home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3.

На улице приятели разговорились.

-Ну, как впечатление? – задал первым вопрос Гека.

-Странное. Я всегда относился к магии и всему с ней связанному, как к чему-то потустороннему. Однако и не отрицал категорически её существование. Как и прочих вещей, выходящих за рамки обыденности, вроде летающих тарелок, снежного человека, сокровенных знаний Шамбалы или воронок времени. Увиденное может быть и истинным проявлением неких таинственных сил, именуемых магическими, а может и изощренным обманом, цели которого неведомы. Возможно, мне потребуется больше доказательств, чтобы поверить безоговорочно.

-Расслабься! Даже если ты наловчишься в подобных нехитрых трюках, уже не пропадешь. Так что скоро будем учиться вместе!

-Тебе, однако, хорошо говорить – переэкзаменовка только осенью. А если Академия – туфта? Потеряю время и не поступлю никуда.

-Не переживай: больше чем в половине институтов вступительные экзамены начинаются только в следующем месяце. Давай сделаем так: раз обещали нам, что приглашение придет через три недели, подождем немного. Если до первого августа оно не прибудет, считаем наш уговор потерявшим силу. Я сяду за зубрежку математики, а ты продолжишь процесс поступления. Между прочим, условия приема в августовские вузы значительно проще, чем у тех, которые ведут его сейчас.

-Ладно, пусть так. Кстати, что за клочок бумаги она тебе сунула?

Запустив руку в карман, Гека выудил оттуда визитку – красивую, с золотым тиснением, приятно округлую по краям и лакированную с обеих сторон. Витиеватым почерком на ней было написано: 'Эльмира. Мастер магии Духа', и приведен тот же самый номер телефона.

-Магия Духа. Очень интересно. Кстати, куда они собираются прислать свое приглашение? Особа, именующая себя Эльмирой, не спросила даже наших имен, не говоря уж об адресах.

-Наверное, с помощью ясновидения. Или перед нами типичное шарлатанство. Кстати, ответ на твой вопрос как раз и станет нашей лакмусовой бумажкой. Если мы получим вызов, значит, магическое искусство действительно существует.

-Здорово сказано. Я и не сообразил столь очевидную вещь. Знаешь что? За такое дело не грех и еще по кружечке пенного напитка пропустить. Поехали обратно!

И приятели на первом попутном автобусе поспешили вернуться в лоно цивилизации, к ее небоскребам, неумолчному гулу автомобилей и запаху горячего асфальта.

Последующие две недели пролетели весело: ездили загорать и купаться, наносили визиты на дачу Геки, где в основном занимались объеданием смородиновых, малиновых и крыжовных кустов, развлекались на аттракционах столичного парка отдыха, где познакомились с двумя симпатичными барышнями. Все вместе пару раз сходили в кино на премьеры новинок и как-то даже посетили ресторан. Впрочем, продолжения не последовало: легкомысленный характер Геки не способствовал серьезному развитию отношений, а Эрик ещё не успевший отделаться от провинциального комплекса застенчивости, особой инициативы не проявлял.

Тем временем одни летние дни сменялись другими, их забавное приключение стало постепенно уходить на задний план. Эрик, в душе по-прежнему считая волшебство делом несерьезным и малоперспективным, продолжал потихоньку готовиться к экзаменам по вполне прозаическим предметам вроде физики и литературы. И если бы мог с лёгкостью переступить через данное слово, давно бы послал куда подальше всю ту затею.

Очередное утро, которое уже по счёту, началось как обычно. Умывшись и позавтракав нехитрой снедью, приготовленной тетушкой, он потянулся за учебником математики, намереваясь освежить в памяти логарифмические уравнения. Из раскрытой книги внезапно выпал конверт, которого там быть не могло по определению.

Взяв в руки, он внимательно его рассмотрел. Понять, кто отправитель, несложно – в правом верхнем углу красовалась громадная почтовая марка, на которой изображен замок – точно такой же, как на подаренных им брошюрах. Бумага конверта пожелтела от времени, как будто его забыли отправить вовремя, опомнившись лишь лет двадцать спустя.

Разыскав ножницы, Эрик аккуратно отрезал полоску бумаги с краю и извлек лист радужной бумаги, на котором аккуратным почерком, с небольшими разводами чернил, оставляемыми перьевой ручкой, было написано:

'Настоящим извещением удостоверяется, что получатель его официально зачислен в качестве студента в Академию Волшебства. Убедительная просьба по прибытии иметь с собой данное удостоверение'.

Внизу стояла размашистая подпись, закончившаяся небольшой кляксой и припечатанная сверху неразборчивой печатью. Повертев листок в руках, Эрик задумчиво поднял глаза вверх. Взгляд его непроизвольно упал на висящий на стене отрывной календарь. 31е июля.

