминал так о ночах, проведенных с другими женщинами. Казалось, его околдовала наивная и в то же время полная внутренней страсти юная женщина, которую он только-только начал посвящать в таинство супружеских отношений. «Но она оказалась слишком способной ученицей», – думал он, внутренне ликуя. И теперь он мечтал только о том, чтобы скорее наступил вечер и он смог вновь остаться с ней наедине, в тишине их спальни, в мягкой и жаркой супружеской постели.

– Эта старая вражда между кланами должна быть остановлена, – произнес он ровным тоном, – или она погубит в конце концов Шотландию. Наш брак, милая, дает шанс прекратить бесконечную войну, которая уносит все новые и новые жизни шотландцев и губит наш народ.

– Не следует во всем винить Макдональдов, – возразила Джоанна. – Мятеж разгорелся в тот момент, когда отец Джеймса Стюарта, которому ты служишь сейчас как верный пес, решил сместить Дональда Макдональда и самому стать владыкой над Островами.

Рори отошел от окна и снова встал перед Джоанной:

– Пусть так, но сейчас, только приведя Макдональдов из Гленко под власть единого короля Шотландии, мы, ты и я, Джоанна, можем принести мир в Горную Шотландию и на Острова и пресечь все попытки новых мятежей. Мы спасем тысячи жизней и сможем дать нашим детям то, чего у нас самих никогда не было, – спокойную, мирную жизнь без войны.

Сила и убежденность, прозвучавшие в его словах, казалось, полностью убедили Джоанну. Она медленно села на кушетку и, опустив голову, машинально взяла в руку треугольный кусочек камня, лежащего на сиденье. Поглаживая его острые края большим пальцем, она тихо, с болью произнесла:

– Я сама не хочу, чтобы продолжалась эта вражда. И я вовсе не питаю зла к этой семье. Месть никогда не воскресит моего дедушку.

– Рад слышать это. Месть лишь затягивает и усугубляет боль, принося все новые жертвы.

Рори с беспокойством отметил, как сразу осунулось и застыло ее живое, милое лицо. Больше всего ему сейчас хотелось утешить ее. Но Джоанна настороженно взглянула на него и тихо сказала:

– Я поняла, почему ты и семья Гидеона были так уверены в виновности моего деда. Это была трагическая ошибка, Рори, но я понимаю, что вы не могли думать иначе. Наверное, я могу простить тебя, но только если ты признаешь, что ошибся.

Рори почувствовал себя в ловушке. Больше всего на свете ему хотелось сейчас сделать так, чтобы она была довольна. Но он не мог кривить душой. Он опустился на корточки перед своей женой и обнял ее.

– Это не было ошибкой, милая. И если бы сейчас от меня потребовалось сделать то же самое, я не колебался бы ни минуты.

Она медленно подняла голову, встретилась с ним взглядом, и он увидел, что на кончиках ее ресниц дрожат слезы. Ее упрямое нежелание признать вину своего деда читалось в линии ее решительно сжатого рта, в застывших чертах дорогого ему лица.

– Мне надо вернуться на кухню, – сказала она холодно. – Я бросила леди Нину, так и не закончив свою, часть работы.

Ему не хотелось отпускать ее, ему хотелось держать ее в своих объятиях, пока не затихнет боль, ее и его. Но он понимал, что должен дать ей время свыкнуться с жестокой правдой.

– Хорошо, – сказал он тихо и, разжав руки, поднялся.

Джоанна встала и направилась к двери, развернув плечи, с гордо поднятым подбородком. На Рори она так и не оглянулась.

После того как Джоанна ушла, Рори простоял некоторое время, глядя на портрет своего друга и наставника. Лэрд Гидеон внушал уважение и любовь всех, кто знал его достаточно хорошо. Рори не помнил своего собственного отца, он был слишком мал, когда тот был убит в одной из битв, так часто сотрясавших горы Шотландии. Почти всему, что он узнал в жизни, он был обязан своему приемному отцу.

Именно Гидеон научил Рори бороться за высокие идеалы, высоко ценить честь и достоинство и ставить долг перед своей страной выше своих собственных интересов. А кроме того, именно Гидеон обучил Рори истории и географии, и он же подвиг его на то, чтобы построить свой собственный корабль и искать своей фортуны на море.

