home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

Затишье перед штормом

Михайград,

ноябрь 1989 г.

Незаметно покинуть самолет, а затем и аэропорт оказалось пустячным делом. Никто их и не собирался преследовать.

Было прохладно, но после питерского ноября погода оказалась вполне терпимой. Даже солнце светило. И не верилось, что где-то совсем неподалеку стреляют по людям.

Сергей, который за время полета не проронил ни слова, внимательно переводил часы — разница по времени здесь составляла час.

— Теперь — в гостиницу, как оговорено? — спросил он.

— Да, в гостиницу, в «Туристус». Ваши тоже должны были прибыть.

— Надеюсь. — Сергей, все так же близоруко щурясь, указал куда-то в небо. — Красота! Как говорится, над всей Гишпанией безоблачное небо…

Эйно, не отвечая ничего, крутил настройку небольшого радиоприемника.

— Ничего не понятно, — сказал он, наконец. — Диктатор возвратится в столицу завтра, он в Ираке, но, вроде бы, свернул программу визита. Ничего конкретного местные не говорят.

— Тогда предлагаю взять такси до гостиницы. Сойдем мы за интуристов? — спросил Сергей.

— Сойдем. Даже вполне. Только предлагаю легонечко потереть его память. Иначе доложит, кому не следует.

— Разумно. — Маг из СВА пожевал губами. — Я полагал, вы куда менее осторожны. А оказалось — настоящие перестраховщики.

Было непонятно, ехидничает он или говорит вполне серьезно.

— Сперва еще до города надо добраться. Это километров пятнадцать. — Эйно никак не отреагировал на выпад.

— Автобус?

— Думаю, да. Заметим, в первые несколько дней здесь не хватали никого, так что попробуем прорваться.

Автобусная остановка нашлась через четверть часа — поломанный указатель было бы сложно отыскать даже с помощью магического зрения, похоже, им просто повезло.

На той стороне дороги появился прохожий — возможно, житель какого-то окрестного села. Редрик, уже успевший навести на себя иллюзорку, чтобы особенно не выделяться в толпе, внимательно вглядывался в него. Человек, шедший мимо, был каким-то неправильным, что-то неуместное было в этой понурой ссутулившейся фигуре. Вот только непонятно, что именно.

И лишь когда человек прошел мимо, Редрик понял, что именно так привлекло его внимание. Сапоги. Это были даже не разбитые ботинки — человек был обут в деревянные сабо. Увидеть такое в конце двадцатого века в Европе, пускай и в самой бедной ее части — это было непостижимо.

— Что ты хочешь? — Эйно перехватил его взгляд. — Зато диктатор выплатил внешний долг. И построил счастливое общество, где не полагается завидовать кому бы то ни было.

Он опять покрутил настройку приемника, но, видимо, снова не нашел никаких новостей и убрал его подальше. Затем придирчиво осмотрел своих спутников.

— Штирлиц шел по городу, и все видели, что это русский разведчик Исаев — то ли по умному выражению лица, то ли по парашюту, тащившемуся за ним. Сергей, придется вам сейчас снять очки. Иллюзорку-то вы навели, а вот очки, я думаю, не сойдут для этой сельской местности. Ну, пусть они будут хотя бы надтреснутыми, что ли.

Магу из СВА ничего не оставалось делать, как подчиниться.

— Ну вот, теперь мы все смотримся нормально. Сезонные рабочие из города. Хотя — здесь же как у нас, ссылают студентов с учеными на село, помогать пополнять закрома родины. Так что ничего, нормально.

— Вообще-то, ноябрь, не сезон, — пожал плечами Сергей.

— Почему? Вполне сезон, здешний ноябрь — это наш сентябрь.

— Погодите, — Редрику вдруг пришла на ум странная мысль. — Эйно, если диктатор сейчас не в Констанце, то кто отдал приказ о расстреле демонстрантов?

— Да, по «Свободе» сообщили, а мне потом подтвердили наши — Аннибал Андруцэ. Сынок и министр МВД по совместительству. Будущий наследник — с таким-то имечком да как же им не быть!

— Значит, он имеет отношение и к захвату наших?

