home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9.

Тяжелые замковые ворота, выполненные, как выяснилось, из покрытого серебряными пластинами тёмного дерева, не спеша разошлись в разные стороны, открывая поистине великолепный пейзаж. Прямо от дверей и почти до самого горизонта тянулась дорога из розового мрамора, по обеим сторонам которой располагались клумбы с экзотическими цветами самой причудливой окраски, беломраморные скамейки и беседки, а также статуи, изображавшие богов и прославленных героев античности. За ними начинался смешанный лес, в котором среди ухоженных вековечных сосен виднелись островки не менее почтенного возраста дубов и лиственниц. Сам же замок был окружен полосой из нескольких рядов голубых елей – именно их приятели могли лицезреть из окон своих комнат.

-Милости просим! Доступ на территорию острова теперь для вас открыт всегда, кроме ночных часов. Поэтому, если не желаете заночевать в лесу, старайтесь возвращаться в замок до захода Солнца.

Шумной толпой студенты вывалились наружу, где к ним присоединились еще трое сопровождающих. Один из них ухватил Эрика за локоть.

-Ночная прохлада не так уж вредна для здоровья, а жизнь на природе бывает куда интересней, чем в каменных стенах, – сказал он. – Разумеется, у каждого на этот счет свое собственное мнение, и я ни в коей мере не собираюсь оспаривать слова мистера Фиттиха. Когда будем проходить мимо, покажу наш поселок.

-Баджи! – обрадовался Эрик. – Очень рад тебя видеть. Я подумал, что раз сам комендант вызвался быть нашим гидом, ты вряд ли появишься.

-Ну почему же. Смысл данной экскурсии не только показать вам остров, но и неформально пообщаться, познакомиться поближе с новыми воспитанниками. То же самое было и десять лет назад, когда я, подобно тебе сейчас, шел на свою первую прогулку, сопровождаемый человеком, встретившим меня по прибытии в Академию. Его, правда, сейчас нет здесь – обретя степень Мастера, вернулся к себе на родину. Кто знает – быть может, по прошествии еще десятилетия и тебе придется встречать новых студентов, которые сейчас только собираются идти в свой первый школьный класс.

-Для начала надо самому закончить Академию. А там видно будет.

Оглянувшись, Эрик заметил, что Геки рядом уже нет. И поэтому свое невольное внимание он обратил на замок, наконец-то увидев его снаружи во всей красе. Справа и слева от ворот стояли железные фигуры рыцарей в полном боевом облачении. Сам замок блестел, отражая солнечные блики четырьмя рядами окон; верхний ряд, принадлежащий четвертому этажу, судя по размерам и форме окон, представлял собой скорее чердак или какую-то надстройку к третьему. Кроме центрального шпиля, фронтальный верх замка украшали четыре башни, и такое же количество их наблюдалось с противоположной стороны. Эрик не удержался и спросил, для чего они предназначены.

-Там как раз верховные маги и живут. Правда, в их апартаментах бывать не приходилось, выше третьего этажа я не поднимался.

-А что на том этаже? Почему мы не имеем права заглядывать туда?

-Похож на второй – в одном крыле рабочие кабинеты и лаборатории магов, а в другом – апартаменты для заезжих волшебников. Штарндаль – всего лишь штаб-квартира Гильдии Магов. Слышал о существовании такой?

-Пока нет. Расскажи!

-Ну, из школьного курса истории ты наверняка знаешь, что в Средние Века представители одной профессии объединялись в союзы, называвшиеся Гильдиями. В то неспокойное время подобные объединения не только позволяли выживать сообща, но и успешно заниматься бизнесом. Волшебники – индивидуалисты по своей природе, поэтому Гильдия Магов возникла одной из последних, и то в значительной степени вследствие некромантской угрозы.

-Значит, мы теперь тоже принадлежим Гильдии?

-Да, правда, пока лишь на правах учеников. Овладевшие азами искусства причисляются к рангу подмастерий, или, по-современному, бакалавров, вот как я, например. Однако полноправными ее членами становятся лишь достигшие звания Мастера. Тем не менее, времена сейчас более демократичные, и Гильдия исповедует принцип корпоративной солидарности – 'мы все – одна семья'. Да и возникновение Академии в значительной степени обусловлено влиянием новой эпохи.

