home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7. События развиваются

Уно, разглядывая себя в допотопное зеркало, старался обвязать свои короткие волосы капроновой лентой сестры Портоса. Какаду Чико восседал рядом на столе и о чем-то спокойно бормотал на своем птичьем языке.

— К сожалению, человек не может выбрать себе лицо, — вздохнул Уно, мгновение рассматривая свое отражение в зеркале. — С каким явился на свет, с таким и живи.

— Тиххо! — прошипел Чико.

— Как ты думаешь, разве не славно было бы, если бы родители с самого начала могли заказать: «Пожалуйста, мне мальчика или девочку с черными вьющимися волосами, голубыми глазами, маленьким ротиком и слегка вздернутым носиком!» — Уно рассмеялся и показал своему изображению язык. — Тогда бы такие конопатые физиономии не были разбросаны по всему свету.

— Не бррранись! — прохрипел попугай.

— Это еще что за речи? — остановившись в дверях, сердито спросил дедушка.

— Жизнь, старый капитан, тяжелая штука, — вздохнул Уно.

— Опять новый маскарад? — проворчал дедушка.

Уно покачал головой.

— Штаны мне, без сомнения, идут гораздо больше, чем этот кружевной балахон, так ведь? А какие вам яйца подать на завтрак, уважаемый джентльмен, вкрутую или всмятку?

— Все равно, — отмахнулся дедушка, — он был сегодня явно не в духе.

— А ты в бога веришь? — неожиданно спросил Уно за завтраком.

Дедушка поставил кружку с кофе и с удивлением взглянул на Уно. — Что за вздор? Как можно верить тому, чего нет?

— Ну а если все-таки далеко-далеко, на совсем маленькой звездочке сидит такой боженька в белом наряде и вокруг него ангелы с крылышками? Разве не может такого быть?

— Послушай, уж не температура ли у тебя? — дедушка озабоченно приложил руку ко лбу Уно. — Вроде, нет. Ты же взрослый человек, в четвертом классе учишься.

— Прошу прощения, уже в пятом с этой осени, — поправил Уно.

— Еще лучше. Как же ты можешь такую чушь пороть? Космонавты все небо исколесили вдоль и поперек, никакого боженьку не встретили.

— А вот твоя соседка Паулина Пурвинь верит, что бог все видит и слышит, и без его ведома ни один волос не упадет с головы человека.

— У этой бабы с возрастом винтики ослабли, — рассердился старый капитан. — Раньше была женщина как женщина, честно жила, работала, а теперь спуталась с адвентистами. Это их логово на улице Приежу уже давно пора разогнать.

— Что за логово? — как бы невзначай поинтересовался Уно.

— Там живет глава этих помешанных, полусвященник, полусвятой. А что это тебя вдруг так заинтересовало? — возмутился дед. — Какое твое дело? У нас свобода вероисповедания, пусть каждый поклоняется кому хочет, по мне, так хоть старой калоше.

— Ах, дырявая моя голова! — Уно хлопнул себя ладонью по лбу. — Тетя Паулина спрашивала, нет ли у тебя какой-нибудь книги про любовь?

— Ха-ха-ха! — старый капитан принялся так хохотать, что Чико с испугу прокричал сразу весь свой репертуар. — Сама одной ногой в могиле стоит, а ей еще про любовь подавай! Передай ей, что эта тематика меня больше не интересует.

— А может быть, все-таки поискать что-нибудь на дне сундука? — не сдавался Уно. — Из бабушкиных запасов.

— Как хочешь, — капитан махнул рукой. — Только не трогай, пожалуйста, моих корабельных книг. Действительно, лучше про любовь читать, чем шляться к этим святошам.

Уно еще раз перекопал все содержимое большого сундука и отобрал довольно солидную кипу книг.

— Так, здесь пищи хватит надолго. Для начала возьмем «Тернистый путь графской падчерицы». Эх, только бы удалось! — бормотал Уно, глянул на себя в зеркало и, взяв книги, направился к Пурвинь.