Рори понимал, что роль, которую он сыграл в судьбе Сомерледа Макдональда, стала непреодолимой преградой между ним и его маленькой упрямой женой. Он не мог изменить прошлое, да и не хотел. Но до тех пор, пока он не докажет Джоанне, что Сомерлед и в самом деле виновен в этом убийстве, она всегда будет обвинять его, своего мужа, в том, что тот погубил ее деда. И вместо рыцаря в сверкающих доспехах, о котором она всегда мечтала, Рори навсегда останется в ее глазах злобным мстителем.

Он оперся обеими руками о доску камина и уставился на холодные угли невидящим взором. Все это время Рори мечтал, чтобы Джоанна полюбила его так же сильно и беззаветно, как его собственная мать когда-то полюбила его отца. Чтобы в его объятиях она забыла обо всем, отказалась от своей слепой преданности клану Макдональдов, этих предателей, чтобы она стала душой и телом преданной ему одному – смертельному врагу ее соплеменников. С этой целью он из кожи вон лез, чтобы день свадьбы стал для нее настоящим, незабываемым праздником. Он так хотел, чтобы она всегда смотрела на него влюбленными глазами юной девушки, чья головка забита сказками о прекрасных, благородных рыцарях в сверкающих доспехах. И он хотел стать для нее таким рыцарем.

Резко покачав головой, Рори с тяжелым вздохом был вынужден, наконец, признать абсолютную неразумность своих желаний. А он-то ожидал, что прошлой ночью, когда они были так близки, Джоанна скажет ему о своей любви. Наивный дурак!

– Я принесла вам свадебный подарок, лэрд Маклин, – раздался за его спиной голосок Рейни, и Рори обернулся, с удивлением обнаружив, что девочка стоит рядом с ним, а он даже не слышал, как она вошла.

Высокая, тоненькая, немного нескладная, как неуклюжий гусенок, девочка застенчиво протягивала ему крохотную квадратную подушечку изо льна с вышитыми на ней бледно-розовыми и алыми розами.

– Там внутри зашит розмарин, – сказала она.

– А, розмарин для памяти, – сказал он мягко, взяв из рук девочки ее дар. – Спасибо, малышка. Леди Маклин будет очень приятно.

Рейни замахала на него руками:

– Нет, нет, вы не должны показывать это вашей жене!

– Но почему? – озадаченно спросил Рори.

Она несколько мгновений серьезно смотрела на него своими большими загадочными черными глазами, а затем чарующе улыбнулась:

– Это любовный амулет. Вы должны спрятать его под ее подушку, пока она спит. Тогда она вас полюбит всем сердцем.

Он улыбнулся, думая о причудливом воображении и богатой фантазии этой необычной девочки.

– Теперь, я точно знаю, что ты проводишь слишком много времени со своей тетушкой Изабелл. А леди Джоан ты не собираешься дать такой же тайный амулет, чтобы очаровать и меня? – попробовал поддразнить девочку Рори.

Накручивая конец косы на палец, Рейни опять окинула его долгим внимательным взглядом, потом покачала головой:

– В этом нет нужды, милорд. Вы и так глубоко и беззаветно влюблены в свою жену.

Он нахмурился, услышав столь нелепое утверждение:

– Глупости! Да я вовсе и не верю в такую чепуху, как любовь!

Ответ Рори прозвучал гораздо грубее, чем он того бы хотел. Но Рейни только рассмеялась. Ее смех прозвучал звонким, чистым колокольчиком в тишине комнаты, пока она бежала к выходу. Уже открыв дверь, она обернулась и сказала с неожиданной для ребенка проницательностью:

– Вы не верите в любовь? Это ваш ум сопротивляется чувствам. Но ваше сердце и душа уже давно капитулировали. Прислушайтесь к ним, лэрд Маклин. Они вас не обманывают.

Рори в растерянности стоял, глядя на этот чертовски глупый подарок, который держал в руке. Святые небеса! С чего эта странная девочка решила, что он влюблен в свою жену?!

Собравшись уже небрежно швырнуть маленький вышитый квадратик на кушетку, Рори вдруг заколебался. Что, если девочка вернется в музыкальную комнату и обнаружит ее? Ему совсем не хотелось обижать милую, хотя и немного странную девочку таким пренебрежением к ее подарку. Малышка ведь искренне хотела ему помочь, и она наверняка очень чувствительна! И Рори с пренебрежительной усмешкой спрятал любовный амулет в свой поясной споран.

