home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


47

Рой Грейс чувствовал усталость и некоторое отчаяние. Ивен Прис ушел под землю — неизвестно, сколько еще будет прятаться. Завтра уже неделя, как начато расследование, а о подозреваемом не получено никаких сообщений, несмотря на награду.

Положительный факт тот, что умом Прис не блещет, рано или поздно допустит ошибку, кто-нибудь обязательно его заметит. Плохо, однако, то, что сильно давит помощник главного констебля Ригг, на которого, в свою очередь, давит главный констебль Том Мартинсон. Им нужен быстрый результат.

Конечно, со временем страсти утихнут, особенно если случится что-нибудь новое и достаточно громкое. В данный же момент операция «Скрипка» отравляет жизнь многим. В частности, главе исполнительной власти Брайтона Джону Барраделлу, который всеми силами старается избавить город от нежеланной репутации «криминальной столицы Соединенного Королевства». Именно он давит на шефов полиции.

— Восемь тридцать, вторник, двадцать седьмое апреля, — начал Грейс, открывая утренний инструктаж. — У нас имеется новая информация из тюрьмы Форд по поводу смерти Уоррена Талли, приятеля Приса.

Он посмотрел на Гленна Брэнсона, на остальных членов команды, которая растет с каждым днем. В просторном помещении уже заняты все три рабочие станции. Последнее приобретение — сержант Дункан Крокер из полицейской разведки, сорокасемилетний мужчина с редеющими волнистыми волосами, поседевшими на висках. Жизнерадостный и веселый, он каждый день после тяжелой и грязной работы награждает себя достойной выпивкой. Крокер настоящий профессионал, блистательный и прозорливый детектив, дотошно разбирающийся в деталях и работающий в высшей степени эффективно.

— Я получил отчет о вскрытии Талли, босс, — доложил Брэнсон. — Он висел на потолочной балке в своей камере, на веревке, скрученной из разорванной простыни. Ему сразу произвели сердечно-легочную реанимацию, но безрезультатно. Суммирую результаты. — Он махнул пухлым отчетом, демонстрируя количество страниц. — Многие факты указывают, что это не самоубийство. Медицинские обследования, производившиеся во время его заключения, не выявили никаких суицидальных наклонностей. Вдобавок Талли должен был освободиться через три недели, как и Прис.

Телефон Нормана Поттинга сыграл тему Джеймса Бонда. Сержант с кряхтением заглушил его.

— Сменил Индиану Джонса на Бонда? — полюбопытствовала Белла Мой.

— Как-то к этой трубке больше подходит, — уклончиво пробормотал Поттинг.

— Просто качество такое же низкое, — фыркнула она.

Брэнсон продолжил:

— В камере обнаружены следы борьбы, на теле многочисленные кровоподтеки. По мнению патологоанатома, Талли сначала задушили, а потом повесили. Под его ногтями обнаружены частицы эпителия человеческой кожи, которые отправлены на анализ ДНК.

— Если задушил другой заключенный, ДНК его прямо укажет, — сказал Дункан Крокер.

— Если повезет, — Брэнсон кивнул, — результат будет к концу дня или завтра. — Он покосился на Грейса, как бы за одобрением. Рой ему улыбнулся. — По словам Сеттерингтон, которая беседовала со многими заключенными, общавшимися с Присом и Талли, последний без конца болтал о награде. Все видели объявление по телевизору и в «Аргусе». Талли похвалялся, что знает, где Прис. Наверняка недолго выбирал между верностью другу и сотней тысяч долларов.

— Он действительно знал? — спросила Белла Мой.

Брэнсон поднял палец, призывая к вниманию.

— У каждого заключенного в британских тюрьмах имеется телефонный пин-код. Они обязаны сообщать номер, по которому звонят, — разрешается максимум десять.

— А я думал, у всех мобильники, — вставил Поттинг с кривой усмешкой.

Брэнсон усмехнулся в ответ. Стандартная шутка. Мобильные телефоны строго запрещены во всех тюрьмах и поэтому служат даже более ценной валютой, чем наркотики.

