home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

Когда мы с Джеком вышли из здания, то я снова и снова проигрывала встречу у себя в голове. Я потерла виски, чувствуя, как будто резиновые полосы крепко обернулись вокруг моего черепа.

Джек открыл дверцу внедорожника для меня и перешел на другую сторону. Мы вдвоем стояли перед открытыми дверцами, позволяя салону проветриться от жары, чтобы потом сесть в машину.

- Я терпеть не могу Марка Готтлера, - проговорила я.

- В самом деле? Я бы и не сказал.

Пока он говорил, я была ошеломлена осознанием того, что этого лицемерного подонка, воспользовавшийся моей сестрой, я бы с удовольствием… ну, я не знаю, пристрелила бы или что-то подобное… но вместо этого вот, мы пришли с ним к соглашению.

- Я знаю. Но он принял на себя ответственность. Это говорит в его пользу.

- Он поступил так только потому, что мы его заставили, - нахмурилась я. – Ты же не на его стороне, правда?

- Элла, я только что целый час и пятнадцать минут провел пиная ботинком его зад. Нет, я не на его стороне. Я только говорю, что в этой ситуации виновен не только он. Ладно, мы можем теперь сесть внутрь, - Джек завел машину. Кондиционер неэффективно хрипел в повышающейся жаре.

Я дернула свой ремень безопасности.

– Моя сестра сейчас в клинике с нервным срывом из-за того, что ее соблазнил женатый пастор церкви. И ты почему то считаешь, что это – ее вина?

- Я говорю, что это вина всех участников. И Тару не соблазняли. Она – взрослая женщина, которая использует свое тело, чтобы достичь желаемого.

- Слышать такие слова от тебя – попахивает лицемерием, ты так не считаешь? – едко поинтересовалась я.

- Вот факты, Элла: твоя сестра получит дом, новую машину и пособие в пятнадцать тысяч долларов ежемесячно, и все по той простой причине, что сумела залететь от парня с деньгами. Но, несмотря на то, какую бы хорошую сделку не состряпали юристы, ей придется искать следующего сладкого папика через некоторое время. А проблема в том, что в следующий раз это будет не так легко. Она ведь не молодеет.

- Почему ты не думаешь, что она может выйти замуж? – спросила я, испытывая колоссальное раздражение.

- Обычный парень ее не устроит. Она хочет богатого. А на таких как она, богатые не женятся.

- Но она же красавица.

- Красота – обесценивающийся вклад. И единственное, что Тара могла бы предложить. На экономическом языке она – скоропортящийся товар, а не долгосрочный.

Это резкое заявление выбило из меня дух.

– Вот так вы, богатые парни, думаете?

- Большинство из нас.

- Боже мой, - я просто кипела. – Ты просто предполагаешь, что любая встреченная тобой женщина охотится за твоим бумажником.

- Нет. Просто скажем, мне легко определить тех, которые бросят меня в кризисную минуту, если что-то случится с моими деньгами.

- Мне наплевать на твои деньги…

- Я это знаю. Это одна из причин, почему я…

- …И если ты так ненавидишь мою сестру, то почему стараешься ей помочь?

- Я ее не ненавижу. Вовсе нет. Я просто вижу ее такой, какая она есть. Я поступаю так ради Люка. И ради тебя.

- Ради меня? – от удивления мой гнев остыл. Я посмотрела на него изумленными глазами.

- Немного есть того, чего бы я ни сделал для тебя, Элла, - тихо ответил он. – Ты разве не поняла этого уже?

Пока я сидела, молчащая от потрясения, он вывел внедорожник со стоянки.

Раздраженная, сердитая, жаркая атмосфера в машине держалась до тех пор, пока кондиционер немного не изменил ее, - я была молчалива все это время. Я смотрела на свою сестру не так, как Джек. Я любила ее. Но разве это не давало мне преимущество увидеть истину? Неужели Джек лучше понимал ситуацию, чем я?

