home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


62

Среда не обещает стать одним из лучших дней в жизни Карли Чейз. На 9:15 у нее назначена встреча с солиситором и деловым партнером Кеном Акоттом возле брайтонского суда магистрата. Они выпьют кофе, после чего она предстанет перед судом.

Кен предупредил — по ее мнению, абсолютно напрасно, — чтобы она не садилась за руль, ибо ее наверняка лишат прав, и наказание вступит в действие немедленно. Поскольку разбитая «ауди» еще в полиции, за руль нельзя сесть в любом случае.

Карли взяла такси.

На ней простой темно-синий костюм-двойка с белой блузкой и приличными синими туфлями. Кен посоветовал выглядеть аккуратно и скромно, не ослеплять драгоценностями. Будто она когда-нибудь ослепляла!

Только шагнула на тротуар из машины, правый каблук сломался — отлетел начисто.

Ох, нет! За что? Не надо!..

Никаких признаков Акотта. У здания суда топчутся двое подростков и сердитая костлявая женщина средних лет. Один юнец, в спортивном костюме и бейсболке, жалко горбится, другой, в куртке с капюшоном, держится нахальней. Все трое молчат, курят. Предположительно, женщина — мать одного или обоих. Мальчишки с виду грубые, жестокие, записные правонарушители.

Чувствуется теплое солнце, но обещание погожего дня не развеивает ледяной мрак в душе. Нервы на пределе. Акотт заранее уведомил, что многое будет зависеть от конкретной тройки мировых судей, перед которыми она нынче предстанет. В лучшем случае ее лишат прав на год — минимальное наказание в Соединенном Королевстве за вождение в нетрезвом состоянии, — и оштрафуют на приличную сумму. Если не повезет, будет гораздо хуже. Судьи могут решить, что даже если полиция не собирается обвинять ее в причинении смерти по неосторожности или из-за опасного вождения, наказание должно полностью соответствовать трагическим обстоятельствам. Это означает лишение прав на три года и больше и четырехзначную сумму штрафа.

После смерти Кеса деньги не проблема, однако провинциальные юридические фирмы платят немного, а в будущем году Тайлер перейдет в частную привилегированную среднюю школу, где плата втрое выше нынешней у Святого Христофора. Придется поднапрячься. Перспектива лишения прав на три года, в течение которых надо будет тратиться на такси, плюс большой штраф, не говоря уже о финансовых последствиях огласки приговора в местной прессе, — все это приводит в ужас и отчаяние.

Теперь еще и каблук сломался. Можно представить, какое она произведет впечатление, ковыляя по залу суда.

Карли прислонилась к стене, улавливая дразнящий запах табачного дыма, и сбросила туфлю. Чайка сделала круг над головой, покрикивая, как бы посмеиваясь. «Пошла в задницу», — мысленно огрызнулась она.

Каблук повис на кожаной полоске. Сверху торчат два кривых тоненьких гвоздика. Карли взглянула на часы. Семь минут десятого. Хватит времени добраться до обувной мастерской? Далеко до ближайшей? Вроде по пути мелькнула поблизости. Только где?..

Айфон пискнул — пришло сообщение. Она вытащила его из сумки, взглянула на дисплей. Кен Акотт извещает, что будет через две минуты.

Заодно можно удостовериться с помощью программы «Маппер», что добрая приятельница Клер Мэй без всяких происшествий доставила Тайлера в школу. Нехорошо, что мальчик в таком подавленном настроении. Карли с сыном всегда хорошо понимали друг друга — особенно сблизились после гибели Кеса, — а теперь он отгородился стеной и даже отказывается ежедневно включать навигатор.

«Разве не хочешь знать, где я нахожусь?» — спросила она вчера.

«Зачем?» — Он пожал плечами.

На протяжении двух лет они постоянно пользовались этой программой. Маленькая синяя точка отмечает на карте города положение Карли, а пурпурная Тайлера (цвет сам выбрал). Запустив программу «Маппер», каждый видит, где другой находится. Для Тайлера это была игра, он всегда с удовольствием следил за матерью, время от времени посылая ей фразу: «Я тебя вижу».

Карли с облегчением увидела пурпурную точку в нужном месте, на углу Нью-Черч-Роуд и Вестберн-Гарденс, где стоит школа Святого Христофора, и сунула айфон обратно в сумочку.

Тут из-за угла вывернул элегантный Кен Акотт, в темно-сером костюме с зеленым галстуком, покачивающий в руке массивный кейс, с улыбкой на лице.

— Прости за опоздание, срочно пришлось разбираться с делом об опеке, но у меня хорошая новость!

Судя по выражению лица, можно подумать, что он собирается сообщить о прекращении дела.

— Только что перемолвился словом с секретарем суда — сегодня председательствует Джулиет Смит, в высшей степени опытная и справедливая, — сказал Кен Акотт.

— Замечательно, — кивнула Карли, встретив новость с тем же энтузиазмом, с каким приговоренный к смерти выслушивает, что в комнате, где совершается казнь, недавно сделали ремонт.


предыдущая глава | Мертвая хватка | cледующая глава