home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


42

Декабрь 1946 года. Антарктида.

Столица страны Атлантов Акрос.


Адмирал молча вышел из Пирамиды Жизни, осмотрелся и, не обнаружив Фройнштаг, побрел к берегу озерца, образовавшегося радом с речушкой. Посланник Шамбалы неспешно следовал за ним.

Берег и прибрежное дно озера состояли из сплошного каменного массива, отливающего какой-то странной люминесцирующей чернотой.

— Озеро с подобным дном у нас назвали бы «Оком Преисподней», — проворчал доктор Брэд.

— Приблизительно так его здесь и называют, — смиренно признал Консул.

Солнца не видно было, но все «поднебесье» озарялось ярким теплым сиянием, под которым по периметру озерца тянулись к свету и теплу небольшие рощицы карликовых сосен и еще каких-то полудеревьев-полукустов, невысоких, с хилыми стволами и небольшими скудными кронами.

— Что-то не видно нашей журналистки. Не объясните ли, где она сейчас? — спросил адмирал, осматривая прибрежный валун.

Консул тоже постоял у валуна и, не торопясь с ответом, подался вслед за адмиралом.

— С госпожой Фройнштаг сейчас беседует представитель Рейх-Атлантиды, — молвил он, наконец остановившись чуть позади адмирала, когда тот оказался между кронами двух сосенок. И Брэд понял, что шамбалист сомневался: следует ли говорить американцу правду.

— Кто именно, если это не высшая тайна Высшего Совета Страны Атлантов?

— Вице-адмирал Военно-морского флота Третьего рейха барон фон Готт. Не знаю, говорит ли вам что-нибудь это имя.

— Говорит. О многом. Кстати, кроме всех прочих отличий, — еще один бывший поклонник фрау Фройнштаг.

— Куда существеннее, что он — комендант «Базы-211» и ее основатель, да к тому же Повелитель Рейх-Атлантиды.

— Почему вдруг такой интерес к гауптштурмфюреру СС?

Консул едва заметно улыбнулся. Он понимал, что в эти минуты устами адмирала вещала обычная мужская ревность.

— От этих переговоров может многое зависеть, — поспешил заверить его Посланник Шамбалы.

— Что именно? Хотите сказать, что германцы не решатся на открытые боевые действия против моей эскадры?

— Высший Совет Страны Атлантов вообще не желает конфликтовать с какой-либо из континентальных стран. Предки нынешних атлантов пережили одну из самых ужасных катастроф, которые когда-либо случались на этой планете, и теперь их потомки хотят только одного: мирно жить и ускоренно развиваться.

— После того, как вы подпустили к себе целую армию гитлеровцев, мирно сосуществовать с континентальными странами уже вряд ли получится.

— Дело даже не в этом. Недавняя война стала мощным стимулом для развития военной техники континентальных стран. За четыре года войны Германия, США, Англия и Россия настолько продвинулись в своем техническом развитии, что в мирной время им бы понадобилось для этого целые десятилетия.

— Очевидно, так оно в действительности и произошло, — признал после небольшой паузы адмирал Брэд.

— Гибель Хиросимы и Нагасаки известила Страну Атлантов, что она уже не может чувствовать себя в безопасности. Если правительство Америки или России решит атаковать нас ядерным оружием, мы, конечно же, уцелеем при взрывах и спасемся от радиации, но можем захлебнуться под потоками талых антарктических вод.

— Полагаете, ученые наших стран не понимают, что таяние льдов Антарктиды грозит миру очередным, «незапланированным» Библией, потопом? Причем не только Стране Атлантов, но и всему миру.

— Уверен, что Повелитель рад был бы услышать это заверение.

— Но для этого нужно говорить с американскими адмиралами не языком ультиматумов, а языком дипломатии.

— Очевидно, он рассчитывает услышать эти заверения не от командующего эскадрой, а от президента Америки, — как можно мягче и дипломатичнее уточнил Консул. — И хорошо, что эсэсовка Фройнштаг не усматривает во вчерашних врагах рейха патологических германоненавистников, а пытается умиротворить рейхатлантов.

— Иначе она не оказалась бы на борту штабного самолета «Кобра», — напомни ему Роберт Брэд.

— Понимаю, вы были знакомы с ней задолго до окончания войны.

— И даже до ее начала. В свое время я чуть было не оказался вместе с ней в составе антарктической экспедиции под командованием барона фон Риттера, как я теперь понимаю, одного из создателей нынешней Рейх-Атлантиды. Но я отказался идти в экспедицию, когда понял, что почти вся команда авианосца «Швабенланд» состоит из эсэсовцев, а в трюмах его полно оружия.

— Мне известно, что некий американский исследователь отказался тогда от участия в экспедиции, но не связывал его личность с личностью адмирала Брэда, прибывшего в Антарктиду с Полярной эскадрой.

