home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


5

— Черная, — объявил сержант Гленн Брэнсон, держа над их головами огромный зонт.

Суперинтендент Рой Грейс посмотрел на него снизу вверх:

— Черная?..

— И никакая другая.

При росте в пять футов десять дюймов Рой на добрых шесть дюймов не дотягивает до младшего коллеги и друга и к тому же значительно хуже одет. Приближаясь к сорокалетию, не блещет красотой записного щеголя или идола светских вечеринок. Нос трижды сломан — один раз в драке, два в матчах по регби — и, слегка утратив форму, придает грубоватый вид в общем-то привлекательному лицу. Светлые волосы коротко стрижены, а ясные голубые глаза его давно пропавшая жена Сэнди всегда сравнивала с глазами актера Пола Ньюмена.

Чувствуя себя ребенком в кондитерской, суперинтендент глубоко сунул руки в карманы анорака, окидывая взглядом шеренги «альфа-ромео» на выставке подержанных автомобилей, сверкающих полировкой и дождевыми каплями.

— Мне нравится серебристая, темно-красная и темно-синяя. — Голос почти утонул в грохоте проехавшего позади грузовика, пронзившего воздух ревом клаксона.

Он воспользовался спокойным началом недели, чтобы смыться из офиса, взглянуть на пару машин, подмеченных на сайте «Автотрейдер», которые имеются у местного дилера.

Сержант Брэнсон, в кремовом макинтоше «Барберри» и сверкающих коричневых штиблетах, тряхнул головой.

— Черный цвет самый лучший. Увидишь, когда захочешь продать. Если, конечно, не собираешься сбросить с утеса, как предыдущую.

— Очень смешно.

Предыдущая машина Грейса, любимая красно-коричневая спортивная «Альфа-ромео-147», разбилась во время полицейского преследования прошлой осенью, после чего он до сих пор сражался со страховой компанией, которая, наконец, согласилась на жалкую компенсацию.

— Надо думать о таких вещах, старина. Незадолго до пенсии следует пересчитывать каждое пенни.

— Мне тридцать девять.

— Скоро сорок.

— Спасибо за напоминание.

— Ну, в таком возрасте старые мозги как раз начинают работать.

— Пошел в задницу! Черный цвет в любом случае не годится для итальянской спортивной машины.

— Черный всегда годится. — Брэнсон стукнул себя в грудь. — Посмотри на меня.

Рой внимательно посмотрел:

— Ну и что?

— Что видишь?

— Высоченного лысого остолопа с дурным вкусом в выборе галстуков.

— Галстук от Пола Смита, — обиженно объявил сержант. — Я цвет кожи имею в виду.

— Упоминание о цвете кожи запрещено Законом о расовом равноправии.

Брэнсон закатил глаза.

— Черный — цвет будущего.

— Да, но раз я такой старый, значит, не доживу до будущего, не увижу его, тем более стоя тут под дождем. Замерз совсем. Слушай, мне эта нравится. — Он указал на двухместную красную машину с откидным верхом.

— Даже не мечтай. Скоро отцом станешь, вспомни. Вот что тебе нужно. — Гленн ткнул в «рено-эспейс» на другом конце площадки.

— Спасибо, не собираюсь заниматься извозом.

— Возможно, придется, если настрогаешь кучу ребятишек.

— Пока ожидается только один. Все равно не смогу ничего выбрать без одобрения Клио.

— Уже подмяла тебя под каблук?

Грейс стыдливо покраснел.

— Нет. — Шагнул к обтекаемой серебристой «альфа-ромео» с двумя дверцами, с вожделением на нее глядя.

— Не подходи, — предупредил Брэнсон, не отставая, прикрывая зонтом. — Ты же не гуттаперчевый мальчик.

— Потрясающая игрушка!

— Тут всего две дверцы. Как посадить и вытащить младенца с заднего сиденья? — Он скорбно покачал головой. — Раз уж станешь семейным мужчиной, надо выбрать что-нибудь практичное.

Грейс вытаращил глаза на «бреру». Пожалуй, ничего красивей не видел. На ценнике 9999 фунтов. Укладывается в отведенную сумму. Хотя пробег великоват: 48 000. Сделал еще шаг, и тут зазвонил мобильник.

Увидел краем глаза, как к ним бежит дилер в строгом костюме, прикрывшись зонтом, взглянул на часы, ответил на звонок, поскольку должен был встретиться с боссом — помощником главного констебля — примерно через час, в 10:00.

— Рой Грейс слушает.

— Рой… — выдохнула Клио, беременная их ребенком на двадцать шестой неделе. Голос жуткий, словно она вообще не может говорить. — Я в больнице…


предыдущая глава | Мертвая хватка | cледующая глава