home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 9

ВЫЗОВ

Скаю необходимо было найти укромное местечко, где его никто не побеспокоит и где он сможет собрать камни.

Он начал поиски с библиотеки. Путеводители хороши только для туристов — в них описываются города, популярные маршруты, дешевые гостиницы, кафешки, в которых вам подадут самые вкусные оладьи из каштановой муки. Как ни странно, в них не было перечня мест, наиболее удобных для контакта с мертвецами. Местные подробные карты, что принес Скаю старенький библиотекарь, оказались более полезными, но в то же время только запутали дело. В Южной Корсике не было недостатка в пустынных местах. Собственно говоря, нашлось множество низин, где скрывалась одна-единственная деревенька, а то и вовсе не заселенных. Тут же были горы, покрытые лишь зарослями маки и козлиным пометом. Ская интересовали речные долины — то, что ему требовалось, можно найти в русле рек и ручьев. Но и таковых на карте было предостаточно.

«Выбор слишком велик», — подумал он, кусая нижнюю губу.

Хоть бери булавку и наудачу втыкай в карту!

Скай откинулся на спинку стула, вздохнул — библиотекарь за своим столиком оторвался от газеты и свирепо посмотрел на него.

«Ах ты, старая французская галоша, — подумал Скай, — здесь ведь читальня, а не церковь. Уж и дышать громко нельзя!»

За несколько часов, проведенных в зале, Скай не замечал, чтобы старик пошевелился, однако, похоже, раздражение вернуло того к жизни. Библиотекарь встал, обернулся к стене и протянул руку к календарю. Скай обратил внимание, что на нем по-прежнему значится ao^ut, — август, а на картинке изображены купальщицы на живописном пляже. Сняв календарь, пожилой мужчина перевернул страницу, повесил его обратно на крючок, а затем сел на свое место и с чувством исполненного долга вернулся к изучению газеты.

«Поздновато опомнился, приятель», — подумал Скай: на дворе стояла середина сентября.

И тут он заметил обновленную фотографию.

На ней был изображен менгир. Скай мгновенно узнал его — этот камень он видел раньше в пламени дедовской зажигалки. Пусть даже на календарном снимке рядом не сидел воющий на луну волк.

Скай взял со стола один из путеводителей. Он уже проглядывал их и нашел множество изображений мегалитов, но не встретил ни одного, похожего на тот, из видения. В брошюре говорилось, что сотни подобных сооружений были высечены из гранита и установлены на Корсике предположительно в то же время, что и Стоунхендж, — примерно за два тысячелетия до нашей эры. И вероятно, с той же самой целью — поклонения мертвым, — хотя уверенности в этом не было.

Скай снова листал книги, рассматривая фотографии, но не встречал той, что украшала календарь на стене. Поднявшись, он подошел к столу библиотекаря. Вблизи он разглядел грубо вырезанное на камне изображение — человеческое лицо у верхушки менгира и под ним нечто, напоминающее меч.

Старик с недовольным ворчанием отложил газету. Скай улыбнулся самой своей обаятельной улыбкой.

— Excusez-moi, monsieur, — произнес он на «правильном» школьном французском. — O`u est l`a?[20]

Библиотекарь обернулся, глянул на календарь и, пробурчав что-то неразборчивое, вернулся к чтению.

— Pardon? — переспросил Скай.

— Филитоза, — сказал тот.

— Ничего сложного, — отворачиваясь, пробормотал по-английски Скай.

Теперь он знал, где искать менгир. Филитоза, если верить путеводителям, — одна из самых известных достопримечательностей Корсики — находится недалеко от Сартена.

— Attendez![21]

Скай подумал, что библиотекарь услышал его, и обернулся, ожидая замечания в свой адрес. Однако старик снова, скосив взгляд, смотрел на фотографию, на надпись мелкими буковками, которую Скай не мог разобрать.

— Non, — сказал наконец корсиканец, повернувшись и взяв в руки газету, — pas Filitosa.[22]

Он добавил что-то неразборчивое.

— Comment?[23]

Библиотекарь раздраженно черкнул что-то на обрывке бумаги и швырнул Скаю.

— Merci, — весело поблагодарил он и пошел к своему столу.

На листочке было написано «Каурия». Скай снова полез в путеводитель и обнаружил, что Каурия находится примерно в десяти километрах.

Он свернул карты, сложил в стопку справочники, взял все в охапку и свалил на стол библиотекаря. Тот неодобрительно поцокал языком, пожал плечами и принялся сортировать книги. Затем что-то пробормотал, но Скай уже отвлекся на фотографию.

