home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 26.

Время уже приближалось к полуночи, однако спать совсем не хотелось. Забытый на столе чай остыл, пришлось делать новый, чтобы хорошенько промочить пересохшее горло. А потом он вернулся к увлекательному чтиву.

'…Потеря Печати и поимка одного из главных вдохновителей войны значительно снизила боеспособность темного воинства. Вскоре их армию, базировавшуюся на территории Швейцарии, полностью взяли в окружение. Несмотря на отдельные успехи в локальных стычках, участь взятой в котел группировки была предрешена: союзники методично освобождали все новые города и территории, добравшись наконец до крепости Васмит, откуда за двадцать с лишним лет до того началось вторжение. Самым простым способом ее захвата представлялся расстрел наиболее мощной и дальнобойной артиллерией, однако волшебники Гильдии и служители Трибунала рассудили иначе: разрушение крепости уничтожит свидетельства создания оплота темных сил и не позволит разгадать загадку его появления в самом центре Европы. Поэтому было решено захватить цитадель силами магии, по возможности без кровопролития и излишних спецэффектов.

Задуманная операция потребовала немалых усилий и нескольких недель подготовки. Вначале цитадель взяли в плотное кольцо осады, перерезав все ведущие к ей коммуникации. Несколько магов, используя привезенные незадолго до того в Европу ковры-самолеты, постоянно патрулировали в воздухе, огненными шарами сгоняя со стен вражеских лучников. Под таким прикрытием по всему периметру крепости расположились наиболее могущественные волшебники той эпохи. По сигналу, поданному одним из 'летунов', началось одновременное чтение заклинаний создания Магического Круга, Успокоения Живых Мертвецов и Экзорцизма.

Внезапность атаки и мощь заклятий, многократно усиленных Кругом, сыграли свою роль: скелеты и зомби попадали навзничь без движения, гарнизон одержимых, 'прозрев', тут же принял решение сдаться на милость победителя и открыл ворота крепости. Застигнутые врасплох чернокнижники не оказали серьезного сопротивления, и под конвоем их отправили в Лейпциг для судебного разбирательства.

Победителям пришлось немало потрудиться над очисткой и успокоением не только самой цитадели, но и ее окрестностей, где влияние темной магии ощущалось почти на физическом уровне. Человеком, попавшим в подобное место без соответствующей защиты, вскоре овладевали самые низменные чувства – беспричинный гнев, алчность, похоть, а также воспаленные фантазии, приводящие к безумию. Нельзя исключить, что само горное плато, где располагалась крепость Васмит, являлось каналом выхода на поверхность инфернальной энергии, или, говоря современным языком, 'геопатогенной зоной', отрицательное воздействие которой значительно возросло под действием заклятий родственной природы. Мастерам Гильдии, в первую очередь специалистам природной магии и духовникам, пришлось закрывать вражеские порталы, лечить души воинов, пребывавших в состоянии одержимости, уничтожать жезлы и свитки врага. Часть вещей отправили вслед за пленными чернокнижниками – в воздухе уже витала идея проведения грандиозного судебного процесса, который осудил бы, по мнению его организаторов, не только конкретных колдунов, но и саму суть чернокнижия, дабы впредь неповадно было никому использовать свой магический дар во вред людям.

После завершения работ по очистке территории, когда солдат гарнизона отпустили на все четыре стороны, а трофеи вывезли или уничтожили, повелители Стихий, уходя последними, сотворили грандиозное землетрясение, и горные лавины навсегда похоронили под собой Васмит – так, что не осталось и следов крепости. И посейчас указать место, где она располагалась, могут лишь немногие живущие ныне маги – очевидцы тех событий.

После падения Васмита вся западная часть Европы оказалась свободной от власти чернокнижников, Но оставалась еще восточная, на которой вторая армия Тьмы, даже более многочисленная, чем первая, продолжала прочно удерживать захваченную территорию. Возглавлявшие ее чернокнижник Зоаффен и некромант Сетонцио делали отчаянные попытки пробиться дальше на Восток, где, как полагали, смогут обосноваться надолго и создать не только собственное царство, но и еще более могучую армаду, способную без труда противостоять Гильдии и Трибуналу.