Та же, увидев в дверях рыжеволосую девочку с лицом, усыпанным веснушками, опешила:

— А тот, что был в прошлый раз, это ты или не ты? — спросила недоуменно она.

— Тот это не я, — засмеялся Уно. — Я его сестра-близнец. Капитан, мой дедушка, сердечно кланяется вам и посылает этот роман. Очень хороший.

— Да ну! — Паулина вытерла руки о передник и тут же у дверей принялась листать книгу.

Из кухни вдруг повалил дым.

— Тетя Паулина, у вас что-то горит. — Уно подергал пенсионерку за рукав.

— О господи, оладьи сгорели! — старуха проворно кинулась в кухню. — Заходи, детка, я тебя угощу.

Уно вошел в кухню. Паулина подала полную тарелку оладьев и пододвинула поближе к Уно баночку с вареньем из лесной земляники.


Уно и три мушкетера

— Ешь, детка, сама собирала!

Пурвинь тоже принялась за еду.

— Ах, так ты говоришь, что дедушка прислал тебя, — набив до отказа рот, спрашивала она. — Это хорошо, что он не забывает старых друзей. Скажи ему, что я в ближайшее время сама зайду в гости. Может, чего выстирать надо или починить. У мужчин такие дела не очень-то идут, а мне разве трудно?

«И как только она не поперхнется?» — подумал Уно.

— Но вы все-таки ужасно похожи, — продолжала Паулина, оглядывая Уно. — Несколько дней тому назад ко мне заходил твой брат, ну до кончиков волос такой же как ты. Даже веснушки на том же месте. А куда же сейчас братик подевался?

— Уехал с мамулей в командировку. Дедушке с нами двумя не управиться.

— Это уж точно, — согласилась Паулина. — Надо было меня позвать, я бы подсобила.

— Тетенька, а вы в бога верите? — спросил Уно.

— А как же. Раньше не верила, а теперь брат Язеп с улицы Приежу раскрыл мне глаза. Каждую субботу собираемся мы у него на моление.

— А меня вы можете взять с собой? — попросил Уно.

— Конечно, детка, — тотчас же согласилась Паулина. — Бог радуется каждой приблудшей душе. Приходи завтра, примерно к пяти, вместе и пойдем.

— Только, пожалуйста, не говорите ничего моему дедушке, — попросил Уно, — иначе он меня не отпустит.

— Не скажу, не скажу, — пообещала Паулина, — будем обе молиться за его грешную плоть, чтобы не сгорела она в геенне огненной.

Уно простился, вышел из дома Пурвинь, одним махом перелетел через двор и кинулся бежать в сторону столовой.


Уно и три мушкетера

— Ну и скачешь же ты, как жеребец! — недовольно ворчал Портос, складывая пустые бутылки из-под кефира. — Разве приличные девочки так себя ведут?

— Доброе утро, Портосик-Иваринь, — Уно сделал реверанс. — Я пришел сказал, что пока все в порядке. Завтра вечером мы обе с Пурвинь идем к брату Язепу, молиться. Ну, а как тут у вас?

— Пока никак. Дружинники задержали одного человека с американским комиксом, но он ни под каким видом не хочет признаваться, откуда раздобыл его.

— Ивар! — в дверях показалась Ингрида, — ты что это баклуши бьешь в рабочее время?

— Да-да, — проговорил Портос. — Кефир, девочка, есть в буфете и булочки тоже.

— Благодарю! — Уно вошел в столовую. — Мне, пожалуйста, две бутылки кефира и четыре булочки с собой.

Ингрида завернула булочки и дала сдачу.

— Благодарю, — Уно вежливо присел и вышел из столовой. «Удивительно знакомое лицо. Где-то я уже видела ее», — размышляла про себя Ингрида.


Глава 6. Пластинка «Made in USA» | Уно и три мушкетера | Глава 8. Ешка из Вентспилса