— К счастью для нас, у Уоррена Талли мобильника не было. Вот запись его звонка с тюремного телефона на номер Ивена Приса. — Гленн ткнул в нужную клавишу, раздался громкий треск, торопливые приглушенные голоса.

«Ивен, ты где, мать твою? Почему не вернулся? В чем дело?»

«Э-э-э… ну… понимаешь, возникла проблема…»

«Какая, мать твою? Ты мой должник, я бабки вложил».

«Ладно, не психуй. Просто по дороге вляпался. Звонишь с общего телефона?»

«Угу».

«Почему не с мобилы?»

«Откуда у меня мобила?»

«Что за хрен, мать твою!.. Я пока поглубже залягу. Понял? Не бойся, увидимся. Все, лады».

Раздался щелчок, разговор закончился.

Брэнсон взглянул на Грейса.

— Запись сделана в восемнадцать двадцать пять в прошлый четверг, через день после столкновения на дороге. Я время просчитал. Заключенные, выполняющие оплачиваемую работу по программе социальной реабилитации, как Прис, выходят из тюрьмы утром в шесть тридцать, возвращаются к десяти вечера. К девяти утра вполне можно доехать до Портленд-Роуд.

— Поглубже залягу… — задумчиво повторил Грейс. — Поглубже залечь можно только у верного человека. — Он встал, шагнул к белой доске с указанием родственников и друзей Приса. Оглянулся на Поттинга. — Норман, ты его неплохо знаешь… с кем он особенно близок?

— Поговорю с соседями, босс.

— По-моему, если фургон, по всей видимости, пропал из вида в Саутвике, значит, он где-то там, у какого-то родственника или подружки. — Рой просмотрел фамилии на белой доске. Как у любого ребенка из неблагополучной семьи, у Приса целая куча двоюродных и сводных братьев и сестер, многие из которых хорошо известны полиции.

— Шеф, — поднял руку Дункан Крокер, — я над этим уже поработал. — Он подошел к доске. — У него три сестры. Одна, Мэнди, эмигрировала с мужем в Австралию, в Перт, четыре года назад. Другая, Эмми, живет в Солтдине. Адреса младшей, Эви, не знаю, но в детстве они с Ивеном были неразлейвода. Когда ей было десять, а ему тринадцать, обоих взяли за взлом прачечной-автомата. Через два года она сидела в машине, которую он угнал покататься. Хорошо бы к ней присмотреться.

— Было бы еще лучше, если она случайно живет в Саутвике, — добавил Грейс.

— Знаю, кто нам скажет, — объявил Крокер. — Инспектор по надзору за условно осужденными.

— За что ей дали условный срок? — спросил Брэнсон.

— За содействие и укрывательство брата! — ответил Крокер.

— Сейчас же звоните инспектору, — велел Грейс.

Крокер пошел звонить, а совещание продолжалось. Через две минуты сержант вернулся, широко улыбаясь.

— Шеф, Эви Прис живет в Саутвике!

Отчаяние смыл внезапный прилив адреналина. Грейс хватил кулаком по столу:

— Молодец, Дункан! Точный адрес есть?

— Конечно. Мэнор-Холл-Роуд, двести девять.

Грейс обратился к Нику Николлу:

— Нужен ордер на обыск дома двести девять на Мэнор-Холл-Роуд в Саутвике.

Тот кивнул.

Рой повернулся к Брэнсону:

— Вызывай местную бригаду поддержки, поедем с визитом. — Он взглянул на часы. — Если повезет получить ордер и быстро доехать, успеем подать ему завтрак в постель.

— Смотрите, чтоб не подавился, шеф, — вставил Норман Поттинг.

— Обязательно, — посулил Грейс. — Всем прикажу обращаться с ним крайне любезно. Спросим, нравятся ли ему яйца всмятку и не срезать ли корочку с хлеба. Ивен Прис пробуждает во мне лучшие качества. Я превращаюсь в доброго самаритянина!


предыдущая глава | Мертвая хватка | cледующая глава