home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2

Собачья работа

Санкт — Петербург,

наши дни

Есть в Петербурге, неподалеку от очень оживленного моста, одно малоприметное здание. Местные жители знают, что там располагается какая-то фирма — судя по огороженной автостоянке.

Те, кто заходит в этот дом с проверками и инспекциями, знают чуть больше. По крайней мере, с отчетностью, налогами и пожарной безопасностью там все в полнейшем порядке. Да и вообще, работают в фирме какие-то очень симпатичные и приветливые люди. И директор похож не на бывшего бандита, а на отставного военного — притом, на военного, закончившего с отличием не менее трех академий. И секретарша, приносящая посетителям кофе — просто замечательно красива. И охранник, неизменно располагающийся напротив огромной статуи древнеегипетской кошки, — вежливый и обходительный.

В общем, если есть на свете какая-то образцовая фирма, то это именно она.

Если же кого-то из особенно дотошных инспекторов посещали пусть не подозрения, то какие-то смутные сомнения, они отчего-то рассеивались сами собой. Нечто странное могло почудиться не в отчетах (с ними-то и в самом деле все было гладко), а в выражении лица директора или сотрудников, или в расположении кабинетов. Однако память услужливо подбрасывала любопытным только один образ — огромную кошачью статую в прихожей. Кошка словно бы начинала нашептывать: «Мурр… нечего волноваться… все в порядке… все в полном порядке…»

И сомнения сами собой исчезали.


А о том, чем на самом деле занимается фирма, и в самом деле лучше было бы ничего не знать.

Ну зачем бы ставить кого-то в известность о том, сколько странных случаев самоубийств и убийств предотвращено «фирмой» со скромным логотипом «СБ» и знаком Дао на логотипе? И сколько пришлось расследовать? Или к каким событиям в иных странах она причастна? Или — то, что «СБ» означает «Смерть бесам!» Стало быть, эти самые бесы — реальность?! Или — неофициальные, но очень часто употребляемые названия отделов: «Умбра» («Темный мир»), «Астра» («Мир звезд», Светлые), «Эквилибриум» (Поддерживающие Равновесие или Нейтралы).

Нет уж, живет человечество — и пускай не тужит. А о том, что его жизнь иногда висит на тоненьком волоске, лучше вообще не думать. На тоненьком — зато на прочном! Как эта «фирма», например.

Стоило Оле спуститься по лестнице к столовой, как около нее раздалось звучное:

— Мрннн!

На кошачьем это значит что-то вроде «здравствуй». Девушка наклонилась и погладила пушистое серое в полоску существо.

— И тебе привет, Кассандра!

Кошка неожиданно нервно дернула хвостом и резко мяукнула.

— Это она к тому, что сегодня будет небольшая работка, — усмехнулся светловолосый парень лет двадцати пяти, оказавшийся рядом. — Очередное, так сказать, боевое крещение. Тебе стоило бы поехать с нами. Что там у тебя сегодня, сотрудник Савченко? Лекция по истории? Ну, считай, я тебя отпросил.

— Прямо сейчас?

Девушка была польщена: «сотрудник Савченко», а не стажер! Услышать такое от самого Эйно (Оля так и не знала, каковы истинные имя-отчество шефа), пробыв здесь всего ничего — это дорогого стоит! Она и в самом деле была готова ехать куда угодно, не позавтракав и даже отказавшись от утреннего кофе.


— Нет уж, там спешить, похоже, уже ни к чему, — улыбнулся Эйно. — Так что спокойно идем на завтрак. Сейчас тебя введут в курс дела.

Говорят, что люди привыкают к хорошему очень быстро. Пожалуй, все-таки это не слишком верно. Может быть, эту присказку сочинил тот, у кого в жизни ничего особенно хорошего и не было, а может, наоборот — какой-нибудь супер-счастливчик. По крайней мере, Оля Савченко не считала, что быстро привыкла к хорошему. И не считала, что привыкла вообще. Кажется, еще вчера она была администратором на зарплате, которой может хватить только на еду и самое необходимое — и никаких перспектив впереди. А теперь она стажер в очень странной организации, куда попадают далеко не все — по крайней мере, объявлений о вакансиях от Отряда «СБ» ни в каких газетах не публикуют, и в кадровых агентствах их тоже нет. Зарплата здешнего стажера не снилась ей и в самых дивных снах, но теперь девушка задумывалась — а на что, собственно, эти огромные деньги потратить?

На еду? Ну, знаете ли, после здешней-то, бесплатной для сотрудников столовой?! Смеетесь, господа!

На обновки? Ну, теперь-то она не сможет сказать, что носить нечего! А деньги еще остаются.