— Это не меч, — сказал он, глядя на менгир. — Это копье. Руна Иса.

— Comment?

Пытаться объяснить значения рун старому библиотекарю не имело смысла. Это было бы довольно трудно сделать и по-английски, а уж по-французски и подавно. Достаточно и того, что он сам понял толкование символа: Иса — вызов.

Скай посмотрел на библиотекаря.

— Спасибо за неоценимую помощь.

Пожилой мужчина недостаточно хорошо владел иностранным языком, чтобы уловить нотку сарказма.

— Куда вы направляться? — спросил он.

— В Каурию, — улыбнулся Скай.


Но как туда попасть? В путеводителях говорилось об экскурсионных турах, но они, скорее всего, организовываются только летом. Да и в любом случае, если бы он сел в экскурсионный автобус с рюкзаком, а затем, по окончании тура, не вернулся, его бы сразу бросились искать — как же, пропал молодой англичанин! Рейсовые автобусы, как успел заметить Скай, ходили нерегулярно и доверия не вызывали. Можно было бы попробовать добраться автостопом, что он частенько практиковал на родине, но здесь Скай ни разу не видел голосующих, так что предположил, что на Корсике водители не склонны подбирать попутчиков.

И тут он услышал позади нарастающий рев. Звук становился все ближе. Скай обернулся, отступил на обочину, и мимо пронесся мотороллер.

Он улыбнулся.


В агентстве по прокату едва взглянули на его удостоверение личности, не обратили внимания, что водительские права ученические и, более того, что указанная в них фамилия — настоящая фамилия Ская — отличается от выдуманной фамилии на банковской карте. Парень, обслуживавший его, был слишком занят флиртом с секретаршей и не глядя протянул Скаю копию договора, кинул ключи и указал на маячившего на улице механика. Тот неразборчиво пробормотал какие-то предписания, но Скай его практически не слушал. Когда ему было тринадцать, они с Кристин провели целых две недели в большом загородном доме, который снимала мама кузины. В гараже стоял мотороллер, и, невзирая на строгий запрет, все эти дни они как сумасшедшие носились на двухколесной машине по окрестным полям и лесам.

Воспоминания о тех временах вернулись, едва Скай оседлал серебристый мотороллер. С ними пришли и другие. «Где же сейчас Кристин?» — гадал Скай. Последний раз он видел кузину, когда та явилась в надежде заполучить назад руны и дневник. Затем встретился с ней еще раз, в лесу, хотя то была уже не совсем Кристин, а рысь, ее двойник, который «позаимствовал» Сигурд. Тогда от этого слова мурашки побежали по телу. То же случилось и сейчас в тот самый момент, когда Скай резко вильнул в сторону, чтобы не задавить выскочившую на проезжую часть женщину.

Скай благополучно обогнул скопление машин и покачал головой. Он предпринял путешествие, которое привело его в мир призрачных охотников и вековой кровной вражды; столкнулся с вендеттой и еще одним своим предком, жаждавшим отмщения. Если вспомнить прошлое, то в конце концов после многих страшных событий Скай все же нашел способ помочь Бьорну. Сможет он разрешить и эту запутанную ситуацию. Нужно только верить, что выбранный им извилистый путь — столь же извилистый, как узкие улочки Сартена, — так или иначе приведет к Кристин и она вновь обретет свободу.

Скай притормозил возле хостела, вновь порадовавшись принятому решению не останавливаться у Паскалин. Пусть она не заговаривала больше о своем предложении и о том, что требовала взамен, но молчание было красноречивее любых слов. Скай ушел от бабушки сразу же, как только проснулся. Да и как бы он объяснил то, что собирается сделать?

Он зашел в свою комнату, сложил и приторочил к рюкзаку кровать-скатку и спальный мешок, проверил, захватил ли с собой смену белья, спортивный свитер, фонарь и дедовскую зажигалку. Администратор разрешил оставить остальные вещи в камере хранения.

В супермаркете на окраине города Скай купил моток эластичной веревки, чтобы стянуть рюкзак, и запас еды на неделю. Багажник наполнился сыром, крекерами, салями, шоколадом, консервированными фруктами. Воду, решил Скай, он легко найдет в любом месте. Врубив двигатель, он помчался по дороге в сторону Каурии.

