home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 18

«Ответы ищите сами»

Санкт — Петербург,

наша дни

Этим вечером Оле показалось, что в ее комнате чувствуется запах дыма. Она с тревогой посмотрела на работающий компьютер — вот будет радости, если он сгорит вместе с ее рефератом по геометрии порталов! Но нет — комп работал, как всегда, и еще бы ему не работать, коли над ним поработал никто иной, как Эйно. А если Эйно чего-то не знал о компьютерах, значит, этого не было вообще. Шеф «Умбры» увлекался этим на досуге, если, конечно, у него был хоть какой-нибудь досуг.

Проводка тоже не могла барахлить — где угодно, только не в здании О.С.Б. Тогда что же случилось?

Наконец, пройдясь по комнате и выглянув за дверь, — вроде бы, в коридоре «общежития» было все в порядке, — она догадалась открыть окно. Порыв холодного ветра принес сырость и уже вполне явственный запах дыма. А мгновение спустя девушка разглядела тяжелое серо-синее облако, плывущее над городскими кварталами. Вот оно что — где-то случился пожар!

Она захлопнула окно и включила телевизор. Показывали какое-то развлекательное шоу, и прерывать его не собирались. Оля немного успокоилась, но все же, выключив «ящик», решила выяснить, где же бушует такой пожар. Она вышла в коридор и наткнулась на Редрика.

— Тоже дым почувствовала? — спросил он. — Это в Невском районе, черт знает как далеко отсюда. Говорят, склады, жертв нет.

— И на том спасибо. Девушка зябко поежилась.

— Тревожно как-то, — проговорила она.


— Знаешь, эта осень вообще какая-то тревожная, — Редрик проговорил это вполголоса. — Еще и пожар. А так — и у нас, и вообще — какая-то дребедень. Да еще и…

— Ты — про письмо? — неожиданно спросила Оля, сама не ожидавшая такой наглости.

— Про письмо? Тебе тоже сказали?.. Знаешь, по-моему, у меня какой-то пунктик. Иногда мне кажется, что тот парень был просто сумасшедшим. Иногда — что он знал какую-то вещь, что-то такое, что не смог вынести. Ты бы прочла сама. Я снял копию — на всякий случай. Даже с графологами встречался — и все в один голос: «Это писал нормальный, но очень нервный человек…» Да ты сама посмотри. Вдруг что-нибудь заметишь?

То, что завещание было написано человеком нервным, можно было понять и безо всяких графологов. Достаточно посмотреть на разбегающиеся строчки, на перечеркнутые буквы и целые фразы. Некоторые места в письме были почти нечитаемыми

И первые же фразы наводили на мысль о сумасшествии.

«…Сегодня вечером ОН явится снова. Я это знаю. Я всегда это чувствую. Точно также, как чувствуешь иногда приближение грозы, хотя на небе — всего лишь редкие облачка… ОН явится и снова будет стоять и смотреть. Долго смотреть — причем, как будто мимо меня. Что ЕМУ надо? Не знаю, да и не уверен, что хочу это знать — что там может быть в башке у таких тварей. Все, что мне точно известно — ОН всегда приносит с собой какое-нибудь несчастье… Наверное, кто-то скажет, что это — бред, что мне пора бы к врачу. Ничего подобного. Оказались бы они на моем месте — посмотрел бы я, как эти болтуны запоют…»

— Ред, а по-моему… — Ольга оторвалась от чтения.

— Погоди, досмотри до конца. Тогда и сделаешь выводы, — его голос был серьезен. Он уселся на стуле у ее компьютера и неторопливо раскладывал пасьянсы. Похоже, и сам не замечал, что и как надо раскладывать — действовал чисто автоматически, чтоб хоть как-то себя занять.

Девушка углубилась в чтение.

Погибший человек подробно рассказывал о смерти своей старшей сестры — это случилось почти двадцать лет назад, несчастный случай со школьным автобусом. Потом, много позже, должно быть, пару лет назад, погибла Наталья — вероятно, невеста или подруга. Затем — умерли родители.

И каждый раз несчастный видел рядом с собой ЕГО. Некое мерзкое существо, которое появлялось, как вестник гибели.

«Сегодня я уже видел ЕГО — в образе человека, с которым я случайно (случайно ли?) столкнулся на улице. Но я-то видел, КТО это: ОН всего лишь прикинулся человеком, я рассмотрел ЕГО под этой маской, и ОН это понял… Что толку говорить, как ОН выглядел — завтра ОН может оказаться кем угодно!

Сами думайте, КТО это — пришелец, существо другой расы, живущей рядом с человечеством, или кто-то еще. Мне плевать, я так и не нашел ответ. И не хочу больше искать! Одно я знаю точно: сейчас ОН придет за мной, и я не собираюсь сдаваться ЕМУ живым!

Господи, как я устал! Больше так нельзя.

Ищите ответы сами».

— Вот и всё. А после он выпрыгнул из окна, — Редрик проговорил это, не оборачиваясь от компа. — И что скажешь?

— Я бы проверила все, за что можно зацепиться. Всю его биографию…

— Правильно мыслишь. Я именно так и сделал. И все подтвердилось — до последнего слова.

— И…

— И это еще ничего не значит. Мало что ему там глючи-лось?! И потом — если бы мы могли знать, как он провел свой последний день… Так ведь нет — друзей у этого парня не было, родственники — только дальние. Ни единой зацепки…

— А где это случилось?

— На Московском. Если идти от «Парка Победы» к «Электросиле». Там такие громоздкие и неуютные дома — высокие потолки, простор, а все равно как-то там неприятно. Он в одном из них жил. Очень легко запомнить — около него какой-то «новый русский» поставил бронетранспортер — конечно, без оружия. Он на нем не катается, БТР там стоит просто так, для понта.

— А соседи?

— Так мы их опросили. Один парень с его лестницы был в отъезде, а остальные — не «зацепки». Так, немного рассказали про его жизнь — ничего конкретного.

— А как ты думаешь, насколько это опасно, если это — правда?

Редрик, наконец, оторвался от пасьянса и повернулся к Оле.

Веселый и беззаботный хиппи сейчас окончательно исчез, перед Ольгой был вроде бы молодой человек с даже не стариковским, а каким-то совсем уж запредельным взглядом.

— Знаешь, если это то, что я думаю… Тогда Оно не про сто опасно. Это — смерть, — сказал он. — Когда-то мы столкнулись с такой тварью. Как-нибудь ты об этом узна ешь. Ладно, пойду я к себе домой, а то заболтаю тебя. А тебе завтра реферат Ольховскому сдавать. Так что давай, рабо тай. Спокойной ночи…

Он улыбнулся, и все мрачное в его блике если и не исчезло тут же, то отступило куда-то.

— Спокойной ночи и приятной работы. А письмо… Не Думай ты об этом.

Реферат был сделан, но выполнить совет Редрика Оля никак не могла. Мысли о завещании самоубийцы никуда не делись. «Кажется, Ред меня этим заразил, — подумала она, засыпая. — Как там было — ответы ищите сами? Найдем…»


Глава 17 Бой с нелюдями | Изнанка света | Глава 19 Паук в боевой стойке



Loading...