home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14.

-Открытие пороха и появление огнестрельного оружия сильно изменило наш грешный мир. Там, где раньше в честном единоборстве шло соревнование силы и ловкости, теперь стало достаточно нажать на курок. Ты можешь уступать своему противнику и по физическим, и по интеллектуальным качествам, но если у тебя есть пистолет, то прав будешь именно ты. Классическая Магическая Броня оказалась малоэффективной против снарядов и пуль, поэтому волшебникам пришлось потратить немало времени в попытках модифицировать заклинание, приспособив его к требованиям новой эпохи. Кой-чего добиться удалось, но универсального рецепта, увы, создано так и не было. Венцом творческой мысли явились пуленепробиваемые магические жилеты и сюртуки. Правда, защищали они только при обстреле с большого расстояния; выстрелы в упор пробивали их насквозь. Вот образец подобного творчества, – мистер Фиттих указал на висевшую на стене поношенную жилетку с дыркой на левой стороне. – Как видите, ее владельцу не повезло.

Поэтому альтернативное направление работ сосредоточилось на разработках отвлекающих и маскирующих заклинаний, не дающих возможности попасть в цель. Наиболее популярным из них стала Иллюзорная Сфера, реальность внутри которой искажается для постороннего наблюдателя: человек кажется не там, где он на самом деле находится, что сбивает с толку даже опытных снайперов. С той же целью применялись также Сфера Невидимости и Туман.

Однако и противоположная сторона также была заинтересована – в магическом усилении повреждений, наносимых огнестрельным оружием. Вот типичный образец – мушкет, стреляющий огненными шарами. При попадании эффект почти как от напалмовой бомбы. Если бы после Второй Некромантской пути магии и техники не разошлись бы, а точнее, волшебники не самоустранились от активного вмешательства в дела рода человеческого, трудно сказать, как вообще выглядел бы тогда наш мир. Быть может, появились бы магические пушки, автоматы и гранатометы, вместо аэробусов многоместные ковры-самолеты, телекинетические повозки вместо автомобилей и многое другое, что обыватели привыкли считать чудом. Тем не менее, нас по-прежнему интересует все, что происходит во внешнем мире. И предметы, которые вы здесь увидите, лишнее тому подтверждение.

Обратите внимание на стенд слева от вас – видите очки в изящной золотой оправе? На них наложено заклятие Истинного Зрения; никакая иллюзия не собьет с толку одевшего их. А вот курительная трубка удлиненной формы, типичной для XVIII – XIX веков. Отличается от других тем, что ее можно набить чем угодно, хоть прогнившим сеном – все равно при раскуривании будет ощущаться вкус и запах отменного табака. Здесь же представлены карманные часы-брегет, не требующие завода – магия их такова, что они будут показывать время до тех пор, пока окончательно не придут в негодность. Кстати, такая же магия была использована и в башенных часах замка Штарндаль – вот уже почти четыреста лет они идут, не останавливаясь. Нам остается лишь изредка смазывать детали маслом, чтобы не скрипели.

-А правда, что день, когда они остановятся, станет последним в истории замка? – неожиданно спросила невысокого роста курносая девица, чье лицо было усыпано веснушками, а волосы заплетены в две тугие косички. Мистер Фиттих вздрогнул.

-Кто вам сказал такую чушь? Догадываюсь – кое-кто из бывших студентов, ныне озабоченных получением степени Мастера. Натура этого народца неистребима – хлебом не корми, а дай подшутить над новобранцами. Добрый совет – к тому, что вы от них услышите, отнеситесь с изрядной долей скептицизма. Если мучает какой-то вопрос, лучше обратитесь к одному из преподавателей – уж они точно разыгрывать вас не будут. Или, если стесняетесь, попробуйте найти ответ в библиотечных книгах.