Далеко уехать не удалось. Мотороллер оказался больше и мощнее того, на котором он ездил, когда ему было тринадцать. Кроме того, тогда он гонял по лесным и полевым грунтовкам и падение не грозило серьезными повреждениями. Местные же дороги постоянно виляли, то и дело ныряли под горку и снова шли вверх; периодически на них попадались засыпанные гравием участки, поэтому ехать приходилось довольно медленно. В последние дни стало прохладнее — лето начинало сдавать позиции, — но Скай так крепко вцепился в руль, что очень скоро весь взмок под плотно прилегающим, целиком закрывшим лицо шлемом, который заглушал даже треск двигателя.

Из-за этого он и не услышал, как его догнали. Сосредоточившись на дороге, Скай не смотрел в боковые зеркала, поэтому не замечал преследователей до тех пор, пока не почувствовал легкий толчок справа. Ошеломленный, он повернул голову и увидел совсем рядом Жаклин Фарсезе. Длинные черные волосы развевались по ветру, шлем висел на руле. Скай подался чуть в сторону.

— Что вы делаете? — прокричал он.

Девушка мчалась почти по самой обочине, посыпанной гравием, но, казалось, ее это вовсе не заботило, как и приближающийся поворот. Взгляд ее был устремлен на Ская. Она наклонила голову, как будто не расслышала вопроса. Возможно, так и было.

— Вы хотите поговорить? — крикнул он уже громче.

Жаклин пожала плечами — значит, на этот раз услышала. Затем, когда они бок о бок миновали поворот и Скай хотел уступить ей дорогу, девушка кивнула влево. Он повернулся…

Прямо по центру дороги ехал Джанкарло. Он также был без шлема, но черные прилизанные волосы практически не шевелились. Как и Жаклин, он глядел не отрываясь на Ская, но не в пример более свирепо.

Тот вильнул вбок, уходя от Джанкарло и вынуждая Жаклин съехать на гравийную обочину, затем бросил мотороллер влево, так что разгоряченному корсиканцу пришлось выскочить чуть ли не на встречную полосу. По ней на большой скорости двигался автомобиль. Водитель отчаянно засигналил, одновременно мигая фарами. Джанкарло добавил газу и с ревом пронесся мимо Ская, едва не задев его переднее колесо, после чего пристроился спереди.

«Вот дерьмо, — подумал Скай, сбавляя скорость, — они с ума посходили!»

Жаклин также замедлила ход и теперь сидела у него на хвосте. Скай оказался заперт в «коробочку». Джанкарло трижды махнул рукой в направлении обочины и притормозил, вынуждая Ская сделать то же самое.

«Чертов придурок!» — подумал он, но делать было нечего — пришлось свернуть на гравий, отделявший дорожное полотно от практически отвесной каменной стены. Все трое остановились, заглушили двигатели и поставили мотороллеры на подножки. Скай сдернул с головы шлем.

— Что это вы затеяли? — крикнул он.

Взобравшийся на сиденье задом наперед Джанкарло в кожаной куртке, усыпанной цепями и кнопками, скривил губы в насмешке и что-то изрек.

— Что ты сказал?

— Он говорит, что ты ездишь на байке, как старая женщина, — ответила за него Жаклин. — И это так.

Скай обернулся. Девушка приближалась, сложив руки на груди.

— Да что вы! А вы, наверное, из корсиканского филиала «Ангелов ада»?[24]

Жаки в упор посмотрела на него.

— Ты должен уехать.

— Я пытался.

Она покачала головой.

— Уезжай. С Корсики.

— Да не волнуйтесь вы так. Уеду. Просто сперва мне нужно кое-что сделать.

— Что именно? — В ее темных глазах промелькнул страх.

— Ничего такого, что бы касалось вас.

— Не увиливай! — крикнула девушка. — Я знаю, зачем ты здесь, Маркагги. Я знаю, почему ты охотишься с лысой. Я знаю, что ты пытаешься узнать.

— Неужели?

— Она ведь тебе рассказала? О Jour des Morts? О том, что происходит тогда?

— Посвящение? Да, она говорила.

Скай оглянулся. Джанкарло по-прежнему молча сидел и смотрел на него. Скай снова повернулся к Жаки.

— В эту ночь ученики становятся настоящими маццери?

Девушка кивнула.

— Но она ведь рассказывать тебе и что-то еще?

Как ни старался Скай скрыть, девушка поняла, что ему все известно. Внезапно она сорвалась на крик:

— Уезжай, мальчик из Англии! Я просила тебя прежде. Я говорю тебе сейчас… Ты теперь знаешь. Ты должен покинуть Корсику.