Планам тем не суждено было сбыться: в 1643 году их воинство потерпело серьезное поражение при попытке форсировать Днепр: казачьи отряды совместно с регулярными подразделениями русско-польской армии, пусть и не имевшие в своем распоряжении такого количества волшебников, которым располагали западноевропейские союзники, но снабженные достаточным количеством талисманов, защищавших от черной магии, как огнем артиллерии, так и стрелами с горящей паклей, лихо топили лодки и плоты неприятеля, не давая высадиться на левый берег. Также неудачей закончился для некромантов поход на Киев: партизанские налеты по ночам настолько измотали 'живую' силу захватчиков, что те вынуждены были повернуть обратно.

Все же освободительная война за Балканы оказалась весьма кровопролитной: чешские и венгерские города чернокнижники превратили в настоящие крепости: крестьян и горожан заставляли сооружать баррикады или вступать в темное войско угрозами превращения их близких в зомби; процветала также практика взятия заложников. Союзным войскам приходилось действовать осторожно, чтобы не восстановить против себя местное население. Эффективной контрмерой стала практика телепортации: под покровом ночи волшебники перемещали боеспособный десант войск в окрестности городка за линией фронта, и к утру город, как правило, уже бывал очищен от неприятеля и радостно приветствовал освободителей. Отработанную тактику применили и при захвате обеих столиц – Праги и Будапешта, имевших значительные гарнизоны и хорошо укрепленных. Длительная осада, применявшаяся в таких случаях в обычных войнах, здесь играла бы скорее на руку некромантам, чье неживое воинство жратвы-питья не требовало, да и в обновлении носимого гардероба не сильно нуждалось. Поэтому союзники действовали быстро: как только занимались пригороды столиц, почти сразу следовал штурм – телепортация при поддержке 'магической артиллерии', то бишь заклинаний, разрушающих оборону противника и снижающих боеспособность его армии.

Особенно упорные бои разгорелись в Трансильвании, облюбованной вампирами и прочей нечистью из высших немертвых. Здесь проводились наиболее омерзительные эксперименты чернокнижников – воскрешение останков животных, создание чудовищных гибридов, подобных тем, что живо описаны в мифологии древних народов, изучение мутаций, происходящих при длительном воздействии черной магии на живые объекты, а также поиски 'оружия массового поражения' – формулы ритуала Вечной Ночи (к счастью, темным колдунам не удалось воссоздать ее). Союзники разгромили зловещую Лабораторию, уничтожив 'экспериментальные образцы' еще до прибытия экспертов Трибунала, собиравших материалы для процесса, и поэтому о масштабности 'научных изысканий' чернокнижников мы теперь можем судить лишь по гравюрам и воспоминаниям очевидцев.

Куда меньше пострадал замок Дгада Дипеша, наиболее могущественного вампира Трансильвании (ставшего героем множества книг и кинофильмов под именем графа Дракулы). Замок был хорошо укреплен – глубокий ров, подъемный мост, отвесные стены, с которых вся местность вокруг – как на ладони. Да и сами обитатели крепости – не какие-нибудь безмозглые скелеты или зомби, а весьма хитроумные бестии, по физической силе намного превосходящие обычного человека, к тому же с легкостью пользующиеся особой, 'вампирской' магией, в первую очередь заклинанием Выпить Жизнь (с небольшими вариациями данное заклятие, являющееся отрицательным аналогом Продления Жизни, практиковали тёмные колдуны для поддержания своего существования за счет других людей; использование его формулы в настоящее время категорически запрещено). В крепости не было гарнизона, лишь рабы, крепко запертые в подземельях – своеобразный 'запас продовольствия' для кровопийц, и потому тактический план, разработанный для Васмита, здесь не дал бы никаких результатов, особенно учитывая факт, что вампиры обладают значительным иммунитетом к заклинаниям, воздействующим на разум.