Еще день – и он со спокойной совестью мог бы швырнуть конверт в мусорное ведро.

Последнее число второго месяца лета. Кажется, даже день рождения одного из литературных героев, тоже имевшего отношение к волшебству, но он никак не мог вспомнить, кого именно.

Пока раздумывал, что делать дальше, мобильный заиграл популярную мелодию, информируя, что кто-то очень хочет с ним поговорить. Разумеется, то был его новый друг.

-Привет! Представляешь, а мне таки пришло обещанное приглашение, причем очень необычным образом – стал одевать рубашку, а оно в верхнем кармане. Я вначале подумал – чья-то глупая шутка, но сразу понял, что такой розыгрыш устроить довольно сложно. Впечатление, что письмо написали сто лет назад, а дошло только сейчас. А тебе ничего не приходило? Соврать было неудобно, и Эрик честно признался, что тоже его получил.

-Здорово! Тогда я немедленно связываюсь с колдуньей. Если, конечно, не потерял ее карточку. На всякий случай – рекламный вестник с объявлением у тебя сохранился? Ну и замечательно. Не убегай никуда – я тебе перезвоню! И действительно, треньканье телефонного звонка вскоре раздалось вновь.

-Все в порядке. Завтра отправляемся в дорогу дальнюю. В двенадцать с вещами должны быть у нее.

-А дальше куда? Как попадем в тот замок?

-Я спрашивал об этом, но она повторила, чтобы мы ни о чем не беспокоились, главное – не забыли взять с собой письма-приглашения. На личные вещи никаких ограничений нет, если, конечно, их не будет целый грузовик. Посоветовала, чтобы не набирали много верхней одежды, особенно зимней. Так что собирай барахло, а утром я тебе снова звякну.

Эрик вздохнул, отложил в сторону ненужный теперь учебник и подтянул к себе походную сумку, с которой приехал из Игримска. Чтобы там не говорил Гека, а минимум пару комплектов белья взять придется. Скорей всего, им выдадут униформу – подобное вроде бы практикуется в образовательных учреждениях пансионного типа на Западе, однако не все же время в ней ходить! Принадлежности гигиены – само собой, так же как и медикаменты – некоторые полезно всегда иметь при себе. Сложнее с деньгами – если предстоит загранпоездка, нужно будет поменять их на общемировую валюту. Проживание в столице, конечно, проделало изрядную брешь в его финансах, однако при обеспечении всем необходимым их хватит еще надолго. Школьный аттестат, судя по всему, ему вряд ли пригодится, так же как и справка медицинского освидетельствования, но на всякий случай лучше прихватить и их. Как и паспорт. Что еще? Ученические принадлежности – тетради, ручки, линейку, пару карандашей и ластик. Ну и сухой паек в дорогу да бутылку минеральной воды. Подумав немного, Эрик дополнил список набором пластиковой посуды и столовых принадлежностей, кипятильником, карманным фонариком, подаренным на шестнадцатилетие, коробком спичек, упаковкой стирального порошка, пачкой чая и баночкой кофе.

Также придётся сообщить семье, куда и зачем убывает из Голдтауна. Нужно в срочном порядке изобрести нечто правдоподобное. Мобильная связь не годится – убедительно врать по телефону всегда было мучительно сложно, куда труднее, чем при личном общении. Поэтому проще написать письмо – либо сегодня, либо когда очутится в Академии.

Помучившись душевными сомнениями, он наконец склонился к последнему варианту. После чего сделал прогулку по магазинам, купив все необходимое и конвертировав почти всю наличность в европейские банкноты.

Незаметно подкрался вечер. Вещи собраны, и можно немного отдохнуть, не думая о завтрашнем дне. Он извлек брошюру с изображением замка и внимательно перечитал ее еще раз. Помимо сведений, уже известных от Эльмиры, буклет сообщал, что обучение проводится по четырем основным дисциплинам магических наук – целительству, чародейству духа, природной магии и стихийному волшебству. На старших курсах предлагалось также факультативное обучение основам искусства трансформации и спиритизма. Успешное окончание позволяло получить степень бакалавра по одной из главных специальностей. Особенно заинтересовал пункт, сообщавший, что Академия помогает своим выпускникам в последующем трудоустройстве (сказано это было более витиевато и обтекаемо, однако смысл был именно такой). Многие ли учебные заведения оказывают подобные услуги? Неудивительно, что наибольший процент безработных или работающих не по специальности как раз среди вчерашних студентов.