22

За годы участия в самых разных битвах Рори на личном опыте узнал, что выбор времени для решения какой-либо стратегической задачи не просто важен – он может оказаться решающим. День, выбранный для начала осады, сигнал к отступлению, когда битва проиграна, час, когда следует покинуть порт, чтобы не попасть в ледяной шторм, или же решение о начале абордажа при пиратском набеге – везде был нужен точный расчет, никогда не следовало доверять слепому случаю.

И когда он в этот вечер поднимался по лестнице к себе в спальню, он снова и снова оценивал события этого дня, продумывая все до мельчайших деталей и стараясь точно рассчитать время своего появления. При этом на его губах блуждала улыбка предвкушения, как у настоящего молодожена на следующий день после первой брачной ночи.

Как он и ожидал, Джоанна была не способна сердиться слишком долго. Она никогда не встречала жизненные проблемы, запершись одна в своей комнате и лелея свои обиды и горести. Без сомнения, она в достаточной мере насмотрелась на свою кузину Иден с ее вечно надутыми губами и дурным настроением и относилась к такому детскому поведению со здоровым скептицизмом.

Его жена была по своей природе слишком порядочным и добрым человеком, чтобы срывать свой гнев и обиду на добросердечной вдове или ни в чем не повинном ребенке. Да и Алекс проявил себя как безупречный, благородный хозяин, к которому едва ли мог предъявить какие-либо претензии как друг, так и враг. С леди Изабелл у Джоанны также возникло устойчивое перемирие, тем более что эта эксцентричная особа большую часть дня провела в своей комнате, видимо занимаясь какими-нибудь травяными снадобьями и приворотными зельями. Таким образом, Джоанна могла позволить себе только с Рори обращаться так, словно он был жалким, мерзким слизнем, прицепившимся к подолу ее юбки.

Она присоединилась к семье Камерон во время ленча и вела себя при этом подчеркнуто сухо, хотя и вежливо. Вторую часть дня все семейство провело в музыкальной гостиной, и мало-помалу ледяная холодность, с которой она обращалась к Камеронам, начала таять.

Рейни играла на клавесине, Нина на арфе, и через некоторое время Джоанна присоединилась к ним, тронув струны лютни. К изумлению Рори и удовольствию Камеронов, она сыграла и спела ту самую балладу, которую Фергюс Макквистен исполнил на их свадьбе. И когда леди Нина стала хвалить эту прелестную вещь, Джоанна не без гордости поведала, что и музыку и стихи сочинил ее муж в ее честь ко дню их свадьбы.

Рори нахмурился, чувствуя себя очень неуютно из-за преувеличенно восторженных похвал Нины и Рейни. Встретив хитрый взгляд Алекса, он понял, что тот, хорошо зная как самого Рори, так и его братьев, мгновенно догадался, что к чему. Напоминание о том, какого дурака он тогда свалял, пытаясь угодить своей излишне романтически настроенной невесте, больно задело его гордость. Надо было послать к дьяволу все ее дурацкие фантазии. Ему следовало предстать перед ней тем, чем он и был на самом деле: жестким, циничным вождем безземельного клана.

Если Джоанна думала, что ее бесстрастное, почти ледяное обращение со своим мужем погасит его пыл, то она глубоко заблуждалась. Сидя рядом с ней на деревянной скамье с высокой спинкой, Рори от души наслаждался этой близостью, и, пока она перебирала струны лютни, он играл с ее длинными, рассыпанными по плечам локонами. Положив руку на спинку скамьи позади жены, он нежно поглаживал ее шею выше кружевного воротника, скользя пальцем по шелковистой коже. Камероны, да благослови их бог, делали вид, что ничего не замечают, и старательно отводили глаза от молодоженов.

После ужина Джоанна сама себя наказала, рано отправившись спать. Занятый игрой в карты с Алексом, Рори взглянул на нее и вежливо пожелал приятных снов. Однако после этого он постарался побыстрее закончить игру и ленивой походкой, которая, впрочем, никого не обманула, направился вверх по лестнице в их спальню.

Помедлив несколько мгновений у двери, он широко распахнул ее и вошел. До него донесся плеск воды и мягкое мурлыканье его жены, выражающее высшую степень удовольствия. Эти звуки раздавались из-за ширмы перед камином, которую туда, как он знал, недавно поставили слуги. Итак, он появился именно тогда, когда хотел, точный расчет не подвел его и на этот раз. По всем признакам Джоанна только что забралась в ванну.