— Не могу, — ответил он. — Не сейчас. Мне нужно кое-что сделать.

Жаклин уставилась на него долгим взглядом, затем кивнула. Но не Скаю. Он почувствовал движение за спиной и обернулся. Джанкарло наконец слез с мотороллера и направился в его сторону.

— Я сказала ему, — произнесла девушка, не двигаясь с места.

— Что? — спросил Скай.

Джанкарло между тем остановился на расстоянии нескольких футов от него, и Скай смог заглянуть ему в глаза. Дружелюбием там и не пахло.

— Вы сказали ему, что я видел на охоте?

— Нет. Я сказала ему, что ты трогал меня… Вот здесь. — И она коснулась левой груди.

— Вы что? — изумился Скай.

Джанкарло в это время бросился к нему, намереваясь схватить обидчика сестры.

Это было ошибкой с его стороны. Поскольку семья Марчей регулярно переезжала с места на место и Скай вынужден был так же регулярно менять школы, ему приходилось драться на каждом новом месте. Учился выходить из конфликтных ситуаций он быстро, особенно когда противники бывали старше и выше; как и Джанкарло — на пару дюймов выше и, вероятно, на столько же лет старше. Урок номер один: не дерись со старшими врукопашную.

Скай быстро уклонился, затем ударил парня кулаком — коротко и сильно — в живот и попятился. Джанкарло согнулся — на мгновение у него перехватило дыхание. Но Скай знал, что так просто он не отступится.

— Скажите ему, что это неправда, — крикнул он девушке.

— Пообещай, что уедешь отсюда.

Тем временем корсиканец пришел в себя. На этот раз он не стал бросаться на противника очертя голову, а принял некое подобие боевой стойки — одна рука со сжатым кулаком на уровне груди, вторая опущена к бедру. Скай тоже занимался боевыми искусствами. Недолго, но достаточно для того, чтобы сразу распознать такого же, как и он сам, любителя в этом деле.

Джанкарло ударил ногой, целя противнику в голову. Скай легко увернулся и метнулся к отвесной стене, но тут же осознал свою ошибку и отступил назад. Чтобы рассчитывать на успех, требуется пространство, нельзя прижиматься к скале. Джанкарло наступал, молотя руками и ногами. Скай по-прежнему уклонялся от ударов. Один, весьма болезненный, в плечо он все же пропустил, большинство же не достигало цели. Джанкарло терял силы, и вскоре его дыхание стало неровным и прерывистым. Увидев это, Скай перестал отступать и быстро шагнул вперед. Еще одно правило, усвоенное им за время бессчетных стычек на школьных дворах, гласило: хороший удар кулаком может оказаться чертовски болезненным — причем и для бьющего тоже. Подобный выпад даже грозит переломом. Поэтому он нанес удар — мощный удар в подбородок — тыльной стороной кисти. Джанкарло с очумелым взглядом распластался на земле. Скай отошел на шаг, повернулся к Жаклин и крикнул:

— Может, хватит?

Она нервно кусала губы, и Скай заметил, что теперь во взгляде ее сквозит отчаяние. Он легко распознал его.

— Пожалуйста, — произнес он чуть ли не умоляюще, — давайте прекратим.

Девушка уже открыла рот, чтобы ответить, но тут Скай увидел, что она смотрит мимо него и ее глаза расширены от страха.

— Non! — закричала она. — Giancarlo, non! Arr'ete! Arr'ete![25]

Скай оглянулся. Корсиканец поднимался с земли, сжав в правой руке нож.

— Arr'ete! — снова крикнула Жаклин.

Но ее кузен не остановился, он целеустремленно шел вперед, играя клинком. Движения были четкими и выверенными — парень явно знал толк в обращении с холодным оружием.

— Tante,[26] — глумливо усмехнулся он, размахивая ножом, словно приглашая противника подойти ближе.

Скай, заворожено глядя на оружие и подняв руки в слабой попытке защититься, отступал неровной походкой. Джанкарло теснил его к каменной стене.

И тут ситуация переменилась — из-за лезвия, точнее, из-за упавшего на него луча света. В мелькнувшей вспышке Скай увидел другое оружие — боевые топоры и наконечники копий. Увидел своего предка Бьорна и вспомнил, как тот разил врагов. Нет! Не вспомнил — почувствовал. Шевеление внутри, будто живое существо пробивает себе выход наружу. Такова была цена, которую приходилось платить за возвращение в прошлое. После того как Скай побывал в шкуре своего предка, тот постоянно находится где-то совсем-совсем рядом, и от него невозможно избавиться. И на один краткий миг Скаю стало страшно. Не за себя — за человека, угрожавшего ему ножом, потому что Бьорн, руководивший сейчас его поступками, собирался выхватить нож у Джанкарло и перерезать тому горло.

