home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


42

Когда нет продвижения, первоначальная энергия бригады, расследующей любое новое тяжкое преступление, быстро испаряется. Рой Грейс всегда считает своей главной задачей как старшего следователя заставлять команду работать сосредоточенно и активно. Внушать сотрудникам, что дело движется.

И действительно, если не принимать предусмотрительных быстрых решений, следствие неминуемо выдыхается. Идет слишком медленно с точки зрения крупных шишек из Мэллинг-Хаус, которые не любят прессу, связаны обязательствами перед обществом и пугаются нависающей над ними тени криминальной статистики. Идет слишком медленно и с точки зрения родственников жертв. Дни стремительно складываются в недели, недели растягиваются в месяцы. Иногда месяцы превращаются в годы.

Однажды одного из любимых героев Роя, Артура Конан Дойля, спросили, почему он, получив медицинское образование, начал писать детективные рассказы, и тот ответил, что любой хороший врачебный диагноз основан на точном выявлении и разумной оценке мельчайших деталей — разве не это необходимо хорошему детективу?

Рой в который раз глубоко задумался над этими словами, сидя в понедельник на утреннем инструктаже. Пятый день следствия. 8:30. За окном сырое серое утро. В душе ощущение безнадежности. Общее настроение выразил Норман Поттинг.

— Он просто гнида, этот Ивен Прис. Тупой как бревно. Мы имеем дело не с умником, а с идиотом, который живет в грязи на самом дне генетического болота. Козявки у меня в носу умнее.

Белла Мой с отвращением сморщилась.

— Спасибо, Норман. Что именно ты хочешь сказать?

— То, что хотел сказать, Белла, — ответил сержант. — Он не такой умный, чтобы долго прятаться. Его обязательно кто-то накроет, если к тому времени не поспеет полиция. Сотня кусков в награду — у гада никаких шансов.

— Значит, по-твоему, можно сидеть и ждать, не беспокоиться насчет расследования? — поднажала она.

Поттинг указал на белую доску, в центре которой крупными красными буквами написано имя Ивена Приса, обведено кружком, рядом наклеены тюремные фотографии. На них молодой человек с худым, узким лицом. Короткие торчащие волосы, хмуро обвисшие губы, как у ревущего осла, в одном ухе золотое колечко. От кружка с именем тянутся разнообразные линии к другим фамилиям — членов семьи, друзей, известных подельников, знакомых.

— Один из них знает, где Прис. Он поблизости, в городе, помяните мое слово.

Грейс кивнул. У таких, как Прис, вряд ли найдутся контакты за пределами мирка мелких преступников, существующего внутри Брайтона и Хоува. Скорее всего, тем его горизонт и ограничивается. Поэтому еще досаднее, что слизняк уже пять дней никому не попадается на глаза.

В отпечатанных помощницей по организационным вопросам заметках пока намечены четыре линии следствия.

1. Ивен Прис — родные, друзья, контакты, подельники.

2. Поиски фургона — свидетели, камеры наблюдения.

3. Боковое зеркало «форда-транзит».

4. Тюрьма Форд — связь с пунктом 1.

Рой взглянул на белую доску, на родственные и общественные связи Приса, на кунью, худую до истощения физиономию. Имел с ним раньше дело, когда служил два года в оперативной бригаде, прежде чем перейти в управление. Прис подобен многим, кто рос без отца в убогом доме, безалаберная мать никогда им не занималась. Помнится, как Грейс зашел к ней после ареста четырнадцатилетнего Ивена за угнанную и брошенную после веселой поездки машину. Помнится, как она открыла дверь с самокруткой в зубах. «Чего вы от меня хотите? Я иду в бинго играть».

Он обратился к усталому с виду констеблю Дэвису:

— Есть что-нибудь, Алек?

— Да, шеф. — Констебль зевнул. — Простите, всю ночь записи с камер просматривал. Есть несколько кадров, возможно нашего фургона. По времени совпадает.

— Номер где-нибудь схвачен?

Констебль покачал головой:

— Нет, но на некоторых кадрах отчетливо видно, что боковое зеркало отсутствует. Первый снят на пересечении Карлтон-Террас и Олд-Шорэм-Роуд, машина направляется к западу. В том же направлении шла и дальше, судя по камере на Олд-Шорэм-Роуд и Бенфилд. То же самое на камерах на Трафальгар-Роуд и Эпплшем. На последнем кадре едет на юг к Саутвику.

— Водителя не видно? — спросил Гленн Брэнсон.

— Видно, — кивнул Дэвис, — только нечетко, опознать невозможно. Я передал Крису Хиверу в фотолабораторию, может, удастся укрупнить.

— Хорошо, — вздохнул Грейс.

