home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


От Варшавы до Одера

После выхода на Вислу и захвата плацдармов на ее западном берегу перед войсками 1-го Белорусского фронта оборонялась 9-я немецкая армия, поддерживаемая группировкой 6-го воздушного флота. В Висло-Одерской наступательной операции войскам фронта предстояло завершить освобождение Польши, разгромить противостоящую группировку и, выйдя на Одер, обеспечить условия для нанесения завершающего удара по Берлину.

К началу 1945 года в 57-м бомбардировочном полку был введен в строй вновь прибывший молодой летный состав, отработаны тактические приемы нанесения бомбардировочных ударов, подготовлены экипажи-разведчики и снайперские экипажи, на что было затрачено около тысячи полетов. В дивизии под руководством заместителя начальника штаба Стороженко и штурмана дивизии были организованы занятия с летным составом по изучению района боевых действий, порядка взаимодействия с наземными войсками, совершенствованию разведки и управлению боевыми действиями бомбардировщиков в воздухе.

Командир полка Иванцов с командирами эскадрилий и их штурманами в первых числах января выезжал на плацдарм в передовые части для изучения объектов предстоящих ударов и местности в районе боевых действий. На встречах с командирами полков 286-й истребительной дивизии были отработаны вопросы взаимодействия бомбардировщиков с истребителями.

Партийная и комсомольская организации 57-го бомбардировочного полка организовали проведение нескольких бесед опытных летчиков, штурманов и стрелков-радистов, на которых Архангельский, Полетаев, Наговицин и Зеленков делились боевым опытом, давали товарищеские советы по обнаружению и поражению вражеских целей и отражению атак истребителей противника. При этом молодому летному составу прививался дух боевых традиций части.

Инженерно-технический состав в лице таких опытных техников, как Кауров, Меренков, Коровников, Береговой и Хисамов, инженеров Галома, Заяц и Пархоменко, не только привел в полную готовность все бомбардировщики, но много сил приложил для того, чтобы научить молодой летный состав грамотной эксплуатации самолетов в боевых условиях.

221-я бомбардировочная дивизия была назначена для поддержки наступления 69-й и 33-й армий, 11-го и 9-го танковых корпусов с Пулавского плацдарма в направлении на Лодзь. В соответствии с боевой задачей полки дивизии должны были с началом наступления бомбардировочными ударами подавить и уничтожить вражескую артиллерию перед Пулавским плацдармом, а затем нанести удары по резервам противника, узлам дорог и переправам по заявкам командующих 69-й и 33-й армий.

Перед днем наступления личный состав 57-го бомбардировочного полка был выстроен на митинг у развернутого Боевого знамени. Командир полка Иванцов зачитал обращение Военного совета фронта, а затем письмо командования 16-й воздушной армии, обращенное к летному составу:

«Товарищи летчики! Мы идем в последний и решительный бой! На нас возложена чрезвычайно ответственная задача, как на самый подвижный и могучий род войск. Бейте же, товарищи, врага со всей смелостью, отвагой и жестокостью. Не давайте ему ни двигаться, ни дышать, ни в воздухе, ни на земле. Под вашими ударами артиллерия противника должна замолчать, дороги должны замереть, резервы должны быть скованы и уничтожены. Своими подвигами поднимайте еще выше славу советской авиации. Вперед за нашу Родину!»[208].

Страстно на митинге выступили командир эскадрильи Шубняков, летчик Афонин, штурманы Осипов и Войтко и начальник связи эскадрильи Зеленков. После выступлений личный состав, преклонив колено, торжественно клялся выполнить с честью все боевые задания командования и свой высокий воинский долг перед Родиной.

С утра первого дня наступления войск 1-го Белорусского фронта аэродромы и район боевых действий были закрыты густым туманом. К 10 часам на аэродроме Радзынь туман местами приподнялся, и две эскадрильи в составе 14 самолетов 57-го полка вылетели для удара по артиллерии в районе Бжуэа. Встретив по маршруту к цели сплошную низкую облачность с сильным обледенением, бомбардировщики возвратились, с большим трудом в разорванном тумане нашли свой аэродром и произвели посадку.