Тихо прикрыв за собой дверь, он осторожно обошел ширму и обнаружил за ней свою жену, по пояс погруженную в горячую мыльную воду. Ее восхитительные, цвета взбитых сливок груди с бархатистыми темно-розовыми сосками призывно торчали над водой. Застыв от изумления, она смотрела, как он расстегивает пряжку на кожаной перевязи и бросает вместе с ножнами на ковер у своих ног.

Перед его приходом как раз кто-то подбросил дров в огонь и зажег несколько лишних свечей на каминной полке. В комнате было тепло, пахло розами, зимним остролистом и хвоей, омытой дождем. Вокруг ее обнаженного тела поднимался легкий пар, насыщая воздух влагой.

Джоанна молча смотрела, как он поднял горшочек с мылом и полотенце с трехногого табурета, стоящего возле ее деревянной кадушки, и спокойно уселся на него.

– Что это ты делаешь? – выдохнула она с возмущением.

Он самодовольно улыбнулся, не отрывая от нее глаз. Тяжелая масса ее роскошных волос была поднята вверх и заколота четырьмя гребнями, но несколько упрямых завитков все-таки вырвались из плена и облепили ее плечи, покрытые веснушками. Горячая вода разрумянила ей щеки, и на этом восхитительном фоне ее удивительные глаза казались темно-лиловыми, словно цветущий вереск в пасмурный день.

– А как ты думаешь, на что это похоже? – спросил он с ленивой улыбкой, саркастически приподняв бровь. – Я просто жду своей очереди, чтобы принять ванну.

– Ты… Ты не можешь здесь оставаться, – прошипела она. – Это… не твоя спальня! – Она подняла руку и указала пальцем на дверь. – Твоя спальня дальше по коридору. Разве леди Нина тебе не объяснила?

– Она-то как раз все мне хорошо объяснила, – отвечал Рори, спокойно снимая башмаки, а затем и чулки. – Но только потом я объяснил леди Нине, что сплю там, где спит моя жена. – Он поднял голову и добавил с мягким укором: – Если тебе не понравилась комната, в которой мы с тобой провели прошлую ночь, тебе следовало бы сказать мне, Джоанна. Возможно, там камин дымит или есть какой-нибудь другой изъян, которого я не заметил сегодня утром?

Джоанна провела мыльной мочалкой между холмиками груди и, с яростью глядя на него, воскликнула:

– Так ты что же, собираешься здесь сидеть, пока я не помоюсь?

Он отстегнул заколку, с помощью которой держался на плече его плед в черную и зеленую клетку, и вытащил из-под пояса длинный подол рубахи.

– Видишь ли, моя милая, я не вполне уверен, что мы с тобой вместе поместимся в этой ванне, поэтому, наверное, мне все-таки лучше подождать, когда ты вылезешь. Хотя, с другой стороны, ты такая маленькая, что, возможно, стоит попробовать.

Ее взгляд, казалось, мог прожечь его насквозь.

– Прикажи слугам, пусть они приготовят твою собственную ванну в твоей собственной спальне! – в ярости выпалила она.

– Но это и есть моя собственная спальня. – Он стянул рубаху через голову и бросил ее на пол к прочей одежде. – Да и зачем зря пропадать такой замечательной горячей воде? Мы лишь создадим лишние трудности для здешней прислуги.

Гордо выпятив подбородок, Джоанна принялась намыливать плечи и руки, но, когда ее рука накрыла грудь, она резко остановилась.

– Я не могу мыться в твоем присутствии, – заявила она. – Это неприлично.

Рори расстегнул пряжку, на которой держался килт.

– Я буду счастлив сделать это за тебя.

Его пояс с ножнами для кинжала упал на пол. Джоанна раздраженно вздохнула:

– Очень хорошо, Маклин, твоя взяла.

Она перегнулась через края деревянной кадушки и схватила льняное полотенце. Развернув его, она выставила вперед руки, закрываясь полотнищем от его нескромного взгляда, и встала из воды.

Но Рори в то же мгновение поднялся на ноги, позволив пледу и килту соскользнуть на пол, открывая его во всей его обнаженной красе. Галантным жестом он протянул Джоанне руку, готовый помочь ей выйти из ванны. Ее взгляд пылал, словно адское пламя. Она нагнулась и, достав из воды тряпицу, которую использовала в качестве мочалки, швырнула в него.

Мокрая, пропитанная мылом тряпка хлестнула по лицу Рори. Видимо не ожидавшая от себя такого удачного броска, Джоанна прыснула от смеха и поспешила выбраться из ванны с противоположной от него стороны.

