home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 41.

Утром следующего дня сразу после завтрака заскочил Гека – похвастаться своим первым свитком.

-Вот! Заклинание Рой Насекомых. Наконец-то он у меня получился!

-А каких конкретно насекомых вызывает?

-Не знаю. Я использовал общую формулу. А это мы сейчас проверим!

Гека развернул свиток, и в то же мгновенье в комнату влетел жужжащий клубок мух.

-Бли-ин! Зачем ты это сделал?!? Гони их обратно!

Схватив, что попало под руку, приятели погнали в окно противных созданий. Те, кого они не успели выгнать, исчезли сами, когда закончилось действие заклинания.

-Ну, не сердись. Я как-то не сообразил, что им можно было просто приказать улететь. И свиток теперь назад не свернешь, осталось лишь его выкинуть. А все-таки признайся, было здорово! Первое заклинание, сработанное собственноручно! А я ведь к тебе не только по его поводу шел. Хочешь немного прогуляться? Есть что показать.

-Что именно?

-Проще продемонстрировать, чем рассказывать.

-Если оно того стоит, то пошли.

Они покинули замок и направились прямиком в лесные заросли. Вначале Эрик подумал, что его приятель направляется к поляне, где давеча проходило занятие по Зеленой магии, но нет – Гека свернул совсем в другую сторону.

-И долго нам еще топать?

-Совсем нет: расщепленную березу вдали видишь? В нескольких шагах от неё.

Подойдя к дереву, Эрик оглянулся по сторонам. Что же такого здесь необычного, ради чего Гека притащил его сюда?

-Вон там, у старой сосны.

В указанном направлении находился побег ели – небольшой, не более метра в высоту. И ничем он не отличался бы от сотен других таких же, растущих по всему лесу, если бы не был весь покрыт налетом сажи.

-Видишь? То же самое, что и с бамбуковым побегом. Ты и теперь считаешь, что это случайность?

Подойдя поближе, Эрик внимательно осмотрел несчастное деревце. Снова впечатление, будто кто-то облил его бензином и поджег, но почти сразу затушил, чтобы не обратилось в пепел. Он попытался отломить маленькую веточку – удалось не без труда: растение не засохло, и на сломе сразу проступила капелька смолы. Но что же такого случилось с ним? Ведь рядом точно такие же побеги преспокойно зеленеют.

-Есть и еще кое-что, – сказал Гека, отломив ветку с соседнего дерева. – Сок здорового растения не вызывает никаких неприятных ощущений, в то время как больного жжется. Можешь убедиться сам.

Эрик приложил слом ветки к тыльной стороне ладони. Действительно, вскоре появилось чувство, будто на кожу попала кислота.

-Я это установил случайно, когда детально обследовал одно из таких растений, – продолжал его приятель, – вообще на острове я видел их три, причем разных видов. Вначале тоже подумал, что болезнь или грибок какой – ну не может нормальное растение быть черным! – пока не увидел, во что буквально за минуты превратился бамбуковый стебель.

-Ты по-прежнему считаешь, что без магии не обошлось?

-А разве нет? Погоди, я еще доберусь до истины и разоблачу того гада, что природу портит.

-Смотри только, чтобы он, обидевшись, не попытался применить то колдовство на тебе.

-Не думаю, что он настолько безумен, чтобы не понимать, что ему это с рук не сойдет. Помимо товарищеского порицания скорей всего пропишут исключение из Академии. И – прости, прощай вольготная студенческая жизнь, придется тяжким трудом зарабатывать себе на хлеб и пиво.

-А если девушка безобразничает?

-Тогда – на косметику. Правда, что-то не верится, чтобы наши очаровательные однокурсницы способны творить подобные мерзости.

-Ты слишком идеалистически относишься к ним. В их душах тоже кипят нешуточные страсти, иногда даже похлеще, чем у нас. Кто знает, может, кто-то из них замыслил попортить жизнь однокурснице, а пока тренируется на растениях?