В 11 часов командир полка Иванцов выслал на разведку погоды наиболее опытный экипаж старшего лейтенанта Героя Советского Союза Архангельского. Проведя разведку погоды, Архангельский по радио доложил, что весь район боевых действий закрыт туманом и очень низкой облачностью высотой 50 метров со снегопадом и обледенением и что он возвращается на аэродром.

В 11 часов 52 минуты обледеневший бомбардировщик Архангельского при попытке выйти под облака столкнулся с землей и потерпел катастрофу, взорвавшись на собственных бомбах. Вместе с Архангельским Н. В. смертью героев погибли штурман Пономарев И. К., стрелок-радист старший сержант Якименко Г. П. и воздушный стрелок сержант Аксенович И. И.[209].

16 января погода улучшилась. Войска 69-й армии и 11-го танкового корпуса штурмом овладели городом Радом и начали стремительно продвигаться на Лодзь. Воздушные разведчики обнаружили большие колонны отходящих войск, боевой техники и автомашин на дороге Радом — Томашув.

Для удара по отходящим войскам вылетели три эскадрильи бомбардировщиков в составе 24 самолетов. Первая эскадрилья во главе с Шубняковым и штурманом Осиповым нанесла удар по скоплению войск и автомашин у моста через речку в десяти километрах западнее Радома, уничтожив три автомашины и повредив мост. Вторая и третья эскадрильи, возглавляемые Якшиным И. К. со штурманом Устимовым А. И. и Абазадзе Ш. А. со штурманом Черногорским М. А., нанесли сокрушительный удар по скоплению войск и боевой техники на дороге у разрушенного моста у Опочно, уничтожив много автомашин и живой силы[210].

Повторный удар полк в составе 22 бомбардировщиков нанес по скоплению отступавших войск на дороге Опочно — Томашув, уничтожив девять автомашин и один танк и создав на дороге большую пробку[211].

Остановившуюся севернее Опочно в лесу колонну автомашин, артиллерийских орудий и повозок вскоре атаковали и разгромили наши передовые танковые части, наступавшие на Томашув.

Бомбардировщики 8-го гвардейского и 785-го бомбардировочных полков нанесли удар по большому сосредоточению войск и боевой техники противника у переправы через реку Пилица у Иновлудзи, разрушив мост через реку. В результате противник, бросив около пятисот исправных автомашин, спешно отошел к Томашуву.

На другой день, 17 января, 57-й полк ударом двух эскадрилий под командованием Яншина и Абазадзе уничтожил скопление отходящих войск, артиллерии и автомашин на дороге Опочно — Пиотркув. Вместе с двумя эскадрильями по этой цели наносили удары и два других полка 221-й бомбардировочной дивизии. Вечером Москва салютовала соединениям 1-го Белорусского фронта. В приказе отмечалось, что в этих боях отличились и летчики нашей дивизии полковника Бузылева.

18 января с утра стояла низкая облачность, исключающая боевые вылеты, но во второй половине дня погода несколько улучшилась, и двенадцать наиболее подготовленных экипажей под командованием Иванцова нанесли удар по шести эшелонам и скоплению войск на станции Добрынь[212].

19 января войска 1-го Белорусского фронта овладели городами Лодзь, Кутно, Томашув и другими. В этот день три группы бомбардировщиков во главе с командиром полка нанесли удар по скоплению войск противника на перекрестке дорог у Коло[213].

В связи с быстрым продвижением наших войск на запад резко усложнились условия базирования бомбардировщиков. Им стало не хватать радиуса действий для нанесения ударов под прикрытием истребителей. Наступившая оттепель вывела из строя многие аэродромы, в то же время фашистская авиация базировалась в основном на подготовленных аэродромах с искусственным покрытием. Все это ухудшило условия обеспечения боевых действий бомбардировщиков истребителями, что немедленно привело к увеличению боевых потерь.

Низкая облачность, снегопады и плохая видимость ограничивали боевые действия бомбардировщиков, и боевые вылеты прекратились почти на целый месяц.

После завершения Висло-Одерской операции авиация 16-й воздушной армии поддерживала бои наших войск за удержание плацдармов на западном берегу Одера и содействовала войскам в уничтожении вражеских гарнизонов в познаньской крепости и в районах Шнайдемюля и Штаргарда.