– Ну что же ты, Джоанна, – сказал Рори ласково, снимая мокрую тряпку со своего носа. – Так бы и сказала, что хочешь поиграть.

Ее глаза раскрылись чуть шире от беспокойства при виде его широкой усмешки. Она плотнее завернулась в полотенце, придерживая его у груди, бурно вздымающейся от частого, взволнованного дыхания. Джоанна стояла сейчас перед ярко пылающим камином, с другой стороны от огромной деревянной кадки, из которой все еще поднимался пар. Легкая лукавая улыбка тронула губы, а в глазах сверкала явная решимость поднять мятеж. Она отошла на полшага назад.

– Умоляю, простите меня, милорд муж, – сказала она с грациозным поклоном.

Больше всего она напоминала сейчас пугливую лань, готовую в мгновение ока сорваться с места при виде охотника.

– Я всего лишь хотела помочь вам принять ванну.

Он ответил ей со всей учтивостью, на которую был способен:

– Сначала, моя милая, я помогу принять ванну тебе.

Он бросился к ней, но Джоанна метнулась в сторону, оставив в его руках только влажное полотенце. Из-за ширмы зазвучал ее довольный смех.

– Это абсолютно непристойное предложение, милорд Маклин. Ваша матушка должна была бы лучше учить вас хорошим манерам.

Рори не стал гоняться за женой вокруг ширмы, как она, видимо, ожидала. Вместо этого он просто опрокинул легкую преграду и бросился Джоанне наперерез, предотвращая ее попытку сбежать через дверь.

Джоанна отскочила от упавшей ширмы и оказалась между Рори и кроватью. Она попыталась схватить свою ночную рубашку и тут поняла, что оказалась в ловушке.

– Я не хочу мочить волосы, – заявила она с веселым блеском в глазах. – Они буду слишком долго сохнуть.

– Тебе следовало бы подумать об этом раньше.

Джоанна медленно двинулась назад, к противоположной стене. Она была полностью обнажена, ее кожа блестела от воды и мыльной пены, которые стекали на мягкий ковер, оставляя за ней влажные следы. Проследив за его взглядом, она поняла, что он, не отрываясь, смотрит на одну капельку, замершую на розовом бутоне ее соска. Джоанна судорожно вздохнула.

– Стой там! – предостерегающим тоном сказала она.

Но он продолжал медленно приближаться к ней, больше всего напоминая сейчас огромную пантеру, изготовившуюся к прыжку.

– Но ведь ты не боишься немного намокнуть, моя милая женушка?

Отступая назад, Джоанна наткнулась на столик возле кровати и, оглянувшись, увидела на нем корзинку с яблоками. Он догадался о ее намерении раньше, чем она сама поняла, что собирается сделать.

– Не смей, Джоанна! – прорычал он.

Не успела она еще потянуться к корзине, как Рори схватил круглое серебряное блюдо со стоящего за ним буфета и выставил его перед собой, когда первый снаряд полетел ему в голову. Выше, ниже, в середину… Каждый бросок Рори ловко отражал с помощью своего импровизированного щита и при этом медленно подбирался к ней.

– А ну, выходи, трус! Нечего прятаться! – подначивала она его.

Рори уже почти подобрался к ней, когда яблоки закончились. Тогда Джоанна в пылу сражения схватила корзинку с грецкими орехами и запустила ею прямо ему в голову. Рори поднял над головой поднос, и несколько дюжин твердых коричневых шариков ударили по нему, словно каменный град, окатив его самого и рассыпавшись по полу.

Опустив поднос, Рори обнаружил, что Джоанна уже подхватила с пола свои башмаки и с визгом бросилась на кровать. Перекатившись на другую сторону, она швырнула в него башмаки один за другим. За башмаками последовали подушки, и снова он успешно отразил атаку.

Израсходовав весь запас метательных снарядов, Джоанна, наконец, остановилась, спрятавшись за тяжелый полог кровати, тяжело дыша и смеясь одновременно. Гребни давно упали с ее головы, и вся тяжелая масса волос окутывала ее золотистым плащом.

– Я, кажется, сейчас простужусь, – заявила она, восхитительно надув губки. – И если я умру от чахотки, это будет полностью твоя вина.

Ее темно-синие глаза весело блестели, когда она схватила с кровати стеганое покрывало.

Он ухватился за другой его край и вырвал из ее рук.

– Я согрею тебя, – пообещал он с шутливой угрозой в голосе. – Вот только сначала хорошенько тебя отмою.