-Возможно, ты и прав. Совсем как в анекдоте про маленькую девочку. Знаешь его? Идет как-то мужик мимо песочницы, смотрит – сидит в ней маленькая девочка и рвет на части плюшевого медведя. Мужик обалдел, спрашивает:

-Ты, наверное, девочка, животных не любишь? А та ему в ответ:

-Да я, дяденька, и людей-то не очень… Приятели от души посмеялись.

-В таком случае остается найти, кому перешла дорогу Рамина.

-Боюсь, это не так легко осуществимо. В чужую личную жизнь лучше вообще не залезать. К тому же где гарантия, что идем правильным путем? Мой тебе совет – не лезь на рожон.

-И не собираюсь. Пока просто понаблюдаю. Если такие 'заболевания' будут продолжать возникать снова и снова, поговорю с Баджи. Надо же что-то делать!

И, прогулявшись немного по округе, дабы полюбоваться семейством экзотических птиц, они вернулись к себе: Гека – колдовать новый свиток взамен истраченного зря, Эрик – дочитывать книгу.

'…Вскоре после сражения с черным хищником в долину пожаловал белый дракон. То был Ууррш – учитель подрастающего поколения обитателей всех окрестных гор. Он осмотрел раненых, выдал им корешки и листья лечебных трав и мази для заживления кожи, обожженной ядом (наши аптекарские препараты, увы, оказались малоэффективны для ящеров с их оранжевой кровью, в чем мы имели честь удостовериться собственноручно), а также засвидетельствовал произошедшее. После выполнения всех необходимых формальностей мы были удостоены чести побеседовать с ним.

Я слышал о том, что в одной из пещер поселились инопланетники – гости Шаррассу, сказал Ууррш. Все собирался посмотреть лично, да никак не мог выбраться – стар стал, летать на дальние расстояния уже трудновато. Аррашша и Рушшисс рассказали, что вы не смогли вернуться в свой мир и потому вынуждены были остаться в наших краях.

Удостоверившись, что это действительно так, и мы не отказались от мысли рано или поздно оказаться дома, он заявил, что представителей человечества лично ему видеть не приходилось. Но если ваши ученые знают формулу нашего мира, добавил он, значит, кто-то из них уже бывал здесь и, соответственно, вступал контакт с моими соотечественниками (не факт, мелькнула у меня мысль, если другие люди проникали сюда с той же целью, что и мы, но в отличие от нас не вели переговоров). Я попробую помочь вам, расспрошу своих коллег – вдруг кто-нибудь случайно знает магический адрес вашей планеты.

С тем Ууррш и отбыл, на прощание нацарапав на одной из небольших каменных плит (использующихся ящерами в качестве табличек для письма) несколько иероглифов. Смысл надписи сводился к тому, что принадлежащие нам трофеи добыты в честном бою с черным разбойником, напавшим на деревню. Без этого, пояснил он, за пределами поселения зеленошкурых нас могут привлечь к ответственности за убийство или надругательство над телом умершего. Табличка та до сих пор хранится в моей коллекции как бесценная реликвия.

Понятие времени у белых драконов отличается от нашего: живут они долго и никуда не спешат. И потому мы прожили в благодатной долине еще два праздника окончания сбора урожая, прежде чем в нашей судьбе произошли изменения. После той битвы наш авторитет среди драконов-тружеников весьма вырос; нас уравняли в правах с главами семейств и, если бы того пожелали, могли бы принимать участие при решении вопросов, касающихся всего племени. Но мое личное мнение – куда большую пользу принесли мы, обучив драконов виноделию.

