home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4. Три скрещенных меча

— Ну, — спросил Атос, когда все уселись рядом перед шалашом. — А теперь выкладывай, кто ты такой?

— Д’Артаньян. Я вам уже сказал, — ответил Уно.

Три мушкетера засмеялись.

— Ты д’Артаньян? На смех курам бабушки Пурвинь, — прыснул Портос.

— На, посмотрись, — Уно достал из широкого поясного кармашка маленькое зеркальце. — Посмотрись-ка в него, да получше.

— Зачем? — Портос немного смутился, но внимательно посмотрел на себя в зеркало. — Глаза, нос, человек как человек, — он недоуменно пожал плечами. Остальные тоже ничего не понимали.

— В книге написано: «На нем был не форменный мундир, ношение которого, впрочем, не считалось обязательным в те времена, а светло-голубой, порядочно выцветший и потертый камзол, поверх которого красовалась роскошная перевязь, шитая золотом и сверкавшая, словно солнечные блики на воде в ясный полдень. Длинный плащ алого бархата изящно спадал с его плеч, только спереди позволяя увидеть ослепительную перевязь, на которой висела огромных размеров шпага».

Портос смущенно посмотрел на свои затертые джинсы и не очень чистую спортивную рубашку. Двое других молчали, ошеломленные.

— «Этот мушкетер, — продолжал Уно, — был прямой противоположностью тому, который обратился к нему, назвав его Арамисом. Это был молодой человек лет двадцати двух или двадцати трех с простодушным и несколько слащавым выражением лица, с черными глазами и румянцем на щеках, покрытых, словно персик осенью, бархатным пушком… Время от времени он пощипывал мочки ушей, чтобы сохранить их нежную окраску и прозрачность»… 34 страница.

Все посмотрели на Арамиса и засмеялись — лицо и уши его без всякого пощипывания залились ярким румянцем.

— А аристократичный Атос — в очках!

— Послушай, ты что, всю книгу наизусть знаешь? — с изумлением спросил Атос.

— Уважаемые синьоры, этой небольшой цитатой я всего-навсего хотел сказать, что вы такие же мушкетеры, как я — д’Артаньян.

— Ну знаешь, ты мне начинаешь нравиться, — засмеялся Атос. — Действительно, что за мушкетеры без д’Артаньяна. Я — за.

— Идет! — И Арамис тоже протянул руку.

— Я думаю… — Портос хотел чего-то добавить.

— Не стоит, в этом деле ты, увы, не так силен, — перебил его Атос. — Здесь решает не рост, а голова, понял?

— Но пусть он по крайней мере расскажет, откуда взялся, — не сдавался Портос.

— С луны, на ракете. Увидел, что товарищам мушкетерам не везет с дзюдо, и решил помочь.

— Это, кстати, было бы совсем неплохо, — вставил Атос.

— Только знаете что? На мою нервную систему скверно действуют такие слова, как мелюзга, сопляк, трепач и тому подобное. Стоит мне их услышать — и я за себя не отвечаю. Ясно? — Уно подошел к Атосу и посмотрел ему прямо в глаза.

— Ясно, — ответил Атос. — Но мы, действительно, не знаем твоего настоящего имени.

— Уно.

— Ничего себе имечко придумали тебе предки, — засмеялся Портос. — Спорим, что его даже в календаре нет.

— В нашем нет, а в кубинском есть.

— А при чем здесь Куба?

— У моего отца там живет друг, которого так зовут. Мой отец тоже сейчас на Кубе. Обещал привезти мне сомбреро и сахарный тростник.

— Врешь, — не поверил Портос.

— Запомни раз и навсегда, что я никогда не вру, — рассердился Уно. — Во всяком случае, без особой нужды, — добавил он.

— А что твой отец там делает? — остальных тоже разбирало любопытство.

— Он моряк. Капитан корабля. — Уно явно гордился. — А моя мама… — тут Уно вдруг замолчал.

— Что мама? — спросил Арамис.

— Ничего… это служебная тайна, — неохотно пробормотал Уно.

— Везет же некоторым, — завистливо протянул Портос. — Такой отец…

— Ну, — откашлялся Атос, — мы, прямо скажем, тоже не лыком шиты. Когда-то мушкетеры боролись со злом. Мы делаем то же.

— Только у нас, разумеется, другое оружие, — добавил Арамис.

— Наш девиз — не быть равнодушным нигде и никогда, — продолжал Атос. — И еще — глаза и уши всегда наготове. Все видеть и слышать.

— Как только заметим какой-то непорядок, стараемся его устранить, — добавил Портос.

— А если это не в наших силах, сообщаем дружинникам.