И с этими словами он снова двинулся к ней. Джоанна затравленно огляделась и в этот момент заметила на массивном буфете за своей спиной вазу на высокой ножке, полную золотистых апельсинов.

– Итак, Джоанна… – начал он строгим тоном, намеренно провоцируя ее.

Ее глаза весело блеснули, она схватила бесценный шар и швырнула им в Рори, даже не задумываясь о том, сколько могут стоить эти столь редкие в их суровом краю золотистые заморские плоды.

С каждым броском ее меткость явно улучшалась, но она не учла, что пытается атаковать человека искушенного в тактике ближнего и дальнего боя. Он с легкостью мог бы захватить ее при первой же яблочной атаке. Но ее горящие от возбуждения глаза, веселый звонкий смех, да и вся она, прекрасная в своей восхитительной наготе, о которой она совсем забыла в пылу схватки, сделали эту игру слишком увлекательной для него, чтобы закончить ее так быстро.

Его тактика была направлена на то, чтобы оттеснить ее в угол кровати. Когда апельсины закончились, он опустил серебряный поднос.

– Тебе придется кое-что объяснить завтра утром, – заметил он кротко. – Не то Нина подумает, что ты обезумела и начала крушить здесь все подряд.

Джоанна тряхнула головой, и последние заколки выскочили из рвущихся на свободу сверкающих локонов.

– Она тебя обвинит в этом разгроме, – заявила она, откидывая назад облепившие лицо пряди. – Ведь всем известно, что Маклины – это просто дикие, необузданные твари!

Он немного помолчал, любуясь ее обнаженным телом, чуть блестевшим от пота: его холмами, увенчанными розовыми вершинами, долиной, покрытой золотистыми завитками. Затем перевел взгляд на ее лицо, раскрасневшееся, жизнерадостное, с бровями вразлет, с длинными темно-рыжими ресницами, веснушками, сверкающими синими глазами, раскрасневшимися щеками и манящими вишневыми губами. Черт, да она любого мужчину легко может превратить в необузданную тварь!

– А что же тогда говорить о вас, леди Маклин? – спросил он с самонадеянной усмешкой.

Отбросив в сторону поднос, он встал перед ней, положив руки на бедра. И, проследив взглядом за его движением, Джоанна только сейчас сообразила, что он, как и она, совершенно голый.

– Я же просила вас не называть меня так! – воскликнула она, чувствуя, как краска заливает ей щеки. – Теперь пеняйте на себя! – И, дождавшись, когда Рори подойдет еще на три шага ближе, она схватила пузатый голубой кувшин, стоящий сзади нее на столике, и выплеснула воду прямо ему в лицо.

Рори так хорошо ее понимал, что мог предвосхитить все ее действия. И когда Джоанна вновь с визгом перекатилась через кровать, он уже ждал ее с другой стороны, держа в руках вазу с весенними цветами.

Резко вскочив с кровати, Джоанна бросилась бежать, но поскользнулась на раскатившихся по полу орехах. Рори схватил ее за талию одной рукой, а другой перевернул у нее над головой вазу. Поток ледяной воды вместе с глазастыми маргаритками, желтыми примулами, лиловыми колокольчиками обрушился на голову Джоанны.

– Негодяй! – воскликнула она, когда смогла отдышаться. – Ты только посмотри, что ты наделал!

Рори мягко усмехнулся и обхватил ладонями ее груди.

– Я позже постараюсь исправить вред, причиненный твоей прическе.

– Ну уж нет, ты и так достаточно все испортил.

Она с силой толкнула его в грудь, и он, повинуясь ее движению, завалился на пол, увлекая ее за собой. Они опустились на мягкий шерстяной ковер, их ноги переплелись, он перекатился поближе к тому месту, где на полу лежали подушки, служившие в начале их схватки метательными снарядами.

Лежа на Рори, Джоанна во все глаза смотрела вниз, на его ухмыляющееся, довольное лицо. Он напоминал ей сейчас напроказившего мальчишку, которому удалось ловко избежать порки. Он снял с ее волос застрявший там цветок колокольчика и отбросил его в сторону.

– Мне это нравится.

– А кто будет приводить комнату в порядок? – строго спросила она, приподняв бровь.

– Ну, если ты будешь хорошей девочкой и извинишься, то я, пожалуй, помогу тебе.

Он ссадил ее с себя на пол, затем поднялся, подхватил ее на руки и направился к чану с водой.

– Но сначала мы все же примем ванну.