Я услышала звонок своего мобильного телефона. Потянувшись к своей сумочке, я стала рыться в ней, пока не нашла телефон.

– Это Дэйн, - сказала я кратко. Он редко мне звонил днем. – Не возражаешь, если я отвечу?

- Давай, вперед, - Джек продолжал вести машину, следя за полуденным движением автомобилей. Машины петляли и скапливались, как клетки, проходящие по узкой артерии.

- Дэйн. Все в порядке?

- Привет, милая, все просто замечательно. Как прошла встреча? – Я предоставила Дэйну краткую версию, и он слушал, выражая подбадривающее сочувствие, не сделав никаких замечаний, в отличии от Джека. Было облегчением поговорить с кем-нибудь, кто не давит на меня. Я почувствовала спокойствие, кондиционер дул на меня и был словно дыхание ледника.

- Эй, я тут подумал, - заметил Дэйн, - не хочешь ли ты побыть в компании завтра ночью? Я приеду, чтобы взять у Кэти измеритель расхода для системы, которую мы строим. Я поведу тебя на ужин, и проведем вместе ночь. Я познакомлюсь с тем парнем, с которым ты проводишь столько времени.

Я замерла, пока Дэйн не добавил, смеясь:

- Но я не стану менять ему подгузник.

Мой ответный смех был слабым и нервным.

– Не нужно менять подгузники. Да, мы с удовольствием повидаемся с тобой. Не могу дождаться.

- Хорошо. Я буду завтра часа в четыре-пять. До свидания, милая.

- Пока, Дэйн.

Закрыв телефон, я увидела, что мы вернулись на Мэйн 1800 и заезжаем в подземный гараж.

Джек нашел место возле кабины лифта и остановил внедорожник. Он выключил зажигание и вопросительно смотрел на меня в темной машине.

- Дэйн приедет навестить меня завтра, - сказала я, пытаясь говорить обычным тоном, но все-равно прозвучало напряженно.

Выражение лица Джека было непроницаемым.

– Зачем?

- Он заберет какой-то измерительный прибор у Кэти. И так как он все равно будет в этом районе, он хочет повидать меня.

- Где он остановится?

- У меня, разумеется.

Джек молчал, долго. Может быть, это было только в моем воображении, но я подумала, что он стал тяжелее дышать.

– Я могу найти ему номер в отеле, - наконец сказал он. – И я заплачу за него.

- Но зачем тебе… это?

- Я не хочу, чтобы он ночевал у тебя.

- Но он мой… - я запнулась и неверяще уставилась на него. – Что такое? Джек, я же живу с ним.

- Больше нет. Ты живешь здесь. И… - маленькая обманчивая пауза. – Я не хочу, что ты занималась с ним сексом.

Сначала я была больше ошеломлена, нежели разгневана. Казалось, Джек перешел к тактике прямых притязаний, чего я никогда раньше не испытывала, разумеется, не с Дэйном. То, что Джек оказался собственником, что он хотел иметь право голоса в том, когда и с кем я занимаюсь сексом, было более чем удивительно.

– Ты здесь не решаешь, - ответила я.

- Я не собираюсь стоять в сторонке, когда он берет то, что принадлежит мне.

- Тебе? – Я покачала головой, беспомощно простонав что-то среднее между смешком и возражением. Мои пальцы прижались к моему рту легко, словно кружевная занавеска к открытому окну. Оказалось затруднительным найти слова для ответа. – Джек. Мой парень приезжает, чтобы увидеть меня. Я буду или не буду заниматься с ним сексом. Но это не твое дело. И мне не нравятся подобные игры. – Я снова вздохнула, и услышала, как повторяю. - Я не люблю игры.

Голос Джека был мягким, но в нем была какая то первобытная дикарская нотка, от которой у меня все волосы на теле встали дыбом.

– Я не играю в игры. Я пытаюсь сказать тебе, что я чувствую.

- Поняла. Теперь я хочу немного свободного пространства.