После долгих совещаний к разработке приняли идею, поданную Великим Мастером Стихий Зафирром. Как общеизвестно, вампиры – ночные хищники и не выносят яркого света, а потому, чтобы бодрствовать днем, вынуждены носить амулеты Ночной Тени, защищающие от действия солнечных лучей. Наличие подобных амулетов и являлось главным препятствием к захвату замка в дневное время суток. Зафирр предложил использовать магию огня, усилив ее Магическими Зеркалами, и под их прикрытием идти в атаку, высадив передовой отряд прямо на крышу.

Штурм вражеской цитадели состоялся 7 июля 1646 года, в полдень, когда Солнце ярко светило на безоблачном голубом небе. Стихийники развернули Зеркала и зажгли сотни факелов; свет их, многократно усиленный солнечными лучами, во мгновение ока разогнал вековечную тьму внутри замка, разрушив магию вампирских амулетов. Тех из кровопийц, кому 'посчастливилось' не попасть под буйство огненной стихии, уничтожили вполне традиционными и проверенными методами – чесночный настой, мушкеты с серебряными пулями, святая вода, а также стандартный набор заклинаний против нежити. Захваченный замок тщательно прочесали, после чего приступили к привычной уже процедуре очистки.

Разгром румынской группировки войск противника завершился полным триумфом, поскольку удалось захватить в плен обоих главарей – как Зоаффена, так и Сетонцио, также отправленных в Лейпциг дожидаться решения своей участи. С их пленением война фактически закончилась – оставшиеся небольшие подразделения их армии на территории Болгарии и Сербии вскоре сложили оружие.

Дабы не утомлять читателя подробностями послевоенных событий, имеет смысл лишь вкратце остановиться на перипетиях состоявшегося год спустя после официального объявления победы суда над чернокнижниками, имевшего место в городе Вюрцбурге, славившемся наиболее квалифицированным судопроизводством не только в Германии, но, пожалуй, и во всей Европе. Сюда доставили обвиняемых и свидетелей их преступлений, равно как и вещественные доказательства. Ввиду своей грандиозности показательный судебный процесс продлился почти полтора года – начавшись в мае 1648го, окончился лишь в сентябре 1649го. Одной из основных причин, затянувших разбирательство, как ни странно, стало несовершенство тогдашнего законодательства: в нем, например, отсутствовала статья, предусматривавшая наказание за занятия колдовством. Предполагалось, что рассмотрение дел о чернокнижии входит в компетенцию Святого Трибунала, который, однако, не являлся пенитенциарным органом и мог лишь рекомендовать применить то или иное наказание. К тому же, присутствуй такая статья, под ее юрисдикцию попали бы и вполне лояльные властям волшебники. Другая сложность заключалась в том, что и наказание за развязывание захватнической войны, предусматриваемое современным уголовным законодательством, тогда даже не предполагалось – в Европе тех времен локальные войны шли постоянно, по поводу и без. Поэтому основное обвинение пришлось выдвигать по статье 'Убийство', добавляя к тому такие пункты, как 'Незаконный захват чужих владений', 'Нанесение имущественного урона', 'Осквернение кладбищ и надругательство над телами умерших', 'Неповиновение властям' и т.п. Как ни странно, даже у таких отпетых изуверов, как Великие Мастера Коричневой и Черной магий, нашлись добровольные адвокаты. Благодаря их стараниям несколько чернокнижников среднего звена приговорили к сравнительно мягким наказаниям, а кое-кто вообще отделался легким испугом, будучи посажен под подписку о невыезде, с обязательством регулярно являться к полицейскому комиссару, докладывая о примерном поведении. И лишь в отношении тех, чьи преступления против рода человеческого переполнили чашу любого терпения, был вынесен приговор о применении высшей меры наказания – принародное сожжение на костре. Интересующемуся подробностями протекания данного судебного процесса можно порекомендовать 'Вюрцбургский протокол. В назидание потомкам', где наиболее полно отражена суть происходившего.

Что же касается самого осуждения темного колдовства, то в адрес последнего суд вынес лишь частное определение, осуждающее соответствующее занятие, но не закрепившее формулировку юридически.