— И вместо подписи — три скрещенных шпаги, точно? — спросил Уно.

— Откуда ты знаешь? — изумился Атос.

— Д’Артаньян все видит и всё знает.

— На прошлой неделе двое парней хотели вломиться в магазин со двора, а мы заметили и позвонили в милицию, — похвастался Арамис.

— Жаль, что меня там не было, — посетовал Уно, — я бы разложил их по всем правилам.

— А где ты научился так здорово драться?

— Не только драться, но и защищаться от нападения. Это огромная разница, — объяснил Уно. — Дзюдо — древняя японская борьба, вроде нашего самбо. У нее железные правила. Для каждого нападения предусмотрен свой прием защиты. Чтобы хорошо освоить это, надо много тренироваться. Мы можем начать хоть сейчас.

— Сегодня уже нет. Слишком жарко. Пойдем лучше купаться, — предложил Атос. И все три мушкетера, скинув свою верхнюю одежду, нырнули в прохладную воду реки.


Уно и три мушкетера

— А ты чего ждешь? — спросили они Уно.

— Я… Мне не хочется. — Уно смутился. — Врач запретил.

— Ну и чудак же ты, — удивился Портос, — в такую жару и не искупаться. Вода как паркое молоко.

— Послушайте, ребята, у меня есть колоссальный детектив, — вспомнил вдруг Портос, когда после купания все улеглись на травке в тени дерева. — Самый что ни на есть настоящий. «Made in USA». Он вытащил из кармана небольшую замусоленную книжку в яркой обложке. На лицевой стороне была нарисована женщина в купальнике и маске. В руках она держала автомат. На последней обложке был изображен какой-то ублюдок во фраке с челюстью гориллы и узкими, как щелки, глазами.

— Жаль, что у меня по инглишу еле-еле трояк, — печально сокрушался Портос. — Мог бы почитать, так ведь ничегошеньки не понимаю.

— Дай-ка сюда этот шедевр. — Уно протянул руку. — «Восемнадцатое убийство не удалось» — так она называется.

Атос и Арамис подвинулись поближе.

— Когда Красной Нелли было восемь лет, она убила своего отца, — переводил Уно. На первом рисунке была изображена маленькая девочка, которая с топором в руке двигалась к спящему мужчине.

— А когда ей исполнилось десять лет, Нелли облила бензином соседского мальчика и подожгла только за то, что он назвал ее красноволосым чучелом, — продолжал Уно. С каждой страницей преступления Нелли становились все более ужасающими, но под конец она все же попала в руки какого-то ублюдка во фраке, который и выбросил ее из окна 68-го этажа прямо в Гудзон.

— Вот это вещь! — восхищался Портос. — Жаль, что у нас таких не издают.

— Только этого еще не хватало! — возмутился Уно.

— А почему бы нет? — удивился Портос. — Что в этом плохого?

— А ну как наши Мары и Яны, насмотревшись таких суперубийств, тоже захотят попробовать, тогда что? За океаном уже вовсю практикуются. — Уно сплюнул.

— Говорят, что у них школьные учебники состоят только из одних картинок, совсем не надо корпеть над чтением. — В разговор вступил Атос.

— И где ты только нашел такую дрянь, а, Портос? — перебил его Уно.

— Черный Джо подарил это моей сестре Ингриде. Хвастался, что еще и не такие вещи доставать может. Пусть, говорит, Ингрида только пожелает…

— Ну и что же твоя сестра?

— Да эта дуреха послала его подальше.

— А если Джо из той же самой шайки, что… — громко размышлял Уно.

— Что за шайка? — перебил его Атос. — Ты что там бормочешь?

Уно рассказал о разговоре, невольно подслушанном им у окна штаба добровольной народной дружины.

— Может, сообщить о Джо дружинникам или в милицию? — раздумывал Арамис.

— Взрослых лучше пока не впутывать в это дело, — сказал Уно.

— Конечно, сами справимся. Вот это будет номер, старики, во всех газетах напечатают: «Три мушкетера выследили шайку преступников, — Портос пришел в восторг. — Героические ребята, рискуя жизнью, обнаружили товары стоимостью в миллион рублей…»

— Закройся, — прервал его Атос. — Пока мы еще никого не нашли. Уно прав. С Черным Джо необходимо познакомиться поближе.

— Ты, Портос, должен незаметно расспросить свою сестру — может, кое-что и от нее узнаем.

— Будет сделано! — по-военному четко отбарабанил Портос.

— Только никому ни слова! — наказал Уно.

— Будем немы, как катафалки! — в один голос ответили три мушкетера.


Глава 3. Д’Артаньян | Уно и три мушкетера | Глава 5. «Жирный кит»