home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


23

Клио спит на больничной койке. Рукав голубой рубашки завернут за локоть, и Рой, сидя с ней рядом последний час, разглядывает ее лицо, пушистые светлые волоски на изящном предплечье, восхищается ее сонной прелестью. Потом на глаза попадается серая пластиковая трубка с иглой, воткнутой в вену, и душу снова затопляет страх.

Проводки, прикрепленные к животу, посылают постоянный поток информации в компьютер в ногах кровати, но он не понимает показателей на мониторах. Остается надеяться на лучшее. В слабом мерцании телевизора на стене Клио выглядит совсем бледной, беспомощной.

Страшно. Смертельно страшно.

Рой прислушивался к ритмичному дыханию. Воздух вдруг распорол скорбный вой сирены — внизу подъехала очередная «скорая». Клио здоровая, сильная, следит за собой, ест полезную пищу, работает, поддерживает форму. Конечно, до беременности любила по вечерам выпить, но, когда узнала о зачатом ребенке, ограничилась одним бокалом вина время от времени, а в последнее время и вообще от спиртного отказалась.

Среди многих прочих достоинств Клио он особенно ценит ее положительный настрой, умение видеть в людях и ситуациях что-то хорошее. Она будет великолепной матерью. Вот только бы ей не потерять ребенка!

Хуже только предупреждение консультанта о возможности потерять Клио. Немыслимо!

На коленях лежит лист бумаги со списком документов, необходимых для обвинения подонка Карла Веннера. В последний час Рой старается сосредоточиться на нем, внимательно перечитать, убедиться, что ничего не упущено. Утром состоится встреча с финансовым инспектором Эмили Кертис для окончательного утверждения протоколов о конфискации. Обязательно надо спросить Эмили про любимого пса Бобби, о котором она постоянно рассказывает и фотографии которого показывает.

21:10. По телевизору с выключенным звуком идет новый криминальный сериал «Лютер». Подобно большинству полицейских, Рой редко смотрит подобные фильмы, раздражаясь из-за неточностей, и первую серию «Лютера» он смотрел на прошлой неделе всего минут пятнадцать, пока главный герой — предположительно опытный детектив — не прошелся по месту убийства в обычной одежде.

Мысленно вернувшись к фатальному утреннему происшествию, Рой просмотрел сводку первых показаний очевидцев. Велосипедист ехал не по своей полосе — тут нет ничего необычного, дураки нередко выезжают на встречную. Если наезд был спланирован, парень сильно облегчил дело злоумышленникам. Но водитель фургона никак не мог предвидеть, что он нарушит правила. Обстоятельства не сходятся, и это очень плохо, даже учитывая, что фургон ехал на красный свет.

И преступные связи нью-йоркской семьи по каким-то пока непонятным причинам его беспокоят. Просто есть нехорошее подозрение.

Многие скажут, что итальянская мафия, изображенная в фильмах вроде «Крестного отца», превратилась ныне в лопнувший мыльный пузырь. Но Рой Грейс лучше знает. Шесть лет назад на кратких курсах повышения квалификации в учебном центре ФБР в Вашингтоне он подружился с одним бруклинским детективом, специалистом по мафии.

Да, теперь это другая организация по сравнению с временами расцвета. В период сухого закона 1920–1933 годов, полностью запретившего продажу и потребление алкоголя на территории США, криминальные семьи американской мафии крепли день ото дня. К середине тридцатых годов мафия с ее властными структурами, выстроенными по образцу древнеримских легионов, так или иначе затронула почти каждого американца. Взяла под контроль все крупные профсоюзы, а также швейное, табачное, строительное производство, железнодорожный транспорт, нью-йоркские доки, азартные игры, ночные клубы, проституцию, организованный рэкет по отношению к тысячам предпринимателей и владельцев недвижимости, ростовщичество…

Сегодня традиционно известные криминальные семьи не столь заметны, но столь же богаты, несмотря на растущую конкуренцию так называемой русской мафии, набирающей силы. Основную долю доходов дают наркотики — некогда запретная по их законам сфера, — поддельные фирменные товары, пиратские фильмы, широкомасштабное компьютерное мошенничество.

