home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 20

Не дружите с вампирами!

Санкт-Петербург,

наши дни

— Так что ж это получается? В Запределье — только при сопровождающем?

Кари смотрел на Эрика почти что с сожалением. Тот нахмурился:

— Выходит, так оно и есть.

— Ну, не думаю, что это — большая проблема. По-моему, все вполне решаемо. Тренировка, только тренировка. И вообще.

Кари окинул взглядом комнату.

— Слишком бедновато мы живем. Я понимаю, шакалам- оборотням приходится еще хуже, они и по склепам иногда ночуют, но уж ты-то…

Он расселся на диване и философствовал.

— Зато некоторые богачи ходят к пьяным парикмахерам. Наверное, их стригут за пузырек настойки боярышника, — заметил Эрик.

— Но-но, сегодня это кажется таким. А завтра — будет модно. Все в мире относительно, Эрик.

— Ну вот, и здешняя обстановочка — считай, что она тоже относительна.

Кари встал с дивана, прошелся по комнате, остановившись перед массивным книжным шкафом. Из-за стекол тускло просматривались корешки книг. Ни одной яркой и цветной обложки. Сплошь — собрания сочинений: Уэллс, Конан Дойл, Дюма…

Книг по магии, которые Кари не только покупал здесь для себя, а заодно и ухитрялся продавать в Запределье (порой, как весьма дельную литературу, а порой — как юмористические творения), здесь тоже не водилось.

— Господин маг, а где же у нас магическая литература? — вопросил Кари.

— Я немного выше этой дряни, — в тон ему ответил Эрик. — И вам, сударь мой, не советую. Умрете… от смеха.

— Что верно, то верно.

Вот так и шла вся их беседа — с подколками, но вполне дружелюбно.

— А кофе-то у тебя хоть есть? — на сей раз голос Кари прозвучал вполне серьезно.

— Есть, — проговорил Эрик и вышел на кухню. Через пару минут он вернулся с двумя чашками ароматного кофе.

— Растворимый? — деловито осведомился Кари.

— Да, — хозяин квартиры поставил перед ним чашку. Кари осторожно взял ее, внимательно посмотрел на жидкость в чашке.

— Хороший кофе… вот бывает ли он растворимым, неясно. Ладно, так и быть, проверим.

Он все же сделал глоток.

— Слушай, и как ты живешь? Пожалуй, надо тебя к делу приставить. Иначе — пропадешь. Ты подумай — такая квартира, а живешь ты в ней — как древний спартанец. Были такие в этой реальности — очень глупая тусовка. От глупости они и вымерли.

— И что ты предлагаешь?

— Сначала тебе придется научиться ходить через Предел. Можешь даже с помощью этой самой… шакалёнка. Потом — научишься сам. Потом… Хоть жить тебе, наконец, захочется. Нет, ты посмотри — такая шикарная квартира, а ты что делаешь. Да у тебя тут все так, будто ты здесь не живешь! Хоть бы девчонок приводил, и то дело. Так ведь нет!

— Ну-ну, — пробормотал Эрик.

Все, что в нем оставалось человеческого, вопило и умоляло об одном — протянуть руку, взять наглого гостя за шкирку, и решительно спустить с лестницы. Можно — в пролет, поскольку он в этом доме был. Можно даже в окно…

Но человеческого почти не оставалось. Поэтому приходилось сидеть и слушать нравоучения Кари. И ждать нужного момента. Летучая мышь приковывала цепкий взгляд его желтых глаз. Точнее, не сама мышка — что она такое? Кусочек серебристого металла — и не более того! Но амулет был заряжен именно так, как необходимо. И — Эрик уже смог удостовериться в этом — он не был «именным», рассчитанным только на хозяина и более не на кого.

— Слушай, а сколько это стоит? — он решил идти в лобовую атаку.

— Что — сколько стоит? Сменить обстановку? Ну, месяца три на меня поработаешь. Думаю, достаточно.

— Нет, я не о том. Вот эта вот летучая мышь? — он указал на амулет.

Кари расхохотался.