- Я дам тебе столько пространства, сколько захочешь. Если только и он так поступит.

- Что это значит?

- Не позволяй ему оставаться в той квартире с тобой.

Мне отдавали приказы. Меня контролировали. На меня накатила удушающая паника, и я открыла дверцу машины, нуждаясь в воздухе.

– Отвали,- сказала я.

Я выбралась и направилась к лифтам, а Джек шел за мной.

Я так крепко нажала на кнопку лифта пальцем, что почти расплющила ее.

– Видишь ли, вот почему я всегда выберу Дэйна или кого-то, похожего на него, а не тебя. Мне никогда не стоит говорить, что мне делать. Я – независимая женщина.

- Цыплячья фигня, - услышала я его бормотание. Его дыхание было не лучше моего.

В ярости, я обернулась, что посмотреть на него.

- Что?

- Это вовсе не имеет никакого отношения к твоей проклятой независимости. Ты напугана, потому что ты начинаешь что-то со мной, и это что-то ведет тебя туда, где ты и Дэйн никогда не были. Он не будет стоять за тебя, - он уже это доказал. Он показал себя трусом в отношении тебя. И теперь ты еще и переспишь с ним за это?

- Заткнись! – С меня схватит. И я, которая никогда в жизни не била никого, ударила Джека по руке своей сумочкой, которая оказалась тяжелой и кожаной женской сумкой. Раздался громкий звук удара, но Джек, казалось, ничего не заметил.

Дверь лифта открылась и свет пустой кабины осветил площадку из серого бетона и кафеля. Никто из нас не двинулся, чтобы войти, а мы просто стояли и смотрели друг на друга. Пока наша ссора набирала обороты.

Схватив меня за запястье, Джек потащил меня за лифт, в темный угол, который пах перегаром и маслом.

– Я хочу тебя, - прошептал он. – Избавься от него и бери меня. Единственное, чем ты рискуешь – это потерять того, кого ты не имела все равно. Он – не то, что тебе нужно, Элла. Я тебе нужен.

- Невероятно, - сказала я с отвращением.

- Что такого невероятного?

- Твое эго. Он окружено громадным облаком антивещества. Ты просто черная дыра… высокомерия!

Джек смотрел на меня сквозь тени, а потом отвернулся, но мне показалось, что я заметила белую вспышку улыбки.

- Тебе смешно? – спросила я. – Что, черт побери, в этом такого смешного?

- Я просто думал о том, что если секс с тобой хотя бы на десятую долю столько же хорош, как спор с тобой, то я счастливый ублюдок.

- Ты никогда этого не узнаешь. Ты…

Он поцеловал меня.

Я была настолько зла, что попыталась снова ударить его сумочкой, но она упала на пол, а я потеряла равновесие на высоких каблуках. Джек подхватил меня и продолжал целовать, открыв своими губами мой рот. Я попробовала теплый, сладкий вкус мятного дыхания… я попробовала самого Джека.

В отчаянии, я подумала: почему так не может быть с Дэйном? Но то, как рот Джека прижался к моим губам, влажная отчетливость каждого поцелуя, каждое сочное воздействие было безумно прекрасным, чтобы можно было этому противостоять. Он прижал меня ближе и медленно изучал языком. Чем глубже он проникал, тем сильнее я опиралась на него, все мое тело было охвачено желанием.

Его руки перешли к моему черному костюму, поглаживая и слегка сжимая. Моя кожа стала горячей под тонким слоем шерсти. Он перешел пальцами к моему лицу, лаская, убирал мои волосы, и я почувствовала, что его рука дрожит, дрожит от напряженного желания. Обхватив мой затылок, он погрузил свои пальцы мне в волосы и еще глубже поцеловал меня. Я вздрогнула, когда почувствовала, что его свободная рука работает над тремя покрытыми материалом застежками, которые скрепляли переднюю часть моего пиджака. Одежда разошлась и открыла эластичную кремового цвета кофточку, которая держалась на двух нитевидных бретельках.