Перед уходом из офиса нынче вечером Рой отыскал в Гугле Сола Джордино и ничуть не обрадовался. Хотя Сол отдыхает в тюрьме, его многочисленная команда ведет весьма активную деятельность, явно ставя себя выше закона и уничтожая соперников такими же жестокими методами, как прежние преступные семьи.

Могут их щупальца дотянуться до Брайтона?

Проблема наркотиков на первом месте в городе. За девять лет Брайтон заслужил нелестный титул «столицы Соединенного Королевства по смертям от наркотиков». Снабжение местных наркоманов — крупный бизнес, но еще масштабнее продажа «веселящего» зелья вроде кокаина. Инициированная ныне полицией операция «Минимизация» эффективно разорвала многие основные цепочки, но, сколько ни арестовывай, вместо прежних выступают новые игроки, поджидавшие за углом. Полицейская разведка пока не нащупала связей местных наркодилеров с американскими преступными семьями — может, теперь нащупает?

Неожиданно прозвонил телефон, Грейс вышел из палаты, чтобы не разбудить Клио, которой консультант предписал абсолютный покой.

Сержант Норман Поттинг до сих пор прилежно сидит на службе. Известна скорбная причина — жуткой жизни дома он предпочитает рабочий стол, где хотя бы действительно нужен.

— Босс, мне только что звонили из нью-йоркского Интерпола. Решил тебя уведомить. Родители погибшего велосипедиста Тони Ревира летят на частном самолете. Прибудут в лондонский Гатуик в шесть утра. Забронировали номер в «Ройял Йорк». Дорожная полиция посылает своего сотрудника, чтоб проводить их в морг позже утром, и, по-моему, надо кого-нибудь от нас отправить.

— Хорошая мысль, — согласился Грейс, поблагодарил сержанта, разъединился и крепко задумался. Хорошо бы лично встретить и оценить родителей. Однако на данной стадии не стоит их настораживать, намекать на какие-то подозрения со стороны полиции. Их наверняка смутит присутствие полицейского высокого ранга. Не надо рисковать. Если уж ждать чего-то от встречи с родителями, то лучше не засвечиваться. Послать кого-нибудь помладше, как бы в знак уважения.

Гленн Брэнсон ответил почти сразу. Его голос прозвучал на фоне музыкальной темы из старого фильма Клинта Иствуда «Хороший, плохой, злой». Друг страстно обожает старые фильмы.

Рой мысленно увидел Гленна, растянувшегося на диване в его собственном доме, где сержант живет уже несколько месяцев после того, как его выгнала жена. Осталось недолго, ибо дом уже выставлен на продажу.

— Эй, старик!.. — Голос пьяненький. До крушения брака Гленн особо не увлекался выпивкой, поэтому это уже тревожный звоночек.

— Что показало вскрытие? — осведомился Рой.

— Пока ничего необычного. На куртке парня на левом плече белая краска, совпадающая со ссадинами на коже — возможно, фургон туда ударил. Смерть наступила от многочисленных внутренних повреждений. Кровь и прочие жидкости проверят на наркотики.

— Свидетели утверждают, что он ехал по встречной.

— Он американец, может быть, рано утром не совсем проснулся, перепутал, где право, где лево. Или типичный чокнутый велосипедист. Видеокамеры зарегистрировали реальный момент столкновения?

— Пока не знаю. — Грейс сменил тему. — Не забываешь Марлона кормить? — Приходится ежедневно напоминать о золотой рыбке.

— Угу. К Джейми Оливье возил. Съел обед из трех блюд и десерт.

Рой усмехнулся.

— Знаешь, вид у него невеселый. Девчонка нужна, — вздохнул Брэнсон.

Тебе тоже, мысленно заметил Грейс.

— Пробовал, он всех к чертям съедает.

— Как Эри.

Рой проигнорировал едкую шпильку Гленна в адрес жены.

— Надеюсь, не собираешься завтра залеживаться.

— Почему?

— Ты мне нужен в морге при полном параде.


предыдущая глава | Мертвая хватка | cледующая глава