Девушка озорно улыбнулась, не промолвив более ни слова, и комендант, успокоившись, продолжал:

-Среди подобных безделушек, призванных сделать жизнь человека более приятной, можно упомянуть также несмываемые чернила – баночка их представлена здесь. Чернила эти нельзя вытравить ни водой, ни спиртом, ни ацетоном или бензином; они не тускнеют со временем. Надпись, сделанная ими, останется на века, если, конечно, не уничтожить саму бумагу. А вот радость любого фальшивомонетчика – машинка, печатающая цветные картинки. Вы закладываете внутрь бумагу, заливаете краски, помещаете сверху оригинал, дергаете за рычажок – и все, только успевай собирать копии. Этакий цветной ксерокс времен наполеоновских войн. Рядом со столь ценным экспонатом находится флакончик духов, на которые наложено заклинание очарования, и любой тупой урод, надушившись ими, покажется вам остроумным красавцем. Предупреждаю: ни в коем случае не пытайтесь их стащить или подменить. К сожалению, подобные попытки предпринимались ранее, и виновные понесли достаточно суровое наказание, а один студент, решивший воспользоваться ими для успешной сдачи экзамена, был с позором выгнан из Академии. Так что не вздумайте повторять их ошибки!

Обратите лучше внимание вон на ту забавную вещицу, которая много лет использовалась в цирковых представлениях в качестве 'вечного двигателя'. Представляет собой миниатюрную игрушечную мельницу в разрезе. Если налить в желобок воды, то колесо начнет само собой крутиться, а мельник – делать вид, что перемалывает зерно. Колесо крутилось, пока его лопасти касались воды, причем без всякого вмешательства извне и без скрытой подпитки энергией вроде батарейки или аккумулятора. Желающие могли лично в том убедиться. А ларчик на самом деле открывается просто: лопасти колеса вращал специально обученный воздушный элементаль, а сигналом для начала его работы служило появление воды в желобке. Кстати, в прошлом многие юные волшебники – ученики и подмастерья – не гнушались подзаработать пару-тройку звонких монет, выступая в цирках с демонстрацией нехитрых фокусов. Позором для ремесла это не считалось. В конце концов, каждый зарабатывает себе на жизнь как умеет, разве нет? Более того, я могу назвать несколько хорошо вам известных имен иллюзионистов, проходивших когда-то обучение у Мастеров Гильдии.

По такому же принципу работает находящаяся здесь переносная сумка-холодильник: охлаждение внутри достигается благодаря заключенному между внешней и внутренней панелями элементалю воды. Стихия Воды обладает удивительным свойством отвода и поглощения теплоты, – впрочем, о том лучше меня вам расскажет Великий Мастер Асфарг, который будет преподавать вам основы магии Стихий.

Они осмотрели еще несколько изобретений, не менее чудесных, и наконец остановились у стенда, где на массивной цепочке из серебристо-белого тяжелого металла был подвешен амулет-трилистник, сделанный из того же материала.

-Вот! Яркий символ нового времени – талисман защиты от радиации. Выполнен из редкого металла гафния, отличающегося тем, что делает невозможным цепную реакцию атомного распада. Конечно, он не даёт абсолютную защиту, но, по крайней мере, ослабляет радиоактивной поражение во много раз. Пользуясь им, вы сможете достаточно долго находиться в зараженных зонах, не рискуя заработать лучевую болезнь. Надо сказать, изобретение атомного оружия оказалось для Гильдии полной неожиданностью, и эффект его применения в Японии поразил даже бывалых магов – мощность взрыва намного превосходила силу любого заклинания, даже произнесенного Гроссмейстером. Хуже того, ни одно из известных к тому времени заклятий не могло от него защитить. Пришлось – впервые за три столетия после окончания Второй Некромантской – вмешаться в исторические пути развития человеческой цивилизации. Волшебники тогда даже разработали целый план действий под кодовым названием 'Последняя война'. Было произведено воздействие на умы ключевых политических фигур, а также отдельных социальных групп, внушившее мысль о преступности разработок новых видов оружия массового поражения и катастрофических последствиях его применения. Группе молодых магов, наиболее бесшабашных, удалось тогда сорвать ряд экспериментов в области дальнейшего его усовершенствования – включая производство нейтронных бомб, программы 'звездных войн', а попутно также создания генных мутантов и боевых роботов.

