home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 25.

Весть о находке молниеносно разнеслась по острову. Сразу после ужина к месту ее нахождения направилось большинство новоиспеченных студентов Академии, а также несколько молодых магов во главе с комендантом, который, в свою очередь, прихватил с собой тройку големов. С пристани, располагавшейся рядом с лесным поселком (эх, знали бы раньше – не нужно было бы путешествовать вплавь) пригнали пару лодок; часть студентов погрузилась в них и, весело налегая на весла, поплыла вдоль берега. Остальные двинулись к расщелине напрямую через заросли.

К пещере добрались почти одновременно. Олаф и Жозе проворно привязали конец веревки к обрывку якорной цепи, и големы проворно вытащили его наверх.

-Очень ценный раритет! – патетически воскликнул мистер Фиттих. – Мы отправим его в запасники музея, а в скором времени отведем еще один зал под выставку предметов, не относящихся к магическим, но имеющих отношение к истории нашего острова. И этот якорь займет там достойное место! Сейчас телепортируем его в замок.

День подходил к концу, и Солнце почти склонилось к горизонту, поэтому участникам мини-похода не оставалось ничего другого, как возвращаться туда же.

Эрик и Гека воспользовались любезным приглашением Баджи, которому предстояло вернуть одну из лодок на пристань, составить компанию на обратном пути.

-Я слышал о корабле под названием 'Братья ветра', – задумчиво сказал их старший товарищ, не спеша работая одним из весел. – Насколько я знаю, командовал им капитан Карриго, один из наиболее удачливых авантюристов конца шестнадцатого столетия.

-Что-то такое я про него читал. Он вроде как был корсаром?

-Не без того, однако пиратство являлось не единственным и даже не самым главным его занятием. Помимо него, Карриго участвовал в нескольких экспедициях по поиску сокровищ южноамериканских индейцев, охранял торговые караваны в Вест-Индию, и сам нередко перевозил грузы, так скажем, повышенной ценности. Его шпага стоила дорого, но заказчики могли спать спокойно – капитан никогда не изменял данному слову.

-Очень интересно… Однако, как я правильно понял, похождения бравого капитана имели место задолго до переезда сюда Штарндаля и, значит, ничего общего с делами волшебников не имели.

-Скорей всего, хотя однозначный ответ, как понимаешь, дать не в состоянии. Можно, конечно, справки навести у кого-нибудь из продвинутых магов.

-Тогда другой вопрос. Если мы нашли якорь, без которого корабль что автомобиль без тормозов, можно, увы, предположить самое скверное – что корабль разбился у берегов острова.

-Или встал на стоянку, а из-за разразившейся бури его сорвало с якоря и унесло в море.

-Выясним, не переживай.

Вернувшись в Штарндаль, Гека выпросил у приятеля что-нибудь почитать на сон грядущий.

-Ты говорил вроде, что библиотекарь дал тебе еще в первый день две книги. Уступишь одну на время?

-Забирай ту, до которой еще не успел добраться. Не потеряй только.

-'Сферы приложения магических наук и их классификация', – прочитал Гека титульный лист. – Занятно. Правда, классификацию мы и так уже знаем. Методом исключения я могу даже вычислить, что завтра у нас лекция по природной магии.

И он вернулся к себе с трофеем, а Эрик принялся дочитывать 'Краткий курс'.

'…Отчаявшись справиться с потоком проклятых вещиц, на совместном заседании представителей Святого Трибунала и Гильдии Магов было принято решение – взять под усиленный контроль морские порты Англии, Франции, Испании, Португалии, Голландии и Италии, проводя тщательный досмотр частного груза и устанавливая личности наиболее подозрительных пассажиров, прибывающих из Нового Света. Однако мера та, как выяснилось потом, запоздала по меньшей мере на полстолетия – темные маги уже успели создать свою собственную базу на территории швейцарских Альп. Ею стала крепость Васмит, бывшая собственностью Фридриха-Эдмунда, герцога Вюртембергского, к тому времени полностью очарованного чернокнижниками и исполнявшего все их прихоти. Внутри крепости был создан постоянно действующий портал, через который шел активный товарообмен с Америкой. Крепость охраняли отборные войска – не только нежити, но и одержимых, а также целый набор разношерстных монстров. Вокруг на много миль были расставлены сторожевые посты, так что никто не прошмыгнул бы незамеченным, даже путешествуя по воздуху. Неосторожные путники, имевшие несчастье подойти слишком близко, становились покорными слугами истинных хозяев Васмита, или шли на корм прожорливым чудищам. Та же участь была уготовлена крестьянам окрестных деревень. Беспрецедентные меры предосторожности, принятые колдунами Тьмы, позволили им долгое время сохранять инкогнито мощной военной базы, находившейся фактически в самом центре Европы.

