home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 39.

Следующим утром Жозе и Гека прогулялись до магазинчика – посмотреть, есть ли в наличии то, что им нужно. Продавец, которого, как уже выяснилось к тому времени, звали Франтишек Важел, и являлся он Мастером Духа, выслушав их, остался совершенно бесстрастным – должно быть, в былые года заказывали и не такое.

-Значит, Водное Дыхание и Пространственный Портал? Хотите совершить путешествие на один из окружающих остров рифов? На лодке, наверное, было бы проще. Впрочем, дело ваше; если есть на что обменять, то все к вашим услугам. Вон на полке свиток Портала, а вот колечко Водного Дыхания.

-Насколько долго длится действие заклинаний? –деловито поинтересовался Жозе.

-Для колец минимальный заряд, который допускается для выставления на обмен – десять зарядов. Фактически полтора-два часа плавания под водой вам гарантированы. Что же касается Портала, – продавец привстал, чтобы взглянуть на соответствующий объект торга, – то он будет действовать в течение двадцати часов плюс-минус два часа.

-А как можно по внешнему виду свитка определить, на сколько времени его хватит? – недоуменно спросил Гека.

-Очень просто. Сейчас увидите сами! – пан Важел снял с полки два свитка, скрепленные вместе обычной резинкой. – Видите полоску над текстом формулы? Думаете, она тут для красоты? Как бы не так! Грубо говоря, чем она длиннее, тем более мощное заклятие наложено на бумагу. Здесь, как видите, полоска примерно в половину ширины свитка. Это на уровне хорошего Мастера.

-То есть ее длина определяет цену?

-Совершенно справедливо. Не только тип заклинания, но и его относительная сила влияют на стоимость моего товара. И вы, когда займетесь заколдовыванием, увидите, хорошо ли оно вам удается, или не очень. В свое время, чтобы не плодились во множестве свитки с очень слабыми заклятиями, бумагу стали изготавливать таким образом, что она не воспринимает магическую энергию ниже определенного уровня. Я не очень хорошо разбираюсь в технике ее изготовления, мое дело – торговать. А потому, если предложенное мною вас устраивает, приносите, что имеете, и заключим сделку.

-Можно только попросить вас об одной совсем маленькой услуге – отложить эти вещи для нас. Мы обязательно вернемся и выкупим! Продавец на мгновение задумался.

-Ладно, будь по-вашему. Я уберу их с витрины. Но не более чем на месяц, после чего вновь выставлю их на продажу. Так что поспешите, если они действительно вам необходимы!

Перед тем, как покинуть магазин, на деньги, собранные накануне в складчину, Жозе приобрел еще бумаги – так, чтобы с избытком досталось всем участникам приключения.

Эрику пока вполне хватало тех листков, что они с Гекой приобрели еще в первое свое посещение магазина. Поэтому свою долю он подарил Вин, за что был удостоен благодарственного поцелуя в щеку – более скромного, чем получил от Таисии после семинара по магии Духа, – но не менее приятного. Его нос ощутил тонкий аромат, исходивший от ее волос, но он не рискнул бы даже предположить, какой маркой духов она пользуется.

Для изготовления свитков после некоторых раздумий он выбрал Ментальный Барьер, окружающий колдующего кольцом невидимой психической защиты. При попытке пересечь ее нарушитель испытывал неприятные чувства – страх, растерянность, непонятную тревогу, душевную усталость и т.п. – заклятие было многопрофильным, для каждого случая существовал свой вариант формулы. Частными случаями его рассматривались и Сфера Отрицания, призывающая побыстрее покинуть 'нехорошее' место, обойдя его стороной, и Отвод Глаз, ненавязчиво отводящий взгляд человека в сторону, противоположную эпицентру заклинания.

Для начинающих волшебников учебники по Желтой магии советовали тренироваться на облегчённом варианте заклинания, внушающем беспокойство. Правда, те же учебные пособия рекомендовали пробовать сооружать Ментальный Барьер лишь студентам, посвятившим изучению магии не меньше двух лет и определившим своею специальностью именно магию Духа. Но, в конце концов, попытка – не пытка, что он теряет в случае неудачи? Зато, если получится, его свиток внесет весомый вклад в их общее дело.

