home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


45

Карли начала неделю в скверном расположении духа. Слабое утешение давала лишь надежда, что она будет все же не такой дерьмовой, как прошлая. Но, глядя в понедельник на сидевшую в кресле клиентку, она не увидела подтверждения этой надежды.

Кен Акотт сообщил, что судебные слушания назначены через неделю, на четверг. Обещал постараться как можно скорее вызволить из полиции «ауди», но машина получила серьезные повреждения, вряд ли удастся отремонтировать за десять дней. Суд наверняка лишит ее водительских прав, хорошо, если на минимальный срок — на год.

Близкая приятельница Клер Мэй, сын которой тоже учится в школе Святого Христофора, отвезла нынче Тайлера на занятия, вечером привезет. Охотно вызвалась помогать, пока все не уладится. Спасибо и на этом. Карли даже не представляла, насколько тяжело без машины, но сегодня решила не сокрушаться по этому поводу. Кес всегда советовал видеть в плохом хорошее. Постараемся, черт побери.

Утром первым делом справилась о расценках на заказ такси по контракту, просмотрела в Гугле расписание автобусов, задумалась о покупке велосипеда. От дома до ближайшей автобусной остановки немалое расстояние, расписание не очень удобное. Велосипед был бы оптимальным решением, по крайней мере на погожие дни без дождя. Однако воспоминание о столкновении еще живо в памяти, поэтому идея не особенно привлекает.

Открытое досье клиентки лежит перед глазами. Миссис Кристина Лавиния Гудинаф. 52 года. Сразу видно, желудок у женщины никуда не годится, седеющие волосы подстрижены как у пуделя в собачьем салоне, пухлые руки крепко тискают сумочку на коленях, видимо не доверяя солиситору; в глазах откровенный воинственный вызов.

По мнению Карли, семейная жизнь редко рушится по серьезным причинам. Скажем, измена мужа или жены нередко переживается без серьезных последствий. Дело чаще всего в мелочах, булавочных уколах, порой совсем незначительных, вроде тех, о которых сейчас рассказывает клиентка.

— Я всю неделю думала. Кроме храпа, который он полностью отрицает, дело еще в том, как он мочится по ночам. — Женщина скривилась. — Нарочно старается мне досадить.

Карли не смогла скрыть изумления.

Кабинет и рабочий стол у нее небольшие и не шикарные. На столе едва помещается регистрационный журнал, лоток для входящих и исходящих бумаг, пара ее фотографий с Тайлером. За окнами прекрасный вид на Королевский павильон — и не такой прекрасный на бесконечные потоки машин. В спартанском помещении даже через шесть лет возникает впечатление, будто она сюда только что въехала, из-за штабелей переполненных картотечных ящиков на полу.

— Что значит нарочно?

— Отливает прямо в воду с жутким шумом. Ровно в два каждую ночь. Потом еще в четыре. Если б думал обо мне, целился бы в стенки унитаза, правда?

Карли вновь подумала о Кесе. Не помнится, чтобы он отливал по ночам, разве что с сильного перепою.

— Вы действительно считаете, что он делает это нарочно?

Хотя она зарабатывает для фирмы деньги на матримониальных делах, все равно всегда старается отговорить клиентов от обращения в суд. Приятнее помогать им решить проблемы путем переговоров.

— Возможно, просто устает, не задумывается, куда целится?

— Устает?.. Специально плещет. Разве Господь наградил мужчин длинным членом не для того, чтоб точно целиться?

Действительно, Господь обо всем позаботился, хотела сказать Карли, а вместо этого тактично заметила:

— Я бы не советовала приводить этот довод на слушаниях.

— Потому что у судей маленькие члены?

Карли уставилась на клиентку, стараясь сохранять не только профессиональную честность, но и нейтралитет. Хотя для себя сделала однозначный вывод — на месте мужа давно придушила бы эту корову.

Конечно, мысль нехорошая. Но пошли они в задницу.


предыдущая глава | Мертвая хватка | cледующая глава