Сигнал о том, что во владениях герцога Вюртембергского не все чисто, подали двое крестьян-пастухов, вернувшихся с дальних пастбищ и нашедших родную деревню полностью разоренной. Горными тропами им посчастливилось миновать посты и выйти к одному из ближайших городов – Лозанне. На расследование послали небольшой отряд: власти города, к которым обратились с жалобой пастухи, явно недооценили размеры грозящей опасности. Воины-ополченцы, не особо искушенные в ратном деле, стали легкой добычей врага, беспрепятственно пропустившего их поближе к крепости, отрезав затем путь к отступлению, так что никому спастись не удалось. Второй отряд, посланный расследовать причины долгого отсутствия известий от первого, постигла та же участь.

Обеспокоенный мэр послал в Женеву письмо с просьбой прислать подразделение регулярной армии и представителей Трибунала. Увы, это оказалось последним, что он успел сделать: поняв, что в покое их больше не оставят, чернокнижники перешли в наступление. Утром следующего дня их армия захватила Лозанну и двинулась дальше, быстро возрастая в числе. Меньше чем за месяц вся Швейцария попала под оккупацию; в отличие от Первой Некромантской объектом агрессии на этот раз стала Германия, раздробленность которой помешала организовать эффективное сопротивление. Всего за год триумфального шествия армии Тьмы были захвачены Южная Германия, Чехия, Австрия, Венгрия и Румыния, угроза нависла над Польшей и Грецией.

Стратегический просчет Трибунала, ожидавшего неприятностей со стороны Америки, и вследствие этого распылившего свои силы вдоль всего западного побережья Европы, обернулся неудачами первого периода войны. Дружины германских герцогов и графов терпели одно поражение за другим, даже императорские войска не смогли дать сколь-нибудь заметного отпора. Мобилизация сил для противостояния шла медленно: Европу раздирали политические и династические споры, да еще многочисленные религиозные конфликты. Даже среди членов Трибунала не было единства: одни предлагали возвести на границе с Германией линию обороны из застав, вооруженных огнестрельным оружием, а на наиболее важных направлениях еще и артиллерией, 'прикомандировав' к ним своих эмиссаров. Другие призывали, не мешкая, собрать войско и нанести контрудар. Однако собрать в кратчайшие сроки боеспособное воинство в условиях тогдашней неразберихи не удалось, как, впрочем, и организовать 'линию Мажино' эпохи Возрождения, и если бы солдаты темных колдунов направились тогда на Запад, а не на Восток, участь Франции оказалась бы плачевной.

Осознав, наконец, размеры грозящей опасности, северные герцогства и курфюрства Германии – Бременское, Бранденбургское, Саксонское, Брауншвейгское, Мекленбургское и др. объединились, отложив на время взаимные претензии. Из арсенала Первой Некромантской извлекались проверенные методы борьбы с нежитью; союзники повсюду вербовали Мастеров Огня и священников-экзорцистов. Ожесточенные бои разгорелись вблизи Лейпцига – волшебники со всего света поспешили на защиту сокровищницы магических знаний. Пожалуй, ни один из городов за все время существования человеческой цивилизации не испытал на себе такой концентрации противоборствующей магической энергии. Окрестности Лейпцига, испытавшего на себе ужас восьмилетней блокады, на многие десятилетия превратились в пустыню – выжженную, перепаханную и перетоптанную настолько, что даже адепты природной магии долго не могли залечить раны, нанесенные земле. Взятие его для чернокнижников было делом принципа, равным по значению захвату вражеской столицы, и поэтому они отступили, лишь окончательно убедившись в невозможности пробить оборону города.

Кардинальным отличием войны семнадцатого столетия явилось применение артиллерии. Если мушкеты и пищали не отличались особой эффективностью против нежити, равно как и традиционное дальнобойное оружие Средних Веков (кроме заряженных серебряными пулями, поражающими даже высших немертвых), то бомбарды наносили изрядный урон врагам, как одержимым, так и зомби. Учтя данный факт, темные маги переключились на использование чудовищ, призываемых, казалось, из самых глубин ада. Однако неразумные монстры тоже боялись грохота пушек и разбегались, в ярости нападая на своих же.

Отказавшись от идеи взять Лейпциг массированным штурмом, чернокнижники решили захватить его измором, окружив со всех сторон. Силы коалиции северных земель были тогда слишком слабы, чтобы прорвать блокаду, и мастерам Гильдии пришлось открыть свой собственный двусторонний портал, выход которого находился в Магдебурге, и через который в осажденный город шло продовольствие, боеприпасы, свежее пополнение людских резервов. Помимо крепостных стен и бастионов, город окружили сферой магической защиты, предохранявшей от действия черной магии (или, по крайней мере, значительно её ослаблявшей).

