home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Будущая свадьба

Мама прислала мне по электронной почте свою фотографию в свадебном платье. Переждала минут пять и позвонила. Уже решено — свадьба будет в день рождения моего отца, через три месяца. Мне она это объяснила так:

— Барб, день, когда твой отец появился на свет, был счастливейшим днем моей жизни.

Я лишилась дара речи.

Мама заполнила образовавшуюся паузу сообщением, что на предстоящей церемонии у меня будет отличная возможность познакомиться с одним «симпатичным доктором». Я напомнила, что недолюбливаю докторов.

— Да что ты фордыбачишь? — возмутилась мама. — Раньше недолюбливала юристов, теперь докторов. На тебя не угодишь.

— Про юристов ты врешь, это была не я. А платье твое мне очень нравится.

Это ее заткнуло. Платье было красивое, серебристое, сетчатое. На фотографии мама выглядела миниатюрной русалкой в летах.

Мама позволила Дарси надеть на церемонию наряд в черно-серебряной гамме — при условии, что серебряный будет преобладать (вся свадьба планировалась в арбузных и серебряных тонах). Предполагалось ушить папин фрак для Сэма. Он будет наряднее самого жениха, доктора Голда. Я решила, что на всех фотографиях буду стоять перед Сэмом, частично загораживая его талию.

Мама заявила, что собирается пригласить на свадьбу Джона — пусть приезжает вместе с подругой. Джон маме всегда нравился. Даже после суда она не сказала о нем ни одного дурного слова.

— С Айрин? — ужаснулась я.

Было слышно, как мама записывает.

— Она стройненькая?

Пришлось повысить голос, чтобы она услышала:

— Не вздумай их приглашать. Если ты их пригласишь, я не приеду.

— Успокойся, — сказала мама. — Ладно, не буду. Мне нужно обсудить с тобой проблему поважнее.

Она объяснила, в чем незадача. Ей хотелось пригласить вдову моего кузена, но у той, вот беда, нет спутника, так не могу я чем-нибудь помочь. Как, я не согласна с тем, что это просто ужасно? И что написать в приглашении?

Нашу с Джоном свадьбу мама организовала без всех этих дурацких выкрутасов; впрочем, возможно, я просто была слишком брюхата или слишком печальна — и ничего не заметила.

За месяц до моей свадьбы, на похоронах моего кузена, пять его бывших подружек сидели друг напротив друга на скамейках в квакерской молельне и плакали. Были они одна другой красивее и безутешнее. Его первая любовь прибыла и убыла в лимузине, так и не подняв черной вуали.

Я сказала маме: приглашай вдову кузена, наверняка у вас найдется какой-нибудь неприкаянный доктор. Мама стояла на своем: я должна попытаться найти для вдовы «симпатичного мужчину, спутника». Она сказала, что на свадьбе будет барная стойка. Видимо, по ее понятиям, симпатичного и обходительного мужчину мне следовало поискать в реабилитационном центре для алкоголиков.

— Ну а ты? — Она снова обратилась к своей любимой, пусть и постыдной теме: разведенная дочь. В смысле — я.

Я решила от нее отвязаться — не то мне и правда найдут какого-нибудь медика, или алкоголика, или то и другое вместе.

— Я, наверное, приеду с приятелем. Он столяр. Мы пока не очень хорошо знакомы.

— А дети его видели?

— Нет.

— Тогда пусть все думают, что они дети Джона и Айрин, а ты как бы одиночка?

— Никакого Джона. Если хочешь увидеть на свадьбе свою дочь и своих внуков, не вздумай приглашать Джона и его поденщицу. И это мое последнее слово.

— Барбара, как тебе не стыдно повышать на меня голос?

Я глубоко вздохнула:

— Кстати, у меня есть подходящий диджей, правда, берет он недешево.

— Это нестрашно.

Для мамы «дорого» значит «качественно».

Я оставила у Сида на автоответчике сообщение — предложила ему поработать диджеем на свадьбе моей мамы. Сказала, чтобы сам назвал цену. Потом позвонила Руди — попросила сопроводить вдову моего кузена. В первую же фразу я ввернула слова «барная стойка».

Руди сказал, что, пожалуй, придет к маме на свадьбу.

Грега я решила пока не приглашать: чем больше я об этом думала, тем меньше мне нравилась эта затея.


Лимонад | Уборка в доме Набокова | Масло