home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 26

«Чертям нужна твоя душа!»

Санкт-Петербург,

наши дни

Кари не зря считал свое место обитания идеальным убежищем. Во-первых, это все же исторический центр. А в центре — хоть в Запределье, хоть на Оборотной Стороне — жить гораздо проще и удобнее. Разве не так? Все под боком!

Но и это не было самым главным. Когда летом начались неприятности с О.С.Б. (видимо, они в очередной раз перессорились с магами из СВА и решили принять все меры предосторожности), у Витебского и на Обводном появились их патрули. И все те, кто не был в ладах с законом, очень быстро оставили территорию, прилегавшую к Витебскому. А на кого оставили?

Ну, это понятно.

Кари, увидя впервые патрули, тоже решил, что пора уходить. И ушел бы, сделал бы такую глупость — но что-то его в тот момент остановило. Видимо, интуиция.

Где лучше всего спрятаться от охранителей закона? Лучше всего — у них под носом! Вот уж здесь вряд ли кто-то станет его искать. К тому же, его дом стоял во дворе-колодце, он был виден через арку, но никто не обратит на него особого внимания. Из арки он выглядел, как вполне обыкновенная нежилая пристройка.

Расчет оказался точным. Не стали его искать. И он провернул несколько очень неплохих сделок.

Общаться с «хозяевами жизни» на Оборотке Кари не любил. Слишком уж вспыльчивый и (что случается очень часто) недалекий народ. Но пришлось. Вышел на конкурентов этого несчастного, который задумал обзавестись собакой, а потом — и на него самого. До чего жадный тип! Жался до последнего гроша. Решил, видите ли, охрану подсократить. Ну, и подсократил — собственную жизнь. Собачка была запрограммирована на то, чтобы в один прекрасный момент сойти с ума, Кари постарался. Да и вообще, эта «гончая» считалась среди своих изгоем и браком. Стал бы он нормальную собаку отдавать!

Пожалуй, с точки зрения безопасности был здесь только один недостаток. Он считался вождем стаи, пришлось для этого хорошо поработать — почувствуй собаки его страх, разорвали бы в клочья, и никакой амулет не помог бы. Но именно амулет, настроенный должным образом, глушил силу его страха.

Так Кари и сделался вожаком одной из стай Собачьей слободы — места, куда днем не пойдет ни один здравомыслящий житель Запределья. Но многие (даже контрабандисты, среди которых друзей у него не было, зато врагов водилось много) считали, что у этого парня не все в порядке с головой.

А вскоре конкурентам Кари пришлось понять, что с «адскими гончими» лучше не шутить. А он сам — тот, кого нельзя обидеть безнаказанно.

Вот это было совершенно справедливо. Гадостей Кари очень долго не забывал.

Эрика во время своей прогулки к «Парку Победы» он так и не отыскал. Зато, добравшись до очередной станции и позвонив Ларе, выяснил, что Эвелина не шутила — она и в самом деле наплела Ларисе такое количество мерзостей про Кари, что девушка и слушать его не стала: обозвала кобелем (явно со слов Эвелины) и бросила трубку.

В этот момент Кари пожалел, что Эвелины нет рядом. Кажется, он избрал очень простое наказание для нее — всего лишь погасил искру магии. Пожалуй, этого оказалось маловато — по правде, не искра-то и была! Еще не хватало, чтобы ведьма оправилась.

Было бы хорошо встретить «бедную совращенную девочку» Нику, выспросить адрес Эвелины и устроить что-нибудь особо приятное. Одному очень наглому типу пришлось устроить поджог — только тогда он успокоился. Здесь можно сделать что-нибудь и получше.

Чтобы повстречаться с Никой, ему надо было бы всего лишь пройти на несколько десятков шагов назад, сделав это как можно более поспешно. Но об этом Кари не догадывался.

А, между тем, за ним следили, притом очень внимательно. Сознание Ники было почти полностью отключено, ее действия контролировались Эриком, который преспокойно продолжал сидеть в окружении своей тусовки у фонтана в парке Победы. Тусовка вела себя, как всегда — кто-то пил пиво, кто-то кому-то что-то втолковывал, один из парней собрал кружок любителей послушать скверную игру на гитаре. Но никто из этих парней и девчонок более не принадлежал самому себе. До их сознания дотянулся Эрик, и теперь они стали его послушными придатками.