— Ну, давай.

Скай улыбнулся, прекратил пятиться и встал в расслабленной позе, позволяя противнику приблизиться. Голос его теперь напоминал рычание, исходящее откуда-то из глубины глотки.

— Давай, я жду.

Но тут в схватку вмешалась Жаклин. С криком «Уйди!» она бросилась к Джанкарло и схватила его за руку, в которой был зажат нож.

Еще одно короткое мгновение — и Скай сделал бы это: выхватил кинжал и прирезал обоих. Но рычание смолкло, затаившись там же, откуда явилось, и он быстро пошел к своему мотороллеру. Тот завелся только со второй попытки. Юноша убрал подножку и только тогда оглянулся. Жаклин как-то ухитрилась отобрать у брата оружие и теперь отшвырнула его метров на двадцать в сторону. С яростным воплем Джанкарло бросился подбирать его.

— Уезжай! — крикнула она. — Уезжай и не возвращайся!

Корсиканец тем временем добрался до ножа.

— Нет, — ответил Скай, — не сейчас.

— Тогда ты умрешь. Если останешься здесь в Ночь мертвых — присоединишься к ним.

Скай взглянул на ее кузена: тот подобрал клинок, выпрямился и устремил на врага яростный взгляд. Не обращая на него внимания, Скай заглушил двигатель.

— Откуда вы знаете?

— Потому что я убью тебя, — сказала девушка. — Я убью тебя в том мире, и мне не придется отвечать за свой поступок. Этот мир — Корсика, — он мой. Мой, англичанин, а не твой! Я убью тебя ради своей семьи, ради всех моих родичей, у которых жизни забрали вы, Маркагги!

Скай почувствовал, как глубоко-глубоко внутри что-то колыхнулось. И на сей раз это был не Бьорн. Иная кровь, новые тайны.

— Не сможешь, если я убью тебя раньше, Фарсезе! — произнес он чужим голосом.

Джанкарло бросился на него, но, когда их разделяло всего пять метров, Скай крутанул ручку газа, мотороллер проехал несколько метров на заднем колесе и с ревом помчался по дороге.

Шлем надевать было некогда, и он так и остался висеть на руле. Ветер освежал разгоряченное лицо по мере того, как Скай все увеличивал скорость. Хотелось убраться как можно дальше, как можно быстрее — и от психа с ножом, и от нее… И от того всколыхнувшегося чувства, которое родилось в каких-то потаенных уголках в тот момент, когда Жаклин бросила ему вызов.

Без шлема Скай сразу уловил позади жужжание мотора и, обернувшись, увидел, что преследующий его мотороллер находится еще более чем в ста метрах позади. Впрочем, ездока Скай узнал тут же.

Он до предела выкрутил ручку газа, заставляя двигатель работать на максимальных оборотах. Скай и до этого ехал с приличной скоростью, теперь же он просто летел, вперед и вперед, почти не притормаживая на поворотах. Однако он понимал, что уйти от погони не сможет. Его арендованная машина модели прошлого года была уже порядком потрепана, в то время как Джанкарло очень бережно относился к своему мотороллеру. Это было понятно и по сиянию хромированных поверхностей, и по чистому звуку, с которым работал двигатель.

Преследователь догонял. Скай теперь периодически бросал быстрые взгляды в зеркало, не осмеливаясь оглянуться, так как дорога изобиловала поворотами. То, что еще недавно казалось маленьким черным пятнышком в углу зеркала, постепенно заполняло его целиком, становясь все больше всякий раз после того, как очередной изгиб или спуск на короткое время скрывал его из виду. Когда Скай решил, что преследователь уже висит у него на заднем колесе, он заставил себя оглянуться. На самом деле их разделяло несколько метров, но и на таком расстоянии Скай увидел, что в зубах у Джанкарло зажат нож.

Почти одновременно они вошли в правый поворот, причем Скай наклонил машину так низко, что едва не вылетел из седла. Сразу же за ним их ждал поворот в противоположную сторону. Джанкарло прибавил газу, и теперь они мчались колесо в колесо. Выкрутив руль влево, Скай, сильно рискуя, подрезал противника, не позволив тому вырваться вперед. На прямой участок трассы они вылетели одновременно и… Одновременно увидели несущийся навстречу посреди дороги огромный грузовик.

