home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2. Георгины старого капитана

Отставной капитан Кристап Лея насупившись ходил из комнаты в комнату.

— Полундра! — произносил он время от времени. — Ну пусть только эти сорванцы попадутся мне под руку!

— Полундр-р-ра! Полундр-рра! — передразнил его сиплый голос откуда-то из-за пышного фикуса, стоящего в углу. А потом вдруг заверещал высоким голосом: — Чико хочет есть! Чико хочет есть!

— Замолчи, Чико! — прикрикнул капитан. — Уно придет, тогда и будем есть.

Чико, желтого какаду, капитан четверть века назад привез с Филиппинских островов.

— Не рругайся! Иди прррочь! — прохрипел попугай и замолк.

Репертуар Чико был довольно широким. Словам «полундра» и «иди прочь» он обучился у самого капитана. Попугай выкрикивал их низким рокочущим басом. А покойная жена капитана выучила птицу говорить «Чико хочет есть», «тише» и «не ругайтесь». Эти слова какаду старался произносить как можно мягче, насколько позволяло его птичье горло.

— Что случилось, дедушка? — спросил, входя в комнату, уже знакомый нам рыжеволосый парнишка.

— Сломали мои самые красивые цветы! «Поль Робсон», черные, как деготь. И красные, «Утренняя заря», которые мне прислали аж из Москвы. Ну, доберусь я до них. Тогда узнают, что стоит капитан Кристап Лея.

— Даю тебе честное слово, дедушка, я найду виновных. Ты же знаешь, что в нашей семье все прирожденные следователи. Договорились?

— Выяснишь потом, — нехотя согласился дедушка. — Пусть только мои цветы оставят в покое. А теперь быстро обедать, Уно.

— Не рругайтесь! Чико хочет есть! — прозвучал из угла голос, очень похожий на голос покойной бабушки.

Уно первым делом насыпал попугаю его любимого проса и только после этого принялся за жареный картофель. Капитан, озабоченный своими цветами, совсем не думал о еде и машинально тыкал вилкой мимо тарелки.

— Дедушка, ты же работаешь впустую, картошка-то в тарелке лежит, а не на скатерти, — рассмеялся Уно.

В этот момент в дверь постучали, и в комнату проскользнула соседка, пенсионерка Паулина Пурвинь.

— Ну, как говорят, благослови господь и приятного аппетита, — промолвила она сладким голосом.

— Полундра! — неожиданно прозвучало из-за фикуса.

— Фу ты, погань, чего рот разинул? Пугаешь только добрых людей! — сплюнула Пурвинь.

— Уйди! Уйди! — не унимался попугай.

— Оставь в покое! — сурово прикрикнул на него капитан. — Совсем распустился, ругается, как хулиган.

Чико замолчал.

— Я к вам, господин капитан…

— Господа давно уже смотались к капиталистам, — проворчал старик.

— Прошу прощения, товарищ капитан. У меня к вам дело. А это кто у вас? Неужто внук? — с любопытством осведомилась Пурвинь, увидев Уно. — А мне помнится, у твоего сына дочь была.

— Сама видишь, чего же спрашиваешь, — проворчал дед. — Так что у тебя за дело ко мне?

— Ты, я знаю, по-иностранному понимаешь, а мне, вишь, книга чудная какая-то попалась. Как ни верти, ничего не понять. То ли драка какая, то ли еще чего…

Пурвинь, развернув передник, вынула книгу и подала ее капитану. Капитан надел очки, прочел название и начал так громко смеяться, что какаду не выдержал и закричал: — Тише! Тише!

— Что это ты на старости лет вздумала спортом заниматься? Да еще каким! Дзюдо!

— Боже упаси! Я-то нет, — объясняла Пурвинь. — Книгу-то эту я нашла в курятнике рядом с моим бедненьким Пексиком. Какие-то беспутные мальчишки сломали петушку ногу и вывихнули крыло.

— Какой кошмар, какой кошмар! — в этом капитан был совершенно согласен с матушкой Пурвинь. Уно некоторое время прислушивался, как старики перебирали имена окрестных мальчишек, а потом потихоньку выскользнул за дверь.

Прежде всего он внимательно оглядел дедушкины клумбы с георгинами. На хорошо разрыхленной земле рядом со следами разношенных шлепанцев дедушки был виден четкий отпечаток подошвы кедов.

— Сороковой размер, — пробормотал про себя Уно, — это стоит запомнить. Хотя несчастье не так уже велико, как кажется старому капитану, Несколько сорванных цветков.

