home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6. Пластинка «Made in USA»

Атос и его старший брат Гундар были дома одни. Гундар возился с новой радиолой «Симфония», пытался поймать джазовую музыку, Атос, устроившись в мягком кресле, с увлечением читал Конан-Дойля. Вдруг он поднял голову и прислушался.

— Динго скулит, — проговорил он.

— Тебе, наверное, почудилось, — засмеялся Гундар и сделал музыку погромче.

Атос подошел к открытому окну. Теперь он уже отчетливо слышал, как повизгивает собака и кто-то будто плачет. Моросило. Во дворе было темно хоть глаз выколи. Атос ощупью двинулся по дорожке вдоль гаража. Динго стоял на задних лапах, навалившись передними на соседский забор, и тихо скулил.

— Кто это здесь? — спросил Атос.

— Это я, Магдалена, — ответил всхлипывающий детский голос.

— Лена? Ты что здесь делаешь в такую темень? Да и дождь вон какой! — удивился мальчик, подойдя к забору.

— Отец меня выгнал. И теперь мне всю ночь надо стоять тут и молиться, чтобы господь простил мои грехи. А я ужасно боюсь темноты. Хорошо, что ваш Динго здесь.

Атос посмотрел на соседский дом. Все окна были темными.

— Ну, погоди, святоша! Сам валяешься в мягкой постели, а ребенка заставляешь мерзнуть под дождем! — Мальчик потряс кулаком. — Пойдем к нам, Лена. Я напою тебя горячим чаем. — Атос помог девочке перелезть через забор и, взяв за руку, провел в комнату.

— Ты вся дрожишь. Садись-ка сюда! — Атос подвинул девочке мягкое кресло и завернул ее в теплое одеяло, так что наружу выглядывало только худенькое личико с огромными испуганными глазами.

— Мне страшно, он опять будет бить меня. — Лена снова заплакала.

— Пусть только попробует, — пригрозил Атос. — Сейчас не те времена, и никому не позволят истязать ребенка. Если что, сообщим в соответствующие органы.

— Уймись, осведомитель, — перебил его брат. — Отец не накажет своего ребенка без причины.

Лена кивнула головой.

Ну, признайся, в чем ты согрешила? — строго спросил Гундар.

— У отца на столе лежали очень красивые цветные картинки. Целая куча. Я взяла только одну, с собачками, и вырезала, чтобы прицепить к стене, — всхлипывая, рассказывала Лена. — А он накричал на меня, а потом стал бить… Это, оказывается, священные картинки. Вот он и выгнал меня, чтобы я подумала о том, что натворила. Но собачки были такие красивые, посмотри! — и девочка достала из кармана передничка остатки картинки.

— Чего тут красивого? — Атос передал обрывки брату. — Заурядная пошлая картинка.

— Эге! — присвистнул брат. — Так это же пластинка, да притом американская, «Made in USA». Я видел уже такие — джаз что надо. Ну-ка, попробуем! — Гундар поставил остатки пластинки на проигрыватель. Раздалось подобие собачьего лая.


Уно и три мушкетера

— Тебя, детка, действительно нужно хорошенько выпороть, — пробормотал Гундар. — Надо же, испортить такую вещь! Это же знаменитый собачий джаз! Мировая вещь!

— Я же не знала. — И Лена снова начала плакать.

— Катись ты к черту со своими собачьими джазами! — Атос разозлился и выключил радиолу. — Оставь девчонку в покое. Ты что, сам не видишь, как ее трясет. Ну-ка, Лена, выпей чаю и отправляйся спать. — Он дал девочке большую чашку и толстый бутерброд. — Утром я тебя разбужу. Тогда посмотрим, что дальше делать.


Уно и три мушкетера

Утром Атос проснулся от громкого пения птиц. Солнце уже поднялось над крышей нового шестиэтажного дома, что стоял напротив. Окрестные сады переливались, усыпанные алмазами росы. От лилий с плантаций вилцановского сада исходил пьянящий пряный аромат.

«Вилцан»… В тот же миг мальчик вспомнил вчерашние события и бросился вниз в большую комнату. Она была пуста. На мягком кресле лежало аккуратно свернутое цветное одеяло. В соседней комнате спокойно спали родители.

— Странно, куда она могла подеваться? — бормотал про себя Атос, выходя во двор. У гаража мирно дремал Динго и во сне шевелил лапами. Соседский двор казался вымершим.

За завтраком мальчик подробно расспросил родителей: они вернулись домой только под утро, на в комнате уже никого не было.

— Издевается над ребенком. Такого только в милицию отдать, — Атос не мог успокоиться.

— Послушай доброго совета, братишка, не суй свой нос в чужие дела, — поучал Гундар. — Не то, гляди, сам по носу получишь.