Заодно СУЩЕСТВО получало информацию, с каждым новым захваченным сознанием оно обогащалось. Но Эрику нужен был кто-то, кто располагал способностями для выхода в Запределье. Нужен был проводник. Им бы могла послужить и Ника, но у девчонки имелась другая роль…

Поэтому нити-щупальца оказались раскинутыми достаточно далеко — по всему парку. Несмотря на осень, погода сегодня была неплохой, поэтому гуляющих оказалось много. Кто-нибудь да непременно попадется.

Подходящий экземпляр попался примерно через час. Нить-щупальце немедленно вошла в его мозг. И вот что было совершенно невероятно — Эрику впервые оказали сопротивление! Правда, сопротивление было тут же сломлено — пришлось использовать энергию примерно половины своего кластера. Несколько тусовщиков оказались почти что без сил, но Эрика это почти не интересовало. Ничего страшного — ну, перепились пива, улеглись у фонтана. Проспятся!

Дело было совсем не в них, а в пойманной жертве. Это оказался самый настоящий маг, правда, с очень посредственными способностями. Эрик проник в его сознание. Оказалось, что по Запределью он не ходил, даже не знал о его существовании, но потенциал для этого был. Тут же СУЩЕСТВО усвоило некий термин СВА, но не стало подробно выяснять, что это, и насколько оно опасно. Если судить по этому человеку, опасность была довольно слабой. Его не остановят!

Кари размышлял, что, может, и надо бы держать при своем доме «адских гончих». Безопасность превыше всего. Но сделать этого было нельзя. Собаки должны жить в Собачьей Слободе, там их дом. Кари усмехнулся про себя, вспомнив первую встречу с Никой и Эриком. Знай он, что в действительности представлял из себя Эрик, можно было бы утащить типа в Запределье прямо из кафе. Из кафе — и в Собачью Слободу! Там бы ему и конец пришел. Даже столь сильный способности к подчинению не гарантировали бы Эрику безопасности, попадись он «адским гончим»…

С улицы послышался отчаянный мяв, потом чье-то тявканье. Вот она, вторая причина, из-за которой сюда нельзя привести «гончих». Конечно, можно приказать стае не трогать кошек — и они не станут их трогать, даже если очень захотят. Воля вожака — закон.

Но вот кошки этого не поймут. И разбегутся.

Первым хобби Кари было магическое оружие. Имелось в его коллекции и самое обычное, принесенное с Оборотной Стороны, но магического было гораздо больше. А второе хобби — подкармливать бездомных кошек, которых в городе — что на Оборотке, что в Запределье было великое множество. Многие жили одновременно и там и там. Как-то раз Кари проделал эксперимент — осмотрел свою территорию в на Оборотной Стороне. Выяснилось, что там тоже есть дом во дворе-колодце, что в нем тоже кто-то живет — правда, в небольшом здании оказалось полно квартир. Но больше всего поразило его другое — во время прогулки он встретил четверых своих пушистых знакомцев. Это людям ходить через Предел бывает тяжело — кошки проделывают все гораздо легче.

Имелось какое-то сходство между Кари и кошками. И они, и контрабандист устраивали собственную жизнь совершенно самостоятельно, ходили сами по себе. Наверное, поэтому и были добрыми соседями.

Кстати… Он развернул купленный на Оборотке увесистый кусок ветчины. Надо было его порезать и вынести. Не всякая кошка, живущая у «новых русских» может похвастаться таким вот обедом. Но Кари признавал все только самое лучшее.

Пока он готовил кошачий ужин, снизу снова послышались звуки кошачьей драки, на сей раз тявканье перешло в протяжный вой. Скорей всего, местные обитательницы объединились против приблудной собаки — не «адской гончей», конечно, а самой обыкновенной дворняги. Обычно собаки сюда не заходили, видимо, эта заплутала в лабиринте домов. Ну, и нарвалась.

Оказалось, что кошки загнали собаку в какую-то щель в фундаменте.

