home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


96

Грейс с Брэнсоном взлетели на третий этаж полицейского участка на Джон-стрит, откуда ведется круглосуточное видеонаблюдение.

В просторном помещении с синим ковровым покрытием и синими креслами находятся три рабочие станции с многочисленными мониторами, на которых постоянно крутится калейдоскоп живых картинок из разных районов Брайтона и других мест в Суссексе; здесь же просматриваются записи со всех полицейских камер наблюдения в графстве; непрестанно постукивают клавиатуры, пищат телефоны.

В двух отсеках сгрудились контролеры в наушниках. Один деловито следит за текущей полицейской операцией, другие оглянулись, приветствуя суперинтендента с сержантом. На лацкане легкого черного пиджака сорокалетнего мужчины со свежим лицом и аккуратно причесанными темными волосами именная табличка с надписью «Джон Памфри». Через пару секунд явился старший суперинтендент Грэм Баррингтон, «золотой» командир — высокий худощавый мужчина лет пятидесяти пяти, подтянутый, спортивный, регулярно пробегающий марафонскую дистанцию, в белой рубашке с погонами, черных брюках и туфлях, с рацией в одной руке и с прицепленным к поясу телефоном.

— Джон, — сказал он, — где ближайшие камеры возле парковки на Ридженси-сквер?

— Одна прямо напротив, — ответил Памфри, — только безнадежно, сплошные помехи. — Он застучал по клавишам, и по одному монитору сразу побежали волны.

— Давно это? — прищурившись, уточнил Грейс.

— Как минимум с год. Без конца прошу исправить. Никто не реагирует. Еще есть с востока и с запада — откуда надо?

— Давайте быстренько прикинем, — задумался суперинтендент. — С парковки на Ридженси-сквер выезд либо налево на набережную по Кингс-Роуд, либо вокруг на Вестерн-Роуд, что неудобно. — Часть Вестерн-Роуд выделена исключительно для автобусов и такси. Вряд ли похититель рискнул, его могли там задержать. — Можно задать кое-какие параметры. Необходимо просмотреть записи, зафиксировавшие машины, которые сегодня ехали по Кингс-Роуд рядом со стоянкой на Ридженси к востоку и западу с одиннадцати пятнадцати до одиннадцати сорока пяти. В первую очередь ищем темно-серую «тойоту-ярис» с закрытым четырехместным кузовом. За рулем мужчина, в салоне, возможно, двенадцатилетний мальчик.

— Давайте, работайте, — распорядился Грэм Баррингтон. — Если что понадобится, только скажите.

Грейс поблагодарил «золотого» и стал смотреть на экран вместе с Брэнсоном через плечо дежурного инспектора.

— Модель «ярис» весьма популярная, сэр, — заметил Памфри. — Ежегодно продается больше семи с половиной тысяч темно-серых машин. Наверняка немало увидим.

— Для начала отметим пять первых, — решил Грейс. — Если свернут влево, значит, пошли дальше к востоку, хотя, может быть, недалеко, до кругового поворота на запад. Давайте сначала взглянем на восток.

На мониторе почти сразу возникла темная «тойота-ярис», двигавшаяся к востоку в конце Вест-стрит. Камера установлена на южной стороне улицы.

— Стоп! — крикнул Брэнсон. — Можно увеличить?

Джон Памфри стукнул по клавишам, кадр укрупнился, появилось крупнозернистое изображение водительской дверцы и кабины, в которой виднеются две пожилые дамы.

— Дальше, — приказал Грейс.

Просмотрели быстро мелькавшие картинки с суетливо дергавшимися машинами.

— Стоп!.. Назад! — вдруг воскликнул суперинтендент.

Запись перемоталась.

— Так… вот!

В темно-серой «тойоте-ярис», кажется, один водитель. На таймере 11:38.

— Увеличьте, пожалуйста.

Зернистое изображение на этот раз похоже на мужчину, лицо которого практически скрыто под низко надвинутой бейсболкой и темными очками.

— Не такое уж яркое солнце, чтоб носить очки, — заметил Памфри.

