home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13.

В отсутствие экскурсовода Эрик огляделся. От их первоначальной группы осталось меньше половины. Из числа уже знакомых ему не было Жанны, да и те два неприятных типа куда-то пропали. Олаф и Таисия рассматривали один из экспонатов, вполголоса что-то обсуждая; маленькой обособленной группкой держались китайцы, казавшиеся ничуть не утомленными долгими блужданиями по музею.

-Смотрю, твоя подруга тоже отсутствует, – тихо сказал он оказавшейся рядом Лиэнне.

-Отлучилась ненадолго… по деликатным обстоятельствам, – так же негромко ответила та. – Обещала скоро вернуться.

-Ага, мне мой товарищ то же самое говорил. Да и с тем приветом.

-Не буду спорить. Ты, наверное, думаешь, что мы давно дружим, а на самом деле познакомились с ней только сегодня, прибыв в Академию практически одновременно. Вы-то хоть знали друг друга до попадания сюда.

-Но тоже не настолько долго, чтобы предсказать любой шаг друг друга.

В этот момент вернулся мистер Фиттих, неся с собой оплетенный тонкой металлической проволокой и подвешенный за шелковый шнурок тусклый бесцветный кристалл.

-Вот одна из первых и наиболее простых моделей магометра. Реагирует только на заклинания в действии, зачарованные вещи определять не умеет. В противном случае уже переливался бы всеми цветами радуги. Да, совершенно верно – магическая энергия заставляет кристалл светиться, причем цветом, соответствующим школе волшебства.

И, передав прибор одной из девушек, он обернулся лицом к окну, откуда секунду спустя подул прохладный ветерок, приятно освежающий в летнюю жару. Эрик увидел, что внутри кристалла начала разгораться искра красного пламени.

-Видите? Я использовал формулу Воздушного Потока, относящегося к стихийной, или красной, магии, и магометр отозвался соответственно. А теперь я создам иллюзию, и цвет его изменится.

И действительно, красный огонек потускнел, сменившись ровным желтоватым сиянием.

-Простите, сэр, а где же иллюзия? – удивлённо спросил Олаф.

-Оглянитесь назад.

Посмотрев в указанном направлении, Эрик заметил у противоположной стены комнаты еще одного коменданта, и невольно перевел глаза на оригинал, сравнивая с двойником.

-Ой, как здорово! – не удержалась Лиэнна, всплеснув руками. – А он двигаться и разговаривать может?

-К сожалению, нет. Перед вами самая простая форма иллюзии – Копирование Образа. Великие Мастера – иллюзионисты могут создать вам такую копию, что вы, даже ведя с нею беседу, не усомнитесь, что имеете дело с оригиналом.

-А подойти дотронуться до него можно?

-Конечно.

В числе прочих Эрик приблизился к фантому. Тот вел себя совершенно спокойно, никак не реагируя на происходящее вокруг. Вблизи стало видно, что он не сплошной, а полупрозрачный, сквозь него просвечивали очертания расположенных сзади предметов. Однако в полутемном коридоре если увидишь такое, сроду не подумаешь, что перед тобой всего лишь иллюзия.

А тем паче если представить, что она ведет себя подобно оригиналу, так и чокнуться недолго.

Довольный произведенным эффектом, мистер Фиттих ликвидировал двойника и предложил продолжить экскурсию.

-Следующей экспозицией, которую нам обязательно следует осмотреть, является коллекция магических колец и амулетов. В отличие от посохов и жезлов, в основном заряжаемых заклинаниями нападения, данные предметы традиционно в первую очередь связывались с защитой.

Эрик беглым взором оглядел стенд. Действительно, целая коллекция. Каких только колечек тут не было – от простеньких, гладких и без украшений, изготовленных из меди и серебра, до массивных золотых, покрытых изящной резьбой и инкрустированных драгоценными камнями. Такие и без всякой магии сделали бы честь любому ювелирному магазину.

-Одно из наиболее распространенных заклинаний, накладываемых на них, – продолжалось неспешное повествование, – Магическая Броня, придающая даже простой фланелевой рубахе прочность стальной кольчуги. Также большую популярность имели заклятия, защищающие от колдовства. Вот, например, – экскурсовод указал на серебряное колечко с гравировкой в виде переплетенных линий, – весьма эффективно предохраняет от действия огня. Человек, одевший его, может пройти через стену бушующего пламени, почувствовал лишь приятное тепло. Не верите? Сейчас покажу. У меня здесь даже демонстрационная посудина припасена, специально для особо недоверчивых.

Сбоку от крайнего к стенке стенда действительно находилась громадная, диаметром почти в метр, закопченная медная чаша-жаровня.

-Сейчас я вызову магический огонь. Самый настоящий, не иллюзорный. Впрочем, любой из вас сможет в том убедиться. Смотрите!