Однако в тот день госпожа удача была явно не на его стороне. Листок упорно не желал сворачиваться в трубочку. Сделав около десятка попыток, Эрик решил, что с него хватит, пора отдыхать. А потом можно и помедитировать немного.

Вновь метель желтых снежинок, сменившаяся вскоре иной картиной, в которой он оказался в потоке солнечных лучей, идущих как будто со всех сторон одновременно, и пронзающих насквозь. А при каждом вдохе словно втягивал их, отчего чувствовал себя все сильнее, да настолько, что мог стянуть их движением руки, как если бы то были шелковые веревки.

И понял он, что способен отныне не просто пассивно впитывать энергию, даруемую кристаллом, а по-настоящему концентрировать ее, поглощая намного больше, чем раньше. Но все же решил не спешить проверять себя, отложив дела на завтра.

А сегодня можно и развлечься чтением художественной литературы. Помнится, Мастер Халид дал ему книжку про драконов. Что ж, посмотрим, что интересного там накарябано.

'…теперь, когда пальцы, держащие перо, дрожат, и я с трудом различаю буквы, начертанные моей же рукой, провидение велело отложить все суетные дела в сторону и описать все случившееся с нами в Шашшулищ – стране драконов – много лет назад.

Я и мой товарищ Никколо были молоды тогда и любили авантюры и веселые приключения, благо не обременяли нас семейные проблемы и необходимость тяжким каждодневным трудом зарабатывать себе на жизнь. Мы объездили много стран и повидали немало чудес, и пресытилось сердце наше, трудно стало удивить его чем-либо. В поисках все новых развлечений забирались мы все дальше, пока в одном захолустном приморском городке судьба не свела с тем, кто отправил нас в Драконию.

Познакомились мы с ним благодаря хозяину местной таверны, где остановились на ночлег. Узнав, что душа наша истосковалась по настоящим приключениям, посоветовал обратиться к живущему на одном из окружающих городок холмов отшельнику-колдуну, который, по его словам, 'со многими диковинными существами знается, и в земли их дороги ведает'. За неимением лучшего решили мы навестить чародея – авось позабавит чем, будет о чем рассказать по возвращении в родные края.

Колдун встретил настороженно – подумал, наверное, что мы обычные бандиты. Впрочем, грабителям, вздумавшим покуситься на имущество хозяина дома, равно как и на него самого, весьма рисковали – поблизости бродил громадный бурый медведь, следивший за всеми, оказавшимися поблизости. Есть и другие сюрпризы, заявил отшельник, и тем, кто на них наткнется, очень не поздоровится. Однако, узнав о цели нашего визита, немного смягчился.

Стало быть, вы из тех, чье сердце жаждет бессмертных подвигов? Что ж, если храбрости вам не занимать, в моих силах развлечь вас так, что впечатлений хватит на всю оставшуюся жизнь. Выбирайте, куда хотите отправиться. Желаете поохотиться на демонических тварей, одним видом своим оскорбляющих зрение? Или принести с собой в качестве трофея голову дракона? Или сойтись в поединке с предводителем орочьего племени, и в случае удачи забрать себе все богатства зеленокожих? За соответствующую плату я открою вам портал, а дальше дело за вами.

Подумав немного, мы решили, что если добудем настоящую драконью голову, то обретем славу героев и самых искусных охотников нашего столетия, ибо кто еще может похвастаться такой добычей? Получив задаток, колдун согласился потрудиться для нас, посоветовав запастись всем необходимым и прийти вновь на рассвете.