-А когда её организовали?

-Не так давно: всего двадцать лет назад. Перед тем, я слышал, верховные маги вели жаркие диспуты, стоит ли вообще практиковать групповое обучение, или сохранить индивидуальный набор, предоставив каждому преподавателю по несколько учеников. В конце концов большинство участников дискуссии решилось на первый вариант. К поиску молодых талантов привлекли волшебников Внешнего Мира, и вскоре сформировали первую группу студентов. После чего решили набирать их каждые десять лет. Я, таким образом, попал во второй выпуск, а вам суждено стать третьими.

Эрик обнаружил, что к их разговору прислушиваются двое, идущие следом. Баджи тоже заметил их:

-Вам интересны мои россказни? Так не стесняйтесь, присоединяйтесь. Если хотите, спрашивайте тоже. Или поведайте о себе. Предложение было принято.

-Олаф! – представился высокого роста светловолосый парень. – Из Швеции.

-Очень приятно. Я Эрик и родом из России.

-Вот как? – неожиданно воскликнула четвертый участник беседы, бойкая темноглазая девушка, чьи черные волосы были собраны хвостиком сзади. – Земляк, стало быть! Меня зовут Таисия.

-Эрик – вообще-то древнее скандинавское имя, – задумчиво сказал швед. – Твои предки случайно не из наших краев?

-Честно говоря, не знаю. Не задавался проблемами генеалогии. Моя семья не всегда жила за Уралом, поэтому всё возможно. А ты, Таисия, из какого уголка нашей необъятной страны?

-С южного. Из маленького городка со скучным названием Тосказеленинск.

-Как же тебя угораздило очутиться здесь?

-Аналогичный вопрос могу задать и тебе. Ладно, поскольку первый спросил, , так и быть, расскажу свою историю. Еще год назад я, самая обычная девчонка, окончила общеобразовательную школу в своем родном городишке, и думать не думала ни о какой магии. Разве что астрологией немного увлекалась, но это не в счет. Пределом моих мечтаний тогда было покинуть родные пенаты, где можно помереть от скуки, да и перспектив никаких не светило – ни с работой, ни в плане личной жизни, и обосноваться в столице. В столичный институт поступить не удалось, пришлось соглашаться на работу продавщицей. Торговать тряпьем не самое веселое занятие, меня прельстило лишь то, что хозяин выбил для меня местечко в общаге – в комнате с еще тремя подругами по несчастью, правда, с регистрацией и символической оплатой. Денег платил не очень, но и не обижал, на еду и скромные шмотки хватало, да еще понемногу откладывала. Как сложилась бы дальнейшая жизнь, сказать сложно, если бы не случай.

Было то в конце февраля, в день, когда Солнце пробило наконец тяжелую завесу темных зимних туч и ярким сиянием залило все вокруг. Под напором его лучей начал таять снег, и капель весело, по-весеннему, затренькала с крыш. На душе стало беспричинно радостно, и я ничуть не обеспокоилась, когда какая-то старая карга, пристроившись к моему лотку, стала перебирать лежащие на нем вещи.

Торговцы обычно не жалуют старичье: покупатели никудышные, ничего толком не купят, а времени отнимут немало. В подобных случаях рано или поздно высказывается нетерпение, предлагая либо выбрать что-нибудь, не мешкая, либо проваливать подобру-поздорову. Но в тот раз настроение мое было столь благодушное, что я не только не прогнала старуху, целых полчаса ошивавшуюся у прилавка, но даже отвечала на ее вопросы о качестве тканей, ассортименте товара и ценах на него. Наконец та решила приобрести рукавицы.

Ты добрая и терпеливая девушка, сказала она, трясущейся рукой протягивая деньги, и за то будет тебе награда. Знаю, что недовольна своей жизнью, и изменить ее желаешь. Так вот – не пройдет и полгода, как будет дан тебе знак свыше, и в нем твой шанс повернуть колесо судьбы в иную сторону.

Закончив речь, старуха взяла покупку и побрела прочь. Пересчитав наличность, глянула вслед, но ее уже и след простыл – как сквозь землю провалилась. И я вернулась к своим непосредственным обязанностям.

