home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


112

Выдался первый поистине теплый день в этом году, когда термометр в Брайтоне дошел до 75[21] и городские пляжи с кафе и барами заполнились народом. Рой Грейс с Клио вернулись после недолгой прогулки с Хамфри, помня о распоряжении доктора не переутомляться.

Уселись на высокой веранде, Рой с бокалом розового вина, Клио с настойкой бузины, Хамфри с искусственной косточкой.

— Что же будет дальше с Карли Чейз? Подозреваемый предположительно утонул, мать Тони Ревира погибла, верно?

— Гавань обыскали ныряльщики и прочесали. Только вода там мутная. Подводная подсветка не помогает, приходится работать с гидролокатором. И течение местами сильное. Тело могло быстро вынести в море.

— Я думала, тела всплывают через несколько дней…

— Газы накапливаются с неделю. Но если всплывут, скажем, ночью, когда вода и ветер идут в другую сторону, то уходят в море. Со временем снова тонут, и их начисто объедают рыбы, крабы, раки и креветки.

— А отец Тони Ревира?

— Я говорил со следователем Лэниганом, нашим коллегой в Нью-Йорке по этому делу. Самый серьезный тип, который, скорей всего, может продолжить дело, — брат Фернанды Рики Джордино, дядя погибшего велосипедиста. Пока отец в пожизненном заключении, видимо, он на посту. По мнению Лэнигана, именно он нанял киллера. Будем еще какое-то время охранять Карли Чейз и ее родных, но лично я пока не вижу серьезной угрозы.

Клио взяла его за руку, притянула к животу.

— Пузырь сегодня суетится.

Рой почуял, как ворочается их ребенок.

— Может, из-за шоколадного мороженого? Сама говоришь, что он возбуждается от шоколада, возможно, будет шокоголиком…

— Он?.. — лукаво прищурилась Клио.

Рой ухмыльнулся.

— Только ты веришь старым женским байкам, что если ребенок высоко лежит или сильно брыкается, то это мальчик.

Клио пожала плечами:

— Легко проверить.

— Хочешь? — спросил Рой.

— Нет. А ты? Не хотел, когда в прошлый раз обсуждали.

— Буду любить и мальчика, и девочку. Потому что ребенок будет наш.

— Правда? Не надеешься на мальчика, который станет повторением моего героя Роя Грейса? Будет страдать клаустрофобией и полезет в глубокий подводный туннель… Бояться высоты и карабкаться на электростанцию. Бояться плавать и нырять в гавань, спасая жизнь чужого парнишки…

— Я коп, — вздохнул Рой. — Иногда вредно думать, чего ты боишься. Как только задумаешься, то поймешь, что ошибся в выборе профессии.

— Любишь свое дело?

— Не люблю спускаться в туннели по железным лестницам с перекладинами. Не люблю лазать по крышам электростанций. Но, по крайней мере, с маленьким Тайлером все будет хорошо. Надо было видеть его мать, когда мы привезли ее к нему в больницу… Ради этого я и работаю. Не представляю другого такого дела на всем белом свете.

— Представляешь, — возразила Клио, чмокнув его в лоб. — Для тебя любое дело всегда будет особенным. За это я тебя и люблю.

— Правда?

— Угу. — Она прихлебнула свою бузину. — Знаешь, порой думаю о вас с Сэнди.

— В каком смысле?

— Ты рассказывал, что вы долго старались зачать ребенка, и безуспешно, правда?

Рой кивнул.

— А если бы получилось? Я имею в виду, мы с тобой были бы вместе?

— Не знаю. Одно скажу: я рад, что мы вместе. Ты — самое лучшее, что мне выпало в жизни. Ты моя опора.

— А ты моя.

Клио стиснула его руку.

— Позволь спросить. Сэнди когда-нибудь называла тебя опорой?

Рой крепко ее обнял и сказал, чуть помолчав:

— Знаешь, говорят, что прошлое — это чужая страна…

Клио кивнула.

— Так не будем туда возвращаться.

— Хорошее предложение, — согласилась она.


предыдущая глава | Мертвая хватка | cледующая глава