Героическая оборона Лейпцига не только нанесла значительный урон вражеской армии, но и позволила выиграть драгоценное время: дороги, ведущие на север Германии, были надежно заблокированы и, чтобы пойти на прорыв, потребовалась бы мощь всей армии, большую часть которой задействовали в осаде. Темные колдуны, однако, не стали двигаться дальше на север, а устремились на юг и восток, где не встретили значительного сопротивления. Лишь на подступах к Константинополю им было нанесено поражение: отборные части турецкой армии, сопровождаемые чародеями из 'Братства посохов пустыни', объединявшего волшебников стран Востока (впоследствии вошедшего в состав Гильдии на правах автономии), обрушили на голову неприятеля не только огонь лучшей по меркам семнадцатого столетия артиллерии, но и целый букет заклинаний массового поражения, преимущественно относящихся к стихийной магии (Метеориты, Шквальный Ветер, Кипящая Вода, Поток Огня, Зыбучие Пески и т.п.). Не в силах вести войну на два фронта, некроманты отступили и окопались на территории нынешней Болгарии.

Несколько лет военные действия шли с переменным успехом: ни одна из сторон не имела достаточно сил, чтобы склонить чашу весов в свою сторону. Положение изменилось, когда союзническую армию возглавил талантливый полководец Вилленберг. Мобилизовав резервы и собрав все силы в единый кулак, энергичным ударом он прорвал оборону противника и освободил Эрфурт, Кобург, Франкфурт, Дармштадт, Нюрнберг, Штутгарт, Аусбург, Мюнхен и ряд других городов, отбросив вражескую армию к Дунаю и фактически расколов оккупированную территорию на две части. К сожалению, радость первой крупной победы вскоре была омрачена: чернокнижникам удалось, подкупив одного из полевых командиров, отравить Вилленберга быстродействующим ядом; Целители прибыли слишком поздно.

Смерть прославленного полководца не сильно помогла воинству Тьмы: в союз против них вступила нейтральная до того Швеция; Россия и Речь Посполитая, забыв на время о политических разногласиях, прислали дивизион гренадер, несколько бригад пушкарей, обозы с продовольствием и даже целый табор разношерстных шаманов, ведунов и знахарей. Из Италии, с личным благословением Верховного Понтифика, прибыла коллегия решительно настроенных отцов Церкви – как для помощи войскам союзников, так и для ведения пропагандистской деятельности на захваченной территории.

Тем не менее, силу темных воевод сломить не удавалось еще очень долго: казалось, что под их началом служат целые легионы, а на место одного уничтоженного 'солдата' тут же появляются два новых. Благодаря уже отлаженной к тому моменту разведывательной сети удалось выяснить, что в руках чернокнижников находится могущественный артефакт, позволявший без проблем вербовать новое 'пушечное мясо', – так называемая Печать Зла. Происхождение сего артефакта до сих пор остается загадкой – одни полагают, что его нашли в руинах одного из храмов майя в Центральной Америке, другие – что его владельцем был кто-то из раджей Древней Индии, третьи – что артефакт создали сами чернокнижники еще в незапамятные времена, но лишь сейчас пустили в ход (примечание автора: сторонники данной версии игнорируют логический довод, что если бы артефакт уже давно находился в руках темных колдунов, они, не колеблясь, применили бы его еще в Первой Некромантской).

На военном совете было принято решение уничтожить Печать Зла, владельцем которой являлся ДеФерой, избежавший справедливой кары за деяния в предыдущую войну. Ставка ДеФероя располагалась в окрестностях Берна, и двое отважных рэйнджеров – Фендо и Симт, хорошо знакомые с теми местами, вызвались осуществить задуманное. Снабженные всем необходимым, маскируясь то под крестьян, то под торговцев, то прикидываясь одержимыми, они пробрались в самое сердце вражеского лагеря и в безлунную ночь, бесшумно сняв часовых, захватили не только артефакт, но и самого ДеФероя. С помощью свитка Сферы Телепортации все содержимое его штаба было перемещено напрямую в Лейпциг. В руках союзников оказалась ценнейшая добыча – информация о неприятельских планах, путях переброски подкреплений, а также один из главарей темного воинства и собственно цель экспедиции – кольцо, сделанное из неизвестного металла, похожего на платину, но более тяжелого, на плоской части которого имелась гравировка в виде круга, заключенного в пятиугольник. Отважных смельчаков, осуществивших столь дерзкую операцию, по-королевски наградили посвящением в рыцарское звание с предоставлением в наследственное владение наделов земли и выплатой вознаграждения в размере пяти тысяч талеров каждому. ДеФероя по совокупности совершенных им преступлений немедленно приговорили к смертной казни через сожжение на костре, а Печать Зла была переправлена в Италию, где в присутствии многочисленных свидетелей ее уничтожили, бросив в кратер вулкана Этны…' Ниже мелким шрифтом располагался интригующий комментарий:

'История уничтожения могущественного артефакта Тьмы, ставшая легендой, вдохновила английского писателя ХХ века Дж.Р.Р.Толкиена на создание эпической трилогии 'Властелин Колец', где в аллегорическом фэнтезийном стиле отразились основные события той войны'.

Толкиена Эрик не читал, но года три назад смотрел вольную экранизацию 'Властелина Колец'. Неплохо было бы, конечно, познакомиться и с оригиналом.


Глава 24. | Первые уроки | Глава 26.