— Не думаю, — пожал плечами Эйно. — Я предполагаю, он об этом ничего не знает, все делалось без него. Ладно, договорим потом, сейчас, кажется, наш автобус.

Не услышать эту чихающую развалюху было просто невозможно. Может быть, где-то на дорогах Констанцы и работали более-менее современные «Икарусы». Скорее всего, они имелись в самом Михайграде. Этот же автобус наверняка помнил начало пятидесятых. Редрик вспомнил, что видел нечто похожее в фильме «Место встречи изменить нельзя».

— Десять талеров с каждого, — потребовал кондуктор, узнав, что вошедшие собрались ехать до кольца.

Валютой они, естественно, запаслись. Можно было, конечно, обойтись и иллюзоркой, но это означало лишние затраты энергии. К тому же, иллюзорка могла выдать магов с первых же шагов.

Эйно спокойно достал деньги, отсчитав положенные монеты.

Естественно, свободных сидячих мест не было, хотя автобус не казался битком набитым. «Видимо, люди денежки экономят и не ездят почем зря», — решил Редрик.

Он прислушался к разговорам в автобусе в надежде уловить хоть какие-то крохи информации. Он сам понимал тщетность такой попытки — никто из этих понурых людей, сидящих и стоящих около него, не станет прилюдно говорить ни о чем, что могло бы вызвать хоть малейшие подозрения. Уж слишком они запуганы.

Гораздо важнее любой информации был этот самый страх. Редрик отлично чувствовал эмоции людей, и сейчас ему стало не по себе. Страх, каждодневный и ставший привычным — вот что излучали все, кто ехал рядом с разведчиками. Страх — и мерзкую, сделавшуюся частью жизни тоску.

Если мысли и эмоции имеют цвет, то здесь он был темно-серым.

В грязном окне стали видны силуэты новостроек — автобус подъезжал к Михайграду.

Первый действительно тревожный знак показался тотчас же. Автобус резко затормозил у обочины, да так, что стоявшие едва удержались на ногах. Ни водитель, ни кондуктор не объявляли ничего. Но по шуму, который Редрик расслышал через приоткрытое окно, можно было определить — пассажирский автобус пропускал колонну техники, идущую из города.

И точно — через минуту показались бронетранспортеры — штук двадцать. Они двигались не слишком быстро, но достаточно решительно. Значит ли это, что на юге, в той стороне, откуда они приехали, тоже что-то происходит? Или их просто перегоняют в часть?

Этого Редрик не знал, но когда вслед за БТРами появились грузовики, он смог различить солдат, сидящих в кузове. Все они были в касках и, как он заметил краем глаза, вооружены. Вряд ли это были учения — скорее всего, автоматы заряжены боевыми.

Колонна прогрохотала по шоссе, и лишь когда шум затих вдали, автобус снова медленно тронулся с места. Никто так и не проронил ни слова по поводу проехавшей колонны — люди, походившие, скорее, на зомби, просто сидели и смотрели на БТРы. Больше — ничего.

Следующий признак того, что в Констанце творится нечто неладное, проявился уже у самого города. Такую возможность Эйно предвидел, поэтому самые разные документы запасли на всех троих. К тому же, и он, и Редрик, и их закадычный враг отлично говорили на местном наречии без акцента.

Автобус снова затормозил — теперь уже у блок-поста перед въездом в город. Никакого «стакана» ГАИ, как это было в Союзе, здесь не наблюдалось. Просто несколько джипов народной полиции стояло у обочины. Офицер в фуражке с желто-сине-красной кокардой подошел к автобусу и бросил водителю какую-то повелительную фразу. Тот открыл двери, двое полицейских сержантов с дубинками вошли в салон и, проталкиваясь, внимательно осмотрели пассажиров.

Редрик затаил дыхание. Если сейчас кого-нибудь из них сочтут подозрительным, придется или сдаваться, или драться. А если драться, то наверняка провалить всю операцию. Или же — уходить через местный, совершенно незнакомый мир Запределья.

Мало того, что это опасно само по себе, мало того, что придется тащить с собой этого типа из СВА, — так ведь все равно уход будет означать провал.

