home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 21.

Яркое Солнце насквозь пробивало кроны деревьев и через приоткрытое окно проникало внутрь, возвещая о наступлении нового дня и призывая побыстрее стряхнуть с себя сонное оцепенение. Что там у нас сегодня по расписанию? Ах, да – лекция по магии Духа.

Когда студенты заняли свои места, меж рядов, направляясь к кафедре, медленно спустился мужчина, закутанный, несмотря на жару, в красный плащ с черной оторочкой. Эрик сразу вспомнил рассказ Фэна о незнакомце, изрядно его напугавшем. И впрямь – когда чародей прошествовал мимо их парты, стало немного не по себе. Другие, по-видимому, тоже почувствовали нечто необычное, поскольку перешептывания и смешки быстро смолкли, и в напоенном летним зноем зале было слышно, как бьется о стекло залетная муха.

Колдун между тем не спеша поднялся на кафедру и окинул собравшихся нахмуренным взором из-под кустистых бровей.

-Итак, вы собрались здесь, чтобы научиться магии Духа? Замечательно. Лишь тот может называть себя волшебникам, кто владеет хотя бы ее основами! А чтобы овладеть ими, вы должны неустанно работать над собой! Дисциплина прежде всего! Сейчас я проверю, все ли на месте и готовы слушать меня внимательно.

Не проводя перекличку, маг обвел присутствующих тяжелым оценивающим взором, отчего те буквально пригнулись к своим партам.

-Все здесь. Вас же тридцать восемь, или я ошибаюсь? Имейте в виду – я не терплю прогульщиков и лентяев, и если таковые здесь обнаружатся, им лучше, не дожидаясь экзаменов, написать заявление о добровольном отчислении из Академии. Есть желающие? Нет? Тогда начнем урок!

Волшебник медленно, как если бы сильно устав, прошелся взад-вперед по кафедре, после чего заговорил вновь.

-К предмету магии Духа относятся заклинания, воздействующие на разум человека. Вы можете приказать ему сделать что-либо, или расположить к себе. А также увидеть то, чего нет. Вот, например, вон у того студента на голове растут рога.

Все невольно оглянулись в сторону Майкла, у которого на лице вырисовывалось тупое недоумение, почему именно ему выпала честь стать объектом всеобщего внимания. Осознав сказанное, он схватился за голову. Естественно, никаких рогов там не было. Волшебник, явно наслаждаясь произведенным эффектом, продолжал:

-Заклинания подобного типа часто относят к отдельной школе Иллюзий, или так называемой розовой магии. При развитом воображении сотворить можно что угодно. Мне студенты на экзамене иногда такое показывали! Но – важно не только количество, но и качество! Кто поверит в иллюзию, которая расплывается на глазах, как снег на горячей сковородке? Настоящая иллюзия должна быть максимально приближена к реальности, так, чтобы вы смогли отличить ее от оригинала, только приблизившись вплотную! Вот, например, – волшебник воздел очи вверх, и губы его растянулись в улыбке. – А, мэтр Гарозиус! Входите, входите, не стесняйтесь! Ученики, поприветствуйте вашего ректора!

Эрик оглянулся – возле входной двери и впрямь стоял Архимаг. Аудитория дружно поднялась; юноши наклонили голову, девушки сделали реверанс. В ответ тот поднял руку, как бы призывая не беспокоиться по поводу его появления, и… растаял в воздухе. Студенты ошалело хлопали глазами. Лектор развеселился еще больше.

-Вот что значит качественно сработанная иллюзия! Ведь никто из вас не усомнился, что нас посетил ректор собственной персоной, разве не так? Магия Духа – великая вещь, имейте в виду! Чтобы справиться с противником, нам не нужно поджаривать его огнем, замораживать или бить электричеством, как это сделали бы стихийные маги; или прикрываться разношерстным зверьем, как поступили бы природники. Напугайте его, очаруйте, заставьте забыть о своих намерениях, примените, наконец, Отвод Глаз, чтобы остаться незамеченными, если не желаете ввязываться в драку. А еще силой духа вы сможете двигать предметы – то, что учеными внешнего мира было названо явлением телекинеза. Или поднять их, удерживая в подвешенном состоянии, именуемом левитацией.