— Бессердечный! — крикнул Атос и выбежал из-за стола.

— У мальчика переходный возраст, — примиряюще сказал отец, намазывая новый бутерброд. — В это время все принимают слишком близко к сердцу.

Атос тем временем мчался что есть духу к уже известной нам столовой. Портос трудился в поте лица, убирая пустую посуду.

— Подожди немного, через полчаса освобожусь, — сообщил он, — а скоро придут и остальные.

После девяти поток завтракающих стал быстро уменьшаться. Атос заказал бутылку кефира и булочку. К нему подсели Арамис и Уно. Вытерев чистым полотенцем белую поверхность столика, к ним, наконец, присоединился и Портос.

— Уф, устал, — он вытер лоб. — Шутка ли, в течение часа обслужить больше семисот человек.

— А ты механизируй свою работу, — поучал его Уно. — Вот, например, ты ставишь на поднос несколько чашек и бежишь в кухню, потом опять несешься в зал за чашками и опять на кухню и так без конца, а лучше бы взял коляску своей младшей сестренки, нагрузил ее сразу доверху и вези себе спокойненько.

— Послушай, это же грандиозная идея! — сказал Портос, задумавшись на минуту.

— Да подождите же вы со своими детскими колясками! — остановил их Атос. — Есть важное дело.

Выслушав рассказ Атоса о вчерашнем происшествии с Магдаленой, все некоторое время молчали.

— Здесь в общем-то, если разобраться, два дела, — заговорил Уно. — Во-первых, Вилцаны скверно обращаются с девочкой, и во-вторых, — пластинка «Made in USA». Ты говоришь, у него их целая куча?

— Да, Магдалена рассказывала, что много, — подтвердил Атос.

— Было бы интересно узнать, где он их выкопал?

— А как ты, Портос? Ничего подозрительного не замечал пока? — спросил Атос.

Портос покачал головой.

— Черный Джо уплыл в Голландию, а остальных еще не успел изучить.

— А как с дружинниками? — Атос повернулся к Уно.

— Прошатался полдня, но ничего существенного не узнал. При мне задержали нескольких парней с жевательной резинкой, отчитали как следует и отпустили. Большой бизнес, наверное, перекочевал в другой район.

— Надо нам самим разворачиваться, как вам кажется, а? — спросил Атос. — Ты, Арамис, мог бы незаметно подсмотреть, что происходит в соседнем штабе народной дружины?

— Я даже не знаю, где он находится, — Арамис явно был не в восторге от нового поручения.

— А мне кажется, нам стоит заняться вашими соседями, Атос. Что-то у них там не все чисто. — Уно вернулся к прежней теме разговора. — Кем они, интересно, работают?

— Сама Вилцане целыми днями копается в своем саду, выращивает цветы, а потом возит на рынок продавать. Магдалена ей помогает. Вилцан торгует книгами. Каждое утро нагружает полную тачку и везет в центр города. А в субботу к нему со всего города собираются адвентисты и ну давай распевать псалмы. Наш Динго не выносит этого и начинает выть вместе с ними. Вилцан у них кем-то вроде священника, — рассказывал Атос.

— Духовные песнопения и американский джаз — странное сочетание, не правда ли? — вслух размышлял Уно. — Как-то не вяжется. Послушай, а ты можешь навестить соседей и посмотреть, что же там на самом деле происходит?

— Ты с ума сошел, — отмахнулся Атос. — Мы же не в ладах. Вилцан однажды назвал моих предков нехристями и пригрозил им пеклом. Мои, в свою очередь, обозвали его лицемером и спекулянтом. И с того времени граница между нами закрыта, а дипломатические отношения порваны.

— Надо бы поближе познакомиться с Магдаленой и таким образом проникнуть к ним, — пришло в голову Уно.

— Ничего не выйдет, — Атос отклонил предложение Уно. — С мальчиками она не дружит. И вообще эта девчонка так пуглива, что с чужими даже не осмеливается говорить.

— А если кто-нибудь из нас переоденется девочкой? — не сдавался Уно.

— Кто же? Может, Портос? У него сороковой размер обуви, как раз подходит. — Все засмеялись, представив себе Портоса в девичьем наряде и огромных кедах.

— А почему бы не Арамис? — заикнулся было Уно. — У него и лицо как у девочки, и волосы вьются, и щеки нежные, и глаза голубые.

— Арамиса тут же разоблачат. Из-за голоса. Он то говорит тоненьким голоском, как девочка, а то вдруг таким басом, словно взрослый мужчина.

— Ну тогда остаемся мы с Атосом. Атос отпадает, его тут же разоблачат. Значит, в волчье логово отправляюсь я, — сделал вывод Уно.