Пролетела весна, прошла и большая часть лета, я давно забыла о том пророчестве – мало ли чего наслушаешься, стоя за прилавком. И вот одним прекрасным утром, заправляя свою постель, обнаружила под подушкой странное письмо, приглашавшее в Академию Волшебства. Подружки посоветовали отправить его в мусорную корзину, посчитав за дурацкий розыгрыш. Все же я, живо вспомнив тот давнишний случай, решила хотя бы разузнать что-либо про отправителя. Связным значилась некая Эльмира, проживающая на Тишегладской, которая и переправила меня сюда.

-Как и нас с Гекой. Ну и как тебе здесь?

-Да все классно! Куда лучше, чем на рынке. А теперь твоя очередь. На историю Эрика Таисия отреагировала с неожиданной стороны:

-То, что журнал оказался у вас под рукой, явно неслучайно. Могу даже предположить, что на нем лежала печать колдовства. И твой палец не промахнулся бы, сколько бы страниц не пролистнул. Но меня больше интересует другое – кому на самом деле предназначалось послание? Как-то не верится, что оно было рассчитано сразу на двоих. Кому именно из вас пришла в голову идея зайти в то кафе?

Эрик не нашелся, что ответить – память не зафиксировала подробностей, предшествовавших их пари. На помощь неожиданно пришел Олаф:

-Если бы послание адресовалось только одному, второй его бы не заметил. И приглашения не получил бы.

-А ты, Баджи, что думаешь по этому поводу? Их провожатый пожал плечами.

-Не вижу ничего необычного. В поисках учеников волшебники работают разными методами. Кто-то предпочитает находить их на улицах, кто-то по объявлению в газетах. А ты, Олаф, как попал сюда?

-Благодаря увлечению загадочными и необъяснимыми явлениями – левитация, перемещение предметов без приложения материальной силы, пространственно-временные порталы, аномальные зоны и тому подобное. Чтобы разгадать природу сих вещей, поступил на физический факультет Стокгольмского университета. В поисках интересной мне литературы, помимо его библиотеки, захаживал в университетскую книжную лавку. Хозяин ее вскоре запомнил меня и подчас уже с порога предлагал новинки. Но в один из дней незадолго до окончания летней сессии второго курса он был особенно рад меня видеть.

У меня есть кое-что, но не это главное, сказал он. Если захочешь, познакомлю с человеком, чья мудрость безгранична, и который знает ответы на многие волнующие тебя вопросы, добавил он многозначительно. И продолжал – если согласен, приходи завтра сразу после полудня.

Поразмыслив, я решил, что плохого в том нет ничего, и в указанное время перешагнул порог магазинчика. Хозяин сразу же представил меня седобородому старцу, несмотря на весьма почтенные годы сохранившему горделивую осанку спины и серьезный вдумчивый взгляд.

-Можешь называть меня Мастером Свенссоном, мой мальчик, – ласковым голосом сказал он. – Значит, желаешь познать вещи, объяснить которые наука затрудняется?

Под его взглядом одна из книг внезапно взлетела в воздух и плавно опустилась на соседнюю полку. Я как зачарованный наблюдал за ее перемещением, не в силах сказать что-либо путное.

-Тогда тебе нужно учиться не здесь, – как ни в чем не бывало продолжал старик, – ибо в стенах университета, даже лучшего из ныне существующих, ты будешь видеть лишь одну сторону вещей. Узнать другую и научиться управлять силами природы, которые считаются неподвластными человеку, сможешь, поступив на обучение в Академию Волшебства.

Естественно, я забросал его вопросами, поскольку, хоть и увлекался вещами, с точки зрения обывателя совершенно чудесными, все же предпочитал искать им объяснение с научной, а не оккультной точки зрения. Мастер Свенссон был терпелив, отвечая, что наука и магия на самом деле не отрицают друг друга, скорее – взаимно дополняют, оперируя в различных плоскостях естествознания. Исторически сложилось так, что человечество пошло по техническому пути развития, однако до сих пор существуют и те, кто продолжает экспериментировать с магической энергией, бережно сохраняя и приумножая сокровенные знания. Пути познания безграничны, и, подобно дотошным ученым, маги продолжают открывать все новые формы воздействия на материальный мир и совершенствовать уже известные. И то, что я пытаюсь найти альтернативную дорогу к сакральным тайнам мироздания, говорит о скрытом неудовлетворении тем объяснениям, что изобрело для них человечество, заключил старик. Добавив – если решусь изучать волшебство, то должен буду по прошествии пары недель прийти сюда вновь и передать хозяину сего достопочтенного заведения слово 'согласен'.