– Рори! – тихо охнула она. – Но ведь это и в самом деле неприлично.

– Ты не поверишь, милая, но у некоторых народов это считается самым обычным делом. У них мужчины и женщины всегда моются вместе. А что касается меня, то подобная мысль просто вызывает у меня восторг.

Потрясенная подобным возмутительным заявлением, Джоанна взглянула на своего мужа. Его подбородок покрывала полуторадневная щетина, а в глубине его зеленых глаз светился хищный огонек.

Варварский зеленый камень сверкал в ухе, и древний дракон на его руке словно о чем-то предупреждал ее. И хотя на его груди покоился священный христианский амулет, Джоанна интуитивно чувствовала, что он был наполовину языческим воином, искушенным во зле этого дикого, варварского мира. Бронзовокожий, загорелый, он излучал дикую энергию и, казалось, не знал жалости.

Она не отдавала себе отчета в том, что на протяжении их шуточной дуэли, когда она швыряла в него всем, что попадалось под руку, он был откровенно сексуально возбужден. Не догадывалась она и о том, что напряжение, вибрировавшее в ее собственном теле, также уже нельзя было объяснить только возбуждением от их потасовки.

– Рори, – вдруг чуть охрипшим голосом прошептала она, обнимая его за шею.

Ее пальцы погрузились в его белокурую шевелюру, губы приникли к губам.

Он в ответ яростно поцеловал ее, погрузив в ее рот свой жадный язык. Его движения дерзко имитировали то, что совсем скоро должно было произойти между ними.

А затем он прервал поцелуй, перешагнул через край ванны и, опустившись в еще теплую воду, посадил ее прямо перед собой, так чтобы она прижалась спиной к его груди. Ее голова легла к нему на плечо, а мокрые волосы, подобно длинным извивающимся водорослям, плавали вокруг них по воде. При этом его изготовившееся к бою орудие прижалось к ее мягким ягодицам, не оставляя никаких сомнений в его истинных намерениях.

Он отвел в сторону ее волосы и, обхватив ее руками, намылил мочалку пахнущим цветами мылом из горшочка.

– Мне следовало бы приказать приготовить ванну, – сказал он с легкой усмешкой, – и отскрести Джоуи Макдональда в первый же день, когда я заметил этого покрытого сажей и краской нахального пацана, стоящего возле преподобного отца Томаса. Это сэкономило бы мне кучу времени и нервов.

Он провел мыльной мочалкой по ее грудям, нежно потер соски, и в этот миг сила ее собственного возбуждения потрясла Джоанну. Когда он только вошел в комнату, она была слишком обижена на него, чтобы догадаться, что он специально затеял с ней эту сексуальную игру. Только теперь до нее дошло, что он дразнил и провоцировал ее, играя на ее чувстве юмора и природной живости характера, чтобы преодолеть отчуждение, возникшее между ними.

А мочалка в его руке медленно скользила все ниже. Вот он уже поглаживал ее живот, бедра. Наклонившись вперед, он коснулся губами уха, затем языком обвел изгибы ушной раковины.

– Джоанна, – сказал он тихо. – Я не писал той баллады, которую Фергюс Макквистен пел на нашей свадьбе. Ни слова, ни музыку…

– Я знаю, – сказала она с довольным вздохом.

– Знаешь? – Рори был так поражен, что на мгновение замер.

Затем его руки вновь продолжили свою неспешную работу.

Джоанна кивнула, от души наслаждаясь этим необыкновенным и довольно неприличным занятием – принимать ванну вместе со своим мужем. Его мыльные пальцы скользили по ее коже, проникали в самые интимные местечки, лаская и соблазняя. Это было стыдно и непристойно, но, боже мой, как же это было восхитительно!

– Кто тебе сказал? – мрачно спросил Рори.

– Гм? – пробормотала она, с трудом вспоминая, о чем это он. – Ах да. Нет, мне никто не говорил. Я просто знала, что это написал не ты.

Он замер в молчании, и она поняла, что ему вовсе не польстила ее догадливость, несмотря на то, что, в конечном счете, она оказалась права. Через мгновение он вновь продолжил свои волнующие, дерзкие ласки. Когда он заговорил, его глубокий, бархатный баритон показался ей тихим раскатом грома, рождающимся у него в груди.

– Как ты догадалась, девочка?

Она улыбнулась, расслышав явную досаду в его тоне:

– Я просто знаю, что человек, который может сравнить ухаживание за женщиной с приручением лошади с помощью морковки и яблок, не может написать романтическую балладу.