На путешествие в отпуск куда-нибудь к южным морям? Говорят, после первого года обучения стажеров непременно отправят за границу. И не в какую-нибудь страну, где умеют развлекать туристов — и только-то. Нет, это будет очень серьезное путешествие — даже страшновато немного.

Что еще? Ах да, сестра, которая с грехом пополам доучивается в школе — и хорошо еще, что она туда ходит вообще. Это было испытанием выше всяких сил — остаться без матери и пробовать воспитывать эту двоечницу, которая и не думала слушать старшую сестру, считала ее неудачницей и «не продвинутой». Впрочем, с Танькой что-то случилось как раз в то время, когда Оля оказалась в О.С.Б. Теперь она заходила домой («В свой бывший дом», — поправляла себя девушка), и удивлялась: никаких юных ухажеров, никакой отвратной попсы из магнитофона или телека, орущего во всю глотку. И вообще — Танька (кто бы это мог подумать!) стала вежливой, предупредительной, а в последний раз на ее столе Оля увидела учебники. Девочка решила загодя готовиться к экзаменам, а не к вероятному «залету»! С ума можно сойти!

Да, О.С.Б. может творить чудеса! Так или иначе, но сестра вполне обеспечена — а слишком много денег будет ей только во вред.

Правда, за деньги Оле полагалось работать, и работать много. То есть, в придачу к большим деньгам предлагалась и работа по душе — вот именно так она и считала. Ну, подумаешь, тревоги-дежурства, неожиданные вводные, как сегодня, например. Казарменное положение… Да в комнатке, откуда два шага до ее рабочего места, куда спокойнее и лучше, чем в бывшем доме!

Да если б только в зарплате было дело!

— Привет, подруга! Ну как, тебя Эйно тоже всполошил?

Оказывается, она пришла на завтрак последней. Вся компания была уже в сборе. Парень с длинными волосами, перехваченными лентой, носивший странное имя Редрик — по виду, самый обыкновенный хиппи, и уж, во всяком случае, «неформал». Кстати, он мог считаться хозяином той самой кошки, которая попалась Оле навстречу. Мог бы, если бы Кассандра (и прочие кошки и коты) считали, что над ними могут быть какие-то там «хозяева».

Слева от него сидела девушка не менее неформального вида, правда, совершенно не хипповского. Никто и никогда не видел Настю в иной одежде, кроме черной.

Более всего старшая Олина подруга походила на девушку из особого «неформального» круга, считающего себя мрачными и до ужаса романтичными поклонниками готического стиля. Для того чтобы походить на «гота», нужно не так уж много: во-первых, одеваться во все черное. Во-вторых, нужны украшения из рок-магазина — что-нибудь помрачнее и позагадочнее: пентаграммы, черепа, змеи, непременный египетский крестанкх — все сойдет. В-третьих, надо иногда с отрешенным видом прогуливаться по близлежащему кладбищу. Ну, и, разумеется, слушать «готическую» музыку — как правило, мрачноватый рок. Это, пожалуй, все.

Черные волосы, темная губная помада и украшения вроде кулончика с черепом и змеей придавали бы Насте совсем уж мрачный облик, если бы не добрая улыбка, с которой она смотрела на Олю — не только младшую подругу, но и ученицу.

Третьим за столом был парень в темных очках, и вот он-то сидел здесь в нарушение всех традиций…

Для чего именно нужен Отряд «СБ», Оля за несколько месяцев уже более или менее поняла.

Конечно, в России, да и в других странах есть множество силовых ведомств. И занимаются они важным и полезным делом: отловом преступников, начиная от уличных хулиганов и заканчивая террористами. Но кое-какие преступления вроде бы и неявны, их списывают на «несчастные случаи», на стечение обстоятельств — да на что угодно. Впрочем, есть и явления природы, от которых не убережет и не застрахует никакое МЧС. А кто-то беречь должен, иначе будет очень плохо. Средневековые хроники наполнены не только ужасами костров инквизиции, есть в них и кое-что пострашнее: стоял, к примеру, мирный городок — а потом его не стало. То есть, здания-то на месте остались, а вот горожане — от бургомистра до последнего подмастерья — взяли да и превратились в скелеты. А два дня тому назад были живы и здоровы — конечно, настолько, насколько в Средние века вообще можно было считаться здоровым.

А случалось еще и не такое. К примеру, великий мор — вроде бы, чума, а, вроде — что-то совершенно другое, непонятное, — ни в те безграмотные времена, ни после.

