home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8. Ешка из Вентспилса

В субботу, после обеда, Уно тщательно разгладил платье.

— Просто непостижимо, кому только нужны все эти воланчики и кружавчики? Ни выстирать их как следует, ни выгладить, — сердился Уно.

Из соседней комнаты доносилось пение старого капитана. Он пел свои любимые песни, и это означало, что у старика превосходное настроение. Он только что пришел из бани и теперь листал новенький, только что полученный каталог цветов.

— Прошу чуточку внимания. — Уно повернулся, как балерина, на одной ноге. — Будьте любезны, уважаемый джентльмен, посмотрите, все ли в порядке? — Не вылезают ли из-под юбки трусы?

— И куда это вы так нарядились, мадемуазель? — спросил дед.

— Очень важная встреча, — объяснил Уно.

— На свидания тебе вроде бы еще рановато бегать, — проворчал дедушка.

— Не волнуйся, старый капитан, ничего со мной не случится. Часика через два вернусь.

Стукнула наружная дверь, с лестницы донесся быстрый топот, а затем все стихло.

— Странная нынче молодежь пошла, — покачал головой старик. — То штаны, то юбка, ничего не поймешь. — И он снова погрузился в свой каталог.

— Ну, как славно, детка, что ты пришла, — обрадовалась Паулина. — А я уж думала, этот нехристь, господи прости, не отпустит тебя. — Пурвинь нарядилась в черное платье, на плечах ее поблескивал шелковый зеленый платок. — Ну пошли. Пора уже.

Во дворе Атос и Арамис гоняли мяч. Увидев Уно в светло-голубом платье, они затряслись от смеха. Уно тайком показал им язык и чинно зашагал по улице рядом с Пурвинь.

Логово адвентистов располагалось в небольшом доме, со всех сторон огороженном крепким забором.

Верующих встречал сам хозяин — брат Язеп. Паулина дала ему несколько рублей и горстку мелочи.

— Пенсия-то у меня небольшая, — будто оправдывалась она.

— Не тужи, сестра Паулина, — сладким голосом успокаивал ее брат Язеп. — В день воскресения из мертвых тем, кто беден, воздастся сторицей.

В большой комнате брата Язепа на дощатых скамьях уже сидело около дюжины братьев и сестер. Это в основном были пожилые люди. В уголке, забравшись на низкую скамеечку, сидела на корточках Магдалена.

— Добрый день, Лена, — поздоровался Уно и уселся рядом.

— Ты и есть та самая новенькая? — Лена смотрела на него своими огромными глазами. Уно кивнул головой.

— Сестра Паулина уже рассказывала моей маме о тебе, — прошептала Лена.

Началась служба. Кто-то из братьев пришпилил к стене большие, яркие картины с надписями на английском языке. На одной из них вооруженные мужи кололи копьями в живот каких-то людей, срубали им головы мечами, а надписи гласили о том, что это пророк Илья расправляется со своими врагами. На другой картине было нарисовано глубокое ущелье, из которого поднимались языки пламени. Мужчины, женщины, дети с перекошенными от ужаса лицами падали в это ущелье.

— Перед вами Страшный суд, — сказал брат, пришпиливавший картины. — На такую смерть обречены все грешники, все неверующие. Долгие годы будут мучиться они в геенне огненной, покуда не сгорят дотла. А верующих уже сейчас ждут уставленные яствами столы в садах Эдема.

А потом брат Язеп прочел проповедь:

— Скоро огонь с престола господня падет на землю и кончатся времена милосердия. И каждая молитва должна будет пробиваться сквозь космическое пространство к небесному раю. Но бойтесь отягощать сердце свое излишней едой. Особенно пакостна свинина.

Долго говорил брат Язеп, предостерегая от грехов мирской жизни. А потом братья и сестры по вере запели:

— Не отверзи лика твово,

Владыка, господи, услыши нас,

Молящихся тебе!

Призри ныне в милостях и щедротах

На смиренные люди твоя.

Уно внимательно оглядел комнату. В одном углу стоял шкаф с резным верхом. Рядом с ним раскладушка. Ничего подозрительного.

— Не отверзи лика твово

От лиц наших…

продолжали братья и сестры свою неблагозвучную песню. В нестройном хоре ясно слышался голос Магдалены, чистый и звонкий, как у жаворонка.

«Совсем крохотная девчушка, а какой голос звонкий», — дивился про себя Уно.

Окна были закрыты. В комнате не хватало воздуха.

— Давай выйдем ненадолго, — предложил Уно.

— Нельзя, — прошептала Магдалена. — Отец будет ругаться.

Наконец служба окончилась. Сестры и братья стали прощаться. Некоторым хозяин дома вручал по небольшому сверточку и кое-что нашептывал при этом. Уно придвинулся поближе, но так ничего и не услышал.

Тут к девочкам подошла Паулина Пурвинь.

