home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 33.

Когда он покинул библиотеку, дождь уже прекратился совсем, и сквозь прорехи расходящихся туч снова ярко сияло Солнце, высушивая траву и камни. Открывая ключом дверь своей комнаты, Эрик увидел, как на пол упал сложенный в несколько раз клочок бумаги, очевидно, воткнутый в дверную щель.

Сообщение на нём гласило: 'СЕГОДНЯ ДЕВЯТЬ ВЕЧЕРА У БЕСЕДКА ЕСЛИ НЕ ДОЖДЬ'. Крупные печатные буквы – как если писал ребенок или малограмотный. Или – человек, знакомый с русским лишь по словарю.

Похоже, кто-то из его закордонных друзей затеял общий сбор команды. Гека, как назло, куда-то запропастился. Олаф оказался у себя, но на вопрос о предстоящем мероприятии сделал круглые глаза.

Стало быть, некто имеет дело конкретно к нему. Но зачем вытаскивать его из замка – просто заглянул бы попозже. Да и какая беседка имеется в виду, тоже непонятно – на острове их более десятка. Автор послания не мог не учитывать этого. Скорей всего, та самая, в которой не так давно они собирались узнать содержание письма, полученного Жозе.

После недолгих сомнений Эрик решился и без пятнадцати девять прибыл на место. Никого.

Солнце почти закатилось – все-таки сентябрь на дворе. Интересно, на что рассчитывал пригласивший на встречу?

Делать нечего, придется подождать. Он присел на скамеечку так, чтобы ему была видна дорога со стороны замка, однако его самого заметить можно было бы только вблизи. В ожидании прошло минут десять.

Внезапно он услышал легкие шаги – кто-то шел по мраморным плитам дороги, однако с противоположной стороны, от пляжа. Эрик осторожно выглянул. В сгущающихся сумерках показалось, что к нему направляется Таисия, но нет – когда девушка подошла поближе, что перед ним Вин Суонг. Китаянка явно ходила поплавать в морской воде – одетый на ней купальный костюм прикрывали полотенце на плечах и легкая мини-юбка. В руках она держала пальмовую ветвь, которой периодически обмахивалась. Заметив нашего героя, она остановилась.

-А, Эрик! Отдыхаешь или ждешь кого-нибудь?

Растерявшись от неожиданного поворота событий, тот промямлил, что, мол, вышел подышать свежим воздухом.

-И я тоже. После дождя так приятно дышится! Воздух настолько напоен ароматами, что голова кругом идет, даже без всякой магии. Почти как в нашем Национальном Ботаническом саду, где собраны образцы флоры со всего мира. Я пару раз была там – незабываемое зрелище!

Эрику вновь стало немного стыдно, что сам он нигде не был и ничего толком не видел, разве что на экране телевизора или компьютера. И он перевел разговор на другую тему:

-Послушай, Вин, ты Геку случайно не встречала?

-Нет, а что-нибудь случилось?

-Просто хотел обсудить с ним кое-что, а он куда-то запропастился, даже на ужин не пришел. Китаянка понимающе улыбнулась.

-О, не волнуйся, я думаю, с твоим другом все в порядке. Здешние места столь чарующи… трудно устоять перед их соблазнами, особенно когда у тебя есть собеседник, к которому ты испытываешь симпатию – душевную, и не только. Поэтому я немного удивлена, видя тебя здесь скучающим в одиночестве.

-Однако у тебя сопровождающих тоже нет.

-Я хотела взять с собой Сюэ, но она отказалась – голова, мол, болит сильно из-за резкой перемены погоды. Честно признаюсь, я даже опробовала на ней соответствующее заклинание, но безуспешно. Поэтому оставила ее отдыхать и пить таблетки, а сама решила не лишать себя удовольствия ополоснуться в закатном море.

Эрик украдкой взглянул на часы. Десять минут десятого. Вызвавший его на рандеву явно опаздывает, поскольку, кроме них двоих, ни одной живой души поблизости не видно.

-Представляешь, случайно наступила на краба, еле успела отдернуть ногу. Они же как бультерьеры – если ухватятся за что-то клешнями, так не разомкнут, даже если клешню оторвешь! Когда я была маленькой, отец как-то принес домой живого краба, я решила с ним поиграть, а он меня за мизинец так ухватил, что пассатижами пришлось освобождать. Палей потом болел долго, родители боялись даже, что придется ампутировать. К счастью, обошлось. С той поры я стараюсь держаться от них подальше. А в твоих краях крабы водятся?