Ну, а уж про странным образом умирающих королей и полководцев и говорить не приходится. Конечно, некоторые из них скончались по вполне естественным причинам, многие — были отравлены, но имелись и очень загадочные случаи.

Неизвестно, рассказывал ли о чем-то подобном молодому царю Петру, только-только заложившему крепость в устье Невы, кто-то из его наиболее талантливых приближенных. Очень может быть, что и рассказывал. Вполне возможно, что тем приближенным был мудрый и приличный человек Брюс — хотя точно эта история до сего времени не дошла. Зато организация, созданная с согласия Петра, но далеко не всецело подчиненная ему, до наших дней сохранилась. «Смерть бесам!» — так она называется с той поры.

Менялись на троне императоры, а за ними — генсеки. Менялся и Отряд. В свое время недоброй памяти царица Анна Иоанновна попыталась извести «колдунов» — без толку, конечно, никто из них по «слову и делу» схвачен не был. Зато Анна лишилась поддержки — и очень странным образом скончалась, встретившись с собственным призраком.

Прочие цари глупости Анны не повторяли, хотя с «золотого века» Екатерины их и не ставили в известность, что есть, мол, такое специальное ведомство. Зачем? Не царское это дело — общаться с сокрытым от глаз простых смертных миром. На то специалисты есть.

С генсеками было еще проще — они мало во что верили, но охотно пользовались пускай даже и оккультными услугами. Хотя вот тут-то организация однажды едва не погибла — по крайней мере, в Петербурге-Ленинграде… Впрочем, история эта была долгой, основательной и весьма поучительной.

Но, что характерно, в О.С.Б. совместно действовали и Темные, и Светлые маги.

Почему-то люди непосвященные считают, что Темный маг — непременно злобное и поганое существо, которое только и ждет момента, чтобы навести порчу, заморить скот, отравить колодец или сделать еще какую-нибудь пакость в том же роде. Ну, а Светлый маг — во всем ему противоположен: он и раны излечит, и герою в борьбе со злом поможет, — да и вообще, сплошная польза от него, этакий добрый старый Гэндальф и Санта-Клаус в одном флаконе.

На самом деле, ситуация с Темными и Светлыми совершенно иная. Вряд ли тот же непосвященный человек в здравом уме скажет, что протон — это хорошо и великолепно, а вот электрон, к примеру — большая гадость. Или же, что северный полюс — просто замечателен, зато уж южный — хуже некуда.

Вот с видами магии — та же самая история. Кто-то пользуется одним видом энергии, а кто-то — иным. А есть еще и Нейтралы, которым в равной мере доступны оба. Только-то и всего! Ну, а уж кто, как и для чего магической энергией пользуется — это зависит от мага. Во всяком случае, ни один пока добровольно не признался, что любит творить зло.

Три вида магов — Светлые, Нейтральные и Темные — и создали три подразделения: «Астра», «Эквилибриум» и «Умбра» соответственно. Что же касается их отношений, то бывало всякое. Оле сразу дали понять, что О.С.Б. — это семья, а в семье иной раз бывают и ссоры. Но никогда не случалось вражды из-за «цвета» магии. К тому же, их работа иной раз требовала присутствия всех трех подразделений. Уж какие тут разборки!

Было иное — «вы не лезете в наши внутренние дела, а мы не лезем в ваши». Вот это соблюдали все подразделения и все сотрудники. Более того: зайти просто так на территорию соседей, не позвонив по внутренней связи, считалось нехорошим тоном — если, конечно, не случалось что-то чрезвычайное.

И даже в столовой — на общей территории — имелись свои столики для трех подразделений.

А вот Эд из «Астры» (он велел звать себя именно так, а не Эдуардом), вечно носивший темные очки, традицию злостно и уже очень давно нарушал, постоянно оказываясь за столиком у Темных.

Все смотрели на это сквозь пальцы, и даже Виктор Семенович Ольховский, начальник «Астры», лишь плечами пожал: «Традиции для того и создаются, чтобы их иногда нарушать». Так и изрек — правда, с тех пор ни разу не приглашал Эда на свои чаепития в кабинете.

Да и что с того?! Ведь теперь рядом с Эдом была Настя, а это несколько важнее сдержанного недовольства высокого начальства.

Да, они были совершенно неправильной парой, даже для О.С.Б. этот темно-светлый союз казался немного чересчур. Но отношения Эда и Насти продолжались, и постепенно всем остальным пришлось к этому привыкнуть.

— Что, уже слышала? — спросил Эд.

— Ну да, Эйно сказал про какую-то работу. — Оля глотнула кофе и попыталась окончательно проснуться и сосредоточиться.