Особой статьей расписывались красоты замка и прилегающих окрестностей. Упоминалось о чистом, здоровом воздухе без примеси каких-либо вредных соединений, умеренном климате без резких перепадов температур, великолепных уголках парка, окружающего замок, и уголках дикой природы за его пределами. Сам же замок, как сообщалось, идеально приспособлен для проживания и постижения таинств волшебства. Все сказанное иллюстрировалось красочными фотографиями, на которых были изображены пейзажи окрестностей, внешнее и внутреннее убранство замка, а кое-где и улыбающиеся люди самого различного возраста и цвета кожи – очевидно, студенты и преподаватели Академии. В этом отношении буклет мало чем отличался от тех, что рассылают по белу свету сотни других общепризнанных школ, колледжей и университетов.

Просмотрев до конца, Эрик отправил его в сумку и напоследок решил еще перелистать купленную три недели назад в ближайшем магазине, торгующем полиграфической продукцией, книжку под названием 'Основы магии и астрологии'. Из нее он узнал немало нового о планетах Солнечной системы, их влиянии на жизнь человека и взаимоотношениях между собой; о полезных (не всегда и не для всех) свойствах драгоценных и полудрагоценных камней; об астральных мирах и многочисленных эфирных сущностях, населяющих их, равно как и неведомых чудищах, обитающих где-то в потустороннем пространстве, рисунки которых автор не поленился привести со столь потрясающим реализмом, словно видел воочию; уникальных свойствах порошков и экстрактов редких трав и животных, могущих излечить от любых хворей и наделить поистине богатырскими силами, не только физическими, но и душевными; и еще про массу вещей, несомненно полезных, однако едва ли необходимых в повседневной жизни. На всякий случай книгу тоже возьмем с собой.

Вот и все. Пожалуй, можно и отдохнуть, тем более что уже темнеет. Плюхнувшись на кровать, он включил телевизор и отрешенно уставился на экран. И не заметил, как задремал.

Когда очнулся, казалось, прошло не так много времени – все та же безмятежность под уютное бормотание с экрана. Однако будильник показывал почти два часа ночи. Затеваться что-либо делать в столь позднее время не имеет смысла – разве что подкрепиться. Осторожно, чтобы не разбудить тетушку, Эрик прокрался на кухню и наскоро сделал себе бутерброд и стакан чая. Интересно, когда еще удастся посидеть на этой уютной кухне, прислушиваясь к неумолчному гулу столичной жизни, не стихающему даже ночью?

Перекусив, он ещё некоторое время провёл в мечтательном полузабытье и раздумьях. Воспоминания унесли в родной город – как редко выдавались там минуты одиночества, когда он мог, отрешившись от всего вокруг, просто отдыхать душой. Общение в кругу семьи, как правило, сводилось к обсуждению повседневных проблем, угнетающих однообразием и тоскливостью сути, а также сожалениями о нереализованных когда-то возможностях, которые, без сомнения, изменили бы их нынешнюю жизнь к лучшему. Ненамногим интереснее было и с одноклассниками, интересы которых отдавали примитивизмом из-за сугубой материалистичности. Поэтому Эрик без особого сожаления покидал Игримск, в тайной надежде вырваться из привычной и постепенно засасывающей не хуже болота среды обитания. Столичная жизнь казалась другой – более богатой и беспечной. Но найдется ли в ней место и для него? После месяца, проведенного здесь, на этот счёт имелись серьёзные сомнения. Быть может, Академия магов – действительно его шанс?

Успокоенный этой мыслью, он вернулся в комнату. Щелкнув выключателем, заметил слабое фосфоресцирующее свечение на столе, где лежали учебники. Письмо!

Осторожно, буквально двумя пальцами, он приподнял его. Свет шёл не от бумаги, а от надписи, но не той, официальной. В самом низу листка проступили четыре строчки на неизвестном нашему герою языке. Не английский, хотя и знакомыми буквами – его Эрик изучал в школе. На немецкий и французский вроде тоже непохоже. Словарей под рукой нет, кроме карманного сдвоенного англо-русского и русско-английского. Интересно, является ли сей текст дополнением к официальному приглашению, или просто случайно был взят уже использованный когда-то листок, прежняя надпись на котором давно выцвела?

Поскольку в тот момент решить подобную проблему не представлялось возможным, Эрик, отложив письмо в сторону, поспешил оказаться в объятьях Морфея. Разбудил его писк мобильной связи.

-Привет! Третий раз тебе звоню, всё не отвечаешь. Неужели до сих пор дрыхнешь? Уже начало десятого, поспеши. Без двадцати одиннадцать жду тебя у входа на 'Трехстекольную'. Давай, до скорой встречи!

Пришлось наскоро умываться, завтракать ещё одним бутербродом и собравшись окончательно, прощаться с тетушкой под предлогом переезда в общежитие.


Глава 2. | Первые уроки | Глава 4.