1649 год оказался во многих отношениях судьбоносным. По императорскому указу Гильдии Магов был подарен замок Штарндаль, последним владельцем которого являлся барон фон Цатенкопф, героически погибший еще во время первых сражений, и не оставивший после себя прямых наследников. Чародеям больше не было надобности собираться 'на квартирах' друг у друга или арендовать помещения – в их распоряжении отныне находился самый настоящий замок, могущий не только принять и разместить всех имевшихся на тот момент Мастеров, но и предоставить к их услугам сокровенную мудрость библиотечных книг и лаборатории для проведения экспериментов. Наконец-то можно отдохнуть от войны и вернуться к любимым занятиям. И хотя где-то там еще разыскивали недобитых вампиров и темных рыцарей, где-то успокаивали бродивших по лесам зомби и одержимых, эйфория первого мирного года захлестнула всех. Поэтому полной неожиданностью оказалось предложение тогдашнего главы Гильдии Тариона, не мешкая, прибыть всем её членам в замок – в том числе и инквизиторам, практикующим магию. Многим показалось тогда, что на горизонте возникла новая угроза. Но то, о чем поведет речь их предводитель, не могли предположить даже его ближайшие соратники, когда хмурым октябрьским днем все получившие предложение наконец-то собрались вместе…'

Далее автор привел (как указывалось специально, максимально приближенно к имевшему место в реальности) описание того исторического собрания ведущих магов планеты.

'…-Друзья мои и коллеги, – начал свою речь Тарион. – Разрешите прежде всего поздравить вас с окончанием войны. Увы, радость та слишком горькая от осознания того, сколь неисчислимые бедствия принесла она человечеству. Я думаю, у каждого из нас найдутся близкие, чьи жизни забрала она. И страшнее всего осознавать, что в случившемся есть и доля вины каждого из нас.

Шепот удивления прокатился по залу. Может, как ни прискорбно, оратор слегка повредился в уме? Но нет…

-Я предвидел, что моя мысль покажется вам немного странной, – улыбнувшись, продолжал как ни в чем не бывало Архимаг. – Поэтому постараюсь прояснить ее, насколько то будет в моих силах. Магические знания стали слишком доступны, и очень часто попадают в руки тех, кто жаждет использовать волшебство исключительно в личных целях, не считаясь с чувствами и устремлениями других людей. Ведь ставшие нашими врагами обратились к чернокнижию и некромантике, потакая прихотям своих изначально низменных душ. И пока мы не решим проблемы кардинальным образом, угроза Третьей Некромантской будет висеть над нами, как дамоклов меч.

-Прости, Тарион, – поднялся со своего места Петер ван Деерт, Великий Мастер Целитель и один из магистров Трибунала. – Я, конечно, не хочу сказать, что душа человека порочна изначально, но за много тысячелетий я не вижу особого прогресса в светлую сторону, несмотря на те высокие идеалы, что были даны в виде заповедей и жизненных подвигов праведников. И посейчас, дай только волю, большинство наших соотечественников сразу же пустится во все тяжкие. Магия тут не при чем.

-Не стану спорить с тобой, Петер, однако замечу, что волшебство слишком притягательная штука для извращенных умов. Вы сами видели результаты экспериментов темных колдунов, с каждым разом становящихся все более ужасными. Если бы остановить их не удалось, наш мир превратился бы в чудовищную лабораторию по выведению монстров. Да, мы победили сейчас, но где гарантия, что зло не возродится вновь? И не столько ради нас самих, сколько во имя жизни на Земле, предлагаю кардинальное решение проблемы: мир должен забыть о существовании чародейства. И пусть колдуны останутся только в легендах.

В зале поднялся шум: великие волшебники принялись активно обсуждать услышанное.

-Как ты себе такое представляешь? – обращаясь к Архимагу, с оттенком недоверия произнес предводитель 'Посохов Пустыни'.

-Очень просто, Нимун. Откуда, по-твоему, мы знаем о деяниях наших предков, и как узнают о наших делах те, кто придет потом?

-То есть как? Разумеется, из книг и изустных сказаний!

-Правильно. И потому мы изымем из монастырских и университетских библиотек все книги, упоминающие о нашем ремесле. И напишем вместо них другие, где волшебство станет всего лишь сказкой. И в измененной истории человечества все происходившее до сего времени пусть будет объяснено вполне естественными причинами.