— Ты? Переоденешься в девочку? — Портос начал так смеяться, что Ингрида не выдержала и отругала его. — Это с твоей-то веснушчатой физиономией! Да еще с короткими волосами!

— Ну и что из того? — Уно разозлился. — Не всем же девчонкам быть красавицами, куда же тогда некрасивым деться? Мой отец всегда говорит, что главное в человеке не лицо, а голова. Дайте мне неделю срока, и новости о Вилцанах посыпятся — только уши подставляйте.

— Ну, а если проболтаешься? — Портос все еще чувствовал недоверие к этому рыжеволосому мальчишке.

— Можете поверить мне, поручение я выполню, что бы там ни было. Даже если меня разрежут на куски, можете быть уверены, что ни один кусочек не проболтается. Это клятва д’Артаньяна.

— А где ты достанешь девчоночью одежду? — спросил Арамис, — может быть, у твоей малышни займем, а Портос?

— Не стоит. Вдруг еще мама заметит, поднимет шум. Я лучше сбегаю к одной девчонке, она точь-в-точь такого же роста, как и я. Мы в школе однажды поменялись масками на карнавале, так нас никто не узнал. — Уно рассмеялся, вспомнив, как ловко они подшутили в тот раз надо всеми.

— Будь по-твоему, — согласился Атос. — Только после того, как ты переоденешься, мы должны все прорепетировать. С такими серьезными вещами шутить нечего.

После обеда все снова собрались у лодочного причала. На плечах Уно висела битком набитая спортивная сумка. Лодка взяла курс на «Джунгли Амазонки».

— Д’Артаньян в юбке, — подсмеивался Портос, когда Уно, одевшись в воздушное капроновое платье, вышел из шалаша.

— Кончай ржать, — отрезал Уно. — Настоящему д’Артаньяну тоже приходилось переодеваться, и не однажды.

— Юбка в порядке, — решили все, внимательно оглядев Уно, — а вот что сделать с волосами?

— Надо завязать бант, — спохватился Портос и достал из кармана красную капроновую ленту. — Я стащил у малышни. Девчонкам жуть как нравятся всякие бантики и ленточки.

Атос попробовал завязать Уно бант, но у него ничего не получилось; бант то съезжал на бок, то вообще соскальзывал с коротких волос Уно.

— Ну и космы же у тебя! — возмущались мальчишки.

— Дай-ка мне, — Портос взял ленту и ловко обвязал рыжие волосы Уно. — Эту практику я уже прошел, — похвастался он.

— Ну вот, теперь намного лучше, — согласились все, — если бы не эти кошмарные веснушки, была бы девчонка как девчонка.

— А теперь пройдись! — приказал Атос.

— Зачем? — удивился Уно, но все же сделал несколько шагов вперед и назад.


Уно и три мушкетера

— Как ты ходишь? — закричали мушкетеры в один голос. — Такими лошадиными шагами ни одна порядочная девчонка не ходит. Попробуй еще раз, только ступай легко, мелкими шажками.

Уно еще раз прошелся по лугу.

— Ну вот, теперь гораздо лучше, — решили все.

— Только не пытайся лезть через забор, — снова не удержался от ехидства Портос. — И не забудь говорить «спасибо», «пожалуйста», «добрый день», как полагается хорошо воспитанной девочке. Это оставляет приятное впечатление.

— Идите вы к черту! — не выдержал Уно.

— Послушай, девочка, твои родители уделяли мало внимания твоему эстетическому воспитанию, — засмеялся Атос. — Скажи-ка «извините» и сделай книксен.

— Пардон, товарищи мушкетеры. — Подхватив обеими руками коротенькую юбочку, Уно сделал глубокий реверанс.

— Здорово получается, — радовались мальчишки. — А куклы у тебя есть?

— Болван, кто же в моем возрасте играет с куклами? — расстегивая платье, смеялся Уно.

— Моя младшая сестренка Иева увлекается шитьем, — сообщил Портос. — Целыми днями сидит над тряпками. Может быть, и тебе заняться.

— Ну нет уж, спасибо, — отмахнулся Уно. — Ничего не выйдет. Мне больше нравится дзюдо. Может, потренируемся?

— Это можно, — согласились остальные.

Уно оказался хорошим тренером. К вечеру ребята уже освоили несколько приемов.

У причала все распрощались.

— С завтрашнего дня мы больше незнакомы, — напомнил Уно. — Если что, бросьте записку в письменный ящик. А вечером я попытаюсь забежать к «Жирному киту». Гуд бай!

— Странный парень. — Повернув голову, Портос смотрел, как Уно скрылся за углом. — Какой-то он все-таки не такой.


Глава 5. «Жирный кит» | Уно и три мушкетера | Глава 7. События развиваются