— По-моему, он мог залечь где-нибудь в центре Саутвика. — Алек Дэвис встал, шагнул к другой белой доске с пришпиленной крупномасштабной картой городских дорог. — Вот мои соображения. Машину в последний раз засекли здесь, — указал он. — Наружная камера винного магазина рядом с Саутвик-Грин. Пока на других записях фургона не найдено. Я послал ребят проверить весь район, и если бы он спустился к гавани или вернулся на Олд-Шорэм-Роуд, запутав следы, или выехал на А27, то непременно попал бы в объектив. Там полно камер. — Констебль взглянул прямо на Грейса. — Возможно, это свидетельствует, что он остался вот в этом районе, сэр. — Дэвис обвел пальцем Саутвик и Портслейд, захватив северную оконечность Шорэмской гавани.

— Неплохо, — кивнул Грейс. — Согласен. Очертите границы, поручите выездной бригаде и местной полиции обойти дом за домом. Пусть стучат в каждый, где есть встроенный гараж, попросят разрешения осмотреть. Проверьте, есть ли в районе запертые гаражи, любое другое место, где можно спрятать фургон. Одновременно пусть поговорят с каждым встречным, может, кто-нибудь видел в расчетное время спешивший «форд-транзит».

— Слушаю, сэр.

— По-моему, вам надо отдохнуть.

— Ничего, сэр, — усмехнулся констебль. — Заправляюсь кофеином.

Грейс пристально посмотрел на него.

— Молодец. Только совсем уж не выбивайтесь из сил. — Он взглянул на следующий пункт повестки совещания и обратился к сержанту Полу Тимберу: — Удалось найти что-то новое на боковом зеркале?

— Мне не понравилось, шеф, что не все осколки оказались на месте, — ответил Тимбер. — Я отправил поисковую бригаду обшарить канализацию, и они отыскали недостающий кусочек. Значит, начисто срезана ручка и крепление на пикапе осталось неповрежденным. Для замены достаточно просто купить — или украсть — само зеркало и поставить за пару минут, без всяких специальных инструментов.

Грейс сделал пометку, подумав, что вчера, в субботу, почти все, если не все магазины запчастей не работали, и посмотрел на Нормана Поттинга, зная, что можно всегда на него положиться. Ник Николл дотошный трудяга.

— Норман и Ник, обойдите места, где можно купить новое или подержанное боковое зеркало для подобной машины. Дилеров компании «Форд», склады запчастей, магазины вроде «Хартворда», площадки для утилизации автомобилей и прочее. Выясните, не сообщалось ли о краже бокового зеркала с такого же фургона в районе Брайтона и Хоува. Если потребуются дополнительные силы, сообщите. По возможности надо с этим покончить к вечернему совещанию.

Николл кивнул, напомнив ретивого щенка. Поттинг, сосредоточенно морщась, записывал.

— А интернет-магазины? Наверняка заменят все, что пожелаешь.

— Хорошее замечание. Рей Пэкем из отдела высоких технологий определенно знает, как быстро проверить. — Грейс вернулся к своим заметкам. — Так. Последний пункт на сегодня тюрьма Форд. Гленн и Белла, отправляйтесь туда и попробуйте что-нибудь вытянуть из заключенных, которые знали Приса и Уоррена Талли. Я говорил с Лизой Сеттерингтон, которая отвечала за Приса, она для вас список составит. Кроме того, она сотрудничает с нашими, кто отвечает за места заключения. По-моему, лучше сосредоточиться на исчезновении Приса, а не на его участии в дорожно-транспортном происшествии и даже не упоминать о Талли. На Сеттерингтон можно положиться, она к вам доставит всех тюремных знакомцев Приса. Если кто-нибудь разговорится, сыграйте на вознаграждении. Соблазните: мол, Приса в любом случае выдаст кто-то другой, почему бы не ты.

— Есть уже результаты вскрытия Талли, шеф? — спросил Ник Николл.

— Жду, — ответил Грейс и снова посмотрел в заметки. — Прис хороший подозреваемый. Прошу всех побеседовать со своими осведомителями. Надо пустить слух по городу, что мы его разыскиваем и за это обещано вознаграждение. Не все читают газеты и новости смотрят.

Констебль Бутвуд подняла руку:

— Шеф, я разговаривала с участником операции «Минимизация», который работает под прикрытием, у него немало информаторов. Он их расспросил по моей просьбе, но за последнюю неделю никто из постоянных контактов Приса не слышал о нем.

«Я бы и сам ни с кем из знакомых не связывался, если б у меня на лбу была проставлена сумма в сто тысяч», — мысленно отметил Грейс.

— Прис явно старается не высовываться, Эмма Джейн, — сказал он. — Но где-нибудь непременно всплывет на поверхность.

Хотя в данном случае подошло бы выражение покрепче.


предыдущая глава | Мертвая хватка | cледующая глава