Когда 57-й бомбардировочный полк перебазировался ближе к фронту на аэродром Куцыны, перед летным составом была поставлена задача: содействовать нашим войскам в уничтожении противника в познаньской крепости и в районах Штаргарда и Шнайдемюля.

19 февраля три эскадрильи полка в составе 20 бомбардировщиков нанесли мощный удар по войскам противника в Штаргарде, разрушив тридцать три здания и создав 16 очагов пожаров.

Второй удар по фашистским войскам в городе Штаргард нанесли три группы полка, возглавляемые командирами эскадрилий Якшиным, Шубняковым и Абазадзе. Из-за низкой облачности бомбардировщики летели на цель на высоте менее пятисот метров. Обстрелянные над целью огнем малокалиберной зенитной артиллерии, бомбардировочные эскадрильи одновременно были атакованы двенадцатью истребителями ФВ-190. Отражая первую атаку, воздушные стрелки и стрелки-радисты групповым огнем сбили один истребитель противника, но и в бомбардировочных эскадрильях были подожжены и сбиты пять самолетов, в том числе бомбардировщики командира звена Воеводина со штурманом Черепанским, стрелком-радистом Статниковым и воздушным стрелком Джевахой, летчика Клочкова со штурманом младшим лейтенантом Кальным и стрелками Галкиным и Козловым, летчика лейтенанта Сазонова со штурманом Ахметовым и стрелками Туровцовым и Скоробогатовым, летчика лейтенанта Тропынина И. А. со штурманом младшим лейтенантом Росляковым Б. И. и стрелками Чертковым С. П. и Кузьминым В. Т., летчика лейтенанта Паршютина со штурманом лейтенантом Коноваловым и стрелками Павловым С. М. и Борисовым В. А.

Горящие бомбардировщики Воеводина, Сазонова и Тропынина перелетели линию фронта и произвели посадку на своей территории[214].

Это была тяжелая потеря для полка из-за значительного превосходства вражеских истребителей и достигнутой ими внезапности атаки бомбардировщиков, наносящих удар с небольшой высоты в сложных метеоусловиях.

В этих напряженных боевых действиях метко поражал цели штурман старший лейтенант Никита Васильевич Войтко. Он совершил 59 боевых вылетов и за мужество и отвагу был награжден орденом Отечественной войны I степени. После войны он работал в ДОСААФе, а потом на партийной и хозяйственной работе в Тирасполе.

Наряду с тяжелыми потерями продолжала расти слава бомбардировочного полка. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 февраля 1945 года «за успешные действия полка по прорыву глубоко эшелонированной обороны противника на рубеже Висло-Радомского направления, за смелые и дерзкие подвиги личного состава, выраженные в эффективном бомбардировании живой силы и техники противника и освобождении городов Радом, Варшава, Томашув, 57-й бомбардировочный авиационный Калинковичевский полк награжден орденом Богдана Хмельницкого II степени»[215].

Одновременно с нанесением ударов по войскам противника в Штаргарде с 3 по 11 марта, экипажи полка бомбардировочными ударами содействовали войскам 5-й ударной и 8-й гвардейской армий в штурме и овладении городом-крепостью Кюстрин[216]. Особенно мощными были следующие удары:

5 марта эскадрилья под командованием Абазадзе со штурманом Тимониным и группой бомбардировщиков под командованием Шубнякова со штурманом Осиповым, отразив ожесточенные атаки истребителей, ударами 29 бомбардировщиков разрушили опорный пункт противника на северо-восточной окраине Кюстрина и подавили большую группу артиллерии на северо-западной окраине Кюстрина[217].

11 марта полк двумя бомбардировочными ударами, преодолевая сильное противодействие зенитных средств, разрушил опорные пункты противника в юго-западной части Альтдама и Зидовсауза. После посадки на многих бомбардировщиках зияло по 30–35 пробоин от зенитных снарядов[218].

На другой день, 12 марта 1945 года, Москва салютовала войскам 1-го Белорусского фронта, овладевшим городом Кюстрин.


В Белорусской операции | «Все объекты разбомбили мы дотла!» Летчик-бомбардировщик вспоминает | Вперед, на Берлин!