-У нас даже для раков холодновато. Поэтому этих обитателей южных морей я воспринимаю исключительно в виде палочек.

-Но они же делаются не из крабов, а из белой рыбы, да еще с кучей заменителей!

-А то я не знаю. А тебе приходилось видеть рыбу фугу? Слышал я, что ядовита очень, но после тщательной обработки пальчики оближешь. И готовить ее имеют право только специально обученные повара.

-Нет, фугу я видела только на картинках. Тем более что увлекаются ею в основном в Японии, у нас ее любителей не так много. Если интересуют детали – можешь спросить у Хиромо или Исикэ – они оттуда, должны знать. Можно я присяду? А то на одном месте топтаться не очень приятно.

Чувствовать себя неджентльменом было неприятно, и он с готовностью согласился. Вин уселась на скамеечку с противоположной стороны, отстоявшую, впрочем, всего на пару шагов от той, на которой расположился наш герой, так что они могли без проблем общаться тет-а-тет.

-Эрик, ты как-то упоминал, что городок, откуда родом, находится за Полярным Кругом. Это правда? И ты видел северное сияние?

-Все так, и то, что полгода у нас день, а полгода – ночь. И тогда на небе полыхают радужные сполохи. Красиво, конечно, но другой красоты у нас, собственно, не так и много – тундра, вечная мерзлота, горы вынутого грунта вокруг шахты, стада оленей на горизонте. И этот постоянный холод! Только здесь я немного отогрелся. Представь себе: тут мы в сентябре загораем и купаемся, а там, откуда я родом, уже завывают бураны, неся с собой первый снег.

-Ужас! – поддержала его китаянка. – И зачем вы, люди, живете в таких негостеприимных землях? Ведь на свете есть куда более приятные для жизни места.

-Эх, Вин, ты прямо как в том анекдоте про Родину… Ну а если серьезно – то в свое время, еще в эпоху Красной Империи, мой дедушка махнул на Север – подзаработать на жизнь, да так там и остался, обзавелся семьей, квартирой. Потом империя рухнула, заработки у работяг стали – только чтоб с голоду не околеть. Пришлось отцу, когда подрос, тоже идти вкалывать на шахту. Постепенно жизнь более-менее наладилась, но мечта когда-нибудь вернуться на Большую Землю так и осталась неосуществленной. Подозреваю, что истинной подоплекой желания моей семьи послать меня учиться в столицу было – чтобы хоть я смог вырваться и увидеть лучшую жизнь. А извилистый поворот судьбы забросил меня в Академию. Однако у меня и мыслей никаких нет, что буду делать после ее окончания.

-Не переживай! Не один ты такой. А кем тогда собирался стать, приехав в столицу?

-Пытался поступить, куда повезёт. Тут особо выбирать не приходилось. Ну а про наше приключение с рекламным вестником ты наверняка уже знаешь. Так и очутился тут. А как у тебя дело было? Вин встряхнула волосами, намокшими снизу, чтобы они быстрее сохли.

-Хочешь узнать мою историю? Изволь. В моей семье из поколения в поколение передавалось предание о том, что одной из представительниц нашего рода суждено стать колдуньей. Откуда оно пошло, неизвестно, знаю лишь, что связано с амулетом в виде подвески с цветком, в центре которого большой желтый камень – топаз, наверное. Каждая из девушек, достигшая шестнадцатилетия, согласно заведенному обычаю, должна была прикоснуться к нему, и тогда амулет укажет на избранницу судьбы. Моя мама, и бабушка, и прабабушка делали это, но ничего не происходило, и сам ритуал имел скорее символическое значение, поскольку никто толком не знал, что вообще должно случиться. И вот когда я взяла амулет за подвеску, камень зажегся и светил почти минуту. Домашние поахали, но и только – что дальше, предание умалчивало. А потом пришло письмо-приглашение: в один прекрасный день я обнаружила его в своем школьном ранце. Скорей всего, амулет служил своего рода передатчиком, и мое прикосновение активировало его, но кто получил сигнал? Ведь прошло не меньше двухсот лет, а может и все триста, когда он появился у нас в семье, и даже каким образом это произошло, никто уже не помнил. Такая вот загадка.