Когда Кари вышел, кошки отвлеклись от разборки с незваной гостьей. Они медленно, оглядываясь назад, двинулись к своему благодетелю, решив, что чужая собака все равно побеждена, а вот ужин — вещь, которая ждать никого не будет.

— Держите. Ловите крыс, — наставительно заметил Кари, выкладывая на землю угощение.

Кошки принялись за еду, а Кари удалился, чтобы им не мешать.

Он не стал смотреть, что там за собака оказалась днем в пустом дворе. Еще чего — лезть в кошачье-собачьи международные дела! Пускай сами разбираются с территорией, он то разобрался…

Самоуверенность еще раз подвела контрабандиста. Если бы он вытащил за шкирку загнанную собаку, то был бы немало удивлен. Это была вовсе даже не собака, а небольшой и худющий шакал.

Теперь шакалу предстояло выбираться, но тот, кто привел его сюда, считал, что дело уже выполнено. Кари живет в Запределье именно здесь. Так что шакалу предстояло выбираться и перекидываться в Нику самостоятельно.

Нос очень саднило, было больно. Но, пока не наступила ночь, приходилось терпеть…


— Ника?!

Эвелина всплеснула руками в ужасе, открыв дверь своей младшей подруге и посмотрев, во что она превратилась. От испуга даже горести ведьмы отошли куда-то на задний план.

— Кто с тобой такое сделал? Почему? Зачем ты тогда ушла?! На Нику и впрямь было страшно посмотреть. Нос, щеки оказались исцарапанными до крови, одежда — изодранной. Ее глаза блуждали, похоже, девушка была очень не в себе.

— Кто с тобой такое сделал?! Проходи скорей!

— Понимаешь, Эвелина, — жалобно сказала Ника, я бы ла должна… — она осеклась. — Этот Кари…

Хорошо, что у Эвелины не было дома коллекции оружия. Иначе она схватила бы первый попавшийся кинжал, заперла бы Нику от греха подальше — и пошла бы по городу, желая только одного — найти и прирезать этого «поганого козла».

Возможно, явление Ники спасло Эвелине жизнь. Она Уже подумывала, как именно быстрее и легче всего покончить с собой — неожиданно нахлынувшая депрессия становилась невыносимой. Теперь же депрессия перешла в столь же неудержимый гнев.

Никаких бессвязных объяснений Ники (Эрик, разумеется, наложил лапу на сознание несчастной девчонки) Эвелина не слушала. Ей и так все было ясно: подлец и развратник попытался изнасиловать несчастную! Вот теперь он не уйдет!

Истошный кошачий мяв разбудил Кари под утро.

Вопреки обыкновению, он задремал именно ночью. И теперь стоял у окна, пытаясь рассмотреть, что случилось с кошками и зачем они подняли такой визг?

Мяв повторился — на этот раз он был еще громче и резче?

«Да что этот там такое? — подумал Кари, окончательно просыпаясь. — Режут там кошку, что ли?»

Кошачий концерт происходил где-то во дворе. Вряд ли с кошками что-то случилось. Похоже было на то, что кто-то, очень им неприятный, зашел во двор. То ли снова собака, то ли кто-то еще…

А что, если кошки предостерегают его? На всякий случай Кари ухватил первое, что нашарил на стене — небольшой взведенный арбалет и пару стрел. Вовремя — тихо скрипнула входная дверь, пропуская кого-то на лестницу. Друзья так не приходят, да и не ждал он никого.

Значит, надо обороняться.

Он быстро схватил керосиновую лампу, стоявшую на окне, и вышел в прихожую. Эх, надо было погасить ее, когда лег вздремнуть, может быть, по ней и вычислили, что хозяин — дома.

По лестнице послышались тихие шаги. Кари застыл и прислушался — вошедших явно было несколько, но они не разговаривали друг с другом. И двигались так, что это заставило осажденного еще более насторожиться.

Что ж, по крайней мере, первый из нападающих получит горячий прием. А потом — разберемся по ситуации.

Дверь в квартиру с треском распахнулась — те, кто тихо поднялись по лестнице, решили, что теперь можно не церемониться. Кто-то одним резким движением сбил замок.