Готовясь к путешествию, мы обошли торговцев, приобретя лучшее, что имелось в продаже в том захолустном городишке. Разжились кривой остроотточенной саблей и длинным кинжалом в дополнение к нашим шпагам. Рыцарские доспехи и щиты давно уже вышли из моды, да и, если верить балладам, посвященным сражениям героев с драконами, часто от них было мало толку. Зато пара мушкетов показалась совсем нелишней. В одежде остановили мы свой выбор на прекрасных охотничьих костюмах вольных стрелков, не сковывающих движений. Закупили побольше провизии, чтобы не испытывать мук голода, а также несколько бутылок добротного бургундского. Заглянули и к аптекарю, снабдившему нас мазями от ожогов и ран, порошком от лихорадки и общеукрепляющими настойками.

Когда на следующий день вновь явились к хижине отшельника, тот, удостоверившись, что мы не передумали, попросил подождать немного. И вскоре через полупрозрачную стену, переливавшуюся всеми цветами радуги подобно мыльному пузырю, увидели перед собой иной мир. Волшебник сказал, что мы очутимся в нем, как только шагнем через стену. Портал закроется за нами и откроется вновь ровно через неделю, чтобы мы смогли вернуться обратно со своей добычей.

И вот радужная дымка позади, и мы там, где едва ли кто бывал до нас. Непривычные желто-зеленые растения, далекое бело-голубое светило на бледно-фиолетовом небе, оранжевые и красные цветы, растущие, казалось, прямо на камнях и источавшие слабый запах корицы. Мы оказались на небольшом плато предгорья, сзади нас – горный хребет, простирающийся почти до горизонта, впереди – густые непроходимые заросли, дорогу в которых придется прорубать. Посовещавшись, решили для начала сделать привал – обсудить дальнейшие действия.

Единственной разумной мыслью казалось – карабкаться в горы на поиск пещер, где, по нашему разумению, должны обитать звероящеры. И вот, когда уже собрались делать это, воочию увидели одного из них. Дракон, а точнее дракончик, поскольку оказался неожиданно совсем небольшим – всего лишь с теленка средних размеров, да к тому же еще необычного зеленого цвета, вынырнул из-за верхушек деревьев, а затем, спикировав, опустился на траву невдалеке от нас.

Я схватился за рукоятку сабли, но Никколо придержал мою руку. Представитель крылатых рептилий смотрел на нас во все глаза, но не взором хищника, приметившего жертву, а скорее с любопытством. Потом прошипел что-то, для нас, естественно, совершенно непонятное; видя, что мы никак не реагируем, он заговорил по-другому, не раскрывая пасти, а вполне привычные нам слова как бы сами по себе рождались в голове (как мы узнали потом от учёных мужей, способность делать такое называется телепатией).

-Кто вы и откуда? – спросил он.

-Мы из Европы, – ничего лучшего не придумал я, даже не сообразив, что дракончик вряд ли знаком с каким-либо из языков нашей грешной планеты. Однако тот прекрасно нас понял, правда, истолковал по-своему.

-А, Путешественники! Ни разу не видел. В нашу глухомань они очень редко заглядывают. Моя семья будет очень рада видеть вас! Подождите здесь немного, я приведу их сюда.

Взмахнув крыльями, ящер взлетел и вскоре скрылся из глаз, оставив нас в полнейшем недоумении. Разговаривающая рептилия – такого мы ожидали в последнюю очередь! Может, лучше было сразу снести ему башку, а теперь он вернется с подмогой. Но товарищ мой рассудительно заметил, что зверюга, похоже, приняла нас за важных персон. Все же не помешает держать оружие наготове – неизвестно, что у них на уме. Может, они подобным образом заманивают в ловушку? Но – что сделано, то сделано.

Рептилии не заставили себя долго ждать. Прилетело их трое – один значительно крупнее двух других, среди которых находился и наш новый знакомый. Приземлившись, тот с ходу завел разговор:

-Познакомьтесь, мой папа и старший брат Аррашша.