И, поставив чашу на пол, он произнес заклинание. Вся поверхность жаровни вспыхнула ревущим пламенем. Огонь был настолько силен, что его обжигающее дыхание заставило студентов отойти подальше.

-Найдется у кого-нибудь ненужная бумага?

Девушка, стоявшая рядом, торопливо порывшись в сумочке, извлекла оттуда слегка помятую тетрадь, откуда было вырвано несколько листков.

-Сейчас вы окончательно убедитесь в подлинности проявления огненной стихии, а заодно научитесь приемам, разоблачающим фантомы. Знайте, что иллюзорный огонь, если его вызвал профессионал, также может потрескивать, обжигать своим дыханием и даже издавать запах, например, горящей пластмассы, но неспособен причинить какой-либо физический вред. Однако, стоя перед стеной огня, вы едва ли захотите проверять на себе, истинная она или мнимая. Гораздо проще использовать какой-нибудь горючий материал.

Он скомкал один из листков и бросил его в пламя, которое мгновенно воспламенило бумагу, оставив через секунду лишь горстку пепла.

-Итак, вы убедились, что перед вами не иллюзия. А теперь я надеваю кольцо, беру другой листок и делаю то же самое.

Эрик с завораживающим ужасом наблюдал, как рука медленно погружается в оранжево-красное марево, как вспыхивает и обугливается бумажный лист, не в силах, закричав, остановить ужасное зрелище. Так, наверное, в цирке зрители, замерев, наблюдают, как дрессировщик засовывает свою голову в раскрытую львиную пасть – ведь где гарантия, что льву не захочется сомкнуть челюсти?

Но вот улыбающийся мистер Фиттих не хуже профессионального укротителя, вынимающего из пасти голову и раскланивающегося перед аплодирующей публикой, картинно извлекает из огня руку, стряхивая на пол горстку пепла. Каждый желающий мог убедиться, что рука осталась совершенно целой, только покраснела слегка.

-Есть смельчаки сделать то же самое?

При этих словах студенты инстинктивно подались назад, прячась за спины друг друга. Самым невозмутимым остался Олаф, ни единым движением тела не выдавший своих чувств, что привлекло внимание экскурсовода.

-Я вижу, молодой человек, бесстрашие в ваших глазах. Хотите попробовать?

Не говоря ни слова, Олаф кивнул головой. Защитное кольцо переместилось на безымянный палец его правой руки. Скомкав предложенный ему лист, он медленно поднес его к огню. Эрик заметил, что, несмотря на внешнюю невозмутимость, капельки пота усеяли его лицо.

-Почти как Луций Сцевола… – вздохнул кто-то сзади.

Бумага вспыхнула, Олаф инстинктивно едва не выронил ее, но усилием воли продолжал держать догорающий лист. И лишь когда последний его клочок превратился в уголь, вынул руку из огня. Девушки взирали на него, как на героя, сразившего кровожадного дракона. Сам же Олаф смотрел в удивлении на черный порошок, покрывавший его пальцы, словно не веря, что ему удалось сделать такое.

-Ну что ж, молодой человек, я вижу, что у вас есть навыки, необходимые для настоящего мага-экспериментатора. И если будете их развивать, сможете добиться немалых успехов и – кто знает? – даже стать лучшим учеником Академии за все время ее существования. Если, конечно, не начнете страдать звездной болезнью. А пока давайте перейдем к другим, не менее достойным экспонатам. Загасив огонь и убрав на место жаровню и кольцо, мистер Фиттих продолжал:

-Разумеется, если существует защита от огня, то почему бы не быть и другим видам протекций? Вот амулет в виде снежинки, выполненный из слоновой кости – как нетрудно догадаться, предохраняет от холода, причем получше меховой шубы. В нашем климате это мало актуально, а вот исследователям, занимавшимся в свое время поиском магических артефактов в Сибири, он сослужил добрую службу. Рядом кольцо, предохраняющее от заклинаний, негативно воздействующих на физическое тело человека, вроде Отравления и Болезни. А видите вон тот перстенёк с рубином? При нажатии на камень вокруг надевшего его возникает ментальный барьер, преодолеть который может только очень целеустремленный человек – поскольку при пересечении незримой черты возникает острое чувство отвращения и стойкого нежелания идти дальше. Само собой, есть заколдованные предметы, создающие ауру невидимости, но мне лично данное кольцо куда больше по душе. С невидимостью масса проблем – нужно накладывать еще и Тихое Передвижение, чтобы не засекли твои шаги. К тому же ваши манипуляции с предметами, в частности, открывание дверей, вряд ли останутся незамеченными окружающими – а если их нет, то и смысла применять заклинание тоже нет. Более того, могу открыть маленький секрет, – голос коменданта понизился до шепота, – человек, применивший данное заклятие (кроме наиболее сильных его форм), прекрасно виден на экранах видеонаблюдения. Так что если вы таким образом решитесь потихоньку ограбить банк или магазин, не удивляйтесь, если вас потом разыщет полиция.