Другая группа магов-исследователей одновременно работала над поисками заклинаний защиты и лечения лучевой болезни. Задача сильно осложнялась тем, что природа радиации не имела ничего общего с традиционными стихиями, более-менее изученными за прошедшие тысячелетия. В конце концов, исходя из тезиса, что суть радиации есть холодный невидимый огонь, необходимые формулы были изобретены. Именно тогда и создавались амулеты, подобные тому, что вы видите. Даже когда непосредственная угроза термоядерного конфликта в значительной степени сошла на нет, они весьма пригодились при взрыве реактора на одной из атомных станций на территории страны, которой давно нет на географической карте, а именно – Советского Союза. Называлась та станция то ли Чирнобол, то ли Чорнибил – сейчас, за давностью лет, уже плохо помню, все-таки более полстолетия минуло. Там мы воочию смогли убедиться, как опасен может быть так называемый 'мирный атом'. Пара амулетов, заброшенных в разрушенный реактор, значительно уменьшила его мощь, хотя и не погасила совсем. Наши формулы помогли облегчить страдания сотням людей, которые, как сложилось у меня лично впечатление, часто не понимали, с каким ужасом столкнулись, собирая выброшенный из реактора графит чуть не голыми руками и забираясь на крышу энергоблока посмотреть, как весело светится внизу ядерная магма. Там мы лишний раз убедились, что нет предела невежеству человеческому. Впрочем, это скорее философская тема, к музею отношения не имеющая.

И, наконец, последний экспонат, с которого вообще-то надо бы начинать экскурсию – исторический договор о передаче замка Штарндаль в полное и безраздельное владение Гильдии Магов, подписанный собственноручно императором Рудольфом III в лето от рождества Христова 1649е.

Поскольку документ был составлен на старонемецком, Эрик лишь мельком оглядел его.

-Ну вот, наша экскурсия завершена, и мне остается лишь поблагодарить за внимание. Уф-ф, утомился я с вами маленько, – вытирая со лба пот, вздохнул комендант. – Кто-нибудь желает что-либо спросить или уточнить? Вопросов не возникло, и вместе с остальными Эрик покинул музей.

Заглянув в комнату своего друга, он убедился, что тот сладко спит, свернувшись калачиком на кровати, и явно не испытывает угрызений совести по поводу пропущенной экскурсии.

Уже у себя Эрик почувствовал, что хоть голова еще сохраняла ясность мышления, то ноги уже никуда не годились, и им явно требовался отдых. Особенно если учесть, что там, откуда они прибыли, уже наступила ночь. Если бы не ужин, до которого оставалось не более часа, последовал бы примеру своего приятеля.

Чем заняться в оставшееся время? А что если попробовать активировать кристалл хотя бы на полчаса? Как там объяснял ректор – поместить его на подставку и нажать на кнопочку.

И как только он сделал это, кристалл неожиданно поднялся в воздух, зависнув примерно на расстоянии примерно двух ладоней от подставки, и, засветившись неярким желтым светом, начал постепенно вращаться, все ускоряясь. Мягкое сияние успокаивало, снимая усталость и тревогу, погружая в состояние, близкое к сну наяву. Блики желтого огня, многократно отражаясь гранями, постепенно заполонили пространство перед глазами, как будто сам кристалл, увеличиваясь в размерах, постепенно поглощает собой все вокруг, в том числе и сидящего перед ним.

И казалось Эрику, что попал он в снежную метель, но не чувствовал холода, а желтые снежинки, попадая на кожу, вызывали приятное ощущение тепла и радости бытия. Лимонного цвета сугробы были так похожи на песок речного пляжа под ласковым летним небом, что непреодолимым искушением стало прилечь, зарыться в него и забыть обо всем на свете…

Внезапно, как от толчка, наваждение исчезло. Эрик обнаружил, что его голова, склонившись, коснулась стола. Похоже, сознание отключилось – интересно, насколько? Вроде бы задремал буквально на минутку, однако, взглянув на часы, убедился, что прошло более полутора часов. И нужно поспешить, чтобы успеть поужинать.

После столь обильного обеда чувство голода еще не появилось, однако, если не подкрепиться, позже возникнет обязательно, а до утра еще слишком далеко. Подумав так, он отправился в столовую.

Не считая обслуживающего персонала, там было пусто – если кто-либо и испытывал муки голода, скорей всего, уже успел их утолить. Не желая обжираться, наш герой заказал себе стакан компота и пару порций салатов, и, следуя совету Баджи, решил запастись впрок.