— Как чудесно, что вы уже познакомились, — одобрительно сказала она. — Ты, Магдалена, научила бы подружку свою нашим песням да и рассказала бы что-нибудь из святого писания.

— С удовольствием, сестра Паулина. Только вот отец с мамой не велят мне дружить с чужими.

— Ну об этом я уж позабочусь, — обещала Паулина. — Это очень хорошая девочка из приличного семейства.

«Все идет как по маслу», — радовался Уно про себя.

— Я завтра утром приду к тебе, можно?

— Не знаю, — смутилась Магдалена, — мне завтра с утра надо работать в саду.

— Это ничего, я тебе помогу, — пообещал Уно. — Вдвоем все быстро сделаем, а потом поиграем, да?

— Ну хорошо, — согласилась Магдалена. — Только приходи после завтрака. Отец с матерью будут на рынке, и нас никто не увидит.

В воскресенье утром мать разбудила Атоса, когда он досматривал свой самый прекрасный сон.

Вместе с другими мушкетерами Атос прилетел в космическом корабле на луну. Вокруг вздымались жуткие скалы, зияли бездонные пропасти. Небо было черным, как смола, и на нем блестели такие яркие звезды, что больно было смотреть на них. И в тот самый момент, когда Атос как раз сделал большой шаг, чтобы подняться на ближайшую скалу, кто-то потащил его назад. Он вскрикнул.

— Поднимайся! — мать дергала его за ноги. — К тебе пришла какая-то девочка, довольно странная.

— Девочка? — сонно спросил Атос. — Гони ее в шею, не знаю я никаких девочек.

— Я уже сказала ей, чтобы она пришла попозже, но она уверяет, что у нее неотложные дела.

Атос неохотно оделся и сошел вниз. На пороге стоял Уно в голубом капроновом платьице с красным бантом в волосах.

— Доброе утро, Атос, — как ни в чем не бывало Уно сделал реверанс. — Извини, что побеспокоил тебя. Я и не подозревал, что ты такая соня. Как бы нам поговорить с глазу на глаз?

— Пойдем наверх. — Не совсем любезно проговорил Атос. — Ну, что еще случилось?

— Фью! — присвистнул Уно. — Двор Вилцанов, как на ладони. — Я так и думал.

— Не тяни! — прервал его Атос.

— Вчера отец Язеп, то есть твой сосед Вилцан, осчастливил многих братьев и сестер небольшими сверточками, — рассказал Уно. — К сожалению, мне не удалось выяснить, что там внутри. Хорошо бы понаблюдать, кто к Вилцанам приходит. Неплохо было бы даже сфотографировать.

— Ол’райт, у моего предка есть телеобъектив, — согласился Атос.

— Иди сюда! — Уно позвал Атоса к окну.

В соседском дворе появилась Вилцане. В руках у нее были две тяжелые корзины. За нею показался Вилцан и вывез из сарайчика тележку, Потом они оба вынесли из теплицы несколько ящиков с помидорами.

Из сада вышла Магдалена с цветами в руках. Вилцане смочила под краном колонки большую тряпку и завернула в нее цветы. Когда тележка была полностью загружена, родители уехали.

— На рынок, спекулянты, — определил Атос.

— Ну, время не ждет, — попрощался Уно.

— Куда ты? — спросил Атос.

— К Магдалене. Мы договорились. А ты можешь заваливаться на другой бок и досматривать свои сны, — насмешливо добавил Уно.

У калитки сидел Динго. Уно смело шагнул вперед, наклонился и почесал собаку за лохматым ухом. Динго блаженно прикрыл глаза.

— Неужто тебе не страшно? — У Атоса от удивления глаза на лоб полезли.

— Чего же тут страшного? — рассмеялся Уно. — У меня все собаки друзья. Я немного понимаю по-собачьи. Твой пес мне только что сообщил, что ему надо срочно выйти во двор. До свиданья! — Уно сделал реверанс и открыл калитку.

— Какая странная девочка, — снова удивилась мать Атоса.

— Да какая же это де… — начал было Атос, но, спохватившись, внезапно замолчал. — Девчонка как девчонка, — произнес он и направился снова в свою комнату.

На улице Уно внимательно огляделся вокруг: нет, ни души не видно. Калитка Вилцановского двора была на запоре. Уно попытался перелезть, но верхний край забора был обтянут колючей проволокой. Уно отбросил эту идею и громко позвал Магдалену. Увидев долгожданную гостью, девочка покраснела от радости.

— Я уже думала, что ты меня обманешь, — сказал она и провела свою новую подругу в сад. Здесь в каждом уголке что-то цвело или росло. В самой большой теплице алели помидоры, в парнике за стеклами зрели огурцы. Тут же рядом пьяняще пахли сотни белых лилий.

— Какие красивые! — произнес Уно. — Можно я сорву одну?