Засунув руки в карманы шортов и тихо посвистывая, Уно вышел на улицу. От пивоварни по всем окрестностям разносился острый аромат хмеля. Только что окончилась смена. Рабочие торопились по узкой улочке к трамвайной остановке. У штаба добровольной народной дружины стояла группа молодежи.

— Придется поднажать, — сказал один из стоявших. — Завтра в порт приходит судно «Альбатрос» с иностранными туристами.

— Ну, тогда откроется торговля! — добавил другой.

Уно подошел поближе. Разговор его чрезвычайно заинтересовал. Но, к сожалению, дружинники дождались своего товарища и вошли в штаб.

Уно прошел во двор. Все окна первого этажа были открыты. В углу двора в песочнице копались малыши. На скамейках под липами сидели бабушки. На него никто не обращал ни малейшего внимания.

Уно подошел к первому окну. Какая-то женщина с высоким начесом разговаривала по телефону:

— Где течет? У гражданина наверху? Каких граждан? Говорите яснее! Двенадцатая квартира, так нужно было сразу и говорить. Минуточку, сейчас запишу. Нет, капитальный ремонт этим летом мы вам сделать не можем, придется потерпеть. Что вы сказали?..

Здесь, очевидно, находилось домоуправление. В соседней комнате лысый мужчина в пестрых нарукавниках с немыслимой скоростью стучал костяшками счетов.

Из третьего окна донесся могучий взрыв смеха.

— Когда мы его раздели, оказалось, что на нем было три женских купальных костюма, один на другом и один другого ярче. Янка щелкнул аппаратом. «Только не вешайте меня в своей газете, увидит мама, тогда мне конец», — у бедняги аж нижняя губа затряслась.

— Молодцы эти «три шпаги», вовремя нам сообщили, — проговорил кто-то и, подойдя к окну, сбросил пепел с папиросы прямо на голову Уно.

— Они уже много раз нам помогали. Из этих ребят получатся в свое время отменные следователи.

— Почему ты думаешь, что это ребята, а не девочки?

— Три шпаги — это символ трех мушкетеров, — пояснил первый. — Да мы с ними познакомимся, сами придут. Ну, ребята, пора на дежурство. Милиция предупреждала, что в нашем районе работает банда спекулянтов, только никак не удается ее раскрыть. Может быть, нам повезет.


Уно и три мушкетера

— Ты что, мальчик, кого-нибудь ищешь? — вежливый голос прозвучал над самым ухом Уно. От неожиданности он вздрогнул. Рядом стоял старичок с длинной белой бородой, совсем как у Деда-Мороза.

— Я? Я? Да, скажите, пожалуйста, не живет ли здесь такой высокий парень в кедах?

— В чем? В чем? — переспросил старичок, приложив руку к уху.

— В кедах. Это такие ботинки с резиновыми подошвами, — Уно кричал старичку в самое ухо.

— Нет, не замечал. В нашем доме живут Ивары, Айи, Петеры, Яны, насколько я могу припомнить, а как ты говоришь, в кедах, нет, таких не примечал.

— Спасибо, дедушка, — выкрикнул Уно и вдруг замер. Во двор, засунув руки в карманы, медленно входил Портос. На ногах у него были совершенно новые кеды. Большущие, наверняка сорокового размера.

— Ивар! Ивар! — закричали малыши и мигом бросили ящик с песком.

— Айя меня ударила, — жаловалась одна девочка.

— Иваринь, покачай меня на качелях, — просила другая.

— И где ты весь день шатаешься? — строго спросила третья девочка постарше. — Мама тебя искала и ругалась.

Никем не замеченный Уно выскользнул на улицу.

— Одна пташка уже в руках, — с удовлетворением сказал Уно и зашагал в сторону дома. — Теперь подумаем логически. Утренняя драка произошла возле соседнего дома. Значит, и второй мушкетер живет где-то здесь, поблизости.

Из окна дедушкиной комнаты двор был виден как на ладони. Уно уселся на подоконник и притворился, что читает книгу. Не прошло и получаса, как в ворота вошел кудрявый мальчишка, которого звали Арамисом, Опустив голову, внимательно ступал он по двору, будто что-то разыскивая. Обойдя двор, Арамис скрылся за сараем. Через некоторое время оттуда донеслось куриное кудахтанье.

— Ну кто там опять! — заспешила пенсионерка Пурвинь. — Уж если я поймаю, отлуплю, как…

Арамис проворно перемахнул через забор и как ни в чем не бывало снова вошел во двор со стороны улицы.

— Вашим курам, очевидно, приснился дурной сон. Это у них иногда бывает, — успокоил он старушку.


Глава 1. Три мушкетера учатся дзюдо | Уно и три мушкетера | Глава 3. Д’Артаньян