В самом начале повествования я упоминал, что, собираясь в поход, среди всего прочего прихватили несколько бутылок бургундского. Как-то, когда уже обосновавшись на новом месте жительства, решили мы устроить себе небольшой праздник с жарким из саррашей и стаканчиком доброго вина. Учуявший тонкий аромат Шаррассу заинтересовался его источником; нам пришлось налить и ему. Спиртное пришлось дракону по вкусу, он вылакал целую бутылку и стал расспрашивать нас, как приготовить сей божественный напиток. К тому времени мы уже знали, что собранные ягоды ящеры хранят в подземных пещерах у подножия гор, в которых достаточно холодно – для лучшей сохранности, а подпорченные и перезревшие плоды безжалостно выкидывают. Наши познания в изготовлении хмельных напитков, конечно, несравнимы с искусством профессионального винодела, но – попытка не пытка: под нашим чутким руководством драконье семейство соорудило подобие бочки, куда надавили сок ягод сауусс – излюбленного лакомства крылатого племени, пригодные в пищу и нам (правда, для человека те слегка горьковаты). Когда необходимая степень брожения была достигнута, полученный напиток процедили через ткань и разлили по заранее приготовленным деревянным кувшинам. Драконам понравилось, и вскоре в долине целую плантацию отвели под посевы сауусс – вино стали изготавливать не только 'для внутреннего употребления', но и на продажу. Дела у Шаррассу и его коллег-виноделов быстро пошли в гору; целые бригады зеленошкурых регулярно курсировали в Лащирр – столицу драконьего царства, сбывая бочки с вином. Как-то из одного такого вояжа Шаррассу привез нам подарок, упакованный в листья вершша. Развернув их, мы обнаружили внутри целую россыпь крупных драгоценных камней.

Это – ваша доля в нашем торговом предприятии, пояснил ящер. Нам посчастливилось сторговаться с Ирраши – главным закупщиком продовольствия для сообщества красных драконов, который купил все, что привезли, и выразил желание приобрести и следующую партию товара тоже.

Мы от души поблагодарили его – награда за обучение основам виноделия оказалась более чем щедрой. Любого из этих камушков хватит, чтобы купить поместье на несколько сотен душ, помнится, сказал я тогда. Мелко плаваешь, возразил мой приятель – за десяток таких камней ты купишь целое графство или курфюрство вместе с титулом. Неплохая перспектива, если учесть, что оба мы из захудалых дворянских родов, к тому же испорченных купеческими мезальянсами. Те гроши, что позволяли вести вольный образ жизни, не шли ни в какое сравнение с богатством, обладателями которого неожиданно стали.

Честно, по-братски, мы поделили добычу, уповая, что рано или поздно все же вернемся на родную планету. Договорились, что если с кем-либо из нас случится непоправимое, другой заберет его долю и пожертвует часть денег на помин души. Никому из нас и в голову не пришло, что можно подстроить 'несчастный случай' и забрать все себе. К сожалению, я наслышан о подобных историях, довольно часто случающихся в Новом Свете – стоит стать счастливыми обладателями индейских реликвий или пиратского золота, как бывшие друзья тут же становятся злейшими врагами, и из таких экспедиций часто возвращается меньше половины, а то и вообще только один – тот, кто оказался коварнее других…'

Как похоже на историю России конца ХХ века, подумал Эрик. Родившись много позже, тем не менее по рассказам старших, книгам и кинофильмам он вполне представлял себе ту эпоху, когда в одночасье сколачивались громадные состояния, но – рушились простые человеческие отношения…

Неожиданно мелькнула мысль – а если их команде посчастливится найти что-нибудь ценное, как поделят находку? Удастся ли поступить по справедливости, или кто-то пожелает получить больше причитающегося ему? Хорошая будет проверка истинности их дружбы. Есть повод задуматься – а как он сам поступил бы в аналогичной ситуации?

Не пытался бы ухватить кусок пожирнее в ущерб другим – это уж точно. И потребуй товарищи себе часть его доли – драться не стал, отдал бы. Но и выводы о таких 'друзьях' сделал бы соответствующие.


Глава 40. | Первые уроки |