Старший дракон махнул крылом, легонько стукнув им по голове не в меру общительного юнца и прошипев вразумление не лезть поперек батьки в пекло, после чего заговорил с нами на том же телепатическом языке:

-Мой сын сказал, что вы из мира, называемого 'Европа'. Мы никогда не слышали о таком. Но во Вселенной великое множество миров, заселенных диковинными существами – их больше, чем зубов во рту у нас всех! – и даже наши прославленные мудрецы знают далеко не все. Куда уж нам, простым фермерам! Но мы вовсе не неотесанные болваны и постараемся сделать так, чтобы вы ни в чем не нуждались. Надеюсь, вы не откажетесь стать нашими почетными гостями и по достоинству оцените гостеприимство Шаррассу. Критическим взором осмотрев нас, он продолжал:

-Судя по строению ваших тел, летать вы не умеете. Не воспримите мои слова как оскорбление, просто наша местность мало пригодна для пешего передвижения. Правда, если ваши задние конечности приспособлены для совершения высоких прыжков, вы без труда сможете перемещаться по горным уступам.

К величайшему стыду своему мы вынуждены были признать, что и скакать, подобно кузнечикам, не умеем тоже.

-Тогда остается только одно. Забирайтесь к нам на спины и держитесь крепче.

Кто бы мог подумать, что придется путешествовать верхом на драконе, словно то скаковая лошадь? Расскажи такое в обществе друзей-собутыльников – меня бы подняли на смех, а то и вовсе объявили сумасшедшим. А между тем все, о чем пишу – чистая правда. За давностью лет я мог многое подзабыть, но сочинять небылицы – никогда!

Никколо, как более упитанный, вскарабкался на дракона-отца, я же довольствовался местечком на спине Аррашши. Кожа ящера на ощупь оказалась сухой и холодной. Не сразу и вспомнил, что привычные нам рептилии не умеют согревать свою кровь и потому вынуждены зимой впадать в спячку.

Крылатые рептилии направились в горы. С высоты птичьего полета я понял, что имел в виду глава драконьего семейства – скалы нависали почти отвесно, без навыков скалолазания и соответствующей экипировки нечего было и пытаться соваться туда. Но кто мог знать о том наперед? Нам даже не пришло в голову, что существам, способным летать, вовсе незачем строить дороги, и потому непроходимые чащобы и неприступные скалы для них проблемы не представляют.

По другую сторону горного хребта местность стала более пологой. Мы заметили ровные прямоугольники зелени; как выяснилось, то были грядки культурных растений, посаженных хозяевами здешних мест. Не сразу, но вспомнил я слова Шаррассу, что они занимаются фермерством. Урожай частично оставляют себе на прокорм, а излишки продают или обменивают. К вящему нашему удивлению оказалось, что зеленые драконы питаются исключительно растительной пищей.

Мы подлетели к одной из пещер, которых в тех местах пруд пруди – некоторые заняты драконьими семействами, но большей частью пустующих. Нас встретили дракониха-мать и два совсем маленьких детеныша – младшие сестры Рушшисса, нашего первого знакомого в здешнем мире.

Воздух наполнился свистом, шипением и перещелкиванием – семья бурно обсуждала наше появление. Наконец гомон немного притих, и глава семейства объявил, что предоставляет в наше полное распоряжение одну из близлежащих незаселенных пещер, самую лучшую, что есть в окрестностях. Также они будут рады, если перед тем, как продолжим свой путь, погостим у них хотя бы с десяток дней.

За неимением других вариантов мы согласились; надо было для начала хотя бы продумать планы на будущее. Колдун даже не обмолвился, что крылатые рептилии умеют разговаривать, скорей всего, и сам о том не подозревал. Впрочем, а кто в нашем мире знает о них что-либо, кроме избитых стереотипов? Уже тогда кому-то из нас пришла в голову мысль, что когда благополучно выберемся из Драконии, то обязательно напишем о своих приключениях. В конце концов чем мы хуже прохвоста Америго Веспуччи, именем которого назвали целый континент?

Однако если не добудем какие-нибудь неопровержимые доказательства наших слов, рискнем прослыть пустопорожними болванами, чего не допускали понятия о чести. Первоначальную затею – добыть голову дракона – пришлось отложить: ну не будешь же рубить башки столь радушным хозяевам, соблаговолившим даже прокатить тебя на своей спине!

И все же свой трофей мы добыли, правда, очень необычным способом. Но о том немного позже…'


Глава 38. | Первые уроки | Глава 40.