Для целей самообороны очень полезно, например, вон то платиновое колечко, принадлежавшее волшебнику Валлензу. При его активации все окружающие в радиусе десяти-пятнадцати метров впадали в сонное оцепенение. Сейчас почти неактивно – воздействует лишь на находящихся рядом, да и то если они достаточно расслаблены. Еще один крайне занимательный пример магической защиты, показывающий, что с изобретательством у наших коллег все было в порядке – так называемое Кольцо Розовых облаков, настраивающих окружающих на радостное и дружелюбное отношение друг к другу. Такое кольцо вполне могло бы сослужить добрую службу тем, кому по необходимости приходится возвращаться домой поздно вечером по безлюдным улицам окраин больших городов!

Но не все из экспонатов, выставленных в данной секции, в прошлом были столь безобидны. Особенно те, что принадлежали некромантам и чернокнижникам, любившим заколдовывать их на причинение физических страданий – заклинаниями типа Боль, Сильное Недомогание, Чумная Болезнь или даже Палец Смерти. Некромантские штучки, помимо того, нередко содержали Поднять Труп или Злой Призыв, вызывающий на помощь колдуну скелета или зомби. Наиболее опасные вещи пере тем, как выставлять в музее, пришлось подвергнуть дезактивации.

-Скажите, сэр, а камни в перстнях настоящие? Влияют они как-нибудь на силу заклинания?

-А как же! В прошлом ни один уважающий себя маг не стал бы носить украшения со стекляшками. Да и наш музей – достаточно уважаемое заведение, чтобы заполнять его стенды бижутерией. Поэтому могу со всей искренностью заверить вас, что все, видимое вами, абсолютно подлинное: изделия из металла желтого цвета действительно золотые, а не позолоченные, красный камень – рубин, а не крашеный кварц. Что же касается второго вопроса, то да, некоторые камни могут усиливать действия заклинаний той или иной школы. Самый известный драгоценный камень – алмаз – с магической точки зрения, как ни странно, малополезен, единственное, чему он достоверно способствует – разрушению иллюзий. Рубин предпочитают практики стихийной магии, а также духовники, однако довольно неприятным свойством данного камня является то, что он способен усиливать как позитивные, так и негативные черты характера, и поэтому добрый изначально человек обратит свою магию на служение людям, а злой направит на разрушение. Изумруд предпочитают адепты природной магии, а также иллюзионисты. Загадочная синева сапфира оказалась полезной в магии трансформаций. А вот опал и черный турмалин выбирали те, кто склонен к чернокнижию. Также двоякая природа у жемчуга – он одинаково легко может быть использован для усиления заклинаний как белой, так и черной магии. Берилл и лабрадор способствуют концентрации магической энергии и развитию воображения, недаром ваши кристаллы имеют структуру и химический состав, близкие к бериллу. Короче, если кто-нибудь захочет узнать побольше об особых свойствах камней, рекомендую взять в библиотеке книгу 'Минералы и их практическое использование в магических исследованиях'. А мы переходим к секции, где представлены заклинательные свитки, еще одна вещь, входящая в обязательный джентльменский набор волшебников.

Они переместились в следующий отсек, последний в том зале, где на бархатных подушечках покоились свернутые в трубку бумажные листы, перевязанные разноцветными нитками.

-Волшебные свитки изготавливаются из специальной бумаги, по тонкости своей приближающейся к папирусной, но не в пример более прочной и не портящейся при хранении. Рецепт их изготовления прост: сидя перед чистым листом, читаете заклинание, и если оно произнесено успешно, на бумаге появится соответствующая надпись, и она сама собой свернется, так что вам останется только аккуратно перевязать ее ниточкой. Цвет последней обычно выбирается в соответствии со школой магии, хотя это не является обязательным условием. Можно вовсе не перевязывать, но имейте в виду – при разворачивании листка происходит реализация заклинания, и если это произойдет случайно, вы можете попасть в не очень приятную ситуацию. Видите, как удобно: не нужно тащить с собой тяжелые и массивные посохи и жезлы, или перезаколдовывать кольца и амулеты, если вам в срочном порядке нужно отправляться в путешествие – покидал в походную сумку нужные свитки, и вперед.

Рассказав вкратце о наиболее интересных из них, мистер Фиттих предложил осмотреть еще один зал.

-Понимаю, что устали, но потерпите еще немного. Вам, как представителям молодого поколения, его экспонаты будут особо интересны. Ведь все, что вы увидели, относилось к прошлому, и вы вправе задать вопрос – неужели за последние столетия не было создано ничего принципиально нового? Спешу уверить, что магическое искусство, равно как и все прочие науки, не стояло на месте. Сейчас получите тому подтверждение.


Глава 12. | Первые уроки | Глава 14.