Под его взглядом тетрадь, лежавшая на ближайшей парте, взмыла в воздух и, шелестя страницами, описала круг над амфитеатром и приземлилась – правда, на соседнюю парту.

-Но пройдет еще немало времени, прежде чем вы будете в состоянии приподнять хотя бы карандаш. Попытаться, конечно, можно, попытка – не пытка, как любят говорить в камерах дознания. Более того, тому, кто смог бы повторить фокус, который я только что проделал, я бы сразу поставил зачет. Ну, что? Есть стимул развивать способности? Кстати, все обзавелись концентраторами? Поднимите руки те, кто уже пробовал приводить его в действие!

Почти все подняли руки – впрочем, кому охота признаваться, что он лейтяйничает?

-Очень хорошо. Разумеется, я вижу, что некоторые из вас лукавят и даже не притрагивались к кристаллу. Впрочем, этим вы наказываете лишь себя. И на будущее имейте в виду – любой опытный Мастер Духа без труда определит, истинны ваши речи, или ложны! Существуют даже специальные заклятия, вынуждающие человека говорить только правду. Но используется оно обычно лишь в крайних случаях – когда необходимо разоблачить опасного преступника или опровергнуть обвинения в адрес безвинного.

Так, а теперь вас, наверное, интересуют соответствующие формулы. Тогда берите перья в руки и записывайте список литературы, которую вам предстоит изучить в течение учебного года. Итак, для начала, конечно же, сочинение 'Основы Магии Духа. Пособие для начинающих волшебников', далее: 'О принципах создания правдоподобных иллюзий', 'Природа телекинеза и левитации', 'Как влиять на людей с помощью заклинаний очарования', 'Телепортация предметов: необходимые условия и сложности, могущие возникнуть в ходе процесса', 'История применения различного рода благословений в ратном деле', 'Иллюзорные миры: выдумка или реальность?', 'Какие материалы лучше всего выбрать при заколдовывании предметов заклинаниями, воздействующими на разум', 'Влияние личности колдуна на характер и эффективность произносимых им заклятий', 'Поучительные истории о последствиях ошибок при конструировании формул', 'Синергизм эффекта одновременного произнесения нескольких заклинаний и принципы достижения синхронизации' и еще… Услышав легкий шум в зале, чародей прервал перечисление учебных пособий:

-Что? Считаете, много задаю? Да вы эти книги за месяц одолеете, если хоть раз в день пару своих драгоценных часов потратите на чтение. Ладно, на сегодня хватит, а там посмотрим. На следующем занятии я спрошу, кто и что читал, и очень не повезет тому, кто не брал книг в руки! Также я спрошу, какие формулы вы выучили. А уж если сможете хоть одно заклинание произнести так, чтобы оно сработало, будет вообще замечательно. Хотя студенты что-то давно не радуют успехами в учебе. Вопросы есть?

Молчание. Слушатели сидели тихо, потупив взор и стараясь не встречаться взглядами с преподавателем. Неожиданно со своего места поднялась Янка:

-Простите, но вы нам даже не представились! А как же мы будем к вам обращаться?

-Ах да, как же я мог забыть! – ехидно отозвался волшебник. – Дон Фердинанд-Энрике Дарматез де Саграно, Великий Мастер Магии Духа, к вашим услугам.

В голове Эрика сразу же всплыла фраза: '…опасайтесь Саграно, он умеет читать мысли…'

-А еще я заместитель ректора по учебной части. Так что, если возникнут какие-либо проблемы, – многозначительная пауза, – можете обращаться.

Сказано это было таким тоном, что даже безнадежный оптимист трижды подумал бы, прежде чем отправиться на приём к мэтру Саграно. Тем не менее еще один студент осмелился спросить:

-Великий Мастер, скажите, пожалуйста, все-таки с какого типа заклинаний лучше начинать? Что проще освоить? Чародей недовольно пожевал губами.

-Начинайте с иллюзий – это проще. А там разберемся, у кого что лучше получается. А пока все свободны, идите учиться!

Обрадованные студиозусы тут же покидали тетради и ручки в папки и сумки, и поспешили к выходу, стремясь побыстрее убраться с глаз сурового преподавателя.

-Вчера я думал, что целительство для меня будет трудным предметом, однако мадам Берсье просто душка по сравнению с сегодняшним монстром, – полушепотом сказал Гека своему другу уже за порогом аудитории. – Я тогда над Фэном посмеялся, а он, оказывается, был недалек от истины.