Ту половину месяца я провел в мучительном раздумье, принимать ли столь любезное предложение. Заинтригованный словами старика, не догадался расспросить поподробнее о загадочной Академии. Однако вид книги, перемещаемой в пространстве без каких-либо усилий со стороны, вновь и вновь возникал в памяти, не давая забыть о том разговоре. В конце концов принял компромиссный вариант – дать свое согласие лишь после получения исчерпывающей информации. И с этой целью по прошествии означенного времени я вновь очутился в книжной лавке, где и объявил о своем решении. Однако Мастер Свенссон оказался не только мудрым, но и предупредительным. Мне вручили письмо, в котором лежал красочный буклет Академии, и короткое приложение, в котором предполагалось при получении официального приглашения связаться с Мастером по указанным координатам.

Прошло еще немного времени, и такое приглашение действительно пришло. Вытряхнул его из продуктовой сумки, вернувшись с покупками из магазина, хотя могу поклясться, что ничего подобного в ней не лежало, когда расплачивался в супермаркете, да и по пути домой не выпускал ее из рук. Данное обстоятельство подействовало на меня столь сильно, что я немедленно позвонил тому волшебнику, после чего и оказался здесь. Но скажите, – закончил Олаф свой рассказ, обращаясь непосредственно к Баджи, – неужели я действительно научусь телекинетическому перемещению вещей? Тот еле заметно усмехнулся.

-Со временем. Я могу написать тебе формулу, однако вряд ли ты сможешь сразу перемещать предметы – если только не имеешь к тому особый дар. Но можешь попробовать.

Из верхнего кармана своей рубашки их наставник вытянул маленький потрепанный блокнотик на пружине, с прикрепленной к нему перекрученной нитью шариковой ручкой, и, написав несколько слов, вырвал листок и протянул его скандинаву.

-Zeind dissjorr avdienns butkun pe jilt fums kevarg tenn berdgerri la, – прочитала заглянувшая в листок любопытная Таисия. – А это чё значит? Это по латыни? Ваш главный нам сегодня что-то про нее втолковывал.

-Запись действительно латинскими буквами, а вот перевод вы не найдете даже в сборнике латинских идиом. Фактически здесь всего лишь буквенное выражение звуков, которые нужно произнести, чтобы осуществить телекинез. Вот, смотрите! – Баджи скороговоркой произнес формулу, и сосновая шишка, лежавшая в траве, покатившись, подпрыгнула и очутилась у него в руке.

Олаф во все глаза смотрел за перемещением шишки, после чего бережно сложил и спрятал листок.

-Я буду стараться, – пообещал он, хотя никто не собирался брать с него каких-либо обязательств.

-У меня тоже есть вопрос, – заявила Таисия. – Нам сегодня раздали кристаллы, а что с ним делать, толком не поняла. Просто глядеть на него – и все?

-Если упростить суть вещей до предела, то да. Ощущение примерно такое, что неотрывно смотришь на горящую неярким светом матовую лампу. С непривычки могут болеть глаза и кружиться голова, поэтому не старайтесь достигнуть всего сразу и зарабатывать проблемы со здоровьем. Когда немного освоитесь, выберите себе заклинание из числа наиболее простых и регулярно пытайтесь его произнести. Поначалу не будет никакого эффекта, потом оно начнет получаться от случая к случаю, и, наконец, всегда, когда пожелаете.

Эрик заметил, что их отряд довольно сильно растянулся по центральной аллее. Кто-то отстал, разглядывая статуи, но большинство обогнало их, также разбившись мелкими группами. Сосны постепенно исчезали, уступая место кипарисам, магнолиям и другим южным деревьям, а вдалеке за их кроной кое-где мелькали верхушки пальм. Когда от растительности, типичной для европейского материка, остались одни воспоминания, и субтропическая флора окончательно вступила в свои права, мраморная дорога разделилась на два ручейка тропинок, ведущих влево и вправо сквозь буйные заросли диковинных кустарников. Прямо же перед впечатленными увиденным студентами простирался песчаный пляж, усеянный ровным белоснежным песком, а за ним – настоящее южное море, которое наш герой до сего момента мог лицезреть только на картинках.