-Сурьезное дело предлагаешь, однако, – проворчал седобородый старец – старейшина волхвов, прибывший откуда-то из дремучих печорских лесов. – Тут подумать надо хорошенько.

-И еще одно возражение, – заявил со своего места Ратош, молодой, но уже весьма квалифицированный повелитель Стихий, недавно обретший титул Великого Мастера. – Мир, в котором исчезнет магия, обратится к ее противоположности – технике, построив цивилизацию бездушных машин. В пророчествах Бецагони есть на то прямое указание: '…и будут передвигаться на железных повозках, изрыгающих смрадный дым; стальные птицы заполонят небо, неся с собой ужас, и не будет спасения от них нигде; и создадут оружие, один выстрел из которого сожжет дотла целый город; вода и воздух станут ядовиты, от чего приключатся невиданные ранее болезни; и появятся люди, не из плоти сделанные…'

-Достаточно, Ратош, – перебил его Архимаг. – Большинство из нас в курсе предсказаний Бецагони. Однако лишь малый процент того, что было напророчено за последние века, сбылся, да и то с изрядной долей условности. И если человечеству суждено вырыть себе могилу, оно в любом случае сделает это. Но, по крайней мере, в том не будет нашей вины.

-А мне идея Тариона нравится! – заявил Сарадопулос, Великий Мастер Природной магии. – Меня, например, изрядно утомили назойливые посетители с просьбами сотворить чудо или нагадить своим соседям. А когда я отказываюсь, они почему-то сильно обижаются.

-Но где тогда новые ученики найдут нас?

-Как мы будем существовать? Сотворение пищи – слишком хлопотное занятие, да и с удовлетворением других потребностей начнутся проблемы.

-И что нам делать с подаренным нам замком? Центр Европы все-таки; вместо того, чтобы заниматься исследованиями, нам придется постоянно держать Сферу Невидимости, или Отрицания, или Иллюзорную. А создание и поддержание купола таких размеров потребует немало усилий!

Дискуссия разгорелась настолько жаркая, что пришлось объявлять перерыв на обед. После пиршества, прерываемого лишь возлияниями за здоровье и благополучие присутствующих, дальнейшее процветание магических наук, а также чтобы не было войны, компромиссное решение наконец-то удалось разработать. Вкратце суть его свелась к следующим положениям.

Распространение достижений магических искусств действительно следует ограничить, конфисковав не только книги, посвящённые волшебству, но и зачарованные вещи. Наиболее ценное сохранить, остальное разрядить или уничтожить. Штарндаль со всем содержимым переместить куда-нибудь в тихое местечко, подальше от любопытных глаз, и сделать его штаб-квартирой, а попутно и местом для постижения знаний. Установить в замке систему порталов во внешний мир, использовать которые могли бы лишь члены Гильдии. Святому Трибуналу предписать закончить работу по поимке оставшихся на свободе или сбежавших чернокнижников, после чего он официально прекратит свою деятельность, и инквизиторы по личному выбору либо присоединятся к Гильдии, либо продолжат служение Церкви. Волшебников, остающихся инкогнито 'работать' среди обычных людей, обязать время от времени отслеживать тенденции развития цивилизации (прежде всего с точки зрения угрозы существованию самих чародеев), заниматься поисками учеников, имеющих способность к магии, и с положительной характеристикой душевных качеств, а также изыскивать альтернативные источники доходов Гильдии. И главное – провести 'коррекцию' истории человеческой цивилизации в соответствии с пожеланиями Тариона – благодаря развитию книгопечатания сделать это теперь было нетрудно. Тот день стал поворотной вехой…'

Ну, о послевоенных событиях можно почитать и в другой раз, тем более что на часах полтретьего ночи, и опять придется выбирать – вставать на завтрак спозаранку или выспаться, но рассчитывать лишь на обед. Подумав немного, Эрик выбрал второе и поставил будильник так, чтобы встать аккурат к очередному занятию, на этот раз по Зеленой магии.


Глава 25. | Первые уроки | Глава 27.