home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


16

У Грейса зазвонил мобильник. Он выпустил руку Клио, полез в карман за трубкой и услышал деловитый голос Гленна Брэнсона:

— Эй, шеф… как она там?

— Ничего, спасибо. Все будет в порядке.

Клио взглянула на него снизу вверх, он свободной рукой погладил ее по лбу, она внезапно сморщилась, Рой в тревоге прикрыл ладонью микрофон.

— Что?..

Клио слабо улыбнулась:

— Пузырь брыкнулся…

— Из дорожной полиции сообщают, — доложил Гленн. — Смертельный случай на Портленд-Роуд. Предполагают наезд, причем виновник скрылся. Просят нашей помощи — похоже на убийство. По неосторожности или даже умышленное.

Будучи на этой неделе дежурным следователем, суперинтендент Грейс отвечает за расследование любого тяжкого преступления. Прекрасная возможность для Гленна, которого он считает своим протеже, продемонстрировать собственные способности.

— Ты свободен?

— Да.

— Хорошо. Отправь туда кого-нибудь, потом сам поезжай, помоги «крысам», проследи, чтобы у них было все необходимое.

Дорожных полицейских прозвали «черными крысами» с тех давних пор, когда все патрульные машины были черными. Некоторые до сих пор с гордостью носят жетон с изображением черной крысы.

— Уже еду.

Когда Грейс сунул мобильник в карман, Клио взяла его за руку.

— Все хорошо, милый. Возвращайся к работе. Я отлично себя чувствую.

Он с сомнением посмотрел на нее, поцеловал в лоб.

— Люблю тебя.

— Я тебя тоже.

— Не хочу здесь оставлять.

— Иди лови плохих парней. Пускай все сидят за решеткой к рождению Пузыря!

Рой улыбнулся. Какая она хрупкая и беззащитная на больничной койке… С их ребенком внутри. Жизнь Клио и пока неродившегося малыша висит на такой тонкой нитке, что страшно подумать. Она очень сильная, уверенная, оптимистично настроенная. Поэтому — кроме тысячи других причин — он влюбился в нее. Казалось, ничего плохого случиться не может. Невозможно поверить, что еще нерожденный ребенок грозит ее жизни. Она справится. С ней все будет отлично. Чего бы это ни стоило.

Клио вернула его к жизни после адских лет, прошедших в поисках исчезнувшей Сэнди. Разве ее могут у него отнять?

Он оглядел лицо с нежной бледной кожей, голубыми глазами, изящным высокомерным носом, вызывающе надутыми в усмешке губами, абсолютно точно зная, что все будет хорошо.

— Мы с Пузырем чувствуем себя прекрасно! — объявила Клио, стиснув его пальцы, как будто прочла мысли. — Просто слегка зубки режутся. Поезжай к себе, сажай в тюрьму подонков, обеспечь нам безопасный мир!


Рой просидел еще час, ожидая возможности поговорить наедине с доктором Гольбейном, хотя тому почти нечего было добавить к уже сказанному. Теперь каждый день на счету.

Попрощавшись с Клио, пообещав заехать попозже сегодня же, он выехал с больничной парковки на Сент-Джеймс-стрит. Следовало повернуть налево и направиться по окраинам в офис, но Грейс вместо этого свернул вправо к месту происшествия на Портленд-Роуд.

Убийства внушают ему, как и многим коллегам из отдела тяжких преступлений, настороженное нетерпение. У него давно выработался иммунитет к самым жутким сценам, хотя он до сих пор не может вспомнить без содрогания одно из самых первых дел, над которым работал еще новичком-констеблем, когда молоденькую брайтонскую проститутку обнаружили в ее квартире пригвожденной к полу двумя кинжалами, воткнутыми в глаза.

Однако дорожные происшествия — другое дело. Они лишают покоя. Слишком близко к дому. Сегодня он ищет не знаков судьбы, а поддержки друга. Правда, сержант Гленн Брэнсон, переживающий в данный момент крушение семейной жизни, неподходящий для этого кадр. Впрочем, нынче утром он был чуть пободрее. Вдобавок есть план, как вытащить его из пучины уныния.

Надо уговорить Гленна сдать в этом году экзамен на инспектора. Он способный и к тому же обладает важнейшим для хорошего копа качеством — умным сердцем.

Если только удастся избавить его от психоза из-за погибшего брака, наверняка преуспеет и станет инспектором.

В середине утра дорожное движение в Брайтоне вполне спокойное, дождь перешел в легкую морось. Портленд-Роуд с многочисленными магазинами и кафе в окружении крупных жилых массивов обычно загружена в любой час дня и ночи, но, когда Грейс свернул на нее, там было тихо, как в призрачном городе. Неподалеку впереди развернут поперек дороги БМВ дорожной полиции, за которым натянута лента ограждения, где топчется волонтер в форме с блокнотом и кучка зевак. Многие щелкают фотоаппаратами, снимают на мобильные телефоны.

За лентой идет спокойная деловитая работа. Виден огромный рефрижератор, накрытый сзади зеленым брезентом, пожарная машина, темно-зеленый фургон коронера, рядом с ним худощавая моложавая фигура Даррена Уоллеса, младшего патологоанатома, помощника Клио. Там же его коллега Уолтер Хордерн, элегантный любезный мужчина сорока с лишним лет. Оба в анораках поверх белых рубашек с черными галстуками, в черных брюках с черными ботинками.