-Сдавали же другие как-то. Спроси у Баджи, как у них занятия по магии Духа проходили.

-Что, мальчики, напугал вас Фердинанд-Энрике? – послышался сзади насмешливый голос. Эрик обернулся. Конечно же, то была Жанна.

-Можно подумать, вы, мадмуазель, остались совершенно бесстрастной, – парировал Гека.

-Нам, представительницам прекрасного пола, проще: мало найдется мужчин, которые останутся равнодушными перед нашими чарами, и преподаватели не исключение.

-Боюсь, здесь именно такой случай.

-А это мы еще посмотрим. До сих пор я не знала поражений, все дело, как говорится, в цене вопроса. Вот увидите! И она вызывающим шагом удалилась. Гека во все глаза уставился ей вслед.

-Что, дружок, на французские прелести засмотрелся? Наши-то чай не хуже! – произнес еще один ехидный голосок.

Гека, очнувшись от мыслей, связанных с Жанной, оглянулся. Таисия была не одна, рядом стояла коротко стриженая светловолосая девушка в цветастой блузке и юбке-миди.

-Познакомьтесь, парни, с нашей землячкой – Диной. Между прочим, она попала сюда так же, как и вы.

-Похоже, Эльмира не сильно утруждала себя поиском перспективных учеников, просто поместив объявление в вестнике.

-Интересно, много ли людей на него откликнулось?

-Наверное, не очень, иначе весь поток представляли бы выходцы из России.

-Или была установлена квота не больше стольких-то от каждой страны.

-Может быть. Хотела бы я посмотреть на то объявление, – заявила Таисия. – Кто-нибудь из вас взял его с собой?

-Я, – отозвался Эрик.

-Пошли, покажешь.

И они направились в апартаменты нашего героя. Раскрыв сумку, Эрик вытащил из нее тот самый рекламный вестник, благодаря которому они с Гекой оказались здесь.

-Ой, и у меня был точно такой же номер! – воскликнула Дина.

Однако дальше их ждало глубокое разочарование – даже тщательный просмотр каждой страницы – разве что не обнюхивали их! – не позволил обнаружить предмет их поисков.

-Но как же так, я видел его собственными глазами!

-И я тоже. Тем не менее, нумерация страниц сохранена, никто их отсюда не вырывал.

-Значит, то была иллюзия. И увидеть сообщение мог лишь тот, кто имел достаточный потенциал. Вот и ответ на вопрос – далеко не все, кто листал вестник, даже очень внимательно, могли ее увидеть. Теперь надобности в ней нет, вот волшебство и закончило свое действие.

-Ну и ладно. Давайте лучше чай пить. Вон у Эрика кипятильник есть.

-А не боишься, что согласимся? Придется вам посуетиться, чтобы нас ублажить. Правда, Дина?

Та мотнула головой, очевидно, изображая согласие. Зато, увидев на столе читаемую Эриком книгу, весьма заинтересовалась:

-В библиотеке взял? Когда прочитаешь, предупреди, зайдем вместе в библиотеку, перепишу ее на себя. Заодно надо будет взять что-нибудь из саграновского списка.

-Да-а, если бы нашего сегодняшнего препода не остановили, он бы продиктовал, наверное, половину содержимого библиотечных фондов.

-Чтобы студенты не скучали. Ничего, если из пластиковых стаканчиков?

-Наливай! Кто на рынке работал, тех такими вещами не смутишь.

Гека притащил из своей комнаты еще один стул, и девушки были усажены за стол, в то время как наши друзья расселись на кровати. Первой речь завела бойкая Таисия:

-Жаль, чаем не чокаются, а то отметили бы первый слет земляков. Но, может, оно и к лучшему – от спиртного потом последствия разные нехорошие бывают (Гека слегка покраснел, догадываясь, в чей огород полетел камень). У меня предложение: раз уж оказались на чужбине, на другом конце земного шара, давайте держаться вместе и выручать друг друга, если понадобится. Представители многих других народов в чуждой, а подчас даже враждебной обстановке держатся вместе, тронь одного – все земляки тут же на выручку прискочут. А у нас подчас с точностью до наоборот бывает – не только помощи не дождешься, так еще и 'по дружески' подножку подставить норовят. Так что давайте постараемся, чтобы у нас такого не было.