Джек пробормотал что-то – проклятие, молитву, - и полез под кофточку, чтобы коснуться моей мягкой, тонкой кожи на талии. Мы теперь оба дрожали, слишком поглощенные и жаждущие, чтобы остановиться. Он потянул материю наверх, чтобы открыть тайный уголок кожи, которая блестела белоснежным цветом в тени. Его голова склонилась к одной груди, его рот рыскал в поисках вершинки. Я, шипя, втянула воздух, когда почувствовала грешное скольжение его языка, как он потянул, твердо и влажно. Каждое натяжение и ласка посылали немного удовольствия в низ моего живота. Я прислонилась головой к холодной, твердой стене, я кипела, мои бедра двигались вперед. Джек встал и агрессивно захватил мой рот, его рука скользила по моей груди. Долгие, эротичные поцелуи… укусы, лижущие поцелуи, пока я не почувствовала себя опьяненной ощущениями. Мои руки обвились вокруг его шеи, притягивая его голову все ближе ко мне, и он принял приглашение с низким, диким звуком. Я никогда не испытывала такого отчаянного возбуждения, желания большего, желания сказать ему: делай все, что угодно. Мне все равно, делай это сейчас. Я терлась о его тело, сильные мышцы, прикрытые элегантным, гладким костюмом, и это возбудило меня даже больше, чем мысль о том, что было под этими цивилизованными покровами.

Он схватил мою юбку, сильно потянул, и я задохнулась, почувствовав воздух на своих ногах, прохладный воздух на мучительно жарких до боли коже и нервных окончаниях. Он проник под мои эластичные трусики, между моих бедер, влажная плоть открылась при вторжении его пальцев. Я чувствовала его дыхание на своей шее, твердые мускулы его предплечья двигались под моей рукой. Он скользнул в меня пальцем, а потом еще одним. Я закрыла глаза, ослабнув, когда его большой палец нежно поглаживал мой клитор, его пальцы уверенно и глубоко массировали меня. С каждой лаской, поверхность его костяшек нежно терлась о то безумное местечко внутри. Удовольствие дезориентировало… лишало способности двигаться… доводило до безумия.

Впервые в жизни, я хотело чего-то большего, чем безопасность. Я хотела Джека с потребностью, которая была вне выбора или мыслей. Я неуклюже боролась с его ремнем, молнией, пуговицей, открывая его брюки. Я схватила его, он был огромным и возбужденным.

Вытащив пальцы, Джек стянул мое нижнее белье и отодвинул юбку. Он поднял меня с шокирующей легкостью. Осознание того, насколько силен он был, повлекло за собой поток встревоженного возбуждения. Беспомощно я обняла его руками за шею и опустила голову ему на плечо. Да. Да. Он вошел в меня, и я поморщилась от его невозможной плотности. Целуя меня в шею, он прошептал мне расслабиться, что он позаботиться обо мне, просто мне надо позволить ему сделать это, впустить его в себя… Он опустил все мое тело вниз, пока мои пальцы на ногах не коснулись пола, и с обольстительной силой, непреклонно открыл меня.

Было что-то удивительно эротичное в занятии сексом в одежде, крепко насаженной на него, всхлипывая под его жадными поцелуями. Джек установил постоянное погружение-отступление, и каждый раз, когда он входил, мои мышцы сжимались от удовольствия, беспомощно растягиваясь, вбирая в себя все больше и больше его плоти. Я чувствовала спазмы, мои ноги обхватили это большое ведущее тело, потом сама полнота ощущений привела меня к обильному, почти бесконечному оргазму. Джек скрыл мой полузадушенный крик своим ртом, заглушая те звуки, которые я издавала. Он вошел глубоко и остался там и содрогнулся, его дыхание сбилось, когда он нашел собственное освобождение.