Дальше через дорогу протянута другая лента, стоит другой постовой, другая машина дорожной полиции и другие зеваки. На обочине фургоны инспектора и следственной бригады, занимающейся дорожно-транспортными происшествиями.

Сегодня дежурит по городу инспектор Рой Аппс; методично работает полицейский фотограф Джеймс Гартрел; хорошо знакомый суперинтенденту Колин О'Нил — старший офицер следственной бригады дорожной полиции — расхаживает вокруг, делая заметки, беседуя с Гленном Брэнсоном; Трейси Стокер — ответственная за место происшествия из отдела тяжких преступлений, рядом коронер Филип Ки. Ни на ком нет бахил и защитных костюмов. В целом считается, что места дорожно-транспортных происшествий и так уже сильно затоптаны и заезжены.

На дороге валяется исковерканный велосипед, рядом желтая идентификационная карточка с номером. Другая отмечает какие-то осколки, кажется от разбитого велосипедного фонаря. Чуть дальше что-то прикрывает флуоресцентный жилет, и еще одна желтая карточка. Карточки разбросаны повсюду. Прежде чем Грейс успел поприветствовать Брэнсона, словно из воздуха материализовался молодой репортер криминальной хроники из местной газеты «Аргус» Кевин Спинелла.

Журналист двадцати с чем-то лет, с острым взглядом и тонким лицом, жует резинку мелкими, острыми, крысиными зубами. Короткие волосы спутались под дождем, ворот черного макинтоша поднят, под ним кричащий галстук с массивным узлом, на ногах мокасины с кисточками.

— Доброе утро, суперинтендент! — крикнул Спинелла еще издали. — Довольно скверно, правда?

— Имеется в виду погода? — уточнил Грейс.

Репортер ухмыльнулся, дернул челюстью, будто резинка застряла в зубах.

— Нет. Сами знаете. Из того, что я слышал, похоже на убийство. Вы тоже так думаете?

Грейс сдержался, не желая открыто грубить репортеру. Полиции необходимо привлечь на свою сторону средства массовой информации, которые бывают чрезвычайно полезными. Хотя порой больно кусаются.

— Просветите меня — я ведь только приехал, вам наверняка больше известно.

— Свидетели, с которыми я беседовал, упоминают белый фургон, который проехал на красный, сбил велосипедиста и скрылся на большой скорости.

— Вам надо было бы стать детективом, — заключил Грейс, глядя на пробиравшегося к нему Гленна Брэнсона.

— Пожалуй, останусь газетчиком. Ничего мне сказать не хотите?

Пошел в задницу, мысленно отрезал суперинтендент, а вслух с улыбкой сказал:

— Вы первым узнаете обо всем, что мы обнаружим, — и чуть не добавил: «Все равно узнаешь, даже если не расскажем».

Хуже всего то, что у Спинеллы имеется информатор в полиции, благодаря которому он всегда прибывает на место раньше остальных репортеров. Рой с прошлого года старается установить личность «крота», но пока ничуть не продвинулся, хотя обещает себе в один прекрасный день схватить его за шкирку.

Он отвернулся, расписался в регистрационном блокноте и нырнул под ленту, приветствуя Брэнсона. Оба направились к рефрижератору подальше от журналиста.

— Ну что?

— Парень под автопоездом. При нем студенческий билет Брайтонского университета на имя Энтони Ревира — туда уже кто-то отправился узнать подробности и насчет ближайших родственников. Из того, что пока накопала следственная бригада дорожной полиции, получается, что он выехал сбоку, с Сент-Эллен-стрит, свернул налево на Портленд-Роуд по встречной полосе, из-за чего вон та самая «ауди» вылетела на тротуар. Тут его и сбил белый фургон, ехавший на красный свет, — «форд-транзит» или что-то вроде того. До этого держался прямо за «ауди», направляясь на запад. От удара парень пролетел через дорогу под колеса рефрижератора, двигавшегося на восток, а фургон смылся.

Грейс на минуту задумался.

— Водителя кто-нибудь разглядел?

Брэнсон покачал головой.

— Я опросил кучу свидетелей. Отправил людей ко всем камерам наблюдения в округе. Приказал дорожным патрульным задерживать каждый белый фургон на расстоянии двух часов езды отсюда. Хотя на такой территории его искать — это все равно что иголку в стоге сена.

Грейс кивнул.

— Номера неизвестны?

— Пока нет… разве что с видеокамерами повезет.

— А водители «ауди» и автопоезда?

— Женщину из «ауди» задержали: не прошла тест на дыхание. Водитель рефрижератора в шоке. Слишком долго ехал без отдыха.

— Лучше не бывает, — саркастически констатировал Грейс. — Одну машину вела пьяная, другую — уставший до чертиков, третья скрылась.

— Пока только одно надежное свидетельство, — доложил Брэнсон. — Найдены обломки бокового зеркала. Похоже, от фургона. На них серийный номер.

— Хорошо, — кивнул Грейс и махнул рукой вниз по дороге. — Что там под жилетом?

— Правая нога велосипедиста.

Рой нервно сглотнул.

— Очень рад, что спросил.


предыдущая глава | Мертвая хватка | cледующая глава