home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


78

На заднем сиденье «линкольна» темно и тихо. Карли сидела, погрузившись в думы, прихлебывая время от времени воду из бутылочки в держателе на среднем подлокотнике. Возможно, надо было согласиться с нью-йоркским детективом, позволив иммиграционной службе отправить ее обратно в Англию. В горле стоит ком, все тело трясется в ознобе от страха и холодного воздуха из кондиционера.

В салоне с черными кожаными сиденьями и тонированными стеклами мрачно, как на душе. Шофер, кажется, тоже в плохом настроении, произнес не больше двух слов после отъезда из аэропорта. У него постоянно звонит телефон, он что-то сердито бормочет на незнакомом языке и разъединяется.

С каждым разом Карли все сильней раздражается. Нужна тишина. Надо подумать. Сев в машину, она тут же позвонила матери, которая сообщила, что все в порядке. Карли напомнила о завтрашнем визите Тайлера к дантисту, пожелала удачи с ультразвуком.

Бабушка по материнской линии умерла от рака прямой кишки, теперь врачу что-то не нравится в кишечнике матери. После смерти Кеса мать остается единственной прочной опорой в жизни. Если с Карли что-то случится, останется опорой для Тайлера. Мысль, что мать может заболеть, умереть, невыносима в данный момент. Надо только надеяться и молиться о хороших результатах обследования.

Карли мысленно вернулась к тому, что скажет, войдя в дом Ревиров. Если вообще ее впустят.

Время от времени она оглядывается, смотрит в заднее окно. Темно-серый седан следователя Лэнигана неотступно сидит на хвосте. Его присутствие угнетает, инстинкт подсказывает, что она должна быть одна, если хочет чего-то добиться от той самой женщины.

Впереди нескончаемый скучный хайвей, обрамленный зеленью и низкими деревьями. Солнце садится, очень быстро темнеет. Через час будет совсем темно. Она представляла встречу с Ревирами днем. Взглянула на часы. 19:30. Спросила шофера, когда доедут.

Тот кисло ответил:

— Часам к девяти. Хорошо, что не лето, а то бы к одиннадцати. Трафик летом кошмарный.

Головная боль усиливается с каждой минутой. Сомнения тоже. Утренняя уверенность начисто испарилась. Тошнит от страха. Карли постаралась мысленно поменяться ролями. Как бы себя чувствовала на месте той женщины?

Неизвестно. Внезапно возникло искушение попросить шофера повернуть обратно, приехать в заказанный номер отеля, забыть обо всем.

А дальше что?

Может быть, ничего. Возможно, те два убийства простое совпадение. Возможно, семья уже всем отомстила. Когда голова слегка прояснилась, встал вопрос — как в этом убедиться? Как избавиться от страха?

Известно, что никогда не избавиться, если не решить проблему.

Уверенность внезапно окрепла. Правда на ее стороне. Надо лишь рассказать правду другой женщине.

Неожиданно въехали в город.

— Ист-Хэмптон, — чуть дружелюбней объявил водитель, оживившись. Должно быть, припомнил, что близятся чаевые.

Карли взглянула на часы. 20:55. 1:55 в Соединенном Королевстве. Желудок сжался в спазме. Нервы натянуты до предела.

Лимузин повернул направо перед гаражом «Мобил ойл» и направился по лиственной аллее с двойной желтой линией посередине. Четкие мысли внезапно превратились в клубящийся панический туман. Карли глубоко задышала, покрывшись испариной. Оглянулась, видя в заднем окне фары автомобиля следователя Лэнигана, и на этот раз не разозлилась, а чуть успокоилась.

Один ком стоит в горле, другой в желудке. Руки трясутся. Карли сделала три глубоких вдоха. У водителя вновь зазвонил телефон, но он, будто чуя ее состояние, заглушил его, не ответив.

Двойная желтая линия кончилась, дорога стала однополосной. В свете фар видны по обочинам конусы ограждения с протянутой между ними лентой.

Лимузин замедлил ход, остановился. Впереди высокие закрытые ворота, выкрашенные серой краской, с острыми пиками наверху. На столбе рядом переговорное устройство с кнопкой, табличка с предупреждением: «Вооруженная охрана».

— Хотите, чтоб я позвонил? — спросил шофер.

Карли, выглянув в заднее окно, увидела выходившего из машины детектива. И сама вылезла.

— Так, леди, — вздохнул Лэниган. — Посмотрим, пустят ли. Если да, я здесь буду ждать. Не забудьте через пятнадцать минут отправить первый текст, ладно?

Карли попыталась ответить, однако ничего не вышло. Во рту пересохло, горло перехвачено железной рукой. Просто кивнула.

Лэниган ввел в ее телефон номер, набрал текст: «О'кей».

— Передавайте каждые четверть часа.

Воздух неподвижный, теплый. Карли оделась свободно, но консервативно, в легкий бежевый макинтош поверх темно-серого пиджака с простой белой блузкой, в черные джинсы и черные кожаные ботинки. Последние крохи уверенности улетели, она совсем растерялась, несмотря на бушующий адреналин. Надо выбросить из головы, что сейчас два часа ночи по тому времени, к которому привык организм.

Нажала квадратную металлическую кнопку. В лицо сразу ударил свет. Сверху на нее уставилась видеокамера.

Голос проскрипел на ломаном английском:

— Кто там?

Карли взглянула прямо в объектив и выдавила улыбку.

— Я приехала из Англии повидаться с миссис и мистером Ревир. Меня зовут Карли Чейз.

— Они вас ожидают?

— Нет. Но, по-моему, знают, кто я такая. Я имею отношение к происшедшему с их сыном Тони.

— Обождите, пожалуйста.

Свет погас. Карли ждала, стискивая айфон, держа палец на кнопке «отправить». Оглянулась на следователя Лэнигана, который, привалившись к своей машине, курил сигару. Он выставил большой палец, желая удачи. Уловив ароматное облачко дыма, она на мгновение вспомнила Кеса.

Через минуту ворота начали открываться — абсолютно беззвучно в смазанных маслом петлях. Слышен только слабый электрический гул. Карли влезла обратно в машину. К горлу подступила тошнота.


предыдущая глава | Мертвая хватка | cледующая глава