Долгое время никто из нас не двигался. Я была вдавлена в него, интимная плоть влажно закрылась, моя голова лежала у него на плече. Я чувствовала себя накаченной наркотиками. Я знала, что очень скоро, когда мой разум заработает снова, я почувствую то, чего ужасно желала бы избежать. Начиная со стыда. То, что мы сделали, было настолько неуместно, что я испугалась.

А самое худшее: это было хорошо и все еще хорошо с ним, глубоко внутри меня, и когда его руки вот так обнимали меня, охраняя.

Одна из его рук прижала мою голову сильнее к его плечу, как будто он пытался меня от чего-то защитить. Я услышала тихое проклятие.

- Мы только что проделали это в гараже, - слабо сказала я.

- Я знаю, дорогая, - прошептал он. Он двинулся, сняв меня с себя, и я страдальчески простонала. Я была влажной, немного болезненной, и все мои мышцы дрожали. Прислонившись к стене, я позволила ему поправить мою одежду и натянуть обратно пиджак. Застегнув свою одежду, он нашел мою сумочку и протянул ее мне. Я не могла на него смотреть, даже, когда он обхватил мою голову руками.

- Элла, - Запах его дыхания и соленая эссенция секса и горячей кожи смешалась в великолепный, эротический парфюм. Я хотела его еще больше. Это осознание вызвало смущенные слезы на моих глазах. – Я собираюсь отвести тебя наверх в мою квартиру, - прошептал Джек. – Мы примем душ, и…

- Нет, я… мне нужно побыть в одиночестве.

- Сладенькая. Я не хотел, чтобы все произошло вот так. Приди в мою постель. Разреши мне заняться с тобой любовью, как надо.

- В этом нет необходимости.

- Нет, есть, - его голос был низким и настойчивым. – Прошу тебя, Элла. Я не так планировал наш первый раз. Я могу сделать это для тебя настолько лучше. Я могу…

Я коснулась его губ своими пальцами. Его дыхание было жарким и мягким. Я собиралась что-то сказать, но двери лифта открылись со звонком. Я подпрыгнула, услышав его. Мужчина вышел и направился к своей машине, его шаги издавали глухой звук эха при соприкосновении с бетоном.

Я подождала, пока машина выедет из парковочного гаража, прежде чем сказала Джеку.

– Послушай меня, - неуверенно начала я. – Если то, что я хочу или чувствую хоть что-то для тебя значит… ты обязан дать мне немного пространства. Прямо сейчас я достигла пределов того, с чем я могу справиться. Впервые у меня был секс не с Дэйном. Мне необходимо время, чтобы подумать. – В нерешительности, я потянулась, чтобы погладить его напряженную челюсть. – Тебе не нужно показывать мне еще фейерверки, - добавила я. – Вообще-то, сама мысль об этом пугает меня.

- Элла…

- Ты обязан отступить, - сказала я ему. – Я дам тебе знать, когда и если я буду готова к чему-то большему. А пока что… я не хочу ни слышать, ни видеть тебя. Человек, которого я сейчас хотела бы повидать – это Дэйн. И с ним я должна решить кое-что. Если после этого в моей жизни найдется местечко для тебя, я первому дам тебе знать.

Можно было сделать справедливое предположение, что ни одна женщина прежде не говорила так с Джеком Трэвисом. Это был единственный способ, который я знала, чтобы справиться с ним. В противном случае, я была более, чем уверена, что окажусь голой в его постели в следующие десять-пятнадцать минут.

Джек поймал мое запястье, убирая мою ласкающую руку от своего лица, и глядя на меня гневно.

– Черт побери. – Он схватил меня в объятия, и крепко держал, тяжело дыша. – У меня тут есть с десяток вещей, которые я бы хотел тебе сказать. Но, по меньшей мере, девять из них прозвучат, как речи психопата.

Несмотря на серьезность ситуации, я почти улыбнулась.

- А что же десятое? – спросила я у его рубашки.

Он замолчал, думая об этом.

– Ничего интересного, - пробурчал он. – Это тоже будет речь психа.