Он снова остановился, обдумывая ее слова.

– Пожалуйста, продолжай, – взмолилась она, чувствуя, как по ее телу разливается сладкая истома. – А кто написал эту балладу? – спросила она, издав протяжный, удовлетворенный стон.

– Я скажу тебе после рождения нашего третьего ребенка, – прошептал он ей в висок, и Джоанна поняла, что он улыбается. – Но если ты догадалась, – спросил он, продолжая свои ласки, – почему ты ничего мне не сказала в тот день? Почему, когда Макквистен пел, ты смотрела на меня так, словно поверила, что это я написал для тебя балладу?

– Я решила, что ты попросил Фергюса написать нежную любовную песню специально для меня, и была так тронута твоим поступком, что для меня это было все равно, как если бы ты сам ее написал.

– Я, может, и не способен сочинить балладу, – прошептал Рори ей на ухо, – но зато я могу играть на твоем прелестном, соблазнительном теле, любовь моя, пока ты не станешь вздыхать и стонать, как крошечная волшебная арфа, сделанная феями, чтобы сводить с ума смертных мужчин.

Теплая вода колыхалась вокруг проворных пальцев Рори. Он приводил Джоанну в трепет каждым своим движением, каждым прикосновением к ее нежным складочкам.

И когда она вправду начала стонать и вздыхать, как волшебная арфа под его чуткими, умелыми пальцами, Рори поднялся, поднял ее на руки и вышел из ванны. Он отнес ее мокрую на кровать, но, к ее удивлению, не лег с ней рядом, а опустился возле кровати на колени. Его руки скользнули по ее гладким бедрам, он приподнял ее и положил ее ноги себе на плечи.

– Что ты делаешь? – ахнула она со смущенным смехом.

Она не понимала, что он собирается делать, но чувствовала себя страшно неловко. Она попыталась сесть, но он одним быстрым толчком опять опрокинул ее на спину.

– Выполняю обязанности жениха, – сказал он, и в его зеленых драконьих глазах зажегся дьявольский огонь.

– Какие обязанности?

– Каждую ночь показывать тебе что-нибудь новенькое.

– А что я должна делать? Просто получать удовольствие?

Его широкая, плотоядная ухмылка была откровенно порочной. У нее сильнее забилось сердце.

– Позже я что-нибудь придумаю и для тебя.

С этими словами Рори провел губами по нежной, чувствительной коже на внутренней поверхности ее бедра и легонько укусил. Она чувствовала его горячее дыхание, отросшая за ночь щетина на его щеках и подбородке колола ее нежную кожу. Ее сердце колотилось в бешеном ритме, когда он принялся гладить и дергать золотистые завитки волос на ее лоне.

Святые небеса!

С драконьим хвостом или нет, но он явно был в сговоре с дьяволом. Словно огромное примитивное животное, он лизал и сосал ее, доводя до исступления.

– Рори! – вскрикнула она, не в силах больше терпеть эту сладкую муку.

Должно быть, он научился этому у морских русалок, не иначе. Кто же еще мог проделывать такие возмутительные вещи?

Джоанна содрогнулась, когда кончик его языка проник в нее. Одновременно он накрыл ее груди ладонями. Она почувствовала, как все ее тело пронзило острое наслаждение.

– О боже! – шептала она. – О боже!

Теперь она больше не сомневалась, что это правда. Мужчины клана Маклинов и в самом деле развлекались с русалками. Так вот почему он затащил ее в ванну! И вот почему ему так нравились ее распущенные волосы, да вдобавок еще и мокрые – она напоминала ему русалку!

Он ласкал своим искусным языком и губами ее нежные складки, еще влажные, пахнущие мылом. И весь огромный мир сузился для Джоанны в один центр, в котором находились они двое, одни в целом мире.

Он держал ее дрожащие, разгоряченные бедра в плену своих сильных рук, и она вздрагивала под его дразнящими, эротичными ласками, пока не выкрикнула его имя, задохнувшись в извечной, древней как мир, капитуляции – женщины перед ее мужчиной. Растворяясь в томном полубреду, Джоанна скорее почувствовала, чем увидела, что Рори поднялся и склонился над ней.

– Ты такая нежная, любовь моя, – прошептал он. – Я тоже постараюсь быть нежным.

Он развел ее бедра и осторожным скользящим движением проник внутрь. Казалось, он заполнил ее всю, добавив к палитре ее ощущений последнюю краску. Ощущение соития было таким