Вероятно, арбалетный болт попал именно в него — стоило Кари увидеть силуэт в дверном проеме, как он без долгих раздумий привел в действие арбалет. Тихо тенькнула тетива, стрела застряла в башке нападавшего, сделавшего неуловимо быстрое движение — будто он хотел в последнюю секунду заслонить кого-то.

И заслонил. Вторым шел трижды проклятый Эрик!

Прежде чем до контрабандиста дошло, кто именно пожаловал к нему в гости, он успел пригнуться и отскочить. То, что тип явился к нему в гости, совершенно не удивляло. По венам растеклась адская смесь из азарта, ненависти, злобы и какой-то сатанинской радости. Пожаловал сюда, трудов не жалея?! Значит, считаешь меня опасным — и достойным!

Эрик выставил перед собой длинный и узкий клинок и стал медленно приближаться. Он был не один — амбал, медленно протиснувшийся в дверь вслед за хозяином, был готов вновь закрыть Эрика собой. Телохранители, стало быть — телами храним! Сколько он их запас — двух, трех?

В квартиру вошел еще один человек — этот был в пиджаке и при галстуке, что в другой ситуации было бы неописуемо смешно. Его взгляд забегал по квартире. Кари было достаточно взглянуть на него магическим зрением, и стало понятно — этот тип и привел Эрика в Запределье. Маг, мелкий, но опасный.

Ну, это мы еще посмотрим, кто кого!

Амбал метнул в Кари какой-то предмет — контрабандист так и не понял, нож это был или что-то еще. Кари увернулся, не выпуская из рук керосиновую лампу и, перехватив арбалет, даже успел дотянуться до кинжала — того самого, который как раз и предназначался для Эрика.

«Может, надо заговорить и выиграть время?» — промелькнуло в голове Кари. Но он тут же отбросил эту мысль. «Гости» пришли вовсе не для того, чтобы его обобрать. То есть, обобрать, конечно, оберут, и Эрик добудет амулет в виде летучей мыши — но сперва он добудет голову Кари. А все прочее — приложится.

Следующий нож будет точным — вдруг понял Кари и, сместившись к окну, с силой метнул керосиновую лампу в нападавших. Послышался звон разбитого стекла, на полу появилась лужица огня, а рука нападавшего все же дрогнула — нож разбил окно над головой контрабандиста.

Противник растерялся, и теперь надо было действовать быстрее, как можно быстрее.

Кари успел натянуть тетиву, для этого пришлось пригнуться. Еще одна стрела, пущенная почти в упор свалила амбала, хотя он целился исключительно в Эрика. Если убить эту тварь, оба оставшихся противника немедленно выйдут из строя. Они просто перестанут быть противниками. Или умрут — сейчас контрабандисту было совершенно все равно, что происходит с жертвами поганой твари.

А теперь предстоял ближний бой в горящей квартире. Пламя продолжало растекаться по полу, лизнуло ковер, висевший на стене. Уже было трудно дышать, и Кари вдруг понял, что квартиру не спасти.

Ян был вооружен всего лишь кинжалом, Эрик держал в руках меч, но, судя по всему, не умел как следует им воспользоваться. А вот маг был опаснее всего — он держался чуть в стороне и что-то шептал — вероятно, заклинание, ослабляющее волю противника.

Ну, не ему тягаться с амулетом Запределья!

Первый выпад сделал именно Кари, понимая, что наступление — самая лучшая защита. Эрик ждал удара по себе, и, возможно, поэтому растерялся вконец, видя, как контрабандист резко перескочил через лужу пламени, и маг, недоговорив заклинания, осел на пол.

Теперь Эрик остался один, если снаружи его не ждали остальные «верные нукеры». Но Кари был уверен — перетащить еще нескольких человек в Запределье было бы нереально. Значит, теперь противник один, и надо поторопиться — возможно, еще есть шанс затушить пожар.

И до Эрика, наконец дошло, что он проиграл!

Отбросив почти бесполезный клинок — он метнул его в Кари, но попал в небольшой стеклянный шкафчик, где контрабандист хранил бесценные керамические вазы — черные с золотом, той эпохи, когда здесь еще существовало Запределье города Ниеншанц. От бесценных ваз остались лишь бесценные же черепки.

Эрик молча бросился на врага.