Проведя меня к лифту, он нажал на кнопку. Мы поднялись в молчании. Джек касался своими руками моих плеч, талии, бедер, как будто не мог не касаться меня. Я хотела прислониться к нему и позволить ему обнимать меня, и подняться в его квартиру. Вместо этого я вышла из лифта, когда мы поднялись на седьмой этаж, и Джек последовал за мной.

- Ты можешь не провожать меня до двери, - заметила я.

Он нахмурился и оставался со мной, пока мы не дошли до квартиры. Я собиралась ввести комбинацию цифр в замочное устройство, когда Джек схватил меня за плечи и повернул лицом к себе. То, как он смотрел на меня, заставило покраснеть каждый видимый дюйм моей кожи. Его рука скользнула по моей шее.

- Джек…

Он грубо поцеловал меня. Мои губы раскрылись от требовательного нажима. Это был распутный, горячий, лишающий разума поцелуй… не то, чтобы у меня и так осталось достаточно разума. Я попыталась закончить это, отталкивая его, но он продолжал, пока я не растеклась. Только тогда он поднял голову, глядя на меня с голодом и агрессивным мужским триумфом.

Очевидно, он чувствовал, что что-то доказал.

Мне подумалось, что все происходящее было своего рода связано с установлением границ территории.

- Мужчины похожи на собак, - обожала повторять Стейси. И обычно она добавляла, что, как и собаки, они занимают слишком много места на кровати, и всегда ищут промежность.

Каким-то образом, я набрала правильную комбинацию на табло и зашла в квартиру.

- Элла…

- Я кстати на таблетках, - сказала я.

Не дожидаясь его ответа, я закрыла дверь перед его носом.

- Привет, Элла, - весело сказала няня Тина. – Как прошла встреча?

- Просто прекрасно. Как Люк?

- Чистенький и накормленный. Я только что положила его в кроватку.

От кроватки не доносилось ни звука, только мишки и горшочки с медом лениво вращались по кругу.

- Были какие-то проблемы, пока меня не было? – спросила я.

- Ну, он был немного встревожен, сразу после того, как ты ушла, но теперь он успокоился, - рассмеялась Тина. – Мальчики никогда не любят, когда мамочка уходит без них.

Мое сердце пропустило удар. Мамочка. Я было подумала поправить ее, но это казалось ненужным. Я дала Тине немного наличности, выпустила ее из квартиры, и пошла принять душ.

Горячая вода успокоила и расслабила меня, убрав мою боль и неудобство. Но, однако, ничем не помогла избавиться от моего чувства вины. Впервые я испытала двойные угрызения совести от того, что изменила… из-за того, что вообще так поступила, и из-за того, что так этим наслаждалась.

Вздохнув, я обернула полотенцем волосы, надела халат и пошла проверить Люка. Кроватка остановилась, и все было тихо.

На цыпочках подойдя к кроватке, я заглянула в нее, думая, что ребенок спит. Но он смотрел на меня сонными глазками.

- Ты еще не спишь, Люк? – тихонько спросила я. – Чего ты ждешь?

В ту же секунду, как он заметил меня, он пошевелился и стал сучить ножками, а его рот сложился в младенческую улыбку.

Его первую улыбку.

Меня изумила эта непроизвольная реакция на меня. Это ты, я тебя ждал. И я почувствовала сладкую боль, которая дошла до моей души, и я забыла обо всем в тот момент. Я заработала эту улыбку. Я хотела заслужить еще миллион таких же от него. Не думая, я потянулась к Люку и подняла его из кроватки, жадно целуя его теплое личико, его улыбающийся ротик. Я вдыхала запах присыпки, подгузника, невинный аромат.

Я никогда не испытывала подобного счастья.

- Ты только взгляни на себя, - шептала я, зарывшись носом в его шейку. – Посмотри на эту улыбку. О, да ты наимилейший мальчик. Самый милый мальчик…

Мой мальчик. Мой Люк.


Глава 13 | Сладкоречивый незнакомец | Глава 15



Loading...