— Что ты! — испугалась Магдалена. — Мама говорит, что за каждый цветок на базаре большие деньги платят, — девочка подошла к бадье, наполненной водой, зачерпнула полную лейку и начала поливать огурцы.

— А тебе не тяжело? — спросил Уно.

— Я уже большая, — серьезно пояснила девочка. — Иногда по вечерам, правда, ужасно болит спина и кружится голова. Но мама говорит, это оттого, что я быстро расту.

— А у тебя второй лейки нет? — спросил Уно.

— Рядом с бадьей, — сказала Магдалена.

Вдвоем работа пошла быстрее, однако через некоторое время Уно почувствовал, что с лейкой, наполненной водой, происходят чудеса — она становится все тяжелее и тяжелее. Уно зачерпывал только половину, но скоро и это перестало помогать.

— Устала? — сочувственно спросила Магдалена. — Осталось совсем немного, еще только лилии — и сад полит.

— Ну и житье у тебя, — вздохнул Уно и пощупал жесткие ладошки своей новой подружки. — И это каждый день такая адская работа?

— Отец говорит, что все в этом мире должны зарабатывать свой хлеб в поте лица, тогда в раю ты сможешь отсыпаться, сколько душа твоя пожелает, — совершенно серьезно пояснила Магдалена. — Бог так уж все устроил.

— И ты в это серьезно веришь?

Магдалена вздохнула.

— Учительница, правда, говорила, что никакого бога нет. Однажды она приходила к нам домой, хотела поговорить с мамой и папой, чтобы разрешили мне вступить в пионеры и по субботам не сидеть дома, а ходить в школу, как все. Но отец ни за что не согласился. А мне так хочется вместе со всеми быть.

— Знаешь, кто твой отец? — рассвирепел Уно. — Настоящий невежда и мракобес.

— Не говори так, — испугалась Магдалена. — В писании сказано: «Почитай отца и мать своих и да воздастся тебе на небесах и на земле».

В калитку кто-то постучал.

— Эй, есть кто-нибудь из взрослых? — спросил молодой человек в белой нейлоновой рубахе.

— Нет, — ответила Магдалена. — Папа и мама ушли.

— Передай отцу, что приходил Ешка из Вентспилса и сказал, что отец может забрать то, что заказывал. Запомнишь? — спросил молодой человек. — Повтори!

— Приходил Ешка из Вентспилса и сказал, что отец может забрать то, что заказывал, — слово в слово повторила Магдалена.

— Все правильно, леди. До свиданья! — И незнакомец медленно зашагал прочь.

— Мне тоже пора домой, дедушка ждет. — Уно вдруг заторопился. — Я приду завтра, ладно?

— Нет, завтра нельзя, — Магдалена покачала головой. — Завтра мама целый день будет дома.

— Ну тогда послезавтра, — не сдавался Уно.

— Хорошо, — согласилась Магдалена. — Около десяти. Мама уже уйдет на базар, и я буду дома совсем одна.

Белая нейлоновая рубашка тем временем мелькнула за утлом. Уно бросился за ней следом. Слежка не составляла особых трудностей. Беззаботно посвистывая, бородатый медленно шагал по пыльной улочке в сторону порта. По дороге он купил папиросы, газету «Спорт» и, наконец, завернул в столовую «Жирный кит». Уно, засунув в рот два пальца, пронзительно свистнул.


Уно и три мушкетера

— Ивар, иди, наверное, кто-нибудь из твоих, — позвала Ингрида брата.

— Срочно надо выяснить, где этот бородатый тип остановился, — прошептал Уно Портосу. — У него какая-то посылка из Вентспилса отцу Язепу. — Понятно?

— Но я сейчас не могу. — С несчастным видом Портос развел руками. — Приближается обеденное время, а две работницы сегодня выходные. А почему ты сам не можешь пойти следом?

— Понимаешь, он меня видел у Вилцанов.

— Знаешь что, сбегай к Арамису, может быть, он дома, — нашел выход Портос.

— А если тем временем этот тип куда-нибудь смоется?

— Никуда он не уйдет, — Портос заглянул в открытую дверь столовой. — Посмотри, как загрузил стол — шесть бутылок пива, суп, второе. Так устраиваются надолго.

— Я побежал.

Портос обратил внимание, как легко поскакал Уно по улице.

Арамис в одиночку играл в бадминтон.

— Здорово, что ты пришел! — увидев Уно, обрадовался он. — Скидывай эту дурацкую юбку и иди играть. Я тут дохну от скуки. Атос тоже неизвестно куда подевался.

— Времени нет, — перебил его Уно и рассказал, в чем дело.

— Идем, — Арамис не тратил лишних слов.

— Я надену джинсы и догоню тебя, — крикнул Уно вслед.


Глава 7. События развиваются | Уно и три мушкетера | Глава 9. Родители больше не узнают своих детей