home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


43

Декабрь 1946 года. Антарктида.

Столица страны Атлантов Акрос.

Резиденция Повелителя Этлена Великого.


Барон фон Готт был прав: в Швейцарии Фройнштаг, жена крупного банкира и удачливая держательница акций, действительно чувствовала себя намного увереннее, нежели многие аборигены швейцарских Альп. Но в то же время она понимала, что фон Готт спешил на встречу с ней не ради того, чтобы восхищаться ее «внедрением» в это не познавшее войны, разжиревшее общество, или перелистывать какие-то малоизвестные страницы биографии ее мужа.

— Если отбросить рассуждения по поводу того, насколько вы восхищены блеском моих глаз и красотой стрижки, то что заставило вас, барон, встречаться со мной? В чем ваш деловой интерес?

Вице-адмирал откинулся на спинку кресла и с минуту сидел с закрытыми глазами и сложенными на животе руками, в позе самодовольного бюргера, наслаждающегося отрыжками вкусного обеда.

— Мне нравится такой переход к деловой части нашей встречи, Фройнштаг, — наконец изрек он, возвращаясь к реалиям их общения. — Самому мне трудно было бы изменить тему разговора.

— Но она уже изменена, — еще решительнее напомнила Лилия, пытаясь активизировать своего медлительного собеседника. И ей это удалось.

— Первое, к чему мы стремимся, — это напомнить вам, Фройнштаг, о клятве члена СС, о верности фюреру и мундиру офицера СД.

— Не хочется огорчать вас, мой адмирал, однако мне есть кому напомнить об этом. Если, конечно, обнаружится, что я стала забывать о своей принадлежности к Черному Ордену СС. Но пока что этого никто не обнаружил, гер Готт. Никто из тех, кто пристально наблюдает за моим превращением из офицера СС в досточтимую банкиршу.

Барон фон Готт вежливо усмехнулся в свои маленькие фюрерские усики, которые, в соединении с его адмиральской формой, казались совершенно нелепыми. Непочтительный ответ фрау Фройнштаг не огорчил его.

— Я поверю в это только в двух случаях: когда вы согласитесь возглавить нашу агентурную сеть в Центральной Европе…

— Стоп, господин адмирал. Это слишком серьезное предложение, чтобы излагать его скороговоркой. Я не стану возглавлять вашу, — сделала она ударение на слове «вашу» — агентурную сеть ни в одной из частей Европы. У меня — своя цель, своя разведывательно-диверсионная легенда и свое задание, которые в известное вам время были определены высшим командованием СС. Исходившем при этом из национальных интересов рейха. Подчеркиваю: высшим командованием СС, приказов которого никто не отменял.

— Мне-то казалось, что прекрасно оплачиваемая нами должность резидента разведки Четвертого рейха лишь усилила бы ваш вес в послевоенной эсэсовской иерархии, к которой принадлежу и я.

— Единственное, что она действительно усилила бы, так это риск моего провала, на который я не имею права. К нам, бывшим офицерам СД, и так относятся в Швейцарии с огромным подозрением, не прощая нам планов фюрера оккупировать эту страну.

— Скорее, даже не планов, а всего лишь намерений, — заметил адмирал. — Но сейчас это уже несущественно. Кстати, вы должны знать, что весь гарнизон «Базы-211» составляет армию «СС-Антарктида», военный совет которой имеет право повышать своих высших офицеров до чипа группенфюрера СС.

— Благодарю за информацию, господин рейхсфюрер Рейх-Атлантиды. Не думаю, что вы собираетесь повышать меня в чине.

Такое упреждающее заявление явно сбило адмирала с толку, тем не менее он сказал:

— А почему бы и не повысить?

— Какой в этом смысл? Приказ о присвоении мне чина гауптштурмфюрера СС подписал Гиммлер. Даже если бы у меня был значительно меньший чин, для удовлетворения моего самолюбия его подписи оказалось бы достаточно.

— С вашей стороны это выглядит благородно. Хотя, не скрою, ваше присутствие и на борту штабного американского самолета, и на борту американского авианосца «Флорида» создает для наших вооруженных сил определенные трудности.

— Хотите сказать, что если бы меня не было на борту «Кобры», ваши пилоты сбили бы ее? А затем ракетным или торпедным ударом потопили авианосец?

Барон замялся, и это удивило Фройнштаг. Фон Готт обязан был ожидать подобных вопросов, он откровенно спровоцировал их.

— Во всяком случае, присутствие на флагманском судне и на борту штабного самолета ближайшей соратницы Отто Скорцени повлияло на ход наших мыслей и решений. Такой ответ вас устроит?

— Будем считать его достаточно приемлемым. Было бы хорошо, если бы вы довели это ваше мнение до сведения адмирала Брэда. Америкашкам нелишне будет знать, кому они обязаны своим возвращением в Америку.

— После нашей встречи я так прямо и сообщу ему об этом, — усмехнулся фон Готт.

— И давайте сразу же обратимся ко второму вашему «случаю» или предложению.

Пытаясь восстановить нить разговора, фон Готт яростно потерся подбородком о лацкан своего френча.

— …А еще я поверю в то, что вы не забыли о своей принадлежности к Ордену СС, когда прочту отчет, репортаж или, как вы там назовете его, о вашем пребывании в Антарктиде, о рейде эскадры адмирала Брэда на Новую Швабию.

— Насколько я понимаю, вы бы предпочли, чтобы в этом репортаже ни слова не было сказано ни о «Базе-211», ни о Стране Атлантов.

— У вас верное понимание ситуации.

— Чтобы я не акцентировала внимания на военном конфликте, который произошел между силами Полярной эскадры и Рейх-Атлантиды. И преследования нашего штабного самолета «Кобра» штурмовиками «Базы-211» — тоже не было.

— Суть наших требований…

— Уже «требований»?

— Простите, — неохотно извинился вице-адмирал, — наших предложений…

— Что более приемлемо…

— …заключается в том, чтобы в своих полярных записках вы ограничились туманными намеками. Да, эскадра действительно встретилась с представителями какой-то неведомой, внеземной — обязательно внеземной, это важно! — цивилизации, которые прибыли на дисколете и которые, по всей вероятности, используют Антарктиду, в том числе ее подземелья и прибрежные воды океана, для своих баз. Но не Атлантического океана, а Южного. И никаких сведений, касающихся вашего посещения Внутреннего Мира и ваших встреч с представителями «Базы-211». Их попросту не существует. Реально не существует. Ну а вымыслы и инсинуации по этому поводу вас попросту не интересуют. Как исследовательница, — при слове «исследовательница» вице-адмирал понимающе ухмыльнулся, — вы привыкли верить лишь непреложным фактам.

— И это все?

— В крайнем случае вы окажете важную услугу и Стране Атлантов, и Рейх-Атлантиде, если уведомите земное сообщество, что цивилизация атлантов, если только предположить, что она существует, может использовать в виде базы глубины не Атлантического, а Южного океана. Именно оттуда, дескать, появляются и там же исчезают чьи-то дисколеты. А вот, чьи это дисколеты: инопланетян, атлантов, германцев или… русских — это вопрос, который, по вашему мнению, еще долго будет оставаться без окончательного ответа.

— То есть советуете прибегнуть к элементарной дезинформации.

— Разве для ваших читателей так уж важно, в водах какого именно океана приводняются дисколеты инопланетян? А вот разведчиков некоторых стран это заставит понервничать.


предыдущая глава | Секретный рейд адмирала Брэда | * * *