-Могу я взять что-либо с собой? – спросил он у бармена.

-Разумеется. Вон с тех подносов можешь брать что угодно.

Наскоро перекусив, Эрик прихватил 'на потом' упаковку зефира, кулек конфет и несколько яблок, рассовав их по карманам. Будет с чем чайку попить.

Позабытый кристалл по-прежнему плавал в воздухе, разбрасывая солнечные искры и словно приглашая вновь погрузиться в золотой туман. Но пока с него хватит, подумал Эрик, нажимая на кнопку. Кристалл, плавно замедлив свое вращение и постепенно потускнев, опустился в чашу-подставку.

Интересно все-таки, как он умудрился вырубиться на столь продолжительное время? В школе на некоторых не слишком интересных уроках, бывало, присыпал, однако ненадолго – на несколько секунд, редко на минуту. А тут полтора часа… Единственным эффектом, который он смог ощутить после пребывания в иллюзии золотой метели, явилось чувство умиротворения, как при завершении тяжелой, но очень нужной работы. Надо попробовать повторить эксперимент завтра, решил он, посмотрим, будут видения теми же, или его ждет нечто новое.

Внезапно большая темная тень опустилась на подоконник. Эрик инстинктивно отпрянул, подумав в следующее мгновение, уж не коршун или гриф-стервятник пожаловал в гости, но разглядев птицу, рассмеялся – то был их дневной знакомый, гиацинтовый ара по кличке Эрши.

-Эрши? – неуверенно спросил наш герой. В ответ послышался знакомый хриплый голос:

-Эр-рши хор-роший! Кар-рамель!

Из своего кулька Эрик вытащил пару конфет и, развернув обертки, положил содержимое на подоконник. Попугай, покосившись одним глазом, склевал вначале одну, а затем другую.

-Блогодар-рю! Мер-рси!

-Ну, уж если прилетел, будем знакомы. Залетай внутрь. Кстати, меня зовут Эрик.

Переминаясь некоторое время с ноги на ногу, словно раздумывая, принимать или нет приглашение, попугай наконец переместился на край стола и принялся рассматривать приспособление для увеличения магической энергии.

-Кр-расивый кр-ристалл! Пр-росто пр-релесть!

-Да, мне он тоже нравится. А ты, наверное, видел их побольше, чем я. Не так ли? Эрши критически осмотрел убранство комнаты и потребовал:

-Сахар-рок! Пришлось дать еще одну конфету.

-Бр-раво! Эр-рик др-руг! Хор-роший др-руг! – И, взмахнув крыльями, оказался на плече нашего героя.

Действительно тяжелый. Не нагадил бы, промелькнула мысль. Но попугай, похоже, был обучен правилам хорошего поведения, стараясь держаться аккуратно, чтобы не поранить человека своими довольно внушительными коготками. Эрик легонько пощекотал ему грудку, ощутив пальцами мягкость голубоватых перышек. Эрши в ответ ухватил клювом один из его пальцев.

Да, классная птица. Вот бы оставить ее у себя. Однако его комнатка слишком мала, попугай будет чувствовать себя здесь, как если бы его посадили в клетку, и едва ли обрадуется подобной перспективе.

Словно догадавшись о ходе его мыслей, пернатый гость вспорхнул и вылетел в открытое окно. Наверное, кто-то раньше уже пытался ограничить его свободу.

Спать пока еще не хотелось, несмотря на усталость ног. Всего за сутки на него свалилось столько новых впечатлений, что голова шла кругом. Казалось, очутился в совершенно ином мире, а все, к чему привык, осталось где-то там, чуть ли не в прошлой жизни. Да, совсем забыл сообщить предкам, что с ним все в порядке!

Увы, при наборе любого из номеров результат был один и тот же – сбой вызова. Впрочем, Эрик почти и на надеялся, что ему удастся куда-либо дозвониться, помня о словах Баджи. Но попробовать стоило.

Выключив бесполезный на острове аппарат, он подтянул к себе книгу и продолжил чтение.


Глава 13. | Первые уроки | Глава 15.