home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


31

Бегло просмотрев подготовленные к инструктажу заметки, Рой Грейс обратился к своей команде:

— Восемь тридцать, суббота, двадцать четвертое апреля. Четвертое совещание по операции «Скрипка» — расследованию смерти Тони Ревира — проводится в начале третьего дня после происшествия.

Что нынче выходной, не имеет значения. На первых неделях после любого серьезного случая команда работает бесперебойно, хотя при нынешнем дефиците финансов за внеурочной работой следят более пристально.

На вчерашнем вечернем инструктаже констебль Алек Дэвис прокрутил запись с камеры наблюдения на зоомагазинчике напротив места происшествия. Кадры крупнозернистые, но четко видно, что столкновения велосипедиста с «ауди» не было, хотя они едва разминулись. Инспектор Джеймс Лардж из дорожной полиции подтвердил, что после дальнейших бесед с миссис Карли Чейз и осмотра ее автомобиля можно положительно утверждать, что она юношу не сбивала. Поэтому ей не предъявят других обвинений, кроме вождения в нетрезвом виде.

Рой догадался, что миссис Чейз ошибочно думала, как многие другие, будто спиртное к утру исчезает из крови.

ведению ничего, что свидетельствовало бы об иных причинах происшествия, кроме трагической случайности. Безусловно, они не приписывают смерть сына сознательному наезду.

Единственная проблема с Ревирами в том, доложил Брэнсон, что они рассердились, не получив возможности увезти с собой тело сына, которое будет подвергнуто повторному вскрытию. Коронер Филип Ки объяснил, что это в их же интересах. Если водитель фургона будет найден и отдан под суд, защитник не обязательно согласится с результатами первого вскрытия.

В ответ отец Тони заявил по-простому, что для обнаружения причин смерти их сына не требуется никакой долбаный Шерлок Холмс.

Грейси Стокер подняла руку, и Грейс подал ей знак.

— Шеф, мы с Филипом объяснили родителям, что, независимо от необходимости повторного вскрытия, коронер выдаст тело только после получения результатов токсикологических анализов. Их придется ждать минимум две недели, если не больше. Тони Ревир выехал на встречную полосу, поэтому я предполагаю, что вечером он мог употреблять спиртное или наркотики.

— Можно сделать полное токсикологическое обследование, Рой? — спросил Дэвид Хоувс.

Власти потребовали от главного констебля Тома Мартинсона срезать годовой бюджет полиции на 35 миллионов фунтов. Управлению приказано отсылать в лабораторию только самое важное, ибо любое криминалистическое исследование слишком дорого стоит. Полный токсикологический анализ, включающий глазную жидкость, обходится в две с лишним тысячи.

В обычных обстоятельствах Грейс постарался бы сэкономить эти деньги. Велосипедист явно нарушил правила дорожного движения. Женщина за рулем «ауди», превысившая лимит спиртного, судя по видеозаписи, в столкновении не участвовала. Только водителю фургона, проехавшему на красный, будут предъявлены серьезные обвинения. Что касается шофера автопоезда, то он хоть и переработал, никак не мог избежать столкновения. Результаты токсикологии к этим фактам ничего не добавят, разве что объяснят, почему велосипедист выехал на встречную полосу. Однако защита водителя фургона может воспользоваться недостатком свидетельств.

Вдобавок обстоятельства не обычные. Родители погибшего злятся, что в данном случае естественно, но не могут ли они каким-нибудь образом выместить злость. С полной уверенностью можно сказать одно — они отправились прямо к своим нью-йоркским юристам. Том Мартинсон попадет в безвыходное положение. Если со стороны родителей хлынет поток обвинений против женщины в «ауди», водителя исчезнувшего фургона и шофера автопоезда, в полицию первым делом нагрянут представители страховых компаний, желая увидеть, что сделано для установления степени виновности велосипедиста. И зададут множество неприятных вопросов насчет полного токсикологического обследования.

— Можно, Дэвид, — ответил Грейс. — К сожалению, даже нужно. — Он изложил команде свои соображения и сменил тему: — С удовольствием сообщаю о возможном прорыве нынешним утром. Отпечатки пальцев, снятые с разбитого зеркала, предположительно сорванного с дверцы фургона при наезде на велосипедиста, идентифицированы.

Все взгляды устремились на суперинтендента. В зале воцарилась полная тишина. Вдруг раздалась мелодия из «Индианы Джонса» с мобильника Нормана Поттинга. Он ее заглушил, пробормотав извинения. Потом зачирикала трубка констебля Дэвиса, который взглянул на дисплей и тоже поспешно нажал на кнопку.

— Отпечаток принадлежит Ивену Прису, тридцати одного года, осужденному за торговлю наркотиками и в данный момент отбывающему последние три недели из шестилетнего срока в тюрьме Форд, — объявил Грейс. — По программе реабилитации его выпускают на день для работ на строительной площадке в Арунделе. В среду, двадцать первого апреля, он не вернулся к вечерней поверке. Я справился в Суонси насчет зарегистрированных на его имя машин, она только одна — «фиеста» восемьдесят четвертого года, без страховки и налоговых деклараций, разбившаяся и утонувшая несколько месяцев назад.

— А ведь я его знаю, — сказал Норман Поттинг. — Ивен Прис. Гаденыш. Когда-то давно я его прищучивал за угон автомобилей.

— А сейчас ничего не слышал? — спросил Грейс. — Где он может быть? Зачем бежать за три недели до выхода?

— Знаю, у кого можно спросить, шеф.

Рой сделал пометку.

— Хорошо. Постарайся. Я как раз перед совещанием разговаривал с Лизой Сеттерингтон из Форда. Говорит, Прис в тюрьме был чистым золотом. Сам решил учиться на штукатура. Говорит, хорошо его знает, и он, по ее мнению, никогда бы не пошел на побег. Для него это нехарактерно.

— Нехарактерно для поганца вроде Приса? — фыркнул Поттинг. — Помню его в пятнадцать лет. Я тогда был в совместной команде.[11] Ему было сделано официальное предупреждение, чтоб не якшался с шайкой сопляков, которые катались на угнанных машинах. Я его пожалел, пристроил к столярам в мастерскую, а он даже на собеседование не явился. Через какое-то время остановил его с двумя корешами, спросил, почему не пошел. Он сплел байку, будто его родителей выселили из муниципального дома. — Сержант покачал головой. — Не так просто выселить кого-то из муниципального дома с маленькими детьми. И родители у него были дерьмовые. У Приса никогда не было ни единого шанса. А я думал, может, порядочный парень, мне его было жалко. Поспорил на десятку, что к шестнадцати сядет в тюрьму. Он принял пари.

Белла Мой недоверчиво покосилась на Поттинга:

— Ты свои деньги поставил?

Поттинг кивнул:

— Знал, что не проиграю. Его взяли через полгода за угон машины. Не удивляюсь такому концу.

— Он с тобой расплатился? — спросил Дэвид Хоувс.

— Ха-ха, — ответил Поттинг.

Неожиданно вмешался Ник Николл:

— Босс, может, было бы неплохо пустить по тюрьме слух о вознаграждении. Может, там кто-то знает, что Прис задумал. Заключенные в курсе, кто чем занимается.

— Хорошая мысль, — кивнул Грейс. — Поезжай туда, Норман, взгляни, кто с тобой согласится поговорить.

— Сделаю, шеф. Знаю, с кем в Брайтоне поговорить для начала. Такой олух, как Ивен Прис, надолго не скроется.

— Особенно когда на нем висит ярлычок с суммой в сто тысяч долларов, — заметил суперинтендент.


предыдущая глава | Мертвая хватка | cледующая глава