Он попробовал осторожно ментально прозондировать сержантов — одного, потом — второго. Нет, ничего серьезного в плане магии они из себя не представляли. Полный нуль. Значит, пронесло. Будь здесь служба безопасности «шербими», дело могло принять более скверный оборот.

Но народные полицейские никого из автобуса не выволокли. Они спокойно убрались восвояси, а офицер махнул водителю рукой — мол, проезжай, все нормально. И через несколько минут перед глазами Редрика мелькнули первые городские дома.

Дома были похожи на ленинградские новостройки — где-нибудь на севере, у метро «Пионерская». Вот только было тут намного грязнее. Автобус подпрыгивал на ухабах, разбрызгивал осеннюю грязь. Заоконный пейзаж был унылым и серым до отвращения, солнечный день нисколько его не скрашивал.

Наконец, кряхтя и покашливая, автобус остановился на кольце. Эйно, Сергей и Редрик сошли, смешавшись с толпой пассажиров. Только оставив своих попутчиков позади, они решились перекинуться несколькими словами.

— «Туристус» — это на проспекте 1 Мая? — уточнил Сергей.

— Именно. Думаю, места там имеются в достатке. Сейчас межсезонье — лето закончилось, а зима, когда будут горнолыжники, еще нескоро. Они будут рады кому угодно, — ответил Эйно.

— До гостиницы — километров семь. Нам — пешком?

— Пешком, — кивнул закадычному врагу шеф «Умбры». — Хватит с нас транспорта. Малейшая проверка — и начнутся приключения! Доберемся, встретимся с кем надо — там и поймем, что и как.

Прогулка по городу оказалась удручающей. Нет, конечно, Редрик представлял, что полицейских постов тут будет во множестве, — ни один из них серьезной опасности не представлял. Иллюзорка аккуратно скрывала внешность, под ней все трое казались вполне обычными людьми, а успешного жителя Михайграда от любого другого европейца было очень сложно отличить. Иное дело — сколько их тут, этих успешных? Судя по подсчетам Редрика, очень немного.

К центру и президентскому дворцу они не пошли, свернув на проспект с почти что родным названием — 1 Мая.

— Учтите, среди персонала гостиницы наверняка половина стучит в «шербими», — внушал, тем временем, Сергей.

— Полагаю, я в курсе, — усмехнулся Эйно. — Но не думаю, что у них есть магическое зрение. На то и расчет. Кстати, посмотрите-ка на прохожих. Ничего интересного не чувствуете?..

Сергей замолчал и, как будто, стал принюхиваться.

Редрик поморщился. Стучат в службу безопасности, говоришь? А сам-то ты, приятель, не стучишь куда-нибудь? Где гарантия? Одна только надежда — если Эйно поволок сюда этого круглолицего мага, значит, зачем-то он нужен. Вряд ли для того, чтобы предупредить «шербими» об их появлении.

А то, что с местной службой безопасности не все чисто, Редрик почти не сомневался. Ведь наверняка именно там есть те, кто успешно выявил всех заброшенных разведчиков от О.С.Б. Где ж им еще быть, этим магам?

Редрик всматривался в лица горожан, идущих по своим Делам. Счастливых, улыбающихся и радующихся жизни

почти не попадалось — в Союзе дело обстояло иначе, там за последние год-два их стало даже немного больше. Здесь же все были какими-то мрачными, хмурыми, озабоченными. Часто — напуганными. Это было уже понятно, иных эмоций и быть не могло.

Удивительным оказалось иное — навстречу не попалось ни одного человека хотя бы с самыми мельчайшими проблесками магических способностей. Ни одного!

Вот это совершенно не укладывалось в голове. Примерно десять процентов людей магическими способностями обладают. Это — в среднем, а в Европе как раз наблюдается этот самый средний уровень. В Африке, например, процент равен пятнадцати, на Гаити — даже двадцати, в Штатах — восьми. Значит, примерно десять человек среди ста прохожих просто обязаны быть потенциальными магами!