— Что сказала школьная учительница? — обратился Грейс к Брэнсону. — Таксист был в бейсболке. И тот, кто взял напрокат машину в агентстве «Авис»! — В крови запульсировал адреналин. Рой повернулся к Памфри: — Получше нельзя сделать?

— Можно, но на это уйдет время.

— Ладно, давайте дальше. Номера разглядим?

Памфри пустил покадровое изображение.

— Гольф-виктория… ноль-восемь… дабл-ю… дельта-хвост, — по складам прочел Брэнсон, а Грейс записал.

— Хорошо… можно проверить по камерам автоматической регистрации номеров?

— Да, сэр, — кивнул Памфри.

Просмотр продолжился, суперинтендент все больше волновался, снова видя ту же «тойоту», которая уже двигалась к западу.

— Развернулся у Дворцового пирса, — заключил он. — Где следующая камера?

— Кроме слепой у въезда на стоянку на Ридженси, в миле к востоку, на Брунсвик-Лаунс.

— Посмотрим.

Через пять минут — значит, при строго выдержанном скоростном режиме, с остановками перед парой светофоров и задержкой на участке ремонтных работ, — опять появилась машина, идущая в том же направлении.

— А дальше?

— В ту сторону это последняя камера наблюдения в городе, сэр, — объявил Памфри.

— Хорошо, проверим, засекались ли номера нынче утром с одиннадцати пятнадцати. Где первая камера к западу оттуда?

Памфри перешел к другому компьютеру, ввел данные. Рой заметил на столике рядом его недоеденный завтрак — пустая пластмассовая упаковка, срезанная спиралью кожица апельсина, неоткупоренная бутылочка йогурта. Здоровая еда — конечно, в зависимости от начинки сандвича.

— Вот… Одиннадцать сорок пять. Конец Баундери-Роуд в Хоуве на пересечении с Кингсвей.

На экране появился снимок спереди темно-серой «тойоты-ярис» с хорошо видными номерами, но с почти неразличимым водителем за мутным стеклом. Впрочем, пристально присмотревшись, можно разглядеть бейсболку и темные очки.

— Лицо нельзя поправить? — спросил сержант Брэнсон.

— В зависимости от освещения, — пояснил Памфри. — Автоматические камеры специально рассчитаны на номера, не на лица. Если желаете, отошлю, попрошу увеличить.

— Оба кадра, пожалуйста, — кивнул Грейс. — Взяла одна эта камера?

— Сегодня работает только одна.

Рой поразмыслил. Водитель старается не нарушать правил, не хочет, чтобы его остановила полиция с похищенным ребенком. Значит, двигался на восток до конца Кингс-Роуд, развернулся у Дворцового пирса и вернулся обратно. С учетом расстояния и задержек перед светофорами время точно укладывается в интервал после засечки номеров на Кингс-Роуд.

Сейчас «тойота» находится возле Шорэмской гавани, ближе к Саутвику. Садист наверняка хорошо знает этот район. Многие преступники делают свое дело в знакомых удобных местах. Возникает новая линия расследования — надо поручить Дункану Крокеру поднять в архивах все прежние акты насилия в тех самых местах. Но сначала, глядя на застывшее на мониторе изображение автомобиля со смутным силуэтом водителя, Грейс запросил данные о машине.

Почти немедленно пришел ответ: зарегистрирована на имя Барри Саймонса, проживающего в Уортинге в Западном Суссексе, милях в пятнадцати к западу от Брайтона. Волнение угасло. Все совпадает — водитель направляется к дому. Остается единственная надежда, что «тойота» остановилась где-то в районе Шорэмской гавани или в Саутвике. Он уже собрался звонить «золотому», чтобы направить туда вертолет и перекрыть район, когда телефон сам зазвонил.

— Рой, — сказал Дункан Крокер, — мы нашли «тойоту-ярис» с номерами, снятыми на станции обслуживания «Пагнелл» в Ньюпорте с машины двадцатисемилетней женщины, задержанной под Брентвудом. Она идет к северу от Брайтона по двадцать третьему шоссе.


предыдущая глава | Мертвая хватка | cледующая глава