— Знаешь, зашел я тут как-то в здешний магазин. А там куриные ножки продают, лежат они на прилавке. И одна мадам в возрасте спрашивает: «А три ваших ножки сколько стоят?» А продавщица ей в ответ: «У меня их только две, и они не продаются!» Так что — нисколько эта мышка не стоит, Эрик, она не продается, вот и весь сказ.

— Ну, было бы предложено. — Несостоявшийся покупатель развел руками. На его лице отразилась легкая досада. — Как хочешь… — сказал он как можно более безразличным тоном.

— Именно так и хочу.

Эрик принял несколько сосредоточенный вид.

— Может, к кофе чего-нибудь?

— Пожалуй, да, его надо заесть. Хотя, знаешь, если уж идти за едой, то вдвоем. Пожалуй, продолжим гулянку?

— Ладно, — тогда идем. Ты лучше скажи — откуда у тебя такие деньги?

— О-о, это длинная историйка! Ты что-нибудь слышал про «адских гончих»?

Поскольку Эрик ничего о них не слышал, то, пока они спускались вниз на древнем лифте с «расписными» стенками, Кари пересказал ему почти все — и о методах приручения, и о том, как можно продать одну собаку дважды.

— Ну вот, главное здесь — приручить и найти покупателя. И все будет просто о-кей. Вот-вот, о-кей! Эх, хотел бы я побывать знаешь где? В Запределье, но в Америке. Там, правда, хранители пострашней, чем здесь, ну эти, О.С.Б. — и их обвести можно. Даже наверняка.

— Так как ты приручил «гончих»?

— Просто стал для них своим. Старшим в стае. А тут главное — не бояться. Испугаешься — и всё, крышка тебе… Трудноватый способ.

«А без твоего амулета — невозможный», — подумал Эрик.

Такого количества еды Эрик не мог себе представить. Дело было даже не в количестве — все, что покупал Кари, сводилось к деликатесам: начиная от корейских салатов и заканчивая упаковками с сельдью по-мексикански. Не были забыты и несколько бутылочек легкого пива.

— Ну вот, легонько подкрепились? Думаю, достаточно. — Кари отложил упаковку с едой, потянулся было за бутылочкой с пивом. И тут же отставил ее в сторону. Ему — совершенно неожиданно — пришла в голову забавная мысль. Этот Эрик — очень уж странный малый. В нем чувствовалась огромная магическая сила. Ну, если и не огромная, то немалая, — поправил себя Кари. А если взять да и разыграть немного этого увальня. Может, хотя бы оживет, перестанет отвечать односложно.

Эрик молча смотрел на него и казался каким-то сонным и усталым. Нет, точно, его нужно оживить…

Кари внимательно посмотрел на своего собеседника. Очень внимательно. А потом тихо заговорил:

— Эрик, а ты слышал когда-нибудь о таком поверье — вампир никогда не войдет в дом сам по себе, если его не впустить?

— Да, но к чему ты это? — сонно пробормотал Эрик.

— К чему? Ну, к тому, что ты сам меня сюда пригласил. — Кари мило улыбнулся, скинув остатки легкой иллюзорки, скрывавшей клыки. — А ты не боишься этого? Знаешь, что бывает с теми, кто так необдуманно приглашает вампиров в гости?

Неожиданно он резко поднялся — и оказался за спиной у сидящего Эрика. И легонько провел пальцами по шее хозяина квартиры.

— Ты чего, с ума сошел? — проговорил Эрик, который, как показалось Кари, был совершенно растерян происходящим.

— Ну, это — вряд ли, — усмехнулся Кари, показывая клыки. — Не думаю, что сошел. Скорее, наоборот.

— Ты что, и вправду — вампир?

— Самый настоящий. Это нужно было раньше заметить. Нет, в Запределье тебе с такими замашками не выжить. Тебя там сразу кто-нибудь или что-нибудь обязательно съест.

Он замолчал, пристально уставившись на Эрика.

Тот все еще растерянно моргал, явно не понимая, что именно происходит.

И происходило следующее.