Китаянка на мгновение замолчала. А она ничего, симпатичная, неожиданно промелькнула мысль у Эрика. Изящного сложения, повыше своих соотечественников, она вполне могла бы сойти за европейку, если бы не раскосые миндалевидные глаза и прямые, черные как смоль, волосы.

-Скажи, Вин, а среди твоих предков случайно не было выходцев из Европы или Америки? Та от души улыбнулась, обнажив ряд ровных белоснежных зубов:

-Угадал: мой дедушка по материнской линии был английским служащим компании 'Бритиш Электроник Груп', работавшим в филиале компании в Макао. Моя бабушка стала его возлюбленной, но официально брачные отношения они не оформили. Когда Гонконг присоединили к Китаю, дедушка устроил себе перевод на историческую родину, опасаясь репрессий со стороны коммунистического режима. Больше он не вернулся, лишь время от времени присылал подарки и деньги. В память от него осталась маленькая девочка – моя будущая мать. Самое интересное получилось, что на дедушку больше похожа оказалась я, чем она.

Еще один 'случайный' взгляд на часы. Без пятнадцати десять. Вызвавший его сюда теперь вряд ли появится. Неужели увидев, что Эрик не один, загадочный автор записки решил не объявляться? Но не прогонять же его невольную собеседницу, к тому же такую красотку…

-Но таких полукровок, как я, в Гонконге немало, – продолжала между тем Вин, – англичане там хозяйничали столетиями. Как говорили когда-то, во владениях Ее Величества никогда не заходит Солнце. Сколько реликвий и прочих ценностей вывезли – не перечесть. Да ведь что-то подобное имело место и в вашей истории, разве нет?

-К сожалению. В Смутное Время, наступившее после падения Красной Империи, тащили и вывозили кто во что горазд. А вообще после изучения школьного курса отечественной истории у меня лично сложилось впечатление, что России в этом отношении исключительно не повезло: удивительно, что в ней вообще еще что-то осталось. Рискну показаться непатриотичным, но иногда кажется, что у моей страны вообще нет будущего. Такое впечатление, что над ней висит стародавнее проклятие, и любые, даже самые благородные начинания там превращаются в свою противоположность или гибнут бесславно.

-Ну-у, не будь таким пессимистичным. В разные времена многие страны прошли через исторические периоды, когда людям казалось, что мир, к которому они привыкли, рушится на глазах, и будущее виделось исключительно в черных красках. Пережили, однако. Меньше надо думать о глобальных проблемах, лучше о личных: если каждый будет заниматься своим делом, так оно все и наладится. А ты как считаешь?

-Полностью согласен. Хотя до сих пор не уверен, что магия – мое призвание. Признаюсь честно – до того, как попал сюда, относился к ней, как к цыганским гаданиям. Пока не сотворил свою первую иллюзию.

-У тебя получилось? А у меня ничего толком не выходит. Пробовала Факел Света, но в самом лучшем случае толку от него было как от лампочки на три ватта. А на Рой Насекомых – хоть бы одна завалящая букашка явилась! Наверное, это потому, что я очень неусидчивая. То ли дело Фэн –как займётся медитацией или книгу какую усядется читать, так три часа может просидеть без движения. Вот кто из нас станет настоящим чародеем, так это он!

-Не переживай, Вин. Если ты легко концентрируешь магическую энергию, тебе и не потребуется просиживать за кристаллом дни и ночи напролет.

Они еще долго разговаривали: о сказочных существах и загадках истории, готовящейся разведывательной экспедиции на Марс с участием людей и последнем слове науки и техники – кибернетических секретаршах, взлетах и падениях древних империй, колонизации Дикого Запада и Золотой Лихорадке, прославленных живописцах эпохи Ренессанса, даже о русской национальной кухне и китайской народной поэзии; и по многим обсуждаемым темам обнаружили единство взглядов и полное взаимопонимание.

Идиллию их плодотворного общения разрушили куранты, пробившие двенадцать раз.

-Ой, уже полночь! Однако мы заболтались. Ты такой эрудированный, с тобой так интересно общаться! Правда, нас теперь точно в замок не пустят, придется ночевать в лесу.