— Странно, что еще тогда, на начальном этапе, атланты не помешали проведению экспедиции авианосца «Швабенланд» и созданию «Базы-211».

— Некоторые члены Высшего Духовного Совета Страны Атлантов придерживаются того же мнения. Они считают, что напрасно Повелитель предоставил германцам право на создание «Базы-211» и таким образом вмешался в дела наземного, или, как его здесь еще называют, «континентального» мира, что запрещено составленным для нас Высшими Космическими Силами «Космическим Кодексом».

— А во всем остальном атланты что, свято чтят все положения этого «Кодекса»?

— Свято. Насколько это оказывается возможным. Дело в том, что Высшие Силы слишком идеализируют ситуацию, складывающуюся на нашей планете, и очень смутно представляют себе, как далеко заходит вражда между отдельными народами. Они прекрасно умеют пользоваться языком «повелений», но не научились говорить с землянами языком компромиссов.

— Существенное замечание, — подбодрил адмирал Посланника Шамбалы. — Кстати, об ультиматуме Повелителя, который мне только что зачитали…

— О меморандуме, — мягко поправил его Консул. — Документ называется «меморандумом».

— Простите, господин Консул, но то, что мне было зачитано в Зале Основателей, на всех континентальных языках и во всех армиях мира именуется «ультиматумом».

Консулу понадобилось какое-то время, чтобы примирительно изречь:

— Если мы будем считать это «разночтением» терминов, такой подход способен прекратить нашу полемику?

— Способен, хотя и не снимает основного вопроса: если командование эскадры откажется подчиняться воле Повелителя, что тогда?

— Употребление вами слов «если командование эскадры откажется» вместо слов «если я откажусь» — это опять дань «разночтению терминов»?

— Так вот, хотелось бы знать, — адмирал не стал отвлекаться на объяснения, — в таком случае атланты бросят на эскадру свои дисколеты?

— Не бросят, — решительно покачал головой Посланник Шамбалы.

— Почему вы так уверены?

— Потому что и Высшие Посвященные Шамбалы, и Космические Учителя решительно против этого. Повелитель не решится ослушаться их запрета.

— А решительный, ультимативный тон Повелителя? Хотите заверить меня, что это всего лишь психологический натиск, блеф?

— Сами атланты не нападут, однако позволят сделать это германцам из «Базы-211». Не прикажут, нет, для них это непозволительно, а попросту не обратят внимания на происходящие где-то там, наверху, у берегов Новой Швабии, военные столкновения. Мало ли кто с кем и какими средствами воюет в континентальной части планеты!

— Прием в военной дипломатии не новый… — иронично протянул доктор Брэд.

— Однако во все века оказывался действенным. И в этом его достоинство. У них небольшая, но хорошо вооруженная армия, которой ваша эскадра противостоять не сумеет. Как и ваша авиация. Не знаю, какого противника вы предполагали встретить здесь, но твердо уверен, что встретить такого противника, каковым предстает гарнизон «Базы-211», вы не ожидали. И в этом ваш просчет.

— Позволю себе напомнить, что Соединенные Штаты войну Антарктиде не объявляли, точно так же, как Антарктида не объявляла войны Штатам. Самое грозное, что мы намеревались встретить здесь, — это несколько боевых кораблей Советского Союза, который все еще числится в наших союзниках, Так что мощь моей эскадры — исключительно сдерживающая.

Произнеся это, адмирал оглянулся, не появилась ли Фройнштаг. Что-то долговато ее не было, и Брэд уже начал побаиваться, что нескоро увидит ее. Но поскольку адмирал понимал, что расспрашивать о ней Консула уже бессмысленно, то перевел взгляд в ту часть подземелья, в которой за холмистой грядой должен был находиться сам город Акрос.

— Повелитель не позволил ознакомить вас с городом, доктор Брэд, — расшифровал этот его взгляд Консул. — И поверьте, атлантам есть что скрывать от континентальных землян, если только они хотят и впредь оставаться технически более развитыми, а значит, неуязвимыми.

— Но лишь потому более развитыми, что Космические Учителя помогают им, а не нам.

— Они монолитны, у них единая идеология, они чтят заветы предков и «Космический Кодекс». Учителя попытались оказать помощь Гитлеру, и были разочарованы. Сейчас они в смятении. С одной стороны, они не имеют «высшего права» вмешиваться в ход исторического развития землян, с другой, они понимают, что благоденствие на этой планете наступит только тогда, когда будет осуществлен девиз Тамерлана и прочих великих воителей: «Один мир — один правитель!»

Ваша американская демократия — выдумка закоренелых врагов цивилизации. А еще точнее: демократия — это раковая опухоль цивилизации.

— Мне и самому порой кажется, что англо-американская демократия давно самоистребилась.

— Вот именно: «самоистребилась», — охотно поддержал его Посланник Шамбалы. — Прекрасно сказано.


предыдущая глава | Секретный рейд адмирала Брэда | cледующая глава