— Не про «какую-то», а про боевой выезд, — голос Насти прозвучал почти что торжественно. — Собачка, видишь ли, потерялась. А перед этим хозяина успела загрызть.

— Как загрызла? — непонимающе посмотрела на подругу Оля.

— Насмерть, конечно. Да ты кушай, кушай, а я пока расскажу…

В изложении Насти история выглядела так. Некий скоробогач, не столь давно прибывший в город откуда-то с Кавказа, купил себе небольшой коттеджик под Питером. Средства у него нашлись — даже, вероятно, вполне чистые. Особнячок охраняли пять человек — хозяин был весьма предусмотрителен и осторожен.

А с месяц назад южанин вдруг рассчитал четырех охранников. И даже причин не объяснил.

Пятый охранник уволился сам, только посмотрев на существо, которое хозяин поставил сторожить свое имущество, сэкономив на зарплатах.

Просто собакой это существо не было точно. Огромная — ростом с доброго теленка, черная как смоль. По словам человека, нанятого кормить черное чудовище, к ней было страшно приблизиться — она признавала только хозяина, изредка наезжавшего в коттедж.

Приехал он и вчера, и не один — с ним был приятель, должно быть, земляк, и еще какие-то две девицы сомнительной репутации.

Что там произошло дальше — непонятно, девицы очень вовремя оказались в туалете, и, естественно, заперлись, услышав крики и рычание. Так в туалете они и просидели, пока в поселке не поднялась тревога, и в коттеджик нагрянул наряд милиции.

Картина, которую милиционеры увидели в гостиной, привела их в шок — хотя на трупы выезжать им приходилось достаточно часто.

…На этом месте Настя замолчала, озабоченно посмотрела на Олю:

— Ты бы ела, в самом-то деле, в нашем с тобой возрасте думать о фигуре — просто глупости.

И на тарелке у Оли оказался большой кусок яблочного пирога.

— Так вот, продолжаю, — проговорила Настя, обладавшая поистине магическим искусством — рассказывать кровавые и неаппетитные вещи, не переставая завтракать, причем говорила и завтракала она эстетично, с соблюдением всех правил застольного этикета.

…Хозяина особнячка и его приятеля сгрызли с костями. Кое-что для следствия собака все же оставила (например, массивную золотую цепь), зато сама исчезла. Бесследно. Милиция пробовала пустить по следу своих служебных псов — без толку. Овчарки, которые могли смело идти на террористов или на бандитов с ножом, скулили, поджимали хвосты и хотели только одного — оказаться как можно дальше от пригородного поселка.

Что же касается собак в самом поселке, то с утра они подняли такой вой, будто собрались предсказать, по меньшей мере, преждевременный конец света. А среди дач и коттеджей разгуливает чудовище, сожравшее двух человек.

— И хорошо, что сейчас не лето, — подытожила Настя. — Хотя и сейчас там людей хватает.

— Догадываешься, что за собака? — спросил Ред Олю. — Нездешний зверь. Наш клиент.

— Ред, погоди, а разве это возможно? То есть, эта собака провалилась в наш мир… — девушка продемонстрировала хладнокровие, поедая пирог во время рассказа Насти. — И как все выяснилось?


— Эйно выяснил. Знакомый опер ему позвонил — на свое счастье. Иначе и его бы погрызла. А насчет провалившейся собачки — очень даже возможно, что она не провалилась, — ответила за Редрика Настя. — Ее кто-то сюда «провалил», а потом подкинул хозяину. За неплохие деньги, наверное.

— И я даже догадываюсь, кто этот «кто-то». Поймаем в этот раз — шкуру спущу точно! — зло проговорил подошедший к столу Эйно. — Значит, так, кушаем — и по машинам.

Что такое Мир Запределья, Оля едва не испытала на себе в тот день, когда ее привычная жизнь была нарушена. Началось все со звонка подруги — приезжай на день рождения. Потом началась безумная цепочка событий… которая так до сих пор и не закончилась. О том, что Запределье очень даже влияет на здешний мир, она узнала уже в О.С.Б.

Предел. Притягательный и ужасающий одновременно, зависимый от разумных существ на планете. Запределье появилось, вероятно, в тот самый момент, когда первобытный человек сделал ручное рубило или решил, что охотиться с дубиной будет как-то сподручнее.

То было отражение мыслей и ощущений людей, — по крайней мере, в начале. Теперь же мир, существующий рядом с нами, был во многом самостоятелен, мало того, сам порой влиял на текущую реальность.

Но одно дело — влияние, и совсем иное — тварь из-за Предела, каким-то образом перебравшаяся в этот мир. В Петербург.