Ему даже удалось вывернуть руку, в которой держал свой клинок. Но тут же он получил болезненный пинок ногой. Дополнительно Кари ударил его в подбородок головой, и противники покатились по комнате в направлении прихожей. Драка была молчаливой, иногда оба хрипели и кашляли, но не отпускали друг друга.

Рядом оказался труп одного из амбалов, и Кари удалось дотянуться до стрелы, застрявшей в голове убитого. Стрелу он тут же использовал повторно, всадив Эрику в плечо. Тот зашипел, невероятным усилием высвободился из рук Яна и рванулся по лестнице вниз. Но сейчас силы были явно не на его стороне — он успел выскочить во двор, но контрабандист все-таки настиг его. Кари отлично понимал, что квартира квартирой, но если Эрик уйдет, то станет вечным источником беспокойства и беды. Если, конечно, не сдохнет в Запределье.

Еще несколько ударов кинжалом — и противник, хватая воздух ртом, повалился на землю и застыл. Наверху раздался звон вылетающего стекла. Теперь жилье было уже не спасти. И того, что там хранилось — тоже.

Черт с ним, главное, он сделал эту проклятую тварь!

Эрик еще дышал. Кари подумал, не добить ли противника, но тут же решил, что этого делать как раз и не стоит. Теперь у него нет дома в Запределье! Из-за кого — из-за этого желтоглазого урода?!

— Ты у меня быстро не подохнешь, — проговорил Ян, ткнув носком ботинка своего врага. Тот едва заметно дер нулся. — Ты в Запределье — чужак, каков бы ты ни был. А скоро, очень скоро, наступит день. Знаешь, что творится здесь днем? Нет? Ну, тебе это еще предстоит.

Он пнул врага еще раз — теперь уже в полную силу. Послышался хруст ребер. Эрик еле слышно застонал. Потом Кари посмотрел на окна, из которых вырывался дым, и пробормотав:

— Теперь уж точно — до свиданья. — Он, не оглядываясь, вышел через арку.

Эвелина не слушала никаких объяснений Ники. Она усадила «бедную девочку» на диван и заметалась по квартире, не зная, что, собственно, сделать. Позвонить в милицию? И что сказать? Изнасилование? А что ей скажут в ответ? Адрес, кто да как… Станут дергать Нику, вконец ее травмируют. Нет, милиция отпадает.

Врачи тоже отпадают, это — тоже травма. Нужно действовать как-то иначе. Сперва — успокоиться, взять себя в руки. Потом… Она почти пробежала на кухню, вернулась оттуда с бокалом, в котором плавала шипучая таблетка.

— Ника, это снотворное. Ты должна сейчас выпить, выспаться, отдохнуть. Во сне все проходит, — как можно убедительнее произнесла Эвелина.

Мозг Ники оставался связанным с существом, но ее сознание Эрик сейчас не контролировал — не было в том нужды. Поэтому «бедная девочка», которая не могла высказать всего, что с ней произошло, молча взяла бокал и выпила содержимое. Что-то еще пробормотала про Кари — Эвелина и теперь не вслушивалась. Снова волнами нарастала депрессия, и нужно было что-то делать и с собой — например, взять еще одну таблетку снотворного.

«Нет, ты с этим — подождешь, — строго сказала она себе. — Пока ты должна помочь ей, ей куда хуже, и ты будешь самой настоящей эгоисткой, если начнешь думать только о своих проблемах…»

Такие мысли депрессию не прогнали, но стало чуть легче.

Дождавшись, пока «бедная девочка» закроет глазки и завалится на диван, Эвелина укутала ее одеялом, немного постояла, еще раз осматривая царапины на лице Ники, которые уже обработаны спиртом. Какая гадость этот отвратительный Ян! Подумать страшно, что ТАКОЕ ходит рядом с обыкновенными, нормальными людьми!

Эвелина все же была плоховатой целительницей. Иначе, может быть, и заметила бы, что ссадины как-то странно припухли. Такое иногда бывает с «кошачьими царапками». Но для ведьмы и без того было все ясно.

Она попробовала сосредоточиться, как делала это раньше. Этот гад Кари заявил, что лишил ее магии?! Какая чушь! Вот сейчас она докажет, что это — совершенно не так.