Конечно, это ничего не значит: вряд ли хоть один из этих десяти смог бы пройти Предел. А уж о том, что он смог бы выжить там хотя бы час, и говорить не приходится. Но какие-нибудь мелочи, интуиция, пусть даже гадость вроде «дурного глаза» — ими-то обыкновенные люди как раз и обладают. Но, видимо, в другом месте, не здесь.

Редрик припомнил, как он оказался в Михайграде проездом в самом начале века. Тогда здесь было все нормально. Что же случилось теперь?

— Тут, случаем, инквизиция не поработала? — с сарказмом в голосе спросил Эйно у мага из СВА. Тот отмолчался, продолжая принюхиваться.

Редрик с сожалением подумал, что эти двое наверняка не встречались во времена инквизиции. А жаль — случись такое, он и Эйно шли бы сейчас по городу без своего досадного сопровождающего. Ведь наверняка агент СВА работал на святош, сволочь! Скорее всего, он довольно немолод, по крайней мере, старше самого Редрика. А значит, дорогой Сержик застал кое-какие неприятные времена, а судя по выражению морды — даже кое в чем и поучаствовал. В те времена Эйно такую дрянь изничтожал. Что было много жертв инквизиции, известно всем. Но вот о том, что довольно много инквизиторов погибло очень неприятной и мучительной смертью — об это говорилось куда меньше.

— Вот он, «Туристус». Добро пожаловать, — усмехнулся, наконец, Сергей, кивнув на высотное здание.

— Тогда — поздравляю с прибытием, — в тон ему откликнулся Эйно.

Оформились они довольно быстро. Тут пришлось применить и иллюзорку, и вполне реальные документы, и даже валюту. Но никаких проблем не возникло. Даже если в штате работали люди из «шербими», они тоже были напрочь лишены способностей к магии.

После оформления новых постояльцев, занявшего примерно час, Редрик и Эйно спустились в гостиничный ресторан. Сергей (что было тактично с его стороны) решил не присоединяться к своим противникам и остался в номере, сославшись на то, что диета ему не повредит.

— Как хочешь, не нравится мне все это? — проговорил Редрик, пока они ждали официантку.

— Знаешь, как ни странно, мне тоже. Я тут, пока размещался в номере, новости послушал. Завтра ОН будет встречаться с народом — сразу после визита. Это что-то новенькое — обычно такое здесь случается в праздники. — Эйно перешел на русский, здесь это казалось правильнее.

— Мне прийти?

— И мне, я полагаю. Думаю, и не только. На сегодняшнюю встречу пойду я — там все и узнается. Так что — наслаждаемся жизнью. А завтра — посмотрим…

— Этот Сергей — не стукач?

— Сомневаюсь. — Эйно улыбнулся. — Думаешь, сопровождающий из органов? Руссо туристо, облико морале? Нет. Я же поинтересовался, что за типа нам прислали. На нем клейма ставить некуда, случись нам встретиться в ином месте в иное время — я бы эту тварь придушил. Да не только я — у Ольховского к нему тоже счет. Если бы они отправили засланного казачка, он был бы чист, как стеклышко…

— Пожалуй… — задумчиво согласился Редрик.

Обед принесли быстро. Тут случилось нечто, оставившее отвратный осадок.

В общем-то, ничего страшного не было. Просто девочка-официантка, которая, скорее всего, работала здесь первый месяц, очень неловко поставила на стол тарелку с супом. Настолько, что несколько капель пролилось на брюки Эйно. Тот даже хотел сделать вид, что ничего не заметил, но увидел искаженное лицо девочки.

— Ничего страшного, пустое! — Он улыбнулся, и это произвело еще худший эффект. Худенькая блондиночка совсем растерялась. Иностранная речь! Возможно, она когда-то учила русский в школе, поскольку тут же пробормотала:

— Я должна…

— Ничего вы не должны! — Теперь Эйно перешел на здешнее наречие со страшным акцентом. — Всякое бывает…

— Я буду должна вызвать заведующего, — повторила девушка. Кажется, она готова была зареветь в голос.

— Да зачем? Нет никаких проблем. — Шеф «Утгарда» демонстрировал все дружелюбие, на которое способен.