Вообще-то, «латать» прорывы в наш мир — задача О.С.Б. Но одно дело, если это угрожающий прорыв, и совсем иное — если это слабый прокол. Вполне достаточный, чтобы в нашем мире оказалась большая черная собака. Или же — человек с собакой, которой ничего не стоит сожрать хозяина.

Кстати, для неподготовленного жителя Запределья провалиться в текущую реальность — такая же большая беда, как для обыкновенного петербуржца — оказаться закинутым в незнакомую реальность, в которой со вполне разумными существами живут и чудовища — механические и не только. Оля едва не оказалась там по случайности. Ее вовремя спасли Настя и Эд.

— Если это сотворил Кари… — сказал Редрик, и голос миролюбивого «хиппи» не предвещал ничего хорошего.

— Нисколько не сомневаюсь, что так и есть. — Эйно кивнул. — Думаю, дело было так: он продал псинку за бешеные деньги этому южанину. А потом еще получил деньги побольше — кто-то заплатил за «чистое» устранение конкурента. Я уже попросил наших друзей — пускай узнают, кому этот несчастный мог помешать. Наверняка выйдем на Кари.

— Который давно успел скрыться, — пожал плечами Эд. — Такое уже бывало — года три назад.

— Помню, как же. Только трупов тогда не было. Девушка вдруг с тревогой посмотрела на Эйно.

Тот (хотя и был начальником Темного подразделения «Умбра») не стал говорить ничего вроде «кажется, у нашей юной коллеги есть особое мнение» — он просто кивнул.

— Послушайте, а почему мы не поехали прямо сейчас? Оно ведь там, в поселке… — она запнулась.

— А ты вспомни, — голос Эйно не был насмешливым, — когда в Запределье наибольшая активность почти всех существ? Правильно, днем.

— Значит, собака днем куда-нибудь спряталась. Значит, она — ночное существо? — Оля была несколько сконфужена. Разумеется, она давным-давно знала, почему считается, что всяческая «нечистая сила» может привидеться, как правило, ночью. Если это — проявления Запределья, то все понятно: там самые неприятные явления случаются днем. Такой вот обратный порядок.

— Именно. Думаю, она из поселка и не собиралась уходить. Да на месте разберемся…

Стоянка находилась рядом со зданием, принадлежавшим О.С.Б. Здесь, в здании на Петроградской, было всё — и офис, и библиотека, и столовая, и «общежитие» — уютные комнаты для тех, кто не желал куда-то уезжать после рабочего дня.

Любопытно, что машины на стоянке, обнесенной символическим забором, никто не охранял. А случаев угона не было. Даже если бы и нашелся какой-то отчаянный, решивший завладеть «плохо стоящей» машиной — все равно ничего бы не получилось. Внешне автомобили выглядели совершенно заурядными, но вот их «начинка», пожалуй, довела бы горе-угонщика до сумасшедшего дома.

— Усаживайтесь, — кивнул Эйно, залезая на водительское сиденье.

Настя и Оля оказались позади, там же примостился и Эд.

А Редрик сел впереди. На руках у него была кошка — та самая Кассандра, которая встретилась Оле в коридоре. И не так уж важно, что милицейские собаки поджали хвосты при встрече с неведомым. Кошки — высшие существа, и Кассандра лишний раз это подтверждала.

«Надеюсь, это дело не подвиснет, как история с письмом самоубийцы полтора месяца назад, — неожиданно подумал Редрик. — Хотя, к чему бы здесь это письмо? Оно ведь никак не связано…»

Но всю дорогу он выглядел напряженным, как будто внимательно прислушивался к самому себе. Эйно обернулся в его сторону, но промолчал. Вот точно таким же Ред выглядел лет двадцать назад, когда ему предложили неожиданное задание. Но тогда-то оно было куда более серьезным и опасным, и все это понимали сразу — Ред в том числе.

Так в чем же дело?..

— А вот здесь прежде находился офис «Умбры». Светлые — те на Васильевском жили. Неудобно было — жуть! — Настя указала Оле на группу совершенно типовых домов, мимо которых пролетела по проспекту их машина.

— Так все равно сейчас дома не видно, уплотнительная застройка, — откликнулся Эйно со своего сиденья, даже не обернувшись на прежнее место жительства.

На лицо Редрика как будто набежала секундная тень, но этого все равно никто не мог заметить. Разве что кошка, сидевшая у него на коленях.

Автомобили миновали границу северных районов города и уверенно двинулись к пригороду, который лет пятнадцать назад был облюбован под коттеджи не для бедных.


Глава 1 По хищным переулкам | Изнанка света | Глава 3 Пропавшие в Запределье



Loading...