Концентрация отняла почти все ее силы — и все-таки, у Эвелины получилось — после двух часов мучительных стараний — восстановить силы и посмотреть на энергетические оболочки Ники.

Все-таки, Кари легонько схалтурил, расправляясь с Эвелиной — некоторые остаточные способности у нее все же пока были. Магические силы не могут уйти полностью и сразу.

Кари так и не узнал, что выжил благодаря собственной топорной работе.

…Посторонняя нить-щупальце, идущая к чьему-то сознанию, никуда не делась. К чьему именно сознанию, Эвелина нисколько не сомневалась. Теперь нужно было ухватиться за эту нить — и Кари окажется в ее руках. Вот тут-то он и будет наказан за все свои прегрешения!

Ведьма, не раздумывая, сделала то, что хотела… и в кластере, который создавало СУЩЕСТВО, прибавилось еще одно человеческое сознание.

И впервые — не по воле Эрика.

Волна серой, муторной депрессии, мучительной тоски «гаснущего» мага обрушилась на СУЩЕСТВО как раз в тот момент, когда Кари сделал первый выстрел из арбалета…

Испытания несчастный мозг Эвелины не вынес.

Почему-то в тот момент она твердо решила, что знает, где находится этот поганец Ян, которого непременно надо отыскать и покарать. И она станет орудием судьбы.

Еще раз посмотрев, все ли в порядке с Никой, Эвелина тихонько открыла входную дверь и выскользнула наружу, Даже не позаботившись о теплой куртке.

А зачем?!

Все равно ей предстоял довольно близкий путь. Она придушит поганого развратника — и тотчас же вернется.

Почему-то такая вполне спокойная и знакомая — даже ночью — улица показалась ей неправильной, искривленной. Она направилась вперед, в сторону Невского. Она прекрасно помнила, что неподалеку ведутся дорожные работы, и что придется миновать довольно опасный участок. Но это ее нисколько не смущало.

Почему-то сейчас она увидела, что дорожные работы не только не сделали улицу лучше — наоборот, окончательно ее испортили. В асфальте зияли многочисленные трещины, самые крупные из них было не перепрыгнуть — их приходилось обходить. Улица все никак не желала заканчиваться, петляла и струилась между домами, а потом из трещин повалил ядовитый дым.

Наверняка это было каким-то мистическим образом связано с поганцем Кари. Скорее всего, он предполагал, что к нему может явиться Эвелина, а посему принял меры.

Но, возможно, этот дым означал и другое — для насильника и развратника готовился адский котел.

— «В аду звонят колокола! Чертям нужна твоя душа!» — пробормотала Эвелина фразу из какой-то английской песни.

А вот отправить в ад этого подонка — ее задача. И она эту задачу выполнит. С честью и немедленно.

Наконец, улица вышла к Невскому проспекту — он тоже был покрыт трещинами, а тротуар кое-где вздыбился, мешая пройти. Пришлось обходить по проезжей части. Ничего страшного, главное сейчас было не бояться и настигнуть преступника.

И он показался!

Эвелина бросилась на своего врага. Рядом мелькнули еще какие-то люди, они что-то кричали, возможно, пытаясь подбодрить ее. Кари отчего-то струсил и кинулся бежать. Ведьма победно рассмеялась, и рванулась за ним? Что, готов воевать только со слабыми, а перед нею, сильной — спасовал?! Ну, получай, погань!

Она вцепилась в горло своему врагу…

Господин Кари (бывают ведь в жизни совпадения!) Лехтинен, прибывший из Финляндии, потом клялся, что друзья очень долго отговаривали его от поездки в Россию. И все-таки не отговорили, а напрасно. Когда ты хочешь пройтись по ночному проспекту лучшего города страны, а на тебя с хриплым кличем вылетает какая-то женщина — полуодетая и босая — и хватает тебя за горло… Нет, господа, этот аттракцион может оказаться слишком дорогим для здоровья. И последним.

К счастью, ведьме все-таки не позволили перегрызть ему горло, чего она так страстно добивалась. Финну принесли извинения, а безумную Эвелину отправили туда, где она могла сколько угодно воевать с Кари — без ущерба для других и для себя.


* * * | Изнанка света | Глава 27 Решение в пользу жизни



Loading...