home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


25

Прошло больше часа, прежде чем Фернанда Ревир вышла из зала, еле передвигая ноги, поддерживаемая обессилевшим мужем.

Помощник патологоанатома провел обоих к стульям. Фернанда села, вытащила сигареты из сумочки и закурила.

— Прошу прощения, — сказал Даррен, — здесь курить не разрешается. Можно выйти на улицу.

Фернанда глубоко затянулась, глядя на него так, будто он ничего не сказал, выпустила дым и опять затянулась. Брэнсон дипломатично протянул пустую кофейную чашку.

— Вместо пепельницы, — пояснил он, тайком кивнув Уоллесу и своим коллегам.

Лу Ревир заговорил тихо, но уверенно, с легким бруклинским акцентом, будто вдруг овладел ситуацией.

— Нам с женой хочется точно знать, как это произошло. Как погиб наш сын. Вы меня понимаете? Мы слышали только от третьих лиц. Что можете сказать?

Брэнсон и Белла Мой посмотрели на Пейтона.

— К сожалению, мистер и миссис Ревир, — начал представитель дорожной полиции, — у нас еще нет полной картины. В происшествии участвовали три машины. Судя по имеющимся на данный момент показаниям очевидцев, ваш сын выехал с боковой улицы на главную дорогу по встречной полосе прямо на легковой автомобиль «ауди». Водительница, по всей видимости, совершила маневр, избежав столкновения, и врезалась в стену кафе. Впоследствии она не прошла тест на дыхание и была задержана по подозрению в управлении транспортным средством в нетрезвом состоянии.

— Хреновина, мать твою, — выдавила Фернанда перед очередной затяжкой.

— На данном этапе степень ее участия в столкновении четко не установлена, — продолжал Пейтон, глядя в свой блокнот, лежавший на столе. — Видимо, белый «форд-транзит», который следовал за «ауди», проскочил на красный свет и сбил вашего сына. Удар отбросил его на дорогу вместе с велосипедом под колеса автопоезда, двигавшегося во встречном направлении. В результате он получил смертельные травмы.

Последовало долгое молчание.

— Автопоезд? — переспросил Лу Ревир. — Что это такое?

— По-моему, в Америке это называется грузовик с прицепом, — услужливо подсказал Гленн Брэнсон. — Или трейлер.

— Что-то вроде «Мэк Тракс»?[9] — уточнил Ли Ревир. — Действительно очень большой.

— Установлено, — вставил Дэн Пейтон, — что у водителя автопоезда была переработка.

— Что это значит? — спросил Лу Ревир.

— В Соединенном Королевстве строго ограничено количество часов, проведенных шоферами грузовиков за рулем без отдыха. Все рейсы контролирует тахометр, установленный в машине. Обследование автопоезда-рефрижератора, участвовавшего в инциденте, приведшем к гибели вашего сына, показало, что шофер превысил лимит.

Фернанда Ревир швырнула окурок в кофейную чашку, вытащила другую сигарету.

— Потрясающе, — сказала она. — Просто до чертиков. — Задумчиво закурила, наклонила голову, по щеке скатилась одинокая слеза.

— А белый фургон? — задал очередной вопрос ее муж. — Что говорит водитель?

Пейтон пролистал странички блокнота.

— Он скрылся с места происшествия не останавливаясь, и у нас нет его описания. Машину ищут повсюду. Но словесного портрета водителя пока не имеется. Надеемся получить данные с камер наблюдения.

— Давайте проясним, — потребовала Фернанда Ревир. — Одна водительница под мухой, другой шофер превысил допустимый лимит, третий скрылся с места происшествия. Я правильно понимаю?

Пейтон осторожно взглянул на нее.

— Да. Надеемся на поступление новой информации в ходе следствия.

— Надеетесь? — Тон едкий, как серная кислота. Она ткнула пальцем на закрытую дверь. — Там мой сын. — Покосилась на мужа. — Наш сын. Представляете, что мы сейчас чувствуем?

Пейтон качнул головой:

— Нет, миссис Ревир, не представляю, однако глубоко сочувствую вам, всем вашим родным и близким. Все, что могу сделать я, моя бригада дорожной полиции и наши следователи, — это всеми силами постараться установить факты. Я здесь для того, чтобы ответить на ваши вопросы и заверить, что мы сделаем все возможное для установления фактов, приведших к гибели вашего сына. — Он протянул визитную карточку. — Вот мои контактные телефоны, пожалуйста, звоните в любое время дня и ночи, и я сообщу вам любую полученную информацию.

Фернанда Ревир не притронулась к карточке на столе.

— Скажите, вы когда-нибудь теряли ребенка?

Пейтон какое-то время пристально смотрел на нее.

— Нет. Но я тоже отец. Не представляю, что это такое. Не представляю, что вы переживаете, и даже не пытаюсь представить.

— Да, — холодно кивнула она. — Правильно. Даже и не пытайтесь.


предыдущая глава | Мертвая хватка | cледующая глава