— Меня уволят. Опять в деревню… Нет! Пользоваться магией так, как это делалось в Ленинграде,

было запрещено. Но сейчас эта истеричка привлечет к ним всеобщее внимание, а вот этого допустить нельзя ни в коем случае.

«Промывание мозгов» было вещью, для Эйно и Редрика повседневной. Просто девочка должна вмиг забыть об инциденте — вот и все. Он уже потянулся к ее сознанию — и тут же ощутил, как Эйно несильно, но чувствительно толкнул его ногой. Но не это было самым главным — мозг девушки, которая, как и все прочие, была напрочь лишена магии, оказывал сопротивление. Мягкое сопротивление — просто Редрик и воздействовал не слишком жестко.

Только после десятиминутного препирательства официантку удалось убедить, что заведующему докладывать не надо, что русские туристы вовсе даже на нее не обижены, что никакого инцидента не было вообще. Причем, Редрик не сомневался, что испуг официантки — совершенно искренний.

— Ты бы прекратил самовольничать, — сказал Эйно, когда она, наконец, отошла.

— Думаешь, что она…

— Она, Ред, просто официантка — и не более того. Испуганная девочка из голодной провинции, которая считает, что теперь-то живет. Наверно, еще и семье помогает — младшим братьям и сестренкам. Только, по-моему, кто-то с ее сознанием очень хорошо поработал. Кто-то до нас. И я думаю, что этот кто-то отлично знает, и где сейчас наши ребята, и что с ними случилось.

Редрику ничего не оставалось делать, как соглашаться.

— Я плакаль весь, — ехидно продолжал Эйно. — зря ты ей так сочувствуешь. Она напугана, потому что ей это вбили в голову — здесь иностранные туристы, здесь люди, которые выше ее по положению, существа высших воплощений, как сказали бы наши Нейтральные коллеги. А раз так — надобно им угождать. Ты ее представь за прилавком местного магазина, куда ходят ей подобные. Хамство было бы невероятное! Ред, ты родился в Запределье, хотя и живешь здесь, тебе многое непонятно. Человечья натура — вещь сложная, но оччень предсказуемая. А теперь — слушай сюда. — Его голос сделался серьезным. — Сегодня на тебе — вылазка в город. Узнаю, что ты как-то еще насамовольничал — буду думать, что с тобой делать. Ничего хорошего не обещаю. Просто прогуляешься по центру и попробуешь пересечь Предел. Не удастся — сразу назад. Точно так же, если заметишь хоть что-то непонятное. Ясно?

Редрик молчаливо кивнул.

— Твоя прогулка — вечером, думаю, днем в здешнем Запределье появляться не стоит. Так что пока — по номерам, и отдыхать.

Если Эйно позволял себе говорить открыто, можно было понять только одно — никакой электронной прослушки здесь нет, также, как и в его номере. У шефа «Умбры» было на это очень хорошее чутье. К тому же, они говорили по-русски.

Ред последовал доброму совету, поскольку знал — с шефом шутки плохи. Конечно, ему было любопытно, какая система защиты может быть у людей, магией не обладающих. Но выяснять это он не стал. Не были же дураками их предшественники, — а вот попались!

Поэтому он уселся в номере, от нечего делать, включил радио. Передавали патриотические мелодии. Потом — новости. Итоги официального визита президента, вождя нации, в Ирак… Совместное коммюнике с Хусейном… Добыча нефти, выплавка стали. О каких-либо мятежах — ни звука.

Редрик приглушил радио, посмотрел в окно — на проспект. Так себе было зрелище. Потом он перевел взгляд на бисерный браслет-феньку — подарок Аси. А ведь она даже и не знает, где он. Если они поедут обратно на поезде, надо будет купить какой-нибудь украинский сувенир.

Он улыбнулся своим мыслям, потом вытащил из сумки «Волшебника Земноморья». Почему бы не освежить его в памяти, пока есть время?

Времени, как чуть позже выяснилось, уже не было — ни для него, ни для Эйно. Совершенно не было.


* * * | Изнанка света | Глава 10 Завещание самоубийцы



Loading...