Большая птица неожиданно спикировала на них, и ее крыло взъерошило волосы на голове Эрика, который инстинктивно пригнулся, но то был всего лишь громадный попугай ярко-синей расцветки, приземлившийся на плечо их ментора.

-А, это ты, Эрши, – ласково сказал тот, доставая из кармана мешочек, откуда был извлечён кусок сахара-рафинада. Попугай проворно ухватил его своим черным клювом и сразу же разгрыз – крошки полетели во все стороны.

-Он ручной и очень любит угощения, – продолжал Баджи. – Я познакомился с ним еще на первом году своего обучения, когда он стащил печенье, лежавшее на подоконнике в моей комнате – по случаю жары окно было открыто настежь. Желая приручить пернатого воришку, я оставлял сладости на том же месте, и в конце концов Эрши перестал бояться меня. В здешних краях попугаи не редкость, но такого красавца еще поискать надо. К тому же он очень смышленый и умеет разговаривать. Правда, Эрши? – и Баджи легонько потрепал птицу в основании шеи. Попугай в ответ расправил крылья и хриплым голосом прокричал:

-Эр-рши хор-роший! Пр-росто пр-релесть!

Олаф и Эрик зачарованно взирали на это чудо природы: говорящих попугаев им видеть не приходилось. Первой отозвалась представительница прекрасного пола:

-У меня дома когда-то жил волнистый попугайчик, тоже синий. Однако он ничего толком не говорил, так, курлыкал что-то невнятное. А его погладить можно?

-Попробуй вначале установить с ним контакт. Если он почувствует к тебе доверие, ты сможешь до него дотронуться.

Таисия, стараясь не делать резких движений, подошла к пернатому гостю почти вплотную. Тот настороженно разглядывал ее черными бусинками глаз. Отважившись, наша героиня протянула руку:

-Эрши! Иди на насест!

Попугай, наклонив голову, задумчиво почесался и внезапно прыжком перебрался на новое место.

-Ой! Он такой тяжелый!

-Смотри, не урони!

Не обращая внимания на суету вокруг него, пернатый красавец забрался клювом в волосы девушки и принялся их старательно перебирать. Отважившись, Эрик осторожно погладил крыло. Попугай сделал вид, что ничего не заметил, продолжая заниматься своим делом.

Сзади послышались громкие голоса – их догоняли еще двое отставших, переговариваясь во весь голос.

-Во! Гляди, петух крашеный!

Возмущенный подобным нелестным сравнением, а может из-за самого факта приближения подозрительных незнакомцев, Эрши вспорхнул и исчез среди деревьев.

-Зачем вы спугнули его?

-Да подумаешь! Такого добра тут пруд пруди. Этот улетел – другой прилетит, – и, осклабившись, они от души заржали в ответ на собственную не отличавшуюся остроумием шутку.

-Молодые люди! Вам не кажется, что вы дурно воспитаны? – возмутилась Таисия.

-Ха-ха! Пошли с нами – узнаешь, что с дамами мы можем быть и обходительными. Олаф, сжав кулаки, шагнул вперед, но Баджи опередил его.

-Придется вас, недоросли, поучить уму-разуму, – заявил он, в упор разглядывая наглецов.

Вначале не произошло ничего, но вот выражение беспечной задиристости начало исчезать с их лиц, уступив место растерянности и откровенному страху.

-Ой, дяденька, мы больше не будем, простите нас, пожалуйста, – и они опрометью кинулись прочь.

-Здорово! Ничего подобного еще не видела! Это тоже волшебство, да?

-Разумеется. Заклинание магии Духа, которое так и называется: Ужас. Внушает безотчетный страх тому, на кого направлено. Не совсем, конечно, педагогично получилось, но весьма доходчиво. Им еще повезло – будь на моем месте Мастер Духа, они не только убежали бы, но и, прошу прощения, обмочились с перепугу.

-Классно! А формулу попросить можно? Пришлось Баджи еще раз доставать блокнот и ручку.

-В принципе, она есть во всех учебниках. Ну да ладно. А теперь давайте поторопимся, чтобы догнать остальных.


Глава 8. | Первые уроки | Глава 10.