Они разделились. Скай ушел вправо, Джанкарло бросил машину влево. Водитель грузовика отчаянно сигналил, когда ездоки пролетали мимо, едва разминувшись на узкой дороге. Колеса мотороллеров громко хрустели по обочине. На несколько мгновений Скай позабыл про преследователя, сосредоточив все внимание на попытках удержаться на ненадежном гравии. Заднее колесо повело. Скай перенес вес тела вперед, но слишком быстро и, почувствовав, как забуксовало переднее колесо, откинулся обратно. Покрышки пронзительно взвизгнули, вокруг взметнулись мелкие камешки, но каким-то образом Скаю удалось удержать машину, и теперь он снова мчался вперед.

Он слышал, как заскрежетали тормоза тяжелого грузовика, и, глянув в зеркало, увидел облако пыли, поднятое огромными колесами. Мгновение ничего видно не было, а затем, словно чертик из табакерки, из завесы выскочила серебряная машина Джанкарло.

Скай снова гнал с максимальной скоростью, до предела выкрутив рукоять газа и периодически переключая передачи. Рев сзади все нарастал, Джанкарло был уже совсем близко. И вот они, словно в синхронном танце, одновременно поворачивают и ныряют под горку. Со стороны их можно было принять за соревнующихся приятелей, вот только в зубах одного зажат кинжал.

Бок о бок они вошли в левый поворот, такой крутой, что обоим пришлось притормозить. Скай наклонился так сильно, что лицо его оказалось совсем близко к лицу Джанкарло, враги посмотрели друг другу в глаза, и Скай с трудом выдержал полный фанатизма и безграничной уверенности в себе взгляд. Он первым вернулся обратно к дороге и на полсекунды раньше увидел раскуроченный асфальт. Предупреждающий знак на такой скорости ни Скай, ни Джанкарло, скорее всего, просто не заметили.

Левая сторона дороги была перекопана, и специальные оранжевые конусы огораживали участок работ, оставляя для проезда одну полосу. До них оставалось ярдов пятьдесят, и расстояние стремительно сокращалось. Впереди последняя машина проехала этот участок, и за ней зажегся красный свет. В этот момент Скай ударил по тормозам, и мотороллер вильнул в сторону. Когда же мимо пролетел Джанкарло, Скай изловчился и пнул ногой заднее колесо его машины. Даже не пнул, слегка подтолкнул, но этого оказалось достаточно.

На какой-то момент оба закачались, как пьяные. Скай и Джанкарло изо всех сил пытались вернуть контроль над машинами. Скаю это удалось. Джанкарло же, которому приходилось еще следить за тем, чтобы не вылететь на перекопанный участок, — нет.

Серебристый мотороллер выскользнул из-под седока, и через мгновение корсиканец летел следом за своей машиной, сшибая оранжевые конусы, которые, словно кегли, разлетались в разные стороны. На краткий миг оба, и ездок и машина, приняли вертикальное положение, как будто Джанкарло пытался исполнить головокружительный трюк и на ходу вскочить в седло. Наконец мотороллер с громким скрежетом врезался в самосвал; Джанкарло ударился о деревянную изгородь, с глухим стуком отлетел в гору песка и замер.

Скай затормозил, поставил машину на подножку и бросился к поверженному противнику. Следом кинулись выскочившие из машин водители и дорожные рабочие.

Джанкарло лежал на куче песка, широко раскинув руки. Кожаная куртка была разодрана в клочья, но все же в значительной мере она защитила хозяина от серьезных повреждений. Однако не смогла спасти его правую ногу, которая теперь под невероятным углом торчала из-под тела бедняги.

Правая нога. Скай тут же вспомнил удар, который нанес во время охоты. Юноша заглянул в глаза Джанкарло, широко раскрытые от боли. И так же как тогда в глазах дикого зверя он увидел лежащего перед ним человека, так и в глазах Джанкарло на кратчайший миг разглядел образ зверя.

Вокруг быстро собирались люди. Один мужчина с криками «M'edecin! M'edecin!»[27] прокладывал себе путь к пострадавшему. Скай услышал нарастающий рев мотороллера и решил не задерживаться. Он осторожно выбрался из толпы. Двигатель был включен, поэтому оставалось только убрать подножку и выжать газ. Через мгновение Скай выехал на дорогу.


ГЛАВА 8 ЦЕНА | Вендетта | ГЛАВА 10 КАМНИ