-Да кто против-то?

-В том-то и беда, что на словах все 'за', а как до дела… Ладно, не будем о грустном. Расскажите лучше, кто-нибудь из вас пробовал на самом деле вертеть кристалл?

-Я, – снова откликнулся Эрик.

-Ну, и как ощущение?

-Как будто попал в снегопад желтой метели, а снежинки оказались на ощупь теплыми.

-А у меня ничего подобного не было, – пожаловалась Таисия. – Только голова закружилась. И все. Может, не у всех сразу? В любом случае надо пробовать дальше. Геке похвастаться было нечем.

-Дина, что расскажешь ты?

-Немного: слабое ощущение, как будто уносит ветер, к тому же быстро закончившееся.

-Значит, наибольших успехов из нас добился Эрик, ему и карты в руки. Как только сможешь осуществить какое-нибудь заклятие, поделишься опытом, ладно?

Дальше разговор перешел в плоскость воспоминаний о школьных годах. Как выяснилось, дальше всех та беззаботная пора отстояла от Дины, уже три года как окончившей общеобразовательную гимназию в городке Лямино, что в ста километрах от Голдтауна, – бывшем научном центре, потерявшем на рубеже веков свою былую славу вследствие почти полного прекращения финансирования научных исследований. Семья Дины, когда-то внесшая немалый вклад в дело развития отечественной науки, не смогла приспособиться к новым реалиям жизни и постепенно скатилась до полунищенского существования. Родичи тем не менее считали, что дочь должна продолжать семейные традиции и поступить на физический факультет ГГУ, однако Дина отказалась – не нужно было быть великим провидцем, чтобы видеть, что наука, процветавшая здесь когда-то, уже никогда не возродится. Поэтому вместо подготовки к вступительным экзаменам пошла на курсы секретарей-референтов и вскоре получила место в одной небольшой фирме, где работала и за секретаря, и за курьера одновременно. По делам службы приходилось часто бывать в Голдтауне, где и был приобретен тот самый рекламный вестник. Поскольку предки продолжали моральное давление, убеждая, что отсутствие высшего образования в их семье – позор, Дина и откликнулась на объявление об Академии Волшебства, в котором ее больше всего и привлекла возможность уйти из-под контроля старших и при том не думать каждодневно о дне грядущем. По поводу своей будущей профессии она не заморачивалась.

-За ближайшие два года вполне можно выбрать колдовство по душе. Мы еще даже не всех преподавателей повидали. Может, другие будут не столь суровы.

-Посмотрим. По теории вероятности нам рано или поздно должно повезти.

-Как и везде – у одних на уроках отдыхаешь душой, а у других минуты считаешь, побыстрей бы все закончилось, или трясешься, чтобы не вызвали. Вон в моем классе по биологии учительница была – как начнет рассказывать, заслушаешься, не заметишь, как и звонок прозвенел, да такие факты приводила – ни в одном учебнике не найдешь. Мои одноклассники, кто биологию на вступительных сдавал, почти все пятерки получили. А на математику ходили, как на казнь – училка, что ее вела, тетка противная, урок начинала со стандартной фразы – мол, кому сегодня будем двоечку ставить? После таких слов, естественно, никакого желания штудировать алгебру уже не возникало. Может, потому у меня в институте такие проблемы с математикой? Я физически не мог заставить себя взять в руки учебник!

-Не волнуйся: едва ли в Академии Волшебства тебя заставят решать дифференциальные уравнения. Однако на встрече с ректором тот что-то говорил про латинский язык. А у меня и с английским в школе было немало проблем.

-Ну, уж все вместе как-нибудь справимся. Не может быть такого, чтобы среди нас четверых не нашлось никого, кто смог бы его одолеть.

-В отечественной классической литературе – помните? – латынь клянут на чем свет стоит, представляя вещью прескучнейшей и не особо нужной в жизни.

-Скорей всего, большинство писателей не особо и затрудняли себя ее изучением, отсюда такое отношение. Вряд ли она намного труднее английского или немецкого.

-Пожуём – увидим.

-Спасибо, напомнил: пора идти на обед.


Глава 20. | Первые уроки | Глава 22.