-А это мы сейчас проверим.

На прояснившемся небе сияла почти полная луна, дорожкой освещая путь к замку, где к тому же горело несколько окон. Вин элегантным движением взяла его под руку, и так, подобно парочке влюбленных, они добрались до ворот, которые и впрямь оказались закрыты.

Эрик подошел вплотную и подергал за громадное железное кольцо, вделанное в створку. С таким же успехом он мог бы попробовать сдвинуть с места танк, взявшись за ствол.

-Придется стучать. И тем же кольцом он пару раз со всей силы ударил о дверь и прислушался.

-Ой! – воскликнула сзади него Вин.

Одна из фигур рыцарей, та, что поближе, повернулась к ним и металлическим голосом проскрежетала:

-Вход закрыт. Приходите утром.

-Я думал, они чисто декоративные, – отозвался Эрик. – А они, оказывается, роль привратников играют. Да, этих железных болванов едва ли уговоришь пустить нас внутрь.

Живые доспехи неожиданно замерцали и, грозно лязгнув, фигура сделала шаг по направлению к нашим героям.

-Мне кажется, нам лучше уйти, – торопливо прошептала Вин, ухватившись за левую руку Эрика и потянув прочь от ворот, – ведь благодаря нашим кольцам они слышат, о чем мы говорим, так же как и мы понимаем их речь. Боюсь, твой эпитет они сочли за оскорбление, и теперь уж точно не пойдут нам навстречу.

-Ну и ладно. Мы с Гекой как-то делали ночную вылазку, так перелазили через окно.

-Увы, в своей комнате я оставила открытой только форточку, а она слишком маленькая.

-Тогда полезли через мое. Я не стал запирать ставни.

-А не боишься, что какая-нибудь живность заберется, пока спишь?

-Если здесь нет хищников, чего опасаться?

Добравшись до окна своей комнаты, Эрик проворно перелез через подоконник, после чего помог перебраться внутрь спутнице.

-А у тебя довольно мило. Я раньше представляла себе жилища одиноких представителей мужского пола как сплошной бардак, но теперь вижу, что ошибалась. Спасибо за приятно проведенный вечер, мне очень понравилось в компании с тобой.

-Так кто мешает как-нибудь встретиться поболтать еще?

-Обязательно, но на сегодня, наверное, достаточно. Мне нужно привести себя в порядок после купания. Одну минуточку… Она выглянула за дверь и тут же шмыгнула обратно.

-Там какая-то собака в коридоре! Большая, белая. Ты не проводишь меня? А то вдруг она кусается.

-Вряд ли. Скорей всего, домашняя любимица кого-нибудь из волшебников. Но давай пойдем вместе, погляжу, что за зверь там могучий.

Они вышли в коридор. Действительно, метрах в двадцати от них, на ковровой дорожке, сидел пес с грустным выражением морды, именно такой, как сказала Вин – белоснежный, и если встанет на задние лапы, передние запросто может положить на грудь. Но что делать – остается надеяться, что собака цивилизована (в замке живет все-таки!) и спокойно даст им пройти.

Однако когда подошли поближе, пес вскочил и потрусил в парадную. Они спокойно миновали коридор и, проходя мимо лестницы, увидели, что представитель собачьего племени сидит на одной из верхних ступенек и смотрит на них. В отражении неярких ночных светильников на стенах глаза собаки отсвечивали красным, что производило жутковатое впечатление. Эрик никогда не признался бы в своих слабостях, тем более в присутствии женщин, но и ему стало немного не по себе. К счастью, четвероногий друг человека вел себя мирно.

-Спасибо, что проводил, – тихо сказала Вин, когда они подошли к дверям 39й комнаты. – После того, как еще в детстве одна злобная собака порвала на мне юбку, я стараюсь держаться от них подальше. А тут такое страшилище!

И на прощание она одарила Эрика долгим нежным взглядом, так что у того сладко защемило внутри.

Путь обратно оказался проще – волкодав куда-то убежал. И лишь вернувшись к себе, он вспомнил, что так и не встретился с автором той записки. Но, может, тот даст знать о себе завтра – точнее, уже сегодня, ибо полночь миновала, и наступил новый день?


Глава 32. | Первые уроки | Глава 34.