Кари ожидал чего угодно — возмущения, бешенства, даже махания кулаками — но только не растерянности. И теперь, видя то, что происходит с Эриком, он был удивлен. Но не в том дело — хищник всегда готов напасть именно на растерянную жертву. И теперь у Кари работал инстинкт. Вздумай Эрик возмутиться или начать сопротивляться — и дальнейшего не случилось бы.

— Знаешь, я не чувствую себя сытым, — проговорил Ка-Ри, глядя на остатки трапезы. — Это все не то. Иногда нужна кровь. Знаешь, как диабетику — инсулин.

— Или — как наркоману его укол.

Эрик попробовал отшутиться, но сделал это таким растерянным, почти что дрогнувшим голосом, что шутка не удалась. Инстинкты Кари, дремавшие до поры до времени, вдруг мощно выплыли наружу.

— А знаешь, как это приятно — освежиться настоящей, живой кровью. Можно, конечно, наведаться на станцию переливания крови, но эффект будет совсем не тот. Разница — как между кофе и растворимым кофе.

— Да перестал бы ты… Не смешно уже, — буркнул Эрик.

— Ну, кому смешно, а кому и нет — так всегда бывает. А хорошо смеется тот, кто смеется последним…

Он кружил по комнате, как акула около жертвы.

Кари было невдомек, с чем связана растерянность хозяина квартиры — а то, пожалуй, он прикусил бы язык вместе с охотничьим инстинктом. Но мышка-амулет успешно отражала все попытки воздействия. Эрик пробовал самый простой метод — заставить Кари подчиниться, сделать его таким же послушным орудием, как Нику. И каждый раз короткий, и, разумеется, невидимый человеческому глазу, зато хорошо заметный СУЩЕСТВУ разряд энергии из глаз летучей мыши делал все его воздействия ничем. Было тут отчего растеряться!

Но Кари сейчас совершенно не замечал этого.

— А знаешь, донорам, говорят, даже приятно. Да-да, можешь в том не сомневаться. Так что — как насчет добровольной сдачи крови? Вроде бы, в старину доктора кровь отворяли — специально в качестве лечения. Не попробуешь?

У Эрика не оставалось сил, чтобы подняться, да и поговорить по душам с этим типом. По душам — или по ушам. Этот Кари вполне заслужил хорошей взбучки. Более того — он на нее откровенно напрашивался.

Но неравная борьба истощала силы.

— Ну так что? Добровольно, значит, не хотим? Тогда придется добровольно-принудительно! Вот так!

Кари сделал почти неуловимое движение — и впился зубами в шею слабо сопротивляющемуся Эрику.

— Готово! — пробормотал он. Сейчас Кари выглядел совершенно ошеломленным.

Разумеется, сейчас речь о смерти «донора» не шла. Кари нужно было немногое — всего-то лишь удовлетворить инстинкт хищника. А то, что сопротивление было слабым, придавало всему действу еще более приятный оттенок.

— Ну вот, боевое крещение состоялось! — воскликнул Кари, оторвавшись от шеи вконец обессиленного хозяина квартиры. — Теперь ты — «донор»! Поздравляю!

— Ты — маньяк! Ты — опасный сумасшедший! — пробормотал Эрик.

— Ну с чего ты это взял?! Эх, надо было инициировать тебя, и ты стал бы вампиром! Кстати, и через Предел ходить быстрее бы научился. Ну да ладно, все еще впереди!

— Слушай, оставь меня в покое! — Голос Эрика звучал тихо и зло.

— Раньше думать надо было! Да и что тебе, чуть-чуть крови жалко? Экий ты жадный.

— Я пойду спать. А ты — делай, что хочешь! И учти… — Эрик не договорил, поднялся — это стоило усилий, и не прошел, а почти что прополз в соседнюю комнату, не забыв закрыть за собой дверь.

— Ну, как знаешь!

Эйфория уже начала проходить. Кари тщательно вытер рот, не забыл вновь накинуть иллюзорку. Посидел несколько минут в кресле. А потом он решительно поднялся и, миновав прихожую, управился со входным замком и хлопнул дверью напоследок.


Глава 19 Паук в боевой стойке | Изнанка света | Глава 21 Спецназ — паукам не помеха



Loading...